День памяти

Житие

Свя­той Ра­фа­ил[1] ро­дил­ся в Си­рии в 1860 го­ду от бла­го­че­сти­вых пра­во­слав­ных ро­ди­те­лей Ми­ха­и­ла Ха­ва­ви­ни и его вто­рой же­ны Ма­рии – до­че­ри свя­щен­ни­ка из Да­мас­ка. Точ­ная да­та рож­де­ния Ра­фа­и­ла неиз­вест­на, но сам он пред­по­ла­гал, что ро­дил­ся ес­ли не в день его име­нин – Со­бо­ра Ар­хан­ге­лов Ми­ха­и­ла и Гав­ри­и­ла и Небес­ных Сил Бес­плот­ных (8 но­яб­ря по ста­ро­му сти­лю) – то при­бли­зи­тель­но ли­бо на­ка­нуне, ли­бо по­сле него. Это бы­ло вре­мя же­сто­ких го­не­ний на хри­сти­ан, ко­гда их при­ход­ской свя­щен­ник св. Иосиф Да­мас­ский (па­мять 10 июля) и все, кто был с ним бли­зок, бы­ли пре­да­ны му­че­ни­че­ской смер­ти и ко­гда се­мья Ха­ва­ви­ни бы­ла вы­нуж­де­на бе­жать в Бей­рут, чтобы спа­стись от неми­ну­е­мой ги­бе­ли. Имен­но здесь, в Бей­ру­те, а не в род­ном го­ро­де, бу­ду­щий свя­той пер­вый раз уви­дел свет дня, и в са­мом де­ле, уже в на­ча­ле жиз­ни это­го ре­бен­ка, ста­ло оче­вид­но, что он не бу­дет иметь "по­сто­ян­но­го гра­да" в этом ми­ре, но бу­дет ис­кать град гря­ду­щий (Евр.13:14).

В 1861 г. на празд­ник Бо­го­яв­ле­ния он был кре­щен с име­нем Ра­фа­и­ла, а немно­го позд­нее, вес­ной то­го же го­да, се­мья смог­ла вер­нуть­ся в Да­маск. Несмот­ря на то, что в 1674 г. ре­бе­нок бле­стя­ще за­кон­чил на­чаль­ную шко­лу, ста­ло яс­но, что Ми­ха­ил Ха­ва­ви­ни не мог бо­лее поз­во­лить се­бе обу­че­ние сы­на. К сча­стью, по­мощь при­шла через диа­ко­на Афа­на­сия Атал­ла­ха (поз­же Хом­ско­го мит­ро­по­ли­та), ко­то­рый по­хо­да­тай­ство­вал пред пат­ри­ар­хом Ан­тио­хий­ским Иеро­фе­ем о при­ня­тии Ра­фа­и­ла в ка­че­стве сту­ден­та на пас­тыр­ские под­го­то­ви­тель­ные кур­сы при пат­ри­ар­хии. Он был та­ким хо­ро­шим сту­ден­том, что в 1877 г. был из­бран на долж­ность за­ме­сти­те­ля пре­по­да­ва­те­ля. В сле­ду­ю­щем го­ду он был на­зна­чен учи­те­лем араб­ско­го и ту­рец­ко­го язы­ка. 28 мар­та 1879 г. пат­ри­арх Иеро­фей со­вер­шил над ним мо­на­ше­ский по­стриг, и Ра­фа­ил стал ипо­ди­а­ко­ном Его Бла­жен­ства.

Т. к. в 1840 г. Ба­ла­манд­ская се­ми­на­рия бы­ла за­кры­та, Кон­стан­ти­но­поль­ский пат­ри­арх Иоаким III пред­ло­жил Ан­тио­хий­ско­му пат­ри­ар­ху при­слать хо­тя бы од­но­го до­стой­но­го сту­ден­та для обу­че­ния в бо­го­слов­ской шко­ле в Хал­ки с вы­пла­той сти­пен­дии, и св. Ра­фа­ил был как раз тем един­ствен­ным, ко­то­рый был для это­го из­бран.

