сайт для родителей
Древо сайта

О рождении и воспитании ребенка — свящ. Артемий Владимиров

Print This Post

Просмотров: 2588


О рождении и воспитании ребенка — свящ. Артемий Владимиров
( О рождении и воспитании ребенка — свящ. Артемий Владимиров 4 голоса: 3.75 из 5 )

В одной из просьб, пришедших в редакцию «Радонежа», заключалось пожелание, дабы мы посвятили некоторое время молодым супругам, будущим мамам, или тем, кто уже благополучно разрешились от бремени, и преподали бы таковым благочестивым душам, избравшим путь законной семейной жизни, освященной венчанием, несколько спасительных советов.

Беседа первая. Зачатие

В одной из просьб, пришедших в редакцию «Радонежа», заключалось пожелание, дабы мы посвятили некоторое время молодым супругам, будущим мамам, или тем, кто уже благополучно разрешились от бремени, и преподали бы таковым благочестивым душам, избравшим путь законной семейной жизни, освященной венчанием, несколько спасительных советов.

И прежде всего приходит на ум, когда размышляешь о столь важном предмете, сокрушение, скорбь и сетование. Помните, как плакал на развалинах Иерусалима вещий пророк Иеремия, плакал и рыдал, созерцая повсюду разорение: уведены были в плен в далекий Вавилон соотечественники его и не могла утешиться душа пророка, хотя и знала, доподлинно знала, — случилось это по грехам человеческим, не без воли Божией. Так и ныне пастыри Божии плачут, когда надлежит им размышлять и говорить о жизни в семье, ибо диавол более всего, как кажется, ненависти и коварства направляет во Святая святых — сердца человеческие, дабы соделать эти сердца неспособными к жертвенной любви, на которой и зиждется православная семья.

И особенно достойно плача то, что наши дети, их благобытие, духовное и телесное здравие почти что всецело находится в руках их будущих родителей. Какая девушка, выйдя замуж, не мечтает, чтобы ее дитя было благо, сильно, красиво, добро, не надеется, что ее ребенок некогда утешит седины родителей?

Но как мало ныне молодых людей, которые прилагают к этим мечтам благочестивую жизнь! Яблочко недалеко падает от яблони, и если свят корень, то благочестивы и ветви, а если червь подточил ствол дерева, можно ли ожидать сладких плодов, когда придет время урожая?

Итак, прежде всего православным супругам должно молиться о даровании им дитяти. Те, кто памятуют о молитвах венчания, не забыли как призывалось на главы жениха и невесты огненное благословение: «Благослови их, Господи Боже наш, якоже благословил еси Авраама и Сарру, благослови их, Господи Боже наш, якоже благословил еси Исаака и Ревекку, благослови их, Господи Боже наш, якоже благословил Иоакима и Анну!» Что это за имена? Что это за супруги? Чем они были приятны Богу? Тем, что молились о даровании им дитяти, тем, что знали: дитя — это благословение Божие, это чудо Божие, это радость, которая должна быть вымолена.

Вот почему истинно молитвенные супруги никогда не будут уязвлены диаволом, который понуждает мужа и жену в жертву сладострастию приносить естество. Наши дети страдают еще до своего зачатия, а если точнее сказать, те страдания, которые причиняют друг другу сладострастные родители, ругаясь над собственным естеством, отражаются на телесном и душевном состоянии их будущих детей.

Вот почему Церковь выделила в неделе три святых дня, сопряженных со страданиями Христа: в среду Господь наш был предан Иудою, в пятницу Христос Бог, как человек был распят на Кресте, в воскресение — воскрес. Супруги, благоговея пред Кровью Христа, излитой со Кресте, в ночь под среду, под пятницу, под воскресенье живут раздельно, не смея прикасаться друг к другу, по взаимному согласию, посвящая время молитве, чтению Евангелия, богомыслию. Церковь свидетельствует, что если чадо зачато в святой день, если святой день поруган похотью родителей, то оно лишается по вине родителей всего богатства благословения Божия. Говорят, что Иуда был зачат своими родителями во дни поста, дни священные для ветхозаветных людей.

По свидетельству некоторых церковных писателей, состояние души ребенка во многом предопределяется состоянием сердец родителей в священный час зачатия. Мужу и жене, любовь которых священна, ложе которых чисто и непорочно, должно заботится о целомудрии сердечном. Освящены наши родительные способности, но сердце — это наш жертвенник, на котором должен воскуряться лишь фимиам нетленной, чистой молитвы: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного!

Если люди по своему духовному невежеству отдаются сладострастным помыслам, мечтаниям, воображениям, если растлевают себя неестественным блудом, то они тем самым они уже подтачивают творческие силы своего ребенка. Если дитя зачинается в табачном дыму, в пьяном угаре, там, где царствует лишь страсть, там, где нет места смиренной молитве: Господи, исполни чрез нас Святую волю Твою! Господи, Тебе посвящаем наше будущее дитя! Господи, мы лишь слабое орудие Твоего Промысла, Ты Сам, Твоя десница да благословит нас на святое дело! — там где нет этого молитвенного устремления к Богу, а есть лишь животная похоть, то тем самым мы уже обрекаем наше дитя на страстность, лице его будет не так светло, как могло бы быть.

Что говорить о тех матерях, которые имея во чреве дитя, чувствуя, как оно бьется под сердцем, рабствуют сладострастию, по своей ли вине, или по настоянию супруга, и имеют супружеское общение? Рекомендую таковым смотреть передачу «В мире животных», ибо животные учат нас жить почеловечески. Никакая кошка не допустит к себе Барсика, коль скоро почувствует: «там» — будущие котята; но напротив — ощерится, зашипит, подымет уши, выпустит когти и скажет на своем кошачьем языке: «Уходи, постылый, ты не нужен мне!»

Поэтому, исходя из священнической практики, можно утверждать: страшные несчастья — выкидыши, которые случаются у многих женщин, желающих иметь детей и рожать их во славу Божию, имеют место не без их вины: либо не освящен брак, либо дитя страдало и было утесняемо, когда супруга отдавалась супружеской жизни, в то время, как сего уже не требовало естество.

Будущей матери должно быть весьма покойной, мирной и тихой. И для того, чтобы уродливые женские капризы, которые обычно проявляют чревоносящие, не растлевали наше сердце, не ущербляли его, должно готовящимся родить чаще приобщаться Святых Христовых Тайн. «Чем чаще, тем лучше!» — так говорит преподобный Серафим Саровский. Конечно, с сознанием своего недостоинства, конечно, с великим благоговением и трепетом, конечно же, чувствуя, сколь мы немощны, и сколь нужна сила Божия, освящающая и нас, и плод во чреве.

Должно помнить, что всякий крик, всякое нечистое слово уже оскверняет ребенка, уже напечатлевает на его утробном сердце образы порока и страстей. И напротив, совершенно иначе складывается судьба младенчика, если будущая мать в молитвенном устремлении часто созерцает икону Пречистой Божией Матери. Особенно трепетно должно беременным молиться перед Феодоровской иконой Божией Матери, а также обращаться к Святой Великомученице Екатерине, которая была девственна, уневещена Христу, именовалась и именуется невестой Христовой премудрой, но которая по промыслу Божию покровительствует готовящимся родить.

Очень важно обращаться к священнику накануне родов и попросить своего духовного отца или просто внимательного батюшку почитать молитву на разрешение от бремени. Какие это чудные молитвы! В заключение этой беседы я лишь только воспомяну несколько прошений из этих молитв. Две молитвы есть у священников: одна молитва обращена к самому Господу, а другая — к Божией Матери.

Какие трогательные слова составлены Духом Святым, которые слышит мать, преклонив колена, над своей главою: «О Мати Божия! Ты сама знаешь естество матери и чада. Ты не потребовала помощи, но нетленно родила Сына Своего и Бога. Ныне же подаждь помощь требуемую рабе Твоей, Тебе смиренно молящейся, и даруй ей легкое, благополучное разрешение от бремени. Сама приими ее дитя и сохрани мать и младенца от всякой заразы, от всякой нечистоты, от лукавства диавольского, от всякого мора, но огради Ангелами сияющими рабу сию и сподоби младенца, ему же в оный час надлежит родитися, таинства Святаго Крещения».

Беседа вторая. Рождение

Тема нашего нынешнего собеседования — рождение ребеночка, и какое это великое чудо! Настолько великое, что Сам Спаситель счел необходимым, ради нашей пользы, рассказать о нем, засвидетельствовать о нем, упомянуть о нем в Евангелии Царства: «Женщина, егда рождает, терпит скорбь велию, но когда явится человек на свет Божий, то от радости забывает муки», забывает страдания, и радость эта бывает на ее изможденном челе. И точно: священникам приходится наблюдать эту дивную, святую радость, струящуюся из очей молодой мамы. Женское естество раскрывается либо в благословенном безбрачии, служении Божией Матери, ангельском состоянии монашества, либо в материнстве. И такая чистота сопряжена с материнством, такая святыня! Остается только удивляться: как это ныне новое молодое поколение, «его грядущее иль пусто, иль темно», — я разумею людей, не ищущих веры, — не умеет трепетно созерцать красоту материнства?

Между тем, всякая молодая мама, попадая в отечественный роддом, попадая в эту обитель скорби и радости, должна готовиться к испытаниям. И прежде всего она должна знать: если, коль попустит Бог, роды будут тяжелыми, если жизнь младенца будет находиться в опасности, если он лишь вздохнет три раза, а затем душа его изъята будет из младенческого тела, мы да приуготовим себя.

Всякая мама, — как ни печально, но должна знать об этом, — всякая мама должна наизусть знать тайносовершительную формулу святого крещения, и свершить крещение обязана или она сама, или добрая няня (непременно сама православная), или кто другой над младенцем, которому надлежит умереть, едва лишь он только появился на свет. Только пусть это будет православный христианин, хотя бы не священник, не монах. Должно иметь с собой бутылочку святой воды, в идеале — воды Таинства Крещения, можно ведь попросить у батюшки, перед тем как идти в роддом!

И вот перед вами младенчик, жизнь которого еще теплится, и вы, не спрашивая его согласия, а лишь только веря словам Христа: «Не запрещайте таковым приходить ко Мне, — новорожденным детишкам, — их ведь есть Царствие Божие», — вы брызгаете тихонько на младенчика, можете перстом на нем крест обозначить, и произносите эту самую крещальную формулу: «Крещается раб Божий (например, Иоанн) во имя Отца, — брызнули и запечатали словом: Аминь, — снова брызнули, — и Сына. Аминь, — в третий раз брызнули — и Святаго Духа. Аминь».

Конечно, правильное совершение Таинства Крещения — через погружение, но не всегда бывает возможность это совершить, когда обстоятельства этому не благоприятствуют. Итак, три капельки воды с этими словами произнесенными, коль попадут на чело младенчика, трижды оросят его, соделают его Христианином и спасенным во веки веков. Аминь.

Ну вот, родился благополучный ребеночек. Сохрани Господь его жизнь, как Царь Давид во псалтири свидетельствует: «Ты, Господи, хранишь младенцев». Сколько предстоит волнений маме, каких трудов требует от нее сие дело, какого попечения и терпения, чтобы не лишен был младенец ничего из того, что положено ему по его немощному новорожденному естеству.

И прежде всего — кормление. Это же великая святыня! Всякая мама пусть знает что такое «всосать благочестие с молоком матери». Тогда освящается младенец материнским молоком (я разумею не физиологическую сторону дела, а духовную), когда мама, прижав младенца к груди своей, прислушиваясь к нежным звукам, издаваемым устами младенца, молится с радостью и неленостно: «Богородице Дево, радуйся, благодатная Марие, Господь с Тобою, благословенна Ты в женах и благословен плод чрева Твоего, яко Спаса родила еси душ наших». Когда мама окажется дома, ей надо кормить младенчика не где придется: не на кухне, не в коридоре, а пред Образом Пречистой Богородицы. И чем мама будет сердечнее тогда приносить это архангельское приветствие, тем более благодати посетит ребеночка.

— Батюшка, а что, если молоко пропадает, — спросит ктонибудь, — что тогда делать? Как тогда нам ребеночка духовно воспитывать на «Бэбимиксе»?

Молоко, дорогие мамы, пропадает не просто так, а часто сопряжено это с маминым греховным поведением. Святая Церковь свидетельствует, что мама все время кормления должна воздерживаться от супружеской жизни. Едва лишь только она по настоянию мужа, или по собственной безответственности приступит уже не к святому делу, а к делу непотребному, как сладострастие отравит естество матери и проникнет в молоко. А молоко уж и не исходит из материнской груди, — естество наше бастует, протестует против неумеренности супружеской жизни. Даже если молоко не пропадает, супружеская жизнь все равно крайне вредна для младенца. Вот почему, когда ребенок приходит в возраст, мгновенно на нем отражается все то, что мать делала не по разуму, все ошибки, все пороки, все неумеренности. Ибо младенцы, растленные в утробе матери супружеской жизнью неподобной, или через молоко питаемые и оскверняемые одновременно, бывают непокорны, строптивы, невнимательны, рассеянны, бывают чрезмерно оживлены, озорливы, неспокойными, тревожными и часто уже на школьной скамье страдают за то, что мама не знала благого времени воздержания.

Хочу подать совет тем мамам, у которых вдруг не достает молока, пропадает молоко, а дитя нуждается в этой манне земной. В этой нужде должно молиться святому мученику Иулиану. По вере вашей да будет вам даровано просимое молитвами этого угодника Божия, святого мученика Иулиана.

Беседа третья. Наречение имени

Важно примечать, когда рождается дитя ваше, в какой день. Если родилось дитя 11 июля по старому стилю (24 июля по новому) и дитя это женского пола, ну разве можно наречь его какимто другим именем, если не именем равноапостольной Ольги, память которой совершается в сей самый день? Это же ясный и несомненный знак: кто покровительствует нашему дитяти!

Если родилось у тебя дитя 13 июля, то значит, сам Архангел Гавриил распростирал над тобою крыла и молился к Богу о том, чтобы дитя вело ангельскую жизнь на земле. Конечно же, бывают случаи и не совсем ясные: «Что делать, если у меня родилась девочка тогда, когда Церковь воспоминает лишь святых мужей? Например, 18 июля по ст. стилю (31 по новому) прославляются имена мученика Иулиана, мученика Иакинфа, преподобного Иоанна, Памвы, инаго Памвы, — а женских имен и нет. Что делать нам?»

Если затрудняемся в выборе имени, относящегося ко дню рождения младенца, то давайте посмотрим на восьмой день появления его на свет Божий. Воспомянем, что в древности, еще в ветхозаветные времена, именно в восьмой день нарекали имя младенцам, ведь восемь — число, обозначающее вечность. И, может быть, в восьмой день, найдем мы то самое имя, которое окажется святым и вещим для нашего младенца. А что, если и восьмой день ничего нам не скажет? Тогда посмотрим сороковой день, ибо часто матери, коль младенец здоров и нет опасности для жизни, на сороковой день приходят в храм или приглашают домой священника, дабы батюшка почитал над ними очистительные молитвы, и они вновь могли приступить к исповеди и причащению, дабы Бог в этот сороковой день сподобил дитя Света Небесного, Света Крещения, сопричислил его сонму избранников своих. Но сороковой день тоже может нам ничего не сказать, — тогда как?

Знайте, что Православие, это не учебник Советского права. Православие шире всех учебников и всех параграфов, всех законнических предписаний, поэтому, может быть, у вас уже приуготовлено имя для младенца. Предположим, родился мальчик, а вы уже внутренне желали посвятить его Богу и покровительству чудотворца Николая. Осудит ли вас Господь, если вы как бы и некстати, как бы не по расписанию даруете младенцу это имя, означающее в переводе с греческого «победитель народов»? Конечно нет! Православие ведь познается сердцем, и лишь только сердцем даровано нам приближаться к Богу, сердцем и умом, а не одним только умом. Поэтому можно называть ребенка и по наитию, по сердечному чувству, по особому почитанию того или другого угодника Божия.

Какие только тайны не открывает Господь мамам! Одна мама носила дитя под сердцем и хотела назвать этого младенца, если будет мальчик, Серафимом. Хотела назвать Серафимом, да вдруг видит сон незадолго до родов, что едет она в своем дилижансе (дело было в начале ХХ века) в ТроицеСергиеву Лавру. И чем ближе приближается к расписным воротам Лавры, тем явственнее доносится до нее звон с чудной колокольни, утвержденной посреди соборной площади. Въехала в Лавру под этот звон — и проснулась. Ярко светило солнце сквозь занавеску… Поняла она, что сон этот не простой, и нарекла мальчика Сергием. Конечно же, сон это «в руку» — это сон не прелестный, но сон дарованный от Бога, сон тонкий. И, конечно, можно называть дитя в честь дедушки, или прадедушки, особенно, если дедушка или прадедушка были людьми благочестивыми, и тогда младенчик принимает вместе с именем сродника своего благодать на благодать. Даруется ему сила благочестия, которая уже сияла в его родственнике по плоти.

Словом, будем знать правило, но будем и выше правила, ибо Бог наш велий и чудны дела Его, поэтому молитва всегда укажет нам выход из положения.

И последнее. Если мы уже выросли и не помним, когда были крещены, а вместе с тем хотим знать, какому же небесному покровителю молиться, то нужно найти Святого, именем которого мы названы, первого по дне вашего рождения. Зовут вас Алексий, и день рождения своего вы помните, а день крещения — не помните. Так вот, посмотрите в календаре, спросите у священника, память какого Алексия ближайшая ко дню вашего рождения и идет вслед за ним — это и есть ваш святой. А если вы уже духом прилепились к Алексию, Божиему человеку, в то время как юридически, так сказать, митрополит Алексий ваш небесный покровитель, не смущайтесь, — не обидится митрополит, но отдаст право первородства Алексию, Божию человеку, лишь бы все было сопряжено с любовью во Христе, с молитвою и с верностью Церковным установлениям, с желанием жить полнотой духовной жизни Церкви.

В каждом имени запечатлена тайна личности. Должно вникать в имя, которое мы носим. Если тебя зовут Татьяна — учредительница, распорядительница, это значит, что дом твой и хозяйство должно быть в полном порядке: все ложки, плошки — лежать на своем месте, в баночках здесь — тмин, там — корица, там — горчица, должен быть порядок.

А если тебя зовут Андрей — мужественный, то значит трусость тебе вовсе не к лицу, и уж, само собой разумеется, нужно знать житие своего святого, ибо его подвигам должен ты разумно подражать. Если ты назван в честь Преподобного Сергия — стремись к сердечной молитве, если у тебя святая праведная Иулиания — умей обращаться с людьми в духе мира и любви, а если ты — Архангел Михаил, то воюй против сатаны, не избивая людей дубинкою, а борясь со страстями и сокрушая их в тайне своего сердца.

Беседа четвертая. Первые уроки веры

Побеседуем о первых уроках благочестия, которые молодая мама должна преподавать своему розовощекому дитяти, своему «бэби», своему младенчику, который недвижимо, перепеленато лежит в люльке, лежит в кроватке и смотрит на мамочку чистыми, блестящими, невинными глазками.

— Помилуйте, о чем Вы говорите! А не рано ли?
— Не запрещайте детям, рожденным в церковных семьях, рожденных там, где благочестие сияет, приходить ко Мне уже с младенчества через Таинство Крещения, ибо их есть Царство Небесное.
— Батюшка, а не правы ли западные христиане, которые лишь в двенадцать лет совершают конфирмацию, то есть таинство Миропомазания (если есть вообще вне Православной Церкви таинства) над детьми, а младенцев же не помазуют там миром?
— Друзья мои, не будем учиться у инославных, ибо один учитель у нас — Христос, пребывающий в лоне Православной Церкви, ибо Церковь Его есть Тело, а мы — члены этого Тела. Пока будем слушать лжеучителей, будем помрачаться, и сами себе сложности создавать. А более всего, — явим неблагодарность и злобу к нашим детям, которые нуждаются в полноте духовного окормления с первого дня появления на свет.

Итак, крещено дитя, миропомазано, облеклось оно даром Святаго Духа, благодатью премудрости и разума, совета и крепости, ведения и благочестия и страха Божия. Как возгревать эти дары в ребенке? Прежде всего новорожденное дитя должно почаще приносить ко груди Матери-Церкви. Никто не укоряет младенчика за то, что он требует груди материнской, никто да не запрещает младенчику питаться груди церковной: я разумею Таинство Причащения.

Мать! Как ты смеешь искушаться мыслями и сомнениями, что ребеночек твой заразится, приступая к Святой Чаше? Как ты можешь других заражать своими сомнениями, говоря: «Из одной ложечки то да в уста моему младенчику! А перед ним кто там причащался, откуда я знаю?». Раскрой свои очи, мать, пошире и узри, что причащает младенчика не священник, а шестокрылатый Серафим! Неужто ты так плохо училась в школе, что не понимаешь строф известного пророческого стихотворения:

— В пустыне мрачной (неверия, маловерия) я влачился и (вдруг) шестокрылатый (церковный) Серафим передо мною (негаданно-нежданно с неба) появился. Именно об этом Таинстве написал замечательные строки великий русский поэт

Итак, Бог наш есть Огнь, поядающий всякую нечистоту, всякую болезнь! Причащайте, родители, младенцев хоть ежедневно, — они будут благодарить вас всю жизнь, ибо сказано в Псалтири: «Ты, Господи, хранишь младенцев». И паче тех младенцев хранишь, с которыми пребываешь, в сердцах которых созидаешь обитель вкупе со Отцем и Духом. Если будем причащать младенцев по воскресным дням, Бог сохранит их от злого человека, дурного глаза, от гриппа, свинки, хрюшки, краснухи, от всех страшилищ двадцатого столетия.

Но мало только причащать младенца. Должно быть и духовное домашнее воспитание.

— Да как же, батюшка, я могу его воспитывать, когда дитя мое еще ничего не понимает?
— Мама, дитя твое понимает гораздо более тебя, ибо устами младенцев глаголет Истина, ибо младенец сей имеет внутри себя Христа, входящего в его сердце. Спроси дитя, воспитанное в православной семье:
— Дитя мое, понимаешь ли ты, о чем поют соловьи?
И дитя скажет вам:
— Да понимаю. Они вещают: «Слава Тебе Господи!»
— Дитя мое, а что кошечка, когда «мяу-мяу» просит, то о чем она говорит?
— Она говорит: «Господи помилуй».
— А коровки «му-му» молятся, говорят: «Господи, даруй нам милость Твою».
— «Кукареку!» — «Господи, Иисусе Христе, слава Тебе!» — вещает петушок.

Но этому можно учить детей, которым минуло два-три года. А младенчик? А ты, мама, положи его в кроватку, а сама напевай хвалебную ангельскую песнь Богородице: «Богородице Дево, радуйся, благодатная Марие, Господь с Тобою…» Вот, если мама будет петь чистым, нежным голосом, сердечно молиться вслух над младенчиком, то какая благодать его коснется!

Некоторые благочестивые мамы, вместо того, чтобы трясти люльку с младенцем, как будто отбойный молоток используют вместо своей руки, — раскрывают Евангелие и читают: «Вначале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог…» Если ваш младенчик научится засыпать под Евангелие, знайте: вырастет из него святитель Божий, а если не святитель Божий, то Божий человек — добрый, чистый, имеющий в себе благодать Святаго Духа.

Как важно младенчику, едва лишь только он научился улыбаться на вашу улыбку, подносить иконочку Божией Матери и говорить: «Дитя, посмотри, это Пречистая Дева Мария. А ну-ка, поцелуй иконочку». И сами осторожно иконочку подносите к устам младенчика и челу его. Безбожные матери вместо этого сами своими накрашенными губами, целуют в уста младенца, преподавая ему правило дурного тона.

Как важно, сложив три перста над младенчиком, когда он проснулся, едва лишь только взглянул глазенками своими на свет Божий, осенить его крестом, сказать: «Христос с тобой, дитя мое!» Как важно крестить, освящать крестным знамением бутылочку с «Бэби-Миксом». Как важно, растирая яблоко в блюдечке с голубой каемочкой, говорить: «Господи, очи всех на Тя уповают, и Ты даеши нам пищу во благовремении». Как важно всегда пребывать в молитве, и молитвенным сердцем дышать, освящать маленькое сердечко, еще чистое, невинное, непорочное вашего дитяти. Как важно приносить младенчика в храм, дабы он привыкал к таинственному мерцанию лампад, к сиянию свечей, дабы он слышал священника, который и ему, младенцу, преподает: «Мир всем». И будет это дитя мира, дитя послушания, дитя прилежания, дитя смирения, а не дитя неверия, дитя ожесточения, чадо гнева, чадо безбожия, чадо погибели.

Итак, друзья мои, да вверим наших младенцев Матери-Церкви, а Господь и Богородица чрез нас, чрез наши благочестивые потуги освятят младенцев Своею благодатию.

Беседа пятая. Самый нежный возраст

Продолжу сегодня тему, излюбленную для молодых мам, родительниц, о воспитании детей, самого-самого нежного возраста.

Помните, как-то недавно мы с вами рассуждали о пользе причащения Святых Христовых Таин, говоря, что младенчик должен припадать и к груди своей родительницы, и к груди церковной, у первой черпая молоко вещественное, а у второй — молоко духовное, т.е. должно младенчику оживотворяться Причащением Крови Христовой, ибо тогда Бог вселяется в наше естество и хранит нас от всякой болезни, от всякой заразы, от духов тьмы, взращивает и душу, и тело наше во славу Свою.

Но вот младенчик входит в возраст, вот он уже научился говорить слова: папа, мама, Богородица, Господь. Узнает Иисуса Христа, распятого на Кресте, повторяет слово «Боженька», учит молитву: «Спаси, Господи, и помилуй маму и папу». Об этом-то святом периоде первых детских молитв, первых поклончиков, еще неумелого крестного знамения хочу я с вами побеседовать. И прежде всего отмечу: воспитывает более, чем что-либо, более, чем словесное назидание, более, чем уроки в воскресной школе, сердце матери, сердце отца.

Сердце матери — это окно, чрез которое свет вечности льется на душу ребенка. Помните, как поэт говорит: «На отдыхающее поле льется теплая лазурь». Так точно и в мире духовном: через сердце матери благодать Святаго Духа исходит вовне и обымает ребенка, и лепит его по образу и подобию сердца родительского. Поэтому, там бывает успешным духовное воспитание, там с легкостию усваивает дитя уроки Закона Божия, где сердце родителей дышит внутренней молитвой.

Есть чему поучиться у Александры Феодоровны, последней Императрицы, которую многие не понимают и осуждают сами не зная, почему, но которая, стяжав дух молитвенный, умела Цесаревичу и Княжнам ежедневно преподавать Закон Божий, притом сердечно, не засушивая предмета, но заставляя детские сердца с благоговением и трепетом биться над безхитростными библейскими повествованиями, исходящими из уст матери, а не профессора богословия.

Очень важно прививать ребенку дух благоговения и страха Божия, т.е. ощущение вездеприсутствия Творца. Как это сделать? Кто этому научит? Помнится мне, как одна раба Божия, прислуживающая в Троице-Сергиевой Обители, говорила:

— У меня всего три класса образования, но я всегда боялась Бога.
— А как Вы боялись Бога, матушка, расскажите.
Послушайте, что вкладывает в это понятие православная душа:
— А вот я помню, лежу с сестренкой на печке, мама внизу (дело-то было в деревне русской в первые годы Советской власти. Но еще не вошла тогда атмосфера безбожия в крестьянскую избу) — и смотрю я, теплится лампадка перед Образом Спасителя,— повествует матушка,— а было мне от роду тогда три годочка. И вижу: Спаситель как бы пальчиком мне грозит и смотрит на меня так строго-строго, а вместе с тем и милостиво. Я заснуть никак не могу. Спаситель на меня взор устремил. Зажмурила глазки, думаю: может, отведет Лик Свой! Открыла — нет! Прямо в сердце Господь взирает!
— Мама, мама! А почему мне Спаситель пальчиком грозит?
— А потому что Он тебя, дитя, видит и слышит, благословляет на всякое доброе дело, а злого творить не велит! Иначе прогневаешь ты Его, отойдет от тебя благодать Святаго Духа!
— А мне так страшно стало от этих слов: «благодать Святаго Духа отойдет». Куда же я тогда пойду? У кого найду утешения?
…Слушал я повествование матушки и поражался: три класса образования, а говорит ведь куда лучше, чем «профессор кислых щей», остепененный и умудренный! Но не все повествование я вам пересказал:
— Дай, думаю, я спрячусь от Спасителя, а потом в одеяле щелочку маленькую сделаю, дырочку, и посмотрю, — решила хитрая девочка, — и тогда-то Спаситель, видя, что я под одеялом, от меня взор отведет, и я пойму тогда, что не всегда Он на меня смотрит!
Залезла под одеяло, а у меня самой сердце бьется: я решила ведь Спасителя перехитрить! Потом маааленькую дырочку сделала в одеяле, смотрю, вижу: лампадка мерцает, а поверх лампадки — Спаситель. И все мне пальчиком грозит! Прямо в дырочку! И тогда я поняла, что от Бога никуда не скроешься!
Ведь так написано в Псалтири: от Духа Твоего камо бежу: аще взыду на небо — тамо еси, и на море — крыла Твои покроют меня,— приблизительно так говорит царь Давид. Вот что такое страх Божий! Потому, друзья, оставляя наших деток одних играть в комнате, непременно спросить строго, но с любовию:
— Маша, а где Господь?
Трехлетняя Маша привычно поворачивается туда, к восточному углу, где икона Христа, протягивает свой розовый, пухленький пальчик и говорит:
— Вон Господь!
— Маша, — спрашиваем нашу дочку, — Машенька, вот я сейчас уйду (знаете ведь, как дети любят, чтобы им задавали вопросы! Хлебом не корми, о чем-нибудь спроси — на все у них готов ответ, ведь дитя — это ходячая энциклопедия, при том не советская энциклопедия, с вымаранными отдельными именами и местами, а Божья энциклопедия без купюр и интерполяций) — сейчас я уйду, как ты считаешь: Бог будет за тобой наблюдать?
— Да, мамочка.
— Машенька, а слышит ли тебя Иисус Христос?
— Слышит.
— Машенька, а зачем это Господь пальчиком так на иконе держит удивительно?
— А это Он меня благословляет!
— Машенька, а на что тебя Господь благословляет?
— Ну как? Ну, чтоб я играла, маме помогала, послушной чтоб была.
— Машенька, а вот видишь: Господь тебя благословляет, одновременно и пальчиком грозит. Что Он тебе запрещает делать?
— Ну как?.. (И Машенька вам тут же исповедует все свои немощи) — Господь недоволен бывает, когда игрушки разбросаю, а потом не соберу. Господь огорчается, когда я бабушке грубо говорю. Господь недоволен бывает, когда я оставляю постель неубранной. Господь не любит мои капризы. Господь сердится, когда я молюсь поспешно и невнимательно…

Словом, тут от матери зависит, чтобы дитя ее разговорилось, но говорило не суетное, пустое, инфантильное, а Божественное, подлинное, правдивое.

Беседа шестая. О чтении Евангелия

Как важно привить ребеночку благоговение к Священному Писанию, хотя бы ваше дитя еще не умело читать? Как это сделать? А вот как.

Нужно поставить иконы Господа и Божией Матери на полочку, уголок сделать так, чтобы на дощечке, держащей иконы, покрытой платочком, быть может, расписным, быть может, само дитя (с маминой помощью, если дитяти, за пять лет), вышьет крестиком какой-нибудь рисунок, как важно, чтобы на этом платочке лежало Священное Евангелие! И как мало нужно усилий, чтобы ребеночек научился благоговеть пред этой книгой книг, чтобы ребеночек взирал с трепетом на свое Евангелие, даже неоткрытое. Как это сделать? Нужно назначить себе час чтения ребенку Евангелия. И, подходя к полочке, не самой равнодушно взять это Евангелие, но сказать:
— Машенька! А что мы сейчас будем делать? Уже шесть часов.
Это сократовский метод, то есть, вы наводите ребеночка на правильный ответ. А ребенок некстати отвечает:
— Мы сейчас будем есть клубнику!
— Ну что же, поедим мы с тобой клубнику. А что мы с тобой обычно делаем в шесть часов? Не едим же, не спим, а чи…
— …стим картошку! — скажет ребенок опять некстати.
— Нет, нет, нет! Чита…
И вдруг, вспомнив о своем ежедневном чтении, дитя скажет:
— Читаем Евангелие!
А можно ли с неумытыми руками прикасаться к Евангелию? Смотри, какие ладошки — все липкие от варенья!
— Нет, нельзя.
— Ну-ка, беги мыть скорее, скорее, только не споткнись!
И ребенок бежит, подобно ковбою, бегущему по прерии, чтобы поскорее ему ладошки иметь чистыми. Прибегает, показывает свои ладошки.
— Ну-ка, покажи правую! Нука, левую!
Все это делается с удовольствием, ведь это делается ради Бога!
— Хочешь ли, я достану Евангелие, или сама возьмешь его?
— Сама, сама!
Это ведь так важно испытать произволение ребенка! В Библии написано: «Приблизьтесь ко Мне, и Я приближусь к вам.»
— Ну, что же, полетим ко Господу?
— Полетим!
И уже Машенька ручками машет, как чайка, как альбатрос, хочет взлететь, но не получается без родительской помощи. Вы берете ребеночка под мышки и бережно возносите его.
— Машенька, понимаешь ты теперь, как души идут на Небо?
— Понимаю…

Зависит от вас, как долго вы будете лететь. Можно совершить пируэт по комнате, лишь бы только голова не кружилась, ни у вас, ни у ребенка.

И, наконец, вы подлетаете к Евангелию, притом, что Машенька ваша не безпартийный Карлсон, а истинный православный малыш.

— Ну-ка, ну-ка, как дотронемся до Евангелия, как к нему прикоснемся? Можно ли просто так: цап-царап? Как Мышка, помнишь, яичко смахнула, яичко и разбилось?
— Нет-нет-нет! Надо перекреститься!
— Как мы с тобой будем три пальчика складывать?
— Во имя Троицы,— ответит Машенька.
— А два пальчика? Где у тебя безымянный пальчик, где мизинчик? Прижмем к ладошке и что скажем? Как помолимся?
— Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!
Осеняя себя крестом, Машенька, вами держимая, на высоте находящаяся, берет Священное Евангелие как бы с неба, как бы с легкого облачка.
— Ну-ка, поцелуй Евангелие.
Дитя целует Евангелие.

Ясно становится, если так мы будем читать Божественное Писание (а я ведь не рассказал еще, как его читать. Я рассказал, как его достать!) — эти святые уроки неизгладимо лягут на сердце ребенка. Даже если он станет главою профсоюзной организации, даже если он будет распределять путевки на турбазы, сердце его, смягченное Евангелием в детстве, все равно не позволит ему стать корыстным, грубым, злым, эгоистичным человеком.

И вот мягкая посадка. Дитя усаживается рядом с вами на диване. Вы обнимаете его рукою, раскрываете Писание… И слышите:
— Премудрость, прости. Услышим Святаго Евангелия чтение…
Впрочем, это слышится уже в храме Божием. А вам надо подумать, как помолиться перед чтением Святого Евангелия.
Православные! Будьте самостоятельными, оставаясь во всем верными чадами Церкви! Умейте молиться с детьми детскими непосредственными молитвами. За это вас не осудит Святейший Патриарх Алексий II, который сам, вместе со своей благочестивой мамочкой в детстве молился перед чтением Писания.
— О чем попросим, Маша, Господа перед чтением Писания?
И ребенок сотворит вам такую молитву, под которой и сам Иоанн Златоуст не откажется подписаться:
Господи! Научи меня исполнить все то, что я прочитаю сегодня в этой книге.

Так скажет ребенок, так скажете и вы. И научитесь от него вере, благочестию и любви ко Христу.

Беседа седьмая. Родительские ошибки

Давайте продолжим разговор о воспитании подрастающего поколения в Духе Христовом. И сегодня я хотел бы кратко побеседовать о тех ошибках, которые допускают родители в сложнейшем деле взращивания детской души. Не раз приходилось видеть новообращенных родителей, по преимуществу мам, которые, со всей ревностью предав себя делам благочестия, отряхнув от стоп своих прах безбожия, неверия и грехов, с некоей благочестивой свирепостью принялись за воспитание своих ни в чем неповинных детей.

И как часто бывает, что молодая благочестивая мама, еще не стяжав должного рассуждения, еще не обретя покойного, мирного расположения духа, еще болея, так сказать, духовным большевизмом, свое дитя укладывает в прокрустово ложе псевдоблагочестивых установок, усвоенных наскоро, но не проверенных жизнью.

Великую ошибку допускают те православные родители, которые, желая вырастить из своих детей Серафимов и Херувимов, преподобных Сергиев и Амвросиев Оптинских, забывают, что каждое дитя создано по образу и подобию Божию, что в человеке проявляется свойство Богом дарованной свободы выбора. Сам Господь никогда не насилует нашего произволения, никогда не принуждает, а лишь предлагает стезю веры и любви. Поэтому родители должны много молиться, чтобы найти верный путь, золотую середину в воспитании своих детей, с одной стороны, не потакая их капризам, не воспитывая их на ложном принципе вседозволенности, а с другой стороны, не впадая в излишнее строжничание, администрирование безсмертной детской душою, и тем самым обуславливая отпадение от Бога наших детей тогда, когда они войдут в возраст, период творческой самодеятельности, активности, когда свободно будут выявлять собственное произволение.

И, поистине, нужно иметь духовное сердце, чтобы суметь сладить с ребенком, который почему-то отказывается идти в храм в день воскресный, находит для себя занятия более нужные и важные, будь то лепка из пластилина или беганье по двору за друзьями, или какое другое. Всякий раз, когда мы насильно вырываем игрушку из рук ребенка, отторгаем его от общения с себе подобными и влачим его в храм, как рабовладелец несчастного негра на торжище, мы подрываем благочестивые устои детской души, мы помогаем ей сделаться революционеркой: в оный час топнуть на все ногой и повернуться спиной к Церкви.

Как же быть родителям? Прежде всего, им должно овладевать сократовским методом общения с детьми. Что это за способ воспитания? Это такое умелое обращение с ребенком, когда мы, предлагая ему что-нибудь, желая его заставить нас слушаться, так действуем, так говорим, что он вовсе и не замечает нашей твердой воспитательной руки, но убежден, что делает все сам, по своему собственному произволению.

К примеру: мое дитя не хочет идти вечером в субботу молиться, оно сидит, прилипнув к оному злосчастному телевизору. А ведь так любит ребенок храм, так стремится пообщаться с батюшкой. У него там есть и свои друзья. Он там — как рыбка в воде! Ошибочно было бы властным движением, особенно соединенным с раздражением, выключить телевизор, выбить стул изпод чада, прочно сидящего на нем.

Гораздо важнее, оставив ребенка, как он есть, воздействовать на его сердце. И здесь, прежде всего, нужно наше слово, слово духовное, слово, умеющее растопить суету и помрачение детского сердца.

— Ну что же, я пошел в храм!
Важно учитывать возраст ребенка, предположим, ему шесть лет.
— Я пойду в храм и нас там встретит… — (Пауза. ребенок еще не обращает на вас внимания) — наш батюшка. И батюшка, прежде всего, нам даст благословение, — говорите вы как бы в воздух, в то время, как ребенок устремлен в телевизор.
— А потом батюшка вынесет масло, не простое, а освященное, и когда он возьмет маленькую кисточку, а на кончике этой кисточки крестик православный, и помажет чело (здесь можно уже воспомянуть имя вашего ребенка) Сереженьки во Имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, — какая благодать, какой свет, какая радость наполнит его сердце. А ведь в воскресенье Сам Господь через священника вынесет Златую Чашу и мы будем…
— Причащаться! — дополнит за вас ваше чадо, если вы говорите с мудрой родительской любовью.
И вот весьма важно воздействовать на духовный мир ребенка через слово.
— А я не пойду! А я устал! А мне не хочется…
— Ну что же, Сережа лишит себя сегодня Божественной благодати. Мы все из храма придем радостные, покойные, Ангел-Хранитель будет вместе с нами, когда, помолившись, мы отойдем ко сну. Он распрострет свои крыла над нами и будет вместе с нами молиться. А Сережа, не помолившись, не просветившись, а, насмотревшись этих дурррацких мультфильмов, ляжет спать. И вы знаете, кто тогда к нему подойдет? Ангел-Хранитель?

Некоторые родители, общаясь с детьми, слишком легко поминают бесов, говоря: «В тебе бес сидит! Ты диаволу поддаешься! Да ты — жилище демонов!»

Ни в коем случае нельзя сгущать краски и напечатлевать эту темную духовность на нежном и уязвимом сердце ребенка. Гораздо лучше пользоваться этим самым сократовским методом. Мудрый был человек Сократ, хотя и далек от Христа!

— Что, Ангел-Хранитель тогда подойдет к Сереже?
А ребеночек уже внимательно вас слушает: вы говорите гораздо интереснее, чем дядя Степа из телевизионного мультфильма. И он скажет:
— Нет, не Ангел-Хранитель!
— А кто?

И тут-то предоставьте ему самому обозначить это мерзкое козлоногое существо, которое нарушит покойный сон нашего Сережи за то, что он, вопреки обыкновению, не пошел ко всенощной.

А как важно уметь научить ребенка вкушать пищу во славу Божию! Некоторые родители до сих пор не могут отрешиться от допотопной методы:
— Ну-ка, ну-ка! Вот к нам едет бегемот, вот к нам едет кашалот… А ребенка не прельщает вся эта водоплавающая живность, и он морщится и отворачивается от тарелки с супом.
А как иначе? — Очень просто: вы сами, вместе с чадом, вкушаете от собственной тарелки. Поднимаете ложку к устам и говорите:
— Спаси Господи и помилуй нашего духовного отца иерея Антония!
Затем, подув (может быть, гиперболически сильно) — в ложку, вы втягиваете в себя горячую влагу и изображаете (да что изображать — суп вкусный!) удовольствие и говорите:
— Ах, какой суп! Это ведь сам отец Антоний его сегодня благословил, потому что я за него помолился. А ну-ка, вторая ложечка:
— Спаси Господи и помилуй… за кого же помолиться?
И если дитя в нежном возрасте: три, четыре, пять лет, оно тотчас загорится желанием помолиться за всех и за вся.
— Спаси Господи и помилуй братика Алешу!
И вот уже незаметно для себя ребенок сам начал хлебать ненавистный ему дотоле суп.
Я помню случай, о котором я как-то рассказывал в своей воскресной школе: племянница не желала кушать протертую морковку, просто брыкалась, ее от себя отпихивала. И стал я, находясь рядом, молиться и есть морковку, приготовленную для нее. Она очень быстро возгорелась желанием молиться со мною, пережевывая посыпанную сахаром морковку, и мы, незаметно для себя, уплели всю мисочку. Вот когда осталось три, буквально, маленьких морковинки на чайной ложечке, а помолиться нужно было еще за стольких! — ребенок вдруг изрек такое удивительное слово:
— Спаси Господи и помилуй всех людей И ВСЕ МИРЫ!

Как он высказался, то есть объял всю вселенную, помолился не только за людей, но и за бездушные светила, ведь нужно было уместить их в три морковинки.

Дети гораздо более благочестивы, чем мы, они более скоры на подъем, они тотчас зажигаются при мысли об угождении Богу, только бы мы преподавали эти благие уроки без скучного менторства, но с живым чувством правды и трепетом пред нашим Создателем. Аминь.

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Обсудить на форуме

Система Orphus