Дни памяти:

3 марта  (переходящая) – 3 марта (18 февраля) в невисокосный год / 2 марта (18 февраля) в високосный год

9 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

Житие

Пре­по­доб­но­ис­по­вед­ник Вла­ди­мир ро­дил­ся в 1872 го­ду в де­ревне Ши­ба­но­во Псков­ско­го уез­да Псков­ской гу­бер­нии в се­мье кре­стья­ни­на Те­рен­тия Те­рен­тье­ва и в кре­ще­нии на­ре­чен был Ва­си­ли­ем. 15 ав­гу­ста 1898 го­да Ва­си­лий по­сту­пил в пу­стынь Свя­то­го Па­рак­ли­та в Алек­сан­дров­ском уез­де Вла­ди­мир­ской гу­бер­нии. 25 мая 1901 го­да он пе­ре­шел в Смо­лен­скую Зо­си­мо­ву пу­стынь и про­хо­дил здесь по­слу­ша­ние кро­вель­щи­ка и ма­ля­ра. 28 мар­та 1907 го­да Ва­си­лий был по­стри­жен в мо­на­ше­ство с име­нем Вла­ди­мир. 31 мая 1912 го­да он был пе­ре­ве­ден в Ца­ри­цын­ский Свя­то-Ду­хов мо­на­стырь Са­ра­тов­ской епар­хии и про­хо­дил здесь по­слу­ша­ние по­мощ­ни­ка каз­на­чея. 30 июля 1912 го­да он был ру­ко­по­ло­жен во иеро­ди­а­ко­на, и 5 ав­гу­ста то­го же го­да — во иеро­мо­на­ха. 8 ав­гу­ста 1912 го­да иеро­мо­нах Вла­ди­мир был на­зна­чен вре­мен­но управ­ля­ю­щим Ца­ри­цын­ским Свя­то-Ду­хо­вым мо­на­сты­рем. C 14 ап­ре­ля 1917 го­да он сно­ва стал под­ви­зать­ся в Смо­лен­ской Зо­си­мо­вой пу­сты­ни. В 1923 го­ду иеро­мо­нах Вла­ди­мир был воз­ве­ден в сан игу­ме­на. В этом же го­ду пу­стынь бы­ла без­бож­ни­ка­ми за­кры­та и пре­об­ра­зо­ва­на в сель­ско­хо­зяй­ствен­ную ар­тель; отец Вла­ди­мир про­жил в ней до ее упразд­не­ния боль­ше­ви­ка­ми в 1927 го­ду, по­сле че­го по­се­лил­ся в Сер­ги­е­вом По­са­де, под­ра­ба­ты­вая у част­ных лю­дей в ка­че­стве кро­вель­щи­ка.
В кон­це 1929-го — на­ча­ле 1930 го­да со­вет­ская власть воз­об­но­ви­ла ши­ро­ко­мас­штаб­ные го­не­ния на Рус­скую Пра­во­слав­ную Цер­ковь. Все мо­на­сты­ри к это­му вре­ме­ни бы­ли за­кры­ты, мо­на­хи и мо­на­хи­ни из­гна­ны и рас­се­ли­лись по го­ро­дам и ве­сям Ру­си. Но и вне мо­на­стыр­ских стен они ве­ли мо­на­ше­ский об­раз жиз­ни, как бы­ва­ло и в древ­но­сти, за­ра­ба­ты­вая на жизнь ру­ко­де­ли­ем и слу­жа в остав­ших­ся неза­кры­ты­ми хра­мах. Боль­шин­ство из них ве­ли за­мкну­тый об­раз жиз­ни, ма­ло со­об­ща­ясь с кре­стья­на­ми, чтобы не быть об­ви­нен­ны­ми при про­хо­дя­щей по­всю­ду кол­лек­ти­ви­за­ции в ан­ти­со­вет­ской де­я­тель­но­сти.
В ап­ре­ле-мае 1931 го­да со­труд­ни­ки ОГПУ Мос­ков­ской об­ла­сти аре­сто­ва­ли мо­на­хов и мо­на­хинь, обос­но­вав­ших­ся по­сле за­кры­тия оби­те­лей в се­лах и го­ро­дах об­ла­сти. Их об­ви­ни­ли в том, что они буд­то бы объ­еди­ни­лись в цер­ков­но-мо­нар­хи­че­скую ор­га­ни­за­цию, со­здан­ную под фла­гом за­щи­ты пра­во­слав­ной ве­ры от пре­сле­ду­ю­щей ее со­вет­ской вла­сти для про­ве­де­ния ан­ти­со­вет­ской ра­бо­ты. Все­го по это­му де­лу бы­ло аре­сто­ва­но шесть­де­сят че­ло­век.
Игу­мен Вла­ди­мир (Те­рен­тьев) был аре­сто­ван 5 ап­ре­ля 1931 го­да и по­сле крат­ко­го до­про­са в За­гор­ске за­клю­чен в Бу­тыр­скую тюрь­му в Москве; ту­да же пе­ре­вез­ли всех об­ви­ня­е­мых, объ­еди­нен­ных со­труд­ни­ка­ми ОГПУ по од­но­му де­лу.
1 мая 1931 го­да сле­до­ва­тель за­чи­тал от­цу Вла­ди­ми­ру по­ста­нов­ле­ние о предъ­яв­ле­нии об­ви­не­ния и за­дал несколь­ко во­про­сов. Вы­слу­шав их, игу­мен Вла­ди­мир ска­зал: «Мне при­хо­ди­лось го­во­рить с ве­ру­ю­щи­ми об ан­ти­хри­сте, но эти раз­го­во­ры мог­ли быть толь­ко шу­точ­ны­ми, так как срок по­яв­ле­ния ан­ти­хри­ста ни­ко­му неиз­ве­стен и ни­ка­ко­го зна­ме­ния на этот счет еще не бы­ло. По­яв­ле­ние со­вет­ской вла­сти я та­ким зна­ме­ни­ем не счи­таю, так как эта власть по­пуще­на Бо­гом для на­ка­за­ния рус­ско­го на­ро­да за гре­хи и для вра­зум­ле­ния. По­сколь­ку со­вет­ская власть не при­зна­ет ни­ка­ко­го Бо­га, по­это­му она и про­во­дит по­ли­ти­ку го­не­ний... Как дол­го бу­дут про­дол­жать­ся го­не­ния — не знаю, все это за­ви­сит от во­ли Бо­жи­ей... Ви­нов­ным се­бя в предъ­яв­лен­ном мне об­ви­не­нии... не при­знаю, так как в ан­ти­со­вет­ской ор­га­ни­за­ции я не со­сто­ял... в раз­го­во­рах об ан­ти­хри­сте ни­че­го про­тив­но­го со­вет­ской вла­сти с мо­ей сто­ро­ны до­пу­ще­но не бы­ло»[1].
6 июня 1931 го­да Кол­ле­гия ОГПУ при­го­во­ри­ла от­ца Вла­ди­ми­ра к пя­ти го­дам ссыл­ки. Игу­мен Вла­ди­мир (Те­рен­тьев) скон­чал­ся в ссыл­ке в Ка­зах­стане 3 мар­та 1933 го­да и был по­гре­бен в без­вест­ной мо­ги­ле.


Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка. Фев­раль».
Тверь. 2005. С. 325-326


При­ме­ча­ния

[1] ГАРФ. Ф. 10035, д. П-60406, т. 1, л. 195.

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru/

Случайный тест

(5 голосов: 5.00 из 5)