8 де­каб­ря 1885 г. он был ру­ко­по­ло­жен в сан диа­ко­на в хра­ме при шко­ле. В июне 1886 г. мо­ло­дой диа­кон по­лу­чил ди­плом по спе­ци­аль­но­сти "бо­го­сло­вие" и вер­нул­ся в свою род­ную стра­ну с на­деж­дой по­слу­жить здесь на бла­го Церк­ви. Иеро­ди­а­кон Ра­фа­ил про­из­вел силь­ное впе­чат­ле­ние на пат­ри­ар­ха Ан­тио­хий­ско­го Ге­ра­си­ма, и по­то­му он ча­сто брал его в пас­тыр­ские по­езд­ки по сво­им при­хо­дам. Ко­гда Его Бла­жен­ство не мог при­сут­ство­вать, Сло­во Бо­жие пре­по­да­вал лю­дям иеро­ди­а­кон Ра­фа­ил. Но он не был удо­вле­тво­рен глу­би­ной сво­их зна­ний и жаж­дал знать как мож­но боль­ше; это про­ис­хо­ди­ло не от лич­ной гор­до­сти или ам­би­ций, а от же­ла­ния при­но­сить поль­зу дру­гим. Сло­ва ца­ря Со­ло­мо­на как нель­зя бо­лее под­хо­дят к св. Ра­фа­и­лу: "Дай на­став­ле­ние муд­ро­му, и он бу­дет еще муд­рее; на­учи прав­ди­во­го, и он при­умно­жит зна­ние" (Притч.9:9). По­это­му он ис­про­сил бла­го­сло­ве­ния у патр. Ге­ра­си­ма по­сту­пить на кур­сы ас­пи­ран­ту­ры в бо­го­слов­скую шко­лу в Рос­сии, обе­щая вер­нуть­ся и слу­жить пат­ри­ар­хии сек­ре­та­рем со зна­ни­ем рус­ско­го язы­ка. Пат­ри­арх дал свое бла­го­сло­ве­ние, и иеро­ди­а­кон Ра­фа­ил был при­нят сту­ден­том в Ки­ев­скую ду­хов­ную ака­де­мию.

В 1880 г. патр. Ге­ра­сим на­зна­чил мо­ло­до­го иеро­ди­а­ко­на гла­вой пред­ста­ви­тель­ства Ан­тио­хий­ской Церк­ви в Москве. По прось­бе патр. Ге­ра­си­ма он был ру­ко­по­ло­жен в свя­щен­ство рек­то­ром Ака­де­мии епи­ско­пом Силь­ве­стром. Ме­сяц спу­стя он был воз­ве­ден в сан ар­хи­манд­ри­та мит­ро­по­ли­том Мос­ков­ским Иоан­ни­ки­ем и утвер­жден как на­сто­я­тель церк­ви пред­ста­ви­тель­ства Ан­тио­хии в Москве. Через 2 го­да ар­хи­манд­ри­ту Ра­фа­и­лу уда­лось умень­шить долг пред­ста­ви­тель­ства с 65 тыс. руб­лей на 15 тыс. руб­лей. Так­же он устро­ил при­езд в Рос­сию 24 си­рий­ских сту­ден­тов для про­дол­же­ния их уче­бы, на­де­ясь, что они вер­нуть­ся в Си­рию для обу­че­ния дру­гих.

Ко­гда патр. Ге­ра­сим сло­жил с се­бя пат­ри­ар­шие обя­зан­но­сти, чтобы при­нять Иеру­са­лим­скую епар­хию, ар­хим. Ра­фа­ил вос­при­нял это как воз­мож­ность для осво­бож­де­ния Ан­тио­хий­ской Церк­ви от гос­под­ства ино­стран­ных иерар­хов. Пы­лая лю­бо­вью к Ан­тио­хий­ской Церк­ви и же­лая предо­ста­вить управ­ле­ние ею ко­рен­ным кли­ри­кам и ми­ря­нам, ар­хим. Ра­фа­ил раз­вил бур­ную де­я­тель­ность, рас­сы­лая пись­ма от­дель­ным ан­тио­хий­ским епи­ско­пам и вли­я­тель­ным ми­ря­нам и пуб­ли­куя ста­тьи в рус­ской прес­се, чтобы при­влечь вни­ма­ние к труд­но­му по­ло­же­нию Ан­тио­хии. Од­на­ко ре­ши­тель­ные дей­ствия не увен­ча­лись успе­хом, и он да­же по­пла­тил­ся за свою от­кро­вен­ную кри­тику. В но­яб­ре 1891 г. мит­ро­по­лит Спи­ри­дон, грек-ки­при­от по про­ис­хож­де­нию, был из­бран Ан­тио­хий­ским пат­ри­ар­хом. Мно­гие ара­бы пред­по­ла­га­ли, что он под­ку­пил из­би­ра­те­лей раз­да­чей 10 тыс. лир раз­лич­ным зна­ме­ни­тым лю­дям Да­мас­ка.

Ар­хим. Ра­фа­ил от­ка­зал­ся по­ми­нать но­во­го пат­ри­ар­ха за бо­го­слу­же­ни­ем в церк­ви при пред­ста­ви­тель­стве. В ре­зуль­та­те патр. Спи­ри­до­ном он был вре­мен­но от­стра­нен от слу­же­ния. Св. Ра­фа­ил при­нял свое от­стра­не­ние, но про­дол­жал пи­сать ста­тьи в рус­ских га­зе­тах в за­щи­ту ан­тио­хий­ско­го де­ла.

Пат­ри­ар­хи Ан­тио­хий­ской, Кон­стан­ти­но­поль­ской, Алек­сан­дрий­ской и Иеру­са­лим­ской Церк­вей об­ра­ти­лись к ца­рю с прось­бой за­пре­тить га­зе­там пуб­ли­ко­вать ста­тьи св. Ра­фа­и­ла и до­би­лись успе­ха. Ко­гда этот путь стал для него за­крыт, св. Ра­фа­ил на­чал из­да­вать свои ма­те­ри­а­лы в фор­ме книг. На­ко­нец, патр. Спи­ри­дон на­пи­сал пись­мо по­мощ­ни­ку обер-про­ку­ро­ра Рос­сии – дру­гу св. Ра­фа­и­ла – с прось­бой убе­дить от­ца Ра­фа­и­ла ис­про­сить про­ще­ние у пат­ри­ар­ха. Тот ис­пол­нил прось­бу обер-про­ку­ро­ра, и вре­мен­ное пре­ще­ние бы­ло сня­то. Св. Ра­фа­и­лу бы­ло поз­во­ле­но пе­ре­ве­стись из-под юрис­дик­ции Ан­тио­хий­ской Церк­ви под юрис­дик­цию Рус­ской и остать­ся в Рос­сии. Он уехал в Ка­зань, за­нял долж­ность учи­те­ля араб­ско­го язы­ка в Ду­хов­ной ака­де­мии и оста­вал­ся там до 1895 г., ко­гда был при­гла­шен Си­рий­ским пра­во­слав­ным бла­го­тво­ри­тель­ным об­ще­ством Нью-Йор­ка при­е­хать к ним в этот го­род, чтобы стать пас­ты­рем араб­ской пра­во­слав­ной об­щи­ны.

Ко­гда апо­сто­лу Пав­лу бы­ло ви­де­ние му­жа-ма­ке­до­ня­ни­на, умо­ля­ю­ще­го его прид­ти и по­мочь им (Деян.16:10), он от­пра­вил­ся в ве­ли­кое мис­си­о­нер­ское пу­те­ше­ствие; ко­гда свя­той Ра­фа­ил услы­шал о нуж­дах сво­их со­оте­че­ствен­ни­ков, ко­то­рые бы­ли рас­се­я­ны в чу­жой стране, он пе­ре­сек оке­ан, чтобы по­тру­дить­ся в еще од­ной незна­ко­мой стране.

Ар­хи­манд­рит Ра­фа­ил при­был в Нью-Йорк 2 но­яб­ря 1895 г. и был ра­душ­но встре­чен де­ле­га­ци­ей хри­сти­ан-ара­бов, ко­то­рые ожи­да­ли сво­е­го пас­ты­ря из Рос­сии. 5 но­яб­ря, в свой пер­вый вос­крес­ный день в Аме­ри­ке, он со­слу­жил Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию с епи­ско­пом Ни­ко­ла­ем в рус­ской церк­ви в Нью-Йор­ке. Ме­нее двух недель со дня при­бы­тия по­на­до­би­лось ар­хи­манд­ри­ту Ра­фа­и­лу, чтобы най­ти под­хо­дя­щее ме­сто в ниж­нем Ман­хет­тене, со­ору­дить здесь храм и снаб­дить его цер­ков­ной утва­рью, при­ве­зен­ной им из Рос­сии. Епи­скоп Ни­ко­лай освя­тил но­вую цер­ковь в честь свт. Ни­ко­лая Мир Ли­кий­ско­го.

Сей рев­ност­ный пас­тырь оста­вал­ся в Нью-Йор­ке для со­вер­ше­ния бо­го­слу­же­ний и на­став­ле­ний сво­их при­хо­жан. Но вско­ре, од­на­ко, услы­шал о бо­лее мел­ких об­щи­нах хри­сти­ан-ара­бов, раз­бро­сан­ных по всей Се­вер­ной Аме­ри­ке. До сих пор они не име­ли пас­ты­ря, ко­то­рый бы за­бо­тил­ся о них. Неуди­ви­тель­но, что неко­то­рые бы­ли вы­нуж­де­ны ухо­дить в дру­гие де­но­ми­на­ции или же аб­со­лют­но пре­не­бре­гать сво­и­ми ре­ли­ги­оз­ны­ми обя­зан­но­стя­ми. Та­кое по­ло­же­ние дел ста­ло пред­ме­том непре­стан­ной за­бо­ты для св. Ра­фа­и­ла, не остав­ляв­шей его на про­тя­же­нии все­го слу­же­ния. Хо­тя он не был про­тив диа­ло­га ни с ино­слав­ны­ми хри­сти­а­на­ми, ни с дру­ги­ми ре­ли­ги­я­ми, но ни­ко­гда не вы­пус­кал из ви­да ту грань, ко­то­рая раз­де­ля­ла пра­во­сла­вие от непра­во­сла­вия. Он все­гда на­ста­и­вал, чтобы лю­бое цер­ков­ное един­ство обя­за­тель­но ос­но­вы­ва­лось на уче­нии се­ми Все­лен­ских Со­бо­ров.

Все сло­ва и де­ла св. Ра­фа­и­ла бы­ли по­сто­ян­ным сви­де­тель­ством пра­во­сла­вия его жиз­ни и все­го, че­му он учил. Он все­гда ра­то­вал за чи­сто­ту ве­ры, "од­на­жды пе­ре­дан­ную свя­тым" (Иуд.1:3). Ес­ли по­на­ча­лу он не по­ни­мал уче­ния непра­во­слав­ных, то позд­нее он от­крыл, как да­ле­ко они от­сто­ят от пра­во­слав­но­го ве­ро­уче­ния. Ко­гда же он осо­знал это, то пред­при­нял дей­ствия, чтобы за­щи­тить свою паст­ву от вред­ных вли­я­ний. Он на­став­лял лю­дей не по­се­щать ино­слав­ные бо­го­слу­же­ния, чтобы они не при­хо­ди­ли в сму­ще­ние "уче­ни­я­ми раз­лич­ны­ми и чуж­ды­ми" (Евр.13:9). Он счи­тал, что при от­сут­ствии воз­мож­но­сти по­се­щать пра­во­слав­ный храм же­ла­тель­но, чтобы гла­ва се­мей­ства чи­тал Ча­сы до­ма по Ча­со­сло­ву.

Ле­том 1896 г. св. Ра­фа­ил пред­при­нял первую из несколь­ких пас­тыр­ских по­ез­док по все­му кон­ти­нен­ту. Он по­се­тил трид­цать го­ро­дов, на­хо­дя­щих­ся меж­ду Нью-Йор­ком и Сан-Фран­цис­ко, в по­ис­ках по­те­рян­ных овец Гос­под­них в го­ро­дах, ве­сях и от­да­лен­ных фер­мах. Он на­сы­щал ду­хов­но жаж­ду­щих лю­дей Сло­вом Бо­жи­им на вся­ком ме­сте, где оста­нав­ли­вал­ся. Он вен­чал бра­ки, кре­стил, при­ни­мал ис­по­ведь и слу­жил Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию. Там, где не бы­ло хра­ма, он слу­жил ее в до­мах вер­ных. Дру­ги­ми сло­ва­ми, он рев­ност­но ис­пол­нял свое слу­же­ние как про­по­вед­ник Еван­ге­лия, пре­тер­пе­вая мно­го труд­но­стей и скор­бей, и был вни­ма­те­лен ко все­му, что име­ло от­но­ше­ние к за­бо­те о его пастве.

В 1898 г., по бла­го­сло­ве­нию еп. Ни­ко­лая св. Ра­фа­ил из­дал свою первую кни­гу в Но­вом Све­те – это слу­жеб­ник на араб­ском язы­ке Он на­зы­вал­ся "Кни­га ис­тин­но­го уте­ше­ния в свя­тых мо­лит­вах" ("The Book of True Consolation in the Divine Prayers"). Эта кни­га, со­дер­жа­щая по­сле­до­ва­ние ли­тур­гии и мо­лит­вы бы­ла очень нуж­на как свя­щен­но­слу­жи­те­лям для со­вер­ше­ния бо­го­слу­же­ний, так и про­стым лю­дям в их лич­ной мо­лит­вен­ной жиз­ни. Из­да­ние кни­ги на ан­глий­ском язы­ке бы­ло осу­ществ­ле­но ар­хи­манд­ри­том Се­ра­фи­мом (Насса­ром). Ею поль­зу­ют­ся и до се­го дня.

С мая по но­ябрь 1898 г. св. Ра­фа­ил от­пра­вил­ся в свое вто­рое пас­тыр­ское пу­те­ше­ствие. Во вре­мя этой по­езд­ки он убе­дил­ся в необ­хо­ди­мо­сти для слу­же­ния в но­вых, ос­но­ван­ных им, церк­вях свя­щен­ни­ков, го­во­ря­щих по-араб­ски. Вер­нув­шись в Нью-Йорк, он на­пи­сал от­чет епи­ско­пу Ни­ко­лаю, в ко­то­ром вы­ра­зил свою оза­бо­чен­ность этим. По бла­го­сло­ве­нию епи­ско­па Ни­ко­лая св. Ра­фа­ил смог до­бить­ся при­ез­да опыт­ных свя­щен­ни­ков из Си­рии. Он так­же на­хо­дил об­ра­зо­ван­ных ми­рян, ко­то­рых мог бы пред­ста­вить к ру­ко­по­ло­же­нию. Бу­дучи ар­хи­манд­ри­том и позд­нее епи­ско­пом, св. Ра­фа­ил, как пра­ви­ло, на­зна­чал свя­щен­ни­ков толь­ко по­сле по­лу­че­ния бла­го­сло­ве­ния от рус­ско­го иерар­ха, воз­глав­ляв­ше­го Аме­ри­кан­скую мис­сию. Та­ко­во бы­ло в то вре­мя нор­маль­ное по­ло­же­ние дел в Аме­ри­ке. Ар­хи­манд­рит Ра­фа­ил при­вет­ство­вал епи­ско­па Ти­хо­на, ко­гда тот стал пра­вя­щим ар­хи­ере­ем в Аме­ри­ке, за­ме­нив еп. Ни­ко­лая. 15 де­каб­ря свя­ти­тель Ти­хон при­е­хал слу­жить Ли­тур­гию в си­рий­ской церк­ви свт. Ни­ко­лая. Ра­фа­ил со­об­щил сво­ей пастве, что их но­вый ар­хи­пас­тырь – это тот, кто по­слан сю­да, чтобы за­бо­тить­ся обо всем ста­де Хри­сто­вом: рос­си­я­нах, сла­вя­нах, си­ро-ара­бах и гре­ках, рас­се­ян­ных по все­му кон­ти­нен­ту Се­вер­ной Аме­ри­ки. В то вре­мя, ко­неч­но, там не бы­ло па­рал­лель­ных юрис­дик­ций, ос­но­ван­ных по прин­ци­пу на­цио­наль­но­сти. Цер­ковь объ­еди­ня­ла лю­дей са­мо­го раз­но­го про­ис­хож­де­ния под омо­фо­ром рус­ско­го ар­хи­епи­ско­па. Это бы­ло нор­мой, по­ка ре­во­лю­ция 1917 г. не де­фор­ми­ро­ва­ла цер­ков­ную жизнь в Рос­сии, а так­же в Аме­ри­ке.

В мар­те 1899 г. св. Ра­фа­ил по­лу­чил от еп. Ти­хо­на раз­ре­ше­ние на­чать сбор средств для устрой­ства клад­би­ща и для стро­и­тель­ства но­вой церк­ви вме­сто ча­сов­ни, рас­по­ло­жен­ной в ста­ром зда­нии на за­гряз­нен­ной ули­це. Вес­ной он от­пра­вил­ся в еще од­ну пас­тыр­скую по­езд­ку по со­ро­ка трем го­ро­дам. Семь ме­ся­цев про­вел он в се­ве­ро-во­сточ­ных, юж­ных и сред­не­за­пад­ных ре­ги­о­нах Со­еди­нен­ных Шта­тов, пе­ре­се­кая стра­ну по су­ше и по мо­рю, пре­одоле­вая пре­пят­ствия и труд­но­сти, воз­ни­кав­шие на его пу­ти. Св. Ра­фа­ил слу­жил гре­кам и рос­си­я­нам столь же усерд­но, как и ара­бам, со­вер­шая Вен­ча­ния, Кре­ще­ния и вос­пол­няя Та­ин­ство Бра­ка тех пра­во­слав­ных лю­дей, ко­то­рые со­че­та­лись бра­ком у непра­во­слав­но­го ду­хо­вен­ства. Бы­ва­ло, он ми­ро­по­ма­зы­вал неко­то­рых де­тей, кре­щен­ых ка­то­ли­че­ски­ми свя­щен­ни­ка­ми. В Пен­силь­ва­нии в го­ро­де Джон­ста­уне он су­мел при­ми­рить тех, лич­ная враж­да ко­то­рых гро­зи­ла рас­ко­лом араб­ской об­щине. Ес­ли граж­дан­ским су­дам не уда­ва­лось во­дво­рить мир, то св. Ра­фа­ил вос­ста­нав­ли­вал спо­кой­ствие и пре­кра­щал горь­кую враж­ду. В Джон­ста­уне он по­лу­чил те­ле­грам­му об из­бра­нии мит­ро­по­ли­та Ме­ле­тия (Да­у­ма­ни) пат­ри­ар­хом Ан­тио­хий­ским. В ве­ли­кой ра­до­сти по­ве­дал св. Ра­фа­ил сво­е­му на­ро­ду, что впер­вые за 168 лет ко­рен­ной араб был из­бран пред­сто­я­те­лем Ан­тио­хий­ской Церк­ви.

По­сле утвер­жде­ния в долж­но­сти но­во­го пат­ри­ар­ха, арх. Ра­фа­и­лу пред­ло­жи­ли стать пре­ем­ни­ком Ме­ле­тия – мит­ро­по­ли­том Ла­так­ским. Пат­ри­арх, од­на­ко, за­явил, что Св. Си­нод не мо­жет из­брать о. Ра­фа­и­ла по при­чине важ­но­сти его слу­же­ния в Аме­ри­ке. В 1901 г. мит­ро­по­лит Бей­рут­ский на­пи­сал арх. Ра­фа­и­лу прось­бу стать его ви­кар­ным епи­ско­пом, на ко­то­рую по­лу­чил от­вет, что не мо­жет по­ки­нуть вве­рен­ную ему паст­ву в Аме­ри­ке, так как, преж­де все­го, он хо­чет по­стро­ить по­сто­ян­но дей­ству­ю­щий храм и при­об­ре­сти при­ход­ское клад­би­ще. Про­бле­ма клад­би­ща бы­ла ре­ше­на в ав­гу­сте 1901 г., ко­гда о. Ра­фа­ил ку­пил часть Оли­вет­ско­го клад­би­ща в Лонг-Ай­лен­де.

