Как воспитать уважение к матери?

Как воспитать уважение к матери?

(6 голосов4.8 из 5)

В наше время в детях трудно вос­пи­ты­вать ува­же­ние. И не только потому, что кого-то целе­на­прав­ленно дис­кре­ди­ти­руют. Хотя, конечно, и поэтому тоже.

Ска­жем, в семье, где бабушка с дедом отно­сятся ко своей взрос­лой дочери как к несмыш­ле­нышу и “песо­чат” ее при ребенке, пота­кая его при­хо­тям, маме трудно под­дер­жи­вать свой авторитет.

Это сей­час довольно частая мате­рин­ская жалоба в беседе с психологом.

Нередко и муж, не цере­мо­нясь, ука­зы­вает жене на ее недо­статки при детях. Жены тоже не оста­ются в долгу…

Но даже если ничего подоб­ного не наблю­да­ется и все в семье чинно-бла­го­родно, под­дер­жи­вать авто­ри­тет взрос­лых не так уж легко

Ребе­нок ведь не замкнут в кругу семьи. Если, пред­по­ло­жим, он не посе­щает в дет­ский сад, то все равно ходит по ули­цам, смот­рит по сто­ро­нам, впи­ты­вает впе­чат­ле­ния. А в совре­мен­ном мире власт­вует неува­жи­тель­ный дух. Все­про­ни­ка­ю­щая иро­ния, насмешки, глум­ле­ние, высо­ко­ме­рие и цинизм — иными сло­вами, дух пост­мо­дерна. Этот дух пыта­ется убе­дить нас, что в мире нет ничего свя­того, что нет запрет­ных тем и поступ­ков, а кто осме­ли­ва­ется воз­ра­жать, тот дурак или ханжа. Или оба вместе.

В такой недоб­рой обста­новке в первую оче­редь стра­дают, есте­ственно, сла­бые: дети, ста­рики, жен­щины. Ведь сколько жен­щины ни эман­си­пи­руйся и ни под­ра­жай муж­чи­нам, все равно они — сла­бый пол. Даже в том, что алко­го­лизм и нар­ко­ма­ния у них быст­рее ведут к дегра­да­ции лич­но­сти, а жен­ская пре­ступ­ность отли­ча­ется боль­шей жесто­ко­стью, тоже про­яв­ля­ется сла­бость. Такие гру­бые извра­ще­ния жен­ской при­роды ока­зы­ва­ются слиш­ком тяже­лым гру­зом для пси­хики, и жен­щины стре­ми­тельно “сле­тают с катушек”.

В совре­мен­ном мире, кото­рый чем дальше — тем больше отхо­дит от хри­сти­ан­ства, вслед­ствие это отхода все откро­вен­нее насаж­да­ется культ силы. Силь­ного и жесто­кого боятся, сла­бость пре­зи­рают, чужими жало­стью и вели­ко­ду­шием без­жа­лостно мани­пу­ли­руют. Жен­щины и тут гораздо чаще ока­зы­ва­ются в про­иг­рыш­ной позиции.

Как вос­пи­ты­вать в столь небла­го­при­ят­ных усло­виях ува­же­ние к матери? (О фор­ми­ро­ва­нии образа отца я когда-то писала, поэтому сей­час на этой теме заост­рять вни­ма­ние не буду). Проще всего сказать:“А пусть она соот­вет­ствует, тогда и ува­же­ние будет”. Но ведь это смотря на чем акцен­ти­ро­ваться. В каж­дом чело­веке есть досто­ин­ства и недо­статки. Если так рас­суж­дать, то полу­ча­ется, что только иде­аль­ный чело­век достоин ува­же­ния. Но тогда почему апо­стол Павел при­зы­вал рабов ока­зы­вать ува­же­ние любому хозя­ину, не только доб­рому и мило­сти­вому? И Гос­подня запо­ведь чтить отца и мать дана безо вся­ких отсы­лок к их пове­де­нию. Да и при обще­нии с дру­гими людьми не сле­дует забы­вать, что каж­дый чело­век сотво­рен по образу Божию. (Хотя сво­ими гре­хами он этот образ может сильно осквернить).

ЗАЧЕМ НУЖНО УВАЖЕНИЕ?

Когда мы стал­ки­ва­емся с любой мало-маль­ски серьез­ной про­бле­мой, ее прежде всего необ­хо­димо осмыс­лить и лишь потом искать пути реше­ния. Сего­дня, правда, мно­гим хочется сразу, не напря­га­ясь, полу­чить гото­вые рецепты, но таким обра­зом далеко не уедешь. Жизнь чрез­вы­чайно раз­но­об­разна, и без осмыс­ле­ния про­ис­хо­дя­щего чело­век с высо­кой сте­пе­нью веро­ят­но­сти рис­кует ока­заться в поло­же­нии дурня из попу­ляр­ной сказки. Помните? Бед­няга не мог вовремя сори­ен­ти­ро­ваться и при­кла­ды­вал кон­крет­ные советы не к тем обсто­я­тель­ствам, к каким сле­до­вало: на сва­дьбе начи­нал горько пла­кать, а на похо­ро­нах — радо­ваться и поздрав­лять род­ствен­ни­ков умер­шего. За что ему посто­янно пере­па­дали тумаки и оплеухи.

Итак, попро­буем осмыс­лить. Прежде всего зада­дим вопрос: а так ли уж оно нужно, это ува­же­ние? Вопрос отнюдь не празд­ный, ведь если бы необ­хо­ди­мость ува­жи­тель­ного отно­ше­ния друг к другу была для всех оче­вид­ной, люди не пере­ни­мали бы с такой лег­ко­стью про­ти­во­по­лож­ные модели пове­де­ния. Конечно, тут очень важна игра на стра­стях: гор­до­сти, тще­сла­вии, често­лю­бии, эго­изме. Захва­чен­ный этими стра­стями чело­век пыта­ется воз­вы­ситься над окру­жа­ю­щими, демон­стри­руя им свое “фе”. Но стра­сти были все­гда; это, так ска­зать, лич­ное дело каж­дого. А вот идей­ное обос­но­ва­ние хам­ства и раз­ру­ше­ния Богом уста­нов­лен­ной иерар­хии под мар­кой борьбы за рав­но­пра­вие — явле­ние отно­си­тельно новое и гораздо более мас­со­вое. Это уже работа с обще­ствен­ным созна­нием. И она, как мы знаем из исто­рии, может ока­заться весьма успеш­ной. Осо­бенно если идеи будут обле­чены в при­вле­ка­тель­ную обо­лочку и созвучны тому, чего смутно, неосо­знанно желает обще­ство. А оно в раз­ные эпохи бывает под­вер­жено раз­ным умо­на­стро­е­ниям. То, что когда-то не имело шан­сов на попу­ляр­ность, спу­стя энное число лет вполне может быть встре­чено на ура.

Возь­мем хотя бы так назы­ва­е­мые парт­нер­ские отно­ше­ния роди­те­лей с детьми. Каза­лось бы, чушь несу­свет­ная. Ну, какой из ребенка “парт­нер”? Парт­нер — это рав­ный, ком­па­ньон, това­рищ. А ребе­нок даже в игре (еще одно зна­че­ние слова “парт­нер” — “соучаст­ник игры”) часто не может быть адек­ват­ным парт­не­ром: пла­чет, про­иг­ры­вая, хочет, чтобы ему под­да­лись. Тем более — в жизни! Коли рав­ные права, то извольте иметь и рав­ные обя­зан­но­сти, иначе это не парт­нер­ство, а чистой воды наду­ва­тель­ство. Но какие обя­зан­но­сти у ребенка, даже не очень малень­кого? При­брать в ком­нате, помыть посуду и ино­гда схо­дить в мага­зин за хле­бом и моло­ком? (Серьез­ные закупки детям обычно не доверяют).

