О рождении и воспитании ребенка — свящ. Артемий Владимиров

О рождении и воспитании ребенка — свящ. Артемий Владимиров

(8 голосов4.4 из 5)

В одной из просьб, при­шед­ших в редак­цию «Радо­нежа», заклю­ча­лось поже­ла­ние, дабы мы посвя­тили неко­то­рое время моло­дым супру­гам, буду­щим мамам, или тем, кто уже бла­го­по­лучно раз­ре­ши­лись от бре­мени, и пре­по­дали бы тако­вым бла­го­че­сти­вым душам, избрав­шим путь закон­ной семей­ной жизни, освя­щен­ной вен­ча­нием, несколько спа­си­тель­ных советов.

Беседа первая. Зачатие

В одной из просьб, при­шед­ших в редак­цию «Радо­нежа», заклю­ча­лось поже­ла­ние, дабы мы посвя­тили неко­то­рое время моло­дым супру­гам, буду­щим мамам, или тем, кто уже бла­го­по­лучно раз­ре­ши­лись от бре­мени, и пре­по­дали бы тако­вым бла­го­че­сти­вым душам, избрав­шим путь закон­ной семей­ной жизни, освя­щен­ной вен­ча­нием, несколько спа­си­тель­ных советов.

И прежде всего при­хо­дит на ум, когда раз­мыш­ля­ешь о столь важ­ном пред­мете, сокру­ше­ние, скорбь и сето­ва­ние. Помните, как пла­кал на раз­ва­ли­нах Иеру­са­лима вещий про­рок Иере­мия, пла­кал и рыдал, созер­цая повсюду разо­ре­ние: уве­дены были в плен в дале­кий Вави­лон сооте­че­ствен­ники его и не могла уте­шиться душа про­рока, хотя и знала, допод­линно знала, — слу­чи­лось это по гре­хам чело­ве­че­ским, не без воли Божией. Так и ныне пас­тыри Божии пла­чут, когда над­ле­жит им раз­мыш­лять и гово­рить о жизни в семье, ибо диа­вол более всего, как кажется, нена­ви­сти и ковар­ства направ­ляет во Свя­тая свя­тых — сердца чело­ве­че­ские, дабы соде­лать эти сердца неспо­соб­ными к жерт­вен­ной любви, на кото­рой и зиждется пра­во­слав­ная семья.

И осо­бенно достойно плача то, что наши дети, их бла­го­бы­тие, духов­ное и телес­ное здра­вие почти что все­цело нахо­дится в руках их буду­щих роди­те­лей. Какая девушка, выйдя замуж, не меч­тает, чтобы ее дитя было благо, сильно, кра­сиво, добро, не наде­ется, что ее ребе­нок неко­гда уте­шит седины родителей?

Но как мало ныне моло­дых людей, кото­рые при­ла­гают к этим меч­там бла­го­че­сти­вую жизнь! Яблочко неда­леко падает от яблони, и если свят корень, то бла­го­че­стивы и ветви, а если червь под­то­чил ствол дерева, можно ли ожи­дать слад­ких пло­дов, когда при­дет время урожая?

Итак, прежде всего пра­во­слав­ным супру­гам должно молиться о даро­ва­нии им дитяти. Те, кто памя­туют о молит­вах вен­ча­ния, не забыли как при­зы­ва­лось на главы жениха и неве­сты огнен­ное бла­го­сло­ве­ние: «Бла­го­слови их, Гос­поди Боже наш, якоже бла­го­сло­вил еси Авра­ама и Сарру, бла­го­слови их, Гос­поди Боже наш, якоже бла­го­сло­вил еси Иса­ака и Ревекку, бла­го­слови их, Гос­поди Боже наш, якоже бла­го­сло­вил Иоакима и Анну!» Что это за имена? Что это за супруги? Чем они были при­ятны Богу? Тем, что моли­лись о даро­ва­нии им дитяти, тем, что знали: дитя — это бла­го­сло­ве­ние Божие, это чудо Божие, это радость, кото­рая должна быть вымолена.

Вот почему истинно молит­вен­ные супруги нико­гда не будут уязв­лены диа­во­лом, кото­рый понуж­дает мужа и жену в жертву сла­до­стра­стию при­но­сить есте­ство. Наши дети стра­дают еще до сво­его зача­тия, а если точ­нее ска­зать, те стра­да­ния, кото­рые при­чи­няют друг другу сла­до­страст­ные роди­тели, руга­ясь над соб­ствен­ным есте­ством, отра­жа­ются на телес­ном и душев­ном состо­я­нии их буду­щих детей.

Вот почему Цер­ковь выде­лила в неделе три свя­тых дня, сопря­жен­ных со стра­да­ни­ями Хри­ста: в среду Гос­подь наш был пре­дан Иудою, в пят­ницу Хри­стос Бог, как чело­век был рас­пят на Кре­сте, в вос­кре­се­ние — вос­крес. Супруги, бла­го­го­вея пред Кро­вью Хри­ста, изли­той со Кре­сте, в ночь под среду, под пят­ницу, под вос­кре­се­нье живут раз­дельно, не смея при­ка­саться друг к другу, по вза­им­ному согла­сию, посвя­щая время молитве, чте­нию Еван­ге­лия, бого­мыс­лию. Цер­ковь сви­де­тель­ствует, что если чадо зачато в свя­той день, если свя­той день пору­ган похо­тью роди­те­лей, то оно лиша­ется по вине роди­те­лей всего богат­ства бла­го­сло­ве­ния Божия. Гово­рят, что Иуда был зачат сво­ими роди­те­лями во дни поста, дни свя­щен­ные для вет­хо­за­вет­ных людей.

По сви­де­тель­ству неко­то­рых цер­ков­ных писа­те­лей, состо­я­ние души ребенка во мно­гом пред­опре­де­ля­ется состо­я­нием сер­дец роди­те­лей в свя­щен­ный час зача­тия. Мужу и жене, любовь кото­рых свя­щенна, ложе кото­рых чисто и непо­рочно, должно забо­тится о цело­муд­рии сер­деч­ном. Освя­щены наши роди­тель­ные спо­соб­но­сти, но сердце — это наш жерт­вен­ник, на кото­ром дол­жен вос­ку­ряться лишь фимиам нетлен­ной, чистой молитвы: Гос­поди, Иисусе Хри­сте, Сыне Божий, поми­луй мя, грешного!

Если люди по сво­ему духов­ному неве­же­ству отда­ются сла­до­страст­ным помыс­лам, меч­та­ниям, вооб­ра­же­ниям, если рас­тле­вают себя неесте­ствен­ным блу­дом, то они тем самым они уже под­та­чи­вают твор­че­ские силы сво­его ребенка. Если дитя зачи­на­ется в табач­ном дыму, в пья­ном угаре, там, где цар­ствует лишь страсть, там, где нет места сми­рен­ной молитве: Гос­поди, исполни чрез нас Свя­тую волю Твою! Гос­поди, Тебе посвя­щаем наше буду­щее дитя! Гос­поди, мы лишь сла­бое ору­дие Тво­его Про­мысла, Ты Сам, Твоя дес­ница да бла­го­сло­вит нас на свя­тое дело! — там где нет этого молит­вен­ного устрем­ле­ния к Богу, а есть лишь живот­ная похоть, то тем самым мы уже обре­каем наше дитя на страст­ность, лице его будет не так светло, как могло бы быть.

Что гово­рить о тех мате­рях, кото­рые имея во чреве дитя, чув­ствуя, как оно бьется под серд­цем, раб­ствуют сла­до­стра­стию, по своей ли вине, или по насто­я­нию супруга, и имеют супру­же­ское обще­ние? Реко­мен­дую тако­вым смот­реть пере­дачу «В мире живот­ных», ибо живот­ные учат нас жить поче­ло­ве­че­ски. Ника­кая кошка не допу­стит к себе Бар­сика, коль скоро почув­ствует: «там» — буду­щие котята; но напро­тив — още­рится, заши­пит, поды­мет уши, выпу­стит когти и ска­жет на своем коша­чьем языке: «Уходи, посты­лый, ты не нужен мне!»

Поэтому, исходя из свя­щен­ни­че­ской прак­тики, можно утвер­ждать: страш­ные несча­стья — выки­дыши, кото­рые слу­ча­ются у мно­гих жен­щин, жела­ю­щих иметь детей и рожать их во славу Божию, имеют место не без их вины: либо не освя­щен брак, либо дитя стра­дало и было утес­ня­емо, когда супруга отда­ва­лась супру­же­ской жизни, в то время, как сего уже не тре­бо­вало естество.

Буду­щей матери должно быть весьма покой­ной, мир­ной и тихой. И для того, чтобы урод­ли­вые жен­ские капризы, кото­рые обычно про­яв­ляют чре­во­но­ся­щие, не рас­тле­вали наше сердце, не ущерб­ляли его, должно гото­вя­щимся родить чаще при­об­щаться Свя­тых Хри­сто­вых Тайн. «Чем чаще, тем лучше!» — так гово­рит пре­по­доб­ный Сера­фим Саров­ский. Конечно, с созна­нием сво­его недо­сто­ин­ства, конечно, с вели­ким бла­го­го­ве­нием и тре­пе­том, конечно же, чув­ствуя, сколь мы немощны, и сколь нужна сила Божия, освя­ща­ю­щая и нас, и плод во чреве.

Должно пом­нить, что вся­кий крик, вся­кое нечи­стое слово уже осквер­няет ребенка, уже напе­чат­ле­вает на его утроб­ном сердце образы порока и стра­стей. И напро­тив, совер­шенно иначе скла­ды­ва­ется судьба мла­ден­чика, если буду­щая мать в молит­вен­ном устрем­ле­нии часто созер­цает икону Пре­чи­стой Божией Матери. Осо­бенно тре­петно должно бере­мен­ным молиться перед Фео­до­ров­ской ико­ной Божией Матери, а также обра­щаться к Свя­той Вели­ко­му­че­нице Ека­те­рине, кото­рая была дев­ственна, уне­ве­щена Хри­сту, име­но­ва­лась и име­ну­ется неве­стой Хри­сто­вой пре­муд­рой, но кото­рая по про­мыслу Божию покро­ви­тель­ствует гото­вя­щимся родить.

Очень важно обра­щаться к свя­щен­нику нака­нуне родов и попро­сить сво­его духов­ного отца или про­сто вни­ма­тель­ного батюшку почи­тать молитву на раз­ре­ше­ние от бре­мени. Какие это чуд­ные молитвы! В заклю­че­ние этой беседы я лишь только вос­по­мяну несколько про­ше­ний из этих молитв. Две молитвы есть у свя­щен­ни­ков: одна молитва обра­щена к самому Гос­поду, а дру­гая — к Божией Матери.

Какие тро­га­тель­ные слова состав­лены Духом Свя­тым, кото­рые слы­шит мать, пре­кло­нив колена, над своей гла­вою: «О Мати Божия! Ты сама зна­ешь есте­ство матери и чада. Ты не потре­бо­вала помощи, но нетленно родила Сына Сво­его и Бога. Ныне же подаждь помощь тре­бу­е­мую рабе Твоей, Тебе сми­ренно моля­щейся, и даруй ей лег­кое, бла­го­по­луч­ное раз­ре­ше­ние от бре­мени. Сама при­ими ее дитя и сохрани мать и мла­денца от вся­кой заразы, от вся­кой нечи­стоты, от лукав­ства диа­воль­ского, от вся­кого мора, но огради Анге­лами сия­ю­щими рабу сию и спо­доби мла­денца, ему же в оный час над­ле­жит роди­тися, таин­ства Свя­таго Крещения».

Беседа вторая. Рождение

Тема нашего нынеш­него собе­се­до­ва­ния — рож­де­ние ребе­ночка, и какое это вели­кое чудо! Настолько вели­кое, что Сам Спа­си­тель счел необ­хо­ди­мым, ради нашей пользы, рас­ска­зать о нем, засви­де­тель­ство­вать о нем, упо­мя­нуть о нем в Еван­ге­лии Цар­ства: «Жен­щина, егда рож­дает, тер­пит скорбь велию, но когда явится чело­век на свет Божий, то от радо­сти забы­вает муки», забы­вает стра­да­ния, и радость эта бывает на ее измож­ден­ном челе. И точно: свя­щен­ни­кам при­хо­дится наблю­дать эту див­ную, свя­тую радость, стру­я­щу­юся из очей моло­дой мамы. Жен­ское есте­ство рас­кры­ва­ется либо в бла­го­сло­вен­ном без­бра­чии, слу­же­нии Божией Матери, ангель­ском состо­я­нии мона­ше­ства, либо в мате­рин­стве. И такая чистота сопря­жена с мате­рин­ством, такая свя­тыня! Оста­ется только удив­ляться: как это ныне новое моло­дое поко­ле­ние, «его гря­ду­щее иль пусто, иль темно», — я разу­мею людей, не ищу­щих веры, — не умеет тре­петно созер­цать кра­соту материнства?

Между тем, вся­кая моло­дая мама, попа­дая в оте­че­ствен­ный род­дом, попа­дая в эту оби­тель скорби и радо­сти, должна гото­виться к испы­та­ниям. И прежде всего она должна знать: если, коль попу­стит Бог, роды будут тяже­лыми, если жизнь мла­денца будет нахо­диться в опас­но­сти, если он лишь вздох­нет три раза, а затем душа его изъ­ята будет из мла­ден­че­ского тела, мы да при­уго­то­вим себя.

Вся­кая мама, — как ни печально, но должна знать об этом, — вся­кая мама должна наизусть знать тай­но­со­вер­ши­тель­ную фор­мулу свя­того кре­ще­ния, и свер­шить кре­ще­ние обя­зана или она сама, или доб­рая няня (непре­менно сама пра­во­слав­ная), или кто дру­гой над мла­ден­цем, кото­рому над­ле­жит уме­реть, едва лишь он только появился на свет. Только пусть это будет пра­во­слав­ный хри­сти­а­нин, хотя бы не свя­щен­ник, не монах. Должно иметь с собой буты­лочку свя­той воды, в иде­але — воды Таин­ства Кре­ще­ния, можно ведь попро­сить у батюшки, перед тем как идти в роддом!

И вот перед вами мла­ден­чик, жизнь кото­рого еще теп­лится, и вы, не спра­ши­вая его согла­сия, а лишь только веря сло­вам Хри­ста: «Не запре­щайте тако­вым при­хо­дить ко Мне, — ново­рож­ден­ным детиш­кам, — их ведь есть Цар­ствие Божие», — вы брыз­га­ете тихонько на мла­ден­чика, можете пер­стом на нем крест обо­зна­чить, и про­из­но­сите эту самую кре­щаль­ную фор­мулу: «Кре­ща­ется раб Божий (напри­мер, Иоанн) во имя Отца, — брыз­нули и запе­ча­тали сло­вом: Аминь, — снова брыз­нули, — и Сына. Аминь, — в тре­тий раз брыз­нули — и Свя­таго Духа. Аминь».

Конечно, пра­виль­ное совер­ше­ние Таин­ства Кре­ще­ния — через погру­же­ние, но не все­гда бывает воз­мож­ность это совер­шить, когда обсто­я­тель­ства этому не бла­го­при­ят­ствуют. Итак, три капельки воды с этими сло­вами про­из­не­сен­ными, коль попа­дут на чело мла­ден­чика, три­жды оро­сят его, соде­лают его Хри­сти­а­ни­ном и спа­сен­ным во веки веков. Аминь.

Ну вот, родился бла­го­по­луч­ный ребе­но­чек. Сохрани Гос­подь его жизнь, как Царь Давид во псал­тири сви­де­тель­ствует: «Ты, Гос­поди, хра­нишь мла­ден­цев». Сколько пред­стоит вол­не­ний маме, каких тру­дов тре­бует от нее сие дело, какого попе­че­ния и тер­пе­ния, чтобы не лишен был мла­де­нец ничего из того, что поло­жено ему по его немощ­ному ново­рож­ден­ному естеству.

И прежде всего — корм­ле­ние. Это же вели­кая свя­тыня! Вся­кая мама пусть знает что такое «всо­сать бла­го­че­стие с моло­ком матери». Тогда освя­ща­ется мла­де­нец мате­рин­ским моло­ком (я разу­мею не физио­ло­ги­че­скую сто­рону дела, а духов­ную), когда мама, при­жав мла­денца к груди своей, при­слу­ши­ва­ясь к неж­ным зву­кам, изда­ва­е­мым устами мла­денца, молится с радо­стью и неле­ностно: «Бого­ро­дице Дево, радуйся, бла­го­дат­ная Марие, Гос­подь с Тобою, бла­го­сло­венна Ты в женах и бла­го­сло­вен плод чрева Тво­его, яко Спаса родила еси душ наших». Когда мама ока­жется дома, ей надо кор­мить мла­ден­чика не где при­дется: не на кухне, не в кори­доре, а пред Обра­зом Пре­чи­стой Бого­ро­дицы. И чем мама будет сер­деч­нее тогда при­но­сить это архан­гель­ское при­вет­ствие, тем более бла­го­дати посе­тит ребеночка.

— Батюшка, а что, если молоко про­па­дает, — спро­сит кто-нибудь, — что тогда делать? Как тогда нам ребе­ночка духовно вос­пи­ты­вать на «Бэби­миксе»?

Молоко, доро­гие мамы, про­па­дает не про­сто так, а часто сопря­жено это с мами­ным гре­хов­ным пове­де­нием. Свя­тая Цер­ковь сви­де­тель­ствует, что мама все время корм­ле­ния должна воз­дер­жи­ваться от супру­же­ской жизни. Едва лишь только она по насто­я­нию мужа, или по соб­ствен­ной без­от­вет­ствен­но­сти при­сту­пит уже не к свя­тому делу, а к делу непо­треб­ному, как сла­до­стра­стие отра­вит есте­ство матери и про­ник­нет в молоко. А молоко уж и не исхо­дит из мате­рин­ской груди, — есте­ство наше бастует, про­те­стует про­тив неуме­рен­но­сти супру­же­ской жизни. Даже если молоко не про­па­дает, супру­же­ская жизнь все равно крайне вредна для мла­денца. Вот почему, когда ребе­нок при­хо­дит в воз­раст, мгно­венно на нем отра­жа­ется все то, что мать делала не по разуму, все ошибки, все пороки, все неуме­рен­но­сти. Ибо мла­денцы, рас­тлен­ные в утробе матери супру­же­ской жиз­нью непо­доб­ной, или через молоко пита­е­мые и осквер­ня­е­мые одно­вре­менно, бывают непо­корны, строп­тивы, невни­ма­тельны, рас­се­янны, бывают чрез­мерно ожив­лены, озор­ливы, неспо­кой­ными, тре­вож­ными и часто уже на школь­ной ска­мье стра­дают за то, что мама не знала бла­гого вре­мени воздержания.

Хочу подать совет тем мамам, у кото­рых вдруг не достает молока, про­па­дает молоко, а дитя нуж­да­ется в этой манне зем­ной. В этой нужде должно молиться свя­тому муче­нику Иули­ану. По вере вашей да будет вам даро­вано про­си­мое молит­вами этого угод­ника Божия, свя­того муче­ника Иулиана.

Беседа третья. Наречение имени

Важно при­ме­чать, когда рож­да­ется дитя ваше, в какой день. Если роди­лось дитя 11 июля по ста­рому стилю (24 июля по новому) и дитя это жен­ского пола, ну разве можно наречь его какимто дру­гим име­нем, если не име­нем рав­ноап­о­столь­ной Ольги, память кото­рой совер­ша­ется в сей самый день? Это же ясный и несо­мнен­ный знак: кто покро­ви­тель­ствует нашему дитяти!

Если роди­лось у тебя дитя 13 июля, то зна­чит, сам Архан­гел Гав­риил рас­про­сти­рал над тобою крыла и молился к Богу о том, чтобы дитя вело ангель­скую жизнь на земле. Конечно же, бывают слу­чаи и не совсем ясные: «Что делать, если у меня роди­лась девочка тогда, когда Цер­ковь вос­по­ми­нает лишь свя­тых мужей? Напри­мер, 18 июля по ст. стилю (31 по новому) про­слав­ля­ются имена муче­ника Иули­ана, муче­ника Иак­инфа, пре­по­доб­ного Иоанна, Памвы, инаго Памвы, — а жен­ских имен и нет. Что делать нам?»

Если затруд­ня­емся в выборе имени, отно­ся­ще­гося ко дню рож­де­ния мла­денца, то давайте посмот­рим на вось­мой день появ­ле­ния его на свет Божий. Вос­по­мя­нем, что в древ­но­сти, еще в вет­хо­за­вет­ные вре­мена, именно в вось­мой день наре­кали имя мла­ден­цам, ведь восемь — число, обо­зна­ча­ю­щее веч­ность. И, может быть, в вось­мой день, най­дем мы то самое имя, кото­рое ока­жется свя­тым и вещим для нашего мла­денца. А что, если и вось­мой день ничего нам не ска­жет? Тогда посмот­рим соро­ко­вой день, ибо часто матери, коль мла­де­нец здо­ров и нет опас­но­сти для жизни, на соро­ко­вой день при­хо­дят в храм или при­гла­шают домой свя­щен­ника, дабы батюшка почи­тал над ними очи­сти­тель­ные молитвы, и они вновь могли при­сту­пить к испо­веди и при­ча­ще­нию, дабы Бог в этот соро­ко­вой день спо­до­бил дитя Света Небес­ного, Света Кре­ще­ния, сопри­чис­лил его сонму избран­ни­ков своих. Но соро­ко­вой день тоже может нам ничего не ска­зать, — тогда как?

Знайте, что Пра­во­сла­вие, это не учеб­ник Совет­ского права. Пра­во­сла­вие шире всех учеб­ни­ков и всех пара­гра­фов, всех закон­ни­че­ских пред­пи­са­ний, поэтому, может быть, у вас уже при­уго­тов­лено имя для мла­денца. Пред­по­ло­жим, родился маль­чик, а вы уже внут­ренне желали посвя­тить его Богу и покро­ви­тель­ству чудо­творца Нико­лая. Осу­дит ли вас Гос­подь, если вы как бы и некстати, как бы не по рас­пи­са­нию дару­ете мла­денцу это имя, озна­ча­ю­щее в пере­воде с гре­че­ского «побе­ди­тель наро­дов»? Конечно нет! Пра­во­сла­вие ведь позна­ется серд­цем, и лишь только серд­цем даро­вано нам при­бли­жаться к Богу, серд­цем и умом, а не одним только умом. Поэтому можно назы­вать ребенка и по наи­тию, по сер­деч­ному чув­ству, по осо­бому почи­та­нию того или дру­гого угод­ника Божия.

Какие только тайны не откры­вает Гос­подь мамам! Одна мама носила дитя под серд­цем и хотела назвать этого мла­денца, если будет маль­чик, Сера­фи­мом. Хотела назвать Сера­фи­мом, да вдруг видит сон неза­долго до родов, что едет она в своем дили­жансе (дело было в начале ХХ века) в Тро­и­це­Сер­ги­еву Лавру. И чем ближе при­бли­жа­ется к рас­пис­ным воро­там Лавры, тем явствен­нее доно­сится до нее звон с чуд­ной коло­кольни, утвер­жден­ной посреди собор­ной пло­щади. Въе­хала в Лавру под этот звон — и просну­лась. Ярко све­тило солнце сквозь зана­веску… Поняла она, что сон этот не про­стой, и нарекла маль­чика Сер­гием. Конечно же, сон это «в руку» — это сон не пре­лест­ный, но сон даро­ван­ный от Бога, сон тон­кий. И, конечно, можно назы­вать дитя в честь дедушки, или пра­де­душки, осо­бенно, если дедушка или пра­де­душка были людьми бла­го­че­сти­выми, и тогда мла­ден­чик при­ни­мает вме­сте с име­нем срод­ника сво­его бла­го­дать на бла­го­дать. Дару­ется ему сила бла­го­че­стия, кото­рая уже сияла в его род­ствен­нике по плоти.

Сло­вом, будем знать пра­вило, но будем и выше пра­вила, ибо Бог наш велий и чудны дела Его, поэтому молитва все­гда ука­жет нам выход из положения.

И послед­нее. Если мы уже выросли и не пом­ним, когда были кре­щены, а вме­сте с тем хотим знать, какому же небес­ному покро­ви­телю молиться, то нужно найти Свя­того, име­нем кото­рого мы названы, пер­вого по дне вашего рож­де­ния. Зовут вас Алек­сий, и день рож­де­ния сво­его вы помните, а день кре­ще­ния — не помните. Так вот, посмот­рите в кален­даре, спро­сите у свя­щен­ника, память какого Алек­сия бли­жай­шая ко дню вашего рож­де­ния и идет вслед за ним — это и есть ваш свя­той. А если вы уже духом при­ле­пи­лись к Алек­сию, Божи­ему чело­веку, в то время как юри­ди­че­ски, так ска­зать, мит­ро­по­лит Алек­сий ваш небес­ный покро­ви­тель, не сму­щай­тесь, — не оби­дится мит­ро­по­лит, но отдаст право пер­во­род­ства Алек­сию, Божию чело­веку, лишь бы все было сопря­жено с любо­вью во Хри­сте, с молит­вою и с вер­но­стью Цер­ков­ным уста­нов­ле­ниям, с жела­нием жить пол­но­той духов­ной жизни Церкви.

В каж­дом имени запе­чат­лена тайна лич­но­сти. Должно вни­кать в имя, кото­рое мы носим. Если тебя зовут Татьяна — учре­ди­тель­ница, рас­по­ря­ди­тель­ница, это зна­чит, что дом твой и хозяй­ство должно быть в пол­ном порядке: все ложки, плошки — лежать на своем месте, в баноч­ках здесь — тмин, там — корица, там — гор­чица, дол­жен быть порядок.

А если тебя зовут Андрей — муже­ствен­ный, то зна­чит тру­сость тебе вовсе не к лицу, и уж, само собой разу­ме­ется, нужно знать житие сво­его свя­того, ибо его подви­гам дол­жен ты разумно под­ра­жать. Если ты назван в честь Пре­по­доб­ного Сер­гия — стре­мись к сер­деч­ной молитве, если у тебя свя­тая пра­вед­ная Иули­а­ния — умей обра­щаться с людьми в духе мира и любви, а если ты — Архан­гел Михаил, то воюй про­тив сатаны, не изби­вая людей дубин­кою, а борясь со стра­стями и сокру­шая их в тайне сво­его сердца.

Беседа четвертая. Первые уроки веры

Побе­се­дуем о пер­вых уро­ках бла­го­че­стия, кото­рые моло­дая мама должна пре­по­да­вать сво­ему розо­во­ще­кому дитяти, сво­ему «бэби», сво­ему мла­ден­чику, кото­рый недви­жимо, пере­пе­ле­нато лежит в люльке, лежит в кро­ватке и смот­рит на мамочку чистыми, бле­стя­щими, невин­ными глазками.

— Поми­луйте, о чем Вы гово­рите! А не рано ли?
— Не запре­щайте детям, рож­ден­ным в цер­ков­ных семьях, рож­ден­ных там, где бла­го­че­стие сияет, при­хо­дить ко Мне уже с мла­ден­че­ства через Таин­ство Кре­ще­ния, ибо их есть Цар­ство Небесное.
— Батюшка, а не правы ли запад­ные хри­сти­ане, кото­рые лишь в две­на­дцать лет совер­шают кон­фир­ма­цию, то есть таин­ство Миро­по­ма­за­ния (если есть вообще вне Пра­во­слав­ной Церкви таин­ства) над детьми, а мла­ден­цев же не пома­зуют там миром?
— Дру­зья мои, не будем учиться у ино­слав­ных, ибо один учи­тель у нас — Хри­стос, пре­бы­ва­ю­щий в лоне Пра­во­слав­ной Церкви, ибо Цер­ковь Его есть Тело, а мы — члены этого Тела. Пока будем слу­шать лже­учи­те­лей, будем помра­чаться, и сами себе слож­но­сти созда­вать. А более всего, — явим небла­го­дар­ность и злобу к нашим детям, кото­рые нуж­да­ются в пол­ноте духов­ного окорм­ле­ния с пер­вого дня появ­ле­ния на свет.

Итак, кре­щено дитя, миро­по­ма­зано, облек­лось оно даром Свя­таго Духа, бла­го­да­тью пре­муд­ро­сти и разума, совета и кре­по­сти, веде­ния и бла­го­че­стия и страха Божия. Как воз­гре­вать эти дары в ребенке? Прежде всего ново­рож­ден­ное дитя должно почаще при­но­сить ко груди Матери-Церкви. Никто не уко­ряет мла­ден­чика за то, что он тре­бует груди мате­рин­ской, никто да не запре­щает мла­ден­чику питаться груди цер­ков­ной: я разу­мею Таин­ство Причащения.

Мать! Как ты сме­ешь иску­шаться мыс­лями и сомне­ни­ями, что ребе­но­чек твой зара­зится, при­сту­пая к Свя­той Чаше? Как ты можешь дру­гих зара­жать сво­ими сомне­ни­ями, говоря: «Из одной ложечки то да в уста моему мла­ден­чику! А перед ним кто там при­ча­щался, откуда я знаю?». Рас­крой свои очи, мать, пошире и узри, что при­ча­щает мла­ден­чика не свя­щен­ник, а шесто­кры­ла­тый Сера­фим! Неужто ты так плохо учи­лась в школе, что не пони­ма­ешь строф извест­ного про­ро­че­ского стихотворения:

— В пустыне мрач­ной (неве­рия, мало­ве­рия) я вла­чился и (вдруг) шесто­кры­ла­тый (цер­ков­ный) Сера­фим передо мною (нега­данно-нежданно с неба) появился. Именно об этом Таин­стве напи­сал заме­ча­тель­ные строки вели­кий рус­ский поэт

Итак, Бог наш есть Огнь, пояда­ю­щий вся­кую нечи­стоту, вся­кую болезнь! При­ча­щайте, роди­тели, мла­ден­цев хоть еже­дневно, — они будут бла­го­да­рить вас всю жизнь, ибо ска­зано в Псал­тири: «Ты, Гос­поди, хра­нишь мла­ден­цев». И паче тех мла­ден­цев хра­нишь, с кото­рыми пре­бы­ва­ешь, в серд­цах кото­рых сози­да­ешь оби­тель вкупе со Отцем и Духом. Если будем при­ча­щать мла­ден­цев по вос­крес­ным дням, Бог сохра­нит их от злого чело­века, дур­ного глаза, от гриппа, свинки, хрюшки, крас­нухи, от всех стра­ши­лищ два­дца­того столетия.

Но мало только при­ча­щать мла­денца. Должно быть и духов­ное домаш­нее воспитание.

— Да как же, батюшка, я могу его вос­пи­ты­вать, когда дитя мое еще ничего не понимает?
— Мама, дитя твое пони­мает гораздо более тебя, ибо устами мла­ден­цев гла­го­лет Истина, ибо мла­де­нец сей имеет внутри себя Хри­ста, вхо­дя­щего в его сердце. Спроси дитя, вос­пи­тан­ное в пра­во­слав­ной семье:
— Дитя мое, пони­ма­ешь ли ты, о чем поют соловьи?
И дитя ска­жет вам:
— Да пони­маю. Они вещают: «Слава Тебе Господи!»
— Дитя мое, а что кошечка, когда «мяу-мяу» про­сит, то о чем она говорит?
— Она гово­рит: «Гос­поди помилуй».
— А коровки «му-му» молятся, гово­рят: «Гос­поди, даруй нам милость Твою».
— «Кука­реку!» — «Гос­поди, Иисусе Хри­сте, слава Тебе!» — вещает петушок.

Но этому можно учить детей, кото­рым минуло два-три года. А мла­ден­чик? А ты, мама, положи его в кро­ватку, а сама напе­вай хва­леб­ную ангель­скую песнь Бого­ро­дице: «Бого­ро­дице Дево, радуйся, бла­го­дат­ная Марие, Гос­подь с Тобою…» Вот, если мама будет петь чистым, неж­ным голо­сом, сер­дечно молиться вслух над мла­ден­чи­ком, то какая бла­го­дать его коснется!

Неко­то­рые бла­го­че­сти­вые мамы, вме­сто того, чтобы тря­сти люльку с мла­ден­цем, как будто отбой­ный моло­ток исполь­зуют вме­сто своей руки, — рас­кры­вают Еван­ге­лие и читают: «Вна­чале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог…» Если ваш мла­ден­чик научится засы­пать под Еван­ге­лие, знайте: вырас­тет из него свя­ти­тель Божий, а если не свя­ти­тель Божий, то Божий чело­век — доб­рый, чистый, име­ю­щий в себе бла­го­дать Свя­таго Духа.

Как важно мла­ден­чику, едва лишь только он научился улы­баться на вашу улыбку, под­но­сить ико­ночку Божией Матери и гово­рить: «Дитя, посмотри, это Пре­чи­стая Дева Мария. А ну-ка, поце­луй ико­ночку». И сами осто­рожно ико­ночку под­но­сите к устам мла­ден­чика и челу его. Без­бож­ные матери вме­сто этого сами сво­ими накра­шен­ными губами, целуют в уста мла­денца, пре­по­да­вая ему пра­вило дур­ного тона.

Как важно, сло­жив три пер­ста над мла­ден­чи­ком, когда он проснулся, едва лишь только взгля­нул гла­зен­ками сво­ими на свет Божий, осе­нить его кре­стом, ска­зать: «Хри­стос с тобой, дитя мое!» Как важно кре­стить, освя­щать крест­ным зна­ме­нием буты­лочку с «Бэби-Мик­сом». Как важно, рас­ти­рая яблоко в блю­дечке с голу­бой кае­моч­кой, гово­рить: «Гос­поди, очи всех на Тя упо­вают, и Ты даеши нам пищу во бла­го­вре­ме­нии». Как важно все­гда пре­бы­вать в молитве, и молит­вен­ным серд­цем дышать, освя­щать малень­кое сер­дечко, еще чистое, невин­ное, непо­роч­ное вашего дитяти. Как важно при­но­сить мла­ден­чика в храм, дабы он при­вы­кал к таин­ствен­ному мер­ца­нию лам­пад, к сия­нию све­чей, дабы он слы­шал свя­щен­ника, кото­рый и ему, мла­денцу, пре­по­дает: «Мир всем». И будет это дитя мира, дитя послу­ша­ния, дитя при­ле­жа­ния, дитя сми­ре­ния, а не дитя неве­рия, дитя оже­сто­че­ния, чадо гнева, чадо без­бо­жия, чадо погибели.

Итак, дру­зья мои, да вве­рим наших мла­ден­цев Матери-Церкви, а Гос­подь и Бого­ро­дица чрез нас, чрез наши бла­го­че­сти­вые потуги освя­тят мла­ден­цев Своею благодатию.

Беседа пятая. Самый нежный возраст

Про­должу сего­дня тему, излюб­лен­ную для моло­дых мам, роди­тель­ниц, о вос­пи­та­нии детей, самого-самого неж­ного возраста.

Помните, как-то недавно мы с вами рас­суж­дали о пользе при­ча­ще­ния Свя­тых Хри­сто­вых Таин, говоря, что мла­ден­чик дол­жен при­па­дать и к груди своей роди­тель­ницы, и к груди цер­ков­ной, у пер­вой чер­пая молоко веще­ствен­ное, а у вто­рой — молоко духов­ное, т.е. должно мла­ден­чику ожи­во­тво­ряться При­ча­ще­нием Крови Хри­сто­вой, ибо тогда Бог все­ля­ется в наше есте­ство и хра­нит нас от вся­кой болезни, от вся­кой заразы, от духов тьмы, взра­щи­вает и душу, и тело наше во славу Свою.

Но вот мла­ден­чик вхо­дит в воз­раст, вот он уже научился гово­рить слова: папа, мама, Бого­ро­дица, Гос­подь. Узнает Иисуса Хри­ста, рас­пя­того на Кре­сте, повто­ряет слово «Боженька», учит молитву: «Спаси, Гос­поди, и поми­луй маму и папу». Об этом-то свя­том пери­оде пер­вых дет­ских молитв, пер­вых поклон­чи­ков, еще неуме­лого крест­ного зна­ме­ния хочу я с вами побе­се­до­вать. И прежде всего отмечу: вос­пи­ты­вает более, чем что-либо, более, чем сло­вес­ное нази­да­ние, более, чем уроки в вос­крес­ной школе, сердце матери, сердце отца.

Сердце матери — это окно, чрез кото­рое свет веч­но­сти льется на душу ребенка. Помните, как поэт гово­рит: «На отды­ха­ю­щее поле льется теп­лая лазурь». Так точно и в мире духов­ном: через сердце матери бла­го­дать Свя­таго Духа исхо­дит вовне и обы­мает ребенка, и лепит его по образу и подо­бию сердца роди­тель­ского. Поэтому, там бывает успеш­ным духов­ное вос­пи­та­ние, там с лег­ко­стию усва­и­вает дитя уроки Закона Божия, где сердце роди­те­лей дышит внут­рен­ней молитвой.

Есть чему поучиться у Алек­сан­дры Фео­до­ровны, послед­ней Импе­ра­трицы, кото­рую мно­гие не пони­мают и осуж­дают сами не зная, почему, но кото­рая, стя­жав дух молит­вен­ный, умела Цеса­ре­вичу и Княж­нам еже­дневно пре­по­да­вать Закон Божий, при­том сер­дечно, не засу­ши­вая пред­мета, но застав­ляя дет­ские сердца с бла­го­го­ве­нием и тре­пе­том биться над без­хит­рост­ными биб­лей­скими повест­во­ва­ни­ями, исхо­дя­щими из уст матери, а не про­фес­сора богословия.

Очень важно при­ви­вать ребенку дух бла­го­го­ве­ния и страха Божия, т.е. ощу­ще­ние вез­де­при­сут­ствия Творца. Как это сде­лать? Кто этому научит? Пом­нится мне, как одна раба Божия, при­слу­жи­ва­ю­щая в Тро­ице-Сер­ги­е­вой Оби­тели, говорила:

— У меня всего три класса обра­зо­ва­ния, но я все­гда боя­лась Бога.
— А как Вы боя­лись Бога, матушка, расскажите.
Послу­шайте, что вкла­ды­вает в это поня­тие пра­во­слав­ная душа:
— А вот я помню, лежу с сест­рен­кой на печке, мама внизу (дело-то было в деревне рус­ской в пер­вые годы Совет­ской вла­сти. Но еще не вошла тогда атмо­сфера без­бо­жия в кре­стьян­скую избу) — и смотрю я, теп­лится лам­падка перед Обра­зом Спа­си­теля,— повест­вует матушка,— а было мне от роду тогда три годочка. И вижу: Спа­си­тель как бы паль­чи­ком мне гро­зит и смот­рит на меня так строго-строго, а вме­сте с тем и мило­стиво. Я заснуть никак не могу. Спа­си­тель на меня взор устре­мил. Зажму­рила глазки, думаю: может, отве­дет Лик Свой! Открыла — нет! Прямо в сердце Гос­подь взирает!
— Мама, мама! А почему мне Спа­си­тель паль­чи­ком грозит?
— А потому что Он тебя, дитя, видит и слы­шит, бла­го­слов­ляет на вся­кое доб­рое дело, а злого тво­рить не велит! Иначе про­гне­ва­ешь ты Его, отой­дет от тебя бла­го­дать Свя­таго Духа!
— А мне так страшно стало от этих слов: «бла­го­дать Свя­таго Духа отой­дет». Куда же я тогда пойду? У кого найду утешения?
…Слу­шал я повест­во­ва­ние матушки и пора­жался: три класса обра­зо­ва­ния, а гово­рит ведь куда лучше, чем «про­фес­сор кис­лых щей», осте­пе­нен­ный и умуд­рен­ный! Но не все повест­во­ва­ние я вам пересказал:
— Дай, думаю, я спря­чусь от Спа­си­теля, а потом в оде­яле щелочку малень­кую сде­лаю, дырочку, и посмотрю, — решила хит­рая девочка, — и тогда-то Спа­си­тель, видя, что я под оде­я­лом, от меня взор отве­дет, и я пойму тогда, что не все­гда Он на меня смотрит!
Залезла под оде­яло, а у меня самой сердце бьется: я решила ведь Спа­си­теля пере­хит­рить! Потом маа­а­лень­кую дырочку сде­лала в оде­яле, смотрю, вижу: лам­падка мер­цает, а поверх лам­падки — Спа­си­тель. И все мне паль­чи­ком гро­зит! Прямо в дырочку! И тогда я поняла, что от Бога никуда не скроешься!
Ведь так напи­сано в Псал­тири: от Духа Тво­его камо бежу: аще взыду на небо — тамо еси, и на море — крыла Твои покроют меня,— при­бли­зи­тельно так гово­рит царь Давид. Вот что такое страх Божий! Потому, дру­зья, остав­ляя наших деток одних играть в ком­нате, непре­менно спро­сить строго, но с любовию:
— Маша, а где Господь?
Трех­лет­няя Маша при­вычно пово­ра­чи­ва­ется туда, к восточ­ному углу, где икона Хри­ста, про­тя­ги­вает свой розо­вый, пух­лень­кий паль­чик и говорит:
— Вон Господь!
— Маша, — спра­ши­ваем нашу дочку, — Машенька, вот я сей­час уйду (зна­ете ведь, как дети любят, чтобы им зада­вали вопросы! Хле­бом не корми, о чем-нибудь спроси — на все у них готов ответ, ведь дитя — это ходя­чая энцик­ло­пе­дия, при том не совет­ская энцик­ло­пе­дия, с выма­ран­ными отдель­ными име­нами и местами, а Божья энцик­ло­пе­дия без купюр и интер­по­ля­ций) — сей­час я уйду, как ты счи­та­ешь: Бог будет за тобой наблюдать?
— Да, мамочка.
— Машенька, а слы­шит ли тебя Иисус Христос?
— Слышит.
— Машенька, а зачем это Гос­подь паль­чи­ком так на иконе дер­жит удивительно?
— А это Он меня благословляет!
— Машенька, а на что тебя Гос­подь благословляет?
— Ну как? Ну, чтоб я играла, маме помо­гала, послуш­ной чтоб была.
— Машенька, а вот видишь: Гос­подь тебя бла­го­слов­ляет, одно­вре­менно и паль­чи­ком гро­зит. Что Он тебе запре­щает делать?
— Ну как?.. (И Машенька вам тут же испо­ве­дует все свои немощи) — Гос­подь недо­во­лен бывает, когда игрушки раз­бро­саю, а потом не соберу. Гос­подь огор­ча­ется, когда я бабушке грубо говорю. Гос­подь недо­во­лен бывает, когда я остав­ляю постель неуб­ран­ной. Гос­подь не любит мои капризы. Гос­подь сер­дится, когда я молюсь поспешно и невнимательно…

Сло­вом, тут от матери зави­сит, чтобы дитя ее раз­го­во­ри­лось, но гово­рило не сует­ное, пустое, инфан­тиль­ное, а Боже­ствен­ное, под­лин­ное, правдивое.

Беседа шестая. О чтении Евангелия

Как важно при­вить ребе­ночку бла­го­го­ве­ние к Свя­щен­ному Писа­нию, хотя бы ваше дитя еще не умело читать? Как это сде­лать? А вот как.

Нужно поста­вить иконы Гос­пода и Божией Матери на полочку, уго­лок сде­лать так, чтобы на дощечке, дер­жа­щей иконы, покры­той пла­точ­ком, быть может, рас­пис­ным, быть может, само дитя (с мами­ной помо­щью, если дитяти, за пять лет), вышьет кре­сти­ком какой-нибудь рису­нок, как важно, чтобы на этом пла­точке лежало Свя­щен­ное Еван­ге­лие! И как мало нужно уси­лий, чтобы ребе­но­чек научился бла­го­го­веть пред этой кни­гой книг, чтобы ребе­но­чек взи­рал с тре­пе­том на свое Еван­ге­лие, даже неот­кры­тое. Как это сде­лать? Нужно назна­чить себе час чте­ния ребенку Еван­ге­лия. И, под­ходя к полочке, не самой рав­но­душно взять это Еван­ге­лие, но сказать:
— Машенька! А что мы сей­час будем делать? Уже шесть часов.
Это сокра­тов­ский метод, то есть, вы наво­дите ребе­ночка на пра­виль­ный ответ. А ребе­нок некстати отвечает:
— Мы сей­час будем есть клубнику!
— Ну что же, поедим мы с тобой клуб­нику. А что мы с тобой обычно делаем в шесть часов? Не едим же, не спим, а чи…
— …стим кар­тошку! — ска­жет ребе­нок опять некстати.
— Нет, нет, нет! Чита…
И вдруг, вспом­нив о своем еже­днев­ном чте­нии, дитя скажет:
— Читаем Евангелие!
А можно ли с неумы­тыми руками при­ка­саться к Еван­ге­лию? Смотри, какие ладо­шки — все лип­кие от варенья!
— Нет, нельзя.
— Ну-ка, беги мыть ско­рее, ско­рее, только не споткнись!
И ребе­нок бежит, подобно ков­бою, бегу­щему по пре­рии, чтобы поско­рее ему ладо­шки иметь чистыми. При­бе­гает, пока­зы­вает свои ладошки.
— Ну-ка, покажи пра­вую! Нука, левую!
Все это дела­ется с удо­воль­ствием, ведь это дела­ется ради Бога!
— Хочешь ли, я достану Еван­ге­лие, или сама возь­мешь его?
— Сама, сама!
Это ведь так важно испы­тать про­из­во­ле­ние ребенка! В Биб­лии напи­сано: «При­близь­тесь ко Мне, и Я при­бли­жусь к вам.»
— Ну, что же, поле­тим ко Господу?
— Полетим!
И уже Машенька руч­ками машет, как чайка, как аль­ба­трос, хочет взле­теть, но не полу­ча­ется без роди­тель­ской помощи. Вы берете ребе­ночка под мышки и бережно воз­но­сите его.
— Машенька, пони­ма­ешь ты теперь, как души идут на Небо?
— Понимаю…

Зави­сит от вас, как долго вы будете лететь. Можно совер­шить пируэт по ком­нате, лишь бы только голова не кру­жи­лась, ни у вас, ни у ребенка.

И, нако­нец, вы под­ле­та­ете к Еван­ге­лию, при­том, что Машенька ваша не без­пар­тий­ный Карлсон, а истин­ный пра­во­слав­ный малыш.

— Ну-ка, ну-ка, как дотро­немся до Еван­ге­лия, как к нему при­кос­немся? Можно ли про­сто так: цап-царап? Как Мышка, пом­нишь, яичко смах­нула, яичко и разбилось?
— Нет-нет-нет! Надо перекреститься!
— Как мы с тобой будем три паль­чика складывать?
— Во имя Тро­ицы,— отве­тит Машенька.
— А два паль­чика? Где у тебя безы­мян­ный паль­чик, где мизин­чик? При­жмем к ладо­шке и что ска­жем? Как помолимся?
— Во имя Отца, и Сына, и Свя­таго Духа!
Осе­няя себя кре­стом, Машенька, вами дер­жи­мая, на высоте нахо­дя­ща­яся, берет Свя­щен­ное Еван­ге­лие как бы с неба, как бы с лег­кого облачка.
— Ну-ка, поце­луй Евангелие.
Дитя целует Евангелие.

Ясно ста­но­вится, если так мы будем читать Боже­ствен­ное Писа­ние (а я ведь не рас­ска­зал еще, как его читать. Я рас­ска­зал, как его достать!) — эти свя­тые уроки неиз­гла­димо лягут на сердце ребенка. Даже если он ста­нет гла­вою проф­со­юз­ной орга­ни­за­ции, даже если он будет рас­пре­де­лять путевки на тур­базы, сердце его, смяг­чен­ное Еван­ге­лием в дет­стве, все равно не поз­во­лит ему стать корыст­ным, гру­бым, злым, эго­и­стич­ным человеком.

И вот мяг­кая посадка. Дитя уса­жи­ва­ется рядом с вами на диване. Вы обни­ма­ете его рукою, рас­кры­ва­ете Писа­ние… И слышите:
— Пре­муд­рость, про­сти. Услы­шим Свя­таго Еван­ге­лия чтение…
Впро­чем, это слы­шится уже в храме Божием. А вам надо поду­мать, как помо­литься перед чте­нием Свя­того Евангелия.
Пра­во­слав­ные! Будьте само­сто­я­тель­ными, оста­ва­ясь во всем вер­ными чадами Церкви! Умейте молиться с детьми дет­скими непо­сред­ствен­ными молит­вами. За это вас не осу­дит Свя­тей­ший Пат­ри­арх Алек­сий II, кото­рый сам, вме­сте со своей бла­го­че­сти­вой мамоч­кой в дет­стве молился перед чте­нием Писания.
— О чем попро­сим, Маша, Гос­пода перед чте­нием Писания?
И ребе­нок сотво­рит вам такую молитву, под кото­рой и сам Иоанн Зла­то­уст не отка­жется подписаться:
Гос­поди! Научи меня испол­нить все то, что я про­чи­таю сего­дня в этой книге.

Так ска­жет ребе­нок, так ска­жете и вы. И научи­тесь от него вере, бла­го­че­стию и любви ко Христу.

Беседа седьмая. Родительские ошибки

Давайте про­дол­жим раз­го­вор о вос­пи­та­нии под­рас­та­ю­щего поко­ле­ния в Духе Хри­сто­вом. И сего­дня я хотел бы кратко побе­се­до­вать о тех ошиб­ках, кото­рые допус­кают роди­тели в слож­ней­шем деле взра­щи­ва­ния дет­ской души. Не раз при­хо­ди­лось видеть ново­об­ра­щен­ных роди­те­лей, по пре­иму­ще­ству мам, кото­рые, со всей рев­но­стью пре­дав себя делам бла­го­че­стия, отрях­нув от стоп своих прах без­бо­жия, неве­рия и гре­хов, с некоей бла­го­че­сти­вой сви­ре­по­стью при­ня­лись за вос­пи­та­ние своих ни в чем непо­вин­ных детей.

И как часто бывает, что моло­дая бла­го­че­сти­вая мама, еще не стя­жав долж­ного рас­суж­де­ния, еще не обретя покой­ного, мир­ного рас­по­ло­же­ния духа, еще болея, так ска­зать, духов­ным боль­ше­виз­мом, свое дитя укла­ды­вает в про­кру­стово ложе псевд­обла­го­че­сти­вых уста­но­вок, усво­ен­ных наскоро, но не про­ве­рен­ных жизнью.

Вели­кую ошибку допус­кают те пра­во­слав­ные роди­тели, кото­рые, желая вырас­тить из своих детей Сера­фи­мов и Херу­ви­мов, пре­по­доб­ных Сер­гиев и Амвро­сиев Оптин­ских, забы­вают, что каж­дое дитя создано по образу и подо­бию Божию, что в чело­веке про­яв­ля­ется свой­ство Богом даро­ван­ной сво­боды выбора. Сам Гос­подь нико­гда не наси­лует нашего про­из­во­ле­ния, нико­гда не при­нуж­дает, а лишь пред­ла­гает стезю веры и любви. Поэтому роди­тели должны много молиться, чтобы найти вер­ный путь, золо­тую сере­дину в вос­пи­та­нии своих детей, с одной сто­роны, не пота­кая их капри­зам, не вос­пи­ты­вая их на лож­ном прин­ципе все­доз­во­лен­но­сти, а с дру­гой сто­роны, не впа­дая в излиш­нее строж­ни­ча­ние, адми­ни­стри­ро­ва­ние без­смерт­ной дет­ской душою, и тем самым обу­слав­ли­вая отпа­де­ние от Бога наших детей тогда, когда они вой­дут в воз­раст, период твор­че­ской само­де­я­тель­но­сти, актив­но­сти, когда сво­бодно будут выяв­лять соб­ствен­ное произволение.

И, поис­тине, нужно иметь духов­ное сердце, чтобы суметь сла­дить с ребен­ком, кото­рый почему-то отка­зы­ва­ется идти в храм в день вос­крес­ный, нахо­дит для себя заня­тия более нуж­ные и важ­ные, будь то лепка из пла­сти­лина или бега­нье по двору за дру­зьями, или какое дру­гое. Вся­кий раз, когда мы насильно выры­ваем игрушку из рук ребенка, оттор­гаем его от обще­ния с себе подоб­ными и вла­чим его в храм, как рабо­вла­де­лец несчаст­ного негра на тор­жище, мы под­ры­ваем бла­го­че­сти­вые устои дет­ской души, мы помо­гаем ей сде­латься рево­лю­ци­о­нер­кой: в оный час топ­нуть на все ногой и повер­нуться спи­ной к Церкви.

Как же быть роди­те­лям? Прежде всего, им должно овла­де­вать сокра­тов­ским мето­дом обще­ния с детьми. Что это за спо­соб вос­пи­та­ния? Это такое уме­лое обра­ще­ние с ребен­ком, когда мы, пред­ла­гая ему что-нибудь, желая его заста­вить нас слу­шаться, так дей­ствуем, так гово­рим, что он вовсе и не заме­чает нашей твер­дой вос­пи­та­тель­ной руки, но убеж­ден, что делает все сам, по сво­ему соб­ствен­ному произволению.

К при­меру: мое дитя не хочет идти вече­ром в суб­боту молиться, оно сидит, при­лип­нув к оному зло­счаст­ному теле­ви­зору. А ведь так любит ребе­нок храм, так стре­мится пооб­щаться с батюш­кой. У него там есть и свои дру­зья. Он там — как рыбка в воде! Оши­бочно было бы власт­ным дви­же­нием, осо­бенно соеди­нен­ным с раз­дра­же­нием, выклю­чить теле­ви­зор, выбить стул изпод чада, прочно сидя­щего на нем.

Гораздо важ­нее, оста­вив ребенка, как он есть, воз­дей­ство­вать на его сердце. И здесь, прежде всего, нужно наше слово, слово духов­ное, слово, уме­ю­щее рас­то­пить суету и помра­че­ние дет­ского сердца.

— Ну что же, я пошел в храм!
Важно учи­ты­вать воз­раст ребенка, пред­по­ло­жим, ему шесть лет.
— Я пойду в храм и нас там встре­тит… — (Пауза. ребе­нок еще не обра­щает на вас вни­ма­ния) — наш батюшка. И батюшка, прежде всего, нам даст бла­го­сло­ве­ние, — гово­рите вы как бы в воз­дух, в то время, как ребе­нок устрем­лен в телевизор.
— А потом батюшка выне­сет масло, не про­стое, а освя­щен­ное, и когда он возь­мет малень­кую кисточку, а на кон­чике этой кисточки кре­стик пра­во­слав­ный, и пома­жет чело (здесь можно уже вос­по­мя­нуть имя вашего ребенка) Сере­женьки во Имя Отца, и Сына, и Свя­таго Духа, — какая бла­го­дать, какой свет, какая радость напол­нит его сердце. А ведь в вос­кре­се­нье Сам Гос­подь через свя­щен­ника выне­сет Зла­тую Чашу и мы будем…
— При­ча­щаться! — допол­нит за вас ваше чадо, если вы гово­рите с муд­рой роди­тель­ской любовью.
И вот весьма важно воз­дей­ство­вать на духов­ный мир ребенка через слово.
— А я не пойду! А я устал! А мне не хочется…
— Ну что же, Сережа лишит себя сего­дня Боже­ствен­ной бла­го­дати. Мы все из храма при­дем радост­ные, покой­ные, Ангел-Хра­ни­тель будет вме­сте с нами, когда, помо­лив­шись, мы отой­дем ко сну. Он рас­про­стрет свои крыла над нами и будет вме­сте с нами молиться. А Сережа, не помо­лив­шись, не про­све­тив­шись, а, насмот­рев­шись этих дурр­рац­ких мульт­филь­мов, ляжет спать. И вы зна­ете, кто тогда к нему подой­дет? Ангел-Хранитель?

Неко­то­рые роди­тели, обща­ясь с детьми, слиш­ком легко поми­нают бесов, говоря: «В тебе бес сидит! Ты диа­волу под­да­ешься! Да ты — жилище демонов!»

Ни в коем слу­чае нельзя сгу­щать краски и напе­чат­ле­вать эту тем­ную духов­ность на неж­ном и уяз­ви­мом сердце ребенка. Гораздо лучше поль­зо­ваться этим самым сокра­тов­ским мето­дом. Муд­рый был чело­век Сократ, хотя и далек от Христа!

— Что, Ангел-Хра­ни­тель тогда подой­дет к Сереже?
А ребе­но­чек уже вни­ма­тельно вас слу­шает: вы гово­рите гораздо инте­рес­нее, чем дядя Степа из теле­ви­зи­он­ного мульт­фильма. И он скажет:
— Нет, не Ангел-Хранитель!
— А кто?

И тут-то предо­ставьте ему самому обо­зна­чить это мерз­кое коз­ло­но­гое суще­ство, кото­рое нару­шит покой­ный сон нашего Сережи за то, что он, вопреки обык­но­ве­нию, не пошел ко всенощной.

А как важно уметь научить ребенка вку­шать пищу во славу Божию! Неко­то­рые роди­тели до сих пор не могут отре­шиться от допо­топ­ной методы:
— Ну-ка, ну-ка! Вот к нам едет беге­мот, вот к нам едет каша­лот… А ребенка не пре­льщает вся эта водо­пла­ва­ю­щая жив­ность, и он мор­щится и отво­ра­чи­ва­ется от тарелки с супом.
А как иначе? — Очень про­сто: вы сами, вме­сте с чадом, вку­ша­ете от соб­ствен­ной тарелки. Под­ни­ма­ете ложку к устам и говорите:
— Спаси Гос­поди и поми­луй нашего духов­ного отца иерея Антония!
Затем, подув (может быть, гипер­бо­ли­че­ски сильно) — в ложку, вы втя­ги­ва­ете в себя горя­чую влагу и изоб­ра­жа­ете (да что изоб­ра­жать — суп вкус­ный!) удо­воль­ствие и говорите:
— Ах, какой суп! Это ведь сам отец Анто­ний его сего­дня бла­го­сло­вил, потому что я за него помо­лился. А ну-ка, вто­рая ложечка:
— Спаси Гос­поди и поми­луй… за кого же помолиться?
И если дитя в неж­ном воз­расте: три, четыре, пять лет, оно тот­час заго­рится жела­нием помо­литься за всех и за вся.
— Спаси Гос­поди и поми­луй бра­тика Алешу!
И вот уже неза­метно для себя ребе­нок сам начал хле­бать нена­вист­ный ему дотоле суп.
Я помню слу­чай, о кото­ром я как-то рас­ска­зы­вал в своей вос­крес­ной школе: пле­мян­ница не желала кушать про­тер­тую мор­ковку, про­сто бры­ка­лась, ее от себя отпи­хи­вала. И стал я, нахо­дясь рядом, молиться и есть мор­ковку, при­го­тов­лен­ную для нее. Она очень быстро воз­го­ре­лась жела­нием молиться со мною, пере­же­вы­вая посы­пан­ную саха­ром мор­ковку, и мы, неза­метно для себя, уплели всю мисочку. Вот когда оста­лось три, бук­вально, малень­ких мор­ко­винки на чай­ной ложечке, а помо­литься нужно было еще за столь­ких! — ребе­нок вдруг изрек такое уди­ви­тель­ное слово:
— Спаси Гос­поди и поми­луй всех людей И ВСЕ МИРЫ!

Как он выска­зался, то есть объял всю все­лен­ную, помо­лился не только за людей, но и за без­душ­ные све­тила, ведь нужно было уме­стить их в три морковинки.

Дети гораздо более бла­го­че­стивы, чем мы, они более скоры на подъем, они тот­час зажи­га­ются при мысли об уго­жде­нии Богу, только бы мы пре­по­да­вали эти бла­гие уроки без скуч­ного мен­тор­ства, но с живым чув­ством правды и тре­пе­том пред нашим Созда­те­лем. Аминь.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

1 Комментарий

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки