Малыши на приходе. Опыт создания детского объединения

Малыши на приходе. Опыт создания детского объединения

(1 голос5.0 из 5)

Книга про­дол­жает серию мето­ди­че­ских посо­бий по орга­ни­за­ции дет­ской и моло­деж­ной жизни в цер­ков­ной общине силами самих при­хо­жан. В изда­нии пред­став­лены прин­ципы состав­ле­ния ком­плекс­ных про­грамм работы с детьми млад­шего школь­ного воз­раста (6–10 лет) и кон­крет­ные реко­мен­да­ции, кото­рые помо­гут орга­ни­зо­вать систему заня­тий с детьми в цер­ков­ной общине. Посо­бие полезно широ­кому кругу чита­те­лей: роди­те­лей, свя­щен­ни­ков, сту­ден­тов, пра­во­слав­ных педагогов.

Реко­мен­до­вано к пуб­ли­ка­ции Изда­тель­ским сове­том Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви. Под общей редак­цией Е. А. Мороза.

Часть 1. Проблематика

Введение

В этой книге мы будем гово­рить о прин­ци­пах созда­ния раз­лич­ных мето­дик работы с детьми млад­шего школь­ного воз­раста (6–10 лет), собран­ными вокруг отдельно взя­того цер­ков­ного при­хода. Попро­буем выра­бо­тать посте­пен­ную, пло­до­твор­ную, акту­аль­ную для нашей кон­крет­ной ситу­а­ции систему духов­ного, соци­аль­ного, твор­че­ского воз­рас­та­ния наших детей, кото­рая помо­жет в раз­ре­ше­нии неко­то­рых насущ­ных про­блем, сто­я­щих перед совре­мен­ными пра­во­слав­ными семьями. И нач­нем мы свое сов­мест­ное иссле­до­ва­ние с отдель­ных обра­ще­ний к адре­са­там нашего посо­бия, чтобы опре­де­лить те цели и задачи, кото­рые оно при­звано помочь разрешить.

Адре­саты нашего пособия

  1. Семьи, вос­пи­ты­ва­ю­щие своих детей в лоне Церкви Христовой

Несо­мненно, опре­де­ля­ю­щую роль в деле вос­пи­та­ния детей играет семья, в кото­рой они воз­рас­тают. Все осталь­ные «участ­ники про­цесса» — обще­об­ра­зо­ва­тель­ная и вос­крес­ная школы, кружки, клубы и сек­ции, пре­сло­ву­тый «двор» и про­чие при­вхо­дя­щие эле­менты — явля­ются лишь допол­ня­ю­щими фак­то­рами. Кстати, эти фак­торы спо­собны играть под­час излиш­нюю, а то и деструк­тив­ную роль.

Если семья в той или иной сте­пени само­устра­ня­ется от пол­но­цен­ной жизни с соб­ствен­ными детьми, деле­ги­руя свои обя­зан­но­сти Церкви, обще­ству или госу­дар­ству, то она неиз­бежно теряет свое пред­на­зна­че­ние, ста­но­вясь рас­плыв­ча­той «соци­аль­ной ячейкой».

Раз­ру­ше­ние семьи тесно увя­зано с поте­рей ее чле­нами пони­ма­ния смысла семей­ной жизни, что застав­ляет семьи ста­но­виться «непол­ными» (само по себе стран­ное и страш­ное опре­де­ле­ние) либо пре­вра­щаться в «семьи-обще­жи­тия», «семьи-камеры хра­не­ния», «семьи-кор­по­ра­ции» и т. д.

Для пра­во­слав­ных хри­стиан семья имеет вполне опре­де­лен­ный Гос­по­дом душе­спа­си­тель­ный смысл. Семья — это «малая Цер­ковь», и в этом ее вели­кое предназначение.

Еди­но­мыс­лен­ную, «еди­ным серд­цем и усты» совер­ша­е­мую семей­ную молитву мы вправе срав­ни­вать с общей молит­вой пра­вед­ни­ков, под­ви­за­ю­щихся в мона­сты­рях. И одна из важ­ней­ших педа­го­ги­че­ских задач, кото­рая стоит перед семьей, — рас­крыть перед детьми любовь и радость сов­мест­ного бытия, при­су­щего насто­я­щей семей­ной жизни.

К более подроб­ному рас­смот­ре­нию этого осно­во­по­ла­га­ю­щего вопроса мы вер­немся ниже, а сей­час отме­тим, что наше посо­бие направ­лено прежде всего на роди­те­лей, чаю­щих созда­вать и укреп­лять пол­но­цен­ные пра­во­слав­ные семьи.

В исто­рии нашего Оте­че­ства были моменты, когда целые поко­ле­ния роди­те­лей не узна­вали своих соб­ствен­ных детей, убеж­да­ясь в том, что некая незри­мая духов­ная, миро­воз­зрен­че­ская семей­ная связь самым неожи­дан­ным жесто­ким обра­зом ока­зы­ва­лась разо­рван­ной. Каза­лось, что детей вос­пи­ты­вали пра­вильно (как учили), в ограде Церкви, в труде и тра­ди­ци­он­ном укладе жизни. Но ока­за­лось, что вырос­шие дети готовы отверг­нуть Бога, отри­нуть тра­ди­ции, род­ствен­ные отно­ше­ния, опу­стив­шись до глум­ле­ния над свя­ты­нями и доно­сов на соб­ствен­ных роди­те­лей. Неизъ­яс­ни­мую горечь должны были испы­ты­вать как про­стые дере­вен­ские бабы, когда их дитяти рубили и жгли иконы, устра­и­вали конюшни в церк­вах и разо­ряли кол­хо­зами веко­вые хозяй­ства, так и город­ские интел­ли­гент­ные дамы, с ужа­сом осо­зна­вав­шие, что их люби­мые отроки и отро­ко­вицы с гика­ньем и посви­стом «рушат ста­рый мир». Конечно, не все юноши так посту­пали. Но мно­гие. Равно как и взрос­лые с пору­шен­ным семей­ным опы­том, с поте­рян­ным сущ­ност­ным пред­став­ле­нием о месте Церкви в жизни чело­века. При этом почти все они были кре­щены в пра­во­слав­ную веру и изу­чали Закон Божий в цер­ков­но­при­ход­ских шко­лах и гим­на­зиях. Но что-то пошло не так, что-то, оче­видно чрез­вы­чайно важ­ное, было упу­щено, уте­ряно, погре­бено под внеш­ним испол­не­нием обря­дов и тра­ди­ций. Нам обя­за­тельно сле­дует в этом разо­браться, чтобы не повто­рить судьбу наших обес­ку­ра­жен­ных роди­те­лей, деду­шек и бабушек.
  1. Насто­я­тели хра­мов и свя­щен­но­слу­жи­тели, оза­бо­чен­ные раз­ви­тием на своем при­ходе системы работы с детьми млад­шего школь­ного возраста

Обык­но­венно клас­си­че­ская цер­ков­но­при­ход­ская или вос­крес­ная школа на уровне млад­ших клас­сов вполне успешна в своей работе. Она вос­тре­бо­вана, ее посе­щает боль­шое коли­че­ство малых детей, кото­рые с удо­воль­ствием разу­чи­вают песни и стихи, рас­кра­ши­вают, лепят, изу­чают «дет­ское Еван­ге­лие» и полу­чают пред­став­ле­ние об осно­вах веры. Вырас­тая, ребята посте­пенно охла­де­вают к тра­ди­ци­он­ной про­грамме, и при­хо­дится при­ла­гать уси­лия, чтобы как-то нала­дить с ними пол­но­цен­ную работу. Этой про­блеме посвя­щено посо­бие «Дети на при­ходе», выпу­щен­ное в серии «Биб­лио­тека Лес­ного городка». Но вот что важно отме­тить: по-види­мому, есть насущ­ная потреб­ность в неко­то­ром совер­шен­ство­ва­нии про­грамм и для заня­тий с млад­шими школьниками.

Потреб­ность эта вырас­тает из осо­зна­ния того про­стого факта, что таким ребя­там не хва­тает одних только раз­ви­ва­ю­щих и обу­ча­ю­щих уро­ков, им необ­хо­димо пол­но­цен­ное пра­во­слав­ное дет­ство, кото­рое невоз­можно без созда­ния духовно полез­ной, пита­тель­ной, сози­да­ю­щей среды, даю­щей им воз­мож­ность сов­мест­ной дея­тель­но­сти как со сверст­ни­ками, так и со стар­шими ребя­тами и взрослыми.

Среда эта скла­ды­ва­ется не из отдель­ных заня­тий, а из вза­им­ного сотруд­ни­че­ства пра­во­слав­ных семейств, их детей и всего при­хода в целом. Такая пита­тель­ная среда порой рож­да­ется сти­хийно: отдель­ные семьи про­во­дят сов­мест­ные празд­ники и палом­ни­че­ства, ходят друг к другу в гости и помо­гают в труд­ную минуту. Но и в этом слу­чае обще­ние между детьми, их досуг, заня­тия, про­гулки и дру­гие полез­ные дела не стоит пус­кать на само­тек. Будет гораздо пло­до­твор­нее, если осо­знанно выстра­и­вать весь про­цесс. Тем более что мы не имеем права остав­лять в сто­роне от такого обще­ния ребят из нево­цер­ко­в­лен­ных семей, роди­тели кото­рых хотели бы, чтобы их ребе­нок имел пред­став­ле­ние о вере, или ребят из семей «неполно пра­во­слав­ных», в кото­рых только один из роди­те­лей ходит в храм.

Нам важно, чтобы обще­ние между детьми про­хо­дило на достой­ном уровне, их игры при­но­сили пользу, а собы­тия, про­ис­хо­дя­щие в жизни дет­ского объ­еди­не­ния, посте­пенно вос­пи­ты­вали ребят и раз­ви­вали в них раз­ные поло­жи­тель­ные каче­ства. Соб­ственно говоря, реше­нию этих вопро­сов и посвя­щена мето­ди­че­ская часть нашего посо­бия. И пас­тыр­ская роль свя­щен­но­слу­жи­теля в этом про­цессе имеет пер­во­оче­ред­ное зна­че­ние. Свя­щен­ник высту­пает духов­ным настав­ни­ком, совет­ни­ком, тре­тей­ским судьей и участ­ни­ком общих дел, тем более если у него рас­тут соб­ствен­ные дети. Но не сле­дует при­хо­жа­нам пытаться пре­вра­тить батюшку в круг­ло­су­точ­ную пси­хо­ло­ги­че­скую кон­суль­та­цию, дирек­тора все­воз­мож­ных учеб­ных заве­де­ний и пред­ста­ви­теля собеса в одном лице. Пред­ла­га­е­мая система постро­е­ния работы и при­звана помочь свя­щен­но­слу­жи­телю всё поста­вить на свои места, не ста­но­вясь при этом масте­ром «на все руки».

Доб­рые при­хо­жане пом­нят, что свя­щен­ники обык­но­венно загру­жены раз­лич­ной рабо­той сверх меры. Они под­час вынуж­дены нести хозяй­ствен­ные, адми­ни­стра­тив­ные, мис­си­о­нер­ские и свои семей­ные послу­ша­ния. Помочь батюшке в столь необ­хо­ди­мой работе с ребя­тами на при­ходе — достой­ная задача для роди­те­лей этих дети­шек. Кроме того, если в семье свя­щен­ника под­рас­тают ребята под­хо­дя­щего воз­раста, при­хо­жане сде­лают доб­рое дело, не пре­вра­щая этих детей в объ­ект все­об­щего уми­ле­ния и почи­та­ния (что непо­лезно), а под­клю­чая их к общей работе.
  1. Пра­во­слав­ные школы и гим­на­зии, рабо­та­ю­щие с ребя­тами во вто­рую поло­вину дня

В ходе состав­ле­ния про­грамм «вто­рой части» дня завучи раз­лич­ных пра­во­славно ори­ен­ти­ро­ван­ных учеб­ных заве­де­ний стал­ки­ва­ются с про­бле­мой их содер­жа­тель­ного напол­не­ния. В каче­стве воз­мож­ного направ­ле­ния работы, наряду с раз­лич­ными круж­ками, сек­ци­ями, сту­ди­ями, мастер­скими, мы пред­ла­гаем обра­тить вни­ма­ние на клуб­ный прин­цип ее постро­е­ния. Один раз в неделю, напри­мер в пят­ницу, можно посвя­тить дея­тель­но­сти осо­бого клуба, объ­еди­ня­ю­щего ребят из раз­ных парал­ле­лей млад­шей школы. Отдель­ные эле­менты про­граммы его работы можно вклю­чать и в раз­но­об­раз­ные школь­ные начи­на­ния. Такой клуб поз­во­лит объ­еди­нить ребят на базе реаль­ного инте­рес­ного дела, даю­щего им воз­мож­ность про­явить свои ком­пе­тен­ции, не вос­тре­бо­ван­ные в рам­ках орди­нар­ной школь­ной программы.

Группы про­длен­ного дня стра­дают под­час двумя про­ти­во­по­лож­ными, но име­ю­щими один и тот же корень про­бле­мами. Педа­гоги либо не знают, как запол­нить отве­ден­ное для дея­тель­но­сти такой группы время, и она посте­пенно пре­вра­ща­ется в «камеру хра­не­ния» ребят, либо, ста­ра­ясь мак­си­мально нагру­зить детей рабо­той, пере­ги­бают палку. Как известно, луч­ший отдых — это смена дея­тель­но­сти, что заме­ча­тельно можно pea­ли­зо­вать, опи­ра­ясь на опи­сан­ные ниже прин­ципы состав­ле­ния инди­ви­ду­аль­ных (под­хо­дя­щих в кон­крет­ных обсто­я­тель­ствах) методик.
  1. Работ­ники вос­крес­ных школ и дру­гих объ­еди­не­ний на при­ходе и в епархии

Чаще всего на при­хо­дах в каче­стве дирек­то­ров и пре­по­да­ва­те­лей, вос­пи­та­те­лей и круж­ко­во­дов вос­крес­ных школ рабо­тают или дамы почтен­ного воз­раста, или сту­денты (что реже), и далеко не вся­кий при­ход спо­со­бен потя­нуть такой оклад, кото­рый дает воз­мож­ность взять работ­ника на пол­ную ставку.

В своей работе эти достой­ные люди опи­ра­ются на раз­лич­ные мето­ди­че­ские раз­ра­ботки, часть из кото­рых несколько уста­рела (ска­жем, доста­лась нам из вре­мени импе­ра­тор­ской Рос­сии), а дру­гая часть до боли напо­ми­нает обще­об­ра­зо­ва­тель­ную школь­ную про­грамму. Что же каса­ется работы по отдель­ным направ­ле­ниям (пению, выши­ва­нию, сто­ляр­ному делу и т. д.), то чаще всего такие про­граммы не увя­заны между собой и про­во­дятся авто­номно, что зна­чи­тельно сни­жает их моти­ва­ци­он­ный и про­фес­си­о­наль­ный потенциал.

Цель нашего посо­бия не давать кон­крет­ную уни­вер­саль­ную мето­дику на все слу­чаи жизни, чего сде­лать в прин­ципе невоз­можно (и хорошо, что так), а, во-пер­вых, пока­зать базо­вые прин­ципы постро­е­ния работы, во-вто­рых, пред­ло­жить систему для раз­ра­ботки соб­ствен­ных методик.

Мы хорошо с вами знаем, что каж­дый отдельно взя­тый при­ход по-сво­ему уни­ка­лен. Он может быть город­ским или дере­вен­ским, при­над­ле­жать мега­по­лису или дач­ному поселку. Слу­жить на нем может как дея­тель­ный и мис­си­о­нер­ски настро­ен­ный батюшка, так и моло­дой, неопыт­ный, тихий свя­щен­ник, не склон­ный по той или иной при­чине к обще­ствен­ной работе. И в этой связи хорошо иметь не столько пред­став­ле­ние о том, что именно делать (ясно, что зани­маться с детьми), сколько осо­зна­ние, зачем и как это делать наи­луч­шим обра­зом. В любом слу­чае пред­став­лен­ные в посо­бии при­меры раз­лич­ных про­грамм послу­жат пищей для раз­мыш­ле­ний или отправ­ной точ­кой в под­го­товке соб­ствен­ных разработок.

Необ­хо­димо заме­тить, что совет­ский период оста­вил в педа­го­ги­че­ской среде урод­ли­вый фор­ма­ли­сти­че­ский новояз, от кото­рого мы при­зы­ваем избав­ляться и более к нему не при­бе­гать. Одно только рас­про­стра­нен­ное слово «круж­ко­вод» вызы­вает в созна­нии совер­шенно неуправ­ля­е­мые ассо­ци­а­ции. Попро­буем изъ­ять из оби­хода тер- мины, напря­мую свя­зан­ные с обще­об­ра­зо­ва­тель­ной шко­лой. Дети обык­но­венно испы­ты­вают к таким поня­тиям более или менее стой­кую непри­язнь. По край­ней мере не будем назы­вать заня­тие или сбор «уро­ком», какое-либо радост­ное (а иначе —зачем?) дело —меро­при­я­тием, а наше объ­еди­не­ние при храме — шко­лой, пусть даже и вос­крес­ной. По зре­лом раз­мыш­ле­нии нам ста­нет понятно, что про­яв­лять мир Божий для ребенка мы должны на достой­ном рус­ском языке, избе­гая при этом казен­ных, уны­лых тер­ми­нов и аббревиатур.
  1. Моло­дые люди, жела­ю­щие делом послу­жить Богу и ближним

Моло­дым людям на при­ходе все­гда можно (и нужно) найти инте­рес­ное и полез­ное дело. Поно­ма­рить и петь на кли­росе, стро­ить, чинить, зани­маться ремес­лами, и устра­и­вать палом­ни­че­ства и помо­гать в работе с детьми. О послед­нем заня­тии ска­жем несколько слов.

В деле работы с ребя­тами на при­ходе юноши и девушки неза­ме­нимы. Не ста­нет ведь почтен­ная дама, кото­рая так успешно обу­чает ребят кли­рос­ному пению, играть с ними в фут­бол или пре­одо­ле­вать тури­сти­че­скую полосу пре­пят­ствий. А моло­дежь вполне на это спо­собна. Сту­денты и стар­ше­класс­ники, зани­ма­ясь с малы­шами, при­об­ре­тают для себя бес­цен­ный вос­пи­та­тель­ный опыт (сами дети их тоже вос­пи­ты­вают) и, кроме того, нахо­дят есте­ствен­ную духов­ную, твор­че­скую среду оби­та­ния, такую необ­хо­ди­мую в их воз­расте, то самое реаль­ное дело, без кото­рого не создать ника­кого пол­но­цен­ного «моло­деж­ного пра­во­слав­ного клуба».

Можно под­го­то­вить и про­ве­сти боль­шую лес­ную игру на целый день, не рас­те­ряв при этом поло­вину детей. Можно запи­сать с малы­шами общий кон­церт и раз­мно­жить его на дис­ках всем жела­ю­щим. Можно и нужно ради обес­пе­че­ния без­опас­но­сти ребят выучить при­емы ока­за­ния пер­вой меди­цин­ской помощи. И всё это (равно как и мно­гое дру­гое) даст заме­ча­тель­ную воз­мож­ность моло­дежи при­не­сти пользу и про­явить истин­ную любовь.

Вы можете ска­зать, что у моло­дых людей мало педа­го­ги­че­ских навы­ков и далеко не все из них захо­тят рабо­тать с детьми. Очень может быть, но в деле при­об­ре­те­ния пози­тив­ного опыта на началь­ном этапе помо­жет дан­ное посо­бие. А что каса­ется жела­ния, то каж­дому можно найти работу по плечу: одни хоро­воды с малы­шами водят, а дру­гие костер раз­жи­гают, чтобы при­го­то­вить вкус­ную еду и всех накормить.

 

Струк­тура пособия

Для про­стоты работы с пред­ло­жен­ным ниже тек­стом раз­бе­ремся в его струк­туре. Она вклю­чает в себя опи­са­ние того дет­ского объ­еди­не­ния на нашем при­ходе, кото­рое мы можем посте­пенно постро­ить в соот­вет­ствии с потреб­но­стями при­хода и роди­те­лей. Далее даны прин­ципы раз­ра­ботки неко­то­рых направ­ле­ний дея­тель­но­сти такого объ­еди­не­ния и пред­став­лены допол­ня­ю­щие тра­ди­ци­он­ные пути его развития.

Наи­луч­шая мето­дика работы дет­ского объ­еди­не­ния (его форма, струк­тура), на кото­рую мы опи­ра­емся в каче­стве основ­ной, будет та, что наи­бо­лее согла­су­ется с реаль­ными запро­сами кон­крет­ного при­хода. Наше посо­бие направ­лено на созда­ние соб­ствен­ных, автор­ских про­грамм, опи­ра­ю­щихся на при­ве­ден­ный ниже орга­ни­за­ци­он­ный опыт. Мы не даем гото­вых отве­тов на вопросы, а вся­че­ски при­зы­ваем наших чита­те­лей к лич­ному твор­че­скому осмыс­ле­нию той или иной ситу­а­ции с детьми на при­ходе, кото­рая будет наи­луч­шим обра­зом раз­ре­шена через непо­сред­ствен­ное уча­стие роди­те­лей в жизни соб­ствен­ных детей.

При­меры орга­ни­за­ци­он­ных и педа­го­ги­че­ских ситу­а­ций при­во­дятся в раз­ных частях тек­ста для иллю­стра­ции того или иного кон­крет­ного слу­чая. Всё посо­бие сде­лано мак­си­мально прак­тич­ным, понят­ным, про­стым. Отдель­ные ситу­а­ции, с кото­рыми мы стал­ки­ва­лись в про­цессе нашей работы, неод­но­кратно повто­ря­ются для луч­шего их пони­ма­ния в раз­лич­ных пред­ла­га­е­мых условиях.

При­меры раз­лич­ных начи­на­ний слу­жат кар­ка­сом для постро­е­ния соб­ствен­ных про­грамм и раз­ра­бо­ток, ведь для нас важно не столько объ­яс­нить дословно после­до­ва­тель­ность дей­ствий, сколько выра­бо­тать навык созда­ния алго­ритма раз­ре­ше­ния прак­ти­че­ски любой педа­го­ги­че­ской и орга­ни­за­ци­он­ной ситуации.

Все опи­сан­ные ниже про­граммы лишь при­мер такой работы при храме с детьми млад­шего школь­ного воз­раста, кото­рый можно исполь­зо­вать в каче­стве инно­ва­ци­он­ной стар­то­вой пло­щадки для соб­ствен­ных разработок.

Целе­по­ла­га­ние

Объ­ек­том наших уси­лий может быть как боль­шая, с накоп­лен­ным мно­го­лет­ним опы­том вос­крес­ная школа, так и только что обра­зо­ван­ный при­ход, на кото­ром далеко не все друг друга знают и совсем еще не нала­жена работа с детьми. В пер­вом слу­чае мы лишь пред­ло­жим некие новые формы заня­тий, ряд ука­за­ний и спо­собы реа­ли­за­ции мето­дик, под­хо­дя­щих в раз­лич­ных ситу­а­циях, а во вто­ром — пока­жем раз­лич­ные пути и воз­мож­но­сти орга­ни­за­ции детей на при­ходе с пер­вых шагов. С этого и начнем.

Сле­дует отме­тить, что в нашем деле важна есте­ствен­ная посте­пен­ность. Будем стро­ить свою работу, начи­ная с малых, обы­ден­ных дел, нара­ба­ты­вая на их основе столь необ­хо­ди­мый опыт, ана­ли­зи­руя прой­ден­ное и строя на этом осно­ва­нии даль­ней­шие планы. И лучше меньше пла­ни­ро­вать да прак­ти­че­ски всё выпол­нять, чем заду­мы­вать мно­же­ство вели­ких свер­ше­ний, под непо­силь­ными объ­е­мами кото­рых мы будем погре­бены. Но в самом начале опре­де­лим для себя при­чины, застав­ля­ю­щие нас начи­нать зани­маться с ребя­тами на при­ходе. И только на пер­вый взгляд эти при­чины пока­жутся очевидными.

В боль­шин­стве слу­чаев роди­тели хотят, чтобы их детей научили на при­ходе осно­вам пра­во­слав­ной веры. Такая поста­новка вопроса про­сти­тельна тем роди­те­лям, кото­рые сами ходить в храм не имеют воз­мож­но­сти. Помимо этого, есть слу­чаи, когда роди­тели и близ­кие род­ствен­ники у ребенка отсут­ствуют вообще и он явля­ется круг­лым сиротой.

В нор­маль­ной ситу­а­ции необ­хо­димо пони­мать, что если семья в пол­ном составе и согла­сии не стре­мится к созна­тель­ной жизни в Церкви, то все осталь­ные попытки вос­пи­та­ния ребенка в пра­во­слав­ной тра­ди­ции явля­ются в той или иной сте­пени пал­ли­а­ти­вом. Таких поло­вин­ча­тых вари­ан­тов может быть мно­же­ство. Ребе­нок, отдан­ный в хоро­шую при­ход­скую школу, спо­со­бен при­ве­сти к вере своих дале­ких от Церкви роди­те­лей. Мать втайне от отца при­дет со своим чадом в храм, или бабушка при­ве­дет внука, так как самим роди­те­лям всё равно, лишь бы тот на улице не бол­тался. Но, повто­рим, все эти и мно­гие дру­гие вари­анты лишь сла­бая аль­тер­на­тива пол­но­цен­ному вос­пи­та­нию, к сожа­ле­нию, став­шая при­выч­ной обы­ден­но­стью. И с этой обы­ден­но­стью нам всё равно при­дется иметь дело.

Это озна­чает, что, во-пер­вых, мы вся­че­ски будем при­зы­вать роди­те­лей к уча­стию в деле вос­пи­та­ния соб­ствен­ных детей, а во-вто­рых, предо­ста­вим им для этого наши ресурсы и возможности.

В таком кон­тек­сте и видо­из­ме­ня­ется цель пред­по­ла­га­е­мых заня­тий. Попро­буем сфор­му­ли­ро­вать ее сле­ду­ю­щим образом.

Мы, роди­тели, сов­местно создаем для наших детей духов­ную, куль­тур­ную, твор­че­скую, рабо­чую, сози­да­ю­щую, пита­тель­ную среду, в кото­рой они будут фор­ми­ро­ваться как личности.

Семья и дети

На при­ходе соби­ра­ются дети из семей, кото­рые, даже будучи пра­во­слав­ными, могут опи­раться на самые раз­ные педа­го­ги­че­ские прин­ципы. В связи с этим у нас может воз­ни­кать опре­де­лен­ное недо­по­ни­ма­ние с отдель­ными роди­те­лями как раз из-за раз­лич­ных трак­то­вок основ пра­во­слав­ной педа­го­гики. Нам необ­хо­димо нахо­дить кон­сен­сус при раз­ре­ше­нии раз­лич­ных вос­пи­та­тель­ных ситу­а­ций, а для этого самим пони­мать и раз­де­лять неко­то­рые базо­вые прин­ципы, лежа­щие в основе пра­во­слав­ного семей­ного уклада.

Раз­бе­ремся подроб­нее. Духов­ная жизнь ребенка нераз­рывна с духов­ной жиз­нью его семьи. Даже обло­жив­шись томами тру­дов по педа­го­гике, роди­тели не смо­гут извлечь из своих зна­ний реаль­ную пользу, если ребе­нок не полу­чил в семье навы­ков молитвы, пра­во­слав­ного устро­е­ния жизни и, глав­ное, дея­тель­ной любви. Мало того, под­няв взгляд от оче­ред­ного тео­ре­ти­че­ски без­упреч­ного труда, удив­лен­ные роди­тели могут обна­ру­жить вме­сто их хруп­кого и наив­ного чада креп­кого цинич­ного юнца, кото­рый живет своей чужой и непо­нят­ной для них жиз­нью. Дабы избе­жать столь нера­дост­ной пер­спек­тивы, обра­тимся прежде всего к себе, ибо нико­гда не надо забы­вать, что «стя­жать дух мирен» — цель каж­дого пра­во­слав­ного хри­сти­а­нина, а семья в этой связи — еди­ный орга­низм, еди­ное целое, так что и отдель­ные ее члены в пол­ном духов­ном ответе друг за друга.

Здесь нелиш­ним будет вспом­нить фак­ти­че­ский девиз мно­гих и мно­гих роди­те­лей, обра­щен­ный к их чадам: «Делай не то, что я делаю, а то, что я говорю». Мы посто­янно гово­рим пра­виль­ные по суще­ству вещи и столь же посто­янно делаем всё наобо­рот, ожи­дая от детей того, что они после­дуют нашим сло­вам, а не делам. Поис­тине стран­ная и пагуб­ная мысль.

 

Как обу­стро­ить семей­ный уклад — тема, выхо­дя­щая за рамки насто­я­щего посо­бия. Но так как выше­упо­мя­ну­тую пита­тель­ную среду — нашу работу с малы­шами на при­ходе — мы ста­нем стро­ить, опи­ра­ясь на опыт пра­во­слав­ных семейств, оста­но­вимся на неко­то­рых важ­ных моментах.

Еди­ным сердцем

Семей­ные отно­ше­ния должны быть про­пи­таны духом вза­им­ного согла­сия и любви. При­об­ре­та­ются эти дары прежде всего вслед­ствие малых, неза­мет­ных, но очень важ­ных про­яв­ле­ний вза­и­мо­по­ни­ма­ния и вза­и­мо­вос­при­я­тия. Общее, пусть и крат­кое, молит­вен­ное пра­вило, чита­е­мое всеми чле­нами семьи по оче­реди. Сов­мест­ные про­гулки, заня­тия по хозяй­ству, когда нет раз­де­ле­ния на тех, кто тру­дится, и тех, кто рас­по­ря­жа­ется. Вза­и­мо­по­мощь, при кото­рой лич­ные обя­зан­но­сти и труды помо­гают в той или иной мере нести дру­гие члены семьи. Про­стые обод­ря­ю­щие слова и при­вет­ствия, готов­ность выслу­шать и помочь советом.

Детей, при­хо­дя­щих из школы, встре­чают не обы­ден­ным для нас вопро­сом «Какие отметки сего­дня?» и даже не «Как дела?», а радо­стью «Я так рада, что ты пришел!»

Кон­фликты раз­ре­ша­ются не путем нечест­ных вос­кли­ца­ний и упре­ков «В кого ты такой уро­дился!» и «За что мне такое несча­стье, все дети как дети, а мой…», а через при­об­ре­те­ние опыта вза­им­ного пока­я­ния и про­ще­ния. Роди­тели имеют общие с детьми и друг дру­гом увле­че­ния, напри­мер: туризм, ремесло или про­сто тягу к хоро­шим книгам.

Конечно, у каж­дого члена семьи есть свои обя­зан­но­сти, свое лич­ное про­стран­ство и инте­ресы, но всё это не должно ста­но­виться кам­нем пре­ткно­ве­ния. Когда роди­тели убеж­дают себя: «Глав­ное, ребе­нок сыт, обут, одет и при­строен в хоро­шее заве­де­ние… И что еще надо?» — они зани­ма­ются само­об­ма­ном. «Еще» — надо. Самое глав­ное — каж­до­днев­ная радость сов­мест­ной жизни, ощу­ще­ние этого даро­ван­ного Гос­по­дом чуда.

В даль­ней­шем мы посто­янно будем соиз­ме­рять раз­лич­ные, в том числе и кон­фликт­ные, ситу­а­ции, воз­ни­ка­ю­щие в про­цессе сов­мест­ной работы с семьями с пра­во­слав­ным укла­дом, чтобы научиться еди­но­мыс­ленно их разрешать.

 

Любовь или закон?

В наше время ото­рван­ные от пра­во­слав­ной тра­ди­ции люди (вос­пи­тан­ные в стан­дарт­ных совет­ских семьях) часто пыта­ются рекон­стру­и­ро­вать уклад семей­ной жизни, опи­ра­ясь на «Домо­строй», напри­мер и свои довольно смут­ные пред­став­ле­ния о том, как «жили при Аскольде наши деды и отцы». Они вво­дят в семей­ную повсе­днев­ную жизнь авто­ри­тар­ную (а не оте­че­скую) систему прав­ле­ния: «розги по суб­бо­там» и про­чие эле­менты попу­ляр­ной ныне тен­ден­ции под лозун­гом «воз­вра­ще­ния к корням».

Здесь мы стал­ки­ва­емся с двумя раз­лич­ными моти­ва­ци­он­ными пара­диг­мами, опре­де­ля­ю­щими наше отно­ше­ние к самому про­цессу вос­пи­та­ния. Кратко их можно выра­зить сле­ду­ю­щим обра­зом: мы моти­ви­руем ребенка согласно духу Нового Завета или Завета Вет­хого? Любо­вью или зако­ном? Стра­хом нака­за­ния и свя­зан­ной с ним физи­че­ской боли или стра­хом оскор­бить и поте­рять любовь? Дети должны знать, что Гос­подь их любит равно и все­гда? Несо­мненно. Они должны бояться поте­рять свою любовь к Нему и оскор­бить любовь своих роди­те­лей — оче­видно. Но пол­но­ценно вос­пи­ты­вать на страхе физи­че­ской боли невозможно.

Хри­сти­ан­ская любовь не озна­чает все­доз­во­лен­ность и не исклю­чает стро­гость, но един­ственно она спо­собна моти­ви­ро­вать испол­не­ние наи­важ­ней­шей запо­веди — любви к Гос­поду. В про­цессе вос­пи­та­ния воз­ни­кает бес­чис­лен­ное мно­же­ство раз­лич­ных ситу­а­ций, раз­ре­ше­ние кото­рых тре­бует твор­че­ского под­хода и не тер­пит стан­дарт­ных реше­ний. Но в основе наших трез­вен­ных рас­суж­де­ний о том, что делать в той или иной ситу­а­ции, все­гда должна лежать любовь.

 

Пол­но­цен­ная духов­ная жизнь семьи стро­ится уча­стием в таин­ствах Пра­во­слав­ной Церкви. Именно поэтому про­цесс соци­а­ли­за­ции ребенка (нала­жи­ва­ние его кон­так­тов с окру­жа­ю­щим семью миром) с самого его рож­де­ния дол­жен начи­наться с храма. По сути, храм и семей­ное окру­же­ние — мир насто­я­щего пол­но­цен­ного дет­ства. Потому что именно в цер­ков­ной ограде роди­те­лям сле­дует искать ребенку сверст­ни­ков для вся­че­ских игр, при­клю­че­ний, празд­ни­ков, дач­ной жизни и про­чих доб­рых дел. При этом его роди­тели и роди­тели его дру­зей не пре­вра­ща­ются в стро­гих над­зи­ра­те­лей, но и не пус­кают всё на само­тек, ста­ра­ясь наи­луч­шим обра­зом помочь состо­яться дет­ству своих детей.

Эта цель вполне дости­жима и без созда­ния какой- либо струк­туры (школы, клуба, брат­ства) при храме, но, как мы уви­дим, нали­чие такой струк­туры зна­чи­тельно улуч­шает жизнь.

Преимущества продуманного отдыха

Дого­во­римся о терминах

Давайте для про­стоты назы­вать созда­ва­е­мое нами объ­еди­не­ние (стар­ший дет­са­дов­ский — млад­ший школь­ный воз­раст, ребята 6–10 лет) пат­ру­лем, а его участ­ни­ков — малы­шей — сле­до­пы­тами. Эти услов­ные тер­мины, вве­ден­ные нами для про­стоты, родом из Наци­о­наль­ной орга­ни­за­ции доб­ро­воль­цев «Русь», воз­ник­шей на тра­ди­циях дет­ских и моло­деж­ных объ­еди­не­ний рус­ского зару­бе­жья, о чем подроб­нее мы рас­ска­жем в нашем При­ло­же­нии. Есте­ственно, назы­вать такие объ­еди­не­ния можно по-раз­ному: клу­бами, орга­ни­за­ци­ями, шко­лами. Почему «пат­руль»? Потому что сле­до­пыты любят изу­чать и иссле­до­вать, они свое­об­раз­ные пер­во­про­ходцы своей жизни, а «пат­руль» — это не совсем серьез­ное обо­зна­че­ние их серьез­ных наме­ре­ний. Пат­руль (клуб) дол­жен иметь свое назва­ние, ска­жем «Ясные соколы», «Таин­ствен­ный ост­ров» или какое-то еще не слиш­ком гро­мозд­кое и дале­кое от дет­ского вос­при­я­тия. Взрос­лых, зани­ма­ю­щихся с ребятами,условно обо­зна­чим тер­ми­ном «руко­во­ди­тели». Этот тер­мин при необ­хо­ди­мо­сти можно заме­нить на вожа­тых, инструк­то­ров или воспитателей.

Дети на пикнике

Вспом­ним сами, как наша друж­ная ком­па­ния — несколько почтен­ных (здесь неко­то­рое пре­уве­ли­че­ние) семейств — выби­ра­ется на дачу «поды­шать све­жим воздухом».

Взрос­лые устра­и­вают стол, раз­жи­гают костер, добы­вают угли, играют в мяч со сво­ими детьми и нахва­ли­вают хле­бо­соль­ных хозяев. Но после обиль­ной тра­пезы обык­но­венно детей отправ­ляют порез­виться, пред­ва­ри­тельно снаб­див их про­дук­то­вым пай­ком, чтобы они сами себя раз­вле­кали и тихо пита­лись при необ­хо­ди­мо­сти, не мешая взрос­лым вести бес­ко­неч­ные раз­го­воры и петь песни. В луч­шем слу­чае чей-то сер­до­боль­ный папа сде­лает пло­хонь­кий лук и немного постре­ляет с ребя­тами, а чья-то забот­ли­вая мама научит дево­чек пле­сти венки.

Через пол­часа дети либо ока­жутся в три­де­вя­том цар­стве окру­жа­ю­щего леса — поди отыщи, либо (что совсем рас­строит при­сут­ству­ю­щих) выстро­ятся вокруг пир­ше­ствен­ного стола, нач­нут пла­каться, что им скучно, и вообще без­осно­ва­тельно тре­бо­вать к себе повы­шен­ного вни­ма­ния от людей, кото­рые именно это свое каче­ство про­яв­лять в дан­ный момент совер­шенно не склонны.

Далее угрозы пере­ме­жа­ются уве­ще­ва­ни­ями, занят­ными и бес­по­мощ­ными рито­ри­че­скими вопро­сами «Я кому ска­зал?» и «Ты что, рус­ского языка не пони­ма­ешь?», и вот здесь сле­дует вспом­нить о ста­рых доб­рых тра­ди­циях, когда слово «тятьки» было закон, под­креп­лен­ный клас­си­че­скими ору­ди­ями вос­пи­та­ния (вымо­чен­ной дре­ве­си­ной, к примеру)…

Такие (или почти такие) ситу­а­ции воз­ни­кают посто­янно. Дети тре­буют вни­ма­ния, бывает, что и агрес­сивно, а мы, взрос­лые, далеко не все­гда готовы его уделить.

Давайте посмот­рим, как в дан­ной ситу­а­ции нам может помочь нали­чие на при­ходе (а именно при­хо­жане одного храма отпра­ви­лись на пик­ник) какой-либо струк­туры, зани­ма­ю­щейся с малышами.

Если мы впи­шем пред­по­ла­га­е­мую вылазку на дачу в план заня­тий, то она (вылазка) запро­сто может пре­вра­титься в увле­ка­тель­ное и содер­жа­тель­ное при­клю­че­ние, кото­рое к тому же орга­нично ложится в общую программу.

Пред­по­ло­жим, мы с малы­шами на преды­ду­щей встрече начали зани­маться рисо­ва­нием. У нас про­грамма, рас­счи­тан­ная на пол­года, и мы хотим при­вить детям чув­ство пре­крас­ного (хотя и сами не все­гда точно знаем, пере­жи­вали мы это чув­ство или нет). И вот ред­кая удача: воз­мож­ность орга­ни­зо­вать насто­я­щий пленэр.

Так как (и это очень важно) нали­чие объ­еди­ня­ю­щего нас пат­руля дает воз­мож­но­сти уста­но­вить неко­то­рые общие про­стые пра­вила, кото­рые все детишки обе­ща­лись испол­нять (сла­бое уте­ше­ние), то мы уго­ва­ри­ва­емся играть в насто­я­щих худож­ни­ков. А насто­я­щие худож­ники нико­гда не жалу­ются и не каприз­ни­чают, по край­ней мере перед сво­ими родителями.

Пре­красно. Мы устра­и­ваем наш соб­ствен­ный насто­я­щий-пре­на­сто­я­щий пле­нэр, далее всех ожи­дают лег­кие закуски, выставка работ и подвиж­ные игры, кото­рые, несо­мненно, отли­чают наших малень­ких худож­ни­ков от всех прочих.

Парал­лельно напом­ним детиш­кам (или научим их), как пола­га­ется веж­ливо здо­ро­ваться людям искус­ства: маль­чики при­под­ни­мают бейс­болку за козы­рек и коротко кла­ня­ются, девочки гра­ци­озно накло­няют головки и слегка при­се­дают, и при­зо­вем всех соблю­дать те пра­вила при­ли­чий, кото­рые нам кажутся при­стой­ными и кото­рые, конечно же, соблю­дают все насто­я­щие худож­ники. Отдельно — под­го­товка и про­из­вод­ство на месте лег­ких заку­сок и про­хла­ди­тель­ных напит­ков. Порт­реты и пей­зажи. И выше­упо­мя­ну­тые подвиж­ные игры, кото­рые под­го­то­вим зара­нее, выбрав их из нашего вну­ши­тель­ного сбор­ника игр. В итоге, к общему удо­вле­тво­ре­нию, и дети заняты, и взрос­лые целы.

Не сек­рет, что одной из основ­ных рабо­чих педа­го­ги­че­ских про­блем, вста­ю­щих перед роди­те­лями, явля­ется про­блема пре­одо­ле­ния их ребен­ком каких бы то ни было труд­но­стей. Одни дети при­выкли все­гда и во всем быть молод­цами и с тру­дом пере­жи­вают пер­вые неудачи, дру­гие все­гда и во всем упо­вают на помощь роди­те­лей, тре­тьи (и это боль­шин­ство) пред­по­чи­тают бро­сить дело на сере­дине, чем понуж­дать себя к даль­ней­шей работе. Такое поло­же­ние вещей скла­ды­ва­ется из наших мел­ких зло­вред­ных усту­пок соб­ствен­ному неже­ла­нию тра­тить много вре­мени на заня­тия со сво­ими детьми. В каче­стве оправ­да­ния можно заме­тить, что такого вре­мени под­час ката­стро­фи­че­ски не хва­тает, что воз­вра­щает нас к необ­хо­ди­мо­сти коопе­ра­ции с дру­гими роди­те­лями для созда­ния еди­ного вос­пи­та­тель­ного про­стран­ства вокруг храма, о чем мы здесь посто­янно тол­куем. Судите сами: мы не можем ждать, пока чадо собе­рет раз­бро­сан­ные игрушки (позд­ний час, а нас еще ждет люби­мый сериал), и начи­наем лихо­ра­дочно рабо­тать за него (а не вме­сте с ним). То есть было бы пра­вильно, учи­ты­вая осо­бен­но­сти харак­тера нашего дитяти, вовремя начать при­борку после вечер­них игр, помо­гая доб­рым сло­вом и своим малым уча­стием. Но так полу­ча­ется далеко не все­гда, и печально, если нашим обы­чаем ста­но­вятся вза­им­ные укоры и упреки, дет­ские слезы, нерв­ная недоб­рая уборка, в резуль­тате чего ко сну отхо­дит оби­жен­ный и несчаст­ный малыш.

 

Сте­пень необ­хо­ди­мого участия

Нетрудно заме­тить, что на сло­вах всё выгля­дит достойно, а на деле мы пред­стаем перед тремя серьез­ными проблемами.

Одна из них прак­ти­че­ская и две фун­да­мен­таль­ные. Прак­ти­че­ская про­блема фор­му­ли­ру­ется про­сто. А именно: кто из взрос­лых участ­ни­ков пик­ника вынуж­ден будет на всем его про­тя­же­нии изоб­ра­жать мэтра худож­ни­ков и сле­дить за малыш­ней, а не сидеть за общим взрос­лым сто­лом? Ответ оче­ви­ден: тот, кто в дан­ную пору ведет с ребя­тами заня­тия по рисо­ва­нию. Но далее (в сле­ду­ю­щий раз), когда сле­до­пыты зай­мутся поис­ком бога­тыр­ского клада, уже дру­гой роди­тель из нашей среды будет раз­ма­хи­вать дере­вян­ным мечом и сидеть на дереве, изоб­ра­жая либо Соло­вья-раз­бой­ника, либо Идо­лище пога­ное (на выбор).

В каче­стве мэтра можно исполь­зо­вать несе­мей­ного сту­дента, кото­рый нако­нец полу­чит воз­мож­ность про­явить свои скры­тые таланты. В конце кон­цов, чтобы под­учить детей цвет­ными каран­да­шами травку рас­кра­ши­вать (зеле­ная полоса), речку и небо с сол­ныш­ком (две синие полосы и жел­тый кру­жок с лучи­ками), осо­бым худо­же­ствен­ным даром обла­дать необязательно.

Фун­да­мен­таль­ных про­блем, как уже гово­ри­лось, две. Во-пер­вых, а где же обе­щан­ное уча­стие взрос­лых в жизни детей? Во-вто­рых, а как именно всё это при­ду­мать и про­ве­сти? На вто­рой вопрос пыта­ется отве­тить наше посо­бие, а на пер­вый отве­тим сразу же.

Во время под­го­товки пле­нэра мы, орга­ни­за­торы, не обой­демся без помощи роди­те­лей. Одна мама собе­рет дево­чек, раз­ра­бо­тает меню и под­бе­рет убран­ство, дру­гая про­ве­дет пару заня­тий на тему «Веж­ли­вые дети в при­лич­ной обста­новке», где сов­местно с малы­шами обыг­рает обы­ден­ные ситу­а­ции и выяс­нит, насколько они пом­нят пра­вила пове­де­ния во время тра­пезы. Спе­ци­ально подо­бран­ный папа научит маль­чи­ков сме­ши­вать раз­ные дет­ские про­хла­ди­тель­ные кок­тейли (из нату­раль­ных про­дук­тов, а не цвет­ную гази­ровку), помо­жет при­ду­мать для них назва­ния, поза­бо­тится об их про­из­вод­стве на месте и так далее. А во время самого пик­ника взрос­лые могут уде­лить ребя­там толику вни­ма­ния, пози­руя минут десять для порт­ре­тов («Уга­дайте, какой именно еж на самом деле не еж, а моя люби­мая мама…»). Затем они попро­буют оце­нить пред­став­лен­ные живо­пис­ные про­из­ве­де­ния и в конце (или в начале) поиг­рают в неко­то­рые не очень подвиж­ные игры — не всё же за сто­лом раз­го­воры разговаривать.

В каче­стве «вишенки на торте» можно пред­ло­жить юным худож­ни­кам хра­нить мол­ча­ние во время заня­тий живо­пи­сью, обра­ща­ясь за помо­щью к «мэтру» шепо­том после веж­ли­вого под­ня­тия руки. Осмыс­лен­ные игро­вые эле­менты — усло­вия и пра­вила игр — весьма помо­гают «вкусно» обу­стро­ить весь процесс.

Таким обра­зом, умело впле­тен­ная в общую жизнь при­хо­жан про­грамма работы нашего пат­руля посо­дей­ствует реше­нию неко­то­рых вос­пи­та­тель­ных и обра­зо­ва­тель­ных про­блем. Кстати, об обра­зо­ва­нии и поговорим.

Школьные годы. Чудесные?

Мы все столк­немся (столк­ну­лись) с про­бле­мой, кото­рую нам пред­стоит решить, отпра­вив наше чадо в обще­об­ра­зо­ва­тель­ную школу. Про­блема эта состоит в том, что орди­нар­ная школа имеет непри­ят­ную осо­бен­ность отвра­щать неко­то­рых (мно­гих) детей от учебы, радость от кото­рой быстро сме­ня­ется уны­нием. Доба­вим сюда неиз­беж­ные стрессы, не вполне адек­ват­ные отно­ше­ния в школь­ном кол­лек­тиве и, что осо­бенно печально, нека­че­ствен­ное образование.

Вся выс­шая школа в лице ее про­фес­суры сетует на прак­ти­че­ское отсут­ствие у сту­ден­тов так назы­ва­е­мых необ­хо­ди­мых ком­пе­тен­ций. Проще говоря, даже в вузы у нас попа­дает мно­же­ство про­фа­нов, отчис­ля­е­мых после пер­вой сес­сии, несмотря на отлично сдан­ный еди­ный госу­дар­ствен­ный экза­мен (тесты).

Тех, кто не отчис­лен, при­хо­дится учить фор­му­ли­ро­вать связ­ные пред­ло­же­ния, делать выводы, рабо­тать с источ­ни­ками и про­во­дить само­сто­я­тель­ные иссле­до­ва­ния (или хотя бы созда­вать види­мость оных). Рабо­то­да­тели, кстати, пеняют выс­шей школе на то, что им при­хо­дится фак­ти­че­ски пере­учи­вать выпуск­ни­ков вузов, так как те ока­зы­ва­ются бес­по­мощ­ными, при­сту­пая к реаль­ной работе.

Корень про­блемы упи­ра­ется как раз в млад­шие классы сред­ней школы. Мы волей-нево­лей про­сто вынуж­ден ны будем вос­пол­нять школь­ные про­белы у своих детей, если, конечно, нам не повезло иметь под боком «про­дви­ну­тую» школу и у нас есть воз­мож­ность за нее платить.

Чему именно не все­гда каче­ственно учит школа и что именно мы будем вынуж­дены вос­пол­нять? Прежде всего это при­уче­ние ребенка к осмыс­лен­ному, пло­до­твор­ному интел­лек­ту­аль­ному и физи­че­скому труду (надо этим зани­маться с ран­него дет­ства). Дети должны полу­чать радость от этой работы. Должны видеть в ней смысл, пони­мать ее цели, на прак­тике увя­зы­вать их со своей реаль­ной жиз­нью. Дети должны уметь связно изла­гать свои мысли (и эти мысли должны появ­ляться у них в голо­вах), фор­му­ли­ро­вать вопросы, выслу­ши­вать ответы, делать выводы, поль­зо­ваться раз­лич­ными источ­ни­ками инфор­ма­ции, выде­лять глав­ное и вто­ро­сте­пен­ное, интер­пре­ти­ро­вать факты, сло­вом, пони­мать их окру­жа­ю­щие смыслы. В итоге (и в про­цессе) откры­вать для себя целост­ность, кра­соту и гар­мо­нию Божьего мира. А для этого необ­хо­димо еще раз­би­раться в искус­стве, отли­чать под­лин­ные его про­из­ве­де­ния от мас­со­вых под­де­лок, любить читать книги и слу­шать музыку, пони­мать при­роду и уметь мно­гое делать сво­ими руками. Так как не вся­кая школа берется научить всему этому наших детей, то эти задачи ложатся на наши с вами плечи. На уровне одной семьи сво­ими силами такие про­блемы очень трудно разрешить.

Помо­жем себе и школе

Здесь сле­дует упо­мя­нуть пред­ла­га­е­мый нами прин­ци­пи­аль­ный под­ход к про­цессу обу­че­ния чему-либо.

В ходе сов­мест­ной дея­тель­но­сти мы обу­чаем ребят  и одно­вре­менно раз­ви­ваем в них необ­хо­ди­мые каче­ства (вос­пи­ты­ваем), а зани­ма­ясь вос­пи­та­нием, опи­ра­емся на их лич­ный опыт, нажи­тый в про­цессе обучения.

 

Обычно во время заня­тий ребята слу­шают то, что им гово­рит пре­по­да­ва­тель, читают о том же в учеб­ни­ках (и, ско­рее всего, теми же сло­вами) и, отве­чая на вопросы, пере­ска­зы­вают всё усво­ен­ное. При этом оценка их тру­дов тем выше, чем ближе к тек­сту (пре­по­да­ва­теля и учеб­ника) они всё пере­ска­зали. Пло­до­твор­ность такого под­хода неиз­бежно стре­мится к нулю, так как не пере­жи­тая (обду­ман­ная) тео­ре­ти­че­ская инфор­ма­ция прак­ти­че­ски бес­по­лезна, память разве что развивает.

В насто­я­щее время хоро­шие школы пыта­ются дать уче­ни­кам воз­мож­ность для само­сто­я­тель­ного твор­че­ства. Им пред­ла­гают раз­ные точки зре­ния на изу­ча­е­мую про­блему, при­учают выска­зы­вать соб­ствен­ные суж­де­ния. В точ­ных нау­ках не дают гото­вого резуль­тата, объ­яс­няя в даль­ней­шем, как именно к нему при­шли, а совер­шают с ребя­тами сов­мест­ное иссле­до­ва­ние. Всё это можно только при­вет­ство­вать, но и этого недо­ста­точно, для того чтобы про­бу­дить в боль­шей части ребят стрем­ле­ние само­сто­я­тельно мыс­лить и тем более встро­ить изу­чен­ную тему в их пред­став­ле­ние об окру­жа­ю­щем мире.

Еще раз повто­рим: школь­ные зна­ния чаще всего не упа­ко­ваны в еди­ную кар­тину мира. Более того, тео­ре­ти­че­ские мораль­ные мак­симы (пред­по­ло­жим, обсуж­да­е­мые на уро­ках по лите­ра­туре) легко декла­ри­ро­вать на сло­вах, но крайне сложно увя­зать с обы­ден­ной, повсе­днев­ной жиз­нью ребят.

Сле­до­ва­тельно, нам необ­хо­димо при­ду­мы­вать про­граммы работы, вклю­ча­ю­щие ребят в обра­зо­ва­тель­ный и вос­пи­та­тель­ный про­цесс в каче­стве пол­но­прав­ных и актив­ных его участ­ни­ков. Такие про­граммы опи­ра­ются на посте­пен­ное осво­е­ние ребя­тами новых зна­ний и уме­ний, при­ни­мая точ­кой отсчета их лич­ный, при­ме­ня­е­мый в повсе­днев­ной жизни опыт.

Напри­мер, малые дети весьма склонны зада­вать раз­но­об­раз­ные вопросы. Отве­чая на них, а это сле­дует делать прак­ти­че­ски все­гда, если есть такая воз­мож­ность, спро­сим самих ребят, а что они сами думают по этому поводу. Этим мы при­учаем детей воз­дер­жи­ваться от вопро­сов заве­домо пустых (ино­гда малыши задают вопросы ради забавы), выска­зы­вать свое мне­ние, фор­му­ли­ро­вать опре­де­ле­ния и т. д. Дру­гой при­мер каса­ется выстра­и­ва­ния после­до­ва­тель­но­сти изу­че­ния пред­мета, кото­рый обычно носит назва­ние «Закон Божий».

Еще один повод для раздумий

Дети, полу­чая через изу­че­ние Закона Божьего пред­став­ле­ние об окру­жа­ю­щем мире, исто­рии чело­ве­че­ства и чело­века, Свя­щен­ном Писа­нии, цер­ков­ных тра­ди­циях и своем пред­на­зна­че­нии, в силу объ­ек­тив­ных при­чин чаще всего не могут эти зна­ния свя­зать непо­сред­ственно со своим житей­ским опытом.

Это тем оче­вид­нее, что ребята млад­ших клас­сов нередко при­сту­пают к изу­че­нию Закона Божьего с собы­тий Вет­хого Завета. Из-за своей него­тов­но­сти вос­при­ни­мать в пол­ной мере вет­хо­за­вет­ную исто­рию, на что не каж­дый взрос­лый спо­со­бен, ребята начи­нают отно­ситься к ее собы­тиям как к зани­ма­тель­ным исто­риям — сказ­кам. Гре­хо­па­де­ние (самое тра­гич­ное собы­тие в исто­рии чело­ве­че­ства и чело­века) пре­вра­ща­ется в быто­вую нази­да­тель­ную сценку из серии «нельзя без спроса яблоки со стола тащить», а для запо­ми­на­ния слож­ных и совсем недет­ских собы­тий пре­по­да­ва­тели под­час вынуж­дены при­ме­нять весьма стран­ные при­емы, сочи­няя, напри­мер, похо­жие на частушки стихи. Подоб­ные нова­ции от доб­рого сердца рас­про­стра­ня­ются во мно­гих мето­ди­че­ских изда­ниях, пре­вра­ща­ю­щих Свя­щен­ное Писа­ние в набор неле­пых дет­ских зага­док и ребусов.

Дети, изу­чая исто­рию Все­мир­ного потопа и Ноева ков­чега, рас­кра­ши­вают зве­рю­шек, находя в них смысл всего собы­тия, и всё это пре­вра­ща­ется для них в муль­ти­пли­ка­ци­он­ный сюжет. А почему чело­ве­че­ство было стерто с лица земли, ребя­там такого воз­раста тол­ком не рас­ска­жешь. При­ми­тивно всё объ­яс­нять — люди были пло­хие, и Бог их нака­зал (и тебя нака­жет, если слу­шаться не будешь) — оче­ред­ное печаль­ное упро­ще­ние. Мы ведь спра­вед­ливо высту­паем про­тив осво­е­ния про­из­ве­де­ний рус­ской клас­си­че­ской лите­ра­туры через комиксы, да и млад­шие школь­ники про­из­ве­де­ния Ф.М. Досто­ев­ского не про­хо­дят, а тем вре­ме­нем сами пре­вра­щаем изу­че­ние книг Вет­хого Завета в книжку-раскраску.

Логика воцер­ко­в­ле­ния

Может, все-таки сле­дует по-иному выстро­ить логику пости­же­ния тем, отра­жен­ных в Законе Божьем? Напри­мер, на пер­вых заня­тиях выяс­нить, что дети сами знают из сво­его опыта духов­ной жизни, полу­чен­ного в семье и храме, а затем посте­пенно запол­нять лакуны, начав с осве­ще­ния тех вопро­сов, кото­рые воз­ни­кают у ребят во время молитвы, пре­бы­ва­ния в храме, обду­мы­ва­ния бытия (а дети над этим ино­гда думают) или чте­ния книг.

Гос­подь наш Иисус Хри­стос, обра­ща­ясь к апо­сто­лам, боль­шин­ство из кото­рых были необ­ра­зо­ван­ными (гру­быми) рыба­ками, для объ­яс­не­ния глу­бо­ких духов­ных истин при­бе­гал к языку притч. Нам вполне воз­можно после­до­вать Его при­меру. Притчи — исто­рии из понят­ной для слу­ша­те­лей жизни — застав­ляют при­ме­нять заклю­чен­ный в них смысл к себе. Детям, как и про­сто­душ­ным рыба­кам, свой­ственно пере­но­сить услы­шан­ное на свой лич­ный опыт. И если они пони­мают, о чем идет речь, если обсто­я­тель­ства и собы­тия притчи затра­ги­вают их лич­ные про­блемы, отве­чают на эти запросы, пусть и не до конца осо­знан­ные, и плоды от таких рас­суж­де­ний будут доб­рыми. Эта тема, конечно, заслу­жи­вает более подроб­ного рас­смот­ре­ния, чем мы и зай­мемся, когда при­сту­пим к обзору глав­ного направ­ле­ния нашей работы, назван­ного нами «Мир Божий».

Не только на словах

Далее отме­тим исклю­чи­тель­ную важ­ность, как обра­зо­ва­тель­ную, так и вос­пи­та­тель­ную, сов­мест­ного осмыс­лен­ного и пло­до­твор­ного труда, осво­е­ния раз­лич­ных уме­ний (реме­сел), сов­местно пере­жи­тых событий.

Можно в тече­ние очень про­дол­жи­тель­ного вре­мени рас­суж­дать о том, что такое хорошо, а что такое плохо и какими именно при­званы быть слу­ша­тели, но без прак­ти­че­ских дел, под­креп­ля­ю­щих эти заня­тия, наши уси­лия пропадут.

Навер­няка мно­гие из нас встре­ча­лись с ситу­а­цией, когда какой-либо вполне при­лич­ный ребе­нок бойко и складно, «по-взрос­лому» научился рас­суж­дать, что надо быть послуш­ным, доб­рым и забот­ли­вым, а на деле он ябеда, под­лиза и тай­ный хули­ган. Напро­тив, нелю­ди­мый и кос­но­языч­ный инди­вид, не уме­ю­щий стишки к юби­лею про­чи­тать, неожи­данно являет бла­го­род­ство души, истин­ное сми­ре­ние и терпение.

Наше дело не тре­бо­вать от ребят, чтобы те ста­ра­лись соот­вет­ство­вать нашим (часто неадек­ват­ным) запро­сам, но чтобы они научи­лись рабо­тать над собой и сов­ме­щали в себе внеш­ние при­ли­чия с глу­бо­кой внут­рен­ней верой (послед­нее дороже). Понять, насколько ребе­нок рас­крылся, как он усвоил, при­нял те или иные уста­нов­ле­ния, можно только во время сов­мест­ной с ним дея­тель­но­сти. Мы обя­заны предо­ста­вить ребя­там про­стран­ство для реа­ли­за­ции про­го­во­рен­ных во время бесед истин.

Выби­раем друзей

В насто­я­щее время дей­ствует не так мало цер­ков­но­при­ход­ских и част­ных школ и гим­на­зий, кото­рые видят и пыта­ются решить пере­чис­лен­ные про­блемы. Благо, если наш ребе­нок имеет воз­мож­ность попасть в такие учеб­ные заве­де­ния. Но и к ним будем очень вни­ма­тельно отно­ситься. Не стоит отда­вать ребенка в непро­фес­си­о­нально орга­ни­зо­ван­ную школу, где часто пре­вратно истол­ко­вы­вают слова Еккле­си­а­ста и вся­кое зна­ние почи­тают за скорбь. Или в школы, пола­га­ю­щие себя «мона­сты­рями в миру» со всеми выте­ка­ю­щими отсюда послед­стви­ями. Или в «элит­ные» учеб­ные заве­де­ния, куль­ти­ви­ру­ю­щие свое пре­вос­ход­ство и выда­ю­щие за «глу­бо­кую духов­ность» внеш­ний пафос, забы­вая о том, что «древ­нее золото редко блестит».

Помимо пра­во­слав­ных учеб­ных заве­де­ний, осо­бую роль при­об­ре­тают част­ные дет­ские сады, создан­ные на базе при­хода. Мест в дет­ских садах под­час ката­стро­фи­че­ски не хва­тает, а если и хва­тает, то не вся­кий дет­ский сад поле­зен ребенку для посе­ще­ния. Неболь­шие группы малы­шей можно фор­ми­ро­вать, не реги­стри­руя офи­ци­ально «дет­ское дошколь­ное учре­жде­ние», тем более что в нынеш­ней ситу­а­ции чинов­ни­ками дела­ется всё, чтобы эта задача стала неосу­ще­стви­мой. Так, дама пен­си­он­ного воз­раста или без­ра­бот­ная, но спо­соб­ная при­хо­жанка, име­ю­щая своих чад, вполне подой­дет на роль вос­пи­та­теля. Если при храме есть под­хо­дя­щее поме­ще­ние и кухня — дело пой­дет. А плата вос­пи­та­телю будет осу­ществ­ляться пожерт­во­ва­ни­ями бла­го­дар­ных родителей.

Малы­шам необ­хо­димо расти в доб­ро­же­ла­тель­ной среде и хоро­шем обще­стве, так что такие дет­ские сады весьма уместны. Будет заме­ча­тельно, если насто­я­тель бла­го­сло­вит обо­ру­до­вать около храма неболь­шую дет­скую пло­щадку, кото­рая послу­жит ребя­там и их мамам. Для мам с мла­ден­цами можно выде­лить отдель­ную ком­натку, где они смо­гут покор­мить или пере­пе­ле­нать сво­его малыша.

* * *

Мы попы­та­лись объ­яс­нить, почему неко­то­рая орга­ни­за­ци­он­ная струк­тура нам не только не поме­шает, но и помо­жет. Какой именно ей быть — решим нашим сов­мест­ным с батюш­кой роди­тель­ским сове­том. Таким обра­зом, созда­ва­е­мое нами объ­еди­не­ние (условно «пат­руль») послу­жит допол­ни­тель­ным свя­зу­ю­щим зве­ном для ребят, их семейств и всего при­хода в целом. Храм Божий — центр, смысл, твор­че­ское начало для пол­но­цен­ного пра­во­слав­ного дет­ства. Дет­ства, кото­рое бес­ко­нечно много при­об­ре­тет в атмо­сфере дея­тель­ной любви и помощи со сто­роны как самих роди­те­лей ребят, так и всех при­хо­жан нашего храма.

Часть 2. Структура объединения и стадии развития

Настала пора отве­тить на вопрос: что именно по форме и каким именно обра­зом мы, соб­ственно, создаем? На вопрос «зачем?» мы уже попы­та­лись отве­тить (и будем посто­янно на него отве­чать). Теперь попро­буем подо­брать опти­маль­ную орга­ни­за­ци­он­ную струк­туру, поз­во­ля­ю­щую наи­луч­шим обра­зом выстро­ить нашу работу.

Созда­ва­е­мая струк­тура объ­еди­няет ребят 6–10 лет (воз­можны исклю­че­ния) и взрос­лых, гото­вых с ними рабо­тать. Условно назо­вем ее «пат­руль сле­до­пы­тов». Как уже гово­ри­лось, здесь воз­можны вари­анты: клуб иссле­до­ва­те­лей, вос­крес­ная школа «Терем-тере­мок», кру­жок «Коло­коль­чики» и т. д.

Наш пат­руль полу­чит свое назва­ние, эмблему, воз­можно, фор­мен­ную одежду, неко­то­рые неслож­ные пра­вила и тра­ди­ции. Мы его будем созда­вать, соблю­дая прин­цип посте­пен­но­сти, то есть по мере необ­хо­ди­мо­сти, воз­рас­тая коли­че­ственно и по воз­мож­но­сти каче­ственно. Соот­вет­ственно, будет услож­няться, ста­но­виться более насы­щен­ной жизнь и струк­тура самого патруля.

 

Рецепт при­го­тов­ле­ния 

В каче­стве «закваски» высту­пят два-три семей­ства из числа при­хо­жан нашего храма, оза­бо­чен­ные про­бле­мой вос­пи­та­ния своих дети­шек и гото­вые уде­лять этим про­бле­мам посиль­ное время и вни­ма­ние. «Дрож­жами» будут, с одной сто­роны, свя­щен­ник, пеку­щийся о своих при­хо­жа­нах и одно­вре­менно постав­лен­ный перед необ­хо­ди­мо­стью нала­дить на при­ходе работу с детьми, а с дру­гой сто­роны, сами дети, кото­рые по мере воз­рас­та­ния будут тре­бо­вать всё боль­шей заботы (до под­рост­ко­вого воз­раста, когда в слу­чае нашего без­раз­ли­чия они пере­ста­нут искать нашего вни­ма­ния). А «мука» — это дети из непол­ных (в том числе в духов­ном смысле) семей и энту­зи­а­сты: пен­си­о­неры, сту­денты и стар­ше­класс­ники (стар­шие бра­тья и сестры, для кото­рых будет своя про­грамма, но кото­рые ино­гда будут нам помо­гать), — сло­вом, все, кто захо­чет и смо­жет участ­во­вать в нашем начинании.

 

Сама по себе струк­тура должна быть про­стой и рабо­то­спо­соб­ной. Так что нам прежде всего потре­бу­ется руко­во­ди­тель всего дела, испол­ня­ю­щий роль коор­ди­на­тора, несколько актив­ных сотруд­ни­ков, обра­зу­ю­щих свое­об­раз­ный совет, кото­рый будет раз­ра­ба­ты­вать, обсуж­дать и испол­нять пер­спек­тив­ные про­граммы, а также более широ­кий круг вре­мен­ных помощ­ни­ков, «назна­чен­ных» на отдель­ные начи­на­ния. В каче­стве духов­ного руко­во­ди­теля, цен­зора, тре­тей­ского судьи, вдох­но­ви­теля и уте­ши­теля высту­пит наш батюшка.

В поисках «пап»

Жен­щин, деву­шек и дам почтен­ного воз­раста, гото­вых зани­маться на при­ходе с ребя­тами, найти будет не слиш­ком сложно. Они как раз и воз­глав­ляют боль­шин­ство дет­ских пра­во­слав­ных кол­лек­ти­вов в нашей стране. Что же каса­ется муж­чин, то их можно встре­тить в основ­ном в про­фес­си­о­наль­ных учеб­ных заве­де­ниях (кадет­ских, каза­чьих клас­сах). И в этом слу­чае они высту­пают в каче­стве наем­ных работников.

Наша задача — при­влечь к заня­тиям с соб­ствен­ными детьми их отцов и сде­лать это в рам­ках при­ход­ской жизни. Ведь для нор­маль­ного вос­пи­та­ния ребенка ему необ­хо­димо видеть перед собой при­мер доб­рой хри­сти­ан­ской жизни его роди­те­лей. Только в этом слу­чае в семье будет выстро­ена есте­ствен­ная и жиз­не­спо­соб­ная иерар­хия, поз­во­ля­ю­щая ребенку брать реаль­ный при­мер устро­е­ния своей даль­ней­шей жизни.

Здесь можно доба­вить, что именно мно­го­дет­ная семья наи­бо­лее целостна и спо­собна орга­ни­зо­вать и вопло­тить пра­во­слав­ный уклад жизни, так как она поз­во­ляет наи­луч­шим обра­зом выстро­ить весь вос­пи­та­тель­ный про­цесс — пере­дачу опыта и уме­ний от стар­ших ребят к младшим.

Но вер­немся к про­блеме отцов на нашем при­ходе. Мы не затра­ги­ваем сей­час так назы­ва­е­мые непол­ные семьи, где дети­шек вос­пи­ты­вает чаще всего мать-оди­ночка (довольно дикий тер­мин). Здесь ситу­а­ция ясна: если ребе­нок из такой семьи нуж­да­ется в муж­ском вос­пи­та­нии, он может при бла­го­при­ят­ном сте­че­нии обсто­я­тельств найти пал­ли­а­тив на при­ходе в лице свя­щен­ника, вос­пи­та­теля, руко­во­ди­теля, рабо­та­ю­щего в том числе в рам­ках нашего пат­руля. Но в дан­ный момент давайте обра­тим вни­ма­ние на довольно слож­ные ситу­а­ции, часто скла­ды­ва­ю­щи­еся в среде нео­фи­тов, то есть недавно при­шед­ших к вере людей.

Известно, что муж­чин в наших хра­мах зна­чи­тельно меньше, чем жен­щин. И в семьях вполне может воз­ник­нуть ситу­а­ция, при кото­рой муж в общем-то не про­тив (бывает, что про­тив), чтобы его супруга ходила в цер­ковь и брала с собой дети­шек, но сам он не счи­тает необ­хо­ди­мым ста­раться жить пол­но­цен­ной духов­ной жиз­нью. В связи с этим в семьях бывают нестро­е­ния как внеш­ние (слож­но­сти с соблю­де­нием постов, напри­мер), так и глу­бин­ные, миро­воз­зрен­че­ские. Дети, нахо­дясь между роди­те­лями, несо­глас­ными в важ­ней­ших, осно­во­по­ла­га­ю­щих вопро­сах жизни, живут трудно и стра­дают от этого. Даже если отец бла­го­рас­по­ло­жен к Церкви, но не уде­ляет долж­ного вни­ма­ния своим детям, их духов­ному воз­рас­та­нию, ситу­а­ция оста­ется проблемной.

В этой связи любое орга­ни­зо­ван­ное на при­ходе общее семей­ное дело, ори­ен­ти­ро­ван­ное на заня­тие с детьми, может помочь хоть сколько-нибудь «вер­нуть» отцов в их долж­ное семей­ное состо­я­ние. Хорошо, что обык­но­венно на все общие празд­ники, кон­церты и спек­такли, палом­ни­че­ства и экс­кур­сии пре­по­да­ва­тели и вос­пи­та­тели цер­ков­но­при­ход­ских и вос­крес­ных школ, гим­на­зий и т. д. ста­ра­ются при­гла­шать роди­те­лей ребят. Но мы с вами попы­та­емся рас­су­дить, что еще и как именно мы можем в этом направ­ле­нии сделать.

Обык­но­венно папы — народ пуг­ли­вый. Мно­гие из них стес­ня­ются тор­же­ствен­ных меро­при­я­тий и вообще пред­по­чи­тают отси­жи­ваться дома, на рыбалке, в гараже, мастер­ской (нуж­ное под­черк­нуть). Их можно понять. Устав­шие от работы, не склон­ные к рефлек­сии, гораздо лучше раз­би­ра­ясь в составе люби­мой фут­боль­ной команды, чем в запу­тан­ных инте­ре­сах своих под­рас­та­ю­щих сыно­вей, они в прин­ципе готовы при­ни­мать уча­стие в вос­пи­та­тель­ном про­цессе, но не все­гда знают, как именно сле­дует его осуществлять.

Пери­о­ди­че­ски папы про­яв­ляют повы­шен­ный (и нездо­ро­вый, с точки зре­ния детей) инте­рес к успе­ва­е­мо­сти своих чад, берутся в сроч­ном порядке «по-муж­ски» вос­пи­ты­вать маль­чи­ков и теря­ются перед про­бле­мами дево­чек. Конечно, встре­ча­ются и доб­рые исклю­че­ния. Отец, с дет­ства при­уча­ю­щий своих детей к труду, через сов­мест­ное дела­ние, пока­зав своим сыно­вьям, как и авто­мо­би­лем управ­лять, и табу­рет на про­дажу ско­ло­тить, и на охоту схо­дить, дви­жется в совер­шенно пра­виль­ном направлении.

Но, как мы уже неод­но­кратно отме­чали, в совре­мен­ной ситу­а­ции рано или поздно семьи стал­ки­ва­ются с двумя серьез­ными зада­чами, решить кото­рые без вза­и­мо­по­мощи про­сто невозможно.

Пер­вая — нехватка вре­мени у роди­те­лей, необ­хо­ди­мого для все­сто­рон­него и пол­но­цен­ного вос­пи­та­ния, вто­рая — нехватка хоро­шего обще­ства, в кото­ром могут воз­рас­тать дети. Под­черк­нем: не места, куда ребенка можно «сдать», как в камеру хра­не­ния (да хоть и в пуш­кин­ский лицей), упо­вая на то, что кто-то заме­нит ребенку роди­те­лей и вос­пи­тает его, а среды оби­та­ния, объ­еди­ня­ю­щей вокруг храма семей­ства, кото­рые помо­гают друг другу, в том числе орга­ни­зуя пол­но­цен­ную жизнь своих ребят.

Най­дем дело по душе

Необ­хо­димо обра­щаться с идеей орга­ни­за­ции какого-либо дет­ского объ­еди­не­ния на при­ходе не только к мамам, но и осо­бенно к папам. Дого­ва­ри­ваться сле­дует в ходе част­ной беседы, учи­ты­вая лич­ные обсто­я­тель­ства, и нахо­дить отцам под­хо­дя­щую для них функ­ци­о­наль­ную нишу, в кото­рой они смо­гут реа­ли­зо­вать свои воз­мож­но­сти. Таких ниш может быть мно­же­ство, и мы зара­нее должны напи­сать их перечень.

Давайте соста­вим спи­сок муж­чин (отцов) на при­ходе и при­мерно опре­де­лим, какой род дея­тель­но­сти мы можем им пред­ло­жить в инди­ви­ду­аль­ном порядке. Одни, воз­можно, согла­сятся участ­во­вать в про­ве­де­нии разо­вых акций, а кто-нибудь, воз­можно, возь­мет на себя труд раз в неделю-две участ­во­вать в работе пат­руля. Отдель­ными направ­ле­ни­ями работы могут стать раз­лич­ные ремесла и народ­ные промыслы.

Луч­ший вари­ант: отец, кото­рый уже зани­ма­ется со сво­ими детьми каким-либо ремеслом, ходит с ними в походы или играет на гитаре, готов при­нять в свой круг обще­ния еще несколь­ких ребя­ти­шек (сверст­ни­ков и при­я­те­лей соб­ствен­ных детей) и отпра­виться играть в фут­бол или купаться на речку. Такой есте­ствен­ный руко­во­ди­тель может стать орга­ни­зу­ю­щим нача­лом для всего пат­руля, взяв в ком­па­ньоны более застен­чи­вого, но гото­вого к свер­ше­ниям папу, кото­рый тоже давно хотел ока­заться в хоро­шей ком­па­нии, схо­дить в поход, сыг­рать в фут­бол и поси­деть на берегу. Не будем зава­ли­вать таких заме­ча­тель­ных пап фор­маль­ной рабо­той или нагру­жать их сверх меры. Если такой отец не смо­жет воз­гла­вить созда­ва­е­мый пат­руль, то уго­во­рим его при­ни­мать посиль­ное уча­стие в работе, изме­нив про­грамму заня­тий в соот­вет­ствии с его реаль­ными возможностями.

Надо ска­зать, что муж­чины любят, когда на них наде­ются, в их уме­ния верят, при этом сами отцы вполне спо­собны (и без осо­бых издер­жек) такую надежду и веру оправ­дать. Вот и предо­ста­вим им совер­шать отдель­ные (если они не могут рабо­тать в системе пат­руля) «подвиги», наи­бо­лее при­спо­соб­лен­ные к их повсе­днев­ным запросам.

Роди­телю, любя­щему спорт, прямо ска­жем, что без его уча­стия бли­жай­шая вылазка в лес мно­гое поте­ряет, но бес­по­ко­иться ему не о чем, всё под­го­тов­лено, надо только фут­боль­ный матч посу­дить, а то ребя­тишки без судьи никак не могут. Дадим почув­ство­вать его необ­хо­ди­мость, а по окон­ча­нии матча (и вылазки) пере­да­дим вос­тор­жен­ные отзывы ребят и мам, от себя доба­вив искрен­нюю бла­го­дар­ность. И ника­кого лукав­ства тут не будет. Ребя­там дей­стви­тельно важно при­сут­ствие муж­чины (а его соб­ствен­ные дети будут рады видеть сво­его уме­лого отца в каче­стве заме­ча­тель­ного судьи), кото­рого не заме­нит ника­кая, даже самая луч­шая мама-футболистка.

Не будем пугать папу непре­мен­ным обе­ща­нием «в сле­ду­ю­щую суб­боту» при­звать его вновь к заня­тиям с детьми. Лучше дождемся, пока он сам поин­те­ре­су­ется, когда мы наме­рены еще схо­дить в лес, или ста­нет вспо­ми­нать наи­бо­лее удач­ные моменты про­ве­ден­ной игры.

Такие папы пер­во­на­чально могут вовсе не являться при­хо­жа­нами нашего храма. Нам важно, чтобы они уви­дели, что пра­во­слав­ный люд вполне инте­ре­сен, «нор­ма­лен» и умеет весело и с поль­зой про­во­дить время. Если, напро­тив, мы его напу­гаем бес­ко­неч­ными раз­го­во­рами, осуж­да­ю­щими «мир» и царя­щие в нем нравы, то сами будем вино­ваты. Важ­ное каче­ство пат­руля — воз­мож­ность через дет­скую веру при­ве­сти в храм нецер­ков­ных родителей.

Роди­тель­ский клуб

Наи­бо­лее пра­виль­ным спо­со­бом при­вле­че­ния отцов к работе с детьми, как нам кажется, явля­ется созда­ние на при­ходе роди­тель­ского (взрос­лого) клуба, то есть общ­но­сти при­хо­жан, соби­ра­ю­щихся не столько для реше­ния обра­зо­ва­тель­ных задач (напри­мер, бесед о вере для взрос­лых), сколько именно для раз­но­об­раз­ной сов­мест­ной (по жела­нию и воз­мож­но­сти) орга­ни­за­ции как досуга, так и необ­хо­ди­мых работ при храме. Раз-два в месяц собра­лись, посмот­рели и обсу­дили фильм или пред­сто­я­щий ремонт, дамы при­го­то­вили тра­пезу, отцы запла­ни­ро­вали про­ве­сти палом­ни­че­ство… И, конечно, все в той или иной мере под­твер­дили готов­ность пери­о­ди­че­ски (совсем не часто) ока­зы­вать посиль­ную помощь пат­рулю, про­грамма работы кото­рого на год ни для кого не должна быть секретом.

Собрать такой «клуб» непро­сто, хотя на неко­то­рых при­хо­дах подоб­ная работа пол­но­ценно ведется уже давно. Мно­гое здесь зави­сит от лич­но­сти насто­я­теля храма. Но даже в слу­чае, если свя­щен­ник по тем или иным при­чи­нам не может спо­соб­ство­вать обра­зо­ва­нию таких роди­тель­ских «круж­ков», можно попро­бо­вать сов­местно со сво­ими зна­ко­мыми по при­ходу (мы с ними встре­ча­емся, при­ча­щая наших ребя­ти­шек) при­ду­мать что-либо кон­крет­ное и полез­ное. Пат­руль, например.

Создание патруля

Давайте рас­смот­рим созда­ние пат­руля с «нуле­вого» этапа, когда у нас всё только начи­на­ется, и будем посте­пенно и сораз­мерно раз­ви­ваться. Если у нас под рукой уже есть своя вос­крес­ная школа или иная рабо­чая струк­тура, про­сто перей­дем на под­хо­дя­щий этап, опу­стив пред­ва­ри­тель­ные шаги (их можно рас­смот­реть с точки зре­ния ака­де­ми­че­ского интереса).

 

Для пер­во­на­чаль­ной коор­ди­на­ции работы с ребя­тами сле­до­пыт­ского воз­раста (6–10 лет) вполне подой­дет ответ­ствен­ная мама и в помощь ей (для опе­ра­тив­ной работы) сту­дент-кли­ро­ша­нин (или ее любез­ный супруг). Воз­можны варианты.

 

Пер­вые шаги

Начало — это доб­ро­воль­ное собра­ние всех заин­те­ре­со­ван­ных лиц: свя­щен­ника, роди­те­лей, сту­дента-клиро- шанина и бабушки (педа­гога со ста­жем). Опре­де­лим общие вос­пи­та­тель­ные задачи: духов­ные, обра­зо­ва­тель­ные, соци­аль­ные. Соста­вим спи­сок всех под­хо­дя­щих по воз­расту детей. Далее выпи­шем все­воз­мож­ные виды дея­тель­но­сти, кото­рыми мы уже сей­час готовы заняться с ребя­тами. Допол­ним спи­сок реаль­ными поже­ла­ни­ями. Рас­ста­вим их по мере воз­рас­та­ния, акту­аль­но­сти и про­стоты вопло­ще­ния в жизнь. Ука­жем тех взрос­лых, кото­рые готовы отве­чать за то или иное направ­ле­ние. При­пом­ним и выпи­шем тех своих зна­ко­мых, кото­рые могут нам помочь в реа­ли­за­ции дан­ного кон­крет­ного направ­ле­ния. Рас­смот­рим пред­ло­жен­ный одним из участ­ни­ков встречи пер­спек­тив­ный план работы на год (и схе­ма­тично на три-четыре года). Оста­но­вимся на том, что ника­кую спе­ци­аль­ную струк­туру созда­вать пока не будем.

Каж­дая струк­тура пере­жи­вает опре­де­лен­ные ста­дии раз­ви­тия. Нам важно не уско­рять этот про­цесс искус­ственно. Вполне допу­стимо оста­но­виться на той или иной ста­дии и пре­бы­вать на ней дли­тель­ное время, если ситу­а­ция на при­ходе и наши общие воз­мож­но­сти этому спо­соб­ствуют. Дру­гое дело, что про­граммы, кото­рые мы осу­ществ­ляем во время заня­тий, должны посто­янно совер­шен­ство­ваться и при необ­хо­ди­мо­сти видо­из­ме­няться, дабы не впасть в эпоху фун­да­мен­таль­ного застоя.

Сту­пени роста

Пат­руль может иметь в своем раз­ви­тии сле­ду­ю­щие, услов­ные конечно, стадии:

  1. «Семей­ный клуб». Прак­ти­че­ски нефор­маль­ное обра­зо­ва­ние, союз несколь­ких семейств (свя­щен­ника и актив­ных при­хо­жан), сов­местно отме­ча­ю­щих празд­ники, устра­и­ва­ю­щих палом­ни­че­ства, выезды на при­роду, домаш­ние спек­такли и пр. Роди­тели помо­гают друг другу в обра­зо­ва­нии своих чад, при­ду­мы­вают и про­во­дят корот­кие и про­стые про­граммы. Ска­жем, ведут ребят в музей, а потом на основе полу­чен­ных зна­ний и впе­чат­ле­ний устра­и­вают кон­курс зна­то­ков. Такое сооб­ще­ство пери­о­ди­че­ски тре­бует коор­ди­на­тора, кото­рым ста­но­вится сам ини­ци­а­тор того или иного начи­на­ния. Одним из плю­сов такой работы явля­ется отсут­ствие потреб­но­сти в отдель­ном поме­ще­нии и финан­си­ро­ва­нии — всё можно про­во­дить дома и в складчину.
  2. «Группа малы­шей при храме», в кото­рую вхо­дят дети из «око­ло­цер­ков­ных» семей и «захо­жан», отдав­ших своих чад, как они счи­тают, в клас­си­че­скую вос­крес­ную школу. Такая группа уже тре­бует посто­ян­ного руко­во­ди­теля-коор­ди­на­тора, места для про­ве­де­ния заня­тий и пер­спек­тив­ную про­грамму. С дру­гой сто­роны, ника­ких спе­ци­фи­че­ских пра­вил в ее жизни нет, посе­ща­е­мость про­из­воль­ная, работа идет на пер­спек­тиву — на этой ста­дии нара­ба­ты­ва­ется необ­хо­ди­мый опыт, фор­ми­ру­ются тра­ди­ции, шли­фу­ются программы.
  3. «Пат­руль сле­до­пы­тов» или иная соот­вет­ству­ю­щая струк­тура (школа, клуб, кру­жок). Имеет свое назва­ние, пра­вила, воз­можно, фор­мен­ную одежду; посе­ща­е­мость кон­тро­ли­ру­е­мая. Про­грамма рас­счи­тана на несколько лет впе­ред и выхо­дит за рамки клас­си­че­ской вос­крес­ной школы. Появ­ля­ются спе­ци­а­ли­за­ции (направ­ле­ния работы). В этом слу­чае необ­хо­димы ква­ли­фи­ци­ро­ван­ные взрос­лые руководители.
  4. «Пат­руль сле­до­пы­тов», вхо­дя­щий в какую-либо систему или орга­ни­за­цию. Такой пат­руль орга­нично впи­шется в про­грамму какой-либо пра­во­слав­ной гим­на­зии, напол­няя содер­жа­нием ее работу с детьми во вто­рой поло­вине дня (функ­ция допол­ни­тель­ного обра­зо­ва­ния). Дру­гой вари­ант (кото­рый может сов­ме­щаться с пер­вым) — вхож­де­ние пат­руля в какую-либо пра­во­слав­ную дет­скую моло­деж­ную орга­ни­за­цию (витязи, раз­вед­чики, доб­ро­вольцы и т. д.), что поз­во­лит ребя­там и взрос­лым обме­ни­ваться при­об­ре­тен­ным опы­том, зна­ни­ями и уме­ни­ями с такими же пат­ру­лями. Такая форма работы дает оче­вид­ные пре­иму­ще­ства в сфере моти­ва­ции актив­ного лич­ного уча­стия ребят в жизни пат­руля (есть с чем сравнивать).

Назва­ние пат­руля можно при­ду­мать сразу, но детям его не сооб­щать — они его най­дут в ходе осво­е­ния про­граммы пер­вого месяца заня­тий. Можно при­ду­мать несколько под­хо­дя­щих назва­ний и соста­вить про­грамму так, чтобы у ребят была воз­мож­ность выбора.

Направ­ле­ния работы

Сферы зна­ний и дея­тель­но­сти, на кото­рые мы будем опи­раться в ходе нашей работы, в любом слу­чае будут вклю­чать в себя сле­ду­ю­щие элементы:

  1. «Мир Божий», кото­рый мы ста­ра­емся откры­вать для ребят посто­янно, зани­ма­ясь непо­сред­ственно изу­че­нием основ пра­во­слав­ной веры на заня­тиях с нашим батюшкой.
  2. «Роди­но­ве­де­ние» — сово­куп­ность началь­ных зна­ний по исто­рии, гео­гра­фии, при­роде и куль­туре нашего Отечества.
  3. «Спе­ци­аль­но­сти» — самые раз­ные направ­ле­ния и виды дея­тель­но­сти. То, что мы сами можем пере­дать детям. Ремесла и про­мыслы, раз­лич­ные виды твор­че­ства, туризм и кули­на­рия, физи­че­ская куль­тура и тяга к путе­ше­ствиям и при­клю­че­ниям. Всё это так или иначе в раз­ных фор­мах вме­щают в себя отдель­ные специальности.

План дей­ствий

В тре­тьей части нашего посо­бия обсу­дим подроб­нее, как орга­ни­зо­вать заня­тия по каж­дому из пере­чис­лен­ных направ­ле­ний. Форму заня­тий будем выстра­и­вать в зави­си­мо­сти от кон­крет­ных задач, что пока­жем позже на соот­вет­ству­ю­щих примерах.

А пока давайте раз­бе­рем, какие дей­ствия дол­жен пред­при­нять коор­ди­на­тор нашего про­екта — пат­руля — для ско­рей­шего нала­жи­ва­ния работы, и далее рас­смот­рим пере­чис­лен­ные пункты детально:

  1. Опре­де­лим коли­че­ствен­ный и каче­ствен­ный состав ребят. Слово «каче­ствен­ный» озна­чает их пол, воз­раст и заня­тость в сто­рон­них круж­ках и секциях.
  2. Исходя из полу­чен­ного списка, рас­смот­рим вари­анты мест для про­ве­де­ния занятий.
  3. Пере­чис­лим всех взрос­лых, гото­вых, в том часле потен­ци­ально, ока­зать нам ту или иную помощь (ука­жем какую).
  4. Учи­ты­вая пер­во­на­чально при­ня­тый нашим сове­том план, соста­вим спи­сок необ­хо­ди­мого для его осу­ществ­ле­ния инвентаря.
  5. Раз­ме­стим все пред­ло­жен­ные начи­на­ния в кален­дар­ную сетку, при­ни­мая во вни­ма­ние цер­ков­ные и свет­ские празд­ники, школь­ные кани­кулы и про­чие обстоятельства.
  6. Орга­ни­зуем лич­ные встречи с ответ­ствен­ными за реа­ли­за­цию отдель­ных направ­ле­ний лицами.
  7. Утвер­дим с насто­я­те­лем дату орга­ни­за­ци­он­ной встречи с роди­те­лями и детьми.

От коли­че­ства ребят, их пола и воз­раста зави­сит струк­тура нашего пат­руля (на любой ста­дии его суще­ство­ва­ния). Если ребят более пяти-шести чело­век, поде­лим их на отдель­ные группы. Девочки обра­зуют свою группу, маль­чики свою. Также можно и нужно раз­де­лить стар­ших (9–10 лет) и млад­ших ребят. Группы можно назвать «вах­тами» («пятер­ками», «вата­гами») и дать им отдель­ные названия.

Сле­дует иметь в виду, что общее назва­ние пат­руля в созна­нии детей должно объ­еди­нять в себе назва­ния групп, не выпа­дая при этом из общего смыс­ло­вого кон­тек­ста. Ска­жем, если пат­руль носит назва­ние «Бога­тыр­ская застава», то группы, в него вхо­дя­щие, могут име­но­ваться «Доб­рыня Ники­тич» и «Васи­лиса Пре­крас­ная» или «Бога­тыри» и «Боярыни». Но «Васильки» и «Ромашки» здесь неуместны. Нам все­гда сле­дует обра­щать вни­ма­ние на соблю­де­ние еди­ного стиля, все­воз­мож­ной эклек­тики вокруг и без нас предостаточно.

Выби­раем название

Выбор назва­ния для всего пат­руля (а затем и для вхо­дя­щих в него групп) — дело чрез­вы­чайно ответ­ствен­ное. Важ­ность его состоит в том, что ребята (а детям млад­шего воз­раста это свой­ственно) будут напря­мую ассо­ци­и­ро­вать себя с напол­ня­ю­щим назва­ние смыслом.

Народ «Таин­ствен­ного ост­рова» посто­янно будет испы­ты­вать тягу к при­клю­че­ниям и путе­ше­ствиям, и мы смо­жем в своей работе под­чер­ки­вать то, что «путе­ше­ствен­ники не пла­чут»… Бога­тыри и боярыни «Бога­тыр­ской заставы» не смо­гут обой­тись без про­ве­де­ния тур­ни­ров и пиров, хоро­во­дов и древ­не­рус­ского стиля. А «Божий оду­ван­чик»… Нет, это как раз при­мер неадек­ват­ного воз­расту участ­ни­ков названия.

Наиме­но­ва­ние может (и это будет заме­ча­тельно) отра­жать место­рас­по­ло­же­ние нашего храма или какое-либо свя­зан­ное с ним исто­ри­че­ское собы­тие. К при­меру, храм во имя сщмч. Антипы Пер­гам­ского на Колы­маж­ном дворе (Москва) стоит на улочке, кото­рая, как не трудно дога­даться, и назы­ва­ется Колы­маж­ный пере­улок. «Колы- маж­ный» обра­зо­вано от слова «колы­мага» (ста­рин­ный закры­тый четы­рех­ко­лес­ный эки­паж), а зна­чит, в нем делали коляски и сани. «Колы­маж­ный двор» — отлич­ное назва­ние для пат­руля, кото­рое «при­вя­зы­вает» ребят к храму, одно­вре­менно откли­ка­ясь в их душах таким род­ным сло­вом «двор» и давая воз­мож­ность взрос­лым при­ду­мы­вать и устра­и­вать мно­же­ство исто­рий про ребят, когда-либо жив­ших в этом исто­ри­че­ском месте.

Отме­тим для себя, что назва­ние пат­руля, отсы­лая нас к опре­де­лен­ному архе­типу, поз­во­ляет нам выстро­ить у ребят лич­ност­ное отно­ше­ние ко всем свя­зан­ным с пер­во­ис­точ­ни­ком поня­тиям. Мы и свои празд­ники — ска­жем, день рож­де­ния пат­руля — будем про­во­дить, сти­ли­сти­че­ски опи­ра­ясь на образы, наве­ян­ные его назва­нием. Но оно не должно быть излишне пафос­ным и рас­про­стра­нен­ным. Если «Бога­тыр­ская застава» опре­де­ляет место дей­ствия своих малень­ких бога­ты­рей да боярынь, очер­чи­вая для них опре­де­лен­ное куль­тур­ное про­стран­ство, то «Рус­ские витязи» про­зву­чат излишне само­на­де­янно, тем более что такая авиа­группа (вообще-то воен­ная, взрос­лая и серьез­ная) уже есть.

Мир пра­во­сла­вия, рус­ской исто­рии, тра­ди­ций бес­ко­не­чен, и нелепо будет назы­вать наше объ­еди­не­ние (в трех­со­тый раз) «Пере­свет», хотя бы потому, что именно это назва­ние встре­ча­ется на про­сто­рах нашего Оте­че­ства всё чаще.

Мы еще вер­немся к обсуж­де­нию этого вопроса, говоря о сим­во­лике патруля.

 

Так ли необ­хо­димо давать пат­рулю какое-либо назва­ние? Для млад- ших ребят очень важно видеть мно­го­об­ра­зие еди­ного мира, где все назва­ния, имена и тер­мины имеют глу­бо­кое внут­рен­нее содер­жа­ние. Для них всё, что про­ис­хо­дит вокруг род­ного храма, имеет свой смысл и подо­ба­ю­щее ему обо­зна­че­ние. Мы будем избе­гать в наших назва­ниях вся­че­ской обез­ли­чен­но­сти, фор­ма­лизма и т. д. Даже в школе млад­шие классы куда умест­нее так или иначе име­но­вать, чем давать им сухие «машин­ные» коды 1 «А» и 2 «Б». Наши ребята, участ­вуя в жизни, ска­жем, «Бога­тыр­ской заставы», будут соиз­ме­рять себя с бога­ты­рями, а не со стан­дарт­ными «вос­крес­ными школьниками».

При этом назва­ния должны быть доста­точно муже­ствен­ными для маль­чи­ков и неж­ными для дево­чек, под­хо­дя­щими для осмыс­ле­ния и при­ме­не­ния в играх, начи­на­ниях и т. д. «Бога­тыри — впе­ред!» — пусть немного наив­ный, но весо­мый для малых детей при­зыв, в отли­чие от: «Впе­ред, уча­щи­еся цер­ков­но­при­ход­ской гим­на­зии „Ков­чег”!», про­сто потому, что невоз­можно крик­нуть: «Впе­ред, ков­чеги!» Хотя зву­чит оригинально…

 

Раз­но­воз­раст­ные малые группы

Зачем вообще делить ребят на группы (не на клас­съй)? Но по воз­раст­ному кри­те­рию, даже если нали­чие актив­ных взрос­лых поз­во­ляет это сде­лать, никого раз­во­дить не стоит. Про­дук­тив­нее устро­ить раз­но­воз­раст­ный пат­руль, в кото­ром будут учи­ты­ваться осо­бен­но­сти ребят раз­ных годов рож­де­ния. Вос­поль­зу­емся всеми пре­иму­ще­ствами, кото­рые дает такой под­ход. А они оче­видны: мы обра­ща­емся к опыту мно­го­дет­ных семейств и ста­ра­емся при­учить ребят (если они не при­учены) забо­титься друг о друге, обу­чать, защи­щать и вос­пи­ты­вать. Дело это не про­стое, но бла­го­дар­ное. А вот на ком­пакт­ные группы ребят мы все-таки поде­лим. С такими груп­пами легче рабо­тать. Если, напри­мер, мы хотим научить наших ребят (а мы захо­тим) осно­вам эле­мен­тар­ной кули­на­рии, то проще две группы собрать в раз­ных квар­ти­рах, чем всей гурь­бой наби­ваться в узкое про­стран­ство малень­кой кухни. Так же посту­пим при про­ве­де­нии игр и состя­за­ний, вик­то­рин и экскурсий.

 

Необ­хо­димо отме­тить, что в дан­ном слу­чае раз­де­ле­ние пат­руля на группы серьез­ной смыс­ло­вой нагрузки все-таки не несет. При необ­хо­ди­мо­сти их можно и нужно сме­ши­вать. Если мы раз­де­лим группы по воз­раст­ному прин­ципу, ясно, что стар­шие будут посто­янно и во всем опе­ре­жать млад­ших ребят. Хоро­ший выход из этого — созда­вать раз­но­воз­раст­ные группы, но не все­гда уда­ется подо­брать их нефор­маль­ного лидера. Стар­ший по воз­расту ребе­нок может быть непо­во­рот­ли­вым уваль­нем, что при нали­чии быст­рого и сооб­ра­зи­тель­ного малыша нега­тивно ска­жется на общей атмо­сфере в группе. В любом слу­чае здесь надо оттал­ки­ваться от кон­крет­ной ситу­а­ции. Изу­чим харак­теры ребят, пой­мем, кто с кем будет про­дук­тив­нее рабо­тать (искус­ственно созда­вать кон­фликт­ные ситу­а­ции не ста­нем), и сфор­ми­руем группы.

 

Если делить на группы некого и у вас всего три-четыре малыша, то рас­стра­и­ваться не будем — тем легче подо­брать для заня­тий с ними под­хо­дя­щее поме­ще­ние. Тем более что на пер­вых порах спе­ци­аль­ного поме­ще­ния нам не потре­бу­ется. Но время «пер­вой поры» быстро про­хо­дит, и в конце кон­цов перед нами во всей своей неумо­ли­мой пол­ноте вста­нет вопрос, где же нам зани­маться. Это один из мно­гих важ­ных вопро­сов, кото­рые нам пред­стоит разрешить.

 

Девочки и маль­чики, как уже упо­ми­на­лось, будут зани­маться в раз­ных груп­пах (что не поме­шает нам ино­гда их сме­ши­вать), мы ведь не хотим вырас­тить «дев­чат­ни­ков» и «маль­чиш­ниц». Мы вообще не зани­ма­емся «сти­ра­нием гра­ниц» и не явля­емся сто­рон­ни­ками стиля унисекс.

Жилищный вопрос

Несколько слов о том, почему для нор­маль­ной работы со сле­до­пы­тами нам необ­хо­димо именно отдель­ное поме­ще­ние, кото­рое не исполь­зу­ется в каче­стве биб­лио­теки, тра­пез­ной, мастер­ской или кла­до­вой? Ведь на пер­вом этапе, ско­рее всего, мы будем зани­мать поме­ще­ние лишь раз в неделю, а в осталь­ные дни оно будет бес­цельно про­ста­и­вать. Эта про­блема легко раз­ре­ша­ется сле­ду­ю­щим обра­зом: можно запол­нить наше поме­ще­ние в «нера­бо­чие» дни с помо­щью круж­ков по отдель­ным направ­ле­ниям работы, в кото­рых будут зани­маться наши следопыты.

Мы не про­сто должны найти под­хо­дя­щее по раз­ме­рам поме­ще­ние для десятка непо­сед­ли­вых ребят (если они не любят бегать, пры­гать и лазить — немед­ленно к врачу), мы должны найти под­хо­дя­щее для их жизни про­стран­ство. Это про­стран­ство сле­дует обжить, обу­стро­ить, в том числе исходя из тре­бо­ва­ний без­опас­но­сти, и напол­нить нуж­ными и радост­ными вещами.

Пол­но­стью будет соот­вет­ство­вать нашим запро­сам (то есть мак­си­мально поспо­соб­ствует делу) только свое отдель­ное поме­ще­ние и близ­ле­жа­щий чистый и милый парк (лес); неплохо также иметь воз­мож­ность поль­зо­ваться услу­гами рас­по­ло­жен­ного рядом спор­тив­ного зала. Такая ситу­а­ция явля­ется иде­аль­ной, и в абсо­лют­ном боль­шин­стве слу­чаев недо­сти­жи­мой даже в отда­лен­ной пер­спек­тиве. Попро­буем вме­сте поис­кать аль­тер­на­тив­ное реше­ние. Но вна­чале все-таки (так здо­рово пред­ста­вить себе на миг) рас­смот­рим этот иде­аль­ный, маня­щий своим совер­шен­ством вари­ант. Реа­ли­зо­вать его, кстати, проще всего на сель­ских при­хо­дах, где, увы, всё упи­ра­ется в финан­си­ро­ва­ние. Но бывают ведь (и нам, воз­можно, попа­да­лись) обес­пе­чен­ные сель­ские приходы.

Внут­рен­нее убранство

У ребят обя­за­тельно должно быть мак­си­мально дру­же­люб­ное к ним место оби­та­ния. Место, где все пред­меты можно (и нужно) брать в руки, так или иначе исполь­зо­вать и, конечно, изу­чать. Пред­меты должны быть неслу­чай­ными (они будут накап­ли­ваться по мере сов­мест­ных при­клю­че­ний-заня­тий) и, кроме того, полез­ными, чтобы их можно было по-раз­ному при­ме­нять, инте­рес­ными и хра­ня­щими в себе опре­де­лен­ную историю.

В мире, где боль­шин­ство вещей — про­дукт без­ли­кой пласт­мас­со­вой штам­повки, мы можем создать уго­лок «шедев­ров», нося­щих отпе­ча­ток вло­жен­ного в них автор­ского труда, вещей, обра­ща­ясь к кото­рым мы будем иметь воз­мож­ность про­сле­дить исто­рию их созда­ния, заме­тить инди­ви­ду­аль­ные осо­бен­но­сти, пред­ста­вить их создателя.

Давайте заме­ним домики кукол Барби и пла­сти­ко­вых, отвра­ти­тель­ных в своей без­дар­но­сти мон­стров, без­ли­кую мебель, китай­ские поделки на насто­я­щие, «теп­лые» вещи. Что именно здесь можно пред­ло­жить? Во-пер­вых, как мы уже отме­чали, у нас поти­хоньку будут накап­ли­ваться находки, кото­рые мы все вме­сте оты­щем с ребя­тами по ходу наших заня­тий, игр и при­клю­че­ний (а в их созна­нии между этими видами дея­тель­но­сти раз­ницы осо­бой не будет). Во-вто­рых, мудро орга­ни­зуем име­ю­ще­еся в нали­чии про­стран­ство. Вме­сто парт и сто­лов поста­вим один длин­ный или оваль­ный стол. Его вполне можно изго­то­вить само­сто­я­тельно. Если есть воз­мож­ность, сде­лаем его быстро раз­бор­ным: сто­леш­ницу в угол, козлы туда же — вот у нас откры­лась тер­ри­то­рия для игр. Вме­сто сту­льев — лавки, кото­рые можно то при­дви­гать к столу, то раз­ме­щать вдоль стен, пре­вра­щая всё в малень­кий зал для репетиций.

Часть пола (весь пол) засте­лем ков­ро­ли­ном или дру­гим покры­тием, на кото­ром при­ятно сидеть и даже лежать. Наши ребята будут зани­маться в смен­ной обуви или вообще без нее (оста­вим у входа, поучимся быстро наде­вать и шнурки завязывать).

Сидя на полу, вокруг лампы со све­чой (такие сей­час нетрудно достать, в том числе при­ят­ные на вид) хорошо бесе­до­вать, слу­шать и песни петь. Для этой цели можно иметь несколько поду­шек, глав­ное, чтобы они наби­рали как можно меньше пыли и чехлы было про­сто стирать.

Все наши тро­феи — под­свеч­ники и необык­но­вен­ной формы бутылки, перья птиц и оло­вян­ные сол­да­тики, изго­тов­лен­ные ребя­тами макеты, вся­че­ские поделки, кра­си­вые и ред­кие камешки — раз­ме­стим на откры­тых пол­ках. Хорошо, если там же будут сто­ять боль­шие кра­соч­ные книги и аль­бомы для раз­гля­ды­ва­ния перед занятиями.

По сте­нам раз­ве­сим дере­вян­ные мечи и щиты, обрывки най­ден­ных «сек­рет­ных» карт и насто­я­щую карту города и окрест­но­стей, фото­гра­фии наших сле­до­пы­тов и «хро­ники теку­щих собы­тий» и мно­гое дру­гое, вклю­чая списки ребят и номера необ­хо­ди­мых теле­фо­нов (в помощь взрослым).

Заве­дем себе руко­во­ди­тель­скую тет­радь, в кото­рую поме­стим спи­сок ребят с отмет­ками их посе­ще­ния заня­тий. Кроме того, впи­шем дни их рож­де­ния, име­нин, ФИО роди­те­лей (бабу­шек и деду­шек), кон­такт­ные теле­фоны, отметки о хро­ни­че­ских забо­ле­ва­ниях и огра­ни­че­ниях. Отме­тим для себя и допол­ни­тель­ную инфор­ма­цию: нали­чие младших/старших бра­тьев и сестер кружки и сек­ции, кото­рые дети посе­щают, их лич­ные увле­че­ния (чтобы знать, что дарить на празд­ники) и всё, что помо­жет нам в работе. Такая тет­радь не должна быть доступ­ной для детей.

 

Смыс­ло­вым цен­тром поме­ще­ния ста­нет полочка с ико­нами и лам­па­дой. Раз­ме­стим иконы не слиш­ком высоко, чтобы ребята хорошо их видели. Не забу­дем про хра­мо­вую икону и свя­тых покро­ви­те­лей наших сле­до­пы­тов. Воз­жи­гать лам­паду можно поз­во­лить ответ­ствен­ному дежур­ному (или име­нин­нику), а рядом на малень­ком ана­лое или отдель­ной полочке раз­ме­стим дет­ские молитвословы.

Если у нашего пат­руля есть свой фла­жок (штан­дарт, сим­вол), выде­лим для него отдель­ное место (рядом с ико­нами). Про­ду­маем хоро­шее осве­ще­ние всего про­стран­ства (нам не нужны доро­гие люстры, равно как и казен­ные пла­фоны), обу­строим его так, чтобы можно было при необ­хо­ди­мо­сти созда­вать уют­ные уголки, осве­щен­ные настоль­ной лам­пой или бра.

В ком­нате, если усло­вия поз­во­ляют устра­и­вать чае­пи­тия, в шкаф­чике будем дер­жать необ­хо­ди­мую посуду и элек­тро­чай­ник. При жела­нии у каж­дого члена пат­руля (и детей, и взрос­лых) может быть лич­ная чашка. Сде­лаем, напри­мер тра­ди­цией вру­че­ние лич­ной чашки тому малышу, кото­рого мы при­ни­маем в наш пат­руль (после неко­то­рого испы­та­тель­ного срока и умест­ных испы­та­ний). Чашки можно подо­брать раз­ные, отве­ча­ю­щие общему стилю пат­руля и одно­вре­менно учи­ты­ва­ю­щие харак­тер буду­щего вла­дельца. Пат­рулю «Бога­тыр­ская застава» под­бе­рем чашки с изоб­ра­же­нием, допу­стим, вся­че­ских кре­по­стей и горо­дов. Дру­гой вари­ант — нари­со­вать на чашке под­хо­дя­щий рису­нок и вру­чить буду­щему вла­дельцу (акрил и лак помо­гут). Или можно попро­сить ребят рас­кра­сить чашки друг для друга, только нужно помо­гать неуме­хам, чтобы они своим твор­че­ством не оскор­били эсте­ти­че­ские чув­ства буду­щих вла­дель­цев («Я ему хорошо рас­кра­сил, а он…»). Как видим, вари­ан­тов, свя­зан­ных с орга­ни­за­цией чае­пи­тий, мно­же­ство (можно еще что-нибудь при­ду­мать), под­черк­нем этим важ­ность мело­чей, кото­рые посте­пенно и создают необ­хо­ди­мую атмо­сферу. Не забу­дем заго­то­вить отдель­ную чашку для батюшки, а для гостей исполь­зуем стан­дарт­ный, но милый набор посуды.

 

Фото­гра­фии ребят не сле­дует вешать, как на доску почета (нам не нужны офи­ци­аль­ные без­жиз­нен­ные порт­реты), раз­ме­стим их «строго как попало», поз­во­лив самим пер­со­на­жам выбрать для этого под­хо­дя­щее место. Их выбор даст опре­де­лен­ную пищу для раз­мыш­ле­ний, не будем этой пищей пре­не­бре­гать. С дру­гой сто­роны, и при­да­вать боль­шое зна­че­ние этому не ста­нем. Захо­тел поме­стить свое фото малыш на пото­лок, и речь идет, воз­можно, не о «само­пре­воз­но­ше­нии», а живом и неза­шо­рен­ном взгляде на мир. А так мы заме­тим, кто кого копи­рует, хочет быть рядом или, наобо­рот, от всех отли­чаться. Избе­гая соблазна, объ­явим крас­ный угол запрет­ной для своих фото­гра­фий тер­ри­то­рией, заодно пояс­ним (хоро­шая тема для беседы), чем фото­гра­фия (или кар­тина) отли­ча­ется от иконы.

Для рабо­чей инфор­ма­ции пове­сим стенд. На нем роди­тели смо­гут найти план работы на бли­жай­ший месяц (мы его и лично каж­дому можем вру­чать), вся­че­ские списки, «табели о ран­гах» и при­вычно раз­ме­щен­ную для их вос­при­я­тия фото­хро­нику и рисунки. Завер­ша­ю­щий штрих — шкаф с необ­хо­ди­мой лите­ра­ту­рой, инвен­та­рем, мате­ри­а­лом для поде­лок, рисо­ва­ния, лепки, всем тем, что помо­жет нам в работе.

Конечно, наша ком­ната (штаб-квар­тира, бер­лога, терем-тере­мок) далеко не сразу при­об­ре­тет закон­чен­ный вид. Честно говоря, она его вообще нико­гда не при­об­ре­тет. Пери­о­ди­че­ски мы обя­за­тельно будем менять ее инте­рьер: укра­шать к празд­ни­кам, допол­нять (и изме­нять) ее убран­ство, про­сто для раз­но­об­ра­зия пере­став­лять мебель. Но для нас важно пом­нить, что ожи­дать, когда у нас всё необ­хо­ди­мое будет под рукой иметься в нали­чии, никак нельзя. Тем более что сам про­цесс сов­мест­ного с ребя­тами созда­ния под­хо­дя­щего про­стран­ства очень инте­ре­сен и поле­зен. Они сами будут чув­ство­вать, как обык­но­вен­ная ком­ната пре­об­ра­жа­ется в их уют­ный, инте­рес­ный мир, в кото­ром мно­же­ство арте­фак­тов свя­зано лично с каж­дым из них.

Ста­но­вясь на молитву, я вижу икону сво­его свя­того покро­ви­теля. А вот уди­ви­тель­ная сухая ветка, кото­рую я нашел, и мы пре­вра­тили ее в посох. Вот дере­вян­ный меч, кото­рым я сра­жался с Горы­ны­чем, и в буфете стоит и ждет меня моя чашка. И всё это в нашем общем мире, там, где мы все хозя­ева, кото­рые несут ответ­ствен­ность за сохра­не­ние чистоты и доб­рой атмо­сферы. Что каса­ется «мира», то, раз­ре­шая мно­го­чис­лен­ные кон­фликты, кото­рые то и дело будут воз­ни­кать в сле­до­пыт­ской среде, мы исполь­зуем про­стой прин­цип, кото­рый неод­но­кратно будем напо­ми­нать нашим ребя­там: в нашем доме не бывает серьез­ных ссор, в нем все про­ти­во­ре­чия можно и нужно раз­ре­шать в духе вза­им­ной любви и прощения.

Такое пони­ма­ние еди­ного про­стран­ства сло­жится не сразу, и мы не будем искус­ственно при­бли­жать тот момент, когда наша ком­ната будет играть пред­на­зна­чен­ную для нее объ­еди­ня­ю­щую роль. Всё при­дет своим чере­дом, но при­дет обя­за­тельно, если мы сами со всей серьез­но­стью и теп­ло­той будем отно­ситься к обу­строй­ству окру­жа­ю­щего нас бытия.

Добы­ваем инвентарь

Закан­чи­вая опи­са­ние нашего поме­ще­ния (а здесь при­ве­ден лишь один из воз­мож­ных вари­ан­тов созда­ния необ­хо­ди­мых усло­вий для его исполь­зо­ва­ния), ска­жем несколько слов о мате­ри­аль­ной состав­ля­ю­щей, о том где нам все выше­пе­ре­чис­лен­ное взять. Мно­гие пред­меты мебели могут сде­лать сами отцы и даже вме­сте со сво­ими детьми. Далее скре­бем по сусе­кам, соби­рая вся­кие полез­ные (кому-то не очень нуж­ные) вещи: под­свеч­ники и «бабуш­кины» настоль­ные лампы, лос­кут­ные ков­рики и рамки для фото­гра­фий, кув­шин­чики (про­стые) для цве­тов и книжки, кото­рые мы готовы пожерт­во­вать на общие нужды и потому наи­бо­лее пре­крас­ные, поскольку жерт­во­вать надо то, что сердцу дорого.

При­со­во­ку­пим к этому все­воз­мож­ный спорт­ин­вен­тарь: мячи, пры­галки и обручи. Что не добыли в своих закро­мах и у «род­ствен­ни­ков и зна­ко­мых Кро­лика», при­об­ре­тем посте­пенно, в склад­чину. Рас­ход­ные мате­ри­алы (кисти, краски, пла­сти­лин и т. п.) заку­пим на еже­ме­сяч­ные взносы, учи­ты­вая нуж­да­ю­щихся. Финан­со­вую помощь храма исполь­зуем в край­нем слу­чае на мас­штаб­ные акции, ска­жем, для лес­ных испы­та­ний, игр и состя­за­ний нам пона­до­бится много мет­ров основ­ного троса и репшнура.

Посте­пенно в рам­ках нашего пат­руля можно сфор­ми­ро­вать биб­лио­теку, вклю­ча­ю­щую в себя помимо хоро­ших дет­ских кни­жек фонд музы­каль­ных про­из­ве­де­ний, видео­филь­мов и доб­рот­ной мето­ди­че­ской литературы.

Так как до и после заня­тий (пока ребята рас­хо­дятся), а также во время пере­ры­вов и про­чих под­хо­дя­щих дел у нас будет зву­чать музыка, то при­дется обза­ве­стись соот­вет­ству­ю­щим про­иг­ры­ва­ю­щим устрой­ством. Хорошо, если бы это устрой­ство могло демон­стри­ро­вать и фильмы.

В диких условиях

Что же нам делать, если удоб­ного места для про­ве­де­ния заня­тий нет и нам пред­ло­жено встре­чаться во взрос­лой хра­мо­вой биб­лио­теке или дру­гом, не при­спо­соб­лен­ном для актив­ной дет­ской жизни поме­ще­нии? Для начала не будем впа­дать в уны­ние, но будем посто­янно изыс­ки­вать под­хо­дя­щие варианты.

Воз­можно, неда­леко от храма обна­ру­жится какой- нибудь дет­ский клуб, ком­ната школь­ника или дру­гое про­стран­ство, выде­лен­ное город­ской адми­ни­стра­цией для заня­тий с детьми. Если пове­зет, то на долж­но­сти началь­ника такого поме­ще­ния мы обна­ру­жим веру­ю­щего или бла­го­рас­по­ло­жен­ного к нашей дея­тель­но­сти человека.

Если наш пат­руль еще мал, то и по домам соби­раться вполне воз­можно, соблю­дая извест­ную оче­редь, что, между про­чим, помо­жет ребя­там при­об­ре­сти полез­ные навыки хозяев, радушно при­ни­ма­ю­щих доро­гих гостей.

В наше недо­вер­чи­вое время такая аль­тер­на­тива может пока­заться нежиз­не­спо­соб­ной, но если речь идет о хорошо зна­ко­мых при­хо­жа­нах одного храма, то осо­бых про­блем воз­ник­нуть не должно. Не будем забы­вать и о том, что мы стре­мимся про­во­дить часть заня­тий (как можно чаще) на при­роде или в дви­же­нии, иссле­дуя вся­че­ские исто­ри­че­ские и при­род­ные памят­ники, посе­щая музеи, кон­церты и выставки, при­об­ре­тая началь­ные тури­сти­че­ские навыки. Неко­то­рые несчаст­ные дети могут вести совер­шенно обез­дви­жен­ный образ жизни, и мы про­сто обя­заны предо­ста­вить им воз­мож­ность исполь­зо­вать свои ноги по назначению.

Конечно, и в непри­спо­соб­лен­ных спе­ци­ально поме­ще­ниях мы должны по дого­во­рен­но­сти с их хозя­е­вами, напри­мер с заве­ду­ю­щей биб­лио­те­кой, иметь свой уго­лок. А в нем шкаф­чик для скром­ного скарба и кусо­чек стены для раз­ве­ши­ва­ния нашей атри­бу­тики. И будем упо­вать на то,

что насто­я­тель, видя бла­гие плоды нашей сов­мест­ной работы, при­ло­жит все силы, чтобы пер­вое постро­ен­ное при храме поме­ще­ние (отдель­ная ком­ната) было отдано для работы с детьми.

Если на при­ходе дей­ствует объ­еди­не­ние под­рост­ков или моло­деж­ный клуб, то с ними также можно делить общее про­стран­ство, но будет пра­виль­нее выде­лить для каж­дого воз­раста отдель­ное поме­щеие, чтобы создать свою осо­бую среду оби­та­ния. В вос­пи­та­тель­ном смысле млад­шим ребя­там будет полезно стре­миться перейти в «дру­гую ком­нату», право на вход в кото­рую дару­ется только стар­шим ребятам.

Боремся с потребительством

Чтобы сохра­нить и при­умно­жить накоп­лен­ные «богат­ства», а также не ока­зы­ваться каж­дый год перед необ­хо­ди­мо­стью сроч­ного капи­таль­ного ремонта, отме­тим для себя важ­ность орга­ни­за­ции дежурств как для детей, так и для взрос­лых. Воз­можно, мы к этому не при­выкли («тетя с вед­ром при­дет и всё убе­рет»), но было бы неплохо вве­сти тра­ди­цию такой сов­мест­ной уборки. Устро­ить это не так сложно и весьма полезно. Роди­тели наших ребят всё равно при­хо­дят в конце заня­тия, чтобы забрать их домой. Будет пра­вильно, если одна се: мья задер­жится и наве­дет поря­док. Если мы зани­ма­емся с ребя­тами раз в неделю, а в пат­руле ребята из шести-семи семей, то и дежу­рить при­дется один раз в шесть-семь недель. Не слиш­ком много, правда?

Глав­ный прин­цип: ребята сами имеют воз­мож­ность (и обя­зан­ность) при­би­раться в своем помещении.

Будем учить их отно­ситься с ува­же­нием и любо­вью к своей среде оби­та­ния. К сожа­ле­нию, мно­гие дети при­вы­кают к тому, что им предо­став­ля­ется некий набор услуг, вклю­чая раз­вле­че­ния и пита­ние, а j они высту­пают исклю­чи­тельно в роли потре­би­те­лей. С этим необ­хо­димо посто­янно и целе­на­прав­ленно бороться.

Мы не раз­вле­каем ребят и даже не учим их, а вме­сте учимся, совер­шаем откры­тия, кото­рые тре­буют непо­сред­ствен­ного уча­стия каж­дого чело­века. Мы нико­гда не должны ста­вить ребят в роль сто­рон­него наблю­да­теля соб­ствен­ной жизни.

Воз­вра­ща­ясь к дежур­ствам, отме­тим, что во время сов­мест­ной уборки ребята, их роди­тели или вос­пи­та­тели (инструк­торы) имеют пре­крас­ную воз­мож­ность о мно­гом пере­го­во­рить, а финал работы укра­сить чаш­кой чая.

Общий уклад жизни патруля

Фор­ми­ро­ва­ние еди­ной педа­го­ги­че­ской тра­ди­ции в руко­во­ди­тель­ской среде

Чему бы ни были посвя­щены про­граммы, кото­рые мы будем ста­раться вопло­тить, поль­зу­ясь раз­ра­бо­тан­ными нами мето­ди­ками, фун­да­мент нашей работы — уклад жизни пат­руля. От него зави­сит, насколько эффек­тив­ными ока­жутся наши ста­ра­ния и сколько пользы (или вреда) они при­не­сут. Уклад жизни пат­руля харак­те­ри­зу­ется набо­ром базо­вых цен­но­стей, на кото­рых стро­ится вся наша работа, еди­ных под­хо­дов к раз­ре­ше­нию всей суммы сто­я­щих перед нами задач, общей атмо­сфе­рой, кото­рую мы хотим создать. Таким обра­зом, пер­вая наша задача — при­ве­сти к еди­ному миро­воз­зрен­че­скому зна­ме­на­телю свои пред­став­ле­ния о том, как именно сле­дует работать.

Пона­чалу весьма веро­ятна ситу­а­ция, при кото­рой одну и ту же педа­го­ги­че­скую задачу взрос­лые руко­во­ди­тели будут решать весьма раз­лично. Про­ти­во­ре­чия, кото­рые воз­ни­кают при этом, могут при­ве­сти (и при­ве­дут) к серьез­ному кон­фликту в руко­во­ди­тель­ской среде, что неже­ла­тельно. Эти про­ти­во­ре­чия про­яв­ля­ются в самый неожи­дан­ный и все­гда непод­хо­дя­щий момент. Ска­жем, «стро­гий» руко­во­ди­тель только что запре­тил ребя­там бегать по ком­нате во время пере­рыва, как вдруг вошел руко­во­ди­тель «доб­рый» и весело поин­те­ре­со­вался, что это малыши сидят как исту­каны? Немая сцена, а малыши напе­ре­бой кри­чат, что это «Иван Федо­ро­вич» так сказал.

Если такая тен­ден­ция про­дол­жится, то кроме про­блем вза­и­мо­от­но­ше­ний среди взрос­лых мы полу­чим клас­си­че­ское дет­ское «двое­мыс­лие». Это извест­ный дет­ский метод мани­пу­ля­ции семей­ными отно­ше­ни­ями, когда ребе­нок, не полу­чив вожде­лен­ного раз­ре­ше­ния у «стро­гого» роди­теля, идет к «доб­рому».

Оче­видно, что все ситу­а­ции пред­ви­деть невоз­можно и посто­янно высту­пать «еди­ным фрон­том» мы так и не научимся, что даже хорошо, так как наши ребята должны пони­мать, что взрос­лые не машины, имеют свое мне­ние и это мне­ние может отли­чаться от дру­гих, но и педа­го­ги­че­ский раз­но­бой недо­пу­стим. Посему с пер­вого дня работы у нас будет скла­ды­ваться некая общая педа­го­ги­че­ская тра­ди­ция, и этот про­цесс мы не будем пус­кать на самотек.

Све­рим часы

Для луч­шего пони­ма­ния того, что именно и почему так сло­жи­лось в нашем педа­го­ги­че­ском сооб­ще­стве, нам при­дется про­во­дить ана­лиз соб­ствен­ной работы, изу­чать педа­го­ги­че­ское насле­дие и чужой опыт, искать прин­ци­пи­аль­ные под­ходы для раз­ре­ше­ния тех или иных кон­крет­ных ситу­а­ций. Но воз­мож­но­сти наши сильно огра­ни­чены, мы не смо­жем посто­янно про­во­дить семи­нары, парал­лельно обу­чаться на каком-либо педа­го­ги­че­ском факуль­тете и пере­чи­ты­вать бес­ко­неч­ный кор­пус соот­вет­ству­ю­щей лите­ра­туры. Попро­буем для начала руко­вод­ство­ваться в своей работе несколь­кими про­стыми прин­ци­пами, кото­рые помо­гут нам создать про­дук­тивно функ­ци­о­ни­ру­ю­щую струк­туру, избе­гая бес­ко­неч­ных тео­ре­ти­че­ских разговоров.

Сколько доб­рых идей так и не было реа­ли­зо­вано из-за нашей неис­тре­би­мой склон­но­сти вести непред­мет­ные отвле­чен­ные раз­го­воры. Мы готовы тра­тить про­рву вре­мени на сето­ва­ния по поводу окру­жа­ю­щего несо­вер­шен­ного мира, осуж­дать всё совре­мен­ное и «неду­хов­ное», ругать «моло­деж­ную псев­до­куль­туру», не читан­ные нами книги и работы неиз­вест­ных нам авто­ров. Мы увя­заем в бес­чис­лен­ных спо­рах о прин­ци­пах и мето­дах вос­пи­та­ния, ста­ра­ясь огра­дить своих чад от окру­жа­ю­щего мира, не пред­ла­гая им вза­мен ничего, кроме нра­во­учи­тель­ных бесед, запре­тов и стра­ши­лок. Заста­вить себя начать целе­устрем­ленно и со вза­им­ной бла­го­рас­по­ло­жен­но­стью заняться кон­крет­ной рабо­той, тре­бу­ю­щей вза­и­мо­дей­ствия и ответ­ствен­но­сти, нам не под силу (так мы сами себя оправ­ды­ваем). Так на каком осно­ва­нии мы ждем от своих детей актив­ной духов­ной жиз­нен­ной позиции?

 

Для начала уста­но­вим в каче­стве незыб­ле­мого пра­вила один важ­ный «тех­ни­че­ский» прин­цип, кото­рый будем неустанно соблю­дать: ходом заня­тия (любого начи­на­ния) управ­ляет и, соот­вет­ственно, уста­нав­ли­вает пове­ден­че­ские рамки тот руко­во­ди­тель, кото­рый это заня­тие про­во­дит. Если мы сами лишь участ­вуем в заня­тии, но не отве­чаем за него, то и свои заме­ча­ния, нова­ции и идеи оста­вим в сто­роне до того вре­мени, когда мы будем иметь воз­мож­ность обсу­дить спор­ные моменты без детей. На пер­вых порах это будет весьма уместно. В даль­ней­шем в про­цессе работы мы посте­пенно будем учиться вза­и­мо­дей­ствию между собой, орга­нично допол­няя и под­дер­жи­вая друг друга, то есть выра­бо­таем еди­ный команд­ный стиль.

Помо­жет в этом вто­рой прин­цип: все воз­ни­ка­ю­щие про­блемы мы готовы (и будем) обсуж­дать в откры­той доб­ро­же­ла­тель­ной дис­кус­сии. Орга­ни­за­ция такой дис­кус­сии (рефлек­сии) — камень пре­ткно­ве­ния мно­гих педа­го­ги­че­ских коллективов.

В самом деле, нам всем зна­кома сле­ду­ю­щая ситу­а­ция, воз­ни­ка­ю­щая с пуга­ю­щей пери­о­дич­но­стью: закон­чился празд­нич­ный кон­церт (напри­мер) и все бла­го­да­рят его устро­и­теля. Но вот кто-то робко (хотя в зави­си­мо­сти от того, кто гово­рит) выска­зы­ва­ется, что такой-то номер был не совсем уме­стен и конец всего дей­ствия сма­зан. Устро­и­тель немед­ленно теряет вооду­шев­ле­ние, при­хо­дит в воз­му­щен­ное состо­я­ние созна­ния и в ходе открыв­шейся дис­кус­сии заяв­ляет, что раз труд его не ценят, то он более не наме­рен браться за столь небла­го­дар­ную работу. Народ спо­хва­ты­ва­ется, убеж­дая оби­жен­ного руко­во­ди­теля, что всё было заме­ча­тельно (чего не может быть), и обру­ши­ва­ется с упре­ками на кри­ти­че­ски настро­ен­ного гос­по­дина. После недол­гого обсуж­де­ния послед­ний повер­жен и остав­лен в сла­бых попыт­ках оправ­даться, дескать, я совсем не это имел в виду.

В боль­шин­стве слу­чаев даже до такого «дис­пута» не дохо­дит, так как доб­ро­воль­цев, жела­ю­щих взва­лить на свои плечи бремя орга­ни­за­ции кон­церта, нет и проще про­мол­чать (даже если не устра­и­вает какой-то серьез­ный вопрос), чем ввя­зы­ваться в споры, уро­вень кото­рых никак недо­тя­ги­вает до циви­ли­зо­ван­ного обсуж­де­ния. Хуже то, что недо­воль­ство, кото­рое так и не было удо­вле­тво­рено в ходе дис­кус­сии (кото­рую мы и не про­во­дили), имеет свой­ство накап­ли­ваться и выхо­дить наружу в ходе заоч­ного по отно­ше­нию к объ­екту неудо­воль­ствия, пре­ний, раз­ру­ша­ю­щих всю доб­рую атмосферу.

Дру­гой сто­ро­ной отсут­ствия нор­маль­ного обсуж­де­ния явля­ется губи­тель­ная само­успо­ко­ен­ность после про­ве­де­ния дей­стви­тельно достой­ного начи­на­ния. Допу­стим, что празд­нич­ный кон­церт про­шел, как и не меч­та­лось, и види­мых огре­хов про­сто не было. Мы при­хо­дим к мысли, что если без сучка без задо­ринки полу­чи­лось сей­час, то и в сле­ду­ю­щий раз кон­церт прой­дет также заме­ча­тельно, стоит только дословно его вос­про­из­ве­сти. Прак­тика пока­зы­вает, что одни и те же про­граммы обык­но­венно выхо­ла­щи­вают сами себя, пре­вра­ща­ясь в мерт­вен­ные меро­при­я­тия, где всё зара­нее известно, от при­вет­ствен­ных слов до набора сти­хо­тво­ре­ний и песен.

Борем «дух противоречия»

Нам надо вся­че­ски бороться с про­бле­мой, воз­ни­ка­ю­щей в тот момент, когда в пат­руле что-либо дела­ется вопреки нашему лич­ному мне­нию, а это про­ис­хо­дит довольно часто, если мы не потом­ствен­ный дик­та­тор в пятом поко­ле­нии, конечно. Назо­вем такую ситу­а­цию «согла­сием с под­жа­тыми губами». Дескать, «ну-ну, посмот­рим, что у вас полу­чится», при­чем в про­цессе осу­ществ­ле­ния неугод­ного нам дела мы в основ­ном будем сухо «испол­нять свой долг», ожи­дая того момента тор­же­ства нашей неоспо­ри­мой муд­ро­сти, когда мы смо­жем громко заявить: «Ну я же гово­рил и пре­ду­пре­ждал!» Давайте сле­до­вать пра­вилу доб­ро­же­ла­тель­ного уча­стия, при кото­ром мы готовы при­ла­гать все уси­лия к дости­же­нию поло­жи­тель­ного резуль­тата до того, как после общего обсуж­де­ния план работы утвер­жден. Не будем отхо­дить в сто­рону («умы­ваю руки») и таить обиды («меня не ценят»).

При­смот­рев­шись к этой весьма акту­аль­ной про­блеме, мы обна­ру­жим ее чрез­вы­чай­ную и печаль­ную рас­про­стра­нен­ность в пра­во­слав­ной среде, где любовь и сми­ре­ние явля­ются осно­во­по­ла­га­ю­щими каче­ствами, к кото­рым дол­жен стре­миться чело­век и кото­рых в этой связи так тяжело достичь. Не затра­ги­вая бого­слов­ские аспекты этой про­блемы, обра­тим вни­ма­ние на «тех­ни­че­ское» воз­мож­ное ее решение.

Оче­видно, что мно­гих обид и недо­по­ни­ма­ний можно избе­жать, вос­пи­тав в себе уме­ние при­слу­ши­ваться, пони­мать и учи­ты­вать чужое мне­ние и столь необ­хо­ди­мый навык — доб­ро­же­ла­тельно обсуж­дать все воз­ни­ка­ю­щие про­блемы (даже тени таких проблем).

В силу исто­ри­че­ских обсто­я­тельств мно­гие из нас не при­выкли открыто спра­ши­вать оппо­нента, в чем, соб­ственно, состоит про­блема, для раз­ре­ше­ния каких-либо недо­уме­ний рас­смат­ри­вать ней­траль­ные вопросы, каса­ю­щи­еся нашей работы, как попытку кри­тики в ее отношении.

Исто­ри­че­ские обсто­я­тель­ства здесь — пря­мое насле­дие совет­ских дис­кус­сий, когда вся­кое слово «вождей и учи­те­лей» необ­хо­димо было встре­чать гипер­тро­фи­ро­ван­ным вос­тор­гом, язы­че­ским энту­зи­аз­мом и покло­не­нием, а вся­кое малей­шее несо­гла­сие рас­смат­ри­ва­лось как вопи­ю­щий бунт про­тив основ мироздания.

Вот люди и при­выкли, защи­щая себя, дер­жать при себе свое мне­ние, отби­ваться от оппо­нен­тов и болез­ненно вос­при­ни­мать любые заме­ча­ния. Заме­ча­ния, вне­сен­ные даже не в каче­стве кри­тики, а в каче­стве допол­не­ний и пред­ло­же­ний. Всё это усу­губ­ля­ется поис­тине восточ­ным пие­те­том по отно­ше­нию к взгля­дам началь­ника, кото­рый «все­гда прав», что не только мешает каче­ствен­ному раз­ре­ше­нию вопроса, но и посте­пенно пре­вра­щает началь­ника в занос­чи­вого, не тер­пя­щего воз­ра­же­ний субъекта.

В нашем слу­чае эта про­блема может ока­заться чрез­вы­чайно болез­нен­ной и для ее раз­ре­ше­ния тре­бу­ется сво­бод­ная воля людей, настро­ен­ных на полу­че­ние поло­жи­тель­ного резуль­тата, пони­ма­ю­щих смысл и цен­ность сво­его дела и в конеч­ном счете искренне жела­ю­щих посто­янно жить в сми­рен­ной дея­тель­ной любви (в чем совер­шенно нет противоречия).

Мы заме­чаем ту же тен­ден­цию и в своих детях, не склон­ных к обсуж­де­нию воз­ни­ка­ю­щих кон­флик­тов со сверст­ни­ками (куль­тура диа­лога у них мини­мальна) и впа­да­ю­щих в исте­рику той или иной сте­пени тяже­сти при любом заме­ча­нии. Дру­гая край­ность — потеря вос­при­им­чи­во­сти к каким угодно нра­во­уче­ниям, так как роди­тели часто при­ме­няют нико­гда не испол­ня­е­мые угрозы («еще слово, и пой­дешь в угол на три часа»), кото­рые дети посте­пенно начи­нают при­ни­мать за инфор­ма­ци­он­ный шум. Воз­вра­тить их к бла­го­рас­по­ло­же­нию и вза­и­мо­по­ни­ма­нию со сверст­ни­ками и взрос­лыми — наша пря­мая обя­зан­ность, испол­не­нием кото­рой мы и будем зани­маться с пер­вого дня нашей сов­мест­ной деятельности.

Сугу­бая роль в созда­нии еди­но­мыс­лен­ной, рабо­то­спо­соб­ной взрос­лой команды отво­дится свя­щен­но­слу­жи­телю, духов­ная муд­рость и рас­су­ди­тель­ность кото­рого посте­пенно при­вьет навыки сов­мест­ного вза­им­ного ува­же­ния к чужой точке зре­ния на общей основе нели­це­мер­ной любви. К сожа­ле­нию, даже у наших батю­шек не все­гда хва­тает сил и духов­ного опыта при­ми­рить и усо­ве­стить неко­то­рых особо непре­клон­ных при­хо­жан, что надо без него­до­ва­ния при­ни­мать как неиз­беж­ное и вра­зум­ля­ю­щее осталь­ных обстоятельство.

Для мно­гих роди­те­лей основ­ной моти­ва­цией непре- кра­ща­ю­щихся попы­ток найти вза­и­мо­по­ни­ма­ние с дру­гими роди­те­лями, сво­ими и чужими детьми может стать осо­зна­ние того про­стого факта, что в оди­ночку, без вза­и­мо­по­мощи и вза­им­ного ува­же­ния достичь вра­зу­ми­тель­ных резуль­та­тов будет прак­ти­че­ски нереально.

Что же, нач­нем с самих себя и будем ста­раться открыто и дели­катно, без зло­па­мят­но­сти и обид стро­ить свои отно­ше­ния с дру­гими людьми, пусть даже и в рам­ках нашего патруля.

Обсуж­даем, выска­зы­ваем мне­ния, при­ни­маем решения

Орга­ни­зо­вать про­дук­тив­ное обсуж­де­ние непро­сто. Но стоит попро­бо­вать, при­дер­жи­ва­ясь неко­то­рых неслож­ных правил.

  1. Любое начи­на­ние тре­бует осмыс­ле­ния. Для созда­ния еди­ной команды (на пер­вой ста­дии работы) необ­хо­димо устра­и­вать общие обсуж­де­ния про­ве­ден­ных дел (или под­во­дить общие итоги работы за опре­де­лен­ный период). В ходе обсуж­де­ния мы ста­ра­емся вос­пи­тать в себе уме­ние слу­шать и слы­шать друг друга, учи­ты­вать чужое мне­ние, идти на ком­про­миссы. Уль­ти­ма­тумы (и гром­кие заяв­ле­ния на повы­шен­ных тонах) недопустимы.
  2. На обсуж­де­нии должны при­сут­ство­вать только те люди, кото­рые непо­сред­ственно рабо­тают с детьми. Един­ствен­ное исклю­че­ние — наш батюшка, кото­рый посто­янно участ­вует в жизни пат­руля, духовно окорм­ляя нас. Если с ребя­тами зани­ма­ется един­ствен­ный руко­во­ди­тель (что печально), то он всё равно дол­жен посто­янно ана­ли­зи­ро­вать свою дея­тель­ность, а на обсуж­де­ние ито­гов отдель­ных начи­на­ний при­гла­шать тех взрос­лых, кото­рые ему в этом помо­гали. Таким обра­зом можно посте­пенно собрать необ­хо­ди­мую твор­че­скую группу — нашу еди­ную команду.
  3. Не будем ничего кри­ти­ко­вать под горя­чую руку. Как бы ни про­шло начи­на­ние (наде­емся, что до беды вроде пожара или травм дело не дошло), его орга­ни­за­тора обя­за­тельно сле­дует побла­го­да­рить и под­дер­жать, если что-то явно про­шло не так, как было задумано.
  4. По про­ше­ствии несколь­ких дней необ­хо­димо собраться и пого­во­рить. При этом речь пой­дет о досто­ин­ствах и недо­стат­ках именно обсуж­да­е­мого начи­на­ния, а не тех руко­во­ди­те­лей, кото­рые его устраивали.
  5. Помо­лимся и при­сту­пим. Обсуж­де­ние будем про­во­дить в непри­нуж­ден­ной форме и обста­новке. За чаш­кой чая вспом­ним весе­лые моменты про­шед­шего начи­на­ния, не ста­нем вво­дить очень стро­гий регла­мент выступ­ле­ний (веду­щему важно не поз­во­лять дис­кус­сии ухо­дить в сто­рону, затя­ги­ваться и пре­вра­щаться в про­стран­ные раз­го­воры «ни о чем») и абсо­лютно исклю­чим обви­ни­тель­ный и тра­ги­че­ский (в любых его про­яв­ле­ниях) тон.
  6. Цель нашего собра­ния — понять, что полу­чи­лось и, сле­до­ва­тельно, может быть исполь­зо­вано в даль­ней­шем (с чем мы будем про­дол­жать рабо­тать), а что не вышло и почему. Одно дело, если заду­ман­ному поме­шали осу­ще­ствиться при­вхо­дя­щие обсто­я­тель­ства, дру­гое — если не- удав­шийся момент лучше было вообще не задумывать.
  7. Пер­вым про­ана­ли­зи­рует собы­тие его непо­сред­ствен­ный устро­и­тель (ответ­ствен­ный руко­во­ди­тель): какие именно ста­ви­лись задачи, насколько уда­лось достичь заду­ман­ного эффекта, что не уда­лось сде­лать и почему. Если неудача свя­зана с кон­крет­ным взрос­лым (кто-либо опоз­дал, и потому начало ото­дви­ну­лось на час), то озна­чен­ный чело­век дол­жен найти в себе силы и при­не­сти обще­ству подо­ба­ю­щие изви­не­ния. При этом неважно, какие именно обсто­я­тель­ства поме­шали уло­житься в срок. Это прин­цип эле­мен­тар­ной веж­ли­во­сти (не стоит громко и без­утешно каяться), кото­рый дол­жен спо­койно войти в нор­маль­ный стиль общения.
  8. Так как все выше­из­ло­жен­ные шеро­хо­ва­то­сти каким бы то ни было обра­зом были пре­одо­лены, отме­тим при­ня­тые нами (ответ­ствен­ным руко­во­ди­те­лем) реше­ния. Ска­жем, если с задерж­кой на час спра­ви­лись с помо­щью пред­ло­жен­ной собрав­шимся (детям и взрос­лым) вик­то­рины или уго­ще­ния до кон­церта (хотя пла­ни­ро­вали после), то есть про­блема была неза­метно и логично решена, то обра­ду­емся наход­чи­во­сти устро­и­те­лей и особо их побла­го­да­рим. Осо­бую бла­го­дар­ность выска­жет, оче­видно, винов­ник задержки («спа­сибо, что выру­чили и заме­нили меня»). Если про­мед­ле­ние при­вело к томи­тель­ному ожи­да­нию, когда при­гла­шен­ным на кон­церт людям нечем было себя занять, то без упре­ков и печали поду­маем, как сле­дует посту­пать в таких слу­чаях в даль­ней­шем (нет ника­кой гаран­тии, что кто-нибудь еще не опоздает).
  9. Далее отме­тим (и один из нас запи­шет) все удач­ные находки, кото­рые мы соби­ра­емся при­ме­нить в сле­ду­ю­щий раз. Обсу­дим, уда­лось ли выдер­жать еди­ный стиль начи­на­ния, его смыс­ло­вой темп и ритм (не слиш­ком ли вышло всё затя­ну­тым), и под­ве­дем общие итоги (в том числе мате­ри­аль­ного харак­тера: уло­жи­лись ли в смету, хорошо ли при­брали поме­ще­ние и т. д.). Ответ­ствен­ный руко­во­ди­тель в этот момент может попро­сить про­ще­ния у при­сут­ству­ю­щих, кото­рое те, без сомне­ния, охотно ему даруют, в свою оче­редь испро­сив про­ще­ние у него.
  10. Во всех обсуж­де­ниях на пер­вом этапе работы (на дру­гих эта­пах тоже, тем более что пер­вый этап может длиться дол­гие годы) весьма жела­тельно актив­ное уча­стие свя­щен­ника. Даже если он сам непо­сред­ственно не был задей­ство­ван в дан­ном начинании.
  11. Устра­и­вая обсуж­де­ния, попро­буем избе­жать двух наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ных форм его про­ве­де­ния, уби­ва­ю­щих всё доб­рое, разум­ное и даже веч­ное. Пер­вый вари­ант можно назвать «отчетно-выбор­ной пар­тий­ной кон­фе­рен­цией». Итоги ее зара­нее известны, винов­ники про­ва­лов и тор­жеств назна­чены. Атмо­сфера без­душ­ная и мерт­вен­ная. Оста­лось всё зачи­тать и при­нять еди­но­гласно. Зажа­тый народ смот­рит себе в стол, рисует в блок­но­ти­ках и авто­ма­ти­че­ски кивает после каж­дого абзаца зачи­ты­ва­ю­щего текст доклад­чика. Вари­ант вто­рой, условно говоря, «дис­кус­си­он­ный теле­ви­зи­он­ный клуб» (нов­го­род­ское вече вре­мен упадка). Никто никого не слу­шает, все гал­дят в стиле ток-шоу (про­стите, за упо­треб­ле­ние таких тер­ми­нов). Любая пло­до­твор­ная идея погре­бена под тон­нами демагогии.

Народ очень скоро забы­вает, о чем идет речь и, рас­хо­дясь, про­дол­жает спо­рить с вооб­ра­жа­е­мым оппонентом.

Кстати, все записи нашего обсуж­де­ния не должны про­пасть втуне. Заве­дем тет­радь, в кото­рой мы рас­пи­сы­ваем наши планы, и в раз­деле «Рож­де­ствен­ский кон­церт» поме­стим все при­ня­тые реше­ния. Через год у нас будет воз­мож­ность обра­титься к пере­жи­тому и опи­сан­ному (это чрез­вы­чайно важно) опыту.

Записки на полях

Если среди наших чита­те­лей есть люди, жела­ю­щие серьезно (научно) зани­маться пра­во­слав­ной педа­го­ги­кой, социо­ло­гией, раз­ра­ба­ты­вать соб­ствен­ные мето­дики и совер­шен­ство­ваться в этих направ­ле­ниях дея­тель­но­сти, то можно реко­мен­до­вать опи­сы­вать сво­бод­ным сти­лем про­ве­ден­ные про­граммы и отдель­ные начи­на­ния. В дело пой­дет всё: мысли, заме­ча­ния, опи­са­ния, нере­шен­ные и решен­ные вопросы и кон­крет­ные жиз­нен­ные ситу­а­ции. Отлич­ный мате­риал для мето­дик, кур­со­вых и диплом­ных работ и про­сто для соб­ствен­ного пони­ма­ния про­ис­хо­дя­щего. Во время такой работы мы фор­му­ли­руем и кон­кре­ти­зи­руем для себя те смут­ные и неося­за­е­мые поня­тия и собы­тия, кото­рые и состав­ляют соль нашей работы. Мы фак­ти­че­ски учимся разумно смот­реть на вещи, видим про­цесс нашей дея­тель­но­сти в своем раз­ви­тии. Здесь можно прямо ска­зать, что дело, кото­рое не оста­вило сво­его опи­са­ния, к сожа­ле­нию, ско­рее всего, будет поте­ряно для тех людей, кто сам в нем не участ­во­вал, но хотел бы, не изоб­ре­тая вело­си­пед, пуститься в путь по нашим стопам.

 

Общий стиль работы

Сле­ду­ю­щим прин­ци­пом нашей работы ста­нет выра­ботка еди­ного стиля обще­ния и вза­и­мо­дей­ствия с ребя­тами. Мы уже упо­ми­нали о той смыс­ло­вой пута­нице, кото­рая воз­ни­кает из-за раз­ных (в том числе вза­и­мо­ис­клю­ча­ю­щих) под­хо­дов со сто­роны руко­во­ди­те­лей к раз­ре­ше­нию раз­лич­ных вос­пи­та­тель­ных про­блем и ситу­а­ций. При­чем такие рас­хож­де­ния могут стать насто­я­щим кам­нем преткновения.

Видим ли мы в ребенке сво­его сора­бот­ника или рас­смат­ри­ваем его в каче­стве «объ­екта» нашей вос­пи­та­тель­ской работы? Готовы ли мы ста­вить перед ребен­ком «сверх­за­дачи» или огра­ни­чи­ва­емся прин­ци­пом «не навреди»? Тре­буем от малыша бес­пре­ко­слов­ного послу­ша­ния или готовы к вза­им­ному диа­логу? Инте­ресно, что все эти и мно­гие дру­гие вопросы не имеют точ­ного ответа — акси­омы. У нас нико­гда не будет (и хорошо, что не будет) совер­шен­ной поша­го­вой инструк­ции по пре­вра­ще­нию ребенка в «чело­века». Нам надо все­гда быть гото­выми к раз­но­об­раз­ному, твор­че­скому при­ме­не­нию своих зна­ний, и наи­луч­ший выход мы ста­нем искать каж­дый раз заново, опи­ра­ясь при этом на соб­ствен­ный духов­ный и про­фес­си­о­наль­ный (роди­тель­ский) опыт. Глав­ное, чтобы мы сами были к этому готовы, чтобы не искали про­стых реше­ний слож­ных про­блем, чтобы стре­ми­лись по-насто­я­щему, в духе любви и ува­же­ния под­хо­дить к каж­дому чело­веку, с кото­рым нам пред­стоит общаться и работать.

Еди­ный стиль обще­ния и вза­и­мо­дей­ствия с ребя­тами заклю­ча­ется в мак­си­мально доступ­ном для нас про­яв­ле­нии по отно­ше­нию к детям хри­сти­ан­ских доб­ро­де­те­лей, невзи­рая на воз­раст, духов­ное, физи­че­ское, интел­лек­ту­аль­ное раз­ви­тие и склад харак­тера ребенка.

К раз­ре­ше­нию любой про­блемы, кон­фликта, спор­ной ситу­а­ции будем под­хо­дить со всем вни­ма­нием, бла­го­рас­по­ло­же­нием, спо­кой­ным уча­стием, любо­вью и стро­го­стью, но стро­го­стью не в отно­ше­нии лич­но­сти ребенка, а в отно­ше­нии его дур­ных качеств. Желая видеть детей вос­пи­тан­ными, вни­ма­тель­ными, тер­пе­ли­выми, мило­серд­ными, будем прежде всего сами вести себя подоб­ным обра­зом. Напи­сать — про­сто, делать — трудно, но иначе нельзя. От того, как мы подой­дем к раз­ре­ше­нию кон­флик­тов во взрос­лой среде (если такие кон­фликты будут про­ис­хо­дить на гла­зах ребят, а это непре­менно слу­чится), зави­сит, насколько пло­до­твор­ными ока­жутся наши уве­ще­ва­ния в отно­ше­нии детей, обзы­ва­ю­щих друг друга обид­ными словами.

Ори­ен­ти­ру­ясь на три выше­из­ло­жен­ных прин­ципа: ответ­ствен­ное управ­ле­ние, ана­лиз про­ве­ден­ной работы и еди­ный стиль вза­и­мо­дей­ствия, созда­дим необ­хо­ди­мую основу дея­тель­но­сти пат­руля, поз­во­ля­ю­щую долж­ным обра­зом реа­ли­зо­вать уклад его жизни.

Система мотивации

Рас­смот­рим систему моти­ва­ций, кото­рую мы пред­ло­жим ребя­там в рам­ках нашего пат­руля и кото­рая будет спо­соб­ство­вать настройке пра­виль­ного уклада его жизни.

К нам при­хо­дят дети

Пол­но­цен­ную жизнь в пат­руле можно нала­дить лишь при усло­вии обо­юд­ного жела­ния взрос­лых и детей что-либо делать вме­сте. Зачем зани­маться с ребя­тами на при­ходе, мы давно уже уяс­нили, давайте обра­тимся к ним самим, ведь для нас важно пра­вильно их настро­ить и мотивировать.

Совре­мен­ный ребе­нок (разу­ме­ется, млад­шего воз­раста) при­вык быть бес­сло­вес­ным «объ­ек­том» при­ло­же­ния сил со сто­роны своих роди­те­лей. Он более или менее покорно идет в спор­тив­ную сек­цию, музы­каль­ную школу, на англий­ский язык, уте­ша­ясь общими рас­суж­де­ни­ями роди­те­лей, что это «очень инте­ресно, полезно и обя­за­тельно при­го­дится в даль­ней­шей жизни». Ребе­нок при­спо­саб­ли­ва­ется к пред­ло­жен­ной ситу­а­ции, вхо­дит во вкус или тихо тер­пит до той поры, пока его сдер­жи­вает любовь к роди­те­лям, послу­ша­ние или пред­ло­жен­ная сти­му­ли­ру­ю­щая моти­ва­ция. В этом аспекте мы с вами должны раз­ли­чать воз­мож­но­сти нашего пат­руля (вос­крес­ной школы) и воз­мож­но­сти спор­тив­ной сек­ции или обра­зо­ва­тель­ного кружка (в том числе музы­каль­ной школы).

В про­фес­си­о­наль­ных учре­жде­ниях допол­ни­тель­ного обра­зо­ва­ния (вклю­чая спор­тив­ные сек­ции) ребе­нок моти­ви­ру­ется понят­ными ему, оче­вид­ными про­ме­жу­точ­ным и конеч­ным резуль­та­тами. Напри­мер, в спорте, кото­рый совсем по-взрос­лому при­учает ребенка к посто­ян­ной кон­ку­рен­ции и без­жа­лостно отсе­и­вает бес­пер­спек­тив­ных, моти­ва­ция пре­дельно ясна и понятна: это заня­тые ребен­ком места на состя­за­ниях, минуты и секунды, кото­рые он пре­одо­лел, спор­тив­ные раз­ряды и выиг­ран­ные тро­феи. Кон­ку­рен­ция застав­ляет быть без­жа­лост­ными, тру­до­лю­би­выми, тер­пе­ли­выми, упря­мыми и т. д., то есть про­буж­дает в раз­ной сте­пени полез­ные (ино­гда вред­ные) инди­ви­ду­аль­ные каче­ства, что в пол­ной мере про­яв­ля­ется и в команд­ных видах спорта.

Понятно, что спор­том можно и нужно зани­маться для общего раз­ви­тия. Но, к сожа­ле­нию, часто амби­ции роди­те­лей застав­ляют ребенка терять свое дет­ство и здо­ро­вье, пре­вра­щая его в про­фес­си­о­нала, у кото­рого совсем немного шан­сов добиться успеха (не факт, что вообще сле­дует доби­ваться любой ценой спор­тив­ного успеха). Нечто подоб­ное мы встре­тим и в музы­каль­ной школе, и на заня­тиях по ино­стран­ному языку, сло­вом, в любых учре­жде­ниях, раз­ви­ва­ю­щих кон­крет­ную спо­соб­ность ребенка, даю­щих ему кон­крет­ные про­фес­си­о­наль­ные навыки. Не будем забы­вать и о том, что мно­гие из пере­чис­лен­ных учре­жде­ний тре­буют от роди­те­лей зна­чи­тель­ных финан­со­вых затрат, что никак не может являться пре­гра­дой для работы с ребя­тами при храме.

В нашем слу­чае, орга­ни­зуя сов­мест­ную жизнь пат­руля, мы не зани­ма­емся отдель­ным видом дея­тель­но­сти, но через раз­лич­ные ее формы осу­ществ­ляем весь вос­пи­та­тель­ный про­цесс. Для нас спор­тив­ная и подоб­ные системы моти­ви­ровки не под­хо­дят хотя бы потому, что в пат­руле прин­ци­пи­ально не может быть бес­пер­спек­тив­ных детей, то есть тех ребят, кото­рые желают у нас зани­маться, но мы не берем их в силу их инди­ви­ду­аль­ных особенностей.

Инте­ресно, что и для роди­те­лей уча­стие их детей в пат­руле (вос­крес­ной школе) не все­гда строго моти­ви­ро­вано. Мы столк­немся с ситу­а­цией, когда роди­тели, не давая сво­ему ребенку про­пу­стить хотя бы и раз плат­ное заня­тие в каком-либо кружке, одно­вре­менно спо­койно жерт­вуют нашим заня­тием по вполне неува­жи­тель­ным при­чи­нам («замо­та­лись, забыли при­ве­сти ребенка на заня­тие»). Такое отно­ше­ние харак­терно как раз для той кате­го­рии роди­те­лей, кото­рая стре­мится пере­ло­жить на при­ход свои обя­зан­но­сти по духов­ному науче­нию и вос­пи­та­нию ребенка, одно­вре­менно счи­тая такие заня­тия не слиш­ком серьез­ными. Чаще всего это про­ис­хо­дит из-за непо­ни­ма­ния места пра­во­слав­ной веры в системе цен­но­стей чело­века, важ­но­сти вос­пи­та­тель­ной роли самой семьи и него­тов­но­сти уде­лить долж­ное вни­ма­ние своей духов­ной жизни. Вполне воз­можно, что такие роди­тели посте­пенно вой­дут своим непо­сред­ствен­ным уча­стием в нашу общую при­ход­скую жизнь, в чем мы непре­менно должны ока­зать им необ­хо­ди­мую (но не навяз­чи­вую) помощь.

Часто в «око­ло­пра­во­слав­ной» среде, где столь рас­про­стра­нен рас­плыв­ча­тый тер­мин «духов­ность», рели­гию счи­тают неко­то­рым при­ло­же­нием к «тра­ди­ци­он­ным цен­но­стям», «пат­ри­о­тизму» и «куль­тур­ному насле­дию». Такая ненор­маль­ная ситу­а­ция иска­жает всю систему цен­но­стей чело­века и порож­дает урод­ли­вые и печаль­ные явле­ния. Пра­во­слав­ная вера в этом аспекте ста­но­вится «тра­ди­ци­он­ным» допол­не­нием к госу­дар­ству (помо­гает ему стать силь­ным и цен­тра­ли­зо­ван­ным), куль­туре (как один из источ­ни­ков), нрав­ствен­но­сти (борется, напри­мер с нар­ко­ма­нией), наци­о­наль­ной иден­тич­но­сти («мы рус­ские — с нами Бог!»). Так и воз­ни­кают некие «пра­во­слав­ные ком­му­ни­сты», «воен­ные пат­ри­оты», «рус­ские наци­о­на­ли­сты», для кото­рых Цер­ковь ста­но­вится лишь одним из при­зна­ков «импер­ской куль­туры и силь­ного госу­дар­ства». Уди­ви­тельно, но в этом же ряду стоит лег­ко­мыс­лен­ное, потре­би­тель­ское отно­ше­ние к Церкви со сто­роны «захо­жан», жела­ю­щих полу­чить вполне опре­де­лен­ные плоды от меха­ни­че­ски вос­про­из­во­ди­мых ими дей­ствий, ска­жем, поста­вить свечу — отдать долг усоп­шим. Наи­бо­лее ярко и печально эта тен­ден­ция отра­жа­ется в без­дум­ном (без веры) кре­ще­нии. По зову «наци­о­наль­ной моды» (я рус­ский, зна­чит, кре­ститься надо), внеш­него эффекта (кре­щусь, и можно вен­чаться, а это и кра­сиво, и как «у людей») и т. д. Одна из основ­ных задач пра­во­слав­ного вос­пи­та­ния — выстро­ить истин­ную систему цен­но­стей, ори­ен­ти­руя ребят на стро­гую и насы­щен­ную духов­ную жизнь и ограж­дая их от обрядоверия.

 

Что мы вна­чале рас­ска­жем нашему ребенку

Допу­стим, что все роди­тели в той или иной сте­пени моти­ви­ро­ванны, готовы уде­лять нашему начи­на­нию посиль­ное вни­ма­ние и ждут от нас инструк­ций, чтобы объ­яс­нить сво­ему чаду, куда именно и зачем он вскоре ста­нет ходить. Поста­ра­емся обра­тить при­сталь­ное вни­ма­ние на то, как вос­при­ни­мает наш пат­руль новый ребе­нок, как он адап­ти­ру­ется в незна­ко­мой для себя среде, какая моти­ва­ция помо­гает ему при­нять новый вид дея­тель­но­сти. Мно­гое зави­сит от внеш­ней формы нашего объ­еди­не­ния. Напри­мер, вос­крес­ная школа четко ука­зы­вает на свою обра­зо­ва­тель­ную направ­лен­ность в деле изу­че­ния Закона Божьего. Ребе­нок пони­мает, что он идет учиться осно­вам веры. Фоном для этого слу­жат раз­лич­ные вспо­мо­га­тель­ные дис­ци­плины и заня­тия: хор, рисо­ва­ние, руко­де­лие, спек­такли и т. д. Дру­гое дело — пра­во­слав­ный семей­ный клуб или пат­руль (любая форма вне­школь­ной организации).

Дети попа­дают в настолько раз­но­об­раз­ную по форме (но еди­ную по духу) среду, что одно­значно сфор­му­ли­ро­вать ее цели и задачи (кото­рые мы уже по-взрос­лому фор­му­ли­ро­вали для себя) не может. Это не школа, потому что мы мини­мально ста­тично сидим и слу­шаем (и полу­чаем оценки), не кру­жок или сек­ция, потому что мы не спе­ци­а­ли­зи­ру­емся на одном виде дея­тель­но­сти, не бес­си­стем­ные игры во дворе со сверст­ни­ками, так как у нас есть упо­ря­до­чен­ные про­граммы и мы не настро­ены кого бы то ни было развлекать.

Сле­до­ва­тельно, пер­во­на­чаль­ная инфор­ма­ция, кото­рую мы можем предо­ста­вить ребенку, поме­ща­ется в про­стую и общую фор­мулу: хочешь пойти зани­маться раз­ными инте­рес­ными делами вме­сте с ребя­тами, кото­рых ты встре­ча­ешь в нашем храме?

Зву­чит непри­тя­за­тельно, но для малыша важно услы­шать, что будет инте­ресно и что он ока­жется вме­сте с уже зна­ко­мыми ему (в той или иной сте­пени) детьми. Далее от себя доба­вим, что дела, хоть и инте­рес­ные, но не про­стые и даже труд­ные, и мы даже не уве­рены, что каж­дый малыш с ними спра­вится. Не будем рекла­ми­ро­вать и даже настой­чиво убеж­дать. Если ребе­нок не уве­рен в себе, боится пойти в мало­зна­ко­мый кол­лек­тив, не будем без­апел­ля­ци­онно наста­и­вать, попро­буем рас­су­дить вме­сте с ним.

Ска­жем, что мы уве­рены: труд­но­сти пре­одо­лимы и при­шла пора испы­тать себя по-насто­я­щему, ведь мы читали (смот­рели, слу­шали) о при­клю­че­ниях раз­ных героев… Так почему бы не пойти по их сто­пам? Тем более что надо еще мно­гому учиться, чтобы стать само­сто­я­тель­ным и сме­лым. Воз­можно, послед­няя пер­спек­тива окон­ча­тельно напу­гает наше чадо, в этом слу­чае отло­жим уве­ще­ва­ния и обра­тимся к самому есте­ствен­ному и доб­рому «аги­та­ци­он­ному» вари­анту, а именно к уча­стию в жизни пат­руля через кон­крет­ное дело. Неважно, строим ли мы свой пат­руль с нуля или раз­ви­ваем уже сло­жив­ше­еся объ­еди­не­ние, давайте устроим осо­бен­ное начи­на­ние для новень­ких ребят.

Формы моти­ва­ции

Будет заме­ча­тельно, если ребята сами попро­сят нас с ними зани­маться. «А давайте еще раз схо­дим в поход, поста­вим спек­такль, устроим чае­пи­тие с батюш­кой!» — именно это мы и должны стре­миться от них услы­шать. Так шаг за шагом, есте­ственно и посте­пенно мы смо­жем выстро­ить про­грамму, подо­брать под­хо­дя­щие мето­дики, выра­бо­тать общие пра­вила и традиции.

В даль­ней­шем один-два раза в год мы вполне можем устра­и­вать свое­об­раз­ный день откры­тых две­рей для детей и взрос­лых. Про­грамма таких дней может вклю­чать в себя сов­мест­ную вылазку в бли­жай­ший лесо­парк с уго­ще­нием, играми и кон­кур­сами, общий кон­церт, на кото­ром могут высту­пить и наши гости, празд­ник с мно­же­ством про­стых кон­кур­сов и состя­за­ний. Если наш пат­руль имеет свою спе­ци­а­ли­за­цию (кон­ный клуб, каза­чий стан, народ­ные про­мыслы), самое время про­де­мон­стри­ро­вать свои дости­же­ния. О таком дне сле­дует изве­стить при­хо­жан (и всех заин­те­ре­со­ван­ных) зара­нее: под­го­то­вить и пове­сить объ­яв­ле­ние, раз­дать и разо­слать при­гла­ше­ния. Во время самого празд­ника, а такой день не может быть непразд­нич­ным, роди­тели смо­гут запол­нить анкеты, а сами ребята рас­ска­зать о себе и задать инте­ре­су­ю­щие их вопросы. Кстати, не будем сов­ме­щать день откры­тых две­рей (мы можем дать ему и дру­гое назва­ние) с днем рож­де­ния нашего пат­руля. Это раз­ные празд­ники, кото­рые решают раз­лич­ные (но не вза­и­мо­ис­клю­ча­ю­щие) задачи.

Моти­ва­ция уча­стия в жизни нашего пат­руля для ребят может про­яв­ляться в раз­лич­ных, допол­ня­ю­щих друг друга фор­мах. Но в ее основе все­гда должны лежать кра­сота и радость. Кра­сота Божьего мира, кото­рую дети бес­пре­станно откры­вают в себе и в окру­жа­ю­щем, и paдость от этого жиз­не­утвер­жда­ю­щего про­цесса. Пра­во­сла­вие дает че- ловеку не про­сто целост­ную, но и осмыс­лен­ную кар­тину мира, дает опыт лич­ного Бого­об­ще­ния. Наша задача — пере­дать ребя­там духов- ный, твор­че­ский, миро­воз­зрен­че­ский опыт Церкви через обы­ден­ную, еже­днев­ную, неза­мет­ную лич­ную работу над собой, все­гда нахо­дя­щую даже в при­выч­ных вещах и собы­тиях радость и красоту.

 

Дру­гой фор­мой при­вле­че­ния новых ребят может стать вполне орди­нар­ное начи­на­ние пат­руля, кото­рое про­во­дится не спе­ци­ально для гостей, а в рам­ках общей про­граммы. Новень­кие ребята, а в этом слу­чае их не должно быть слиш­ком много, на рав­ных вклю­ча­ются в работу, при­чем им неза­метно помо­гают взрос­лые руко­во­ди­тели и, что было бы заме­ча­тельно, опыт­ные сле­до­пыты. К при­меру, если мы про­во­дим боль­шую лес­ную игру или состя­за­ние, не тре­бу­ю­щее спе­ци­аль­ной под­го­товки, вполне воз­можно при­гла­сить к уча­стию новых ребят.

И, конечно, в пат­руль будут при­хо­дить дети, если его работа будет пери­о­ди­че­ски осве­щаться на при­ход­ских стен­дах в форме стен­га­зет, выста­вок рисун­ков, фото­гра­фий и раз­лич­ных поде­лок, про­яв­ляться в спек­так­лях, про­смотре само­де­я­тель­ных филь­мов и про­чих начи­на­ний, лежа­щих вне пат­руля. Эти раз­лич­ные направ­ле­ния работы должны быть есте­ствен­ным обра­зом впи­саны в общую про­грамму, то есть мы не будем ничего делать напо­каз, даже наш день откры­тых две­рей устроим в виде празд­ника, кото­рым мы хотим поде­литься с окру­жа­ю­щими нас людьми. Этот день никак не дол­жен похо­дить на отчет­ное выступ­ле­ние заму­чен­ных бес­ко­неч­ными репе­ти­ци­ями ско­ван­ных детей. Здесь будет уместна домаш­няя обста­новка, рас­по­ла­га­ю­щая к зна­ком­ствам и обще­нию. Новые ребята, их роди­тели должны почув­ство­вать строй­ный и целост­ный уклад нашей жизни, доб­ро­же­ла­тель­ную и кон­струк­тив­ную атмо­сферу, жела­ние при­со­еди­ниться к общим делам, что воз­можно лишь при усло­вии насто­я­щей пло­до­твор­ной работы не из страха, а по совести.

Для ребят, кото­рые только-только при­сту­пают к жизни в пат­руле, выстроим чет­кую, понят­ную систему моти­ва­ций, кото­рая даст им воз­мож­ность оце­ни­вать соб­ствен­ные успехи (и неуспехи), воз­мож­но­сти и уме­ния. И про­ве­рить себя ребята смо­гут, прежде всего демон­стри­руя на прак­тике полу­чен­ные ими зна­ния. Даже в самом про­стом по струк­туре объ­еди­не­нии, ска­жем в форме семей­ного клуба, мы можем уста­но­вить понят­ную и логич­ную систему прав, обя­зан­но­стей и поощ­ре­ний, кото­рая будет зави­сеть от готов­но­сти каж­дого отдель­ного ребенка к сов­мест­ной работе (а по сути к работе над собой).

Конечно, мы имеем дело с раз­ными по уровню раз­ви­тия ребя­тами и нам совсем не улы­ба­ется пер­спек­тива погру­зить часть из них в глу­бо­кое уны­ние, если они будут в чем-то явно отста­вать от сверст­ни­ков. Это озна­чает, что при раз­ра­ботке раз­лич­ных моти­ви­ру­ю­щих кон­струк­ций мы должны преду­смот­реть воз­мож­ность про­явить себя всем кате­го­риям ребят: силь­ным и сла­бым, умным и не очень, орга­ни­за­то­рам и раз­гиль­дяям. Каж­дый из них в рам­ках пока еще неосо­знан­ной про­граммы работы над собой дол­жен полу­чить лич­ные тре­бо­ва­ния, испол­нив кото­рые он сде­лает кро­хот­ный шажок в обще­па­труль­ной неглас­ной (или глас­ной) иерар­хии. В то же время, исходя из того, что мы ста­ра­емся спло­тить наш пат­руль, раз­ви­вая у ребят чув­ство вза­и­мо­по­мощи и вза­и­мо­по­ни­ма­ния, нам будет необ­хо­димо предъ­яв­лять им базо­вые, про­стей­шие тре­бо­ва­ния, кото­рые они смо­гут выпол­нить сообща, про­дви­га­ясь по уста­нов­лен­ным в нашем пат­руле сту­пе­ням ответ­ствен­но­сти. Таким обра­зом мы смо­жем выстро­ить одно­вре­менно инди­ви­ду­аль­ные и груп­по­вые обра­зо­ва­тель­ные траектории.

Моти­ва­ция и система оценок

Рас­смот­рим всё подроб­нее. В школе кон­тро­ли­ру­ю­щая система (отметки) не ведет к види­мому прак­ти­че­скому резуль­тату. Не вда­ва­ясь в подроб­но­сти, ука­жем на то, что одни и те же полу­чен­ные ребя­тами отметки в раз­ных шко­лах имеют раз­лич­ный реаль­ный вес. С момента вве­де­ния экза­ме­нов, осно­ван­ных на тестах, отметки еще более поте­ряли свое зна­че­ние. Тем более что в школе круг­лый отлич­ник имеет те же права и обя­зан­но­сти, что и окон­ча­тель­ный дво­еч­ник (да и двойки сей­час учи­теля ста­вить избе­гают). Кроме того, отлич­ники, кото­рых посто­янно ста­вят в при­мер или кото­рым поз­во­ляют вести раз­лич­ные меро­при­я­тия и собра­ния, в гла­зах одно­класс­ни­ков ста­но­вятся порой закон­чен­ными «бота­ни­ками», к тому же «слиш­ком умных» у нас обык­но­венно недо­люб­ли­вают. Пере­ход из класса в класс за ред­ким исклю­че­нием осу­ществ­ля­ется всеми и сразу, что, конечно, напо­ми­нает созда­ва­е­мую нами систему (выпол­не­ние общих, про­стей­ших тре­бо­ва­ний), но имеет несколько дру­гой смысл.

В нашем слу­чае мы поста­ра­емся выра­бо­тать в детях уме­ние работы в команде, общего пре­одо­ле­ния и вза­и­мо­по­мощи. В классе же каж­дый сам за себя, если только учи­тель лично не «при­кре­пил» отста­ю­щего к отлич­нику. В итоге для ребенка моти­ва­ция хорошо учиться зави­сит от отно­ше­ния семьи к этому про­цессу и пре­вра­ща­ется порой в раб­ство на гале­рах, при­чем как для самого ребенка, так и для его несчаст­ных роди­те­лей. В этой связи одна из наших пер­во­оче­ред­ных так­ти­че­ских задач — моти­ви­ро­вать малыша учиться, рабо­тать и радо­ваться при этом — ста­но­вится необы­чайно актуальной.

При­ме­ром про­стей­шей и понят­ной ребенку моти­ва­ции на уровне семей­ного клуба может слу­жить необ­хо­ди­мое для уча­стия в каком-либо деле усло­вие, кото­рое малыш обя­зан выпол­нить. И это усло­вие должно быть пред­метно и по суще­ству увя­зано с пред­сто­я­щим собы­тием. Если мы устра­и­ваем вылазку в лес, то вполне веро­ятно, что усло­вием для уча­стия в этом инте­рес­ном деле может слу­жить заня­тие, на кото­ром ребята изу­чат пра­вила пове­де­ния в лесу. После заня­тия устроим неболь­шое испы­та­ние, оно и будет являться «про­пус­ком» в лес. Такой «про­пуск», между про­чим, можно изго­то­вить и выдать, только не стоит делать его похо­жим на взрос­лые ана­логи или совсем пустя­ко­вым каким-нибудь рисун­ком на листочке, кото­рый быстро истреп­лется и поте­ря­ется, мы ведь при­учаем ребят делать каче­ствен­ные, дол­го­веч­ные изде­лия. А вот кожа­ный кру­жок с выжжен­ным на нем зве­ри­ным сле­дом или силу­этом дерева, наши­тый на рукав, ста­нет насто­я­щим и желан­ным про­пус­ком в «живую при­роду». При­чем выжечь изоб­ра­же­ние дол­жен сам сле­до­пыт, а мы поможем.

Я полу­чаю право

Изу­чить на заня­тии пра­вила пове­де­ния в лесу (не отвле­ченно, а перед выхо­дом в лес) весьма полезно. В этом слу­чае мы будем избав­лены от необ­хо­ди­мо­сти голо­сить и метаться между дере­вьями, пыта­ясь собрать воедино рас­сы­пав­шихся в поис­ках гри­бов, ягод и вето­чек ребят. Если наш неболь­шой лес­ной поход будет вклю­чен в общую про­грамму (а так и должно быть), то для ребят ста­нет ясен смысл пред­ва­ря­ю­щего занятия.

Если мы хотим дать воз­мож­ность сле­до­пы­там раз­жечь костер, то такое право будут иметь те ребята, кото­рые были готовы этому научиться и сдали соот­вет­ству­ю­щие испы­та­ния. И тогда непре­менно обна­ру­жится малыш, кото­рый не овла­дел тео­рией и прак­ти­кой раз­ве­де­ния кост­ров, но отча­янно желает прямо сей­час что-нибудь под­жечь. Между тем опыт­ные ребята (или взрос­лые), не раз­ре­шая свое­воль­ни­чать с огнем, смо­гут сослаться на пра­вило «допуска»: раз­жи­гает тот, кто умеет и про­шел испы­та­ние. Тут мы услы­шим, что малыш давно умеет раз­жи­гать всё что угодно (сомне­ний нет) и обла­дает в этом недю­жин­ным опы­том, кото­рый он прямо здесь готов про­де­мон­стри­ро­вать. Мы согла­ша­емся с усло­вием, что всё должно делаться пра­вильно: надо и костер сло­жить со зна­нием дела, и о про­ти­во­по­жар­ной без­опас­но­сти пом­нить. Малыш сам убе­дится, что он далеко не всё умеет в хит­ром кост­ро­вом деле, срав­нив свою бес­по­ря­доч­ную охапку сырых листьев с нашим акку­рат­ным «колод­цем» или «шала­шом». Попро­сим рас­ска­зать опыт­ных ребят (или про­сто про­ве­дем опрос) о том, что они знают об опас­но­стях воз­ник­но­ве­ния лес­ных пожа­ров, и напом­ним всем, как сле­дует рас­чи­щать и выби­рать пло­щадку для костра.

Может статься, что у нас в дан­ный момент не будет вре­мени рас­тол­ко­вы­вать сле­до­пыту, как именно нужно раз­жи­гать огонь в лесу и тем более ждать резуль­та­тов его соб­ствен­ных экс­пе­ри­мен­тов в этом направ­ле­нии. И в этом слу­чае, обла­дая понят­ной систе­мой моти­ва­ции, свя­зан­ной с нашими пра­ви­лами, мы запро­сто успо­коим и отвле­чем малыша, люби­теля игр с огнем. Сооб­щим, что непре­менно устроим для него соот­вет­ству­ю­щее заня­тие, но теперь мы все вме­сте должны зани­маться дру­гим делом, так как мы еди­ный пат­руль, перед кото­рым стоит кон­крет­ная задача (мы поста­вим ее до похода в лес). Спро­сим ребят, какая это задача (напри­мер, отыс­кать исток мест­ного ручья), они напом­нят, а малышу ска­жем, что и от его уча­стия очень мно­гое зави­сит: готов ли он про­красться к тем стран­ным кустам и рас­смот­реть, что же за ними скры­ва­ется. Дадим ему пару минут и выслу­шаем доклад, а заодно поучим связ­ной инфор­ма­тив­ной речи.

Понят­ная и логич­ная моти­ва­ция того или иного заня­тия, зада­ния, собы­тия все­гда обя­зана быть пред­став­лена сле­до­пы­там. Они должны в каж­дый отдель­ный момент знать кон­кретно, что, зачем и почему они делают. С костром разо­бра­лись, хоть и не до конца. Впо­след­ствии мы смо­жем обсу­дить с ребя­тами вопрос, почему нам ого­нек нужен не только для при­го­тов­ле­ния еды, обо­грева или осве­ще­ния места, но и для души. Почему вокруг костра так хорошо петь песни, ска­зы­вать сказки и т. д. То есть каж­дый изу­ча­е­мый пред­мет может и дол­жен стать пово­дом для даль­ней­шего осмысления.

Дру­гой при­мер: мы соби­ра­емся на беседу со свя­щен­ни­ком (что вхо­дит в нашу про­грамму «Мир Божий»). Давайте зара­нее сооб­щим ребя­там тему беседы и спро­сим у них, что они по этому поводу думают, знают. Попро­сим их под­го­то­вить по одному вопросу батюшке и запи­шем их (если кто-то плохо пишет, помо­жем) на открыт­ках (листоч­ках). Но под­пи­шемся необычно — на дру­гой сто­роне нари­суем свой порт­рет, как уж полу­чится. Моти­ва­ция здесь оче­видна: батюшка при­дет на беседу, а бесе­до­вать надо вме­сте (раз­го­ва­ри­вать с самим собой — это совсем не беседа), а чтобы вме­сте бесе­до­вать, надо пони­мать, о чем идет речь. Так как мы, сле­до­пыты, знаем меньше, чем батюшка, давайте спро­сим его о том, что мы хотели бы теперь узнать больше всего. Так как такие вопросы могут появиться лично у каж­дого, то и напи­шем их отдельно, а чтобы вопросы не повто­ря­лись — озву­чим их для всех ребят. Но ведь надо, чтобы и батюшке было инте­ресно с нами общаться. Зага­даем ему загадку — по порт­рету узнать автора вопроса. Батюшке и самому будет инте­ресно уга­ды­вать ребят и рас­смат­ри­вать автопортреты.

Таким обра­зом, ребе­нок полу­чает важ­ней­шее право на пол­но­цен­ное уча­стие в беседе, при­вы­кает зада­вать вопросы и ожи­дать на них серьез­ных раз­вер­ну­тых отве­тов. Мы обя­заны научить ребят вести адек­ват­ную, пол­но­цен­ную и вдум­чи­вую дис­кус­сию, участ­во­вать в кото­рой можно, лишь соблю­дая опре­де­лен­ные эти­че­ские принципы.

Нам, взрос­лым, тоже будет пища для раз­мыш­ле­ния. Как именно изоб­ра­зят себя ребята, кто из них будет осо­бенно пере­жи­вать, что изоб­ра­же­ние вышло не таким заме­ча­тель­ным, как хоте­лось? И, конечно, будем при­учать ребят зада­вать важ­ные для них вопросы. Они обык­но­венно готовы забра­сы­вать нас десят­ками и сот­нями самых раз­ных вопро­сов. И мы, есте­ственно, должны на них отве­чать (исклю­чая слу­чаи пря­мого балов­ства). Это на заметку роди­те­лям: ребя­там очень важно слы­шать от них ответ. Иначе полу­чится как все­гда — нас раз­дра­жали бес­ко­неч­ные вопросы малых детей, а когда те стали под­рост­ками и пере­стали нас спра­ши­вать вообще, мы ста­ра­емся про­бу­дить в них поте­рян­ное по нашей вине внимание.

Нагляд­ные стимулы

Моти­ва­ция отдель­ного заня­тия (см. при­ве­ден­ный выше при­мер) может быть заме­нена или допол­нена моти­ва­цией целой про­граммы. Здесь для нас важно посто­янно пом­нить: для детей необ­хо­дима види­мая цель их работы, отра­жен­ный в каких бы то ни было сим­во­лах (оцен­ках или отмет­ках) резуль­тат. Про­стей­ший (и скуч­ней­ший) спо­соб — экза­мены в конце года с выда­чей гра­моты или атте­стата. Для ребят млад­шего (и любого дру­гого) воз­раста год — гигант­ский про­ме­жу­ток вре­мени, для них и чет­верть вполне ощу­ти­мый период в жизни. Кроме того, мы дого­во­ри­лись избе­гать школь­ных ассо­ци­а­ций. Памя­туя об этом, при­сту­пим к раз­ра­ботке нагляд­ного отоб­ра­же­ния эво­лю­ции нашего пат­руля. На пер­вых порах вполне подой­дет лист ват­мана, на кото­ром мы будем отме­чать прой­ден­ный пат­ру­лем путь.

Допу­стим, тема полу­го­дия — рас­сказы по древ­ней исто­рии Руси (про­грамма «Роди­но­ве­де­ние»). Рисуем и оформ­ляем кра­соч­ную карту, более или менее отра­жа­ю­щую реаль­ность, на ней древ­не­рус­ские города, леса, болота, реки, волки да мед­веди. А также: бога­тыри, половцы-пече­неги, дикое поле, луко­мо­рье и ост­ров Буян (он же Руян, или Рюген). Свой «поход» ребята начи­нают из столь­ного града Киева по наказу вели­кого князя (можно устро­ить его в «реаль­но­сти», но об этом позже) и дви­жутся от собы­тия к собы­тию (от заня­тия к заня­тию), про­кла­ды­вая свой марш­рут, ска­жем, в Вели­кий Новгород.

Каж­дое заня­тие — рису­нок на карте — вклю­чает не только необ­хо­ди­мый мате­риал, но и соот­вет­ству­ю­щие испы­та­ния, кон­курсы, состя­за­ния и вик­то­рины. Нам ведь важно, чтобы ребята почув­ство­вали вкус исто­рии, полю­били иссле­до­ва­ния и рус­скую ста­рину. Зна­чит, там, где нам встре­тятся пече­неги, устроим состя­за­ние в мет­ко­сти, лов­ко­сти и силе, чтобы дока­зать им (пече­не­гам), что мы имеем право пройти через их земли. В Чер­ни­гове попа­дем на кня­же­ский пир, у вяти­чей рас­ска­жем языч­ни­кам о нашей вере, а в Нов­го­роде потор­гуем сво­ими това­рами (подел­ками) с замор­скими куп­цами. Ясно, что для успеш­ного пре­одо­ле­ния все­воз­мож­ных пунк­тов нам необ­хо­димо самим мно­гому научиться и мно­гое сде­лать. Внятно (про­сто, по-дет­ски) рас­ска­зать о своей вере и отве­тить на вопросы, сде­лать «товары» для обмена (роди­тели — замор­ские купцы — могут со своей сто­роны пред­ло­жить немало инте­рес­ных «исто­ри­че­ских» вещей), про­ве­сти тре­ни­ровку перед состя­за­нием — всё это увя­зано в еди­ное смыс­ло­вое про­стран­ство с вполне ясной мотивацией.

Отме­тим, что здесь важно обра­тить вни­ма­ние на начало (почему, соб­ственно, мы решили пуститься в этот путь) и завер­ше­ние всей про­граммы. Начало (зачин) может пред­став­лять собой гра­моту, полу­чен­ную от «вели­кого князя», напи­сан­ную псев­до­ста­ро­сла­вян­ским язы­ком (инте­ресно будет рас­шиф­ро­вы­вать) на бере­сте, запе­ча­тан­ной сур­гу­чом. А конец — всему делу венец — можно укра­сить демон­стра­цией всего того, что раз­уз­нали, чему научи­лись ребята. Сов­ме­стим пир, состя­за­ния, вик­то­рину по всей теме с при­зами и выда­чей види­мых зна­ков успеш­ного окон­ча­ния дела — знач­ков, эмблем-наши­вок, гра­мот. Важно, чтобы это окон­ча­ние про­граммы стало «воро­тами» в про­грамму сле­ду­ю­щую, чтобы ребята знали: на этом их путь в пат­руле не закан­чи­ва­ется. Именно поэтому (как один из неза­мет­ных, но зна­чи­мых эле­мен­тов) на нашей карте должно остаться еще мно­же­ство неис­сле­до­ван­ных объ­ек­тов, пусть мы и не пла­ни­ро­вали при­да­вать им какое-либо значение.

Попутно заме­тим, что в саму про­грамму мы можем вста­вить прак­ти­че­ски любые ком­по­ненты, свя­зав их общей кон­цеп­цией стран­ствия по древ­не­рус­ским зем­лям. Под­клю­чим кра­е­вед­че­ский или исто­ри­че­ский музей, устроим в парке «при­вал дру­жин­ни­ков», разу­чим народ­ные песни, узнаем о были­нах, поста­вим несколько сце­нок и т. д.

Поло­жи­тель­ный эффект от такого моти­ви­ру­ю­щего (и моти­ви­ро­ван­ного) обу­че­ния воз­рас­тает во сто крат, если мы вве­дем в пат­руле систему сту­пе­ней (зва­ний, чинов). Они будут отра­жать сте­пень готов­но­сти каж­дого отдель­ного ребенка за что-либо отве­чать, а также пока­жут ему, какие общие зна­ния (из тех, что ребята изу­чают у нас) он освоил. Оста­но­вимся на этом подробнее.

Сту­пени и специальности

При­сту­пая к заня­тиям с ребя­тами 6–7‑летнего воз­раста, мы можем рас­счи­тать про­грамму работы с млад­шими ребя­тами на три-четыре года впе­ред. Далее ребята перей­дут в отро­че­ство, и под­ход к их обу­че­нию и обра­зо­ва­нию сле­дует несколько изме­нить, сооб­ра­зу­ясь с воз­раст­ными осо­бен­но­стями и более серьез­ной «взрос­лой» направ­лен­но­стью про­грамм. Про­грамма трех-четы­рех лет может стро­иться на основе про­хож­де­ния ребя­тами соот­вет­ству­ю­щих эта­пов (три-четыре доста­точно), каж­дый из кото­рых будет раз­бит на отдель­ные, но свя­зан­ные друг с дру­гом про­граммы. Об их воз­мож­ном содер­жа­нии и прин­ци­пах состав­ле­ния мы пого­во­рим позже, а пока обра­тим вни­ма­ние на внеш­ние сти­мулы, помо­га­ю­щие нам сде­лать ребят сво­ими сотруд­ни­ками и сора­бот­ника- ми, в про­ти­во­вес пас­сивно-потре­би­тель­ской реальности.

Эти сти­мулы для ребят лягут в систему опре­де­лен­ной иерар­хии, назо­вем ее «сту­пени», кото­рая поз­во­лит им вер­бально фик­си­ро­вать свои нена­ду­ман­ные дости­же­ния. Такие сту­пени могут вклю­чать в себя осво­е­ние ребя­тами зна­ний и уме­ний, сопря­жен­ных с темами, изу­ча­е­мыми в ходе реа­ли­за­ции нашей про­граммы. Изу­че­ние каж­дой отдель­ной темы закан­чи­ва­ется осо­бым испы­та­нием, кото­рое дает всем ребя­там, нахо­дя­щимся на одной сту­пени, воз­мож­ность сов­местно полу­чить види­мый сим­вол (знак, нашивку), под­твер­жда­ю­щий их ком­пе­тен­цию в дан­ном вопросе.

Зачем вообще нужна иерар­хия в пат­руле и что она дает? Уточ­ним сразу, что мы не будем при­да­вать боль­шого прак­ти­че­ского веса этим сту­пе­ням. Их зна­че­ние будет ско­рее эмо­ци­о­наль­ным и выпол­ня­ю­щим вполне опре­де­лен­ную вос­пи­та­тель­ную задачу. Ребята должны иметь пред­став­ле­ние об иерар­хии как о системе вза­им­ной ответ­ствен­но­сти и с дет­ства полу­чить «при­вивку» от «началь­ствен­ного» облика, выра­жен­ного в без­раз­ли­чии, гор­до­сти и пре­не­бре­же­нии всеми, кто ниже ран­гом. Напро­тив, мы будем стре­миться пока­зать ребя­там (на их соб­ствен­ном при­мере), что чем больше чело­век знает и умеет, чем больше у него прав, тем больше и обя­зан­но­стей. И права эти не явля­ются льго­тами, а дают их носи­телю воз­мож­ность пока­зать свои зна­ния, уме­ния и навыки. Не хоте­лось бы, чтобы наше став­шее взрос­лым чадо пре­вра­ти­лось в само­до­воль­ного руко­во­ди­теля, чей ста­тус про­яв­ля­ется лишь во время вся­че­ских сла­во­сло­вий, направ­лен­ных в его адрес, когда после пусто­по­рож­ней речи он нежится в лучах липо­вой славы под при­це­лом камер, запе­чат­ле­ва­ю­щих его сует­ное величие.

Наши сту­пени — это прежде всего отра­же­ние воз­рас­та­ния лич­ной ответ­ствен­но­сти. Напом­ним: я могу раз­жечь костер, потому что умею это делать хорошо, и только бла­го­даря этому я полу­чил право его раз­жи­гать — именно так выстра­и­ва­ется логика дей­ствия у достой­ного следопыта.

Боль­шин­ству совре­мен­ных детей остро не хва­тает понят­ной и дей­ству­ю­щей иерар­хии внутри своей семьи. Совсем не сек­рет, что мно­гие отцы (если они есть) склонны к само­устра­не­нию от теку­щих дел, лишь время от вре­мени (в про­ме­жут­ках между рабо­той и про­смот­ром фут­боль­ных мат­чей) воз­го­ра­ясь про­ве­сти разо­вую вос­пи­та­тель­ную акцию. Фак­ти­че­ским гла­вой семьи ста­но­вится мать, что в корне меняет пси­хо­ло­ги­че­ский и духов­ный фон, сопро­вож­да­ю­щий воз­рас­та­ние ребенка. Маль­чики в этом слу­чае часто ста­но­вятся жерт­вой «жен­ского вос­пи­та­ния», пере­жи­вают за отца, желая видеть его силь­ным (при­ни­ма­ю­щим реше­ния), так и не пони­мая насто­я­щие функ­ции каж­дого члена семьи. Бывает, и бабушки вно­сят свою печаль­ную лепту.

Корни этого явле­ния лежат в совет­ской (ком­му­ни­сти­че­ской) идее посте­пен­ного отми­ра­ния семьи, кото­рая про­яв­ля­лась даже в те вре­мена, когда в СССР внешне «боро­лись» за креп­кие семьи. Вспом­ним, «семья — ячейка обще­ства». И эта «ячейка» должна была слу­жить исклю­чи­тельно обще­ству, то есть совет­ской вла­сти. Идео­ло­гия совет­ского строя — «вос­пи­ты­вайте детей для наших нужд, как мы хотим» — пагубна, так как при­учает людей к одно­мер­ному, без­дум­ному бытию. В этом, соб­ственно говоря, и заклю­ча­ется смысл созда­ния «нового чело­века» — ото­рван­ного от семьи и от Церкви, раба «сво­боды, равен­ства и брат­ства» в самом язы­че­ском смысле этого слова. «Не надо думать, с нами тот, кто всё за нас решит…»

Воз­вра­тить истин­ное пони­ма­ние семей­ной жизни (вклю­чая ее иерар­хию) себе и нашим сограж­да­нам — одна из пер­во­оче­ред­ных соци­аль­ных и духов­ных задач пра­во­слав­ного общества.

 

Если наши базо­вые про­граммы «Мир Божий» и «Роди­но­ве­де­ние» мы пред­ла­гаем осво­ить всем сле­до­пы­там, раз­бив весь заклю­чен­ный в этих про­грам­мах учеб­ный мате­риал на само­сто­я­тель­ные сту­пени, то в ходе изу­че­ния отдель­ных спе­ци­аль­но­стей мы предо­став­ляем ребя­там воз­мож­ность выбора выше­упо­мя­ну­тых инди­ви­ду­аль­ных обра­зо­ва­тель­ных траекторий.

Каж­дая сту­пень должна иметь: свое наиме­но­ва­ние, ложа­ще­еся в общий смыс­ло­вой кон­текст пат­руля, тре­бо­ва­ния, испол­не­ние кото­рых дает воз­мож­ность пере­хода на сле­ду­ю­щую сту­пень, и про­грамму, поз­во­ля­ю­щую осво­ить необ­хо­ди­мые зна­ния для совер­ше­ния такого перехода.

В каче­стве тер­ми­нов, обо­зна­ча­ю­щих кон­крет­ные сту­пени, можно исполь­зо­вать самые раз­ные поня­тия, соот­вет­ству­ю­щие духу нашего пат­руля. Если пат­руль вхо­дит в какую-либо моло­деж­ную пра­во­слав­ную орга­ни­за­цию, а такие орга­ни­за­ции широко пред­став­лены в нашей стране и обык­но­венно ведут свое начало от раз­лич­ных эми­грант­ских объ­еди­не­ний, то мы при­мем усто­яв­шийся тер­мин. Общее назва­ние ребят млад­шего воз­раста зву­чит по-раз­ному: у ска­у­тов и раз­вед­чи­ков это «вол­чата» (маль­чики) и «белочки» (девочки), у пра­во­слав­ных сле­до­пы­тов «новики», у доб­ро­воль­цев «сле­до­пыты». Сту­пени в этих орга­ни­за­циях тоже носят раз­лич­ные име­но­ва­ния: «неж­но­лапки», «таеж­ные вол­чата» (у раз­вед­чи­ков); «ору­же­носцы», «рат­ники» (у доб­ро­воль­цев). Если мы никуда не вхо­дим и явля­емся само­стоя тель­ной орга­ни­за­цией, то можно оттолк­нуться от общей направ­лен­но­сти дея­тель­но­сти пат­руля (напом­ним, что и тер­мин «пат­руль» в нашем слу­чае услов­ный). Вся­кие «Бога­тыр­ские заставы» могут назы­вать своих ребят в целом «бога­ты­рями» (если слиш­ком пафосно, то  «отро­ками», как и зва­лись млад­шие дру­жин­ники). Если наша направ­лен­ность — иссле­до­ва­ния и путе­ше­ствия, то подой­дут и сле­до­пыты, Что же каса­ется назва­ний самих сту­пе­ней, то и они должны выте­кать из логики общей пат­руль­ной тра­ди­ции. В каче­стве при­мера мы поме­стили в При­ло­же­ние сту­пени Наци­о­наль­ной орга­ни­за­ции доб­ро­воль­цев «Русь» и тре­бо­ва­ния, испол­нив кото­рые ребята могут пре­тен­до­вать на про­хож­де­ние оче­ред­ной сту­пени. Чего сле­дует избе­гать, так это излиш­ней серьез­но­сти (взрос­ло­сти) и вое­ни­за­ции. Малень­кие «сер­жанты», «уряд­ники» или «стар­шины» будут выгля­деть тра­ги­ко­мично. Исклю­че­ние — про­фес­си­о­наль­ная спе­ци­а­ли­за­ция (мат­росы, казаки), кото­рая и так имеет чет­кую выстро­ен­ную структуру.

Ска­чать знаки спе­ци­аль­но­стей и пер­со­наль­ные карточки

Спе­ци­аль­но­сти могут иметь сколь угодно раз­но­об­раз­ную направ­лен­ность, зави­ся­щую как от кон­крет­ных педа­го­ги­че­ских задач, так и от наших непо­сред­ствен­ных воз­мож­но­стей. В общем-то важно не то, чем мы будем зани­маться со сле­до­пы­тами в ходе осво­е­ния той или иной спе­ци­аль­но­сти, а как мы сумеем вос­поль­зо­ваться изу­ча­е­мым мате­ри­а­лом в наших вос­пи­та­тель­ных и обра­зо­ва­тель­ных целях.

Рас­смот­рим отли­чие базо­вой про­граммы от какой- либо спе­ци­аль­но­сти на кон­крет­ном при­мере. Допу­стим, что мы решили за три месяца дать нашим сле­до­пы­там пред­став­ле­ние об устро­е­нии и убран­стве нашего при­ход­ского храма (про­грамма «Мир Божий») и одно­вре­менно осво­ить с ними спе­ци­аль­ность «путе­ше­ствен­ник», так как именно сей­час мы можем при­бег­нуть к услу­гам опыт­ного тури­ста. Наш базо­вый курс тре­бует от ребят усво­е­ния кон­крет­ных зна­ний, глу­бину кото­рых мы можем регу­ли­ро­вать само­сто­я­тельно. Ска­жем, ребя­там вполне по силам будет запом­нить име­но­ва­ние нашего храма (в честь какого празд­ника или свя­того он освя­щен), озна­ко­миться с его внут­рен­ним устрой­ством и убран­ством, запом­нить особо чти­мые иконы и т. д. И после изу­че­ния пред­ло­жен­ного мате­ри­ала мы можем устро­ить экс­кур­сию по храму для роди­те­лей наших ребят, где в каче­стве экс­кур­со­во­дов высту­пят сами сле­до­пыты, каж­дый из кото­рых рас­ска­жет о «своей» иконе, пока­жет свой, любез­ный его сердцу уго­лок и, таким обра­зом, лично поучаст­вует в сов­мест­ном испы­та­нии, вклю­чен­ном нами в тре­бо­ва­ния про­хож­де­ния оче­ред­ной ступени.

Что каса­ется спе­ци­аль­но­сти «путе­ше­ствен­ник», то в ходе овла­де­ния ее осно­вами каж­дый сле­до­пыт может выбрать (с нашей неза­мет­ной помо­щью) под­хо­дя­щую для себя роль в команде или смыс­ло­вую и пове­ден­че­скую нишу. Кто-то ста­нет отве­чать за марш­рут, кто-то будет испол­нять роль раз­вед­чика, а кто-то в силу осо­бен­но­стей харак­тера смо­жет стать отлич­ным ана­ли­ти­ком. И всё это в про­дол­же­ние «боль­шой экс­пе­ди­ции» к бли­жай­шему «таин­ствен­ному месту». По сути, мы можем пред­ста­вить спе­ци­аль­ность в каче­стве неко­то­рого про­стран­ства, на кото­ром мы рас­по­ло­жили мно­же­ство инте­рес­ных вещей, зага­док, задач и свя­зан­ных с ними воз­мож­но­стей. И ребя­там пред­ло­жено поко­паться во всем этом богат­стве, выбрать себе роль и задачу по плечу и по вкусу и выпол­нить ее как можно лучше, к все­об­щему удо­воль­ствию, под­кре­пив свои дости­же­ния осо­бой нашив­кой дан­ной специальности.

Мы, со своей сто­роны, помо­жем ребя­там рас­смот­реть все пред­ло­жен­ные вари­анты реа­ли­за­ции их лич­ных воз­мож­но­стей, под­бод­рить, под­кор­рек­ти­ро­вать, нена­вяз­чиво посо­ве­то­вать (отсо­ве­то­вать) и в этом про­цессе посте­пенно научить сле­до­пы­тов достойно испол­нять взя­тые на себя функ­ции и обя­за­тель­ства. Спе­ци­аль­но­сти дают воз­мож­ность сле­до­пыту варьи­ро­вать, посте­пенно изме­нять свою роль в общей команде по ходу нара­ботки необ­хо­ди­мого опыта. Именно так из не уве­рен­ных в своих силах малы­шей посте­пенно вырас­тают ответ­ствен­ные и надеж­ные люди. Наша задача — посто­янно помо­гать ста­нов­ле­нию харак­тера ребят, кото­рые нахо­дят помощь и силы в наших общих духов­ных устрем­ле­ниях и жизни в Церкви. В связи с этим на про­тя­же­нии всех заня­тий будем неустанно обра­щать вни­ма­ние на каче­ствен­ное (пусть сна­чала и мед­лен­ное) испол­не­ние каж­дым сле­до­пы­том своих, свя­зан­ных с про­хож­де­нием про­граммы и жиз­нью в пат­руле обя­зан­но­стей. Таким обра­зом ребята будут нара­ба­ты­вать опыт спо­кой­ного пре­одо­ле­ния труд­но­стей, адек­ват­ного при­ня­тия реше­ний, раз­ре­ше­ния своих внут­рен­них стра­хов и ком­плек­сов. Послед­ним штри­хом, завер­ша­ю­щим наши уси­лия по созда­нию еди­ной моти­ва­ци­он­ной системы (про­цесс, осу­ществ­ля­е­мый в тече­ние всей жизни пат­руля), ста­нет утвер­жде­ние сим­во­лов пат­руля и осо­бой фор­мен­ной одежды для всех его участников.

Символика патруля

Фор­мен­ная одежда

Мы с вами можем отно­ситься к фор­мен­ной одежде по-раз­ному. Для кого-то форма мало­при­вле­ка­тельна, так как напря­мую ассо­ци­и­ру­ется с казар­мен­ным казен­ным духом, кото­рый для дру­гих, напро­тив, будет иде­аль­ным выра­же­нием насто­я­щего кол­лек­тива. Такое раз­но­мыс­лие может поро­дить бес­ко­неч­ные тео­ре­ти­че­ские споры и дис­кус­сии, время кото­рых можно потра­тить на дру­гие более важ­ные дела. Давайте учиться избе­гать край­них суж­де­ний и раз­мыш­лять о той или иной ситу­а­ции разумно и трез­венно. Зачем нужна (и нужна ли вообще) фор­мен­ная одежда нашим ребя­там? Оче­видно, что она должна нести опре­де­лен­ную функ­ци­о­наль­ную и смыс­ло­вую нагрузку.

Для ребят форма — зри­мое и весо­мое дока­за­тель­ство серьез­но­сти и спло­чен­но­сти нашего пат­руля. Внеш­нее выра­же­ние внут­рен­него единства.

Для нас это воз­мож­ность нагляд­ного напо­ми­на­ния ребя­там их лич­ной ответ­ствен­но­сти за общее дело.

Нали­чие фор­мен­ной одежды помо­гает сразу раз­ре­шить несколько важ­ных прак­ти­че­ских задач:

  1. Ниве­ли­ро­вать раз­ницу в достатке раз­лич­ных семей. Дети ведь могут оде­ваться богато или бедно, что часто при­во­дит к все­воз­мож­ным про­бле­мам. Конечно, мы поста­ра­емся вос­пи­тать у ребят спо­кой­ное отно­ше­ние к одежде в част­но­сти и к моде в целом, но дело это посте­пен­ное и не все­гда, как пока­зы­вает прак­тика, успешное.
  2. Не зави­сеть от «стан­дар­тов кра­соты», прак­ти­ку­е­мых в отдель­ных семьях. Даже если допу­стить, что в нашем пат­руле будут ребята из вполне воцер­ко­в­лен­ных семейств, кото­рые при­ни­мают сфор­ми­ро­вав­шийся «пра­во­слав­ный» стиль одежды, пред­став­ле­ния об этом стиле могут и будут раз­ли­чаться. Доба­вим, что и косо­во­ротки с сара­фа­нами никак не могут высту­пать гаран­тами без­упреч­ного вкуса.

Что очень важно, форма дает воз­мож­ность раз­ме­щать на ней сим­во­лику пат­руля, а также раз­лич­ные знаки (эмблемы, нашивки, шев­роны), под­твер­жда­ю­щие ком­пе­тен­ции дан­ного сле­до­пыта. Сле­до­ва­тельно, общая форма ста­но­вится выра­же­нием инди­ви­ду­аль­ных осо­бен­но­стей, зна­ний и уме­ний каж­дого отдель­ного ребенка.

Кроме про­чего, форма поз­во­ляет нам без весо­мого мате­ри­аль­ного ущерба для семейств осу­ществ­лять весь спектр про­грамм. Согла­симся, что пол­зать по кустам в доро­гом костюм­чике или кру­жев­ном пла­тьице не луч­ший вариант.

Удоб­ная, кра­си­вая и каче­ствен­ная форма при­даст нам всем (и взрос­лым тоже) внешне лихой и под­тя­ну­тый вид. Срав­ни­вая толпу раз­но­мастно оде­тых ребя­ти­шек и шеренгу фор­мен­ных сле­до­пы­тов-молод­цов, поне­воле отдашь пред­по­чте­ние последним.

Осо­бая фор­мен­ная одежда может быть у дет­ских объ­еди­не­ний при  храме, пози­ци­о­ни­ру­ю­щих себя в каче­стве рекон­струк­то­ров какой-либо тра­ди­ции — каза­ков, каде­тов, бога­ты­рей. Здесь, конечно, будет уместна форма, соот­вет­ству­ю­щая заяв­лен­ной тра­ди­ции. Но и в этом слу­чае она должна отве­чать выше­пе­ре­чис­лен­ным зада­чам и не при­ни­мать вид взрос­лой про­фес­си­о­наль­ной одежды, пере­де­лан­ной для малых детей. Нелиш­ним будет пого­во­рить о жела­тель­но­сти погру­же­ния ребят с ран­них лет в какую-либо взрос­лую про­фес­сию (тра­ди­цию), что чаще всего бывает в слу­чае с воин­скими дис­ци­пли­нами, а мы с вами рас­суж­даем об обы­ден­ной при­ход­ской ситу­а­ции. К при­меру, казаки, име­ю­щие свои дав­ние тра­ди­ции, оче­видно, сами знают, как эти тра­ди­ции осу­ще­ствить на прак­тике. Про­блема состоит в том, что исто­ри­че­ская связь с доре­во­лю­ци­он­ной Рос­сией во мно­гом поте­ряна; хорошо, если у воз­рож­да­ю­щих каза­чьи или кадет­ские школы людей есть связь с рус­ским зару­бе­жьем, хра­ня­щим эти исто­ри­че­ские тра­ди­ции. В про­тив­ном слу­чае неиз­бежны «ново­делы» — нелов­кие паро­дии, нано­ся­щие вред самой идее воз­рож­де­ния того или иного воин­ского сословия.

Не будем забы­вать, что форма должна являться прежде всего рабо­чей одеж­дой, при­спо­соб­лен­ной к нашим нуж­дам. Бес­спорно: если поз­во­ляет финан­со­вое поло­же­ние всех участ­ни­ков пат­руля, можно вве­сти парад­ную и обы­ден­ную фор­мен­ную одежду. В парад­ной форме будем при­ни­мать уча­стие в раз­ного рода тор­же­ствах, а в рабо­чей ходить в лес, играть, рисо­вать и про­чее. Но и при таком несо­мнен­ном богат­стве выбора парад­ная и рабо­чая формы должны соче­таться между собой и иметь объ­еди­ня­ю­щие их элементы.

Какую же форму выбрать? Ведь она должна оди­на­ково нарядно смот­реться и у костерка, и на сцене, когда высту­пает наш хор. Один из вари­ан­тов (далеко не един­ствен­ный) — рубашка защит­ного, темно-синего, свет­ло­зе­ле­ного, немар­кого и не «тюрем­ного» цвета, брюки или шорты (по погоде) для маль­чи­ков и юбки (шорты) для дево­чек. Мат­роска тоже подой­дет. На голове берет, бейс­болка или панама. Форму для ребят этого воз­раста не будем делать излишне вое­ни­зи­ро­ван­ной, офи­ци­оз­ной или празд­нич­ной. Пусть у нас будет свое­об­раз­ная рабо­чая одежда для пол­но­цен­ного пра­во­слав­ного дет­ства, удоб­ная, кра­си­вая, при этом скром­ная и функ­ци­о­наль­ная. Скром­ность и кра­сота в одежде, кстати, в пол­ной мере гар­мо­ни­руют друг с дру­гом. Мы-то об этом знаем, а ребя­там надо это пока­зать. Это зна­чит, что наша форма не будет пере­гру­жена вся­че­ской пом­пез­ной сим­во­ли­кой, уве­шана нашив­ками, напо­ми­ная собой реклам­ную тумбу, и она не должна похо­дить на школь­ную, про­сто потому что она пред­на­зна­чена не только для сиде­ния за пар­той в помещении.

В При­ло­же­нии вы най­дете при­мер такой фор­мен­ной одежды, раз­ра­бо­тан­ной для сле­до­пы­тов НОРД «Русь».

Должны ли носить форму взрослые?

Если мы пол­но­цен­ные участ­ники пат­руля, дума­ется, что непре­менно. И если наше кредо — сов­мест­ная с ребя­тами работа, мы пер­вые, кто дол­жен дока­зы­вать ее серьез­ность. Не стоит стес­няться «дет­ских» атри­бу­тов, вся­ких наши­вок и берета на голове. Мы с вами делаем очень важ­ное дело, не тер­пя­щее фальши. Именно поэтому, если мы сами не готовы носить форму, не будем ее вообще вво­дить. Но если мы не готовы ее при­нять, всту­пая в уже дей­ству­ю­щий пат­руль, зна­чит, мы не готовы и раз­де­лить всю пол­ноту ответ­ствен­но­сти за него. В этом слу­чае оста­немся про­стыми доб­ро­воль­ными помощ­ни­ками, при­хо­дя­щими на помощь от слу­чая к слу­чаю. Но не будем забы­вать: именно спо­кой­ное и ответ­ствен­ное отно­ше­ние к форме гово­рит о нашей педа­го­ги­че­ской зре­ло­сти, готов­но­сти оттал­ки­ваться от инте­ре­сов ребят, игно­ри­руя какие-то свои сфор­ми­ро­вав­ши­еся пред­став­ле­ния на этот счет. Если же форма по тем или иным при­чи­нам абсо­лютно непри­ем­лема для «взрос­лого насе­ле­ния» пат­руля, сидит на руко­во­ди­те­лях как «на корове седло» или вызы­вает раз­доры, то вполне можно при­ду­мать спе­ци­аль­ную одежду для взрос­лых. Огра­ни­читься про­стой и удоб­ной руба­хой (блуз­кой), на кото­рой нет ника­ких наши­вок, кроме эмблемы, озна­ча­ю­щей нашу при­над­леж­ность к патрулю.

«Записки герольда»

Итак, на форме поме­стим эмблему нашего пат­руля, нали­чие кото­рой пока­зы­вает при­над­леж­ность к нему как сле­до­пыта, так и взрос­лого руко­во­ди­теля. Заме­тим, что, даже если мы не ввели еще фор­мен­ную одежду или вообще не соби­ра­емся ее вво­дить, нам всё равно пона­до­бится эмблема нашего объ­еди­не­ния, как бы мы его ни име­но­вали. Смысл здесь оче­ви­ден: нали­чие такой эмблемы делает види­мым, пред­мет­ным назва­ние нашего объ­еди­не­ния, как для ребят, так и для всех окружающих.

Что именно и как должно быть на ней изоб­ра­жено? Вос­пи­ты­вая вкус в наших ребя­тах, про­явим его и в этом слу­чае, при­дер­жи­ва­ясь несколь­ких про­стых правил:

  1. Эмблема раз­ме­ща­ется на поле (щите), име­ю­щем опре­де­лен­ную тра­ди­ци­он­ную форму, под­чер­ки­ва­ю­щую смысл назва­ния пат­руля. К при­меру, все исто­ри­че­ские назва­ния хорошо ложатся на гераль­ди­че­ский щит (смот­рим гербы рус­ских горо­дов). Круг­лая эмблема хорошо смот­рится на рукаве (пред­пле­чье), а вся­кие пря­мо­уголь­ники и квад­раты — нет. Эмблему, рас­по­ло­жен­ную на слож­ном поле (с высту­пами, зуб­цами и т. д.), изго­то­вить слож­нее, а зна­чит, дороже.
  2. Эмблема должна вклю­чать не более двух основ­ных цве­тов. Между собой лучше всего соче­та­ются цвета, подо­бран­ные согласно пра­ви­лам гераль­дики. Так как с гераль­ди­кой мы будем посто­янно стал­ки­ваться при изу­че­нии раз­лич­ных тем («Роди­но­ве­де­ние»), хорошо бы нам самим озна­ко­миться с ее базо­выми эле­мен­тами, что можно сде­лать, посе­тив соот­вет­ству­ю­щие сайты или подо­брав под­хо­дя­щую лите­ра­туру, опи­сы­ва­ю­щую, напри­мер, гербы рус­ских горо­дов или дво­рян­ских фами­лий. В даль­ней­шем наши ребята могут подо­брать герб своей семьи или свой соб­ствен­ный, пред­ва­ри­тельно его заслу­жив (вот и полу­ча­ется отдель­ная инте­рес­ная про­грамма). Здесь отме­тим, что, согласно гераль­ди­че­ским зако­нам, цвета соче­та­ются исклю­чи­тельно с «метал­лами» (золо­том и сереб­ром). Таким обра­зом, достойно будет смот­реться красно-белая или сине-жел­тая (золо­тая) нашивка, а не красно-синяя или сине-зеленая.
  3. Эмблема ни в коем слу­чае не должна быть пере­гру­жена отдель­ными эле­мен­тами и напо­ми­нать собой кар­тину или вит­рину. Хоро­шая эмблема лако­нична. Двух­трех эле­мен­тов, назва­ния пат­руля и года его осно­ва­ния (или даты, важ­ной для пони­ма­ния смысла его назва­ния) будет вполне доста­точно. При этом эле­менты должны носить инфор­ма­тив­ный, сле­до­ва­тельно, напря­мую соот­не­сен­ный с назва­нием харак­тер. Эмблема «Бога­тыр­ской заставы» может вклю­чать в себя соот­вет­ству­ю­щий шлем, мечи или силуэт бога­тыря (всад­ника), а «Весе­лый ветер» — кораб­лик над вол­нами. Духов­ную основу и в том и в дру­гом слу­чае может под­черк­нуть впи­сан­ный в изоб­ра­же­ние крест. Он может вен­чать бога­тыр­ский шлем или изоб­ра­жаться на парусе кораблика.
  4. Изоб­ра­же­ния на эмблеме не должны быть излишне абстракт­ными, как это встре­ча­ется в сим­во­лике отдель­ных тор­го­вых марок. Нашим ребя­там важно дать пред­став­ле­ние о глу­бо­кой вза­и­мо­связи формы и содер­жа­ния, услов­ных зна­ков и напол­ня­ю­щего их смысла. И начи­нать такую работу будем с понят­ных и нагляд­ных при­ме­ров. Пред­по­ло­жим, при изу­че­нии ико­но­пис­ного языка ребята посте­пенно научатся видеть, пони­мать и объ­яс­нять сим­во­ли­че­ские изоб­ра­же­ния раз­ной сте­пени слож­но­сти, но эмблема пат­руля должна остав­лять в себе место для игры. Это озна­чает, кстати, что эмблема нашего пат­руля не должна стра­дать излиш­ним пафосом.
  5. Шрифт, исполь­зу­е­мый для обо­зна­че­ния назва­ния пат­руля, дол­жен ему соот­вет­ство­вать. Ясно, что назва­ние «Бога­тыр­ская застава» может быть напи­сано сла­вян­ской вязью, устав­ным пись­мом или соот­вет­ству­ю­щей сти­ли­за­цией, но для «Весе­лого ветра» такие шрифты не подойдут.

Как мы уже отме­чали, назва­ние, а стало быть, и эмблему пат­руля ребята пер­во­на­чально могут найти в ходе спе­ци­ально орга­ни­зо­ван­ной цик­ло­вой игры или отдель­ного испы­та­ния. Если мы только начи­наем нашу работу, то пер­вый месяц (месяц зна­комств и при­ти­ра­ний) можно посвя­тить этому увле­ка­тель­ному делу. Начало его — беседа со свя­щен­ни­ком, в кото­рой он недо­уменно спра­ши­вает: «Вот вы решили создать пат­руль (клуб и т. д.). А как же вас теперь назы­вать?» Перед ребя­тами ста­вится про­блема, кото­рую они попы­та­ются быстро и легко раз­ре­шить. Узнав, что пат­рулю, ока­зы­ва­ется, нужно осо­бое назва­ние и эмблема, они тут же пред­ло­жат мно­же­ство геро­и­че­ских, по их мне­нию, назва­ний. «Десант­ники» (у маль­чи­ков) или «Ладушки» (у дево­чек) будут еще не самыми экзо­ти­че­скими вариантами.

В поис­ках эмблем и названий

Здесь нам и пред­ста­вится хоро­шая воз­мож­ность обсу­дить с ребя­тами вопрос о заслу­жен­ном или неза­слу­жен­ном име­но­ва­нии, о смысле имен и назва­ний, о соот­вет­ствии заяв­лен­ного геро­изма с име­ю­щи­мися в нали­чии нытьем и леностью.

«Попро­буем дока­зать, что мы полу­чили право на насто­я­щее серьез­ное назва­ние», — обра­тимся мы к ребя­там, кото­рые с наив­ным энту­зи­аз­мом выра­зят готов­ность к любым немед­лен­ным испы­та­ниям и пообе­щают нико­гда не ябед­ни­чать и все­гда помо­гать друг другу. Что же, мы только «за» и сооб­щим, что за пер­вый месяц мы должны найти назва­ние пат­руля (соот­вет­ству­ю­щее сте­пени нашей готов­но­сти) и свя­зан­ные с ним атри­буты. И что пер­вое испы­та­ние слу­чится прямо сей­час и будет состоять…

Далее даем первую объ­еди­ня­ю­щую игру (с нее вполне может начаться и целая цик­ло­вая игра), направ­лен­ную на сов­мест­ную работу всех сле­до­пы­тов. Напри­мер, орга­ни­зуем поиск пер­вой под­сказки, сооб­ща­ю­щей, где спря­тан сим­вол буду­щего пат­руля, для чего выда­дим ребя­там неслож­ную карту (две, если ребят много), на кото­рой и обо­зна­чим иско­мое место (в ограде храма). Тут же дого­во­римся, что будем все под­сказки искать в пол­ной тишине, неза­метно, а изоб­ра­жать алч­ную орду не станем.

Все этапы испы­та­ний (заня­тия — эпи­зоды этой пер­вой цик­ло­вой игры) посвя­тим спло­че­нию наших ребят, нала­жи­ва­нию между ними рабо­чих и дру­же­ских отно­ше­ний, а также изба­вимся сразу от их печаль­ной при­вычки вопить, сума­тошно бегать и пере­ру­ги­ваться по каж­дому поводу. У нас посте­пенно сло­жатся вер­ные тра­ди­ции пове­де­ния. При поиске под­ска­зок, реше­нии логи­че­ских задач, полу­че­нии инструк­ций и даче рапор­тов о про­де­лан­ной работе ребята должны научиться не пере­би­вать друг друга, гово­рить по суще­ству и фор­му­ли­ро­вать свое мне­ние. Дабы и здесь достичь наи­луч­шего резуль­тата, обра­тим вни­ма­ние на то, как именно мы ста­нем выслу­ши­вать наших ребят или давать им оче­ред­ное пору­че­ние. Здесь очень важно соблю­дать плот­ный темп пере­дачи инфор­ма­ции. Раз­мяг­чен­ные по жизни, инфан­тиль­ные ребята должны почув­ство­вать ритм работы, стре­ми­тель­ность про­ис­хо­дя­щего, а зна­чит, цен­ность минут и секунд, что крайне важно. Это не озна­чает, что надо нервно, эмо­ци­о­нально, без­думно и посто­янно спе­шить, тара­то­рить, воз­буж­денно гло­тая слова. Что, кстати, дети обычно и при­ни­мают за актив­ную дея­тель­ность. Мы можем как раз научить их быстро, но четко гово­рить по суще­ству вопроса. И очень важно, как именно мы этого будем добиваться.

Поиски назва­ния и эмблемы можно пре­вра­тить в корот­кую или про­дол­жи­тель­ную (цик­ло­вую) игру, испол­ня­ю­щую функ­ции ввод­ной части и пред­став­ля­ю­щую собой цепочку про­стых поис­ков и испы­та­ний, в ходе кото­рой ребята обна­ру­жи­вают «ключи» к назва­нию или место, где спря­тан сим­вол (буду­щая эмблема) их патруля.

В про­дол­же­ние таких поис­ков мы будем созда­вать ту рабо­чую обста­новку, кото­рая поз­во­лит ребя­там посте­пенно выра­бо­тать общий рабо­чий стиль отношений.

Вот сле­до­пыт пыта­ется нам рас­ска­зать, что в парке обна­ру­жено дерево с дуп­лом, точь-в-точь похо­жее на изоб­ра­же­ние, сло­жив­ше­еся из состав­лен­ного на про­шлом заня­тии пазла. Рас­сказ сле­до­пыта бес­свя­зен, пре­ры­ва­ется репли­ками ребят, все гал­дят и желают выска­заться. Что мы можем сде­лать? Как ни странно, это во мно­гом зави­сит от назва­ния пат­руля, кото­рое мы пред­по­ла­гаем с ребя­тами найти. То есть мы уже на дан­ном этапе при­учаем ребят к рабо­чему обще­нию в опре­де­лен­ном стиле.

Срав­ним: ребята из буду­щей «Бога­тыр­ской заставы» стоят в строю, доклад ведет сего­дняш­ний коман­дир (или раз­вед­чик). Соот­вет­ственно, обста­новка (строй) застав­ляет ребят молча выслу­шать его доклад и выска­зать свое мне­ние только после нашего непо­сред­ствен­ного к ним обра­ще­ния («под­ни­мите руки, кто хочет допол­нить», «учимся пра­вильно под­ни­мать руки — мы не мель­ницы, кома­ров не отго­няем»). Ребята из «Весе­лого ветра» могут быть собраны в тес­ный кру­жок, мы садимся на кор­точки, чтобы быть на одном с ними уровне, созда­вая поход­ную, раз­ве­ды­ва­тель­ную атмо­сферу, где рапорт пере­да­ется впол­го­лоса и сле­дует после нашего непо­сред­ствен­ного раз­ре­ше­ния: «Все мол­чим, гово­рит Сережа». Это не исклю­чает, есте­ственно, нали­чия строя у «весе­лых вет­ров» или обсуж­де­ния в «кругу бога­ты­рей» в дальнейшем.

Если мы слы­шим, что сле­до­пыт не может связно всё- изло­жить (а мы слы­шим), то про­сим его не торо­питься слиш­ком. «Повтори, что ты ска­зал, говори мед­лен­нее». Или сами начи­наем зада­вать корот­кие, тре­бу­ю­щие одно­слож­ных отве­тов вопросы: «Это дерево?»; «Похо­жее на пазл?»; «Ты уве­рен?» И потом обра­ща­ясь к осталь­ным: «Кто хочет допол­нить?» Тут, конечно, все хотят допол­нить, то есть повто­рить то же самое, глав­ное, чтобы вне­сти свою лепту и быть при­част­ными. Под­ни­мем руку (знак тишины выучим на пер­вом сборе как сим­вол нашей готов­но­сти к пре­одо­ле­нию труд­но­стей); если рука не помо­гает (на пер­вых порах), начи­наем гром­кий обрат­ный отсчет (десять, девять и т. д.).

Заме­тим, как быстро ребята при­вы­кают к тишине, пона­чалу, правда, тратя про­дол­жи­тель­ное время на обо­юд­ные при­зывы ее уста­но­вить. Добив­шись тишины, спра­ши­ваем всех по оче­реди (напом­ним, тес­ный круг, мы видим их лица и смот­рим им в глаза): «Саша, а что ты видел?» и т. д. Пусть повто­ря­ются, для них важно в дан­ный момент лично, вслух сде­лать рапорт или выдви­нуть свою вер­сию. Вопросы и ответы должны быть корот­кими. Мы ценим время. И в строю и в кружке не будем затя­ги­вать опрос. Не успели спро­сить всех — не страшно.

Запом­ним, кто не выска­зы­вался, в сле­ду­ю­щий раз (у дерева) дадим им воз­мож­ность высту­пить пер­выми. Мы всё выяс­нили и отправ­ля­емся к дереву искать дупло.

Пазл сде­лан нами, кстати, довольно про­сто. Подо­брав в бли­жай­шем парке соот­вет­ству­ю­щее дерево, фото­гра­фи­руем его и рас­пе­ча­ты­ваем пару боль­ших (хорошо бы фор­мата А4) фото­гра­фий. Накле­и­ваем для проч­но­сти на кар­тон и раз­ре­заем на фраг­менты (обе фото­гра­фии на оди­на­ко­вое коли­че­ство фраг­мен­тов, но по-раз­ному). Две фото­гра­фии нужно для созда­ния сорев­но­ва­тель­ной среды. Делим сле­до­пы­тов на две группы и даем зада­ние — сло­жить всё в пол­ной (!) тишине. Если сле­до­пы­тов мало или мы не хотим созда­вать сорев­но­ва­тель­ную среду между ними, то бро­саем их в бой про­тив вре­мени: «Мы учимся всё делать быстро, и у вас есть три минуты сло­жить пазл». В работе помо­гут песоч­ные часы как наи­бо­лее нагляд­ное про­яв­ле­ние «тече­ния времени».

Через три минуты смот­рим, что они успеют сде­лать. Ведь можно пойти искать дерево и с фраг­мен­том (доста­точно боль­шим) его изоб­ра­же­ния. Не забу­дем при­кле­ить собран­ную моза­ику на кар­тонку, чтобы было удоб­нее сли­чать ее с оригиналом.

Даже на этом корот­ком при­мере поиска назва­ния и эмблемы мы видим, какое боль­шое поле дея­тель­но­сти перед нами откры­ва­ется. Мы сразу (это очень важно) задаем тон, направ­лен­ность и стиль нашей работы. Мы не «дет­ский сад» на про­гулке, у нас есть понят­ная задача, инте­рес­ные испы­та­ния и совсем не много вре­мени на их пре­одо­ле­ние. Есте­ственно, мы не пере­гру­жаем ребят, «бро­сая по пути» отстав­ших. Мы посто­янно чув­ствуем, на какие свер­ше­ния каж­дый из них в дан­ный момент спо­со­бен (что не трудно), и даем им зада­ния чуть более слож­ные, чем они обык­но­венно при­выкли выпол­нять. Так что быстро сооб­ра­жа­ю­щей девочке мы даем мало вре­мени на доклад, а туго­думу маль­чику помо­гаем наво­дя­щими вопросами.

Часто дети при­ки­ды­ва­ются уста­лыми, ноют, ищут сочув­ствия или посто­ян­ной похвалы. Это не хорошо. Мы должны посте­пенно научиться пони­мать их истин­ное состо­я­ние по мело­чам, выра­же­нию глаз, готов­но­сти идти на кон­такт и т. д. Дей­стви­тельно уста­ю­щих, неуве­рен­ных в себе, пуг­ли­вых ребят под­дер­жим обод­ря­ю­щей похва­лой, улыб­кой, жестом. Тех же, кто «вымо­гает» доб­рое слово или при­вык за каж­дый вдох-выдох слы­шать одоб­ре­ние своих необык­но­вен­ных талан­тов, посте­пенно при­ве­дем в чув­ство. Помо­гут тер­пе­ние, иро­ния, спо­кой­ное отно­ше­ние к мел­ким про­во­ка­циям (идет рядом здо­ро­вен­ный дитятя и громко взды­хает или рас­суж­дает, как он хочет быть силь­ным и храб­рым и уже без пяти минут таков) и созда­ние на заня­тиях актив­ной насы­щен­ной атмо­сферы, застав­ля­ю­щей ребят забы­вать свои страхи, инфан­ти­лизм или при­вычку «под­стра­и­ваться под взрослых».

 

Послед­ние штрихи к «порт­рету»

Но вот испы­та­ния и поиски завер­шены. Кра­соч­ная гра­мота, сти­ли­зо­ван­ная соот­вет­ственно назва­нию пат­руля най­дена или вру­чена батюш­кой на послед­нем сборе. А вме­сте с этим (в послед­нем рас­ко­пан­ном сун­дуке) ребята нахо­дят нашивки — эмблемы пат­руля и его сим­вол. Почти насто­я­щий меч «Бога­тыр­ской заставы» или модель парус­ного кораб­лика «Весе­лый ветер». Дело сде­лано, ввод­ная часть завер­шена, заодно ребята позна­ко­ми­лись друг с дру­гом, завя­заны пер­вые кон­такты, нала­жены отно­ше­ния, выяв­лены про­блемы для даль­ней­шего раз­ре­ше­ния и полу­чены пер­вые сим­волы нашего объединения.

А мы с вами не будем забы­вать, что нашивки можно вру­чить несколько позже того же кораб­лика, если мы решили, что ребята тоже могут при­нять уча­стие в их раз­ра­ботке (что хорошо можно сде­лать и во время поис­ков эмблемы и назва­ния пат­руля). И что меч, как и кораб­лик, дол­жен быть каче­ствен­ным и ори­ги­наль­ным, а не про­из­ве­ден­ным в дале­кой восточ­ной сто­роне из деше­вой пласт­массы и при­об­ре­тен­ным в бли­жай­шем ларьке. А если у нас не хва­тает средств и воз­мож­но­стей найти хоро­шие вещи, попро­буем про­явить сме­калку. Меч заме­ним гер­бом — эмбле­мой, нари­со­ван­ной крас­ками на фанер­ном щите, а кораб­лик на про­тя­же­нии всей этой исто­рии будем поти­хоньку кле­ить с ребя­тами, вос­поль­зо­вав­шись недо­ро­гими сбор­ными моде­лями, зато вме­сте и сами. А вым­пел, кото­рый мы под­ни­мем на его мачту, будет цвета нашего патруля.

И форма, и нашивки (эмблемы) тре­буют опре­де­лен­ных мате­ри­аль­ных затрат, кото­рые не все семьи, осо­бенно мно­го­дет­ные, могут сразу себе поз­во­лить. Фор­мен­ные рубашки можно сшить в ате­лье, заку­пить оптом на рынке или вос­поль­зо­ваться пред­ло­же­ни­ями дет­ских орга­ни­за­ций, кото­рые такие формы шьют недо­рого (ска­уты, напри­мер). На всё это вполне можно потра­тить месяц-дру­гой, как раз пока ребята ищут назва­ние и эмблему пат­руля. Выдать форму можно тоже не «про­сто так», а после какого-либо похода, испы­та­ния или состя­за­ния. Для мало­иму­щих сде­лать рас­срочку, создать общий фонд, попро­сить помочь при­ход в край­нем слу­чае (с обя­за­тель­ством посте­пен­ного воз­врата средств). Эмблемы можно вышить соб­ствен­ными силами или вос­поль­зо­ваться услу­гами фирм, штам­пу­ю­щих вся­кие рисунки на фут­болки. Такой штамп можно потом обшить с ребя­тами, чтобы полу­чи­лась насто­я­щая нашивка, ведь краска быстро сой­дет. Сло­вом, вари­ан­тов много, к их поиску и вопло­ще­нию уместно при­влечь тех роди­те­лей, кото­рые не имеют воз­мож­но­сти непо­сред­ственно зани­маться с ребя­тами нашего патруля. ;

 

Полу­чив первую нашивку — эмблему пат­руля, ребята посте­пенно нач­нут зара­ба­ты­вать дру­гие знаки отли­чия. На их форме могут быть отоб­ра­жены прой­ден­ные ими сту­пени (чины, зва­ния), знаки цик­ло­вых игр и спе­ци­аль­но­стей (совсем неболь­шие нашивки с услов­ными знач­ками), долж­но­сти в пат­руле и даже награды. Здесь глав­ное, напом­ним, чтобы форма не была пере­гру­жена, цве­та­ста, а была инфор­ма­тивна и функ­ци­о­нальна. Инфор­ма­тивна зна­чит, что все нашивки должны сооб­щать све­ду­щим людям (сам их обла­да­тель дол­жен уметь рас­шиф­ро­вать их смысл инте­ре­су­ю­щимся), что именно умеет делать, что изу­чил и за что отве­чает их обла­да­тель. Напри­мер, по форме можно про­чи­тать, что сле­до­пыт про­шел уже две сту­пени, пре­одо­лел три цик­ло­вые игры, имеет три спе­ци­аль­но­сти и испол­няет долж­ность лето­писца в «Сереб­ря­ной вахте» пат­руля «Весе­лый ветер» («сереб­ря­ной» по цвету шев­рона). Функ­ци­о­наль­ная форма удобна и без­опасна: на ней нет метал­ли­че­ских знач­ков, кото­рые могут повре­дить кожу их вла­дельца. Пред­ставьте, лезет чело­век на дерево, и все заколки на знач­ках дружно впи­ва­ются ему в грудь.

«Сим­во­лизм»

Закон­чив экс­кур­сию по эмбле­ма­тике и форме нашего пат­руля, обра­тимся к осталь­ным воз­мож­ным его услов­ным знакам.

Таких сим­во­лов может быть несколько, но не слиш­ком много. Каж­дый из них мы будем исполь­зо­вать при про­ве­де­нии раз­лич­ных тра­ди­ци­он­ных цере­мо­ний, и, кроме того, эти сим­волы будут нести вполне кон­крет­ную вос­пи­та­тель­ную нагрузку.

Пер­вым сим­во­лом, несо­мненно, должна стать икона небес­ного покро­ви­теля пат­руля (хра­мо­вая икона будет очень уместна), кото­рой батюшка бла­го­сло­вит ново­об­ра­зо­ван­ный пат­руль, дока­зав­ший своим слу­же­нием (пер­вым меся­цем работы) свою состо­я­тель­ность. Здесь уж стоит рас­ста­раться и подо­брать боль­шую и каче­ственно сде­лан­ную икону, так как мы пред­по­ла­гаем еще дол­гие годы воз­но­сить перед ней свои молитвы. В пат­руле должна нахо­диться и так назы­ва­е­мая поход­ная икона того же свя­того покро­ви­теля, но мень­шего раз­мера, при­спо­соб­лен­ная к поле­вым усло­виям (укры­тая от дождя и т. д.), ее мы все­гда будем брать в наши путе­ше­ствия. Посте­пенно у нас может появиться неболь­шой склад­ной поход­ный ико­но­стас, кото­рый мы сами изго­то­вим с помо­щью уме­лых пап.

Вто­рым сим­во­лом может быть пат­руль­ный фла­жок. Наши сле­до­пыты еще дети малые, не стоит вру­чать им насто­я­щее освя­щен­ное знамя или хоругвь.

Огра­ни­чимся про­стым флаж­ком с выши­той эмбле­мой или спе­ци­аль­ным зна­ком, кото­рый можно назвать, к при­меру, «штан­дарт» (бун­чук) — посох, увен­чан­ный неболь­шим фанер­ным щит­ком, с нари­со­ван­ной эмбле­мой пат­руля вполне подой­дет. Так как изна­чально «бун­чу­ком» назы­вали кон­ские хво­сты, то и мы можем сде­лать под­хо­дя­щий «хвост» из лен­то­чек, и не про­сто лен­то­чек, а зна­ков, пока­зы­ва­ю­щих коли­че­ство сле­до­пы­тов в пат­руле (один сле­до­пыт — одна лен­точка, можно с выши­тым име­нем) и какие именно сту­пени эти сле­до­пыты про­шли (каж­дая сту­пень имеет свой цвет). Уходя из пат­руля в объ­еди­не­ние стар­ших ребят, а такое посте­пенно будет создано и при нашем храме, ребе­нок забе­рет лен­точку с собой. На память.

Бун­чук не дол­жен быть гро­мозд­ким и тяже­лым, мы будем его носить с собой на вся­кие инте­рес­ные дела (но не в музей и т. д.); около него можно при­ни­мать в пат­руль новых ребят. Сло­вом, штан­дарт, бун­чук или фла­жок — весе­лый сим­вол нашего объ­еди­не­ния, не слиш­ком серьез­ный про­об­раз насто­я­щего зна­мени или хоругви.

Тре­тий сим­вол (он же послед­ний, хотя могут быть исклю­че­ния) — это тот самый пред­мет, оли­це­тво­ря­ю­щий назва­ние пат­руля. Подой­дут меч, шлем, кораб­лик, гераль­ди­че­ский щит, модель нашего храма и т. д. Этот сим­вол будет сто­ять на своем кон­крет­ном месте, укра­шая нашу штаб-квар­тиру, и с него мы можем начи­нать экс­кур­сию для всех при­хо­дя­щих гостей.

О традициях и церемониях

Исполь­зо­ва­ние сим­во­лов самым тес­ным обра­зом свя­зано с тра­ди­ци­он­ными цере­мо­ни­ями пат­руля, кото­рые посте­пенно будут у нас скла­ды­ваться. При­меры таких цере­мо­ний можно посмот­реть в При­ло­же­нии, а пока обо­зна­чим те, без кото­рых нам никак не обой­тись. Но вна­чале несколько слов о том, зачем нужны цере­мо­нии и какую смыс­ло­вую нагрузку они в себе несут.

Цере­мо­нии — внеш­нее выра­же­ние тра­ди­ци­он­ного уклада жизни нашего пат­руля, непо­сред­ственно вли­я­ю­щие на фор­ми­ро­ва­ние миро­воз­зре­ния ребят, их отно­ше­ние к про­стран­ству их оби­та­ния. Достой­ное пони­ма­ние цере­мо­ний необ­хо­димо для реше­ния всего кор­пуса вос­пи­та­тель­ных задач, сто­я­щих перед нами и посто­янно воз­ни­ка­ю­щих в ходе нашей деятельности.

Раз­но­об­раз­ные тра­ди­ции, а также сопут­ству­ю­щие им тор­же­ства и в наше время при­нято испол­нять и соблю­дать, не слиш­ком вгля­ды­ва­ясь при этом в их смысл и назна­че­ние. Такие тра­ди­ции — эклек­ти­че­ское насле­дие нашего про­шлого, сохра­ня­ю­щее в себе эле­менты раз­роз­нен­ных рели­ги­оз­ных обря­дов, язы­че­ских и хри­сти­ан­ских, наци­о­наль­ных осо­бен­но­стей и совет­ского уклада жизни. Рож­де­ние и смерть, вступ­ле­ние в брак, пере­езд в новый дом, устрой­ство каких бы то ни было празд­неств — всё это вклю­чает в себя выше­пе­ре­чис­лен­ные элементы.

Наше обще­ство, как кажется, пони­мает, что без испол­не­ния опре­де­лен­ных тра­ди­ци­он­ных дей­ствий («как у людей», «по-люд­ски»), необ­хо­ди­мых для пол­но­цен­ной жизни, не обой­тись. Но пред­на­зна­че­ние таких дей­ствий чаще всего без­на­дежно уте­ряно, а сами они пред­став­ляют собой бес­си­стем­ный невнят­ный обряд, при­зван­ный уто­лить внут­рен­нюю потреб­ность души к осмыс­лен­ной жизни. Даже такие вели­кие пра­во­слав­ные таин­ства, как вен­ча­ние, кре­ще­ние или отпе­ва­ние усоп­шего (и все свя­зан­ные с этим собы­тия), порой пре­вра­ща­ются в сле­пую дань тра­ди­ции, лишен­ной духов­ного смысла и выте­ка­ю­щей из него ответ­ствен­но­сти. Не говоря уже о печаль­ной прак­тике двое­ве­рия — язы­че­ских по своей сути дей­ствий с при­ме­сью совет­ского уклада, кото­рым в СССР ста­ра­лись заме­нить цер­ков­ные обряды. Каж­дый из нас был сви­де­те­лем и участ­ни­ком таких меро­при­я­тий и по трез­вен­ному рас­суж­де­нию может само­сто­я­тельно ужас­нуться пере­жи­тому. Для нас важно то, что пра­виль­ный, разум­ный взгляд на тра­ди­ции (и цере­мо­нии с ними свя­зан­ные) закла­ды­ва­ется именно в дет­стве и на пра­во­слав­ные семьи ложится, оче­видно, нелег­кая задача по вос­пи­та­нию в ребя­тах долж­ного к ним отно­ше­ния. В ее осу­ществ­ле­ние наш пат­руль может вне­сти свою поло­жи­тель­ную лепту.

Наша цель (допол­няя уси­лия роди­те­лей в этом направ­ле­нии) — посте­пенно научить ребят отли­чать пра­во­слав­ные цер­ков­ные таин­ства от обря­дов иных тра­ди­ций, радостно отме­чать празд­ники (что совсем не легко) и в конце кон­цов по-хри­сти­ан­ски отно­ситься к раз­лич­ным испы­та­ниям (вклю­чая и уход чело­века из этой жизни).

Пат­руль, таким обра­зом, ста­нет неким поли­го­ном по выра­ботке у ребят пра­виль­ного отно­ше­ния к тра­ди­циям и цере­мо­ниям. А нам они послу­жат в каче­стве цемен­ти­ру­ю­щего и объ­еди­ня­ю­щего начала, «эста­феты вре­мен», свя­зы­ва­ю­щей раз­ные поко­ле­ния сле­до­пы­тов (мы ведь не огра­ни­чимся одним-един­ствен­ным годом работы). Кроме того, тра­ди­ции и цере­мо­нии помо­гут нам наглядно выра­зить смысл слу­же­ния сле­до­пы­тов, кото­рый мы ста­ра­емся им привить.

Так как тра­ди­ции у нас могут сло­житься самые раз­ные, отме­тим лишь несколько важ­ных момен­тов, на кото­рые поста­ра­емся опираться.

Тра­ди­ций в пат­руле не должно быть слиш­ком много. Они должны скла­ды­ваться посте­пенно, логично, исходя из осмыс­лен­ного вос­при­я­тия самих ребят. Напри­мер, тра­ди­ция отме­чать день рож­де­ния пат­руля каким-либо осо­бым обра­зом при­дет к нам через год, когда мы все вме­сте при­ду­маем, как именно его справ­лять. Воз­можно, это будет палом­ни­че­ство, поход или празд­ник на лоне при­роды. А воз­можно, и какое-либо осо­бое доб­рое дело для храма и его прихожан.

Наши обсуж­де­ния с ребя­тами не должны быть слиш­ком серьез­ными и напо­ми­нать засе­да­ния какого-либо коми­тета или собра­ния. Давайте про­сто посте­пенно при­учать ребят выска­зы­вать свои пред­ло­же­ния, отсе­и­вать лиш­нее, при­ни­мать посиль­ные реше­ния. Тем самым они почув­ствуют свое реаль­ное уча­стие в жизни пат­руля, не ожи­дая, что за них всё решат, и не зани­мая пози­цию сто­рон­них наблю­да­те­лей-потре­би­те­лей. А сами такие советы можно про­во­дить по-раз­ному. Устра­и­ваем день рож­де­ния пат­руля? Давайте пред­ло­жим ребя­там выска­зать свои пред­ло­же­ния, как именно его про­ве­сти. Конечно, мно­гие идеи будут совсем не про­ду­ман­ными, труд­но­вы­пол­ни­мыми или не под­хо­дя­щими для дан­ного начи­на­ния. Не страшно, собрав их воедино, дадим ребя­там воз­мож­ность самим понять, что удачно пред­ло­жено, а что нет и почему. Заодно научим их пра­ви­лам дис­кус­сии и какого-ника­кого ана­лиза. И все­гда будем иметь свои идеи и пред­ло­же­ния. Только не будем их сразу озву­чи­вать — при­вык­шие ничего не решать ребята с радо­стью и без­думно с нами согласятся. 

Фор­ми­ро­ва­ние традиций

К тра­ди­ци­он­ным дей­ствиям отне­сем осо­бое отмеча- ние (в рам­ках пат­руля) отдель­ных цер­ков­ных празд­ни­ков (обык­но­венно Рож­де­ства и Пасхи Хри­сто­вой, а также пре­столь­ного празд­ника), цере­мо­нию при­ема в пат­руль, день откры­тых две­рей, палом­ни­че­ство к близ­ле­жа­щей свя­тыне (мона­стырю, источнику).

В каче­стве тра­ди­ци­он­ных можно про­во­дить и выше­упо­мя­ну­тые советы. Ска­жем, выска­зы­ва­ется на них тот (осталь­ные слу­шают), у кого в руках в дан­ный момент нахо­дится какой-либо пред­мет. Пред­мет этот пере­да­ется по кругу или веду­щим дис­кус­сию руководителем.

Для нас важно не про­во­дить цере­мо­нии напо­каз, цере­мо­нии непо­нят­ные и тягост­ные для наших ребят, чуж­дые духу слу­же­ния пат­руля. С дру­гой сто­роны, кра­сиво, четко, лако­нично испол­нен­ная цере­мо­ния при­дает пат­рулю осо­бые краски и дает воз­мож­ность «себя пока­зать» (ино­гда и «на дру­гих посмот­реть» при этом).

Тра­ди­ции могут быть напря­мую свя­заны с зако­нами или дру­гими пра­ви­лами, при­ня­тыми в пат­руле, направ­лять мысли и дея­тель­ность сле­до­пы­тов на совер­ше­ние доб­рых и полез­ных дел, работу над собой, помощь млад­шим ребя­там и т. д. К тра­ди­циям можно отне­сти и какой-либо общий клич сле­до­пы­тов: «Сле­до­пыты, будьте лучше!» «При­ло­жим все силы!», пат­руль­ную песню, знак (салют) и даже спо­соб раз­ре­ше­ния мел­ких ссор и кон­флик­тов (напри­мер, беремся за руки, про­сим про­ще­ния друг у друга в кругу или поем осо­бую корот­кую песенку).

Мы уви­дим, что тра­ди­ций, тре­бу­ю­щих про­ве­де­ния спе­ци­ально под­го­тов­лен­ных цере­мо­ний, совсем немного, но есть и внешне неза­мет­ные обы­чаи, кото­рые очень вли­яют на всю атмо­сферу в пат­руле. Как ребята здо­ро­ва­ются и про­ща­ются, обра­ща­ются к нам (на «ты» и по имени, если мы руко­во­ди­тели в пат­руле), докла­ды­вают о готов­но­сти или испол­нен­ном зада­нии. Поощ­ре­ния и нака­за­ния тоже могут стать обыч­ным явле­нием. Ска­жем, в каче­стве неза­мет­ной награды — право воз­жечь лам­паду перед общей молит­вой, а нака­за­ния… Впро­чем, здесь уместно исполь­зо­вать слово «вра­зум­ле­ние», так как нака­зы­вают по сво­ему усмот­ре­нию роди­тели, а мы лишь должны пока­зать ребенку (доступ­ным и вну­ши­тель­ным для него спо­со­бом), что он в дан­ном слу­чае неправ.

Все поло­жи­тель­ные тра­ди­ци­он­ные дей­ствия стоит закреп­лять. Даже такие обы­ден­ные и про­стые, как, напри­мер, готов­ность не пря­тать взгляд при раз­го­воре или откры­тое, теп­лое, но не пани­брат­ское обще­ние, кото­рого так часто недо­стает нашим детям в повсе­днев­ной жизни.

Виды и формы занятий

В своей работе поста­ра­емся прак­ти­ко­вать самые раз­но­об­раз­ные формы про­ве­де­ния заня­тий, соот­но­сясь с их смыс­ло­вым содер­жа­нием и при­ни­мая во вни­ма­ние воз­раст­ные осо­бен­но­сти наших сле­до­пы­тов. А осо­бен­но­сти (основ­ные) две: ребя­там трудно сидеть на одном месте (они пред­по­чи­тают дви­гаться), им тяжко подолгу зани­маться одним и тем же видом дея­тель­но­сти. Учтем эти осо­бен­но­сти и не ста­нем пре­вра­щать заня­тия в школь­ные уроки (их и без нашего уча­стия ребя­там на несколько лет впе­ред хва­тит). Попро­буем сов­ме­стить их дет­ские потреб­но­сти с нашими вос­пи­та­тель­ными целями и зада­чами. Построим осо­бый, под­хо­дя­щий к кон­крет­ной ситу­а­ции ритм про­ве­де­ния как отдельно взя­того заня­тия, так и целой про­граммы, рас­счи­тан­ной на несколько меся­цев (можно, школь­ную четверть).

Этот ритм дол­жен вклю­чать в себя некую ввод­ную часть, погру­же­ние в пред­ла­га­е­мые обсто­я­тель­ства, основ­ную и сопут­ству­ю­щие про­граммы, куль­ми­на­ция — эмо­ци­о­наль­ный и смыс­ло­вой пик, побуж­да­ю­щий ребят к про­яв­ле­нию мак­си­маль­ного уча­стия, а также зако­но­мер­ное, отчет­ли­вое окон­ча­ние, выра­жен­ное в соот­вет­ству­ю­щих испы­та­ниях и награ­дах (пусть и неза­мет­ных, неофи­ци­аль­ных). Сле­до­ва­тельно, отдель­ные заня­тия должны иметь свое отра­же­ние в про­грамме на чет­верть, кото­рая имеет ана­логи в про­грамме года. Она должна есте­ствен­ным обра­зом лечь на весь четы­рех­лет­ний курс, кото­рый дает начало под­рост­ко­вому пери­оду дея­тель­но­сти нашего объ­еди­не­ния при при­ходе. Если нам не удастся соблю­дать эту заме­ча­тель­ную гар­мо­нию (а нам не удастся с пер­вого раза), то по край­ней мере будем к этому стремиться.

При состав­ле­нии про­грамм работы на год, чет­верть и месяц, учи­ты­вая тот объем зна­ний по базо­вым про­грам­мам, кото­рый мы хотим пере­дать детям, и все те направ­ле­ния работы, кото­рые мы готовы осу­ще­ствить, отме­тим для себя неко­то­рые нюансы (нам их всё равно при­дется учи­ты­вать). Для нагляд­но­сти све­дем воедино весь спи­сок воз­мож­ных форм и видов занятий:

  1. Заня­тия по базо­вым кур­сам («Мир Божий», «Роди- нове­де­ние» и то, что мы решили к этому доба­вить), сло­вом, те обла­сти зна­ний, к кото­рым мы будем посто­янно обра­щаться на всем про­тя­же­нии пре­бы­ва­ния сле­до­пы­тов в нашем пат­руле (3–4 года). Эти заня­тия можно проводить:
  • взяв как отдель­ную основ­ную часть сбора (20–40 минут) в «клас­си­че­ской форме» — беседа, рас­сказ, обсуждение;
  • рас­пре­де­лив инфор­ма­цию базо­вых кур­сов по раз­лич­ным допол­ни­тель­ным заня­тиям. Напри­мер, разу­чи­вая тро­парь к дву­на­де­ся­тому празд­нику, чтобы вме­сте со всеми спеть его на службе, мы, разу­ме­ется, гово­рим о смысле самого праздника;
  • вклю­чив эле­менты базо­вых кур­сов в рамки цик­ло­вой игры по отдель­ным специальностям;
  • поме­стив зада­ния, свя­зан­ные с базо­выми кур­сами, в раз­лич­ные твор­че­ские и куль­турно-про­све­ти­тель­ские начи­на­ния. К при­меру, в рам­ках «Роди­но­ве­де­ния» мы побы­ваем в мест­ном кра­е­вед­че­ском музее, свя­зав это посе­ще­ние со всей нашей программой.
  1. Заня­тия по спе­ци­аль­но­стям, оформ­лен­ным в цик­ло­вые игры. Под тер­ми­ном «цик­ло­вая игра» мы пони­маем серию из несколь­ких (5–7 и более) сбо­ров, объ­еди­нен­ных одной темой, раз­би­той на отдель­ные эпи­зоды, кото­рые ста­вят перед ребя­тами ком­плекс­ные, отно­ся­щи­еся к основ­ному сюжету (идее) игры задачи, помо­га­ю­щие детям погру­зиться в пред­ла­га­е­мые обсто­я­тель­ства. Если мы заду­мали заняться с детьми рисо­ва­нием, то вполне уместно будет пре­об­ра­зо­вать весь курс в цик­ло­вую игру «Худож­ники», кото­рая поз­во­лит ребя­там не про­сто овла­деть осно­вами рисунка, ком­по­зи­ции и т. д. (воз­можны вари­анты), но и сде­лать это в увле­ка­тель­ной «интер­ак­тив­ной» форме. Интер­ак­тив­ность здесь — непо­сред­ствен­ное, лич­ное, дея­тель­ное уча­стие ребят во всем про­цессе обу­че­ния, допол­нен­ного раз­лич­ными, соот­вет­ству­ю­щими духу и стилю заяв­лен­ной темы при­клю­че­ни­ями и событиями.
  2. Овла­де­ние раз­лич­ными «полу­про­фес­си­о­наль­ными» твор­че­скими и ремес­лен­ными спе­ци­а­ли­за­ци­ями. В том слу­чае если у нас есть необ­хо­ди­мость и воз­мож­ность посто­ян­ного про­ве­де­ния заня­тий с ребя­тами по отдель­ным направ­ле­ниям дея­тель­но­сти (хоро­вая сту­дия, народ­ные про­мыслы и ремесла, исто­ри­че­ская рекон­струк­ция, туризм, спорт и т. д.), выде­лим для этих заня­тий спе­ци­аль­ное время. В ряде слу­чаев такие полу­про­фес­си­о­наль­ные заня­тия вполне можно увя­зать с раз­лич­ными цик­ло­выми играми, исполь­зо­вать в рам­ках реа­ли­за­ции куль­турно-про­све­ти­тель­ских про­грамм и твор­че­ских начи­на­ний. В неко­то­рых пра­во­слав­ных шко­лах и гим­на­зиях такие спе­ци­а­ли­за­ции состав­ляют основ­ную содер­жа­тель­ную часть заня­тий, про­во­ди­мых с ребя­тами после учеб­ных часов (в рам­ках про­грамм допол­ни­тель­ного обра­зо­ва­ния). Тема­тика и направ­лен­ность сле- допыт­ской работы (той работы, о кото­рой мы гово­рим с вами в дан­ном посо­бии) может слу­жить хоро­шим под­спо­рьем в реа­ли­за­ции спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ных про­грамм, а может являться отдель­ным, осо­бым направ­ле­нием работы. Ска­жем, по чет­вер­гам в пра­во­слав­ной гим­на­зии рабо­тает «Клуб юных следопытов».
  1. Про­чие начи­на­ния, вклю­ча­ю­щие в себя походы и празд­ники, выставки и кон­церты, лет­ние лагеря и зим­ние фести­вали, то есть всё то, что орга­нично впи­сы­ва­ется в жизнь при­хода, объ­еди­няет семьи и создает необ­хо­ди­мое нам всем духов­ное и твор­че­ское пространство.

Часть 3. Базовые курсы

Курс «Мир Божий»

Неко­то­рые аспекты воцер­ко­в­ле­ния детей в рам­ках пат­руль­ной жизни

К нам в пат­руль при­хо­дят дети с раз­ным лич­ным духов­ным опы­том, с раз­ной сте­пе­нью воцер­ко­в­лен­но­сти. У каж­дого из них свои жиз­нен­ные обсто­я­тель­ства, уклад жизни в семье, спо­соб­но­сти и таланты. При этом роди­тели ребят обычно ожи­дают от при­хода помощи в деле духов­ного вос­пи­та­ния и воз­рас­та­ния своих чад.

Мы уже отме­чали, что для дости­же­ния каких-либо доб­рых пло­дов на этом поприще чрез­вы­чайно важно при­влечь самих роди­те­лей к общей при­ход­ской жизни в целом и к заня­тиям с их соб­ствен­ными детьми в част­но­сти. В ходе бесед с нашим батюш­кой, уча­стия в разо­вых начи­на­ниях пат­руля, ока­за­ния помощи при орга­ни­за­ции раз­лич­ных дел они посте­пенно втя­ги­ва­ются в общую работу.

Пер­вое время, осо­бенно в тех ситу­а­циях, когда по внеш­ним при­чи­нам при­ход не может нала­дить посто­ян­ную работу с ребя­тами, мы сами, воз­можно, будем опа­саться неудачи. Люди сей­час раз­об­щены, все чрез­вы­чайно заняты быто­выми про­бле­мами, и нигде не хва­тает ини­ци­а­тив­ных твор­че­ских орга­ни­за­то­ров. Всё это так, но мы не будем стре­миться создать всё и сразу (гран­ди­оз­ную при­ход­скую школу пол­ного цикла обу­че­ния). Нач­нем с малого: отпразд­нуем с детьми Рож­де­ство, наря­див елку, пока­тав­шись на сан­ках, вый­дем позд­ней вес­ной в лес поси­деть вокруг костра и попеть песни, перед нача­лом учеб­ного года устроим совсем неболь­шой празд­ник на цер­ков­ном дворе, вся­кие кон­курсы и викторины.

Поне­многу мы нара­бо­таем необ­хо­ди­мые навыки, почув­ствуем жела­ние и готов­ность начать делать что-либо серьез­ное. Нас должны вдох­нов­лять заме­ча­тель­ные при­меры такой работы, осу­ществ­ля­е­мой на мно­гих при­хо­дах нашей Церкви, так что, при­ло­жив неко­то­рые уси­лия, мы вполне спо­собны озна­ко­миться с их опытом.

Осно­вой созда­ва­е­мого нами объ­еди­не­ния (пат­руля в дан­ном слу­чае), конечно, будет являться ори­ен­та­ция на духов­ное вос­пи­та­ние ребят. Мы ста­нем искать наи­луч­шие мето­дики пре­по­да­ва­ния Закона Божия, соот­вет­ству­ю­щие учеб­ники и посо­бия. Так как таких посо­бий выпу­щено уже немало, то сей­час обра­тим вни­ма­ние на неко­то­рые допол­ни­тель­ные воз­мож­но­сти или даже аль­тер­на­тив­ные пути.

Мы уже отме­чали, что для ребенка важна не сумма зна­ний, отвле­чен­ных от его лич­ного вос­при­я­тия (пере­жи­ва­ния), а те сто­роны духов­ной жизни, кото­рые его каса­ются непосредственно.

Тем более, вновь себе напом­ним, что к нам при­хо­дят дей­стви­тельно раз­ные дети. В этой связи необы­чай­ную важ­ность при­об­ре­тает орга­ни­за­ция неко­его духов­ного обмена между ребя­тами, когда они полу­чают воз­мож­ность не только делиться зна­ни­ями в обла­сти веро­уче­ния, но и про­ве­рять их истин­ность на прак­тике, в своей лич­ной жизни.

Сле­до­ва­тельно, нам необ­хо­димо создать для ребят про­стран­ство, год­ное для такого обмена, побуж­да­ю­щего их к сов­мест­ной деятельности.

Давайте попро­буем раз­ра­бо­тать про­грамму, условно назван­ную «Мир Божий» и направ­лен­ную на помощь ребя­там в их лич­ных (и сов­мест­ных) откры­тиях окру­жа­ю­щего мира. Ведь, что скры­вать, совре­мен­ные дети прак­ти­че­ски все­гда живут в мире иллю­зор­ном, почти вир­ту­аль­ном, спо­соб­ству­ю­щем потере вос­при­им­чи­во­сти ко всему насто­я­щему, истинному.

Мы, стра­ница за стра­ни­цей, должны открыть ребя­там кра­соту, див­ную гар­мо­нию, совер­шен­ные законы Божьего устро­е­ния и Про­мысла, а также при­чины иска­же­ний, кото­рые мы сво­ими гре­хами при­но­сим в мир.

И делать такие откры­тия можно только посту­пенно, шаг за шагом, где каж­дая новая стра­ница имеет под­креп­ле­ние в прой­ден­ном, пере­жи­том материале.

Пита­ние и воспитание

Вспом­ним, как часто мы наблю­даем недолж­ное пове­де­ние ребят во время бого­слу­же­ний и даже перед при­ча­стием. Им (почти всем) дей­стви­тельно тяжело про­сто сто­ять на службе, выпол­няя тем самым некое послу­ша­ние, до конца ими не осо­знан­ное, осу­ществ­ля­е­мое в силу готов­но­сти верить своим роди­те­лям и пови­но­ваться им.

Цер­ков­но­сла­вян­ский язык ребята пони­мают плохо (ино­гда и рус­ский), сосре­до­то­чен­ной молитве они не научены (да и научить этому тяжело, ибо молитва — дар), смысл про­ис­хо­дя­щего им непо­ня­тен (а во время службы внеш­них собы­тий слу­ча­ется совсем немного, да и трудно ребя­там бывает их раз­гля­деть). Даже самые послуш­ные дети начи­нают искать воз­мож­ность себя занять. Они готовы поправ­лять свечи (серьез­ное дело), при­слу­жи­вать в алтаре, петь на кли­росе, но все эти цер­ков­ные обя­зан­но­сти не все­гда для них доступны. Так что неиз­бежно они зевают, при­са­жи­ва­ются на кор­точки, спра­ши­вают роди­те­лей: «Когда всё кон­чится?», а ста­но­вясь чуть старше, нахо­дят уго­лок на паперти для сво­его обще­ния, держа в уме собы­тия службы, на кото­рые они должны явиться (елео­по­ма­за­ние или причастие).

Без­ро­пот­ное послу­ша­ние своим роди­те­лям со вре­ме­нем про­хо­дит. Если ребята не полу­чили духов­ных сил для само­сто­я­тель­ной, осо­знан­ной молитвы в храме, пока роди­тели могли их кон­тро­ли­ро­вать во время бого­слу­же­ний, то, пере­ходя в под­рост­ко­вый воз­раст, они часто поки­дают Цер­ковь. Конечно, в даль­ней­шем, когда они ста­нут взрос­лыми и попа­дут в слож­ные жиз­нен­ные ситу­а­ции, Гос­подь дарует им воз­мож­ность воз­вра­ще­ния. Но наша вина от этого не ста­но­вится меньше, упу­ще­ния дет­ства обхо­дятся порой слиш­ком дорого.

Воз­мож­ная про­блема состоит в том, что мы при­ме­няем к детям свой взрос­лый опыт и выте­ка­ю­щую из этого опыта интен­сив­ность духов­ной жизни. Это заме­ча­ние каса­ется прежде всего семьи, недавно при­шед­шей в цер­ков­ную ограду и жаж­ду­щей немед­лен­ных подви­гов. Взрос­лые забы­вают, что помимо био­ло­ги­че­ского воз­раста у чело­века есть воз­раст духов­ный и они далеко не все­гда (в наше время про­сто редко) сов­па­дают. И насто­я­щее вос­пи­та­ние заклю­ча­ется в первую оче­редь в уме­нии точно подо­брать духов­ную, интел­лек­ту­аль­ную, жиз­нен­ную «пищу». Не «пере­кор­мить» ребенка, не созда­вать из него неко­его «духов­ного вун­дер­кинда», спо­соб­ного к подви­гам древ­них ана­хо­ре­тов. Никто из нас не дер­зает кор­мить мла­ден­цев взрос­лыми про­дук­тами пита­ния, не стоит пре­не­бре­гать этой разум­ной осто­рож­но­стью и в деле вос­пи­та­ния ребят.

Кроме того, мы все, оче­видно, пони­маем, что малень­кие дети по-сво­ему полно ощу­щают Боже­ствен­ное при­сут­ствие в мире, слы­шат голос своей сове­сти, с тре­пе­том отно­сятся ко всему для них род­ному и насто­я­щему. Их корот­кие, неле­пые по форме молитвы, исхо­дя­щие из глу­бины души, по сути чище и душе­спа­си­тель­нее мно­гих наших бде­ний, так как не в про­дол­жи­тель­но­сти и даже не форме суть, а в той духов­ной чистоте, пол­ном дове­рии к Гос­поду, кото­рого мы под­час без­успешно пыта­емся достичь. Детям такие состо­я­ния души ближе и доступ­нее, чем нам с вами, а зна­чит, мы непре­менно должны это учитывать.

Разу­ме­ется, реше­ние о напол­не­нии духов­ной жизни своих детей в любом слу­чае при­ни­мают роди­тели, кото­рые обя­за­тельно должны сове­то­ваться по этому вопросу со свя­щен­ни­ком, обра­щаться к опыту Церкви и своей сове­сти. При этом, памя­туя о том, что все наши чая­ния и стрем­ле­ния необ­хо­димо соиз­ме­рять с воз­мож­но­стями ребенка и нам важ­нее его, пусть и малое, но осо­знан­ное уча­стие в службе (отдель­ной ее части), чем фор­маль­ное, нера­дост­ное на ней прозябание.

Куда при­стро­ить ребят, пока их роди­тели молятся на бого­слу­же­нии? Самый про­стой выход — никуда не при­стра­и­вать — совсем не выход, так как дети либо «поса­жены на цепь» и изво­дят себя и окру­жа­ю­щих, либо живут своей жиз­нью, мешая моля­щимся. Как мы знаем, неко­то­рые роди­тели вынуж­дены из-за этого при­во­дить ребят (не мла­ден­цев) к концу службы или к опре­де­лен­ному моменту, лишая себя, таким обра­зом, пол­но­цен­ного в ней уча­стия. Один из воз­мож­ных спо­со­бов раз­ре­ше­ния такой слож­но­сти — орга­ни­за­ция спе­ци­аль­ного заня­тия, формы дет­ского слу­же­ния, когда ребята, в то время как их роди­тели нахо­дятся на Литур­гии, учат молитвы, пес­но­пе­ния, рисуют на рели­ги­оз­ные темы или зани­ма­ются тихими ремес­лами (вышивка, лепка) в спе­ци­ально отве­ден­ном поме­ще­нии (можно и в нашей штаб-квар­тире). Им можно читать отрывки из Еван­ге­лия, Закона Божьего. И непре­менно ука­зы­вать, что дан­ное заня­тие — их дет­ское при­но­ше­ние Гос­поду. Для ребят это такая осо­бая, достой­ная форма слу­же­ния. Для взрос­лого, веду­щего такое заня­тие (мы ведь можем сме­нять друг друга), это слу­же­ние также пой­дет на пользу и будет рав­но­ценно непо­сред­ствен­ному уча­стию в службе. Можно, напри­мер про­ве­сти в эту ком­нату звук из храма, чтобы ребята слы­шали про­ис­хо­дя­щее, вста­вали во время чте­ния Еван­ге­лия или Херу­вим­ской песни. В этом слу­чае мы ничего не рас­ска­зы­ваем, а даем им зада­ние и шепо­том помо­гаем его выпол­нять. К концу службы все ребята спус­ка­ются (при­хо­дят) в храм и участ­вуют в том или ином таин­стве. Мы можем также поощ­рять тех из них, кто захо­чет созна­тельно отсто­ять всю службу или ее часть, так что непо­сред­ствен­ное уча­стие в бого­слу­же­нии ста­нет для ребят осо­бой награ­дой. Мы им вполне можем сооб­щить, что служба в храме, перед Гос­по­дом — очень ответ­ствен­ное дело, важ­нее, чем служба в армии, и к ней необ­хо­димо отно­ситься достойно.

Тематические циклы

Раз­ра­ба­ты­вая про­грамму «Мир Божий», мы будем учи­ты­вать ее мак­си­маль­ную вза­и­мо­связь со всеми осталь­ными нашими заня­ти­ями. Фак­ти­че­ски эта про­грамма — система коор­ди­нат в жизни пат­руля. Если на нашем при­ходе мы уже зани­ма­емся с ребя­тами Зако­ном Божьим, то пред­ла­га­е­мый под­ход помо­жет допол­нить и лучше осмыс­лить этот пред­мет. Будем пом­нить, что для усво­е­ния и

осо­зна­ния вся­кой слож­ной, тре­бу­ю­щей уча­стия и ума, и сердца инфор­ма­ции необ­хо­димо время. Поэтому офор­мим наши беседы (как часть общего заня­тия — сбора пат­руля) в отдель­ные циклы, между кото­рыми будем устра­и­вать пере­рывы, кото­рые можно запол­нить заня­ти­ями по «Родино- веде­нию», осве­ща­ю­щими ту же тема­тику, но несколько с иного ракурса.

Чуть далее мы при­ве­дем при­меры постро­е­ния таких тема­ти­че­ских цик­лов в рам­ках про­граммы «Мир Божий».

Адек­ват­ный подход

Можно попро­бо­вать постро­ить про­грамму на год (хотя бы и в допол­не­ние к клас­си­че­скому Закону Божьему), опи­ра­ясь прежде всего на духов­ное состо­я­ние и потреб­но­сти самих ребят.

Вспом­ним, как малень­кие дети рас­спра­ши­вают своих роди­те­лей о мире, его зако­нах и собы­тиях. Как они через роди­тель­ский взгляд опре­де­ляют для себя, что важно, что истинно, что инте­ресно. И пона­чалу малыши вос­при­ни­мают не логику или нау­ко­об­раз­ность этой инфор­ма­ции, а свои лич­ные ощу­ще­ния от той атмо­сферы, кото­рая сопро­вож­дала беседы или ситу­а­ции, в кото­рых эта инфор­ма­ция была получена.

В самом деле, луч­шее вос­по­ми­на­ние дет­ства, напри­мер про­гулка (ред­кая, а потому запом­нив­ша­яся) вме­сте с отцом в лес, даст не только ощу­ще­ние надеж­но­сти и радо­сти от сов­мест­ного путе­ше­ствия, но и заро­нит любовь к лесу вообще, увя­зав в еди­ный образ запах сухих иго­лок, вкус под­жа­рен­ного на костре хлеба и неспеш­ные рас­сказы отца о повад­ках зве­рей. Или во время вечер­ней молитвы, когда тихие голоса роди­те­лей мирны, светлы, а лам­пада уютно мер­цает, оза­ряя таин­ствен­ные лики свя­тых, ребе­нок чув­ствует необык­но­вен­ное еди­не­ние, защи­щен­ность, вне­вре­мен­ное про­стран­ство, фак­ти­че­ски при­об­ща­ясь к Церкви Хри­сто­вой через это общее семей­ное бого­слу­же­ние. При этом малыш может не вос­при­ни­мать отдель­ные слова молитвы, не пони­мать смысл, но ее силу и бла­гость он ощу­щает, как никто другой.

Из таких неза­мет­ных, на взрос­лый взгляд, впе­чат­ле­ний посте­пенно и скла­ды­ва­ется пред­став­ле­ние у детей о насто­я­щем мире, и если таких впе­чат­ле­ний недо­ста­точно, то малыши, пусть и глу­боко в душе, неосо­знанно, начи­нают по нему тосковать.

Заучен­ные, но ото­рван­ные от лич­ного вос­при­я­тия зна­ния лишь сушат душу ребенка, кото­рый не пони­мает, зачем ему всё это надо учить, где, ска­жем, нахо­дится Иеру­са­лим, когда и сосед­ний горо­док лежит для него в да- леке дале­ком. И, чтобы дети почув­ство­вали бли­зость Иеру­са­лима, ощу­тили его насто­я­щим горо­дом, нам необ­хо­димо суметь про­ло­жить для них тро­пинку от вполне понят­ных обра­зов к этому странно зву­ча­щему и пока бес­ко­нечно далекому.

Мы можем спро­сить детей, где бы они хотели прежде побы­вать: в Иеру­са­лиме или Виф­ле­еме? И мно­гие ребята выбе­рут именно город, где родился Спа­си­тель. Про­изой­дет это из-за бли­зо­сти дет­ской душе самого празд­ника Рож­де­ства Хри­стова (дня рож­де­ния в их пони­ма­нии), наи­бо­лее понят­ного и лично ими про­жи­того собы­тия из всей еван­гель­ской исто­рии, ведь ребя­там так про­сто (хотя, может, и не вполне точно) пред­ста­вить хлев, ясли (их «ясли» были совсем дру­гими) и мир­ных доб­рых живот­ных вокруг Бо- гом­ла­денца. Мы знаем, как любят ребята засы­пать в обнимку со вся­кими теп­лыми род­ными игру­шеч­ными зверь­ками. Детям бли­зок смысл Рож­де­ства, его семей­ная радость, ощу­ще­ние един­ства, тепла и тайны.

О храме Божьем

Именно через Рож­де­ство Хри­стово (срав­ни­вая с рож­де­нием вся­кого чело­века) мы можем начать про­кла­ды­вать вме­сте с ребя­тами иско­мые дорожки смыслов.

Давайте поста­ра­емся понять после­до­ва­тель­ность вхож­де­ния каж­дого отдель­ного ребенка из нашего пат­руля в Цер­ковь. И нач­нем с серии бесед нашего свя­щен­ника, вво­дя­щих ребят в храм. Им очень важно пони­мать смысл и зна­че­ние бого­слу­же­ний на своем — дет­ском — уровне, и помочь им в первую оче­редь может осо­знан­ное сопри­кос­но­ве­ние с про­стран­ством храма, его устрой­ство, рос­писи на сте­нах, ико­но­стас, утварь, тече­ние вре­мени, выра­жен­ное в суточ­ном круге служб. Всё это в пред­став­ле­нии малыша должно «гово­рить» с ним, ему «отве­чать» и при­ни­мать его в свой осо­бый гор­ний мир.

Такие беседы хорошо про­во­дить в самом храме, что помо­жет сле­до­пы­там обре­сти необ­хо­ди­мую духов­ную сосре­до­то­чен­ность. И каж­дую беседу можно начи­нать с вопро­сов, обра­щен­ных к самим ребя­там, отве­чая на кото­рые они рас­кроют нам глу­бину своих зна­ний, сте­пень сво­его пони­ма­ния обсуж­да­е­мой темы. Ока­жется, что ребята мно­гое сами по себе домыс­ли­вают, достра­и­вают, не все­гда верно интер­пре­ти­руют, а воз­можно, нахо­дятся в плену у мно­го­чис­лен­ных суеверий.

Тогда батюшка и вос­ста­но­вит, «дефраг­мен­ти­рует», допол­нит пред­став­ле­ния ребят о смысле и зна­че­нии тех или иных дета­лей хра­мо­вого убран­ства или, чуть позже, суточ­ного бого­слу­же­ния. Прежде всего должна быть уста­нов­лена понят­ная ребя­там вза­и­мо­связь между нами как при­хо­жа­нами и хра­мом как домом Божьим. Здесь ценны не столько зна­ния, тем более что из-за малого воз­раста ребята пол­но­ценно не готовы к их вос­при­я­тию, сколько про­стые, но осно­во­по­ла­га­ю­щие связи еди­ного духов­ного, молит­вен­ного про­стран­ства, храма как осо­бого зда­ния и бого­слу­же­ния как осмыс­лен­ного, насто­я­щего в нем бытия.

Но, говоря о доме Божьем, мы непре­менно будем гово­рить о Гос­поде. И далее во всей жизни нашего пат­руля именно отно­ше­ние к Богу, Его запо­ве­дям, слу­же­нию Ему будет доми­нан­той, опре­де­ля­ю­щей суть нашего общего делания.

При­мер­ное опи­са­ние содер­жа­ния этого цикла бесед (беседы не будут иметь окон­ча­ния, но будут иметь про­дол­же­ние в жизни ребят, в том числе и в рам­ках нашего пат­руля, о чем мы нико­гда не должны забывать):

  1. Наш храм мы назы­ваем Домом Божьим. А где живет Бог? Ребята могут выска­зать много глу­бо­ких мыс­лей. Нам важно под­черк­нуть ребя­там заботу Гос­пода о каж­дом из них в каж­дую секунду и в каж­дом событии.
  2. Что нам о Гос­поде известно, откуда мы это знаем? Спро­сим у ребят, запи­шем ответы и в даль­ней­ших бесе­дах поста­ра­емся дать им тол­ко­вые пояс­не­ния и ком­мен­та­рии, а пока обра­тим их вни­ма­ние на то, что только Гос­подь может Сам открыться каж­дому чело­веку, только Гос­подь может даро­вать веру, а, зна­чит, мы должны учиться слу­жить Ему и раз­го­ва­ри­вать с Ним.
  3. Устрой­ство храма. Почему так? Как миро­зда­ние отра­жа­ется в каж­дом храме. Ребя­там понятны и близки поня­тия земли, неба, обла­ков. Им также созвучны фрески, иконы, в кото­рых много поис­тине дет­ских услов­но­стей (горы, пещеры, зда­ния), цве­то­вая гамма и даже обрат­ная пер­спек­тива. Так часто рисуют сами дети, не подо­зре­вая, что их про­стые рисунки нахо­дят себя и в ико­но­писи. Но вна­чале обой­дем с ребя­тами и опи­шем про­стран­ство церкви. И в даль­ней­шем, во время палом­ни­честв, будем каж­дый раз обра­щать их вни­ма­ние на целост­ность пра­во­слав­ной архи­тек­туры и одно­вре­менно на инди­ви­ду­аль­ность каж­дого отдель­ного храма.
  4. Ико­но­стас. Его смысл и его жизнь. Куда откры­ва­ются Цар­ские врата, какие собы­тия изоб­ра­жены в «празд­нич­ном» ряду? При этом мы не гово­рим о празд­ни­ках подробно, когда при­дет время, мы обра­тимся с ребя­тами к их смыслу. А сей­час заро­ним в души детей жела­ние раз­уз­нать, что стоит за изоб­ра­же­ни­ями на ико­нах празд­ни­ков, уви­дим, они еще будут вычис­лять, когда какой празд­ник насту­пит. Конечно, неко­то­рые ребята уже смо­гут нам что-нибудь пове­дать о зна­ко­мых им празд­ни­ках. И когда при­дет время, мы их обя­за­тельно попро­сим сде­лать это, а пока про­сто побла­го­да­рим. Нам, повто­рим, важно всё свя­зы­вать: зна­ния, время, про­стран­ство, лич­ность и Цер­ковь.
  5. Алтарь. Центр и сре­до­то­чие храма. Сквозь при­от­кры­тые Цар­ские врата ребята много раз видели, что там нахо­дится. Узнаем, что они думают, попра­вим и под­ска­жем. Напом­ним детям, что, стоя перед алта­рем (в храме), мы пред­стаем пред Самим Гос­по­дом. Они, конечно, ска­жут, что Гос­подь и так все­гда нас видит. А мы под­черк­нем: в храме мы сами осо­знанно, по доб­рой воле пово­ра­чи­ва­емся лицами к Богу, обра­ща­емся к Нему в молит­вах, берем на себя подвиг Ему слу­жить. «Подвиг?» — уди­вятся ребята. Мы пого­во­рим и об этом.
  6. А что именно про­ис­хо­дит в алтаре? Какое цен­траль­ное собы­тие в жизни каж­дого веру­ю­щего чело­века? Пого­во­рим о таин­стве при­ча­стия. Не вда­ва­ясь, пожа­луй, в бого­слов­ские глу­бины, попы­та­емся рас­крыть ребя­там его духов­ный смысл, спро­сим, какие еще таин­ства они знают? Ведь, по сути, каж­дое дей­ствие, обра­щен­ное к Гос­поду, явля­ется таинством.
  7. В про­шлый раз мы гово­рили о при­ча­ще­нии свя­тых Хри­сто­вых тайн как о важ­ней­шем собы­тии в духов­ной жизни каж­дого чело­века, кото­рое осу­ществ­ля­ется здесь, в нашем храме. А каким обра­зом мы гото­вимся к этому вели­кому таин­ству? Что такое пока­я­ние, испо­ведь? Перед Кем мы на ней пред­стоим и к Кому обра­ща­емся? Рас­ска­жем ребя­там о том, что испо­ведь — это отдель­ное таин­ство, и спро­сим у самих ребят, умеют ли они про­щать? Умеют ли про­сить про­ще­ния? Пока­жем ребя­там крест и Еван­ге­лие, кото­рые лежат пред нами во время испо­веди. Что ребята знают об этих свя­щен­ных пред­ме­тах? Заодно научимся (вспом­ним), как пра­вильно нала­гать на себя крест­ное зна­ме­ние. С этого момента в нашей работе с ребя­тами будем посто­янно обра­щаться к Свя­тому Евангелию.
  8. Как и почему назы­вают наш храм? Сколько ему лет, кем он построен? Мы обхо­дим вокруг церкви, рас­смат­ри­ваем и назы­ваем детали внеш­него убран­ства. Не будем доби­ваться того, чтобы ребята запо­ми­нали их наизусть. Доста­точно, если они про­сто услы­шат эти незна­ко­мые (даже таин­ствен­ные) слова: апсида, зако­мары, пор­тал, неф. В даль­ней­шем они вспом­нят при необ­хо­ди­мо­сти эти тер­мины. Зато они точно знают, где нахо­дится купол и что он озна­чает небо, кото­рое вен­чает крест.

* * *

На дан­ном при­мере пока­зан один из спо­со­бов постро­е­ния серии бесед, кото­рые закан­чи­ва­ются неза­мет­ным испы­та­нием для ребят. И вовсе не обя­за­тельно про­во­дить вик­то­рину или устра­и­вать зачет. Обра­тимся к роди­те­лям наших детей — пусть они попро­сят своих чад устро­ить им «экс­кур­сию» по храму. Не тол­пой, по отдель­но­сти. Пусть они поспра­ши­вают («А это что такое?», «А почему так устро­ено?») и пора­ду­ются про­стым отве­там. По окон­ча­нии цикла можно раз­бить все беседы на отдель­ные фраг­менты и снять коро­тень­кий учеб­ный фильм, в кото­ром ребята по оче­реди рас­ска­жут (каж­дый по своей совсем малень­кой теме) обо всем ими узнанном.

О молитве

Заново «открыв» для себя храм, в кото­рый ребята при­выкли ходить, они будут готовы вос­при­ни­мать и пони­мать слова молитв, в нем зву­ча­щие, сопе­ре­жи­вать им и при­ме­рять на свои жиз­нен­ные ситу­а­ции. Темами бесед могут стать отдель­ные, наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ные молитвы. Рас­кры­вая неиз­быв­ную кра­соту цер­ков­но­сла­вян­ского языка, про­го­ва­ри­вая отдель­ные слова, пони­мая их смысл, ребята вой­дут в текст бого­слу­же­ния посте­пенно, откры­вая для себя всё новые и новые грани, учась раз­го­вору с Гос­по­дом. Раз­го­вору, кото­рому они будут учиться всю жизнь. Каж­дый сле­до­пыт дол­жен иметь свое малень­кое молит­вен­ное пра­вило, кото­рое он испол­няет дома.

Давайте спро­сим ребят, что для нас в молитве наи­бо­лее важно: про­сить Гос­пода о чем-то или сла­вить Его?

Выслу­шаем ответы, попро­сим их аргу­мен­ти­ро­вать. Мы все­гда должны слы­шать аргу­мен­та­цию самого ребенка, что даст нам воз­мож­ность понять сте­пень осо­зна­ния ребен­ком полу­чен­ной им инфор­ма­ции. Часто дети лишь меха­ни­че­ски повто­ряют зазуб­рен­ные ответы или ответы, услы­шан­ные в раз­го­воре взрос­лых людей.

Спро­сим ребят, что необ­хо­димо чело­веку, чтобы встать на молитву. Можно ли молиться сво­ими сло­вами? О чем можно и о чем нельзя про­сить Гос­пода? Ребята должны понять, что их молитва совер­ша­ется не в пустоту, что они обра­ща­ются к Тому, Кто все­гда их услышит.

А почему не все про­ше­ния испол­ня­ются? Выслу­шаем мне­ние ребят и выска­жем свое. Они сами при­ве­дут мно­же­ство при­ме­ров недо­стой­ных просьб, но мы заост­рим их вни­ма­ние на очень важ­ных про­ше­ниях, про­ше­ниях о своих близ­ких, как ныне живу­щих, так и почив­ших. Ребя­там надо дать воз­мож­ность самим состав­лять и пода­вать записки (их можно писать дома, чтобы в храме не мешать, дети пишут мед­ленно) о живых и мерт­вых. И здесь вста­нет еще одна пер­во­сте­пен­ная, слож­ная тема смерти в пра­во­слав­ном миропонимании.

На самом деле дет­ский мир тесно свя­зан со стра­хом смерти (стра­хами вообще). Дети испы­ты­вают такой страх в тот момент, когда они ощу­щают нестро­е­ния в своей семье или ста­но­вятся сви­де­те­лями смерти близ­кого человека.

Беседу на эту тему хорошо про­ве­сти может лишь свя­щен­но­слу­жи­тель. Но вна­чале — с роди­те­лями, кото­рые под­час сами не ведают, как именно гово­рить с детьми на эту тему. Свя­щен­ник даст необ­хо­ди­мый совет, а потом пого­во­рит с ребятами.

Как раз дети инту­и­тивно знают, что смерти как пол­ного окон­ча­ния бытия не суще­ствует. Вот и мы можем помочь им посте­пенно (!) выра­бо­тать пра­виль­ное отно­ше­ние к памяти смерт­ной. Для детей вели­кой радо­стью и уте­ше­нием явля­ется зна­ние о том, что все мы при­званы ко спа­се­нию и жизни веч­ной с Богом. И на этом пути необ­хо­димо помо­гать друг другу, являть при­меры хри­сти­ан­ской любви. То есть раз­ре­шим дет­ские страхи через любовь Гос­пода к ним, через надежду на спа­се­ние и Его милость. И через воз­мож­ность самим ребя­там уже сей­час совер­шать дела мило­сер­дия, прежде всего молясь за всех своих близких.

В нашем не совсем здо­ро­вом обще­стве ни с кем (не только с детьми) не при­нято гово­рить о смысле жизни и смерти. Это счи­та­ется нетак­тич­ной, стран­ной темой для раз­го­вора. В ней не лежит на поверх­но­сти здо­ро­вый опти­мизм, она не пози­тивна и не толе­рантна. Но мы пони­маем: смысл жизни (а зна­чит, и смысл смерти) — это един­ственно сущ­ност­ный вопрос, на кото­рый пра­во­слав­ная вера отве­чает столь целостно, ясно и радостно, что скры­вать эту радость от ребят мы ника­кого права не имеем. Радость в спа­се­нии, в любви Бога и бес­ко­неч­ной Его мило­сти. Один из насто­я­щих смыс­лов вос­пи­та­ния — Бла­гая весть об этом, кото­рую мы обя­заны, как апо­столы наро­дам, пере­дать своим детям.

 

Молитва должна напол­нить жизнь нашего пат­руля в той мере, в какой мы ста­ра­емся научить ребят обра­щаться к Гос­поду. Вот слу­чи­лось непред­ви­ден­ное обсто­я­тель­ство, вышла неувязка или, напро­тив, всё радостно и заме­ча­тельно полу­чи­лось. Прежде всего обра­тимся к ребя­там с прось­бой: «Давайте побла­го­да­рим Гос­пода за заботу о нас». Постоим (если это воз­можно) несколько секунд в тишине и попро­сим какого-нибудь сле­до­пыта про­честь «Отче наш» или все вме­сте споем «Взбран­ной вое­воде…» Мы сами почув­ствуем, насколько изме­ни­лась в луч­шую сто­рону атмо­сфера в пат­руле в дан­ный момент.

Одно­вре­менно при­учим ребят не поми­нать имя Гос­пода нашего всуе. Лич­ная, неслыш­ная молитва посте­пенно ста­нет для них необ­хо­ди­мой, а общие молитвы мы будем воз­но­сить, опи­ра­ясь на собы­тия нашей жизни. И здесь надо три­жды под­черк­нуть — осо­бое вни­ма­ние все­гда будем обра­щать на то, как ребята молятся. Вполне воз­можно, и это печально, но они могут авто­ма­ти­че­ски бор­мо­тать, небрежно кре­ститься и про­из­но­сить слова, не пыта­ясь вник­нуть в их смысл. Посему при­учимся молиться не торо­пясь, отчет­ливо, строго и лучше реже, но мак­си­мально сосре­до­то­ченно, чем часто и недостойно.

Как при­мер при­ве­дем ребя­там зна­че­ние слова «зна­ме­ние»: мы под­ни­маем знамя Гос­пода нашего — крест, мы должны это делать, как насто­я­щие зна­ме­носцы, а не как фут­боль­ные болель­щики фла­гами Рос­сии, словно кры­льями, машут.

Еще одна «молит­вен­ная» тема — обра­ще­ние за помо­щью к Бого­ро­дице, к нашему ангелу-хра­ни­телю и свя­тому, имя кото­рого мы носим. Ребята должны знать, что обра­щаться за помо­щью можно как к дру­гим людям (тем, кому мы дове­ряем), так и к нашим небес­ным заступ­ни­кам. Себе отме­тим все име­нины наших ребят. Не забу­дем их празд­но­вать. И если пона­чалу пого­во­рить обо всем подробно в ходе цикла бесед не удастся, это не странно и не страшно, а хорошо — ребята пой­мут, что мир пра­во­сла­вия, насто­я­щий Божий мир, без­гра­ни­чен и одно­вре­менно открыт для них.

Крест­ный путь каж­дого человека

Сле­ду­ю­щая серия бесед (точ­нее, диа­ло­гов) может быть посвя­щена осо­зна­нию цен­но­сти каж­дого чело­века и важ­но­сти про­хож­де­ния им лич­ного крест­ного пути. В этом нам помо­гут жития свя­тых, исто­ри­че­ские зари­совки о жизни тех или иных пра­вед­ни­ков. Малы­шам важно уви­деть про­цесс воз­рас­та­ния отдель­ного чело­века, кото­рый не сразу ста­но­вится масти­тым стар­цем и почи­та­е­мым подвиж­ни­ком. Поэтому, напри­мер, образ маль­чика Вар­фо­ло­мея — буду­щего прп. Сер­гия Радо­неж­ского — так бли­зок нашим детям. Дет­ские годы его жития (пусть мы знаем о них совсем немного) — заме­ча­тель­ная тема для раз­го­вора с ребя­тами. Каж­дый из них спо­со­бен сопе­ре­жи­вать отроку Вар­фо­ло­мею, ведь и мно­гим из них учеба дается с трудом.

Давайте попро­буем (а в даль­ней­шем про­дол­жим) заро­нить в души ребят пред­став­ле­ние о насто­я­щем пред­на­зна­че­нии чело­века, и тогда раз­ные «герои миро­вой исто­рии», на самом деле быв­шие ини­ци­а­то­рами страш­ных кро­во­про­ли­тий, ста­нут для сле­до­пы­тов несчаст­ными людьми. А тихие, бого­моль­ные тру­же­ники, отцы семейств, мно­го­дет­ные матери, монахи-молит­вен­ники за весь род чело­ве­че­ский, чест­ные слу­жи­лые люди, про­сто испол­ня­ю­щие свой долг, пред­ста­нут в гла­зах ребят насто­я­щими геро­ями, жизнь кото­рых нам в при­мер. И очень важно, чтобы ребята умели нахо­дить таких людей вокруг себя. Людей, стойко пере­но­ся­щих болезни, недо­ста­ток в мате­ри­аль­ных сред­ствах, ока­зы­ва­ю­щих милость по отно­ше­нию к окру­жа­ю­щим, масте­ров в своем деле, гото­вых поде­литься опытом.

Если мы с дет­ства научим ребят видеть вокруг себя про­яв­ле­ния насто­я­щей пра­вед­ной жизни, то в под­рост­ко­вом воз­расте они не будут покло­няться идо­лам и куми­рам инду­стрии раз­вле­че­ний или «героям» средств мас­со­вой информации.

В ходе наших бесед обя­за­тельно появится вопрос со сто­роны ребят о зле и почему его попус­кает Гос­подь, о грехе и нака­за­нии за его совер­ше­ние. Нам важно пока­зать детям ущерб­ность, твор­че­ское бес­си­лие зла, что тем более важно в связи с ожи­да­ю­щими их пере­жи­ва­ни­ями под­рост­ко­вого воз­раста, когда цен­но­сти, иде­алы дет­ства могут пере­стать быть тако­выми и на пер­вый план выхо­дит «дух противоречия».

Гос­подь нас любит так, как мы сами себя не любим, мы сами посто­янно нано­сим себе вред, «про­ма­хи­ва­емся» мимо цели — пути к спа­се­нию. Ведь такой про­мах и есть грех. Мы можем найти понят­ные ребя­там образы, объ­яс­ня­ю­щие смысл этих важ­ней­ших поня­тий. Ска­жем, идет чело­век на вок­зал, где ждет его поезд. Мы точно не знаем, когда он отпра­вится в нуж­ное нам место, но нам необ­хо­димо успеть в него сесть. Вме­сто того чтобы прямо дви­нуться на вок­зал, мы посто­янно отвле­ка­емся на раз­ные инте­рес­ные, как нам кажется, собы­тия, кото­рые на самом деле лишь мешают осу­ществ­ле­нию нашей цели. И мы можем опоз­дать, не успеть, не быть гото­выми занять свое место.

Или, напри­мер, какая раз­ница между «нака­за­нием» и «вра­зум­ле­нием»? Почему любя­щие роди­тели нака­зы­вают детей за про­ступки? Зачем шле­пают малыша, если он пыта­ется разо­брать розетку элек­тро­сети? Дела­ется ли это из любви? Раз­бе­ремся, пого­во­рим с ребя­тами и на эти темы.

Необ­хо­димо тонко чув­ство­вать, когда обсуж­да­е­мый вопрос из акту­аль­ного ста­но­вится для ребят умо­зри­тель­ным. Какую глу­бину рас­суж­де­ний спо­собны вос­при­нять именно эти дети? Кого из них обсуж­да­е­мая тема затро­нет больше всего? Воз­можно, с кем-либо из них необ­хо­димо пого­во­рить отдельно и роди­те­лям (или с роди­те­лями), и свя­щен­нику. Наша цель не выяс­нить все моменты, свя­зан­ные с верой «раз и навсе­гда» (что в прин­ципе невоз­можно), а отве­чать на невы­ска­зан­ные (нес­фор­му­ли­ро­ван­ные), но крайне важ­ные для ребят вопросы их лич­ного бытия, увя­зы­вая всё в еди­ное поня­тий­ное про­стран­ство. Выстра­и­вая чет­кую шкалу цен­но­стей, «что хорошо и что плохо», откры­вая тем самым чуд­ный замы­сел Гос­пода о чело­веке, о каж­дом из них.

Посиль­ные «подвиги»

Такие циклы бесед будут внеш­ним ори­ен­ти­ром духов­ного дела­ния для нашего пат­руля, кото­рый направ­ляет ход наших рас­суж­де­ний, акценты, кото­рые мы рас­став­ляем в нашей работе, темы, кото­рые мы затра­ги­ваем во время заня­тий. Мы должны быть готовы посто­янно нахо­дить под­твер­жде­ние усво­ен­ным исти­нам в жизни как каж­дого отдель­ного сле­до­пыта, так и пат­руля в целом.

Ино­гда такие объ­еди­не­ния, как наш пат­руль, ста­ра­ются при­учить ребят сов­мест­ному посе­ще­нию служб и уча­стию в таин­ствах. И даже каким-либо обра­зом нака­зы­вают тех, кто про­пус­кает бого­слу­же­ние. Заме­тим, что духов­ная жизнь ребенка лежит сугубо в зоне ответ­ствен­но­сти его семьи. Кроме того, «кол­лек­тив­ного» спа­се­ния не суще­ствует. Мы можем при­зы­вать роди­те­лей (прежде всего) и самих ребят к более пол­ному уча­стию в жизни

Церкви, но не смеем дер­зать осу­ществ­лять свое «коман­до­ва­ние» в этом вопросе.

Если к нам попа­дают ребята из нецер­ков­ных семей, роди­тели кото­рых, однако, согла­ша­ются на то, чтобы мы (и свя­щен­ник) непо­сред­ственно участ­во­вали в деле духов­ного воз­рас­та­ния их чада, то в этом слу­чае всё равно есть инди­ви­ду­аль­ный под­ход, кото­рый ника­ким обра­зом нельзя под­ме­нить массовым.

Суще­ствует и дру­гая край­ность — страх «отпуг­нуть» ребят от Церкви, в связи с чем им предо­став­ля­ется масса послаб­ле­ний, сов­ме­щен­ных с бес­ко­неч­ными поощ­ре­ни­ями. Надо ли гово­рить, что такой под­ход ущер­бен? «Отпуг­нуть» от Церкви, при­чем не только детей, но и взрос­лых, может только лице­ме­рие (фальшь, фари­сей­ство) — явле­ние, отно­ся­ще­еся к вполне понят­ным люд­ским про­бле­мам. Именно пре­ва­ли­ро­ва­ние закона над любо­вью застав­ляет детей поститься наравне со взрос­лыми или выста­и­вать без дви­же­ния про­дол­жи­тель­ные службы. Но и любовь (насто­я­щая) не может быть сле­пой. Дети нуж­да­ются (сами желают) в серьез­ном к себе отно­ше­нии, что преду­смат­ри­вает и серьез­ные, насто­я­щие тре­бо­ва­ния. Такие тре­бо­ва­ния, предъ­яв­ля­е­мые нашим ребя­там, должны быть посиль­ными для них, но вести, при­зы­вать к неко­ему пре­одо­ле­нию, посто­ян­ному дви­же­нию вверх. Не ожи­дая бле­стя­щих резуль­та­тов, мы ста­вим перед ребя­тами сверх­за­дачи, не тре­буя немед­лен­ного их испол­не­ния, но пока­зы­вая тем самым, что нам всем есть к чему стремиться.

Дети вообще склонны к аске­ти­че­ским (на их уровне) подви­гам и подви­гам вообще. Им гораздо проще момен­тально при­ло­жить боль­шие уси­лия, чем скру­пу­лезно изо дня в день выпол­нять пусть и не тяже­лую, но посто­ян­ную работу. Мы можем, с одной сто­роны, давать ребя­там воз­мож­ность про­хо­дить испы­та­ния, совер­шать такие «точеч­ные» подвиги, а с дру­гой — при­учать их к радо­сти неза­мет­ного, на пер­вый взгляд, не даю­щего сию­ми­нут­ные резуль­таты труда. Фак­ти­че­ски посред­ством пер­вого мы сти­му­ли­руем вто­рое. Дети, как поезд, начи­на­ю­щий свое дви­же­ние, пона­чалу про­дви­га­ются рыв­ками, со скри­пом и лишь затем готовы выйти на плав­ный ход.

Испы­та­ния, пред­ла­га­е­мые цик­ло­выми играми (о чем ниже), несут в себе долю «дет­ской аске­тики», посиль­ных подви­гов, а ино­гда и готов­но­сти к реше­нию сверхзадач.

Но будем избе­гать упро­ще­ний, попы­ток «зама­нить» ребят, обе­ща­ний, что у нас всё «будет инте­ресно, как и не меч­та­лось». Все эти реклам­ные эво­лю­ции лишь пре­вра­тят ребят в пас­сив­ных потре­би­те­лей нашего с вами вре­мени. Они будут ждать обе­щан­ных радо­стей, кото­рые им предо­ста­вят без малей­ших уси­лий с их сто­роны. Да и мы сами, несмотря на все ста­ра­ния, не смо­жем бес­ко­нечно менять и улуч­шать «сферу услуг» патруля.

При­хо­дит ребе­нок и хочет в поход? Хорошо, ска­жем прямо: будет трудно, кома­ров тьма, ноги уста­нут и отва­лятся, тра­пеза — каша греч­не­вая, дома нелю­би­мая. Готов к нам при­со­еди­ниться? Мы даем воз­мож­ность тебе побы­вать «внутри» при­клю­чен­че­ского фильма. И ты пой­мешь, что на экране одно, а в жизни дру­гое — тяже­лее, но инте­рес­нее, если ты, конечно, готов пройти это испытание.

А если ребе­нок дей­стви­тельно не под­го­тов­лен к нашему походу, не смо­жет его пройти? В этом прин­цип посте­пен­но­сти, кото­рый лежит в основе всех наших дел. Вос­пи­та­ние харак­тера малыша, в том числе и через осо­знан­ную им духов­ную работу, — про­цесс дли­тель­ный, и наше дело — уметь предо­ста­вить ему под­хо­дя­щие для этого усло­вия. Совер­шим поход, кото­рый будет «немного» подви­гом для самых сла­бых (физи­че­ски) ребят. В про­цессе дадим воз­мож­ность неко­то­рым, гото­вым к этому, сле­до­пы­там при­ло­жить допол­ни­тель­ные уси­лия при раз­бивке лагеря (дрова, палатка, за водой схо­дить) или ноч­ном дежур­стве. Самым отваж­ным «аске­там» пору­чим мол­чать восемь часов (захо­тят все, выдер­жат единицы).

При­чем поход здесь дело услов­ное. Все наши заня­тия должны быть мно­го­ва­ри­ант­ными и давать воз­мож­ность каж­дому ребенку совер­шить некое (и даже «сверх») уси­лие. В духов­ной жизни каж­дого отдель­ного сле­до­пыта, по замыслу, должна наблю­даться такая же кар­тина. Неко­то­рым ребя­там Гос­подь даро­вал силы и радость сто­ять и молиться на про­тя­же­нии всего бого­слу­же­ния, дру­гим дано меньше, и мы все­гда должны об этом помнить.

Празд­ники празднуем

Празд­ники в жизни ребенка зани­мают осо­бое место. Их ждут, к ним гото­вятся и, глав­ное, напи­ты­ва­ются в ходе празд­но­ва­ния радост­ными, согре­ва­ю­щими в будни эмо­ци­ями. Конечно, празд­ники бывают раз­ными, но о свет­ских мы гово­рить сей­час не будем. Нам важно обра­тить вни­ма­ние на празд­ники цер­ков­ные, кото­рые опре­де­ляют годо­вой круг бого­слу­же­ний, в ритм и смысл кото­рого мы посте­пенно вво­дим наших ребят.

Сего­дня посте­пенно сло­жи­лась тра­ди­ция про­ве­де­ния на при­хо­дах тор­же­ствен­ных встреч, посвя­щен­ных Рож­де­ству Гос­пода и Пасхе Хри­сто­вой. Обык­но­венно это кон­церт и празд­нич­ная тра­пеза. К кон­церту ребята гото­вятся зара­нее, ино­гда и весь пост (рож­де­ствен­ский или Вели­кий), что зани­мает у них под­час льви­ную долю вре­мени, кото­рое они про­во­дят в вос­крес­ной школе при храме. Далее сле­дует выступ­ле­ние, ино­гда сразу же после службы (ноч­ной) перед при­хо­жа­нами. Хорошо, если на Рож­де­ство ребята хри­сто­сла­вят (а не коля­дуют), к чему можно отдельно и со вку­сом готовиться.

Кроме этого, по обы­чаю весело про­во­дится мас­ле­нич­ная неделя с бли­нами, штур­мом снеж­ного городка и вся­че­скими кон­кур­сами. В неко­то­рых местах при­выкли и Мас­ле­ницу сжи­гать, что может быть и эффектно, но странно, если посмот­реть на истоки этой дей­стви­тельно древ­ней традиции.

Ино­гда с ребя­тами особо отме­чают пре­столь­ный празд­ник храма, а также окон­ча­ние и начало учеб­ного года. На боль­шее сил не хва­тает: если к кон­церту гото­виться несколько меся­цев, то на что-либо дру­гое энер­гии может про­сто не остаться.

Почти все эти празд­ники (бывают, конечно, исклю­че­ния) гото­вят либо сами ребята для осталь­ных при­хо­жан (выступ­ле­ния раз­лич­ные), либо при­хо­жане для ребят — орга­ни­за­ция мас­ле­ницы, напри­мер. Если вос­крес­ная школа имеет несколько сту­пе­ней, то стар­шие ребята охотно готовы помочь устро­ить вся­кие кон­курсы для млад­ших. На этом обык­но­венно всё и кончается.

Давайте рас­смот­рим еще один прин­цип про­ве­де­ния празд­ни­ков, кото­рый, должно быть, помо­жет нам пере­дать как взрос­лым, так и детям наряду с радо­стью его пости­же­ния и его духов­ный смысл.

Рож­де­ство Хри­стово, как мы уже гово­рили, — наи­бо­лее понят­ный, теп­лый, уют­ный празд­ник для всех ребят, это день рож­де­ния Спа­си­теля, а зна­чит, и празд­но­вать его нужно соот­вет­ственно. То есть гото­вить подарки, хри­сто­сла­вить с Виф­ле­ем­ской звез­дой, радо­вать окру­жа­ю­щих и ощу­тить его семей­ствен­ность. Давайте устроим и спек­такль, и кон­церт, и уго­ще­ние по-семей­ному уютно и не пом­пезно. При­чем будем всё гото­вить сов­местно — взрос­лые и дети. Без­условно, у взрос­лых нет столько вре­мени, чтобы про­во­дить дол­гие репе­ти­ции, дабы во время кон­церта всё смот­ре­лось как поло­жено. Но этого и не надо. Не нужна боль­шая сцена и ряды кре­сел и даже мно­го­чис­лен­ные слад­кие подарки, кото­рыми дети бук­вально зава­лены на Новый год.

Поспим после службы, а вече­ром отпра­вимся к храму, где во дворе (или поме­ще­нии) уже стоит рож­де­ствен­ская елка, горят огоньки и накрыт совсем про­стой стол. Ска­терть на соломе. Вкус­ная домаш­няя про­стая еда. Стоит само­вар, в нали­чии пироги, всё пред­на­зна­чено для того, чтобы под­кре­питься, но не пере­есть сладкого.

Спек­такль устроим семей­ный (раньше, до рево­лю­ции, попу­ляр­ное было дело). Нам и не пона­до­бится уча­стие всех семейств, доста­точно будет две-три корот­кие рож­де­ствен­ских сценки, благо вся­ких под­хо­дя­щих малень­ких сюже­тов хва­тает. Или вообще разо­бьем актив­ную часть при­хо­жан на группы (бабу­шек и особо застен­чи­вых тро­гать не будем) и дадим им зада­ние — прямо здесь и сей­час поста­вить по пред­ло­жен­ному сце­на­рию под­хо­дя­щую сценку. При необ­хо­ди­мо­сти можно и тек­сты ролей рас­пе­ча­тать и под­гля­ды­вать в них. А на кон­церте можно высту­пить всем жела­ю­щим. Чтобы избе­жать хаоса, устро­и­тели празд­ника собе­рут инфор­ма­цию о пред­по­ла­га­е­мых номе­рах зара­нее. Кто-то под гитару или баян споет, кто-то рож­де­ствен­ские стихи про­чи­тает, а бабушка может рас­ска­зать, как они в дет­стве празд­но­вали этот уди­ви­тель­ный празд­ник. Даже кон­курсы (вик­то­рины) можно про­ве­сти и для взрос­лых, и для ребят одно­вре­менно и хоро­вод вокруг елочки устро­ить. Детям будет в радость, и не беда, что взрос­лые пона­чалу будут сму­щаться — они-то при­выкли обез­дви­жено сидеть перед сце­ной и только хло­пать в ладоши.

После кон­церта — за тра­пезу. Дети в конце стола (под при­смот­ром), батюшка во главе, поздра­вит всех, ска­жет несколько слов о празд­нике. А в конце — подарки под елкой (их во время тра­пезы один доб­рый папа раз­ло­жил). На каж­дом подарке ярлы­чок с име­нем адре­сата. Подарки про­стые, но раз­ные — это важно.

Одна из наших мно­го­чис­лен­ных забот — научить ребят дарить и при­ни­мать подарки. Это зна­чит, что и под нашей елкой лежат подарки не только ребя­там, но и взрос­лым. Их как раз дети сде­лали. К каж­дому подарку при­ла­га­ется открытка, можно и само­дель­ная с поздрав­ле­ни­ями от при­хода, батюшки и изго­то­ви­теля подарка. Можно ведь так сде­лать, чтобы ребята не знали, кому они подарки масте­рят. А можно, наобо­рот, сде­лать их именными.

Для ребят в открыт­ках можно писать поже­ла­ния, ком­мен­та­рии к подарку: «Милой Маше гре­бень дере­вян­ный, косе ее на радость» или «Мише пожар­ная машинка в память о лет­нем походе» (когда Миша удачно затоп­тал вспых­нув­шую траву). Над­писи вообще должны свя­зы­вать ребят с их доб­рыми переживаниями.

Может пока­заться, что делать (под­би­рать) такие подарки — дело хло­пот­ное и дол­гое. Воз­можно, но, во- пер­вых, это всё очень инте­ресно и весело, вызы­вает вся­че­ские доб­рые чув­ства, а во-вто­рых, где же, как не в подар­ках, ярко про­яв­лять свое хоро­шее, забот­ли­вое отно­ше­ние! Подарки как тако­вые имеют важ­ное вос­пи­та­тель­ное зна­че­ние, они дают воз­мож­ность про­явить свою инди­ви­ду­аль­ность ради дру­гого чело­века, при этом при­ни­мая в рас­чет его внут­рен­ний мир.

Еще один, более про­стой, спо­соб рас­пре­де­ле­ния подар­ков (он хорош для взрос­лых) может быть сле­ду­ю­щим: все «взрос­лые» подарки скла­ды­ваем в один огром­ный мешок, и каж­дый наугад выби­рает себе один из них. Подарки эти взрос­лые сами поку­пают (на ого­во­рен­ную сумму) и при­но­сят с собой, а там уж что кому достанется.

Дети все-таки тре­буют инди­ви­ду­аль­ного под­хода, так что обра­тим на это осо­бое вни­ма­ние, тем более что наше время и так вко­нец обез­ли­чено. На вся­че­ских утрен­ни­ках вру­ча­ется стан­дарт­ная пор­ция кон­фет, и по домам. Дома, конечно, совсем дру­гое дело, но ведь наша задача и состоит в том, чтобы храм для ребят тоже стал домом (не вто­рым, а про­сто необ­хо­ди­мым про­дол­же­нием пер­вого и единственного).

Ребята, конечно, могут друг другу зави­до­вать, хва­статься и пере­жи­вать о полу­чен­ных (не полу­чен­ных) подар­ках. Не будем этого бояться. Когда, если не сей­час, учить их пра­виль­ному отно­ше­нию к таким дарам? Дело это не одно­мо­мент­ное, но мы к этому при­выкли. Вра­зу­мим, успо­коим, при­сты­дим и отвлечем.

Зато на Пасху Хри­стову с подар­ками всё ясно — кра­сим, разу­кра­ши­ваем, делаем яички и празд­нуем самый важ­ный, самый радост­ный празд­ник весело, открыто

и с раз­ма­хом. Устроим пик­ник в лесу (если Пасха позд­няя) или празд­не­ство в нашем поме­ще­нии. А к этому доба­вим песни (хором вокруг костра), игры вся­кие, вик­то­рины семей­ные и уго­ще­ние. И вновь самое суще­ствен­ное — празд­но­вать неотре­пе­ти­ро­ванно, а от души и всем вме­сте. Этот празд­ник празд­ни­ков — хоро­ший повод и гостей позвать, тех, кто, воз­можно, лишь захо­дит в храм свечи поста­вить. Здесь, на при­роде, среди наших друж­ных при­хо­жан эти люди могут полу­чить столь нуж­ную для них радость, почув­ство­вать себя сво­ими, дол­го­ждан­ными, чаян­ными гостями. Ведь пас­халь­ная радость — для всех, и нам надо учиться ею делиться.

Каж­дый празд­ник важен, конечно, не столько внеш­ними про­яв­ле­ни­ями, сколько своей внут­рен­ней теп­ло­той и радо­стью. И эта радость не может быть фор­маль­ной, по указу, выму­чен­ной или обы­ден­ной (отпразд­но­вали, при­бра­лись — пот от уста­ло­сти отерли). Будем мило­стивы друг к другу и поз­во­лим нашим ребя­там научиться неза­мут­ненно радо­ваться. При­об­ре­сти уме­ние празд­но­вать как наши цер­ков­ные празд­ники, так и празд­ники свет­ские, часто ста­но­вя­щи­еся либо мерт­венно начет­ни­че­скими, либо бес­смыс­ленно чре­во­угод­ни­че­скими (вна­чале гром ова­ций и пафос­ные речи, потом пир горой, неважно по какому поводу).

Едем на богомолье

Раз­ра­ба­ты­вая про­грамму духов­ного про­све­ще­ния наших сле­до­пы­тов, мы, разу­ме­ется, обо­зна­чим ее внеш­ние рамки и тре­бо­ва­ния. Соста­вим спи­сок тем, опи­ра­ясь на Закон Божий, кото­рые хорошо бы ребя­там усво­ить, раз­ра­бо­таем циклы бесед, устроим палом­ни­че­ства. Вме­сте с тем вся жизнь нашего пат­руля должна быть духовно созна­тель­ной, ответ­ствен­ной, выра­жа­ю­щей в реаль­ной жизни те мак­симы, кото­рые ребята пости­гают в тео­рии. Каж­дое наше начи­на­ние, по сути, должно стать еще одной стра­ни­цей опи­са­ния Божьего мира, кото­рый мы и откры­ваем сов­местно с детьми. При­чем такие откры­тия можно делать даже «слу­чайно» (на самом деле вполне осо­знанно) в самых неожи­дан­ных местах и ситуациях.

Рас­смот­рим этот прин­цип на при­мере орга­ни­за­ции палом­ни­че­ства в близ­ле­жа­щий мона­стырь. Само по себе “Бого­мо­лье» (см. И. Шме­лева) должно стать ярким, запо­ми­на­ю­щимся собы­тием в жизни ребят, так что подой­дем к его орга­ни­за­ции со всей ответственностью.

Под­го­товка к паломничеству

При­зо­вем всех роди­те­лей выде­лить одни выход­ные для уча­стия в пред­сто­я­щем собы­тии (мы отправ­ля­емся в мона­стырь с ночев­кой). Но прежде нам надо дого­во­риться обо всех дета­лях с самим мона­сты­рем, для чего в бли­жай­ший сво­бод­ный день сами отпра­вимся на пере­го­воры (можно и по теле­фону, но неже­ла­тельно, нужно всё посмот­реть сво­ими гла­зами). Воз­можно, мы уже ранее бывали в этом мона­стыре, но надо пони­мать, что палом­ни­че­ство во взрос­лой группе отли­ча­ется от орга­ни­зо­ван­ного палом­ни­че­ства с детьми. То, что для взрос­лого чело­века вполне понятно и пере­но­симо, ска­жем усло­вия раз­ме­ще­ния, может не подойти ребя­там, так как, повто­рим еще раз, мы стре­мимся дать им поло­жи­тель­ный духов­ный опыт, кото­рый, несо­мненно, может при­не­сти палом­ни­че­ство, и мы обя­заны сде­лать для этого всё от нас зависящее.

Нала­дить хоро­шие кон­такты с насель­ни­ками рас­по­ло­жен­ного неда­леко от нашего города мона­стыря (или сто­я­щего непо­сред­ственно в город­ской черте) — дело важ­ное и вполне осу­ще­стви­мое. Нам необ­хо­димо дого­во­риться о месте про­жи­ва­ния ребят, жела­тельно отдель­ном от осталь­ных палом­ни­ков и труд­ни­ков, дабы не мешать послед­ним и одно­вре­менно не погру­жаться в житей­ские заботы незна­ко­мых людей. Если у мона­стыря нет усло­вий, чтобы раз­ме­стить ребят на кро­ва­тях, но есть сво­бод­ное теп­лое поме­ще­ние, то такой вари­ант вполне подой­дет. Тури­сти­че­ские ков­рики и спаль­ные мешки — отлич­ное «ложе» для детей, под­чер­ки­ва­ю­щее заме­ча­тель­ную неор­ди­нар­ность ситуации.

Также дого­во­римся об испо­веди для сле­до­пы­тов, если это осу­ще­ствимо. Пого­во­рим с тем иеро­мо­на­хом, кото­рый будет их испо­ве­до­вать. Такая испо­ведь, вне стен сво­его храма и не перед «своим» свя­щен­ни­ком, может стать серьез­ным испы­та­нием для ребят. Уточ­ним также рас­пи­са­ние бого­слу­же­ний. В неко­то­рых мона­сты­рях испо­ве­дуют и перед самим при­ча­стием, что серьезно удли­няет службу. То же отно­сится и к сель­ским при­хо­дам, кото­рые мы тоже можем посе­тить с ребятами.

В этом слу­чае мы должны преду­смот­реть воз­мож­ность занять наших ребят (бесе­дой, рисо­ва­нием) перед хра­мом, чтобы они, ожи­дая при­ча­стия, не мешали моля­щимся и сами не рас­те­ряли в утом­ле­нии бла­гост­ного настроя. Обра­тим вни­ма­ние на воз­мож­ность наших ребят при­сесть где-нибудь во время службы. В мона­сты­рях они длин­нее, чем на при­хо­дах, и мы должны зара­нее решить, насколько полно в них смо­гут участ­во­вать наши ребята.

Есте­ственно, мы спро­сим, будет ли готов мона­стырь предо­ста­вить нам тра­пезу, уточ­ним время, место, мест­ные пра­вила. Веро­ятно, нам при­дется поза­бо­титься о допол­ни­тель­ном пита­нии, выяс­ним также, где можно кипя­тить воду (возь­мем с собой элек­три­че­ский чай­ник), мыть руки и посе­щать туалет.

Если у нас полу­чится дого­во­риться о совер­ше­нии сле­до­пы­тами каких-либо работ (что было бы вполне уместно), то осмот­рим место их про­ве­де­ния, пораз­мыс­лим, какое сна­ря­же­ние (пер­чатки, напри­мер) может потре­бо­ваться. Работы должны быть посиль­ными, но осмыс­лен­ными и необ­хо­ди­мыми. Печально, когда ребята пони­мают, что их труд был никому не нужен.

Про­грамма поездки

Далее соста­вим пред­по­ла­га­е­мую про­грамму палом­ни­че­ства. Обой­дем свя­тыни, кото­рые нам пред­стоит посе­тить (памят­ные кре­сты, источ­ники, часовни). Если мы пред­по­ла­гаем купа­ние в источ­нике, учтем это, внеся поло­тенце в спи­сок необ­хо­ди­мых вещей.

«Про­ло­жим» в уме (на карте) дорожку палом­ни­ков, то есть после­до­ва­тель­ность посе­ще­ний памят­ных, освя­щен­ных мест, чтобы не путаться и не метаться впо­след­ствии. Узнаем сто­и­мость поми­наль­ных запи­сок, све­чей, сло­вом, уяс­ним для себя при­мер­ную сумму, кото­рую мы поре­ко­мен­дуем роди­те­лям иметь с собой или вне­сти в каче­стве взноса.

Транс­порт, бес­спорно, лучше всего иметь свой соб­ствен­ный. Это даст нам воз­мож­ность часть пути к мона­стырю пре­одо­леть пеш­ком, что будет весьма полезно и отве­чать самой сути палом­ни­че­ства. Тем более что пешие пути ко мно­гим мона­сты­рям (Свято-Вве­ден­ская Оптина пустынь, к при­меру) про­ле­гают через уди­ви­тельно бла­го­дат­ную местность.

По воз­вра­ще­нии домой рас­ска­жем «орга­ни­за­ци­он­ному коми­тету» палом­ни­че­ства, воз­глав­ля­е­мому нашим батюш­кой, об ито­гах раз­ведки. Кстати, будет заме­ча­тельно, если он сам поже­лает сопро­вож­дать палом­ни­че­ство пат­руля. Это решит вопрос о про­ве­де­нии молеб­нов в памят­ных местах, испо­веди, а глав­ное, даст воз­мож­ность свя­щен­нику в очень бла­го­при­ят­ной обста­новке бесе­до­вать с ребя­тами, сопе­ре­жи­вать им, пред­метно рас­ска­зы­вать о духов­ной жизни человека.

Под­го­то­вим к палом­ни­че­ству и самих ребят. Хорошо бы они поняли (а мы бы учли при состав­ле­нии про­граммы) то, что право совер­шить палом­ни­че­ство необ­хо­димо заслу­жить. В этом слу­чае «заслуга» — осо­знан­ная готов­ность души пора­бо­тать (молит­венно и физи­че­ски) ради Гос­пода. То есть ребя­там мы ска­жем, что будет непро­сто, опи­шем про­грамму (они должны ее знать и могут вне­сти свои пред­ло­же­ния) и сооб­щим, что к палом­ни­че­ству надо при­го­тов­ляться особо.

В чем именно будет состо­ять эта осо­бен­ность, решим, исходя из кон­крет­ной ситу­а­ции. Не исклю­чено, что это общий (доб­ро­воль­ный) трех­днев­ный пост или осо­бен­ное заня­тие, на кото­ром мы рас­ска­жем исто­рию мона­стыря, жития свя­тых, в нем под­вя­зав­шихся, пока­жем о нем фильм или фото­гра­фии. Воз­можно, инфор­ма­ции будет настолько много, что одного заня­тия не хва­тит. Это могут быть даже эле­менты физи­че­ской под­го­товки: какую- то часть пути мы пой­дем пеш­ком, и надо испы­тать себя зара­нее, отпра­вив­шись на про­дол­жи­тель­ную про­гулку в окрест­ный лесо­парк. Мы обя­за­тельно должны про­ве­сти такую под­го­товку, свое­об­раз­ный зачин, для того чтобы само палом­ни­че­ство стало для ребят ожи­да­е­мым, важ­ным собы­тием, а его цен­ность под­креп­ля­лась нашими тру­дами. К палом­ни­че­ству можно под­ве­сти ребят и в ходе цик­ло­вой игры, погру­зив­шись в быт доре­во­лю­ци­он­ных палом­ни­ков (пошив, напри­мер, заплеч­ные мешки) и почи­тав вслух под­хо­дя­щие про­из­ве­де­ния рус­ских писа­те­лей. Для нас важно, чтобы палом­ни­че­ство стало вен­цом, зна­чи­мой частью нашей про­граммы заня­тий, гар­мо­нично вхо­дило в эту про­грамму, допол­няя и, может слу­читься, завер­шая отдель­ную ее часть.

Перед палом­ни­че­ством уместно будет всем палом­ни­кам отслу­жить моле­бен ради такого бла­гого начинания.

Полу­чив бла­го­сло­ве­ние свя­щен­ника, всю инфор­ма­цию, кото­рую мы хотим доне­сти до роди­те­лей ребят, рас­пе­ча­ты­ваем и раз­даем: куда именно, насколько отправ­ля­емся; как это делаем (транс­порт, пеший путь); что брать с собой, сколько денег; какие места пред­по­ла­гаем посе­тить (купа­ние в источ­нике) и в каких бого­слу­же­ниях участ­во­вать (напом­ним роди­те­лям, что перед при­ча­стием ребя­там надо соблю­дать опре­де­лен­ный пост, напри­мер). При необ­хо­ди­мо­сти можно пред­ло­жить к про­чте­нию исто­рию мона­стыря, карту мест­но­сти и про­чий спра­воч­ный мате­риал. Если мы устно не успели при­гла­сить роди­те­лей к уча­стию в палом­ни­че­стве, сде­лаем это теперь.

Роди­тели, прямо не свя­зан­ные с посто­ян­ной рабо­той в пат­руле, могут иметь в ходе палом­ни­че­ства про­грамму, несколько отлич­ную от общей. Ска­жем, оста­ваться на всё бого­слу­же­ние, когда мы при­во­дим ребят только к елео­по­ма­за­нию (вечер­няя служба). Но во всех осталь­ных ком­по­нен­тах роди­тели должны быть неот­де­ли­мой частью всего нашего обще­ства, под­дер­жи­вая и укреп­ляя бод­рый дух и настрой.

Одним мы пору­чим читать ребя­там перед сном под­хо­дя­щую книгу, дру­гим — помочь ребя­там пра­вильно пода­вать записки, тре­тьим — обес­пе­чить купа­ние в источ­нике (там может быть оче­редь и т. п.). То есть дать вполне кон­крет­ные зада­ния, тем более что дел хва­тит на всех.

Во время пре­бы­ва­ния в мона­стыре поста­ра­емся позна­ко­мить ребят с обра­зом жизни мона­ше­ству­ю­щих: их тру­дами, раз­лич­ными послу­ша­ни­ями, рас­по­ряд­ком дня. Прой­дем по окрест­ным местам, сде­лаем фото­ре­пор­таж, устроим пле­нэр, попро­сим бла­го­сло­ве­ние на посе­ще­ние коло­кольни, стен и башен.

Будет заме­ча­тельно, если мы при­ве­зем для мона­стыря (насто­я­теля или при­став­лен­ного к нам монаха) какие- либо подарки, сде­лан­ные сво­ими руками. Воз­можно, нам пред­ста­вится слу­чай спеть, про­честь стихи, рас­ска­зать о жизни нашего патруля.

Помо­жем ребя­там при­об­ре­сти памят­ные вещицы, иконы в мона­стыр­ской лавке, подарки для своих роди­те­лей и дру­зей. Если наш свя­щен­ник не смог с нами поехать (или даже смог), под­бе­рем пода­рок и для него.

При­ча­стие ребят — цен­траль­ное собы­тие всего палом­ни­че­ства. После службы мы можем отпра­виться на общую мона­стыр­скую тра­пезу, вру­чить ребя­там памяти ные подарки (как знак доб­рого завер­ше­ния наших тру­дов), вообще создать радост­ную атмосферу.

Даже по воз­вра­ще­нии домой палом­ни­че­ство не закон­чится. Мы встре­тимся на сле­ду­ю­щем сборе, если выпа­дет слу­чай, отслу­жим бла­го­дар­ствен­ный моле­бен, а после него собе­ремся в штаб-квар­тире, чтобы посмот­реть и раз­дать фото­гра­фии (мы их успеем рас­пе­ча­тать за неделю между поезд­кой и этим сбо­ром), обсу­дить его ход, выслу­шать впе­чат­ле­ния ребят. Они вполне могут напи­сать и отпра­вить в мона­стырь письмо с бла­го­дар­но­стью, и в даль­ней­шем наш пат­руль ста­нет под­дер­жи­вать с ним духов­ную связь и не раз еще отпра­вится в такое заме­ча­тель­ное путе­ше­ствие, как богомолье.

Дополнительные направления в рамках курса

В каче­стве итога отме­тим для себя, что пат­руль­ная жизнь в рам­ках осво­е­ния про­граммы «Мир Божий» может иметь сле­ду­ю­щие направ­ле­ния (в допол­не­ние к изу­че­нию Закона Божьего):

  1. Циклы бесед, выстро­ен­ные на основе лич­ного опыта сле­до­пы­тов. Такие циклы — ниточки, свя­зы­ва­ю­щие наших ребят с их жиз­нью в Церкви.
  2. Заня­тия (как часть сбора) по под­го­товке сле­до­пы­тов к сдаче испы­та­ний на опре­де­лен­ную сту­пень. Если мы раз­ра­ба­ты­ваем тре­бо­ва­ния для отдель­ных сту­пе­ней (см. При­ло­же­ние), то под­го­товка к их сдаче будет вклю­чать в себя необ­хо­ди­мую инфор­ма­цию. Мно­гие пункты из таких тре­бо­ва­ний можно «упа­ко­вать» в рамки цик­ло­вых игр и дру­гих испы­та­ний. Напри­мер, чтобы про­ве­рить, как ребята запом­нили дву­на­де­ся­тые празд­ники — выкла­ды­ваем перед ними иконы этих празд­ни­ков и про­сим каж­дого по оче­реди опи­сать изоб­ра­же­ние на иконе и рас­ска­зать о смысле изоб­ра­жен­ного на ней собы­тия. Здесь важна не бого­слов­ская глу­бина, а прин­ци­пи­аль­ное пони­ма­ние ребя­тами смысла того или иного праздника.
  1. Вклю­че­ние ребят в осмыс­лен­ное про­хож­де­ние ими годо­вого бого­слу­жеб­ного круга. Для этого пове­сим у себя настен­ный кален­дарь и будем смот­реть, какие празд­ники нас ожи­дают, когда начи­на­ется бли­жай­ший пост, скоро ли име­нины и т. д. В своих про­грам­мах мы свя­зы­ваем жизнь пат­руля и жизнь всей Церкви. Ска­жем, во время постов не стоит устра­и­вать при­клю­чен­че­ских цик­ло­вых игр, но можно зани­маться, в част­но­сти, осво­е­нием реме­сел, пусть и в рам­ках соот­вет­ству­ю­щей цик­ло­вой игры.
  2. Палом­ни­че­ства к свя­тым местам. Нач­нем со сво­его города (рай­она). Прежде всего позна­ко­мим ребят с их хра­мом, потом посе­тим (не во время службы, чтобы всё осмот­реть) дру­гие при­ходы. Нала­дим с ними дру­же­ствен­ные отно­ше­ния (гости, общие кон­курсы и празд­ники). Далее обра­тим вни­ма­ние на окрест­но­сти, посте­пенно рас­ши­ряя гео­гра­фию поез­док (в рам­ках одного-двух дней).
  3. Уча­стие ребят по бла­го­сло­ве­нию насто­я­теля храма в служ­бах в каче­стве алтар­ни­ков, пев­чих, при уборке храма и т. д. Такие послу­ша­ния лучше всего испол­нять по оче­реди, сооб­ра­зу­ясь с духов­ным состо­я­нием и под­го­тов­кой ребят.
  4. Орга­ни­за­ция и празд­но­ва­ние цер­ков­ных празд­ни­ков, уча­стие в кон­кур­сах (пев­че­ских, лите­ра­тур­ных, рисун­ков, фото­гра­фий и т. д.), про­во­дя­щихся на при­ходе, в бла­го­чи­нии, епархии.

* * *

Глав­ное — посто­ян­ное вни­ма­тель­ное отно­ше­ние к духов­ному состо­я­нию ребят, созда­ние наи­бо­лее бла­го­при­ят­ных усло­вий для коор­ди­на­ции всех наших семейств ради общей жизни на приходе.

Курс «Родиноведение»

Дорога домой

Роди­но­ве­де­ние — сумма зна­ний чело­века о своей Родине, вклю­ча­ю­щих ее исто­рию, куль­туру, обы­чаи народа, гео­гра­фию и при­ро­до­ве­де­ние. Этот тер­мин при­шел к нам из недр рус­ского зару­бе­жья, сфор­ми­ро­вав­ше­гося в ходе граж­дан­ской и про­чих войн и смут XX века. Рус­ские эми­гранты, вынуж­денно поки­нув­шие окку­пи­ро­ван­ное ком­му­ни­стами Оте­че­ство, все­гда верили, что Гос­подь поми­лует нашу страну, осво­бо­дит ее от вла­сти без­бож­ни­ков. Они хотели сохра­нить пра­во­слав­ную веру и память о Рос­сии в серд­цах своих детей и вну­ков и потому, ока­зав­шись в ино­куль­тур­ной, ино­слав­ной среде, пер­вым делом спла­чи­ва­лись вокруг пра­во­слав­ного при­хода (или созда­вали его на пустом месте) и начи­нали работу с детьми. Эта работа, кото­рая и сей­час ведется во мно­гих стра­нах мира, дала нам, живу­щим в Рос­сии людям, уди­ви­тель­ные при­меры стой­ко­сти, любви к Оте­че­ству и неоце­ни­мые мето­дики по орга­ни­за­ции раз­но­об­раз­ных, в том числе и дет­ских, объ­еди­не­ний. При­зы­вая нашего чита­теля обра­тить вни­ма­ние на бога­тей­шее насле­дие рус­ской эми­гра­ции, отме­тим один инте­рес­ный и важ­ный момент, свя­зы­ва­ю­щий нас, граж­дан Рос­сии, и наших зару­беж­ных бра­тьев и сестер.

Дело в том, что наши дети, тем более их нецер­ков­ные сверст­ники, ино­гда неосо­знанно нахо­дятся в некоей «внут­рен­ней эми­гра­ции». Живя в своем Оте­че­стве, они до боли мало о нем знают. Вокруг них поли­куль­тур­ная среда, напол­нен­ная обрыв­ками, фраг­мен­тами тех или иных тра­ди­ций, объ­еди­нен­ных общими цен­но­стями язы­че­ского и ате­и­сти­че­ского миров. Для мно­гих ребят муль­ти­пли­ка­ци­он­ные роботы, мон­стры, ярко рас­кра­шен­ные, громко вопя­щие урод­ли­вые пер­со­нажи ста­но­вятся близ­кими и понят­ными. Ста­но­вятся кра­си­выми. Всё больше появ­ля­ется ребят, более склон­ных, образно говоря, поси­деть у вир­ту­аль­ного огонька в рам­ках оче­ред­ной онлайн-игры, чем у насто­я­щего, реаль­ного огня в насто­я­щем, ненари- сован­ном лесу.

Та же про­блема еще в боль­шей сте­пени каса­ется речи, кото­рую слы­шат ребята и кото­рой поль­зу­ются сами. Про­стей­шие закли­на­ния в виде реклам­ных сло­га­нов надолго посе­ля­ются в их голове. Реклама между тем сове­тует ни с кем не делиться этими вкус­ными или меха­ни­че­скими «радо­стями», брать от жизни всё, что можно ухва­тить, и «не париться», смот­реть пози­тивно, отра­ба­ты­вая навыки одно­кле­точ­ного обще­ния через посто­янно обнов­ля­ю­щи­еся устройства.

Стал­ки­ва­ясь (а это неиз­бежно) со всеми этими явле­ни­ями, ребе­нок (в том числе из пра­во­слав­ной среды) под­вер­га­ется мас­си­ро­ван­ной без­жа­лост­ной атаке, про­ти­во­сто­ять кото­рой сумеет не вся­кий взрослый.

Конечно, есть семей­ства, кото­рые могут огра­дить ребенка от самых раз­ру­ши­тель­ных средств мас­со­вого соблазна, отдать его в хоро­шую школу (высо­кого уровня обра­зо­ва­ния), вос­пи­тать его куль­тур­ным, обра­зо­ван­ным, ини­ци­а­тив­ным и, глав­ное, внут­ренне сво­бод­ным, не зави­ся­щим от вла­сти вещей чело­ве­ком. Именно такую, истин­ную, сво­боду и дает своим чадам Цер­ковь Хри­стова (и только она). Но дости­же­ние внут­рен­ней, духов­ной сво­боды тре­бует пожиз­нен­ных уси­лий. И наша задача — помочь своим детям вер­нуться из духов­ной и куль­тур­ной «эми­гра­ции» домой, помочь рас­смот­реть насто­я­щий Божий мир, найти совсем иную почву под ногами, нежели та, кото­рую нам услуж­ливо создает современность.

Про­грамма «Роди­но­ве­де­ние» как сово­куп­ность базо­вых, архе­ти­пи­че­ских зна­ний предо­став­ляет ребя­там свое­об­раз­ную карту «дороги на Родину», кото­рая, как мы наде­емся, помо­жет нашим детям сту­пить на этот нелег­кий путь.

Чтобы ребе­нок полю­бил свою Родину (не поли­ти­че­ский строй, не ту или иную форму госу­дар­ства, а Родину по сути), необ­хо­димо, чтобы он пони­мал и при­ни­мал, как это теперь гово­рят, истин­ную шкалу цен­но­стей. И основ­ная цен­ность, даю­щая осмыс­лен­ность бытия нашего Оте­че­ства, — это наша пра­во­слав­ная вера. Ника­кие гром­кие победы или научно-тех­ни­че­ские дости­же­ния не могут быть оправ­даны, если при этом теря­ется самый смысл чело­ве­че­ской жизни, а жизнь ста­но­вится «щеп­кой» леса, кото­рый рубят, или «еще одним кир­пи­чом» в стене, сим­во­ли­зи­ру­ю­щей госу­дар­ствен­ную мощь. Без любви к ближ­нему, и тем паче без любви к Гос­поду, ничего истин­ного, насто­я­щего не постро­ить. Эта про­стая мак­сима и явля­ется «отправ­ной точ­кой» на нашей «карте».

Любовь должна быть дея­тельна, а делать что-либо надо уметь. Чтобы уметь, необ­хо­димо учиться. Так мы и отве­чаем нашим ребя­там на вопрос: зачем мы здесь всем этим зани­ма­емся. Учиться необ­хо­димо осмыс­ленно и с радо­стью. Радость при­но­сит любовь, кото­рая про­из­рас­тает от сопе­ре­жи­ва­ния. Сопе­ре­жи­вать можно тому, с чем ты непо­сред­ственно сопри­ка­са­ешься, что изу­ча­ешь, что для тебя ста­но­вится по-насто­я­щему важ­ным. Нашим ребя­там, чтобы полю­бить род­ную куль­туру (а через любовь к своей куль­туре можно понять куль­туры дру­гих наро­дов), при­роду, исто­рию, необ­хо­дима встреча. Встреча с луч­шими образ­цами памят­ни­ков куль­туры, посе­ще­ние див­ных запо­вед­ных угол­ков, «чте­ние» книги при­роды, погру­же­ние в глу­бины исто­рии. Если любишь, то и про­ща­ешь. И тогда утра­чи­вает акту­аль­ность стран­ная кон­цеп­ция «пат­ри­о­ти­че­ского» под­хода к нашей исто­рии, кото­рая утвер­ждает лишь подвиги, заво­е­ва­ния, про­чие вели­кие, исклю­чи­тельно поло­жи­тель­ные, дея­ния наших пред­ков, тем самым не только упро­щая и без того схе­ма­тич­ное пред­став­ле­ние о про­шлом, но и при­ни­жая истин­ные при­меры любви, муже­ства и терпения.

Если наши ребята полю­бят рус­скую исто­рию, то они и будут к ней отно­ситься как к люби­мому чело­веку, кото­рому мы сопе­ре­жи­ваем, зная о его болез­нях и недо­стат­ках, и готовы все­гда прийти на помощь. Нам очень важно научить ребят пони­мать не только победы, празд­ники, дости­же­ния (мно­гие из кото­рых лучше бы нам не дости­гать), но и все собы­тия сово­купно, даро­ван­ные Гос­по­дом нашей стране.

Путе­ше­ствия по «дороге на Родину» можно офор­мить как в отдель­ные серии заня­тий в каче­стве основ­ной части сбора, так и вклю­чить в тре­бо­ва­ния к раз­лич­ным спе­ци­аль­но­стям или впле­сти в сюжет цик­ло­вых игр. Давайте рас­смот­рим неко­то­рые воз­мож­ные вари­анты состав­ле­ния таких программ.

Отдель­ные серии занятий

Кра­е­ве­де­ние

Нач­нем с изу­че­ния нашей малой родины. Про­сто прой­демся по окрест­но­стям, памят­ным местам, вклю­чим эти про­гулки в цик­ло­вую игру «Путе­ше­ствен­ники» или «Экс­кур­со­воды». Устроим «фото­гра­фи­че­скую раз­ведку» — в ходе этих про­гу­лок ребята сде­лают серии фото­гра­фий о своем городе (насе­лен­ном пункте) и даже сни­мут корот­кие видео­за­ри­совки. Обра­тим вни­ма­ние ребят на памят­ники архи­тек­туры, архи­тек­тур­ные ансам­бли, посе­тим кра­е­вед­че­ский музей и рас­ска­жем об исто­рии воз­ник­но­ве­ния нашего города. Будет заме­ча­тельно, если нам удастся посе­тить, напри­мер, пожар­ную или воин­скую часть, ферму, куз­ницу, мастер­скую худож­ника или ремес­лен­ника. Воз­можно, исто­рия нашего края откро­ется ребя­там и в ходе бесед с при­хо­жа­нами нашего храма, дру­гими инте­рес­ными и уме­лыми людьми.

Такую про­грамму можно рас­тя­нуть на один-два года, рас­пре­де­лив ее содер­жа­ние по раз­лич­ным начи­на­ниям, осу­ществ­ля­е­мым в рам­ках нашего пат­руля. Допу­стим, про­гулки, как уже гово­ри­лось, вклю­чим в цик­ло­вую игру. Обзор памят­ни­ков архи­тек­туры и посе­ще­ние музея при­уро­чим к кон­курсу фото­гра­фий (спе­ци­аль­ность «фото­граф»), встречи с раз­ными людьми и посе­ще­ние вся­че­ских объ­ек­тов будем про­во­дить раз в два-три месяца, каж­дый раз состав­ляя зара­нее под­хо­дя­щие зада­ния, кото­рые необ­хо­димо выпол­нить ребя­там в рам­ках той или иной специальности.

И, конечно, можно соста­вить осо­бый курс (пять-шесть заня­тий), кото­рый даст ребя­там воз­мож­ность понять, где они, соб­ственно говоря, оби­тают. Не забу­дем пове­сить в нашем поме­ще­нии боль­шую карту города и окрест­но­стей и отме­чать рисун­ками или спе­ци­аль­ными зна­ками места, где мы уже побы­вали. Кра­е­ве­де­ние — это еще и лич­ная исто­рия каж­дого сле­до­пыта. 9–10-летние ребята вполне спо­собны рас­спро­сить своих роди­те­лей и род­ствен­ни­ков об исто­рии своей семьи. Найти фото­гра­фии, узнать о том, чем зани­ма­лись и где жили их предки. Всю собран­ную инфор­ма­цию можно запи­сать на видео (ребята пока­зы­вают фото­гра­фии, рас­ска­зы­вают, рас­спра­ши­вают) и оце­нить. Наи­бо­лее инте­рес­ные мате­ри­алы пред­ста­вить на выставку или дать воз­мож­ность пове­дать о них дру­гим ребя­там и роди­те­лям. Зна­ния ребен­ком лич­ной исто­рии — важ­ней­ший ком­по­нент в про­цессе его самоидентификации.

При­ро­до­ве­де­ние

Одно из самых полез­ных начи­на­ний. Помо­жем ребя­там и самим себе позна­ко­миться с окру­жа­ю­щей при­ро­дой. Если мы сами не во всем хорошо раз­би­ра­емся, при­ло­жим уси­лия и поищем ком­пе­тент­ного чело­века. Про­ве­дем несколько экс­кур­сий — иссле­до­ва­ний, посвя­щен­ных отдель­ным при­род­ным объ­ек­там. Летом можно отпра­виться на поля, в раз­но­тра­вье отыс­кать зна­ко­мые рас­те­ния, собрать гер­ба­рий, заодно научиться пле­сти венки, а вече­рами пить отвары из собран­ных под чут­ким руко­вод­ством спе­ци­а­ли­ста трав. Или отпра­виться всем пат­ру­лем с мамами и папами за гри­бами и яго­дами, устроив в конце неболь­шой пик­ник, а из собран­ных ягод самим сва­рить варе­нье для даль­ней­шего уго­ще­ния. Изу­чить мир реки, про­ве­сти про­стей­шие наблю­де­ния, уметь опре­де­лять направ­ле­ние и даже ско­рость тече­ния, а при нали­чии под­хо­дя­щего папы остаться на берегу с ночев­кой и попы­таться нало­вить рыбы и сде­лать уху.

Такие «неза­пла­ни­ро­ван­ные» про­гулки можно время от вре­мени устра­и­вать в каче­стве «пере­бивки» основ­ного про­цесса заня­тий, эмо­ци­о­наль­ного отдыха, вре­мени для любо­ва­ния при­ро­дой и неспеш­ных «дорож­ных» раз­го­во­ров. Вот мы зани­ма­емся, и вдруг объ­яв­ле­ние: на сле­ду­ю­щем заня­тии в лес — иссле­до­вать таин­ствен­ный овраг. Не забу­дем эти наши про­гулки поме­чать на карте (каж­дый марш­рут отдель­ным цве­том, с датой). И дадим настав­ле­ния роди­те­лям об одежде и обуви.

Гео­гра­фия

Тесно вза­и­мо­свя­зана с кра­е­ве­де­нием. На боль­шой карте Древ­ней Руси отме­тим место нашего сего­дняш­него жития. Если место это нахо­дится вне пре­де­лов дан­ной карты, пове­сим под­хо­дя­щую. А потом пока­жем ребя­там совре­мен­ную карту Рос­сии и тоже отме­тим наш род­ной город. Най­дем сто­лицу, бли­жай­шие круп­ные насе­лен­ные пункты. А может, отме­тим и деревни, в кото­рые на лето уез­жают наши сле­до­пыты, а также в рам­ках изу­че­ния лич­ной исто­рии и гене­а­ло­гии про­ве­дем стрелки к нашему городу из мест, откуда при­были бабушки и дедушки ребят. А куда впа­дает река, про­те­ка­ю­щая непо­да­леку, а где мы ока­жемся, если пере­ва­лим через вон те горы на гори­зонте? Что такое кило­метр и долго ли «его идти»?

Исто­рия

Нашим сле­до­пы­там серьезно зани­маться исто­ри­че­ской нау­кой рано. Но вот «вкус» к исто­ри­че­ским иссле­до­ва­ниям при­ви­вать надо с ран­него дет­ства. Начать такое погру­же­ние можно и в виде цик­ло­вой игры (некая «машина вре­мени» уно­сит нас в про­шлое), и в ходе цикла занятий.

В нашем поме­ще­нии можно пове­сить такую длин­ную «линию вре­мени» (вдоль по стене, пол­тора метра над полом). На ее конце про­сто обо­зна­чим нынеш­ний год (в даль­ней­шем будем ее нара­щи­вать) и пока­жем эту точку ребя­там. Чтобы «точку» опред­ме­тить, поищем, выре­жем и при­клеим над­ле­жа­щее изоб­ра­же­ние (малень­кое фото нашего храма, напри­мер, или груп­по­вое фото пат­руля), что будет озна­чать для ребят день сего­дняш­ний. Этот день, кстати, отра­жен на цер­ков­ном кален­даре. Нам важно научить ребят чув­ство­вать ход вре­мени. Далее мы можем нане­сти на ленту отсечки — года (деся­ти­ле­тия) — и каж­дый раз, когда мы обра­ща­емся к новому для сле­до­пы­тов исто­ри­че­скому собы­тию, отме­чать его соот­вет­ству­ю­щим изоб­ра­же­нием на ленте (дата внизу, крат­кая под­пись). Начать можно с даты осно­ва­ния нашего храма. Помо­жем также ребя­там отыс­кать их год рож­де­ния. Так можно сов­ме­стить отдель­ные рас­сказы по исто­рии с кален­да­рем. Насту­пает важ­ная (круг­лая) дата — мы о ней рас­ска­жем и отме­тим на ленте вре­мени, ребята посте­пенно наглядно научатся пони­мать, когда и что было.

Свой рас­сказ сде­лаем мак­си­мально пред­мет­ным. Пока­жем фото­гра­фии и рисунки, порт­реты участ­ни­ков собы­тий и фраг­менты исто­ри­че­ских и доку­мен­таль­ных филь­мов (совсем корот­кие, минут на пять). Если воз­можно, посе­тим музей или при­не­сем реплики пред­ме­тов, отно­ся­щихся к изу­ча­е­мой эпохе. Если мы сооб­щаем о пудо­вых меш­ках — отве­сим пуд в нату­раль­ный мешок и пред­ло­жим несколь­ким сле­до­пы­там сдви­нуть его с места. Говоря о косой сажени, отме­рим ее «в сле­до­пы­тах». Рас­ска­зы­вая о битве вои­нов, у кото­рых были забрала (личины), не поле­нимся и выре­жем узкую щель хоть в коробке и пред­ло­жим всем жела­ю­щим погля­деть, что видно. Кстати, ничего почти не видно. Попро­буем опыт­ным путем понять, почему тяжело выно­сить ране­ных с поля боя, что объ­яс­няет боль­шие потери среди ране­ных совет­ских сол­дат, кото­рых выно­сили девушки-сани­тарки (у нем­цев жен­щины поле­выми сани­та­рами не слу­жили). Пой­дем в тир стре­лять, чтобы понять, как это нелегко. Если у нас нет насто­я­щего меча (или его реплики), то хотя бы под­бе­рем под­хо­дя­щую по весу метал­ли­че­скую палку — пусть ребята пой­мут, что воину было сра­жаться непро­сто (коль­чугу при­ме­рить тоже полезно). Соору­дим лучину, попро­буем косить траву, сде­лаем макет кре­пост­ной башни. Глав­ное, чтобы собы­тие не стало оче­ред­ной пор­цией неак­ту­аль­ной для ребенка инфор­ма­ции. Такие заня­тия можно при­уро­чи­вать не только к датам, но и впле­тать в сюжет цик­ло­вых игр и специальностей.

Этно­гра­фия

Пере­пле­тена с исто­рией. Сопря­жена с кра­е­ве­де­нием. В каком бы реги­оне нашей Родины ни рас­по­ла­гался наш храм, ребята должны посте­пенно раз­уз­нать о куль­туре и быте наро­дов, насе­ля­ю­щих эту мест­ность. Сей­час появи­лись так назы­ва­е­мые этно­по­се­ле­ния, музеи дере­вян­ного зод­че­ства, при­родно-куль­тур­ные запо­вед­ники — поста­ра­емся их посе­тить. Если до таких мест никак не добраться, отпра­вимся в музей.

Может быть, при нашем храме (или совсем рядом) дей­ствует какой-либо кол­лек­тив народ­ных песен и пля­сок или сами дети участ­вуют в его работе. Здесь надо ска­зать, что такие кол­лек­тивы делятся, условно, конечно, на две нерав­но­цен­ные группы. Мень­шая часть зани­ма­ется насто­я­щим исто­ри­че­ским фольк­ло­ром, рекон­стру­и­рует наряды, вос­со­здает ремесла. С такими людьми чрез­вы­чайно полезно нала­дить тес­ную связь, исклю­чая пря­мых прак­ти­ку­ю­щих языч­ни­ков, кото­рые пыта­ются не только науч­ным фольк­ло­ром зани­маться, но и «домыс­ли­вать» его до вра­зу­ми­тель­ной рели­ги­оз­ной системы (ново­дел такой).

Дру­гая, боль­шая, часть фольк­ло­ри­стов по сути тако­вой не явля­ется. В своем твор­че­стве они исполь­зуют как бы народ­ные костюмы, отно­ся­щи­еся к опре­де­лен­ному реги­ону не более чем перья на голове услов­ного индейца. Если эти перья рас­по­ло­жены «пра­вильно», то об их носи­теле много чего можно рас­ска­зать. Но если их «пона­ты­кали» лишь для того, чтобы неис­ку­шен­ный зри­тель понял, что вот он индеец, то на этом полез­ная инфор­ма­ция исчер­пана. Так же и с фольк­ло­ри­стами: про­сто рубаха тра­ди­ци­он­ного покроя (да еще с покуп­ной тесь­мой) — это мас­ка­рад­ный костюм. Такой же народ­ный, как и песня «Ой, мороз, мороз». В этом ничего страш­ного нет, про­сто будем учи­ты­вать такие обстоятельства.

Насто­я­щий фольк­лор ребя­там слу­шать и пони­мать будет непо­лезно. По край­ней мере перед тем, как вести их на кон­церт или беседу, потру­димся сами вник­нуть в смысл пред­ла­га­е­мого мате­ри­ала. Про­дук­тив­нее обра­титься к прак­ти­ку­ю­щим ремес­лен­ни­кам, чтобы ребята сами посмот­рели и, если полу­чится, попро­бо­вали что-либо сма­сте­рить. Отлич­ный вари­ант — заня­тия ремес­лами при храме, что, конечно, выхо­дит за рамки работы пат­руля, если под­хо­дить к делу серьезно, но может укла­ды­ваться в общую систему работы с детьми при при­ходе. День — на пат­руль, дру­гой — на хор, тре­тий — на ремесла и т. д.

Хоро­шая идея — дать ребя­там воз­мож­ность взгля­нуть на нор­маль­ную дере­вен­скую жизнь изнутри. То есть про­ве­сти три-четыре дня в деревне, сооб­ра­зуя ритм жизни с кре­стьян­ским: без элек­три­че­ства, ложиться с зака­том, вста­вать с рас­све­том, выпол­нять раз­лич­ные посиль­ные работы, гото­вить пищу в печи, в речке купаться, баню топить. Это вполне осу­ще­ствимо с ребя­тами 9–10 лет в сопро­вож­де­нии уме­лых взрос­лых. И крайне полезно для вос­ста­нов­ле­ния нор­маль­ного ритма и ощу­ще­ния жизни. Если такая воз­мож­ность у нас появится, непре­менно ее осуществим.

Лите­ра­тура

Мы ста­ра­емся при­вить ребя­там любовь к чте­нию. Читаем вслух, реко­мен­дуем и «под­ки­ды­ваем» инте­рес­ные и полез­ные книги. Основа — рус­ская клас­си­че­ская лите­ра­тура, доступ­ная для ребят сле­до­пыт­ского воз­раста, в основ­ном в своем сти­хо­твор­ном насле­дии. Сказки

А.С. Пуш­кина, про­из­ве­де­ния рус­ских поэтов, опи­сы­ва­ю­щих при­роду, их рели­ги­оз­ные стихи. Достой­ные сказки и рас­сказы рус­ских и зару­беж­ных писа­те­лей, экра­ни­за­ции (в целом хоро­шие дет­ские фильмы) — всё это мы должны искать и соби­рать в биб­лио­теку (или иметь спи­сок «реко­мен­до­ван­ной» литературы).

Не обой­дем своим вни­ма­нием и научно-попу­ляр­ные изда­ния для детей, энцик­ло­пе­дии, атласы и книжки для рас­кра­ши­ва­ния. Книги поста­ра­емся под­би­рать для лич­ной биб­лио­теки с самыми наи­луч­шими иллю­стра­ци­ями и оформ­ле­нием. Такие книги стоят неде­шево, но явля­ются насто­я­щими про­из­ве­де­ни­ями искус­ства, спо­соб­ными не только при­влечь вни­ма­ние ребенка, но и при­вить ему инте­рес к хоро­шей лите­ра­туре. Не забу­дем читать (или рас­ска­зы­вать) коро­тень­кие рас­сказы своим детям перед сном, а для сле­до­пы­тов пери­о­ди­че­ски устра­и­вать чте­ния вслух. Мы читаем, а они рисуют иллю­стра­ции, рас­кра­ши­вают, выши­вают, лепят, и все это про­ис­хо­дит мирно и уютно. Какие именно книги мы будем искать, пого­во­рим подроб­нее чуть позже, а пока отме­тим, что ника­кие элек­трон­ные изда­ния не заме­нят насто­я­щую пол­но­цен­ную книгу.

Музыка

Очень важно, что дети слу­шают в дет­стве, какой музы­каль­ный фон их сопро­вож­дает, и научатся ли они пони­мать и ценить насто­я­щую музыку. Что же, перед нами рас­сти­ла­ется широ­кое поле дея­тель­но­сти. Нач­нем с того, что в нашей штаб-квар­тире перед заня­ти­ями, после них, в пере­рыве должна зву­чать музыка. Клас­си­че­ские яркие этюды, уми­ро­тво­ря­ю­щие оркест­ро­вые про­из­ве­де­ния, про­стые дет­ские песенки, тури­сти­че­ские, под­хо­дя­щие нам бал­лады и пра­во­слав­ные канты.

Время от вре­мени будем устра­и­вать «музы­каль­ные» заня­тия, «цеп­ляя» их в допол­не­ние к любым цик­лам бесед и сбо­ров. Беседа со свя­щен­ни­ком? Слу­шаем одно и то же пес­но­пе­ние раз­ных рас­пе­вов и гла­сов. Или тро­парь празд­ника. Или ту часть (фраг­мент) бого­слу­же­ния, кото­рое нам пред­стоит (ребята непре­менно узнают «зна­ко­мый» отры­вок). Гово­рим об исто­рии — вклю­чаем музыку того вре­мени или про­из­ве­де­ния, создан­ные по тому или иному поводу. Ста­ра­емся уга­дать настро­е­ние, кото­рое пытался пере­дать автор музыки, иллю­стри­руем ее (заня­тие для вто­рой части сбора), про­слу­ши­ваем зву­ча­ние отдель­ных инстру­мен­тов и нахо­дим их «голоса» в зву­ча­нии оркестра.

Если будет такая воз­мож­ность, под­пи­шемся на дет­ский або­не­мент в нашей филар­мо­нии. При­гла­сим «живого» испол­ни­теля, кото­рый при­не­сет свой инстру­мент, сыг­рает на нем и рас­ска­жет всё, что смо­жет. Наши ребята тоже, навер­ное, играют на каких-нибудь инстру­мен­тах, не забу­дем исполь­зо­вать это уме­ние в раз­лич­ных начи­на­ниях патруля.

Сами поста­ра­емся больше раз­уз­нать о совре­мен­ной музыке (при­го­дится для дис­кус­сий с под­рост­ками), тем более что и здесь воз­можны уди­ви­тель­ные и радост­ные откры­тия. Инте­ресно, что мно­гие пере­дачи пра­во­слав­ного теле­ви­де­ния (теле­ка­налы «Союз» или «Спас») сопро­вож­да­ются про­из­ве­де­ни­ями совре­мен­ных рок-музы­кан­тов, при­чем не в кон­тек­сте «деструк­тив­ная музыка Запада», а в вполне мир­ных цер­ков­ных сюже­тах. Забавно ино­гда при­слу­шаться. Мы должны при­вить ребя­там чув­ство насто­я­щей, каче­ствен­ной музыки, напи­сан­ной не ради сию­ми­нут­ной славы или обо­га­ще­ния. Малые дети, кото­рым онто­ло­ги­че­ски пре­тит вся­кая фальшь, отлично смо­гут во всем разо­браться. Нам необ­хо­димо под­го­то­вить их к «отра­же­нию атаки» мас­со­вой «куль­туры».

Живо­пись

Равно как и музы­кой, рисо­ва­нием и живо­пи­сью будем зани­маться посто­янно. Зна­ко­миться с твор­че­ством худож­ни­ков, учиться опи­сы­вать вслух сюжеты, изоб­ра­жен­ные на полот­нах, устра­и­вать пле­нэры, инстал­ля­ции и выставки рисун­ков и фото­гра­фий. Научим ребят исполь­зо­вать в рисо­ва­нии не только аль­бом­ные листы, но и совсем неболь­шие (раз­ной формы) листочки бумаги, выпи­сы­вать «бук­вицы» и ини­ци­алы, под­би­рать цвета и делать аппликации.

Каж­дая наша про­грамма, цик­ло­вая игра, серия бесед и заня­тий могут сопро­вож­даться худо­же­ствен­ным оформ­ле­нием. Мы иллю­стри­руем книги, кото­рые читаем вслух, музыку, кото­рую слы­шим, создаем празд­нич­ные открытки и «порт­реты» дру­зей. При этом не делим ребят на спо­соб­ных и неспо­соб­ных, про­сто предо­став­ляем им воз­мож­ность (и нашу помощь) выра­зить себя через рису­нок, даже если никто, кроме автора, в этом рисунке ничего инте­рес­ного не нахо­дит. Здесь важно только не поощ­рять хал­тур­ные работы, сде­лан­ные, «чтобы отвя­за­лись». Для этого будем посто­янно менять усло­вия изоб­ра­же­ния, созда­вая тем самым моти­ви­ру­ю­щее про­стран­ство, некий «вызов» твор­че­ским силам авто­ров. Рисунки «всле­пую», одно­цвет­ные, раз­ного фор­мата, «вид ком­наты гла­зами кошки», «прошу вас пере­дать с помо­щью одной краски ощу­ще­ние вечера» и т. д. Осто­рожно, дели­катно научим ребят не бояться сво­его твор­че­ства, отно­ситься к нему не как к уроку или зада­нию, а как к про­яв­ле­нию сво­его взгляда на мир, кото­рый искренне инте­ре­сует окружающих.

Обсуж­дая пред­став­лен­ные работы, обой­демся без кри­тики, без наро­чи­той похвалы, поста­ра­емся найти инте­рес­ную деталь, сюжет, цве­то­вое реше­ние. Что необ­хо­димо, уточ­ним у автора. Научим ребят со всем вни­ма­нием и бла­го­же­ла­тель­но­стью обсуж­дать чужие работы (сти­ли­стика соот­вет­ству­ю­щей цик­ло­вой игры здесь нам весьма при­го­дится). Если чело­века под­ве­сти к окну и спро­сить, что именно он видит, то один может раз­гля­деть гори­зонт, а дру­гой обра­тит вни­ма­ние на пыль на стекле. Любо­пытно, что и тот и дру­гой видят по-сво­ему далеко, но по-разному.

Есть еще мно­же­ство заня­тий, кото­рые сопря­гают мир ребенка с миром его Родины. Веро­ятно, нам удастся поста­вить и снять про­стень­кий игро­вой фильм или спек­такль. Изго­то­вить все игрушки на рож­де­ствен­скую елку. Устро­ить свой соб­ствен­ный музей, заняв­шись кол­лек­ци­о­ни­ро­ва­нием чего-нибудь занят­ного. И любое дело мы научимся увя­зы­вать с нашей общей куль­ту­рой, с про­стран­ством «Роди­но­ве­де­ния», без кото­рого, вне кото­рого невоз­можно реа­ли­зо­вать даро­ван­ные Гос­по­дом таланты.

«Роди­но­ве­де­ние» в кон­тек­сте цик­ло­вых игр

Подробно о таких играх рас­ска­жет сле­ду­ю­щая часть нашего посо­бия, а пока при­ве­дем при­меры пере­пле­те­ния тем по «Роди­но­ве­де­нию» с сюже­тами таких игр.

  1. Кра­е­ве­де­ние дает нам массу инте­рес­ных игро­вых кон­струк­ций. Помимо спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ной игры «Иссле­до­ва­тель» (все назва­ния, есте­ственно, можно изме­нять), в кото­рой ребята полу­чают серию зада­ний иссле­до­вать опре­де­лен­ные места сво­его насе­лен­ного пункта, мы можем исполь­зо­вать кра­е­вед­че­ский мате­риал в сюжете отдель­ных эпи­зо­дов. Напри­мер, ста­рый моряк про­сит сфо­то­гра­фи­ро­вать в городе места, свя­зан­ные с его дет­ством, на память. Сам он уже тяжел на подъем. Отме­чает на карте эти места или сам дает фото­гра­фии и про­сит по ним разыс­кать его быв­ший дом (именно в его дворе он когда-то спря­тал свой клад). Ука­жем «район поис­ков» (не слиш­ком боль­шой) и будем зна­ко­мить ребят с исто­ри­че­скими местами, одно­вре­менно тре­ни­руя их наблю­да­тель­ность и разыс­ки­вая клад. Или для игры «Иска­тели древ­но­стей» выяс­ним в музее ста­рые назва­ния неко­то­рых инте­ре­су­ю­щих нас улиц. Ребя­там и в музее надо побы­вать, и с его сотруд­ни­ками дого­во­риться, и заодно узнать, что улица Ленина не в честь девочки наиме­но­вана, а раньше назы­ва­лась Покровской.
  2. При­ро­до­ве­де­ние осва­и­ваем в ходе при­клю­чен­че­ских игр. Соби­раем нуж­ные травы по рецепту «лес­ного лекаря» и варим лечеб­ный отвар. Учимся красться по-индей­ски, след в след через высо­кую траву или по лесу. Раз­га­ды­ваем тайны «лес­ника», испы­ты­ва­ю­щего наши зна­ния, пред­ло­жив детям отде­лить съе­доб­ные ягоды от несъе­доб­ных (глав­ное, чтобы он сам в этом раз­би­рался). «Сто­рож птиц» пока­жет изда­лека в бинокль гнездо хищ­ника. А основ­ным испы­та­нием в игре «Пер­во­про­ходцы» будет пре­одо­ле­ние неболь­шого забо­ло­чен­ного участка с парал­лель­ным рас­ска­зом о зна­че­нии болот в экосистеме.
  3. Гео­гра­фию нач­нем пости­гать со зна­ком­ства с кар­той (кро­ками) окрест­но­стей нашего храма. Будем по зна­кам отыс­ки­вать спря­тан­ные записки. Любая мор­ская игра (в поме­ще­нии и на воле) отпра­вит нас к изу­че­нию даль­них и ближ­них стран, поиску горо­дов с непри­выч­ными для нашего уха назва­ни­ями, про­кладке марш­рута и вычис­ле­нию рас­сто­я­ния. «Штур­ман!» «Да, капи­тан!» «Сколько нам еще идти (не плыть!) до Санкт-Петер­бурга?» «Два сан­ти­метра по карте, капи­тан!» Эх, знать бы, сколько это будет мор­ских миль. Ничего, научимся. Заодно пого­во­рим (и пока­жем) о ком­па­сах и о звездах.
  4. На каж­дый исто­ри­че­ский период или собы­тие можно при­ду­мать по игре. Но вре­мени на всё не хва­тит, так что за четыре года жизни сле­до­пыта в пат­руле он сыг­рает в две-три такие игры. Зна­чит, и выбрать нам надо для сюжета важ­ные, яркие эпи­зоды. Без жесто­ко­сти и излиш­него реа­лизма. Поиг­раем в «Кня­же­скую дру­жину», «Каза­ков» и «Садко, замор­ского гостя». Охва­тим раз­ные сферы дея­тель­но­сти наших пред­ков, не при­вя­зы­вая сюжет к кон­крет­ному собы­тию (дети еще малы), а погру­жая ребят в «атмо­сфер­ную», насы­щен­ную собы­ти­ями исто­рию. Кня­же­ская дру­жина ору­жие изго­тов­ляет, уче­ния про­во­дит, охо­тится, отби­вает напа­де­ние и пирует по этому поводу. Вот и эпи­зоды игры. Казаки, конечно, в поход соби­ра­ются — турки на гори­зонте. Песни поют, поход­ного ата­мана выби­рают, ору­жие, костюмы, «девок в полон побрали» (стар­шие ребята) — выру­чать будем. А до того потре­ни­ру­емся пол­зать, под­кра­ды­ваться и мас­ки­ро­ваться в лесу. А Садко направ­ляет нас с зада­нием в страны замор­ские, навстречу приключениям.
  5. Этно­гра­фи­че­ские игры делать сложно. Если только не брать сюжеты рус­ских народ­ных ска­зок. Адап­ти­руем такой сюжет для дет­ского вос­при­я­тия, можно и несколько ска­зок для этого объ­еди­нить. Вот и будет заме­ча­тель­ный эпи­зод «Встреча с пря­хой» (гон­ча­ром, куз­не­цом и т. д.), в кото­ром насто­я­щая пряха про­сит ребят помочь ей в чем бы то ни было, а вза­мен дает чудес­ные пояски (знак — «одежда» для всей игры) и тем самым пус­кает в игру. Мир рус­ской сказки очень кра­со­чен и при­вле­ка­те­лен для ребят, нам лишь надо не углуб­ляться в фольк­лорно-этно­гра­фи­че­скую его состав­ля­ю­щую и обра­щаться с сюже­том как с лите­ра­тур­ным произведением.
  6. Игры по лите­ра­тур­ным про­из­ве­де­ниям — отлич­ная воз­мож­ность заин­те­ре­со­вать ребят кни­гами и чте­нием. Так что нам оста­нется лишь подо­брать под­хо­дя­щий текст, при­ду­мать, каким обра­зом можно «поме­стить» в него ребят (зачин), и офор­мить весь сюжет в виде клю­че­вых эпи­зо­дов. Подроб­но­сти ниже.
  7. Музыка, живо­пись и про­чие виды искус­ства должны напол­нить собой каж­дую нашу цик­ло­вую игру. Сказки? Разу­чи­ваем народ­ные песни. Исто­рия? И песни исто­ри­че­ские есть (тре­буют адап­та­ции), и нари­со­вать «про­пуск» в игру можно, и в эпи­зоде «Гроз­ный князь» пре­под­не­сти ему «пар­суну» чудес­ную, чтобы рад был. Товары для игр «Садко», «Хож­де­ние за три моря» или «Замор­ские гости» также необ­хо­димо изго­то­вить самим, у кого что будет. Одни из «пла­стики» фигу­рок нале­пят, дру­гие нари­суют, вышьют, склеят (шка­тулки-коро­бочки), а кто- то своим музы­каль­ным искус­ством и пением смо­жет на уго­ще­ние зара­бо­тать. Фак­ти­че­ски все игры тре­буют изго­тов­ле­ния какого-либо анту­ража, и опре­де­лен­ную его часть (кото­рая не сокрыта от ребят согласно сюжету) могут сде­лать сами следопыты.

Спе­ци­аль­но­сти

В про­цессе про­ве­де­ния кон­крет­ной про­граммы заня­тий или цик­ло­вой игры для наших сле­до­пы­тов необ­хо­димо при­ду­мы­вать спе­ци­аль­но­сти. «Фото­графу» пору­чим делать фото­ре­пор­таж о теку­щих собы­тиях и эпи­зо­дах. «Повар» накор­мит кня­же­скую дру­жину. «Аст­ро­номы» будут играть в «Поте­рян­ную обсер­ва­то­рию», изыс­ки­вая дан­ную обсер­ва­то­рию и попутно иссле­дуя окру­жа­ю­щую их мест­ность. А теле­скоп най­дут, в конце кон­цов на звезды посмот­рят и при­ме­нят полу­чен­ные зна­ния в какой-нибудь «мор­ской» игре. «Лето­пи­сец» ведет хро­нику игры. «Казаки» тако­выми стали после про­хож­де­ния соот­вет­ству­ю­щей игры и пре­одо­ле­ния под­хо­дя­щих испы­та­ний. «Лес­ники» ходили два месяца в лесо­парк или запо­вед­ник. «Худож­ники» учи­лись, рисо­вали и устро­или необык­но­вен­ную выставку. Спе­ци­аль­но­сти нужны не столько нам, сколько самим ребя­там, кото­рые тем самым выби­рают для себя инте­ре­су­ю­щие их направ­ле­ния дея­тель­но­сти. Так что спе­ци­аль­но­сти могут быть как общими для всего пат­руля («Казаки»), так и част­ными для отдель­ного сле­до­пыта («Фото­граф»).

* * *

«Роди­но­ве­де­ние» — посто­янно дей­ству­ю­щий маяк, ука­зы­ва­ю­щий нам воз­мож­ные направ­ле­ния работы, эле­менты отдель­ных про­грамм, игр и начи­на­ний вообще. Конечно, все выше­пе­ре­чис­лен­ные формы работы тре­буют от нас с вами мно­гих зна­ний и уме­ний, но мы и сами будем рады поучиться и раз­уз­нать что-то новое, при­вле­кая на заня­тия спе­ци­а­ли­стов. Нако­нец, будем под­би­рать про­грамму, исходя не из наших жела­ний, а из кон­крет­ных воз­мож­но­стей. Ведь наше «путе­ше­ствие» — это лишь поли­гон для раз­ви­тия сле­до­пы­тов, на кото­ром не так важно, чем (обя­за­тельно полез­ным и каче­ствен­ным) мы зани­ма­емся, а важно, как именно и для чего мы это делаем.

Часть 4. Цикловые игры

Общие понятия

Цик­ло­вая игра — уни­вер­саль­ная мето­дика по работе с ребя­тами раз­ных воз­рас­тов, поз­во­ля­ю­щая ком­плексно про­во­дить обра­зо­ва­тель­ные и вос­пи­та­тель­ные про­граммы внутри еди­ного орга­ни­зу­ю­щего смыс­ло­вого про­стран­ства. Эта мето­дика в той или иной сте­пени при­ме­ня­ется при под­го­товке про­фес­си­о­наль­ных рабо­чих групп, раз­ре­ше­нии пси­хо­ло­ги­че­ских, лич­ност­ных про­блем, орга­ни­за­ции военно-исто­ри­че­ских и соци­о­куль­тур­ных рекон­струк­ций и во мно­же­стве дру­гих сфе­рах деятельности.

Корни рас­смат­ри­ва­е­мой нами формы орга­ни­за­ции и про­ве­де­ния цик­ло­вой игры лежат в мето­ди­че­ских раз­ра­бот­ках рус­ских эми­грант­ских дет­ских и моло­деж­ных орга­ни­за­ций (ска­уты, раз­вед­чики, витязи и т. д.), адап­ти­ро­ван­ных для работы с ребя­тами млад­шего школь­ного воз­раста. Чем мы с вами, соб­ственно, и зани­ма­емся в дан­ный момент.

Для луч­шего пони­ма­ния сущ­но­сти цик­ло­вой игры рас­смот­рим ее осо­бен­но­сти, при­ве­дем клас­си­фи­ка­цию и несколько кон­крет­ных при­ме­ров. Но вна­чале ска­жем несколько слов об играх в целом.

Основы мето­дики раз­ра­ботки и про­ве­де­ния цик­ло­вых игр про­сты. Пред­ста­вим, что нам на дан­ном этапе работы с пат­ру­лем надо позна­ко­мить ребят друг с дру­гом, рас­ска­зать об устрой­стве нашего храма, начать заня­тие по цер­ков­но­сла­вян­скому языку, под­го­то­виться и про­ве­сти вылазку в лес, осве­жить неко­то­рые базо­вые пра­вила пове­де­ния в обще­стве и одно­вре­менно дать им воз­мож­ность про­явить луч­шие черты сво­его харак­тера, вос­пи­ты­вая тру­до­лю­бие, тер­пе­ние, вни­ма­ние и осмыс­лен­ное послу­ша­ние. Если мы будем решать эти локаль­ные задачи по отдель­но­сти, раз­бив их на не свя­зан­ные друг с дру­гом про­граммы, то, во-пер­вых, всё дело рас­тя­нется во вре­мени на довольно дол­гий срок, а во-вто­рых, и это глав­ное, мы в кото­рый раз пред­ста­вим ребя­там раз­роз­нен­ные уроки, от кото­рых они устают и без нашего участия.

Цик­ло­вая игра дает воз­мож­ность «упа­ко­вать» все выше­пе­ре­чис­лен­ные направ­ле­ния дея­тель­но­сти в еди­ный целост­ный ком­плекс, кото­рый заодно меняет спо­соб про­хож­де­ния ребя­тами пред­ло­жен­ного мате­ри­ала. Если во время орди­нар­ных уро­ков, нахо­дясь в ста­тич­ном поло­же­нии, ребята тру­дятся над осво­е­нием школь­ной про­граммы в неесте­ствен­ных для себя усло­виях и непри­выч­ным для себя спо­со­бом, то в цик­ло­вых играх всё по-дру­гому. Понятно, логично и естественно.

Об играх вообще

Для ребенка игра — это очень серьез­ное заня­тие — моде­ли­ро­ва­ние, про­яв­ле­ние своей лич­но­сти в раз­лич­ных, в том числе и «взрос­лых», ситу­а­циях. По тому, во что именно и как любит (или не любит) играть ребе­нок, мы мно­гое можем о нем ска­зать. А если потру­димся пона­блю­дать за ребен­ком (да и за взрос­лыми) во время игр, то, вполне воз­можно, «про­чи­таем» мно­гие доми­ни­ру­ю­щие и сущ­ност­ные черты его характера.

Пред­став­ле­ние о несе­рьез­но­сти игр, веро­ятно, сло­жи­лось у нас из-за стран­ной пред­по­сылки, что ежели дитя во время игры раду­ется, то зна­чит, не рабо­тает и даром время про­во­дит раз­вле­ка­ется. Эта довольно свое­об­раз­наяя пози­ция — пря­мое след­ствие ущерб­ного пред­став­ле­ния о том, что «мери­лом работы счи­та­ется уста­лость», а не радост­ное, инте­рес­ное и полез­ное дела­ние и его доб­рые плоды. Конечно, чело­век, поте­ряв­ший рай­ское бла­жен­ство, вынуж­ден рабо­тать в «поте лица сво­его», но и эта работа должна быть осмыс­лен­ной, при­но­сить пользу (в том числе и душе работ­ника) и давать про­пи­та­ние достойно и богоугодно.

Мы с вами стре­мимся при­вить ребенку (и себе, есте­ственно, тоже) важ­ней­шую потреб­ность в осо­знан­ном и твор­че­ском труде, делая акцент непо­сред­ственно на вос­пи­та­нии тру­до­лю­бия. И если рас­смат­ри­вать игру не в каче­стве пусто­по­рож­него раз­вле­че­ния, не тре­бу­ю­щего от ее участ­ни­ков при­ло­же­ния мало­маль­ских уси­лий и не даю­щего в итоге доб­рых пло­дов, то она вполне может стать стерж­нем обра­зо­ва­тель­ной (и вос­пи­та­тель­ной) методики.

Никто не отри­цает, что неко­то­рые игры, равно как и любая иная форма дея­тель­но­сти чело­века, могут быть деструк­тив­ными, непо­лез­ными, губя­щими время, лич­ность и смысл чело­ве­че­ского суще­ство­ва­ния. В каче­стве при­мера рас­смот­рим про­фес­си­о­наль­ный спорт, ужас­немся и оста­вим (не говоря уже о стра­стях, кото­рые он уси­ленно раз­жи­гает). Но, с дру­гой сто­роны, уча­стие ребенка в спор­тив­ных играх (вне про­фес­си­о­наль­ной направ­лен­но­сти) помо­жет ему не только достойно физи­че­ски раз­ви­ваться, но и раз­ре­шит неко­то­рые слож­ные лич­ност­ные про­блемы. Он дол­жен научиться скромно побеж­дать, извле­кать пра­виль­ные уроки из пора­же­ний (и сми­ренно их при­ни­мать), не стре­миться к резуль­тату «любой ценой» и видеть истин­ную цену, кото­рую при­хо­дится пла­тить за свои достижения.

Одно то, если ребята с дет­ства пой­мут, что ино­гда (чаще, чем нам кажется) види­мый про­иг­рыш озна­чает на самом деле духов­ную победу, поз­во­лит им с рас­суж­де­нием и поль­зой читать, к при­меру, Еван­ге­лие. Гос­подь наш Иисус Хри­стос был под­верг­нут страш­ной и уни­зи­тель­ной казни — рас­пя­тию на кре­сте (как один из примеров).

Итак, для луч­шей орга­ни­за­ции нашей работы давайте дого­во­римся: об исклю­чи­тельно раз­вле­ка­ю­щих, тем более раз­ру­ша­ю­щих лич­ность играх мы далее не гово­рим. Отли­чить такие игры спо­собны прак­ти­че­ски все, а вот сов­ме­стить игру и насто­я­щий труд не так про­сто, но именно этим мы сей­час и займемся.

Подроб­нее о прин­ци­пах про­ве­де­ния игр их клас­си­фи­ка­ции и раз­ра­ботке можно про­чи­тать в нашем посо­бии «Дети на при­ходе: опыт созда­ния под­рост­ко­вого объ­еди­не­ния» серии «Биб­лио­тека Лес­ного городка».

 

Про­сто игры

Без­условно, во время сбо­ров, пере­ры­вов между заня­ти­ями, для общего под­ня­тия настро­е­ния, в кон­кур­сах и состя­за­ниях мы будем играть с ребя­тами в про­стые игры, не тре­бу­ю­щие спе­ци­аль­ной под­го­товки и уме­ний. Но и в этом слу­чае обра­тим вни­ма­ние на несколько важ­ных вещей:

  1. Без­опас­ность. Игра должна быть мак­си­мально без­опас­ной для ребят, про­во­диться в под­хо­дя­щих для ее орга­ни­за­ции усло­виях и не пере­рас­тать в хаос. На то у нас сме­калка, сви­сток и аптечка.
  2. Игра должна иметь четко огра­ни­чен­ное время, про­стран­ство и понят­ные всем при­сут­ству­ю­щим пра­вила. Все­гда надо иметь судью (пусть и выбран­ного из среды самих сле­до­пы­тов), кото­рого все обе­щают слу­шаться. Если кто-то наду­ется и не слу­ша­ется, то он не играет. Обид пона­чалу будет много, даже когда мы сами будем высту­пать в роли судьи, кто-нибудь раз­оби­дится и объ­явит о своем выходе из игры. Выра­зим сожа­ле­ние, но уго­ва­ри­вать не ста­нем. После поговорим.
  3. Все ребята должны играть по пра­ви­лам, честно, не ста­ра­ясь эти пра­вила обойти, о чем мы им сооб­щим. Будем посто­янно настра­и­вать ребят на этот лад. «Неспор­тив­ное» пове­де­ние вызы­вает сожа­ле­ние и порицание.
  4. Если инди­ви­ду­аль­ная игра про­хо­дит внутри пат­руля, то каж­дый сле­до­пыт дол­жен иметь шансы на победу. При­учим ребят давать друг другу «фору», если на то есть основания.
  5. Посто­янно, и осо­бенно в про­цессе созда­ния пат­руля, будем под­дер­жи­вать в ребя­тах чув­ство доб­ро­же­ла­тель­но­сти друг к другу, созда­вать здо­ро­вый обще­ко­манд­ный дух (если они состя­за­ются по груп­пам). Не допу­стим ситу­а­ции, при кото­рой ребята ста­нут делиться нечестно — силь­ные про­тив сла­бых. Не поз­во­лим более силь­ным ребя­там насме­хаться или упре­кать в неук­лю­же­сти (неуме­нии) более сла­бых. Поста­ра­емся научить ребят помо­гать и под­дер­жи­вать менее лов­ких и умелых.
  6. Сле­до­пыты должны уметь про­яв­лять сме­лость, пре­одо­ле­вать труд­но­сти, не отсту­пая зара­нее перед постав­лен­ной про­бле­мой (испы­та­нием). Мы не поощ­ряем слезы, а тем более жалобы, доносы на сопер­ни­ков и жела­ние спи­сать пора­же­ние на самого без­от­вет­ного ребенка.
  7. Мы учим ребят честно выиг­ры­вать, без бахваль­ства и гор­до­сти, не впа­дать в уны­ние и исте­рику при проигрыше.

В ходе корот­ких игр мы, как нигде, смо­жем за неболь­шой про­ме­жу­ток вре­мени раз­гля­деть харак­тер ребенка, излюб­лен­ные спо­собы раз­ре­ше­ния им кон­фликт­ных ситу­а­ций, его команд­ный дух, тер­пе­ние, готов­ность прийти на помощь и мно­гое дру­гое. Если роди­тели не пони­мают свое чадо, пусть при­смот­рятся к нему (сло­вам, выра­же­нию лица и т. д.) во время игр.

Нелишне будет напом­нить, что каж­дый роди­тель дол­жен иметь дома (и под рукой) лич­ный сбор­ник игр, кото­рые надо не про­сто авто­ма­ти­че­ски запи­сать, но и мыс­ленно или на прак­тике про­иг­рать, про­ве­рив пра­вила и сам ход игры. Не все спра­воч­ники хороши, а игры достойны того, чтобы в них играли.

Подроб­нее пого­во­рим о «про­стых» играх при рас­смот­ре­нии общей струк­туры занятий.

«Дво­ро­вое» детство

Давайте вспом­ним себя в дет­ском воз­расте. Хочется верить, что у каж­дого из нас была воз­мож­ность, хотя бы на даче или в деревне, гулять с дру­гими ребя­тами во дворе, попутно откры­вая для себя окру­жа­ю­щий мир, играя в игры, нала­жи­вая непро­стые отно­ше­ния с раз­но­воз­раст­ной ком­па­нией ребя­ти­шек, пре­одо­ле­вая «син­дром новичка», ссо­рясь, мирясь и начи­ная дружбу «на всю жизнь». И вот мы уже строим «штаб», шалаш, укры­тие на древе, делаем дере­вян­ные мечи и нала­жи­ваем луки, сле­дим за кем-нибудь очень подо­зри­тель­ным, пишем «сек­рет­ные доку­менты», обме­ни­ва­емся «цен­ными» вещами.

При­чем все кавычки, постав­лен­ные выше, надо бы убрать, так как для детей и тайны, и цен­но­сти, и отно­ше­ния явля­ются самыми насто­я­щими, важ­ными и необ­хо­ди­мыми. И посте­пенно в сто­роне от нашего взрос­лого, роди­тель­ского созна­ния и уча­стия ребята фор­ми­ру­ются как лич­но­сти. Кто-то ста­но­вится лиде­ром, кто-то нажи­вает внут­рен­ние серьез­ные про­блемы, кото­рые ему еще аук­нутся во взрос­лой жизни. Одни полу­чают поло­жи­тель­ный опыт насто­я­щей дружбы, а дру­гие ощу­щают всю горечь и беду дет­ского и несе­рьез­ного, на наш «опыт­ный» и взрос­лый взгляд, предательства.

К вопросу о логике вос­пи­та­ния малышей

Ино­гда мы сами не заме­чаем дет­ских и несе­рьез­ных, по нашему мне­нию, про­блем. Даем нашим ребя­там, попав­шим в слож­ную ситу­а­цию во дворе, фан­та­сти­че­ские в своей наив­но­сти советы, нару­шаем непи­са­ные дво­ро­вые пра­вила и табу, не разо­брав­шись, караем и награж­даем. Уде­лить этим про­бле­мам достой­ное вни­ма­ние в рам­ках дан­ного посо­бия мы не смо­жем, но харак­тер­ный при­мер при­ве­дем, чтобы пока­зать неко­то­рые наши прин­ци­пи­аль­ные, систем­ные ошибки.

Все мы стал­ки­ва­лись с харак­тер­ными фра­зами, кото­рыми роди­тели пыта­ются усо­ве­стить непо­слуш­ного, как им кажется, малыша (в самом ран­нем воз­расте). Они гово­рят: «Я тебя не буду любить, если ты так себя ведешь»; «Я тебя вот тому дяде мили­ци­о­неру отдам» или «Я не хочу сей­час с тобой раз­го­ва­ри­вать» и т. д. И гово­риться всё это довольно часто. По пустя­кам. Чтобы именно в дан­ный момент дети не мешали нам сво­ими про­бле­мами. Ну пусть не по пустя­кам, а в серьез­ных слу­чаях. Всё равно, можно ли так или почти так гово­рить? Исклю­чи­тельно важно понять, что так гово­рить (даже с улыб­кой, несе­рьезно) никак нельзя. Нам Гос­подь про­щает самые страш­ные грехи и все­гда рав­но­значно всех нас любит. Откуда же у нас право отка­зы­вать в пони­ма­нии и любви нашим близ­ким? Для детей эти обы­ден­ные, как кажется, заме­ча­ния на пер­вых порах вообще ста­но­вятся ката­стро­фой. Вели­ким оди­но­че­ством и пре­да­тель­ством. Их «не любят», «их хотят отдать», «с ними не будут раз­го­ва­ри­вать». Инте­ресно, что бы мы почув­ство­вали (а неко­то­рые чув­ство­вали), если бы с этими сло­вами к нам обра­тился горячо люби­мый чело­век? А ведь мы их вполне можем услы­шать из уст соб­ствен­ных детей. Когда они вырас­тут. Когда мы сами будем нуж­даться в их любви и раз­го­воре. Сло­вом, мы никак не можем поз­во­лить себе лег­ко­мыс­ленно бря­кать немыс­ли­мые угрозы, наде­ясь, что они при­ве­дут к поло­жи­тель­ному вос­пи­та­тель­ному эффекту. Если уж мы дей­стви­тельно не можем сей­час гово­рить со своим чадом, так как до край­но­сти рас­стро­ены его пове­де­нием и опа­са­емся в своем пра­вед­ном гневе совер­шить необ­ду­ман­ные дей­ствия, заме­ним в форме сво­его отказа про­дол­жать раз­го­вор всего одно слово. Не будем про­из­но­сить: «Я не хочу сей­час с тобой гово­рить», ска­жем: «Я не могу сей­час с тобой гово­рить, потому что очень опе­ча­лена твоим поступ­ком». Раз­ница колоссальная.

В слу­чае если дитя довело нас до край­но­сти своим нытьем, воп­лями и непо­мер­ными запро­сами («Купи, и всё!»), то отме­тим для себя, что наше вос­пи­та­ние в чем-то явно несо­вер­шенно и пора об этом заду­маться, дабы поме­нять прин­ци­пи­аль­ный под­ход. И, кроме того, не будем под­да­ваться на про­во­ка­ции (а вопли и исте­рики обык­но­венно именно тако­выми и явля­ются), а четко, при­сев на кор­точки, ска­жем: «Ты меня сей­час очень рас­стра­и­ва­ешь. Пожа­луй­ста, пере­стань реветь. Пере­ста­нешь — поговорим».

Есте­ственно, здесь воз­можны вари­анты. Такой под­ход не гаран­ти­рует нам немед­лен­ное пре­кра­ще­ние «кон­церта», но посте­пенно чадо пой­мет логику (алго­ритм) нашего пове­де­ния и ста­нет его в даль­ней­шем учи­ты­вать. Алго­ритм этот прост: я тебя люблю, хочу с тобой общаться, готова обсу­дить твои просьбы и отве­тить на вопросы, НО только в достой­ной форме. Момен­таль­ного резуль­тата ожи­дать не будем, но он при­дет. Хорошо бы при этом, чтобы и дру­гие члены семьи (вклю­чая бабу­шек) при­дер­жи­ва­лись иден­тич­ного стиля.

Орга­ни­за­ция детства

Но, кроме «дво­ро­вого дет­ства» (кто его знает, чего наш ребе­нок в этом дворе «нахва­та­ется»), всё боль­шее рас­про­стра­не­ние при­об­ре­тает дет­ство орга­ни­зо­ван­ное, даже слиш­ком орга­ни­зо­ван­ное. Ребенка, как эста­фет­ную палочку, пере­дают из школы (плюс про­грамма «вто­рой поло­вины дня») в сек­ции, кружки, сту­дии, далее репе­ти­торы, и вре­мени уже ни на что не хва­тает. Да, ребе­нок все­гда под при­смот­ром, если пове­зет, он интел­лек­ту­ально и физи­че­ски раз­вит, но у него прак­ти­че­ски нет навы­ков жизни «вне рамок». Он лишен соб­ствен­ного про­стран­ства, и «дво­ром» для него ста­но­вится Интер­нет и мобиль­ный теле­фон. Где же еще ему, бед­ному, найти свою зону для реа­ли­за­ции не про­фес­си­о­наль­ных, а лич­ност­ных навы­ков? Где еще он смо­жет побро­дить «про­сто так» и побол­тать «о том о сем»? Полу­ча­ется, только в вир­ту­аль­ном про­стран­стве. Далее можно не продолжать.

А если речь идет о дере­веньке, захо­луст­ном городке, в кото­ром невоз­можно отыс­кать «пан­сион» и «полу­пан­сион» вкупе с Домом дет­ского твор­че­ства и линг­ви­сти­че­ской шко­лой? Каза­лось бы, вот раз­до­лье: и физи­че­ский труд, и све­жий воз­дух, и воз­мож­ность гулять, где взду­ма­ется. Но и здесь не всё радует. Мы и наши дети дав­ным-давно разу­чи­лись (то есть не были обу­чены) достойно орга­ни­зо­вы­вать свое сво­бод­ное время, устра­и­вать что-либо инте­рес­ное и полез­ное, а про­ти­во­по­лож­ное не устра­и­вать. И кто же в сель­ской мест­но­сти спо­со­бен нала­дить более или менее каче­ствен­ную дет­скую и под­рост­ко­вую жизнь? Школа и наш с вами при­ход. Но чтобы нала­жи­вать, необ­хо­димо знать как (а то вновь при­дется созда­вать бес­ко­неч­ные кружки, лишь бы ребе­нок «без дела не бол­тался»). Вот здесь нам и при­го­дятся цик­ло­вые игры. Их и для стар­ших под­рост­ков вполне можно адап­ти­ро­вать, о чем мы рас­ска­зы­ваем в дру­гих пособиях.

Создание цикловых игр

Цик­ло­вая игра (да и сама пат­руль­ная система) предо­став­ляет детям «орга­ни­зо­ван­ный» двор, тер­ри­то­рию, остав­ля­ю­щую ребя­там воз­мож­ность выстра­и­ва­ния лич­ных логи­че­ских цепо­чек по ее осво­е­нию, воз­мож­ность в игро­вом кон­тек­сте целостно усва­и­вать, откры­вать для себя раз­ные виды дея­тель­но­сти, по ходу дела неза­метно для себя упраж­няя и вос­пи­ты­вая свой харак­тер. Роди­тели (руко­во­ди­тели) в этом про­цессе не ста­но­вятся чуже­род­ным эле­мен­том, сто­рон­ним наблю­да­те­лем, опыт­ным экс­пе­ри­мен­та­то­ром или пси­хо­ло­гом, созда­ю­щим про­во­ка­ци­он­ные ситу­а­ции. Они пре­бы­вают в жизни своих детей в каче­стве непо­сред­ствен­ных, желан­ных, необ­хо­ди­мых и пол­но­цен­ных участ­ни­ков детства.

Если нашим чита­те­лям проще будет понять, что именно пред­став­ляют собой цик­ло­вые игры из их непо­сред­ствен­ного опи­са­ния, то в раз­деле «При­меры цик­ло­вых игр» можно озна­ко­миться с прак­ти­че­скими при­ме­рами и затем вер­нуться к теории.

 

Внеш­ние признаки

Каким обра­зом всего этого можно достичь? При­шла пора опи­сать «внеш­ние при­знаки» цик­ло­вой игры.

  1. Из самого назва­ния «цик­ло­вая игра» выте­кает ее струк­тура. Цик­ло­вая игра про­во­дится в тече­ние несколь­ких заня­тий, пре­об­ра­зо­ван­ных в ее эпи­зоды. Коли­че­ство эпи­зо­дов варьи­ру­ется в зави­си­мо­сти от мас­штаб­но­сти игры. В прин­ципе такую игру можно уло­жить и в два- три дня, если делать ее во время соот­вет­ству­ю­щего похода (вылазки в лес), но тра­ди­ци­онно цик­ло­вая игра состоит из пяти — девяти эпи­зо­дов, то есть зани­мает по вре­мени от одного до трех-четы­рех меся­цев. Отме­тим здесь, что про­стран­ство эпи­зода цик­ло­вой игры меньше про­стран­ства заня­тия, в кото­рое он непо­сред­ственно включен.
  2. Эпи­зоды цик­ло­вой игры — отдель­ные вза­и­мо­свя­зан­ные фраг­менты всего ее сюжета, шаг за шагом ста­вя­щие перед ребя­тами преду­смот­рен­ные этим сюже­том задачи.
  3. Каж­дый эпи­зод, равно как и вся цик­ло­вая игра, имеет свой зачин, раз­ви­тие, куль­ми­на­цию и «после­сло­вие» — выход из игро­вого про­стран­ства (про­ме­жу­точ­ный, осо­знан­ный ребя­тами итог).
  4. Сюжет цик­ло­вой игры напо­ми­нает сце­на­рий фильма. В нем есть завязка (поста­новка гло­баль­ной игро­вой про­блемы), раз­ви­тие, выра­жен­ное в серии соот­вет­ству­ю­щих эпи­зо­дов, куль­ми­на­ция — эпи­зод, в кото­ром раз­ре­ша­ется постав­лен­ная задача и осу­ществ­ля­ется логи­че­ский выход, остав­ля­ю­щий воз­мож­ность и про­стран­ство для даль­ней­ших действий.
  5. Тема­тика цик­ло­вой игры преду­смат­ри­вает выбор одной основ­ной спе­ци­аль­но­сти, охва­ты­ва­ю­щей все необ­хо­ди­мые в дан­ный момент дея­тель­но­сти пат­руля направ­ле­ния его работы. Для осво­е­ния этой спе­ци­аль­но­сти от сле­до­пыта тре­бу­ется усво­ить и апро­би­ро­вать раз­лич­ные, преду­смот­рен­ные про­грам­мой заня­тия, зна­ния и умения.
  6. Цик­ло­вая игра раз­ра­ба­ты­ва­ется для кон­крет­ных про­грамм, но одно­вре­менно помо­гает раз­ре­шать мно­же­ство непреду­смот­рен­ных жиз­нен­ных ситу­а­ций. Она явля­ется прин­ци­пи­ально вари­а­тив­ной, то есть дает воз­мож­ность ребя­там (и взрос­лым устро­и­те­лям) так или иначе менять сюжет.

Как вы заме­тили, в перечне внеш­них при­зна­ков цик­ло­вой игры упо­мя­нуты спе­ци­аль­но­сти, то есть те направ­ле­ния дея­тель­но­сти, кото­рые пред­по­ла­гают осво­е­ние ребя­тами кон­крет­ных уме­ний по тому или иному роду дея­тель­но­сти. Как же это соче­та­ется с обе­щан­ным ком­плекс­ным под­хо­дом, вме­ща­ю­щим в себя прак­ти­че­ски все направ­ле­ния, отра­жен­ные в нашей про­грамме? На самом деле ника­кого про­ти­во­ре­чия здесь нет. Про­сто мы объ­яв­ляем ребя­там понят­ную им кон­крет­ную задачу, а по ходу ее реше­ния они пости­гают все то, что мы для них под­го­то­вили, и делают это в есте­ствен­ной для себя среде оби­та­ния и хорошо зна­ко­мыми спо­со­бами — всё иссле­дуя, изу­чая, беря на зуб.

Так как спе­ци­аль­но­стей можно при­ду­мать вели­кое мно­же­ство, то для про­стоты орга­ни­за­ции соб­ствен­ной работы давайте их клас­си­фи­ци­руем, пони­мая, конечно, что ника­кая клас­си­фи­ка­ция не иде­альна (даже окру­жа­ю­щего нас живот­ного и рас­ти­тель­ного мира).

Итак, про­из­вольно поде­лим воз­мож­ные цик­ло­вые игры и свя­зан­ные с ними спе­ци­аль­но­сти на подвиды.

  1. Про­фес­си­о­наль­ные. Спе­ци­аль­но­сти, зна­ко­мя­щие ребят с про­фес­си­ями, ремес­лами, про­мыс­лами и т. д.
  2. Твор­че­ские. Обра­щен­ные пре­иму­ще­ственно на раз­ви­тие у ребят соот­вет­ству­ю­щих спо­соб­но­стей, при­ви­ва­ю­щие хоро­ший вкус, чув­ство прекрасного.
  3. При­клю­чен­че­ские, иссле­до­ва­тель­ские, исто­ри­че­ские. Те, что при­зы­вают сле­до­пы­тов немед­ленно пуститься в путе­ше­ствия, откры­вать неот­кры­тое, раз­га­ды­вать таин­ствен­ные загадки, погру­жаться в про­шлое и совер­шать храб­рые и бла­го­род­ные поступки.
  4. Сюжет­ные. Опи­ра­ю­щи­еся в своем раз­ви­тии на хоро­шие дет­ские книги и фильмы. Поз­во­ля­ю­щие оку­нуться в опи­сы­ва­е­мую в них атмо­сферу, про­жить вме­сте с геро­ями все пери­пе­тии, пред­ло­жен­ные авто­ром. Ска­зоч­ные сюжеты, впро­чем, тоже сюда относятся.
  5. Про­чие. Создан­ные нами исходя из кон­крет­ной ситу­а­ции. К при­меру, если заря­дил дождь, пойти совер­шенно некуда, и мы вынуж­дены играть по карте, путе­ше­ствуя не физи­че­ски, а только в своем вооб­ра­же­нии, пре­одо­ле­вая между тем вполне реаль­ные трудности.

Отме­тим, что дан­ная клас­си­фи­ка­ция совер­шенно не исклю­чает, но даже при­вет­ствует сме­ше­ние жан­ров. Никто ведь не вос­пре­щает уме­лому садо­воду про­явить рыцар­ствен­ность во время обо­роны сво­его сада от лихих налет­чи­ков. Или при рас­сле­до­ва­нии зло­дей­ской про­пажи аль­бома худож­ника Шиш­кина позна­ко­миться с его живо­пис­ными рабо­тами, заодно полу­чив пред­став­ле­ние о реаль­ной жизни леса, изоб­ра­жен­ного на зна­ко­мой всем кар­тине. То есть мы не будем скру­пу­лезно соблю­дать «чистоту стиля», но, как хоро­шие повара, сме­шаем ингре­ди­енты, одно­вре­менно остав­ляя их инди­ви­ду­аль­ный вкус и созда­вая вкус целост­ный. Так что при состав­ле­нии цик­ло­вых игр также важно про­явить неко­то­рую сме­лость и фан­та­зию, в то же время не давая войти ее полету в што­пор. Это озна­чает, что при­шла пора пере­чис­лить огра­ни­че­ния, кото­рые надо соблю­дать при состав­ле­нии и раз­ра­ботке цик­ло­вых игр.

  1. Цик­ло­вая игра должна иметь свою логику раз­ви­тия, понят­ную детям. Не будем «засо­рять» сюжет мно­же­ством ответв­ле­ний, гро­моз­дить зада­ния, остав­лять от эпи­зо­дов ощу­ще­ние пер­во­здан­ного хаоса или порож­де­ния буй­ной фан­та­зии начи­на­ю­щего энту­зи­а­ста. Лако­низм тоже чрез­вы­чайно красноречив.
  2. Ни в коем слу­чае не ста­нем эмо­ци­о­нально пере­гру­жать ребят мно­же­ством эти­че­ских (и про­чих) вопро­сов, раз­ре­ше­ние кото­рых тре­бует зна­чи­тель­ного духов­ного опыта. Ска­жем, не стоит ребенку по ходу игры выби­рать из двух ребят, кто из них пона­рошку дол­жен погиб­нуть в лапах вели­кана, а кто достоин жить дальше. Совсем исклю­чим из игр про­во­ка­цию, кото­рую так любят пси­хо­логи и спе­ци­а­ли­сты по роле­вым и орга­ни­за­ци­он­но­де­я­тель­ност­ным играм. Там и взрос­лые под­час при­хо­дят в неурав­но­ве­шен­ное состо­я­ние созна­ния, дети же, вос­при­ни­мая игры очень серьезно, могут не спра­виться с пред­ло­жен­ной пси­хо­ло­ги­че­ской нагруз­кой. А про­во­ка­ции вообще спо­соб­ствуют раз­ви­тию эго­и­сти­че­ского и цинич­ного взгляда на жизнь.
  3. Не будем при­ме­нять и все­мирно извест­ную систему Ста­ни­слав­ского, застав­лять ребят сжи­ваться с пер­со­на­жами, кото­рых они могут изоб­ра­жать, и «про­пус­кать через себя» их, пер­со­на­жей, внут­рен­ний мир. Нашим «мор­ским вол­кам», отправ­ля­ю­щимся в дале­кое пла­ва­ние, совсем не стоит пере­ни­мать все при­вычки и обы­чаи насто­я­щих моря­ков. Дети в любой ситу­а­ции должны оста­ваться собой, им и так трудно с само­иден­ти­фи­ка­цией, так зачем ого­род городить?
  4. Ни в коем слу­чае нельзя играть в рели­гию. То есть если ребята перед труд­ным испы­та­нием решили помо­литься, то такое жела­ние должно исхо­дить из их реаль­ной потреб­но­сти, а не должно быть навя­зано ходом игры. Исклю­че­нием может являться ситу­а­ция, при кото­рой игро­вой пер­со­наж (при­вле­чен­ный не сле­до­пыт) обра­ща­ется к ребя­там с ложа­щимся в кон­текст про­ис­хо­дя­щего нази­да­нием. Напри­мер, «лес­ник» вполне может заме­тить, уса­жи­вая ребя­ти­шек за стол (если те забыли): «Что же вы, не помо­лив­шись, за стол сади­тесь?» Или: «Лба не пере­кре­стив, в дом вхо­дите?» Не сле­дует также кому бы то ни было изоб­ра­жать собой свя­тых, «совер­шать» таин­ства, играть в хри­стиан, кото­рых мучают языч­ники и т. д. Здесь очень важна некая духов­ная дели­кат­ность и чут­кость, пони­ма­ние, что вера покры­вает собой всю жизнь ребенка и не явля­ется игрой даже во время игры.
  5. Состав­ляя любой сюжет, все­гда будем стре­миться вос­пи­тать в сле­до­пы­тах любовь к лите­ра­тур­ному рус­скому языку, даже если логика игры при­во­дит нас к необ­хо­ди­мо­сти упо­треб­лять сленг, жар­гон, новояз (как бы мы это всё ни назы­вали), не ста­нем этого делать. Исклю­че­ние состав­ляет про­фес­си­о­наль­ный язык, упо­треб­ля­е­мый для луч­шего пони­ма­ния изу­ча­е­мой профессии.
  6. Соблю­дая прин­цип целост­но­сти игры (и вос­при­я­тия мира), вни­ма­тельно отне­семся к пред­ла­га­е­мым сюже­том куль­ту­ро­ло­ги­че­ским обсто­я­тель­ствам. Будем избе­гать эклек­тики, сме­ше­ния сти­лей, любых про­яв­ле­ний пло­хого вкуса и «все­яд­но­сти». Викинги не могут искать клад Напо­леона, бога­тыри рас­пе­вать песни о пира­тах, а в «Хро­ни­ках Нар­нии» не может явиться «доб­рый робот». Вся­че­ские пред­меты, исполь­зу­е­мые в игре, должны быть пре­дельно насто­я­щими. Исклю­че­ние состав­ляют те вещи, кото­рые сле­дует заме­нить ана­ло­гами исходя из сооб­ра­же­ний без­опас­но­сти (мечи дере­вян­ные). Играя в исто­ри­че­ских каза­ков, к при­меру, и не имея воз­мож­но­сти вос­про­из­ве­сти пол­но­стью их одежду, огра­ни­чимся папа­хами, но сде­лаем их не из бумаги или поли­эти­лена, а купим искус­ствен­ный мех и сошьем из него. Для нас суще­ственна хотя бы и одна, но насто­я­щая деталь, чем груда несе­рьез­ного хлама.
  7. Все имена, назва­ния, тек­сты, встре­ча­ю­щи­еся в игре, также должны отве­чать нашим общим зада­чам по вос­пи­та­нию пра­во­слав­ных куль­тур­ных ребят, вла­де­ю­щих хоро­шим рус­ским язы­ком. Так что не будем отдель­ные этапы эста­феты име­но­вать «путем к успеху» или «ток-шоу». Не ста­нем при­ме­нять надо­ев­шие или слиш­ком пафос­ные назва­ния «Встреча с пре­крас­ным» («Как здо­рово, что все мы здесь…») или «игра „Спа­си­тели Оте­че­ства”». И, без сомне­ния, исклю­чим сти­ли­стику мно­го­чис­лен­ных неудо­бо­ва­ри­мых про­грамм из репер­ту­ара свет­ских школь­ных кон­цер­тов или лаге­рей, напо­ми­на­ю­щих то ли деше­вые юмо­ри­сти­че­ские теле­пе­ре­дачи, то ли совет­ские бара­бан­ные утренники.
  8. Вся обста­новка во время про­ве­де­ния эпи­зо­дов цик­ло­вой игры должна спо­соб­ство­вать вос­пи­та­нию пер­во­сте­пен­ных, необ­хо­ди­мых каж­дому пра­во­слав­ному чело­веку навы­ков: брат­ской любви, сми­ре­нию, про­ще­нию, внут­рен­ней тишине… Сле­до­ва­тельно, не спо­соб­ству­ю­щие раз­ви­тию этих навы­ков фак­торы необ­хо­димо по воз­мож­но­сти исклю­чить. Не стоит ста­вить ребят в заве­домо смеш­ное поло­же­ние, пред­ла­гать кло­ун­ские испы­та­ния (вынь зубами из тазика с мукой поми­дор) и несе­рьез­ные зада­ния, даю­щие серьез­ные диви­денды, то есть награды и поощ­ре­ния за «каж­дый чих».
  9. При всей любви к рус­ской народ­ной куль­туре не будем про­во­дить реаль­ных обря­дов (женить и хоро­нить), гада­ний, варить при­во­рот­ные зелья — сло­вом, зани­маться вос­про­из­ве­де­нием мно­го­чис­лен­ных язы­че­ских тра­ди­ций. Уж если мы хотим ожи­вить Свя­то­гора-бога­тыря «живой води­цей», то по край­ней мере четко под­черк­нем ее ска­зоч­ное про­ис­хож­де­ние, а не полу­чим воду в резуль­тате «насто­я­щего» обряда. Тема слож­ная, и здесь нам помо­жет трез­вое отно­ше­ние к сказ­кам вообще. Бояться и запре­щать читать детям сказки и ска­зоч­ные исто­рии, конечно, не надо. Глав­ное, про­го­ва­ри­вать с ребя­тами «мисти­че­ские» вопросы, кото­рые у них могут воз­ник­нуть, не давая им сме­шаться в полу­язы­че­ское обря­до­ве­рие, отде­ляя сказку от веры. Вер­немся к этому вопросу, когда ста­нем гово­рить о кни­гах, кото­рые мы читаем в пат­руле, и народ­ных празд­ни­ках, в кото­рых мы можем при­ни­мать участие.

Все выше­пе­ре­чис­лен­ные огра­ни­че­ния можно объ­еди­нить в сле­ду­ю­щий прин­цип: мы при­ду­мы­ваем и раз­ра­ба­ты­ваем сюжет трезво, согласно нашей сове­сти и разу­ме­нию, не забы­вая при этом сове­то­ваться с духовно опыт­ными людьми, напри­мер со священником.

Если в ходе раз­ра­ботки сюжета воз­ни­кают сомне­ния, лучше отло­жить спор­ный вопрос до его раз­ре­ше­ния. «Недо­со­лить» для нас пра­виль­нее, чем «пере­со­лить». Нач­нем с малого, будем наби­раться опыта и посте­пенно научимся отли­чать насто­я­щую, каче­ствен­ную, пита­тель­ную цик­ло­вую игру от неуме­лой, с пло­хим вку­сом и немудро скро­ен­ной поделки.

Все выше­из­ло­жен­ные тео­ре­ти­че­ские пункты тре­буют своей апро­ба­ции на прак­тике. Не имея воз­мож­но­сти поиг­рать с нашими чита­те­лями в цик­ло­вые игры непо­сред­ственно, поста­ра­емся при опи­са­нии кон­крет­ных игр отме­чать все­воз­мож­ные нюансы, одно­вре­менно пони­мая, что всего учесть невоз­можно и надо нам учиться чув­ство­вать ситу­а­цию и не бояться ее менять при необходимости.

Атмо­сфера игры. Атмо­сфера в патруле

Любая цик­ло­вая игра должна оста­вить у ребят доб­рую память, ощу­ще­ние при­част­но­сти к боль­шому, инте­рес­ному миру, чув­ство пер­во­от­кры­ва­теля, сту­пив­шего на неве­до­мую землю. При­об­ща­ясь к раз­лич­ным сто­ро­нам дея­тель­но­сти чело­века, испы­ты­вая на себе раз­но­об­раз­ные жиз­нен­ные (игро­вые) ситу­а­ции, овла­де­вая пер­во­на­чаль­ными про­фес­си­о­наль­ными навы­ками, ребята погру­жа­ются в плот­ную и пита­тель­ную игро­вую атмо­сферу, каче­ство кото­рой зави­сит от несколь­ких оче­вид­ных фак­то­ров. Здесь важен настрой взрос­лых руко­во­ди­те­лей, их бое­вой дух, жела­ние помочь, под­дер­жать ребят, удив­ляться вме­сте с ними, пере­жи­вать и радо­ваться. Помо­гут и раз­ные мел­кие детали ее анту­ража, пре­вра­ща­ю­щие игру в почти реаль­ные собы­тия, и, конечно, созна­ние серьез­но­сти, непод­дель­но­сти про­ис­хо­дя­щего. При­чем все эти пози­ции крепко увя­заны вме­сте и не могут обой­тись друг без друга.

Сами поду­майте: разве могут сле­до­пыты вни­ма­тельно отне­стись к пред­ло­жен­ной теме спе­ци­аль­но­сти (игра «Кня­же­ская дру­жина»), если их руко­во­ди­тель назы­вает «важ­ным меро­при­я­тием» бое­вую раз­ведку лагеря полов­цев, раз­би­того вон за тем хол­мом? Или при­зы­вая разо­де­тую в рубахи да плащи дру­жину на моло­дец­кие забавы, сам одет в стро­гий дело­вой костюм? В иде­але (а к нему необ­хо­димо посто­янно и созна­тельно стре­миться) в игре не должно быть фальши, любое про­яв­ле­ние кото­рой дети инстинк­тивно чуют за вер­сту. Если мы не можем всем ребя­там пошить древ­не­рус­ские рубахи, а деви­цам вся­че­ские поневы, так заме­ним их не кар­тонно-син­те­ти­че­ской мишу­рой, а стиль­ными пле­те­ными пояс­ками — пусть они укра­шают совсем не исто­ри­че­ские костюмы. Ребята пой­мут и при­мут такую услов­ность. Тем более пояски можно спле­сти по ходу игры.

Топо­ни­мика игро­вого пространства

Также серьезно отне­семся ко всем име­нам, назва­ниям, тер­ми­нам, кото­рые мы вво­дим в игро­вой кон­текст. Рисуя карту не откры­тых еще земель Нар­нии (в одно­имен­ной цик­ло­вой игре), будем при­дер­жи­ваться автор­ской сти­ли­стики, тем более что сам К. Льюис довольно подробно опи­сал ее гео­гра­фию. Если же мы сами при­ду­мы­ваем страну, в кото­рой будут путе­ше­ство­вать сле­до­пыты, поста­ра­емся, изоб­ре­тая ее топо­ни­мику, сохра­нить еди­ный стиль. Рекам, озе­рам, горо­дам, хуто­рам, трак­там, уро­чи­щам, долам, уще­льям и всему чему угодно дадим «гово­ря­щие», но не одно­знач­ные назва­ния. Одно­знач­ные уже про­хо­дили в дет­ском саду. Здесь, кстати, нам выпа­дает хоро­шая воз­мож­ность «поко­паться» вме­сте со сле­до­пы­тами в смысле раз­лич­ных топо­ни­мов (вот они и узнают, что это такое), равно как и пере­ки­нуть мостик к тем гео­гра­фи­че­ским назва­ниям, кото­рые их окру­жают в реаль­ной жизни, и, кроме того, узнать, чем луго­вина отли­ча­ется от луга (а чем?), и потом найти ее в пойме нашей реки (а что такое пойма?) будет про­сто замечательно.

Если при­во­дить при­мер рас­про­стра­нен­ных «наив­ных» назва­ний, кото­рые при необ­хо­ди­мо­сти тоже можно упо­тре­бить в дело, то на память при­хо­дят мно­го­об­раз­ные Удив- лян­дии и Вооб­ра­зили, страны Невы­учен­ных уро­ков и даже страна Фан­та­зия, впро­чем, это совсем дру­гая история.

А «гово­ря­щие» назва­ния могут быть самыми раз­ными. На нашей карте появятся речка Хлад­но­струйка, уро­чище Тем­но­д­рев или Бурен­кины лужки.

Если будет наше жела­ние, сов­па­да­ю­щее с воз­мож­но­стями, то по ходу какой-либо игры мы можем «открыть» с ребя­тами мест­ность вокруг нашего храма и дать ее отдель­ным эле­мен­там свои уни­каль­ные назва­ния, а потом изоб­ра­зить всё на карте, сов­ме­щая реаль­ные объ­екты с понят­ными только сле­до­пы­там име­нами. Во время про­гулки мы все вме­сте обна­ру­жили на тро­пинке следы неиз­вест­ного нам живот­ного (бежала на трех лапах собака), так и появится на нашей карте «Неве­до­мые дорожки» (те самые, на кото­рых следы неви­дан­ных зве­рей). Место у храма, на кото­ром мы посто­янно соби­ра­емся перед вся­кими собы­ти­ями, назо­вем «Сбор­ной пло­ща­дью» (посте­пенно она пре­вра­тится в Собор­ную). А близ­ле­жа­щий лесок, где пат­руль обык­но­венно устра­и­вает игры и состя­за­ния, будем име­но­вать про­сто «сле­до­пыт­ским». Вари­ан­тов мно­же­ство. Какие-то топо­нимы при­жи­вутся и не уйдут из нашего оби­хода и по окон­ча­нии игры, а какие-то исчез­нут, дадут место новым, и посте­пенно ребята научатся и полю­бят раз­би­раться в окру­жа­ю­щих их назва­ниях (неко­то­рые их впо­след­ствии рас­строят, осо­бенно назва­ния улиц и площадей).

«Вкус­ные» вещи

Что каса­ется игро­вых арте­фак­тов (пред­ме­тов, с кото­рыми ребята встре­ча­ются, рабо­тают или изго­тав­ли­вают их в игре), то их спи­сок сде­лаем в про­цессе состав­ле­ния сюжета. Если нам необ­хо­дим гото­вый пред­мет (меч, щит, гео­гра­фи­че­ская карта, костюм пер­со­нажа, под­свеч­ник, репшнуры и мно­гое дру­гое), то не будем бежать сразу в близ­ле­жа­щие мага­зины, побе­ре­жем и без того скуд­ный бюд­жет, обра­тив­шись к каким только есть закро­мам. И у нас самих, у зна­ко­мых и род­ствен­ни­ков, в сарай­чике у храма можно отыс­кать массу полез­ных, но не нуж­ных (не слиш­ком нуж­ных) хозя­е­вам вещей, кото­рые мы запро­сто пре­вра­тим в полез­ные и зна­чи­мые предметы.

В про­дол­же­ние игры мы с ребя­тами обя­за­тельно зай­мемся руч­ным тру­дом (на что же мы будем выку­пать у замор­ского купца перо Жар-птицы?), так что при­дется нам и при­го­то­вить мате­риал для посиль­ных поде­лок. Вся­кие умельцы и бога­теи при этом вполне могут заняться изго­тов­ле­нием гли­ня­ной посуды (и ее обжи­гом) с после­ду­ю­щей рос­пи­сью или эле­мен­тами куз­неч­ного дела, а народ попроще и побед­нее огра­ни­чится пле­те­нием, вышив­кой или резь­бой по дереву. Но для всех этих реме­сел нам пона­до­бится исход­ный мате­риал, так что зай­мемся рас­че­тами. Не стоит зате­вать заня­тие той же резь­бой, если реза­ков у нас хва­тит лишь на двух чело­век, а дру­гие сле­до­пыты вынуж­дены будут ждать своей оче­реди. Огра­ни­чимся доступ­ными крас­ками для рисо­ва­ния или пла­сти­ли­ном. Что не исклю­чает, конечно, по мере воз­мож­но­сти, при­об­ре­те­ния необ­хо­ди­мых для резьбы по дереву инстру­мен­тов. Будем копить.

Но все наши ухищ­ре­ния пой­дут пра­хом, если мы сами не сумеем под­дер­жи­вать в пат­руле доб­ро­же­ла­тель­ный и рабо­чий настрой.

«Откры­вая двери»

Дети в пат­руль при­хо­дят с самой раз­но­об­раз­ной лич­ной исто­рией. Кто-то изба­ло­ван сверх меры, кто-то смел со сла­быми и трус­лив с силь­ными, а кто-то бла­го­ро­ден и добр. При­чем каче­ства, поло­жи­тель­ные и не очень, могут соче­таться у ребят в про­из­воль­ном порядке, а также про­яв­ляться некими «сло­ями». При­шел ребе­нок в пер­вый раз и ведет себя при­лично, ста­ра­ясь раз­ве­дать и при­спо­со­биться в новой для себя среде, а про­шла неделя- дру­гая, гля­дишь, и «веж­ли­вый, тихий» малыш пре­вра­ща­ется в насто­я­щего сорви­го­лову только потому, что он неожи­данно обрел для себя див­ное сво­бод­ное про­стран­ство. Дома-то ему спуску не давали…

Не будем забы­вать, что дети очень быстро начи­нают пони­мать, какие у нас законы, кто насто­я­щий лидер, кто фор­маль­ный, кто «доб­рый вос­пи­та­тель», а кто «вос­пи­та­тель стро­гий». Они про­буют на проч­ность наше тер­пе­ние и могут стать непо­мерно при­лип­чи­выми и надо­ед­ли­выми, почув­ство­вав к ним бла­гое рас­по­ло­же­ние. Так обычно про­ис­хо­дит у ребят, кото­рым не хва­тает дома обще­ния или пони­ма­ния. Но также бывает и у наха­лов, кото­рые при­выкли под­стра­и­ваться под взрос­лых, заво­дить при­я­тель­ские отно­ше­ния и вести себя пани­брат­ски. Сло­вом, мы столк­немся с оби­лием раз­но­об­раз­ных харак­те­ров. И про­явятся они тогда, когда ребята почув­ствуют себя в пат­руле сво­ими. Вот на пер­вом заня­тии стоит послуш­ная, под­тя­ну­тая, при­оде­тая группа малы­шей, укра­ше­ние вос­крес­ной школы, кон­церт­ной сцены и дет­ского утрен­ника. Но начи­на­ется пол­но­цен­ная жизнь пат­руля, и моно­лит диф­фе­рен­ци­ру­ется, рас­па­да­ется на массу отдель­ных, боль­ших и малень­ких, про­блем. Но это и заме­ча­тельно. Это озна­чает, что мы будем иметь дело не с без­ли­ким покор­ным кол­лек­ти­вом, а с инди­ви­ду­аль­но­стями, лич­но­стями, кото­рые нам пред­стоит объ­еди­нить на доб­ро­воль­ной, созна­тель­ной основе.

А помо­жет нам в этом деле еди­ный про­стой и внят­ный под­ход. Мы, с одной сто­роны, доб­ро­же­ла­тельно, спо­койно, немного «по-взрос­лому» отно­симся к каж­дому сле­до­пыту, невзи­рая на его лич­ные каче­ства, уме­ния и пред­по­чте­ния. И одно­вре­менно мы готовы учесть лич­ност­ные харак­те­ри­стики каж­дого из них. Мы не дей­ствуем «уни­вер­саль­ным педа­го­ги­че­ским клю­чом» (ломом или отмыч­кой), а имеем тер­пе­ние и такт, дожи­да­ясь, когда нам ребята сами «откроют дверь». Каж­дый из них имеет право на лич­ное про­стран­ство и заслу­жи­вает нашего ува­же­ния вне зави­си­мо­сти от сво­его возраста.

Язык обще­ния

Давайте попро­буем гово­рить с ребя­тами на понят­ном для них языке. Речь не идет о при­ми­тив­ном сленге или искус­ствен­ном сюсю­ка­нье, давайте посто­янно «дер­жать руку на пульсе», убеж­да­ясь в том, что дети пони­мают именно то, что мы хотим им сказать.

Вот стан­дарт­ная фраза, кото­рая, однако, тре­бует разъ­яс­не­ния: «Веди себя хорошо», — гово­рим мы тому или иному ребенку. Инте­ресно, что мы сами под этим под­ра­зу­ме­ваем, а что пони­мает малыш. Очень может быть, что он под сло­вом «хорошо» пони­мает сле­ду­ю­щий посыл: будь послуш­ным, веди себя неза­метно, проще говоря, «не мешай нам своим суще­ство­ва­нием». А мы с вами разве этого хотим добиться? Если именно этого, то непо­нятно, как вы до этого места дочи­тали, раньше не бросили…

По-насто­я­щему мы должны при­да­вать этой фразе несколько иной отте­нок. «Веди себя хорошо» зна­чит «будь таким заме­ча­тель­ным, доб­ро­же­ла­тель­ным, откры­тым, тру­до­лю­би­вым, каким мы готовы тебя уви­деть, какой ты и есть на самом деле, о чем тебе сей­час необ­хо­димо вспом­нить». Но так как эта фраза чрез­вы­чайно часто упо­треб­ля­ется, она поте­ряла здра­вый смысл, мы не ста­нем ее гово­рить. Равно как и мно­гие дру­гие пусто­по­рож­ние фразы. Давайте попро­буем посту­пить по-другому.

Под­зо­вем шалуна (нытика), при­ся­дем на кор­точки (на стул, про­сто накло­нимся, сде­лаем дви­же­ние навстречу) и тихо спро­сим что-нибудь вроде: «Тек­то­ни­че­ский сдвиг в голове?», или: «Еще немного, и я поду­маю, что ты решил вс: здесь пору­шить», или: «У меня к тебе просьба: тихо-тихо, шепо­том, досчи­тай, пожа­луй­ста, до десяти и скажи мне, что заста­вило столь вос­пи­тан­ного маль­чика изда­вать такие небла­го­звуч­ные звуки». И так далее в этом роде. Если у сле­до­пыта есть чув­ство юмора (а дети в своей массе этим чув­ством обла­дают), он засме­ется и пой­мет, что вы, с одной сто­роны, дела­ете заме­ча­ние, а с дру­гой — в доб­ро­же­ла­тель­ной, под­хо­дя­щей форме. Если чув­ства юмора нет, ребе­нок недо­вер­чив и туго сооб­ра­жает, то он пре­кра­тит без­об­ра­зия, хотя бы для того чтобы осмыс­лить нестан­дарт­ную для него ситуацию.

Дети излишне при­вы­кают к баналь­ной обы­ден­но­сти: школа, сек­ция, пара дежур­ных вопро­сов от роди­те­лей («Поел? Уроки сде­лал?»), отдых, сон. Из года в год с незна­чи­тель­ными вари­а­ци­ями. И у таких детей весьма огра­ни­чен­ный сло­вар­ный запас вовсе не потому, что они отстают в раз­ви­тии, а потому, что он им попро­сту не нужен. Им негде при­ме­нять много раз­ных слов, им не нужны тер­мины, через кото­рые стоит пере­дать слож­ные чув­ства, не потому, что ребята их не испы­ты­вали, а потому, что им не с кем было их обсу­дить… Если слова не вос­тре­бо­ваны, они не запо­ми­на­ются, ими не поль­зу­ются, их смысл не про­жи­вают, Так и рож­да­ется коря­вое племя люби­те­лей пере­писки в Сети и по мобиль­ным теле­фо­нам. При этом у детей (а далее у взрос­лых) рож­да­ются вполне объ­яс­ни­мые про­блемы: имея тягу выра­зить какое-либо глу­бо­кое душев­ное пере­жи­ва­ние, они не могут этого сде­лать, накап­ли­вая в себе неяс­ное чув­ство уте­рян­ных без­гра­нич­ных воз­мож­но­стей. Хорошо бы нам при­ло­жить неко­то­рые уси­лия и дать воз­мож­ность ребя­там раз­го­ва­ри­вать, выра­жать свои мысли и чув­ства, реа­ли­зуя их в «объ­ем­ном», а не «плос­кост­ном» жиз­нен­ном пространстве.

 

Про­водя игру, мы будем посто­янно ловить настро­е­ние отдель­ных ребят, выра­же­ние их глаз, отме­чать для себя то, что они гово­рят и как они это делают, обща­ясь со сверст­ни­ками, не думая о при­сут­ствии взрос­лых. Ведь именно необыч­ные игро­вые ситу­а­ции вызы­вают у ребят необ­хо­ди­мость реа­ги­ро­вать на них не попри­выч­ному шаб­лону (в школе один, дома дру­гой), а непо­сред­ственно, из глу­бины души. И наш вопрос о «тек­то­ни­че­ском сдвиге в голове», а очень немно­гие из них знают зна­че­ние слова «тек­то­ни­че­ский» (или любого дру­гого ред­кого тер­мина, кото­рый мы можем упо­тре­бить), не явля­ется бес­смыс­лен­ным. Задав его, мы с вами смо­жем достичь как мини­мум двух целей. Ведь сле­до­пыт бало­вался, и нам про­сто необ­хо­димо было его оста­но­вить. Этого мы добьемся, пере­клю­чив его вни­ма­ние на осмыс­ле­ние непо­нят­ной для него фразы. Он будет судить о ее смысле и направ­лен­но­сти (сильно ли мы недо­вольны) по выра­же­нию нашего лица, а зна­чит, смот­реть на нас, уста­нав­ли­вать столь необ­хо­ди­мый эмо­ци­о­наль­ный кон­такт. И далее мы достиг­нем вто­рой цели: уви­дим его реак­цию на новую ситу­а­цию. Дети уже авто­ма­ти­че­ски, без­думно в ответ на наши тоже авто­ма­ти­че­ские заме­ча­ния гово­рят: «Я больше не буду», «Про­стите, изви­ните», «А он пер­вый начал».

«Досту­чаться» до созна­ния ребенка часто можно, только поста­вив его в неор­ди­нар­ную ситу­а­цию. Допол­ни­тель­ной радо­стью ста­нет повод разъ­яс­нить сле­до­пыту смысл слова «тек­то­ника» и ино­гда упо­ми­нать его в общих раз­го­во­рах. Дело в том, что, поло­жи­тельно раз­ре­шив кон­фликт­ную ситу­а­цию с «пло­хим пове­де­нием», мы заодно полу­чили осо­бое слово. Полу­чи­лось уни­вер­саль­ное напо­ми­на­ние, про­из­нося кото­рое мы как бы гово­рим сле­до­пыту: ты ведь пом­нишь, как спо­койно тогда мы всё ула­дили? У нас даже есть пароль, никто не пони­мает, почему мы оба улы­ба­емся, услы­шав это слово — тек­то­ника. И в даль­ней­шем для раз­ре­ше­ния неболь­ших кон­флик­тов можно будет уже ничего не про­из­но­сить, обмен взгля­дами, удив­ленно под­ня­тые брови — и напо­ми­на­ние сработает.

Пре­одо­ле­ние конфликтов

В более серьез­ных и слож­ных ситу­а­циях, свя­зан­ных с нега­тив­ным пове­де­нием сле­до­пыта, нам при­дется уде­лить их раз­ре­ше­нию несколько больше времени.

Ни в коем слу­чае не ста­нем про­странно отчи­ты­вать про­ви­нив­ше­гося ребенка перед осталь­ными ребя­тами. Все вопросы из серии «Тебе не стыдно?» и вос­кли­ца­ния «Посмотри, как ты под­вел ребят!» имеют очень незна­чи­тель­ную вос­пи­та­тель­ную цен­ность. Ско­рее их упо­треб­ле­ние гово­рит о нашей неко­то­рой рас­те­рян­но­сти, бес­по­мощ­но­сти и тра­фа­рет­ном мыш­ле­нии. Не будем также арти­ку­ли­ро­вать невы­пол­ни­мые угрозы «Я тебя сей­час…», если пообе­щал — сде­лай, за дверь выведи. Но лучше не угро­жать вообще. Недо­стой­ное это дело.

Давайте для начала выве­дем про­блем­ного сле­до­пыта из стрес­со­вой ситу­а­ции. Это можно сде­лать по-раз­ному, в зави­си­мо­сти от кон­крет­ных усло­вий, харак­тера сле­до­пыта и, отме­тим себе, общей атмо­сферы, сло­жив­шейся в нашем пат­руле. Зна­чит, можно пере­клю­чить вни­ма­ние осталь­ных ребят, пред­ло­жив им новое заня­тие, тему для раз­го­вора или даже физи­че­ски пере­ме­ститься всей ком­па­нией в дру­гую ком­нату или во двор. Но сде­лать это не наро­чито, а есте­ственно, пони­мая, что винов­ник кон­фликта (а мы коротко оса­дили его стро­гим сло­вом, но осо­знали, что про­блема глубже, чем кажется) дол­жен прийти в себя, остаться на неко­то­рое время наедине с про­бле­мой. Но ведь даже при смене рода дея­тель­но­сти он может про­дол­жить свои без­об­ра­зия. Мы к этому готовы и при край­ней необ­хо­ди­мо­сти дадим ребя­там пору­че­ние, кото­рое они могут выпол­нять само­сто­я­тельно хотя бы в тече­ние пяти минут, или, и это самое луч­шее, пору­чим ребят сво­ему помощ­нику, а сами обра­тимся лицом к проблеме.

Важно видеть перед собой не испор­чен­ного, пло­хого ребенка, а хоро­шего ребенка, попав­шего в нехо­ро­шую ситу­а­цию. Пусть она и про­изо­шла в его душе (голове).

 

Дети прак­ти­че­ски все­гда чув­ствуют (понять могут далеко не все­гда) ситу­а­цию и свою правоту или неправоту. Для этого им надо слегка успо­ко­иться и совсем немного поду­мать. Предо­ста­вим им эту возможность.

Итак, мы с вами отвели нару­ши­теля в сто­рону. Не будем молча при­стально на него гля­деть, ожи­дая осо­зна­ния и рас­ка­я­ния. Тем более не будем кри­чать и отчи­ты­вать. Зай­мемся сво­ими делами, оста­вив на минуту-дру­гую ребенка в покое. Про­трем фото­гра­фию на стене или попра­вим ее, зава­рим чай и т. д. (только бумаги на столе пере­би­рать не ста­нем, нам надо делать домаш­нее, а не казен­ное дело). Сле­до­пыт, слегка успо­ко­ив­шись и про­чув­ство­вав ситу­а­цию (он, кстати, может думать, что прав, а может и дей­стви­тельно являться неуме­лым защит­ни­ком правды), будет ждать при­выч­ных нази­да­ний. Поту­пив взор или непри­ми­римо, с неко­то­рой долей отча­я­ния (для мно­гих взрос­лых — нахально) искать наш взгляд, чтобы пере­дать свое глу­бо­кое несо­гла­сие с нашей трак­тов­кой ситуации.

А ведь мы с вами ника­кую еще трак­товку не давали. Про­сто ребе­нок при­вык: сде­лали заме­ча­ние, отвели в сто­рону, мол­чат, зна­чит, счи­тают его вино­ва­тым. А мы пока про­ти­раем и зава­ри­ваем, сами должны вспом­нить, рекон­стру­и­ро­вать ситу­а­цию, при­вед­шую к кон­фликту (драке, оскорб­ле­ниям и т. д.). Очень часто мы с вами явля­емся сви­де­те­лями лишь «над­вод­ной части айс­берга». Сле­до­пыта могли дол­гое время «дово­дить» (если мы про­пу­стили этот нехо­ро­ший про­цесс, то вот теперь настал для нас час рас­платы), он не выдер­жал, набро­сился на обид­чи­ков с кула­ками… Тут мы и имели честь его оста­но­вить. И теперь должны не только раз­би­раться, кто прав, кто вино­ват, так как чаще всего вино­ваты все сто­роны — участ­ники кон­фликта (и мы сами, что не усле­дили и не пред­при­няли про­фи­лак­ти­че­ских мер), но и решать стра­те­ги­че­скую задачу, кото­рая состоит в том, чтобы научить ребят по-хри­сти­ан­ски раз­ре­шать про­блемы. А для этого нужно смот­реть прежде всего на себя (что для «нор­маль­ных» детей весьма непри­вычно) и как можно меньше осуж­дать других.

«А чего они лезут? Они пер­вые начали», — услы­шим мы в девя­но­ста про­цен­тах слу­чаев. Очень может быть, что так оно и про­ис­хо­дило. Мы, не упус­кая из виду задачу стра­те­ги­че­скую, обра­тимся к раз­ре­ше­нию так­ти­че­ских задач. А они про­сты. Нам надо, чтобы ребе­нок про­го­во­рил (вслух) ситу­а­цию и оце­нил свое лич­ное пове­де­ние. И сам ска­зал бы, как надо посту­пать в сле­ду­ю­щий раз. Если сле­до­пыт чув­ствует, что вино­ват, он поста­ра­ется увиль­нуть от про­из­не­сен­ной вслух оценки соб­ствен­ного поступка. А нам исклю­чи­тельно важно, чтобы не мы ему рас­ска­зали, как он неправ, а он сам об этом сказал.

Не будем тре­бо­вать от сле­до­пыта самого оце­нить свое пове­де­ние. Спро­сим: «А как ты сам дума­ешь? А можно ли было по-дру­гому? А хочешь ли ты поми­риться и про­стить обиду?» Если необ­хо­димо, рас­ска­жем под­хо­дя­щий слу­чай из сво­его дет­ства («я тебя пони­маю, меня тоже в классе пер­вое время изво­дили»), а на вопрос, как мы посту­пали в этом слу­чае, отве­тим честно (тер­пели, дра­лись, жало­ва­лись учи­те­лям). А потом напом­ним сле­до­пыту о том, что у нас должно быть всё по-дру­гому. Потому что мы веруем в Гос­пода и должны все­гда учиться про­щать обиды и ста­раться самим никого не оби­жать. Мы можем сослаться на притчи, на беседу о смысле пока­я­ния, на духов­ный опыт, нажи­тый в пат­руле при раз­ре­ше­нии дру­гих кон­фликт­ных ситу­а­ций, сло­вом, на понят­ные сле­до­пыту, про­жи­тые и осо­знан­ные им примеры.

Для нас важно, чтобы ребе­нок еще научился смот­реть на кон­фликт гла­зами про­ти­во­по­лож­ной сто­роны. Понял моти­ва­цию дей­ствий своих обид­чи­ков или жертв. Вышел за пре­делы лич­ного эго­и­сти­че­ского переживания.

Воз­можно, мы не добьемся в этот раз постав­лен­ной так­ти­че­ской цели, но нач­нем дол­гий и труд­ный путь к ее раз­ре­ше­нию. И беседу пове­дем, не нагне­тая стра­сти (их и без того хва­тает), избе­гая про­ку­рор­ского и мен­тор­ского тона. Будем раз­го­ва­ри­вать по-дру­же­ски, словно мы вме­сте (а так оно и есть) попали в непро­стую жиз­нен­ную ситу­а­цию и сей­час доб­ро­же­ла­тельно пыта­емся ее разрешить.

Хоро­ший итог — испро­сить прощения.

Вполне веро­ятно, что един­ствен­ным пра­виль­ным (чест­ным) выхо­дом из ситу­а­ции для сле­до­пыта было при­ме­не­ние кула­ков. Допу­стим, он не научен (и хорошо) пере­ру­ги­ваться, обзы­ваться и дово­дить дру­гих, но в то же время не умеет «ста­вить на место» зарвав­шихся обид­чи­ков при помощи умело подо­бран­ных слов (обид­чики могут быть куль­турно нераз­ви­тыми и не оце­нят тон­кого под­тек­ста уни­чи­жи­тель­ных фраз). Да и мы вовсе не стре­мимся научить ребят пики­ро­ваться в раз­го­во­рах, состя­за­ясь в под­текстах, наме­ках и тон­ком англий­ском юморе. Нам важна чистая про­стота (не упро­щен­ность) отно­ше­ний. Так что кулаки допу­стимы. Для сле­до­пы­тов. Дру­гое дело, что мы сами ни в коем слу­чае не должны «отпус­кать» ситу­а­цию. Зара­нее заме­тим люби­те­лей обзы­ваться и оскорб­лять. И при­ме­ним к ним уни­вер­саль­ную, спо­кой­ную, стро­гую мето­дику чет­ких, понят­ных и разум­ных огра­ни­че­ний и хотя бы купи­руем про­блему. Разум­ные огра­ни­че­ния — законы, уста­нов­ле­ния, непи­са­ные пра­вила жизни нашего пат­руля. «У нас так не при­нято. Мы так ста­ра­емся не посту­пать. Если ты хочешь быть сле­до­пы­том кон­тро­ли­руй себя, не обзы­вайся, докажи мне, что ты можешь это сде­лать. Ведь я знаю, что ты доб­рый чело­век и не хочешь по-насто­я­щему никого оби­жать» и т. д. Встре­ча­ются, конечно, и среди детей зако­ре­не­лые циники, но в этом слу­чае мы ими не зани­ма­емся и в пат­руле их дер­жать нельзя. Мы про­сто не имеем права без уча­стия роди­те­лей при­ла­гать нема­лые уси­лия по вос­пи­та­нию таких ребят. Тогда всем будет крайне необ­хо­дима помощь нашего священника.

 

Но в кон­фликт­ную ситу­а­цию может быть вовле­чен не один сле­до­пыт (один — если он, забав­ля­ясь, ска­жем, рисо­вал на столе не весть что), и всё выше­ска­зан­ное отно­сится к двум (и более) сто­ро­нам. Алго­ритм наших дей­ствий: выво­дим про­блему за скобки пат­руля (если про­блема каса­ется всего пат­руля, выво­дим его из теку­щего заня­тия — рас­са­жи­ваем вокруг стола или костра и т. д.). Далее даем время на обду­мы­ва­ние и при­ве­де­ние рас­стро­ен­ных чувств в мало­маль­ский поря­док и при раз­го­воре ста­ра­емся, чтобы ребята не гово­рили за дру­гих и о дру­гих, а только за себя. Раз­но­об­раз­ными при­ме­рами, тоном, рас­суж­де­ни­ями, постро­ен­ными на лич­ном опыте (недол­гими), при­во­дим ауди­то­рию в доб­рое рас­по­ло­же­ние, насколько это вообще в дан­ной ситу­а­ции воз­можно, и при­зы­ваем попро­сить друг у друга про­ще­ния. Между про­чим, кто-то из ребят вполне может заар­та­читься и остаться в непри­ми­ри­мом душев­ном состо­я­нии. Потер­пим. Не ста­нем «выби­вать» сло­вом и делом изви­не­ния. Выра­зим вслух свое глу­бо­кое сожа­ле­ние. Похва­лим нели­це­мерно пока­яв­шихся, а по отно­ше­нию к осталь­ным про­явим муд­рость и терпение.

Но если мы почув­ство­вали, что при­не­сен­ные изви­не­ния неис­кренни, то не будем этого скры­вать. Очень плохо вый­дет, если ребята при­вык­нут к фари­сей­скому бла­го­че­стию. Для того чтобы избе­жать такого неже­лан­ного раз­ви­тия собы­тий, не будем пре­вра­щать раз­ре­ше­ние кон­фликта в тор­же­ствен­ную цере­мо­нию. Лучше сме­яться, чем пафосно вещать. Лучше пожать друг другу руки (а закре­пить про­ще­ние сле­дует вер­бально), чем кла­няться друг другу в пояс. Ну если вокруг нас все все­гда кла­ня­ются, вме­сто руко­по­жа­тия при при­ми­ре­нии можно и покло­ниться, глав­ное, чтобы такой жест был есте­стве­нен для ребят.

Про­блемы, заде­ва­ю­щие весь пат­руль, выне­сем на общее тихое, при све­чах или лампе, обсуж­де­ние. При­гла­сим свя­щен­ника и пове­даем о наших бедах.

Все эти «атмо­сфер­ные явле­ния» будут посто­ян­ными спут­ни­ками нашей работы и наглядно про­явятся прежде всего во время про­хож­де­ния цик­ло­вых игр. Но ведь мы и создали пат­руль в том числе для того, чтобы ребята с малых лет нара­бо­тали поло­жи­тель­ный опыт раз­ре­ше­ния кон­флик­тов, научи­лись пони­мать себя и дру­гих, гово­рить об этом, не тая в себе обид, и ощу­щать неза­бы­ва­е­мую радость от полу­чен­ного искрен­него прощения.

Так что если про­ще­ние даро­вано и при­ми­ре­ние состо­я­лось, ни в коем слу­чае не будем напо­ми­нать сле­до­пы­там об их про­ступ­ках. Чрез­вы­чайно важно, чтобы ребята пони­мали, если дан­ная про­блема раз­ре­шена вза­им­ными изви­не­ни­ями (на самом деле пока­я­нием), то она раз­ре­шена окон­ча­тельно. Этот опыт сопря­га­ется с опы­том уча­стия сле­до­пыта в таин­стве испо­веди, когда он дол­жен отчет­ливо пони­мать, что Гос­подь раз­ре­шает его от испо­ве­дан­ных гре­хов без допол­ни­тель­ных усло­вий и навсегда.

Мы и сами, несо­мненно, посто­янно будем чув­ство­вать состо­я­ние «атмо­сферы» в нашем пат­руле, и если после заня­тий в нашем сердце пре­бу­дет тихая радость, то зна­чит, дело дви­жется в вер­ном направ­ле­нии. Но только стоит убе­дить себя в этом, и про­блемы не заста­вят себя ждать, потому, не впа­дая в само­успо­ко­ен­ность и гор­дость от каче­ственно про­де­лан­ной работы, будем настой­чиво и неза­метно делать то, что должно, а там, как Гос­подь разрешит.

Пример построения сюжетной линии

Прин­ципы раз­ра­ботки отдель­ных сюже­тов лучше всего пояс­нить на кон­крет­ных при­ме­рах. В начале поверх­ностно рас­смот­рим несколько типич­ных вари­ан­тов раз­ви­тия собы­тий в игро­вом про­стран­стве, чтобы далее подробно обо всем поговорить.

Игра «Дорога сле­до­пы­тов», та самая, что поз­во­лит нам «офи­ци­ально» полу­чить раз­ре­ше­ние у батюшки на работу патруля.

Зачин

Обра­тимся к зачину (завязке) игры, кото­рый послу­жит ребя­там пово­дом начать свои иссле­до­ва­ния. Надо заме­тить, что новень­кие ребята, в слу­чае если это их пер­вая цик­ло­вая игра, могут вос­при­ни­мать ее как реаль­ность. То есть постав­лен­ная нами про­блема ста­нет для них вполне насто­я­щей. Скеп­тики, в душе искренне желая попасть в насто­я­щее при­клю­че­ние, будут выра­жать сомне­ние в серьез­но­сти всего дела, а впе­чат­ли­тель­ные натуры вполне могут раз­вол­но­ваться, впасть в бес­сон­ницу и тре­во­житься по каж­дому пустяку. Дети уди­ви­тельно полно вжи­ва­ются в пред­ло­жен­ные обсто­я­тель­ства, осо­бенно если тако­вые несут в себе нечто непри­выч­ное, таин­ствен­ное и при­клю­чен­че­ское. Но мы с вами вовсе не будем доби­ваться пол­ного эмо­ци­о­наль­ного погру­же­ния и созда­ния некой «новой реаль­но­сти». Так что сде­лаем зачин логи­че­ски про­ис­те­ка­ю­щим от кон­крет­ных задач.

Напри­мер, начи­ная свою работу, мы схо­дили с ребя­тами на пик­ник, наиг­ра­лись, песни спели, поели, попили, и дети сами, опи­ра­ясь на наш неза­мет­ный посыл, захо­тели встре­чаться регу­лярно. Мы, разу­ме­ется, ска­жем, что на это дело необ­хо­димо полу­чить бла­го­сло­ве­ние батюшки, и напра­вим к нему дет­скую деле­га­цию (что само по себе инте­ресно). Выслу­шав сбив­чи­вые про­ше­ния дети­шек, батюшка может усо­мниться в их готов­но­сти к «серьез­ной» работе и пред­ло­жит пройти серию непро­стых, им при­ду­ман­ных испы­та­ний, уве­ренно заяв­ляя, что детки слиш­ком малы и неумелы. Дети вызов при­мут (или не при­мут, а скис­нут, вот и будем ребят моти­ви­ро­вать для начала своей верой в их силы), отпра­вятся к нам сооб­щить резуль­тат и уго­во­рить помочь. Нам важно создать ситу­а­цию, при кото­рой дети сами создают свой пат­руль, они, правда, не знают, как именно он будет назы­ваться (и пат­руль ли это будет или, ска­жем, клуб), но ведь батюшка твердо им ска­зал найти имя нашего кружка, и тогда он бла­го­сло­вит его работу. И доба­вит, пере­чис­лив имена потен­ци­аль­ных руко­во­ди­те­лей (нас с вами), чтобы они шли к этим доб­рым людям и про­сили помощи. Пер­вое зада­ние детвора полу­чит сразу, батюшка выдаст детиш­кам кон­верт тол­стый, запе­ча­тан­ный, вид име­ю­щий серьез­ный и вну­ши­тель­ный, а печати на нем сур­гуч­ные, а над­пись чер­ни­лами, а не каким-то там прин­те­ром сделана.

Понятно, что все эти собы­тия могут про­ис­хо­дить по- раз­ному и вари­ан­тов «пер­вого шага» в пат­руль (и цик­ло­вую игру) может быть мно­же­ство. Если мы уже зани­ма­лись с ребя­тами, но цик­ло­вой игры не делали, а хотим попро­бо­вать, то завяз­кой может стать письмо — посла­ние от какого-либо «зна­чи­тель­ного» лица (зна­чи­тель­ного для ребят) или от про­си­теля, чело­века, кото­рый не может обой­тись без нашей помощи.

Само посла­ние своим видом должно вызы­вать непод­дель­ное ува­же­ние и ложиться в сти­ли­стику пред­по­ла­га­е­мой игры. Если мы заду­мали раз­до­быть зада­ние из «адми­ни­стра­ции пре­зи­дента», то полу­чим факс. Хотя давайте все-таки стре­миться зна­ко­мить ребят не с при­выч­ными меха­низ­мами и устрой­ствами — они их и так еще насмот­рятся в жизни, а с инте­рес­ными ста­рин­ными вещами.

Если зада­ние от бла­го­чин­ного (насто­я­теля бли­жай­шего мона­стыря), то и офор­мить надо соот­вет­ственно. И печать при­ло­жить (нари­со­вать), и фак­туру кон­верта, бумаги, сур­гуч­ных печа­тей подо­брать. И даже на запах (ладан, напри­мер) обра­тить вни­ма­ние. Мы ведь ста­ра­емся при­вить ребя­там целост­ную, вза­и­мо­свя­зан­ную кар­тину мира, так что есть смысл постараться.

Кстати, мы дей­стви­тельно можем полу­чить зада­ние для ребят от близ­ле­жа­щего мона­стыря, бла­го­чин­ного и, конечно, насто­я­теля (о послед­нем вари­анте мы уже писали). Стоит лишь съез­дить в мона­стырь, объ­яс­нить, что мы хотим с малыми ребя­тами совер­шить в него палом­ни­че­ство, но сде­лать это не абы как, а полезно, серьезно и инте­ресно. Наши ребята должны не только заслу­жить такое палом­ни­че­ство, но и совер­шить его, как древ­ние бого­мольцы (напри­мер), пеш­ком (часть пути, если что), и сде­лать соот­вет­ствен­ные при­го­тов­ле­ния. Да и в мона­стыре, помо­лив­шись, что-либо полез­ное сде­лать. Для чего нам потребно письмо от бра­тии или монаха к ребя­там с при­зы­вом посе­тить мона­стырь в связи с важ­ным делом, пред­ва­ри­тельно тща­тельно под­го­то­вив­шись к этому паломничеству.

Если всё пра­вильно объ­яс­нить и вос­поль­зо­ваться помо­щью нашего батюшки, такой дого­во­рен­но­сти будет достичь нетрудно.

Без­условно, завязки цик­ло­вых игр могут быть самыми раз­ными. Они могут быть таин­ствен­ными, когда ребята на про­гулке вдоль реки нахо­дят выбро­шен­ную на берег бутылку с посла­нием от потер­пев­ших кру­ше­ние или поте­ряв­шихся стран­ни­ков. А могут начи­наться с кра­соч­ного объ­яв­ле­ния в штаб-квар­тире, опо­ве­ща­ю­щего всех жела­ю­щих отпра­виться в лет­ний поход, о том, что им для этого пред­стоит пройти вся­че­ские испы­та­ния. Кто согла­сен, оставь под сооб­ще­нием свой знак (под­пись). Основ­ной прин­цип завязки (зачина) — его моти­ви­ру­ю­щая, побуж­да­ю­щая к дей­ствию ввод­ная часть, оформ­лен­ная в под­хо­дя­щий для иссле­до­ва­ния объ­ект. «Ста­рин­ную» бутылку надо осмот­реть, рас­пе­ча­тать, поста­раться не раз­бить, извле­кая из нее записку от «потер­пев­ших кру­ше­ние». Да и сама записка, вспом­ним детей капи­тана Гранта, раз­мыта, и в ней остав­лены обрывки фраз, кото­рые нам еще пред­стоит рас­шиф­ро­вать. А поста­вив свои под­писи под объ­яв­ле­нием, ребята на сле­ду­ю­щий день (или когда нам будет удобно по сюжету игры) полу­чают лич­ные посла­ния из штаба, где помимо инфор­ма­ции о пред­сто­я­щем походе им пред­ла­га­ется рас­шиф­ро­вать ключ к пер­вому заданию.

Эпи­зоды игры

Итак, дети должны дока­зать состо­я­тель­ность своей затеи. Все эпи­зоды игры можно раз­де­лить на испы­та­ния (по сюжету пред­ло­жен­ные нашим батюш­кой), тре­бу­ю­щие от ребят про­яв­ле­ния раз­лич­ных качеств и уме­ний. Спи­сок вполне можно «набро­сать» на нашем пер­вом совете. Допу­стим, мы решили, что ребята прой­дут испы­та­ние в тру­до­лю­бии, жерт­вен­но­сти, сме­ло­сти и сооб­ра­зи­тель­но­сти. Соот­вет­ственно, у нас появ­ля­ются четыре темы для эпи­зо­дов. Увен­чает про­грамму куль­ми­на­ция — эпи­зод, испы­ты­ва­ю­щий ребят на все выше­пе­ре­чис­лен­ные каче­ства сово­купно. Раз­вяз­кой, выхо­дом из игры, будет празд­ник, на кото­ром мы объ­явим о появ­ле­нии пат­руля, а зачи­ном ста­нет раз­го­вор ребят с батюш­кой и их соб­ствен­ное реше­ние всту­пить в игру.

Набро­сав «кар­кас зда­ния» гря­ду­щей цик­ло­вой игры, при­мемся воз­во­дить стены, ста­вить крышу, зали­вать фун­да­мент и по воз­мож­но­сти всё это укра­шать. «Фун­да­мент» — идея и педа­го­ги­че­ское обос­но­ва­ние (для взрос­лых и ребят) — у нас уже есть. Нам важно, чтобы ребята сами высту­пили ини­ци­а­то­рами созда­ния пат­руля и согла­си­лись пройти испы­та­ния, ребя­там важно почув­ство­вать себя спо­соб­ными к сов­мест­ному дей­ствию, объ­еди­нен­ными в дости­же­нии бла­гой цели. «Сте­нами» игры ста­нут раз­ра­бо­тан­ные эпи­зоды. Как именно мы будем испы­ты­вать уже пере­чис­лен­ные каче­ства? Спо­со­бов на самом деле много. Давайте пере­чис­лим неко­то­рые из них, пока не обле­кая в игро­вую «одежду», а поняв для себя, как именно эти эпи­зоды будут проходить.

«Тру­до­лю­бие» можно про­явить на бла­го­устрой­стве тер­ри­то­рии вокруг храма или дру­гого под­хо­дя­щего места, благо (увы то есть) таких мест, тре­бу­ю­щих при­ло­же­ния доб­рых рук, сыс­кать нетрудно. Логика под­ска­зы­вает, что самое удоб­ное место — это все-таки ограда нашего храма и внутри этой ограды нам вполне могут выде­лить уча­сток под сле­до­пыт­скую клумбу, кото­рую и надо будет раз­бить. Хорошо, что такая акция не будет одно­ра­зо­вой, ее можно и нужно про­тя­нуть во вре­мени, то есть выве­сти за пре­делы игры, а это чрез­вы­чайно продуктивно.

В один эпи­зод (одно заня­тие) всю работу не выпол­нишь (смотря по сезону, конечно), ведь мы еще дадим воз­мож­ность ребя­там подо­брать цветы, кото­рые они будут выса­жи­вать. А для этого устроим для них кон­суль­та­цию у спе­ци­а­ли­ста, посе­тим цвет­ники, позна­ко­мимся с одно­лет­ними и мно­го­лет­ними рас­те­ни­ями, сло­вом… Сло­вом, этот эпи­зод обя­за­тельно полу­чит свое про­дол­же­ние в рам­ках реа­ли­за­ции спе­ци­аль­но­сти «цве­то­вод». То есть по осени, если мы начи­наем работу с сен­тября, мы вполне смо­жем в одном эпи­зоде про­ве­сти под­го­то­ви­тель­ные работы, допу­стим соору­дить бор­дюр и про­из­ве­сти необ­хо­ди­мую куль­ти­ва­цию почвы. А по весне ребята, гото­вые сдать на спе­ци­аль­ность «цве­то­вод» (два-три чело­века), зай­мутся клум­бой вплот­ную, а весь пат­руль будет при необ­хо­ди­мо­сти им помо­гать. Сей­час наше дело — обес­пе­чить «фронт работ», инвен­тарь и не забыть о тех­нике безопасности.

Так и запи­шем: «Эпи­зод 2 (пер­вый — зачин). Цвет­ник сле­до­пы­тов». Кто ответ­ствен­ный за инвен­тарь, инструк­таж и кто соста­вит пере­чень необ­хо­ди­мых работ. Работы может быть много даже на пер­во­на­чаль­ной ста­дии, под­ска­жем ребя­там пусть при­гла­сят роди­те­лей (нас с вами), и мы все помо­жем. Если клумба не пой­дет, то по схо­жему прин­ципу можно орга­ни­зо­вать любые работы: поса­дить дере­вья (имен­ные), покра­сить то, что тре­бует покраски, почи­нить то, что ребята смо­гут отре­мон­ти­ро­вать без ущерба хозяй­ству храма.

«Жерт­вен­ность» сле­до­пыты про­явят, помо­гая уже кому-то кон­кретно. Можно не одному чело­веку (хотя и такое не исклю­чено), а группе людей. Поду­маем, кому именно (а думать будут ребята, мы им под­ска­жем в слу­чае чего). Устро­ить чае­пи­тие с кон­цер­том для наших бабу­шек? Кон­церт при­дется гото­вить в тече­ние несколь­ких сбо­ров, а нам нужен один эпи­зод, рас­тя­ну­тый мак­си­мум на два заня­тия (под­го­товка и про­ве­де­ние), ведь батюшка дал нам кон­крет­ный срок — трид­цать дней (допу­стим) и надо бы в него уло­житься. Под­бе­рем менее иску­шен­ную ауди­то­рию — наших млад­ших бра­тьев и сестер. Устроим для них празд­ник, при­уро­чив его — загля­нем в кален­дарь — к празд­нику Покрова Пре­свя­той Богородицы!

После службы про­ве­дем игры, кон­курсы, устроим’ кон­церт, где каж­дый сле­до­пыт про­де­мон­стри­рует то, что уже знает (обык­но­венно все уже когда-нибудь являли свои таланты и могут вос­поль­зо­ваться ста­рым багажом).

Итак, «Эпи­зод 3–4. Празд­ник Покрова. Сле­до­пыт — покро­ви­тель млад­ших бра­тьев и сестер» (длинно, зато верно). Раз­де­лим эпи­зод на две части, так как надо всё раз­ра­бо­тать, при­ду­мать, про­ре­пе­ти­ро­вать (гото­вые номера). Те, кто нико­гда не высту­пал, возь­мут на себя орга­ни­за­цию игр (мы предо­ста­вим ребя­там спра­воч­ник по играм). Дру­гие труды по устрой­ству чае­пи­тия (в мага­зин сле­до­пыты схо­дят сами, но под нашим наблю­де­нием). Отме­тим для себя: вот хоро­шая воз­мож­ность дать ребя­там пер­вые навыки по спе­ци­аль­но­стям «мастер игр» и «шеф-повар» (напри­мер). Ведь мы не только поз­во­лим ребя­там выби­рать игры или заку­пать про­стей­ший набор про­дук­тов к чаю (чай, сахар, баранки), но и обсу­дим, как их (игры и про­дукты) пра­вильно выби­рать. Закупка про­дук­тов, без сомне­ния, будет выне­сена за пре­делы эпи­зода и заня­тия. Это пору­че­ние на дом, хорошо бы его выпол­нили живу­щие по сосед­ству ребята под наблю­де­нием одной из мам (лучше одного из пап). Сде­лаем запись в нашем жур­нале для про­грамм, утвер­дим ответ­ствен­ного за эпи­зод и при­ки­нем бюд­жет и место про­ве­де­ния празд­ника, учи­ты­вая непро­стые погод­ные условия.

«Сме­лость» можно про­ве­рить инте­ресно и весело. Напри­мер, устроив фут­боль­ный матч (или целую серию спор­тив­ных состя­за­ний) про­тив пап, невзи­рая на их (пап) объ­емы и раз­меры. Маль­чики играют, девочки пере­жи­вают и гото­вят нехит­рый пере­кус. Дру­гой вари­ант — вое­ни­зи­ро­ван­ная игра вроде «Захвата штаба», кото­рый опять же будут обо­ро­нять отцы. Сло­вом, испы­та­ние сде­лаем таким, чтобы при «нор­маль­ных» усло­виях дети заныли, что они обя­за­тельно про­иг­рают и т. д. Но мы при­званы ста­вить перед ребя­тами и сверх­за­дачи. Нас побуж­дает к этому акмео­ло­ги­че­ская направ­лен­ность нашей работы, выра­жен­ная в жела­нии посто­ян­ного дви­же­ния к раз­но­об­раз­ным вер­ши­нам вос­пи­та­тель­ного про­цесса. Поэтому папы не должны про­иг­рать в фут­бол (конечно, если на игру явится всего один папа, и тот дедушка, вполне воз­можно, что дети побе­дят в чест­ной борьбе), но играть с настроем. А детей будем при­учать про­иг­ры­вать достойно. Что каса­ется «справки о сме­ло­сти», то тако­вую могут выпи­сать бла­го­род­ные папы после того, как убе­дятся, что их дети стойко играли (сра­жа­лись), почти не ныли и не жало­ва­лись на судь­бину. Нашими болель­щи­ками высту­пят мамы и млад­шие бра­тья или сестры (зря что ли мы их раз­вле­кали во время праздника).

Запи­шем: «Эпи­зод 5. Отцы и дети». Поду­маем, где про­ве­дем состя­за­ния, какими они будут, кто обес­пе­чит нали­чие тер­мо­сов и чая, кто возь­мет пат­руль­ную аптечку и что делать, если погода не поз­во­лит. Аль­тер­на­тив­ный вари­ант — ноч­ной поход на клад­бище — отло­жим до луч­ших вре­мен, хотя и это не исклю­чено. А если разыг­ра­ется непо­года, устроим сило­вые состя­за­ния (или интел­лек­ту­аль­ные, но тут мы за отцов не отве­чаем) в поме­ще­нии, может быть, удастся дого­во­риться исполь­зо­вать школь­ный спор­тив­ный зал. Прин­цип один — состя­за­ние пат­руля с заве­домо более силь­ным про­тив­ни­ком, а в чем состя­заться и где именно — вопрос второй.

Про­верка «сооб­ра­зи­тель­но­сти» потре­бует от нас самих ее про­яв­ле­ния. Как вари­ант — устрой­ство кон­курса по типу «Что? Где? Когда?» Впро­чем, это не удач­ная идея. В кон­курсе активно будет участ­во­вать пара самых сооб­ра­зи­тель­ных сле­до­пы­тов-интел­лек­ту­а­лов, а осталь­ные голо­вами кивать, согла­ша­ясь с пред­ло­жен­ными вари­ан­тами. Наша задача — задей­ство­вать всех.

Может быть, устроим из нашей штаб-квар­тиры «Архео­ло­ги­че­ский памят­ник»? (Как устро­ить такое стран­ное место — см. в главе Устрой­ство игро­вых объ­ек­тов.) Или пус­кай ребята в парке по зна­кам и шиф­рам клад разыс­ки­вают. А в кладе оче­ред­ное под­твер­жде­ние тому, что они дви­жутся в вер­ном направ­ле­нии — к патрулю’(как будут выгля­деть такие «под­твер­жде­ния», обду­маем потом). Решено: пло­хая погода — «рас­копки архео­ло­ги­че­ского памят­ника», хоро­шая — поиск тай­ника по зна­кам, шиф­рам, под­сказ­кам в парке. Рас­пре­де­лим силы (кто на парк, кто на архео­ло­гию) и пора­бо­таем в груп­пах, запи­шем, что именно необ­хо­димо приготовить.

«Эпи­зод 6. Архео­ло­гия или поиск пред­на­зна­че­ния». Назва­ния мы под­би­раем не для ребят, а для себя, чтобы самим было инте­рес­нее и понятнее.

Куль­ми­на­ци­он­ным эпи­зо­дом ста­нет цепочка испы­та­ний, при­зван­ная под­твер­дить дости­же­ния ребят, полу­чен­ные в преды­ду­щих эпи­зо­дах. Такие испы­та­ния можно выстро­ить в свое­об­раз­ную полосу пре­пят­ствий, кото­рую мы про­ло­жим для ребят в бли­жай­шем парке. От них потре­буем: пройти по трассе за пред­ло­жен­ное время (кото­рое будет под­сте­ги­вать ребят и пре­да­вать дей­ствию некий кине­ма­то­гра­фи­че­ский эффект); выпол­нить осо­бое допол­ни­тель­ное усло­вие, напри­мер про­де­лать весь путь в пол­ной тишине; испол­нить зада­ния на четы­рех пунктах.

Понятно, что тако­вые пункты будут посвя­щены преды­ду­щим эпи­зо­дам. Если ребят мы уже поде­лили на группы (то есть коли­че­ство сле­до­пы­тов в пат­руле пре­вы­шает 8–9 чело­век), то запу­стим эти группы по отдель­но­сти, одна за дру­гой, и сум­ми­руем их пока­за­тели. Как вари­ант можно запу­стить группы навстречу друг другу по отдель­ным марш­ру­там к одному цен­тру. В этом слу­чае пунк­тов при­дется делать в два раза больше, но испы­та­ния на них могут быть оди­на­ко­выми для каж­дой группы.

Что же каса­ется харак­тера самих испы­та­ний, то основ­ной прин­цип при их раз­ра­ботке — посиль­ная слож­ность, без­опас­ность и уча­стие в них всех ребят, а не отдель­ных инди­ви­дов. Для пущего эффекта можно дать в начале марш­рута какой-либо текст на запо­ми­на­ние всей груп­пой или изоб­ра­же­ния, кото­рые ребята должны будут вспом­нить на пункте конеч­ном. Какие-то испы­та­ния можно сде­лать в неко­то­рой сте­пени услов­ными, так как трудно ожи­дать, что в парке появится воз­мож­ность ока­зать кому бы то ни было реаль­ную помощь.

Впро­чем, и здесь можно найти раз­лич­ные планы пути. Ска­жем, пункт пер­вый — «тру­до­лю­би­вый» — рас­по­ло­жим на дет­ской пло­щадке, тре­бу­ю­щей неко­то­рой уборки. При­быв на этот пункт, ребята полу­чают пер­чатки, носилки, лопаты, дру­гой необ­хо­ди­мый инвен­тарь и зада­ние наве­сти поря­док. Они столк­нутся с дилем­мой — делать быстро, но нека­че­ственно или каче­ственно, но мед­ленно, так что нам будет, о чем пого­во­рить после состя­за­ния. Дру­гое дело, что при­борка таких пло­ща­док вообще может быть бес­смыс­лен­ной (а это плохо, ребята потом всё равно пой­мут, что труд их был напра­сен) или совер­шенно не гиги­е­нич­ной. Так что если речь идет именно о кон­крет­ном (не игро­вом) труде, предо­ста­вим им совер­шать свои подвиги на тер­ри­то­рии храма: под­ме­сти, рас­чи­стить, что-либо пере­не­сти. Зада­ние минут на 15–20 напря­жен­ного труда.

На пункте «празд­нич­ного эпи­зода» дадим ребя­там несколько теат­раль­ных зада­ний (если они мол­чат, то пан­то­миму), сме­лость про­ве­рим фраг­мен­том клас­си­че­ской тури­сти­че­ской полосы (вере­воч­ная пере­права), а сооб­ра­зи­тель­ность — состав­ле­нием как можно боль­шего коли­че­ства суще­стви­тель­ных из букв, кото­рые за минуту все ребята нашли на отдель­ных кар­точ­ках. Кар­точки нами зара­нее были раз­ве­шены по кустам и раз­ло­жены в про­из­воль­ном порядке на поляне так, чтобы их нужно было отыс­кать. Слова все состав­ляют также на время. На послед­нем пункте ребят ждет костер, чай и под­ве­де­ние ито­гов. Сама трасса про­ло­жена услов­ными знаками.

Мы при­вели один из мно­го­чис­лен­ных вари­ан­тов, но если мы всё это делаем в пер­вый раз, то непре­менно про­ве­рим трассу на время (то есть на прак­тике при­ки­нем, сколько вре­мени будет зани­мать ее прохождение).

Оче­видно, что этот эпи­зод потре­бует больше вре­мени, чем рядо­вое заня­тие, но всё равно поста­ра­емся уло­житься в два, мак­си­мум в три (с чае­пи­тием) часа. Пло­хая погода не должна стать поме­хой (это же испы­та­ние), надо лишь сокра­тить трассу, выдать сидя­щим на пунк­тах роди­те­лям чай и про­сле­дить за тем, как одеты ребята (по погоде ли).

В конце эпи­зода объ­явим, что все необ­хо­ди­мые «под­твер­жде­ния» нашей состо­я­тель­но­сти собраны и на сле­ду­ю­щем сборе мы тор­же­ственно идем к батюшке. Этим и закон­чится «Эпи­зод 7. Вели­кое испытание».

«Пир горой» ста­нет вось­мым эпи­зо­дом, на кото­ром мы полу­чим раз­ре­ше­ние открыть пат­руль и совер­шим бла­го­дар­ствен­ный моле­бен. Это и будет «кры­шей» нашего зда­ния, его функ­ци­о­наль­ным завер­ше­нием. Но мы никак не можем обой­тись без игро­вых эле­мен­тов, объ­еди­ня­ю­щих эпи­зоды в еди­ное целое, раз­но­об­ра­зя­щих и укра­ша­ю­щих весь про­цесс. Тем более что именно игро­вые эле­менты послу­жат ребя­там наи­луч­шей мотивацией.

Начало и завер­ше­ние отдель­ных эпизодов

Важно отме­тить, что цик­ло­вая игра должна нахо­диться «внутри» заня­тия, что озна­чает для нас необ­хо­ди­мость при­ду­мы­вать отчет­ли­вый, увя­зан­ный с тема­ти­кой игры «вход» в ее про­стран­ство. Вот дети при­шли на заня­тие. Мы помо­ли­лись, спели тра­ди­ци­он­ную песенку, усев­шись в кру­жок, решили нехит­рые орга­ни­за­ци­он­ные вопросы. Дети между тем знают, что их ждет про­дол­же­ние испы­та­ний и при­клю­че­ний, сле­ду­ю­щий эпи­зод цик­ло­вой игры. Чтобы в него «войти», необ­хо­димо совер­шить опре­де­лен­ное дей­ствие. Необ­хо­димо для того, чтобы ребята наи­луч­шим обра­зом ощу­тили игро­вой кон­текст, вошли в ее рамки и при­няли ее законы. Таким «вхо­дом» может послу­жить спе­ци­аль­ный сиг­нал (бой часов с кукуш­кой), зажже­ние фона­ри­ков (мы начи­наем сове­щаться, как и что делать), наде­ва­ние пла­щей или дру­гих эле­мен­тов игро­вой одежды, подъем флажка, про­хож­де­ние под «воро­тами» в игру и что душе угодно. Глав­ное, это дей­ствие должно быть отчет­ливо, понятно ребя­там и соот­вет­ство­вать общему стилю игры. Довольно глупо петь мор­скую песенку, играя в «Лет­нее кафе», или бара­ба­нить в «суво­ров­ский» бара­бан, гото­вясь изу­чать астрономию.

И, конечно, каж­дый эпи­зод игры дол­жен закан­чи­ваться таким же отчет­ли­вым выхо­дом из нее. Зву­чит зна­ко­мая музыка, все закры­вают глаза, сни­мая при этом плащи, чтобы, глаза открыв (про­зву­чал сиг­нал), обна­ру­жить вокруг себя обык­но­вен­ных сле­до­пы­тов, а вовсе не рыца­рей «Круг­лого стола». И затем мы решаем вне­игро- вые вопросы, воз­можно, даже пере­хо­дим к дру­гим заня­тиям, если поз­во­ляет время, или про­сто при­би­ра­емся, молимся и по домам бла­го­по­лучно расходимся.

Такое начало и завер­ше­ние отдель­ных эпи­зо­дов должно стать тра­ди­ци­он­ным для этой цик­ло­вой игры. Если же мы начи­наем новую игру, то в самом ее начале, научим ребят пра­виль­ному «входу» и «выходу». «Пра­виль­ными» они ста­нут, если будут спо­соб­ство­вать погру­же­нию ребят в игро­вой кон­текст, выра­ботке у них дру­же­ских чувств, обще­ко­манд­ных навы­ков и ощу­ще­ния при­част­но­сти к важ­ным собы­тиям, на кото­рые они лично имеют непо­сред­ствен­ное вли­я­ние. Даже собрав­шись в кру­жок, про­тя­нув и соеди­нив руки, назы­вая каж­дого по имени и полу­чая отзыв, мы достиг­нем поло­жи­тель­ного резуль­тата: «Сережа в дорогу готов?» Даже по инто­на­ции ответа мы смо­жем оце­нить настрой сле­до­пыта, сте­пень его сосре­до­то­чен­но­сти, готов­но­сти к дей­ствию. А сле­до­пыт, звонко отве­тив «да», полу­чит шанс пока­зать свою надеж­ность, реши­мость, согла­сие рабо­тать в команде. В этот момент у нас будет воз­мож­ность четко уяс­нить состо­я­ние ребят. А если кто-то из них рас­сеян, оби­жен, не скло­нен к сов­мест­ной работе, то и при­нять необ­хо­ди­мые и воз­мож­ные меры, под­бод­рить, уте­шить или усовестить.

Цик­ло­вые игры, ори­ен­ти­ро­ван­ные на осво­е­ни­е’раз­лич­ных реме­сел, можно начи­нать с дей­ствия, сопря­жен­ного с нача­лом работы, харак­тер­ной для дан­ной про­фес­сии. Сюда же отне­сем игры, вос­про­из­во­дя­щие исто­ри­че­ские собы­тия, рекон­стру­и­ру­ю­щие воин­ские или народ­ные тра­ди­ции и обы­чаи. Худож­ники могут выстро­иться за «моль­бер­тами», повя­зав небрежно шей­ные платки; казаки по-воен­ному постро­иться и крик­нуть «любо!» на пред­ло­же­ние начать сбор; палом­ники заки­нуть котомки за спины и воору­житься посо­хами для даль­ней дороги. Эти внеш­ние атри­буты (дей­ствия и эле­менты одежды) упо­треб­ля­ются в дело точно в момент начала игро­вого эпи­зода и заме­ча­тельно могут быть допол­нены испол­не­нием при­ду­ман­ной для этого слу­чая (или подо­бран­ной) песенки.

Наша пер­вая игра

Нач­нем с так назы­ва­е­мых при­клю­чен­че­ских игр, погру­жа­ю­щих ребят в мир иссле­до­ва­ний и откры­тий. В конце игры сле­до­пыт полу­чит свой зачет (и нашивку на рукав) по соот­вет­ству­ю­щей спе­ци­аль­но­сти. Но не будем забы­вать, что мы стре­мимся «упа­ко­вать» в нашу игру мно­гие сопут­ству­ю­щие, допол­ни­тель­ные темы, кото­рые ложатся в нашу про­грамму. При­клю­чен­че­скими играми проще всего начи­нать работу нового пат­руля. Они помо­гут нам прак­ти­че­ски без­бо­лез­ненно адап­ти­ро­вать ребят в новой сле­до­пыт­ской среде, «заря­дят» их эмо­ци­о­нально и дадут воз­мож­ность логично и плавно вве­сти ребят в пред­ла­га­е­мую нами систему отно­ше­ний. Если мы само­сто­я­тельно не можем при­ду­мать достой­ного при­клю­че­ния, то вполне при­лично будет обра­титься к про­ве­рен­ному вре­ме­нем лите­ра­тур­ному про­из­ве­де­нию или кино­фильму. Такую игру мы опи­шем чуть позже, а пока попро­буем выра­бо­тать уни­вер­саль­ный под­ход к состав­ле­нию «рабо­та­ю­щего» сюжета и раз­бивки его на отдель­ные эпи­зоды (сборы).

Любой сюжет нач­нем раз­ра­ба­ты­вать с пред­по­след­него эпи­зода (куль­ми­на­ции) и после­ду­ю­щей раз­вязки (выхода из игры) и решим, к чему именно должны стре­миться ребята, что ста­нет усло­вием выпол­не­ния пред­ло­жен­ного зада­ния (достой­ным фина­лом игры). В нашем слу­чае при орга­ни­за­ции нового пат­руля ито­гом пер­вой цик­ло­вой игры вполне логично ста­нет воз­ник­но­ве­ние самого пат­руля. Ребята дока­жут, что их наме­ре­ние зани­маться вме­сте при храме серьезно, а пат­руль полу­чит назва­ние и эмблему. В даль­ней­ших цик­ло­вых играх таким ито­гом будет финаль­ное испы­та­ние, даю­щее ребя­там право на нашивку спе­ци­аль­но­сти (любые дру­гие види­мые награды или поощ­ре­ния), под­твер­жда­ю­щее нара­ботку ими необ­хо­ди­мых ком­пе­тен­ций (что бы там ни вкла­ды­вали в смысл этого поня­тия). Формы таких финаль­ных испы­та­ний должны быть мак­си­мально раз­но­об­разны. И не забу­дем, что сами испы­та­ния как куль­ми­на­ция игры не явля­ются ее окон­ча­нием. Завер­ше­ние игры тре­бует необ­хо­ди­мого после­сло­вия — выхода из игро­вого про­стран­ства, то есть финаль­ного сбора, где все будут празд­но­вать, под­во­дить итоги и полу­чать заслу­жен­ные награды (а неза­слу­жен­ные не получать).

 

Наш сюжет, кото­рый может быть осно­ван на про­хож­де­нии одной или несколь­ких спе­ци­аль­но­стей, будет выте­кать из выбран­ной темы. Те навыки, кото­рые мы хотим отра­бо­тать со сле­до­пы­тами, те зна­ния, кото­рые нам пред­стоит изу­чить и осво­ить, мы вво­дим в сюжет­ную линию. Сам сюжет потре­бует от ребят про­яв­ле­ния и закреп­ле­ния тех или иных поло­жи­тель­ных качеств и пре­одо­ле­ния качеств отри­ца­тель­ных. Нам даже не пона­до­бится для этого спе­ци­ально созда­вать «край­ние» ситу­а­ции, про­во­ци­ру­ю­щие ребят на немед­лен­ный нрав­ствен­ный выбор. В ходе реше­ния воз­ни­ка­ю­щих в сюжете игры задач сле­до­пыты сами встре­тятся с про­бле­мой выбора, пре­одо­ле­ния, сми­ре­ния и т. д. Цик­ло­вая игра свое­об­разно «сожмет» время, дав воз­мож­ность ребя­там в тече­ние заня­тий пере­жить мно­же­ство ситу­а­ций, воз­можно, «рас­тя­ну­тых» в реаль­ной жизни на несколько лет. Как мы уже отме­чали, сюжет игры несколько напо­ми­нает сце­на­рий хоро­шего кино­фильма (а не пло­хого теле­се­ри­ала), кото­рый вме­щает в себя завязку (зачин) сюжета, дает про­стран­ство для его нели­ней­ного раз­ви­тия, при­во­дит к куль­ми­на­ции и развязке.

Завязка сюжета — поста­новка про­блемы. Наша пер­вая игро­вая про­блема состоит в полу­че­нии раз­ре­ше­ния на откры­тие пат­руля. Взрос­лая вос­пи­та­тель­ная подо­плека заклю­ча­ется в есте­ствен­ной и посте­пен­ной выра­ботке уклада жизни пат­руля, обре­те­нии ребя­тами новой сле­до­пыт­ской реаль­но­сти. Исходя из этих пред­по­сы­лок, обду­маем всю цепочку эпи­зо­дов пер­вой цик­ло­вой игры, не опи­сы­вая их подробно, а лишь наме­чая условно, назвав ее «Дорога сле­до­пы­тов» (заодно ребята полу­чат спе­ци­аль­ность «иссле­до­ва­тель», тре­бо­ва­ния к кото­рой мы раз­ра­бо­таем при под­го­товке игры).

 

Укра­ше­ния игры

Вот наша пер­вая игра. Мы собра­лись и думаем, на какие эпи­зоды мы ее разо­бьем, чем эти эпи­зоды между собой будут свя­заны, каким собы­тием озна­ме­ну­ется ее финал и что будет логич­ным и ярким после­сло­вием. Выска­жемся по кругу, запи­шем пред­ло­же­ния, отло­жим до луч­ших вре­мен бас­но­слов­ные идеи какого-нибудь суро­вого отца, пред­ло­жив­шего в конце кон­цов совер­шить всем ребя­там груп­по­вой пры­жок с пара­шю­том. Отме­тим доб­рым сло­вом автора этой идеи за ори­ги­наль­ность мыш­ле­ния и взгля­нем на про­блему трезво.

Опре­де­лим, какого воз­раста у нас дети, давно ли они знают друг друга, какие из пред­ло­жен­ных финаль­ных испы­та­ний будут им по плечу. Соот­не­сем полу­чен­ную инфор­ма­цию с нашими воз­мож­но­стями, учи­ты­вая мест­ность, нахо­дя­щу­юся в «шаго­вой доступ­но­сти» (кото­рую мы можем осво­ить, не выходя из вре­мен­ных рамок нашего заня­тия). Так как мы с вами про­ду­мали кар­кас всей игры, раз­ра­бо­тав ее эпи­зоды и при­мерно пред­став­ляя, чем именно будут зани­маться ребята, то при­шла пора укра­сить ее все­воз­мож­ными полез­ными изыс­ками (но не будем «пере­са­ли­вать»).

Пер­вым делом оза­бо­тимся внеш­ними «под­твер­жде­ни­ями» пре­одо­ле­ния каж­дого испы­та­ния. То есть ребята не про­сто должны знать, что оче­ред­ной этап ими успешно прой­ден, но и полу­чить види­мое «под­твер­жде­ние». Что может стать таким «под­твер­жде­нием» мы с вами и попро­буем сей­час обсудить.

Так как цель всей игры для ребят заклю­ча­ется в полу­че­нии от нашего насто­я­теля (бла­го­чин­ного, мэра города) раз­ре­ше­ния открыть пат­руль, то, оче­видно, в финаль­ном эпи­зоде ребята полу­чат послед­ний эле­мент (гра­моту, эмблему), кото­рого как раз не хва­тало для успеш­ного завер­ше­ния всего дела. Попро­буем в связи с этим создать сле­ду­ю­щую нагляд­ную мотивацию.

На про­тя­же­нии всей игры мы будем искать фраг­менты пазла, на кото­ром изоб­ра­жена эмблема нашего пат­руля. Мы зара­нее ее раз­ра­бо­таем, при­ду­мав назва­ние пат­руля без уча­стия ребят. Одно заня­тие — один эпи­зод — один фраг­мент. Ска­жем, выре­жем из фанеры гераль­ди­че­ский щит, батюшка вру­чит его сле­до­пы­там во время зачина. Щит пове­сим на стену в штаб-квар­тире. Щит будет с пустым полем, и его, по слову нашего батюшки, необ­хо­димо «вос­ста­но­вить», разыс­кав уте­рян­ные (или спря­тан­ные) фраг­менты изоб­ра­же­ния (нари­суем эмблему, рас­пе­ча­таем, раз­ре­жем на фраг­менты). То есть ребята могут либо реста­ври­ро­вать «древ­нее» изоб­ра­же­ние герба, уте­рян­ное преды­ду­щими поко­ле­ни­ями, либо обна­ру­жи­вать и состав­лять совер­шенно новую эмблему. Надо пола­гать, если наш храм древ­ний, то и легенду о про­пав­шем гербе уместно будет при­ду­мать, если же храм новый, то лучше выбрать вто­рой вариант.

Несо­мнен­ный плюс пазла — его нагляд­ность, изоб­ра­же­ние герба посте­пенно про­яв­ля­ется на щите, бла­го­даря чему ребята в конце заня­тий могут видеть реаль­ный итог их уси­лий. Минус состоит в пред­опре­де­лен­но­сти выбора, исклю­че­ния из про­цесса раз­ра­ботки эмблемы и поиска назва­ния пат­руля самих ребят, кото­рые откры­вают лишь то, что при­го­тов­лено нами. Финаль­ный эпи­зод дол­жен послу­жить самым серьез­ным испы­та­нием и даро­вать послед­ний фраг­мент пазла. Полу­чив его и завер­шив тем самым состав­ле­ние герба, отпра­вимся к свя­щен­нику и в каче­стве игро­вого после­сло­вия полу­чим от него раз­ре­ше­ние начать работу.

Фраг­менты герба не будем вру­чать в «офи­ци­аль­ной обста­новке», дадим ребя­там воз­мож­ность самим их отыс­кать. Пред­по­ло­жим, выпол­нив зада­ния каж­дого эпи­зода, они полу­чают зашиф­ро­ван­ные под­сказки, кото­рые помо­гают им обна­ру­жить место, где спря­тан оче­ред­ной фраг­мент. Не будем давать сле­до­пы­там слож­ные загадки, они ведь уста­нут к концу эпи­зода, да и вре­мени может про­сто на всё не хва­тить. Кроме того, вся­че­ские шифры обычно отга­ды­вают самые актив­ные ребята (не все­гда самые сооб­ра­зи­тель­ные), остав­ляя осталь­ных сле­до­пы­тов в роли зри­те­лей, что для нас не годится. Воз­мож­ный выход: пишем под­сказку, исполь­зуя коли­че­ство слов, рав­ное коли­че­ству ребят. Напри­мер: «То, что вам необ­хо­димо, зиждется у внеш­них врат» (то есть при­креп­ляем фраг­мент герба к воро­там ограды храма). Слов восемь, и у нас восемь сле­до­пы­тов. Текст слегка сти­ли­зуем под таин­ствен­ный. Отдель­ные слова пишем на отдель­ных листах бумаги. По окон­ча­нии эпи­зода ребя­там вру­чаем кон­верт («от батюшки»), в кото­ром эти листы лежат не по порядку. На кон­верте — «вам минута на то, чтобы понять мою под­сказку и усло­вие: пусть каж­дый кан­ди­дат в сле­до­пыты возь­мет в руки один лист, и все встаньте в линию так, чтобы полу­чи­лась связ­ная фраза». В этом слу­чае даже самые тихие ребята при­мут уча­стие в дей­ствии, хотя бы в каче­стве «носи­те­лей» листков.

Если мы не хотим пред­опре­де­лять назва­ние пат­руля и его эмблему без уча­стия ребят, то вме­сто герба можно соби­рать фраг­менты «раз­ре­ши­тель­ной» гра­моты, соста­вив кото­рую ребята полу­чают право начать свою пат­руль­ную жизнь, и тогда уже вне пер­вой цик­ло­вой игры мы объ­явим кон­курс на луч­шее назва­ние и герб (эмблему) патруля.

Гра­моту можно заме­нить дру­гим пред­ме­том, более весо­мым и зани­ма­тель­ным. Давайте купим в цве­то­вод­че­ском или хозяй­ствен­ном мага­зине недо­ро­гой гли­ня­ный гор­шок. Нари­суем на его стен­ках услов­ные знаки, оли­це­тво­ря­ю­щие наши эпи­зоды, а на донышке — герб пат­руля (если мы его уже при­ду­мали). Услов­ные знаки изоб­ра­зим в дет­ском, при­ми­тив­ном, но милом стиле акри­ло­выми крас­ками. Затем акку­ратно разо­бьем гор­шок на отдель­ные фраг­менты по числу рабо­чих эпи­зо­дов (плюс фраг­мент на зачин, его ребя­там вру­чит сам батюшка) и отде­лим донышко, кото­рое ребята полу­чат во время куль­ми­на­ци­он­ного эпи­зода. Батюшка, вру­чая пер­вый фраг­мент, может дать тра­ди­ци­онно-ска­зоч­ное напут­ствие: «Вы, ребята, извольте дока­зать, что крепко вме­сте жить можете, а поверю вам, если вы этот гор­шо­чек вос­ста­но­вите. И вы сей­час порознь, и гор­шо­чек по кусоч­кам, а ста­нете едины, когда он целым будет». Что-нибудь подоб­ное для пер­вого раза про­зву­чит вну­ши­тельно. Ребята поин­те­ре­су­ются, где же им дру­гие фраг­менты раз­до­быть, на что ответ полу­чат: выпол­ните, мол, одно зада­ние, и тогда один фраг­мент най­дете, а где — сами догадаетесь.

В конце каж­дого эпи­зода можно вру­чать ребя­там нехит­рую карту (или несколько карт по коли­че­ству групп, чтобы тол­пой не бегали), на кото­рой отме­чен тай­ник, где лежит оче­ред­ной фраг­мент. Карта должна быть эле­мен­тарна, тай­ник рас­по­ло­жен в ограде храма (но не внутри его, есте­ственно), то есть быть в пря­мом доступе. Найти его можно, состя­за­ясь друг с дру­гом. Чтобы не было беготни и кри­ков (мы отучаем ребят от суеты и излиш­него шума), ста­вим усло­вие: группы ищут в пол­ной тишине, пере­дви­га­ясь шагом, за чем мы и проследим.

Воз­мож­ным допол­не­нием к про­грамме игры может стать ее моди­фи­ка­ция. Допу­стим, мы поже­лаем, чтобы зада­ния от батюшки дети тоже должны были заслу­жить, а кроме того, не хотим брать излишне высо­кий темп всего дей­ства. Если мы встре­ча­емся один раз в неделю, то эпи­зоды, тре­бу­ю­щие актив­ной работы и тща­тель­ной под­го­товки (а у нас не так много вре­мени, сил и испол­ни­те­лей), могут всех вымо­тать. Скор­рек­ти­руем сюжет игры — «раз­ба­вим» актив­ные эпи­зоды тихими, под­го­то­ви­тель­ными. Такое раз­де­ле­ние в каче­стве при­мера при­во­ди­лось в опи­са­нии эпи­зода «Празд­ник Покрова».

В этом слу­чае поиск по карте оче­ред­ного заслу­жен­ного фраг­мента (гор­шочка, гра­моты, герба, чего угодно) про­хо­дит во время такого про­ме­жу­точ­ного заня­тия. Тогда марш­рут мы можем сде­лать длин­нее и раз­но­об­раз­нее и, помимо этого, «вкле­ить» в него раз­лич­ные сопут­ству­ю­щие учеб­ные зада­ния, то есть, чтобы его пройти, ребя­там будет необ­хо­димо что-либо раз­уз­нать или о чем-либо рассказать.

У нас выстра­и­ва­ется цепочка: зачин игры, далее эпи­зод — под­го­товка к основ­ному эпи­зоду под кодо­вым назва­нием «Цвет­ник сле­до­пы­тов», во время кото­рого ребята полу­чают карту к оче­ред­ному фраг­менту, но ищут его уже во время сле­ду­ю­щего про­ме­жу­точ­ного эпи­зода. Мы полу­чим не восемь заня­тий-эпи­зо­дов, а все две­на­дцать, то есть под­бе­рем про­грамму на три месяца (сен­тябрь — декабрь). А в конце, перед Рож­де­ствен­ским постом, устроим пир по слу­чаю откры­тия патруля.

Про­ме­жу­точ­ные эпи­зоды поста­ра­емся про­во­дить на све­жем воз­духе, но при пло­хой погоде их можно пере­не­сти и в поме­ще­ние. Если основ­ные эпи­зоды про­хо­дят как насто­я­щие серьез­ные собы­тия, при­вле­ка­ю­щие сто­рон­них гостей и участ­ни­ков, то эпи­зоды про­ме­жу­точ­ные про­ве­дем камерно, делая упор на те зна­ния и уме­ния, кото­рые мы хотим при­вить нашим ребя­там первоначально.

Про­ме­жу­точ­ные эпизоды

Каким обра­зом могут про­хо­дить про­ме­жу­точ­ные эпи­зоды нашей цик­ло­вой игры?

Для начала напом­ним, что каж­дый эпи­зод начи­на­ется со стан­дарт­ного «входа» в игру. Мы хотим стать сле­до­пы­тами, и наш «вход» дол­жен напо­ми­нать ребя­там об этой цели. Зна­чит, после при­вет­ствий и молитвы мы можем собраться в кру­жок, взяться руками за посох (древко буду­щего флажка или штан­дарта) или про­сто за руки (как и все­гда, вари­ан­тов у нас много), глав­ное, вер­бально под­черк­нуть наше един­ство. Гасим элек­три­че­ский свет или не зажи­гаем его после молитвы, затеп­лим лампу со све­чой, поста­вив ее в центр нашего кружка, и споем песню сле­до­пы­тов. Если нам самим не удастся ее сочи­нить (хотя дело эле­мен­тар­ное), то возь­мем любую доб­рую дет­скую песенку о дружбе и при­клю­че­ниях. Ее можно слегка пере­де­лать, при­бли­зив к нашему пра­во­слав­ному и сле­до­пыт­скому укладу. После строй­ного испол­не­ния песенки, поем совсем не громко, зато сла­женно, не рас­хо­димся. При­шла пора обсу­дить наши планы.

В резуль­тате успешно прой­ден­ного испы­та­ния (основ­ного эпи­зода игры) мы полу­чили карту, на кото­рой отме­чен тай­ник с оче­ред­ным иско­мым фраг­мен­том эмблемы (гра­моты, гор­шочка и т. д.). Зна­чит, сего­дня мы должны его отыс­кать. Но прежде чем заняться этим вол­ну­ю­щим делом, завер­шим преды­ду­щую работу. Мы, конечно, хорошо потру­ди­лись во время про­шлого сбора, но не обсу­дили его итоги, а без этого дело никак не может счи­таться закон­чен­ным. Нам важно при­учить ребят обду­мы­вать и обсуж­дать прой­ден­ное. Даем слово жела­ю­щим выска­заться, что понра­ви­лось, что полу­чи­лось, а что можно было сде­лать лучше.

Если на заня­тие при­шли далеко не все ребята, а такая ситу­а­ция может часто встре­чаться, осо­бенно пер­вое время, то мы всё равно будем про­во­дить запла­ни­ро­ван­ную встречу, вклю­чая про­ве­де­ние оче­ред­ного эпи­зода игры. Это даст нам воз­мож­ность при­учить всех ребят к мысли, что наши сборы — дело важ­ное и без ува­жи­тель­ной при­чины их не сле­дует про­пус­кать. Те, кто при­шел на сбор, не должны стра­дать от своей мало­чис­лен­но­сти, ведь для нас важен каж­дый сле­до­пыт, и мы с каж­дым из них готовы и рады рабо­тать. А зна­чит, и малым чис­лом, «за того парня» дей­ствуя, мы не под­ве­дем пат­руль и выпол­ним зада­ния. И будет заме­ча­тельно, если всем забо­лев­шим и непри­шед­шим по ува­жи­тель­ной при­чине наши сле­до­пыты позво­нят (в гости зай­дут) и рас­ска­жут, как и что было. А мы им под­ска­жем сде­лать такое доб­рое дело. И еще. Если у нас на сборе совсем немного ребят, то появ­ля­ется заме­ча­тель­ная воз­мож­ность лич­ного обще­ния, всё же ситу­а­ции, при кото­рых мы вынуж­дены «рабо­тать за троих», отлично спла­чи­вают их участников.

 

Обсуж­де­ние не должно зани­мать более 10 минут. Насту­пает пора дей­ство­вать. Для про­хож­де­ния марш­рута по карте надо выпол­нить сопут­ству­ю­щие усло­вия, эти усло­вия мы можем запря­тать в кон­верты, кото­рые раз­ме­стим на марш­руте, а можем дать сразу же в виде «путе­вого листа», на кото­ром рас­пи­саны задания.

Прежде чем пого­во­рить об их кон­крет­ном содер­жа­нии, обра­тим вни­ма­ние на неко­то­рые фак­торы. Не исклю­чено, что погода или место­рас­по­ло­же­ние нашего храма (места про­ве­де­ния сбора) не поз­во­лят нам выйти на улицу. Хорошо, если рядом раз­бит парк или нахо­дится без­опас­ный лес­ной мас­сив, может слу­читься, чистый и удоб­ный для про­ве­де­ния заня­тия двор. Но такие бла­го­при­ят­ные усло­вия скла­ды­ва­ются далеко не все­гда, что не исклю­чает про­хож­де­ния нашими ребя­тами марш­рута по карте, только по карте настольной.

Рисуем на ват­мане либо реаль­ную, либо при­ду­ман­ную нами мест­ность (но центр — наш храм), а на ней рас­по­ла­гаем раз­лич­ные инте­рес­ные объ­екты: раз­ва­лины зам­ков, домики лес­ника и пас­туха, опас­ное болото, неве­домо куда теку­щий ручей, лавку древ­но­стей и что душе угодно, но всё это строго ложится в кон­текст и сти­ли­стику игры. Судя по всему, пиц­це­рию отме­тем, если, правда, не поме­стили игро­вое про­стран­ство в Ита­лию. Хотя пиццу мы любим. Важно под­черк­нуть, что неко­то­рые объ­екты, ука­зан­ные на нашей карте, можно соот­не­сти с реаль­ными, исполь­зуя их при бла­го­по­луч­ном сте­че­нии обстоятельств.

Вот на карте стоит оди­но­кий маяк, а мы устра­и­ваем игро­вой объ­ект на забро­шен­ной водо­на­пор­ной башне. Хорошо бы она была не зага­жена вся­че­скими стран­ными ком­па­ни­ями, а стены ее не были бы испи­саны нехо­ро­шими сло­вами. Редко, но такие башни (и про­чие места) еще встре­ча­ются. Проще, кстати, будет отыс­кать домик лес­ника (кого угодно) — все-таки среди при­хо­жан (или зна­ко­мых) можно найти счаст­ли­вого обла­да­теля част­ного стро­е­ния или дач­ного домика. Воз­можно, доб­рый хозяин не отка­жется при­нять сле­до­пы­тов и загадки им зага­дать, дать зада­ния, а то и рас­ска­зать инте­рес­ную и поучи­тель­ную исто­рию или научить чему-либо чрез­вы­чайно полез­ному. Мы ведь должны, как помните, найти цве­то­вода для устрой­ства клумбы и про­кон­суль­ти­ро­ваться у него. Вот и отпра­вимся в гости, а ведь нужно уметь это делать — пода­рок нести да беседу вести.

Темы для заня­тия, как видим, появ­ля­ются с избыт­ком. Если реаль­ный объ­ект рас­по­ло­жен в отда­ле­нии от нашей штаб-квар­тиры, то необ­хо­димо про­ду­мать доставку и воз­вра­ще­ние ребят. Не стоит соби­раться в незна­ко­мом месте в холод­ную погоду (на оста­новке авто­буса, напри­мер), попро­буем дого­во­риться с доб­рым отцом и поме­стимся в его мик­ро­ав­то­бусе. В общем будем изыс­ки­вать под­хо­дя­щие варианты.

Путе­ше­ствия в помещении

Итак, мы поняли прин­цип сов­ме­ще­ния игро­вого про­стран­ства, объ­еди­ня­ю­щего реаль­ные объ­екты, доступ­ные для иссле­до­ва­ний, и объ­екты при­ду­ман­ные, с кото­рыми мы будем рабо­тать, не выходя из поме­ще­ния. При­ве­дем несколько при­ме­ров раз­ви­тия собы­тий эпи­зода, если он реа­ли­зу­ется в помещении.

Мы рас­са­жи­ва­емся вокруг стола и достаем карту. Она должна быть доста­точно боль­шой, чтобы все ребята видели раз­ме­щен­ные на ней объ­екты. От нашей штаб- квар­тиры (от храма) по карте про­чер­чен путь, кото­рый нам пред­стоит «пройти». Путь каж­дого эпи­зода можно чер­тить раз­ными цве­тами, чтобы не путаться. Мы дви­жемся к иско­мому объ­екту, на кото­ром и спря­тан тай­ник, про­ходя через раз­ного рода пре­пят­ствия. Пре­пят­ствия соот­вет­ствуют изоб­ра­жен­ным на карте объ­ек­там, пре­одо­ле­ние каж­дого тре­бует выпол­не­ния того или иного зада­ния. Эти зада­ния мы при­ду­мы­ваем зара­нее, ори­ен­ти­ру­ясь на тот мате­риал, кото­рый мы хотим пре­по­дать ребя­там в рам­ках нашей общей (вне­иг­ро­вой) программы.

Допу­стим, мы соби­ра­емся при­сту­пить к отра­ботке навы­ков чте­ния по-цер­ков­но­сла­вян­ски и вообще ближе позна­ко­мить ребят с этим осно­во­по­ла­га­ю­щим для нашей веры и куль­туры язы­ком. Так что весь сего­дняш­ний (про­ме­жу­точ­ный) эпи­зод посвя­тим пре­иму­ще­ственно реше­нию этой задачи. Есте­ственно, дан­ный эпи­зод лишь пер­вый (или оче­ред­ной) шаг в нашем посто­ян­ном стрем­ле­нии погру­зить ребят в мир цер­ков­но­сла­вян­ского языка. То есть мы все­гда ста­ра­емся предо­ста­вить ребя­там воз­мож­ность зани­маться им во время наших раз­но­об­раз­ных цик­ло­вых игр, что не исклю­чает нали­чия спе­ци­аль­ной отдель­ной про­граммы по его освоению.

За цер­ков­но­сла­вян­ский язык

Пер­вый пункт нашего марш­рута (кото­рый можно про­кла­ды­вать и в про­цессе заня­тия, вари­а­тивно) — всем извест­ный камень с тремя над­пи­сями. Над­пись сде­лана на цер­ков­но­сла­вян­ском языке (мы не будем углуб­ляться в линг­ви­сти­че­ские иссле­до­ва­ния и пока повре­ме­ним с озна­ком­ле­нием ребят со ста­ро­сла­вян­ским язы­ком). Ее содер­жа­ние (шрифт цер­ков­но­сла­вян­ский) может не соот­вет­ство­вать кано­ни­че­скому ска­зоч­ному. Наобо­рот, пре­да­дим ему нази­да­тель­ный, напут­ству­ю­щий харак­тер. Можно взять соот­вет­ству­ю­щий стих из Псал­тыри или Еван­ге­лия. Таким обра­зом, ребята видят на карте нари­со­ван­ный боль­шой камень с какой-то над­пи­сью, а мы пред­став­ляем им уже аль­бом­ный лист, по кото­рому они и будут ее читать.

Неко­то­рые наши ребята, воз­можно, зна­комы с цер­ков­но­сла­вян­ским алфа­ви­том и шриф­том и помо­гут осталь­ным про­честь напи­сан­ное. Но даже если никто из сле­до­пы­тов не стал­ки­вался с такими тек­стами, они могут при­сту­пить к про­чте­нию, опи­ра­ясь на совре­мен­ный рус­ский язык (по ана­ло­гии) и наши под­сказки. Дадим всем ребя­там воз­мож­ность про­чи­тать над­пись и выска­зать свои сооб­ра­же­ния по ее содер­жа­нию. При­чем нач­нем опрос с самых неосве­дом­лен­ных сле­до­пы­тов, дабы наши «интел­лек­ту­алы» всё за них быстро не решили. Если чте­ние вызы­вает зна­чи­тель­ные труд­но­сти, про­чтем сами и спро­сим, где ребята уже слы­шали такой язык. Несколько минут посвя­тим необ­хо­ди­мым ком­мен­та­риям. Усвоим какое-нибудь про­стое пра­вило чте­ния (буквы «ё» нет, напри­мер) и при­сту­пим к раз­га­ды­ва­нию смысла.

Так как цер­ков­но­сла­вян­ский язык явля­ется пер­во­ос­но­вой, пита­тель­ной сре­дой для лите­ра­тур­ного рус­ского языка, заклю­чает в себе неис­ся­ка­е­мый источ­ник пре­муд­ро­сти, дает навыки чув­ство­ва­ния струк­туры слов, их зна­че­ния и пра­во­пи­са­ния, то и зани­маться им необ­хо­димо посто­янно. Вла­дея самыми эле­мен­тар­ными навы­ками, поз­во­ля­ю­щими вгля­ды­ваться в зна­че­ние слов, искать объ­еди­ня­ю­щие их корни, заста­вить язык по-насто­я­щему «заго­во­рить», то есть про­явить скры­тые в нем смыслы, ребе­нок с малых лет вой­дет в «гор­нюю» часть рус­ской куль­туры. И чтобы изу­че­ние цер­ков­но­сла­вян­ского языка не пре­вра­ща­лось лишь в зна­ко­мые по школе уроки (наряду, ска­жем, с англий­ским язы­ком), в своей работе будем посто­янно впле­тать этот язык в текст наших занятий.

 

Нам важно вос­ста­но­вить у ребят изна­чаль­ный, истин­ный смысл слов, зна­че­ние кото­рых они пред­став­ляют смутно. Поста­ра­емся, чтобы они про­го­ва­ри­вали свои раз­мыш­ле­ния о том, что озна­чают слова и выра­же­ния, поль­зо­ва­лись кон­тек­стом в раз­боре труд­ных, неяс­ных мест, нахо­дили ана­логи в совре­мен­ном рус­ском языке. А несколь­кими кни­гами нашей биб­лио­теки обя­за­тельно должны стать эти­мо­ло­ги­че­ские словари.

«Избушка зада­ний»

Над­пись на камне про­чи­тана и понята (10–15 минут), сле­ду­ю­щий пункт — забро­шен­ная избушка. Сле­до­пыты устали, рабо­тая над преды­ду­щим зада­нием, дадим им время раз­мяться. Сде­лать это нетрудно, опи­ра­ясь на эту самую избушку (фигу­рально, конечно, опи­ра­ясь). Сооб­щим сле­до­пы­там: «Перед вами избушка. Что вы сде­ла­ете?» «Посту­чим», — отве­тят веж­ли­вые сле­до­пыты (аван­тю­ри­сты и пуга­ные дети пред­ло­жат вна­чале загля­нуть в окна). «Никто не отве­чает, — сооб­щаем мы. — А в окнах ничего раз­гля­деть нельзя, уж больно давно их не мыли». Попро­буем войти — заперто, давайте искать ключ.

Вот и откры­лась воз­мож­ность пораз­мяться. По нашей команде дети закры­вают глаза, мы пря­чем ключ и даем им минуту (две) на поиски. Чтобы ребята не устро­или погром в поме­ще­нии, ста­вим усло­вие: ничего не сдви­гать, ключ лежит на откры­той поверх­но­сти. Сиг­нал. И мы имеем воз­мож­ность наблю­дать за бро­унов­скими эво­лю­ци­ями неор­га­ни­зо­ван­ных дети­шек. За минуту никто ничего не нашел, все удру­чены и упре­кают друг друга в нера­ди­во­сти. Про­во­дим ско­рый инструк­таж о том, как пра­вильно и про­сто орга­ни­зо­вать поиски. Раз­би­ваем ком­нату на сек­торы, пору­чаем их кон­крет­ным парам сле­до­пы­тов (они и сами могут дога­даться исполь­зо­вать этот нехит­рый прием), повто­ряем поиски — ночь-то близко (игро­вая), и надо в дом проникать.

Нахо­дим ключ и встав­ляем в насто­я­щий замок (малень­кий, запи­ра­ю­щий шка­тулку). Сооб­щаем ребя­там, что на столе забро­шен­ной избушки стоит эта самая шка­тулка. В ней записка (можно напи­сать ее в ста­рой орфо­гра­фии, исполь­зуя древ­ние цер­ков­но­сла­вян­ские слова), но сама записка имеет вполне быто­вое содер­жа­ние, точ­нее просьбу. Допу­стим, она при­зы­вает ребят доде­лать в избушке все дела и тем самым осво­бо­дить ее хозяйку из плена вре­мени (время оста­но­ви­лось, и хозяй­кина жизнь соот­вет­ственно). Можно обой­тись и без «ска­зоч­ной» подо­плеки, в этом слу­чае бед­ная хозяйка лично может встре­тить ребят и попро­сить о помощи. Лежит себе боль­ная, встать не может, потому и дверь не откры­вала. Или при­шла чуть позже, сама ключ поте­ряла, войти не могла, а тут ребята всё нашли. Еще вари­ант: хозяйка сто­яла перед домом, войти не могла, попро­сила сле­до­пы­тов ключ отыс­кать. Ясно, что моти­ва­ции могут быть самыми раз­ными, равно как и зада­ния, кото­рые мы тут же пред­ло­жим детям.

Итак, сле­до­пы­там необ­хо­димо дога­даться, что и как надо завер­шить. Хорошо, выва­ли­ваем на стол нитку, иголку, ото­рван­ную от рубахи пуго­вицу (и саму рубаху), меха­ни­че­ские часы (не заве­дены, время пока­зы­вают непра­виль­ное) с отвин­чен­ной зад­ней стен­кой, шурупы и отвертку. А кроме того: текст неве­до­мой песни, можно фольк­лор­ной, чашку, раз­би­тую на три, четыре части, и клей… Спи­сок можно про­дол­жать. Даем ребя­там на всё пять минут. Вклю­чаем (негромко) тре­вож­ную музыку. Вперед.

Нам весьма важно при­вить сле­до­пы­там чув­ство вре­мени, научить их это время опре­де­лять, ценить, исполь­зо­вать с умом. Не «раз­ма­зы­вать» зада­ния, как кашу по тарелке.

Наблю­даем, как они всё вос­ста­нав­ли­вают и доде­лы­вают, раду­емся, что сле­до­пыты само­сто­я­тельно доду­ма­лись раз­де­литься на рабо­чие группы. Самое труд­ное зада­ние (сложно дога­даться) — уста­но­вить на часах реаль­ное время и заве­сти их. При необ­хо­ди­мо­сти под­ска­зы­ваем. Всё сде­лано. Уло­жи­лись. А если нет, не страшно, про­сто нач­нем гово­рить, что дом начи­нает шататься, а выйти нельзя, кто-то дверь запер, так что всё надо как можно быст­рее доделать.

И вот всё готово, дверь откры­ва­ется, и вхо­дит «хозяйка» (при­лежно задра­пи­ро­ван­ная мама). Если есть воз­мож­ность, при­гла­сим даму в насто­я­щем народ­ном костюме и попро­сим ее немного о нем рас­ска­зать. Если ни мамы, ни дамы в народ­ном костюме у нас под рукой нет, пред­ста­нем сами в каче­стве хозяйки (хозя­ина) избы. В этом слу­чае (пока мы играем роль хозяйки) будем общаться со сле­до­пы­тами как с незна­ко­мыми детьми. Им это очень понра­вится. А мы можем пове­сти себя и веж­ливо, и свар­ливо, и подо­зри­тельно. Глав­ное, чтобы сами ребята оста­ва­лись воспитанными.

«Гово­рим по-русски»

Побла­го­да­рив ребят, ста­нем их рас­спра­ши­вать. То есть отра­бо­таем у них навыки обще­ния с незна­ко­мыми (по игре) людьми. Хорошо бы и впрямь при­гла­сить незна­ко­мого чело­века для пре­да­ния ситу­а­ции долж­ного реа­лизма. Хозяйка рас­спро­сит ребят, откуда они, что у них за дело и т. д. Важно, чтобы речь зашла о нашем храме, пусть ребята попы­та­ются о нем рас­ска­зать, что знают. Когда был осно­ван, во имя какого свя­того или празд­ника освя­щен, какие есть при­делы, сколько глав, какие почи­та­е­мые иконы, как вели­чают насто­я­теля и всё что можно. Если мы не обра­ду­емся объ­ему зна­ний ребят, то при обсуж­де­нии эпи­зода (мы все­гда в конце сбора обсуж­даем с ребя­тами, что полу­чи­лось, а что не совсем) решим сов­местно со сле­до­пы­тами раз­уз­нать о нашем храме побольше. Негоже не уметь рас­ска­зы­вать о своем при­ходе, путаться и запи­наться. Отме­тим себе, что любые игро­вые «встречи» с раз­лич­ными пер­со­на­жами, с кото­рыми ребята будут общаться, помо­гут нам в реше­нии весьма непро­стых ком­му­ни­ка­тив­ных проблем.

Неуме­ние веж­ливо, дели­катно, кор­ректно, пол­но­ценно и доб­ро­же­ла­тельно общаться пор­тит жизнь как взрос­лым, так и детям. Вот мы и поста­ра­емся научить ребят не пере­би­вать собе­сед­ника, слу­шать и слы­шать его аргу­менты, внятно фор­му­ли­ро­вать вопросы и ответы. Кроме того, что не менее важно, гово­рить без излиш­них эмо­ций, равно и без инто­на­ций авто­от­вет­чика. Про­яв­лять сдер­жан­ность в жестах, не каме­неть, с одной сто­роны, и не рас­пус­кать себя — с дру­гой. Смот­реть на собе­сед­ника со вни­ма­нием, раз­ли­чать инто­на­ции и чув­ство­вать под­вохи. И далее, уметь под­дер­жи­вать раз­го­вор, под­би­рать под­хо­дя­щие для обще­ства темы для бесед, чув­ство­вать их ритм и темп, раз­ли­чать смыслы и раз­ного рода подтексты.

Воз­можно, заяв­лен­ная про­грамма пока­жется слиш­ком слож­ной, но это не совсем так. Дети в прин­ципе хорошо чув­ствуют собе­сед­ника. У них ино­гда не хва­тает такта скры­вать свои эмо­ции, и они спо­собны зевать, если им не инте­ресно, ерзать или, напро­тив, слиш­ком активно, дер­гая за рукав, тре­бо­вать про­дол­же­ния обще­ния. Но ребята пони­мают, как с ними обща­ются (доб­ро­же­ла­тельно, отстра­ненно, свы­сока и т. д.), они про­сто не могут ино­гда офор­мить свои чув­ства в мысли (тем более в слова). А для каче­ствен­ного обще­ния необ­хо­димо про­сто нара­ба­ты­вать соот­вет­ству­ю­щие навыки. Дабы во взрос­лом состо­я­нии не посе­щать доро­го­сто­я­щие курсы раз­лич­ных пси­хо­ло­ги­че­ских тре­нин­гов (послед­нее слово само по себе отби­вает вся­кую охоту их посещать).

При­ве­дем лишь один воз­мож­ный при­мер зада­ния, кото­рое можно поме­стить в текст любой цик­ло­вой игры.

«Темы бесед». Игра в игре

Допу­стим, ребята стоят перед необ­хо­ди­мо­стью про­ве­сти пере­го­воры с оче­ред­ным пер­со­на­жем. Казаки встре­ча­ются с пашой Теми­ром аль-Мабу­ком (игра «Поход каза­ков»), шеф-повара — с жела­ю­щим их нанять куп­цом (игра «Пир на весь мир»), а наши устро­и­тели клумбы — со спе­ци­а­ли­стом-цве­то­во­дом. И прежде чем пойти на встречу, дадим ребя­там зада­ние обсу­дить, как именно в дан­ной ситу­а­ции выстро­ить раз­го­вор. Так как к делу сразу при­сту­пать, воз­можно, не стоит (а воз­можно, что и стоит), решим, на какие темы можно гово­рить с дан­ными пер­со­на­жами (или с вполне реаль­ной тетень­кой — люби­тель­ни­цей цве­тов). Чтобы не поз­во­лить про­цессу рас­суж­де­ний рас­те­каться мыс­лию по древу, пред­ло­жим сле­до­пы­там игру: мы назы­ваем тему раз­го­вора, а они хором гово­рят «да» или «нет». При этом мы посте­пенно уско­ряем темп. Итак, нас ждет хит­рый паша (заодно дети узнают, что это за чин такой). Пере­чис­ляем темы бесед: «О его здра­вии, о тор­говле, о дамас­ских клин­ках, о видах на уро­жай в каза­чьих зем­лях, о ком­пью­те­рах…» Послед­нее — явный ана­хро­низм, народ сме­ется и на при­мере пони­мает слово «ана­хро­низм», а мы еще рас­ска­жем о дамас­ской стали.

Также мы рас­су­дим, стоит ли с про­тив­ни­ком гово­рить о своих про­бле­мах и, глав­ное, стоит ли желать ему здо­ро­вья, если наша пер­во­оче­ред­ная задача — его этого здо­ро­вья лишить? Не будем дис­ку­ти­ро­вать на эту тему прямо сей­час, во время игры, а решим обра­титься за разъ­яс­не­ни­ями к свя­щен­нику. Мы не боимся «выно­сить темы из игры», тем более что мно­гие воз­ни­ка­ю­щие вопросы невоз­можно быстро раз­ре­шить по ее ходу. Впро­чем, если время поз­во­ляет (в про­ме­жу­точ­ном эпи­зоде мы гото­вимся к встрече с пашой, кото­рая про­изой­дет в основ­ном эпи­зоде), то можно пого­во­рить и на серьез­ные темы. Послу­шаем ребят, рас­су­дим о лич­ных вра­гах и воин­ском долге, при­дем к выводу, что надо уметь дого­ва­ри­ваться, но бывает и так, что мир под­лее, страш­нее войны. Послед­нее утвер­жде­ние налицо: в турец­ком плену томятся наши сооте­че­ствен­ники, и, если выку­пить их не удастся, при­дется осво­бож­дать силой оружия.

Глу­бина под­хода и про­блема оценок

Глу­бина любого обсуж­де­ния зави­сит от воз­раста и готов­но­сти наших сле­до­пы­тов к раз­мыш­ле­нию на дан­ную тему. То, что могут хорошо разу­меть 9–10-летние ребята, могут совер­шенно не понять пер­во­класс­ники. Но, как нам видится, в любых делах, свя­зан­ных с жиз­нью пат­руля, нужно все­гда «при­под­ни­мать планку» чуть выше, чем ребята при­выкли. Посте­пенно услож­няя зада­ния, кото­рые, на пер­вый, взгляд ста­но­вятся «не по плечу» нашим сле­до­пы­там, мы научим их не бояться труд­но­стей. Всту­пая в еди­но­бор­ства (во время спор­тив­ных игр, напри­мер) со взрос­лыми, пони­мая, что выиг­рыш в прин­ципе невоз­мо­жен, ребята научатся испол­нять свой долг до конца, делать то, что в их силах, оста­ваться чест­ными перед самими собой, не впа­дая в уныние.

Наше искус­ство управ­ле­ния ситу­а­цией должно помочь тонко чув­ство­вать ту грань, до кото­рой можно услож­нять зада­ния, ста­вить сверх­цели. И наша задача «на пути к вер­шине» — быть гото­вым под­дер­жать, под­ска­зать, под­бод­рить ребят, одно­вре­менно ожи­дая от них при­ло­же­ния нели­це­мер­ного старания.

Мы с вами нередко встре­ча­лись с кон­цеп­цией вос­тор­жен­ного под­хода к любым про­яв­ле­ниям дет­ского твор­че­ства, когда детей поощ­ряют и хва­лят за мизер­ное ста­ра­ние, малей­шее дви­же­ние души, «бие­ние пальца о палец». Такой под­ход нельзя назвать кон­струк­тив­ным и полез­ным в деле вос­пи­та­ния ребят. Оценка должна быть бла­го­же­ла­тельна, поощ­ри­тельна, но более или менее адекватна.

«Ты нари­со­вал заме­ча­тель­ные, немного стран­ные цветы, какие, навер­ное, рас­тут где-то далеко-далеко, но все-таки я про­сил изоб­ра­зить тебя обык­но­вен­ную елку». Мы не оби­дим ребенка, если вме­сте с ним улыб­немся пло­дам его творчества.

Впро­чем, встре­ча­ются дети, впа­да­ю­щие в исте­ри­че­ский столб­няк от малей­шего недо­умен­ного заме­ча­ния. Это как раз жертвы неуме­рен­ных похвал, при­вык­шие к посто­ян­ному пре­воз­но­ше­нию их ничтож­ных (или вполне зри­мых) уси­лий. Занятно, что хва­ля­щие их взрос­лые как-то не при­ни­мают в рас­чет то, что, вырас­тая, дети попа­дают в среду, где их хал­тур­ная работа ника­кого вос­торга вызы­вать не будет. И вот уже под­ростки погру­жа­ются в глу­бо­кую депрес­сию из-за совер­шенно неадек­ват­ной само­оценки. В дет­стве — талант и отлич­ник (пятерки за при­ле­жа­ние, а не за смысл), а теперь серость и тро­еч­ник. Депрес­сия, однако. Кроме того, за пре­воз­но­ше­нием со сто­роны (ах, какой ребе­нок талант­ли­вый, какая фан­та­зия чудес­ная) сле­дует само- пре­воз­но­ше­ние, вера в свою исклю­чи­тель­ную особу.

Зна­чит ли это, что хва­лить вообще не надо? Мы посто­янно должны избе­гать край­них точек зре­ния, искать золо­тую сере­дину, «цар­ский путь». Если ребе­нок заком­плек­со­ван («неумеха», «все из рук сып­лется», «и в кого ты только уро­дился?» и про­чий бред) или про­сто боится по при­род­ной осто­рож­но­сти взяться за новое дело, помо­жем ему, под­дер­жим и поощ­рим. Но не гро­мо­глас­ными воз­гла­сами, сло­вес­ной мишу­рой, а тихим сугу­бым вни­ма­нием, готов­но­стью раз­де­лить труд­но­сти, дели­кат­ными под­сказ­ками и общей, непри­мет­ной для окру­жа­ю­щих радо­стью по дости­же­нии види­мого результата.

Как мы видим на при­мере мно­гих эпи­зо­дов, игро­вая реаль­ность поз­во­ляет соеди­нять, раз­ре­шать, про­жи­вать (но не вжи­ваться) самые раз­ные куль­тур­ные, эти­че­ские и, конечно, духов­ные смыслы. Преду­га­дать зара­нее, на какие темы выве­дет игро­вая ситу­а­ция, невоз­можно, да и не нужно. Наше дело — всё про­ис­хо­дя­щее обра­щать на благо, на доб­рые плоды трез­вен­ного воспитания.

Повы­шать само­оценку ребенка, без сомне­ния, необ­хо­димо, но через посте­пен­ное воз­рас­та­ние, через пре­одо­ле­ние реаль­ных труд­но­стей. Пусть эти шаги и будут кро­шеч­ными, а «труд­но­сти» явля­ются тако­выми лишь для самого ребенка.

У ребят вообще часто встре­ча­ется болез­нен­ное отно­ше­ние к оцен­кам (еще одна при­чина, почему мы избе­гаем ста­вить оценки «по-школь­ному»). Так что перед нами стоит сразу несколько весьма важ­ных задач. Во-пер­вых, при­учим ребят не гнаться за оцен­кой, а ста­раться дости­гать поло­жи­тель­ного резуль­тата. Оценки — про­ме­жу­точ­ные, услов­ные вехи, сиг­налы, что на дан­ном этапе дела обстоят при­мерно сле­ду­ю­щим обра­зом. Ведь мы все знаем, какое раз­лич­ное содер­жа­ние зна­ний и уме­ний стоит за оди­на­ко­выми оцен­ками в раз­ных по уровню шко­лах. Для нас в пат­руле важны не цифры, а кон­крет­ные, усво­ен­ные навыки сле­до­пы­тов, кото­рые они могут не только при­ме­нять в своей работе, но и пере­да­вать дру­гим ребя­там. И дости­же­ния этих навы­ков, уме­ний и зна­ний мы выра­жаем через при­сво­е­ние спе­ци­аль­но­стей, «сту­пе­ней», а на про­ме­жу­точ­ных эта­пах (в тече­ние одной цик­ло­вой игры, напри­мер) ове­ществ­ляем эти дости­же­ния. Дети нахо­дят арте­факты, про­яв­ляют на кар­тах объ­екты, полу­чают доступ к опре­де­лен­ному виду дея­тель­но­сти (вспом­ним раз­жи­га­ние костра).

Наше мне­ние отно­си­тельно каче­ства их работы не должно ста­но­виться в гла­зах ребят акси­о­мой, послед­ней, окон­ча­тель­ной оцен­кой, «при­го­во­ром». Мы спо­койны, доб­ро­же­ла­тельны, в меру иро­ничны, в меру серьезны, когда чув­ствуем, что для ребенка наша оценка в дан­ный момент очень важна. Мы посто­янно выстра­и­ваем лич­ные пути (инди­ви­ду­аль­ные тра­ек­то­рии) для каж­дого сле­до­пыта и не боимся объ­яс­нять ребя­там, обсуж­дать в бесе­дах свя­зан­ные с этой про­бле­ма­ти­кой вопросы. Почему у одних полу­ча­ется, а у дру­гих нет, отчего Гос­подь дает людям раз­ные таланты, но всех оди­на­ково любит (не за таланты!)? Почему с того, кому больше дано, больше спро­сится и т. д.? То есть мы раз­ры­ваем при­ми­тив­ную связь между оцен­кой пло­дов дея­тель­но­сти ребенка и оцен­кой его как личности.

Цепочки зада­ний

За время одного про­ме­жу­точ­ного эпи­зода мы смо­жем пройти два-три серьез­ных объ­екта, тре­бу­ю­щих от ребят зна­чи­тель­ных вре­мен­ных затрат или (этот вари­ант можно чере­до­вать с пер­вым) цепочку про­стых, увле­ка­тель­ных зада­чек (тоже «при­креп­лен­ных» к объ­ек­там на карте), кото­рые ребята должны решать в хоро­шем темпе и настрое.

Допу­стим, нам необ­хо­димо пре­одо­леть всё тот же марш­рут к месту тай­ника (в кото­ром схо­ро­нен иско­мый фраг­мент, если кто не пом­нит). Вме­сто двух-трех объ­ек­тов (камень, избушка, тай­ник) «рас­сып­лем» по карте деся­ток пре­пят­ствий: мост через реку, мель­ницу и мель­ника, упав­шее с дерева гнездо с птен­цами, овраг и т. д. К каж­дому объ­екту «при­вя­жем» нетру­до­ем­кое зада­ние. Поста­вим и вре­мен­ную задачу — ска­жем, необ­хо­димо добраться до тай­ника за сорок минут, а зна­чит, и пре­одо­леть за это время все пре­пят­ствия. Заме­ча­тельно: мостик узкий, шата­ется, вышли мы «ночью» (все зада­ния свя­жем с уме­нием ребят делать что-либо с закры­тыми гла­зами — полезно), и потому мостика не видно. Кла­дем доску (чер­тим мелом) на пару кир­пи­чей (можно во дворе), завя­зы­ваем глаза оче­ред­ному сле­до­пыту и — впе­ред. Упал — отни­маем у группы одну цен­ность. Цен­но­стью может высту­пить что угодно, только под­хо­дя­щее по смыслу: игро­вые монеты, лимит вре­мени (каж­дый штраф минус десять секунд из общего вре­мени), игро­вые арте­факты (полез­ные вещи) и т. д. Заодно настроим ребят сове­щаться и даже пере­ру­ги­ваться впол­го­лоса, шепо­том (ночь, мало ли кто услы­шит). Если начи­нают голо­сить — грозно гово­рим, их слы­шат волки (вороги вся­кие), при­бе­гут — отни­мут время (дру­гую цен­ность). Напа­де­ние вол­ков в дан­ном слу­чае обе­щать не будем, сле­до­пы­там может быть в радость всту­пить в сра­же­ние, и они заго­ло­сят пуще преж­него, желая при­влечь к себе вол­чье внимание.

Кроме мостика-доски сле­до­пы­тов ждут: завя­зы­ва­ние, раз­вя­зы­ва­ние узлов всле­пую (бег­ство из плена или «помоги мель­нику завя­зать мешок»), опре­де­ле­ние про­дук­тов на запах (съе­доб­ное — несъе­доб­ное) и записка лес­нику, кото­рую пишет каж­дый сле­до­пыт, также закрыв глаза (левой рукой), потому что неиз­вестно, кто именно в таких обсто­я­тель­ствах хорошо и отчет­ливо умеет писать.

Среди всех этих зада­ний можно поме­стить и раз­гадку шиф­ров и над­пи­сей (не все же мы по «ночам» дей­ство­вать будем), загадки на раз­ви­тие слуха, чув­ства ритма (повто­рим то, что сту­чат нам дале­кие бара­баны, или вос­про­из­ве­дем мело­дию, под­ска­зан­ную нам оче­ред­ным пер­со­на­жем, чтобы нас пустили на «ноч­лег»). Кроме того, мы можем вста­вить в эпи­зод мно­же­ство неболь­ших игр, направ­лен­ных на раз­ви­тие раз­но­об­раз­ных спо­соб­но­стей. Мы в раз­ведке и должны на глаз опре­де­лить коли­че­ство турец­ких вои­нов — рас­сы­паем спички и даем три секунды понять, сколько их там в кучке (будто про­кра­лись мы на вер­шину холма и видим вда­леке лагерь турец­кий, да через три секунды при­шлось бежать — заме­тили). На ощупь опре­де­ляем, что лежит в мешке, а там много раз­ных вещей — еще одна «ноч­ная» загадка. И пусть каж­дый сле­до­пыт руку в мешок засу­нет, а потом они все вме­сте вспом­нят, какие именно вещи «нащу­па­лись» (можно и трид­цать мел­ких пред­ме­тов насыпать).

Все эти цепочки зада­ний можно выстра­и­вать и на све­жем воз­духе. Про­ве­рим лов­кость, тер­пе­ние (уме­ние тихо, неза­метно под­кра­ды­ваться), чув­ство вре­мени и что поже­ла­ете. Ведь наш эпи­зод, как мы уже гово­рили, «ложится» с неко­то­рыми кор­рек­ти­вами и на реаль­ное про­стран­ство, и на про­стран­ство игро­вой карты, а мы еще и научи­лись его совмещать.

Путе­ше­ствия на природе

Цик­ло­вые игры лучше всего про­во­дить на све­жем воз­духе, лишь изредка заби­ра­ясь под крышу либо штаб- квар­тиры, либо иссле­ду­е­мых нами объ­ек­тов. Но сей­час речь идет именно о при­роде, пусть даже и город­ской, и поме­щен­ных в нее эпизодах.

Сразу отме­тим, что цик­ло­вые игры явля­ются заме­ча­тель­ной осно­вой для состав­ле­ния про­грамм раз­лич­ного рода лет­них пала­точ­ных и ста­ци­о­нар­ных лаге­рей. Подробно в этом посо­бии мы о таких лаге­рях гово­рить не будем, тема эта тре­бует отдель­ного изда­ния, кото­рое мы пла­ни­руем осу­ще­ствить. Но прин­ципы созда­ния цик­ло­вых игр, опи­сан­ные в дан­ной книге, поз­во­лят жела­ю­щим при­ме­нить их и в усло­виях лет­него лагеря. Всё, что нужно сде­лать, — при­ду­мать цик­ло­вую игру (тема лагеря) и «впи­сать» ее в орди­нар­ную сетку рас­по­рядка дня.

Ареал оби­та­ния

Обо­зна­чим «ареал нашего оби­та­ния». Наш при­ход может рас­по­ла­гаться как в сель­ской мест­но­сти, так и в неболь­шом городке, как в «спаль­ном» рай­оне мега­по­лиса, так и в его исто­ри­че­ской части. Все эти «места оби­та­ния» имеют свои спе­ци­фи­че­ские осо­бен­но­сти, в том числе отно­ся­щи­еся к воз­мож­ным местам про­ве­де­ния эпи­зо­дов наших цик­ло­вых игр. Однако при под­боре таких мест суще­ствуют общие понят­ные пра­вила, кото­рых мы и будем придерживаться.

Прежде всего будем при­ни­мать во вни­ма­ние сооб­ра­же­ния без­опас­но­сти. В эту сферу вхо­дит не только без­опас­ность под­хо­дя­щего для пре­бы­ва­ния ребят кон­крет­ного места, но и без­опас­ность марш­рута, по кото­рому мы будем к нему идти (ехать). Про­стран­ство для нашей дея­тель­но­сти должно иметь чет­кие, понят­ные ребя­там гра­ницы (ограда храма, двор, парк, роща). Необ­хо­димо учи­ты­вать антро­по­ген­ный фак­тор (бли­зость мусор­ных сва­лок, сто­я­нок авто­мо­би­лей, про­из­вод­ствен­ных тер­ри­то­рий, рын­ков и т. д. не допу­стима). Путь до места про­ве­де­ния эпи­зода дол­жен быть мак­си­мально про­стым и корот­ким. Лучше пеш­ком пройти до бли­жай­шего неболь­шого и невзрач­ного сквера, чем ехать с несколь­кими пере­сад­ками до рос­кош­ного парка. Исклю­че­нием может стать семей­ный выезд на целый день или поездка в музей, на кон­церт, в зоо­парк и т. д.

При себе мы должны иметь сред­ства связи и непре­менно поход­ную аптечку.

Ребят будем при­учать пра­вильно пре­одо­ле­вать марш­рут, научим дей­ство­вать в слу­чае, если кто-либо отстал или заблу­дился. Сами обра­тим вни­ма­ние на под­хо­дя­щую к заня­тию на воз­духе одежду у ребят (загодя напом­ним роди­те­лям, если нас ожи­дают нестан­дарт­ные заня­тия, ска­жем спор­тив­ные игры).

Чтобы наши сле­до­пыты не пред­став­ляли собой неуправ­ля­е­мую толпу или дет­ский сад (все в колонну и за руки взяв­шись), впи­шем тре­бо­ва­ния к их пере­дви­же­нию в рамки испы­та­ний (цик­ло­вой игры). Назна­чим про­вод­ни­ков и замы­ка­ю­щих и при­ло­жим уси­лия, чтобы ребята чув­ство­вали, что они сами (само­сто­я­тельно) идут к цели, а не бес­смыс­ленно дви­га­ются, куда им ска­жут. Для этого нака­нуне обсу­дим с ними марш­рут, воз­мож­ные пре­пят­ствия (пере­ход улицы), номера обще­ствен­ного транс­порта и т. д. Про­вод­ни­ков можно менять, наше дело — идти рядом и кор­рек­ти­ро­вать дви­же­ния сво­ими под­сказ­ками. Ребята будут гораздо вни­ма­тель­нее отно­ситься к марш­руту, дви­га­ясь по нему осмыс­ленно и « самостоятельно ».

Не забу­дем дого­во­риться (мы сле­до­пыты, а не малень­кие глу­пышки) о том, что никто из нас ни к каким киос­кам с едой и про­чими «радо­стями» не шастает. Мы вообще игно­ри­руем киоски, если идем на объ­ект. Дру­гое дело — про­гулка в парке, посе­ще­ние зоо­парка и т. д. Но и здесь мы всё заку­паем вме­сте в опре­де­лен­ное время и на кон­крет­ную сумму денег. О послед­нем обсто­я­тель­стве дого­во­римся с родителями.

Роди­тели, кото­рые отпра­ви­лись с нами (и кото­рые обык­но­венно не при­ни­мают уча­стия во всех сбо­рах пат­руля), должны сле­до­вать нашим тре­бо­ва­ниям, о чем мы их обя­за­тельно пре­ду­пре­дим. К при­меру, они не должны поку­пать своим чадам осо­бые, экс­клю­зив­ные лакомства.

Под­би­рая объ­ект для про­ве­де­ния эпи­зода, заня­тия или состя­за­ния, не забу­дем о том, что нали­чие боль­шого (отно­си­тельно) коли­че­ства, пусть даже и тихих в прин­ципе ребят, может серьезно кому-либо поме­шать. Прин­цип здесь про­стой: мы при­ло­жим все силы, чтобы никого не потре­во­жить. Мы доб­ро­же­ла­тельны, дели­катны и умеем нала­дить доб­рые кон­такты с окру­жа­ю­щей сре­дой (в том числе и с людьми ее населяющими).

И, конечно, после заня­тия убе­димся, что мы не оста­вили мусора и ничего не испор­тили. Кон­троль нужен, есте­ственно, на про­тя­же­нии всего заня­тия, а то какой- нибудь сле­до­пыт — «люби­тель при­роды» — может запро­сто лишить коры гек­тар заме­ча­тель­ного леса.

Мусор упа­куем в пакеты (если можно, сожжем, но не пла­стик) и доста­вим по назна­че­нию. Мы должны все­гда и всеми спо­со­бами при­учать ребят к береж­ному отно­ше­нию к окру­жа­ю­щему миру. Во время самой пер­вой про­гулки заме­тим, кто из ребят скло­нен бро­сать фан­тики на землю, собе­рем сле­до­пы­тов в кру­жок и объ­явим, что наше дело — ничего на землю не кидать, тем мы и славны будем.

Устройство игровых объектов

Как уже мно­же­ство раз гово­ри­лось выше, речь у нас пой­дет больше о ребя­тах млад­шего школь­ного воз­раста. А им свой­ственно любо­пыт­ство, тяга ко вся­че­ским тай­нам, рас­сле­до­ва­ниям и при­клю­че­ниям. Их манит ветер стран­ствий, они любят пере­жи­вать и даже пугаться. Они, как им самим кажется, готовы к любым испы­та­ниям и подви­гам. В наших скром­ных силах дать им воз­мож­ность поучаст­во­вать во мно­гих слав­ных делах, кото­рые, с одной сто­роны, не вир­ту­альны (вне ком­пью­тер­ного мира), а с дру­гой — не так опасны и жестоки, как реаль­ные. Так как все дей­ствия (про­грамму) мы ста­ра­емся «при­вя­зать» к опре­де­лен­ному сюжету и мак­си­мально «опред­ме­тить», то и наши заня­тия (цик­ло­вые игры в том числе) будем поме­щать в раз­но­об­раз­ные про­стран­ствен­ные рамки. Несо­мненно, что лучше один раз уви­деть, иссле­до­вать, пере­жить, чем сколь угодно раз об этом услы­шать, сидя на одном и том же стуле, за «род­ной» пар­той, что само по себе не спо­соб­ствует пол­но­цен­ному обучению.

Мы должны научиться созда­вать вре­мен­ные объ­екты для иссле­до­ва­ний. То есть для про­ве­де­ния всей нашей про­граммы, так как она осно­вана на лич­ном уча­стии ребенка в про­цессе общей дея­тель­но­сти, обра­зо­ва­ния и воспитания.

Такие объ­екты помо­гут раз­ре­шать как игро­вые, так и сущ­ност­ные задачи, выводя ребят из рамок повсе­днев­ной обы­ден­но­сти, а зна­чит, ставя их перед необ­хо­ди­мо­стью при­ни­мать нестан­дарт­ные, све­жие решения.

Объ­ек­том внутри эпи­зода цик­ло­вой игры (но можно и вне ее) для нас явля­ется локаль­ное про­стран­ство, напол­нен­ное не откры­тыми для сле­до­пы­тов смыс­лами, как нами запла­ни­ро­ван­ными, так и неучтен­ными, спон­танно воз­ни­ка­ю­щими, но кото­рые мы умеем обра­щать на пользу дела. Выше мы рас­смот­рели несколько воз­мож­но­стей работы с объ­ек­тами на карте внутри поме­ще­ния, теперь посмот­рим, как можно исполь­зо­вать эту систему в дру­гих условиях.

Нач­нем с при­мера, извест­ного как «архео­ло­ги­че­ский памят­ник». Такой объ­ект можно раз­ме­стить как и в нашем поме­ще­нии, так и в любом под­хо­дя­щем месте, тре­бо­ва­ния к кото­рому будут ясны при изло­же­нии его устрой­ства. Изу­чая и пре­одо­ле­вая объ­екты на карте, мы давали сле­до­пы­там воз­мож­ность в дей­стви­тель­но­сти решать при­вя­зан­ные к этим объ­ек­там задачи, но не давали воз­мож­но­сти войти внутрь объ­екта, изу­чить его цели­ком и пол­но­стью. «Архео­ло­ги­че­ский памят­ник» такую воз­мож­ность предо­став­ляет. Есте­ственно, прин­ципы, зало­жен­ные в его устрой­ство, мы смо­жем исполь­зо­вать в любых под­хо­дя­щих сюжет­ных ситу­а­циях, так как эти прин­ципы доста­точно универсальны.

Итак, нам пона­до­бится несколько ком­нат, пустой забро­шен­ный, но без­опас­ный дом или иное стро­е­ние (раз­ва­лины). Без­опас­ными на время про­ве­де­ния эпи­зода мы их сде­лаем сами: убе­рем явную грязь, осколки сте­кол, стро­и­тель­ный мусор и т. д. Если пер­спек­тива такого «суб­бот­ника» нас пугает, что вполне нор­мально, обра­тимся к дач­ному домику (у мно­гих из нас такие домики есть) или даже к част­ному жилью (сарай тоже подой­дет). Сло­вом, нам необ­хо­димо про­стран­ство для раз­ме­ще­ния объекта.

Так как мы заня­лись «архео­ло­гией», то и будем при­дер­жи­ваться стиля, харак­тер­ного для дан­ной науки, одно­вре­менно учи­ты­вая то, что сама по себе архео­ло­гия тре­бует кро­пот­ли­вого, скуч­ного на пер­вый взгляд труда, кото­рый мы вос­про­из­во­дить в дан­ный момент не ста­нем. Но это не исклю­чает, кстати, посе­ще­ния с ребя­тами насто­я­щего архео­ло­ги­че­ского объ­екта и посиль­ного, хоть и крат­кого, уча­стия в раскопках.

Про­дол­жим. Допу­стим, мы хотим при­вить сле­до­пы­там «вкус к исто­рии», а мы должны к этому стремиться.

Попро­буем ее ове­ще­ствить, выбе­рем под­хо­дя­щий замыслу (сюжету цик­ло­вой игры) исто­ри­че­ский период и устроим место для «рас­копки». Поло­жим, перед нашими архе- оло­гами-сле­до­пы­тами только что рас­ко­пан­ное зда­ние, неиз­вестно к какому пери­оду отно­ся­ще­еся, тая­щее в себе ловушки и тайны. Цель сле­до­пы­тов — за опре­де­лен­ный про­ме­жу­ток вре­мени (сорок минут или час) мак­си­мально полно, со всей осто­рож­но­стью его иссле­до­вать, избе­гая лову­шек. А после иссле­до­ва­ний про­ве­сти обсуж­де­ние — семи­нар (пока ребята не знают, что это такое, но скоро узнают), выдви­нуть тео­рии о дати­ровке памят­ника и собы­тиях, кото­рые в нем про­ис­хо­дили, и опи­сать, вос­ста­но­вить пред­меты, най­ден­ные во время «рас­ко­пок».

Мы с вами огра­ни­чи­ваем время иссле­до­ва­ния, ссы­ла­ясь на то, что на месте памят­ника дол­жен быть воз­ве­ден тор­го­вый центр (увы, посто­ян­ная печаль­ная архео­ло­ги­че­ская реаль­ность) или (а это более роман­тично) он того и гляди рух­нет. Кроме необ­хо­ди­мого плот­ного темпа работ, это огра­ни­че­ние даст нам воз­мож­ность штра­фо­вать сле­до­пы­тов за «попа­да­ние в ловушки», небреж­ность и т. д. Мы попро­сту громко будем на минуту-дру­гую сокра­щать общее время работ, отве­ден­ных на иссле­до­ва­ние. Можно также дать сле­до­пы­там право на под­сказку с нашей сто­роны в труд­ных ситу­а­циях (коли­че­ство под­ска­зок зави­сит от слож­но­сти объекта).

Иссле­до­ва­тель­ская группа сле­до­пы­тов зави­сит от вели­чины объ­екта, она не должна быть слиш­ком мно­го­чис­лен­ной. Если ребят у нас много, а объ­ект неболь­шой, запу­стим ребят по груп­пам в два захода. Пока одни иссле­дуют, дру­гие обсуж­дают, гото­вятся, слу­шают инструк­таж. Про­блема здесь состоит в том, что пер­вая группа может уне­сти с объ­екта все «при­вя­зан­ные» к нему пред­меты, не оста­вив ничего своим после­до­ва­те­лям. Выход прост: запре­тим пред­меты выно­сить, а раз­ре­шим их фото­гра­фи­ро­вать. Най­ден­ные вещи в любом слу­чае надо фото­гра­фи­ро­вать «в есте­ствен­ной среде» и уж потом извлекать.

Орга­ни­за­ция нашего «архео­ло­ги­че­ского памят­ника» тре­бует четы­рех рабо­чих ста­дий. Пер­вая — под­го­товка и созда­ние самого памят­ника. Вто­рая — инструк­таж сле­до­пы­тов. Тре­тья — работа сле­до­пы­тов на памят­нике. И чет­вер­тая — под­ве­де­ние ито­гов во время «науч­ного» семи­нара. Рас­смот­рим эти ста­дии по отдельности.

Под­го­товка и созда­ние объекта

Сразу отме­тим, что для про­ве­де­ния любого эпи­зода цик­ло­вой игры вовсе не обя­за­тельно каж­дый раз созда­вать серьез­ные, слож­ные объ­екты. Чаще всего ребя­там хва­тает для полу­че­ния инфор­ма­ции в ходе осво­е­ния игро­вого про­стран­ства мини­маль­ного набора пред­ме­тов. Дуб, дупло, лук (не реп­ча­тый, а «бое­вой»), стрела, ларец, яйцо, игла — вот нехит­рый набор побе­ди­те­лей Кощея. Но мы опи­шем «слож­но­со­чи­нен­ный» объ­ект, кото­рый можно при необ­хо­ди­мо­сти сколь угодно упрощать.

Объ­екты в игре послу­жат отлич­ной базой для обу­че­ния ребят прин­ци­пам и осно­вам научно-иссле­до­ва­тель­ского под­хода. Мы вполне можем вво­дить в обо­рот соот­вет­ству­ю­щую сюжету игры науч­ную тер­ми­но­ло­гию, зна­ко­мить ребят с доступ­ными их пони­ма­нию мето­дами иссле­до­ва­ния, предо­став­лять необ­хо­ди­мый инстру­мен­та­рий. Конечно, «нау­ко­об­раз­ность» игры не должна быть излиш­ней, пере­гру­жен­ной или созда­вать у ребят иллю­зию серьез­ного дела, к кото­рому можно несе­рьезно, по-игро­вому, под­хо­дить. Наша цель — при­вить ребя­там вкус, инте­рес к осмыс­лен­ной науч­ной, иссле­до­ва­тель­ской дея­тель­но­сти, научить их извле­кать инфор­ма­цию и читать не только напи­сан­ные тек­сты. «Тек­стом» (источ­ни­ком инфор­ма­ции) для них будет слу­жить вся сово­куп­ность пред­ла­га­е­мых обсто­я­тельств, выра­жен­ных в том числе и через подо­бран­ные нами игро­вые артефакты.

 

Объ­екты можно условно поде­лить на две группы — иссле­до­ва­тель­ские и при­клю­чен­че­ские. Иссле­до­ва­тель­ские объ­екты тре­буют от сле­до­пы­тов отра­ботки «науч­ного под­хода» в изу­че­нии обна­ру­жен­ных мате­ри­а­лов. И, про­водя оче­ред­ной инструк­таж, мы будем обра­щать вни­ма­ние прежде всего на этот аспект их дея­тель­но­сти. При­клю­чен­че­ские объ­екты можно запол­нять ловуш­ками, логи­че­скими загад­ками, раз­ного рода труд­но­стями в изу­че­нии их тер­ри­то­рий. Есте­ственно, мы с вами будем сов­ме­щать иссле­до­ва­ния с при­клю­че­ни­ями, делая акцент в том или ином направ­ле­нии. К при­меру, ребята для про­ве­де­ния иссле­до­ва­тель­ских работ должны иметь больше вре­мени, чем для осво­е­ния при­клю­чен­че­ских объ­ек­тов. Одно дело, когда ребя­там постав­лена задача скру­пу­лезно изу­чить «архео­ло­ги­че­ский» памят­ник, дру­гое — когда этот самый памят­ник «вот-вот обру­шится» и группе сле­до­пы­тов надо как можно ско­рее про­ник­нуть в его, памят­ника, глу­бины и выне­сти оттуда самый цен­ный арте­факт, пре­одо­ле­вая ловушки и препятствия.

При выборе слож­но­сти объ­екта все­гда нужно учи­ты­вать воз­раст и под­го­товку ребят. Стар­шие сле­до­пыты (910 лет) без види­мых потерь спо­собны иссле­до­вать тем­ный погреб или совер­шить ноч­ную экс­пе­ди­цию на лодке к ост­ровку. Для млад­ших ребят при­клю­че­нием ста­нет уже про­ло­жен­ная под сто­лами трасса, кото­рую необ­хо­димо пре­одо­леть с завя­зан­ными гла­зами. В слу­чае если мы с вами ведем раз­но­воз­раст­ной пат­руль, пору­чим слож­ные участки объ­екта забо­там стар­ших, а для млад­ших под­го­то­вим зада­ния по плечу, кото­рые они могут выпол­нить в рам­ках того же игро­вого эпизода.

При жела­нии для ребят можно соору­дить «насто­я­щий» архео­ло­ги­че­ский памят­ник, для чего воору­жимся при­го­тов­лен­ными для этого пред­ме­тами, лопа­тами и пой­дем в лес (в удоб­ное место). На этом месте «вос­про­из­ве­дем» памят­ник и собы­тия пред­ше­ству­ю­щие его появ­ле­нию. К при­меру, люди жили, нале­тели вороги (половцы), сожгли дом — полу­зем­лянку и т. д. Оста­вим его следы: золу от костра (место очага), осколки кера­мики (посуды), что-нибудь ржа­вое, напо­ми­на­ю­щее меч, набор сель­хоз­о­ру­дий, кости коро­вьи и кури­ные и т. д. Всё это при­ко­паем и сверху обло­жим дер­ном, и добро пожа­ло­вать, ребята, к раскопкам.

 

Таким обра­зом, при под­го­товке памят­ника будем учи­ты­вать «воз­раст­ные рамки» и «спе­ци­а­ли­за­цию». А пока давайте созда­дим уни­вер­саль­ный объ­ект, год­ный как для иссле­до­ва­ний, так и для при­клю­че­ний, в ходе кото­рых ребята испы­тают насто­я­щие (не ком­пью­тер­ные) переживания.

При под­го­товке такого памят­ника будем опи­раться на два важ­ных усло­вия, кото­рые нам дик­туют, с одной сто­роны, сама цик­ло­вая игра, а с дру­гой — вполне объ­ек­тив­ные житей­ские обстоятельства.

Под­би­раем реквизит

Усло­вие игры — ее сюжет, кото­рый и задает нам опре­де­лен­ные тре­бо­ва­ния в под­борке пред­ме­тов для иссле­до­ва­ний. Созда­вая «архео­ло­ги­че­ский памят­ник» эпохи мон­голо-татар­ского заво­е­ва­ния, мы никак не можем поме­стить в него ком­пью­тер или бейс­боль­ную биту. Конечно, если ребя­там не тре­бу­ется дока­зать, что «памят­ник» под­дель­ный, но и здесь необ­хо­димо «играть тоньше»: под­ки­нем «монету», на кото­рой ребята обна­ру­жат дату, такой-то век до P. X., и дока­за­тель­ство под­делки налицо.

Так что набор вещей, доступ­ных для иссле­до­ва­ния, дол­жен отве­чать сюжету игры.

Дру­гое усло­вие под­го­товки памят­ника зави­сит от нашей объ­ек­тив­ной воз­мож­но­сти подо­брать для него под­хо­дя­щее место (поме­ще­ние, напри­мер). Не имея под рукой запу­тан­ных свод­ча­тых под­ва­лов, нетро­ну­тых раз­ва­лин дворца или пер­во­здан­ную пещеру (хотя в окрест­но­стях неко­то­рых при­хо­дов рас­по­ла­га­ются такие заме­ча­тель­ные объ­екты), зай­мемся услов­ными игро­выми про­стран­ствами. Ребята нас пой­мут, если мы сооб­щим, что сего­дня штаб-квар­тира на самом деле иско­мый памят­ник архео­ло­гии и мы будем его изу­чать. Но не будем забы­вать, что «памят­ник» этот напол­нен мас­сой неиг­ро­вых пред­ме­тов (тот же ком­пью­тер). И при мысли, что все они должны быть пере­не­сены в дру­гое место, чтобы не нару­шать своим видом созда­ва­е­мое игро­вое про­стран­ство, мы вполне обос­но­ванно оце­пе­неем. Впро­чем, выход есть, и он прост. Чтобы не допу­стить разо­ре­ния всего достойно нажи­того пат­руль­ного иму­ще­ства (а сле­до­пыты могут так «тща­тельно» всё иссле­до­вать, что хоть пат­руль закры­вай), поста­вим перед ребя­тами стро­жай­шее усло­вие. Сле­до­пыты могут брать, откры­вать, изу­чать только те вещи (ящики, полки и т. д.), кото­рые поме­чены зна­ком игры. Знак игры (щит и два меча, позади пере­кре­щен­ные, для при­мера) рас­пе­ча­ты­ваем в потреб­ном коли­че­стве и с помо­щью лип­кой ленты при­креп­ляем ко всем доступ­ным сле­до­пы­там объ­ек­там, участ­ву­ю­щим в игре.

Эта прак­тика поз­во­лит нам устра­и­вать объ­екты не только в своей штаб-квар­тире, но и в тех поме­ще­ниях (дачах, сараях), кото­рые нам предо­ста­вят доб­рые, сочув­ству­ю­щие нашему непро­стому делу люди. Соблю­дая игро­вую этику, тре­бу­ю­щую игро­вое обос­но­ва­ние каж­дого запрета (раз­ре­ше­ния), сооб­щим ребя­там, что все неиг­ро­вые пред­меты в «архео­ло­ги­че­ском памят­нике» — камни, кото­рых нельзя касаться из-за риска полу­чить момен­таль­ный обвал (пожар, сиг­нал про­тив­нику и что угодно нехорошее).

Теперь при­сту­пим к перечню пред­ме­тов, кото­рые мы в соот­вет­ствии с игро­вым сюже­том поме­стим в наш «архео­ло­ги­че­ский памят­ник». Если мы устра­и­ваем любой дру­гой объ­ект (забро­шен­ную обсер­ва­то­рию, сто­янку неве­до­мых тузем­цев, алхи­ми­че­скую лабо­ра­то­рию и т. д.), то под­би­раем над­ле­жа­щий набор предметов.

В нашем слу­чае мы устра­и­ваем архео­ло­ги­че­ский объ­ект для эпи­зода всё той же цик­ло­вой игры «Дорога сле­до­пы­тов». Сле­до­пы­там дана под­сказка, где сле­дует искать фраг­мент гра­моты (чего угодно, напом­ним), поз­во­ля­ю­щий им открыть пат­руль на «закон­ных осно­ва­ниях». Ока­зы­ва­ется, гра­мота скрыта в неис­сле­до­ван­ном «архео­ло­ги­че­ском памят­нике» — раз­ва­ли­нах (под­зе­ме­лье) древ­ней башни. Зада­ние: найти гра­моту, пре­одо­ле­вая пре­пят­ствия (при­клю­чен­че­ский вари­ант), и, кроме того, разо­браться, что в этом под­вале про­изо­шло (вари­ант исследовательский).

Что же мы можем поме­стить в эти «раз­ва­лины»? Так как идея игры (череда испы­та­ний, пред­ло­жен­ных ребя­там для дока­за­тель­ства жиз­не­спо­соб­но­сти зарож­да­ю­ще­гося пат­руля) не тре­бует кон­крет­ной исто­ри­че­ской при­вязки, предо­ста­вим ребя­там «отвле­чен­ный» набор пред­ме­тов, выра­жа­ю­щий типи­че­ские архео­ло­ги­че­ские находки. Если в даль­ней­шем мы устроим цик­ло­вую игру по опре­де­лен­ному исто­ри­че­скому пери­оду или будем осва­и­вать с ребя­тами спе­ци­аль­ность «архео­лог», то опыт этого пер­вого иссле­до­ва­ния помо­жет малень­ким раз­вед­чи­кам пол­нее вжиться в пред­ла­га­е­мые игрой обстоятельства.

Набор пред­ме­тов для иссле­до­ва­тель­ского вари­анта про­хож­де­ния объ­екта будет несколько шире, чем для вари­анта при­клю­чен­че­ского; помимо этого, в пер­вом слу­чае мы должны предо­ста­вить сле­до­пы­там поле для заклю­че­ния опре­де­лен­ных выво­дов о про­изо­шед­ших на объ­екте собы­тиях. Иссле­до­ва­тели должны понять, при каких обсто­я­тель­ствах дан­ный объ­ект был остав­лен людьми, как его исполь­зо­вали хозя­ева, что мы можем о них ска­зать. При­клю­чен­че­ский вари­ант все эти раз­мыш­ле­ния делает излиш­ними, здесь глав­ное — работа команды в экс­тре­маль­ных (для воз­раста ее чле­нов) обстоятельствах.

Вос­со­зда­ние обстановки

Для наи­луч­шего под­бора пред­ме­тов в иссле­до­ва­тель­ском вари­анте вос­со­зда­дим для себя рас­сле­ду­е­мую ситу­а­цию. Допу­стим, в этих пала­тах рас­по­ла­га­лась ору­жей­ная мастер­ская, склад куп­цов или пир­ше­ствен­ный зал (посмот­рим по ситу­а­ции и нашим воз­мож­но­стям). Допу­стим также, что вла­дельцы под­зе­ме­лья (ремес­лен­ники, купцы, дру­жин­ники) вынуж­дены были спешно его поки­нуть из-за напа­де­ния непри­я­теля. Зна­чит, нам необ­хо­димо вос­со­здать обы­ден­ную среду оби­та­ния хозяев и затем немного ее порушить.

Так, для начала выпи­шем в стол­бик все пред­меты, под­хо­дя­щие по смыслу и год­ные для упо­треб­ле­ния в пред­ла­га­е­мых обсто­я­тель­ствах (то есть исполь­зу­е­мые и ремес­лен­ни­ком, и куп­цом, и дру­жин­ни­ком). Оче­видно, такими пред­ме­тами может стать посуда — горшки, чаши, бра­тины, кубки — как гли­ня­ная и метал­ли­че­ская, так и дере­вян­ная. Если нам недо­стает бра­тин и куб­ков (и как только мы без них обхо­димся?), огра­ни­чимся рас­пис­ной дере­вян­ной посу­дой. Рас­ста­вим посуду на столе (гру­бом и дере­вян­ном), опро­ки­нем, разо­бьем отдель­ные ее пред­меты (деше­вый гли­ня­ный гор­шок), при­строим нож («кин­жал»), пре­тен­ду­ю­щий слыть ста­рин­ным. В пару сун­дуч­ков- шка­ту­лок поло­жим «дра­го­цен­но­сти», ими­та­ции монет (можно из кар­тона сде­лать по исто­ри­че­ским образ­цам, лучше отлить из олова вме­сте с ребя­тами). В закро­мах оты­щем пару пуза­тых буты­лок. По ним можно опре­де­лить, с кем хозя­ева под­зе­ме­лья вели тор­говлю (эти­кетки при жела­нии можно заме­нить на само­дель­ные). Доба­вим под­свеч­ники, дере­вян­ные ложки, гребни, поста­вим само­вар, прялку, чугу­нок. В сун­дук (если най­дется) поло­жим «кня­же­ский» плащ, поневу, каф­тан, рубаху, поло­тенца с вышив­кой, пяльцы, раз­ную ткань. В мешки насып­лем просо и ячмень, рожь и овес. Добу­дем под­кову и серп, амбар­ный замок и пестик со ступ­кой. Раз­ло­жим ору­жие дру­жин­ника (щит, меч, коль­чугу да шелом). Рас­пе­ча­таем несколько стра­ниц древ­не­рус­ского тек­ста (лето­пи­сей). Можем и свой текст соста­вить для даль­ней­ших игро­вых эпизодов.

В итоге полу­чится неболь­шой музей. А в реаль­но­сти нам всего этого (и мно­гого дру­гого) вовек не добыть. Не стоит гру­стить. Во-пер­вых, неко­то­рые вещи на время (с береж­ным воз­вра­том) могут дать доб­рые при­хо­жане. Во-вто­рых, кое-что можно изго­то­вить самим или в мастер­ской при храме. В даль­ней­шем раз­лич­ные пред­меты непре­менно при­го­дятся нам в дру­гих играх, на спек­так­лях в каче­стве рек­ви­зита, для празд­ни­ков и созда­ния под­хо­дя­щей обста­новки нашей штаб-квартиры.

А в‑третьих, не будем стре­миться полу­чить в свое рас­по­ря­же­ние всё и сразу, напро­тив, будем рады вме­сте с ребя­тами соби­рать и масте­рить инте­рес­ные вещи.

В изго­тов­ле­нии раз­ных полез­ных пред­ме­тов, реплик исто­ри­че­ского ору­жия, фраг­мен­тов коль­чуг, кулач­ных щитов, пред­ме­тов мебели нам могут помочь стар­шие ребята, зани­ма­ю­щи­еся на при­ходе по своей осо­бой про­грамме. Опы­том изго­тов­ле­ния «исто­ри­че­ских» вещей готовы поде­литься мно­го­чис­лен­ные сайты рекон­струк­то­ров, кото­рые также имеют в неко­то­рых горо­дах свои мага­зин­чики. Можно поре­ко­мен­до­вать также посе­тить вме­сте с ребя­тами про­хо­дя­щий неда­леко исто­ри­че­ский или фольк­лор­ный фести­валь, где сле­до­пыты не только почерп­нут доб­рого исто­ри­че­ского духа, но и воочию уви­дят досто­вер­ное ору­жие, костюмы, пред­меты быта и озна­ко­мятся с тех­но­ло­ги­ями по их изго­тов­ле­нию. Заодно такие фести­вали дают воз­мож­ность отве­дать аутен­тич­ную пищу, стан­це­вать, спеть и себя пока­зать. Инфор­ма­ция о вре­мени и месте про­ве­де­ний таких фести­ва­лей посто­янно рас­про­стра­ня­ется через сайты клу­бов рекон­струк­то­ров. Един­ствен­ное заме­ча­ние: будем разумны и не попа­дем по слу­чаю на какое-либо насто­я­щее язы­че­ское действо.

 

При­клю­чен­че­ский спо­соб про­хож­де­ния объ­екта не потре­бует такого коли­че­ства «насто­я­щих» пред­ме­тов. Мы можем поста­вить усло­вием для ребят вообще ничего (кроме иско­мого фраг­мента) с места не сдви­гать. Если же мы хотим, чтобы сле­до­пыты про­вели неко­то­рые иссле­до­ва­ния, то в каче­стве зада­ний можно пред­ло­жить состав­ле­ние плана поме­ще­ния, фото­гра­фи­ро­ва­ние наи­бо­лее инте­рес­ных нахо­док, поиск допол­ни­тель­ных артефактов.

Подо­брав под­хо­дя­щий набор вещей, раз­ме­стим их на нашем объ­екте, одно­вре­менно при­ду­мы­вая раз­лич­ные испы­та­ния и ловушки (куда без них?).

Испы­та­ния и ловушки

Для начала отме­тим, что в сред­не­ве­ко­вые под­зе­ме­лья обык­но­венно элек­три­че­ство не про­во­дили, а зна­чит, нашим ребя­там необ­хо­димо будет иметь элек­три­че­ские фона­рики. Дан­ная опция поз­во­лит сле­до­пы­там ощу­тить эмо­ции реаль­ного иссле­до­ва­теля, попав­шего в насто­я­щее при­клю­че­ние. К слову ска­зать, они научатся не све­тить друг другу в лицо, ори­ен­ти­ро­ваться в про­стран­стве, смот­реть под ноги, по сто­ро­нам, на пото­лок и много чему дру­гому (посте­пенно пре­одо­ле­вать страх тем­ноты). Если на объ­екте будет играть чуть слыш­ная моно­тон­ная музыка (рожок, напри­мер), кото­рую мы вклю­чим для созда­ния анту­ража, эффект полу­чится достой­ным насто­я­щего приключения.

В каче­стве вари­анта про­хож­де­ния объ­екта, тре­бу­ю­щего от ребят уме­ния слу­шать, можно пред­ло­жить сле­ду­ю­щий. Ребята попа­дают в тем­ное поме­ще­ние (по сюжету), где они слы­шат, что в нем про­ис­хо­дило в раз­ное время (пугать не будем, стоны, крики о помощи и т. д. исклю­чим). Готовя этот объ­ект, запи­шем корот­кие фраг­менты собы­тий и раз­го­во­ров, посвя­щен­ные трем-четы­рем собы­тиям: раз­го­вор двух «дру­жин­ни­ков» о пред­сто­я­щем воин­ском походе, беседу батюшки с детиш­ками (попро­сим своих стар­ших сыно­вей-доче­рей запи­сать), встречу вер­нув­ше­гося из экс­пе­ди­ции гео­лога и т. д. Все эти диа­логи сле­дует вести с уче­том вре­мен­ных и про­фес­си­о­наль­ных сюжет­ных осо­бен­но­стей собе­сед­ни­ков, то есть наме­шаем (в дан­ном слу­чае это уместно) собы­тия и исто­ри­че­ские пери­оды, запи­сав к тому же раз­го­вор кото­рый нужно ребя­там услы­шать (вычле­нить) для про­дол­же­ния игро­вых дей­ствий. Ну вот ребята в тем­ноте (для сосре­до­то­чен­но­сти и анту­ража, хотя можно и при све­чах и т. д.) слу­шают все фраг­менты, кото­рые «наез­жают» друг на друга. Пол­ный хаос созда­вать не будем. Такую запись легко можно сде­лать при нали­чии мик­ро­фона и ком­пью­тера (или даже мобиль­ного теле­фона). До этого эпи­зода дадим ребя­там зада­ние: опре­де­лить, сколько людей участ­во­вало в раз­го­во­рах, сколько было самих раз­го­во­ров, при­мер­ное время, когда они состо­я­лись, и т. д. Дело это инте­рес­ное и полез­ное, так как обык­но­венно наши дети идут по нашим сто­пам, то есть не умеют вни­ма­тельно слу­шать и пони­мать услышанное.

 

Кроме про­блем с осве­ще­нием, наше под­зе­ме­лье в неко­то­рых местах «осы­па­лось», а в неко­то­рых не осы­па­лось чудом, так что пере­дви­гаться в нем ребя­там под­час при­дется, низко при­ги­ба­ясь или даже полз­ком, ста­ра­ясь не задеть шат­ких кон­струк­ций, кото­рые мы с вами воз­ве­дем. Помня о тех­нике без­опас­но­сти и не желая, пусть и под­со­зна­тельно, зава­лить сле­до­пы­тов весо­мыми пред­ме­тами, устроим все-таки неко­то­рые под­хо­дя­щие пре­грады. Поста­вим на самом входе стол (это будет упав­шая плита), под кото­рый надо про­лезть, чтобы попасть внутрь. Сде­лаем кусо­чек лаби­ринта — те же столы, сту­лья, задра­пи­ро­ван­ные тем­ной тка­нью, зава­лен­ные свер­ну­тыми палат­ками, тури­сти­че­скими ков­ри­ками и спаль­ными меш­ками, — кото­рый заста­вит иссле­до­ва­те­лей вволю попол­зать (на чет­ве­рень­ках, а не на животе — форму жаль). Откры­вая оче­ред­ную дверь, сле­до­пыты полу­чат ушат холод­ной воды (или «бревно» в виде свер­ну­того ков­рика) на голову, как это сде­лать, в прин­ципе знает каж­дый школь­ник, но можно и про­тя­нуть ниточку, порвав кото­рую сле­до­пыт попа­дает в ловушку. Во избе­жа­ние травм не будем поль­зо­ваться тази­ком, пусть и пла­сти­ко­вым, а не алю­ми­ни­е­вым, а нальем воду в поли­эти­ле­но­вый пакет, он брыз­гает несильно, но впечатляюще.

К раз­ным пред­ме­там (в том числе и важ­ным) про­тя­нем через всю ком­нату «пау­тину» — нитки, пере­пле­тая их таким обра­зом, чтобы, будучи грубо заде­тыми, они роняли что-либо не слиш­ком цен­ное и тяжелое.

Одну ком­нату гото­вим для иссле­до­ва­ния «на ощупь», сооб­щая жела­ю­щим забраться в нее ребя­там, что фона­рики в ней стран­ным обра­зом отсы­ре­вают и гаснут.

Для попа­да­ния в само под­зе­ме­лье и в раз­ные ком­наты ребята также должны будут решить неко­то­рые логи­че­ские головоломки.

Вход под­зе­ме­лья закрыт, и необ­хо­димо вскрыть замок (насто­я­щий), а для этого надо бы ключ отыс­кать. Ключ запря­тан в «пред­бан­нике» — ком­нате, в кото­рой собра­лись сле­до­пыты перед про­ник­но­ве­нием на объ­ект. Про­ис­хо­дит быст­рый общий поиск ключа. Но можно и без него обой­тись. «Запе­ча­таем» дверь в под­зе­ме­лье хит­рым устрой­ством, напо­ми­на­ю­щим игру в «пят­на­дцать» (помните, там надо было пере­став­лять косточки с циф­рами, чтобы выста­вить их в ряд?). Или пока­жем ребя­там недо­ри­со­ван­ный рису­нок (он на двери висит), и они должны дога­даться его дори­со­вать или собрать пазл (5–10 фраг­мен­тов). Еще вари­ант: пусть про­чи­тают вслух и рас­шиф­руют над­пись — пароль, откры­ва­ю­щей дверь (что подой­дет к играм по ска­зоч­ным сюже­там). Можно также дать ребя­там по-насто­я­щему «взло­мать» дверь — выдер­нуть из псев­до­при­то­локи (постав­лен­ной нами для этой цели доски) три-четыре гвоздя. Дру­гое пред­ло­же­ние — силу­эты ладо­ней (выре­заны из бумаги, лип­кой лен­той при­кле­ены к стене), рас­по­ло­жен­ные крайне неудобно. Пять — семь силу­этов, один из них на потолке; чтобы открыть дверь, сле­до­пыты должны одно­вре­менно на них нажать (вска­раб­каться на стул и т. п.). Все эти и любые дру­гие разум­ные задачки подой­дут в каче­стве «клю­чей» к дру­гим две­рям внутри иссле­ду­е­мого памятника.

В каче­стве слож­ного зада­ния на осо­бом объ­екте можно создать ком­нату, в кото­рую без спе­ци­аль­ных средств не прой­дешь — надо надеть спа­са­тель­ный костюм, шлем, пер­чатки, сло­вом, всё, что будет сле­до­пыту мешать и вся­че­ски затруд­нять его дви­же­ние. Эле­менты этого костюма раз­ло­жим в раз­ных ком­на­тах объ­екта. Инструк­цию по при­ме­не­нию и пере­чень его эле­мен­тов (ребята должны знать, что им необ­хо­димо найти) пове­сим перед две­рью в «труд­ную» ком­нату. В ком­нате этой, по задумке, «выде­ля­ется» вред­ный газ. Ребята о том не знают, но стоит им пере­сечь ее порог, мы в каче­стве веду­щих игру громко будем сокра­щать отве­ден­ное на объ­ект время (или так мы штра­фуем сле­до­пы­тов). Скоро, хочется верить, ребята дога­да­ются, что в эту ком­нату про­сто так пройти нельзя и удо­су­жатся про­честь инструкцию.

 

В зави­си­мо­сти от воз­раста и уме­ний наших сле­до­пы­тов задачи, кото­рые мы ста­вим перед ними во время про­хож­де­ния объ­екта, можно услож­нять или упро­щать. Одно дело, если вся необ­хо­ди­мая инфор­ма­ция, кото­рая дает ребя­там воз­мож­ность вскрыть эту дверь, сосре­до­то­чена в одном месте, и совсем дру­гое дело, если ее надо собрать воедино, находя в раз­ных местах поме­ще­ния. То есть мы посте­пенно будем учить ребят вычле­нять из тек­стов (пона­чалу пись­мен­ных) инфор­ма­цию, отно­ся­щу­юся к одной кон­крет­ной задаче, а далее груп­пи­ро­вать инфор­ма­цию в зави­си­мо­сти от источ­ни­ков, досто­вер­но­сти и иных кри­те­риев. Эти задачи будем учи­ты­вать при под­го­товке даль­ней­ших объ­ек­тов, здесь важна посте­пен­ность и целе­на­прав­лен­ная работа. Торо­питься не будем.

В каче­стве при­мера можно при­ве­сти сле­ду­ю­щую задачу. Ребята ищут про­пав­шие стра­ницы древ­ней лето­писи (любого дру­гого цен­ного фоли­анта). По их све­де­ниям, эти стра­ницы нахо­дятся в дан­ном поме­ще­нии (оче­ред­ной эпи­зод игры). В про­стом слу­чае стра­ницы лежат в одном пере­плете, дело ребят — «про­чи­стить» поме­ще­ние и его отыс­кать. Чуть слож­нее, если стра­ницы лежат в раз­ных местах, фраг­мен­тарны или разо­рваны (раз­ре­заны) и тре­буют рестав­ра­ции. Еще слож­нее, если они пере­ме­шаны с фраг­мен­тами дру­гих, ненуж­ных нам тек­стов, кото­рые отли­ча­ются от лето­писи своим содер­жа­нием. Ну и напо­сле­док мы можем пред­ста­вить ребя­там похо­жие фраг­менты лето­пи­сей (совсем неболь­шой объем, несколько абза­цев), но одна из этих лето­пи­сей истинна (прав­дива), а дру­гие ложны или, что еще слож­нее и инте­рес­нее, выска­зы­вают аль­тер­на­тив­ные точки зре­ния на одни и те же собы­тия: если бы сказку о «Крас­ной шапочке» рас­ска­зы­вал волк. Это, кстати, вполне можно вопло­тить в задачку для науче­ния ребят пони­ма­нию смыс­лов. Рас­ска­жем им рас­сказ от лица двух-трех пер­со­на­жей с их трак­тов­ками, а они (ребята) пусть опре­де­лят, кто такое мог рас­ска­зать и так трак­то­вать собы­тия. Полез­ное дело.

Итак, у нас есть необ­хо­ди­мые (и доста­точ­ные) пред­меты, мы их рас­по­ло­жили на объ­екте, про­ду­мали воз­мож­ную исто­рию, с ним свя­зан­ную. Впи­сали объ­ект в сюжет цик­ло­вой игры. При­шло время инструк­ти­ро­вать следопытов.

Даем инструк­ции

Мы учим ребят рабо­тать в группе (команде). Учим вни­ма­тельно отно­ситься к окру­жа­ю­щей среде и «читать» ее объ­екты. Мы хотим, чтобы сле­до­пыты умели каче­ственно испол­нять свои обя­зан­но­сти (пусть и в рам­ках игры), пони­мать инструк­ции и овла­де­вать навы­ками иссле­до­ва­тель­ской работы. Очень важно при­вить ребя­там вкус к дея­тель­но­сти такого рода, вни­ма­тель­ное отно­ше­ние к миру, радость от сов­мест­ной работы. В дан­ном слу­чае поста­ра­емся (в тече­ние мно­гих игро­вых эпи­зо­дов) при­учить ребят запо­ми­нать зада­ния, кото­рые они полу­чают, и серьезно отно­ситься к их выпол­не­нию. Для того чтобы наш эпи­зод — иссле­до­ва­ние «архео­ло­ги­че­ского памят­ника» («под­зе­ме­лья») — не пре­вра­тился в раз­гром послед­него, про­ве­дем инструк­таж с нашими следопытами.

  1. Дадим ребя­там воз­мож­ность сфор­му­ли­ро­вать цель про­ник­но­ве­ния на объ­ект. В нашем слу­чае это добыча фраг­мента гра­моты, кото­рая поз­во­лит пат­рулю начать свою дея­тель­ность в соот­вет­ствии с сюже­том игры «Дорога следопытов».
  2. Пере­чис­лим побоч­ные зада­ния, если они преду­смот­рены. Например:
  • опре­де­лить, что это за объ­ект, к какому вре­мени при­над­ле­жит и что на нем произошло;
  • найти, извлечь, изу­чить пред­меты, поме­чен­ные зна­ком игры;
  • соста­вить план объекта;
  • сфо­то­гра­фи­ро­вать все пред­меты в «род­ной» обстановке;
  • дру­гие зада­ния, соот­вет­ству­ю­щие логике и сюжету цик­ло­вой игры.
  1. Предо­ста­вим ребя­там пере­чень необ­хо­ди­мых для иссле­до­ва­ния долж­но­стей (спе­ци­а­ли­за­ций). Если ребята постарше или ранее участ­во­вали в подоб­ных иссле­до­ва­ниях, то дадим им воз­мож­ность решить, какие именно долж­но­сти в дан­ном слу­чае необ­хо­димы. У нас полу­чится сле­ду­ю­щий при­мер­ный список:
  • коман­дир (как бы мы его ни назы­вали) отве­чает за орга­ни­за­цию всей дея­тель­но­сти. При­ни­мает рапорты, опре­де­ля­ю­щие реше­ния, управ­ляет кад­рами. Эту долж­ность стоит отдать насто­я­щему коман­диру в пат­руле (сле­до­пыту, воз­глав­ля­ю­щему его отдель­ную группу — «вахту»). Но можно дать про­явить себя на этой долж­но­сти дру­гому сле­до­пыту или пору­чить выбор коман­дира для осво­е­ния дан­ного объ­екта самим ребя­там. У нас будет хоро­шая воз­мож­ность оце­нить лидер­ские спо­соб­но­сти каж­дого из них;
  • лето­пи­сец, кото­рый будет наго­ва­ри­вать в дик­то­фон все свои впе­чат­ле­ния, опи­сы­вать собы­тия, про­ис­хо­дя­щие во время изу­че­ния объ­екта, а потом зано­сить их (при помощи роди­те­лей) в нашу летопись;
  • фото­кор­ре­спон­дент, кото­рый будет фото­гра­фи­ро­вать как общие планы, отдель­ные арте­факты (с несколь­ких сто­рон), так и самих участ­ни­ков процесса;
  • раз­вед­чик пой­дет пер­вым и будет «на своей шкуре» испы­ты­вать все наши ловушки. Для пер­вого раза сго­дится самый сообразительный;
  • иссле­до­ва­тель (их может быть два-три) соби­рает арте­факты, гото­вит вер­сии для общего обсуж­де­ния (что здесь про­изо­шло, чем зани­ма­лись хозя­ева, в какое время всё про­ис­хо­дило и т. д.);
  • кар­то­граф — разум­ное дитя, гото­вое соста­вить про­стей­ший план объ­екта, по воз­мож­но­сти про­ме­рив его шагами или взгля­дом. План необ­хо­димо состав­лять в ходе иссле­до­ва­ния и затем при­ве­сти его в над­ле­жа­щий вид;
  • медик (при жела­нии), кото­рый «оста­но­вит кровь» и пере­вя­жет «раны» ребя­там, попав­шим под завалы и в ловушки. Мы ведь можем не только время вычи­тать в каче­стве нака­за­ния за упу­ще­ния, но и «обез­дви­жи­вать ране­ных» до пере­вязки. Такую пози­цию стоит вклю­чить в наш реестр, если мы изу­чали с ребя­тами пра­вила ока­за­ния пер­вой помощи, и для напо­ми­на­ния — в серьез­ном деле обя­за­тельно нужен меди­цин­ский работник;
  • любая дру­гая умест­ная в дан­ном игро­вом кон­тек­сте должность.
  1. Для каж­дой долж­но­сти дадим крат­кие инструк­ции и обсу­дим, какие пред­меты для ее испол­не­ния пона­до­бятся сле­до­пы­там и где их взять, если на объ­ект пой­дем на сле­ду­ю­щем сборе. Если при­сту­паем к объ­екту сей­час — предо­ста­вим необ­хо­ди­мое обо­ру­до­ва­ние сле­до­пы­там, зара­нее его собрав.
  2. Пока­жем любой под­хо­дя­щий для иссле­до­ва­ния пред­мет (ста­ту­этку, напри­мер) и рас­ска­жем, как его изу­чать. Опишем:
  • что за пред­мет, что в дан­ном слу­чае изображает;
  • из чего именно пред­мет сде­лан, исполь­зу­ется один мате­риал или несколько;
  • когда изго­тов­лен (может, на нем стоит дата). Для ребя­ти­шек вполне поз­во­ли­тельно гово­рить: «ста­рый», «совсем новый», «не очень давно сделанный»;
  • кем (и где) про­из­ве­ден пред­мет (может, сами вла­дельцы его создали или из-за гра­ницы (какой?) привезли?);
  • как пред­мет при­ме­нялся (брон­зо­вой ста­ту­эт­кой, между про­чим, орехи щел­кать можно);
  • место, время находки, его «при­вязка» к поме­ще­нию и дру­гим предметам;
  • и всё, что сооб­разно с зада­чами игры, воз­рас­том ребят.
  1. Объ­явим усло­вия пове­де­ния на объ­екте и сопут­ству­ю­щие штрафы: раз­го­ва­ри­вать шепо­том, брать то, что отме­чено зна­ком игры, дру­гого даже не касаться, пом­нить о вре­мени и штра­фах и т. д.
  2. Объ­яс­ним, что надо делать при реше­нии воз­ни­ка­ю­щих перед ребя­тами задач. Можно и на кон­крет­ном при­мере — решим одну из задач объ­екта, при­чем возь­мем ту, кото­рую мы дей­стви­тельно для него при­го­то­вили. Чтобы ребята, будучи на объ­екте, вспом­нили метод ее решения.
  3. Поже­лаем доб­рого пути, помо­лимся и при­сту­пим. На инструк­таж 20–30 минут, на сам объ­ект (если до него не надо допол­ни­тельно доби­раться) еще столько же. Учтем, что обсуж­дать итоги с ребя­тами лучше всего по горя­чим сле­дам за чаш­кой чая в тече­ние при­мерно полу­часа. Вот и выхо­дит у нас около двух часов насы­щен­ной работы.

Работа на объекте

Пока ребята пол­зают, рас­шиф­ро­вы­вают, раз­га­ды­вают и фото­гра­фи­руют, нас ждет своя работа. Один из нас ста­но­вится веду­щим игры и сопро­вож­дает группу иссле­до­ва­те­лей (и пол­зает при необ­хо­ди­мо­сти, хотя этого можно избе­жать, про­ду­мав «обход­ные пути»). Дру­гие руко­во­ди­тели сде­лают чай и обсу­дят пока насущ­ные про­блемы пат­руля. Всей тол­пой ходить за ребя­тами не сле­дует (хотя и хочется), дабы не нару­шать атмо­сферу всего действа.

Руко­во­ди­тель игры сле­дит за выпол­не­нием пра­вил, делает при необ­хо­ди­мо­сти под­сказки, наме­кает на пути реше­ния слож­ных ситу­а­ций, под­бад­ри­вает и спо­соб­ствует наи­луч­шему резуль­тату всего иссле­до­ва­ния. Но делать всё это будем дели­катно, неза­метно, ста­ра­ясь, чтобы ребята сами до всего доду­мы­ва­лись, испол­няли свои лич­ные зада­ния и соблю­дали тишину. При воз­ник­но­ве­нии спо­ров и даже ссор поста­ра­емся запом­нить ситу­а­цию, в кото­рой они заро­ди­лись, чтобы про­дук­тивно разо­брать кон­фликт­ную ситу­а­цию при обсуж­де­нии ее с ребятами.

Не будем стро­гими судьями. Дадим ребя­там воз­мож­ность добраться до цели сво­его иссле­до­ва­ния, найти сун­ду­чок с фраг­мен­том гра­моты и раз­ре­шить боль­шую часть постав­лен­ных нами задач. Но выше резуль­тата для нас ста­нет атмо­сфера спло­чен­но­сти, вза­и­мо­по­мощи, под­держки друг друга со сто­роны ребят, их готов­ность при­ни­мать чужие точки зре­ния, не хва­литься удач­ными догад­ками и не каприз­ни­чать при пре­одо­ле­нии препятствий.

Каж­дый прой­ден­ный объ­ект даст нам мно­же­ство инфор­ма­ции о лич­но­сти сле­до­пы­тов, их душев­ном, интел­лек­ту­аль­ном состо­я­нии, сооб­ра­зи­тель­но­сти и нестан­дарт­но­сти мыш­ле­ния. И даже все минусы, заме­чен­ные нами во время иссле­до­ва­тель­ских работ, дадут нам в руки инстру­мен­та­рий по исправ­ле­нию ситу­а­ции. Ведь не все дети склонны ста­но­виться лиде­рами, решать логи­че­ские задачи или крас­но­ре­чиво рас­ска­зы­вать об уви­ден­ном, ана­ли­зи­руя про­шед­шие собы­тия. Каж­дому из них мы с помо­щью игро­вого про­стран­ства под­бе­рем под­хо­дя­щие ниши оби­та­ния, пока­жем сле­до­пы­там важ­ность каж­дого из них в общем деле, дадим столь им необ­хо­ди­мую воз­мож­ность про­явить себя с наи­луч­шей сто­роны в самом неза­мет­ном, но осо­знан­ном всеми нами эпи­зоде. И когда мы испол­няем обя­зан­но­сти веду­щего игры, давайте обду­маем, что мы ска­жем на общем обсуж­де­нии. Кто-то из сле­до­пы­тов нуж­да­ется в серьез­ной под­держке, кому-то будет доста­точно двух-трех бла­го­дар­ных слов, а бывает и так, что в дан­ный момент не стоит чело­века открыто хва­лить, даже если есть на то осно­ва­ния. Раз­ные бывают ситу­а­ции, и наше дело — ста­раться их прочувствовать.

Ито­го­вый семинар

Мы обу­чаем ребят кон­струк­тив­ному обсуж­де­нию тех или иных вопро­сов. Луч­ший поли­гон для этого — «семи­нар», кото­рый мы устроим по ито­гам нашей работы на объ­екте. Ребята вер­ну­лись устав­шими, напол­нен­ными впе­чат­ле­ни­ями, с тро­фе­ями и наход­ками в руках. Они жаж­дут поде­литься уви­ден­ным, помо­жем им в этом. Орга­ни­зуем ребя­там чай и будем готовы всем нашим роди­тель­ским сооб­ще­ством выслу­ши­вать, вос­хи­щаться, всплес­ки­вать руками и про­яв­лять вся­че­скую доб­рую заин­те­ре­со­ван­ность. Но вот пер­вые эмо­ции улег­лись (мы их неза­метно при­глу­шили), при­шла пора при­сту­пать к обсуж­де­нию. Его можно постро­ить сле­ду­ю­щим образом.

  1. Доклад коман­дира (1–2 минуты) об ито­гах. Выпол­нено ли основ­ное зада­ние, как обстоят дела с выпол­не­нием зада­ний побоч­ных (ждем сооб­ще­ний ответ­ствен­ных). Коман­дир дает крат­кую харак­те­ри­стику своей группы: как себя вели, какие воз­ни­кали споры и несо­гла­сия, насколько, по его мне­нию, группа была управляема.

Отме­тим себе, что коман­дир может неадек­ватно, слиш­ком при­дир­чиво оце­ни­вать ребят. Часто это слу­ча­ется со сле­до­пы­тами, кото­рые недавно (в пер­вый раз) заняли этот пост. Наше дело — до семи­нара под­ска­зать коман­диру, что он будет прав, если отме­тит дости­же­ния своих под­чи­нен­ных, а все огрехи смо­жет (не побо­ится) взять на себя. Мы с вами в дан­ной ситу­а­ции столк­ну­лись с необы­чайно важ­ным момен­том в жизни ребенка, кото­рый, ста­но­вясь во главе дру­гих детей, учится не сва­ли­вать любую вину на их голову (я отлич­ный началь­ник, но с под­чи­нен­ными не повезло), а брать ответ­ствен­ность на себя. Тем более что он дей­стви­тельно за них отве­чает. Научим ребят раз­ре­шать кон­фликт­ные ситу­а­ции внутри группы. Но этого мы добьемся не сразу. Для нас важно, чтобы сле­до­пыт, кото­рый на объ­екте вел себя нера­достно, сам это при­знал, не пря­чась за спину коман­дира и не слыша с его сто­роны обви­не­ний в свой адрес.

  1. Доклады осталь­ных ребят (по минуте). Общие впе­чат­ле­ния, оценка своей работы, каче­ство испол­не­ния пору­чен­ного зада­ния (долж­но­сти). Пона­чалу ребя­там очень трудно будет здраво и объ­ек­тивно себя оце­ни­вать (даже взрос­лые умеют и готовы это делать далеко не все­гда). Ребята пред­по­чтут отго­во­риться: «Всё было хорошо», — и поста­вят себе «чет­верку», вроде не хва­лишься, но и не отстаешь.

Боль­шое вли­я­ние на обсуж­де­ние вли­яет атмо­сфера, в кото­рой оно про­ис­хо­дит. Мы не должны с камен­ными лицами «искать винов­ных». Даже если всё дело про­шло совсем не так (шумно было), как нам хоте­лось. Ребята должны чув­ство­вать, что они обща­ются в дру­же­ской среде своих кол­лег, могут под­шу­чи­вать над сво­ими неуда­чами и испы­ты­вать потреб­ность нели­це­при­ят­ной оценки своей работы. Потреб­ность, кото­рая скла­ды­ва­ется у ребенка из чистых побуж­де­ний сове­сти и жела­ния быть насто­я­щим (хоро­шим) в этом заме­ча­тель­ном пат­руле. Не будем доби­ваться пока­ян­ных речей (я вино­ват, всё испор­тил). Было бы заме­ча­тельно, если бы сле­до­пыт ска­зал, где он был неправ, о чем сожа­леет и поста­ра­ется так больше не делать (что-нибудь в этом роде). О своих дости­же­ниях научим ребят гово­рить скромно, без излиш­них эмо­ций. Пусть они услы­шат похвалу из наших уст, а лучше и про­дук­тив­нее из уст сво­его коман­дира или дру­гих ребят.

  1. Дадим свои ком­мен­та­рии о выпол­не­нии ребя­тами усло­вий иссле­до­ва­ния (нахож­де­ния на объ­екте), потра­тив на это три — пять минут. Пора­ду­емся за них, отме­тим дости­же­ния каж­дого (но в нерав­ных про­пор­циях), вспом­ним забав­ный эпи­зод. Перей­дем на стро­гий тон и выра­зим удив­ле­ние, что такая группа допу­стила те или иные ошибки. Выска­жем убеж­ден­ность, что ребята поняли свои упу­ще­ния (они ска­зали «да») и впредь будут ста­раться всё делать как сле­дует. Напо­сле­док вспом­ним еще один забав­ный эпи­зод и перей­дем к игро­вой ситу­а­ции. Надо соста­вить отчет об иссле­до­ва­нии объ­екта. Если наша задача чисто при­клю­чен­че­ская, то обой­демся без отчета. В любом слу­чае про­смот­рим фото­гра­фии и зане­сем собы­тие в летопись.
  2. Раз­да­дим на дом пору­че­ния, свя­зан­ные с состав­ле­нием отчета (каж­дый о своих дей­ствиях). Допьем чай, пого­во­рив о пер­спек­ти­вах раз­ви­тия игро­вого сюжета (что нас еще ждет и т. д.), решим рабо­чие вопросы. Молитва — и по домам. А несколько доб­ро­воль­ных помощ­ни­ков (роди­те­лей или стар­ших ребят) оста­нутся всё при­ве­сти в поря­док и вновь выпить по чашечке чаю.

* * *

Объ­екты, не тре­бу­ю­щие при­сут­ствия игро­вых пер­со­на­жей, могут быть бес­ко­нечно раз­но­об­разны. Выше мы опи­сали один из насы­щен­ных вари­ан­тов, но в прин­ципе такие эпи­зоды можно делать не в каж­дой игре (и не каж­дый эпи­зод). Нач­нем с малого: вот ребята учатся читать карту и по ней ходить. Они раз­га­ды­вают над­писи или обсуж­дают находку. Наш «объ­ект» может быть уже дав­ным-давно под­го­тов­лен­ным (не для нас, правда, но мы с бла­го­дар­но­стью им вос­поль­зу­емся), так как он может рас­по­ла­гаться в музее (ищем опре­де­лен­ный пред­мет, кар­тину, выста­воч­ный зал), кон­церт­ном зале или на сцене, на кото­рой мы и сами готовы высту­пить. В избушке насто­я­щего лес­ника, пче­ло­вода. В мастер­ской худож­ника, конюшне, воин­ской части. Наше дело — впле­сти посе­ще­ние этих объ­ек­тов в сюжет цик­ло­вой игры, насы­тить их под­хо­дя­щими зада­ни­ями, пре­вра­тить само «посе­ще­ние» в исследование.

Кроме объ­ек­тов «без­люд­ных» мы будем задей­ство­вать в игро­вых эпи­зо­дах раз­лич­ных пер­со­на­жей, «выду­ман­ных» для игры и вполне реаль­ных людей. И теперь при­шла пора обсу­дить, как всё это будет про­ис­хо­дить для наших следопытов.

Ребята общаются

В раз­ра­ботке сюжета цик­ло­вой игры мы не обой­демся без вве­де­ния в эпи­зоды как игро­вых пер­со­на­жей, так и вполне реаль­ных пер­сон — людей, кото­рые помо­гут нам в про­ве­де­нии всего дей­ствия. Есте­ственно, любые пер­со­нажи должны нести в себе вполне опре­де­лен­ную, ложа­щу­юся в логику игры смыс­ло­вую нагрузку, помо­гая ребя­там научиться общаться с раз­ными людьми (пер­со­на­жами) в раз­ных, в том числе и необыч­ных, ситуациях.

Про­блема состоит в том, что мно­гие дети, к сожа­ле­нию, не так часто, как это необ­хо­димо для нор­маль­ного воз­рас­та­ния, пол­но­ценно обща­ются со сво­ими роди­те­лями и вообще со взрос­лыми людьми. Если мы потру­димся и в тече­ние недели ста­нем отме­чать темы, кото­рые мы затра­ги­ваем в бесе­дах со сво­ими детьми, то резуль­таты такого иссле­до­ва­ния могут нас огор­чить. В самом деле, весо­мая доля всех тем, упо­ми­на­е­мых нами при обще­нии с ребя­тами, посвя­щена быто­вым про­бле­мам: «доешь суп»; «не забудь выне­сти мусор»; «шар­фик повяжи»… Про­яв­ляя посто­ян­ную заботу о физи­че­ском состо­я­нии ребенка, мы склонны лишь пери­о­ди­че­ски вспо­ми­нать о том, что такой же (далее боль­шей) заботы тре­бует его душа. И под­час не учи­ты­вая окру­жа­ю­щие обсто­я­тель­ства и душев­ное состо­я­ние, готов­ность к обще­нию самого ребенка, мы заво­дим вос­пи­та­тель­ные беседы. Беседы, име­ю­щие чаще всего нази­да­тель­ный, поучи­тель­ный харак­тер, вызван­ные в боль­шин­стве слу­чаев нашим жела­нием подробно объ­яс­нить ребенку, в чем он неправ.

Нельзя назвать выше­из­ло­жен­ный спо­соб обще­ния пол­но­цен­ным и про­дук­тив­ным. Если с нами самими так будут общаться близ­кие нам люди, то мы воз­му­тимся и рас­стро­имся гораздо ско­рее, чем думаем в насто­я­щий момент. Давайте попро­буем вспом­нить себя в дет­стве или по мень­шей мере соблю­дать так­тич­ный и вни­ма­тель­ный под­ход к выбору вре­мени, темы и формы серьез­ных раз­го­во­ров с детьми.

Ребята, кото­рые не все­гда знают, как именно общаться со взрос­лыми, испы­ты­вают при этом тягу к такому обще­нию. Они «вер­тятся под рукой», задают несу­раз­ные вопросы, наро­чито балу­ются, сло­вом, всеми путями при­вле­кают наше вни­ма­ние. Мы ведь поба­и­ва­емся, что стоит лишь начать уде­лять ребенку всё время, кото­рое он желает с нами про­во­дить, то сво­его вре­мени (и на быт тоже) про­сто не останется.

Надо под­черк­нуть, не во все пери­оды дет­ства дети нуж­да­ются в тес­ном с нами обще­нии. Если они чув­ствуют, что мы к обще­нию потен­ци­ально готовы, рады будем уде­лить свое вни­ма­ние, то ребята посте­пенно успо­ка­и­ва­ются, учатся играть со сверст­ни­ками, погля­ды­вая в нашу сто­рону, при­зы­вая нас улыб­кой или одоб­ри­тель­ным кив­ком оце­нить свою лов­кость, сме­лость и сно­ровку. Важно, чтобы ребе­нок ощу­щал свою необ­хо­ди­мость и нашу готов­ность к обще­нию с ним и радость от этого общения.

Начав посе­ще­ние школы, ребе­нок нуж­да­ется в осо­бой нашей под­держке, ведь он отправ­ля­ется «за гра­ницу» при­выч­ной среды оби­та­ния, «послом» в даль­ние страны, где к нему будут отно­ситься несколько по-иному, чем в доме или дет­ском саду. Если мы не ока­жем ему такой под­держки, то посто­ян­ных стрес­со­вых ситу­а­ций не избе­жать. Хуже того, ребе­нок при­вык­нет обхо­диться без нас, замкнется в своем оди­но­че­стве и в даль­ней­шем (под­рост­ко­вом и юно­ше­ском воз­расте) не захо­чет идти на кон­такт, не обла­дая ни уме­нием это делать, ни осо­знан­ным жела­нием, ему ста­нет проще быть одному. В своих попыт­ках вос­ста­но­вить отно­ше­ния мы потра­тим неиз­ме­римо больше душев­ных сил и вре­мени, чем в тот бла­го­дат­ный период, когда дети сами искренне желали обще­ния со сво­ими родителями.

Не будем забы­вать, что ребята обя­за­тельно, непре­менно должны полу­чать навыки обще­ния в той среде, кото­рая в целом выше их уровня раз­ви­тия. Иначе, обща­ясь исклю­чи­тельно со сверст­ни­ками, они и будут воз­рас­тать вме­сте с ними, вне связи с опы­том стар­ших ребят и взрос­лых, оста­ва­ясь ото­рван­ными от тра­ди­ции и пита­тель­ной среды пол­но­цен­ных семей­ных отно­ше­ний. Иначе говоря, мы должны предо­ста­вить ребя­там воз­мож­ность раз­го­ва­ри­вать с нами на слож­ные, отвле­чен­ные от повсе­днев­но­сти темы, общаться живо и непо­сред­ственно, не опа­са­ясь заме­ча­ний, мен­тор­ского тона и посто­ян­ного дав­ле­ния («ты дол­жен…» и «я в твои годы…»).

Пол­но­цен­ное обще­ние с ребя­тами стар­шего дет­са­дов­ского и млад­шего школь­ного воз­раста зани­мает в дей­стви­тель­но­сти не так много вре­мени, если мы обща­лись с ними в более ран­ний период их жизни: рас­ска­зы­вали сказки, исто­рии перед сном и во время про­гу­лок, вспо­ми­нали свое дет­ство, опи­сы­вали окру­жа­ю­щий мир, отве­чали на вопросы. Вопросы эти, к слову, лишь на пер­вый взгляд хао­тичны и не вза­и­мо­свя­заны (исклю­че­ние состав­ляют ситу­а­ции, когда ребе­нок спе­ци­ально ста­ра­ется выве­сти нас из себя, что про­ис­хо­дит либо из-за недо­статка вни­ма­ния, либо из-за изба­ло­ван­но­сти). Внут­рен­няя логика у малы­шей несколько иная, чем у нас. Она более абстрактна, про­стран­ственна и эла­стична — дети умеют без логи­че­ских зато­ров «пере­ска­ки­вать» с одной темы на дру­гую не из-за рас­се­ян­ного созна­ния, а в силу уме­ния нахо­дить в раз­лич­ных вещах и собы­тиях объ­еди­ня­ю­щие их черты. Бабочка летает, и стол может поле­теть. Чело­век дышит, а звезды мер­цают (и мер­ца­ние, и дыха­ние — коле­ба­ния в гла­зах ребенка). Вот он и «пере­ска­ки­вает» с темы на тему. Если мы при­ло­жим уси­лия и поста­ра­емся понять логику дет­ских рас­суж­де­ний, то и сами зна­чи­тельно поум­неем. В совре­мен­ном мире вос­тре­бо­ваны кре­а­тив­ные работ­ники (по-рус­ски — при­дум­щики, выдум­щики, гене­ра­торы идей, если хотите).

В целом дети тре­буют не повы­шен­ного посто­ян­ного эмо­ци­о­наль­ного вни­ма­ния (от такого вни­ма­ния любой уста­нет), а нашей готов­но­сти в нуж­ный ребенку момент всту­пить с ним в диа­лог, и необя­за­тельно сло­вес­ный — улыбки, дого­нялки, меж­до­ме­тия тоже идут в ход.

Будем пом­нить, что неко­то­рые дети успешно при­спо­со­би­лись исполь- j зовать авто­ри­тет взрос­лых в своих, не все­гда бла­го­род­ных, целях, j Пред­ста­вим: мы вхо­дим в ком­нату, где играют дети, и одна девочка j обра­ща­ется к нам: «А ска­жите Сереже, чтобы он не лез (заме­ча­тельно смеш­ное слово)…» Не бало­вался, не кидался куби­ками и т. д.  То есть нас при­зы­вают в каче­стве «ору­дий круп­ного калибра», не разо­брав­шись, с ходу вме­шаться в какой-то кон­фликт (кото­рого могло и не быть, все пре­тен­зии девочки — чистая про­во­ка­ция) и таким обра­зом «загре­сти жар чужими руками». При­чем «чужие руки» — это мы с вами. Не имея вре­мени вник­нуть в ситу­а­цию, мы вполне спо­собны сде­лать заме­ча­ние или даже накри­чать на «обид­чика», кото­рый на самом деле ни в чем не вино­ват (может, он про­сто уде­ляет мало вни­ма­ния этой девочке, как ей кажется), и жестоко его оскор­бить. Возь­мем себе за пра­вило не под­да­ваться на наив­ные дет­ские про­во­ка­ции. ; По-насто­я­щему оби­жен­ный ребе­нок чаще всего не стре­мится пока­зать это на людях. А ведь есть еще дети, нашед­шие уни­вер­саль­ный спо­соб доби­ваться сво­его — рыдать по каж­дому поводу и т. д. Будем к этому готовы и не пожа­леем тру­дов для того, чтобы разо­браться в моти­ва­циях пове­де­ния ребенка в дан­ной ситу­а­ции. Дети, веду­щие со взрос­лыми хит­рые игры, скоро пой­мут, что с нами эти фокусы не про­хо­дят, что весьма поло­жи­тельно ска­жется на нашем авто­ри­тете и зна­чи­тельно оздо­ро­вит общую атмо­сферу в патруле.

 

Инфан­тиль­ные и «раз­вяз­ные» дети

Наряду с ребя­тами, испы­ты­ва­ю­щими недо­ста­ток «небы­то­вого» обще­ния со взрос­лыми, сей­час всё чаще появ­ля­ются дети излишне эмо­ци­о­наль­ные, не при­вык­шие к обще­нию со сверст­ни­ками, а ищу­щие исклю­чи­тельно взрос­лые ком­па­нии. Такое слу­ча­ется либо в резуль­тате пре­дельно либе­раль­ного вос­пи­та­ния, либо из-за нездо­ро­вого жела­ния роди­те­лей во всем, цели­ком и пол­но­стью кон­тро­ли­ро­вать ребенка, при­вя­зать его к себе в эмо­ци­о­наль­ном смысле. Пер­вая, «либе­раль­ная», ситу­а­ция про­яв­ля­ется в том, что дети поз­во­ляют себе делать взрос­лым (и ребя­там) заме­ча­ния, пере­би­вать их раз­го­вор, пани­брат­ски общаться и вести себя раз­вязно и невос­пи­танно. До опре­де­лен­ной поры такая ситу­а­ция может уми­лять окру­жа­ю­щих (какой раз­ви­той маль­чик, как он сво­бодно обща­ется и т. д.), но по сути это беда. Такие ребята умеют качать свои права, дости­гают неви­дан­ных высот в дема­го­гии и тре­буют от дру­гих всего того, что не поз­во­ляют даже про­сить у себя. Выве­сти ребенка из состо­я­ния все­доз­во­лен­но­сти, при­том что его пози­цию под­дер­жи­вают роди­тели, в рас­смат­ри­ва­е­мый нами период его воз­рас­та­ния прак­ти­че­ски невоз­можно. Достой­ная помощь и опора — авто­ри­тет свя­щен­ника, его готов­ность рас­тол­ко­вы­вать роди­те­лям, поз­во­ля­ю­щим сво­ему чаду счи­тать себя вправе судить и рядить, всю пагуб­ность такого под­хода. Но часто роди­тели сами ста­но­вятся «рабами лампы» — в силу раз­лич­ных обсто­я­тельств вынуж­денно иду­щие на поводу у сво­его ребенка, кото­рый их «заме­ча­тельно» выдрессировал.

Не будем забы­вать, что вос­пи­та­тель­ный про­цесс про­хо­дит в обоих направ­ле­ниях, он обо­ю­до­ост­рый. И, несмотря на то что наш педа­го­ги­че­ский инстру­мен­та­рий апри­ори раз­но­об­раз­нее дет­ского, их «педа­го­ги­че­ские» при­емы могут иметь боль­шую мощь, нежели наши.

Если роди­тели пони­мают, что ребе­нок прочно устро­ился на их шее, а мы чув­ствуем, что он не про­тив пери­о­ди­че­ски пере­би­раться на нашу, при­ме­ним нехит­рые вари­анты воз­дей­ствия на его пер­сону, кото­рые предо­став­лены нам хорошо орга­ни­зо­ван­ной пат­руль­ной жизнью.

Но не будем забы­вать, что пат­руль­ная жизнь есть только при­ло­же­ние, посиль­ная помощь роди­те­лям в деле вос­пи­та­ния ребят. И ока­зать эту посиль­ную помощь мы как руко­во­ди­тели и свя­щен­ник как пас­тырь можем лишь при готов­но­сти самих роди­те­лей совер­шить неко­то­рые необ­хо­ди­мые дей­ствия. Ведь «раз­вин­чен­ное» состо­я­ние ребенка гово­рит прежде всего о неко­то­рых серьез­ных упу­ще­ниях в его духов­ной жизни. Так как состо­я­ние его души во мно­гом зави­сит от духов­ной жизни его роди­те­лей и уклада семей­ной жизни в целом, то и начи­нать путь исправ­ле­ния ситу­а­ции необ­хо­димо с пони­ма­ния того, что, соб­ственно, в этой связи упу­щено или устро­ено недолж­ным обра­зом. Не каса­ясь про­блем вос­пи­та­ния внутри семьи (в дан­ном посо­бии мы гово­рим несколько о дру­гом), обра­тимся к нашим «вспо­мо­га­тель­ным» возможностям.

  1. Наш батюшка (сора­бот­ни­ками кото­рого мы все явля­емся) обра­тит при­сталь­ное пас­тыр­ское вни­ма­ние на «про­блем­ного» ребенка, в том числе и прежде всего во время испо­веди. Важно, чтобы сам ребе­нок осо­знал, что про­блема существует.
  2. Так как жизнь нашего пат­руля инте­ресна ребя­там, пред­став­ляет для них зри­мую цен­ность, кото­рую они не хотят терять, то все уста­нов­ле­ния (законы, пра­вила), регу­ли­ру­ю­щие пат­руль­ную жизнь, могут стать весо­мым аргу­мен­том в деле их вос­пи­та­ния. У нас не при­нято пере­би­вать в раз­го­во­рах (и стар­ших, и млад­ших), сидеть «раз­ва­лясь», вести себя фами­льярно и т. д. Дети тонко чув­ствуют воз­мож­ные «допуски» в своем пове­де­нии и готовы настра­и­ваться на общий стиль отно­ше­ний. Даже пыта­ясь про­явить «герой­ство», нахально раз­го­ва­ри­вая со взрос­лыми в при­сут­ствии дру­гих ребят, «бун­тари» теряют свой пыл, столк­нув­шись со спо­кой­ным, твер­дым недо­уме­нием руко­во­ди­те­лей. Если в нашем пат­руле создана кон­струк­тив­ная обста­новка, «нахалы» не полу­чат под­держки и одоб­ре­ния со сто­роны дру­гих ребят и скис­нут. Наше дело не вести осо­бых длин­ных бесед (неко­то­рые дети любят «по-взрос­лому» рас­суж­дать), а спо­койно выдер­жи­вать достой­ную линию поведения.
  3. В этой связи будем пом­нить, что оди­на­ко­вые нега­тив­ные про­яв­ле­ния у ребят могут иметь раз­лич­ную подо­плеку. С неко­то­рыми необ­хо­димо раз­го­ва­ри­вать, объ­яс­нять и сове­то­вать, с дру­гими этого делать в дан­ной ситу­а­ции не сле­дует. Наше задача — создать под­хо­дя­щие усло­вия для «само­на­стройки» ребенка, и усло­вия эти сами по себе воз­ни­кают в ходе нор­маль­ной повсе­днев­ной жизни пат­руля. Надо только суметь ее про­дук­тивно выстроить.

Вся выше­из­ло­жен­ная кон­струк­ция при­ме­нима в своих прин­ци­пи­аль­ных момен­тах и в слу­чаях с «домаш­ними», инфан­тиль­ными ребя­тами, не при­вык­шими к обще­нию со сверст­ни­ками, пред­по­чи­та­ю­щими роль «малень­ких дети­шек» во взрос­лой среде. Доба­вить можно то, что сами роди­тели, умом пони­ма­ю­щие, что их ребе­нок слиш­ком эмо­ци­о­нально «завя­зан» на посто­ян­ном лич­ном обще­нии с ними, могут не найти в себе сил изме­нить ситу­а­цию: «Как же он без меня там будет!?» «Там» — это на сбо­рах, в походе и (самое тяж­кое рас­ста­ва­ние) в лет­нем лагере… Что же, при­гла­сим таких роди­те­лей (обычно это мадоы, а папы вор­чат, что ребенка вос­пи­ты­вают нежен­кой, но сами не имеют долж­ного авто­ри­тета пре­кра­тить этот про­цесс) на заня­тия, походы и в лагеря. Но пору­чим им непре­менно реаль­ное, тре­бу­ю­щее мно­гих сил дело. Поста­вим его обя­за­тель­ным усло­вием уча­стие таких роди­те­лей в работе пат­руля. Посте­пенно они при­вык­нут к тому, что их чадо, нахо­дясь «под при­смот­ром», само­сто­я­тельно бегает, пры­гает, играет, ссо­рится и раду­ется. Конечно, мы обя­за­тельно столк­немся с пре­дельно запу­щен­ными и тяже­лыми слу­ча­ями, кото­рые (надо трезво оце­ни­вать) мы будем не в силах раз­ре­шить. И это совер­шенно нормально.

То, как обща­ются со сверст­ни­ками, млад­шими ребя­тами и взрос­лыми людьми наши сле­до­пыты, может много ска­зать об их душев­ном состо­я­нии, интел­лекте, жиз­нен­ной пози­ции и т. д. Хоте­лось бы, чтобы ребята были вос­пи­тан­ными, но не ско­ван­ными; откры­тыми, но не навяз­чи­выми; гото­выми к обще­нию, но не болт­ли­выми; серьез­ными и рас­су­ди­тель­ными, но не малень­кими «ста­рич­ками»; само­сто­я­тель­ными, но не оди­но­кими в этой своей само­сто­я­тель­но­сти. Сохра­няли откры­тую радость дет­ства, но не куль­ти­ви­ро­вали вос­тор­жен­ный, эмо­ци­о­наль­ный инфан­ти­лизм. И глав­ное, хра­нили бы в сердце тре­пет­ную любовь к Гос­поду, кото­рая столь про­сто начи­нает жить в душе каж­дого ребенка, не теряя с годами све­же­сти искрен­ней веры, не ста­но­вясь «опыт­ными» «быто­выми» прихожанами.

Пер­соны и пер­со­нажи цик­ло­вых игр

Давайте вер­немся к цик­ло­вым играм и их воз­мож­ным пер­со­на­жам, кото­рые смо­гут помочь сле­до­пы­там нара­бо­тать необ­хо­ди­мые навыки доб­рого обще­ния с раз­ными людьми в том числе. Поме­стим в сюжет игры ее раз­лич­ных героев, как при­ду­ман­ных, так и вполне реаль­ных, с кото­рыми будет вза­и­мо­дей­ство­вать наша детвора.

Хотим устро­ить игру о живо­писи, пори­со­вать с ребя­тами, дать им неко­то­рые зна­ния из этой обла­сти искус­ства, вве­дем в зачин игры насто­я­щего худож­ника. Именно он попро­сит ребят отыс­кать неиз­вест­ную аква­рель (при­клю­чен­че­ское направ­ле­ние) или устро­ить выставку его и их работ. Или, воз­можно, он согла­сится поиг­рать (серьезно) с нами в «школу малень­ких худож­ни­ков», мы ее как-нибудь кра­сиво назо­вем, и она впо­след­ствии ста­нет одним из круж­ков в рам­ках нашего при­хода. Во вся­ком слу­чае посе­ще­ние мастер­ской оста­вит у ребят неиз­гла­ди­мое впе­чат­ле­ние. И посе­тить ее они смо­гут не обя­за­тельно в рам­ках «про­филь­ной» игры. К при­меру, выяс­няя, как выгля­дели рус­ские бога­тыри, най­дем худож­ника, гото­вого пока­зать нам аль­бом с кар­ти­нами Вас­не­цова и рас­ска­зать о его творчестве.

Если мы играем в «путе­ше­ствен­ни­ков», най­дем опыт­ного тури­ста с насто­я­щим сна­ря­же­нием, уме­лого, «про­пах­шего дымом кост­ров». Эпи­зод, в кото­рый мы его «обна­ру­жим», может слу­читься в лесу, когда ребята тре­ни­ру­ются перед похо­дом или ищут по ази­муту шалаш «ста­рого сле­до­пыта». И вот, пожа­луй­ста, сам «ста­рый сле­до­пыт» у шалаша пьет чай перед костром. И гитара у него, как пола­га­ется, потер­тая, и рюк­зак такой, что двое сле­до­пы­тов запро­сто поме­стятся (можно попро­бо­вать залезть).

Стоп-стоп. Вот наш вполне реаль­ный турист пре­вра­тился в игро­вого пер­со­нажа — «ста­рого сле­до­пыта». Он про­ве­рит, можно ли дове­рять ребя­там, готовы ли они к испы­та­нию, и даст им чрез­вы­чайно важ­ное зада­ние — идти по сле­дам и обна­ру­жить… То есть мы «впи­сы­ваем» в текст игры под­хо­дя­щих пер­со­на­жей, роль кото­рых могут испол­нять как реаль­ные лес­ники, мили­ци­о­неры или повара, так и люди, изоб­ра­жа­ю­щие дан­ных пер­со­на­жей. При­чем люди эти могут быть зна­комы ребя­там, быть роди­те­лями какого-нибудь сле­до­пыта, но «на рабо­чем игро­вом» месте, в соот­вет­ству­ю­щем анту­раже пред­стать в совер­шенно непри­выч­ном виде. Кота-баюна или Жар-птицу тоже надобно будет сыскать.

В под­боре пер­со­на­жей (вполне насто­я­щих или «иден­тич­ных нату­раль­ным») будем при­дер­жи­ваться несколь­ких про­стых правил.

  1. Пер­со­наж дол­жен орга­нично впи­сы­ваться в логику игро­вых собы­тий, быть необ­хо­ди­мой частью сюжета. Не будем пере­гру­жать игру мно­го­чис­лен­ными пер­со­на­жами или встав­лять пер­со­на­жей из дру­гой оперы. Если только мы не играем в «бал книж­ных героев», сме­ши­вать жанры и стили не станем.
  2. Пер­со­наж дол­жен быть легко узна­ваем, являться квинт­эс­сен­цией эпи­зода, вопло­щая в себе наи­бо­лее харак­тер­ные (но не бас­но­слов­ные) черты того рода: дея­тель­но­сти (про­фес­сии), кото­рую он пред­став­ляет. Если это куз­нец, то фар­тук, молот и усы крайне жела­тельны. Если мили­ци­о­нер, то форма, при­чем носи­мая с пол­ным досто­ин­ством и акку­рат­но­стью. Но поста­ра­емся избе­жать при этом набив­ших оско­мину штам­пов — худож­ник вовсе не дол­жен носить берет и локоны до плеч, равно как и поэт.
  1. Ска­зоч­ного, книж­ного пер­со­нажа не стоит ста­раться делать слиш­ком похо­жим на «ори­ги­нал», здесь как раз уместна неко­то­рая услов­ность. Конечно, неко­то­рые мужики вполне без грима могут сыг­рать «Идо­лище пога­ное». Но есть ли смысл являть их перед детьми? Так же как и тща­тельно гри­ми­ро­вать стар­шего брата Бура­тино или Кощеем Бес­смерт­ным. Здесь услов­ность важна еще и потому, что дети порой излишне впе­чат­ли­тельны, в вооб­ра­же­нии они и так «дори­суют» необ­хо­ди­мые детали.
  2. Пред­меты, окру­жа­ю­щие пер­со­нажа, должны под­чер­ки­вать его род дея­тель­но­сти вкупе с его ролью в игре. Послед­нее заме­ча­ние тре­бует неко­то­рого объ­яс­не­ния. Дети при­выкли, что в филь­мах, спек­так­лях, утрен­ни­ках и раз­лич­ных пред­став­ле­ниях «злые» пер­со­нажи и выгля­дят соот­вет­ству­юще. Если мы зани­ма­емся с неопыт­ными сле­до­пы­тами, да еще и млад­шего школь­ного воз­раста (6–8 лет), то будем при­дер­жи­ваться этого прин­ципа. Но посте­пенно поста­ра­емся учить ребят раз­би­раться в людях, ори­ен­ти­ру­ясь не на внеш­ность, а на поступки, мел­кие детали, внут­рен­нюю направ­лен­ность чело­века. В этой связи роль пер­со­на­жей в игре весьма велика, о чем и пого­во­рим подроб­нее чуть ниже.
  3. Пер­со­нажи в игре могут высту­пать в качестве:
  • зачи­на­те­лей, ини­ци­а­то­ров игро­вых собы­тий (всего сюжета игры). Давать зада­ния (письмо от бла­го­чин­ного), про­сить о помощи (худож­ник, поте­ряв­ший аква­рель), остав­лять заве­ща­ние (бога­тыри оста­вили потом­кам посла­ние), высту­пать инког­нито, чтобы появиться в конце исто­рии (моряк хотел испы­тать ребят, достойны ли они весен­него похода на байдарках);
  • героев отдель­ных эпи­зо­дов, направ­ля­ю­щих ребят на зада­ние, предо­став­ля­ю­щих им инфор­ма­цию или при­ни­ма­ю­щих от сле­до­пы­тов плоды выпол­нен­ных ими пору­че­ний. В поис­ках семян для клумбы ищем цве­то­вода. Желая найти бога­тыр­ский кур­ган, в обмен на инфор­ма­цию помо­гаем «ста­рику» вско­пать ого­род (или про­сто из жела­ния помочь, а он нам сам потом под­ска­жет или не под­ска­жет то, что мы хотели узнать). Заме­тим, что ребята не все­гда должны полу­чать види­мую пользу (награду, бла­го­дар­ность) от своих дел. Посте­пенно при­учим их вообще не забо­титься о награде (это несложно, если пра­вильно обсуж­дать с ними плоды того или иного эпизода);
  • созда­ю­щих игро­вые про­блемы «вто­ро­сте­пен­ных» участ­ни­ков игры. Таких пер­со­на­жей можно рас­ста­вить по тропе «испы­та­ний» в куль­ми­на­ци­он­ном эпи­зоде игры. Бегут ребята по лесу, спа­сают из плена кого бы то ни было, а тут навстречу… И дает зада­ние: пере­лезть, про­ползти, раз­вя­зать, раз­жечь, отве­тить и т. д.;
  • людей, на кото­рых направ­лены итоги игры. Мы худож­ники и выставку про­во­дим для роди­те­лей и дру­зей. Повара, и уго­ще­ние устра­и­ваем для при­хо­жан. Бога­тыри, и в послед­нем эпи­зоде защи­щаем жите­лей деревни (кото­рые к нам в начале игры за помо­щью и обратились).
  1. Игро­вые пер­со­нажи не должны:
  • быть злыми людьми, не под­да­ю­щи­мися исправ­ле­нию. Дети не должны никого «уби­вать», «каз­нить», «обре­кать на гибель» и т. д. Ска­жем, выбы­ва­ние («гибель») из игры «Казаки», кото­рая пред­по­ла­гает «битвы», условно: оса­лили — выбыл, попали мячи­ком — выбыл, попали дере­вян­ным мечом (допу­стим) — сел на кор­точки, выбыл. Но никто не падает, «как на самом деле», не кор­чится, не вопит от игро­вой боли. Мы при­учаем ребят к бла­го­род­ству, мило­сти и вере в искрен­ность пока­я­ния. Если пер­со­наж кается (я больше не буду), мы верим. Важно пом­нить, что реаль­ные пер­соны (не ска­зоч­ные или лите­ра­тур­ные герои) не должны высту­пать в каче­стве отри­ца­тель­ных героев. Пред­по­ло­жим, «злой» куз­нец хочет у «доб­рого» украсть инстру­мент. Если это не «Сказка о двух куз­не­цах», то такой ситу­а­ции созда­вать не будем. Есть два куз­неца, каж­дый хорош по-сво­ему, каж­дый ищет уче­ни­ков и т. д.;
  • испол­нять роль духов­ных лиц в игро­вом кон­тек­сте (свя­щен­ни­ков, мона­хов и т. д.). Исклю­че­ние допу­стимо, если свя­щен­ник (напри­мер) высту­пает от сво­его имени и дает ребя­там вполне взрос­лое (одно­вре­менно игро­вое) пору­че­ние. Или если нам нужно, чтобы ребята уви­дели «исто­ри­че­скую кар­тинку»: сидит монах лето­пи­сец и пишет на пер­га­менте гуси­ным пером. Но повто­рим, рели­гия и во время игры оста­ется непре­лож­ной реальностью;
  • мон­страми и про­чими оби­та­те­лями совре­мен­ной дет­ской «куль­туры». Здесь важно, насколько мы сами в ней ори­ен­ти­ру­емся. Так, играя в «Хоб­бита» (по Дж. Р. Толки- ну), мы вполне можем вве­сти в сюжет гобли­нов как пер­со­на­жей клас­си­че­ской англий­ской сказки (неотъ­ем­ле­мая часть миро­вой куль­туры), но избе­жим тер­ми­на­то­ров, чере­па­шек-нин­дзя и про­чих «муль­ти­куль­тур­ных» пер­со­на­жей инду­стрии раз­вле­че­ний. Согла­симся, что и из Ивана-дурака можно сде­лать рус­ского Микки-Мауса… Но стоит ли? Если нас сму­щает тот или иной пер­со­наж (тема или сюжет игры), обой­демся без него;
  • исто­ри­че­скими лич­но­стями (тем паче свя­тыми), кото­рых мы недо­стойны изображать;
  • исто­ри­че­скими лич­но­стями, кото­рых мы не будем изоб­ра­жать, так как ничему хоро­шему ребят они не научат (Ленин, Ста­лин и про­чие «стро­и­тели нового мира», тираны и завоеватели);
  • реально вопло­щать харак­тер­ные черты, при­су­щие изоб­ра­жа­е­мым пер­со­на­жам. Напри­мер, боц­ман в нашей игре, имея тель­няшку и дудку, скроет (если они у него есть) тату­и­ровки или, по край­ней мере если ребята обра­тят на них вни­ма­ние, сокру­шенно посо­ве­тует им не идти по его сто­пам («моло­дой был —■ дур­ной»). И бран­ные слова, так часто упо­треб­ля­е­мые в наших реа­лиях, есте­ственно, про­из­но­сить не ста­нет, хотя это и про­ти­во­ре­чит прин­ципу вся­че­ского реализма.

Соблю­даем стиль

Пер­со­нажи в игро­вых эпи­зо­дах должны появ­ляться, так ска­зать, в их «есте­ствен­ной среде оби­та­ния», если, конечно, мы не устра­и­ваем кон­спи­ра­тив­ной встречи с пожар­ным в кон­сер­ва­то­рии. В самом деле, забавно (глупо) полу­чится, если из-за бли­жай­ших гара­жей появится дядька с вен­ком из листьев на голове и объ­явит, что он, дескать, лес­ной король или эль­фий­ский принц, или тетенька в парке с плю­ше­вой коро­вой в руках заявит, что она потом­ствен­ная доярка. Лучше исклю­чить «липо­вых» пер­со­на­жей из сюжета. Если дойти до насто­я­щего леса никак не уда­ется, тогда пре­вра­тим в него бли­жай­ший сквер, впи­сав его в игро­вой кон­текст. У нас ведь была карта окрест­но­стей? Назо­вем этот сквер «Дре­му­чим лесом», вклю­чив его в кон­текст игры, и отпра­вимся туда именно как в лес. Дети такие услов­но­сти при­мут и сме­яться не будут.

Если мы не можем поз­во­лить себе пре­вра­тить сквер в лес­ной мас­сив, то про­сто поме­няем место дей­ствия. Состав­ляя сюжет цик­ло­вой игры, все­гда будем учи­ты­вать место про­ве­де­ния ее отдель­ных эпизодов.

«Необ­щи­тель­ные» персонажи

В сюжете игры нам могут потре­бо­ваться пер­со­нажи, с кото­рыми ребя­там не сле­дует в дан­ный момент общаться, но от кото­рых они должны полу­чить некую инфор­ма­цию. Такие ситу­а­ции скла­ды­ва­ются довольно часто из- за того, что сюжет дол­жен остав­лять ребят в кон­тек­сте игры, не давая им воз­мож­но­сти быстро и легко найти все ответы и раз­га­дать все загадки. Дей­стви­тельно, что можно при­ду­мать проще, чем подойти к лес­нику и рас­спро­сить его обо всех тай­ных тропах?

Дру­гая ситу­а­ция воз­ни­кает, если нам необ­хо­димо дать ребя­там инфор­ма­цию, кото­рую никто (по сюжету) из реаль­ных пер­со­на­жей дать не может. Откуда им узнать о том, что в этом кур­гане сокрыт меч? Под­ки­нуть сле­до­пы­там пись­мен­ный источ­ник (фраг­мент лето­писи)? Но мы и так слиш­ком много пишем, необ­хо­димо вне­сти в эпи­зод неко­то­рое раз­но­об­ра­зие, то есть полу­чить уст­ную инфор­ма­цию. Но кто поме­шает ребя­там (а они любо­пытны) рас­спро­сить инфор­ма­тора обо всех тай­нах игры? Мы ведь не хотим искус­ствен­ного вме­ша­тель­ства в сюжет? Да и Жар-птицу каче­ственно изоб­ра­зить не вся­кий смо­жет. Так, бывают эпи­зоды, когда пер­со­наж дает ребя­там инфор­ма­цию, не всту­пая с ними в пря­мое обще­ние. Как это устроить?

Нам очень важен анту­раж, атмо­сфера игры. Нас никак не устроит девушка с таб­лич­кой на шее «Птица сирин» или дяденька с над­пи­сью «Князь» в кар­тон­ных доспе­хах. А насто­я­щих доспе­хов у нас нет. И плаща, рас­ши­того золо­том, тоже нет. И дяденьки, мало­маль­ски похо­жего на князя, нет у нас, не нашли еще. Вот и устроим «встречу на расстоянии».

Стоят ребя­тишки на берегу речки (не широ­кой), а лучше сидят в кустах в засаде и видят: идет некто (лишь плащ мель­кает сквозь пере­пле­те­ние вет­вей, а какой плащ, не раз­гля­деть) и песню поет. А это как раз князь, что сокрыл свой меч в кур­гане. И поет о том мече и кур­гане. Дети должны слова рас­слы­шать, запом­нить, запи­сать. Так как они не слиш­ком понятны, князь прой­дет бере­гом туда- сюда несколько раз, и песня его будет состо­ять из пары куп­ле­тов, кото­рые он будет повто­рять. Если дети не всё пой­мут — хорошо. Еще задача появ­ля­ется инте­рес­ная — вос­ста­но­вить текст по смыслу. А почему они не могли сами к князю подойти да пого­во­рить? Да потому, что он обет дал ни с кем не гово­рить, так как про­иг­рал битву и сокрыл меч. А наша-то цель ему помочь, и узнали мы от Кота-баюна (лес­ника, доб­рой бабушки, из лето­писи — нуж­ное исполь­зо­вать) о том, что князь в это время ходит по берегу, песню поет, но встре­чаться ни с кем не хочет.

Дру­гой вари­ант: ищем перо Жар-птицы. Хочется, чтобы кра­сиво и инте­ресно вышло. Жар-птицы, извест­ное дело, пуг­ли­вые. Ломиться сквозь рас­ти­тель­ность нельзя. При­ма­нить надо, зата­иться и ждать. О при­манке узнали в преды­ду­щем эпи­зоде от сле­пого ска­зи­теля (пели мы ему песни, чтобы его раз­го­во­рить). Оста­вили при­манку (спе­чен­ные нами пирожки). Засели в кусты, мет­рах в два­дцати. Вечер, куль­ми­на­ция, ждем. Усло­вие одно: птица не должна нас заме­тить, так что тихо сидим, тер­пим — тре­ни­ро­ва­лись уже, три минуты без дви­же­ния веч­но­стью кажутся. Да, чу! Что это за вспо­лохи в про­ти­во­по­лож­ной сто­роне? Раз­го­ра­ются будто. Песня див­ная. Горит, что-то мель­кает у дере­вьев, рас­сы­па­ется искрами. Это явно Жар- птица. Любу­емся и ждем — песня ути­хает, огоньки гас­нут, а один вон в траве… Лежит себе перо, пере­ли­ва­ется, а вокруг трава дого­рает (а мы ее поту­шим). Перо можно в зоо­парке добыть и разу­кра­сить, купить пав­ли­нье (про­да­ются), в лесу найти, из вся­че­ских елоч­ных укра­ше­ний соору­дить, с блест­ками, пре­длин­ное. Песню спеть доб­рой девушке. Огоньки устро­ить из намо­тан­ных на цепи и про­пи­тан­ных керо­си­ном тря­пок (про­во­ло­кой к цепи при­вя­зать, под­жечь и кру­тить) или бен­галь­ских огней. Это как раз задача для самого застен­чи­вого папы, он даже появ­ляться перед детьми не ста­нет — устроит огнен­ную потеху и скромно исчез­нет в вет­вях. Потом эмо­ций у него больше, чем у ребят, будет. Еще наслу­ша­емся, как он всё гото­вил, да чуть не сорва­лось, и на девушку-певу­нью искры так и посы­па­лись. Без шуток, тех­ника без­опас­но­сти должна быть соблю­дена, и весь про­цесс появ­ле­ния Жар- птицы необ­хо­димо про­ре­пе­ти­ро­вать заранее.

А как же дети? Ведь они пове­рят (самые млад­шие), что насто­я­щая Жар-птица побы­вала здесь, а стар­шие ребята скеп­ти­че­ски будут стро­ить тео­рии о том, как «всё было под­стро­ено». А мы ска­жем, что это, конечно, игра, но «очень насто­я­щая», и всем будет немного таин­ственно и радостно. Детям-роман­ти­кам (малень­ким) упор сде­лаем на то, что это испы­та­ние игро­вое, для них устро­ен­ное, а стар­шим скеп­ти­кам ска­жем: «А вы как хотели? Ваша задача была не эффек­тами любо­ваться, а перо найти, сидя в тишине». Они и примолкнут.

Вари­ан­тов устро­е­ния таких эпи­зо­дов боль­шое коли­че­ство, и нам пред­ста­вится еще слу­чай пого­во­рить об этом и при­ду­мать что-нибудь совер­шенно новое и потрясающее.

Но внеш­ние эффекты, без­условно, не должны ста­но­виться гвоз­дем про­граммы. Мы вообще не устра­и­ваем для ребят посто­ян­ные аттрак­ци­оны с фей­ер­вер­ками, нам важна их сов­мест­ная жизнь, пере­жи­ва­ния и стрем­ле­ния. В этой связи необык­но­венно важ­ными ста­но­вятся те встречи с игро­выми пер­со­на­жами, кото­рые застав­ляют сле­до­пы­тов учиться пони­мать людей, под­би­рать темы для раз­го­во­ров, пра­вильно их выстра­и­вать, в общем, нахо­дить общий язык.

Лич­ная история

Вна­чале рас­смот­рим общие реко­мен­да­ции. Отме­тим для себя, что любой пер­со­наж цик­ло­вой игры дол­жен иметь более или менее глу­бо­кую лич­ную исто­рию. То есть его пове­де­ние, внеш­ний вид, игро­вые цели и про­чие сопут­ству­ю­щие черты его образа должны иметь обос­но­ва­ние и объ­яс­не­ние в сюжете игры. И вовсе не обя­за­тельно, чтобы ребята об этом непре­менно узнали и доко­па­лись до сути, раз­ре­шив в ходе игры все вклю­чен­ные в нее лич­ные исто­рии. Для нас важно самим пред­став­лять моти­ва­цию пер­со­на­жей, их вклю­чен­ность в ситу­а­цию, чтобы, с одной сто­роны, про­ра­бо­тать и сде­лать объ­ем­ной атмо­сферу игры, а с дру­гой — быть гото­выми вме­сте с ребя­тами более подробно, чем это было запла­ни­ро­вано, про­ни­кать в осно­ва­ние игро­вого про­стран­ства. Дей­стви­тельно, сказка «Золо­той клю­чик» отли­ча­ется от «Хро­ник Нар­нии» не только объ­е­мом и раз­ным уров­нем таланта их авто­ров, но и про­ра­бо­тан­но­стью пер­со­на­жей, изме­не­ни­ями в их лич­ной исто­рии, моти­ва­цией дей­ствий и т. д. Это отнюдь не озна­чает, что в при­клю­че­ния Бура­тино нельзя сыг­рать с малень­кими детьми (с 9–10-летними уже не полу­чится), но и в этом слу­чае мы должны обос­но­ванно отве­тить на вопросы любо­зна­тель­ного ребенка: а почему Кара­бас-Бара­бас такой злой?, если Маль­вина кукла, есть ли у нее душа. Сама сказка такими вопро­сами не зада­ется, так что при­дется доду­мы­вать самим.

Обычно в лет­них лаге­рях, кроме вся­че­ского труда и раз­но­об­раз­ного отдыха, вожа­тые один раз за смену непре­менно устра­и­вают состя­за­ние по «стан­циям», какой- нибудь «Город масте­ров». «Стан­ции» в этом слу­чае — пункты, на кото­рых дети выпол­няют раз­но­об­раз­ные зада­ния, полу­чают оценки и сле­дуют дальше по марш­руту. Если такие состя­за­ния делают тема­ти­че­скими, ска­жем «В гостях у сказки», то и зада­ния на стан­циях дают мно­го­об­раз­ные ска­зоч­ные пер­со­нажи в том виде, какой им при­дает небо­га­тый стар­то­вый набор кар­на­валь­ных костю­мов, чудом сохра­нив­шихся у береж­ли­вого зав­хоза. При­бе­гая на оче­ред­ную стан­цию, малыши без труда (по мульт­филь­мам) узнают Бура­тино или Чебу­рашку, а дру­гие пер­со­нажи, обде­лен­ные столь выда­ю­щи­мися внеш­ними при­зна­ками, ста­но­вятся для ребят про­сто пира­тами или вол­шеб­ни­ками. Устро­и­те­лям такого кон­курса в прин­ципе всё равно, что за пер­со­нажи в нем будут задей­ство­ваны, так как они, устро­и­тели, огра­ни­чены стро­гими рам­ками нали­чия игро­вых костю­мов на складе. От ребят тре­бу­ется выпол­нить зада­ние пер­со­нажа и сле­до­вать своим кур­сом. Осо­бой логики раз­ви­тия собы­тий никто не соблю­дает, так как и собы­тия немед­ленно пре­кра­тятся с окон­ча­нием состя­за­ния. Цик­ло­вая игра дает неиз­ме­римо боль­шие воз­мож­но­сти по вза­и­мо­дей­ствию ребят с ее пер­со­на­жами, что и поз­во­ляет раз­ре­шать в ходе такого обще­ния не только игро­вые, но и вос­пи­та­тель­ные задачи.

Хорошо, если мы делаем игру по кон­крет­ному худо­же­ствен­ному про­из­ве­де­нию. В этом слу­чае автор в основ­ном «пора­бо­тал» за нас. Но, если мы при­ду­мы­ваем сюжет само­сто­я­тельно, при­дется неко­то­рые силы отдать на раз­ра­ботку харак­те­ров его пер­со­на­жей. Заня­тие инте­рес­ное, весе­лое и не такое слож­ное, как может пока­заться на пер­вый взгляд.

Раз­ра­ба­ты­вая сюжет игры, деля ее на эпи­зоды и созда­вая пре­пят­ствия для ребят, мы должны поду­мать, без каких пер­со­на­жей там точно не обой­тись. Если тако­вые пер­со­нажи вполне реаль­ные люди, то и при­ду­мы­вать осо­бенно много не при­дется. Наша задача — поме­стить таких людей в игро­вой кон­текст, не нару­шая его, и пору­чить им высту­пить в опре­де­лен­ном, задан­ном сюже­том, каче­стве. Ни в коем слу­чае не будем делать из наших помощ­ни­ков злых людей (то есть реаль­ный чело­век не дол­жен, изоб­ра­жая самого себя, высту­пать в роли нега­тив­ного пер­со­нажа), а вос­поль­зу­емся их пер­со­наль­ными зна­ни­ями и умениями.

Вот мы отправ­ля­емся к цве­то­воду Анне Сер­ге­евне за кон­суль­та­ци­ями по устрой­ству клумбы. Анна Сер­ге­евна — реаль­ный цве­то­вод, гото­вый ока­зать нам такую услугу и пол­часа-час пооб­щаться с ребя­тами. Но, вполне воз­можно, наша зна­ко­мая давно уже не раз­го­ва­ри­вала с детьми сле­до­пыт­ского воз­раста, поза­была, как это дела­ется, или не забыла, но лучше бы не пом­нила — ее лич­ный опыт под­ска­зы­вает, что детей стоит сто­ро­ниться. Наша задача — вве­сти ее в кон­текст игры, ей самой так легче будет. А для этого она может высту­пить в роли: стро­гого экза­ме­на­тора, доб­рой бабушки, покро­ви­тель­ницы оран­же­рей (в ска­зоч­ном вари­анте) и т. д. Заодно дети посте­пенно ста­нут при­вы­кать к тому, что «стро­гий» вовсе не озна­чает «злой», о чем мы с ними пого­во­рим после посе­ще­ния Анны Сер­ге­евны. Так как наши ребята в момент посе­ще­ния будут нахо­диться внутри игро­вого эпи­зода, то можно с уве­рен­но­стью ска­зать, что они сами поста­ра­ются про­из­ве­сти на цве­то­вода поло­жи­тель­ное впе­чат­ле­ние, ведь они при­шли за помо­щью в одном очень важ­ном деле.

Если вне игры Анна Сер­ге­евна была им совсем незна­кома (или они с ней нико­гда лично не обща­лись), то это даст нам воз­мож­ность еще раз (и совсем не лиш­ний) научить ребят про­во­дить такую «офи­ци­аль­ную» встречу. Если кто- нибудь из наших сле­до­пы­тов хорошо знает Анну Сер­ге­евну, то ему выпа­дет честь пра­вильно, куль­турно и веж­ливо пред­ста­вить своих дру­зей. Но ведь для того чтобы с кем- либо встре­титься, надо об этой встрече дого­во­риться. Да и встре­чаться с «кем попало» вовсе не стоит, а зна­чит, сле­до­пыты должны полу­чить необ­хо­ди­мые реко­мен­да­ции, чтобы, дого­ва­ри­ва­ясь о встрече, ребята могли бы сослаться на общих зна­ко­мых. Все эти эво­лю­ции мы про­го­во­рим с ребя­тами зара­нее, потре­ни­ру­емся веж­ливо раз­го­ва­ри­вать по теле­фону, пред­став­ляться, четко выго­ва­ри­вать слова и т. д. Если мы сами не пред­ло­жим ребя­там кан­ди­да­туру Анны Сер­ге­евны в каче­стве заме­ча­тель­ного спе­ци­а­ли­ста по клум­бам и захо­тим услож­нить ком­му­ни­ка­тив­ную задачу, то пред­ло­жим сле­до­пы­там обра­титься, напри­мер, к батюшке, кото­рый, вне вся­кого сомне­ния, знает всех при­хо­жан. Лиш­ним такой пред­мет­ный раз­го­вор с батюш­кой (ста­ро­стой, сто­ро­жем и т. д.) не будет, тем более что нам надо бы задей­ство­вать во все­воз­мож­ных пере­го­во­рах как можно больше ребят, осо­бенно пуг­ли­вых и косноязычных.

Анна Сер­ге­евна, вполне веро­ятно, не готова при­нять всё наше обще­ство в своем скром­ном домике, так что можно рас­смот­реть встречу на ней­траль­ной тер­ри­то­рии или, что душев­нее, при­гла­сить ее в гости к пат­рулю. То есть мы учим ребят преду­смат­ри­вать раз­лич­ные вари­анты раз­ви­тия собы­тий, иметь аль­тер­на­тив­ные пред­ло­же­ния, идти на ком­про­миссы. Если мы хотим на дан­ной ста­дии раз­ви­тия нашего пат­руля научить ребят ходить в гости, то сде­лаем так. Если учимся при­ни­мать гостей, то поста­вим перед ребя­тами такую задачу.

На при­мере этого незна­чи­тель­ного эпи­зода ребята научатся узна­вать у людей, заслу­жи­ва­ю­щих их дове­рия (свя­щен­ника, роди­те­лей), о том, где можно найти необ­хо­ди­мого спе­ци­а­ли­ста (пер­со­наж игры). Далее они полу­чат навыки дело­вого раз­го­вора по теле­фону, смо­гут назна­чить встречу, коротко объ­яс­нив свою нужду, .дого­во­рятся о вре­мени и месте ее про­ве­де­ния. При встрече позна­ко­мятся с пер­со­на­жем, отве­тят на его вопросы (зачем пона­до­би­лось клумбу раз­би­вать?), рас­ска­жут о себе. При этом поста­ра­ются вести себя подо­ба­ю­щим обра­зом — тол­ково, инте­ресно пове­дают о жизни пат­руля, пред­ло­жат (при­мут) угощение.

Помимо основ­ного вопроса мы можем пред­ло­жить ребя­там вопросы сопут­ству­ю­щие. Напри­мер, Анна Сер­ге­евна может про­ве­сти про­стую вик­то­рину по цве­то­вод­ству (должна же она про­ве­рить серьез­ность наме­ре­ний ребят), рас­ска­зать о раз­ных цве­тах, пред­ло­жить рас­саду (дого­во­римся и опла­тим зара­нее) и даже про­ве­сти беседу на отвле­чен­ную тему; на самом деле тему не слиш­ком отвле­чен­ную, если кос­нуться в раз­го­воре неко­то­рых созвуч­ных ситу­а­ции еван­гель­ских притч или про­сто пого­во­рить о роли цве­тов в нашей жизни (а зна­чит, и выяс­нить, нуж­да­емся ли мы в кра­соте, что есть кра­сота и как мы отли­чаем кра­си­вые и некра­си­вые пред­меты и явле­ния). Послед­нее весьма акту­ально, учи­ты­вая любовь неко­то­рых ребя­ти­шек ко вся­кого рода робо­там, стра­ши­ли­щам и гла­мур­ным пла­сти­ко­вым подел­кам. Заодно выяс­ним, что некра­си­вых людей не бывает.

Если все эти (и мно­гие дру­гие) темы мы никак не смо­жем поме­стить в рамки одного раз­го­вора (а мы не смо­жем), нестрашно и даже хорошо. В даль­ней­шем мы уже будем ссы­латься на эту беседу («а помните, как…»). Кроме того, если это будет уместно, мы можем и вне игро­вого кон­тек­ста встре­чаться с тем или иным чело­ве­ком (быв­шим пер­со­на­жем нашей игры) для вза­имно обо­га­ща­ю­щего обще­ния, для кон­суль­та­ций или «про­сто так» на ого­нек заглянуть.

Под­клю­чая к испол­не­нию таких эпи­зо­ди­че­ских, разо­вых ролей наших при­хо­жан, мы посте­пенно позна­ко­мим с ними наших сле­до­пы­тов, что даст им воз­мож­ность видеть в при­хо­жа­нах раз­ных доб­рых людей. Это шофер, учи­тель­ница и мама малень­кого Дениса, гео­лог и папа Вани, все они нам помогли в свое время.

Если мы обра­ти­лись за помо­щью к зна­ко­мым, кото­рые не явля­ются при­хо­жа­нами нашего храма (или вообще люди нецер­ков­ные, что мы, бес­спорно, учтем, пред­ла­гая им ту или иную роль), то воз­можно, что в ходе обще­ния со сле­до­пы­тами они заин­те­ре­су­ются нашей рабо­той, тем более если у них самих есть малень­кие дети. Бог даст, в даль­ней­шем они обра­тят вни­ма­ние не только на работу с детьми, но и на вопросы веры.

Пер­со­наж игры может быть хорошо зна­ком нашим ребя­там (роди­тель одного из сле­до­пы­тов), что тоже заме­ча­тельно. В этом слу­чае роди­тели высту­пят в своей рабо­чей ипо­стаси. Детям будет полезно уви­деть, что их роди­тели вызы­вают ува­же­ние у дру­гих ребят, к ним можно обра­титься за помо­щью и полу­чить ее, что папа заме­ча­тельно раз­би­ра­ется в плот­ниц­ком деле, а мама может мгно­венно пере­вя­зать насто­я­щую рану. К сожа­ле­нию, в обы­ден­ной жизни ребята даже не дога­ды­ва­ются, насколько уме­лыми и хоро­шими работ­ни­ками явля­ются их роди­тели и чем кон­кретно они занимаются.

Назна­чен­ные и нена­зна­чен­ные встречи

Вот несколько при­ме­ров исполь­зо­ва­ния «насто­я­щих» пер­со­на­жей в ходе раз­лич­ных цик­ло­вых игр.

В цик­ло­вой игре «Поте­рян­ная аква­рель» худож­ник дает ребя­там зада­ния, каж­дое из кото­рых тре­бует отдель­ного эпи­зода. Он сам явля­ется клю­че­вой фигу­рой — в начале игры он обра­ща­ется к ребя­там с прось­бой разыс­кать (вос­ста­но­вить, нари­со­вать заново) поте­рян­ную когда-то, но цен­ную для его памяти аква­рель. Во время про­ме­жу­точ­ных эпи­зо­дов худож­ник про­во­дит мастер-классы, рас­ска­зы­вает о живо­писи, устра­и­вает вик­то­рины, экс­кур­сию в музей и гото­вит с ребя­тами финаль­ную выставку.

Цик­ло­вая игра «Кня­же­ские кур­ганы». Уче­ный-архео­лог кон­суль­ти­рует ребят, рас­ска­зы­вает о своей науке, пока­зы­вает находки, явля­ясь эпи­зо­ди­че­ским героем (пер­со­на­жем одного эпи­зода). К нему обра­ща­ются ребята, узнав, что в ближ­нем лесу в древ­но­сти сто­яло посе­ле­ние древ­лян (напри­мер), и полу­чают от него карту забро­шен­ного места рас­ко­пок, выпол­нив соот­вет­ству­ю­щее задание.

Несколько взрос­лых изоб­ра­жают Спа­са­те­лей (цик­ло­вая игра «Служба спа­се­ния»), кото­рые решают, спо­собны ли сле­до­пыты испол­нить основ­ное зада­ние игры, и устра­и­вают для ребят про­ве­роч­ное испы­та­ние. Про­кла­ды­вают нечто сред­нее между тури­сти­че­ской, воен­ной и пожар­ной поло­сой пре­пят­ствий, оце­ни­вают работу ребят, при необ­хо­ди­мо­сти зара­нее их кон­суль­ти­руя и обу­чая. В этом слу­чае мы задей­ствуем взрос­лых (необя­за­тельно спа­са­те­лей), кото­рые во время зачина (или куль­ми­на­ции, если дан­ное испы­та­ние — это послед­ний зачет по спе­ци­аль­но­сти «спа­са­тель») высту­пают в каче­стве группы персонажей.

Перей­дем к рас­суж­де­ниям о «выду­ман­ных» пер­со­на­жах. Их лич­ную исто­рию нам как раз и при­дется раз­ра­ба­ты­вать само­сто­я­тельно. В целом наш пер­со­наж дол­жен быть спо­со­бен отве­тить сюжету игры и самим ребя­там на несколько вопро­сов. Кто он «по-насто­я­щему» и за кого себя выдает (может, ни за кого, а честно обо всем рас­ска­зы­вает), какую имеет моти­ва­цию своих поступ­ков, какую инфор­ма­цию (или пред­меты) может дать, а какую хочет полу­чить? На неко­то­рые темы пер­со­наж может вообще отка­заться гово­рить, напри­мер если ребята непра­вильно к нему обратились.

Слож­ные ситуации

Ребята могут увлечься про­цес­сом добычи инфор­ма­ции и пове­сти себя несдер­жанно или даже нахально. Они могут гал­деть, когда надо соблю­дать тишину, каприз­ни­чать, когда надо про­яв­лять сдер­жан­ность, и тре­бо­вать сво­его, не имея на то ника­кого права. Во всех этих и мно­гих дру­гих слу­чаях пер­со­наж дол­жен быть готов поста­вить сле­до­пы­тов на место, то есть к этому дол­жен быть готов чело­век, испол­ня­ю­щий роль дан­ного пер­со­нажа (для этого стоит дать ему необ­хо­ди­мые инструк­ции). Самая про­стая инструк­ция — пре­кра­тить раз­го­вор, а в край­нем слу­чае — уда­литься. Дело руко­во­ди­теля, кото­рый может и не при­сут­ство­вать при раз­го­воре, но кото­рый обя­зан за ним наблю­дать, — срочно ото­звать сле­до­пы­тов, чтобы они по своей бес­такт­но­сти не увя­за­лись за персонажем.

Пред­ста­вим себе, что ребята хотят узнать у замор­ских куп­цов (игра «Садко») их цены на товары. Под­хо­дят и вме­сто покло­нов и под­хо­дя­щих при­вет­ствий начи­нают с места в карьер доби­ваться отве­тов на свои вопросы. А ведь мы их учили кла­няться в пояс и о здо­ро­вье справ­ляться! Но сле­до­пыты ока­за­лись невни­ма­тель­ными (надо репе­ти­ро­вать встречу с куп­цами) и всё поза­были. Ну что могут поде­лать купцы (роди­тели или стар­шие ребята)? Выхва­тить мечи и всех неучей пору­бить, как того и тре­бует ситу­а­ция? Про­ин­струк­ти­руем куп­цов до игро­вого эпи­зода: если ребята не будут соот­вет­ство­вать образу вос­пи­тан­ных нов­го­род­ских куп­цов, то сле­дует при­ки­нуться непо­ни­ма­ю­щими рус­ский язык и через тол­мача (пере­вод­чика), ковер­кая слова, заявить о своем неже­ла­нии всту­пать в пере­го­воры. Если сле­до­пыты (не научен­ные про­шлыми играми) будут наста­и­вать, то про­сто свер­нуть товары и уда­литься, пожи­мая пле­чами и воз­му­ща­ясь на неве­до­мых язы­ках (можно и ведо­мых, но ино­стран­ных). Мы как руко­во­ди­тели дадим ребя­там услов­ный сиг­нал (рожок запел), по кото­рому они воз­вра­ща­ются обратно (туда, где мы за ними наблю­дали). Уса­жи­ваем ребят вокруг костра (стола, лампы, в зави­си­мо­сти от того, где про­во­дим эпи­зод) и обсуж­даем неудачу. Вспо­ми­наем о веж­ли­во­сти и покло­нах, идем искать куп­цов. А они ожи­дают нас на том же месте или чуть в сто­роне и как ни в чем не бывало всту­пают в раз­го­вор после того, как все цере­мо­нии были соблюдены.

Руко­во­ди­тели должны быть готовы к тому, что неко­то­рые ребята, пре­красно пони­мая, что идет игра, всё равно слиш­ком вжи­ва­ются в ее реа­лии. Либо, напро­тив, всё вос­при­ни­мают скеп­ти­че­ски и под­вер­гают сомне­нию. Посту­пим по ситу­а­ции — успо­коим одних, напом­нив об игре, о том, что, «конечно, твой папа не Бар­ма­лей, а только изоб­ра­жал Бар­ма­лея, чтоб инте­рес­нее было»…

Насчет скеп­тика поду­маем, не пере­рос ли он пат­руль (к 10–11 годам это должно про­изойти), а если он еще мал, но при­вык изоб­ра­жать себя взрос­лым, отве­дем в сто­рону и попро­сим помочь нам хорошо всё про­ве­сти. Объ­яс­ним, что это не игра, а насто­я­щее слож­ное испы­та­ние (на самом деле это так и есть). Если лично ему испы­та­ние не кажется слож­ным, не поле­нимся и под­бе­рем ему инди­ви­ду­ально такое непро­стое зада­ние, чтобы мало не пока­за­лось (без тра­гизма, естественно).

 

Про­ра­ботка образа

Лич­ная исто­рия пер­со­нажа должна быть свя­зана с его ролью в игре, а дей­ствия — про­ис­те­кать из ее логики. Для ребят пер­со­наж может быть вполне понят­ным, гото­вым идти на кон­такт, открыто помо­гать или про­ти­во­сто­ять их целям и зада­чам. «Легко чита­е­мые» пер­со­нажи будут задей­ство­ваны в самых пер­вых цик­ло­вых играх нашего пат­руля, так как пона­чалу наша цель — научить ребят эле­мен­тар­ным навы­кам обще­ния, пере­го­во­ров, раз­ре­ше­ния кон­фликт­ных ситу­а­ций. В этом слу­чае харак­те­ри­стика пер­со­нажа, его лич­ная исто­рия, сопро­вож­да­ю­щий анту­раж, манера пове­де­ния, всё впе­чат­ле­ние в целом должны ложиться в опре­де­лен­ные роле­вые рамки. Поло­жи­тель­ный пер­со­наж дает под­хо­дя­щие советы. Персонаж-«препятствие» задает загадки. Про­ти­во­сто­я­щих пер­со­на­жей необ­хо­димо в чем-либо превзойти.

В исто­ри­че­ских играх поло­жи­тель­ный пер­со­наж — под­хо­дя­щий папа-гене­рал (не будем изоб­ра­жать насто­я­щего Суво­рова. А вот при­казы от него полу­чать — почему бы и нет?), кото­рый сове­тует ребя­там, как про­во­дить маневры, при­ни­мает их парад и орга­ни­зует защиту кре­по­сти от турок. Зада­ния («пре­пят­ствия») сле­до­пыты, игра­ю­щие каза­ков, полу­чат от самого гене­ра­лис­си­муса А.В. Суво­рова. А про­тив­ни­ком (игро­вым) будут стар­шие ребята, от кото­рых и будем обо­ро­нять кре­пость (стар­шие ребята пыта­ются выта­щить из круга флажки, мы пят­наем, например).

Исто­ри­че­ские игры — заме­ча­тель­ная воз­мож­ность при­вить ребя­там вкус к исто­рии, дать им почув­ство­вать всю слож­ность и одно­вре­менно бла­го­род­ство слу­же­ния, позна­ко­мить их с нашим непро­стым про­шлым. Но и в этих играх необ­хо­димо соблю­дать опре­де­лен­ный такт, Во-пер­вых, не устра­и­вать игр «псев­до­и­сто­ри­че­ских», опи­ра­ю­щихся на недо­сто­вер­ные факты. Во-вто­рых, не про­ти­во­по­став­лять ребят дру­гим наро­дам, рели­гиям, куль­ту­рам и госу­дар­ствам. Играя в тех же каза­ков, рас­ска­жем ребя­там немного о Тур­ции (в кото­рую они, воз­можно, уже ездили отды­хать) и под­черк­нем, что не бывает злых, вра­же­ских наро­дов, а бывают про­блемы, кото­рые ино­гда даже взрос­лым людям не полу­ча­ется раз­ре­шить полю­бовно. И в любом слу­чае не ста­нем созда­вать ситу­а­ции, при кото­рых наши сле­до­пыты будут бежать в атаку и кри­чать не «за Русь! за веру!», а «бей, громи, не жалей…» и далее по тек­сту. Исто­рия, кото­рую мы изу­чаем в нашем пат­руле, должна вос­пи­ты­вать не ура-пат­ри­о­ти­че­ских зада­вак («мы всех все­гда побеж­дали и были правы тоже все­гда и во всем»), а насто­я­щих хри­сто­лю­би­вых дети­шек, любя­щих свое Оте­че­ство таким, каким его даро­вал нам Гос­подь, со всеми радо­стями и горестями.

 

Но про­стые ситу­а­ции мы можем посте­пенно менять на более слож­ные. В неко­то­рых слу­чаях пер­со­наж вовсе не обя­зан пред­став­ляться ребя­там. Если, встре­ча­ясь с реаль­ными людьми, изоб­ра­жа­ю­щими самих себя, дети вправе рас­счи­ты­вать на эле­мен­тар­ное про­яв­ле­ние веж­ли­во­сти при зна­ком­стве, то в даль­ней­шем всё может быть иначе.

Мы можем пока­зать ребя­там, что далеко не все­гда сле­дует ожи­дать пря­мого (и чест­ного) ответа на вопросы, задан­ные ими незна­ко­мому пер­со­нажу. Отме­тим здесь один инте­рес­ный момент — мы будем учить ребят пони­мать встре­чен­ных ими пер­со­на­жей не только и не столько по их сло­вам, но по их делам. Делам, выра­жен­ным по отно­ше­нию к дру­гим пер­со­на­жам (людям, живот­ным), по вся­че­ским мело­чам, окру­жа­ю­щим пред­ме­там, при­выч­кам и т. д. Есте­ственно, что одно­мо­ментно раз­би­раться в людях сле­до­пыты не научатся, но посте­пенно нара­ба­ты­вать необ­хо­ди­мые навыки они будут.

Вот в одной из игр ее сюжет застав­ляет ребят обра­титься к ста­рику, кото­рый, по слу­хам (све­де­ния полу­чены от преды­ду­щего пер­со­нажа), злой и гру­бый. И вот пер­вое зна­ком­ство, когда ребята исполь­зуют наш совет, неза­метно соблю­дая осто­рож­ность, но и непред­взято, бла­го­же­ла­тельно начи­нают свою беседу… Ста­рик ока­зы­ва­ется про­сто оди­но­ким, оби­жен­ным чело­ве­ком, ищу­щим уча­стия и помощи. А ребята пони­мают, что преды­ду­щий пер­со­наж воз­вел напрас­лину либо по незна­нию, либо… Далее по сюжету. Воз­мож­но­сти его раз­ви­тия без­гра­ничны, но мы будем учи­ты­вать воз­раст и общую готов­ность ребят, а глав­ное, поста­ра­емся при­вить им навыки про­яв­ле­ния хри­сти­ан­ской любви в обще­нии с окру­жа­ю­щими людьми.

Напом­ним себе, мы ни в коем слу­чае не про­во­ци­руем детей, не выво­дим на погра­нич­ные пси­хо­ло­ги­че­ские ситу­а­ции. Наша задача — при­вить ребя­там уме­ние раз­гля­деть в людях их луч­шие сто­роны, навыки обще­ния, дели­кат­ного под­хода к их внут­рен­нему миру и лич­ным проблемам.

«Злых» пер­со­на­жей не будем остав­лять без надежды на рас­ка­я­ние. И нико­гда не ста­нем вво­дить в игру пер­со­на­жей, изоб­ра­жа­ю­щих духов тьмы — бесов.

Выяс­няя у пер­со­нажа, кто он, ребята пой­мут, что, прежде чем зада­вать такой вопрос напря­мую (что может и не пона­до­биться), необ­хо­димо нала­дить с ним вза­и­мо­по­ни­ма­ние. И к каж­дому пер­со­нажу (как к каж­дому ребенку) тре­бу­ется свой под­ход. Такие воз­мож­ные под­ходы будем обсуж­дать во время про­ме­жу­точ­ных эпи­зо­дов и посте­пенно при­учим ребят адек­ватно реа­ги­ро­вать на неожи­дан­ные встречи, когда не они идут к пер­со­нажу, а он сам появ­ля­ется перед следопытами.

К неко­то­рым пер­со­на­жам можно ходить всем вме­сте, но всё же есть пре­дел коли­че­ства участ­ни­ков пере­го­во­ров. Если ребят слиш­ком много, отпра­вим несколь­ких на раз­го­вор, а с осталь­ными при­мемся стро­ить планы и выдви­гать тео­рии, то есть ждать воз­вра­ще­ния послов, но и не забы­вать об осталь­ных делах. Сюжет игры обык­но­венно под­ска­зы­вает мно­же­ство тем для обсуждения.

В «про­фес­си­о­наль­ных» играх, где выду­ман­ные пер­со­нажи встре­тятся нам лишь в слу­чае, если мы «упа­куем» такую игру в ска­зоч­ный сюжет, ребя­там не так часто при­дется всту­пать в раз­го­воры с новыми пер­со­на­жами. Ско­рее всего, они научатся быто­вым, тоже очень важ­ным, отно­ше­ниям. Играя в «кули­нар­ную» игру «Две таверны» (о состя­за­нии таверн, устро­ен­ных двумя груп­пами сле­до­пы­тов), ребята будут вза­и­мо­дей­ство­вать либо с настав­ни­ками-кули­на­рами (реаль­ные мамы и папы), кото­рые зай­мутся со сле­до­пы­тами при­го­тов­ле­нием пищи, либо со ска­зоч­ными пер­со­на­жами, испол­ня­ю­щими ту же роль, но в дру­гих (ска­зоч­ных) обстоятельствах.

На самом деле не так важно, какой пер­со­наж (выду­ман­ный или реаль­ный) обща­ется с ребя­тами, глав­ное, как это про­ис­хо­дит, помо­гают ли такое обще­ние и эпи­зоды, с ним свя­зан­ные, выпол­не­нию постав­лен­ных вос­пи­та­тель­ных задач. Лучше вообще не вво­дить в игру какого-либо пер­со­нажа, чем допус­кать несе­рьез­ное, дерз­кое обра­ще­ние с ним ребят. Мы обя­заны каж­дый раз, шаг за шагом, посте­пенно, настой­чиво и осто­рожно помо­гать ребя­там нала­жи­вать пра­виль­ные отно­ше­ния с окру­жа­ю­щим миром.

Примеры сюжетных линий и отдельных эпизодов

Настала пора совер­шить экс­кур­сию в мир цик­ло­вых игр, рас­смот­рев их вблизи на кон­крет­ных при­ме­рах, затра­ги­ва­ю­щих раз­лич­ные сто­роны сюжет­ных линий, эпи­зо­дов, испы­та­ний и персонажей.

Свой обзор нач­нем со стан­дарт­ной при­клю­чен­че­ской игры, при­зван­ный позна­ко­мить наших сле­до­пы­тов с цик­ло­выми играми либо про­ве­рить, и это сде­лает игру чуть более слож­ной, нара­бо­тан­ные ими уме­ния за про­шед­ший год (заклю­чи­тель­ная игра перед летом). При­клю­чен­че­ские игры тре­буют про­стран­ства, и устра­и­вать их лучше позд­ней вес­ной, когда без грязи и сля­коти можно путе­ше­ство­вать по окрест­ным пар­кам и лесам, или ран­ней осе­нью, в сен­тябре, воз­вра­щая сле­до­пы­тов в про­стран­ство пат­руля после лет­него пере­рыва (даже если мы про­во­дили лет­ний лагерь, неко­то­рые уси­лия в этом направ­ле­нии непре­менно потребуются).

Клю­че­вые побуж­да­ю­щие слова

Клю­че­вое слово при­клю­чен­че­ской игры — «тайна», кото­рая зовет сле­до­пы­тов в путь. Такой «тай­ной» могут быть загадки, свя­зан­ные с исто­рией нашего города (его рай­она или сель­ской мест­но­сти), в этом слу­чае игра при­об­ре­тет «кра­е­вед­че­ский» отте­нок. «Тайну» можно свя­зать с про­из­ве­де­нием искус­ства, кото­рое, есте­ственно, было когда-то уте­ряно и без нашего уча­стия его не сыскать.

Клю­че­вое слово игры «про­фес­си­о­наль­ной» и «твор­че­ской» — «вызов». «Вызов», кото­рый бро­сают ребя­там обсто­я­тель­ства, пер­со­нажи или руко­во­ди­тели. Мы гово­рим: «Чтобы ходить в походы, надо не только знать основы туризма, но и уметь гото­вить пищу на костре. А вы уме­ете?» Вот повод начать кули­нар­ную игру (и такие бывают). Или игру с тури­сти­че­ским укло­ном, или даже игру по меди­цине («А вы уме­ете хотя бы про­стей­шие раны обра­ба­ты­вать?»). В твор­че­ском вари­анте мы побуж­даем ребят к каче­ствен­ному само­вы­ра­же­нию, к созда­нию отдель­ных про­из­ве­де­ний не только «дет­ского искус­ства», но и целост­ного мира, наи­бо­лее при­спо­соб­лен­ного для их вос­при­я­тия. Мы не про­сто рисуем кар­тинки для какой-то выставки или кон­курса, мы устра­и­ваем выставку сами. Делаем при­гла­ше­ния, раз­ме­щаем экс­по­наты, гото­вим музы­каль­ное оформ­ле­ние, фур­шет и при необ­хо­ди­мо­сти бла­го­тво­ри­тель­ный аукцион.

Исто­ри­че­ские игры осно­ваны на любо­зна­тель­ном инте­ресе ребят не только к окру­жа­ю­щему их в насто­я­щий момент миру, но и к этому миру в про­шлом, исто­рия рас­смат­ри­ва­ется как про­стран­ство, напол­нен­ное духов­ными смыс­лами и уни­каль­ным опы­том жив­ших до нас людей. При­вить вкус к исто­рии, кра­е­ве­де­нию, лите­ра­туре, начав с «Роди­но­ве­де­ния» (но не закон­чив им), — наша непо­сред­ствен­ная задача. И, погру­жа­ясь в быт, обсто­я­тель­ства, собы­тия, лич­ные исто­рии про­шлого, ребята начи­нают это про­шлое ощу­щать, чув­ство­вать, срав­ни­вать со сво­ими лич­ными пере­жи­ва­ни­ями. А в даль­ней­шем они пони­мают зна­че­ние исто­рии как про­стран­ства диа­лога Бога и чело­века, важ­ное прежде всего див­ными житий­ными при­ме­рами, кото­рые мы можем найти в любом исто­ри­че­ском периоде.

Клю­че­вые слова, конечно, нужны не ребя­там, они необ­хо­димы нам для чет­кого пони­ма­ния цен­но­сти тех или иных смыс­лов, появ­ля­ю­щихся под­час совер­шенно нежданно в ходе того или иного эпи­зода. Если ребя­там важна внеш­няя, увле­ка­тель­ная сто­рона дела, что вполне есте­ственно и понятно, то мы должны обра­щать вни­ма­ние на их внут­рен­нюю, пусть и не все­гда осо­знан­ную, работу. И побуж­да­ю­щие мотивы должны быть най­дены как для всего пат­руля в целом, так и для каж­дого сле­до­пыта в отдельности.

Вари­анты исто­ри­че­ских и при­клю­чен­че­ских зачинов

Рас­про­стра­нен­ный вари­ант зачина — «исто­ри­че­ское заве­ща­ние», игра — «Погру­же­ние в про­шлое». Надо только при­ду­мать про­стой, услов­ный, инте­рес­ный спо­соб в него (про­шлое) погру­жаться. Сде­лать «машину вре­мени», чтобы всё вер­те­лось, кру­ти­лось, мигало и поскри­пы­вало, или «ворота», укра­шен­ные иллю­стра­ци­ями к изу­ча­е­мой эпохе. Или через ста­рую арку про­хо­дить — и вот мы уже в Сред­не­ве­ко­вье, спа­саем цен­ную руко­пись, осво­бож­даем пло­нян, помо­гаем куп­цам и т. д. Если при­клю­чен­че­скую часть в зна­чи­тель­ной мере допол­нить исто­ри­че­ской подо­пле­кой, то у нас вый­дет вполне инте­рес­ный сплав двух раз­но­вид­но­стей цик­ло­вых игр.

Таким обра­зом, берем про­блему, «тайну» и отправ­ляем ребят на ее поиски.

В зачине ребята полу­чают зада­ние либо от игро­вого пер­со­нажа лично, либо в форме посла­ния, заве­ща­ния, слу­чайно обна­ру­жен­ного документа.

Ска­жем, в нашей штаб-квар­тире раз­да­ется зво­нок из музея (можно и насто­я­щего), и к ребя­там обра­ща­ется за помо­щью его сотруд­ник. Отлично, мы как раз соби­ра­лись в музей, а тут и повод появился. Сле­ду­ю­щий эпи­зод — посе­ще­ние музея, но не про­стое, а с зада­ни­ями, кото­рые дал этот самый сотруд­ник, желая про­ве­рить ком­пе­тент­ность сле­до­пы­тов. Допу­стим, они должны отыс­кать среди экс­по­на­тов те, что сотруд­ник пока­зал им на фото­гра­фиях, запом­нить о них све­де­ния и отве­тить на вопросы по кон­крет­ному пери­оду исто­рии. А мы с вами как раз этот период вне цик­ло­вой игры изу­чали в рам­ках про­граммы «Роди­но­ве­де­ние».

Или при­хо­дит письмо от «серьез­ного» чело­века — бла­го­чин­ного, монаха, худож­ника, воен­ного и т. д. — с прось­бой о помощи или со спе­ци­аль­ным зада­нием — про­вер­кой готов­но­сти сле­до­пы­тов к свершениям.

Мы и сами можем пред­ло­жить ребя­там про­ве­сти испы­та­ние пат­руля на любое каче­ство, какое нам необ­хо­димо в дан­ный момент. Пред­по­ло­жим, ходили мы с ребя­тами крест­ным ходом, да не все дошли, то есть ходить как сле­дует ребята не умеют. Зна­чит, появ­ля­ется пре­крас­ная тема для цик­ло­вой игры «Путе­ше­ствен­ники» (или «Стран­ники»), кото­рую легко пре­вра­тить в насто­я­щее палом­ни­че­ство. Дру­гими сло­вами, мы вна­чале играем, отра­ба­ты­вая навыки пеших про­гу­лок и похо­дов, а затем уже не играем, а отправ­ля­емся в палом­ни­че­ство, где и при­ме­няем полу­чен­ные навыки.

Раз­ви­тие сюжета

Сюжет любой «при­клю­чен­че­ской» игры раз­ви­ва­ется при­мерно сле­ду­ю­щим обра­зом (отме­тим лишь клю­че­вые моменты игры, так как про­ме­жу­точ­ные эпи­зоды мы можем сво­бодно варьи­ро­вать по мере необходимости).

Завязка. Ребята полу­чают зада­ние и первую «зацепку» для его выпол­не­ния. Такая зацепка — пер­во­на­чаль­ные све­де­ния, предо­став­лен­ные заказ­чи­ком при­клю­че­ния, тем пер­со­на­жем, кто обра­ща­ется за помо­щью или дает зада­ние. Пер­во­на­чаль­ные све­де­ния можно выявить также из внеш­них черт того пред­мета, кото­рый и послу­жил для сле­до­пы­тов при­чи­ной начать свои иссле­до­ва­ния. Допу­стим, отпра­ви­лись мы на берег реки учиться выяс­нять ско­рость ее тече­ния и заме­тили бутылку, при­би­тую к берегу. А там пред­ло­же­ние раз­га­дать тайну «таин­ствен­ного ост­рова» (и совсем не обя­за­тельно свя­зы­вать ее с одно­имен­ной кни­гой Ж. Верна). Или при­хо­дят ребята в штаб-квар­тиру, а там в столе стрела тор­чит. Насто­я­щая. А к ней бере­ста при­мо­тана — обра­ще­ние из XII века от смер­дов или рат­ни­ков с прось­бой о помощи. Все пер­со­нажи и пред­меты дают ребя­там направ­ле­ние иссле­до­ва­ния, пред­вос­хи­щая собой собы­тия сле­ду­ю­щего эпизода.

«Вход» в саму игру. Ребята при­сту­пают к иссле­до­ва­нию про­блемы. Если мы хотим при­дать цик­ло­вой игре при­клю­чен­че­ский харак­тер, сде­лаем каж­дый клю­че­вой эпи­зод осо­бым, отдель­ным испы­та­нием. К таким испы­та­ниям отно­сятся: обсле­до­ва­ние неиз­вест­ного объ­екта, напол­нен­ного загад­ками и ловуш­ками; встреча с незна­ко­мым пер­со­на­жем, кото­рого надо уго­во­рить поде­литься инфор­ма­цией; пре­одо­ле­ние полосы пре­пят­ствий; поиск необ­хо­ди­мого пред­мета по зна­кам, сле­дам, кро­кам и т. д.

Подоб­ный эпи­зод может тре­бо­вать осо­бой под­го­товки сле­до­пы­тов, кото­рую мы и осу­ще­ствим во время эпи­зода про­ме­жу­точ­ного. Поло­жим, пер­со­наж не желает «про­сто так» делиться с нами инфор­ма­цией. Он вполне может пору­чить допол­ни­тель­ное дело (начать осо­бую сюжет­ную ветку). Будет заме­ча­тельно, если решить пред­ло­жен­ную им задачу сле­до­пыты смо­гут несколь­кими аль­тер­на­тив­ными способами.

Допу­стим, что в най­ден­ной бере­сте была просьба о помощи. Бере­сту мы дати­ро­вали (на ней напи­сан год по P. X. — заодно сооб­щим ребя­там, как это пони­мать) и поняли, что про­блема отно­сится аж к XII веку. Как нам в него попасть? Устроим обсуж­де­ние, и у нас появятся два вари­анта. Пер­вый — «машина вре­мени», кото­рую пред­стоит соору­дить. Вто­рой — ста­рин­ное место, где, если спеть под­хо­дя­щую песенку (напри­мер), можно попасть в нуж­ный нам век. Если идти некуда (и дождь за окном), решаем соору­жать «машину вре­мени» («ворота» и про­чие подоб­ные при­спо­соб­ле­ния). Заодно выяс­ним, что ребята думают о вре­мени, знают ли они, как обра­щаться с часами. Пока­жем часы песоч­ные, меха­ни­че­ские, элек­трон­ные. Во дворе соору­дим сол­неч­ные часы. То есть при жела­нии мы можем углуб­лять темы иссле­до­ва­ний в нуж­ную нам сто­рону. Затем пред­ло­жим ребя­там пере­чис­лить пред­меты, о кото­рых точно известно„ что ими поль­зо­ва­лись люди в XII веке. И здесь мы можем открыть оче­ред­ную ветку сюжета, посвя­щен­ную поиску и добыче необ­хо­ди­мых «ста­рин­ных» вещей.

Если мы не хотим этого делать — хорошо, пред­ло­жим ребя­там при­не­сти из дома экви­ва­ленты (научим их этому муд­ре­ному слову) пред­ме­тов XII века. И вовсе не обя­за­тельно тащить анти­ква­риат. Но хотя бы одну вполне ста­рин­ную вещь доста­нем (напри­мер, под­свеч­ник, свеча, на нем зажжен­ная, и будут «клю­чом» запус­ка­ю­щим «машину времени»).

Нет у нас пред­ме­тов? Не беда, обой­демся одним, а осталь­ные нари­суем, и не про­сто так, а на коро­мысле (для при­мера), кото­рое и будет аркой соору­жа­е­мых «ворот». Коро­мысло изго­то­вим в мастер­ской при храме. Нет мастер­ской (сле­до­ва­тельно, нет и коро­мысла), обой­демся гли­ня­ным горш­ком или про­сто дос­кой (рез­ной), на кото­рой каж­дый сле­до­пыт ста­ра­тельно изоб­ра­зит свой «исто­ри­че­ский» пред­мет. Испро­буем «машину», если не хотим исполь­зо­вать это слово, возь­мем дру­гое («ворота», «тропа», «колесо» и т. д.) при­ем­ле­мое. Зара­нее усло­вимся, что, попав пона­рошку в про­шлое, мы все-таки ведем себя там именно как в про­шлом — осто­рожно и вни­ма­тельно. Сле­до­ва­тельно, у нас появ­ля­ется тема для допол­ни­тель­ного эпи­зода: узнаем, как было при­нято вести себя в те вре­мена (пусть и не соблю­дая цели­ком прин­цип исто­рич­но­сти), и сыг­раем несколько сце­нок-при­ме­ров, поз­во­ля­ю­щих ребя­там про­чув­ство­вать пред­ло­жен­ные пра­вила поведения.

Обес­пе­чим внеш­ние при­знаки того, что наш «вре­мен­ной агре­гат» сра­бо­тал — гас­нет элек­три­че­ский свет, зажи­га­ются свечи, скри­пит дверь и входит…

Вхо­дит пер­со­наж, кото­рый и даст зада­ние пер­вого испы­та­ния. Это может быть воин, остав­шийся в живых после лютой сечи. Плащ его порван, щит раз­бит, меч сло­ман, сам печа­лен. Или девица, бежав­шая из полона, про­сит торо­питься осво­бож­дать плен­ни­ков. Или ста­рик-лето­пи­сец, уте­ряв­ший сви­ток — труд своей жизни, и про­сит его найти. В конце кон­цов может явиться и пече­неж­ский посол в лице стар­шего брата кого-либо из ребят и на лома­ном рус­ском (древ­не­рус­ском) языке вызвать сле­до­пы­тов на состя­за­ния, сме­ясь над их немо­щью и хруп­кими ста­тями. А может, и никто не вхо­дить, мы отпра­вимся иссле­до­вать пер­вый объ­ект-зацепку, кото­рый при­ве­дет нас к сле­ду­ю­щей загадке.

Основ­ные эпи­зоды. Такие эпи­зоды должны напол­нить игро­вое про­стран­ство под­хо­дя­щим содер­жа­нием, дать ребя­там воз­мож­ность испы­тать себя в раз­лич­ных ситу­а­циях. После просьбы науч­ного сотруд­ника отправ­ля­емся на ста­рую дачу «исчез­нув­шего» про­фес­сора N, дабы выяс­нить, чем в послед­нее время он зани­мался — может, именно эти его шту­дии при­вели к его вне­зап­ному исчез­но­ве­нию. «Дача» может быть вполне насто­я­щей или загри­ми­ро­ван­ным объ­ек­том, под­хо­дя­щим для этого. Она должна быть снаб­жена вся­че­скими про­фес­сор­скими вещи­цами — несколь­кими науч­ными (по теме игры) кни­гами, гово­ря­щими о сфере иссле­до­ва­ний про­фес­сора, обрыв­ками его тру­дов, чаш­кой недо­пи­того чая, газе­той за поза­вче­раш­ний день и т. д.

Не будем бояться под­кла­ды­вать реаль­ные науч­ные фоли­анты. Это хоро­ший повод дать их ребя­там на дом для иссле­до­ва­ний — им помо­гут в этом роди­тели. Вме­сте с тем дети научатся дога­ды­ваться о содер­жа­нии книг по кон­тек­сту, раз­ли­чать худо­же­ствен­ную и науч­ную лите­ра­туру, а также, воз­можно, все­рьез заин­те­ре­су­ются пред­ме­том иссле­до­ва­ний про­фес­сора и не уте­ряют этот инте­рес в дальнейшем.

Цик­ло­вые игры дают ребя­там мно­же­ство попы­ток попро­бо­вать себя в заня­тиях тем или иным родом дея­тель­но­сти, погру­жают их в раз­лич­ные исто­ри­че­ские пери­оды, поз­во­ляют попро­бо­вать «на вкус» раз­лич­ные обла­сти чело­ве­че­ского зна­ния. Мы предо­став­ляем сле­до­пы­там воз­мож­ность неко­его путе­ше­ствия, в ходе кото­рого они смо­гут серьезно заин­те­ре­со­ваться полю­бив­шимся делом. И это дело может в даль­ней­шем стать делом всей жизни. Цен­ность цик­ло­вых игр именно в их энцик­ло­пе­дич­но­сти. Ведь мы не про­сто рас­ска­зы­ваем ребя­там о раз­ных инте­рес­ных и полез­ных зна­ниях, уме­ниях, эпо­хах, стра­нах и мно­гом дру­гом позна­ва­тель­ном и инте­рес­ном, но и ста­ра­емся дать сле­до­пы­там всё это потро­гать, попро­бо­вать, про­чув­ство­вать, само­сто­я­тельно при­ме­нить на прак­тике и т.д., одно­вре­менно на этом фоне осу­ществ­ляя неза­мет­ный, но бла­го­твор­ный вос­пи­та­тель­ный процесс.

 

Про­фес­сор N был исто­рик (архео­лог, физик, лите­ра­ту­ро­вед), зани­мался очень инте­рес­ной про­бле­мой (маши­ной вре­мени?) и исчез, конечно, в про­шлом. Там и будем его искать. Не хотим про­фес­сора? Или в насто­я­щее время есть более акту­аль­ные темы для игры? Хорошо. Воз­вра­тимся к идее потре­ни­ро­вать ребят в искус­стве «пеше- шествования».

Ребята полу­чают зада­ние пройти за месяц во время заня­тий 20 км (хоть сто, лишь бы вели­чина была реаль­ной) и карту с наме­чен­ными для посе­ще­ния объ­ек­тами. К каж­дому объ­екту при­ла­га­ется запе­ча­тан­ный пакет с зада­ни­ями, кото­рые нужно выпол­нить по при­бы­тии на конеч­ный пункт. За каж­дое выпол­нен­ное зада­ние сле­до­пыт полу­чает услов­ное поощ­ре­ние, назо­вем его «шаги» («вер­сты», «посохи», «желез­ные баш­маки»). «Шаги» сум­ми­ру­ются и вычер­чи­ва­ются согласно при­ня­тому мас­штабу на карте игры. По этой карте ребята должны пройти путь от своей штаб-квар­тиры к «послед­нему костру», озна­ча­ю­щему успеш­ное про­хож­де­ние послед­него испы­та­ния по спе­ци­аль­но­сти «путе­ше­ствен­ник».

Каж­дый поход до объ­екта — один эпи­зод. Такими объ­ек­тами могут быть инте­рес­ные исто­ри­че­ские, или уди­ви­тель­ные при­род­ные места, или дача доб­рых зна­ко­мых, где можно испить чая и отдох­нуть; сель­ский храм, кото­рый мы все соби­ра­лись посе­тить, да неко­гда было, и т. д. Глав­ное, пред­став­лять реаль­ный марш­рут (за один раз не более 5 км), спо­соб воз­вра­ще­ния (назад едем, если марш­рут не коль­це­вой) и пом­нить о мерах без­опас­но­сти (аптечка, связь и силь­ные, муже­ствен­ные папы). Часть марш­рута можно пре­одо­леть на транс­порте (выехать за город и оттуда пеш­ком до сель­ского храма). При жела­нии и воз­мож­но­сти про­ве­сти один такой похо­дик с ночев­кой (опять же сель­ский при­ход очень для этого подходит).

Зада­ния в кон­вер­тах будем давать раз­но­об­раз­ные, сопря­жен­ные с тури­сти­че­ской под­го­тов­кой (нужно уметь пра­вильно обра­щаться с обу­вью, раз­жи­гать костер, устра­и­вать про­стей­шую сто­янку, вязать неко­то­рые узлы и т. д.), с прак­ти­че­ской жиз­нью (ока­за­нием пер­вой меди­цин­ской помощи или при­го­тов­ле­нием пищи на костре) или с исто­рией и краеведением.

Если мы посе­щаем храм или мона­стырь, зада­ние можно соот­не­сти с темами из Закона Божия или при­вне­сти эле­менты аске­тики — идем весь путь молча, что сложно.

Воз­вра­ща­ясь к исто­ри­че­ской тема­тике, напол­ним игру эпи­зо­дами, свя­зан­ными с воин­скими состя­за­ни­ями, тор­го­выми ярмар­ками, охо­той, штур­мами, празд­но­ва­ни­ями, гшрами и т. д.

«Охоту» можно устро­ить, воору­жив­шись луками (у стрел сде­лаем мяг­кий нако­неч­ник из кожи и тури­сти­че­ской пенки) на раз­лич­ных лес­ных зве­рей, роль кото­рых будут испол­нять наши стар­шие ребята. Их не забу­дем про­ин­струк­ти­ро­вать, чтобы не вхо­дили в раж и не «рас­тер­зали» сле­до­пы­тов. Каж­дому зверю дадим воз­мож­ность защи­щаться. Ска­жем, мед­ведь обнял сле­до­пыта, сле­до­ва­тельно, «зало­мал» его. Сле­до­пыты, в свою оче­редь, должны пора­зить мед­ведя три раза. Каж­дый добы­тый (избе­гаем слова «уби­тый») зверь при­но­сит какую- либо еду, от кон­фет до тушенки. И в конце устроим пир вокруг костра. Не хотим исполь­зо­вать луки — будем кидаться шиш­ками. Не хотим вообще кидаться, будем пят­нать. А чтобы ребята не заблу­ди­лись, про­ве­дем «охоту» в строго огра­ни­чен­ном месте (лесок, сквер, парк) и будем сами сопро­вож­дать ребят. Не поз­во­лим им рас­сы­паться, напро­тив, научим их дей­ство­вать дружно и орга­ни­зо­ванно. А «зве­рей» най­дем по сле­дам-бумаж­кам или «рыка­нью» (можно совместить).

Эпи­зод игры в кон­тек­сте ее сюжета. Примеры

«Садко»                                                              .

Хотим устро­ить «исто­ри­че­ское» тор­жище в игре «Садко»? Устроим, конечно, только вна­чале взгля­нем, как мы к нему подошли.

Вот и сюжет: Садко, нов­го­род­ский купец, зане­мог, а отправ­ляться в замор­ские страны нужно, а то так и до пол­ного разо­ре­ния неда­леко. Да и сред­ство от болезни див­ное, гово­рят, за горами за лесами в замор­ских стра­нах имеется.

Кто туда отпра­вится? Знамо: сле­до­пыты. Садко их позвал, настав­ле­ния им дал и в путь отпра­вил. А в пер­вом же эпи­зоде, после зачина, раз­бой­ники (шторм или дру­гой какой ката­клизм) товары-то рас­хи­тили (пото­нули товары). Что делать, как Садко на глаза пока­заться? Делать нечего, при­дется, обра­тив­шись в деревню ремес­лен­ни­ков, самим товар добы­вать: коро­бочки поклеим, пла­точки неслож­ной вышив­кой изу­кра­сим, сле­пим из глины или пла­сти­лина посуду, яства вкус­ные при­го­то­вим с помо­щью пова­ров уме­лых, на охоту схо­дим — про­дукты добу­дем и т. д.

Когда будем товар иметь, поне­сем на тор­жище с гостями замор­скими тор­го­вать да заодно про чудо-лекар­ство разведывать.

Тор­го­вый эпи­зод можно заме­ча­тельно про­ве­сти зимой, при­уро­чив к Мас­ле­нице (если этот эпи­зод ста­нет послед­ним в игре).

Так как наши ребята разо­деты в почти насто­я­щие нов­го­род­ские костюмы XII века (как сумели, так и разо­дели), то и замор­ским куп­цам не к лицу лицом в грязь уда­рять. При­зо­вем пап и мам, стар­ших бра­тьев и сестер, своих зна­ко­мых и сде­лаем их куп­цами. Воз­можно, они тоже под­бе­рут себе товар для обмена, а игро­выми, почти насто­я­щими моне­тами (грив­нами из про­во­локи, дир­хе­мами да тале­рами из кар­тона или олова) снаб­дим, чтобы они у сле­до­пы­тов товары выкупали.

Чтобы тор­жище вышло весе­лым, устроим замор­ское засто­лье с чаем, ква­сом, медо­вым сбит­нем, с бли­нами и моло­дец­кими забавами.

Забавы про­сты: борьба на поя­сах, стрельба из лука, испол­не­ние песен и что-нибудь еще, под­хо­дя­щее в дан­ной игро­вой ситу­а­ции. А при­гла­сить на тор­жище можно вообще всех жела­ю­щих (пусть они про игру и не знают) — были бы костюмы самые про­стые, какие най­дутся «товары» для обмена или домаш­ние угощения.

Закон­чится этот эпи­зод, и отпра­вятся ребята за чудо- лекар­ством (выяс­нили у одного стран­ного гостя замор­ского на тор­жище, где его сыскать).

А лекар­ством может стать и перо Жар-птицы, и сна­до­бье, ингре­ди­енты кото­рого отдельно добы­вать при­дется (побоч­ные ветви сюжета), или совет муд­рого ста­рика: лежит-де у Садко на сердце печаль — сде­лал он дур­ное дело, да про­ще­ния не испро­сил, вот и мучает его совесть, а через это и болезнь.

Раз­вязка — воз­вра­ще­ние к Садко и пир на весь мир, при­го­тов­лен­ный сле­до­пы­тами, с рас­ска­зами и состязаниями.

Если мы делали торг на Мас­ле­ницу, то им и закон­чим игру — натор­гуем для Садко и обра­дуем его этим фак­том. В Вели­кий пост мы не играем.

«Пер­во­про­ходцы»

Играем мы в рус­ских посе­лен­цев в Кали­фор­нии (и такие были, кто не знает, узнает заодно). И надо бы нам про­ве­сти эпи­зод, когда наши пер­во­про­ходцы всту­пают в обще­ние с мест­ным автох­тон­ным (дети запом­нят это весе­лое слово) насе­ле­нием. А насе­ле­ние это, между про­чим, индей­ские пле­мена. Чтобы подойти к этому эпи­зоду, посмот­рим на сюжет самой игры. Итак, в рам­ках про­граммы по «Роди­но­ве­де­нию» мы затро­нули тему осво­е­ния рус­скими пер­во­про­ход­цами неве­дан­ных земель Урала, Сибири, При­мо­рья, Аляски. Най­дем все эти места на карте, а потом пока­жем Кали­фор­нию (далеко-далеко) да фото­гра­фию Форт-Росса (там сей­час музей, фото­гра­фии и инфор­ма­цию добыть нетрудно). Устро­или вик­то­рину по изу­чен­ному мате­ри­алу, поста­вили сценку, а потом и пред­ло­жили сле­до­пы­там: «Давайте попро­буем, как наши предки, стать пер­во­про­ход­цами!» И правда, для наших ребят мно­гие места вокруг нашего пункта, нами насе­лен­ного, неиз­вестны. Неко­то­рые места и ведать не сле­дует, но речь не о них. «Ура! — отве­тят нам сле­до­пыты. — А где это и как мы ста­нем пер­во­про­ход­цами?» «Пого­дите, — ска­жем мы, — утро вечера муд­ре­нее, а сле­ду­ю­щий сбор не за горами, имейте тер­пе­ние». И засты­нем, не под­да­ва­ясь на рас­спросы и уве­ще­ва­ния немед­ленно всё рас­ска­зать и начать игру.

Сле­ду­ю­щий сбор укра­сит карта с «белыми пят­нами». Эти пятна — те самые неиз­ве­дан­ные места, кото­рые мы должны открыть. Выбе­рем одно из них, назо­вем «Кали­фор­нией» и при­мемся осва­и­вать. А к карте гра­мота (клас­си­че­ский зачин), при­зы­ва­ю­щая пат­руль отпра­виться в дале­кую Аме­рику по сле­дам рус­ских пер­во­про­ход­цев. Для этого нам надо иметь: под­хо­дя­щую песню пер­во­про­ход­цев, товары для обмена, непре­менно корабль и всё, что душе руко­во­ди­тель­ской угодно. Начи­на­ется эпи­зод под­го­товки, кото­рый можно допол­нить отра­бот­кой раз­лич­ных навы­ков. Если наша игра при­клю­чен­че­ская, акцент сде­лаем на туризм (костер, каша, дрова пилить и колоть). Если уклон в сто­рону этно­гра­фии, позна­ко­мим ребят с бытом кали­фор­ний­ских индей­цев (или индей­цев Восточ­ных рав­нин, в дан­ном слу­чае мы не зани­ма­емся подроб­ными иссле­до­ва­ни­ями) и заго­то­вим побольше това­ров для обмена. Можно не забыть и о мис­си­о­нер­стве, ребята должны быть готовы к встрече с тузем­цами и уметь рас­ска­зать им о нашей вере.

Сле­ду­ю­щий эпи­зод. Отправ­ля­емся в путь. Если мы не имеем воз­мож­но­сти гулять по окрест­но­стям (погода не поз­во­ляет или сами окрест­но­сти), то устроим игру в нашем поме­ще­нии. Построим «корабль» и под­ни­мем на мачту вым­пел. Корабль нам нужен для даль­ней­шего вхож­де­ния в игру — пла­ва­ние к дале­ким бере­гам, куда мы каж­дый раз будем отправляться.

Если же все-таки обсто­я­тель­ства поз­во­ляют нам отпра­виться иссле­до­вать долы и леса, то вос­поль­зу­емся счаст­ли­вым слу­чаем. Тогда вход в игру можно осу­ще­ствить прямо на месте. Дое­хали мы до иско­мого леска, постро­и­лись в кру­жок на поляне и спели песенку (нахло­бу­чили папахи, крик­нули клич), сло­вом, вошли в игру. Во время одного эпи­зода («Пер­вое посе­ле­ние») строим шалаш, одно­вре­менно раз­жи­гая костер, и про­во­дим игру «Охота», чтобы добыть съест­ные при­пасы. Конечно, мы помо­гаем ребя­там, пом­ним об их без­опас­но­сти и потому учим пра­вильно обра­щаться с ножом, пилой, топо­ром, огнем, лопатой.

Будет заме­ча­тельно, если такое место в лесу («Кали­фор­ния» на карте) будет для нас посто­ян­ным на время этой игры (и в даль­ней­шем тоже можно его исполь­зо­вать). Еще радост­нее, если наши постройки (кост­ро­вое место, шалаш, настил, качели и т. д.) не будут раз­ру­шены бес­тол­ко­выми гуля­ками. Если же при оче­ред­ном появ­ле­нии на полю­бив­шейся поляне мы обна­ру­жим плоды своих тру­дов пору­шен­ными, то, несмотря на печаль, не будем падать духом. Поса­дим ребят вокруг костра (отой­дем в сто­рону, если место серьезно загряз­нено) и пого­во­рим о «дика­рях», но не насто­я­щих (индей­цах), а о совре­мен­ных. Пожа­леем этих неда­ле­ких людей и поре­шим самим так нико­гда не посту­пать. А потом, если время поз­во­лит, вер­немся в игру. При­ду­маем, что нашу сто­янку разо­рили бизоны или зем­ле­тря­се­ние. Мы еще не раз в даль­ней­шем услы­шим, как наши сле­до­пыты назы­вают загряз­нен­ные чело­ве­ком тер­ри­то­рии «сле­дами бизо­нов» или «послед­ствием землетрясения».

 

Сле­ду­ю­щий эпи­зод — «Раз­ведка». Мы должны найти следы индей­цев, кото­рые навер­няка за нами наблю­дают. В преды­ду­щем эпи­зоде при жела­нии можно заслать разум­ного под­ростка про­мельк­нуть вда­леке с перьями на голове и скрыться. Разум­ного для того, чтобы он не заиг­рался (на что и взрос­лые доб­ро­воль­ные помощ­ники очень даже спо­собны) и не «пере­со­лил» игру лиш­ними впечатлениями.

Учим ребят ходить тихо, почти неслышно, по-индей­ски след в след, при­дер­жи­вать ветви, «пере­го­ва­ри­ваться» зна­ками, исполь­зо­вать есте­ствен­ные укры­тия. Потре­ни­ро­ва­лись? Тогда в раз­ведку. Мы слы­шим в отда­ле­нии чьи-то голоса. И видим сквозь ветки огонь. Индей­ский лагерь! Мы их нашли. Послу­шаем, ведь они обсуж­дают наше появ­ле­ние в своей стране, а потом поют свою песню и кри­чат клич. Но вот кто-то из сле­до­пы­тов сде­лал нелов­кое дви­же­ние, раз­дался хруст ветки. Или про­сто нас заме­тили при­та­ив­ши­еся среди травы наблю­да­тели. Они вырас­тают прямо перед ребя­тами. И один из них про­тя­ги­вает бере­сту, на кото­рой что-то изоб­ра­жено. Наблю­да­тели ухо­дят, и мы отзы­ваем сле­до­пы­тов в наш лагерь, место, где мы воз­во­дим свой Форт-Росс (можно его по-сво­ему назвать).

Смот­рим, что на бере­сте. Там зна­ками посла­ние. Через неделю нас ждут для пере­го­во­ров. Обсуж­даем всё про­изо­шед­шее, выхо­дим из игры. Молитва, и по домам.

Индейцы — стар­шие ребята с рас­кра­шен­ными гуа­шью лицами, с перьями и тома­гав­ками (если тепло, то по пояс раз­де­тые) — были про­ин­струк­ти­ро­ваны зара­нее. Их руко­во­ди­тель попутно потре­ни­ро­вал своих ребят мас­ки­ро­ваться в высо­кой траве, тер­пе­ливо ждать и неожи­данно, по общему сиг­налу вска­ки­вать. Стар­шие ребята еще поси­дят у сво­его костра, обсуж­дая то, как им заме­ча­тельно уда­лось уди­вить малышей.

Эпи­зод «Пере­го­воры» также делим на два этапа. Один под­го­то­ви­тель­ный: у себя в лагере (Форте) гото­вимся к пере­го­во­рам, берем товары для обмена и подар­ков, решаем, о чем гово­рить и кто именно будет вести раз­го­вор. Далее дви­жемся уже зна­ко­мой доро­гой и видим сто­янку индей­цев. Поста­ра­емся укра­сить ее быто­выми сце­нами. Индейцы назы­вают друг друга под­хо­дя­щими име­нами. Вот один из вои­нов выре­зает из кожи мока­син или шну­рок (полез­ное, между про­чим, уме­ние), дру­гой варит похлебку в котелке, кто-то стре­ляет из лука в цель, осталь­ные поют.

Дан­ная и