Дни памяти

7 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

16 февраля

Житие

Свя­щен­но­му­че­ник Ва­си­лий ро­дил­ся 4 фев­ра­ля 1887 го­да в се­ле Фе­до­ров­ка Аст­ра­хан­ско­го уез­да Аст­ра­хан­ской гу­бер­нии в се­мье пса­лом­щи­ка Да­ни­и­ла За­лес­ско­го. В 1908 го­ду Ва­си­лий окон­чил Аст­ра­хан­скую Ду­хов­ную се­ми­на­рию и 29 ав­гу­ста то­го же го­да был ру­ко­по­ло­жен во диа­ко­на ко хра­му Рож­де­ства Хри­сто­ва в го­ро­де Аст­ра­ха­ни, а 5 ок­тяб­ря 1916 го­да — во свя­щен­ни­ка ко хра­му во имя свя­ти­те­ля Алек­сия, мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го, при Алек­сандрин­ском при­юте. По­сле при­хо­да к вла­сти без­бож­ни­ков в первую оче­редь бы­ли за­кры­ты до­мо­вые хра­мы и сре­ди них Алек­се­ев­ский, и 20 мар­та 1920 го­да отец Ва­си­лий был сно­ва на­зна­чен слу­жить в храм Рож­де­ства Хри­сто­ва.
Ле­том 1922 го­да ор­га­ни­зо­ван­ные без­бож­ны­ми вла­стя­ми об­нов­лен­цы по­пы­та­лись за­хва­тить власть в Церк­ви, ис­поль­зуя че­ло­ве­че­ское ма­ло­ду­шие и бес­прин­цип­ность. В июле 1922 го­да епи­скоп Ено­та­ев­ский, ви­ка­рий Аст­ра­хан­ской епар­хии Ана­то­лий (Со­ко­лов) объ­явил о сво­ем при­зна­нии об­нов­лен­че­ско­го ВЦУ и при­звал к то­му же аст­ра­хан­ское ду­хо­вен­ство. Через пол­ме­ся­ца, од­на­ко, ко­гда в по­дроб­но­стях ста­ла из­вест­на про­грам­ма цер­ков­ных ре­форм, ко­то­рые пред­по­ла­га­ло осу­ще­ствить ВЦУ, ко­гда об­на­жи­лась для всех раз­ру­ши­тель­ная ан­ти­хри­сти­ан­ская суть об­нов­лен­че­ства, мно­гие аст­ра­хан­ские свя­щен­ни­ки на­пра­ви­ли епи­ско­пу Ана­то­лию за­яв­ле­ния с вы­ра­же­ни­ем про­те­ста про­тив дей­ствий ВЦУ и от­верг­ли его за­кон­ность. Сре­ди них был и свя­щен­ник Ва­си­лий За­лес­ский.
В сен­тяб­ре 1922 го­да из Аст­ра­ха­ни в Моск­ву вы­еха­ла де­ле­га­ция с це­лью озна­ком­ле­ния с цер­ков­ной си­ту­а­ци­ей в сто­ли­це. В со­став этой де­ле­га­ции во­шел и отец Ва­си­лий. Де­ле­га­ция вполне озна­ко­ми­лась с про­грам­мой и дей­стви­я­ми жи­во­цер­ков­ни­ков, по­бы­ва­ла у епи­ско­па Ан­то­ни­на (Гра­нов­ско­го) и вер­ну­лась в Аст­ра­хань с еще боль­шей убеж­ден­но­стью в опас­но­сти для пра­во­сла­вия всех на­чи­на­ний цер­ков­ных ре­фор­ма­то­ров. По воз­вра­ще­нии в Аст­ра­хань отец Ва­си­лий вы­сту­пил в пра­во­слав­ных хра­мах со спе­ци­аль­ны­ми до­кла­да­ми, в ко­то­рых рас­крыл суть об­нов­лен­че­ства и при­звал ве­ру­ю­щих креп­ко дер­жать­ся пра­во­сла­вия.
В 1923 го­ду об­нов­лен­цы уси­ли­ли дав­ле­ние на пра­во­слав­ных и при под­держ­ке ОГПУ ста­ли за­хва­ты­вать пра­во­слав­ные хра­мы. По­сле за­хва­та об­нов­лен­ца­ми хра­ма Рож­де­ства Хри­сто­ва отец Ва­си­лий пе­ре­шел слу­жить в По­кров­скую цер­ковь.
Отец Ва­си­лий, как свя­щен­ник, все вре­мя слу­жив­ший в Аст­ра­ха­ни, и как рев­ни­тель бла­го­че­стия, был по­чи­та­те­лем по­дви­га му­че­ни­че­ско­го, ко­то­рым про­сла­вил­ся ар­хи­епи­скоп Аст­ра­хан­ский Мит­ро­фан (Крас­но­поль­ский), рас­стре­лян­ный вме­сте со сво­им ви­ка­ри­ем в 1919 го­ду, и в те­че­ние мно­гих лет вме­сте с при­хо­жа­на­ми хо­дил на мо­ги­лу рас­стре­лян­ных и слу­жил па­ни­хи­ды.
В 1927 го­ду ОГПУ ре­ши­ло пре­кра­тить все ви­ди­мые про­яв­ле­ния по­чи­та­ния свя­щен­но­му­че­ни­ков, и 13 июля 1927 го­да упол­но­мо­чен­ный Аст­ра­хан­ско­го ОГПУ вы­нес по­ста­нов­ле­ние, в ко­то­ром пи­сал, «что свя­щен­ник За­лес­ский в по­след­них чис­лах ап­ре­ля 1927 го­да без ве­до­ма со­от­вет­ству­ю­щих ор­га­нов мест­ной аст­ра­хан­ской вла­сти и цер­ков­но­го со­ве­та, сов­мест­но с ве­ру­ю­щей мас­сой об­щи­ны По­кров­ской церк­ви ор­га­ни­зо­вал ше­ствие на мо­ги­лы рас­стре­лян­ных за контр­ре­во­лю­ци­он­ные дей­ствия аст­ра­хан­ских епи­ско­па Леон­тия и ар­хи­епи­ско­па Мит­ро­фа­на, где пуб­лич­но слу­жил па­ни­хи­ду по рас­стре­лян­ным... дан­ное ше­ствие, ор­га­ни­зо­ван­ное За­лес­ским, яв­ля­ет­ся не чем иным, как яв­ной по­ли­ти­че­ской де­мон­стра­ци­ей про­тив ра­бо­че-кре­стьян­ской вла­сти...»[1]
15 июля отец Ва­си­лий был аре­сто­ван и на сле­ду­ю­щий день до­про­шен. От­ве­чая на во­про­сы сле­до­ва­те­ля, свя­щен­ник ска­зал: «Я, За­лес­ский, дей­стви­тель­но слу­жил па­ни­хи­ду на мо­ги­лах епи­ско­па Леон­тия и ар­хи­епи­ско­па Мит­ро­фа­на; это бы­ло вско­ре по­сле Пас­хи, в мае ме­ся­це, а ка­ко­го имен­но чис­ла, не пом­ню... Па­ни­хи­да... на мо­ги­лах... бы­ла от­слу­же­на по прось­бе ве­ру­ю­щих на­ше­го По­кров­ской и Рож­де­ствен­ской церк­ви при­хо­да. Та­кие па­ни­хи­ды... слу­жи­лись по прось­бе при­хо­жан и по лич­но­му же­ла­нию из го­да в год»[2].
Сле­до­ва­тель по­ин­те­ре­со­вал­ся, зна­ет ли свя­щен­ник, что ар­хи­ереи бы­ли рас­стре­ля­ны за контр­ре­во­лю­ци­он­ную де­я­тель­ность, на что отец Ва­си­лий от­ве­тил: «Знаю о том, что в 1919 го­ду в июне ме­ся­це... епи­скоп Леон­тий и ар­хи­епи­скоп Мит­ро­фан бы­ли рас­стре­ля­ны, а за что имен­но они бы­ли рас­стре­ля­ны, для ме­ня неиз­вест­но и до на­сто­я­ще­го вре­ме­ни, но все же пред­по­ла­гаю, что они рас­стре­ля­ны за ка­кие-ли­бо го­судар­ствен­ные пре­ступ­ле­ния. За­пре­ща­ет­ся ли слу­жить па­ни­хи­ды на мо­ги­лах рас­стре­лян­ных епи­ско­па Леон­тия и ар­хи­епи­ско­па Мит­ро­фа­на, я... о та­ких за­пре­ще­ни­ях не знаю»[3].
28 июля сле­до­ва­тель предъ­явил от­цу Ва­си­лию об­ви­не­ние. Вы­слу­шав его, свя­щен­ник на­пи­сал: «В предъ­яв­лен­ном мне об­ви­не­нии ви­нов­ным се­бя не при­знаю»[4].
След­ствие бы­ло про­дол­же­но, и в сен­тяб­ре до­про­сы воз­об­но­ви­лись.
— Ска­жи­те, За­лес­ский, счи­та­е­те ли вы слу­же­ния на мо­ги­лах рас­стре­лян­ных епи­ско­па Леон­тия и ар­хи­епи­ско­па Мит­ро­фа­на с про­воз­гла­ше­ни­ем их имен и зва­ний по­ли­ти­че­ской де­мон­стра­ци­ей? — спро­сил сле­до­ва­тель.
— Слу­же­ние па­ни­хи­ды на мо­ги­лах рас­стре­лян­ных по­ли­ти­че­ской де­мон­стра­ци­ей не счи­таю, а счи­таю это как ис­пол­не­ние сво­е­го слу­жеб­но­го дол­га как свя­щен­ни­ка, — от­ве­тил отец Ва­си­лий.
— Ска­жи­те, счи­та­е­те ли вы се­бя ини­ци­а­то­ром и ор­га­ни­за­то­ром слу­же­ния па­ни­хи­ды на мо­ги­ле рас­стре­лян­ных Леон­тия и Мит­ро­фа­на?
— Нет. Ини­ци­а­то­ром и ор­га­ни­за­то­ром этой па­ни­хи­ды я се­бя не счи­таю.
— При­зна­е­те ли вы се­бя ви­нов­ным в ор­га­ни­за­ции неле­галь­но­го слу­же­ния па­ни­хи­ды по рас­стре­лян­ным как яв­но по­ли­ти­че­ской де­мон­стра­ции про­тив со­вет­ской вла­сти?
— Ви­нов­ным се­бя со­вер­шен­но не при­знаю, так как я все­гда го­тов под­чи­нить­ся вся­ким рас­по­ря­же­ни­ям со­вет­ской вла­сти и под­чи­ня­юсь им. Ес­ли слу­же­ние па­ни­хи­ды про­ти­во­ре­чит рас­по­ря­же­ни­ям вла­сти, то я со сво­ей сто­ро­ны под­твер­ждаю, что та­кие слу­же­ния бы­ли пло­дом непо­ни­ма­ния ин­струк­ции к де­кре­ту об от­де­ле­нии Церк­ви от го­су­дар­ства.
12 сен­тяб­ря 1927 го­да отец Ва­си­лий был осво­бож­ден из тюрь­мы под под­пис­ку о невы­ез­де из Аст­ра­ха­ни. 19 де­каб­ря 1927 го­да Осо­бое Со­ве­ща­ние при Кол­ле­гии ОГПУ при­го­во­ри­ло его к трем го­дам за­клю­че­ния в конц­ла­герь, но в свя­зи с по­ста­нов­ле­ни­ем об ам­ни­стии от 6 но­яб­ря 1927 го­да срок за­клю­че­ния был со­кра­щен на од­ну чет­верть. 26 фев­ра­ля 1928 го­да свя­щен­ник при­был в пе­ре­сыль­ный ла­герь в Ке­ми, где он и был остав­лен. С 14 мар­та 1929 го­да он стал ра­бо­тать по­мощ­ни­ком за­ве­ду­ю­ще­го скла­дом при уни­вер­ма­ге УСЛОН.
В пер­вых чис­лах ян­ва­ря 1930 го­да про­тив ру­ко­вод­ства ма­га­зи­на и про­дав­цов бы­ло воз­буж­де­но уго­лов­ное де­ло по об­ви­не­нию в хи­ще­ни­ях. 3 ян­ва­ря у от­ца Ва­си­лия был про­из­ве­ден обыск. При обыс­ке бы­ли най­де­ны кви­тан­ция на по­лу­че­ние пя­ти руб­лей де­нег, два­дцать руб­лей на­лич­ны­ми, крест с се­реб­ря­ной це­пью и но­вые бо­тин­ки фаб­ри­ки «Ско­ро­ход» 42 раз­ме­ра. Отец Ва­си­лий встре­тил со­труд­ни­ков во­е­ни­зи­ро­ван­ной охра­ны спо­кой­но и на во­прос, от­ку­да бо­тин­ки, от­ве­тил, что бо­тин­ки ку­пил. По­сколь­ку свя­щен­ни­ку бы­ло объ­яв­ле­но, что он аре­сто­ван, то бы­ли взя­ты на хра­не­ние и все его ве­щи, ко­то­рых бы­ло немно­го: сун­дук фа­нер­ный, кош­ма в ме­шоч­ном чех­ле, оде­я­ло, тю­фяк, две по­душ­ки, од­на из них ма­лень­кая, тряп­ка и ме­шок.
3 ян­ва­ря сле­до­ва­тель до­про­сил свя­щен­ни­ка; от­ве­чая на во­прос, от­ку­да бо­тин­ки, отец Ва­си­лий ска­зал, что ку­пил их в обув­ном от­де­ле, упла­тив день­ги в кас­су, а день­ги по­лу­чил от же­ны. 6 фев­ра­ля сле­до­ва­тель сно­ва до­про­сил свя­щен­ни­ка. Объ­яс­нив су­ще­ство сво­ей ра­бо­ты и то, что со скла­да невоз­мож­ны бы­ли хи­ще­ния, отец Ва­си­лий ви­нов­ным се­бя не при­знал.
20 июня 1930 го­да Кол­ле­гия ОГПУ при­го­во­ри­ла свя­щен­ни­ка к вось­ми го­дам за­клю­че­ния, счи­тая срок с мо­мен­та вы­не­се­ния пер­во­го при­го­во­ра, то есть с 19 де­каб­ря 1927 го­да. Отец Ва­си­лий был от­прав­лен на стро­и­тель­ство Бе­ло­мор­ско-Бал­тий­ско­го ка­на­ла. Пер­вое вре­мя он был на об­щих ра­бо­тах, а за­тем, прой­дя се­ми­ме­сяч­ные кур­сы сче­то­во­дов, ра­бо­тал в ла­ге­ре сче­то­во­дом.
В 1934 го­ду свя­щен­ник был осво­бож­ден и вер­нул­ся в Аст­ра­хань. Пер­вое вре­мя он под­ра­ба­ты­вал счет­ной ра­бо­той и, жи­вя до­ма, в хра­ме не слу­жил, так как для это­го нуж­но бы­ло раз­ре­ше­ние мест­ных вла­стей, но ве­ру­ю­щие, узнав, что отец Ва­си­лий вер­нул­ся, ста­ли при­хо­дить к нему, чтобы по­ис­по­ве­до­вать­ся и по­со­ве­то­вать­ся. Без служ­бы в хра­ме нелег­ко бы­ло пас­ты­рю, и в кон­це кон­цов, по всей ве­ро­ят­но­сти по до­го­во­рен­но­сти с ар­хи­епи­ско­пом Аст­ра­хан­ским Ан­дре­ем (Ко­ма­ро­вым), 6 ав­гу­ста 1936 го­да от­цу Ва­си­лию бы­ло да­но раз­ре­ше­ние на слу­же­ние в Кня­зе-Вла­ди­мир­ской церк­ви, — «вви­ду Ва­ше­го сло­вес­но­го за­яв­ле­ния, что граж­дан­ским ре­ги­стри­ру­ю­щим ор­га­ном Вы за­ре­ги­стри­ро­ва­ны при Кня­зе-Вла­ди­мир­ской церк­ви», — пи­сал в ука­зе епи­скоп Ан­дрей.
В 1936 го­ду об­нов­лен­цы пред­при­ня­ли ак­тив­ные дей­ствия, чтобы за­хва­тить Кня­зе-Вла­ди­мир­ский храм. Они по­лу­чи­ли у вла­стей раз­ре­ше­ние на пе­ре­да­чу им од­но­го из при­де­лов, а за­тем ста­ли вы­сту­пать с про­во­ка­ци­он­ны­ми вы­ход­ка­ми: то на­зна­чая вре­мя бо­го­слу­же­ния од­новре­мен­но с пра­во­слав­ны­ми, то, при­хо­дя рань­ше пра­во­слав­ных, за­хва­ты­ва­ли цер­ков­ные со­су­ды и та­ким об­ра­зом ли­ша­ли пра­во­слав­ных воз­мож­но­сти слу­жить в этот день ли­тур­гию. Все­ми эти­ми дей­стви­я­ми они про­во­ци­ро­ва­ли ве­ру­ю­щих на от­вет­ные дей­ствия, чтобы за­тем при­звать вла­сти и при­ме­нить ре­прес­сив­ные ме­ры. В 1937 го­ду пра­во­слав­ные вы­нуж­де­ны бы­ли по­ки­нуть храм, и вслед за этим храм был за­крыт.
20 ян­ва­ря 1938 го­да отец Ва­си­лий был аре­сто­ван и за­клю­чен в аст­ра­хан­скую тюрь­му. Вы­зван­ные для до­про­са де­жур­ные сви­де­те­ли да­ли со­от­вет­ству­ю­щие по­ка­за­ния и под­пи­са­ли все, что от них тре­бо­вал сле­до­ва­тель. 25 ян­ва­ря был до­про­шен свя­щен­ник.
— Вы аре­сто­ва­ны за то, что, про­жи­вая в го­ро­де Аст­ра­ха­ни, ве­ли ак­тив­ную ан­ти­со­вет­скую де­я­тель­ность. При­зна­е­те се­бя в этом ви­нов­ным? — спро­сил его сле­до­ва­тель.
— Я ан­ти­со­вет­ской де­я­тель­но­стью не за­ни­мал­ся и ви­нов­ным се­бя не при­знаю, — от­ве­тил отец Ва­си­лий.
— След­стви­ем точ­но уста­нов­ле­но, что вы, бу­дучи враж­деб­но на­стро­е­ны по от­но­ше­нию к ВКП(б) и со­вет­ской вла­сти, про­во­ди­ли ак­тив­ную ан­ти­со­вет­скую де­я­тель­ность, про­па­ган­ди­ро­ва­ли контр­ре­во­лю­ци­он­ные взгля­ды. По­че­му скры­ва­е­те это от след­ствия? Тре­бую дать прав­ди­вые по­ка­за­ния!
— Я по­ка­зал прав­ду. Я ан­ти­со­вет­ской де­я­тель­но­сти не вел и контр­ре­во­лю­ци­он­ные взгля­ды не про­па­ган­ди­ро­вал.
Сле­до­ва­тель за­чи­тал од­но за дру­гим по­ка­за­ния лже­сви­де­те­лей, но и их все свя­щен­ник от­верг, ска­зав, что не под­твер­жда­ет их.
2 фев­ра­ля 1938 го­да трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла от­ца Ва­си­лия к рас­стре­лу. Свя­щен­ник Ва­си­лий За­лес­ский был рас­стре­лян 15 фев­ра­ля 1938 го­да и по­гре­бен в об­щей без­вест­ной мо­ги­ле.


Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка. Фев­раль». Тверь. 2005. С. 11–17

При­ме­ча­ния

[1] УФСБ Рос­сии по Аст­ра­хан­ской обл. Д. 3055-С, л. 3.
[2] Там же. Л. 4 об.
[3] Там же. Л. 5.
[4] Там же. Л. 18.

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru/

Случайный тест