Бездетность: наказание или Промысл?

Бездетность: наказание или Промысл?

(3 голоса4.7 из 5)

Одна из наи­бо­лее зло­бо­днев­ных сего­дня тем — сколько в семье должно быть детей. При этом нельзя ска­зать, что отно­ше­ние обще­ства к мно­го­дет­ным за послед­ние годы прин­ци­пи­ально улуч­ши­лось (хотя неко­то­рый про­гресс тут есть). Но вот о без­дет­но­сти не то чтобы не при­нято гово­рить — ско­рее, при­нято мол­чать. А между тем сто­рон­ники «сво­бод­ных отно­ше­ний» счи­тают без­дет­ность нор­мой, в то время как во мно­гих семьях она вос­при­ни­ма­ется как нака­за­ние Божие, дово­дя­щее людей до отча­я­ния. О том, как пере­жить без­дет­ность, пой­дет раз­го­вор с про­то­и­е­реем Алек­сием Умин­ским, насто­я­те­лем мос­ков­ского храма Свя­той Тро­ицы в Хохлах.

Есть ли надежда на спасение?

— Жена спа­са­ется чадо­ро­дием. Сего­дня это устой­чи­вое сло­во­со­че­та­ние, весьма рас­хо­жее в пра­во­слав­ных кру­гах. Но как быть тем, у кого в силу обсто­я­тельств детей нет? Что, ника­кой надежды?

— Мне кажется, доста­точно странно было бы вос­при­ни­мать слово «чадо­ро­дие», ска­зан­ное в извест­ном посла­нии апо­стола Павла (1Тим.2:15), как про­сто «репро­дук­тив­ность». Ведь тогда полу­ча­ется, что любая язы­че­ская репро­дук­тив­ность, в основе кото­рой лежит лишь архе­тип про­дол­же­ния рода, — спа­си­тель­ная. Мы знаем, что семья пра­вед­ных Иоакима и Анны не была мно­го­дет­ной, как и семья свя­тых Заха­рии и Ели­са­веты. Наобо­рот, дол­гое время им при­хо­ди­лось нести поно­ше­ния за бес­ча­дие. Но ведь утроб­ная рели­ги­оз­ная идея о том, что про­дол­же­ние рода и есть как бы твое про­дол­же­ние в веч­но­сти, для нас, хри­стиан, неак­ту­альна — мы ведь знаем, что спа­се­ние — это обре­те­ние Цар­ства Небес­ного, как об этом гово­рит Новый Завет. Так что, по-моему, в дан­ном слу­чае апо­стол Павел имеет в виду не про­сто мно­го­дет­ность. И хотя, разу­ме­ется, мно­го­дет­ность — благо, вос­при­ни­мать ее как некое един­ственно воз­мож­ное для жен­щины духов­ное дела­ние, необ­хо­ди­мое ей для спа­се­ния, — это не про­сто неверно, но даже опасно. Ведь все люди раз­ные, а чело­ве­че­ский ресурс очень огра­ни­чен: кому-то мно­го­дет­ность дей­стви­тельно посильна, а кому-то непо­сильна совершенно.

Мно­го­дет­ность хороша, когда она осмыс­ленна, когда она напол­нена роди­тель­ской любо­вью и одно­вре­менно духов­ными и физи­че­скими силами. Но, увы, бывает, что в семьях, где много детей, эти дети ока­зы­ва­ются лишен­ными пол­ной меры необ­хо­ди­мой роди­тель­ской любви, заботы и вни­ма­ния. И не потому, что роди­тели пло­хие. Про­сто у них сил не хватает.

— Что же тогда, на Ваш взгляд, имел в виду апо­стол Павел?

— На мой взгляд, он гово­рил о том, что жен­щина, как хри­сти­анка и мать, должна как можно больше вло­жить в вос­пи­та­ние своих детей. Одного или мно­гих — неважно, глав­ное, столь­ких, сколько будет Богу угодно. В любом слу­чае она несет за них ответ­ствен­ность перед Богом и должна даро­вать им пол­ноту мате­рин­ской любви, орга­ни­зо­вать окру­жа­ю­щее их про­стран­ство как храм Божий в своей семье.

— Но как в таком слу­чае спа­саться жен­щине бесплодной?

— Она спа­сется сле­до­ва­нием за Хри­стом, испол­не­нием Хри­сто­вых запо­ве­дей, и прежде всего — запо­ве­дей любви. Так же, как спа­сется и муж­чина. А вот из логики странно трак­ту­ю­щих выска­зы­ва­ние апо­стола Павла выхо­дит, что муж­чина спа­сется сам по себе, он и так хорош, а жен­щине надо еще и детей родить. Но это, конечно, непра­вильно. Ведь это совер­шенно убо­гое пони­ма­ние фразы, вырван­ной из кон­тек­ста Свя­щен­ного Писа­ния. Она про­сто не может тол­ко­ваться и читаться в том смысле, что жен­щине надо быть исклю­чи­тельно репро­дук­тив­ной маши­ной и в том якобы состоит глав­ная ее заслуга перед Богом. Ведь в про­тив­ном слу­чае семья будет стро­иться на уста­новке: чем больше детей, тем веро­ят­нее, что хотя бы часть из них не умрет, оста­нется в живых и, как след­ствие, род будет про­дол­жаться. Только что в этом от христианства?

— Но без­дет­ные супруги часто ощу­щают, что в их жизни не хва­тает чего-то очень важного…

— Да, когда в семье нет детей — это свя­зано с очень боль­шим чело­ве­че­ским стра­да­нием. Потому что в хри­сти­ан­ских семьях очень хотят иметь детей, исходя из самой при­роды хри­сти­ан­ского брака. Он осмыс­ля­ется как брак, в кото­ром любовь — это прежде всего любовь жерт­вен­ная, при­но­ся­щая себя кому-то. И дети — тот плод брач­ной любви, кото­рому роди­тели могут себя отдать. Когда этого не слу­ча­ется, супруги дей­стви­тельно чув­ствуют свою непол­ноту и непол­но­цен­ность. Может ли быть это нака­за­нием Божьим? Далеко не все­гда. Могут ли эти семьи тол­ко­вать бес­ча­дие как поно­ше­ние в вет­хо­за­вет­ном смысле? Думаю, что ни в коем случае.

Наказание или Промысл?

— Однако мне­ние, что детей нет за какие-то грехи или про­ступки, можно услы­шать как от веру­ю­щих людей, так и от тех, «кто ни во что не верит»…

— Это про­ис­хо­дит потому, что хотя Хри­стос и при­шел на Землю 2000 лет назад, и нам было даро­вано Еван­ге­лие, но до сих пор по сво­ему внут­рен­нему содер­жа­нию чело­ве­че­ство смот­рит на мир вполне вет­хо­за­ветно. Даже язы­че­ски. Что по сути при­мерно одно и то же. Ведь и в язы­че­ской семье, и в вет­хо­за­вет­ной — бес­ча­дие, то есть пре­ры­ва­ние рода, вос­при­ни­ма­лось как след­ствие какого-то лич­ного духов­ного несо­вер­шен­ства. В хри­сти­ан­стве этого быть не может. Но у нас есть такое поня­тие, как Про­мысл Божий, кото­рый нам неве­дом, кото­рый мы пости­гаем, только огля­ды­ва­ясь назад, пони­мая, что нечто, казав­ше­еся нам горем, лише­нием и ката­стро­фой, на самом деле имело иную цель. Таким вот стран­ным, уди­ви­тель­ным обра­зом Про­мысл Божий про­вел нас между страш­ными, тяже­лыми и невы­но­си­мыми испы­та­ни­ями — и вдруг явил через это позна­ние Божьей любви, Его заботу о нас. Дат­ский фило­соф, хри­сти­а­нин Сёрен Кьер­ке­гор напи­сал одна­жды: «Если Бог не есть абсо­лют­ная любовь везде, во всем, то ника­кого Бога нет. Но если Бог есть любовь, то совер­шенно не страшно Его не пони­мать. Ты можешь дове­рять Ему, не пони­мая». И мы порой не можем вме­стить Про­мысл Божий о нас, не можем его понять. Но если чело­век опре­де­лил глав­ное в своем отно­ше­нии к Богу, если понял, что Он для него есть Любовь, тогда этот чело­век смо­жет при­нять вся­кую скорбь из Его руки, в том числе и без­дет­ность. Как некий крест, как некое осу­ществ­ле­ние себя иным спо­со­бом, иным путем, нахож­де­ние изли­я­ния своей супру­же­ской любви на что-то иное или на кого-то дру­гого. Напри­мер, можно взять на вос­пи­та­ние ребенка.

— Мно­гих оста­нав­ли­вает то, что они не сумеют полю­бить чужого ребенка…

— Воз­мож­но­стей и спо­со­бов любить много. Дру­гое дело, когда чело­век хочет любить, обла­дая, то есть вла­деть ребен­ком, как некой соб­ствен­но­стью. Так про­ис­хо­дит порой и с кров­ными детьми. Роди­тели думают: «Это наш ребе­нок, а зна­чит — он дол­жен быть нашим тра­фа­ре­том, объ­ек­том наших амби­ций. Мы хотим, чтобы он соот­вет­ство­вал нашим чая­ниям: учился в опре­де­лен­ной школе, Вузе и так далее». И они не видят и не слы­шат, чего же хочет сам ребе­нок; не заме­чают, что ребе­нок смот­рит на мир соб­ствен­ными гла­зами; что у него вос­тор­женно бьется сер­дечко и его вос­хи­щают те вещи, кото­рые роди­те­лям недо­ступны. И так роди­тели про­хо­дят в жизни мимо сво­его ребенка, при этом, конечно же, по-сво­ему любя его.

Потому-то люди и боятся взять в семью чужого ребенка. Прежде всего они боятся, что ребе­нок не будет их соб­ствен­но­стью, их тенью. А нужно любого ребенка — кров­ного ли, при­ем­ного ли — видеть как не сво­его, а Божьего, уйти от чув­ства соб­ствен­но­сти по отно­ше­нию к нему. Только тогда можно по-насто­я­щему полю­бить. И тогда не будет боязни в вопро­сах усы­нов­ле­ния. Если жен­щина не может родить сама, она может спа­сти того, у кого нет роди­те­лей, и забыть о своей бес­плод­но­сти. Забыть, при­жи­мая этого ребенка к своей груди, даря ему тепло и ласку, но не при­сва­и­вая его себе. Усы­нов­ле­ние — это не про­сто выход для без­дет­ной семьи, это ее сча­стье и хри­сти­ан­ская обя­зан­ность. Детей, нуж­да­ю­щихся в заботе, можно любить, даже если их не дали тебе в руки. Их можно посе­щать в дет­ских домах, в сирот­ских при­ю­тах и дарить свою неж­ность, вни­ма­ние, время. Навер­ное, Гос­подь стре­мится сде­лать так, чтобы роди­тели, у кото­рых нет детей, и дети, у кото­рых нет роди­те­лей, нашли друг друга.

О нашем доверии Богу

— Жела­ние иметь дитя, про­дол­же­ние себя — это больше, чем жела­ние, это инстинкт, с кото­рым трудно бороться…

— Конечно, мы все — люди плот­ские, и в нас, кроме духов­ной, есть и инстинк­тив­ная, живот­ная жизнь. И жен­щине в этом смысле гораздо слож­нее, потому что вся ее при­рода пред­рас­по­ло­жена к дето­рож­де­нию. Но если она будет посто­янно зани­маться само­ко­па­нием, надав­ли­вать на боле­вую точку сво­его при­род­ного инстинкта, вновь про­буж­дать в себе жела­ние самой родить, выкор­мить гру­дью, тогда она неиз­бежно дой­дет до отча­я­ния. Нужно пытаться пере­бо­роть отча­я­ние, осо­зна­вая, что Гос­подь нас пони­мает, участ­вует в каж­дом мгно­ве­нии нашей жизни. Каким обра­зом — я не знаю, но я верю в это.

Мы не знаем, почему одним что-то дано, дру­гим нет; почему одни рож­да­ются бога­тыми, дру­гие нищими, одни здо­ро­выми, дру­гие боль­ными. Во всех ситу­а­циях — это вопрос нашего дове­рия Богу, нашего сле­до­ва­ния за Ним и воз­мож­но­сти поиска того, чего ты дей­стви­тельно хочешь. Если любить, а не при­об­ре­тать эту любовь, тогда выход есть. Если же ты хочешь при­сво­ить любовь себе, то ситу­а­ция ока­зы­ва­ется оди­на­ково без­вы­ход­ной и у тех людей, кото­рые могут родить, и у тех, кото­рым это не удается.

— Да, но мно­гие жен­щины зацик­ли­лись на своей боли и жела­нии родить. Они глухи к любой аргументации.

— Понятно: «Мы хотим про­сто родить, исполь­зо­вать себя как матку, даю­щую потом­ство». Но это, про­стите, чисто живот­ное стрем­ле­ние, а в чело­веке должно быть нечто иное, более высо­кое. Если тебе не дано — что ты сде­ла­ешь?! Надо перед Про­мыс­лом Божьим про­явить сми­ре­ние и учиться жить таким, каким тебе Бог дал — и тогда ты будешь жить.

— Но обще­ство дик­тует сте­рео­тип: семья пред­по­ла­гает нали­чие детей. Без них — уже не семья.

— Вот это совер­шен­ная неправда. Семья суще­ствует и тогда, когда нет детей, но есть любовь двух людей, есть несе­ние общего кре­ста и тягот друг друга. Я знаю свя­щен­ни­че­ские бес­плод­ные семьи. И люди несут свой крест. Тем более что вокруг них столько людей, нуж­да­ю­щихся в чело­ве­че­ском тепле и заботе.

Согла­си­тесь, что не все люди имеют семью. Мно­гие оста­ются вообще оди­но­кими, не имея ни детей, ни мужа или жены. При этом у них есть шанс не чув­ство­вать себя обде­лен­ными. В рус­ских семьях суще­ство­вала тра­ди­ция, по кото­рой не вышед­шая замуж девушка жила в семье замуж­ней сестры или жена­того брата, помо­гала нян­чить детей, вос­пи­ты­вать их и была для них луч­шей и люби­мей­шей тетуш­кой. Так что непол­нота ее жизни рас­тво­ря­лась в пол­ноте жизни семьи близких.

— Тем не менее, в целом обще­ство смот­рит косо и на мно­го­дет­ных, и на бездетных…

— Мне так не кажется. Обще­ство про­блема без­дет­но­сти не вол­нует. В основ­ном вол­ну­ются род­ствен­ники — теща, све­кровь. Вол­ну­ются из чисто эго­и­сти­че­ских сооб­ра­же­ний: им хочется внуч­ков понян­чить. А вопрос мно­го­дет­ных будо­ра­жит обще­ство потому, что людям кажется, будто их объ­едают те, у кого боль­шие семьи.

— По ста­ти­стике без­дет­ность — частая при­чина разводов.

— При­чина раз­во­дов — это нелю­бовь, это неже­ла­ние той любви, о кото­рой гово­рит нам Хри­стос, это стрем­ле­ние к при­сва­и­ва­ю­щему чув­ству. А если в конеч­ном итоге при­сво­ить нечего, то для таких людей нет дальше пер­спек­тивы. Так что речь вовсе не об отсут­ствии детей. Разве мало бра­ков, кото­рые рас­па­да­ются, несмотря на нали­чие детей?

— То есть семья — это муж, жена и их чув­ства. А детей Гос­подь дает им в дар?

— Да, кому-то дает. А у кого-то потом заби­рает. И эти роди­тели оста­ются оси­ро­тев­шими без своих детей, и это труд­нее без­дет­но­сти. У кого-то рано заби­рает роди­те­лей. Мир, он же очень сло­жен, скор­бен, и его совер­шенно невоз­можно по полоч­кам раз­ло­жить. Да, было бы хорошо, когда счаст­ли­вые роди­тели любили бы своих детей, а они бы слу­ша­лись своих роди­те­лей, и все бы жили долго и счаст­ливо. Но мы живем в реаль­но­сти, в кото­рой бес­смыс­ленно меч­тать о бла­го­по­луч­ной жизни, ста­вить себе цель достичь ее. Бог не обе­щает нам бла­го­по­лу­чия, о нем нет ни слова в Евангелии.

О чудесах

— Зна­чит, супру­гам, если у них не полу­ча­ется с дето­рож­де­нием, стоит оста­вить мечты родить ребенка?

— Но в нашей жизни все­гда есть место чуду. Тем более, если речь о моло­дой семье, жизнь кото­рой еще не опре­де­ли­лась окон­ча­тельно. У таких людей должна быть надежда на чудо, на милость Божию. В моем при­ходе были слу­чаи, когда роди­тели со всеми мину­сами здо­ро­вья, с меди­цин­скими заклю­че­ни­ями о бес­пло­дии, все же рожали. Рожали по обету, по молитве о даро­ва­нии детей, и очень часто рожали, потому что обра­ща­лись в мона­ше­скую рес­пуб­лику Афон. В мона­стырь Хилан­дар, где из гроба свя­того Симеона Миро­то­чи­вого, отца свя­того Саввы Серб­ского, уже много-много сто­ле­тий рас­тет вино­град­ная лоза. В прин­ципе, мне не свой­ственны раз­го­воры о чуде­сах: сму­щает некая экзаль­та­ция в этих вопро­сах. Но тут уже ничего поде­лать не могу. Сам, несколько раз лично бывая на Афоне, при­во­зил из Хилан­дара засу­шен­ные ягодки вино­града. И с ико­ной свя­того Симеона, с молит­вой давал их неко­то­рым нашим при­хо­жа­нам, кото­рые, испол­нив соро­ка­днев­ное пра­вило поста и молитвы, потом вку­шали эту ягодку, при­ча­ща­лись и… зачи­нали детей. У меня в при­ходе таких слу­чаев несколько.

Но чудо дается, если дей­стви­тельно есть плод молитвы и вели­кое упо­ва­ние на Бога. Не выры­ва­ние у Бога: «Дай во что бы то ни стало!», а готов­ность при­нять Его любое реше­ние: «Да будет воля Твоя!»! Глав­ное — без­дет­ная семья не должна чув­ство­вать себя непол­но­цен­ной. Супруги все­гда должны пом­нить, что если Бог есть любовь во всем, то можно Его и не пони­мать, но нужно жить, спо­койно Ему доверяя.

Раз­го­вор вела Головко Оксана, Жур­нал “Фома”

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки