Дни памяти:

5 мая  (переходящая) – Собор новомучеников, в Бутове пострадавших

31 октября

Житие

Свя­щен­но­му­че­ник Сер­гий ро­дил­ся 3 фев­ра­ля 1883 го­да в се­ле Сан­ды­ри Ко­ло­мен­ско­го уез­да Мос­ков­ской гу­бер­нии в се­мье пса­лом­щи­ка Пет­ра Ба­жа­но­ва. Он окон­чил три клас­са Мос­ков­ской Ду­хов­ной се­ми­на­рии и был ру­ко­по­ло­жен в сан диа­ко­на к ко­ло­мен­ско­му Успен­ско­му со­бо­ру. В 1918 го­ду диа­кон Сер­гий был ру­ко­по­ло­жен в сан свя­щен­ни­ка к Тро­иц­кой церк­ви се­ла Тро­иц­кие Озер­ки Ко­ло­мен­ско­го уез­да. В 1923 го­ду он был пе­ре­ве­ден в Иоан­но-Пред­те­чен­скую цер­ковь в се­ле Го­ро­ди­щи то­го же уез­да, а с 1930 го­да стал слу­жить в Ни­коль­ской церк­ви в се­ле Го­род­ня Лу­хо­виц­ко­го рай­о­на. Отец Сер­гий был на­граж­ден на­бед­рен­ни­ком, ску­фьей, а в 1928 го­ду епи­скоп Ко­ло­мен­ский Фе­о­до­сий (Га­нец­кий) на­гра­дил его ка­ми­лав­кой.
В кон­це два­дца­тых – на­ча­ле трид­ца­тых го­дов вла­сти уси­ли­ли го­не­ния на Рус­скую Пра­во­слав­ную Цер­ковь. В мар­те 1930 го­да на­чаль­ник рай­он­но­го от­де­ла ОГПУ до­про­сил кре­стья­ни­на из се­ла Го­род­ня в на­деж­де, что он даст по­ка­за­ния про­тив свя­щен­ни­ка, но тот, ни сло­вом не об­мол­вив­шись о свя­щен­ни­ке, ска­зал: «При­знаю, что 3 мар­та се­го го­да мое вы­ступ­ле­ние на об­щем со­бра­нии про­тив ссы­па се­мян в об­щие ам­ба­ры вы­зва­ло срыв со­бра­ния, хо­тя я не ду­мал, что так слу­чит­ся, и не хо­тел это­го. Так­же я до­пус­кал от­дель­ные вы­ска­зы­ва­ния недо­воль­ства тем или иным ме­ро­при­я­ти­ем. При­знаю свои ошиб­ки и, как быв­ший ра­бо­чий, про­ра­бо­тав­ший до 1917 го­да 30 лет на ко­ло­мен­ском и дру­гих за­во­дах, – обе­ща­юсь боль­ше ни­ко­гда этих оши­бок не до­пус­кать, а по­мо­гать со­вет­ской вла­сти про­во­дить ее ме­ро­при­я­тия, и как я бо­рол­ся с 1917 го­да за ре­во­лю­цию, так бу­ду бо­роть­ся и те­перь за укреп­ле­ние вла­сти со­ве­тов».
То­гда же был до­про­шен сто­рож церк­ви, в ко­то­рой слу­жил отец Сер­гий. Он ска­зал: «При­знаю свою ви­ну в том, что я во вре­мя про­ве­де­ния сель­со­ве­том ра­бо­ты по за­сып­ке в об­щие ам­ба­ры сем­фон­да вы­сту­пил на со­бра­нии 3 мар­та про­тив этой за­сып­ки... я при­знаю, что дня за два до со­бра­ния на квар­ти­ре у свя­щен­ни­ка от­ца Сер­гия ве­че­ром со­бра­лись свя­щен­ник Сер­гий, Ва­си­лий Ефи­мо­вич Кар­пу­хин и его же­на Ма­рья, я – Ми­ха­ил Хрен­кин. Мы раз­го­ва­ри­ва­ли по по­во­ду сбо­ра се­мян и о кол­хо­зах. Отец Сер­гий го­во­рил, что со­вет­ская власть об­ди­ра­ет и ду­шит кре­стьян, что се­ме­на за­сы­пать в об­ще­ствен­ные ам­ба­ры не нуж­но, та­ким спо­со­бом со­вет­ская власть хо­чет за­гнать кре­стьян в кол­хо­зы. Мы под­дер­жи­ва­ли свя­щен­ни­ка, я и Кар­пу­хин то­же го­во­ри­ли, что нуж­но се­мян не да­вать. Свя­щен­ник Сер­гий – лич­ность яв­но про­ти­во­со­вет­ская, и все­гда в раз­го­во­ре с Кар­пу­хи­ным, у ко­то­ро­го он жи­вет на квар­ти­ре, а так­же и со мной, ко­гда я при­хо­жу к ним, вы­яв­ля­ет свое недо­воль­ство тем, что на него на­ло­жи­ли 500 руб­лей на­ло­га и 300 руб­лей са­мо­об­ло­же­ния, и по это­му по­во­ду он го­во­рит, что со­вет­ская власть ду­шит не толь­ко по­пов, но и кре­стьян, об­ла­гая их непо­силь­ны­ми на­ло­га­ми».
В тот же день был до­про­шен и отец Сер­гий. От­ве­чая на во­про­сы сле­до­ва­те­ля, он ска­зал: «За со­бой ви­ны про­тив со­вет­ской вла­сти ни­ка­кой не знаю, ан­ти­со­вет­ской аги­та­ции не вел, цер­ков­ни­ков, ан­ти­со­вет­ски на­стро­ен­ных, во­круг се­бя не груп­пи­ро­вал, ни­ка­кой ра­бо­ты по раз­ло­же­нию кол­хо­зов не вел, вну­ше­ни­ем на­се­ле­нию мыс­ли – неза­сып­ки се­мян в об­ще­ствен­ные ам­ба­ры – не за­ни­мал­ся. Я вы­ра­жал недо­воль­ство лишь тем, что тя­же­ло пла­тить мне на­ло­ги».
Через два дня, 8 мар­та 1930 го­да, вла­сти аре­сто­ва­ли свя­щен­ни­ка. Пер­вое вре­мя он со­дер­жал­ся под стра­жей в рай­он­ном от­де­ле­нии НКВД, а с 24 мар­та – в тюрь­ме в го­ро­де Ко­ломне.
18 мар­та сле­до­ва­тель до­про­сил Кар­пу­хи­на, хо­зя­и­на до­ма, где жил свя­щен­ник, и тот ска­зал: «Чи­сто­сер­деч­но при­знаю свою ви­ну в том, что в свя­зи со сбо­ром се­мен­но­го фон­да я дей­стви­тель­но го­во­рил, что у нас столь­ко нет зем­ли, сколь­ко спу­стил сель­со­вет со­брать се­мян в сво­их кон­троль­ных циф­рах. Так­же под­твер­ждаю по­ка­за­ния Хрен­ки­на о том, что пе­ред об­щим со­бра­ни­ем по по­во­ду ссып­ки се­мян в об­щие ам­ба­ры у ме­ня в до­ме бы­ли граж­да­нин Хрен­кин, свя­щен­ник Сер­гий Ба­жа­нов, я и моя же­на Ма­рья; раз­го­ва­ри­ва­ли о ссып­ке се­мян и о кол­хо­зах. Свя­щен­ник Ба­жа­нов го­во­рил: “На­ло­ги тя­же­лые, не толь­ко по­пов, но и вас, кре­стьян, ду­шат эти­ми на­ло­га­ми”. В от­но­ше­нии се­мян он го­во­рил: “Се­ме­на ссы­пать не сто­ит, и вы от ссып­ки воз­дер­жи­тесь, се­ме­на­ми ком­му­ни­сты хо­тят вас за­гнать в кол­хо­зы. Вы се­мян не ссы­пай­те и пре­ду­пре­ди­те дру­гих”. Хрен­кин, под­дер­жи­вая свя­щен­ни­ка, го­во­рил, что “эти се­ме­на пах­нут кол­хо­за­ми”».
Кро­ме кре­стьян, ко­то­рые не хо­ди­ли в храм, бы­ли до­про­ше­ны и ве­ру­ю­щие кре­стьяне. Ста­руш­ка Ан­на Ива­нов­на Жу­равле­ва, от­ве­чая на во­про­сы сле­до­ва­те­ля, ска­за­ла: «Несколь­ко дней то­му на­зад, чис­ло и день не пом­ню, граж­дан­ка на­шей де­рев­ни Прас­ко­вья Де­мо­ва, жи­ву­щая на­про­тив мо­е­го до­ма, уви­дев ме­ня на крыль­це, по­зва­ла к се­бе и ска­за­ла, что на­ше­го ба­тюш­ку за­бра­ли, пой­дем к Мед­ве­де­вой и узна­ем, за что его взя­ли. По пу­ти сле­до­ва­ния к нам при­мкну­ло еще несколь­ко жен­щин, и мы, при­гла­сив Мед­ве­де­ву, цер­ков­ную ста­ро­сту, по­шли в сель­со­вет узнать о при­чине аре­ста. В сель­со­вет мы при­шли, но нам там ни­че­го не ска­за­ли, и мы ушли по до­мам, по­го­ре­вав о ба­тюш­ке. Ба­тюш­ку нам бы­ло жаль, по­то­му что неко­му бу­дет нас схо­ро­нить».
Вслед за этим бы­ла до­про­ше­на Ма­рия Кузь­ми­нич­на Мед­ве­де­ва, и она, от­ве­чая на во­про­сы сле­до­ва­те­ля, ска­за­ла: «Я со­стою чле­ном цер­ков­но­го со­ве­та со вре­ме­ни от­кры­тия церк­ви в се­ле Го­род­ня око­ло двух лет то­му на­зад. Со свя­щен­ни­ком Ба­жа­но­вым жи­ла все­гда друж­но. Недо­вольств с его сто­ро­ны на со­вет­скую власть ни­ко­гда не слы­ша­ла. Обыч­но он все­гда со­ве­то­вал нам вла­сти под­чи­нять­ся, за­яв­лял, что в та­кое вре­мя жи­вем и на­до тер­петь. Ко­гда ба­тюш­ку за­бра­ли, я его очень жа­ле­ла, ду­мая, что его аре­сто­ва­ли по­на­прас­ну. Дня че­ты­ре или три то­му на­зад ко мне в дом при­шли Лу­ке­рья Кузь­ми­нич­на Зи­ми­на и Ан­на Жу­равле­ва и ста­ли по­сы­лать ме­ня в со­вет узнать, за что взя­ли на­ше­го ба­тюш­ку. Я ид­ти од­на от­ка­за­лась, и мы все трое по­шли в со­вет, а в пу­ти к нам при­со­еди­ни­лось еще око­ло се­ми жен­щин, и мы, при­дя в со­вет, хо­те­ли узнать при­чи­ну его аре­ста, но нам это­го не ска­за­ли, и мы разо­шлись по до­мам».
Ста­рик-фельд­шер, ко­то­ро­го об­ви­ни­ли в близ­ком зна­ком­стве со свя­щен­ни­ком, ла­ко­нич­но от­ве­тил сле­до­ва­те­лю: «Лич­но­го зна­ком­ства со свя­щен­ни­ком Ба­жа­но­вым я ни­ко­гда не имел. О его ан­ти­со­вет­ской аги­та­ции про­тив за­сып­ки се­мян ни­че­го не знаю. Боль­ше по­ка­зать ни­че­го не мо­гу».
