О концепции православной педагогики и ее основополагающих принципах — прот. Александр Зелененко

О концепции православной педагогики и ее основополагающих принципах — прот. Александр Зелененко

(3 голоса5.0 из 5)

В насто­я­щее время назрела необ­хо­ди­мость созда­ния целост­ной кон­цеп­ции пра­во­слав­ной педа­го­гики, миро­воз­зрен­че­ски осно­ван­ной на веро­уче­нии Пра­во­слав­ной Церкви, под­дер­жи­ва­ю­щей духовно-нрав­ствен­ные, куль­турно-исто­ри­че­ские, наци­о­нально-пат­ри­о­ти­че­ские тра­ди­ции и отве­ча­ю­щей совре­мен­ным тре­бо­ва­ниям пси­хо­лого-педа­го­ги­че­ской науки.

Сущ­ность педа­го­гики – душе­спа­си­тель­ное попе­че­ние и слу­же­ние больших мень­шим. Прежде всего обра­тимся к пони­ма­нию сущ­но­сти, назна­че­ния и цели  педа­го­гики в хри­сти­ан­ском осмыс­ле­нии, её глав­ных отли­чи­тель­ных осо­бен­но­стей и кате­го­рий. В древ­не­гре­че­ском педа­го­гом име­но­вали раба, при­во­дя­щего сына сво­его гос­по­дина в школу к учи­телю. Ново­за­вет­ное пони­ма­ние, опи­ра­ясь на этот смыс­ло­вой сим­вол, под рабом Гос­по­дина пони­мает веру­ю­щего в Гос­пода педа­гога. Шко­лой жизни явля­ется Цер­ковь, а тем таин­ствен­ным Учи­те­лем – сам Хри­стос, кото­рый Себя при­знаёт и име­нует Учи­те­лем всех учителей:

а) «Вы назы­ва­ете Меня Учи­те­лем и Гос­по­дом…» (Ин.13:13);

б) «…не мно­гие делай­тесь учи­те­лями, ибо один у вас Учи­тель, Христос».

Назна­че­ние педа­го­гики – содей­ствие, раз­ви­тие и рас­кры­тие бого­да­ро­ван­ного в лич­но­сти в период её становления.

Направ­лен­ность педа­го­гики – дето­вож­де­ние ко Хри­сту и во Хри­сте через веру и Цер­ковь.

Цель пра­во­слав­ной педа­го­гики – при­бли­зить (вплоть до бого­еди­не­ния) детей к Богу, посред­ством воцер­ко­в­ле­ния, ибо, по сло­вам свя­ти­теля Фео­фана Затвор­ника «с Гос­по­дом тот, кто с Цер­ко­вью», т. к. Цер­ковь и Бог едины, как бого­че­ло­ве­че­ский орга­низм, где Гла­вой явля­ется Сам Хри­стос, а телом – все живу­щие во Хри­сте. Связь именно такова, как лозы и вет­вей, головы и тела.

Живу­щие и совер­шен­ству­ю­щи­еся в бого­че­ло­ве­че­ском теле Церкви – её члены (чада) имеют свои осо­бые этапы духов­ного роста (совер­шен­ство­ва­ния) вплоть до обо­же­ния или свя­то­сти. Т. е. педа­го­ги­че­ское (учи­тельно-про­све­ти­тель­ное) дело и слу­же­ние Церкви есть лишь доля из форм Её мно­го­гран­ного слу­же­ния в мире посред­ством цер­ков­ных педа­го­гов, кото­рые при­званы воцер­ков­лять (через вос­пи­та­ние, обу­че­ние, про­све­ще­ние, обра­зо­ва­ние) детей, роди­те­лей и кол­лег по работе. Она, эта сте­пень и мера при­во­ди­мых под более опыт­ное и глу­бо­кое води­тель­ство, руко­вод­ство пастырское.

Исход­ными кате­го­ри­ями пра­во­слав­ной педа­го­гики явля­ются поня­тия глав­ного ее пред­мета и цели. Между этими кате­го­ри­ями и выстра­и­ва­ется тра­ек­то­рия всего педа­го­ги­че­ского процесса.

Глав­ным пред­ме­том пра­во­слав­ной педа­го­гики явля­ется чело­век (ребе­нок) – раз­ви­ва­ю­ща­яся бого­по­доб­ная лич­ность с при­су­щими ей пси­хо­воз­раст­ными, поло­выми и наслед­ствен­ными осо­бен­но­стями. Согласно пра­во­слав­ной дог­ма­тике назна­че­ние чело­века не огра­ни­чи­ва­ется одной зем­ной жиз­нью, а про­сти­ра­ется в веч­ность. Поэтому зем­ная жизнь хри­сти­а­нина по слову свт.Игна­тия (Брян­ча­ни­нова) должна быть шко­лой при­го­тов­ле­ния к жизни вечной.

Глав­ным пре­пят­ствием на пути к этому во всех людях явля­ются послед­ствия пер­во­род­ного греха, внес­шего рас­строй­ство в их при­роду, как духов­ную, так и телес­ную. Грех вызвал в них пороч­ные склон­но­сти, уда­лил их от Бога и навлек на них Божий гнев, осуж­де­ние, болезни и смерть.

По слову св. Гри­го­рия Сина­ита: «Если мы не уве­даем, какими нас создал Бог, то не познаем и того, какими нас создал грех» [1].  Иска­зив в людях образ Божий грех не уни­что­жил его (см.: Быт.9:6),и духов­ная при­рода чело­века все-таки оста­лась вос­при­им­чи­вой к добру и помощи Божией (Рим.1:19), сохра­нила стрем­ле­ние к истине и сво­боду воли. Тем не менее, сво­ими силами чело­век не спо­со­бен пре­одо­леть гре­хов­ную повре­жден­ность своей при­роды. Именно поэтому для спа­се­ния чело­века Богом к жизни веч­ной были нужны: Бого­во­пло­ще­ние (Ин.1:14), Крест­ная смерть (Ин.19:30), Вос­кре­се­ние Сына Божия (Лк.24:6), созда­ние на земле Церкви Хри­сто­вой (Мф.16:18; Дн.2:47) как осо­бого места преду­го­тов­ле­ния души чело­века и устра­не­ния пре­пят­ствий на пути к жизни вечной.

О цели хри­сти­ан­ского вос­пи­та­ния кратко и ясно писал в XIX веке архиеп.Евсевий: «Вос­пи­та­ние для земли и вос­пи­та­ние для неба нераз­дельно между собою…», как дву­еди­ная цель пра­во­слав­ной педа­го­гики. «Как член граж­дан­ского обще­ства чело­век дол­жен воз­рас­тать для круга обще­ствен­ной дея­тель­но­сти, к кото­рой Бог при­зы­вает его; а как пред­на­зна­чен­ный к небес­ной жизни, он дол­жен созреть ко дню жатвы и при­не­сти неувя­да­е­мые плоды… Глав­ного и послед­него нашего назна­че­ния мы можем достиг­нуть только вер­ным испол­не­нием  Еван­гель­ской правды, повсе­днев­ных наших обя­зан­но­стей в насто­я­щей жизни по мере даро­ван­ных нам сил» (Дем­ков М.И. Рус­ская педа­го­гика в глав­ней­ших ее пред­ста­ви­те­лях. М.,1898 с.178)

В основе пра­во­слав­ной педа­го­гики лежит пони­ма­ние того, что вне Церкви и цер­ков­ной жизни достичь основ­ной цели вос­пи­та­ния и жизни невоз­можно. Дости­же­ние основ­ной цели вос­пи­та­ния не может быть реа­ли­зо­вано только внеш­ними, фор­маль­ными спо­со­бами, это есть путь не вла­сти Церкви над чело­ве­ком, но жизни чело­века, про­ник­ну­той духом Церкви, духом Пра­во­сла­вия, ибо воцер­ко­в­ле­ние и озна­чает оду­хо­тво­ре­ние или обла­го­дат­ство­ва­ние и пре­об­ра­же­ние жизни и лич­но­сти силою Свя­таго Духа.

Глав­ный смысл и задача пра­во­слав­ной педа­го­гики, по выска­зы­ва­ниям прот. Васи­лия Зень­ков­ского, состоит в том, чтобы при­бли­зить под­рас­та­ю­щее поко­ле­ние к Богу, обу­чить под­лин­ной жизни во Хри­сте, помочь в осво­бож­де­нии от вла­сти греха, через бла­го­дат­ное вос­пол­не­ние дарами Церкви, и содей­ство­вать рас­кры­тию и оду­хо­тво­ре­нию образа Божия в них.

Во всех своих осно­во­по­ло­же­ниях и прин­ци­пах пра­во­слав­ная педа­го­гика, как педа­го­гика воцер­ко­в­лен­ная. опи­ра­ется тео­ре­ти­че­ски на слово Божие и уче­ние Церкви, а прак­ти­че­ски на живую Лич­ность Бого­че­ло­века Хри­ста, осу­ще­ствив­шего на Себе идеал чело­века, и на опыт бес­чис­лен­ного мно­же­ства хри­стиан, достиг­ших увра­че­ва­ния своей повре­жден­ной при­роды и пока­зав­ших высо­чай­шие образцы хри­сти­ан­ской жизни вплоть до святости.

Итак, осно­вы­ва­ясь, прежде всего, на Еван­гель­ской запо­веди Спа­си­теля о любви (Мф.22:37–40; Мк.12:30–31), уче­нии Церкви о чело­веке и его спа­се­нии, а также пра­во­слав­ном осмыс­ле­нии педа­го­ги­че­ского про­цесса как Бого­че­ло­ве­че­ского и цело­жиз­нен­ного, можно выде­лить целый ряд осно­во­по­ла­га­ю­щих прин­ци­пов пра­во­слав­ной педа­го­гики. Педа­го­ги­че­ский прин­цип подо­бен канону (по опре­де­ле­нию Пол­ного цер­ковно-сла­вян­ского сло­варя свя­щен­ника Гр. Дья­ченко, канон есть «пра­вило, кото­рое Цер­ковь поста­нов­ляет в отно­ше­нии веры и нрав­ствен­но­сти или цер­ков­ного бла­го­чи­ния для обя­за­тель­ного выпол­не­ния со сто­роны веру­ю­щих хри­стиан»), есть норма того, как вопло­щать неиз­мен­ные истины педа­го­ги­че­ского искус­ства в изме­ня­ю­щихся усло­виях исто­рии. Он явля­ется идейно-сущ­ност­ным ядром педа­го­ги­че­ских истин. Назо­вем основ­ные педа­го­ги­че­ские принципы:

а) прин­цип хри­сто­цен­трич­но­сти (опре­де­ля­ю­щий отно­ше­ние к Богу);

б) прин­цип эккле­зио­цен­трич­но­сти (опре­де­ля­ю­щий отно­ше­ние к Церкви);

в) прин­цип педо­цен­трич­но­сти (опре­де­ля­ю­щий отно­ше­ние к ребенку);

г) прин­цип нрав­ственно-педа­го­ги­че­ского вза­и­мо­един­ства (опре­де­ля­ю­щий отно­ше­ние вос­пи­та­те­лей и вос­пи­ту­е­мых к Богу, Церкви, друг  другу, Оте­че­ству, куль­туре и миру);

д) прин­цип нрав­ственно-педа­го­ги­че­ского аске­тизма (опре­де­ля­ю­щий отно­ше­ние педа­гога к себе и к своей про­фес­си­о­наль­ной деятельности).

Вся наша хри­сти­ан­ская жизнь, по слову Спа­си­теля, должна быть осно­вана на Еван­гель­ской вере (Мк.1:15) и нрав­ствен­но­сти (Лк.10:27; Мк.12:31), про­те­кать в лоне Матери-Церкви (Мф.18:17), в после­до­ва­нии Гос­поду (Ин.13:15). Подоб­ным обра­зом и всё педа­го­ги­че­ское дело, будучи орга­ни­че­ски неотъ­ем­ле­мой частью жизни, должно иметь тот же дух, смысл и устрем­лён­ность. Поэтому пра­во­слав­ная педа­го­гика, осно­вы­ва­ясь на пра­во­слав­ной вере, — рели­ги­озна; руко­вод­ству­ясь ко всем и во всём Еван­гель­ским духом любви, — нрав­ственна; стре­мясь к собор­ному един­ству всех и каж­дого во Хри­сте, посред­ством Церкви, — цер­ковна.

Глав­ным нача­лом хри­сти­ан­ской жизни, ее нрав­ствен­но­сти и педа­го­гики явля­ется любовь, без кото­рой, по апо­столу Павлу, все тщетно, напрасно и бес­цельно: «Если … не имею любви, то я ничто» (1Кор.13:2). Как в Вет­хом, так и в Новом Завете она явля­ется выс­шим мери­лом чело­ве­че­ских отно­ше­ний к Богу, ближ­ним и себе. Поэтому в осно­ва­нии пра­во­слав­ной педа­го­гики и ее прин­ци­пов лежит Еван­гель­ский образ отно­ше­ний любви. Ибо «лич­ность спо­собна ста­но­виться «сама собой», «нахо­дить себя» лишь в живом и дей­ствен­ном вза­и­мо­об­ще­нии с людьми, с миром цен­но­стей, с Богом». От каче­ства отно­ше­ний между людьми, колеб­лю­щихся от любви до нена­ви­сти, во мно­гом зави­сит педа­го­ги­че­ский успех, наша жизнь и ее конеч­ный резуль­тат. Именно к такой любви, кото­рая есть «сово­куп­ность совер­шенств» (Кол.3:14),  дол­жен стре­миться пра­во­слав­ный педа­гог, и такой должна быть вся правда наших отно­ше­ний к Богу, ближ­ним и к самим себе.

Три цен­траль­ных, осно­во­по­ла­га­ю­щих прин­ципа педа­го­гики выде­лял в свое время и проф. прот. Васи­лий Зень­ков­ский. «Его педа­го­ги­че­ская система постро­ена на хри­сто­цен­трич­ном пра­во­слав­ном бого­сло­вии, явля­етсяантро­по­цен­трич­ной в опре­де­ле­нии целей и задач вос­пи­та­ния иэккле­зио­ло­гич­ной в пони­ма­нии средств для дости­же­нии этих целей (через пони­ма­ние Церкви как «бла­го­дат­ного орга­низма», в кото­ром пре­об­ра­жа­ется чело­ве­че­ская при­рода и дости­га­ется спасение)».

Исходя из этого, аксио­ло­ги­че­ски оправ­дан­ным будет сле­ду­ю­щее иерар­хи­че­ское постро­е­ние прин­ци­пов: хри­сто­цен­трич­ность,эккле­зио­цен­трич­ность и педо­цен­трич­ность, соот­но­ся­щихся как Бого­че­ло­век, бого­че­ло­ве­че­ство и бого­по­доб­ная личность.

а) О христоцентричности

Хри­сто­цен­трич­ность явля­ется осно­во­по­ла­га­ю­щим пер­во­прин­ци­пом всей пра­во­слав­ной педа­го­гики, ибо Хри­стос есть ее глав­ный центр, осно­ва­ние, идеал и цель.

Гос­подь наш Иисус Хри­стос, как Спа­си­тель людей, есть центр, на Кото­ром зиждется и к Кото­рому все воз­вра­ща­ется в нашей жиэни. На Нём, как на незыб­ле­мом камне, стоит наша вера и Цер­ковь, пони­ма­ние дог­ма­ти­че­ских истин и нрав­ствен­ных начал жизни. Потому и ска­зал Он: …без Меня не можете делать ничего… Я есть путь, истина и жизнь; никто не при­хо­дит к Отцу, как только через Меня (Ин.14:6). Он открыл в Своём Лице сре­до­то­чие бес­пре­дель­ного соеди­не­ния Бога с чело­ве­ком, и вме­сте с тем Он дал в Своём Лице опору для всего после­ду­ю­щего про­цесса воз­рас­та­ния в меру Боже­ствен­ного совер­шен­ства до тех пор, пока, по слову Апо­стола, не будет «Бог все во всем» (1Кор.15:28).

Гос­подь слу­жит иде­а­лом для вос­пи­та­ния раз­ви­ва­ю­ще­гося чело­века. О дет­стве Его в Еван­ге­лии ска­зано мало, но ёмко: «Мла­де­нец же воз­рас­тал и укреп­лялся духом, испол­нялся пре­муд­ро­сти; и бла­го­дать Божия была на Нём» (Лк.2:40). Отрок «Иисус пре­успе­вал в пре­муд­ро­сти и воз­расте и в любви у Бога и чело­ве­ков» (Лк.2:52).

Своим дет­ством Спа­си­тель освя­тил важ­ней­шие инсти­туты вос­пи­та­ния. Сми­рен­но­муд­рен­ным послу­ша­нием роди­те­лям (Лк.2:51) Он при­знал покор­ность сынов­ней любви и власть роди­те­лей над чадами. Посе­ще­нием храма (Лк.2:41–46) – явил вос­пи­та­тель­ную роль хра­мо­вого дей­ства. Пре­бы­ва­нием между учи­те­лями (Лк.2:46) – почтил науку. Сна­чала выслу­ши­вая, потом вопро­шая, – ука­зал путь, по кото­рому может идти усво­е­ние вся­кой Истины (Лк.2:46–47).

Тер­мин «хри­сто­цен­трич­ность» чаще всего упо­треб­ля­ется в бого­сло­вии, фило­со­фии, исто­рии, аске­тике, а в послед­нее время и в тру­дах пра­во­слав­ных педа­го­гов. Именно при хри­сто­цен­трич­ном под­ходе, когда за основу берется Бого­во­пло­ще­ние и Еван­гель­ское бла­го­ве­стие о Хри­сте в духе веро­уче­ния Пра­во­слав­ной Церкви, обре­та­ется истин­ное пони­ма­ние бого­сло­вия, исто­рии, фило­со­фии, аске­тики и педагогики.

В нас должны быть те же чув­ство­ва­ния (Фил.2:2,5), мысли (1Кор.2:16) и воля (Ин.15:4, 6:10), что и во Хри­сте Иисусе. Об этом убе­ди­тельно гово­рит серб­ский свя­той нашего века, пре­по­доб­ный Иустин (Попо­вич): «Если мысли чело­века обо всем в жизни не пере­хо­дят в мысли о Хри­сте, они обя­за­тельно пре­вра­тятся в бес­смыс­лен­ное и само­убий­ствен­ное муче­ние». Свя­той апо­стол Павел, говоря о непре­стан­ной молитве (1Сол.5:17), также напо­ми­нает нам о необ­хо­ди­мо­сти посто­ян­ной обра­щен­но­сти нашего ума и сердца к Богу.

Итак, хри­сто­цен­трич­ность — глав­ный, осно­во­по­ла­га­ю­щий (1Кор.3:11), уни­вер­саль­ный (Кол.1:16–20) смысло- и целе­об­ра­зу­ю­щий прин­цип, тре­бу­ю­щий от  нас соот­но­ситься в жизни, в педа­го­гике и во всем (Ин.5:19) с Гос­по­дом нашим Иису­сом Хри­стом — непре­лож­ной Исти­ной, выс­шим Авто­ри­те­том, Иде­а­лом и Путем (Ин.14:6), Источ­ни­ком Пре­муд­ро­сти, веде­ния (Кол.2:3)  и бла­го­дати (Ин.1:16), дабы, веруя в Него, все тво­рить во имя и во славу Его (Ин.20:31).

Без этого пре­рво­прин­ципа педа­го­гика будет как без головы и без истин­ного осно­ва­ния; без образа и без духа истины, без любви, порож­дая дет­ский и педа­го­ги­че­ский эго­цен­тризм. Как в своё время писал К.Д. Ушин­ский: «Педа­го­гика без Хри­ста (и хри­сти­ан­ства) дело немыс­ли­мое, — без осно­ва­ний позади и без пер­спек­тив впереди».

б) О экклезиоцентричности

С Гос­по­дом тот, кто с Цер­ко­вью. Будьте так, не суе­мудр­ствуя, и будете на спа­сен­ном пути.

Св. Фео­фан Затворник

Глав­ный смысл и задача пра­во­слав­ной педа­го­гики – при­бли­зить под­рас­та­ю­щее поко­ле­ние к Богу, обу­чить под­лин­ной жизни во Хри­сте в лоне Церкви. Поэтому для всех пра­во­слав­ных педа­го­гов должно быть ясным поня­тие о Церкви, о ее исто­ри­че­ском бытии, о ее зем­ном назна­че­нии, высо­кой зна­чи­мо­сти в педа­го­ги­че­ском деле и Боже­ствен­ном домо­стро­и­тель­стве нашего спасения.

Истин­ной хри­сто­цен­трич­но­сти можно достичь только живя в Бого­че­ло­ве­че­ском Теле Церкви — эккле­зио­цен­трично.

На каж­дого члена Церкви без­условно воз­ла­га­ется долг — узна­вать свою веру, воцер­ков­ляться в отно­ше­нии уче­ния цер­ков­ного и стре­миться к дости­же­нию совер­шен­ства дарами и сред­ствами Церкви и всем своим жиз­нен­ным подви­гом. Источ­ни­ком науче­ния, для всех доступ­ным и рав­но­не­об­хо­ди­мым, слу­жит бого­жи­тие, обре­та­е­мое лишь через усво­е­ние цер­ков­ного веро­уче­ния, уча­стие в бого­слу­же­ниях и таин­ствах, и во всем строе и укладе цер­ков­ной жизни.

«Глу­бина веде­ния Церкви заве­домо пре­вы­шает силы отдель­ного чело­века, как бы он ни был ода­рен. Но он дол­жен про­ве­рять себя по Церкви, учиться у Церкви, вопро­шать Цер­ковь, искать в ней, а не в себе самом истины. Для него цер­ков­ность есть кри­те­рий истин­но­сти его мне­ний, у него не должно быть дру­гой заботы или дру­гого жела­ния, как быть цер­ков­ным, нахо­диться во внут­рен­нем согла­сии с Цер­ко­вью, и вся­кое само­чи­ние, свое­мыс­лие должны быть ему чужды». Однако такое послу­ша­ние Церкви не есть внеш­нее, пас­сив­ное, но внут­рен­нее, твор­че­ское, — послу­ша­ние не раба, но сына, не страха ради, но любви. У любя­щего нет боль­шей заботы, как быть в согла­сии с люби­мым. У сына же — быть в еди­не­нии с Небес­ным Отцом и Мате­рью-Цер­ко­вью.  Но это еди­не­ние тогда только полно и воз­можно, когда оно явля­ется искрен­ним и сво­бод­ным. Высоко ценил (и нами должно быть ценимо) такое свой­ство, как един­ство в людях свя­щен­ный архи­епи­скоп Илла­рион Тро­иц­кий. Это свой­ство, дару­е­мое Гос­по­дом и обре­та­е­мое лишь через Цер­ковь, о чём он пишет в работе «Три­един­ство Боже­ства и един­ство чело­ве­че­ства». Ведь любовь, запо­ве­дан­ная нам Гос­по­дом, и един­ство – это свой­ства нераз­дель­ные, так же как мир и един­ство, сво­бода и един­ство. Поэтому эта­ло­ном сво­бод­ного миро­лю­би­вого един­ства всех и каж­дого во Хри­сте явля­ется Еди­ная Свя­тая Собор­ная и Апо­столь­ская Цер­ковь. И потому тру­диться, жить и слу­жить на благо этого един­ства Церкви, по слову архи­епи­скопа Илла­ри­она, — самое важ­ное на земле дело: «Вся­кая дея­тель­ность в основе своей имеет даро­ва­ние Духа, а по сво­ему обна­ру­же­нию и по целям она должна быть цер­ков­ным слу­же­нием… Не ради нас даны нам силы душев­ные, а ради Церкви, и не себе должны мы уго­ждать своей дея­тель­но­стью, а Церкви… Цер­ков­ное послу­ша­ние беру на себя и я, вос­ходя на эту кафедру. Ведь только Цер­ковь даёт смысл и цену зем­ному бытию; только слу­же­ние Церкви, по моему веро­ва­нию и убеж­де­нию, даёт смысл и цену нашей зем­ной дея­тель­но­сти… Если не слу­жить Церкви – нет ника­кого смысла и неза­чем жить на Божьем свете». Науч­ная дея­тель­ность не исклю­ча­ется из такого все­це­лого слу­же­ния, ибо «наука стре­мится к позна­нию истины», а «Цер­ковь как сокро­вищ­ница истины может и должна быть руко­во­ди­тель­ным авто­ри­те­том для вся­кого ищу­щего истины».

Для того же, кто при­знает живу­щим в Церкви Духа Божия, про­тив­ле­ние Церкви есть про­тив­ле­ние Духу Свя­тому и жела­ние солгать Ему (Деян.5:3).

«Мыс­лить обо всем «во Хри­сте» или Хри­стом — вот глав­ные запо­веди для каж­дого хри­сти­а­нина, вот наш кате­го­ри­че­ский хри­сти­ан­ский импе­ра­тив тео­рии позна­ния». «Раз­мыш­ляя Хри­сто­вым умом, собор­ным умом Церкви, хри­сти­ане могут иметь «одни мысли», одни чув­ства, «иметь одну любовь», быть одной душой и одним серд­цем, «еди­но­душ­ными и еди­но­мыс­лен­ными» (Флп.2:2; 3:16; 4:2; Рим.15:5; 1Кор.1:10). Именно в Церкви про­ис­хо­дит неиз­мен­ное еди­не­ние чело­века со Хри­стом, в Кото­ром источ­ник бла­го­дат­ной силы, поз­во­ля­ю­щей при­не­сти плод в духов­ной жизни и во вся­ком деле. «Как ветвь не может при­но­сить плода сама собою, если не будет на лозе, так и вы, если не будете во Мне» (Ин.15:4).

Наи­выс­шим пло­дом духов­ной жизни явля­ется свя­тость, после­до­ва­тельно вести к кото­рой и при­звано все дело пра­во­слав­ной педа­го­гики и жизни. Свя­тость, будучи свой­ством Бога и Церкви, обре­та­ема пра­во­слав­ными хри­сти­а­нами «не от самих себя, но все­гда только от Церкви, не от людей, но от Хри­ста Гос­пода, нераз­рывно соеди­нен­ного с Нею, как Глава с Телом. И нет иной свя­то­сти, кроме цер­ков­ной. Все добро, вся свя­тость, какая есть во все­лен­ной, где бы она ни нахо­ди­лась, нераз­дельно при­над­ле­жит Церкви». И потому вто­рым цен­тром обра­щен­но­сти хри­сти­ан­ской жизни и пра­во­слав­ной педа­го­гики явля­ется Цер­ковь. Из этого поло­же­ния можно выве­сти прин­ципэккле­зио­цен­трич­но­сти, кото­рый так же нераз­де­лен с хри­сто­цен­трич­но­стью,как Хри­стос и Его Цер­ковь, как тело и его члены (1Кор.12:27), лоза и ветви (см.: Ин.15:5), муж и жена (см.: Еф.5:23), а в педа­го­ги­че­ском смысле, как учи­тель, учи­лище и ученики.

Итак, эккле­зио­цен­трич­ность — это вто­рой осно­во­по­ла­га­ю­щий и вза­и­мо­еди­ный с хри­сто­цен­трич­но­стью прин­цип пра­во­слав­ной педа­го­гики, рас­кры­ва­ю­щий пол­ноту жизни во Хри­сте через необ­хо­ди­мость руко­вод­ство­ваться созна­нием, уче­нием и опы­том Пра­во­слав­ной Церкви.

в) О педоцентричности

Смот­рите, не пре­зи­райте ни одного из малых сих; ибо говорю вам, что Ангелы их на небе­сах все­гда видят лице Отца Моего Небес­ного. (Мф.18:10)

В цен­тре педа­го­ги­че­ского про­цесса стоит ребе­нок — раз­ви­ва­ю­ща­яся лич­ность, несу­щая в себе образ Божий, при­зван­ная  достиг­нуть бого­по­до­бия и уна­сле­до­вать Цар­ствие Небес­ное. «От вос­пи­та­ния наших детей зави­сит наша буду­щая жизнь, оправ­да­ние или осуж­де­ние перед Богом, а потому нера­де­ние о них есть вели­чай­шее зло» (свт. Иоанн Зла­то­уст). Каж­дый ребе­нок — Божий дар и Божие досто­я­ние, потому и вос­пи­тан он дол­жен быть по Богу, в законе Гос­подне, во славу Его. Сам Гос­подь при­зы­вает нас к этому: «…пустите детей и не пре­пят­ствуйте им при­хо­дить ко Мне, ибо тако­вых есть Цар­ство Небес­ное»  (Мф.19:14). Из этих слов Гос­пода видно, как часто взрос­лые ста­но­вятся пре­пят­ствием на пути детей к Богу, и мешает в этом, прежде всего, педа­го­ги­че­ский эго­цен­тризм, авто­ри­та­ризм, волюн­та­ризм и дру­гие формы «без­дет­ной педа­го­гики», где в цен­тре педа­го­ги­че­ского про­цесса не дитя, не Гос­подь, а не кто дру­гой, как слы­ша­щий себя и утвер­жда­ю­щийся перед детьми учи­тель (педа­гог). Вот чего важно избегать.

Поэтому в ответ на вопрос Апо­сто­лов, кто из них будет больше в Цар­стве Небес­ном, Он гово­рит: «…кто ума­лится, как это дитя, тот и больше в Цар­стве Небес­ном» (Мф.18:4). Потому и зна­чимы в духов­ной жизни каче­ства дет­ско­сти – чистота, про­стота, незло­бие, искренность.

В отно­ше­нии детей Хри­стос тре­бует любви, ува­же­ния и при­зна­ния их лич­ного досто­ин­ства (см. Мк.10:16; 18:4, 10; Мк.9:42). Гос­подь убла­жает детей за про­стоту, искрен­ность и сми­ре­ние, — в чём и должны упо­до­биться им взрос­лые. Однако совер­шен­ство дет­ской души явля­ется неосо­знан­ным и неутвер­ждён­ным, поэтому дети при­званы созна­тельно утвер­диться в добре.

Отно­ше­ние Гос­пода к детям явля­ется образ­цом для хри­стиан – роди­те­лей и учи­те­лей. Обра­зец для нас — любовь отца и его все­про­ще­ние в притче о блуд­ном сыне (Лк. 15), сим­во­ли­зи­ру­ю­щие любовь Небес­ного Отца к чело­ве­че­скому роду. Вме­сте с тем Хри­стос осте­ре­гает роди­те­лей и детей от лож­ной любви, кото­рая ради чело­века забы­вает о выс­шей любви и дости­же­нии спа­се­ния (см. Мф.10:37).

Высо­кое назна­че­ние чело­века — жить по образу Божию и дости­гать упо­доб­ле­ния Богу хри­сто­под­ра­жа­тель­ной жиз­нью. Цель зем­ной жизни чело­века — при­ня­тие дара жизни веч­ной в Сыне Божием: «…Яду­щий Мою Плоть и пию­щий Мою Кровь имеет жизнь веч­ную… пре­бы­вает во Мне, и Я в нем…» (Ин.6:54,56). Об этом заме­ча­тельно пишет свя­ти­тель Фео­фан Затвор­ник: «Послед­няя цель чело­века — в Боге, в обще­нии или живом союзе с Богом». Это бого­об­ще­ние начи­на­ется здесь на земле и про­дол­жа­ется в вечности.

Глав­ным пре­пят­ствием в дости­же­нии этой цели явля­ется повре­жде­ние образа Божия в чело­веке, вызван­ное гре­хо­па­де­нием. В пер­во­род­ном грехе про­изо­шло раз­дво­е­ние и рас­строй­ство в при­роде чело­века, но он не утра­тил стрем­лени к бого­об­ще­нию. Образ Божий в чело­веке повре­жден, но не уни­что­жен. Вот как рас­кры­вает эту мысль в педа­го­ги­че­ском аспекте про­то­пре­сви­тер Васи­лий Зень­ков­ский: «Эта без­гра­нич­ная вера в чело­века, это чув­ство, что ничто не может окон­ча­тельно зачерк­нуть образ Божий в чело­веке, это твер­дое испо­ве­да­ние того, что никому нико­гда не рас­тра­тить того сокро­вища, кото­рое заклю­чил Гос­подь в душу нашу». И вме­сте с тем это есть та самая надежда, о кото­рой писал свои бого­дух­но­вен­ные слова апо­стол Павел, что она «для души есть как бы якорь без­опас­ный и креп­кий и вхо­дит во внут­рен­ней­шее за завесу» (Евр. 6:19). Вера в чело­века поис­тине вхо­дит внутрь чело­века за ту  завесу, кото­рая соткана его тьмой и гре­хом, «куда пред­те­чею за нас вошел Иисус» (Евр.6:20),  и там она видит нерас­тра­чен­ные силы, дан­ные Богом каж­дому, — и от этого виде­ния пита­ется и живет и любовь к чело­веку, и свет­лый взгляд на него. «Это есть глав­ная правда, глав­ное откро­ве­ние о чело­веке, как его знает пра­во­слав­ное созна­ние. Поскольку зрим мы чело­века «в свете Хри­сто­вом», — за его недо­стат­ками, гре­хами, за его огра­ни­чен­но­стью и сла­бо­стью откры­ва­ется основ­ная правда о чело­веке, кото­рую нужно все­гда дер­жать в созна­нии», чтобы хри­сто­цен­трично пони­мать чело­века. Чело­век нуж­да­ется в исце­ле­нии, пре­об­ра­же­нии своей при­роды, ее обожении.

Помочь чело­веку на этом пути при­звано все педа­го­ги­че­ское дело. Вот как гово­рит об этом свя­ти­тель Гри­го­рий Бого­слов: цель свя­щен­ника (и вся­кого вос­пи­та­теля) состоит в том, чтобы  «образ Божий, пре­бы­ва­ю­щий в чело­веке, — соблю­сти, или упа­да­ю­щий под­дер­жать, или раз­ру­шен­ный воз­об­но­вить, и Хри­ста через Свя­того Духа водво­рить в сердце».

В детях сия­ние образа Божия еще не закрыто, как у взрос­лых людей, потому и нельзя войти в Цар­ствие Божие, не став как дети (Мф.18:3), «если  не добе­ремся до той глу­бины, в кото­рой люди близки детям».

Таким обра­зом,  педо­цен­трич­ность — это тре­тий осно­во­по­ла­га­ю­щий прин­цип пра­во­слав­ной педа­го­гики, ста­вя­щий бого­по­доб­ную раз­ви­ва­ю­щу­юся лич­ность ребенка в центр нашего педа­го­ги­че­ского дела для обре­те­ния под­лин­ной жизни в Боге под руко­вод­ством Церкви и педа­го­ги­че­ского мастерства.

Итак, три цен­тра – это три еди­ных, вза­и­мо­свя­зан­ных уровня обра­щён­но­сти и посвя­щён­но­сти в педа­го­ги­че­ском про­цессе, но раз­ли­ча­ю­щихся цен­ностно, по сво­ему досто­ин­ству, а сле­до­ва­тельно иерар­хично, и соот­но­ся­щихся между собой, как Дух (Бого­че­ло­век), Душа (Цер­ковь – душа мира и хри­сти­ан­ской педа­го­гики) и Тело (ребё­нок). Или:

· Бого­че­ло­веку – Гос­поду Иисусу Хри­сту соот­вет­ствует хри­сто­цен­трич­ность как первопринцип.

· Бого­че­ло­ве­че­ству – Церкви – Телу Хри­стову соот­вет­ствует эккле­зио­цен­трич­ность как при­мы­ка­ю­щий и еди­ный с хри­сто­цен­трич­но­стью принцип.

· Бого­по­доб­ной  раз­ви­ва­ю­щейся лич­но­сти – т.е. ребёнку (дитяти) –педо­цен­трич­ность.

Отсут­ствие, неучи­ты­ва­ние или пре­не­бре­же­ние этими цен­траль­ными прин­ци­пами в педа­го­гике, как пра­вило, даст пере­кос, иска­же­ние и отри­ца­тель­ный резуль­тат. Например:

1) Там, где не будет хри­сто­цен­трич­но­сти, т. е. обра­щён­но­сти, соот­не­се­ния и ори­ен­та­ции на Хри­ста как вели­чай­ший жиз­нен­ный и педа­го­ги­че­ский идеал, все­со­вер­шен­ную лич­ность, — там, как пра­вило, будет эго­цен­тризм, нехри­сти­ан­ские настро­е­ния и анти­хри­сти­ан­ский образ жизни.

2) Где не будет эккле­зио­цен­трич­но­сти, здра­вой пра­во­слав­ной цер­ков­но­сти, обра­щён­но­сти и при­част­но­сти к Церкви, её опыту, дарам и бла­го­дат­ным сред­ствам – резуль­та­том будет рас­су­доч­ный интел­лек­ту­а­лизм, край­ний инди­ви­ду­а­лизм, ере­тизм, сек­тан­ство или пол­ное веро­от­ступ­ни­че­ство. Враж­деб­ное отно­ше­ние ко всему, что свя­зано с Церковью.

3) Где не будет Еван­гель­ского отно­ше­ния и любви к ребёнку как образу Божьему – при­зван­ному быть чле­ном Церкви и наслед­ни­ком жизни веч­ной, там будет авто­ри­та­ризм, жесто­кий педа­го­ги­че­ский риго­ризм, волюн­та­ризм (окрики, заты­ка­ния, подав­ле­ние, «без­дет­ная педа­го­гика») или дру­гие край­но­сти: сплош­ная залас­кан­ность, все­доз­во­лен­ность, без­на­ка­зан­ность – сле­пая «нера­зум­ная любовь».

г) О нрав­ственно-педа­го­ги­че­ском взаимоединстве

…Да будут все едино; как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино… (Ин.17:21)

Педа­го­ги­че­ский про­цесс, начи­на­ясь педа­го­ги­че­ским воз­дей­ствием вос­пи­та­те­лей на вос­пи­ту­е­мых, орга­ни­че­ски пере­хо­дит в их вза­и­мо­дей­ствие, выс­шим резуль­та­том кото­рого должно стать их вза­и­мо­един­ство в духе хри­сти­ан­ской любви и бла­го­че­стия при содей­ствии Боже­ствен­ной бла­го­дати. Педа­го­ги­че­ское воз­дей­ствие должно быть дви­жимо чув­ством любви и помощи; резуль­та­том же вза­и­мо­дей­ствия дол­жен стать душев­ный кон­такт вос­пи­та­те­лей и вос­пи­ту­е­мых, при­во­дя­щий их к  «духовно-эмо­ци­о­наль­ному созву­чию», еди­но­ду­шию, еди­но­мыс­лию — нрав­ственно-педа­го­ги­че­скому вза­и­мо­един­ству. Это вза­и­мо­един­ство будет все более и более воз­мож­ным при усло­вии вза­им­ного воцер­ко­в­ле­ния участ­ни­ков педа­го­ги­че­ского про­цесса, при­умно­же­ния истин­ной любви с воз­рас­та­нием «в Того, Кото­рый есть глава Хри­стос» (Еф.4:15). Вот как об этом молится за Литур­гией Васи­лия Вели­кого священник:

«Нас же всех, от Еди­наго Хлеба и Чаши при­ча­ща­ю­щихся, соедини друг ко другу, во еди­наго Духа Свя­таго причастие…»

Глав­ным смыс­лом всей пра­во­слав­ной педа­го­гики явля­ется необ­хо­ди­мость свя­зать педа­го­ги­че­ское дело с нашим спа­се­нием, по уче­нию Пра­во­слав­ной Церкви. Педа­гог и педа­го­гика явля­ются не целью, а сред­ством, веду­щим нас к выс­шей цели — спа­се­нию. «…Бла­го­да­тью вы спа­сены через веру, и сие не от вас, Божий дар; не от дел, чтобы никто не хва­лился. Ибо мы — Его тво­ре­ние, созданы во Хри­сте Иисусе на доб­рые дела, кото­рые Бог пред­на­зна­чил нам испол­нять» (Еф.2:8–10). Будучи ору­дием в руках Божиих, педа­гог как дето­во­ди­тель дол­жен вести ребенка не к себе, а — посред­ством соб­ствен­ных и сов­мест­ных уси­лий – ко Хри­сту, в Кото­ром и обре­та­ется нашевза­и­мо­един­ство под руко­вод­ством и в лоне Церкви. Соеди­ня­ясь со Хри­стом в Евха­ри­стии, при­ча­ща­ю­щи­еся веру­ю­щие (вос­пи­та­тели и вос­пи­ту­е­мые) соеди­ня­ются и друг с дру­гом: «Один хлеб, и мы мно­гие одно тело; ибо все при­ча­ща­емся от одного хлеба» (1Кор. 10:17).

В вос­пи­та­нии мы ведем дитя, помо­гаем ему достичь такой силы лич­но­сти, при кото­рой оно доста­точно овла­де­вает тай­ной сво­боды в себе; вос­пи­та­ние пло­до­творно лишь в той мере, в какой оно обра­щено к духов­ной жизни, про­ни­зано верой в силу Божию, в чело­веке све­тя­щую, как образ Божий, спо­собно зажечь дет­скую душу любо­вью к добру и правде. Смысл вос­пи­та­ния в том, чтобы уяс­нить, осво­ить и усво­ить путь спа­се­ния, при­вить дет­скую душу к Церкви и напи­тать ее дарами свыше, живу­щими в Церкви. Это ясно рас­кры­вает Апо­стол Павел: «…а теперь во Хри­сте Иисусе вы, быв­шие неко­гда далеко, стали близки Кро­вью Хри­сто­вой. Ибо Он есть мир наш, соде­лав­ший из обоих одно и раз­ру­шив­ший сто­яв­шую посреди пре­граду… дабы из двух создать в Себе Самом одного нового чело­века, устрояя  мир» (Еф.2:13–15).

Вот глав­ное три­един­ство всех  участ­ни­ков педа­го­ги­че­ского про­цесса (Бога, вос­пи­та­те­лей и вос­пи­ту­е­мых), обре­та­е­мое в лоне Церкви и рас­кры­ва­е­мое через вопло­ще­ние прин­ципа нрав­ственно-педа­го­ги­че­ского вза­и­мо­един­ствакак бого­че­ло­ве­че­ской синер­гий­но­сти или сора­бот­ни­че­ства. Иными сло­вами, это озна­чает соеди­не­ние по бла­го­дати с Богом и между собою всех участ­ни­ков педа­го­ги­че­ского про­цесса. Обре­те­ние этого бла­го­дат­ного вза­и­мо­един­ства должно стать глав­ным резуль­та­том их уси­лий. Сила — в един­стве, един­ство — в духе, Дух живет в Церкви — в ее бого­да­ро­ван­ных таин­ствах. При­ни­мая с бла­го­дар­но­стью эти небес­ные дары, мы полу­чаем спа­си­тель­ную бла­го­дать как залог веч­ной жизни. Именно в этом и заклю­ча­ется вся соль и суть пра­во­слав­ной педагогики.

Таким обра­зом, группа прин­ци­пов нрав­ственно-педа­го­ги­че­ского вза­и­мо­един­ства опре­де­ляет отно­ше­ние участ­ни­ков педа­го­ги­че­ского про­цесса к Богу, Церкви, Оте­че­ству, друг другу и миру. Цель этого про­цесса — обре­те­ние наи­бо­лее пол­ного вза­и­мо­един­ства в духе хри­сти­ан­ской любви для спасения.

д) О нрав­ственно-педа­го­ги­че­ском аскетизме

«Аске­тика есть путь к бого­по­доб­ному устро­е­нию лич­но­сти, а через неё и мира», – гово­рит про­то­и­е­рей Зеньковский.

На пути дости­же­ния цели хри­сти­ан­ской педа­го­гики и реше­ния ее глав­ных задач пред­стоят боль­шие сов­мест­ные уси­лия всех участ­ни­ков педа­го­ги­че­ского про­цесса, ибо вре­ме­нем вос­пи­та­ния часто реша­ется судьба чело­века — не только зем­ная, но и веч­ная (Мф.11:12). Потому свт. Иоанн Зла­то­уст гово­рит: «Всему нужно пред­по­чи­тать попе­че­ние о детях и вос­пи­та­ние их в уче­нии и нака­за­нии Гос­под­нем». Чтобы учить дру­гих, надо самому учиться. «Истин­ный педа­гог тот, — гово­рил К.Д. Ушин­ский, — кто учится», этим учи­ли­щем явля­ется для нас Цер­ковь, а учи­те­лем — Хри­стос. Это неми­ну­емо тре­бует от педа­го­гов соб­ствен­ного совер­шен­ство­ва­ния и неусып­ного бде­ния и трез­ве­ния в ходе вос­пи­та­ния и раз­ви­тия лич­но­сти ребенка. Важно, чтобы пра­во­слав­ный педа­гог имел под­лин­ную любовь, глу­бо­кое позна­ние Бога, себя и своей про­фес­си­о­наль­ной дея­тель­но­сти и непре­стан­ными уси­ли­ями воз­рас­тал в этом. Пра­во­слав­ный педа­гог дол­жен являть достой­ный образ хри­сти­а­нина и при­мер лич­ного бла­го­че­стия перед вос­пи­тан­ни­ками, под­ра­жая Гос­поду нашему Иисусу Хри­сту. Педа­гог дол­жен быть ответ­стве­нен за дело, собран, тре­бо­ва­те­лен к себе, по-хри­сти­ан­ски и про­фес­си­о­нально совершенствуясь.

Если ребё­нок явля­ется глав­ным пред­ме­том, живым мате­ри­а­лом педа­го­гики, ради кото­рого и суще­ствуют педа­гог и педа­го­гика, то Цер­ковь – та истин­ная школа, учи­лище бла­го­че­стия, под­лин­ной хри­сти­ан­ской жизни, где Учи­тель – Хри­стос, Его руко­вод­ство – запо­веди любви и Еван­ге­лия, Его чая­ния для всех – при­ход к Нему, обре­те­ние разума истины и спасения.

Здесь снова вспо­ми­на­ется онто­ло­ги­че­ский (изна­чаль­ный, сущ­ност­ный) аспект древ­не­гре­че­ского поня­тия педа­гог – раб-дето­во­ди­тель, отво­дя­щий ребёнка сво­его Гос­по­дина к Учи­телю для обу­че­ния в школе. Почему же педа­гог только раб? Кто Тот Учи­тель, к Кото­рому при­во­дится ребё­нок? Что это за Школа, где идёт обу­че­ние чад?

Эта поня­тий­ная модель слу­жит пре­крас­ным про­об­ра­зо­ва­тель­ным сим­во­лом, по уяс­не­нии кото­рого, мно­гое встаёт на свои места:

· Педа­гог как раб Гос­по­дина, раб любви в ново­за­вет­ном истол­ко­ва­нии дол­жен быть сора­бот­ни­ком Гос­пода, пре­по­да­ю­щим то и так и веду­щий ребенка таким обра­зом, чтобы он при­во­дился, при­леп­лялся и жил в Гос­поде Христе.

· Дитя есть досто­я­ние Гос­пода, наде­лён­ное от Него раз­лич­ными дарами (спо­соб­но­стями) и талан­тами, кото­рые необ­хо­димо взра­щи­вать и преумножать.

· Глав­ной шко­лой для обу­че­ния явля­ется Мать-Цер­ковь. пре­и­зобильно испол­нен­ная всего необ­хо­ди­мого для освя­ще­ния, про­све­ще­ния, вос­пи­та­ния, обу­че­ния, совер­шен­ство­ва­ния, обра­зо­ва­ния, бла­го­дат­ного пре­об­ра­же­ния и для спа­се­ния в жизнь вечную.

· Учи­те­лем же в ново­за­вет­ном смысле явля­ется Хри­стос, наш Спа­си­тель, — Кото­рый есть глав­ное наше осно­ва­ние, камень педа­го­ги­че­ского домо­стро­и­тель­ства, как жиз­нен­ного, так и педагогического.

Прин­ципы пра­во­слав­ной педа­го­гики не рав­но­значны, они нахо­дятся в иерар­хи­че­ском един­стве и явля­ются жизнеприложимыми.

Важно иметь в виду, что одной системы прин­ци­пов недо­ста­точно для дости­же­ния высо­ких резуль­та­тов в педа­го­гике. Хотя тре­бо­ва­ния прин­ци­пов оди­на­ковы для всех пра­во­слав­ных педа­го­гов, их прак­ти­че­ская реа­ли­за­ция лич­ностно обу­слов­лена. Они не заме­няют ни лич­ного духов­ного опыта, ни спе­ци­аль­ных зна­ний, ни мастер­ства, но спо­соб­ствуют боль­шему пони­ма­нию педа­го­ги­че­ского про­цесса, обо­га­щают созна­ние и опыт педа­гога, дают ори­ен­та­цию, помо­гают вести все педа­го­ги­че­ское дело душеспасительно.

 

Про­то­и­е­рей Алек­сандр Зеле­ненко, кан­ди­дат бого­сло­вия, пред­се­да­тель Отдела по рели­ги­оз­ному обра­зо­ва­нию и духов­ному про­све­ще­нию Санкт-Петер­бург­ской епархии.

 

При­ме­ча­ния

[1] Доб­ро­то­лю­бие т.5 с.206

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки