Интервью с прот. Александром Ильяшенко: воспитание – творческий процесс?

Интервью с прот. Александром Ильяшенко: воспитание – творческий процесс?

(5 голосов5.0 из 5)

Про­то­и­е­рей Алек­сандр Илья­шенко – насто­я­тель мос­ков­ского храма Все­ми­ло­сти­вого Спаса. Член Союза писа­те­лей, автор книг и ста­тей, в том числе книги «Боль­шая семья, боль­шие надежды». Отец две­на­дцати детей и дедушка восем­на­дцати внуков.

– Отец Алек­сандр, я знаю, что вы не только пас­тырь мно­го­чис­лен­ных духов­ных чад, но и мно­го­дет­ный отец, вос­пи­тав­ший две­на­дцать детей. Суще­ствуют ли, на ваш взгляд, какие-то гото­вые рецепты вос­пи­та­ния, при­ме­ни­мые в любой семье?

– Без­условно, есть общее направ­ле­ние, общие ори­ен­тиры вос­пи­та­ния, кото­рых необ­хо­димо при­дер­жи­ваться в каж­дой семье. Но, как и в жизни, так и в вос­пи­та­нии, гото­вых рецеп­тов не бывает.

kopija 04 26 2 - Интервью с прот. Александром Ильяшенко: воспитание – творческий процесс?

Все люди раз­ные, и дети раз­ные, и часто слу­ча­ется, что даже в одной семье дети сильно отли­ча­ются друг от друга. Напри­мер, в моей семье даже девочки-двой­няшки совер­шенно раз­ные – при­чем не только внешне, но и по своим внут­рен­ним каче­ствам, по харак­теру и темпераменту.

Понятно, что и в вос­пи­та­нии к каж­дому ребенку необ­хо­дим инди­ви­ду­аль­ный под­ход, и то, что при­ме­нимо и дей­ственно по отно­ше­нию к одному ребенку, совер­шенно не под­хо­дит в вос­пи­та­нии другого.

Вообще, педа­го­гика – дело твор­че­ское. Когда я спра­ши­ваю у вос­пи­та­те­лей и учи­те­лей, что такое педа­го­гика, мне отве­чают: педа­го­гика – это наука… Про­стите, пожа­луй­ста, педа­го­гика – это, прежде всего, искусство. 

Я бы ска­зал, что педа­го­гика – это искус­ство доби­ваться от чело­века того, что он не хочет делать, но дол­жен. Ведь дети по понят­ным при­чи­нам далеко не все­гда готовы с радо­стью выпол­нять то, что от них тре­буют учи­теля и родители.

Рас­по­ло­жить их к этому, убе­дить в необ­хо­ди­мо­сти и пользе их обя­зан­но­стей – вели­кое искус­ство. При­чем искус­ство не в том, чтобы заста­вить ребенка выпол­нить то или иное дело, а в том, чтобы заин­те­ре­со­вать его и помочь уви­деть нашими гла­зами, насколько это важно и полезно в первую оче­редь для него.

Почему-то очень часто мы сразу пере­хо­дим к сило­вым мето­дам: заста­вить, при­ну­дить, добиться… К сожа­ле­нию, и такие меры бывают необ­хо­димы, но задача роди­те­лей – при­бе­гать к этим вынуж­ден­ным мето­дам лишь в край­них случаях.

Вос­пи­та­ние должно стро­иться, как гово­рится в рус­ских сказ­ках, «без боя, драки и кро­во­про­ли­тия» – так, чтобы всем участ­ни­кам было весело и инте­ресно. Повто­ряю, это не все­гда и не с каж­дым ребен­ком возможно.

И именно поэтому я говорю о твор­че­ском под­ходе: имея понят­ные задачи – вос­пи­тать хоро­шего чело­века, – каж­дый роди­тель идет к ним раз­ными путями, в соот­вет­ствии с осо­бен­но­стями и сво­его соб­ствен­ного харак­тера, и харак­тера ребенка.

Дети обла­дают спо­соб­но­стью завле­кать взрос­лого на свое поле – туда, где они вла­деют ини­ци­а­ти­вой. Вос­пи­та­телю необ­хо­димо пони­мать, что игра на этом поле ни к каким резуль­та­там не при­ве­дет. Он дол­жен играть на своей тер­ри­то­рии и не выпус­кать ини­ци­а­тивы из рук. 

Каж­дому педа­гогу необ­хо­димо вла­деть ситу­а­цией – при­чем не как поли­цей­скому, не как коман­диру, отда­ю­щему при­казы отры­ви­стым голо­сом, а как арти­сту, кото­рый умеет искусно вла­деть вни­ма­нием своих зрителей.

Вот это и есть идеал, к кото­рому нужно стре­миться. Истина пре­дельно про­ста: если с вос­пи­та­те­лем инте­ресно, тогда и дети будут ему под­чи­няться, а если вос­пи­та­ние пре­вра­ща­ется в зануд­ство и сухой свод пред­пи­са­ний, то дети про­сто пере­ста­нут его слушать.

Вос­пи­та­ние – это энер­гич­ный, содер­жа­тель­ный твор­че­ский про­цесс, испол­нен­ный доб­ро­же­ла­тель­но­сти и дове­рия к ребенку.

– Сей­час много гово­рят о том, что детей необ­хо­димо ограж­дать от вли­я­ний внеш­него мира, имея в виду тот образ жизни и систему цен­но­стей, кото­рая навя­зы­ва­ется с теле­ви­зи­он­ных экра­нов и дру­гих средств мас­со­вой инфор­ма­ции, дик­туя моло­дежи опре­де­лен­ную модель поведения. 

При всей оче­вид­но­сти этого дур­ного вли­я­ния, не явля­ется ли край­но­стью такая изо­ля­ция ребенка от окру­жа­ю­щей совре­мен­ной действительности?

– Край­но­сти бывают во всем. Но начну с защиты той точки зре­ния, о кото­рой гово­рите вы. В моем доме с 1980 года нет теле­ви­зора: мы пере­ез­жали на новую квар­тиру, и я оста­вил его на улице.

При этом в моем дет­стве теле­ви­зор сыг­рал доста­точно боль­шую роль, поскольку тогда теле­ви­де­ние отве­чало именно тем зада­чам, кото­рым и должно было отвечать.

Это было око­шеч­ком в позна­ва­тель­ный мир, в куль­тур­ную жизнь, перед теле­зри­те­лями часто высту­пали глу­бо­кие и инте­рес­ные люди, кото­рые дей­стви­тельно спо­соб­ство­вали интел­лек­ту­аль­ному раз­ви­тию человека.

Пока­зы­вали по-насто­я­щему пер­во­класс­ные кино­фильмы, кото­рые давно исчезли с экра­нов, усту­пив место совер­шенно непо­треб­ной продукции.

Поэтому боль­шин­ство моло­дых людей про­сто не имеет пред­став­ле­ния о насто­я­щем кино. Пред­ставьте себе, что мы выки­нем или пре­да­дим забве­нию про­из­ве­де­ния Пуш­кина, Досто­ев­ского, Тол­стого. Без этого багажа наше куль­тур­ное раз­ви­тие будет ущербным.

Пусть кине­ма­то­граф и не столь важен для нашего вос­пи­та­ния, как клас­си­че­ская лите­ра­тура (воз­можно, про­сто потому, что он воз­ник позже лите­ра­туры), но согла­си­тесь, что под­лин­ное кино несет в себе те же вос­пи­та­тель­ные, эсте­ти­че­ские функ­ции, что и любой дру­гой вид искусства.

Ребенку необ­хо­димо при­ви­вать вкус, но для этого сего­дня уже совер­шенно не нужен теле­ви­зор. Совре­мен­ное теле­ви­де­ние ори­ен­ти­ру­ется совсем на дру­гого зри­теля: перед экра­ном ты невольно ока­зы­ва­ешься мари­о­нет­кой, пля­шу­щей под дудку тех людей, кото­рых ты и на порог-то к себе не пустишь.

А что гово­рить о ребенке, кото­рый, как никто дру­гой, под­вер­жен внеш­ним вли­я­ниям. Смот­реть совре­мен­ные дина­мич­ные, яркие, но, как пра­вило, бес­со­дер­жа­тель­ные, часто без­нрав­ствен­ные, а по сути, без­дар­ные фильмы гораздо легче, чем погру­жаться в серьез­ное кино, кото­рое застав­ляет заду­маться и даже пере­смот­реть свои пред­став­ле­ния о том, что хорошо и что плохо.

Вкус – это спо­соб­ность, кото­рая дости­га­ется годами, но раз­ру­ша­ется и иска­жа­ется очень быстро. Поэтому в вос­пи­та­нии должна при­сут­ство­вать очень тща­тельно про­ду­ман­ная про­грамма и доста­точно жест­кий отбор того мате­ри­ала, кото­рый вос­при­ни­мает ребе­нок. Инте­ресно, что когда я упо­ми­наю о том, что у меня нет теле­ви­зора, то, как пра­вило, раз­да­ются аплодисменты.

В гла­зах людей это выгля­дит как нечто необык­но­вен­ное, уни­каль­ное: иными сло­вами, совре­мен­ному чело­веку уже трудно себе пред­ста­вить жизнь без теле­ви­зора. А как же жили наши деды, кото­рые были во мно­гом лучше, куль­тур­нее и утон­чен­нее нас?

Вообще, эта про­блема гораздо шире, чем вопрос вос­пи­та­ния. Почему сего­дня не стыдно финан­си­ро­вать и созда­вать без­нрав­ствен­ные, раз­вра­ща­ю­щие людей про­из­ве­де­ния? И почему нам не стыдно их смот­реть? Мы же не при­гла­шаем к себе в дом жен­щину «лег­кого поведения»!

Так почему же мы допус­каем, чтобы в нашей квар­тире, на наших гла­зах раз­во­ра­чи­ва­лось нечто непо­треб­ное? И здесь нужно обра­тить свой взор, прежде всего, на себя: если роди­тели смот­рят сомни­тель­ные и без­нрав­ствен­ные пере­дачи, то и дети будут их смотреть.

А если с ран­них лет ребе­нок ограж­ден от такого вли­я­ния, то само чув­ство вкуса не поз­во­лит ему на этом даже оста­нав­ли­вать взгляд. Ведь вкус – это имму­ни­тет, кото­рый защи­щает чело­века от тех под­де­лок, кото­рые, увы, навя­зы­ва­ются нам сего­дня с голу­бых экранов.

Кроме того, непо­пра­ви­мый вред нашей пси­хике ока­зы­вает не только содер­жа­ние совре­мен­ных теле­про­грамм, но и само бес­пре­стан­ное мель­ка­ние в теле­ви­зоре. Мы не чув­ствуем, как раз­ру­ши­тельно воз­дей­ствует оно на наше вни­ма­ние, на мыс­ли­тель­ный про­цесс, на концентрацию.

А что уж гово­рить о ребенке, кото­рый нахо­дится еще в про­цессе фор­ми­ро­ва­ния пси­хики и всех основ­ных функ­ций чело­ве­че­ского орга­низма и реа­ги­рует на воз­дей­ствие окру­жа­ю­щей среды в гораздо боль­шей сте­пени, чем взрослые.

Что каса­ется край­но­стей, то во всем можно дойти до абсурда. Разу­ме­ется, мы не должны абсо­лютно изо­ли­ро­вать детей от всего внеш­него, поса­див их под наш роди­тель­ский кол­пак. Да и невоз­можно пол­но­стью огра­дить их от рас­тлен­ного вли­я­ния века сего.

Но мы можем дать детям те ори­ен­тиры, кото­рые поз­во­лят им само­сто­я­тельно делать выбор и отли­чать под­лин­ное от под­делки, высо­кое от низ­кого, талант­ли­вое от бездарного.

– Задачи роди­те­лей, на пер­вый взгляд, оче­видны: как вы ска­зали, быть при­ме­ром для своих детей, про­яв­лять заботу, при­дер­жи­ваться опре­де­лен­ных нрав­ствен­ных правил… 

И всё же слу­ча­ется так, что и в бла­го­по­луч­ной семье вырас­тают дети, дале­кие от тех ори­ен­ти­ров, кото­рым сле­до­вали роди­тели в их вос­пи­та­нии. В чем тут дело?

– Как гово­рится, цып­лят по осени счи­тают. Уда­лось роди­те­лям вырас­тить силь­ных, само­сто­я­тель­ных, нрав­ственно стой­ких людей – зна­чит, они свою твор­че­скую задачу выпол­нили. Если же этого не слу­чи­лось, то таких роди­те­лей иде­аль­ными не назо­вешь, хотя, воз­можно, они заме­ча­тель­ные люди и ста­ра­лись изо всех сил. Зна­чит, они все-таки что-то упу­стили, недо­смот­рели, были недо­ста­точно чуткими.

Вос­пи­та­ние – очень труд­ная задача, кото­рая тре­бует муд­ро­сти, твор­че­ской само­от­дачи и любви. А любовь про­яв­ля­ется в заботе и охране детей от тех раз­ру­ша­ю­щих вли­я­ний нашей совре­мен­но­сти, о кото­рых мы говорили. 

В доме не должно быть источ­ни­ков этих раз­ру­ши­тель­ных воз­дей­ствий – от теле­ви­зора до непо­треб­ной литературы.

Уча­стие в жизни ребенка, нерав­но­ду­шие к его вку­сам и инте­ре­сам огра­дит его и от пустой, бес­со­дер­жа­тель­ной музыки, кото­рой, бывает, увле­ка­ется совре­мен­ная моло­дежь. Ведь любой ребе­нок, если он окру­жен любо­вью и забо­той и вос­пи­ты­ва­ется в дове­рии и ува­же­нии к роди­те­лям, вос­при­им­чив к сове­там взрос­лых, спо­со­бен их выслу­шать и понять.

И тогда эти советы не будут выгля­деть как система запре­тов. В то же время чут­кое вни­ма­ние к жизни ребенка не должно пре­вра­щаться в его пол­ную изо­ля­цию от внеш­него мира. Нельзя лишать детей обще­ния со сверст­ни­ками и с совре­мен­ной куль­ту­рой. Конечно, я говорю о той куль­туре, кото­рая соот­вет­ствует сво­ему назва­нию и дей­стви­тельно куль­ти­ви­рует и воз­де­лы­вает, а не обез­об­ра­жи­вает и портит.

– А как быть, если ребе­нок уже увлекся тем, что не соот­вет­ствует нашим вку­сам и не впи­сы­ва­ется в наши пред­став­ле­ния о культуре?

– Во-пер­вых, жизнь раз­ви­ва­ется, и нельзя тре­бо­вать от детей, чтобы им нра­ви­лось только то, что нра­вится их роди­те­лям. Меня­ется время, меня­ются поко­ле­ния, меня­ется мода, меня­ются увле­че­ния – конечно, про­ис­хо­дит и изме­не­ние вкусов.

Но изме­не­ния не должны быть иска­же­нием. Пусть мы не пол­но­стью раз­де­ляем увле­че­ния детей, пусть мы в чем-то с ними не согласны: было бы странно, если бы дети во всем повто­ряли бы своих роди­те­лей. Опас­ность воз­ни­кает лишь в том слу­чае, если такое увле­че­ние пре­вра­ща­ется в нар­ко­ти­че­скую зависимость.

Ведь что такое нар­ко­тик? Это потеря чело­ве­че­ской сво­боды, когда напе­ре­кор вся­кому здра­вому смыслу чело­век дви­жется к заве­до­мой гибели, при­чем, отда­вая себе в этом отчет.

Сама по себе про­блема нар­ко­ма­нии – одно­знач­ное и непри­кры­тое зло, в глу­бине души понят­ное даже самим нар­ко­ма­нам. В этом слу­чае совер­шенно оче­видно, что не только ребе­нок, но и роди­тели в опре­де­лен­ный момент допу­стили какую-то ошибку, когда недо­гля­дели, недо­по­няли, не поддержали…

Но бывает и нар­ко­ма­ния дру­гого порядка, когда ребе­нок увле­ка­ется чем-то непо­треб­ным и раз­ру­ши­тель­ным, теряя соб­ствен­ное лицо. В подоб­ных слу­чаях роди­тели про­сто обя­заны вме­шаться – напри­мер, попы­тав­шись увлечь ребенка делом, кото­рое бы его обла­го­ра­жи­вало, а не растлевало.

Самая дей­ствен­ная про­фи­лак­тика от таких болез­ней – это, разу­ме­ется, вос­пи­та­ние в лоне Церкви и православия.

Очень важно, чтобы дети, всту­пив в юно­ше­ский воз­раст, уже осо­зна­вали себя чле­нами Церкви. Вот это дей­стви­тельно роди­тель­ская удача. Потому что если чело­век в Церкви, то, с Божией помо­щью, любые болезни можно исце­лить, труд­но­сти – пре­одо­леть, а ошибки – исправить.

– Можно ли нака­зы­вать детей?

– В каких-то слу­чаях нака­зы­вать необ­хо­димо. Но важно опре­де­лить, что такое нака­за­ние и в чем оно может выра­жаться. На мой взгляд, самое пло­до­твор­ное и дей­ствен­ное сред­ство – это труд. И мне не раз при­хо­ди­лось при­бе­гать к таким осо­бым мерам вос­пи­та­ния, напри­мер, когда мы с женой стали заме­чать, что наши сыно­вья, когда им было лет 15–16, начали без­дель­ни­чать, про­гу­ли­вать уроки, хамить и вообще вся­че­ски валять дурака.

Одного сына мы отдали рабо­тать в пекарню, и в тече­ние полу­тора меся­цев ему при­хо­ди­лось вста­вать в пять утра, идти по тем­ному спя­щему городу на работу, тас­кать пяти­де­ся­ти­ки­ло­грам­мо­вые мешки с мукой, заме­ши­вать тесто и участ­во­вать в рабо­чем про­цессе наряду со взрослыми.

Через несколько лет дру­гой сын отпра­вился в Архан­гель­скую область в мона­стырь, где ему при­хо­ди­лось носить по две­сти лит­ров воды из про­руби и выпол­нять про­чие послушания.

Надо ска­зать, что в слу­чае с нашими детьми здо­ро­вый физи­че­ский труд ока­зал колос­саль­ное воз­дей­ствие на их отно­ше­ние к жизни и пра­вильно рас­ста­вил акценты. Они поняли, что за их недолж­ное пове­де­ние по головке их никто гла­дить не будет, и почув­ство­вали, почем фунт лиха, каково жить в жест­ких усло­виях, где нет рядом мамочки, гото­вой в любой момент накор­мить, при­лас­кать и пожалеть.

Этот педа­го­ги­че­ский прием в отно­ше­нии к нашим детям себя пол­но­стью оправ­дал. А для них это стало той необ­хо­ди­мой закал­кой, кото­рой они были лишены в при­выч­ной, теп­лой и под­час, к сожа­ле­нию, рас­слаб­ля­ю­щей домаш­ней атмосфере.

Что каса­ется общих рецеп­тов вос­пи­та­ния, то суще­ствует несколько неслож­ных пра­вил, кото­рых, мне кажется, сле­дует при­дер­жи­ваться в каж­дой семье. Во-пер­вых, ребен­ком нельзя управ­лять на рас­сто­я­нии. Пред­по­ло­жим, мамочка на кухне занята при­го­тов­ле­нием ужина, а ребе­нок, нахо­дясь в дру­гой ком­нате, что-то не так делает.

Так вот, нельзя кри­чать ему через дверь, чтобы он пере­стал или занялся чем-то дру­гим. Ребе­нок про­сто не послу­шает. Ведь дети умеют по-насто­я­щему кон­цен­три­ро­ваться только на чем-то одном и вос­при­ни­мают лишь то, что гово­рится им в непо­сред­ствен­ном кон­такте, в диалоге.

Крик из кухни они не вос­при­мут: вме­сто пло­до­твор­ного обще­ния, вза­и­мо­по­ни­ма­ния и диа­лога для них это будет лишь досад­ным обсто­я­тель­ством, кото­рое поме­шало им в их занятиях.

Иными сло­вами, если ты хочешь от ребенка чего-то добиться, то отложи все свои дела, подойди к нему, погладь по головке, загляни в глаза, добейся, чтобы он пере­клю­чился с того дела, кото­рым он занят, вступи с ним в непо­сред­ствен­ный кон­такт и только после этого обра­щайся к нему с прось­бой или советом.

Вос­пи­та­ние – это про­цесс посто­ян­ный, и если такое спо­кой­ное обще­ние с ребен­ком ста­нет при­выч­ным, то и ребе­нок будет нас вос­при­ни­мать и при­слу­ши­ваться к нашим словам.

Очень важно, чтобы он чув­ство­вал, что к нему обра­ща­ются с ува­же­нием, и, хоть он и малень­кий, но обща­ются с ним на рав­ных. Дети будут нам только благодарны.

Во-вто­рых, очень часто слу­ча­ется, что мамы дают детям несколько раз­ных рас­по­ря­же­ний одно­вре­менно. Допу­стим, «пере­стань играть и при­неси ложку!». Здесь тоже ребе­нок стал­ки­ва­ется с труд­но­стью восприятия.

Во-пер­вых, ему очень сложно пре­кра­тить игру, кото­рой он увле­чен, и пере­клю­читься на дру­гое дело. Во-вто­рых, он дол­жен понять, какую ложку при­не­сти и где ее взять. Такая команда ста­вит его перед боль­шими пси­хо­ло­ги­че­скими трудностями.

Ребе­нок дол­жен пони­мать, чего от него хотят и как он дол­жен дей­ство­вать, поэтому диа­лог с ребен­ком сле­дует стро­ить при­бли­зи­тельно таким обра­зом: «Отвле­кись на мину­точку! Подойди ко мне, пожа­луй­ста! Выслу­шай меня. Смотри, видишь ложку на столе? При­неси мне ее, пожа­луй­ста!» Одну команду раз­били на несколько дей­ствий – и ребенку понятно, чего именно хочет от него мама, кото­рая обра­ща­ется к нему с теп­лом и уважением.

Еще один нема­ло­важ­ный аспект вос­пи­та­ния, кото­рого при­дер­жи­вался и я, – это реши­тель­ный запрет на ябед­ни­че­ство. Суще­ствует пре­крас­ная рус­ская посло­вица «Донос­чику пер­вый кнут». 

В мел­ких кон­флик­тах дети сами могут и должны разо­браться. Отнял один у дру­гого игрушку – зна­чит, попроси так, чтобы он тебе ее вер­нул. А не отдает – ничего страш­ного, потерпи немно­жечко, пусть это оста­нется на его сове­сти… Конечно, если стар­шие бра­тья насаж­дают «дедов­щину», тут роди­те­лям необ­хо­димо реши­тельно вмешаться.

Но самый глав­ный сек­рет вос­пи­та­ния – это без­услов­ное дове­рие друг к другу. Если бы я не дове­рял своим две­на­дцати детям, то нико­гда бы не нашел правды. Раз ты ска­зал, что было так, – зна­чит, это дей­стви­тельно так, я тебе верю. Если дети чув­ствуют такое дове­рие и пря­мо­ду­шие, то обма­ны­вать им самим не захочется.

Ведь стрем­ле­ние к правде – это врож­ден­ное каче­ство, кото­рое вкла­ды­вает в душу Сам Гос­подь, тогда как ложь, напро­тив, – вещь при­об­ре­тен­ная, про­ис­хо­дя­щая от иска­же­ния тех пер­во­на­чаль­ных прин­ци­пов, с кото­рыми мы рождаемся.

И если в обще­нии с детьми мы не будем себе поз­во­лять хит­рить, лука­вить и кри­вить душой, то и они нам отве­тят тем же.

– Отец Алек­сандр, часто слу­ча­ется так, что роди­тели, отда­вая детей в раз­лич­ные сек­ции и школы, делают их обра­зо­ва­ние полем своих нере­а­ли­зо­ван­ных амби­ций. Ска­жем, не уда­лось им в свое время осво­ить то или иное дело – и они пыта­ются навер­стать упу­щен­ное через ребенка, не при­слу­ши­ва­ясь к его жела­ниям и потребностям. 

Как вам кажется, может ли это поме­шать взрос­ле­нию и есте­ствен­ному раз­ви­тию ребенка, или же любой труд, так или иначе, ока­зы­вает свое бла­го­твор­ное действие?

– Не думаю, что осво­е­ние какого-то дела может так уж сильно поме­шать раз­ви­тию ребенка. Я, напри­мер, очень жалею, что не смог дать своим детям хоро­шего музы­каль­ного обра­зо­ва­ния. Навер­ное, не хва­тило тер­пе­ния и организованности…

Но, конечно, в выборе заня­тий для сво­его ребенка нельзя не учи­ты­вать его инди­ви­ду­аль­ных осо­бен­но­стей, спо­соб­но­стей и желаний.

Мне кажется, что маль­чи­ков обя­за­тельно нужно вос­пи­ты­вать спор­тив­ными. Спорт им уж точно не поме­шает. Жела­тельно выби­рать те виды спорта, кото­рые раз­ви­вают не только силу и лов­кость, но и бла­го­род­ство. Напри­мер, фех­то­ва­ние, вер­хо­вая езда.

Хороши для маль­чи­ков и спор­тив­ные команд­ные игры типа фут­бола или бас­кет­бола: эти виды спорта раз­ви­вают не агрес­сию или тще­сла­вие, а спо­соб­ность к вза­и­мо­дей­ствию в кол­лек­тиве, стрем­ле­ние к вза­и­мо­вы­ручке. Для маль­чика это очень важно – научиться посто­ять за себя, защи­тить сла­бого, прийти на помощь, уметь пре­одо­ле­вать испытания.

Что каса­ется дево­чек, то заня­тия музы­кой или дру­гими видами искус­ства все­гда вхо­дили в пере­чень тра­ди­ци­он­ного клас­си­че­ского обра­зо­ва­ния. Не думаю, что это может навре­дить. Музыка очень дис­ци­пли­ни­рует, вос­пи­ты­вает вкус и при­учает к напря­жен­ному труду. И жела­тельно каж­дое дело – а тем более тре­бу­ю­щие мно­го­лет­него труда заня­тия музы­кой – дово­дить до конца. Это научит ребенка твердо знать, что нача­тое дело нельзя бро­сить на поло­вине пути.

Если же ребе­нок открыто выра­жает про­тест и зани­ма­ется «из-под палки», то чаще всего он про­сто не хочет тру­диться и делать уси­лие над собой. 

Конечно, бывают и исклю­че­ния, но в боль­шин­стве слу­чаев такое пове­де­ние детей – резуль­тат наших оши­бок: не смогли пра­вильно настро­ить ребенка, объ­яс­нить, рас­по­ло­жить, заинтересовать. 

Вос­пи­та­тель дол­жен быть чут­ким, наблю­да­тель­ным и с дове­рием отно­ситься к ребенку – тогда и дети будут полу­чать удо­воль­ствие от процесса.

Цель любых заня­тий одна – научить ребенка пло­до­творно, напря­женно, орга­ни­зо­ванно рабо­тать. Если ему дает такую воз­мож­ность музыка – заме­ча­тельно, если спорт –пре­красно, но он дол­жен уметь тру­диться. Это залог и гаран­тия его буду­щего счастья.

– Отец Алек­сандр, я знаю, что у вас вышла книга «Боль­шая семья, боль­шие надежды», где затра­ги­ва­ются вопросы семьи и вос­пи­та­ния, во мно­гом пере­се­ка­ю­щи­еся с темой нашего разговора…

– Дей­стви­тельно, мно­гое из того, что я ска­зал о вос­пи­та­нии детей, осмыс­ля­ется и в этой книге. Кроме того, я оста­нав­ли­ва­юсь в ней и на теме цело­муд­рия – потря­са­ю­щей доб­ро­де­тели, к сожа­ле­нию, почти забы­той в совре­мен­ной реальности.

У нас даже само слово «цело­муд­рие» давно вышло из упо­треб­ле­ния. А ведь это необык­но­вен­ный Боже­ствен­ный дар!

Если про­ана­ли­зи­ро­вать нашу клас­си­че­скую лите­ра­туру и осо­бенно поэ­зию, то можно заме­тить, что часто пред­ме­том вос­хи­ще­ния ста­но­вится кра­сота внеш­няя. Образы, воз­ни­ка­ю­щие в созна­нии пыл­кого, страст­ного, горя­чего моло­дого чело­века, а тем более – поэта, чаще всего свя­заны с любо­ва­нием внешностью.

Гос­подь создал жен­ский пол пре­крас­ным, и надо быть хан­жой, чтобы это отри­цать, но под­лин­ная кра­сота, на самом деле, про­яв­ля­ется не столько в гар­мо­нии внеш­них форм, сколько в образе пре­крас­ной цело­муд­рен­ной души. Это совер­шенно осо­бая гар­мо­ния, кото­рая трудно пере­да­ется словами. 

Для нее больше под­хо­дит образ­ное, мета­фо­ри­че­ское срав­не­ние. Пред­ставьте себе кар­тину роси­стого луга в ран­нее лет­нее утро, когда под утрен­ним солн­цем пере­ли­ва­ются капельки росы… Такова кра­сота цело­муд­рен­ной жен­ской души.

А теперь пред­ставьте себе, что про­ехал гру­зо­вик и раз­брыз­гал грязь из лужи, и теперь капельки на тра­вин­ках уже ничего не отра­жают. Это уже кар­тина поте­рян­ной чистоты, утра­чен­ного цело­муд­рия. Про­блема совре­мен­ного чело­века именно в потере кра­соты и чистоты, даро­ван­ной всем нам свыше.

И конечно, эти­че­ская про­грамма вос­пи­та­ния наших детей не может обойти эту тему –сохра­не­ние дара цело­муд­рия, уме­ние видеть и обе­ре­гать кра­соту и гар­мо­нию внут­рен­него мира, чело­ве­че­ской души.

Алек­сандрина Вигилянская
Жур­нал для роди­те­лей «Вино­град», №1 (33), 2010 г.
Элек­трон­ная версия

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки