Дни памяти

26 декабря

7 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

11 июля  (переходящая) – Собор Санкт-Петербургских святых

Житие

Свя­щен­но­му­че­ник Вла­ди­мир Кон­стан­ти­но­вич Ло­зи­на-Ло­зин­ский, про­то­и­е­рей, ро­дил­ся 26 мая 1885 го­да в го­ро­де Ду­хов­щи­на Смо­лен­ской гу­бер­нии, в се­мье зем­ских вра­чей. Ро­ди­те­ли его по убеж­де­ни­ям бы­ли на­род­ни­ки. В 1888 го­ду мать бу­ду­ще­го свя­щен­но­му­че­ни­ка за­ра­зи­лась ти­фом, уха­жи­вая за боль­ны­ми в зем­ской боль­ни­це, и умер­ла. Ов­до­вев, отец Вла­ди­ми­ра с сы­но­вья­ми вер­нул­ся в Санкт-Пе­тер­бург, по­лу­чил ме­сто вра­ча на Пу­ти­лов­ском за­во­де и через неко­то­рое вре­мя же­нил­ся. Боль­шая се­мья, в ко­то­рой ро­ди­лось ещё трое де­тей, бы­ла очень друж­ной, но осо­бым бла­го­че­сти­ем не от­ли­ча­лась.
Вла­ди­мир рос очень бо­лез­нен­ным и впе­чат­ли­тель­ным ре­бён­ком, необык­но­вен­но доб­рым и бес­ко­рыст­ным. Ему был при­сущ врож­дён­ный ари­сто­кра­тизм, он пре­крас­но го­во­рил на ев­ро­пей­ских язы­ках.
В 1904 го­ду Вла­ди­мир успеш­но окон­чил гим­на­зию Им­пе­ра­тор­ско­го Че­ло­ве­ко­лю­би­во­го об­ще­ства и сра­зу по­сту­пил на юри­ди­че­ский фа­куль­тет Уни­вер­си­те­та.
В 1910 го­ду он по­сту­пил на служ­бу в Пра­ви­тель­ству­ю­щий Се­нат. Од­новре­мен­но мо­ло­дой юрист про­дол­жал изу­чать ис­то­рию ар­хив­но­го де­ла и через два го­да окон­чил ар­хео­ло­ги­че­ский ин­сти­тут.
Ко­гда на­ча­лась I Ми­ро­вая вой­на, Вла­ди­мир Кон­стан­ти­но­вич, как и мно­гие пат­ри­о­ти­че­ски на­стро­ен­ные лю­ди, стре­мил­ся на фронт, но не был взят на дей­стви­тель­ную служ­бу по со­сто­я­нии здо­ро­вья. В долж­но­сти по­мощ­ни­ка на­чаль­ни­ка Пет­ро­град­ской Са­ни­тар­ной ав­то­мо­биль­ной ко­лон­ны он ру­ко­во­дил пе­ре­воз­кой ра­нен­ных с Санкт-Пе­тер­бург­ских вок­за­лов и рас­пре­де­лял их по гос­пи­та­лям, са­мо­заб­вен­но ра­бо­тая це­лы­ми сут­ка­ми.
Ко­гда в 1917 го­ду боль­ше­ви­ки за­кры­ли Се­нат, Вла­ди­мир Кон­стан­ти­но­вич по­сту­пил на ра­бо­ту ста­ти­сти­ком на Мос­ков­ско-Ры­бин­скую же­лез­ную до­ро­гу. Же­ла­ние стать свя­щен­ни­ком, по-ви­ди­мо­му, вы­зре­ло в бу­ду­щем свя­щен­но­му­че­ни­ке по­сте­пен­но, под вли­я­ни­ем рус­ской ка­та­стро­фы 1917-го го­да. Боль­шим по­тря­се­ни­ем для него яви­лось так­же са­мо­убий­ство лю­би­мо­го бра­та Алек­сея в 1916 го­ду. Впер­вые он за­явил о сво­ём ре­ше­нии стать свя­щен­ни­ком в дни, ко­гда на­ча­лись от­кры­тые го­не­ния на Цер­ковь. В 1920 го­ду Вла­ди­мир Кон­стан­ти­но­вич был за­чис­лен на пер­вый курс Бо­го­слов­ско­го Ин­сти­ту­та в Пет­ро­гра­де, а в но­яб­ре по­дал про­ше­ние о ру­ко­по­ло­же­нии.
По­сле ру­ко­по­ло­же­ния он слу­жил в уни­вер­си­тет­ской церк­ви Всех Свя­тых, в 1923 го­ду яв­лял­ся на­сто­я­те­лем это­го хра­ма, ко­то­рый к то­му вре­ме­ни был пе­ре­ве­дён на Бир­же­вую ли­нию, дом 8 (в квар­ти­ру ака­де­ми­ка И. И. Срез­нев­ско­го).
Ба­тюш­ка неод­но­крат­но под­вер­гал­ся аре­сту: в 24 го­ду по де­лу «Спас­ское Брат­ство». За­тем, он был аре­сто­ван в фев­ра­ле 1925 го­да и при­го­во­рён к де­ся­ти го­дам ла­ге­рей по об­ви­не­нию в мо­нар­хи­че­ском за­го­во­ре и слу­же­нии па­ни­хид с по­ми­но­ве­ни­ем Им­пе­ра­тор­ской Се­мьи.
Сна­ча­ла он от­бы­вал срок на Со­лов­ках. Ла­гер­ную жизнь ба­тюш­ка при­ни­мал сми­рен­но и без­ро­пот­но. Он со все­ми был при­вет­лив, лас­ков, лю­бил шут­ку, острое слов­цо. По вос­по­ми­на­ни­ям со­уз­ни­ков-со­лов­чан, ари­сто­кра­тизм его по­ве­де­ния не ис­че­зал да­же то­гда, «ко­гда он от­ве­ши­вал во­ню­чую воб­лу» в про­до­воль­ствен­ном ларь­ке, раз­но­сил по­сыл­ки или мыл управ­лен­че­ские убор­ные. Но врож­дён­ный такт «и, глав­ное, све­тив­ша­я­ся в нём глу­бо­кая лю­бовь к че­ло­ве­ку сгла­жи­ва­ли внеш­ние раз­ли­чия с окру­жа­ю­щи­ми». Он был «так воз­душ­но-све­тел, так лег­ко-добр, что ка­жет­ся яв­лял­ся во­пло­ще­ни­ем без­греш­ной чи­сто­ты, ко­то­рую ни­что не мо­жет за­пят­нать».
На Со­лов­ках от­ца Вла­ди­ми­ра по­се­ща­ли род­ные, ко­то­рые вско­ре до­би­лись смяг­че­ния при­го­во­ра: в но­яб­ре 1928 го­да за­клю­че­ние в ла­ге­ре за­ме­ни­ли пя­ти­лет­ней ссыл­кой в Си­бирь. Про­быв несколь­ко ме­ся­цев в пе­ре­сыль­ной тюрь­ме Ле­нин­гра­да, ба­тюш­ка был от­прав­лен в глухую де­рев­ню Пья­но­во, что в 150 ки­ло­мет­рах от го­ро­да Брат­ска Ир­кут­ской об­ла­сти.
Од­новре­мен­но с от­цом Вла­ди­ми­ром в той же де­ревне от­бы­вал ссыл­ку так­же от­прав­лен­ный с Со­лов­ков епи­скоп Ва­си­лий (Зе­лен­цов, па­мять 22 мар­та), непри­ми­ри­мый про­тив­ник по­ли­ти­ки мит­ро­по­ли­та Сер­гия (Стра­го­род­ско­го).
Из Пья­но­ва Вла­ды­ка Ва­си­лий по­слал своё по­след­нее по­сла­ние Пат­ри­ар­ше­му Ме­сто­блю­сти­те­лю не толь­ко с тре­бо­ва­ни­ем от­ка­зать­ся от Де­кла­ра­ции 1927 го­да и с угро­зой в про­тив­ном слу­чае под­верг­нуть то­го про­кля­тию, но и с при­зы­вом бо­роть­ся с со­вет­ской вла­стью все­ми спо­со­ба­ми — вплоть до тер­ро­ра и во­ору­жён­ных вос­ста­ний. Вско­ре по­сле от­прав­ле­ния это­го пись­ма, епи­скоп Ва­си­лий му­че­ни­че­ски по­гиб.
По­сле осво­бож­де­ния ба­тюш­ка с 1934 го­да слу­жил в Нов­го­ро­де, став в 1935 го­ду на­сто­я­те­лем ка­фед­раль­но­го Ми­ха­и­ло-Ар­хан­гель­ско­го со­бо­ра, что на Прус­ской улиц. Пра­вя­щим ар­хи­ере­ем Нов­го­род­ской епар­хии в то вре­мя яв­лял­ся ар­хи­епи­скоп Ве­не­дикт (Плот­ни­ков), зна­ко­мый от­цу Вла­ди­ми­ру по сов­мест­но­му слу­же­нию в Пет­ро­гра­де.
1(14) мая 1936 го­да про­то­и­е­рей Вла­ди­мир был аре­сто­ван вновь, от­прав­лен на об­сле­до­ва­ние в об­ласт­ную боль­ни­цу для ду­шев­но­боль­ных, где при­знан вме­ня­е­мым, и 26 но­яб­ря (8 де­каб­ря) 1937 го­да вме­сте с груп­пой при­хо­жан опять под­верг­нут аре­сту по 58 ста­тье, ого­во­рен как член груп­пы «На­род­ная де­мо­кра­тия на ос­но­ве него­судар­ствен­но­го ка­пи­та­лиз­ма», а 13 (26) де­каб­ря то­го же го­да, в Нов­го­ро­де рас­стре­лян по ре­ше­нию «Осо­бой Трой­ки» от 6(19) де­каб­ря. Ме­сто его за­хо­ро­не­ния Гос­подь оста­вил со­кро­вен­ным.
При­чис­лен к ли­ку свя­тых Но­во­му­че­ни­ков и Ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских на Юби­лей­ном Ар­хи­ерей­ском Со­бо­ре Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви в ав­гу­сте 2000 го­да для об­ще­цер­ков­но­го по­чи­та­ния.

Случайный тест