Дни памяти

11 июня – Собор святых Красноярской митрополии

6 сентября  (переходящая) – Собор Московских святых

14 ноября

7 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

Житие

Му­че­ник Петр ро­дил­ся в 1904 го­ду в де­ревне Ан­дре­ев­ские Па­ли­ки Жизд­рин­ско­го уез­да Ка­луж­ской гу­бер­нии в се­мье кре­стья­ни­на Ива­на Иг­на­то­ва. В де­ревне он окон­чил сель­скую шко­лу и же­нил­ся на де­ви­це из той же де­рев­ни, Ана­ста­сии, ко­то­рая бы­ла круг­лой си­ро­той с один­на­дца­ти лет; ей са­мой при­хо­ди­лось за­ра­ба­ты­вать на хлеб, на­ни­ма­ясь по­ден­но на хо­зяй­ствен­ные ра­бо­ты; она бы­ла с дет­ства очень ре­ли­ги­оз­ной и ча­сто по­се­ща­ла храм. Ко­гда Пет­ру ис­пол­ни­лось два­дцать два го­да, он был мо­би­ли­зо­ван на сроч­ную служ­бу и на­прав­лен в вой­ска ОГПУ, где про­слу­жил три го­да ря­до­вым. В то вре­мя, по­ка он слу­жил в ар­мии, его же­на Ана­ста­сия пе­ре­еха­ла в се­ло Кун­це­во под Моск­вой и устро­и­лась ра­бо­тать на фаб­ри­ку тка­чи­хой.
По­сле де­мо­би­ли­за­ции Петр по­се­лил­ся у же­ны в Кун­це­ве. В 1933 го­ду су­пру­ги по­еха­ли на ро­ди­ну в Брян­скую об­ласть, но, про­жив здесь несколь­ко ме­ся­цев, вер­ну­лись об­рат­но в Кун­це­во, и Петр устро­ил­ся ра­бо­тать сто­ро­жем на склад Мо­слег­про­ма, и они по­се­ли­лись с же­ной в об­ще­жи­тии.
За вре­мя служ­бы Пет­ра в ар­мии Ана­ста­сия все­це­ло при­ле­пи­лась серд­цем к Бо­гу и к церк­ви, так что и об­ра­зом сво­ей жиз­ни уже ста­ла по­хо­дить на мо­на­хи­ню. Вер­нув­шись из ар­мии, Петр был весь­ма удив­лен бла­го­че­сти­ем сво­ей су­пру­ги; и ес­ли рань­ше он не смот­рел столь се­рьез­но на во­про­сы ве­ры и на то, сколь важ­но жить по за­по­ве­дям Гос­под­ним и сколь су­ще­ствен­но в этом де­ле лич­ное бла­го­че­стие, то те­перь, гля­дя на жизнь су­пру­ги, он глу­бо­ко за­ду­мал­ся над этим и по­тя­нул­ся вслед за ней в храм, к служ­бам, стал чи­тать ду­хов­ные кни­ги и в кон­це кон­цов вполне про­ник­ся со­зна­ни­ем, что пер­спек­ти­ва веч­ной жиз­ни ку­да важ­нее, чем сию­ми­нут­ная су­е­та. На­ча­ло этой веч­ной жиз­ни и пло­ды бла­го­че­стия он уже ощу­щал в сво­ей соб­ствен­ной ду­ше – что, дей­стви­тель­но, Цар­ствие Бо­жие внутрь вас есть (Лк.17,21), а ес­ли оно внутрь есть, то и ощу­тить­ся че­ло­ве­ком мо­жет извнутрь уже здесь, на зем­ле. С тех пор как он вер­нул­ся из ар­мии, жизнь су­пру­гов ста­ла во­ис­ти­ну мо­на­ше­ской, и уже не о су­пру­же­ской плот­ской жиз­ни они по­мыш­ля­ли, а о том, как спа­стись, как уго­дить Гос­по­ду; со­от­вет­ствен­но это­му не бы­ло у них чад зем­ных, а вме­сто них бы­ли де­ла бла­го­че­стия, ко­то­ры­ми они и слу­жи­ли Бо­гу, лю­дям и сво­е­му спа­се­нию. Да­же внешне из­ме­нил­ся об­лик Пет­ра Ива­но­ви­ча, и он стал по­хо­дить бо­лее на мо­на­ха, чем на ми­ря­ни­на. Об­ре­ли они се­бе и ду­хов­но­го на­став­ни­ка-стар­ца в од­ном из жи­ву­щих в Сер­ги­е­вом По­са­де мо­на­хов, ко­то­рых по­сле за­кры­тия Лав­ры мно­го по­се­ли­лось то­гда непо­да­ле­ку от столь до­ро­гой их бла­го­че­сти­во­му серд­цу оби­те­ли.
Со­труд­ни­ки НКВД в се­ле ви­де­ли этих бла­го­че­сти­вых пра­во­слав­ных су­пру­гов и 20 ок­тяб­ря 1937 го­да при­ня­ли ре­ше­ние об их аре­сте. Но ни­ка­ких сви­де­тель­ских по­ка­за­ний и ма­те­ри­а­лов у них не бы­ло, и они ста­ли вы­зы­вать на до­про­сы со­се­дей по до­му, где жи­ли су­пру­ги, хо­зя­и­на квар­ти­ры, у ко­то­ро­го они жи­ли преж­де, ди­рек­то­ра и неко­то­рых ра­бо­чих скла­да.
– След­ствию из­вест­но, что Иг­на­то­вы лю­ди ве­ру­ю­щие, рас­ска­жи­те след­ствию, к ка­кой ве­ре они при­над­ле­жат, ка­ко­вы их ре­ли­ги­оз­ные убеж­де­ния, – спро­сил сле­до­ва­тель хо­зя­и­на квар­ти­ры.
– Иг­на­то­вы яв­ля­ют­ся людь­ми ве­ру­ю­щи­ми, очень ча­сто по­се­ща­ют цер­ковь, ча­сто чи­та­ют на квар­ти­ре ре­ли­ги­оз­ные кни­ги и про­чи­тан­ное об­суж­да­ют меж­ду со­бой. Су­дя по их ре­ли­ги­оз­ным убеж­де­ни­ям, они при­над­ле­жат к пра­во­слав­ной ве­ре.
Сле­до­ва­тель вы­звал на до­прос со­труд­ни­ка скла­да, где ра­бо­тал Петр Ива­но­вич, и спро­сил его:
– Рас­ска­жи­те, что вам из­вест­но о ре­ли­ги­оз­ных убеж­де­ни­ях Иг­на­то­вых и во­об­ще, к ка­кой ве­ре они при­над­ле­жат.
– Мне из­вест­но, что Иг­на­то­вы яв­ля­ют­ся ве­ру­ю­щи­ми, они ча­сто по­се­ща­ют цер­ковь в Кун­це­ве и в Москве, чи­та­ют ре­ли­ги­оз­ные кни­ги и о про­чи­тан­ном ве­дут меж­ду со­бою бе­се­ды. Из раз­го­во­ров с ни­ми мне из­вест­но, что они яв­ля­ют­ся людь­ми пра­во­слав­ны­ми.
– Рас­ска­жи­те след­ствию, по­че­му и при ка­ких об­сто­я­тель­ствах вам ста­ло из­вест­но, что Иг­на­то­вы при­над­ле­жат к глу­бо­ко убеж­ден­ным ве­ру­ю­щим пра­во­слав­но­го ис­по­ве­да­ния.
– О том, что Иг­на­то­вы яв­ля­ют­ся глу­бо­ко убеж­ден­ны­ми ве­ру­ю­щи­ми пра­во­слав­но­го ис­по­ве­да­ния, мне ста­ло из­вест­но из раз­го­во­ров с ни­ми, осо­бен­но с Пет­ром Ива­но­ви­чем. Я так­же яв­ля­юсь че­ло­ве­ком пра­во­слав­ным, и на этой поч­ве мы с ним по­зна­ко­ми­лись.
– Дав­но ли вы яв­ля­е­тесь ве­ру­ю­щим?
– Осо­бую при­вя­зан­ность к ре­ли­гии я стал иметь по­сле мо­е­го зна­ком­ство с Иг­на­то­вы­ми.
– Рас­ска­жи­те след­ствию, в чем за­клю­ча­лось их вли­я­ние и ка­кие раз­го­во­ры они ве­ли при встре­чах.
– Я встре­чал­ся с Иг­на­то­вы­ми у се­бя на квар­ти­ре и у них на квар­ти­ре. При встре­чах с ни­ми раз­го­во­ры все­гда ве­лись на ре­ли­ги­оз­ные те­мы. Петр Ива­но­вич го­во­рил, что жизнь на зем­ле есть все­го лишь вре­мен­ная жизнь, но что есть еще веч­ная жизнь и кто неве­ру­ю­щий на зем­ле, то­го ожи­да­ют веч­ные му­ки. Так­же он го­во­рил, что в Свя­щен­ном Пи­са­нии ска­за­но, что на­до лю­бить ближ­них, про­щать оби­ды сво­им вра­гам и так да­лее. Та­кие бе­се­ды с Иг­на­то­вы­ми на ре­ли­ги­оз­ные те­мы мне нра­ви­лись и ока­зы­ва­ли на ме­ня вли­я­ние. В раз­го­во­ре ино­гда Петр Ива­но­вич го­во­рил, что те­перь власть при­тес­ня­ет ве­ру­ю­щих, за­кры­ва­ет церк­ви, но вме­сте с тем он все­гда до­бав­лял, что вся­кая власть от Бо­га и что «нам, греш­ным, Гос­подь по­слал та­кую власть за гре­хи и при­хо­дит­ся тер­петь».
3 но­яб­ря 1937 го­да был до­про­шен на­чаль­ник скла­да, где ра­бо­тал Петр Ива­но­вич. Сле­до­ва­тель по­про­сил его рас­ска­зать, что он зна­ет о су­пру­гах Иг­на­то­вых.
– С по­ли­ти­че­ской сто­ро­ны я мо­гу оха­рак­те­ри­зо­вать Иг­на­то­вых как лю­дей, враж­деб­но на­стро­ен­ных про­тив су­ще­ству­ю­ще­го строя и ме­ро­при­я­тий со­вет­ской вла­сти, – от­ве­тил он. – В до­ка­за­тель­ство это­го я мо­гу при­ве­сти ни­же­сле­ду­ю­щие фак­ты. По сво­им убеж­де­ни­ям Иг­на­то­ва до на­сто­я­ще­го вре­ме­ни оста­лась силь­но ре­ли­ги­оз­ной жен­щи­ной. Иг­на­тов... из ре­ли­ги­оз­ных убеж­де­ний ни­ко­гда не брил­ся... Они оба ре­аль­но со­блю­да­ют ре­ли­ги­оз­ные об­ря­ды, очень ча­сто по­се­ща­ют цер­ковь как в Кун­це­ве, так и в Москве. В то вре­мя, ко­гда он слу­жил сто­ро­жем, его де­жур­ство ино­гда сов­па­да­ло с ре­ли­ги­оз­ны­ми празд­ни­ка­ми, и в та­ких слу­ча­ях он на­ни­мал за се­бя дру­гих сто­ро­жей, а сам обя­за­тель­но шел в храм. Как-то я пред­ло­жил ему всту­пить в чле­ны проф­со­ю­за, но, несмот­ря на боль­шую разъ­яс­ни­тель­ную ра­бо­ту, он от­ка­зал­ся всту­пать, за­явив, что проф­со­юз ему поль­зы ни­ка­кой дать не мо­жет и по сво­им ре­ли­ги­оз­ным убеж­де­ни­ям со­сто­ять в проф­со­ю­зе он не мо­жет. В мо­мент ре­а­ли­за­ции зай­ма обо­ро­ны он, несмот­ря на разъ­яс­ни­тель­ную кам­па­нию об этом зай­ме и несмот­ря на то, что за­ра­ба­ты­вал при­лич­но, ка­те­го­ри­че­ски от­ка­зал­ся под­пи­сы­вать­ся на та­ко­вой, за­явив, что «в слу­чае на­доб­но­сти он с охо­той пой­дет во­е­вать за пра­во­слав­ную ве­ру».
– Что вам из­вест­но о контр­ре­во­лю­ци­он­ной де­я­тель­но­сти Иг­на­то­вых?
– Петр Ива­но­вич гор­дит­ся тем, что он ве­ру­ю­щий. В бе­се­де с ра­бо­чи­ми скла­да в мо­ем при­сут­ствии он го­во­рил, что пра­во­слав­ная ве­ра – един­ствен­ная пра­вая ве­ра, ес­ли кто не бу­дет со­блю­дать этой ве­ры, тот на том све­те бу­дет веч­но го­реть в огне и му­чить­ся. Вме­сте с тем он го­во­рил, что со­вет­ская власть, ком­му­ни­сты на­прас­но при­тес­ня­ют ве­ру­ю­щих, за­кры­ва­ют церк­ви, за­пре­ща­ют мо­леб­ны под от­кры­тым небом, они этим пе­ред Бо­гом со­вер­ша­ют ве­ли­кий грех, за что на том све­те бу­дут дер­жать от­вет.
В тот же день Петр Ива­но­вич и его су­пру­га Ана­ста­сия бы­ли аре­сто­ва­ны и за­клю­че­ны в раз­ные тюрь­мы Моск­вы. Петр Ива­но­вич был за­клю­чен в Та­ган­скую тюрь­му.
– Ко­гда и кем вы с же­ной бы­ли за­вер­бо­ва­ны чле­на­ми «еван­гель­ских хри­сти­ан»? – спро­сил Пет­ра Ива­но­ви­ча сле­до­ва­тель.
– Ни­кто ни­ко­гда ме­ня не вер­бо­вал ни в ка­кую сек­ту, ни в ка­кой сек­те я ни­ко­гда не со­сто­ял, не со­сто­я­ла и моя же­на. При­над­ле­жу я к чис­лу ве­ру­ю­щих, так же как и моя же­на. Ве­ру­ю­щим я стал по­сле де­мо­би­ли­за­ции из Крас­ной ар­мии, в ос­нов­ном по­вли­я­ла на ме­ня же­на, ко­то­рая рань­ше мо­е­го бы­ла ве­ру­ю­щей и ре­гу­ляр­но по­се­ща­ла пра­во­слав­ную цер­ковь.
– След­стви­ем уста­нов­ле­но, что вы с же­ной со­сто­и­те чле­на­ми сек­ты «еван­гель­ских хри­сти­ан» и ве­де­те ак­тив­ную контр­ре­во­лю­ци­он­ную де­я­тель­ность сре­ди на­се­ле­ния го­ро­да Кун­це­ва. Дай­те об этом по­ка­за­ния.
– Как я уже по­ка­зал, чле­на­ми сек­ты «еван­гель­ских хри­сти­ан» мы ни­ко­гда не со­сто­я­ли и ни­ка­кой сек­тант­ской контр­ре­во­лю­ци­он­ной де­я­тель­но­стью не за­ни­ма­лись.
– Вы се­бя счи­та­е­те ве­ру­ю­щим, рас­ска­жи­те след­ствию, к ка­кой ве­ре вы при­над­ле­жи­те, к ка­кой церк­ви, ти­хо­нов­ской или об­нов­лен­че­ской. В чем за­клю­ча­ет­ся ва­ша ве­ра?
– Я при­над­ле­жу к ста­рой ти­хо­нов­ской Пра­во­слав­ной Апо­столь­ской Церк­ви. Ве­ра моя за­клю­ча­ет­ся в том, что я ча­сто по­се­щаю цер­ковь, где мо­люсь Бо­гу. Из Свя­щен­но­го Пи­са­ния и уче­ния Пра­во­слав­ной Церк­ви мне из­вест­но, что жизнь зем­ная вре­мен­на, а есть на том све­те жизнь веч­ная; Свя­щен­ное Пи­са­ние учит так­же про­щать оби­ды вра­гам.
– Сви­де­тель­ски­ми по­ка­за­ни­я­ми уста­нов­ле­но, что вы с же­ной, со­стоя чле­на­ми «еван­гель­ских хри­сти­ан», вер­бу­е­те в свою сек­ту мо­ло­дежь, устра­и­ва­е­те у се­бя на квар­ти­ре и в об­ще­жи­тии сбо­ри­ща, где про­во­ди­те ду­хов­ные бе­се­ды. Дай­те об этом прав­ди­вые по­ка­за­ния.
– Я ка­те­го­ри­че­ски от­ри­цаю свою при­над­леж­ность к сек­те «еван­гель­ских хри­сти­ан» и об этой сек­те не имею пред­став­ле­ния, вер­бов­кой ве­ру­ю­щих я ни­ко­гда не за­ни­мал­ся, сбо­рищ у се­бя на квар­ти­ре и в об­ще­жи­тии не устра­и­вал. При­хо­ди­лось ино­гда с ве­ру­ю­щи­ми в церк­ви и воз­ле го­во­рить о том, что со­вет­ское пра­ви­тель­ство при­тес­ня­ет ве­ру­ю­щих и за­кры­ва­ет церк­ви. Бо­лее до­ба­вить ни­че­го не мо­гу, про­то­кол мне за­чи­тан и за­пи­сан с мо­их слов пра­виль­но.
19 но­яб­ря 1937 го­да трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла Пет­ра Ива­но­ви­ча и его су­пру­гу Ана­ста­сию к вось­ми го­дам за­клю­че­ния в ис­пра­ви­тель­но-тру­до­вом ла­ге­ре. Петр Ива­но­вич Иг­на­тов скон­чал­ся 14 но­яб­ря 1941 го­да в ис­пра­ви­тель­но-тру­до­вом ла­ге­ре го­ро­да Но­риль­ска и был по­гре­бен в без­вест­ной мо­ги­ле.


Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка Мос­ков­ской епар­хии. До­пол­ни­тель­ный том 3». Тверь, 2005 год, стр. 161-166.

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru

Случайный тест