В де­каб­ре 1905 г. арх. Ра­фа­ил был из­бран епи­ско­пом За­хлет­ским. Пат­ри­арх Ме­ле­тий при­слал ему те­ле­грам­му с по­здрав­ле­ни­ем и прось­бой вер­нуть­ся. Отец Ра­фа­ил по­бла­го­да­рил пат­ри­ар­ха, но и на сей раз укло­нил­ся от вы­со­ко­го са­на, вы­ра­жая силь­ное же­ла­ние осу­ще­ствить свой за­мы­сел о со­ору­же­нии хра­ма для си­рий­ской об­щи­ны в Нью-Йор­ке. На сле­ду­ю­щий год им бы­ло куп­ле­но цер­ков­ное зда­ние, ко­то­рое как раз в то вре­мя про­да­ва­лось на ули­це Па­си­фик в Бруклине, и пе­ре­де­лал его для пра­во­слав­но­го бо­го­слу­же­ния. Освя­щал цер­ковь – к ве­ли­кой ра­до­сти при­сут­ству­ю­щей паст­вы – еп. Ти­хон. Так за­вер­шил­ся вто­рой глав­ный за­мы­сел св. Ра­фа­и­ла.

Чис­ло при­хо­дов в епар­хии Се­вер­ной Аме­ри­ки по­сто­ян­но воз­рас­та­ло, и по­се­ще­ние их всех еп. Ти­хо­ном ста­ло неосу­ще­стви­мым. Тре­бо­ва­лась ре­ор­га­ни­за­ция епар­хии с тем, чтобы управ­ле­ние ею бы­ло бо­лее эф­фек­тив­ным, и еп. Ти­хон пред­ста­вил рос­сий­ско­му Св. Си­но­ду план пе­ре­но­са епар­хи­аль­но­го цен­тра из Сан-Фран­цис­ко в Нью-Йорк, т. к. боль­шин­ство при­хо­дов и па­со­мых бы­ло со­сре­до­то­че­но на во­сто­ке. А по­сколь­ку раз­лич­ные эт­ни­че­ские груп­пы па­со­мых тре­бо­ва­ли осо­бо­го вни­ма­ния и пас­тыр­ско­го ру­ко­вод­ства, еп. Ти­хон пред­ло­жил сде­лать арх. Ра­фа­и­ла сво­им вто­рым ви­кар­ным епи­ско­пом (пер­вый – еп. Аляс­кин­ский).

В 1903 г. Св. Си­нод Рус­ской Церк­ви еди­но­душ­но из­брал ар­хим. Ра­фа­и­ла епи­ско­пом Бруклин­ским и од­новре­мен­но про­дол­жа­ю­щим быть гла­вой Си­ро-Араб­ской Мис­сии в Се­вер­ной Аме­ри­ке. Св. Си­нод до­ло­жил об этом из­бра­нии пат­ри­ар­ху Ме­ле­тию, и тот с ра­до­стью при­нял ре­ше­ние Си­но­да. Еп. Ти­хон пись­мен­но из­ве­стил св. Ра­фа­и­ла об его из­бра­нии и в от­вет по­лу­чил пись­мо с вы­ра­же­ни­ем со­гла­сия. Тем вре­ме­нем о. Ин­но­кен­тий Пу­стын­ский был по­свя­щен в епи­ско­пы, пер­во­го ви­ка­рия еп. Ти­хо­на в со­бо­ре Ка­зан­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри в Санкт-Пе­тер­бур­ге.

В тре­тье вос­кре­се­нье Ве­ли­ко­го по­ста 1904 г. св. Ра­фа­ил стал пер­вым пра­во­слав­ным епи­ско­пом, воз­ве­ден­ным в этот сан на Аме­ри­кан­ской зем­ле. По­свя­ще­ние бы­ло со­вер­ше­но в со­бо­ре свт. Ни­ко­лая в Бруклине еп. Ти­хо­ном и еп. Ин­но­кен­ти­ем. Об­ла­че­ния для но­во­го епи­ско­па бы­ли да­ром ца­ря Ни­ко­лая II. По­сле по­свя­ще­ния еп. Ра­фа­ил про­дол­жил свои пас­тыр­ские тру­ды, ру­ко­по­ла­гая свя­щен­ни­ков и на­зна­чая их на при­хо­ды, по­мо­гая еп. Ти­хо­ну в управ­ле­нии епар­хи­ей.

В кон­це 1904 г. еп. Ра­фа­ил за­явил о сво­ем на­ме­ре­нии из­да­вать офи­ци­аль­ный жур­нал Си­ро-Араб­ской мис­сии под на­зва­ни­ем "Сло­во" (Al-Kalimat). Пред­по­ла­га­лось, что та­кой жур­нал мог бы тес­нее свя­зать лю­дей с при­хо­да­ми его епар­хии. Еп. Ра­фа­ил по­ни­мал, что он не смо­жет лич­но по­се­тить всех пра­во­слав­ных хри­сти­ан Се­вер­ной Аме­ри­ки, но смо­жет при по­мо­щи пе­чат­но­го сло­ва про­по­ве­до­вать сло­во о спа­се­нии да­же тем, ко­го ни­ко­гда не встре­тит. Жур­нал дол­жен был быть ду­хов­но­го, нрав­ствен­но­го и цер­ков­но­го со­дер­жа­ния, спо­соб­ству­ю­ще­го укреп­ле­нию ве­ры у лю­дей. Жур­нал фо­ку­си­ро­вал вни­ма­ние на пя­ти те­мах: дог­ма­ти­че­ские ис­ти­ны, нрав­ствен­ное вос­пи­та­ние, ис­то­ри­че­ская и совре­мен­ная цер­ков­ная те­ма­ти­ка, хро­ни­ка Кре­ще­ний, Вен­ча­ний и т.д. и офи­ци­аль­ные со­об­ще­ния. Пер­вый вы­пуск жур­на­ла вы­шел в ян­ва­ре 1905 г., и св. Ра­фа­ил оце­нил это со­бы­тие как ве­ху, рав­ную по зна­чи­мо­сти при­об­ре­те­нию со­бо­ра свт. Ни­ко­лая и при­ход­ско­го клад­би­ща.

В июле 1905 г. св. Ра­фа­ил освя­тил тер­ри­то­рию, от­ве­ден­ную для Свя­то-Ти­хо­нов­ско­го мо­на­сты­ря, и бла­го­сло­вил при­ют для си­рот в Юж­ном Ка­на­ане в Пен­силь­ва­нии. Через три дня он пред­се­да­тель­ство­вал на со­бра­нии ду­хо­вен­ства епар­хии в Олд-Фор­дже (в Пен­силь­ва­нии), т.к. ар­хи­еп. Ти­хон на­хо­дил­ся в Сан-Фран­цис­ко. Сре­ди ду­хо­вен­ства при­сут­ство­ва­ли трое, ко­то­рые впо­след­ствии бу­дут при­чис­ле­ны в ли­ку свя­тых: о. Алек­сий То­вт, о. Алек­сандр Хо­то­виц­кий и о. Иоанн Ко­чу­ров (двое по­след­них при­мут му­че­ни­че­скую кон­чи­ну в Рос­сии).

В сле­ду­ю­щие 10 лет еп. Ра­фа­ил за­бо­тил­ся о сво­ей рас­ту­щей пастве. С ро­стом Нью-Йорк­ской об­щи­ны ста­ло рас­ти чис­ло де­тей, и он был оза­бо­чен их бу­ду­щим. Он хо­тел ос­но­вать ве­чер­нюю шко­лу, чтобы учить их в Ду­хе Хри­сто­вом, т.к. бу­ду­щее Церк­ви в этой стране за­ви­се­ло от об­ра­зо­ва­ния мо­ло­де­жи. Де­ти, не го­во­ря­щие по-араб­ски, уже хо­ди­ли в непра­во­слав­ные хра­мы, где за­ня­тия в вос­крес­ных шко­лах ве­лись на ан­глий­ском язы­ке. Еп. Ра­фа­ил ви­дел на­сто­я­тель­ную необ­хо­ди­мость в ис­поль­зо­ва­нии ан­глий­ско­го язы­ка в бо­го­слу­же­нии и об­ра­зо­ва­нии для раз­ви­тия Си­ро-Араб­ской мис­сии. Вни­мая сло­вам ап. Пав­ла о мо­лит­ве на по­нят­ном на­ро­ду язы­ке, св. Ра­фа­ил ре­ко­мен­до­вал ис­поль­зо­вать во всех сво­их при­хо­дах слу­жеб­ник, пе­ре­ве­ден­ный на ан­глий­ский язык Иза­бел­лой Хэп­гуд (Isabella Hapgood).

В мар­те 1907 г. св. Ти­хон вер­нул­ся в Рос­сию и его ме­сто за­нял ар­хи­еп. Пла­тон. Вновь св. Ра­фа­ил ока­зал­ся необ­хо­дим для епи­скоп­ско­го слу­же­ния в Си­рии и в свя­зи с этим был вы­дви­нут на ме­сто мит­ро­по­ли­та Три­поль­ско­го по­сле из­бра­ния Гри­го­рия пат­ри­ар­хом в 1908 г.

Од­на­ко св. Си­нод Ан­тио­хии от­кло­нил кан­ди­да­ту­ру Ра­фа­и­ла, ссы­ла­ясь на ка­но­ны, за­пре­ща­ю­щие пе­ре­ме­ще­ния епи­ско­пов из од­но­го го­ро­да в дру­гой.

На празд­ник Тор­же­ства Пра­во­сла­вия в 1911 г. еп. Ра­фа­и­ла по­здрав­ля­ли с 15-ле­ти­ем его слу­же­ния в Аме­ри­ке. Ар­хи­еп. Пла­тон пре­под­нес ему в дар ико­ну Спа­си­те­ля в се­реб­ря­ном окла­де и по­бла­го­да­рил за слу­же­ние. По сво­е­му сми­ре­нию св. Ра­фа­ил ни­как не мог по­нять, по­че­му его так че­ству­ют, ведь он все­го лишь ис­пол­ня­ет свой долг; он счи­тал се­бя "ра­бом неклю­чи­мым", хо­тя в со­вер­шен­стве ис­пол­нял слу­же­ние ему по­ру­чен­ное (св. Иг­на­тий Ан­тио­хий­ский, пись­мо к Ефе­ся­нам).

К кон­цу 1912 г. еп. Ра­фа­ил во вре­мя сво­их тру­дов за­не­мог. Док­то­ра при­зна­ли сер­деч­ную недо­ста­точ­ность, ко­то­рая и ста­ла впо­след­ствии при­чи­ной его смер­ти. Через две неде­ли он по­чув­ство­вал се­бя до­ста­точ­но силь­ным, чтобы от­слу­жить ли­тур­гию в сво­ем со­бо­ре.

В 1913-14 гг. этот епи­скоп-мис­си­о­нер про­дол­жал со­вер­шать пас­тыр­ские по­езд­ки в раз­ные го­ро­да. В 1915 г. он вновь за­боле­ва­ет и про­во­дит два ме­ся­ца до­ма, с тер­пе­ни­ем пе­ре­но­ся свое недо­мо­га­ние. 14/27 фев­ра­ля, в 12:40 он по­чил от тру­дов сво­их. Его по­зва­ли – от­ве­та не бы­ло. Его по­тряс­ли – но он уже ото­шел.

С са­мой юно­сти для св. Ра­фа­и­ла не бы­ло боль­шей ра­до­сти, чем слу­жить Церк­ви. По при­бы­тии в Аме­ри­ку он на­шел здесь свою паст­ву раз­бро­сан­ной по­всю­ду и при­звал ее к еди­не­нию. Он ни­ко­гда не пре­не­бре­гал сво­ей паст­вой: ез­дил по всей Аме­ри­ке, Ка­на­де и Мек­си­ке в по­ис­ках тех, о ком смог бы за­бо­тить­ся, удер­жи­вал их от укло­не­ния "на чу­жие паст­би­ща" и за­щи­щал от ду­хов­но­го вре­да. В те­че­ние 20 лет сво­е­го вер­но­го слу­же­ния он на­став­лял их и по­мо­гал им воз­рас­тать. К мо­мен­ту смер­ти свя­ти­те­ля Си­ро-Араб­ская мис­сия име­ла 30 при­хо­дов с 25 ты­ся­ча­ми ве­ру­ю­щих. Он был так­же уче­ным и ав­то­ром несколь­ких книг. Его пе­ру при­над­ле­жит боль­шин­ство ста­тей в "Сло­ве". Он слу­жил не толь­ко сво­ей араб­ской об­щине, но на­став­лял гре­ков и рус­ских, го­во­ря с ни­ми на их язы­ке. Он пре­крас­но вла­дел ан­глий­ским и по­ощ­рял ис­поль­зо­ва­ние это­го язы­ка в цер­ков­но­слу­же­нии и об­ра­зо­ва­нии.

Св. Ра­фа­ил об­щал­ся с са­мы­ми раз­ны­ми людь­ми и был для них за­бот­ли­вым от­цом. Он за­слу­жил их лю­бовь и ува­же­ние, преж­де все­го, сво­ей соб­ствен­ной лю­бо­вью к ним, а так­же сво­им оба­я­ни­ем и пре­крас­ным ха­рак­те­ром. К лю­дям он все­гда был добр, ми­ло­сер­ден и снис­хо­ди­те­лен, но строг к се­бе. Он до­вел до кон­ца мно­го доб­рых на­чи­на­ний в сво­ей жиз­ни и те­перь со свя­ты­ми Ан­ге­ла­ми непре­стан­но воз­но­сит мо­лит­вы и сла­во­сло­вия Бо­гу.

Мо­лит­ва­ми Свя­ти­те­ля Ра­фа­и­ла да воз­мо­жем и мы за­слу­жить Цар­ствие Небес­ное. Аминь!

Пе­ре­вод с ан­глий­ско­го груп­пы сту­ден­тов Сре­тен­ско­го учи­ли­ща


При­ме­ча­ние

[1] Память 27 февраля (амер.). Не вклю­чён в совре­мен­ный Ме­ся­це­слов Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви.

Случайный тест