По­сле до­про­сов сви­де­те­лей вновь был до­про­шен отец Сер­гий. Он ска­зал: «Ви­нов­ным се­бя ни в чем не при­знаю, ни­ка­кой ан­ти­со­вет­ской и ан­ти­кол­хоз­ной аги­та­ци­ей не за­ни­мал­ся... Ко­гда я был на квар­ти­ре у се­бя и раз­го­ва­ри­вал с квар­тир­ным хо­зя­и­ном, я дей­стви­тель­но жа­ло­вал­ся на боль­шие на­ло­ги, на­ло­жен­ные на ме­ня, но о на­ло­гах во­об­ще, и о кол­хо­зах, и о жиз­ни кре­стьян я не го­во­рил, и ни­ка­ких со­ве­тов я ни­ко­му не да­вал».
По­сле всех этих до­про­сов сле­до­ва­тель со­ста­вил об­ви­ни­тель­ное за­клю­че­ние, в ко­то­ром пи­сал, что свя­щен­ник буд­то бы «с 1930 го­да вел си­сте­ма­ти­че­скую аги­та­цию, на­прав­лен­ную на срыв про­во­ди­мых пар­ти­ей и со­вет­ской вла­стью ме­ро­при­я­тий в де­ревне, бла­го­да­ря его вну­ше­нию в се­ле Го­род­ня бы­ло со­рва­но со­зда­ние се­мен­но­го фон­да к ве­сен­ней по­сев­ной кам­па­нии 1932 го­да».
3 июня 1932 го­да трой­ка ОГПУ при­го­во­ри­ла от­ца Сер­гия к трем го­дам за­клю­че­ния в ис­пра­ви­тель­но-тру­до­вом ла­ге­ре, и он был от­прав­лен на стро­и­тель­ство Бе­ло­мор­ско-Бал­тий­ско­го ка­на­ла в Мед­ве­жье­горск. Вер­нув­шись из за­клю­че­ния, он сно­ва стал слу­жить в том же хра­ме.
14 ок­тяб­ря 1937 го­да отец Сер­гий был аре­сто­ван и за­клю­чен в Та­ган­скую тюрь­му в Москве.
Сле­до­ва­тель на до­про­се стал спра­ши­вать об аре­сте свя­щен­ни­ка в 1932 го­ду.
– В 1932 го­ду вы ве­ли контр­ре­во­лю­ци­он­ную аги­та­цию про­тив кол­хоз­но­го стро­и­тель­ства? – спро­сил он. – Под­твер­жда­е­те ли это?
– Это­го я не под­твер­ждаю, – от­ве­тил свя­щен­ник.
– В 1936 го­ду сре­ди кол­хоз­ни­ков вы ве­ли контр­ре­во­лю­ци­он­ную аги­та­цию?
– Это­го я не при­знаю.
– В мае 1937 го­да вы сре­ди кол­хоз­ни­ков ве­ли контр­ре­во­лю­ци­он­ную аги­та­цию на ре­ли­ги­оз­ные те­мы?
– Это­го я не под­твер­ждаю.
25 ок­тяб­ря 1937 го­да трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла от­ца Сер­гия к рас­стре­лу. Свя­щен­ник Сер­гий Ба­жа­нов был рас­стре­лян 31 ок­тяб­ря 1937 го­да и по­гре­бен в без­вест­ной об­щей мо­ги­ле на по­ли­гоне Бу­то­во под Моск­вой.


Со­ста­ви­тель игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка Мос­ков­ской епар­хии. Сен­тябрь-Ок­тябрь». Тверь, 2003 год, стр. 178-183.

Биб­лио­гра­фия

ГАРФ. Ф. 10035, д. П538239, д. 18936.
АМП. По­служ­ной спи­сок.
Да­мас­кин (Ор­лов­ский), игу­мен. Му­че­ни­ки, ис­по­вед­ни­ки и по­движ­ни­ки бла­го­че­стия Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви XX сто­ле­тия. Кн. 6. Тверь, 2002.

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru/

Случайный тест

(6 голосов: 5 из 5)