Сон младенцев

Сон младенцев

(3 голоса3.7 из 5)

Одной из непре­лож­ных бого­слов­ских досто­вер­но­стей в исто­рии явля­ется тот факт, что мла­денцы могут видеть Бога. Их неж­ный, про­зрач­ный и чистый мир не пре­пят­ствует про­блес­кам света про­ни­кать из духов­ного цар­ства. Их внут­рен­ние глаза еще доста­точно сильны, чтобы вос­при­ни­мать вспышки рай­ских мол­ний, а спо­соб­ность позна­вать глу­боко уко­ре­нена в Ада­мо­вом лек­си­коне, про­хо­дя­щем сквозь сердце и при­да­ю­щем смысл и имя всей вселенной.

Эти реа­лии, конечно, явля­ются не какими-нибудь мисти­че­скими или оккульт­ными спе­ку­ля­ци­ями или сбор­ной солян­кой веро­ва­ний и домыс­лов, но резуль­та­том опыта, накоп­лен­ного чело­ве­че­ством на про­тя­же­нии всей исто­рии о том, что суще­ствует по ту сто­рону его. Хри­стос Спа­си­тель ска­зал: «Если не обра­ти­тесь и не будете как дети, не вой­дете в Цар­ство Небес­ное» (Мф. 18: 3). Этими сло­вами Он, Бог, зафик­си­ро­вал рай­ский обра­зец, прин­ципы и тре­бо­ва­ния рая в спо­собе суще­ство­ва­ния младенца.

Он ска­зал также: «Бла­женны чистые серд­цем, ибо они Бога узрят» (Мф. 5: 8). И яснее ясного, что сер­деч­ная чистота видит Бога и откры­вает дверь в вели­кие ясли веч­но­сти, где всё чело­ве­че­ство обу­ча­ется невин­ной любви, обру­ча­ю­щей души с Небес­ным Жени­хом навсе­гда. Весь мир вме­ща­ется в сия­ю­щих гла­зах малыша.

269867.p 300x200 - Сон младенцевВ пове­де­нии мла­ден­цев име­ются сотни духов­ных оттен­ков, по кото­рым мы узнаём, каков путь к лице­зре­нию Вла­дыки.

Мла­денцы пла­чут обо всем, чего им хочется. Плач – их молитва, про­ше­ние, испо­ведь, забве­ние зла, пере­не­се­ние боли, сиг­нал тре­воги, знак любви. «Мла­де­нец нико­гда не пла­чет про­сто так», – с вели­кой муд­ро­стью гово­рила моя бабушка. У него все­гда есть какое-нибудь жела­ние, боль или потреб­ность. Его плач – это Боже­ствен­ная есте­ствен­ность рая, при­знак зави­си­мо­сти от неба и роди­те­лей, вожде­ле­ние пре­чи­стых пер­сей любви, пота­ен­ное воз­ве­ще­ние о перемене.

Взрос­лый чело­век тоже при­зван пла­кать, чтобы быть счаст­ли­вым: «Бла­женны пла­чу­щие, ибо они уте­шатся» (Мф. 5: 4). Плач испо­ве­дью смы­вает грязь мира сего и души, обра­щает сердца к Отцу пока­я­нием, рас­кры­вает очи души, чтобы она видела образ Воз­люб­лен­ного, ожив­ляет мир нашей вос­при­ни­ма­ю­щей внут­рен­но­сти и достав­ляет мир мяту­щимся. Плач – это роса рая, ибо напо­ми­нает нам о поте­рян­ном рае и воз­вра­щает неви­ди­мый рай, сокро­вен­ный в сердце и ощу­ща­е­мый на молитве.

Мла­денцы любят. Есте­ственна и огромна их любовь, бес­ко­нечно скромна, не тре­бует ничего, как род­ник, все­гда теку­щий и даря­щий чистую воду всем, даже отсут­ству­ю­щим. Мла­денцы любят всех людей неза­ви­симо от расы, рели­гии, цвета кожи, соци­аль­ного поло­же­ния, здо­ро­вья, уровня обра­зо­ва­ния и т.д. Мла­денцы любят живот­ных, готовы засу­нуть свою ручку в пасть собаке, гла­дят кошку, вор­куют с курами. Они оду­шев­ляют мерт­вую мате­рию, напол­няют смыс­лом все твар­ные суще­ства, при­дают смысл кажу­щейся бес­смыс­лице, напол­няют радо­стью вся­кий дом и про­стран­ство, пере­драз­ни­вают умо­по­мра­че­ние взрос­лых, бес­со­зна­тельно высме­и­вают оже­сто­чен­ность нена­ви­сти, упразд­няют ссоры, делают оче­вид­ной ник­чем­ность борьбы за титулы и деньги. В при­сут­ствии мла­денца гор­дыня пони­кает, упреки умяг­ча­ются, гнев ско­ро­по­стижно уми­рает. Мла­де­нец – это сле­зя­щая улыбка мира, это сила Божия, вло­жен­ная в неж­ные сердца, радость в груди, боля­щей во все дни, стой­кое при­сут­ствие рая в глу­би­нах нашего греха.

Каж­дый чело­век нуж­да­ется в любви, как в воз­духе, без нее он уми­рает прежде смерти, кон­ча­ется и ста­но­вится ору­дием соб­ствен­ного зла или авто­ма­тизма мерт­вой мате­рии. Не бывает рая без любви, про­ще­ния и одушевления.

Мла­денцы зави­симы. Они могут уме­реть в любой момент, если за ними не смот­реть, не кор­мить их, не пере­оде­вать, не любить до бес­ко­неч­но­сти, не про­щать, не уте­шать и не ста­вить на молитву. Они все­гда и всего про­сят у всех доро­гих им, нуж­да­ются в нас каж­дое мгно­ве­ние, и не для того, чтобы мы посто­янно пода­вали им мате­ри­аль­ное, а ско­рее для того, чтобы ощу­щать нас рядом и сози­дать свой сур­ро­гат рая из нашей немощ­ной любви. Мла­денцу трудно вырваться из рая, и он силится, пре­воз­мо­гая боль, воз­двиг­нуть себе храм любви из доро­гих ему людей, в кото­рых нуж­да­ется и кото­рые обе­ре­гают его от злобы мира.

Мла­денцы зави­симы. Так и мы все­гда нуж­да­емся в том, чтобы быть зави­си­мыми от Бога. Без Бога исче­зает разум­ное осно­ва­ние нашего суще­ство­ва­ния, свет нашей при­роды вопиет в небы­тии, минута при­чи­няет жут­кую боль, каж­дое место ука­зы­вает на смерть и неис­це­ли­мую боль. Мы нуж­да­емся в Творце, Кото­рый непре­станно напол­нял бы нас дарами, вды­хал в нас каж­дый гло­ток воз­духа, вос­хи­щал нас все­гда, в каж­дую секунду молит­вен­ного внимания.

Мы вечно уми­раем, если не нежны и не зави­симы от Хри­ста. Каж­дое наше свое­во­лие не что иное, как отчуж­де­ние от рая и утрата Отца Небес­ного, с пустыми объ­я­ти­ями и сле­зами на гла­зах бро­са­е­мого нами, блуд­ными сыновьями.

269869.p - Сон младенцевМла­денцы сми­ренны. Они не нуж­да­ются в день­гах, кра­си­вой одежде, высо­ких соци­аль­ных и поли­ти­че­ских ста­ту­сах, в стоп­тан­ном зад­нике обуви мира сего. Для них не суще­ствует услов­но­стей, абсурд­ных пра­вил, ненуж­ного поли­теса, делан­ной стыд­ли­во­сти, лжи, зама­зан­ной тол­стым слоем кос­ме­тики, лице­мер­ных манер, оскала, выдав­ли­ва­ю­щего из себя улыбку, рас­че­тов и увер­ток, гни­лой и про­во­ци­ру­ю­щей войны дипломатии.

Они сразу же про­щают нам шле­пок или выго­вор. Любят нас без­условно, безо вся­ких пре­град и мир­ской изби­ра­тель­но­сти. Как часто мы не можем про­стить кого-нибудь, кто уда­рил нас, оскор­бил или мучил, – одни годами, дру­гие до самой смерти, – а мла­денцы про­щают сразу по сво­ему бес­край­нему сми­ре­нию, все­гда воз­вра­ща­ются к оскор­бив­шему, потому что их ничто не может оскор­бить, кроме отсут­ствия любви.

А мы, не име­ю­щие сми­ре­ния, обре­чены на смерть. Сми­ре­ние – матерь муд­ро­сти, пер­вая и послед­няя доб­ро­де­тель, воз­дух внут­рен­него рая, фун­да­мент славы Божией. Любое добро анну­ли­ру­ется гор­ды­ней, заво­ра­чи­ва­ю­щей его в упа­ковку. Мы нуж­да­емся в сми­ре­нии при вся­кой радо­сти и доб­ром деле, чтобы напол­нить их веч­ным смыслом.

Мла­денцы невинны. Они смот­рят на есте­ство без стыда гре­хо­па­де­ния, без извра­щен­ного жела­ния полу­чить удо­воль­ствие от тел и дви­же­ний, без того, чтобы экс­плу­а­ти­ро­вать мате­рию втем­ную. Они смот­рят на людей как на таких же чад Божиих, как и они, чисто раду­ясь свету, лью­ще­муся с неба.

Мла­денцы чисты, потому что не научи­лись извле­кать удо­воль­ствие из дру­гих, смот­рят на мир как на без­мер­ное про­стран­ство для игр, где у каж­дого есть свое место, где нет экс­клю­зив­ных игру­шек, а только щедро раз­да­ва­е­мые всем.

И мы нуж­да­емся в том, чтобы смот­реть на всех людей как на чад Бога, Един­ствен­ного оза­бо­чен­ного Сво­ими детьми, а на любую мате­рию, будь она и живая, смот­реть с мыс­лью о ее конеч­ной цели в сердце Божием. Чистый чело­век видит не тело, а силу в нем, порож­да­ю­щую жизнь, силу, изли­ва­ю­щу­юся с неба, и бла­го­дар­ность за дары, сде­лан­ные Богом.

Без чистоты сердца чело­век сам себя погре­бает в могиле удо­воль­ствий, вызы­ва­ю­щих зави­си­мость, и запе­ча­ты­вает себя печа­тью небы­тия и неис­це­ли­мой тоски. Потому что ни одно удо­воль­ствие мира сего не срав­нится с сия­нием глаз мла­денца, про­ни­зы­ва­ю­щего нас радо­стью и чисто­той. Сон мла­ден­цев – это бес­цен­ней­ший свет мира сего. Мла­ден­че­ство – смысл исто­рии в вечности.

Моя дочурка, когда ей было 2 года, в силь­ном жару уви­дела ангела над ико­ной Матери Божией, кото­рый робко ждал. У него не было ни рук, ни ног, а один лишь пре­крас­ный лик – «ребе­нок из света», по ее сло­вам. Я про­шел через весь страх смерт­ный, молясь, чтобы он не заби­рал ее. Также и дочурка одного свя­щен­ника, с кото­рым я дол­гие годы сослу­жил, в 4 года уви­дела на Литур­гии в алтаре Свет пре­выс­ший небес, Матерь Божию и ангела, в молитве сто­яв­шего над свя­щен­ни­ками. И это – не гал­лю­ци­на­ции или бур­ное вооб­ра­же­ние детей, а сви­де­тель­ство их силы видеть поту­сто­рон­ний мир и при­ча­щаться его свя­то­сти.

Итак, каж­дая мла­ден­че­ская доб­ро­де­тель изли­вает рай в сердце и в жизнь. И наобо­рот, всех людей, нахо­дя­щихся рядом, мла­денцы при­вле­кают к небу. Все люди, рож­да­ю­щие детей, – уче­ники не уми­ра­ю­щего Цар­ства, похо­дя­щие на Отца Небес­ного, Кото­рый про­щает нас несмет­ное коли­че­ство раз и дарует нам Сына Сво­его, чтобы мы уже нико­гда не уми­рали. Чело­век рож­да­ю­щий учится ощу­щать как отец, он пони­мает, сколько боли и попе­че­ния сокрыто в сердце Божием о каж­дом из нас, он сотни раз за ночь проснется, чтобы успо­ко­ить плач, готовя себя к бодр­ство­ва­нию вечному.

Все монахи и мона­хини, рас­пяв­шие удо­воль­ствие на Кре­сте любви Хри­сто­вой, учатся послуш­ни­че­ству рай­скому, ведя моло­дых к кино­вии веч­ной. Вос­пи­та­тели и учи­теля, каж­дый день про­во­дя­щие в джун­глях кри­ков, выры­ва­ю­щихся из без­мер­ной энер­гии детей, стя­жают себе крот­кий отдых и таин­ствен­ную радость в Цар­стве литур­гии. Врачи, леча­щие мла­ден­цев, уязв­лен­ных жалом смерти, – уче­ники Вели­кого Врача чело­ве­че­ства, апо­столы вос­кре­се­ния и жизни.

Напро­тив, все люди, отвер­га­ю­щие мла­ден­цев, уби­ва­ю­щие или рас­тле­ва­ю­щие их, – пред­вест­ники мук веч­ных. Нынеш­няя война, ужа­са­ю­щая по своей тоталь­но­сти, ведется более всего про­тив мла­ден­цев. Мла­ден­цев режут на куски во чреве матери посред­ством аборта, под­вер­гают агрес­сии взрос­лые под­лецы, изби­вают без­бож­ные роди­тели, уро­дуют рту­тью (тио­мер­са­лом), вводя ненуж­ные вак­цины, раз­вра­щают пор­но­гра­фией и поро­ками. Наших малы­шей вти­хо­молку умерщ­вляют все­мир­ной эро­ген­ной пан­де­мией. Свет рая в их гла­зах начи­нает поту­хать, и они уже нуж­да­ются в кос­ме­тике, чтобы при­крыть свою боль и пустоту.

Мла­ден­че­ство – это рай мира и каж­дого из нас. Не дадим же ему уме­реть, покрыв­шись язвами мира сего. А когда наши мла­денцы нач­нут уми­рать серд­цем, насту­пит время Богу сжечь огнем весь мир, чтобы оста­лась только мла­ден­че­ская чистота людей, любя­щих Христа.

Свя­тые были такими раз­ными, как мир, но одно общее было у всех них – это мла­ден­че­ство их суще­ства, непо­роч­ность, дару­е­мая сле­зами, и сми­рен­ная готов­ность бла­го­да­рить и пред­ла­гать любовь до бес­ко­неч­но­сти, в Цар­ствии Божием.

Свя­щен­ник Иоанн Вален­тин Истрати

Пере­вела с румын­ского Зина­ида Пейкова 

Пор­тал Пра­во­сла­вие. ру

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки