Осторожно: дети! или Пособие для родителей, способных удивляться — Людмила Перельштейн

Осторожно: дети! или Пособие для родителей, способных удивляться — Людмила Перельштейн

(2 голоса5.0 из 5)

Для мно­гих из нас очень тяжело отсту­пить от соб­ствен­ных прин­ци­пов и посмот­реть на ребенка, как на сво­бод­ного, неза­ви­си­мого и непо­хо­жего на нас чело­века. Если вы не можете это сде­лать — не тратьте попу­сту время и отло­жите эту книгу в сторону.

Уж я‑то своего хорошо знаю…

— Уж я‑то сво­его ребенка знаю хорошо. Мой на дур­ное не спо­со­бен, мы его в стро­го­сти рас­тили и в чест­но­сти. Нико­гда без раз­ре­ше­ния не возь­мет, ничего без спросу не сде­лает. Помню, совсем малень­кий был, соседка спра­ши­вает: “Сашенька, можно я тебя поце­лую?”. Он к бабушке побе­жал, спрашивать. 

— Пра­вильно, пороть надо, если слов не пони­мают. Вот мой отец, чуть что, за ремень — так я чело­ве­ком вырос, до сих пор его уроки помню. 

— Ну что вы?! Ребе­нок дол­жен расти в тепле, уюте, бало­вать надо детей, успеют сво­его хлеб­нуть. Я для своих ничего не жалею. Я на хлебе-воде про­живу, лишь бы у них все было, чтоб не стыдно было людям в глаза смотреть. 

— У меня своих нет, но я абсо­лютно точно знаю, что от детей одни непри­ят­но­сти, одна моя зна­ко­мая уж столько в сво­его вло­жила… И пред­ставьте себе: один сын, и тот боксер! 

— Вели­кое заблуж­де­ние, что дети — цветы жизни. Холят их, лелеют, а потом слу­чай­ный сквоз­няк и завял цве­то­чек. Сво­бода детям нужна. Наши рас­тут, как сор­няки — дож­дик польет, сол­нышко согреет — зака­лен­ными вырастут. 

— Нет, пока я жива, я должна знать о своем ребенка все. Меня так вос­пи­ты­вали, и я так буду. Дети глупы и не знают, что им нужно. Ничего нельзя пус­кать на само­тек. Надо втол­ко­вы­вать, не хотят понять — заста­вить, мне вре­мени на это не жалко, позже оце­нят и бла­го­дарны будут. 

— Вы абсо­лютно правы, мало того, буду­щее ребенка надо пла­ни­ро­вать еще до его рож­де­ния, я еще не знаю, кто будет маль­чик или девочка, но знаю, что вра­чом он ста­нет обязательно.

Ува­жа­е­мые роди­тели! Давайте поста­вим глав­ный вопрос. Что такое пра­вильно (хорошо) вос­пи­тать ребенка?

Чтобы он вырос таким, как хотим мы? Чтобы он вопло­тил в жизнь несбыв­шу­юся мечту нашей юно­сти или пере­нял и про­дол­жил семей­ные традиции?

Поз­вольте не согла­ситься с таким мне­нием. Основ­ное, что мы можем сде­лать для ребенка — это помочь ему адап­ти­ро­ваться в этом мире и найти своё уни­каль­ное призвание.

Если так, то доста­точно ли хорошо мы пони­маем нашего ребенка? Ведь чаще всего его чув­ства и пере­жи­ва­ния оста­ются недо­ступны даже для родителей.

Не потому ли вос­пи­та­ние часто пре­вра­ща­ется в борьбу роди­те­лей и детей, что мы, роди­тели, набиты сте­рео­ти­пами и, самое глав­ное, лучше ребенка знаем, что ему нужно.

Давайте попро­буем отка­заться от тра­ди­ци­он­ного тота­ли­тар­ного вос­пи­та­ния и посмот­рим на ребенка, как на сво­бод­ную лич­ность. А также будем снис­хо­ди­тельны к себе, мы не обя­заны пасть жерт­вой во имя сча­стья и бла­го­по­лу­чия детей, но помочь реа­ли­зо­вать зало­жен­ное при­ро­дой — бла­го­род­ная и доступ­ная роди­тель­ская задача.

Для мно­гих из нас очень тяжело отсту­пить от соб­ствен­ных прин­ци­пов и посмот­реть на ребенка, как на сво­бод­ного, неза­ви­си­мого и непо­хо­жего на нас чело­века. Если вы не можете это сде­лать — не тратьте попу­сту время и отло­жите эту книгу в сторону.

Итак, кому не стоит терять вре­мени на чтение:

  • тем, кто и так все знает и кому сомне­ния незнакомы; 
  • тем, кто все новое и необыч­ное встре­чает при­выч­ным сло­вом “нет”.

Я не такой, как другие

Во дворе собра­лась кучка ребят. Они взвол­но­ваны послед­ним событием.

Пер­вый: — Вы слы­шали, что случилось?!..

Вто­рой: — Вот здо­рово! Такого еще не было!

Тре­тий: — И я чув­ство­вал, что что-то произойдет.

Чет­вер­тый: — Нико­гда не поверю, пока сам не увижу.

Пятый: — А я что вам гово­рил, еще неделю назад слухи пошли.

Шестой: — Да это ведь эле­мен­тарно про­счи­ты­ва­лось, как два­жды два — четыре.

Седь­мой: — У меня давно были подо­зре­ния. Я даже пред­по­ла­гаю, кто мог бы это сделать.

Вось­мой: — Нет, такого быть не может, потому что нико­гда еще не было.

Какие они раз­ные. Все об одном и том же — но один раду­ется, дру­гой не верит, сле­ду­ю­щий все про­счи­ты­вает. А ведь даже по этим корот­ким выска­зы­ва­ниям можно пред­по­ло­жить, что за харак­теры у ребят: чет­вер­тый — плакса, много чего боится и любит кра­сиво оде­ваться; пятый — непре­менно рас­ска­жет всем зна­ко­мым о слу­чив­шемся и лучше по сек­рету; вось­мой — жут­кий зануда и имеет кол­лек­цию марок; шестой — успе­шен в ариф­ме­тике, подвиж­ный и лов­кий; пер­вый и седь­мой — в основ­ном домо­седы, и к этой толпе при­мкнули слу­чайно; а тре­тий — с удо­воль­ствием под­чи­нится вто­рому, но наобо­рот никогда.

Как мы об этом узнали, вы пой­мете, про­чи­тав эту книгу.

Ребе­нок с рож­де­ния заяв­ляет миру: “Я — нестан­дарт­ный! Я не такой, как все! Я тре­бую к себе осо­бого отно­ше­ния!”. А мы часто не слы­шим, или не хотим слы­шать этого, так, должно быть, спокойней.

Малень­кие дети сво­бодны от услов­но­стей обще­ства, непо­сред­ственны и открыты для наших наблю­де­ний. Они еще не научи­лись при­тво­ряться, чтобы соот­вет­ство­вать нашим иде­а­лам. С дру­гой сто­роны, они обла­дают вели­ким даром фан­та­зи­ро­ва­ния. Давайте вспом­ним, как они играют, напри­мер, в индей­цев. Роли рас­пре­де­лили сти­хийно, но до чего верно. Кто-то руко­во­дит, а кто-то с радо­стью подчиняется.

Пофан­та­зи­руем и мы. Срав­ним кол­лек­тив­ную игру наших совре­мен­ных детей с жиз­нью индей­ского пле­мени. Пле­мен­ная жизнь была довольно слож­ной: они раз­мно­жа­лись, рас­тили потом­ство, охо­ти­лись, защи­ща­лись от вра­гов, кон­так­ти­ро­вали с сосед­ними пле­ме­нами и начали созда­вать основы куль­туры. Каж­дый выпол­нял свою соци­аль­ную роль, соот­вет­ству­ю­щую его при­род­ным особенностям.

Для суще­ство­ва­ния такого кол­лек­тива необ­хо­димы и доста­точны были особи, выпол­ня­ю­щие восемь основ­ных обязанностей.

  1. Вождь, ребенка такого типа в сле­ду­ю­щей главе мы назо­вем “вождь крас­но­ко­жих”. Вождя выде­ляли каче­ства: спо­соб­ность власт­во­вать, сво­бо­до­лю­бие, ини­ци­а­тив­ность, решительность.
  2. Тай­ный совет­ник вождя — “нюхач”. Совет­ник вла­дел инфор­ма­цией, как явной, так и скры­той, и предо­став­лял ее вождю. Он обла­дал тай­ной вла­стью. Оби­тал подальше от “воню­чего” пле­мени, подальше от костра, имел тон­кое обо­ня­ние, чтобы задолго до появ­ле­ния пре­ду­пре­дить о при­бли­жа­ю­щейся опас­но­сти. Он был скры­тен, отчуж­ден, оди­нок и насторожен.
  3. Днев­ной наблю­да­тель — “худож­ник” — имел ост­рый глаз, спо­соб­ный изда­лека раз­ли­чить стадо, пасу­ще­еся среди мас­ки­ру­ю­щей его листвы. Затем, с раз­ви­тием куль­туры, у них появи­лась допол­ни­тель­ная функ­ция — сохра­не­ние и пере­дача куль­тур­ных цен­но­стей. Наблю­да­тель­ность, вни­ма­ние, а позд­нее — утон­чен­ность вос­при­я­тия, интел­лек­ту­аль­ные спо­соб­но­сти, чув­ство гар­мо­нии делало его нуж­ным стае в мир­ное время и совер­шенно бес­по­лез­ными, даже обу­зой, на тропе войны.
  4. Ноч­ной сто­рож — “слу­хач” — мог раз­ли­чить малей­ший шорох и вовремя пре­ду­пре­дить о зата­ив­шемся враге. Их тон­кие уши нужны были стае осо­бенно в ноч­ной тиши, когда крепко спал “ост­рый глаз”. Они достойно выпол­няли свои функ­ции ночью, а днем были замкнуты, отстра­нены, мни­тельны и боязливы.
  5. Охот­ник, учи­ты­вая вли­я­ние циви­ли­за­ции — “каль­ку­ля­тор”, — сме­лый, быст­рый, жест­кий, был спо­со­бен мол­ние­носно сори­ен­ти­ро­ваться, догнать добычу, рас­счи­тать тра­ек­то­рию и нане­сти смер­тель­ный удар. Охот­ники были дис­ци­пли­ни­ро­ваны, вынос­ливы, хорошо вла­дели своим телом, добы­вали пищу и обе­ре­гали стаю от врагов.
  6. Хра­ни­тель очага — “копуша” — делил поровну при­не­сен­ную добычу, выра­щи­вал детей, сбе­ре­гал запасы про­пи­та­ния. Они были нето­роп­ливы, спра­вед­ливы, акку­ратны и исполнительны.
  7. Пар­ла­мен­та­рии — “бол­тушки” — нала­жи­вали отно­ше­ния с сосед­ними пле­ме­нами, тут никак не обой­тись без их рече­вой ода­рен­но­сти и ком­му­ни­ка­тив­ных способностей.
  8. Рабо­тяга — “силач” — обла­дал недю­жин­ной физи­че­ской силой и несколько отста­вал в раз­ви­тии мозга от своих соро­ди­чей. Его зада­чей было выко­пать яму при охоте на мамонта, пере­но­сить бревна для постройки жилища. Они были покла­ди­сты и довер­чивы, мол­ча­ливы и инертны.

Пере­ки­нем мостик через тыся­че­ле­тия от древ­него пле­мени к совре­мен­но­сти. Восемь соци­аль­ных ролей, восемь необ­хо­ди­мых для них харак­те­ров, восемь обоб­щен­ных дет­ских образов.

Опи­са­ние каж­дого типа ребенка затра­ги­вает осо­бен­но­сти пове­де­ния, при­вычки и при­стра­стия, спо­соб мыш­ле­ния, речь, школь­ные про­блемы, отно­ше­ния с дру­гими людьми, воз­мож­ные труд­но­сти пере­ход­ного воз­раста, внеш­ний вид и пред­по­чти­тель­ные для этого типа виды деятельности.

Все исполь­зу­е­мые далее при­меры реаль­ные, они из жизни наших детей, детей наших зна­ко­мых, из рас­ска­зов людей, участ­ву­ю­щих в пси­хо­ана­ли­ти­че­ских семи­на­рах. Каж­дый их восьми дет­ских типов имеет яркого пред­ста­ви­теля в миро­вой литературе.

«Вождь краснокожих»

«Маль­чишка весе­лился вовсю. Жить в пещере ему нра­ви­лось, он и думать забыл, что он плен­ник. Меня он тут же окре­стил Зме­и­ным Гла­зом и Согля­да­таем и объ­явил, что, когда храб­рые воины вер­нуться из похода, я буду изжа­рен на костре, как только взой­дет солнце.

Потом мы сели ужи­нать, и маль­чишка, набив рот хле­бом с гру­дин­кой, начал бол­тать. Он про­из­нес застоль­ную речь в таком роде: 

— Мне тут здо­рово нра­виться, я нико­гда еще не жил в лесу; зато у меня был один раз руч­ной опо­ссум, а в про­шлый день рож­де­ния мне испол­ни­лось девять лет. Тер­петь не могу ходить в школу. Крысы сожрали шест­на­дцать штук яиц из-под рябой курицы тетки Джимми Тал­бота. А насто­я­щие индейцы в лесу есть? Я хочу еще под­ливки. Ветер отчего дует? Оттого что дере­вья кача­ются? Хенк, отчего у тебя нос крас­ный? У моего отца денег видимо-неви­димо. А звезды горя­чие? В суб­боту я два раза отлу­пил Эда Уокера. Не люблю дев­чо­нок! Жабу не очень-то пой­ма­ешь, разве только на вере­вочку. Быки ревут или нет? Почему апель­сины круг­лые? Попу­гай умеет гово­рить, а обе­зьяна и рыба нет. Дюжина — это сколько будет? А кро­вати у вас в пещере есть? 

— Каж­дые пять минут маль­чишка вспо­ми­нал, что он крас­но­ко­жий, и, схва­тив папку, кото­рую он назы­вал ружьем, крался на цыпоч­ках ко входу в пещеру высле­жи­вать лазут­чи­ков нена­вист­ных блед­но­ли­цых. Время от вре­мени он испус­кал воен­ный клич, от кото­рого бро­сало в дрожь». 

О. Генри “Вождь краснокожих”

Поздрав­ляем, вы — роди­тели талант­ли­вого ребенка с боль­шим буду­щим. Но лико­вать рано. Ваш роди­тель­ский путь не будет усы­пан розами. Мужай­тесь! Даже у вул­ка­нов бывают пери­оды зати­шья, они помо­гут вам пере­ве­сти дух и собраться с мыслями.

Итак, какой он, ваш “вождь крас­но­ко­жих”. Уже из дет­ской кро­ватки он пыта­ется коман­до­вать вами. Если голо­ден, то пода­вай молоко немед­ленно. Какой режим пита­ния, если я хочу есть сей­час?! Истош­ный крик! И не ста­рай­тесь ука­чать, обма­нуть водич­кой. Сосет энер­гично, быстро. Закон­чил, бутылка летит прочь из кро­ватки. Бах! В гла­зах восторг!

Люби­мое заня­тие мла­денца — купа­ние. Вот где бла­жен­ство! Воды не боится нисколько, можно и с голо­вой. ПЛАВАТЬ РАНЬШЕ, ЧЕМ ХОДИТЬ! — это для них.

Из наблю­де­ний роди­те­лей: 8‑месячный маль­чик слу­чайно услы­шал, что мама ска­зала папе — купать сего­дня не будем, я, мол, устала. Малыш не мог допу­стить такого пре­не­бре­же­ния к его при­стра­стиям и стал дей­ство­вать доступ­ным ему спо­со­бом: дополз до ванны и орал до тех пор, пока лени­вая мама не сдалась.

Под­рас­тает неуго­мон­ное чудо. Ваше бес­по­кой­ство будет уве­ли­чи­ваться про­пор­ци­о­нально уве­ли­че­нию его жиз­нен­ного про­стран­ства. Квар­тира — это же целый мир! Сколько инте­рес­ного вокруг! Игрушки надо­едают быстро, но можно же посмот­реть, что у них внутри. Досадно, не все под­да­ются, да и чаще всего там ничего нет. А если потя­нуть за ска­терть? Бабушка за голову, ваза летит, кошка кри­чит. Здорово!

А еще можно игрушки с бал­кона. Внизу толпа ребят: “Давай еще! А мед­ведя у тебя нет? Ура! Таньке ничего не доста­лось, кидай фотоаппарат!”

Такое непо­нят­ное слово — “нельзя”. Почему это, если инте­ресно, то нельзя. Часы, теле­ви­зор, папин стол, теле­фон и это зага­доч­ное э‑лек-три-чест-во. Почему мама испу­ганно кри­чит, когда я хочу поиг­рать с этим ящиком.

Двух­лет­ний сын, остав­лен­ный без при­смотра на несколько секунд, залез за теле­ви­зор, сто­я­щий на нож­ках и опро­ки­нул его на пол. “Упаль!”— вос­тор­женно закри­чал он.

Невы­пол­ни­мая задача — при­учить уби­рать игрушки. Только титул “луч­шего в мире убор­щика игру­шек” при усло­вии, что он исполь­зу­ется впер­вые, может помочь делу.

Вось­ми­лет­ний сын отцу, нехотя при­ни­ма­ясь за это самое нуд­ное дело: “Вели­кие соби­рают только мудрости”.

“Вождь крас­но­ко­жих” по своей при­роде — лидер, нова­тор, зачи­на­тель нового. Отсюда его основ­ные каче­ства: жажда славы, често­лю­бие, гор­дость, неис­тре­би­мая тяга к новизне.

Чего только не вытво­ряют эти дети, чтобы при­влечь к себе вни­ма­ние. Фан­та­зия их неис­чер­па­ема, не зна­ешь, что при­ду­мают в сле­ду­ю­щий раз. Стре­мятся выде­литься внеш­ним видом, поступ­ками, гром­ким кри­ком, можно и бра­нью или совер­шить что-либо уж совсем непри­стой­ное, лишь бы его заме­тили. А если все-таки не заме­чают, не выде­ляют и не любят?

Рано может при­стра­ститься к алкоголю.

Неуспеш­ность, ненуж­ность, непри­зна­ние легко забы­ва­ются в состо­я­нии опья­не­ния, пьют, чтобы почув­ство­вать себя свободными.

Почему-то “вожди” любят воду. Они водо­хлебы и долго мочатся в штаны, любят вод­ные игрушки и раз­вле­че­ния, пред­по­чи­тают вод­ные виды спорта. Если уж делать домаш­нюю работу, так лучше возиться с водой.

Вода вле­чет, с ней инте­ресно. Сего­дня у мамы стирка, буду помо­гать. Папины брюки (с доку­мен­тами) давно не сти­раны, ботинки туда же, подушки мама почему-то забы­вает пости­рать. Инте­ресно, а кошка умеет плавать?

Из теле­фон­ного раз­го­вора: «Пред­став­ля­ешь, что сего­дня мой Сашка в яслях натво­рил. Дети сидят на горш­ках после зав­трака, а он им из шланга купа­ние устроил. Дети в рев, нянечка прибежала…”

Повто­ря­ю­щи­еся заня­тия «вождю» в тягость. Ребе­нок быстро усва­и­вает новое, затем сле­ду­ю­щее новое при­вле­кает его вни­ма­ние. Дви­же­ние, изме­не­ние, пре­вра­ще­ние — иначе, скучно. Постро­ить дво­рец из куби­ков, затем его раз­ва­лить, а что, если пла­сти­лин через мясо­рубку или пыле­сос в обрат­ную сто­рону, можно в цирк поиг­рать, натя­нуть веревку посреди ком­наты и стать канатоходцем.

Нет, все уже было, надо­ело, новое откры­тие — огонь и взрывы.

Нико­гда не зна­ешь, что будет потом. Хорошо яйцо в мик­ро­вол­новку запи­хать, вклю­чить ее на пол­ную мощ­ность и посмот­реть, как оно взо­рвется, но самое луч­шее, что эти взрос­лые при­ду­мали — это спички!

Спички — луч­шая игрушка
Для ску­ча­ю­щих детей.
Папин гал­стук, мамин паспорт -
Вот и малень­кий костер.
Если тапочки подкинуть
Или веник подложить
Можно целый стул зажарить,
В тум­бочке уху сварить. 

Гри­го­рий Остер “Вред­ные советы”

Вол­ну­ю­щий, захва­ты­ва­ю­щий про­цесс горе­ния, а что если… Поле дея­тель­но­сти широ­кое: цел­лу­лоид хорош для дымо­вух, горя­щие бумаж­ные само­леты отлично пла­ни­руют на сосед­ский бал­кон, а если рядом стройка — зна­чит повезло на все лето: там можно найти кар­бид и стро­и­тель­ные патроны, из кото­рых легко добы­ва­ется порох.

Оста­но­вить взрыво-под­жи­га­тель­ное увле­че­ние “вождя” не про­сто, заго­релся идеей, осу­ще­ствить надо тут же, немед­ленно. Если допу­стить этого никак нельзя, все равно не отка­зы­вайте, тогда сде­лает навер­няка. “Нет” — что крас­ное быку. Охла­дите его пыл, давай, мол, но не сию секунду. Повре­ме­ните минут пять, и появится новая идея, воз­можно, не столь опасная.

Один­на­дца­ти­лет­ний сын зво­нит отцу на работу: “Папа, ты не вол­нуйся, все в порядке, я только ракету делал, она у меня взо­рва­лась прямо в ком­нате и трубу паро­вого отоп­ле­ния пере­била, так инте­ресно, там воды по колено и все пла­вает, ты только не вол­нуйся, при­ез­жай, пожа­луй­ста, поскорее”.

“Вождь крас­но­ко­жих” не обя­за­тельно маль­чик. Воз­можно, ваша люби­мая дочка похожа на Пеппи Длин­ный­Чу­лок и вы не успе­ва­ете чинить ее одежду и мазать содран­ные коленки зелен­кой; она играет с маль­чиш­ками, бан­тики не дер­жаться на ее голове, и одна­жды вы обна­ру­жите “Крат­кое руко­вод­ство по сексу” среди ее кукол. Поста­рай­тесь сохра­нить самообладание.

Ран­нее поло­вое созре­ва­ние харак­терно для этих детей.

Из письма в Отдел Народ­ного Обра­зо­ва­ния: “Мы, группа роди­те­лей, дети кото­рых посе­щают млад­шую группу дет­ского сада № 13 Киров­ского рай­она, кате­го­ри­че­ски тре­буем исклю­че­ния из дет­ского сада Коз­лова Игоря. Мы не допу­стим, чтобы наши дети еже­дневно раз­вра­ща­лись этим сек­су­аль­ным маньяком…”

Что же было на самом деле. Игорь, как при­знан­ный лидер, при­ду­мы­вал каж­дый день новые игры: играли в маму-папу, ходили не только в мага­зин, но и в баню, слу­ча­лось болели, при­хо­ди­лось делать уколы в попу, а когда Катя решила родить ребенка, Игорь вызвался при­ни­мать роды. Вот в этот-то момент и при­шла за Катей мама…

Вни­ма­ния хва­тает на мно­гое, при­чем пере­клю­чать его ребе­нок может момен­тально. Ему инте­ресно лишь начи­нать. Таковы при­род­ные осо­бен­но­сти. Начи­нает сразу несколько дел и пере­ска­ки­вает от одного к дру­гому: новизна, дви­же­ние, смена впе­чат­ле­ний, нет моно­то­нии, что и тре­бу­ется для нор­маль­ного существования.

Фей­ер­верк идей и часто ничего не закон­чено. А почему? Зачем? Не хочу, не буду. (Если не сам придумал.)

Часто бывает трудно понять их речь, гово­рят обрыв­ками фраз. Мысли опе­ре­жают слова. Лиш­ние слова про­пус­ка­ются, ведь и так все понятно. Ответа тре­буют немед­ленно, а в голове уже созрел новый вопрос.

Вбе­гает в кухню: “Мама! крас­ное, белое, жел­тое, какое еще? Ну, быст­рее! Не пом­нишь? А, вспом­нил, чер­ное”. Убе­жал. Выяс­ни­лось, стоял перед кар­той мира, моря цвет­ные вспоминал.

Любое огра­ни­че­ние сво­боды “вождь” не тер­пит, не важно какое: тес­ная одежда, закры­тые двери, хож­де­ние за руку, огра­ни­че­ние вре­мени про­гу­лок, ука­за­ния, что и как делать. Инстинкт сво­боды сра­ба­ты­вает момен­тально: вырваться, сло­мать, убе­жать, нарушить.

Пред­по­чти­тельны про­фес­сии, свя­зан­ные с лидер­скими пози­ци­ями, с новиз­ной и риском.

“Вождь крас­но­ко­жих” мог бы отлично учиться в школе. К сожа­ле­нию, нет еще такой школы, где учили бы только тому, что инте­ресно в дан­ный момент времени.

Еще не любит “вождь” мно­го­крат­ных повто­ров, и так все ясно, быст­рее впе­ред. Да и с акку­рат­но­стью, кото­рую так ува­жают учи­теля, боль­шие про­блемы. Поэтому про них обычно гово­рят, такой спо­соб­ный, но…

Этих детей вы легко опре­де­лите по внеш­нему виду: рубаха тор­чит, пуго­вицы рас­стег­нуты, если тако­вые име­ются, пятно — непре­мен­ное укра­ше­ние одежды, при­ческа назы­ва­ется “утром встал и пошел”. Одежда для них необ­хо­ди­мость, на кото­рую не стоит обра­щать боль­шого вни­ма­ния. Однако, неко­то­рые любят наря­диться эффектно, даже вызы­ва­юще, чтобы при­влечь внимание.

В ПЕРЕХОДНОМ ВОЗРАСТЕ может начаться актив­ная борьба за свое место во взрос­лом мире, кото­рая при­ни­мает порой самые непред­ска­зу­е­мые формы: побеги из дома, кон­фликты с учи­те­лями, пол­ное игно­ри­ро­ва­ние роди­те­лей. Не вол­нуй­тесь — это прой­дет. Создайте ему без­опас­ную сво­боду, болезнь роста не смертельна.

Поды­то­жим, что любит и не любит “вождь крас­но­ко­жих”. Он очень любит делать все наобо­рот, не любит сове­тов, нена­ви­дит при­казы. Любит экс­пе­ри­мен­ти­ро­вать со всем и всюду. Любит воду во всех ее про­яв­ле­ниях: пить, писать, брыз­гаться, пле­ваться, купаться, стро­ить пло­тины, устра­и­вать навод­не­ния. Любит есть руками, на ходу, как попало, и обя­за­тельно наста­вит пятен на чистую одежду. Любит поте­ряться, даже убе­жать из дома. Очень любит аттрак­ци­оны, такие, чтобы захва­ты­вало дух. Любит быть в цен­тре вни­ма­ния. Очень любит, когда хва­лят, и очень не любит про­иг­ры­вать. Не любит ходить в школу, потому что там нужно долго сидеть и делать что ска­жут; любит ходить в школу, потому что там каж­дый день что-нибудь новое. Нена­ви­дит засте­ги­вать пуго­вицы, зашну­ро­вы­вать ботинки, лино­вать поля в тет­ра­дях, писать сочи­не­ния “Как я про­вел кани­кулы ” по плану:

1. Вступ­ле­ние.
2. Основ­ная часть.
3. Заключение.

Любит раз­бра­сы­вать игрушки, вещи, книги. Опаз­ды­вать не то чтобы любит, но опаз­ды­вает. Игры любит раз­ные, но чтобы не больше трех минут на каж­дую. Ждать не любит больше всего на свете.

«Нюхач»

«Тут ребе­нок проснулся. Сна­чала проснулся его нос. Кро­шеч­ный нос задви­гался, задрался кверху и при­ню­хался. Он втя­нул воз­дух и стал выпус­кать его корот­кими толч­ками, как при несо­сто­яв­шемся дыха­нии. Потом нос смор­щился (от вос­при­ня­той вони) и ребе­нок проснулся. Ребе­нок чуял чужого, воняв­шего потом, уксу­сом, кис­лой капу­стой и не сти­ра­ным бельем. 

Вскоре он раз­ли­чал по запаху уже не про­сто дрова, но их сорта: клен, дуб, сосна, вяз, груша, дрова ста­рые, све­жие, трух­ля­вые, гни­лые, зам­ше­лые, он раз­ли­чал их на нюх, даже отдель­ные чурки, щепки, опилки — и раз­ли­чал их так ясно, как дру­гие люди не смогли бы раз­ли­чить даже на глаз. С дру­гими вещами дело обсто­яло при­мерно так же. Он знал чело­века с пер­вого чут­кого вздоха. Его нюх рас­пу­ты­вал узлы испа­ре­ний и вони на отдель­ные нити основ­ных, более нераз­ло­жи­мых запахов. 

Он изоб­ре­тал в играх запа­хо­вые фан­та­зии, как ребе­нок, игра­ю­щий в кубики. Чув­ство­вал даже атом неж­ного запаха, кото­рый то бла­го­ухал наме­ком, то исче­зал: но он шел к нему словно про­тив воли! 

Обычно люди пахли совер­шенно неин­те­ресно, пошло, убого. Дети пахли без­вкусно, от муж­чин несло мочой, ост­рым потом и сыром, от жен­щин — про­горк­лым салом и гни­лой рыбой. Люди пахли неин­те­ресно, отталкивающе…» 

Пат­рик Зюс­кинд «Пар­фю­мер»

Уж не знаем, поздрав­лять вас или сочув­ство­вать. Если для вас соль и сахар не пах­нут, и даже соб­ствен­ную одежду не можете отли­чить по запаху, не чув­ству­ете, как от настро­е­ния меня­ется запах чело­века, как же вы будете пони­мать соб­ствен­ного ребенка?

Не сек­рет, что мир пах­нет, часто пах­нет дурно. Можно найти тишину — и не слы­шать, тем­ноту — и не видеть, от запа­хов не уйти. Тяжело живется чело­веку с тонко чув­ству­ю­щим носом.

Пона­блю­дайте за вашим малы­шом. Он, ско­рей всего, мор­щит носик и чихает при появ­ле­нии новых запа­хов, пуга­ется незна­ко­мых людей, при­знает лишь мать, кото­рая обла­дает един­ствен­ным в мире род­ным запахом.

Из рас­сказа одной мамы: 

«Я лежала в боль­нице со своим 6‑месячным ребен­ком, в сосед­ней палате нахо­ди­лась мама с месяч­ным мальчиком. 

Молока у нее не было, и ребенка кор­мили искус­ственно, но он часто выпле­вы­вал рези­но­вую соску и с жад­но­стью сосал пустую мате­рин­скую грудь. 

Как-то я пред­ло­жила покор­мить малыша гру­дью, но ничего не полу­чи­лось из этого экс­пе­ри­мента, он даже не разо­мкнул губки, смор­щил нос, рас­чи­хался, а потом оби­женно запла­кал. Меня это очень уди­вило, были ведь в преж­ние вре­мена кор­ми­лицы, и сво­его, и чужого выкармливали». 

Непри­я­тие чужого запаха у ребенка ока­за­лось силь­нее, чем чув­ство голода. В еде эти дети при­ве­ред­ливы, отдают пред­по­чте­ние ово­щам, фрук­там, напрочь отвер­гая такие воню­чие про­дукты, как селедка. Бес­смыс­ленно бороться с капри­зами за сто­лом и твер­дить ребенку о пользе того или иного про­дукта, на дух не выно­сит он вашей столь забот­ливо при­го­тов­лен­ной рыбы или жаре­ной печенки. Въед­ли­вый запах жаре­ного лука выго­нит ваше чадо из кухни и ото­бьет вся­кий аппе­тит. Помощ­ни­ком на кухне “нюхач” не будет, слиш­ком велик набор меня­ю­щихся запа­хов, голова кру­гом пойдет.

Катя помо­гает маме гото­вить празд­нич­ный салат. На лице не напи­сано боль­шого удо­воль­ствия, но ста­ра­ется; покро­шила яйца, даже лук, при­сту­пила к кар­тошке. Тут на лице появ­ля­ется брезг­ли­вая мина: 

“Мам, я не могу кар­тошку, она пах­нет, порежь ее сама, а я все осталь­ное доде­лаю”. Это варе­ная-то кар­тошка пахнет… 

Тон­кое чутье фор­ми­рует инту­и­тив­ное мыш­ле­ние. Как запахи не имеют соб­ствен­ного назва­ния, так “нюхач” затруд­ня­ется объ­яс­нить сло­вами, каким обра­зом он при­шел к тому или иному выводу.

Попро­буем про­ник­нуть в его слож­ный обо­ня­тель­ный внут­рен­ний мир. Пофан­та­зи­руем вме­сте с вами.

Проснулся малыш, повел носом. Что сего­дня тво­рится в доме? На зав­трак ман­ная каша, взрос­лые уже пили кофе, мама ушла на работу, потому что душится она перед ухо­дом. Опять уби­рать за кош­кой, при­ду­мали пода­рить на день рож­де­ния такую вонючку. Из кухни потя­нуло чес­но­ком. Гово­рил же бабушке, что не могу есть эти ее люби­мые кот­леты. Запах уси­лился, бабушка идет будить, сей­час еще цело­вать поле­зет, лучше при­тво­риться спя­щим. Род­ствен­ники пах­нут по-раз­ному. Лучше всего, конечно, мама, когда не руга­ется. А рас­кри­чится — вот вонища. Я себя-то не могу нюхать, когда вол­ну­юсь. Начи­наю вол­но­ваться больше и вонять все силь­нее, прямо до тошноты.

Папа курит, и это ужасно, а мама с ним воюет. Он сооб­щил ей недавно, что бро­сил навсе­гда, неужели она не чув­ствует, что он жует жвачку, чтобы не пахло. По запаху проще про­стого опре­де­лить врет чело­век или нет. Ой, вспом­нил, что сего­дня идем в гости, а в том доме про­сто невы­но­симо нахо­диться. Настро­е­ние испор­чено на весь день.

Окру­жа­ю­щим невдо­мек насколько настро­е­ние “нюха­чей” зави­сит от запаха. Они сами не все­гда осо­знают, откуда при­хо­дит навяз­чи­вое чув­ство неудо­воль­ствия. Всем ясно и понятно, что можно испу­гаться или рас­стро­иться, уви­дев страш­ное, урод­ли­вое, неожи­дан­ное. Можно впасть в уны­ние от соб­ствен­ных мыс­лей. Но если вдруг пах­нуло на мгно­ве­ние чем-то таким, что и назва­ния не под­бе­решь, и так тоск­ливо стало, а тебя никто на свете понять не может. Ведь не так много людей обла­дает тон­ким обо­ня­нием, при­чем у каж­дого из них инди­ви­ду­аль­ное пред­по­чте­ние и оттор­же­ние запахов.

С ран­него дет­ства появ­ля­ется бес­со­зна­тель­ная цель — защи­тить свой тон­кий нос. Взрос­лые из-за край­него обо­ня­тель­ного неве­же­ства не могут понять малень­кого стра­дальца и помочь ему. При­хо­диться пола­гаться на свой опыт.

Как остаться в сто­роне от дет­ской ком­па­нии? Ябед­ни­чать, драз­ниться, высо­ко­мерно зади­рать нос кверху (где чище воз­дух), и вскоре пере­ста­нут при­ни­мать в игру. В луч­шем слу­чае — не будут заме­чать, в худ­шем — кол­лек­тивно опол­чатся про­тив все­знайки. Тогда с оби­дой на весь мир можно уеди­ниться: теле­ви­зор, книги, в шах­маты с самим собой, про­гулки на све­жем воз­духе в нелюд­ных местах. В отрыве от люд­ской суеты фор­ми­ру­ется тон­кий интел­лект, энцик­ло­пе­ди­че­ские зна­ния, инту­и­тив­ное мыш­ле­ние, если, конечно, этому спо­соб­ствует окру­жа­ю­щая обстановка.

Наи­бо­лее про­дук­тивны эти люди в интел­лек­ту­аль­ном труде. Успешно реа­ли­зуют себя в каче­стве совет­ни­ков раз­лич­ного ранга. Хороша для них карьера дипло­мата, юри­ста, эко­лога, лес­ника или парфюмера. 

Посе­ще­ние дет­ского сада, а затем школы, при­не­сет новые про­блемы. Ох! До чего непе­ре­но­симы эти дет­ские учре­жде­ния — жут­кая смесь запа­хов запи­сан­ного белья, хлорки, сред­ства от тара­ка­нов, пере­жа­рен­ного жира и еще чего-то такого отча­янно казен­ного. Жут­кое наси­лие каж­дый день, много часов подряд.

Что делать? Бун­то­вать бес­по­лезно, но можно забо­леть и остаться дома. Болеют они не тяжело, но долго и нудно: зало­жен­ный нос, тем­пе­ра­тура под­ни­ма­ется и опус­ка­ется, на недельку схо­дит в учре­жде­ние и опять в постель, и так до лета, пока роди­тели не выве­зут в лес, на дачу, на све­жий воз­дух. Носы отку­по­ри­ва­ются, недо­мо­га­ния ухо­дят до сле­ду­ю­щего учеб­ного года. Не дай бог, род­ствен­ники наду­мают испор­тить лето дет­са­дов­ской дачей или лагерем!

В период поло­вого созре­ва­ния, когда про­хо­дят быст­рые физио­ло­ги­че­ские изме­не­ния в орга­низме, появ­ля­ются новые запахи от соб­ствен­ного тела. Это может стать при­чи­ной депрес­сив­ного состо­я­ния ребенка. Помо­гите под­нять пошат­нув­шу­юся само­оценку. Зна­ние того, что про­ис­хо­дит с ним, убе­рет страх и под­ни­мет самоуважение. 

Память у “нюха­чей”, конечно же, свя­зана с обо­ня­нием. Что вы вспо­ми­на­ете, думая о доме, где про­шло дет­ство? А они всю жизнь будут пом­нить запах роди­тель­ского дома. Бес­при­чин­ные страхи этих детей на самом деле объ­яс­нимы. При этом запахе когда-то про­изо­шло что-то непри­ят­ное, и опять пах­нуло… Часто навяз­чи­вые мысли сами “нюхачи” пыта­ются объ­яс­нить мистикой.

На при­еме у пси­хо­лога моло­дой чело­век жалу­ется, что ночью к нему явля­ется умер­шая бабушка. День про­хо­дит нор­мально, а каж­дая ночь в кош­ма­рах. Выяс­ня­ется, что они спали с бабуш­кой в одной ком­нате, где он и про­дол­жает жить сей­час. И вот ночью, когда ослаб­ля­ется кон­троль созна­ния, начи­нают цар­ство­вать запахи бабушки, вызы­вая виде­ния. Пред­ло­жен­ные рецепты: сде­лать ремонт, сме­нить обста­новку, в конце кон­цов, сме­нить ком­нату — спа­сти чело­века от “дья­воль­ских сил”. 

Брезг­ли­вость “нюха­чей” объ­яс­нить легко, вот и живут такие не пони­ма­е­мые малень­кие брюзги с опу­щен­ными вниз угол­ками губ: фу, фи, фуфло все это, фигушки вам … апчи-хи… апчи-хи… Начи­хал на всех, нос про­чи­стил, полег­чало. Вы ему: ” Попро­буй как вкусно!”. А он в ответ: “Фу‑у, даже в рот взять не могу!”. Вам невдо­мек, что про­тух­лый запах средне чув­стви­тель­ный нос обна­ру­жит лишь зав­тра к вечеру, но про­цесс гни­е­ния уже пошел и тон­кий нос это запро­сто может уловить.

Куре­ние для них — спо­соб отго­ро­диться от дур­ных запахов. 

Откуда у них недо­ве­рие к людям? Да все оттуда же. Вы ему врете, бывает же ложь во благо. Но он-то навер­няка знает, что не про­сто про­гу­ляться вы ходили, а поку­пать пода­рок ему ко дню рож­де­ния, потому что появился в доме новый запах, и он даже знает, куда вы запря­тали покупку, но не при­зна­ется, если вам так хочется устро­ить сюрприз.

Можно ли узнать “нюхача”? Пожа­луй, да, но нужно пона­блю­дать. К одежде они довольно без­раз­личны, но нико­гда не наде­нут чужую. Ста­ра­ются дер­жаться в сто­роне, в сере­дину толпы не поле­зут. Гово­рят мало, больше думают. Что харак­терно, нико­гда прямо не отве­тят на постав­лен­ный вопрос.

Какие у них носы? Раз­ные, но если длин­ный — боль­шая веро­ят­ность, что запахи чует за вер­сту, как баба-яга, кото­рая живет в лесу, но все знает.

«Художник»

«… Осо­бенно я пере­жи­вал дру­гую сказку, про зайца. Это корот­кая такая ска­зочка, вроде счи­талки, ее все на свете знают: 

Раз, два, три, четыре, пять, 
Вышел зай­чик погулять, 
Вдруг охот­ник выбегает… 

И вот тут у меня уже начи­нало пощи­пы­вать в носу, и губы разъ­ез­жа­лись в раз­ные сто­роны, верх­няя направо, ниж­няя налево, а сказка в это время про­дол­жа­лась… Охот­ник, зна­чит, вдруг выбе­гает и… 

Прямо в зай­чика стреляет! 

Тут у меня прямо сердце про­ва­ли­ва­лось, я не мог понять, как же это полу­ча­ется. Почему этот сви­ре­пый охот­ник стре­ляет прямо в зай­чика? Что зай­чик ему сде­лал? Что он, пер­вый начал, что ли? Ведь нет! Ведь он же не зади­рался? Он про­сто вышел погу­лять! А этот прямо без разговоров: 

Пиф-паф!

Из своей тяже­лой дву­стволки! И тут у меня начи­нали течь слезы, как из крана. Потому что ране­ный в живот зай­чик кричал: 

Ой-ой-ой!

Он кри­чал:

Ой-ой-ой! Про­щайте, все! Про­щайте, зай­чата и зай­чиха! Про­щай, моя весе­лая, лег­кая жизнь! Про­щай, алая мор­ковка и хру­стя­щая капу­ста! Про­щай навек, моя полянка и цветы, и роса, и весь лес, где под каж­дым кустом был готов и стол и дом! 

Я прямо сво­ими гла­зами видел, как серый зай­чик ложится под тонень­кую березку и уми­рает… я зали­вался горю­чими сле­зами и пор­тил всем настро­е­ние, потому что меня надо было успо­ка­и­вать, а я только ревел и ревел…» 

В.Драгунский «Денис­кины рассказы» 

Ува­жа­е­мые роди­тели, вам доста­лось тонко чув­ству­ю­щее и легко рани­мое созда­ние при­роды. Ваш ребе­нок долго будет нуж­даться в любви, защите, поддержке.

Эти дети лас­ковы, при­вяз­чивы, долго ходят за ручку и боятся поте­ряться. А еще боятся засы­пать в тем­ной ком­нате, оста­ваться дома одни, боятся при­ви­де­ний, баб-ёг, чудо­вищ, страш­ных филь­мов и всего осталь­ного страш­ного и не очень страш­ного. Для этих детей хорош прием дет­ских пси­хо­ло­гов — рисо­ва­ние страш­ных снов.

«Леночка, нари­суй, пожа­луй­ста, свой самый-самый страш­ный сон. Это — баба Яга. А это кто такой ужас­ный с рогами и боро­дой? Кащей Бес­смерт­ный? Моло­дец, заме­ча­тельно нари­со­вала! Давай сожжем этот рису­нок. Вот и нет больше ника­ких стра­ши­лищ. Теперь тебе будут сниться только хоро­шие сны». 

Лена пове­рит и успо­ко­ится, не будет больше вска­ки­вать среди ночи и кри­чать от страха. 

Ирра­ци­о­наль­ность мыш­ле­ния у них от при­роды, верят в чудеса, при­меты, мыс­лят обра­зами, легко вжи­ва­ются в них. Часто пере­во­пло­ще­ние в роль героя помо­гает “худож­ни­кам” защи­тить свой тон­кий уяз­ви­мый внут­рен­ний мир от гру­бой действительности.

Утром она просну­лась прин­цес­сой: том­ная, гра­ци­оз­ная, пове­ли­тель­ный тон, с капри­зами пере­би­рает свой гар­де­роб и выби­рает луч­ший наряд, дви­га­ется плавно, с вос­хи­ще­нием рас­смат­ри­вает себя в зеркало.

А через час уже иное настро­е­ние: никто меня не любит, такая я несчаст­ная-раз­не­счаст­ная и в слезы… Слезы пото­ком, без вся­кой при­чины, без оста­новки. Бывает, что и смех, и слезы одно­вре­менно. Не пугай­тесь их неудер­жи­мого плача. “Худож­ни­кам” про­сто необ­хо­димо таким обра­зом раз­ря­дить свои эмо­ции, не только девоч­кам, но и маль­чи­кам. А ведь как часто можно услы­шать такую тираду.

«Вася, ты что раз­ре­велся, как дев­чонка! На тебя все смот­рят. Муж­чины не пла­чут, надо тер­петь. Ты же буду­щий воин (пожар­ный, кос­мо­навт, гон­щик). Отойди, я не люблю плакс. Может тебе еще и бан­тики завя­зать, пла­тьице одеть? Нытик, хлю­пик, мамень­кин сыночек…»

Можно про­дол­жить, допол­няя мно­гими обид­ными для маль­чишки сло­вами. Да ника­кой Вася не гон­щик и, тем более, не сол­дат. Он меч­та­тель и фан­та­зер, любит повер­теться перед зер­ка­лом, ино­гда и в куклы поиг­рать. Часто вы можете застать его за ниче­го­не­де­ла­нием, так счи­тают слиш­ком дело­вые и заня­тые взрос­лые, на самом деле маль­чик (или девочка) созер­цает мир, тво­рит в своем вооб­ра­же­нии. Дайте такому ребенку краски пораньше, но, пожа­луй­ста, не учите рисо­вать. Назой­ливо повто­ряя “точка, точка, запя­тая, вот и рожица кри­вая…”, вы, воз­можно, губите вели­кого худож­ника. Пусть тво­рит самостоятельно.

У «худож­ни­ков» врож­ден­ное чув­ство цвета, про­пор­ции, гар­мо­нии, они уди­ви­тельно наблю­да­тельны. Глаза для них — основ­ной инстру­мент позна­ния мира. ВИЖУ — ЗНАЧИТ ЗНАЮ.

Поскольку любо­пыт­ство — одно из основ­ных качеств “худож­ни­ков”, есть грех: любят под­смат­ри­вать. Услы­шать для них мало, непре­менно хочется все уви­деть сво­ими гла­зами. Если что услы­шали, вычи­тали в книге, обя­за­тельно нужно посмот­реть, в край­нем слу­чае, представить.

Они обычно тяжело запо­ми­нают даты, резуль­таты изме­ре­ний и про­чий циф­ро­вой мате­риал. Дей­стви­тельно, в каком образе пред­ста­вить 2х2=4? Уви­ден­ное фото­гра­фи­ру­ется ими и запо­ми­на­ется во всем объ­еме. Пишут гра­мотно, если хотя бы раз уви­дели слово напи­сан­ным. Почерк у них кра­си­вый и необыч­ный, заглав­ные буквы с зави­туш­ками и строч­ные с укра­ша­тель­ными эле­мен­тами. Как в речи, так и в письме исполь­зуют кра­соч­ные опре­де­ле­ния и лас­ка­тель­ные слова.

Когда что-либо рас­ска­зы­вают, понять бывает трудно, осо­бенно, если вы не обла­да­ете таким же образ­ным мышлением.

«Мы были в парке, ну там еще дерево изу­мрудно-салат­ное у входа. Ну, вот с такими вет­ками, раз­ве­ва­ются, как волосы на ветру. А ветер еще силь­нее подул, листья закру­жи­лись. Золо­ти­сто-оран­жево-огнен­ный ура­ган под­нялся… А облако, облако, да совсем даже не облако, а белый мед­ведь на зад­ние лапы встал и как зары­чит, голова у него отле­тела и пре­вра­ти­лась в птицу с огром­ными кры­льями, а в клюве у нее венок, кра­си­вый бирю­зо­вый с лило­выми искрин­ками, и лепестки раз­ле­та­ются, и пре­вра­ща­ются в звез­дочки…». При этом Наташа раз­ма­хи­вает руками — кры­льями, вот-вот сама взле­тит. Пре­вра­ща­ется то в мед­ведя, то в птицу. 

Пере­жи­ва­ния порой так захва­ты­вают малень­кого чело­вечка и про­дол­жают жить в нем, что ночью во сне воз­вра­ща­ются. Луна­тизм свой­стве­нен именно “худож­ни­кам”. Эмо­ции тре­буют выхода. Каж­дый “худож­ник” нахо­дит свой спо­соб: слезы, смех, рисо­ва­ние, теат­раль­ное представление.

Они крайне обид­чивы и мни­тельны, тонко чув­ствуют отно­ше­ние к себе дру­гих людей. Даже слу­чайно бро­шен­ный недоб­рый взгляд, неосто­рож­ное обид­ное слово могут стать при­чи­ной пере­мены настро­е­ния, пово­дом к сле­зам и глу­бо­кой тоске.

Эти дети склонны к исте­ри­кам. Без зри­те­лей ребе­нок успо­ко­ится быст­рее. Поз­вольте ему при­ве­сти себя в эмо­ци­о­наль­ное равновесие. 

Сами они дели­катны и веж­ливы, хорошо чув­ствуют настро­е­ние окру­жа­ю­щих, умеют сопе­ре­жи­вать и сочув­ство­вать. Им жалко пти­чек с под­би­тыми кры­лыш­ками, без­дом­ных соба­чек и коше­чек. Млад­ших сестер и бра­тьев они окру­жат опе­кой и забо­той. Ваш дом имеет шанс пре­вра­титься в вете­ри­нар­ную лечеб­ницу или приют для без­дом­ных животных.

«Худож­ники»» не любят дона­ши­вать чужие вещи, у них рано фор­ми­ру­ется соб­ствен­ный стиль одежды. Стоит при­слу­шаться и дове­рять их вку­сам, а, может, и поучиться у них.

«Мама, ну что ты не видишь: крас­ные туфли ну никак не под­хо­дят к этому зеле­ному пла­тью. Ни за что не одену, лучше дома оста­нусь. И банты я сама выберу. Мам, а ты лучше надень беже­вое пла­тье вот с этими бусами. Видишь, как эле­гантно, и серьги смени. Ну-ка померь вот эти. Посмотри в зер­кало, губы чуть-чуть под­крась. Мамочка, ты такая у меня кра­си­вая! Я тебя так люблю, ну про­сто очень, очень». 

Девочки часто увле­ка­ются шитьем одежды, сна­чала для кукол, потом для себя. А уж у бумаж­ных кукол такой бога­тый гар­де­роб, любой дом моде­лей позавидует.

Маль­чик Алеша долго играл с дев­чон­ками и ходил с длин­ными вью­щи­мися воло­сами, пока драз­ниться не начали. Еще у него был люби­мый мед­ведь, кото­рому он шил рубашки и шта­нишки, и кото­рый был посто­ян­ным участ­ни­ком игр в дочки-матери, вер­нее в сыны-отцы. Алеша дру­жил с сосед­скими сест­рами, и мед­ведь Миша каж­дый день ходил в гости к их куклам. 

Мальчики-«художники» дру­жат с девоч­ками. Много вни­ма­ния уде­ляют своей внеш­но­сти, любят наря­жаться и вер­теться перед зер­ка­лом. В семье они больше при­вя­заны к маме, бабушке или сестре. Как дев­чонки обид­чивы, бывает, что даже от похвалы у них высту­пают слезы. Хорошо, если в семье поощ­ряют их теат­раль­ные спо­соб­но­сти. Вооб­ра­зит этот нюня себя “фан­то­ма­сом”, попро­буй, под­сту­пись, любому обид­чику отпор даст.

Под­ро­сток, “гад­кий уте­нок”, конечно же, пре­вра­тится в пре­крас­ного лебедя, но пока он не может про­хо­дить мимо зер­кала без слез. Боль­шие стра­да­ния достав­ляют ему эти неук­лю­жие изме­не­ния внеш­но­сти. Под­бод­рите, похва­лите глаза, при­ческу, губы, уши, хоть что-нибудь. Для этих детей суще­ствует опас­ность забо­леть «дисмор­фо­фо­бией» — непри­я­тием сво­его тела. 

«Худож­ники» стра­дают от гру­бо­сти в любых ее про­яв­ле­ниях. Они пла­чут от рез­кого слова и гру­бого взгляда. Уны­лый серый вид из окна дома может стать для них при­чи­ной нев­роза. Им не заснуть на жест­кой постели. Меш­ко­ва­тая одежда, куп­лен­ная роди­те­лями на вырост, при­не­сет невы­но­си­мые стра­да­ния, потому что и носить это не воз­можно, и роди­те­лей оби­дишь, если отка­жешься. Аля­пи­стая, без­вкус­ная обста­новка дома наво­дит тоску, лучше тогда спать побольше и смот­реть вол­шеб­ные цвет­ные сны. Неряш­ливо накры­тый стол отби­вает аппе­тит, кото­рым и так-то не похвастаться.

И наобо­рот, «худож­ники» рас­цве­тают в атмо­сфере любви, ласки, под­бад­ри­ва­ния. Кра­сота при­роды, уют­ный дом, кар­тины, изящ­ные вещи, кра­си­вая одежда, театр, выставки, книги с кар­тин­ками, кра­сиво сер­ви­ро­ван­ный стол — такое окру­же­ние фор­ми­рует гиб­кость мыш­ле­ния, интел­лект, обо­га­щает духов­ную сферу, спо­соб­ствует раз­ви­тию твор­че­ской личности.

Для них хороши про­фес­сии, свя­зан­ные с созда­нием кра­соты: дизай­неры, моде­льеры, выши­валь­щицы, кру­жев­ницы, рисо­валь­щики и, конечно, худож­ники всех уровней.

«Слухач»

«Мир свер­кав­ший, дви­гав­шийся и зву­ча­щий вокруг, в малень­кую головку сле­пого про­ни­кал, глав­ным обра­зом, в форме зву­ков, и в эти формы отли­ва­лись его пред­став­ле­ния. На лице засты­вало осо­бен­ное вни­ма­ние к зву­кам: ниж­няя челюсть слегка оття­ги­ва­лась впе­ред на тон­кой и удли­нив­шейся шее. Брови при­об­ре­тали осо­бую подвиж­ность, а кра­си­вые, но непо­движ­ные глаза при­да­вали лицу сле­пого какой-то суро­вый и вме­сте с тем тро­га­тель­ный отпечаток. 

В нем все больше и больше выра­ба­ты­ва­лась склон­ность к уединению… 

…Он слу­шал шелест листьев, да шепот травы или неопре­де­лен­ные вздохи степ­ного ветра. Все это осо­бен­ным обра­зом гар­мо­ни­ро­вало с глу­би­ной его душев­ного настро­е­ния. Насколько он мог пони­мать при­роду, тут он пони­мал ее вполне и до конца». 

Коро­ленко «Сле­пой музыкант» 

Появился на свет “слу­хач” зна­чи­тельно позже рас­счи­тан­ного срока, некруп­ный, но весь такой лад­нень­кий, акку­рат­нень­кий, очень чув­стви­тель­ный. Вздра­ги­вал от рез­ких зву­ков и момен­тально успо­ка­и­вался у мате­рин­ской груди, уба­ю­кан­ный серд­це­би­е­нием. Сосал вяло, засы­пая, про­сы­па­ясь; заду­мы­вался, словно при­слу­ши­вался. Видимо, хорошо ему было у мамы в животе, на пол­ном обес­пе­че­нии: тепло, ком­фортно, сытно. Музыку мами­ного сердца он слу­шал всем своим телом, вся его жизнь под­чи­ня­лась род­ному ритму.

Момент появ­ле­ния на свет оття­ги­вался, оття­ги­вался и, нако­нец, насту­пил. Рез­кий свет, холодно, дикие запахи, но самое страш­ное — звуки! Ока­за­лось, что мир сна­ружи скри­пит, виз­жит, скре­же­щет и завы­вает, како­фо­ния зву­ков нава­ли­лась и не остав­ляла ни на минуту. Как суще­ство­вать в этом мире? Где найти гар­мо­нич­ное звучание?

Тонко слы­ша­щие уши, что доста­лись вашему ребенку, — это и беда, и радость. Вду­май­тесь сами, какие непо­вто­ри­мые ощу­ще­ния можно полу­чить от зву­ча­ния мира вокруг нас: шелест листьев и трели птиц, рокот оке­ана и сим­фо­ния теку­щей воды, эхо гор­ных вер­шин и гул пещер. Наи­бо­лее чув­стви­тель­ные слы­шат голос Все­лен­ной, попа­дают с ней в резо­нанс, и тогда веч­ность ста­но­вится доступна им, под­ни­мая на самый пик эмо­ци­о­наль­ного наслаждения.

Отча­сти при­роду заме­няет музыка. Музыка — это весь мир. Стра­дать, любить, пла­кать и сме­яться, думать, меч­тать, под­ни­маться на вер­шины и падать в без­дну — все чело­ве­че­ские чув­ства под­властны музыке.

С дру­гой сто­роны, циви­ли­за­ция тоже зву­чит: бумс, бамс, шварк, бряк, скрымп, взз­ззз, ууу­ууу… От этого хаоса каж­до­днев­ных зву­ков не убе­жать, не спря­таться, осо­бенно в городе. Ночь дает хоть какую-то воз­мож­ность отдох­нуть, потом опять насту­пают муче­ния. И наде­вают “слу­хачи” науш­ники, и ходят с отре­шен­ными бла­жен­ными лицами, отде­лен­ные от людей непро­ни­ца­е­мой музы­каль­ной защи­той, вызы­вая немо­ти­ви­ро­ван­ное раз­дра­же­ние или зависть своей отрешенностью.

«Самое непри­ят­ное — это утрен­нее про­сы­па­ние: лежишь, бла­жен­ству­ешь, уже не спишь, но еще не проснуться, город зву­чит за окном далеко и нена­зой­ливо, рядом при­вычно успо­ка­и­ва­юще тикает будиль­ник, и вдруг с кухни доно­сится шварк, бряк, скрип… Утром они швы­ряют яйца на ско­во­родку с мет­ро­вой высоты, потом бро­сают на плиту чай­ник, сахар в чаш­ках мешают с таким оже­сто­че­нием, что кажется, чашка вот-вот раз­ле­тится вдре­безги. Неужели нельзя потише хло­пать холо­диль­ни­ком и швар­кать ногами? А потом, уж таким про­тив­ным голо­сом: «Вста­вай, в школу опоздаешь!» 

Чув­стви­тель­ность к высоте, тембру, темпу и гром­ко­сти голоса харак­терна для этих детей. Не любит он почему-то одну бабушку, но устой­чиво при­вя­зан к дру­гой. Почему? Обе доб­рые, лас­ко­вые, забот­ли­вые, любят и балуют внука. Но одна из них гово­рит быстро, громко, напо­ри­сто, про­скаль­зы­вают виз­жа­щие нотки в голосе, а дру­гая словно песню поет низ­ким груд­ным голо­сом с пере­ли­вами, а как сказки рас­ска­зы­вает — заслу­ша­ешься. “Слу­хачу” не столь важно, Что ска­зано, но Как. Порой они даже не спо­собны вос­при­нять инфор­ма­цию, если их уши отвер­гают ее зву­ко­вое оформление.

Из рас­сказа одной мамы: 

«Одна­жды я полу­чила хоро­ший урок от сво­его сына. С тех пор поняла, насколько бес­по­лезны роди­тель­ские нота­ции. Сын что-то натво­рил, сей­час уже не помню что, но вино­вен был навер­няка, он стоял с поник­шей голо­вой, а я ему выго­ва­ри­вала. Эмо­ци­о­нально, громко, настолько убе­ди­тельно, что, каза­лось, он запом­нит мои слова надолго. 

Я была так увле­чена своей речью, что не обра­тила вни­ма­ния, как сын отвер­нулся и уткнулся в окно. Мой моно­лог мог про­дол­жаться еще долго, если бы сын вдруг не обер­нулся с воз­гла­сом: «Мама! Посмотри, какая собачка во дворе бегает!»

Как часто роди­те­лям при­хо­дится слы­шать от детей: «Ты мне этого не гово­рила». Известно, что чело­век из обшир­ной инфор­ма­ции слы­шит лишь то, что хочет, запо­ми­нает то, что пони­мает. А у “слу­хача” еще и своя инди­ви­ду­аль­ная осо­бен­ность: не пони­мают его уши дис­гар­мо­нич­ного зву­ко­со­че­та­ния, виз­жа­щий или гну­са­вый голос для него — все равно, что моро­же­ное рыбьим жиром полить — не про­гло­тишь. А инто­на­ция, с кото­рой мы отдаем при­ка­за­ния или делаем заме­ча­ния, далеко не благозвучна.

Известно такое забо­ле­ва­ние — пси­хо­ген­ная глу­хота. Чтобы не слу­шать трав­ми­ру­ю­щее меня, не буду слы­шать ничего.

На при­еме у пси­хо­лога девочка, по неиз­вест­ной при­чине оглох­шая на одно ухо. Выяс­ни­лось, что ее кро­ватка сто­яла у стены, за кото­рой в дру­гой ком­нате была роди­тель­ская кро­вать. Девочка обычно долго не засы­пала (это харак­терно для “слу­ха­чей”), и при­слу­ши­ва­лась к ноч­ным зву­кам за сте­ной. Она не хотела этого слу­шать, но ничего не могла поде­лать. Со вре­ме­нем орга­низм рас­по­ря­дился так, что ухо пере­стало слы­шать совсем. 

«Ты слы­шишь, что я тебе говорю, смотри мне в глаза!». А для него не важен кон­такт гла­зами, он вни­мает ушами. В состо­я­нии осо­бой сосре­до­то­чен­но­сти и вни­ма­ния для “слу­ха­чей” харак­терны закры­тые глаза или неопре­де­лен­ный взгляд, направ­лен­ный в некую отда­лен­ную точку про­стран­ства. Напря­женно вспо­ми­ная, они закры­вают глаза, сосре­до­та­чи­ва­ются на самом себе и вос­про­из­во­дят инфор­ма­цию закон­чен­ным бло­ком, мело­дией, а не отдель­ными зву­ками, словами.

“Слу­хачи” хорошо запо­ми­нают стихи. При этом не важны отдель­ные, воз­можно, непо­нят­ные слова. Важны ритм и мело­дич­ное зву­ча­ние, в кото­рое слова ложатся сами.

“Вар­ка­лось. Хлив­кие шорьки 
Пыря­лись по наве; 
И хрю­ко­тали зелюки, 
Как мюм­зики в мове.” 

Л.Кэррол “При­клю­че­ния Алисы в стране чудес” 

Зву­чит кра­сиво, созда­ется опре­де­лен­ное настро­е­ние, мысль закон­чена, хорошо запо­ми­на­ется. И не так уж важно вар­ка­лось или смер­ка­лось, пыря­лись или шнырялись.

Эти дети легко изу­чают ино­стран­ные языки. Уло­вив мело­дию речи, ритм, инто­на­ци­он­ные осо­бен­но­сти, они пра­вильно строят фразы по прин­ципу: зву­чит — не зву­чит. Слож­нее с напи­са­нием, как слы­шат, так и пишут. Врож­ден­ная гра­мот­ность — не их привилегия.

Музыка рано вхо­дит в их жизнь. И тут важно роди­те­лям удер­жаться от дик­тата; пусть импро­ви­зи­руют, а не разу­чи­вают гаммы, слу­шают музыку, необ­хо­ди­мую их настро­е­нию, потреб­но­стям, состо­я­нию души. Музыка для этих детей — здо­ро­вье, раз­ви­тие, путь к успеху. В музы­каль­ном сопро­вож­де­нии они делают уроки, едят, засы­пают и при­во­дят себя в душев­ное рав­но­ве­сие. Раз­гне­вав­шийся на вас под­ро­сток вклю­чит маг­ни­то­фон на пол­ную мощ­ность, кажется, лоп­нут бара­бан­ные пере­понки, сбе­гутся все соседи, рух­нет дом. А для него это — пана­цея, послу­шал и успокоился.

Почему появи­лось выра­же­ние «пере­ход­ный воз­раст», кото­рый свя­зан с рез­кими изме­не­ни­ями харак­тера ребенка, про­бле­мами во вза­и­мо­от­но­ше­ниях? Чело­век начи­нает интен­сивно расти, но раз­ви­тие ске­лета, мышц и сер­дечно-сосу­ди­стой системы про­ис­хо­дит нерав­но­мерно. Пред­ставьте, каково пере­жить такую дис­гар­мо­нию “слу­хачу”, кото­рый слы­шит себя изнутри! Он помо­гает сам себе музы­кой, находя такую, кото­рая нужна ему сей­час, чтобы унять этот внут­рен­ний дре­безг. Вам оста­ется тер­петь сосед­ство «тяже­лого металла» в своем доме. 

Если такой ребе­нок оби­жен, он не ста­нет кри­чать, бить ногами, драться и кусаться, иными сло­вами, при­вле­кать к себе все­об­щее вни­ма­ние. Он не настолько силен и энер­ги­чен. Обида оста­нется с ним. Уеди­нится, попла­чет в подушку.

Опыт­ные дет­ские пси­хо­логи опре­де­ляют состо­я­ние ребенка по его твор­че­ству. Напри­мер, на рисунке боль­шие и яркие мама, папа, бабушка и даже кошка, а сам автор кро­хот­ный, неза­мет­ный, на зад­нем плане, или вовсе забыл себя нари­со­вать. Стоит бить тре­вогу, заду­маться, в чем при­чина такой низ­кой самооценки.

Или, рисуют дети “Жизнь”. Обычно это солнце, земля, трава, дом и что-нибудь еще инди­ви­ду­аль­ное. А мол­ча­ли­вая девочка с печаль­ными гла­зами рисует при­чуд­ли­вый узор в черно-фио­ле­то­вых тонах с вкрап­ле­нием корич­не­вого. Почему нет жиз­не­ра­дост­ных: крас­ного, жел­того, зеле­ного? Почему узор, а не реаль­ные пред­меты? Вот такое у них вос­при­я­тие окру­жа­ю­щего мира.

Обычно это тихие, дели­кат­ные дети, не болт­ливы, больше слу­шают. Уеди­не­ние пред­по­чи­тают крик­ли­вой и сует­ли­вой дет­ской ком­па­нии. Про них гово­рят “себе на уме”. Совер­шенно спо­койно, что бы ни тво­ри­лось вокруг, могут отклю­читься от внеш­ней суеты и погру­зиться в соб­ствен­ные мысли.

«У меня не ребе­нок, а тысяча несча­стий», — жалу­ется одна мама дру­гой. «Пред­став­ля­ешь, за один только день: вошел в закры­тую дверь, набил огром­ную шишку на лбу, гряз­ные руки вытер о штору, вер­нулся из школы без порт­феля, почи­стил зубы кре­мом для бри­тья, да вдо­ба­вок забыл закрыть кран, зато­пил соседей». 

В защите и опеке эти дети будут нуж­даться долго. Они умуд­ря­ются среди бела дня столк­нуться с фонар­ным стол­бом, закры­вая дверь одной рукой, при­ще­мить дру­гую, уко­лоться, поре­заться, засу­нуть обе ноги в одну шта­нину и долго раз­ду­мы­вать, что же делать дальше. Смех и грех с этими “слухачами”-неумехами.

Они непри­тя­за­тельны, нуж­да­ются в мини­маль­ном ком­форте, но создать его должны роди­тели. А глав­ное, зву­ко­вая атмо­сфера дома не должна быть травмирующей.

В под­рост­ко­вом воз­расте могут при­стра­ститься к нар­ко­ти­кам и богем­ной жизни, стре­мясь уйти от труд­но­стей реаль­ного мира. 

Тон­кие души нуж­да­ются в дели­кат­ном отно­ше­нии. Хотят слу­шать тишину — пусть слу­шают. Отго­ро­ди­лись науш­ни­ками — пусть будет так.

Их сила в спо­соб­но­сти твор­че­ского раз­ви­тия, помо­гите им найти себя в интел­лек­ту­аль­ном труде.

Музы­канты, дири­жеры, ком­по­зи­торы и, конечно, слу­ша­тели. Если музыка не ста­нет про­фес­сией, то она обя­за­тельно вой­дет в дом как хобби. 

«Калькулятор»

«Он при­вел меня сюда и гово­рит: «Тут у нас поро­хо­вой склад в этой будке. А ты будешь часо­вой… Стой здесь, пока я тебя не сменю». Я говорю: «Хорошо». А он гово­рит: «Дай чест­ное слово, что не уйдешь». 

— Ну?

— Ну, я ска­зал: «Чест­ное слово — не уйду». 

— Ну и что? 

— Ну и вот. Стою — стою, а они не идут. 

— Так чего же ты тогда стоишь? 

— Я чест­ное слово сказал… 

Маль­чик стоял на том же месте, где я его оста­вил, и опять, на этот раз очень тихо, пла­кал. Я оклик­нул его. Он обра­до­вался, даже всклик­нул от радо­сти, а я сказал: 

— Ну, вот, я при­вел начальника. 

Уви­дев коман­дира, маль­чик как-то весь выпря­мился, вытя­нулся и стал на несколько сан­ти­мет­ров выше. 

— Това­рищ кара­уль­ный, при­ка­зы­ваю оста­вить вве­рен­ный вам пост. 

И тогда маль­чик при­ло­жил руку к широ­кому козырьку своей серень­кой кепки и сказал: 

— Есть, това­рищ майор. При­ка­зано оста­вить пост». 

Л. Пан­те­леев “Чест­ное слово” 

Ваш ребе­нок удо­бен для вос­пи­та­ния, он послу­шен и испол­ни­те­лен. А мы, роди­тели, вос­пи­ты­вать любим, осо­бенно верим в маги­че­скую силу сво­его слова. Как нам нра­вится учить и поучать, читать нота­ции, делиться соб­ствен­ным опы­том. Глав­ная опас­ность с послуш­ным ребен­ком — пере­ста­раться, он легко пере­ни­мает от роди­те­лей законы и пра­вила, регла­мен­ти­ру­ю­щие, как нужно жить. А най­дутся ли в нашем опыте гото­вые рецепты на все слу­чаи жизни? Как, напри­мер, при­вить ребенку рас­чет­ли­вость, но не сде­лать скрягой.

Ребенок-“калькулятор” — соб­ствен­ник, это про­яв­ля­ется уже в песоч­нице. Ведерко с совоч­ком его, непо­нятно, зачем нужно делиться. В край­нем слу­чае, можно поме­няться на время. Если Саша даст мне машинку, я дам ему поиг­рать ведер­ком. Но отдать навсе­гда, лишиться сво­его — трагедия.

Мы, роди­тели, с ран­него дет­ства учим ребенка делиться с ближ­ними. Однако, не все­гда наши бла­го­род­ные цели дают резуль­таты. Мы забы­ваем учесть, что малень­кий ребе­нок еще не спо­со­бен нас понять, что двух­лет­ний вла­деет всем миром, не раз­де­ляя на твое — мое. Будьте осто­рожны со словами.

Семья обе­дает. Двух­лет­няя Аленка вяло ковы­ряет кури­ную ножку. 

“Аленка отдай свою ножку Тане (стар­шей сестре). Не будь жади­ной, ты же не хочешь!” 

Аленка насу­пи­лась, чуть не пла­чет. “Алена, ты же доб­рая девочка, отдай”. 

Тут Аленка, уже не сдер­жи­вая рыда­ния, про­тя­ги­вает сестре свою соб­ствен­ную ножку. 

“На, возьми”.

Ува­жайте чув­ство соб­ствен­но­сти вашего ребенка, их “Я” не закан­чи­ва­ется телом; игрушки, одежда, мама, папа, бабушка, дедушка, дом — мое. Как жестоки бывают порой про­хо­жие, доб­ро­воль­ные помощ­ники вос­пи­та­ния детей, когда пыта­ются усми­рить каприз­ного ребенка рас­хо­жей фра­зой: “Будешь пла­кать, маму заберу”. Не лучше зву­чит эта­кая ори­ги­наль­ная шутка: “Это не твоя мама, ты такой свет­лень­кий. Тетя на тебя не похожа”.

«Мама, купи! Папа! Я хочу…», — известно всем роди­те­лям. “Каль­ку­ля­тор” пой­мет ваше объ­яс­не­ние, что это дорого, невы­годно, можно найти дешевле, да и вообще лучше потра­тить деньги на что-нибудь полез­ное. “Доченька, зачем тебе эти туфельки, ты еще коньки не сно­сила”. Береж­ному отно­ше­нию к день­гам при­учить такого ребенка несложно, страшно пере­гнуть палку. Дет­ское воров­ство при­суще именно им. Это “каль­ку­ля­то­рам” Г.Остер вредно советует:

Если ты в своем кармане 
Ни копейки не нашел, 
Загляни в кар­ман к соседу, 
— Оче­видно деньги там. 

В период взрос­ле­ния появ­ля­ется ост­рая необ­хо­ди­мость иметь соб­ствен­ные деньги, что может при­ве­сти даже к воров­ству. Научите под­ростка зара­ба­ты­вать деньги самостоятельно. 

Да, они любят деньги; любят их полу­чать, нахо­дить, пере­счи­ты­вать, неко­то­рые даже умуд­ря­ются гла­дить утю­гом. Но цен­ность имеют не только деньги. Много “полез­ных” вещей появится в вашем доме. Вы до сих пор не зна­ете, где можно бес­платно при­об­ре­сти кило­метр теле­фон­ного про­вода? Спро­сите у вашего “каль­ку­ля­тора”, он давно изу­чил свалки окрест­ных дворов.

Вот реаль­ный пере­чень сокро­вищ, хра­ни­мых в ящике под кро­ва­тью: лоп­нув­ший рези­но­вый шарик, обло­мок линейки, перо птицы, про­езд­ные кар­точки за два года, кон­фет­ные фан­тики в коли­че­стве 256 штук, из них сереб­ри­стых обер­ток от шоко­лад­ных кон­фет 37, ухо от мед­ведя, три отра­бо­тан­ных бата­рейки, моток раз­но­цвет­ных про­вод­ков, оско­лок бутылки, засох­ший отку­сан­ный буб­лик, воен­ные пуго­вицы — кон­вер­ти­ру­е­мая дво­ро­вая валюта, цена кото­рой неуклонно рас­тет послед­ние два месяца, огры­зок каран­даша, шуруп, обго­ре­лые спички — два пол­ных коробка, в тре­тьем 7 обго­ре­лых и 2 целых, трес­ну­тый ста­кан, кото­рый вы вчера выбро­сили в мусор­ное ведро, два метра лески, 12 про­бок от лимо­над­ных буты­лок… В при­хо­жей вы спо­ткне­тесь о чугун­ную трубу, выбро­шен­ную после ремонта кана­ли­за­ци­он­ной системы, потому что в ящик она уже не помещается.

Не надей­тесь очи­стить квар­тиру при оче­ред­ной уборке, все иму­ще­ство пере­счи­тано. СЧИТАТЬ РАНЬШЕ, ЧЕМ ХОДИТЬ! Эти дети ариф­ме­ти­че­ски ода­рены, счи­тать они учатся быст­рее, чем читать. Любят пере­счи­ты­вать деньги, стра­ницы книг, хорошо запо­ми­нают номера теле­фо­нов, даты, легко усва­и­вают соот­но­ше­ния вели­чин, осо­бое удо­воль­ствие им достав­ляет про­цесс купли-продажи.

Семи­лет­ний сын обра­ща­ется к матери: “Мама, зачем мне в школу идти, счи­тать я уже умею. Давай поса­дим огурцы, ты их выра­щи­вать будешь, а я на рынке продавать”. 

Несколько позже, уже в пер­вом классе. Вече­ром, лежа в пастели: “Мам, а что, если мне про­дать свои ста­рые игрушки?” 

Мама реша­ется на сме­лый экс­пе­ри­мент: раз­ре­шает. Даже помо­гает офор­мить рекламу и напи­сать цен­ники. Маль­чишка тща­тельно отби­рает игрушки, нани­мает стар­шего брата на долж­ность охран­ника и носиль­щика, дого­во­рив­шись о зар­плате, раз­ме­ром 20% от буду­щей прибыли. 

Тор­говля про­шла успешно. Доход был хоть и неболь­шой, но зара­бо­тан­ный само­сто­я­тельно, поэтому осо­бенно цен­ный. Попро­буй-ка про­стой два часа на морозе, деньги счи­тай, сдачу давай. 

Пред­по­чти­тель­ные сферы дея­тель­но­сти: армия, биз­нес, работа, свя­зан­ная с уче­том, кон­тро­лем, рас­пре­де­ле­нием, а также тан­цоры, гим­на­сты, наезд­ники, успеха достиг­нут в видах спорта, тре­бу­ю­щих вынос­ли­во­сти и ловкости. 

Часто роди­тели дают детям деньги на зав­трак в школу. “Каль­ку­ля­тору” лучше дайте еду, деньги поло­жит в копилку и оста­нется голод­ным. Они могут тер­петь голод, холод, боль, уста­лость. Гораздо тяже­лее одо­леть зависть: ему купили, и я хочу.

Эти дети вынос­ливы, боле­тер­пимы, болеют редко, однако, заме­чено, что имеют про­блемы с кожей: аллер­гии, дер­ма­титы, экзема. Все их стра­да­ния про­яв­ля­ются на кож­ных покро­вах, кото­рые они рас­че­сы­вают, чтобы еще больше пострадать. 

Заман­чиво легок для роди­те­лей путь вза­и­мо­от­но­ше­ний “ты — мне, я — тебе”. Закон­чишь чет­верть без троек — куплю вело­си­пед, отве­сти сестру в сад — рубль, выне­сти ведро — 50 коп., согла­сишься, нако­нец-то, пойти к зуб­ному — полу­чишь 5 руб. Поль­зуй­тесь этим при­е­мом почаще, и юный вымо­га­тель в семье вам обеспечен.

Из под­слу­шан­ных реплик: 

“Купишь жвачку, пойду пешком”. 

“Уж ладно, оста­нусь одна. А что я за это получу?” 

“Не купишь шоко­ладку, бабуш­кой в метро назову”. 

Ох! Тяжело при­дется с сыноч­ком или доч­кой, если вы недис­ци­пли­ни­ро­ванны и посто­янно опаз­ды­ва­ете, забы­ва­ете обе­щан­ное, короче, прин­ци­пи­ально без­ала­берны, слу­ча­ется же такое и с родителями.

Мама с сыном спе­шат на Ново­год­ний утрен­ник. Сын на ходу матери: “Трам­вай под­хо­дит, бежим быст­рее. В метро сядем во вто­рой вагон, он как раз у эска­ла­тора оста­нав­ли­ва­ется. Если по эска­ла­тору бегом, может, еще успеем”. 

Бур­чит себе под нос: “Нака­за­ние — такую маму иметь! Вечно с ней опаз­ды­ва­ешь. Глаза ей, видите ли, накра­сить надо. Уж и так ей все найти помог, пуго­вицу ото­рван­ную при­шил, и бегает мед­ленно. Зарядку бы лучше по утрам делала, чем по теле­фону трепаться”. 

Эти дети, как пра­вило, подвижны, хорошо сло­жены, ловко вла­деют своим телом, не склонны к пол­ноте, от при­роды дис­ци­пли­ни­ро­ваны, режим и под­чи­не­ние пра­ви­лам им не в тягость, а в радость.

Трех­лет­няя девочка, сидя на горшке: 

“Мама, можно я попи­саю? Мама, а можно я еще и покакаю?” 

Школа не при­не­сет вам боль­ших хло­пот. Тет­радки в порядке, книжки обер­нуты, каран­даши под­то­чены, ука­за­ния учи­теля выпол­ня­ются без­ого­во­рочно. А вот у млад­ших бра­тьев-сестер и дво­ро­вой малышни кон­чится без­за­бот­ное дет­ство, они с сен­тября тоже сядут за парты, нужно же их при­учить к дис­ци­плине и порядку.

Оля была в семье един­ствен­ным ребен­ком, при­шлось отду­ваться куклам. 

Рас­трепа-Танька учи­лась плохо, как Катя Васи­льева из Оли­ного 1‑б. А вот недавно куп­лен­ный Миша Мед­ве­дев был пер­вым уче­ни­ком, он был очень похож на отлич­ника Мишу Орлова. Нико­гда не опаз­ды­вал и делал все домаш­ние задания. 

Еже­дневно в три часа зве­нел зво­нок, и куклы рас­са­жи­ва­лись на стулья. 

«Дети, сади­тесь. Сей­час у нас будет урок ариф­ме­тики. Таня, ты опять без тет­ради. Дай мне свой днев­ник, зав­тра без роди­те­лей я тебя в класс не пущу». 

У каж­дой куклы днев­ник и по две тет­радки. Оля пишет ста­ра­тельно по лине­ечке: «Това­рищи ради­тели! Вы плоха вас­пи­тате Таню! При­дити в школу! Олга Валеривна.» 

Вдруг дверь рас­па­хи­ва­ется и на пороге появ­ля­ется бабушка. Оля недо­вольно: «Баб! Без стука нельзя вхо­дить в класс. Дети, встаньте, когда дирек­тор входит». 

К гар­де­робу у “каль­ку­ля­тора” свои тре­бо­ва­ния. Много одежды не нужно, но она должна быть удобна, прак­тична, не ско­вы­вать дви­же­ния. Носят при­выч­ный наряд и в пир, и в мир, носят долго, до дыр, можно и с запла­тами, спо­койно дона­ши­вают за бра­тьями-сест­рами. Заме­чена страсть к мно­го­чис­лен­ным кар­ма­нам. Кла­довки, кото­рые все­гда с собой.

«Папа, пред­став­ля­ешь, какую отлич­ную куртку мы с мамой сего­дня купили, деше­вая и девять кар­ма­нов, даже на спине есть». 

Испы­ты­вают осо­бое ува­же­ние к часам, рем­ням, уни­фор­мам, про­пус­кам и про­чим сим­во­лам порядка. Если дев­чонки играют в школу, маль­чишки, едва научив­шись писать, обза­во­дятся доку­мен­тами, уста­нав­ли­ва­ю­щими стро­гую дво­ро­вую иерархию.

Из вос­по­ми­на­ний мамы первоклассника: 

«Миша ни за что не согла­шался идти в школу. Куда-то поде­вался про­пуск, выдан­ный ему, как заме­сти­телю коман­дира отряда. Они дого­во­ри­лись с ребя­тами носить его все­гда при себе. И вот досада! Весь дом пере­вер­нули. Пошел лишь тогда, когда я выпи­сала ему вре­мен­ное удо­сто­ве­ре­ние и убе­дила, что так все­гда делают, если поте­рян насто­я­щий документ». 

Что это: упрям­ство и дет­ские капризы или раз­ви­тое чув­ство долга? Поверьте, “дол­жен, обя­зан” вашему ребенку не в тягость, а в радость.

Итак, под­ве­дем итоги:

  1. Если вы раци­о­нальны, эко­номны, любите во всем поря­док, счи­та­ете, что дарить живые цветы — это все равно, что выбро­сить деньги, осте­ре­гай­тесь опас­но­сти пре­вра­тить цен­ные каче­ства вашего ребенка в пороки. Эко­ном­ность при соот­вет­ству­ю­щем вос­пи­та­нии пере­рас­тает в жад­ность или алч­ность, избы­точ­ное чув­ство долга может пре­вра­тить жизнь в путь стра­да­ний, излиш­нее под­чи­не­ние пра­ви­лам спо­собно пре­вра­тить чело­века в бес­чув­ствен­ную машину.
  2. Если вы ирра­ци­о­нальны, без­ала­берны, денег не счи­та­ете, гулять, так гулять, отне­си­тесь с ува­же­нием к цен­но­стям вашего ребенка, вам есть чему у него поучиться.

«Копуша»

«— Не тро­гай ты его, — тихо посо­ве­то­вал отец. — Ему хочется свое дока­зать. Ну и пусть помучается. 

— Гор­дый, прин­ци­пи­аль­ный, не при­веди бог, — согла­си­лась мать. 

И Володю решили оста­вить в покое, чтобы не мешать. 

Володе смер­тельно хоте­лось спать. Но Володя упрямо сидел за хро­но­мет­ром, отвин­чи­вал и ста­вил на место коле­сики, тряс часы, при­слу­ши­вался. Часы мол­чали. Пер­вый раз в жизни Володя бодр­ство­вал в такое позд­нее время… Он все сидел и сидел, раз­би­ра­ясь в кро­меш­ной мел­коте часо­вого меха­низма. Володя в сотый раз пере­брал все коле­сики, попро­бо­вал все шурупы, опять поста­вил шестерню на место, при­слу­шался. Хро­но­метр слабо стук­нул и снова замолк. И Володя уро­нил голову на стол. 

Должно быть, он заснул, потому что ему пока­за­лось, будто кто-то качает возле самой его головы тяже­лый маят­ник… А перед ним громко и четко сту­чал хро­но­метр: тик-так, тик-так, тик-так! 

Володя, еще не веря, боясь неосто­рож­ным дви­же­нием испу­гать ожив­шие часы, долго вслу­ши­вался в этот сла­дост­ный стук. Потом с вели­чай­шей осто­рож­но­стью закрыл двой­ную крышку часов, сбе­гал на кухню, посмот­рел на ходики, пере­вел дро­жа­щей рукой на пра­виль­ное время стрелки хро­но­метра, поста­вил его перед собой». 

Л. Кас­силь “Улица млад­шего сына” 

В семье радость — появился ребе­нок. Сколько тре­вог, хло­пот и радост­ных ожи­да­ний он при­нес с собой. На дол­гое время мла­де­нец стал цен­тром вни­ма­ния и пере­жи­ва­ний род­ствен­ни­ков. Как он ел, спал, опо­рож­нял кишеч­ник — вол­нует всю семью. Вдруг в семье пере­по­лох: у малыша два дня не было стула. В чем дело? Чем пита­ется кор­мя­щая мама? Срочно нужна клизма! А можно ли ее ста­вить месяч­ному мла­денцу? А дитя спо­койно, ника­ких при­зна­ков небла­го­по­лу­чия. Потом немного попла­кал, выда­вил из себя дра­го­цен­ный пода­рок и залился бла­жен­ной улыб­кой. Вот вам! Пора­дуй­тесь вме­сте со мной!

Пока ребе­нок в пелен­ках, это дей­стви­тельно радость в семье. “Ну, как сего­дня?”, — еже­днев­ный, всех вол­ну­ю­щий вопрос. Ведь согласно спра­воч­нику по уходу за ребен­ком, стул дол­жен быть ежедневным.

Малыш под­рас­тает, про­блема оста­ется преж­ней. Он долго сидит на горшке, это явно достав­ляет ему удо­воль­ствие. Нако­нец полу­чи­лось. Пора­дую люби­мую мамочку: “На, мамочка, дарю тебе то, что только что доста­вило мне массу удо­воль­ствия”. В ответ испу­ган­ный неожи­дан­ный визг: «Фу! Брось эту гадость! Нико­гда не бери в руки!». Пер­вый кон­фликт с обще­ством, да еще в лице самого люби­мого суще­ства, мамы.

Ува­жа­е­мый малыш, будем бла­го­склонны к маме. Ведь далеко не каж­дая мама читала ста­тью Зиг­мунда Фрейда «Харак­тер и аналь­ная эро­тика», в кото­рой опи­сы­ва­ются люди, подоб­ные тебе. Сей­час ты еще не можешь рас­ска­зать о своих ощу­ще­ниях, а, будучи старше, посчи­та­ешь это стыд­ным, даже невоз­мож­ным. Фрейд, как врач-пси­хо­ана­ли­тик, изу­чал физио­ло­ги­че­ские осо­бен­но­сти своих паци­ен­тов, склад их харак­тера, воз­ни­ка­ю­щие пси­хо­ло­ги­че­ские проблемы.

Он писал об осо­бом типе своих паци­ен­тов: «Люди, кото­рых я хотел бы опи­сать, выде­ля­ются тем, что в их харак­тере обна­ру­жи­ва­ется, как пра­вило, при­сут­ствие сле­ду­ю­щих трех черт: они очень акку­ратны, береж­ливы и упрямы. Акку­рат­ность обо­зна­чает здесь не только физи­че­скую чисто­плот­ность, но также и доб­ро­со­вест­ность в испол­не­нии иного рода мел­ких обя­за­тельств: на людей “акку­рат­ных” в этом смысле можно поло­житься. Береж­ли­вость может дохо­дить до раз­ме­ров ску­по­сти; упрям­ство ино­гда пере­хо­дит в упор­ство, к кото­рому часто при­со­еди­ня­ется наклон­ность к гневу и мсти­тель­но­сти… По-види­мому, они при­над­ле­жали к той кате­го­рии груд­ных мла­ден­цев, кото­рые имеют обык­но­ве­ние не опо­рож­нять кишеч­ник, если их сажают на гор­шок, так как акт дефе­ка­ции достав­ляет им удо­воль­ствие, и они извле­кают из него как бы побоч­ную выгоду… А, кроме того, в их вос­по­ми­на­ниях попа­да­ются ука­за­ния на вся­кого рода возню с только что выде­лен­ным калом; такие вещи, правда, чаще фигу­ри­руют в вос­по­ми­на­ниях о бра­тьях и сест­рах, чем о себе самом».

Ува­жа­е­мые роди­тели, запа­си­тесь тер­пе­нием, если вам достался опи­сан­ный Фрей­дом тип ребенка. Да, будет это чудо сидеть на горшке по сорок минут. А сдер­нете раньше вре­мени с кри­ками: “Сколько можно! Давай быст­рее! Опаз­ды­ваем!” — ждите запач­кан­ных шта­ни­шек, тогда уж вовсе опоздаете.

Пере­бе­рите своих зна­ко­мых, навер­няка, най­дется семья, в кото­рой туа­лет — осо­бое место дома: с теле­фо­ном, кни­гами, кар­ти­нами и вывес­кой “Не мешайте думать!”.

У вашего малыша соб­ствен­ность пока неве­лика, и один из люби­мых пред­ме­тов — гор­шок. Сидя на нем, можно и помеч­тать, и совер­шить путе­ше­ствие по ком­нате, заме­нит он бара­бан или шляпу.

Береж­ли­вость про­яв­ля­ется рано, уже по отно­ше­нию к игруш­кам. Вам встре­ча­лись семьи, в кото­рых игрушки пере­да­ются по наслед­ству от роди­те­лей к детям? Будьте спо­койны за своих вну­ков, они будут играть в игрушки, куп­лен­ные вами. При­учить к порядку вашего ребенка не сложно — стоит только раз пока­зать, как уби­рать за собой: и игрушки, и вещи будут рас­кла­ды­ваться и раз­ве­ши­ваться по местам, упа­ко­ван­ные и под­пи­сан­ные. В школь­ные годы будут акку­рат­ные тет­радки и книжки, отто­чен­ные каран­даши, раз­ли­но­ван­ные поля, круп­ный раз­бор­чи­вый почерк, длин­ные подроб­ные сочи­не­ния, письма и дневники.

“Копуши” часто бывают скрытны (ведь даже мама не смогла раз­де­лить их пер­вые “гор­шеч­ные” радо­сти). Они стыд­ливы, не нуж­да­ются, даже избе­гают, боль­шого обще­ства, если есть друг, то надолго, может, на всю жизнь. Вынос­ливы, тер­пе­ливы, надежны, прав­дивы. Порой излишне прав­дивы. Схит­рить, чтобы избе­жать нака­за­ния, эти дети не могут. Вполне веро­ятно, что шлепки для них не нака­за­ние, а допол­ни­тель­ная радость.

Из дет­ских откровений. 

«Мама, я так замерз, ни рук, ни ног не чув­ствую, я на сан­ках сидел, ждал Мишку, пока он с мамой в мага­зин ходил. Мам, я замерз, но тер­пел, очень есть захо­те­лось, потом писать захо­тел, все равно тер­пел, потом какать захо­тел, еще немного потер­пел, потом домой пошел». 

Оля соби­ра­ется совер­шить пер­вое в жизни путе­ше­ствие само­ле­том. Быва­лые дру­зья делятся с ней своим опы­том. Один вспо­ми­нает, как там вкусно кор­мят. Дру­гой сове­тует, паке­тов побольше возьми, а то при посадке так худо бывает. А Леше больше всего запом­нился туа­лет: и бумага туа­лет­ная там мяг­кая, и вода мыль­ная спус­ка­ется, даже есть кнопка, стю­ар­дессу позвать. 

Туа­лет­ная тема особо любима ими, она про­ры­ва­ется в шут­ках, анек­до­тах, даже за сто­лом. Хорошо в туа­лете почи­тать и помеч­тать, пого­во­рить по теле­фону, сюда бы еще и теле­ви­зор. К сожа­ле­нию, долго не поси­дишь, род­ствен­ники то и дело пре­тен­дуют на это спо­кой­ное, уеди­нен­ное, при­ят­ное место. Как тут не раз­гне­ваться. “Копуши” обычно мед­ли­тельны, осно­ва­тельны, спо­койны — ну уж если вывели из себя, бере­ги­тесь. Тер­пел, тер­пел, копил, копил — все, нет больше сил сдер­жи­ваться, мне больно, и вы пострадайте.

Вре­ме­нами эти дети пора­зи­тельно жестоки, встре­ча­ются даже про­яв­ле­ния садизма. Уда­рить кошку, потис­кать до поси­не­ния цып­ленка, ото­рвать мухе кры­лышки или пустить мышь в мик­ро­вол­новку — этот спи­сок слу­чаев про­яв­ле­ния дет­ской жесто­ко­сти можно про­дол­жить. Слу­ча­ются и более настораживающие.

Из прак­тики психолога. 

На дет­ском пси­хо­ло­ги­че­ском тре­нинге обсуж­да­лась тема: «При­чи­нял ли ты кому-нибудь боль?». Один маль­чишка потряс всех своим рассказом. 

«Дело было летом, в деревне. Пой­мал я как-то сосед­скую курицу, спря­тался с ней в кусты, замо­тал клюв про­во­ло­кой, чтобы не кри­чала, и общи­пал ее пол­но­стью, потом пустил гулять во двор. Вот потеха была, когда ее соседка уви­дела, вот крику-то было». 

Сидит “копуша” на стуле, рас­ка­чи­ва­ется, никак не может начать выпол­не­ние зада­ния. А зада­ние такое: рису­нок на тему “Вы попали на незна­ко­мую пла­нету”. Вот если бы, как в про­шлый раз, нужно было нари­со­вать, как про­вел кани­кулы. Все понятно, нари­со­вал речку, бабуш­кин дом, собаку, дорогу и тро­пинки, трак­тор и много еще чего. Целый вечер рисо­вал, но полу­чи­лось красиво.

Неимо­вер­ная труд­ность для этих детей начать любое дело, осо­бенно, если нельзя опе­реться на пере­жи­тый опыт. Им проще обра­титься к про­шлому, чем взгля­нуть в буду­щее, с фан­та­зи­ро­ва­нием туго­вато, неиз­вест­ность пугает. Однако, если вы помо­жете с нача­лом и наме­тите направ­ле­ние, любое дело они дове­дут до конца, до точки.

Под­няться они могут высоко, но посте­пенно, малень­кими шаж­ками. Не ставьте дале­ких целей: будешь, мол, пре­зи­ден­том. Лучше пред­ло­жите на отлично окон­чить первую чет­верть пер­вого класса. А потом подробно рас­ска­жите, что для этого нужно делать. Советы, реко­мен­да­ции, режим, раз­ме­рен­ный образ жизни важны и обя­за­тельны для здо­ро­вья и бла­го­по­лу­чия вашего ребенка.

Не торо­пите! Набе­ри­тесь тер­пе­ния и слу­шайте. Ну что поде­ла­ешь, если на ваш мимо­ход­ный вопрос: “Как дела?” он будет подробно рас­ска­зы­вать, во сколько он сего­дня встал, что ел на зав­трак, как потом почи­стил ботинки, по дороге в школу погла­дил собаку, постоял у вит­рины и т.д. до насто­я­щего момента. Зануд­ство — не худ­ший порок чело­ве­че­ства. У вас не хва­тает тер­пе­ния слу­шать — пусть пишет, а вы читайте на досуге и анализируйте.

Осте­ре­гай­тесь без­мерно хва­лить, их нужно хва­лить только заслу­женно и неболь­шими пор­ци­ями, иначе не пове­рят. Кто знает, быть может, вы про­сла­ви­тесь, как роди­тели автора тол­стых рома­нов. Эти дети с самого дет­ства спо­собны накап­ли­вать и систе­ма­ти­зи­ро­вать информацию.

Замкну­тость, чрез­мер­ная стес­ни­тель­ность, наду­ман­ные про­блемы, свя­зан­ные с поло­вым раз­ви­тием, харак­терны для этих детей в под­рост­ко­вом воз­расте. Ваши неспеш­ные про­све­ти­тель­ные беседы помо­гут ребенку пре­одо­леть воз­раст­ные слож­но­сти, если отка­жутся гово­рить, попро­буйте пере­пи­сы­ваться. Это даже лучше, ребе­нок не спеша смо­жет обду­мать каж­дое ваше слово. 

Через увле­че­ние взры­вами, под­жи­га­нием, стро­и­тель­ством ракет про­хо­дят почти все маль­чишки. Но как? “Копуши” и здесь основательны.

Пав­лик (10 лет) оста­вил после­до­ва­те­лям пол­ное опи­са­ние тех­но­ло­гии изго­тов­ле­ния ракет, вклю­ча­ю­щее мето­дики про­ве­де­ния испы­та­ний и после­пус­ко­вых иссле­до­ва­ний ракет. Вот отдель­ные выписки из этого цен­ного пособия. 

«Дымо­вы­пус­ка­тель — важ­ная деталь в ракете с двумя соп­лами. Ее роль: при боль­шом дав­ле­нии дыма на сопло он рас­кры­ва­ется и ненуж­ный дым выходит». 

«Ракеты запу­щены в коли­че­стве 3 штук. Были запу­щены с сухого спирта. Пер­вая взле­тела при­мерно на метр, кру­гами. Осталь­ные две на пятьдесят». 

«Ракета была запу­щена на основе зуб­чи­ков рас­чески. Очень много цел­лу­ло­ид­ной золы. Не поле­тела бла­го­даря дыркам». 

«Экс­пер­тиза: очень стран­ная сте­пень обго­ре­ло­сти, про­ле­тела на 10 см». 

«Про­на­блю­дал реак­цию лимон­ной кис­лоты, соды и воды (под мик­ро­ско­пом). Взду­ва­ются боль­шие и малень­кие пузыри, тес­нят остав­ши­еся кри­сталлы соды и лимон­ной кис­лоты, раз­жи­жают их и обра­зуют новые пузыри, при­чем каж­дый (види­мый под мик­ро­ско­пом пузырь) имеет форму колечка, и на каж­дом из таких коле­чек еще обык­но­вен­ные пузырьки, кото­рые, когда лопа­ется основ­ной пузырь, оста­ются на земле и пре­вра­ща­ются в пузыри-колечки». 

72(!!!) про­ну­ме­ро­ван­ные стра­нички с пла­нами испы­та­ний, с ука­за­нием дат, с при­ло­же­нием обго­ре­лых образ­цов фольги, остав­шихся от ракет, напи­сан­ные круп­ным раз­бор­чи­вым почер­ком, с вклю­че­нием схем, кар­ти­нок, чертежей. 

Ана­ло­гич­ная осно­ва­тель­ность во всем: эти дети акку­ратно и не спеша оде­ва­ются, их не уви­дишь с рас­стег­ну­тыми пуго­ви­цами, с неза­прав­лен­ными руба­хами, с рас­тре­пан­ными воло­сами, осо­бую любовь они про­яв­ляют к начи­щен­ной обуви.

А какой поря­док в их лич­ных вещах! Все в коро­боч­ках, в кон­вер­ти­ках, паке­ти­ках, акку­рат­ные стопки кни­жек, машинки постав­лены в ряд по раз­ме­рам, у каж­дой куклы свое место. И, конечно же, кол­лек­ции. Кол­лек­ци­о­ни­ро­вать можно все: монеты и фан­тики, модели машин и спи­чеч­ные коробки, оло­вян­ных сол­да­ти­ков и пробки от буты­лок, соби­рать гер­ба­рии и авто­графы, не говоря уже о мар­ках, открыт­ках, любов­ных запис­ках, все­воз­мож­ных эти­кет­ках и бан­ках из-под пива.

С день­гами они береж­ливы, но не скупы. “Копуше” можно дать деньги на зав­траки на всю неделю, не стра­шась, что он тут же все спу­стит. Если и купит что, это будет не пустя­чок-без­де­лушка, а полез­ная вещь для всей семьи. Прак­тич­ность, надеж­ность, испол­ни­тель­ность харак­те­ри­зуют этих детей.

Мыс­ли­тель­ная дея­тель­ность также опи­ра­ется на прак­ти­че­ский опыт. Юмор, тем более иро­ния, для них трудно доступны.

В неопре­де­лен­ных ситу­а­циях “копуша” стол­бе­неет: ох, как непро­сто ему при­нять реше­ние в быстро изме­нив­шейся обста­новке или отве­тить на дву­смыс­лен­ный вопрос.

С абстракт­ным мыш­ле­нием тоже слож­но­сти. Читает “копуша” сти­хо­тво­ре­ние Д.Хармса: “А кошка отча­сти идет по дороге, отча­сти по воз­духу плавно летит!” И начи­нает дока­пы­ваться до сути: ” Как это: и идет, и летит? А может, две кошки было? Да нет, кошки ведь летать не могут. Ерунда какая-то полу­ча­ется. Пло­хое сти­хо­тво­ре­ние, неправильное”.

“Тер­пе­ние и труд все пере­трут”, а также “Тише едешь — дальше будешь”, к тому же “Семь раз отмерь, один — отрежь”, и в заклю­че­ние “Чело­век кра­сен не сло­вами, а делами” — эти пого­ворки достойно опи­сы­вают вашего ребенка.

«Болтушка»

«— Я люблю булки, плюшки, батоны и кекс! Я люблю хлеб, и торт, и пирож­ные, и пря­ники, хоть туль­ские, хоть медо­вые, хоть гла­зу­ро­ван­ные. Сушки люблю тоже, и баранки, буб­лики, пирожки с мясом, повид­лом, капу­стой и рисом. 

Я горячо люблю пель­мени, и осо­бенно ватрушки, если они све­жие, но черст­вые тоже ничего. Можно овся­ное пече­нье и ваниль­ные сухари. 

Варе­ную кол­басу люблю прямо безумно, если док­тор­ская — на спор съем целое кило! И сто­ло­вую люблю, и чай­ную, и зельц, и коп­че­ную, и полу­коп­че­ную, и сыро­коп­че­ную! Это я вообще люблю больше всех. 

Бутер­броды люблю, прямо с чем попало, осо­бенно если тол­сто нама­зать кар­то­фель­ным пюре или пшен­ной кашей. Так… Ну, про халву гово­рить не буду — какой дурак не любит халвы? А я еще люблю утя­тину, гуся­тину и индя­тину. Ах, да! Я всей душой люблю мороженое. 

Мишка обвел гла­зами пото­лок, пере­вел дыха­ние и поехал дальше. Он бормотал: 

— Кры­жов­ник, мор­ковку, кету, гор­бушу, репу, борщ, пель­мени, хотя пель­мени я уже гово­рил, бульон, бананы, хурму, ком­пот, сосиски, кол­басу, хотя кол­басу тоже говорил. 

— А люди? Кого ты любишь? Или из животных? 

Тут Мишка весь встре­пе­нулся и покраснел. 

— Ой, — ска­зал он сму­щенно, — чуть не забыл! Еще котят! И бабушку!» 

В. Дра­гун­ский “Денис­кины рассказы” 

А еще “бол­тушка” любит гово­рить без умолку на любую тему. А когда был совсем малень­ким и лежал в кро­ватке, смешно скла­ды­вал губки бан­ти­ком и чмо­кал. Сосал долго, с насла­жде­нием, потом миро­лю­биво улы­бался и засы­пал, про­дол­жая и во сне при­чмо­ки­вать, при­сви­сты­вать, даже гулить. Аппе­ти­том отли­чался хоро­шим, но не загла­ты­вал все под­ряд, еда была: люби­мая, так себе, а неко­то­рую вовсе выпле­вы­вал. Эта­кий гур­ман с младенчества.

Гово­рить “бол­тушки” начи­нают рано. Им еще не доступны отдель­ные слова, а вы уже слы­шите моно­логи, инто­на­ци­онно окра­шен­ные, пол­ные экспрессии.

Стар­ший брат оби­дел, яблоко ото­брал. Годо­ва­лый Женя пла­кать не стал, драться тоже. Он ругался: топал ногой, хму­рил брови, махал руками. О, что это была за брань! Кроме “дяй” ничего не разо­брать, но все и так было пре­дельно понятно. 

Мир для этих детей суще­ствует не только как боль­шой слу­ша­тель, он еще вкус­ный или невкусный.

УЗНАТЬ — ЗНАЧИТ ПОПРОБОВАТЬ! Лижут мыло и как­тус, про­буют содер­жи­мое соб­ствен­ного горшка. Слад­кое ли, горь­кое, кис­лое или соле­ное, а также острое, колю­щее, режу­щее, холод­ное или горя­чее — быст­рее и лучше пой­мет язык. Язык, как вер­ный друг, все­гда впе­реди: он пер­вый узнает, что если засу­нуться в откры­тый ящик, а потом его задви­нут, будет мучи­тельно больно, и маму не очень-то позо­вешь. А если зимой поли­зать метал­ли­че­скую двер­ную ручку, то при­лип­нешь, и опять будет больно. Однако эти обиды быстро забы­ва­ются, раны зажи­вают, но порой слу­ча­ется более трагичное.

Спрячьте в недо­ступ­ное место все опас­ное для внут­рен­него употребления! 

Врачи неот­ложки могут под­твер­дить, что осо­бенно заман­чивы для детей таб­летки в ярких, слад­ких обо­лоч­ках, кото­рые бабушки пред­по­чи­тают дер­жать под рукой.

“Бол­тушки” не врут, они фан­та­зи­руют. Не будьте строги к их рас­ска­зам. При­ду­мы­вают самое неве­ро­ят­ное, лишь бы их с инте­ре­сом слу­шали. При этом так сжи­ва­ются с соб­ствен­ным рас­ска­зом, что начи­нают искренне верить в его правдивость.

Вик­тор Дра­гун­ский «Денис­кины рассказы»: 

«…А мы идем с Миш­кой мимо этого… как его… мимо чер­ного хода! А дверь этого хода кто-то дос­кой сна­ружи при­пер. Вот. А мы идем! А оттуда, зна­чит, дым! И кто-то пищит. Зады­ха­ется. Ну, мы доску отняли, а там малень­кая девочка. Пла­чет, зады­ха­ется. Ну, мы ее за руки, за ноги — спасли. А тут ее мама при­бе­гает, гово­рит: «Как ваша фами­лия, маль­чики? Я про вас в газету бла­го­дар­ность напишу». А мы с Миш­кой гово­рим: «Что вы, какая бла­го­дар­ность за эту пустя­ко­вую дев­чонку! Не стоит бла­го­дар­но­сти. Мы скром­ные ребята». 

Самое труд­ное на свете — хра­нить тайны. Услы­шал, если еще и по сек­рету, прямо под­мы­вает рас­ска­зать, хоть пер­вому встречному.

«Сын при­вел с собой школь­ного при­я­теля Кешу, — рас­ска­зы­вает мама пер­во­класс­ника. — Шуст­рый, раз­го­вор­чи­вый маль­чишка мне сразу понравился. 

Через пять минут зна­ком­ства он пове­дал: «Я вам сей­час такую тайну рас­скажу, никто еще не знает. У меня во дворе есть тай­ник, там воро­бей инва­лид­ный живет с пере­ло­ман­ной лапкой. 

Только вы никому не гово­рите, моя мама бере­мен­ная. Я сестру не хочу, дев­чонки — дуры неска­зан­ные. А чем вы нас пот­че­вать будете?» 

“Бол­тушки” быстро схва­ты­вают услы­шан­ные слова и тут же встав­ляют в свою речь, пусть нев­по­пад, но зву­чит кра­сиво. Инте­ресно при­слу­шаться к этим малень­ким лингвистам.

К.Чуковский “От двух до пяти”: 

— Почему тол­кучка? Надо бы тол­пучка. Видишь, какая толпа. 

— Почему цып­лята? Надо бы курики. Это у цапли цыплята. 

— И почему пер­чатка? Надо пальчатка. 

Дрова топо­рят.

Не бор­ма­шина, а боль-машина. 

Вихра­хер — парик­ма­хер, кото­рый стри­жет вихры. 

В дет­скую ком­па­нию они вно­сят весе­лье, шум, задор. Гулять выхо­дят с пол­ными кар­ма­нами пече­нья, кон­фет, оре­хов. Не жад­ные, любят уго­щать. Вокруг них все­гда кипит жизнь. Нет, они не лидеры, но нахо­дятся в бли­жай­шем окру­же­нии лидера. Их дело — обго­во­рить, обсу­дить, посо­ве­то­вать, эта­кий спи­кер от дет­ской команды.

Малыши в ссо­рах куса­ются, а когда постарше — и креп­кое словцо про­пу­стить могут. Сосать, грызть будут с мла­ден­че­ства до ста­ро­сти, а уж объ­ект воз­дей­ствия зави­сит от вкуса и доступ­но­сти: ногти, семечки, каран­даши, ворот­ники одежды, тра­винки-былинки, впро­чем, все, что попа­дает под руку.

А какое удо­воль­ствие выли­зать тарелку, самое вкус­ное лож­кой не зачерп­нешь. Пить вкус­нее из гор­лышка бутылки или из носика чай­ника, есть руками, но верх бла­жен­ства — паль­цем в банку с варе­ньем, а потом облизать.

Вку­со­вое при­стра­стие “бол­ту­шек” настолько инди­ви­ду­ально, что часто при­во­дит роди­те­лей в недо­уме­ние. Один обо­жает сырую кар­тошку, дру­гой нама­зал хлеб варе­ньем, а сверху поло­жил селедку, а еще вкус­нее соле­ный огу­рец с медом.

Было в ста­рые вре­мена слово брид­ность — пол­ное отсут­ствие кули­нар­ного вкуса, рав­но­знач­ное отсут­ствию музы­каль­ного слуха у чело­века. У “бол­ту­шек” брид­но­сти нет. У них даже память тесно свя­зана с вку­со­выми ощущениями.

— Рас­скажи, Леночка, что ты видела в Москве? 

— Ой, пока мы ехали в поезде, дяденька нам чай давал с пече­ньем. Потом мы пошли на Крас­ную пло­щадь, мне купили там моро­жен­ное, мы на трам­вае поехали, такой крас­ный, как сосиска с тома­том, я там с води­те­лем побол­тала, он пока­зы­вал, как двери откры­вать, а под конец пода­рил мне леде­нец, В цен­тре Москвы есть кра­си­вый мага­зин: на вит­рине ана­насы, бананы, кол­баса раз­ная. Мы купили там шоко­ладку-зай­чика, коробку пастилы и вафли. Москва мне очень понра­ви­лась, моро­же­ное вкусное. 

Услы­шал “бол­тушка” новость, бежит поде­литься к маме.

“Ма! …”, — прямо дух захва­ты­вает, так хочется рас­ска­зать быстрее.

А мама в ответ: “Подо­жди! Отстань! Некогда!”

“Ма! Ты зна…”

“Помол­чишь ты когда-нибудь!”

Замолк, мышцы зажа­лись, как бы комок про­гло­тил. Не здесь ли частая при­чина дет­ского заи­ка­ния. Таких детей надо выслу­ши­вать, пусть в пятый раз одно и тоже, пусть заняты вы по горло. Есть опас­ность кроме заикания -

Не будете слу­шать дома, будут слу­шать в подворотне! 

Удер­жи­тесь от пере­карм­ли­ва­ния! Отмен­ный аппе­тит, что на радость маме с папой, гро­зит ребенку ожи­ре­нием. Вашему ребенку можно легко при­вить гастро­но­ми­че­ский вкус и любовь к кули­на­рии, в жизни при­го­дится. Гото­вить любят не только девочки, но и маль­чики, больше дове­ряйте, и они со вре­ме­нем заме­нят вас на кухне.

Харак­терны нару­ше­ния обмена веществ, свя­зан­ные с пере­еда­нием, при­стра­стием к сладкому. 

При­ят­ные дети эти “бол­тушки”, откры­тые, что в голове, то и на языке. Чув­ства свои выра­жают сло­вами: “Мамочка, я так тебя люблю, прямо так же, как торт”. Дру­гие, может, тоже думают об этом, а эти обсуж­дают: “Дед, ты когда умрешь, тебя в песок закопают?”.

А не встре­чали ли вы в транс­порте пун­цо­вого роди­теля, дер­га­ю­щего свое сло­во­охот­ли­вое чадо. А оно отма­хи­ва­ясь: “Да подо­жди, дай пого­во­рить. Я в садик еще хожу. А квар­тира у нас боль­шая и кра­си­вая. При­хо­дите в гости. Вы не поду­майте, мама не злая, она про­сто писать хочет”.

Под­рост­ко­вый воз­раст ребенка не дол­жен при­не­сти кош­мары в вашу семью. У вас, роди­те­лей, даже появ­ля­ется шанс надолго стать дру­гом и духов­ным настав­ни­ком ребенку, но под­го­товь­тесь зара­нее, научи­тесь слу­шать и пони­мать. Тогда ребе­нок поде­лится с вами сво­ими новыми ощу­ще­ни­ями, сложно раз­ре­ши­мыми про­бле­мами, кото­рые несет с собой взрос­ле­ние, а может, и совет спросит. 

Попро­буем опи­сать типич­ного пред­ста­ви­теля: довольно упи­тан­ный (упи­тан­ная), но энер­гич­ный, гур­ман с выра­зи­тель­ными подвиж­ными губами, гром­ким звуч­ным голо­сом и неза­кры­ва­ю­щимся ртом. За сло­вом в кар­ман не поле­зет, но есть неболь­шая про­блемка: слу­ча­ется, слова опе­ре­жают мысль. Неко­то­рые заме­ча­тель­ные рас­сказ­чики уж так завер­нут, заслу­ша­ешься, а бывает, гово­рит много, долго, даже складно; а вспо­ми­на­ешь о чем — вере­ница слов, смысла не найти.

Реак­ция на стрессы — заесть, заго­во­рить или вдруг непри­выч­ное мол­ча­ние. Но длятся несча­стья недолго. Эмо­ции меня­ются быстро, поло­жи­тель­ные пре­об­ла­дают. Смех, радость, жиз­не­лю­бие при­сущи бол­туш­кам, что при­тя­ги­вает к ним людей.

«Силач»

Мла­де­нец пышет здо­ро­вьем, урав­но­ве­шен­ный, спо­кой­ный, и аппе­тит завид­ный. Рас­тет бога­тырь на радость роди­те­лям. Энер­гии в нем о‑го-го сколько, он заяв­лял об этом еще задолго до рож­де­ния. Мама улы­ба­лась — спортс­ме­ном будет. Рит­мич­ные дви­же­ния ребенка достав­ляли удо­воль­ствие обоим, это был свое­об­раз­ный диа­лог: я здесь, я расту — я с тобой, я обе­ре­гаю тебя. Такое еже­днев­ное обще­ние укреп­ляло связь мамы и ребенка.

И вот он уже топает, неук­люже пере­ва­ли­ва­ясь. Сверст­ни­ков обо­гнал, ест за двоих, спит хорошо, жизнь пре­красна, лишь бы мама была рядом.

“Ну и силач у вас рас­тет!” — вос­клик­нут ваши зна­ко­мые, когда малыш появится перед ними с тяже­лен­ным папи­ным порт­фе­лем. Едва его пере­рос, а тащит, крях­тит, ста­ра­ется. Кубики, машинки, писто­ле­тики — дет­ские забавы, он зани­ма­ется серьез­ным делом: “Я лаботаю!”.

Кто-то из гостей взял малыша на руки, не тут-то было. Вырвался и быст­рее уткнулся маме в живот. При­вя­зан он не только к маме, но и ко всем своим род­ствен­ни­кам, к дому, к при­выч­ной обстановке.

“Вася, кого ты больше любишь: маму или папу?” — задает соседка наи­лю­би­мей­ший и наи­г­лу­пей­ший вопрос взрос­лых. “Маму, папу, бабушку, дедушку, кошку Муську, брата, дядю Петю, тетю Машу”, — обсто­я­тельно отве­чает Вася. 

В дру­гой раз, бабушка при­го­ва­ри­вает: “Васенька — дра­го­цен­ный ты мой, золо­той, сереб­ря­ный”. — “Нет, я общий”. 

Слова “нет” и “не знаю” харак­терны для “силача”. На все ваши нов­ше­ства сна­чала услы­шите “нет”. Новая одежда, необыч­ная еда, новая книжка, тем более, незна­ко­мые люди — пер­вая реак­ция “нет”. Этого ребенка не научите пла­вать, бро­сив в воду. Его нужно за ручку заве­сти в воду по колено, затем по пояс, и оста­вить одного, лишь убе­див­шись, что он уже уве­ренно дер­жится на воде.

Сколько раз вы пере­чи­ты­ва­ете книжку ребенку? Вы чаще слы­шите “я сам” или “давай вме­сте”? Что для него лучше: рас­ска­зать или пока­зать, как это дела­ется? Он пред­по­чи­тает при­выч­ную ноше­ную одежду или любит наряжаться?

“Силач” готов слу­шать одну и ту же книжку, пока не выучит наизусть. Если при­вык к утрен­ней ман­ной каше, только ее и пода­вай. Выде­ляться не любит, лучше делать как все и вме­сте со всеми. Ему нужны даже не советы, а подроб­ные ука­за­ния, а еще лучше в пер­вый раз сде­лать вме­сте с ним. Он тяжело пере­жи­вает кон­фликты в семье, при­мкнуть к той или иной враж­ду­ю­щей сто­роне — для него непо­силь­ная задача.

В школе, ско­рей всего, нач­нутся труд­но­сти. Эти дети успешны на уроке труда, любят физ­куль­туру. Но ведь есть еще мате­ма­тика, лите­ра­тура, химия, физика. Как, ска­жите на милость, такое может быть: “Пол­торы курицы за пол­тора дня несут пол­тора яйца. Сколько яиц сне­сут две курицы за два дня?”.

Абстракт­ное мыш­ле­ние ему не под силу, ведь мета­форы, иди­омы и ана­ло­гии не потрогаешь.

Хорошо, если семья “мед­ве­жонка” живет про­сто, без пре­тен­зий. Будет и он честно зара­ба­ты­вать свой хлеб физи­че­ским тру­дом, овла­дев немуд­ре­ным ремеслом.

А если, к при­меру, мама музы­кантша, сын обя­зан достиг­нуть высот, по мень­шей мере, Ойстраха. Не хочет мама понять, что отно­ше­ния со скрип­кой у сына сквер­ные. Будут роди­тели наста­и­вать — попи­ли­кает, попи­ли­кает, по при­вычке тер­пе­ливо, да пере­ло­мит ее попо­лам в один пре­крас­ный момент. Бара­бан или тром­бон — это дру­гое дело, а лучше — отбой­ный молоток.

“Что делать — не знаю. Все игрушки пере­ло­маны”, — сетует мама. “Вчера купили желез­ную дорогу, столько денег потра­тили, начал он ее соби­рать, не полу­чи­лось, пере­ло­мал. Гово­рила ему, чтобы не спе­шил, поду­мал, инструк­ция ведь есть со схе­мами. Все нарисовано”. 

Увы, чер­тежи, схемы и гра­фики тоже не для вашего ребенка. Ему надо пока­зать, а не объ­яс­нять. И лучше, если это сде­ла­ете вы, роди­тели. “Силач” нуж­да­ется в руко­вод­стве. Если роди­тели рав­но­душны к нему, лидеры-экс­плу­а­та­торы быстро най­дутся во дворе. Там не будут нудно объ­яс­нять, что такое хорошо и что такое плохо. Там пока­жут, как курить и как уда­рить, как сила ста­но­вится сим­во­лом власти.

Эти дети от при­роды наде­лены физи­че­ской силой, едят они много и охотно, не тре­буя раз­но­об­ра­зия. От физи­че­ской нагрузки полу­чают удо­воль­ствие, а потому порт­фели у них неподъ­ем­ные, сумку из мага­зина с удо­воль­ствием доне­сут, а уж если в доме пере­ста­новка мебели — тут они герои. Тру­диться будут с удо­воль­ствием и без устали.

Не тратьте деньги на слож­ные раз­ви­ва­ю­щие игры, лучше купите собаку, заве­дите кошку, или потрать­тесь на рыбок. Ребенку нужен надеж­ный друг, ему нужно, чтобы его пони­мали. А у этих детей уди­ви­тель­ная связь с живой при­ро­дой. Совре­мен­ная циви­ли­за­ция бывает непо­нятна и тяжела для них, а мир живот­ных вле­чет. Они любят уха­жи­вать за живот­ными. Ходите с ними в зоо­парк, а не в музей или театр.

“Дети должны при­об­щиться к пре­крас­ному с ран­него дет­ства — было моим убеж­де­нием. Повела я четы­рех­лет­него Сашу в “Эрми­таж”. До сих пор не могу забыть чув­ство недо­уме­ния и обиды, охва­тив­шее меня тогда. Рос­кошь и изя­ще­ство, кра­сота, кото­рой можно любо­ваться часами, а Сашка тащит меня, пой­дем быст­рее, раз­вле­кая себя лишь пере­пры­ги­ва­нием через квад­ра­тики пар­кета. Един­ствен­ное, что его инте­ре­со­вало — где нахо­дится пожар­ная сиг­на­ли­за­ция в каж­дом зале”. 

У этих детей осо­бый спо­соб запо­ми­на­ния, мышеч­ный. Мышеч­ная память — это когда тело запо­ми­нает дви­же­ния, а вме­сте с ними и раз­лич­ную информацию.

“Мой дядя самых чест­ных правил”, 

— от стены до стены шагая, разворот, — 

” Когда не в шутку занемог “, 

— раз­во­рот…

Это наи­луч­ший спо­соб запо­ми­на­ния сти­хов для “силача”. Со сти­хами про­блемы все же воз­ни­кают, а вот в лесу они нико­гда не заблу­дятся. Нет необ­хо­ди­мо­сти ни в ком­пасе, ни в карте, ни в зна­нии спо­со­бов ориентации.

Мама малень­кого Мак­сима вспоминает: 

“Счи­тать мы с Мак­си­мом учи­лись на каче­лях: раз — туда, два — обратно, три — туда, четыре — обратно… Позже, когда Мак­сима про­сили посчи­тать, он обя­за­тельно начи­нал раскачиваться”. 

Дви­га­ются эти дети рав­но­мерно, не спеша, также гово­рят, едят, думают. Речь не отли­ча­ется боль­шим сло­вар­ным запа­сом. Рас­ска­зы­вая, они, бывает, испы­ты­вают слож­но­сти с под­бо­ром слов, тогда в ход идут меж­до­ме­тия и место­име­ния: “Ну этот, как его там, так он его так, ну прямо ой-ой-ой как, ну вот зна­чит все такое-эта­кое, и больше ничего, все”.

Кон­фликты со сверст­ни­ками у них бывают редко, “силач” под­чи­няем, тер­пе­лив, обычно имеет кумира, мне­ние кото­рого ста­но­вится его соб­ствен­ным. Толк­нуть, насту­пить на ногу, уро­нить и не заме­тить — это бывает, в силу их недю­жин­ной силы и неук­лю­же­сти. Однако, слу­ча­ется и дру­гое: тер­пит, тер­пит “силач”, а потом и вда­рит, может и изу­ве­чить, но это когда уж совсем, что назы­ва­ется, достали.

Кон­фликт со взрос­лыми раз­ре­шить слож­нее, они боль­шие, они силь­нее. В этом слу­чае агрес­сия может вылиться на нежи­вое: со зло­сти раз­бить стекло, ото­рвать голову зайцу, раз­ру­шить до осно­ва­ния постро­ен­ный бра­том макет само­лета, выко­лоть глаза на фото­гра­фии обидчика.

Пси­хо­ло­ги­че­ских про­блем, как пра­вило, в под­рост­ко­вом воз­расте не бывает. Хорошо сло­жен, здо­ро­вое тело, любовь к физи­че­ским упраж­не­ниям, эмо­ци­о­наль­ная урав­но­ве­шен­ность. С уче­бой могут воз­ник­нуть про­блемы, хорошо бы к этому вре­мени овла­деть ремеслом. 

Вот таким обра­зом покла­ди­стость, кол­лек­ти­визм, скром­ность и довер­чи­вость ужи­ва­ются в вашем ребенке со склон­но­стью к раз­ру­ше­нию. При­ни­майте его таким, как он есть. Для вашего ребенка есть заме­ча­тель­ный спо­соб выхода агрес­сии — это спорт. Осо­бенно хороши сило­вые виды спорта. Спорт для них и удо­воль­ствие, и путь к успеху.

Давайте поиграем

“А мой вот на месте уси­деть не может спо­койно, тысяча вопро­сов в минуту, ни за что в споре не усту­пит, огонь — не ребе­нок, а то вдруг хандра на него напа­дает, скука, закро­ется в ком­нате, маг­ни­то­фон на пол­ную мощ­ность, день может без еды про­ле­жать. Какой же вы ему тип про­пи­шите? И какая мне польза, если я его вычислю?”. 

Конечно же, в каж­дом чело­веке ужи­ва­ются несколько типов, два — три из них пред­став­лены более ярко, а чего-то и в помине нет. Впро­чем, все­гда ли ужи­ва­ются? Бывает, и кон­флик­туют друг с дру­гом. Соче­та­ния могут быть бла­го­при­ят­ными, тогда чело­век здо­ров и урав­но­ве­шен. Бывают совер­шенно несов­ме­сти­мыми, что вызы­вает ощу­ще­ние внут­рен­него дис­ком­форта, тяже­лый харак­тер: стра­дает и сам чело­век, и окружающие.

Давайте вспом­ним основ­ные черты каж­дого из наших дет­ских героев, а затем посмот­рим, что полу­ча­ется, если в одном чело­веке уме­ща­ется два-три типа. Короче, поиг­раем в моза­ику, собе­рем целое из кусочков.

“Вождь” — твор­че­ский, реши­тель­ный, сво­бо­до­лю­би­вый, любознательный.

“Нюхач” — умный, высо­ко­мер­ный, насто­ро­жен­ный, брезг­ли­вый, ироничный.

“Худож­ник” — наблю­да­тель­ный, чув­стви­тель­ный, вос­тор­жен­ный, доброжелательный.

“Слу­хач” — мни­тель­ный, замкну­тый, бояз­ли­вый, деликатный.

“Каль­ку­ля­тор” — дис­ци­пли­ни­ро­ван­ный, лов­кий, рас­чет­ли­вый, исполнительный.

“Копуша” — прав­ди­вый, надеж­ный, усид­чи­вый, упор­ный, аккуратный.

“Бол­тушка” — без­за­бот­ный, жиз­не­ра­дост­ный, общи­тель­ный, легкомысленный.

“Силач” — осно­ва­тель­ный, зави­си­мый, довер­чи­вый, трудолюбивый.

Теперь соеди­ним “вождя” и “копушу” — полу­чится заме­ча­тель­ный нето­роп­ли­вый лидер: сам при­ду­мает, сам и сде­лает, а уж быстро и небрежно или мед­ленно, но акку­ратно, зави­сит от того, что пре­об­ла­дает: “вождизм” или “копу­ше­ство”.

Если сов­ме­стить “вождя” с “худож­ни­ком” и “сила­чом” — полу­чим вели­ко­леп­ного скуль­птора. Без “худож­ника” — оста­нется камен­ных дел мастер.

“Нюхач” с “копу­шей” — иде­аль­ный уче­ный, доба­вить “худож­ника” — вот вам попу­ля­ри­за­тор науки.

А каково соеди­нить “вождя” со “слу­ха­чом”?! Реши­тель­ность, риск, сво­бода — с одной сто­роны, мни­тель­ность бояз­ли­вость, близ­кие к отча­я­нию и безыс­ход­но­сти — с дру­гой… Опас­ное соче­та­ние. Ска­жете, что такого не бывает? А откуда тогда сквер­ные харак­теры? Откуда рез­кие пере­пады настро­е­ния? Откуда появ­ля­ются эмо­ции, с кото­рыми чело­веку не совла­дать, и, слу­ча­ется, они несов­ме­стимы с жизнью?

Ничего хоро­шего не дадут “каль­ку­ля­тор” с “копу­шей”: рит­мич­ность с нето­роп­ли­во­стью в одном чело­веке. Вот и начи­на­ется упор­ная война: кто кого, сердцу тяжело приходится.

Зани­ма­тель­ная игра. Можно сло­жить чело­вечка, можно смо­де­ли­ро­вать вза­и­мо­от­но­ше­ния между раз­ными людьми, можно пред­по­ло­жить, как они реа­ги­руют на одно и то же событие.

“На бумаге все кра­сиво полу­ча­ется. При­рода у него такая! Про­тив при­роды, мол, не попрешь, глаза не пере­кра­сишь! Что же делать, если врет, тре­бует денег, шля­ется с кем попало, на роди­те­лей напле­вать. Что же, тер­петь все это?” 

Тер­петь не надо, а вот задать вопрос: “почему?” и поду­мать, прежде чем хва­таться за ремень, очень даже стоит. Попро­буем разо­браться с одним из рас­про­стра­нен­ных поро­ков, почему дети врут. Такой грех хоть раз слу­ча­ется с каж­дым. Во-пер­вых, опре­де­лим, какой из типов пре­ва­ли­рует в нашем ребенке, потому что врут дети по раз­ным причинам.

“Вождь” врет, чтобы при­влечь вни­ма­ние людей и пока­зать себя с наи­бо­лее выиг­рыш­ной сто­роны. Ока­жите доста­точно вни­ма­ния, и вра­нья не будет.

“Бол­тушке” без при­укра­ши­ва­ния не обой­тись, иначе слу­шать не будут. Не соврешь, кра­сиво не расскажешь.

“Нюхач” умол­чит, а не соврет, все равно не пове­рите, что он знает больше, чем вы, да сло­вами всего и не выразишь.

“Худож­ник” при­ви­рает, чтобы его любили, вашего гнева боится. Сде­лайте так, чтобы чув­ство­вал вашу под­держку в любой ситу­а­ции, во вра­нье отпа­дет необходимость.

“Слу­хач” мол­чит, сло­вами не все выра­зишь, а вы его за грудки тря­сете, говори правду, ну и соврет, чтобы отстали. Оставьте его в покое.

“Каль­ку­ля­тор” — выгоды ради, а сде­лайте, чтобы вза­и­мо­вы­годно, логично, удобно и врать не будет.

“Силач” ска­жет правду, уж лучше бы соврал.

Из “копуши” и правды не вытя­нешь, и врать не умеет.

Прежде, чем вы возь­мете в руки ремень, выне­сите пожиз­нен­ный при­го­вор “ничего из тебя в жизни хоро­шего не полу­чится” или при­го­во­рите ваше чадо к домаш­нему аре­сту, сро­ком до зав­траш­него вечера, поду­майте, а зачем ему нужно было врать.

Когда в семье воца­рит мир, воз­можно, вы согла­си­тесь, что:

— посто­ян­ная кри­тика учит ребенка нена­ви­деть весь мир;

— вражда в семье учит ребенка агрессивности;

— высме­и­ва­ние недо­стат­ков ведет к замы­ка­нию в себе;

— упреки учат жить с чув­ством вины.

Ува­жа­е­мые роди­тели, непро­сто нам жить в согла­сии с самими собой и с детьми одно­вре­менно, здесь нет одно­знач­ных сове­тов даже в, каза­лось бы, пустяч­ных вопро­сах. Твор­че­ски отно­си­тесь к такой нелег­кой про­фес­сии — роди­тель. Бороться с недо­стат­ками детей — бес­по­лез­ная трата сил, здо­ро­вья и вре­мени, наблю­дайте, ана­ли­зи­руйте, рас­тите вме­сте со сво­ими детьми и поощ­ряйте их достоинства! 

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки