Дни памяти

9 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

2 апреля

13 сентября  (переходящая) – Собор Саратовских святых

Житие

Но­во­му­че­ник иерей Вла­ди­мир про­ис­хо­дил из ро­да Пик­са­но­вых, несколь­ко по­ко­ле­ний ко­то­ро­го по­свя­ти­ли свою жизнь слу­же­нию Бо­гу.

Его пра­дед, Филипп Ар­хан­гель­ский, был дьяч­ком в се­ле Пик­са­нов­ка Куз­нец­ко­го уез­да Са­ра­тов­ской гу­бер­нии. В 1790 го­ду у него ро­дил­ся сын, на­ре­чен­ный во Свя­том Кре­ще­нии Ер­ми­лом.

В 1799 го­ду, по­сле при­ве­де­ния гра­ниц епар­хий Рос­сий­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви к гра­ни­цам гу­бер­ний Рос­сий­ской Им­пе­рии, бы­ла об­ра­зо­ва­на Са­ра­тов­ская епар­хия, к ко­то­рой ото­шли уез­ды Са­ра­тов­ской и рас­фор­ми­ро­ван­ной Пен­зен­ской гу­бер­ний. В Пен­зе бы­ла ор­га­ни­зо­ва­на се­ми­на­рия, на­зы­вав­ша­я­ся, в со­от­вет­ствии с на­зва­ни­ем епар­хии, Са­ра­тов­ской (в 1803 го­ду епар­хия и се­ми­на­рия бы­ли пе­ре­име­но­ва­ны в Пен­зен­ские). В на­ча­ле XIX ве­ка в этой се­ми­на­рии обу­чал­ся и Ер­мил Филип­по­вич, по­лу­чив­ший в се­ми­на­рии по на­зва­нию се­ла фа­ми­лию Пик­са­нов, за­кре­пив­шу­ю­ся за его по­том­ка­ми.

В 1818 го­ду Ер­мил Пик­са­нов уво­лил­ся из бо­го­слов­ско­го клас­са Пен­зен­ской Ду­хов­ной Се­ми­на­рии. Епи­скоп Пен­зен­ский и Са­ра­тов­ский Афа­на­сий (Кор­ча­нов; †1825) на­шел не окон­чив­ше­го пол­ный курс се­ми­на­рии вос­пи­тан­ни­ка до­стой­ным к по­свя­ще­нию в сан, и по ру­ко­по­ло­же­нии на­зна­чил его свя­щен­ни­ком в се­ло Чер­кас­ское Воль­ско­го уез­да Са­ра­тов­ской гу­бер­нии.

В 1853 го­ду он был пе­ре­ве­ден в се­ло Ку­ри­лов­ку то­го же уез­да, в 1860 го­ду по соб­ствен­но­му же­ла­нию и ста­ро­сти про­то­и­е­рей Ер­мил был уво­лен за штат. Жил он до сво­ей кон­чи­ны, по­сле­до­вав­шей в 1874 го­ду, в се­ле Спас­ском то­го же уез­да у сво­е­го сы­на, свя­щен­ни­ка Ти­мо­фея Пик­са­но­ва.

За­ме­ча­тель­на бы­ла смерть это­го пас­ты­ря. На­ка­нуне дня сво­ей кон­чи­ны он по­про­сил свою невест­ку сшить из при­го­тов­лен­но­го по­лот­на но­вое бе­лье. В са­мый же день смер­ти по­слал в бли­жай­шее се­ло за свя­щен­ни­ком, ко­то­рый успел со­вер­шить со­бо­ро­ва­ние. По окон­ча­нии та­ин­ства отец Ер­мил при­ка­зал уго­стить ба­тюш­ку, и по­ка тот пил чай, уеди­нил­ся в ка­би­не­те, чи­тая мо­лит­вы. Пе­ред кон­чи­ной по­до­шел к нему сын свя­щен­ник, и, ви­дя от­ца уми­ра­ю­щим, за­пла­кал. «Что пла­чешь? – ска­зал ему отец Ер­мил, – чи­тай-ка ско­рее от­ход­ную». Сын стал чи­тать от­ход­ную, и не до­чи­тал ее до кон­ца, как отец скон­чал­ся.

За два го­да до это­го, 10 июля 1872 го­да, в се­мье свя­щен­ни­ка Ти­мо­фея Пик­са­но­ва ро­дил­ся сын, на­ре­чен­ный во Свя­том Кре­ще­нии Вла­ди­ми­ром, в честь свя­то­го рав­ноап­о­столь­но­го ве­ли­ко­го кня­зя Вла­ди­ми­ра. Ве­ро­ят­но, маль­чик был сви­де­те­лем пра­вед­ной кон­чи­ны сво­е­го де­да, и, ко­неч­но, слы­шал о нем рас­ска­зы сво­е­го от­ца. Мно­гие осо­бен­но­сти ха­рак­те­ра от­ца Вла­ди­ми­ра сфор­ми­ро­ва­лись под непо­сред­ствен­ным вли­я­ни­ем тех черт, свой­ствен­ных от­цу Ер­ми­лу, ко­то­рые тот су­мел вос­пи­тать в сво­ем сыне.

При­дя в воз­раст, Вла­ди­мир Ти­мо­фе­е­вич при­нял ре­ше­ние пой­ти по сто­пам сво­их пред­ков. В 1892 го­ду он окон­чил курс Са­ра­тов­ской Ду­хов­ной Се­ми­на­рии и 16 июля то­го же го­да по­лу­чил на­зна­че­ние на пса­лом­щи­че­скую ва­кан­сию в се­ло Алек­се­ев­ку Хва­лын­ско­го уез­да Са­ра­тов­ской гу­бер­нии «с обя­за­тель­ством по­мо­гать при­ход­ско­му свя­щен­ни­ку в со­бе­се­до­ва­ни­ях с рас­коль­ни­ка­ми». Од­новре­мен­но он учи­тель­ство­вал в мест­ной шко­ле гра­мо­ты.

Про­бле­ма ста­ро­об­ряд­че­ско­го рас­ко­ла бы­ла в се­ле весь­ма ак­ту­аль­на. Так, из­вест­но, что ко­гда два го­да спу­стя про­ез­дом в Алек­се­ев­ке был свя­той пра­вед­ный Иоанн Крон­штадт­ский (†1908), он свою про­по­ведь по­сле со­вер­ше­ния Бо­же­ствен­ной Ли­тур­гии адре­со­вал по пре­иму­ще­ству ста­ро­об­ряд­цам-бес­по­пов­цам, со­шед­шим­ся по­смот­реть на «ни­ко­ни­ан­ско­го по­па», о ко­то­ром они столь­ко слы­ша­ли. Свя­той Иоанн уве­ще­вал рас­коль­ни­чав­ших жи­те­лей се­ла, при­шед­ших вме­сте с пра­во­слав­ны­ми на Бо­го­слу­же­ние, оста­вить свое упор­ство, не бро­дить как ов­цы без пас­ты­ря, но сме­ло и без­бо­яз­нен­но ид­ти вслед за цер­ков­ны­ми пас­ты­ря­ми, мо­гу­щи­ми при­ве­сти их к жиз­ни веч­ной. И, по сви­де­тель­ству оче­вид­цев, сло­во пра­вед­ни­ка не бы­ло бес­плод­но.

Су­пру­га Вла­ди­ми­ра Ти­мо­фе­е­ви­ча, Ан­на Пет­ров­на, бы­ла на пять лет млад­ше сво­е­го му­жа. Она ро­ди­лась в 1877 го­ду в свя­щен­ни­че­ской се­мье, окон­чи­ла курс в Са­ра­тов­ском епар­хи­аль­ном жен­ском учи­ли­ще. К со­жа­ле­нию, точ­ная да­та их вен­ча­ния неиз­вест­на, но би­лет на же­нить­бу Вла­ди­ми­ру Ти­мо­фе­е­ви­чу (за № 15538) был вы­пи­сан 27 сен­тяб­ря 1893 го­да.

Его отец, свя­щен­ник Ти­мо­фей Пик­са­нов, в это вре­мя слу­жил в се­ле Озер­ки то­го же уез­да. Из­вест­но, что еще как ми­ни­мум один сын от­ца Ти­мо­фея – Алек­сий, ро­див­ший­ся в 1866 го­ду, так­же по­свя­тил свою жизнь слу­же­нию Бо­гу и Церк­ви. Он был бла­го­чин­ным 2-го окру­га Хва­лын­ско­го уез­да, слу­жил свя­щен­ни­ком По­кров­ской церк­ви се­ла Акат­ная Ма­за. Еще один срод­ник Вла­ди­ми­ра Ти­мо­фе­е­ви­ча и его ро­вес­ник, свя­щен­ник Ев­ге­ний Ва­си­лье­вич Пик­са­нов, был на­сто­я­те­лем Ка­зан­ско­го со­бо­ра го­ро­да Хва­лын­ска, бла­го­чин­ным хва­лын­ских град­ских церк­вей. Он ото­шел ко Гос­по­ду в на­ча­ле 1920-х го­дов, став сви­де­те­лем на­ча­ла бо­го­бор­че­ских го­не­ний на Цер­ковь.

20 ав­гу­ста 1893 го­да пса­лом­щик Вла­ди­мир Пик­са­нов по соб­ствен­но­му про­ше­нию был на­зна­чен на ва­кант­ное свя­щен­ни­че­ское ме­сто в се­ло Но­воспас­ское Хва­лын­ско­го уез­да Са­ра­тов­ской гу­бер­нии. Ре­зо­лю­ция Прео­свя­щен­но­го епи­ско­па Са­ра­тов­ско­го и Ца­ри­цын­ско­го Ав­ра­амия (Лет­ниц­ко­го; †1893) на про­ше­нии гла­си­ла: «Про­си­тель опре­де­ля­ет­ся на свя­щен­ни­че­ское ме­сто в с. Но­воспас­ское. А свя­щен­ник Со­фин­ский пе­ре­во­дит­ся, со­глас­но его преж­ней прось­бе в с. Чер­кас­ское, с тем, чтобы бе­се­до­вать, в хра­ме и вне оно­го, с рас­коль­ни­ка­ми. Бо­го­слу­же­ние как Бе­ля­е­ву, так и Пик­са­но­ву, ко­гда бу­дет по­свя­щен, пред­пи­сы­ваю со­вер­шать ис­то­во, без про­пус­ков, неспеш­но, под опа­се­ни­ем стро­го­го взыс­ка­ния за про­пус­ки, Бла­го­чин­но­му пред­пи­сать иметь за сим бди­тель­ное на­блю­де­ние и о неис­прав­ных свя­щен­ни­ках до­но­сить мне». 12 ок­тяб­ря то­го же го­да ду­хов­ник Кре­сто­вой церк­ви иеро­мо­нах Ди­о­ни­сий при­нял у кан­ди­да­та на свя­щен­ную сте­пень став­лен­ни­че­скую ис­по­ведь.

Со­хра­нил­ся его ра­порт пра­вя­ще­му Ар­хи­ерею: «По ис­пы­та­нию со­ве­сти на ис­по­ве­ди пса­лом­щик вос­пи­тан­ник се­ми­на­рии Вла­ди­мир Пик­са­нов к ру­ко­по­ло­же­нию его во иерея со­мне­ние не встре­ти­лось». 17 ок­тяб­ря Вла­ди­мир Ти­мо­фе­е­вич был ру­ко­по­ло­жен Прео­свя­щен­ным Ав­ра­ами­ем во иерея. 20 ок­тяб­ря свя­щен­ник Вла­ди­мир Пик­са­нов по­лу­чил на ру­ки став­лен­ную гра­мо­ту за № 75 и свя­ти­тель­ское по­уче­ние. Отец Вла­ди­мир был од­ним из по­след­них став­лен­ни­ков прис­но­па­мят­но­го Вла­ды­ки – епи­скоп Ав­ра­амий ото­шел ко Гос­по­ду через неде­лю по­сле хи­ро­то­нии бу­ду­ще­го но­во­му­че­ни­ка.

24 ян­ва­ря 1899 го­да отец Вла­ди­мир был на­граж­ден на­бед­рен­ни­ком. В ок­тяб­ре 1899 го­да у от­ца Вла­ди­ми­ра и ма­туш­ки Ан­ны ро­ди­лась дочь, на­ре­чен­ная во Свя­том Кре­ще­нии Зи­на­и­дой.

Ре­зо­лю­ци­ей Прео­свя­щен­ней­ше­го епи­ско­па Иоан­на (Кра­ти­ро­ва; †1909) от 28 но­яб­ря[1] 1899 го­да отец Вла­ди­мир был пе­ре­ве­ден на слу­же­ние в Вос­кре­сен­ский храм во­лост­но­го се­ла Пав­лов­ка (в неко­то­рых до­ку­мен­тах Пав­лов­ское) Хва­лын­ско­го уез­да Са­ра­тов­ской гу­бер­нии, где ему бы­ло суж­де­но про­слу­жить до са­мой сво­ей му­че­ни­че­ской кон­чи­ны. В сво­ем про­ше­нии Прео­свя­щен­но­му Иоан­ну он пи­сал: «В про­ше­нии от 3-го но­яб­ря се­го го­да я про­сил Ва­ше Прео­свя­щен­ство предо­ста­вить мне ме­сто свя­щен­ни­ка при Кре­сто­воз­дви­жен­ской церк­ви го­ро­да Хва­лын­ска. В на­сто­я­щее вре­мя име­ет­ся празд­ным ме­сто свя­щен­ни­ка в се­ле Пав­лов­ке, Хва­лын­ско­го уез­да. Мне очень же­ла­тель­но за­нять это ме­сто по сле­ду­ю­щим при­чи­нам: в се­ле Пав­лов­ке в на­сто­я­щее вре­мя име­ют­ся двух­класс­ное ми­ни­стер­ское учи­ли­ще и шко­ла гра­мо­ты, и в ско­ром вре­ме­ни пред­по­ла­га­ет­ся от­крыть вто­ро­класс­ную цер­ков­но-при­ход­скую шко­лу – сле­до­ва­тель­но, по­сту­пив в Пав­лов­ку, я все­це­ло мог бы от­дать­ся де­лу на­род­но­го об­ра­зо­ва­ния, что со­став­ля­ет мое ис­крен­нее и сер­деч­ное же­ла­ние; за­тем, се­ло Пав­лов­ка на­хо­дит­ся в пя­ти вер­стах от ме­ста жи­тель­ства мо­их пре­ста­ре­лых ро­ди­те­лей, ко­то­рые вслед­ствие сво­их ча­стых бо­лез­нен­ных недо­мо­га­ний, крайне нуж­да­ют­ся в уте­ше­нии иметь близ се­бя сво­е­го сы­на. Осме­ли­ва­юсь утруж­дать Вас, Ва­ше Прео­свя­щен­ство, Все­ми­ло­сти­вей­ший Ар­хи­пас­тырь и Отец, по­кор­ней­шею прось­бою: дай­те мне воз­мож­ность по­тру­дить­ся по­ка я мо­лод, по­ка си­лы ду­ши и те­ла у ме­ня в из­быт­ке; дай­те мне воз­мож­ность уте­шить сво­их ро­ди­те­лей во вре­мя их ста­ро­сти и этим хо­тя немно­го от­пла­тить им за их тру­ды и за­бо­ты, ко­то­рые они по­нес­ли во вре­мя мо­е­го вос­пи­та­ния и обу­че­ния; по­кор­ней­ше про­шу Вас предо­ста­вить мне ме­сто свя­щен­ни­ка в се­ле Пав­лов­ке, Хва­лын­ско­го уез­да».

Пав­лов­ка (ныне – ра­бо­чий по­се­лок, рай­центр Улья­нов­ской об­ла­сти) бы­ла до­воль­но круп­ным и за­жи­точ­ным се­лом – на 1912 год в при­хо­де чис­ли­лось 4111 че­ло­век, еще 995 сель­чан при­над­ле­жа­ли к раз­лич­ным ста­ро­об­ряд­че­ским те­че­ни­ям. Мно­гие со­сто­я­тель­ные сель­чане бы­ли за­пи­са­ны в ку­пе­че­ство, ве­ли тор­гов­лю раз­лич­ны­ми то­ва­ра­ми. В 1827 го­ду тща­ни­ем кня­зя Ни­ко­лая Алек­се­е­ви­ча Обо­лен­ско­го в се­ле был по­стро­ен ка­мен­ный трех­пре­столь­ный храм. Ос­нов­ной пре­стол был освя­щен в честь Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва, при­де­лы – в честь По­кро­ва Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы и во имя свя­то­го ве­ли­ко­му­че­ни­ка Ди­мит­рия Со­лун­ско­го.

Об усер­дии пав­лов­цев к хра­му Бо­жию со­хра­ни­лось сви­де­тель­ство в ма­те­ри­а­лах к ис­то­ри­ко-гео­гра­фи­че­ско­му сло­ва­рю А. Н. Мин­ха[2]: «Да во­об­ще Пав­лов­ка счи­та­ет­ся пер­вым се­лом в уез­де, но жаль толь­ко, что храм Бо­жий у нас те­сен и мал. В празд­нич­ный день боль­шая по­ло­ви­на пра­во­слав­ных бо­го­моль­цев не вме­ща­ет­ся в церк­ви, мно­гим при­хо­дит­ся сто­ять вне – в огра­де». Ви­ди­мо, в ве­ли­кие празд­ни­ки на служ­бы схо­ди­лось все че­ты­рех­ты­сяч­ное пра­во­слав­ное на­се­ле­ние се­ла, раз трех­пре­столь­ный ка­мен­ный храм мог вме­стить лишь часть бо­го­моль­цев.

С 8 ян­ва­ря 1900 го­да отец Вла­ди­мир яв­ля­ет­ся за­ко­но­учи­те­лем Пав­лов­ско­го двух­класс­но­го Ми­ни­стер­ства На­род­но­го Про­све­ще­ния учи­ли­ща. С от­кры­ти­ем в Пав­лов­ке двух­класс­ной цер­ков­ной шко­лы он пре­по­да­вал За­кон Бо­жий и в ней. В на­сто­я­щее вре­мя в зда­нии шко­лы рас­по­ло­жен мо­лит­вен­ный дом. К ап­ре­лю 1913 го­да отец Вла­ди­мир со­сто­ял так­же в долж­но­сти пред­се­да­те­ля Хва­лын­ско­го Уезд­но­го от­де­ле­ния Са­ра­тов­ско­го Епар­хи­аль­но­го Учи­лищ­но­го Со­ве­та.

Уче­ни­ки цер­ков­но-при­ход­ской шко­лы, участ­во­вав­шие в цер­ков­ном хо­ре, вспо­ми­на­ли о ба­тюш­ке как о доб­ром че­ло­ве­ке, на­став­ни­ке и учи­те­ле. Де­ти ча­сто ви­де­ли, что их ро­ди­те­ли в труд­ную ми­ну­ту шли к ба­тюш­ке за со­ве­том или сло­вом уча­стия.

30 мая 1900 го­да бла­го­чин­ни­че­ский съезд 3-го окру­га Хва­лын­ско­го уез­да из­би­ра­ет свя­щен­ни­ка Вла­ди­ми­ра Пик­са­но­ва по­мощ­ни­ком бла­го­чин­но­го. 4 фев­ра­ля 1903 го­да «за рев­ност­ное слу­же­ние на поль­зу Церк­ви Бо­жи­ей, при чест­ном по­ве­де­нии» он был на­граж­ден бар­хат­ной фио­ле­то­вой ску­фьей «для упо­треб­ле­ния оной при свя­щен­но­слу­же­нии». 12 мар­та 1904 го­да, по рас­по­ря­же­нию епи­ско­па Са­ра­тов­ско­го и Ца­ри­цын­ско­го свя­то­го Гер­мо­ге­на (Долга­нё­ва; †1918) отец Вла­ди­мир был на­зна­чен на­сто­я­те­лем Кре­сто­воз­дви­жен­ской церк­ви го­ро­да Хва­лын­ска, од­на­ко по­сле сво­е­го про­ше­ния остав­лен на преж­нем ме­сте (Ре­зо­лю­ция Прео­свя­щен­ней­ше­го Гер­мо­ге­на от 18-го мар­та то­го же го­да).

Бла­го­чин­ный, свя­щен­ник Алек­сандр Ни­коль­ский, от­зы­вал­ся о сво­ем за­ме­сти­те­ле так: «По долж­но­сти ис­пра­вен и бла­го­на­де­жен… По­ве­де­ния от­лич­но хо­ро­ше­го… Су­дим и штра­фо­ван не был, под су­дом и след­стви­ем не со­сто­ял и не со­сто­ит». В кли­ро­вой ве­до­мо­сти есть за­пись о том, что отец Вла­ди­мир «недви­жи­мо­го иму­ще­ства не име­ет».

По за­по­ве­ди Гос­под­ней (Мф.28:19-20), отец Вла­ди­мир неустан­но про­по­ве­до­вал. Со­глас­но кли­ро­вой ве­до­мо­сти Вос­кре­сен­ской церк­ви, за один 1907 год он про­из­нес 119 по­уче­ний. По вос­по­ми­на­ни­ям ста­ро­жи­лов Пав­лов­ки, в боль­шие пра­во­слав­ные празд­ни­ки, по­сле служ­бы, осо­бен­но на Пас­ху, сель­чане со­би­ра­лись це­лы­ми ули­ца­ми в опре­де­лен­ном ме­сте, и ба­тюш­ка непре­мен­но на­хо­дил­ся сре­ди них. Раз­го­во­ры, ко­неч­но, ве­лись са­мые неза­тей­ли­вые: о по­все­днев­ных за­бо­тах, о хле­бе на­сущ­ном. Ав­то­ри­тет от­ца Вла­ди­ми­ра сре­ди сель­чан был непре­ре­ка­ем. К нему об­ра­ща­лись, как к че­ло­ве­ку об­ра­зо­ван­но­му, рас­су­ди­тель­но­му.

Со­хра­ни­лись вос­по­ми­на­ния и о служ­бе в хра­ме. По­се­ще­ние церк­ви в те го­ды бы­ло для сель­чан празд­ни­ком. При­хо­жане шли в храм обя­за­тель­но в чи­стой одеж­де, мо­ли­лись с бла­го­го­ве­ни­ем. Цер­ков­ный хор сла­вил­ся да­ле­ко за пре­де­ла­ми Пав­лов­ки, а к са­мим участ­ни­кам бо­го­слу­жеб­ных пес­но­пе­ний от­но­си­лись ува­жи­тель­но.

Ок­тябрь­ский пе­ре­во­рот 1917 го­да при­нес с со­бой не толь­ко сме­ну вла­сти в стране, но явил­ся на­ча­лом мас­си­ро­ван­но­го на­тис­ка бо­го­бор­цев на Цер­ковь Хри­сто­ву. Кровь му­че­ни­ков окро­пи­ла мно­гие го­ро­да и ве­си Рос­сии. В ста­тье в «Са­ра­тов­ских Епар­хи­аль­ных Ве­до­мо­стях», по­свя­щен­ной по­ло­же­нию сель­ско­го ду­хо­вен­ства епар­хии в на­ча­ле 1918 го­да, от­ме­ча­лось, что от­ня­тие у ду­хо­вен­ства зем­ли и жи­лищ, гра­бе­жи, при­вле­че­ние свя­щен­ни­ков к «су­ду сель­ско­го три­бу­на­ла» по об­ви­не­нию в контр­ре­во­лю­ци­он­но­сти ста­ли ха­рак­тер­ны­ми для пер­вых ме­ся­цев 1918 го­да. Это бы­ли «яв­ле­ния не еди­нич­но­го, а об­ще­го по­ряд­ка, слу­ча­ю­щи­е­ся од­новре­мен­но в раз­ных се­лах и уез­дах епар­хии».

В мар­те-ап­ре­ле 1918 го­да вол­на боль­ше­виц­ко­го раз­гу­ла до­ка­ти­лась и до са­мо­го се­вер­но­го из са­ра­тов­ских уез­дов. На­сто­я­тель Вос­кре­сен­ско­го хра­ма Пав­лов­ки стал, ве­ро­ят­но, пер­во­му­че­ни­ком из чис­ла кли­ри­ков Са­ра­тов­ской епар­хии, по­стра­дав­ших от бо­го­бор­цев.

По сви­де­тель­ству оче­вид­цев, убий­ство от­ца Вла­ди­ми­ра про­изо­шло так. Несколь­ки­ми дня­ми ра­нее в Пав­лов­ку при­бы­ли несколь­ко крас­но­гвар­дей­цев, ко­то­рые бы­ли обез­ору­же­ны мест­ны­ми жи­те­ля­ми. Это да­ло вла­стям по­вод ду­мать, что в се­ле ор­га­ни­зо­ва­на так на­зы­ва­е­мая бе­лая гвар­дия. А так как в се­ле был свя­щен­ник, лю­би­мый и ува­жа­е­мый при­хо­дом, то «есте­ствен­но» яви­лось пред­по­ло­же­ние, что и этот свя­щен­ник – отец Вла­ди­мир Пик­са­нов – со­сто­ит, ес­ли не во гла­ве, то в чис­ле бе­лой гвар­дии. Для на­ка­за­ния жи­те­лей се­ла за обез­ору­жи­ва­ние крас­но­гвар­дей­цев в Пав­лов­ку был по­слан от­ряд Крас­ной Гвар­дии чис­лен­ность око­ло 650-ти че­ло­век, уве­ли­чен­ный по­том под­креп­ле­ни­ем до вось­ми­сот че­ло­век, – и на­ча­лись ре­прес­сии. Ве­че­ром 2 ап­ре­ля (20 мар­та по ста­ро­му сти­лю) в дом от­ца Вла­ди­ми­ра яви­лось несколь­ко крас­но­гвар­дей­цев, ко­то­рых отец Вла­ди­мир на­по­ил и на­кор­мил. Ви­ди­мо, обы­чаи «от­ли­чав­ше­го­ся са­мым ши­ро­ким хле­бо­соль­ством» от­ца Ер­ми­ла креп­ко со­блю­да­лись в се­мье Пик­са­но­вых, хо­тя свя­щен­ник не мог не по­ни­мать, что добра для се­бя от ка­ра­те­лей он вряд ли до­ждёт­ся. По­ужи­нав, они объ­яви­ли свя­щен­ни­ку, что аре­сто­вы­ва­ют его, и от­пра­ви­ли в со­про­вож­де­нии во­ору­жен­ных лю­дей в 10 ча­сов ве­че­ра в зда­ние Во­лост­но­го Прав­ле­ния.

Что про­изо­шло да­лее – в по­дроб­но­стях неиз­вест­но; из­вест­но толь­ко то, что отец Вла­ди­мир ча­са в три но­чи при­ве­ден был до­мой страш­но из­би­тый пле­тя­ми. До­ма стра­да­лец про­был до утра. Утром к нему яви­лись опять крас­но­гвар­дей­цы и по­ве­ли в Во­лост­ное Прав­ле­ние. По­сколь­ку, по вос­по­ми­на­ни­ям жи­те­лей Пав­лов­ки, крас­но­гвар­дей­цы уве­ли ба­тюш­ку, не поз­во­лив ему да­же снять епи­тра­хиль, мож­но пред­по­ло­жить, что по­след­нее утро в сво­ей зем­ной жиз­ни но­во­му­че­ник про­вел в мо­лит­ве. Шли так: по бо­кам свя­щен­ни­ка по од­но­му крас­но­гвар­дей­цу, и один сза­ди. По до­ро­ге к ме­сту рас­стре­ла му­чи­те­ли глу­ми­лись над ба­тюш­кой. Отец Вла­ди­мир со сми­ре­ни­ем пе­ре­но­сил из­де­ва­тель­ства. На­род тол­пой сле­до­вал за ка­ра­те­ля­ми. Мно­гие из жен­щин пла­ка­ли. При­хо­жане воз­му­щен­но кри­ча­ли, что «де­ет­ся непо­ло­жен­ное». Но это еще боль­ше рас­па­ля­ло «но­вых хо­зя­ев жиз­ни». И все же бы­ло за­мет­но, что кон­во­и­ры то­ро­пят­ся. Вид­но, бо­я­лись на­род­но­го гне­ва.

Ко­гда до­шли до при­ход­ско­го хра­ма, где-то на се­ле по­слы­шал­ся вы­стрел. Пред­по­ла­гая, ве­ро­ят­но, что на­чи­на­ет­ся сра­же­ние, и не же­лая да­лее обре­ме­нять се­бя от­цом Вла­ди­ми­ром, – со­про­вож­дав­шие его здесь же на пло­ща­ди воз­ле хра­ма рас­стре­ля­ли но­во­му­че­ни­ка. Свя­щен­ник успел обер­нуть­ся ли­цом к сво­им убий­цам и, осе­нив се­бя крест­ным зна­ме­ни­ем, про­из­нес: «Гос­по­ди! При­ми мою ду­шу». И епи­тра­хиль обаг­ри­лась кро­вью…

С те­ла уби­ен­но­го иерея крас­но­гвар­дей­цы сня­ли са­по­ги и га­ло­ши. Некая сер­до­боль­ная жен­щи­на под­ло­жи­ла под го­ло­ву от­ца Вла­ди­ми­ра его же шап­ку, а дру­гая – сло­жи­ла как по­ла­га­ет­ся ему ру­ки. При­хо­жане и род­ные хо­те­ли убрать те­ло уби­ен­но­го свя­щен­ни­ка, но сде­лать это­го им не поз­во­ли­ли. По­сле уси­лен­ных просьб крас­но­гвар­дей­цы бро­си­ли его те­ло в са­ни и до­вез­ли к его до­му, где бро­си­ли в ка­рет­ни­ке. Там те­ло про­ле­жа­ло две но­чи. По­том его по­хо­ро­ни­ли, со­вер­шив от­пе­ва­ние в до­ме, так как от­пе­ва­ние в хра­ме раз­ре­ше­но не бы­ло. По­греб­ли от­ца Вла­ди­ми­ра в цер­ков­ной огра­де.

По рас­ска­зам оче­вид­цев, ве­че­ром, по­сле рас­стре­ла ба­тюш­ки, в се­ле бы­ло непри­выч­но ти­хо. Во мно­гих се­мьях пла­ка­ли по уби­ен­но­му и мо­ли­лись.

На за­прос Епар­хи­аль­но­го Со­ве­та Са­ра­тов­ско­му Ис­пол­ни­тель­но­му Ко­ми­те­ту о фак­те убий­ства свя­щен­ни­ка и прось­бу огра­дить лич­ность, со­сто­я­ние и сво­бо­ду пра­во­слав­ных свя­щен­ни­ков, от вла­стей Хва­лын­ско­го уез­да по­сту­пил от­вет, что свя­щен­ник Вла­ди­мир Пик­са­нов убит слу­чай­но во вре­мя пе­ре­стрел­ки.

По по­ру­че­нию Епар­хи­аль­но­го Со­ве­та за­прос о судь­бе но­во­му­че­ни­ка де­лал сек­ре­тарь Со­ве­та, про­то­и­е­рей Алек­сий Хит­ров. Несколь­ко ме­ся­цев спу­стя он сам ис­пы­та­ет на се­бе все «пре­ле­сти» боль­ше­виц­ко­го су­до­про­из­вод­ства – в сен­тяб­ре 1918 го­да он бу­дет при­вле­чен в ка­че­стве об­ви­ня­е­мо­го к су­ду по де­лу но­во­му­че­ни­ка епи­ско­па Воль­ско­го Гер­ма­на (Ко­со­ла­по­ва; †1919).

Вос­кре­сен­ско­му хра­му Пав­лов­ки бы­ло суж­де­но еще пол­то­ра де­ся­ти­ле­тия слу­жить до­мом мо­лит­вы для сель­чан. «Ба­тюш­ку Пик­са­но­ва» дол­го пом­ни­ли не толь­ко ко­рен­ные жи­те­ли Пав­лов­ки, но да­же и те, кто пе­ре­ехал в се­ло по­сле 1918 го­да. К со­жа­ле­нию, име­на свя­щен­ни­ков, слу­жив­ших в се­ле по­сле му­че­ни­че­ской кон­чи­ны о. Вла­ди­ми­ра, уста­но­вить по­ка не уда­лось. В на­ча­ле 1930-х го­дов храм был за­крыт, в нем обу­стро­ен склад, а в со­сед­них зда­ни­ях бы­ли раз­ме­ще­ны рай­ком и рай­ис­пол­ком. По­сле за­кры­тия хра­ма пра­во­слав­ные пав­лов­цы со­би­ра­лись на мо­лит­ву в част­ном до­ме, хо­зяй­ку ко­то­ро­го, по име­ю­щим­ся све­де­ни­ям, пре­сле­до­ва­ли за это вла­сти.

При за­кры­тии хра­ма с него бы­ли сбро­ше­ны ко­ло­ко­ла. По сви­де­тель­ству Р. В. Бал­джи, де­воч­кой став­шей оче­вид­цем это­го со­бы­тия, «со­бра­лось все се­ло, нас с сест­рой за руч­ку, по-мо­е­му моя те­тя, при­ве­ла ту­да. Я хо­ро­шо пом­ню, как лю­ди сто­я­ли на ко­ле­нях и мо­ли­лись. С гро­хо­том упал ко­ло­кол и на­род за­пла­кал». Ве­ро­ят­но, в это же вре­мя бы­ли сне­се­ны мо­гиль­ные па­мят­ни­ки и кре­сты, сто­яв­шие на мо­ги­лах в цер­ков­ной огра­де. Имен­но там был по­гре­бен свя­щен­но­му­че­ник Вла­ди­мир.

Пред­по­ло­жи­тель­но в 1936 го­ду храм был сне­сен, а на его ме­сте вы­стро­ен сель­ский клуб. Храм рас­по­ла­гал­ся над боль­шим овра­гом, де­лив­шем все се­ло на две по­ло­ви­ны, по­это­му при стро­и­тель­стве клу­ба од­новре­мен­но бы­ло при­ня­то ре­ше­ние о ре­кон­струк­ции мо­ста, пе­ре­ки­ну­то­го через овраг. С этой це­лью был срыт бу­гор, на ко­то­ром сто­ял храм, и при этом бы­ли вскры­ты за­хо­ро­не­ния, рас­по­ла­гав­ши­е­ся в хра­мо­вой огра­де. По од­ним све­де­ни­ям, ко­сти бы­ли тай­но вы­ве­зе­ны из се­ла, по дру­гим – по­про­сту сва­ле­ны в овраг. В лю­бом слу­чае, му­че­ни­че­ские остан­ки пав­лов­ско­го на­сто­я­те­ля бы­ли пре­да­ны на по­ру­га­ние вме­сте с остан­ка­ми тех пра­во­слав­ных, кто был по­гре­бен воз­ле сво­е­го род­но­го хра­ма.

Имя иерея Вла­ди­ми­ра Пик­са­но­ва вклю­че­но в Со­бор но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Церк­ви Рус­ской с со­вер­ше­ни­ем его па­мя­ти в день кон­чи­ны 2 ап­ре­ля (20 мар­та) по­ста­нов­ле­ни­ем Свя­щен­но­го Си­но­да Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви от 15 июля 2016 го­да.

Ис­точ­ник: Сайт Са­ра­тов­ской и Воль­ской Епар­хии


При­ме­ча­ния

[1] Так со­глас­но офи­ци­аль­но­му из­ве­ще­нию в «Са­ра­тов­ских епар­хи­аль­ных ве­до­мо­стях». В по­служ­ном спис­ке ука­за­на да­та 25 но­яб­ря.

[2] Алек­сандр Ни­ко­ла­е­вич Минх (1833 – 1912) – са­ра­тов­ский кра­е­вед, один из учре­ди­те­лей Са­ра­тов­ской гу­берн­ской уче­ной ар­хив­ной ко­мис­сии (СУАК), за­ло­жив­шей ос­но­вы об­ласт­но­го кра­е­вед­че­ско­го му­зея, член Им­пе­ра­тор­ско­го Мос­ков­ско­го Ар­хео­ло­ги­че­ско­го об­ще­ства, член Им­пе­ра­тор­ско­го Рус­ско­го Гео­гра­фи­че­ско­го об­ще­ства, дей­стви­тель­ный член Са­ра­тов­ско­го гу­берн­ско­го ста­ти­сти­че­ско­го ко­ми­те­та, член Ни­же­го­род­ской, Там­бов­ской, Вла­ди­мир­ской и дру­гих ар­хив­ных ко­мис­сий. В 1898 – 1902 го­дах в Са­ра­то­ве вы­шли пер­вые че­ты­ре вы­пус­ка его «Сло­ва­ря», осталь­ные ма­те­ри­а­лы оста­лись неопуб­ли­ко­ван­ны­ми.

Случайный тест