Но ведь идео­ло­гия парт­нер­ства, несмотря на свою оче­вид­ную неле­пость, при­шлась по вкусу мно­гим взрос­лым! (Через неко­то­рое время они, правда, видят, что ситу­а­ция зашла в тупик: ника­ких рав­но­прав­ных, то есть, пред­по­ла­га­ю­щих рав­ную сте­пень ответ­ствен­но­сти, отно­ше­ний с детьми не полу­ча­ется, а полу­ча­ется игра в одни ворота, и ребе­нок рас­тет нахаль­ным и без­от­вет­ствен­ным. Но непри­ят­ные послед­ствия насту­пают потом, а сперва взрос­лые счи­тают, что так вести себя с детьми умно и пра­вильно. Дескать, мало ли что было раньше? Сей­час дру­гая эпоха, все должно быть по-новому! ) Попа­да­ются же они на удочку парт­нер­ства потому, что, во-пер­вых, оно дает иллю­зию дружбы и душев­ной бли­зо­сти, кото­рых так не хва­тает людям при нынеш­ней ато­ми­за­ции обще­ства. Во-вто­рых, когда ты на рав­ных с ребен­ком, то ты и сам почти дитя. А зна­чит, соот­вет­ству­ешь мод­ным эта­ло­нам, ведь сохра­не­ние моло­до­сти до гро­бо­вой доски — прямо-таки идея фикс совре­мен­ного обще­ства. Да и эле­мент игры, при­сут­ству­ю­щий в парт­нер­ских отно­ше­ниях с ребен­ком, мно­гим импо­ни­рует. “Циви­ли­зо­ван­ный” мир вообще все пыта­ется пре­вра­тить в игру. Даже чело­века уже пред­ла­га­ется име­но­вать не “сапи­ен­сом” (разум­ным), а “люден­сом” — игра­ю­щим. Якобы это чуть ли не основ­ная его характеристика.

И все-таки: нужно или не нужно? Сто­рон­ники “неав­то­ри­тар­ного под­хода, есте­ственно, гово­рят, что нет. Что гораздо важ­нее не поте­рять дове­рия ребенка, а потому пред­ла­гают дей­ство­вать исклю­чи­тельно мето­дом убеж­де­ния. И то — лишь пока ребе­нок готов вас выслу­ши­вать. Если же ему надо­ест, он вправе повер­нуться спи­ной и потре­бо­вать, чтобы его “не гру­зили”. В стра­нах, где такие методы вза­и­мо­дей­ствия с детьми не про­сто про­па­ган­ди­ру­ются отдель­ными энту­зи­а­стами, а уже зако­но­да­тельно вме­ня­ются в обя­зан­ность роди­те­лям и учи­те­лям, посте­пенно запре­ща­ются все виды нака­за­ний. В Гол­лан­дии, напри­мер, как ука­зы­вают мест­ные источ­ники инфор­ма­ции, “педа­го­ги­че­ски допу­сти­мыми нака­за­ни­ями” счи­та­ются “штраф­ной стул”, кален­дарь поощ­ре­ний и под­чер­ки­ва­ние пози­тив­ных качеств . То есть, фак­ти­че­ски нака­за­ния отме­нены, ибо “штраф­ной стул” для хули­га­нов школь­ного воз­раста — это про­сто смешно. Да и с отме­ной поощ­ре­ний и похвалы (ведь только в таком кон­тек­сте это можно запи­сать в раз­ряд нака­за­ний) все не так одно­значно. Юве­наль­ная юсти­ция, сто­я­щая на страже прав ребенка, вме­няет в обя­зан­ность роди­те­лям снаб­жать детей кар­ман­ными день­гами (так что ребенка нельзя в нака­за­ние их лишить), обес­пе­чить чаду пер­со­наль­ный ком­пью­тер и теле­ви­зор, гаран­ти­ро­вать досуг и обще­ние с дру­зьями. Так что и гулянки в нака­за­ние уже не запре­тишь. А уж о вли­я­нии на выбор дру­зей нечего и заикаться!

Сама поста­новка вопроса, когда ребе­нок борется с род­ными за свои “права”, а чужие дяди и тети его наусь­ки­вают: дескать, тебя папаша с мама­шей не оби­жают, деточка? а то ты только скажи! мы им пока­жем… — сама поста­новка вопроса сви­де­тель­ствует о том, что ни о каком ува­же­нии к роди­те­лям речи уже не идет. Это жал­кие, пре­зрен­ные людишки, кото­рые должны к тому же тер­заться чув­ством вины из-за того, что они, нахо­дясь в плену вар­вар­ских, арха­и­че­ских пред­рас­суд­ков, смели счи­тать детей своей соб­ствен­но­стью и пре­тен­до­вать на — смеху подобно! — какое там ува­же­ние! В то время, как удел совре­мен­ных роди­те­лей — раб­ски уго­ждать своим отпрыс­кам, кото­рых они, не имея на то ни мораль­ных ни физи­че­ских осно­ва­ний, дерз­нули про­из­ве­сти на свет.

В итоге, поскольку равен­ство в при­роде невоз­можно, доста­точно быстро созда­ется новая, извра­щен­ная иерар­хия, в кото­рой дети власт­вуют над роди­те­лями. А детьми коман­дуют чинов­ники, кото­рые ста­ра­ются как можно больше отда­лить их от семьи и при­бли­зить к вос­при­я­тию анти­се­мей­ных цен­но­стей “нового пре­крас­ного мира”. Мира, в кото­ром раз­врат счи­та­ется уже не раз­вра­том, а очень даже эффек­тив­ным спо­со­бом само­вы­ра­же­ния, нар­ко­тики “рас­ши­ряют созна­ние”, спо­соб­ствуют раз­ви­тию твор­че­ских спо­соб­но­стей и пре­одо­ле­нию депрес­сии, аборты помо­гают спра­виться с нище­той и пере­на­се­ле­нием пла­неты, эвта­на­зия пре­кра­щает стра­да­ния боль­ных. А хри­сти­ан­ство с его мораль­ными нор­мами и запо­ве­дями объ­яв­ля­ется негу­ман­ным, нето­ле­рант­ным, про­во­ци­ру­ю­щим вражду и зна­чит, для блага обще­ства, под­ле­жа­щим запрету. Совсем открыто это пока не декла­ри­ру­ется, но де факто посте­пенно про­ис­хо­дит, чему, осо­бенно в послед­ние годы, уже полно свидетельств.

В такой обста­новке лише­ние роди­те­лей авто­ри­тета чрез­вы­чайно опасно, потому что когда ребе­нок сам себе голова, в эту незре­лую голову очень легко про­ни­кают душе­вред­ные идеи. Вот что пишет по дан­ному поводу пси­хо­лог Арина Лип­кина, про­жи­ва­ю­щая в США: “Когда под­ро­сток взрос­леет, шан­сов выйти из-под кон­троля ста­но­вится всё больше. На пути встают опас­ные соблазны — ран­ний секс, нар­ко­тики, ору­жие, секты. В это время обес­пе­чен­ные роди­тели, как пра­вило, пере­во­дят своих детей в част­ные школы. Подоб­ные риски там све­дены к мини­муму. В любом слу­чае, они ста­ра­ются уде­лять под­рост­кам больше вни­ма­ния. Про­во­дить вме­сте с ними больше вре­мени. Это труд­ная пора. Роди­те­лям важно удер­жать ранее заво­ё­ван­ные пози­ции. Тре­бу­ется немало мораль­ных сил, любви и тер­пе­ния. Стоит сорваться – как тут же воз­ни­кает опас­ность потери кон­такта с ребен­ком. Или того хуже, его обра­ще­ния за помо­щью в «органы».

Иными сло­вами, сколько бы роди­тели ни ста­ра­лись заво­е­вать дове­рие ребенка (а для этого на мно­гое закры­вали глаза, не нака­зы­вали, не ругали, не запре­щали, все все­гда ста­ра­лись объ­яс­нить и сми­ря­лись с тем, если объ­яс­не­ния не дей­ствуют, отда­вали ребенку все самое луч­шее, жили его инте­ре­сами и т.п.), ника­ких дру­же­ских, дове­ри­тель­ных отно­ше­ний в юве­наль­ной системе коор­ди­нат все равно не полу­ча­ется. Потому что на дру­зей в “ком­пе­тент­ные органы” не сту­чат, как бы они тебя ни оби­дели. Дружба несов­ме­стима с пре­да­тель­ством. И дове­рие тоже.

Так чего ради горо­дить ого­род? Зачем лишать ребенка в дет­стве чув­ства защи­щен­но­сти, кото­рое дает вера в то, что папа с мамой — самые глав­ные люди? И — той осо­бой тре­пет­ной дет­ской любви, дет­ского обо­жа­ния роди­те­лей, вос­по­ми­на­ние о кото­ром будет чем дальше — тем дра­го­цен­ней и кото­рое при парт­нер­ских отно­ше­ниях невоз­можно, поскольку парт­не­ров не обо­жают? В угоду чему под­вер­гать плоть от плоти своей всем этим страш­ным рис­кам, сопря­жен­ным с при­об­ще­нием к “куль­туре рока-секса-нар­ко­ти­ков”? И бес­по­мощно наблю­дать за тем, как сын или дочь,подававшие в ран­нем дет­стве столько надежд, на твоих гла­зах дегра­ди­руют, потому что ты им не указ, а те, кого им охота слу­шать, вся­че­ски поощ­ряют и оправ­ды­вают деградацию?

Без авто­ри­тета взрос­лых детей невоз­можно учить и вос­пи­ты­вать. Это азы педа­го­гики, и, навер­ное, каж­дый имел воз­мож­ность убе­диться в их истин­но­сти на соб­ствен­ном опыте. В любой школе бывают доб­рые, но черес­чур снис­хо­ди­тель­ные учи­тель­ницы, кото­рые не умеют себя поста­вить с детьми. И дети, не испы­ты­вая к ним ника­кой непри­язни, совер­шенно этих жен­щин не слу­ша­ются. А часто даже изде­ва­ются, испы­ты­вая их тер­пе­ние. Нетрудно дога­даться, что и объ­яс­не­ния урока про­пус­ка­ются мимо ушей. В классе стоит такой шум, что и те ред­кие дети, кото­рые в подоб­ной обста­новке все-таки желают учиться, физи­че­ски не могут осу­ще­ствить свое желание.

Так что ува­же­ние к стар­шим совер­шенно необ­хо­димо. Детям — для нор­маль­ного раз­ви­тия их лич­но­сти. А роди­те­лям — для того, чтобы чув­ство­вать себя нор­маль­ными людьми. Ведь жить, когда тебя посто­янно уни­жают, неве­ро­ятно тяжело. А уж сно­сить хам­ство и уни­же­ния от детей про­сто амо­рально. Конечно, сми­ре­ние — вели­чай­шая доб­ро­де­тель, и хри­сти­ане должны ее в себе взра­щи­вать. Но сми­ре­ние роди­те­лей перед детьми не озна­чает пота­ка­ния греху. Наобо­рот, роди­тели обя­заны при­ви­вать детям высо­кую нрав­ствен­ность, всеми силами удер­жи­вать их от греха и настав­лять на путь спа­се­ния. Они будут отве­чать за это перед Богом. Сми­ре­ние же роди­те­лей перед детьми выра­жа­ется совсем в дру­гом: в том, что с рож­де­нием ребенка чело­век кар­ди­нально меняет свою жизнь, мно­гие свои при­вычки, бывает вынуж­ден больше рабо­тать и меньше спать, тер­петь дет­ский плач и капризы, отка­зы­ва­ется от мно­гих прежде люби­мых заня­тий, заметно сокра­щает обще­ние с дру­зьями. Короче, ни для кого дру­гого боль­шин­ство людей не совер­шает такого коли­че­ства аль­тру­и­сти­че­ских поступ­ков, как для своих чад. Поэтому школа сми­ре­ния в семье весьма серьез­ная. И запо­ве­дан­ное Богом почи­та­ние роди­те­лей — необ­хо­ди­мое усло­вие для под­дер­жа­ния гар­мо­нии и спра­вед­ли­во­сти. Без этого роди­тель­ские обя­зан­но­сти ста­но­вятся “бре­ме­нами неудо­бо­но­си­мыми”, и мно­гие люди от них укло­ня­ются, выби­рая бездетность.

А МЫ ДРУГИХ УВАЖАЕМ?

“Итак во всем, как хотите, чтобы с вами посту­пали люди, так посту­пайте и вы с ними; ибо в этом закон и про­роки”, — ска­зал Хри­стос (Мф. 7:12). Этот нрав­ствен­ный импе­ра­тив настолько важен, что в Еван­ге­лии он повто­ря­ется два­жды, почти слово в слово: “И как хотите, чтобы с вами посту­пали люди, так и вы посту­пайте с ними” (Лк. 6:31).

Но мы все равно забы­ваем и нередко не делаем пере­носа, потому что нам, по нашему эго­изму, часто хочется к себе какого-то осо­бого отно­ше­ния. Трудно, очень трудно воз­лю­бить ближ­него как самого себя.

Однако вос­пи­тать в детях ува­же­ние, если ты сам не ува­жа­ешь дру­гих, невоз­можно. Дети вовсе не такие хоро­шие пси­хо­логи, как думают мно­гие, но нару­ше­ние иерар­хии и флю­иды хам­ства они улав­ли­вают пре­красно. Ребе­нок пере­ни­мает стиль пове­де­ния в семье еще до того, как научится гово­рить. Поэтому очень важно заду­маться: а как мы сами отно­симся к своим роди­те­лям и к роди­те­лям жены или мужа, к бабуш­кам и дедуш­кам? Так ли ува­жаем их, как хотели бы, чтобы ува­жали нас? Не отма­хи­ва­емся ли от мами­ных сове­тов, не кри­вим ли досад­ливо лицо: сколько можно учить меня жить, мне уже не пять лет! Не раз­дра­жа­емся ли на ста­ри­ков, у кото­рых раз­ви­ва­ется скле­роз? Не гово­рим ли (в том числе при ребенке), что у них “поехала крыша”? Не предъ­яв­ляем ли к род­ствен­ни­кам (пусть даже только мыс­ленно) пре­тен­зии: того недо­дали, недо­лю­били? Не сво­дим ли под­спудно счеты, когда видим, что ребе­нок не слу­ша­ется бабушку, гру­бит ей, а мы не вме­ши­ва­емся, не торо­пимся при­звать его к порядку?

Какой вообще образ мира взрос­лых фор­ми­руем мы у ребенка и какие кон­кретно образы отца, матери, бабу­шек, деду­шек и про­чих род­ных воз­ни­кают у него на основе наших рас­ска­зов, реплик, поступ­ков? Читая про­из­ве­де­ния, напи­сан­ные в те вре­мена, когда ува­же­ние к стар­шим было неотъ­ем­ле­мым при­зна­ком любого нор­маль­ного, а не только высо­ко­куль­тур­ного чело­века, обра­тите вни­ма­ние на то, что даже при опи­са­нии недо­стой­ных роди­те­лей все равно соблю­да­ется некая грань. Нет само­пре­воз­но­ше­ния и насмешки, нет злобы и жела­ния покви­таться. Такое выра­же­ние чувств счи­та­лось тогда позор­ным. И даже если чело­век сильно сер­дился на мать с отцом, он не спе­шил пове­дать об этом миру, поскольку мир его бы не под­дер­жал. Еще не изгла­ди­лось из памяти людей гроз­ное пре­ду­пре­жде­ние Божие: “Зло­сло­вя­щий отца или мать смер­тью да умрет” (Мк.7:10).

Сей­час же даже вполне достой­ные род­ствен­ники нередко оце­ни­ва­ются весьма кри­ти­че­ски, и ребе­нок гораздо больше знает о том, что они сде­лали “не так”, чем об их досто­ин­ствах и заслу­гах. Сколько жен­щин (по моим наблю­де­ниям, это больше свой­ственно сла­бому полу) никак не может выйти из пороч­ного круга заста­ре­лых дет­ских обид, на кото­рые насла­и­ва­ются новые, вроде бы взрос­лые, а по сути — все равно дет­ские… Пре­тен­зии мате­рей к их соб­ствен­ным мате­рям как бы витают в воз­духе и настра­и­вают детей на такой же лад. О каком поло­жи­тель­ном образе матери можно тогда говорить?

Малень­кий ребе­нок ближе всего к маме. А зна­чит, именно с нее он “счи­ты­вает” пер­вич­ную инфор­ма­цию об отно­ше­нии к людям. Поэтому от того, как она обра­ща­ется с окру­жа­ю­щими, будет во мно­гом зави­сеть его отно­ше­ние к ним и к ней самой. Так что совер­шенно необ­хо­димо кри­ти­че­ски оце­нить два момента: во-пер­вых, какой при­мер подает ребенку мама и, во-вто­рых, какого отно­ше­ния она сама-то хочет добиться с его стороны?

Если мать подает при­мер веж­ли­вого, забот­ли­вого, вели­ко­душ­ного отно­ше­ния к мужу, к своим роди­те­лям, к све­кру и све­крови, то уже одно это будет настра­и­вать детей на соот­вет­ству­ю­щий лад. Очень важно, чтобы о близ­ких (да и о даль­них тоже!) ребе­нок слы­шал как можно больше хоро­шего. А то мы, сами порой того не заме­чая, даже в бочку меда умуд­ря­емся под­ме­шать ложку дегтя.

Напри­мер, можно ска­зать: “А давай мы к при­ходу папы убе­ремся, чтобы сде­лать ему при­ят­ное, он ведь так любит поря­док.” А можно, говоря про ту же уборку, почерк­нуть, что иначе папа будет ругаться. И еще доба­вить, что он и так при­хо­дит с работы злой, а тут — “бар­дак”…

Вообще, имеет смысл почаще смот­реть на себя со сто­роны и заду­мы­ваться над тем, как те или иные наши слова и поступки могут быть вос­при­няты детьми, какой урок они из них извле­кут, какую память мы о себе оста­вим. Прой­дут годы, дети мно­гое пой­мут и пере­оце­нят. Что потом будет рас­ска­зы­вать вырос­ший ребе­нок о том, как его мать отно­си­лась к близким?

Ребенку важно видеть и копи­ро­вать почти­тель­ное обра­ще­ние матери со стар­шими, осо­бенно пре­ста­ре­лыми людьми. К сожа­ле­нию, сей­час это отнюдь не норма. Нередко стал­ки­ва­ешься с тем, что дети не знают даже азов куль­тур­ного пове­де­ния. Ста­рушка уро­нит что-нибудь на пол и сама, кряхтя, под­ни­мает. А сто­я­щему рядом внуку в голову не при­хо­дит накло­ниться, чтобы ей помочь. Не потому что лень, а про­сто он не видит дома при­мера и не знает, как себя ведут в такой ситуации.

В жур­нале “Вино­град” (январь-фев­раль 2009 г.) было напе­ча­тано интер­вью с невест­кой, поже­лав­шей остаться безы­мян­ной. По той муд­ро­сти, кото­рая скво­зит в ее сло­вах (да и из самого тек­ста), ясно, что за ее пле­чами уже довольно дол­гая жизнь. Но вот она вспо­ми­нает пер­вые годы заму­же­ства и, при­зна­ва­ясь, что ей очень трудно было при­вы­кать к жизни в доме све­крови, пояс­няет: “Пони­ма­ешь, чужой дом! Что, могу я в чужом доме спать, сколько в мою лени­вую плоть вле­зет?! Да не могу! Све­кровь уже встала, она умы­лась… Так я же моложе, я опе­ре­дить должна и мужу, и ей зав­трак подать, стыдно мне было бы моло­дой и здо­ро­вой жен­щине лежать, когда ста­рая све­кровь там за две­рью ходит. Стыдно быть ленивой.”

Мно­гие ли совре­мен­ные моло­дые жен­щины рас­суж­дают таким обра­зом? А ведь именно такое тра­ди­ци­он­ное отно­ше­ние к стар­шим фор­ми­рует у ребенка поня­тие об иерар­хии. И, в свою оче­редь, слу­жит зало­гом того, что мать тоже имеет право рас­счи­ты­вать на ува­же­ние со сто­роны млад­ших по возрасту.

КАКОВА НАША ЦЕЛЬ?

Теперь, как гово­рят на засе­да­ниях, “по вто­рому вопросу”: о том, чего на самом деле доби­ва­ется мать, ведя себя тем или иным обра­зом. Порою чело­век или неверно опре­де­ляет цель, или видит лишь одну сто­рону медали. Поэтому он бывает обес­ку­ра­жен и разо­ча­ро­ван, столк­нув­шись с послед­стви­ями своих же соб­ствен­ных поступков.

Допу­стим, мама при­учает ребенка назы­вать ее по имени. Ей это кажется ори­ги­наль­ным. И дей­стви­тельно, подоб­ное обра­ще­ние даже при нынеш­ней моде на эпа­таж­ность встре­тишь не часто. Услы­шав же, что таким обра­зом она лишает себя уни­каль­но­сти в гла­зах ребенка, жен­щина будет немало изум­лена и, быть может, даже воз­му­щена. Что за глу­пость?! Она, наобо­рот, осо­бен­ная! Все дети назы­вают мате­рей стан­дартно — “мамами”, а она — Алена (Таня, Наташа)! Но это лишь на самый бег­лый, поверх­ност­ный взгляд. Если коп­нуть поглубже, то ока­жется, что ори­ги­наль­ность такого под­хода иллю­зорна. Ведь мама для каж­дого чело­века един­ствен­ная (хотя слово для всех одно). А вот Ален, Тань и Наташ в жизни ребенка будет сколь угодно много.

На это обра­тил вни­ма­ние еще такой неза­у­ряд­ный мыс­ли­тель, как К.С.Льюис. Он, как пишет в посвя­щен­ной Лью­ису ста­тье “Сча­стье в доме” извест­ный аме­ри­кан­ский куль­ту­ро­лог и пуб­ли­цист Джо­зеф Собран, “него­до­вал по поводу ненуж­ного при­ло­же­ния чисто граж­дан­ского фик­тив­ного равен­ства к при­ват­ной ситу­а­ции в семье. Роди­тели, поз­во­ля­ю­щие своим детям назы­вать их по имени, “хотят при­вить ребенку неле­пый взгляд на соб­ствен­ную мать, как про­сто на одного из мно­гих своих сограж­дан, лишить ребенка зна­ния того, что знает каж­дый чело­век, и чувств, испы­ты­ва­е­мых всеми людьми. Они пыта­ются вта­щить без­ли­кие сте­рео­типы кол­лек­тива в более пол­но­кров­ный и кон­крет­ный мир семьи”. “Равен­ство, как и поли­ти­че­ская власть, нико­гда не должно быть при­ла­га­емо praeter necesitatem” ( лат. “без необходимости”).

Или возь­мем уже упо­ми­нав­ши­еся “парт­нер­ские отно­ше­ния” с ребен­ком. Маме не хочется ста­реть, а охота чуть ли не до пен­сии оста­ваться девоч­кой. (Такие мамы на наших теат­раль­ных заня­тиях, пока­зы­вая себя, нередко даже выби­рают куклу-девочку с хво­сти­ками или с косич­ками). Но к девочке можно отно­ситься в луч­шем слу­чае покро­ви­тель­ственно. При­чем тут ува­же­ние к матери?

А иные под­со­зна­тельно ищут в ребенке “твер­дую муж­скую руку”, кото­рой им по тем или иным при­чи­нам не хва­тает в жизни. И поз­во­ляют сыну не только собой коман­до­вать, но и грубо заиг­ры­вать. Как ни уди­ви­тельно, сей­час порой при­хо­дится объ­яс­нять, каза­лось бы, оче­вид­ные вещи: что абсо­лютно недо­пу­стимо, когда сынишка хло­пает мать по заду, хва­тает за грудь. Далеко не все сей­час пони­мают, что это при­знаки сек­су­аль­ной рас­тор­мо­жен­но­сти, весьма опас­ной для пси­хики ребенка, и вме­сто того, чтобы пре­сечь подоб­ное пове­де­ние, хихи­кают. А неко­то­рые взрос­лые (в том числе отец ребенка или при­вык­шие еще и не то видеть по теле­ви­зору бабушка с дедуш­кой), могут даже под­за­до­ри­вать мальца, счи­тая, что в семье “рас­тет насто­я­щий мужик”. Но ожи­дать ува­же­ния от таких “насто­я­щих” про­сто смешно. Осо­бенно если пота­кать их “галант­ным ухаживаниям”.

КАК ВЫГЛЯДИТ УВАЖЕНИЕ К ЖЕНЩИНЕ?

При силь­ных поры­вах ветра чело­веку, управ­ля­ю­щему пару­сом, при­хо­дится при­ла­гать гораздо больше уси­лий, чтобы откре­ни­вать и не давать лодке пере­вер­нуться, нежели в тех слу­чаях, когда на море тишь и бла­го­дать. Так и сей­час под ярост­ным натис­ком хам­ства сле­дует удво­ить, утро­ить, уде­ся­те­рить уси­лия, вос­пи­ты­вая ува­же­ние к матери.

При этом стоит учесть еще одно обсто­я­тель­ство, кото­рое нынче далеко не все­гда при­ни­ма­ется в рас­чет. Состоит оно в том, что ува­же­ние к муж­чине и к жен­щине про­яв­ля­ется по-раз­ному. Из-за отсут­ствия нор­маль­ного поло­вого (да и про­сто куль­тур­ного!) вос­пи­та­ния сей­час часто не пони­мают раз­ницы. А в послед­ние деся­ти­ле­тия наме­ти­лась тен­ден­ция не только к сме­ше­нию поня­тий, но и к “пере­мене вех”: муж­чин обха­жи­вают, как крас­ных девиц, пекутся об их тон­кой душев­ной орга­ни­за­ции, до непри­ли­чия зани­жают планку тре­бо­ва­ний. А с жен­щи­ной, наобо­рот, обра­ща­ются грубо и черство: дескать, ничего, все она сне­сет и стер­пит. Такая у нее доля — тер­петь. Даже если муж пьет, туне­яд­ствует и раз­врат­ни­чает — и то нередко можно услы­шать, что это она во всем вино­вата: недо­по­няла, недо­лас­кала, слиш­ком “давила”, а он, такая тон­кая, рани­мая натура, не выдер­жал и пустился во все тяжкие.

Конечно, жен­щины сами напро­си­лись, упорно доби­ва­ясь рав­но­пра­вия. С рав­ным не цере­мо­нятся. Зна­чит, и отно­ше­ние муж­чин ста­но­вится гру­бо­ва­тым, как это при­нято в муж­ской среде. В итоге пре­крас­ный пол опять-таки ока­зы­ва­ется в более про­иг­рыш­ной пози­ции. Под­лин­ное ува­же­ние к жен­щине все­гда несет в себе эле­мент рыцар­ства, так­тич­ного покро­ви­тель­ства или, если хотите, почти­тель­ной, не фри­воль­ной галант­но­сти. Это дает воз­мож­ность муж­чине сохра­нить пози­ции силь­ного пола и не вызы­вает у жен­щин про­те­ста, как в тех слу­чаях, когда муж­чины пыта­ются их при­ни­зить, дока­зы­вая свое превосходство.

Но к сожа­ле­нию, такой “цар­ский путь” сей­час довольно боль­шая ред­кость. Даже в пра­во­слав­ной среде, на фоне общего упадка куль­туры и нра­вов, пред­став­ле­ния о муже как о главе Малой Церкви под­час пони­ма­ются при­ми­тивно, по-язы­че­ски: как навя­зы­ва­ние своей воли, дес­по­тизм и само­дур­ство. Дети, осо­бенно маль­чики, под­ра­жая отцу, пере­ни­мают его манеру пове­де­ния. Может, еще и поэтому сей­час заметно уча­сти­лись слу­чаи, когда сыно­вья ведут себя с мамами пре­не­бре­жи­тельно, будто те — их рабыни?

Да и жен­щины в таких семьях нередко зани­мают пози­цию жертвы, что не только не усми­ряет агрес­сора, но и под­ли­вает масла в огонь. Стре­мясь стать доб­рыми хри­сти­ан­ками, они тер­пят откро­вен­ное хам­ство и измены мужа, сни­кают, гло­тают любые оскорб­ле­ния, “лишь бы в семье был мир”. В преж­ние вре­мена, как явствует из худо­же­ствен­ной и мему­ар­ной лите­ра­туры, это обычно вызы­вало у детей сочув­ствие, жела­ние уте­шить бед­ную маму и хоть чем-то ей помочь. Но так было в мире, пусть и несо­вер­шен­ном, однако про­ник­ну­том хри­сти­ан­скими пред­став­ле­ни­ями о мило­сер­дии, бла­го­род­стве и вели­ко­ду­шии. Нынче же, когда “лузе­ром”, неудач­ни­ком быть позорно, сла­бая пози­ция вызы­вает у мно­гих людей не сочув­ствие, а раз­дра­же­ние. И дети, чутко улав­ли­ва­ю­щие, что витает в “куль­тур­ном воз­духе”, зача­стую тоже опол­ча­ются на мать, кото­рая поз­во­лила поста­вить себя в столь жал­кое, уни­жен­ное поло­же­ние. Им нечем гор­диться, а ведь любому ребенку хочется гор­диться своей мамой, чтобы она была у него самой луч­шей мамой на свете. Ну, а в более стар­шем воз­расте, когда чело­век уже в состо­я­нии осмыс­лить про­ис­хо­дя­щее, ребята начи­нают выска­зы­вать матери пре­тен­зии в том, что она тер­пит и уни­жа­ется. Осо­бенно ее покор­ность заде­вает дево­чек, кото­рым легче пред­ста­вить себя на мами­ном месте и кото­рым, есте­ственно, не хочется повто­ре­ния подоб­ной участи.

В стра­нах Запада, где инсти­тут семьи и меж­по­ко­лен­ные связи раз­ру­шены еще силь­ней, чем у нас, госу­дар­ство и раз­лич­ные соци­аль­ные инсти­туты пыта­ются наса­дить ува­же­ние закон­ным и пра­во­вым путем. Жен­щины могут обра­титься в спе­ци­аль­ные цен­тры по борьбе с наси­лием, и тамош­ние сотруд­ники будут раз­би­раться в ситу­а­ции, давать пси­хо­ло­ги­че­ские реко­мен­да­ции и в слу­чае необ­хо­ди­мо­сти при­ме­нять к обид­чику те или иные санк­ции. Правда, детей, если тако­вые име­ются, могут отнять и поме­стить в приют, сочтя, что там более бла­го­при­ят­ная пси­хо­ло­ги­че­ская обста­новка. Поэтому мно­гие матери ни в какие цен­тры не обра­ща­ются и либо про­дол­жают тер­петь (необя­за­тельно из рели­ги­оз­ных сооб­ра­же­ний), либо разводятся.

В тех же стра­нах, где род­ствен­ные связи еще крепки (а это бывает только в рели­ги­оз­ных обще­ствах), госу­дар­ство спра­вед­ливо пола­гает, что близ­ким людям, ори­ен­ти­ру­ю­щимся на одни и те же нрав­ствен­ные иде­алы, проще вник­нуть в ситу­а­цию и укре­пить “сла­бое звено”, не раз­ры­вая при этом семей­ных уз, как часто бывает, когда в дела семьи вме­ши­ва­ются посторонние.

Так что боль­шая друж­ная семья — помимо всего про­чего, еще и залог того, что тебя не дадут в обиду. А без­удерж­ное стрем­ле­ние к сво­боде и неза­ви­си­мо­сти, кото­рым пре­льща­ются в юно­ше­ском воз­расте почти все совре­мен­ные люди, в конеч­ном итоге обо­ра­чи­ва­ется для мно­гих оди­но­че­ством и без­за­щит­но­стью. Сколько жен­щин, по их соб­ствен­ным при­зна­ниям, горько сожа­леет, что когда-то они отмах­ну­лись от предо­сте­ре­же­ний род­ствен­ни­ков. А теперь пони­мают, что те были правы. Но дело сде­лано. И род­ствен­ники, кото­рых в свое время не послу­шали, зани­мают под­черк­нуто-отстра­нен­ную пози­цию: дескать, сама вля­па­лась — сама и расхлебывай.

Поэтому надо род­ных ценить и сохра­нять с ними тес­ные, теп­лые отно­ше­ния, чтобы не пода­вать повода оби­дам или рев­но­сти с их сто­роны. Чем больше мы ценим и ува­жаем свою родню, тем выше на самом деле и наш, как теперь гово­рят, рей­тинг в гла­зах окру­жа­ю­щих. И наобо­рот, про­ти­во­по­став­ляя себя род­ным, жалу­ясь на них, чело­век “теряет лицо”. Эту ошибку очень часто совер­шают жен­щины в пер­вые годы брака: повздо­рив с мамой и папой, они в порыве эмо­ций кида­ются за уте­ше­нием к мужу. И полу­чают его. Но когда оча­ро­ва­ние влюб­лен­но­сти про­хо­дит, супруг нередко начи­нает видеть в жене именно те недо­статки, на кото­рые она ему ука­зала в своих роди­те­лях. Уж очень глу­боко сидит в нас пони­ма­ние того, что яблочко от яблоньки неда­леко падает. Да и на самом деле так оно бывает в боль­шин­стве случаев…

Но и если на под­держку близ­ких по тем или иным при­чи­нам рас­счи­ты­вать не при­хо­дится, а при­хо­дится ради детей тер­петь такие вещи, кото­рые вытер­петь очень трудно, это все равно воз­можно делать, не теряя досто­ин­ства. Как? — С одной сто­роны, не ста­но­виться на одну доску с обид­чи­ком, не пре­вра­щаться в “бабищу с кула­чи­щами”, склоч­ницу, с кото­рой, быть может, и опа­са­ются свя­зы­ваться, но кото­рая под­лин­ного ува­же­ния не вызы­вает. А с дру­гой, не давать себя рас­топ­тать, не пере­хо­дить ту грань, за кото­рой сми­ре­ние уже пре­вра­ща­ется в тру­сость, мазо­хизм и соуча­стие во зле. В книге “Жен­щина хри­сти­анка”, напи­сан­ной больше ста лет назад, эта грань опре­де­лена доста­точно четко: ” Не обя­зан­ная, разу­ме­ется, испол­нять каких-либо про­ти­во­за­кон­ных тре­бо­ва­ний мужа, его при­хо­тей, про­тив­ных вере и нрав­ствен­но­сти <выде­лено мной — Т.Ш.>, хри­сти­ан­ская жена ста­ра­ется вести себя, однако ж, с такой осто­рож­но­стью и скром­но­стью, чтобы не впасть в занос­чи­вость и высо­ко­ме­рие. В самих своих дей­ствиях, по-види­мому несо­глас­ных с волей мужа, она пока­зы­вает, что не мужу соб­ственно хочет про­ти­во­ре­чить, не пред ним упор­ство­вать, но не хочет быть про­тив­ни­цей Закона Божия. Вся­кий отказ от испол­не­ния неспра­вед­ли­вых тре­бо­ва­ний может носить харак­тер вели­чай­шей покор­но­сти, любви и кро­то­сти; а может быть и груб, дер­зок, пре­не­бре­жи­те­лен” (“Отчий дом”, М., 2000, стр.223–224).

А еще надо пони­мать, что уни­жать дру­гих нор­маль­ному чело­веку про­тивно. Такой спо­соб само­утвер­жде­ния при­ме­няют люди амби­ци­оз­ные, но при этом несо­сто­яв­ши­еся, не име­ю­щие сил пре­одо­леть какие-то свои внут­рен­ние ком­плексы и выме­ща­ю­щие злость на тех, кто им поз­во­ляет без­об­раз­ни­чать. То есть, сла­бо­воль­ные гор­децы. По боль­шому счету, их пове­де­ние инфан­тильно, потому что они не в состо­я­нии посмот­реть на себя со сто­роны и адек­ватно оце­нить свои поступки. Им, как малым детям, кажется, что глав­ный — тот, кто громче всех кри­чит, топает ногами и застав­ляет выпол­нять свои капризы. Такому чело­веку трудно втол­ко­вать, что, отно­сясь к жене нежно и покро­ви­тель­ственно, он будет воз­вы­шаться в гла­зах соб­ствен­ных детей, да и всех окру­жа­ю­щих. Но если в обще­стве удастся воз­ро­дить поня­тие о семье как о Малой Церкви, о роли отца как главы семьи и о свя­то­сти мате­рин­ства, то и таких “бес­тол­ко­вых” ста­нет гораздо меньше.

ЧТО ЕЩЕ ПОСОВЕТОВАТЬ?

- Прежде всего надо иметь в виду, что вос­пи­та­ние в детях ува­же­ния не озна­чает поощ­ре­ния под­ха­ли­мажа, тру­со­сти и пота­ка­ния роди­тель­скому деспотизму.

А то нередко бывает, что Пятую запо­ведь пыта­ются пре­вра­тить в эта­кую дубину, тре­буя бес­пре­ко­слов­ного под­чи­не­ния своей воле, кото­рая далеко не все­гда на самом деле сооб­ра­зу­ется с жиз­нью по хри­сти­ан­ским запо­ве­дям. В каче­стве при­мера можно при­ве­сти весьма рас­про­стра­нен­ную сей­час ситу­а­цию: бабушка с дедом, “под­сев­шие на теле­ви­зор”, обви­няют свою дочь в том, что она не выпол­няет запо­ведь об их почи­та­нии, поскольку не раз­ре­шает ребенку смот­реть широко раз­ре­кла­ми­ро­ван­ные дебиль­ные сери­алы, в кото­рых, с их точки зре­ния, нет ничего пло­хого и кото­рые они сами с удо­воль­ствием смот­рят с внуч­ком, взяв его к себе на выходные.

- Ува­же­ние легче всего вос­пи­тать в куль­тур­ной обста­новке, когда в семье друг на друга не кри­чат, не руга­ются, часто гово­рят “спа­сибо” и “пожа­луй­ста”. А если и делают какие-то заме­ча­ния, то в так­тич­ной форме, чтобы не обидеть.

Раньше это было проще, потому что роди­те­лей назы­вали на “вы”. И даже между супру­гами быто­вало обра­ще­ние по имени-отче­ству. При всей горя­чей любви, сохра­ня­лась некая веж­ли­вая дистан­ция, пани­брат­ство счи­та­лось про­яв­ле­нием бес­куль­ту­рия. Сей­час все зна­чи­тельно упро­сти­лось. В этом есть плюсы и минусы. Арха­и­за­ция, конечно, выгля­дела бы неуместно, однако при­ви­вать детям куль­туру обще­ния необ­хо­димо с малых лет.

- Дети далеко не все­гда чув­ствуют гра­ницы доз­во­лен­ного, поэтому выстав­ле­ние чет­ких и понят­ных огра­ни­че­ний совер­шенно необ­хо­димо. Гру­бость и хам­ство по отно­ше­нию к взрос­лым сле­дует вве­сти в раз­ряд тяж­ких про­ступ­ков, за кото­рые, если ребе­нок их повто­ряет, необ­хо­димо наказывать.

“Так с роди­те­лями не раз­го­ва­ри­вают. Ты на кого зама­хи­ва­ешься? Это что за тон?” — сей­час дети нередко не реа­ги­руют на подоб­ные реплики, даже когда слы­шат их от посто­рон­них. А порой сме­ются в ответ и хамят еще пуще. Но стоит взрос­лым дей­стви­тельно пока­зать, что шутки кон­чи­лись, и дет­ская дер­зость сле­тает, словно шелуха. Как пра­вило, и нака­зы­вать-то серьезно не тре­бу­ется: вполне хва­тает лише­ния муль­ти­ков или про­гу­лок с дру­зьями. Мно­гие дети сей­час изне­жены, изба­ло­ваны, ни в чем не знают отказа. Зна­чит, и тер­петь лише­ния не при­выкли. А роди­тели при­ни­мают за стой­кость обык­но­вен­ные дет­ские демон­стра­ции и не про­яв­ляют необ­хо­ди­мой в таких слу­чаях твер­до­сти и последовательности.

- Когда в семье при­нято под­тру­ни­вать друг над дру­гом, легко ска­титься на фами­льяр­ность. Поэтому если ребе­нок рас­хо­дится и его начи­нает ““зано­сить, лучше при нем воз­дер­жи­ваться от такого стиля обще­ния, пока он не дозреет до пони­ма­ния того, что шутки должны быть без­ообид­ными и что роди­те­лей, при всем их шут­ли­вом настрое, все равно необ­хо­димо слу­шаться и почитать.

- Избе­гайте в своей речи жар­гона. Он тоже дис­кре­ди­ти­рует взрос­лых в гла­зах ребенка, ста­вит их на одну доску с недо­вос­пи­тан­ными под­рост­ками, кото­рые пыта­ются про­де­мон­стри­ро­вать свою неза­ви­си­мость, путая ее с рас­хля­бан­но­стью и развязностью .

- Учите детей назы­вать чужих взрос­лых на “вы”, не встре­вать во взрос­лые разговоры.

А если им уж очень хочется вста­вить свое вес­кое слово, при­учайте делать это в куль­тур­ной форме (“можно вас пере­бить?” и т.п.). Годам к 5–6 дети вполне спо­собны усво­ить подоб­ные “пре­муд­ро­сти”. На самом деле это гораздо проще, чем, ска­жем, научиться читать. Но сей­час порой бывает наобо­рот: читать и счи­тать ребята умеют, а вот эле­мен­тар­ным пра­ви­лам эти­кета не обу­чены. Придя в чужой дом, они могут вести себя, как дикари: бро­сать одежду на пол, носиться гурь­бой по ком­на­там, шарить по ящи­кам и шка­фам, пры­гать по дивану. А поскольку с чужими обычно цере­мо­нятся больше, чем со сво­ими, то, видя такое про­яв­ле­ние неува­же­ния к хозя­е­вам, есте­ственно, зада­ешься вопро­сом: а как они отно­сятся к домаш­ним? Ответ вполне про­гно­зи­руем: гру­бость и непо­слу­ша­ние навер­няка зай­мут “почет­ное место” в списке роди­тель­ских жалоб.

- Полезно инте­ре­со­ваться тем, как вос­пи­ты­вали детей до рево­лю­ции. И в кре­стьян­ских, и в дво­рян­ских семьях. Очень поучи­тель­ное чтение.

Вот, напри­мер, что вспо­ми­нает о своем дет­стве вели­кая княжна Мария, пле­мян­ница царя Нико­лая II, вос­пи­та­ние кото­рой, по ее соб­ствен­ным отзы­вам, осу­ществ­ля­лось “в стро­гом соот­вет­ствии со стан­дар­тами и пра­ви­лами, кото­рые суще­ство­вали почти во всех евро­пей­ских дво­рах во вто­рой поло­вине XIX века”: “По мне­нию моих настав­ни­ков, обра­зо­ва­ние не имело боль­шого зна­че­ния по срав­не­нию с рели­ги­оз­ным и нрав­ствен­ным вос­пи­та­нием… В про­ти­во­вес вели­ко­ле­пию и рос­коши, кото­рой я была окру­жена, обра­ща­лись со мной во всей воз­мож­ной про­сто­той. Того же тре­бо­вали от меня в отно­ше­нии с дру­гими людьми, осо­бенно сто­я­щими ниже на соци­аль­ной лест­нице. Мне вну­шали такие хри­сти­ан­ские доб­ро­де­тели, как кро­тость и сми­ре­ние, а также обу­чали порядку, дис­ци­плине и сдер­жан­но­сти… Гувер­нантка назой­ливо повто­ряла фразу, при­пи­сы­ва­е­мую моему пра­деду импе­ра­тору Нико­лаю I, кото­рый имел обык­но­ве­ние гово­рить: “Все­гда посту­пайте так, чтобы вас про­стили за то, что вы рож­дены вели­кими кня­зьями” Одна­жды она уви­дела, как я, воз­буж­ден­ная шум­ной игрой, состро­ила гри­масу лакею. Она не только сде­лала мне стро­гое заме­ча­ние — и оно было заслу­жен­ным, — но и потре­бо­вала, чтобы я изви­ни­лась перед ним, и изво­дила меня несколько дней, пока я не сде­лала этого” (Мария Рома­нова “Вос­по­ми­на­ния вели­кой княжны”, М., Центр­по­ли­граф, 2007).

И это в то время, когда сослов­ные раз­ли­чия между людьми были столь огромны, что слу­гам даже в голову не при­хо­дило оби­жаться на гос­под за такие мелочи! “Нико­гда не забуду ни лица этого бед­няги, так как он не понял, в чем дело, ни сво­его уни­же­ния, — пишет вели­кая княжна. — Потом я избе­гала встре­чаться с ним, а что каса­ется этого чело­века, то он едва осме­ли­вался под­нять на меня глаза”.

Так в детях вос­пи­ты­ва­лось бла­го­род­ство. И это, разу­ме­ется, бла­го­творно ска­зы­ва­лось не только на их мане­рах, но и на отно­ше­нии к людям. Если даже к при­слуге тре­бо­вали ува­же­ния, то что гово­рить о роди­те­лях?! Вели­кая княжна не пом­нила матери, поскольку лиши­лась ее очень рано. Про отца же она пишет так: “Я его обо­жала. Каж­дый миг, кото­рый я могла быть с ним, был радост­ным, и если по какой-либо при­чине день про­хо­дил, а мы не виде­лись, я испы­ты­вала насто­я­щее разочарование”.

- Сле­дите за тем, чтобы ребе­нок был веж­лив и с няней, если она у него есть, и с педа­го­гами. И, конечно, с бабуш­ками, кото­рые нередко так балуют вну­ков, что поз­во­ляют садиться себе на шею, и бабушка уже очень мало чем отли­ча­ется от прислуги.

С дедуш­ками такое тоже бывает, но, по моим наблю­де­ниям, гораздо реже. Важно под­чер­ки­вать, что бабушка — это ваша или папина мама, и вы не поз­во­лите ее оби­жать. Таким обра­зом вы лиш­ний раз дадите понять, как важна запо­ведь о почи­та­ния роди­те­лей и пока­жете ребенку при­мер ее кон­крет­ного исполнения.

- Вообще в семье очень важны сла­жен­ность и солидарность.

Когда, как в пове­сти “Три муш­ке­тера”, один за всех и все за одного, это поне­воле вызы­вает ува­же­ние. И наобо­рот, не вызы­вает ува­же­ния, когда ребе­нок гру­бит одному из роди­те­лей, а вто­рой не вме­ши­ва­ется и даже под­час под­ли­вает масла в огонь, по тем или иным при­чи­нам под­дер­жи­вая юного агрес­сора. Осо­бенно некра­сиво это выгля­дит со сто­роны отцов, ведь от муж­чины есте­ственно ожи­дать защиты. А если жен­щина вынуж­дена защи­щать себя сама, то муж­чина как бы рас­пи­сы­ва­ется в соб­ствен­ной сла­бо­сти. И дети это пре­красно чувствуют.

- Учите детей про­яв­лять благодарность.

Без нее ува­же­ния не достичь. Небла­го­дар­ный чело­век не ценит ни дру­гих людей, ни то, что они для него делают. На заня­тиях по нашей мето­дике мы в каж­дой группе в какой-то момент задаем ребя­там один и тот же про­стой вопрос: “Кто вас чем пора­до­вал на про­шед­шей неделе?” И в послед­ние годы все чаще слы­шим: “Никто”. Хотя мно­гие роди­тели прямо-таки в лепешку рас­ши­ба­ются, уго­ждая своим чадам.

- Ну, поду­май, вспомни! Неужели тебя за целую неделю никто ничем не порадовал?

- Нет, — угрюмо бур­чит “обез­до­лен­ный стра­да­лец”, только что дело­вито инте­ре­со­вав­шийся у мамы, пой­дут ли они после заня­тия в кафе, или демон­стри­ро­вав­ший ребя­там новую игрушку.

Для мно­гих роди­те­лей подоб­ные сцены ста­но­вятся насто­я­щим откры­тием. Они потом гово­рят, что не подо­зре­вали, насколько много в детях эго­изма. И как тесно это свя­зано с про­бле­мой роди­тель­ского авторитета.

- Очень важно и учить забо­титься. А порой не про­сто учить, но и принуждать.

Ведь как ни печально это при­зна­вать, далеко не все дети по харак­теру отзыв­чивы и доб­ро­же­ла­тельны. Есть и такие, кото­рым нра­вится только брать и не отда­вать. В те годы, когда малыши обычно с удо­воль­ствием помо­гают по дому, поскольку им все в новинку и хочется почув­ство­вать себя “боль­шим, как мама и папа”, этих не допро­сишься помочь. Под­рост­ко­вое “а почему я?” чуть ли не с пеле­нок ста­но­вится их жиз­нен­ным кредо.

В таких слу­чаях сле­дует, конечно, при­ло­жить больше уси­лий, при­учая ребенка к пре­одо­ле­нию эго­изма и заботе о дру­гих. Имейте в виду, что повы­шен­ный эго­цен­тризм небез­оби­ден: он тор­мо­зит нор­маль­ное взрос­ле­ние, спо­соб­ствует инфан­ти­лизму, а в каких-то край­них слу­чаях может ока­заться и симп­то­мом серьез­ного пси­хи­че­ского забо­ле­ва­ния. Осо­бенно должно насто­ра­жи­вать холод­ное или враж­деб­ное отно­ше­ние ребенка к соб­ствен­ной матери. Это про­ти­во­есте­ственно, а зна­чит, сви­де­тель­ствует о неких глу­бин­ных нарушениях.

Хотя сей­час под вли­я­нием деструк­тив­ной пост­мо­дер­нист­ской кон­тр­куль­туры, целе­на­прав­лен­ной уни­что­жа­ю­щей тра­ди­ци­он­ные устои и цен­но­сти, дети, попав­шие под ее вли­я­ние, могут вести себя, как боль­ные, не имея в ана­мнезе тяже­лой пси­хи­че­ской патологии.

Каза­лось бы, про­стень­кая куколь­ная сценка под назва­нием “Мама забо­лела.” Ребенку нужно при­ду­мать и пока­зать, как он за ней уха­жи­вал. Вроде бы ничего слож­ного. Но сей­час чего только не уви­дишь! Ино­гда дети наот­рез отка­зы­ва­ются пока­зать, как они подали маме ста­кан воды или пред­ло­жили лекар­ство, а начи­нают тре­бо­вать, чтобы она срочно встала и при­ня­лась с ними играть. А шести­лет­няя Иришка, желая пора­зить пуб­лику своей ори­ги­наль­но­стью, при­ду­мала, что к маме при­е­хал док­тор и… выки­нул боль­ную в окошко. Правда, мама (и на том спа­сибо!) не раз­би­лась, а под­ня­лась с тро­туара и весело вос­клик­нула: “Здо­рово я летела!” Не надо думать, что такие сюжеты воз­ни­кают в голове ребенка слу­чайно и ни о чем не сви­де­тель­ствуют. В дан­ном слу­чае, девочка бес­кон­трольно смот­рела теле­ви­зор, а с дру­гой сто­роны, нахо­ди­лась под силь­ным вли­я­нием бабушки, кото­рая не забо­ти­лась о том, чтобы под­дер­жи­вать авто­ри­тет матери, а ста­ра­лась все­гда дока­зать свою соб­ствен­ную правоту и значимость.

Дру­гая девочка (но там речь шла о выра­жен­ной о шизо­ид­но­сти), попав по сюжету теат­раль­ного этюда в сказку “Снеж­ная коро­лева” и столк­нув­шись с зада­чей выз­во­лить маму из замка, куда ее зама­нили, заявила, что помо­гать маме не будет. Пусть мама оста­ется в сказке. А она, Полина, и без мамы про­жи­вет — ведь у нее еще есть папа и бабушка с дедуш­кой. Они будут о ней забо­титься и дарить подарки.

Однако когда уда­ется пре­одо­леть сопро­тив­ле­ние ребенка, он рас­кры­ва­ется и неожи­данно ста­но­вится неж­ным и лас­ко­вым. Осо­бенно мне запом­нился слу­чай с шести­лет­ним Борей. Одни врачи ста­вили ему диа­гноз “аутизм”, дру­гие больше скло­ня­лись к тому, что это рано начав­ша­яся шизо­фре­ния. Кто бы ни был прав, маль­чик вел себя крайне странно, кон­такты его с окру­жа­ю­щим миром были сильно затруд­нены. Не буду сей­час долго рас­про­стра­няться, как мы с ним зани­ма­лись. Это рас­тя­ну­лось на довольно дли­тель­ное время и к теме нашего раз­го­вора не отно­сится. Упо­мяну только один эпи­зод. Когда Боря уже дозрел до того, что стал спо­со­бен пока­зы­вать сценки в кук­лах и освоил неко­то­рые игры по пра­ви­лам, мы начали поти­хоньку раз­ви­вать в нем сочув­ствие и состра­да­тель­ность (как известно, именно эти выс­шие эмо­ции больше всего стра­дают при выше­упо­мя­ну­тых диа­гно­зах), учили его про­яв­лять заботу и неж­ность. Все это, есте­ственно, шло с боль­шим скри­пом и “сопро­тив­ле­нием мате­ри­ала”. Но нако­нец про­изо­шел про­рыв. В один пре­крас­ный день я попро­сила маму поиг­рать дома с Борей в “ком­пли­менты”: она должна была гово­рить сыну что-то при­ят­ное, он в ответ — тоже. “Пусть на пер­вом этапе сын хотя бы повто­ряет что-то за Вами”, — ска­зала я.

Но ему и повто­рять было трудно. Маме при­хо­ди­лось долго его ула­мы­вать, награж­дать и т.п. Потом он при­вык, и игра ему понра­ви­лась. А через какое-то время, прямо на заня­тии Боря вдруг бро­сился маме на шею, поце­ло­вал и вос­клик­нул: “Мама! Я тебя люблю! Ты доб­рая и красивая!”

А мама запла­кала и ска­зала: ” Я шесть лет нахо­жусь при нем неот­лучно, только им и зани­ма­юсь. Но он нико­гда не про­яв­лял ко мне любви и неж­но­сти. Это самый счаст­ли­вый день моей жизни.”

- Маль­чи­ков важно сыз­маль­ства учить усту­пать маме место, помо­гать ей нести пакеты, откры­вать и дер­жать дверь в подъ­езд, про­пус­кая маму впе­ред, при выходе из авто­буса пода­вать маме руку (мой стар­ший сын делал это уже в 5 лет и довольно спра­ши­вал: “Я кава­лер?”), помо­гать наде­вать пальто (это уже попозже, когда хва­тит росту). Самое луч­шее, конечно, чтобы отцы, деды, крест­ные, стар­шие бра­тья и про­чие род­ствен­ники муже­ска пола слу­жили достой­ным при­ме­ром. А то муж­чины как-то стре­ми­тельно поза­были эти про­стые пра­вила веж­ли­вого муж­ского обхож­де­ния. И, посме­и­ва­ясь над запад­ными феми­нист­ками, счи­та­ю­щими муж­скую галант­ность нару­ше­нием жен­ского рав­но­пра­вия, фак­ти­че­ски подви­гают наше обще­ству к такому же абсурду.

- Папе сле­дует чаще гово­рить при детях своей жене что-то хоро­шее, вме­сте с ними делать для мамы при­ят­ные сюр­призы, дарить подарки. Но интим­ная сто­рона супру­же­ской жизни должна быть от детей закрыта. Цело­муд­рие, пожа­луй, как ничто дру­гое спо­соб­ствует вос­пи­та­нию в детях ува­же­ния к матери и к людям вообще.

- Маме надо больше рас­ска­зы­вать детям о себе, о своем дет­стве, школе, дру­зьях и т.п.

Ведь мать — это целый мир (как, впро­чем, и любой дру­гой чело­век, но для ребенка его мама — чело­век уни­каль­ный). Узна­вая ее вкусы, инте­ресы, уме­ния, ребе­нок обо­га­щает и свой внут­рен­ний мир, раз­ви­ва­ется более интен­сивно и гармонично.

А ведь сей­час мно­гие дети не знают даже про­стей­ших вещей: что любит мама, чем инте­ре­су­ется. А все ли пом­нят, какого цвета у мамы глаза? А когда у нее день рождения?

- Читайте больше хоро­ших сти­хов, ска­зок, легенд, рас­ска­зов и пове­стей, в кото­рых вос­пе­ва­ется мате­рин­ская любовь, обсуж­дайте их с детьми.

В сокро­вищ­нице миро­вой лите­ра­туры и искус­ства накоп­лено мно­же­ство талант­ли­вых про­из­ве­де­ний, помо­га­ю­щих сфор­ми­ро­вать у ребенка иде­аль­ный образ матери и то отно­ше­ние к ней, кото­рое испо­кон века счи­та­лось пра­виль­ным и кото­рое сей­час дестурк­тив­ная кон­тр­куль­тура так упорно ста­ра­ется иска­зить. Искус­ство обла­дает огром­ной силой воз­дей­ствия на душу чело­века. Тем более, юного, повы­шенно впе­чат­ли­тель­ного. А то сей­час порой сироты из дет­ских домов знают больше сти­хов о маме, чем дети из бла­го­по­луч­ных семей, поскольку роди­тели недо­оце­ни­вают важ­ность таких вос­пи­та­тель­ных моментов.

- И, нако­нец (хотя на самом деле это должно быть в начале списка, но мне хоте­лось это особо выде­лить, а по зако­нам вос­при­я­тия тек­ста лучше запо­ми­на­ется то, что стоит в конце), надо очень поста­раться, чтобы дети узнали и полю­били свя­тых мате­рей. А для этого чаще ходить в храм, молиться перед их ико­нами, читать их жития. Тогда у совре­мен­ных мам, кото­рым, как и всем дру­гим мамам, когда-либо жив­шим на свете, хочется, чтобы дети их любили и ува­жали, появятся муд­рей­шие настав­ницы и силь­ней­шие союзницы.

Татьяна Шишова, психолог

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

2 комментария

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки