Дни памяти:

4 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

14 апреля

5 июня – Собор Ростово-Ярославских святых

Житие

Свя­щен­но­му­че­ник Сер­гий ро­дил­ся 10 сен­тяб­ря 1885 го­да в се­ле Воз­не­сен­ское Лю­бим­ско­го уез­да Яро­слав­ской гу­бер­нии в се­мье свя­щен­ни­ка Кон­стан­ти­на За­ва­ри­на. По окон­ча­нии Яро­слав­ской Ду­хов­ной се­ми­на­рии Сер­гей Кон­стан­ти­но­вич был ру­ко­по­ло­жен во свя­щен­ни­ка и слу­жил в се­ле Ко­по­рье Мо­лог­ско­го уез­да, а за­тем был на­зна­чен на при­ход сво­е­го от­ца в се­ло Воз­не­сен­ское. За без­упреч­ную служ­бу отец Сер­гий был воз­ве­ден в сан про­то­и­е­рея.
В 1927 го­ду свя­щен­ник, слу­жив­ший в хра­ме в се­ле Тро­и­ца-За­кул­жье Лю­бим­ско­го рай­о­на Яро­слав­ской об­ла­сти, про­явил ма­ло­ду­шие и пуб­лич­но от­рек­ся от са­на, и отец Сер­гий был на­зна­чен слу­жить на его ме­сто. Вла­сти сра­зу же ста­ли ока­зы­вать на него дав­ле­ние, чтобы при­ну­дить его уехать: в 1927 го­ду суд при­су­дил его к вы­пла­те штра­фа, об­ви­нив в по­тра­ве ов­са, в 1930 го­ду – к штра­фу за непо­став­ку мо­ло­ка го­су­дар­ству; в 1931 го­ду вла­сти пред­ло­жи­ли от­цу Сер­гию упла­тить культсбор на сум­му 735 руб­лей, но свя­щен­ник от­ка­зал­ся пла­тить за неиме­ни­ем де­нег – в тот же день пред­ста­ви­те­ли вла­стей про­из­ве­ли в его до­ме опись иму­ще­ства. Отец Сер­гий вы­нуж­ден был пой­ти по до­мам при­хо­жан про­сить о по­мо­щи и в ре­зуль­та­те со­брал и упла­тил 400 руб­лей.

Про­то­и­е­рей Сер­гий  с су­пру­гой Алек­сан­дрой Ва­си­льев­ной и внуч­кой

Про­то­и­е­рей Сер­гий
с су­пру­гой Алек­сан­дрой Ва­си­льев­ной и внуч­кой

По­сле при­ез­да от­ца Сер­гия в се­ло Тро­и­ца-За­кул­жье со­труд­ни­ки ОГПУ ста­ли со­би­рать о нем све­де­ния, в ко­то­рых на­де­я­лись най­ти пред­лог для аре­ста. В 1932 го­ду они пи­са­ли о свя­щен­ни­ке, что он, как лич­ность ан­ти­со­вет­ская, «по сво­е­му при­хо­ду рас­пус­ка­ет слу­хи, что в кол­хо­зы ид­ти не на­до: как толь­ко бу­дут кол­хо­зы, так за­кро­ют церк­ви; при ор­га­ни­за­ции в се­ле кол­хо­за поп слу­жил боль­шую обед­ню и на во­прос, по­че­му у него так мно­го се­го­дня на­ро­да, от­ве­тил: “мо­жет быть, уж слу­жу в по­след­ний раз”»[1].
Один из осве­до­ми­те­лей до­но­сил 3 мар­та 1932 го­да в ОГПУ: «За­ва­рин по во­про­су кол­лек­ти­ви­за­ции и вза­и­мо­от­но­ше­ния со­вет­ской вла­сти и кол­хоз­ни­ков с Цер­ко­вью го­во­рил: “Кол­лек­ти­ви­за­ция Церк­ви не ка­са­ет­ся: кол­лек­ти­ви­за­ция са­ма по се­бе, а Цер­ковь са­ма по се­бе; от­па­де­ние от­дель­ных чле­нов от Церк­ви есть и бу­дет, воз­мож­но, да­же хра­мы бу­дут за­кры­ты, но Цер­ковь, как об­ще­ство ве­ру­ю­щих, не долж­на пре­кра­тить сво­е­го су­ще­ство­ва­ния со­глас­но слов Хри­ста: “Со­зи­жду Цер­ковь Мою, и вра­та адо­вы не одо­ле­ют ее”. Ве­ра есть внут­рен­нее ду­хов­ное на­стро­е­ние че­ло­ве­ка и де­ло со­ве­сти его; мож­но быть ве­ру­ю­щим и в кол­хо­зе и ате­и­стом вне его, а для су­ще­ство­ва­ния Церк­ви, как об­ще­ства ве­ру­ю­щих, до­ста­точ­но два-три че­ло­ве­ка, ибо ска­за­но: “где двое или трое со­бра­лись во имя Мое, тут и Аз сре­ди них”»[2].
Во вто­рой по­ло­вине трид­ца­тых го­дов от­ца Сер­гия все ча­ще ста­ли вы­зы­вать в рай­он­ное управ­ле­ние НКВД в го­род Лю­бим и все на­стой­чи­вее пред­ла­гать снять сан свя­щен­ни­ка и оста­вить слу­же­ние в церк­ви, – в про­тив­ном слу­чае ему при­дет­ся впо­след­ствии горь­ко по­жа­леть о сво­ем несо­гла­сии. Про­то­и­е­рей Сер­гий неиз­мен­но на это от­ве­чал, что он ни­ко­гда не со­гла­сит­ся оста­вить цер­ков­ное слу­же­ние.
В 1937 го­ду пред­се­да­тель Бор­ма­нов­ско­го сель­со­ве­та от­пра­вил в НКВД до­не­се­ние. «До­во­жу до ва­ше­го све­де­ния, – пи­сал он, – что в на­шем Бор­ма­нов­ском сель­со­ве­те ра­бо­та­ет… груп­па цер­ков­ни­ков, воз­глав­ля­е­мая по­пом За­ва­ри­ным… То­ва­рищ на­чаль­ник НКВД, мне че­го-то по­до­зри­тель­но, что поп За­ва­рин ча­сто по­лу­ча­ет из Буя по­сыл­ки под ви­дом све­чей, я счи­таю, нет ли че­го в этих све­чах; а так же вся эта бра­тия за­ни­ма­ет­ся аги­та­ци­ей про­тив кол­хоз­но­го стро­и­тель­ства, а по­это­му я про­шу вас на это де­ло об­ра­тить се­рьез­ное вни­ма­ние и по­смот­реть на по­па За­ва­ри­на и его бли­жай­ше­го дру­га дья­ко­на, ко­то­рый в 1937 го­ду рас­пус­кал свою се­мью по се­ле­ни­ям по́ ми­ру с аги­та­ци­ей, что со­вет­ская власть им хле­ба не да­ет»[3].
28 ок­тяб­ря этот же пред­се­да­тель сель­со­ве­та, но уже в ка­че­стве сви­де­те­ля, дал по­ка­за­ния об от­це Сер­гии. «Вес­ной 1937 го­да, – за­явил он, – в пе­ри­од ве­сен­не­го се­ва, в ре­ли­ги­оз­ный празд­ник За­ва­рин… в де­ревне Мель­це­во сре­ди кол­хоз­ни­ков го­во­рил: “Пра­во­слав­ные ми­ряне, лен не сей­те – эта куль­ту­ра тре­бу­ет боль­ших за­трат по вре­ме­ни, а поль­зы ни­ка­кой… Зай­ме­те зем­лю, хлеб се­ять негде; при­дет осень, кро­ме льна, есть бу­дет нече­го, а лен от­да­ди­те за гро­ши: вы же по­ку­па­е­те по­след­ние сор­та сит­ца – метр за боль­шие руб­ли”»[4].
Отец Сер­гий был аре­сто­ван 30 ок­тяб­ря 1937 го­да во вре­мя бо­го­слу­же­ния. Вой­дя в храм и по­дой­дя к свя­щен­ни­ку, со­труд­ни­ки НКВД еще раз пред­ло­жи­ли ему от­речь­ся от ве­ры и снять сан свя­щен­ни­ка, но он на это от­ве­тил: «Я с ве­рой ро­дил­ся и с ве­рой умру». И отец Сер­гий по­кло­нил­ся при­хо­жа­нам, бла­го­сло­вил их и был вы­ве­ден со­труд­ни­ка­ми НКВД из хра­ма. Аре­сто­ван­но­го свя­щен­ни­ка при­ве­ли в дом, где он жил и где в это вре­мя шел обыск, а за­тем вме­сте с дву­мя его так­же аре­сто­ван­ны­ми сы­но­вья­ми от­пра­ви­ли в яро­слав­скую тюрь­му. Же­ну свя­щен­ни­ка с дву­мя млад­ши­ми детьми вы­гна­ли из до­ма, не раз­ре­шив им ни­че­го взять из ве­щей, и их на неко­то­рое вре­мя при­ютил даль­ний род­ствен­ник, жив­ший в со­сед­ней де­ревне.
– След­ствию из­вест­но, что вес­ной 1937 го­да в ре­ли­ги­оз­ный празд­ник вы, бу­дучи с По­по­вым в де­ревне Мель­це­во, ве­ли ан­ти­со­вет­скую аги­та­цию про­тив по­се­ва льна, вы­ска­зы­вая од­новре­мен­но все­воз­мож­ные кле­вет­ни­че­ские из­мыш­ле­ния по адре­су кол­хоз­но­го стро­и­тель­ства и со­вет­ской вла­сти. Вы это под­твер­жда­е­те? – спро­сил от­ца Сер­гия сле­до­ва­тель.
– Дей­стви­тель­но, в де­ревне Мель­це­во я, За­ва­рин, и диа­кон По­пов бы­ли, но не вес­ной, а ле­том, при­мер­но в июле 1937 го­да, но ни­ка­кой ан­ти­со­вет­ской аги­та­ции не ве­ли, – от­ве­тил свя­щен­ник.
– Сви­де­тель­ские по­ка­за­ния вас ули­ча­ют, что вы вме­сте с дья­ко­ном По­по­вым, бу­дучи в сен­тяб­ре се­го го­да в де­ревне Те­ня­е­во, сре­ди на­се­ле­ния вы­ска­зы­ва­ли все­воз­мож­ные паск­ви­ли по адре­су кол­хоз­но­го стро­и­тель­ства. Вы это под­твер­жда­е­те?
– Бы­ли мы или нет в де­ревне Те­ня­е­во, это­го я не при­по­ми­наю, по­это­му и свои вы­ска­зы­ва­ния про­тив кол­хоз­но­го стро­и­тель­ства я так­же не при­по­ми­наю, но мне ду­ма­ет­ся, что про­тив кол­хо­зов я ни­че­го не го­во­рил; то же са­мое мо­гу ска­зать и про диа­ко­на По­по­ва.
След­ствие бы­ло за­кон­че­но за один день, и 5 но­яб­ря 1937 го­да трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла от­ца Сер­гия к де­ся­ти го­дам за­клю­че­ния в ис­пра­ви­тель­но-тру­до­вой ла­герь. Про­то­и­е­рей Сер­гий За­ва­рин скон­чал­ся в за­клю­че­нии 14 ап­ре­ля 1938 го­да и был по­гре­бен в без­вест­ной мо­ги­ле.


Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка. Ап­рель».
Тверь. 2006. С. 4-8


При­ме­ча­ния

[1] УФСБ Рос­сии по Яро­слав­ской обл. Д. С-11586, л. 28.

[2] Там же.

[3]Там же. Л. 3.

[4] Там же. Л. 13.

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru/

Случайный тест

(6 голосов: 5 из 5)