День памяти

11 июля  (переходящая) – Собор Вологодских святых

Житие

Архимандрит Петр (Каменский) ( 1765– 1845). Родился в семье священника. В 1787 г. окончил духовную семинарию в Нижнем Новгороде, где обучался латинскому и древнегреческому языкам (знал их в совершенстве), поэзии, риторике, философии, богословию, географии и математике. В течение трех лет работал учителем в Балахнинском уездном училище. В 1791 г. поступил в Императорский Московский университет, в котором изучал логику, математику, всеобщую историю и естественное право. Спустя год был определен помощником надзирателя в Санкт-Петербургский воспитательный дом. В феврале 1793 г. по указу Св. Синода был включен в состав 8-й Православной миссии в Пекине, которую возглавлял архим. Софроний (Гри- бовский), в качестве ученика китайского и маньчжурского языков. Находясь в Пекине, помимо работы в Лифаньюане (китайской Коллегии иностранных дел), активно занимался переводческой деятельностью (в основном с маньчжурского языка). Им были переведены (в ряде случаев начаты переводы и завершены уже позднее): «Цзычжи тунц-зянь ганму» (доминский период), раздел «Бэньцзи» из «Юаныпи», «Журнал, веденный в Пекине по случаю прибытия из Российского государства посланника Николая Гавриловича Спафария», «Описание дел Джунгарии», «Падение Минской, а начало Маньчжурской, в Китае царских династий, или «Жизнь изменника Лидзычина» и некоторые другие работы. Именно в этот период своего пребывания в Пекине П.И. Каменский вынес впечатление о том, что «Пекин для ученых миссионеров есть прекрасная школа, рай, а для невежд учительнейшая неволя». Значительное место в научном наследии Каменского этого периода отведено рецензированию синологической продукции отечественных и зарубежных исследователей. Особенно интересны его заметки, посвященные работам известного французского миссионера-иезуита ЖМ. Амьё (1718–1793).
Познания в китайском и маньчжурском языках Каменского, как и других учеников Миссии, при возвращении в Россию были высоко аттестованы ургинским ваном, который имел с ними беседу специально на этот предмет. Именно Каменского предполагал оставить переводчиком в своем ведомстве тогдашний иркутский генерал-губернатор И.Б. Пестель. Однако центральное правительство, испытывая недостаток в квалифицированных переводчиках, в апреле 1809 г. определило его вместе с С.В. Липовцовым в штат чиновников Азиатского департамента Коллегии иностранных дел. В 1816 г. он производится в чин коллежского асессора и возводится в дворянское достоинство. Тогда же Высочайшим именным указом он был определен в состав попечительного комитета Императорского человеколюбивого общества и как член его являлся попечителем Галерного селения. В 1818 г. он был избран на должность директора комитета Российского Библейского общества. Находясь на гражданской службе, Каменский продолжал активно заниматься научной деятельностью. Большой международный резонанс получила его идея, связанная с попытками издания пятиязычного (маньчжурско-монгольско-китайско-русско-латинского) словаря, пробный оттиск первых листов которого был выпущен в типографии Н. Греча.
Приблизительно в те же годы ученый-синолог осуществил перевод книги «Тайшан» (опубликована в «Журнале министерства народного просвещения» в 1821 г.). Параллельно в Санкт-Петербургской духовной академии он читал курс по современной истории Китая.
Наглядным проявлением признания заслуг П.И. Каменского в научной сфере явилось его избрание в 1819 г. членом-корреспондентом Санкт-Петербургской Императорской академии наук по разряду литературы и древностей Востока. Он также являлся членом Вольного экономического общества, Вольного общества любителей науки и художеств, Парижского Азиатского общества и Копенгагенского общества северных антиквариев.
Именно Каменский явился автором проекта той инструкции (с небольшими добавлениями иркутского генерал-губернатора Н.И. Трескина), которая и стала основой деятельности Православной миссии в Китае. Главными среди ее пунктов были следующие: забота о сохранении и приумножении православной паствы в Китае, правильная постановка учебных занятий и сбор материалов всеми без исключения членами Миссии по интересующим русское общество и правительство отраслям знания, «сохранение в Миссии отменного порядка, столь уважаемого в Китае», соответственно через это «снискание благорасположения начальствующих чинов и доверенных лиц» китайского правительства. Скорее всего, данное обстоятельство, свидетельствующее об очень глубоком и всестороннем знании дела, а также личные качества составителя инструкции дали повод его непосредственному начальству предложить Каменскому возглавить новую Миссию. Учитывая, что руководителем Миссии должно быть лицо непременно духовного звания, Павел Каменский избрал монашество (этому способствовало также и то, что он был холостым), и 3 мая 1819г. принял постриг с именем Петр от митрополита Санкт-Петербургского Михаила, 8 мая был рукоположен в иеродиакона, затем в иеромонаха, а 15 мая произведен в архимандрита. Тогда же ему был пожалован бриллиантовый наперсный крест.
Перед отъездом Миссии члены ее удостоились Высочайшей аудиенции. Во время приема архим. Петр сказал, что будет просить на предлежащий ему подвиг помощи у Господа, на что Государь Александр Павлович ответствовал псаломски: «Гласом моим ко Господу воззвах, и услыша мя от горы святыя Своея» и добавил: «часто так взывал я ко Господу, и Той всегда выслушивал меня».
Из Санкт-Петербурга члены Миссии выехали 28 декабря 1819 г., причем часть из них поехала попрощаться с родными. Все вместе они собрались уже в Казани и прибыли в Иркутск 20 февраля 1820 г., где тепло и любезно были встречены генерал-губернатором Сибири М.М. Сперанским. 31 августа 1820 г. Миссия пересекла границу Российской Империи. 1 декабря того же года прибыла в китайскую столицу. В пути Миссию сопровождали чиновник 8 класса Азиатского департамента Министерства иностранных дел Е.Ф. Тимковский в качестве ее пристава и отряд сибирских казаков из 29 человек во главе с офицером 14 класса Е.И. Разгильдеевым. В распоряжение Миссии были предоставлены 10 крытых повозок, 6 одноколок, 85 верблюдов, 150 лошадей и 28 быков, часть из которых была подарена бурятами.
На редкость удачным оказался подбор участников миссии. В нее вошли: иеромонах Вениамин (Морачевич), иером. Даниил (Сивиллов), причетники Н.И. Вознесенский и А.И. Сосницкий, врач И.П. Войцеховский, студенты К.Г. Крымский и З.Ф. Леонтьевский.
Исключением были двое: иеродиакон Израиль, который, будучи лишен, по всей видимости, тех качеств бескорыстия и подвижничества, которыми в полной мере обладал сам архимандрит, получил крайне нелестную оценку своего начальника, и студент В.К Абрамович. Правда, вскоре оба вернулись в Россию. С первых же шагов деятельности новой Российской православной миссии особенно остро встала проблема взаимоотношений с членами предшествующей Миссии, связанной с разбирательством ее дел, весьма запущенных по церковной и административно-хозяйственной части. Достаточно упомянуть, что за 15 лет работы 9-й Миссии было обращено в Православие только 23 человека. Всю ответственность за раздоры и развал Миссии Каменский полностью возложил на архимандрита Иакинфа (Бичурина).
Самое пристальное внимание в деятельности 10-й Российской православной миссии уделялось проповеди христианства среди вновь окрещенных албазинцев, общее число которых в 1831 г. составляло 94 человека. О положении дел Миссии архимандрит Петр (Каменский) писал 2 февраля 1823 г. в Св. Синод: «Миссия наша находится в самом цветущем состоянии... Успенская обитель внутри возобновлена и вне прочно устроена, при ней для воззвания албазинцев из идолопоклонства открыто училище... албазинцы довольно с нами уже сблизились знакомством, и в вере предвидится оживление. Обучающиеся дети со временем могут лучшими быть отцов своих учителями».
Учет местных особенностей обусловил внесение ряда изменений в совершение служб и таинств. Таинство крещения совершалось через обливание святой водой. Был снят запрет на потребление некоторых видов пищевых продуктов во время поста (молока и масла), исключая Великий пост. Изменился внешний облик священника: обязательным условием стало бритье головы и бороды, ношение в повседневной жизни китайского платья. И, главное, именно при архимандрите Петре литургия стала совершаться на китайском языке.
Среди ценных пополнений библиотеки Миссии нужно считать работы ее самих членов. Учитывая недостаток христианской литературы на китайском и маньчжурском языках, члены Миссии во главе с архимандритом активно занялись переводческой деятельностью. По пути на родину архим. Петр переводил китайско-маньчжурский фразеологический словарь «Цинвэнь дяньяо» (1793), который завершил 31 декабря 1831 г. уже в Иркутске. Видимо, в это же время им был завершен перевод и окончательная редактура китайской и маньчжурской частей трехъязычного словаря «Саньхэ бяньлань», над которым он работал совместно с В. Новоселовым, осуществившим перевод монгольской части. Скорее всего во второй «пекинский» период Каменский подготовил к печати «Большой русско-китайский словарь» в трех томах с образцами перевода на китайский язык отдельных фраз преимущественно богословского характера. Среди работ остальных членов Миссии нужно также назвать перевод трех первых частей «Истории государства Российского» Н.М. Карамзина, выполненный З.Ф. Леонтьевским.
Во время 10-й миссии архим. Петр на свои собственные средства активно закупал книги на китайском, маньчжурском и монгольском языках, свыше ста экземпляров которых он впоследствии подарил различным учреждениям России (Санкт-Петербургской духовной академии, Азиатскому департаменту МИД, Санкт-Петербургской публичной библиотеке, Московскому университету, духовной семинарии и гимназии г. Иркутска, Нерчинскому училищу монгольского языка и др.). Только в октябре 1825 г. он переслал в Св. Синод целый ящик книг Ветхого Завета на китайском языке.
Важной областью в деятельности 10-й миссии, как и предшествующих, оставалась проблема установления правильных и нормальных отношений с цинскими властями.
Немалую роль в этом сыграли авторитет и обаяние самого архимандрита. Большую популярность Миссии придала самоотверженная работа врача И.П. Войцеховского во время эпидемии чумы, которая свирепствовала в Пекине в 1820–1821 гг., а также успешное излечение им одного из родственников богдыхана. На почетной доске, поднесенной врачу по этому случаю 14 ноября 1829 г., была написана памятная надпись. Нужно отметить и систематическую, грамотно, но вместе с тем строго и жестко организованную (из-за нерадивости местных учеников) преподавательскую деятельность иером. Вениамина (Морачевича) в школе русского языка при Лифаньюане. Другой насущной проблемой оставались взаимоотношения с представителями остальных христианских конфессий и орденов в Пекине. У членов Миссии сложились добрые отношения с представителями католической миссии. Как видно из письма Н.И. Вознесенского протоиерею Петропавловского собора Ф.С. Песоцкому, после кончины 2 октября 1826 г. суприора южной соборной коллегии нанкинский епископ КП. Перейра подарил нашей Миссии его библиотеку. О большой заинтересованности католических миссионеров в дружественных контактах с членами нашей Миссии свидетельствуют также З.Ф. Леонтьевский и иеромонах Вениамин (Морачевич).
Члены 10-й миссии после возвращения ее из Китая 3 сентября 1831 г. были награждены и получили продвижение по службе. Архим. Петр за беспорочную и самоотверженную службу в качестве начальника 10-й Российской православной миссии в Пекине был награжден орденом Св. Анны 1-й степени (первым среди духовных лиц подобного сана). Орден Св. Владимира 3-й степени он получил, еще находясь в составе миссии. Его прочили на архиепископскую кафедру в Астраханскую губернию. Однако он предпочел удалиться на покой в Феодоровскую обитель г. Городца (Нижегородская губ., Балахнинский уезд), где по преданию умер вел. кн. Александр Ярославич Невский после возвращения из своей поездки в Золотую Орду к Берке-хану, приняв монашеский обет под именем Алексия 14 ноября 1263 г.
Последние годы своей жизни П.И. Каменский провел в деятельных заботах по восстановлению этого монастыря; на реализацию своего замысла он тратил значительную часть пенсии и имущества, в том числе подаренный ему императором Николаем I бриллиантовый перстень.
Православный пастырь Китая закончил свой земной путь 17 мая 1845 г.

Литература:
Китайский благовестник. 1685–1935: Юбилейный сборник, посвященный 250-летию со дня основания Российской православной миссии в Китае. Пекин, 1935.
Материалы для истории Российской духовной миссии в Пекине / Под ред. Н.И. Веселовского. Вып. 1. СПб., 1905. С. 48.
Можаровский А К истории нашей духовной миссии в Китае (архимандрит Петр Каменский) // Русский архив, 1886, № 7. С. 412.
Скачков К.А. Потомки албазинцев в Пекине // Русский художественный листок, 1859, № 2. С. 9.

Источник: azbyka.ru

Случайный тест