Учимся растить любовью

Учимся растить любовью

(5 голосов5.0 из 5)

Семей­ный и дет­ский пси­хо­лог Ната­лья Бар­ло­жец­кая, обла­да­тель­ница титула “Луч­ший пси­хо­лог года” рас­ска­жет, как нала­дить роди­тель­ско-дет­ские отно­ше­ния, если они дали крен, как спра­виться с под­рост­ко­вым нега­ти­виз­мом, и можно ли заин­те­ре­со­вать реаль­но­стью того, кто погряз в вир­ту­аль­ном мире.

Марина Лан­ская:

Здрав­ствуйте, это про­грамма для роди­те­лей «Учимся рас­тить любо­вью» и я, Марина Лан­ская. Недавно с визи­том в Санкт-Петер­бург из Москвы при­ез­жал извест­ный дет­ский семей­ный пси­хо­лог Ната­лья Бар­ло­жец­кая. Ната­лья — обла­да­тель­ница титула «Луч­ший пси­хо­лог года» и автор книг изда­тель­ства «Никея». На этот раз Ната­лья про­вела мастер-класс для роди­те­лей по вос­пи­та­нию детей и дала полез­ные советы нашей съе­моч­ной группе. 

В Петер­бург семей­ный пси­хо­лог Ната­лья Бар­ло­жец­кая при­е­хала не только для того, чтобы позна­ко­мить чита­те­лей с кни­гой с книж­ными новин­ками. Ее задача — пока­зать широ­кой пуб­лике, что пси­хо­ло­гия — это не страшно, а полезно и увле­ка­тельно. Не все могут решиться отпра­виться на прием к спе­ци­а­ли­сту, а на подоб­ных встре­чах можно полу­чить ответы на мно­гие вопросы вос­пи­та­ния детей. Можно, напри­мер, узнать, пра­вильно ли мы хва­лим нашего ребёнка и нужно ли его под­сте­ги­вать критикой. 

Ната­лья Федо­ровна Бар­ло­жец­кая, дет­ский и семей­ный психолог:

- В совре­мен­ном обще­стве у нас доста­точно хорошо вос­при­ни­ма­ется похвала, мы умеем это делать. К сожа­ле­нию, очень часто похвала бывает либо лич­ностно-ори­ен­ти­ро­ван­ной — это те самые слова, напри­мер, «ты супер, ты моло­дец, кра­сав­чик» и так далее. К сожа­ле­нию, на самом деле эти слова не под­дер­жи­вают ребенка, они про­сто дают ощу­ще­ние того, что да, всё хорошо, но вроде бы и неплохо. А если эти слова, напри­мер, про­из­но­сятся слиш­ком часто, то похвала вообще ниве­ли­ру­ется и пере­стает быть зна­чи­мой. Я все­гда за то, чтобы исполь­зо­вать похвалу не лич­ностно-ори­ен­ти­ро­ван­ную, а пред­метно-ори­ен­ти­ро­ван­ную — когда мы оце­ни­ваем не самого чело­века, потому что ребе­нок явля­ется само­цен­но­стью неза­ви­симо от того, что он и как он это делает, а объ­ек­том похвалы или кри­тики явля­ется резуль­тат его дея­тель­но­сти, что мне кажется наи­бо­лее логично. При этом кри­тика все­гда должна быть сдоб­рена опре­де­лён­ным буфе­ром вот этой вот похвалы и пози­тив­ного настроя. Самый про­стой спо­соб — это «похвала- кри­тика ‑похвала». При этом коли­че­ство кри­тики должно быть зна­чи­тельно меньше, чем коли­че­ство похвалы. Напри­мер, пер­вая похвала может выра­жаться про­сто в бла­го­дар­но­сти того, что ребё­нок сде­лал какую-то работу и решил эту работу про­де­мон­стри­ро­вать и пока­зать — уже это явля­ется одоб­ре­нием дей­ствия ребенка, что в общем-то, явля­ется похва­лой. Затем идёт кри­тика. Лучше всего, если она будет отно­ситься не к общей работе (« грязно» или «мог бы поста­раться побольше»), а лучше, если она будет отно­ситься к каким-то кон­крет­ным вещам, кото­рые, напри­мер, ребё­нок может испра­вить, или доба­вить, или наобо­рот, убрать. И потом необ­хо­димо всё-таки сдоб­рить это бла­го­дар­но­стью и похва­лой, соб­ственно говоря, того, что полу­чи­лось: «теперь рису­нок достоин выставки, можно поло­жить его в папку наших луч­ших работ» — и тогда это уже ста­но­вится каким-то богат­ством, кото­рое будет откла­ды­ваться у ребенка как копи­лочка того, что я умею это делать, я могу, и я это делаю хорошо.

Когда у нас пер­вый блин полу­ча­ется комом — нас не ругают, нам помо­гают сде­лать дру­гой. И мы очень гор­димся, когда в конце кон­цов эти блин­чики полу­ча­ются кра­си­выми, ажур­ными и вся семья с удо­воль­ствием ест и раду­ется. Мамам и папам нужно абсо­лютно также отно­ситься к тому, что делает ребё­нок. Сна­чала это все­гда будет не очень хорошо, но выра­зить бла­го­дар­ность очень важно, иначе потом эти блины не захо­чется печь.

Марина Лан­ская:

- Хва­лить малыша за ста­ра­ние это есте­ственно и легко. С под­рост­ком тер­пе­ния у роди­те­лей не хва­тает. Тем более, что роди­тель­ское одоб­ре­ние для ребёнка в этом воз­расте уже не столь важно. Авто­ри­тет роди­те­лей чаще всего падает.

Ната­лья Федо­ровна Бар­ло­жец­кая, дет­ский и семей­ный психолог:

- На пер­вый план выхо­дят две дру­гих лич­но­сти. Пер­вая — это лич­ность какого-то лидера, на кото­рого ребе­нок хочет быть похо­жим, какое-то авто­ри­тет­ное лицо, чаще всего это бывают не роди­тели. Это может быть тре­нер, это может быть под­ро­сток, кото­рый на 2–3 года старше, но кото­рый обла­дает какими-то лидер­скими каче­ствами. Очень часто именно в этот период ребе­нок стре­мится стать частью какой-то нефор­маль­ной груп­пи­ровки и под­хо­дить под кри­те­рии этой самой груп­пи­ровки, и дей­ство­вать можно через этих, авто­ри­тет­ных для ребёнка людей. И именно поэтому я говорю: нико­гда не стре­ми­тесь к тому, чтобы ребё­нок про­во­дил время где-то на сто­роне. Наобо­рот, при­гла­шайте к себе его дру­зей — даже если они вам осо­бенно не нра­вятся. Вы будете как мини­мум этих дру­зей знать, и знать, чем ваш ребё­нок живёт. И еще на один план очень важ­ный для ребёнка выхо­дит, соб­ственно говоря, обще­ние с этими сверст­ни­ками и мне­ние сверст­ни­ков о его успе­хах и неуда­чах. И если вы, напри­мер, погру­зили ребенка в мир, где все постро­ено как раз вокруг дости­же­ния успеха, то нужно найти тот успех, кото­рый будет ребёнку по силам. Не полу­ча­ется у нас мате­ма­тика — идём в спорт. Не полу­ча­ется у нас ни мате­ма­тика, ни спорт — идем в живо­пись, идём в танцы, и на про­тя­же­нии всего пери­ода дошколь­ного и началь­ной школы основ­ная задача и цель роди­те­лей — найти то, в чем ребё­нок всё-таки может достиг­нуть успеха, и тогда уже на этом успехе стро­ить уже и всё остальное.

Напри­мер, в совет­ской системе вос­пи­та­ния на тре­ни­ровки не допус­ка­лись дети (по хок­кею, по гим­на­стике), у кото­рых были неудо­вле­тво­ри­тель­ные оценки. Ребё­нок учился не потому, что ему было инте­ресна эта мате­ма­тика или гео­гра­фия, а ему нужно было полу­чить при­лич­ную отметку, чтобы его пустили туда, куда ему крайне необ­хо­димо. У меня, напри­мер, в семье была система нака­за­ний, кото­рую я при­ме­няла к своим маль­чиш­кам. Юра у меня очень любит фут­бол, и ему нельзя было выхо­дить играть с ребя­тами, пока он не сде­лает все абсо­лютно уроки. Если у нас были какие-то неудо­вле­тво­ри­тель­ные отметки, то нам нужно было их закрыть, и тогда полу­ча­лось раз­ре­ше­ние идти играть. Или, напри­мер, Саше я запре­щала читать – зна­чит, вече­ром без книги. Но тут надо иметь в виду, что все то, что мы ребенку запре­щаем, ста­но­вится в два раза более жела­е­мым. Поэтому запре­щать надо с умом, запре­щать надо не ком­пью­теры, запре­щать нужно не гад­жеты, запре­щать нужно не мульт­фильмы, а запре­щать нужно то, что на самом деле вы хотите сде­лать само­цен­но­стью в созна­нии ребенка. А само­цен­но­стью мы хотим чаще всего сде­лать, напри­мер, успехи в спорте, увле­че­ния спор­тив­ные, само­цен­но­стью мы хотим сде­лать книги, заня­тия музы­кой и так далее. Начало нужно напечь пирожки, чтобы ребёнку это нра­ви­лось, чтобы он вклю­чился и почув­ство­вал свой успех в этом, а потом это можно исполь­зо­вать и в каче­стве нака­за­ния, пре­вра­щая в само­цен­ность само заня­тие, кото­рым ребе­нок увлекается.

Марина Лан­ская:

- Совре­мен­ные мамы и папы жалу­ются: ребё­нок ничем не увле­ка­ется. Но в чём при­чина, кто вино­ват — может быть, именно мы с вами?

Ната­лья Федо­ровна Бар­ло­жец­кая, дет­ский и семей­ный психолог:

- Без­условно, это про­блема прежде всего роди­те­лей, кото­рые “а”: пере­гру­зили ребёнка инфор­ма­цией, давая ему воз­мож­ность попро­бо­вать одно, дру­гое, тре­тье, при этом мы про­шли по вер­хам, не оста­но­вив­шись ни на чём. И — “б”: заме­нив собой и той актив­но­стью, кото­рую роди­тели счи­тают необ­хо­ди­мой, актив­ность кото­рая должна рож­даться внутри ребенка самого. Мы заме­нили абсо­лютно всё внеш­ней моти­ва­цией вме­сто того, чтобы рож­дать внут­рен­нее жела­ние, внут­рен­нюю моти­ва­цию к дей­ствию самого ребенка. Для этого есть очень хоро­ший рецепт. Сни­мите с себя ответ­ствен­ность за всё то, что делает ребё­нок. «Он же сядет, и не будет делать вообще ничего!» Да, но когда он нач­нет это делать, он будет это делать сам, а не потому, что сзади сто­ите вы и застав­ля­ете его это делать. Мно­гие роди­тели, кото­рые очень поздно поняли этот урок, ока­зы­ва­ются уже в состо­я­нии, когда при­хо­дят, пост­фак­тум: «Вы зна­ете, он каж­дое утро ухо­дил в инсти­тут, но ока­зы­ва­ется что он до него не дохо­дил!» Я говорю: «Потому что когда вы учи­лись в школе, вы кон­тро­ли­ро­вали — вы его при­во­дили, вы его встре­чали, класс­ный руко­во­ди­тель вам зво­нил — дошел до школы или не дошел, а когда ребе­нок ока­зы­ва­ется само­сто­я­тель­ным, он нако­нец-то пони­мает, что вот здесь я могу хва­та­нуть этой сво­боды, и никто не меня не ста­нет кон­тро­ли­ро­вать, никто не ста­нет наста­и­вать, и так далее. А внут­рен­него жела­ния полу­чать новую инфор­ма­цию, полу­чать про­фес­сию, у ребёнка про­сто не роди­лось, ему не дали роди­тели. Роди­тели решали, куда он будет посту­пать, что он будет делать, куда он будет ездить. Он с этим не согла­сен, и одна­жды он про­сто сидит перед роди­те­лями и гово­рит: «Да, я туда не ходил» — «А куда ты ухо­дил каж­дое утро?» — «Гулял». Ему нужно было время на то, чтобы не зани­маться с репе­ти­то­рами, не бегать по допол­ни­тель­ным заня­тиям. Пока это воз­можно, роди­тели застав­ляли его это делать. Но одна­жды наста­нет тот момент, когда взрос­лый чело­век уже не смо­жет заста­вить сво­его ребенка это делать. И тогда нач­нётся про­тест и пол­ный отказ от действий.

Поэтому пока мы в самом-самом-самом начале, нам нужно обя­за­тельно найти какой-то рычаг, кото­рый внут­ренне родит то, что я хочу делать. А родить это опять же можно, как ни странно, не давая ребёнку воз­мож­ность в млад­шем воз­расте пере­ска­ки­вать с одного увле­че­ния на дру­гое, а наобо­рот, углуб­ляя его во что-то. Напри­мер, самый про­стой спо­соб — это не давать ребенку бро­сать кру­жок или сек­цию, в кото­рой он зани­ма­ется сей­час — вот сей­час, в воз­расте 7 — 8 лет. В 19, в 12 даже это будет уже поздно. «Я больше не хочу зани­маться хок­кеем»- «Да, без­условно, это твоё право, чем ты хочешь зани­маться?» — «Я хочу зани­маться живописью».-«Отлично! Мне уже нра­вится, что ты не про­сто хочешь без­дель­ни­чать, а что ты хочешь зани­маться чем-то дру­гим. Но мы купили коньки, мы купили аму­ни­цию, я потра­тила время на то, чтобы каж­дую пят­ницу и поне­дель­ник возить тебя на эти заня­тия. Твой тре­нер потра­тил на тебя время. Ты зани­мал место. Докажи, что ты хочешь уйти не потому, что сей­час тебе трудно и у тебя что-то не полу­ча­ется, а потому что тебе это про­сто пере­стало быть инте­ресно. Как это можно дока­зать — при­няв уча­стие в игре, выиг­рав какое-то сорев­но­ва­ние, эле­мен­тарно взяв какой-то раз­ряд. И сей­час на этом поста­менте, пре­одо­лев труд­но­сти, уста­лость, соб­ствен­ную лень, отсут­ствие жела­ния и так далее — вот сей­час ты добился успеха, и я готова ска­зать тебе — «да, мы закан­чи­ваем с фор­те­пьяно, и ты начи­на­ешь сде­лать ещё что-то».

Но чаще всего, когда всё это пре­одо­лели, и когда ребе­нок пони­мает, что, при­ло­жив уси­лия и труд, ты чего-то можешь достиг­нуть, ребе­нок гово­рит нет. Хорошо, тогда давай еще на год, до сле­ду­ю­щего отчет­ного кон­церта, и через год мы снова вер­немся, но этот год ты дер­жишься, да?- Да. Ребё­нок опять сам при­ни­мает это реше­ние — он может уйти, но для этого нужно сде­лать опре­де­лен­ные дей­ствия. А дей­ствие — это чаще всего еще труд, ещё какое-то пре­одо­ле­ние внут­рен­ней работы над собой.

Могу ска­зать, что если ребё­нок дей­стви­тельно хочет уйти — он ухо­дит. И стар­шего моего сына ничего не могло сво­ро­тить с пути фут­бо­ли­ста. А вот млад­ший одна­жды ска­зал: я больше не хочу зани­маться ска­ло­ла­за­нием, и выиг­рав чем­пи­о­нат Москвы, стоя с меда­лью в руке, он ска­зал: «я не буду, я хочу зани­маться музы­кой». Всё ‑вопрос ска­ло­ла­за­ния был закрыт, хотя у нас были боль­шие успехи, и мы стали зани­маться музы­кой, в кото­рой тоже имеем хоро­шие успехи. Но это научило его преодолению.

Марина Лан­ская:

 Ната­лья убеж­дена: малень­ких детей, кото­рые не хотят ничего, попро­сту нет. Потеря инте­реса про­ис­хо­дит со вре­ме­нем при ошиб­ках вос­пи­та­ния. Но попра­вить ситу­а­цию возможно.

Ната­лья Федо­ровна Бар­ло­жец­кая, дет­ский и семей­ный психолог:

- Малень­кий ребё­нок хочет-то слиш­ком мно­гого. Ему хочется одно дру­гое, тре­тье, чет­вер­тое попро­бо­вать, и здесь необ­хо­димо сна­чала опре­де­литься с кру­гом того, что мы можем попро­бо­вать, и малень­кий ребё­нок чаще всего выби­рает не сек­цию или кру­жок — он выби­рает педа­гога: мне здесь при­ятно, меня здесь хва­лят, или здесь нам хло­пают, когда мы высту­паем на сцене и так далее. И пра­виль­ное под­дер­жа­ние этого увле­че­ния, когда ребе­нок, может быть, даже и не хочет идти — это основ­ная работа. Когда у нас исче­зает любое жела­ние, любая моти­ва­ция? Они исче­зают в под­рост­ко­вый период. Это как раз попа­дает в 10, 11, 12 лет, когда жела­ние мамы или жела­ние папы уже неважно, и мы снова воз­вра­ща­емся к тому, что у нас есть дру­гие люди, кото­рые ста­но­вятся более авто­ри­тет­ными. И воз­можно, друг, подруга, тре­нер и так далее могут моти­ви­ро­вать вашего ребенка гораздо лучше, чем вы. А ещё лучше его моти­ви­рует та группа, в кото­рой он живёт. Я здесь обычно пред­ла­гаю: а можно ли к увле­че­нию вашего ребёнка при­со­еди­нить его луч­шего друга, или, наобо­рот, создать какое-то увле­че­ние для вашего ребёнка и для друга, кото­рое они для себя ещё не открыли. В нашей полосе, напри­мер, это может быть сно­уборд зимой. Пожа­луй­ста, абсо­лютно моло­деж­ное, абсо­лютно новое — не хотите вкла­ды­вать деньги, возь­мите пока что напро­кат. Но если это увле­чет — под­дер­жи­вайте это увле­че­ние. Абсо­лютно всех маль­чи­шек легко увле­кает кар­тинг. Это вообще заме­ча­тель­ное увле­че­ние. Сна­чала схо­дить два-три раза, про­сто пого­нять с дру­гом, а потом: а не хочешь ли заняться в сек­ции, полу­чить, в конце кон­цов, юно­ше­ские права? Маль­чи­шек это очень увле­кает. Более того, это будет не вашим реше­нием, если, в конце кон­цов, ребё­нок, похо­див три-четыре раза, потом отка­жется — это будет его реше­нием, и лучше, если он отка­жется от сно­уборда или кар­тинга, чем потом он будет отка­зы­ваться от инсти­тута. Пони­ма­ете, нужно дать воз­мож­ность ребенку делать этот выбор, делать само­сто­я­тельно, рож­дая какое-то внут­рен­нее желание.

Марина Лан­ская:

- Вообще, вос­пи­та­ние детей — это акт твор­че­ства, но тво­рить в пол­ную силу проще, если есть взгляд со сто­роны. Этот взгляд может дать психолог.

Ната­лья Федо­ровна Бар­ло­жец­кая, дет­ский и семей­ный психолог:

- Это как рисо­ва­ние кар­тины. Каж­дый худож­ник будет рисо­вать один и тот же пей­заж, но кар­тины будут абсо­лютно раз­ные. Кто-то сде­лает акцент на церк­вушке, кто-то сде­лает акцент на лебе­дях, у кого-то и одно и дру­гое уйдёт на зад­ний план, а впе­реди будет ромашка, на кото­рой пол­зет букашка. Это про­сто точка зре­ния каж­дого роди­теля. И, навер­ное, ино­гда важно прийти к спе­ци­а­ли­сту, чтобы спе­ци­а­лист ска­зал: подо­ждите, отвле­ки­тесь от букашки — вот там стоит цер­ковь, а вот там пла­вает лебедь, и обра­тите вни­ма­ние на это, иначе ваша букашка упол­зет не в ту сто­рону, или она будет никому не инте­ресна. И вот этот взгляд со сто­роны есть тот взгляд спе­ци­а­ли­ста, кото­рый ино­гда видит в кар­тину в целом.

Могу ска­зать как спе­ци­а­лист-пси­хо­лог, я обра­ща­лась к дру­гим спе­ци­а­ли­стам, к дет­ским пси­хо­ло­гам, когда, напри­мер, про­во­дила профори­ен­та­цию своих детей. Потому что я очень боя­лась не уви­деть пол­ной кар­тины, нахо­дясь на пози­ции мамы. Для своих детей я прежде всего мама, а не пси­хо­лог, не спе­ци­а­лист. Я при­шла к дру­гому спе­ци­а­ли­сту, кото­рому я дове­ряла, мы про­шли пол­ный курс тести­ро­ва­ния. При­чём я мол­чала — это было потреб­но­стью и одного и дру­гого моих детей. И если с Юрой было всё понятно, оно абсо­лютно всё сов­пало, то со вто­рым, млад­шим ребен­ком Сашей, то, что ска­зал спе­ци­а­лист, сна­чала ему очень не понра­ви­лось, он ска­зал: «да нет, ну что вы», но через какое-то время он всё равно к этому при­шел. Но несмотря на то, что я тогда была согласна со спе­ци­а­ли­стом, я пред­по­чла мол­чать и пред­по­чла дать ему воз­мож­ность оши­биться, сде­лать ошибку и нести ответ­ствен­ность за свою ошибку, но зато потом когда он сде­лал свой выбор — это был уже сто­про­центно его выбор, ни на кого пере­ло­жить ответ­ствен­ность было нельзя.

Марина Лан­ская:

-Чтобы научить ребенка при­ни­мать реше­ние само­сто­я­тельно, необ­хо­димо дать ему воз­мож­ность оши­баться, и это так непро­сто для родителей… 

Ната­лья Федо­ровна Бар­ло­жец­кая, дет­ский и семей­ный психолог:

- Как научиться «выклю­чать» немножко ино­гда роди­те­лей? Это очень сложно, потому что мы же все­гда знаем, как лучше, мы же все­гда знаем — ну зачем ты идешь, если это может при­ве­сти к пло­хим послед­ствиям, и чаще всего мы видим именно пло­хие послед­ствия, мы видим опас­но­сти. А ребё­нок, осо­бенно под­ро­сток, чаще всего видит воз­мож­но­сти. Это опять раз­ные точки зре­ния и пони­ма­ния того, что один чело­век видит воз­мож­но­сти, а дру­гой чело­век видит эти опас­но­сти — в силу сво­его воз­раста, и в силу сво­его опыта это уже пер­вый шаг к тому, чтобы давать себе воз­мож­ность замол­чать и дать ему воз­мож­ность сде­лать эту ошибку — нужно про­сто себе это напоминать.

Марина Лан­ская:

-Если ребе­нок взялся за какое-то дело и у него не хва­тает тер­пе­ния его завер­шить, можно пред­ло­жить ему пред­ста­вить себя бегу­ном, а дело — мара­фо­ном. Этот понят­ный образ помо­жет под­ростку при­нять пра­виль­ное решение. 

Ната­лья Федо­ровна Бар­ло­жец­кая, дет­ский и семей­ный психолог:

- Ты можешь сойти с дистан­ции, но тогда ты при­ни­ма­ешь на себя ответ­ствен­ность за то, что ты сошёл, и ты не добился того, чего ты хотел этих пла­нов, что ты остался среди тех неудач­ни­ков. Потому что когда ты ста­но­вился на дистан­цию, ты хотел ее про­бе­жать. Или ты можешь про­дол­жить, но тогда ты сцеп­ля­ешь зубы, испы­ты­ва­ешь боль — и это снова твой выбор. Ты сам реша­ешь: ты бежишь или ты не бежишь. Боль неиз­бежна, стра­да­ние, выбор каж­дого — так же и для моего ребенка. Ему будет больно, но вот будет он стра­дать или нет — он решает сам.

Марина Лан­ская

-Ино­гда нужно уметь сда­ваться, но так, чтобы не чув­ство­вать себя неудач­ни­ком. Этому ребёнку тоже нужно учить, и, конечно, учиться самим.

Ната­лья Федо­ровна Бар­ло­жец­кая, дет­ский и семей­ный психолог:

- Я все­гда говорю, что отло­жен­ная цель — это не та цель, кото­рая не достиг­нута. Она отло­жена. Всему свое время. Воз­можно, сей­час у тебя недо­ста­точно физи­че­ской под­го­товки, у тебя недо­ста­точно интел­лек­ту­аль­ной под­го­товки, у тебя недо­ста­точно внут­рен­ней энер­гии для того, чтобы решить эту задачу. Но ты пре­красно справ­ля­ешься с дру­гими зада­чами. И пусть реше­ние этих дру­гих задач даст тебе потом энер­гию для реше­ния того, что ты не смог. Отложи свою цель. Не полу­ча­ется в карьере — сосре­до­точь­тесь пока что на лич­ной жизни. Не выхо­дит что-то в лич­ной жизни — зай­ми­тесь здо­ро­вьем и физи­че­ским состо­я­нием, идите в спор­тив­ный зал – гля­дишь, нала­дится и лич­ная жизнь, и карьера. Можно про­сто вме­сто того, чтобы биться голо­вой о стену, кото­рая очень долго не под­да­ется (хотя, воз­можно, есть и такая мето­дика про­дви­же­ния впе­ред, когда мы когда мы будем копать только в одну сто­рону), но может ока­заться и так, что сде­лать шаг вправо — и там сво­бод­ное про­стран­ство. Нужно про­сто вовремя уметь пере­ори­ен­ти­ро­ваться. Когда я вижу, что сил не хва­тает, сда­ваться или не сда­ваться, я говорю: отложи эту цель. Ты ее достиг­нешь. Может быть, когда ты достиг­нешь чего-то дру­гого, ты посмот­ришь на эту цель и ока­жется, что ты ее давно уже пре­одо­лел. Сосре­до­точься на том, что у тебя полу­ча­ется. Вме­сто того, чтобы избе­гать неудач, стре­мись к победе. Это две очень раз­ных позиции.

Тот же самый мара­фо­нец — когда он бежит, он пони­мает, что всё, он не может сей­час на кон­крет­ной дистан­ции, он может сдаться. Но ведь мара­фон­ский бег не один, есть ещё супер­ма­ра­фон, есть еще 100 кило­мет­ров. Про­сто сей­час я не могу пре­одо­леть этот мара­фон, 42 км за 10 часов, но если, допу­стим, я буду идти, я могу его добре­сти за 12 часов, но мне нужно бре­сти или я всё-таки хотел это сде­лать? Зна­чит, не хва­тит физи­че­ской формы. Зна­чит, еще год на тре­ни­ровки, и я к этому вер­нусь. Это, кстати, очень хоро­шая пси­хо­ло­гия бегуна, кото­рая поз­во­ляет нам решать мно­гие про­блемы. Вообще, бег очень хоро­шая визу­а­ли­за­ция того, как мы живем. Ино­гда можно оста­но­виться, ино­гда можно перейти на шаг, ино­гда можно ска­зать: «не пойду я в гору, лучше я гору обойду». У нас все­гда есть огром­ное коли­че­ство аль­тер­на­тив, при этом мы все­гда все равно можем пре­одо­леть эти 42 км — дру­гими путями.

Марина Лан­ская:

-Одной из потерь из при­чин потери инте­реса к жизни у под­ростка обычно ста­но­вится увле­чен­ность ком­пью­тер­ными играми и соц­се­тями. Они при­вле­кают куда больше, чем двор, дру­зья и хобби.

Ната­лья Федо­ровна Бар­ло­жец­кая, дет­ский и семей­ный психолог:

- Прак­ти­че­ски каж­дый совре­мен­ный ребе­нок про­хо­дит через период увле­че­ния вир­ту­аль­ным миром. Оно бывает очень раз­ным. От игро­вых увле­че­ний, от игр, соб­ственно говоря, до увле­че­ния соци­аль­ными сетями, вплоть до зави­си­мо­сти от этих соци­аль­ных сетей. Сей­час я, напри­мер, наблю­даю не такое уж боль­шое коли­че­ство самих игра­ю­щих, сколько детей, кото­рые наблю­дают за играми, то есть смот­рят, как дру­гие ребята про­хо­дят эти игры. И когда я задаю вопрос: а почему ты не игра­ешь сам? Они гово­рят: это инте­рес­нее. Ока­зы­ва­ется, быть наблю­да­те­лем, созер­ца­те­лем того, что про­ис­хо­дит, гораздо инте­рес­нее, чем вклю­чаться в игру и бороться само­сто­я­тельно. Это, мне кажется, клю­че­вое отли­чие вот этого нового поко­ле­ния. Потому что между нами, взрос­лыми, на самом деле воз­никло уже еще одно поко­ле­ние. Были люди, для кото­рых ком­пью­тер был исклю­чи­тельно новин­кой и спо­со­бом позна­ния, и знать Word, Excel — уже счи­та­лось быть уве­рен­ным поль­зо­ва­те­лем; потом воз­никла исто­рия, когда мы стали под­клю­чать ком­пью­тер­ные игры, и стали активно в этих играх вза­и­мо­дей­ство­вать, играть и так далее. И, напри­мер, тогда про­хо­дили иссле­до­ва­ния, кото­рые мне очень нра­вятся, потому что они напри­мер, пока­зы­вали, что дети кото­рые играют — осо­бенно в меж­ду­на­род­ные игры, быст­рее усва­и­вают англий­ский язык, намного быст­рее, напри­мер, ско­рость печати на англий­ском языке у них, при­чём сле­пой печати, была выше, чем на род­ном языке. И полу­ча­ется то, что раньше дава­лось с огром­ным коли­че­ством труда, с репе­ти­то­рами — ещё и не с одним репе­ти­то­ром, и в спец­школе англий­ской, дается тебе, пожа­луй­ста, — в игре доста­точно легко. И более того, если ребё­нок играет в науш­ни­ках и дол­жен ком­му­ни­ци­ро­вать, то есть раз­го­ва­ри­вать, он при­об­ре­тает насто­я­щую живую речь, а не мёрт­вую, кото­рая часто пре­по­да­ется в шко­лах. В этом были свои соб­ствен­ные плюсы. И если мы будем гово­рить о сте­пени увле­чен­но­сти, то нельзя ска­зать, что это вот «чер­ное- чер­ное- чер­ное». В любой дея­тель­но­сти были свои плюсы.

Но вот после этого поко­ле­ния игро­ков выросло уже сле­ду­ю­щее поко­ле­ние, кото­рое даже не играет. Кото­рое не участ­вует в актив­ной игре — они уже наблю­дают. Они даже не хотят всту­пать даже вот в эту, вир­ту­аль­ную, жизнь. И это поко­ле­ние созер­ца­те­лей — я еще не поняла, как мне к ним отно­ситься, потому что очень хочется верить, что этот период созер­ца­ния перей­дет во что-то более глу­бо­кое. Но наблю­дая за этим, я про­сто пони­маю, что пока что это рож­дает не жела­ние что либо делать самому, а про­сто наблю­дать. Наблю­дать, как зара­ба­ты­вает деньги папа, наблю­дать, как обслу­жи­вает всю семью и зани­ма­ется вос­пи­та­нием млад­шего брата или сестры мама, наблю­дать за всем, что про­ис­хо­дит вокруг себя, при этом не при­кла­ды­вая актив­ного уча­стия к тому, что про­ис­хо­дит, но поль­зу­ясь этим. Мы наде­ваем одежду, пьем воду, ходим по почи­щен­ным ули­цам, при этом отно­сясь с не очень боль­шим ува­же­нием к людям, кото­рые всё это для нас делают. И вот это уже такая насто­я­щая боль­шая про­блема. Лучше бы уж играли, лучше уж были бы актив­ными — пус­кай уж не очень поло­жи­тель­ными участ­ни­ками, чем такими мол­ча­ли­выми наблю­да­те­лями, кото­рые про­сто отстра­ня­ются – «да живите вы как хотите, на мой век того что вы сде­лали, уже сде­лали, хватит».

Совсем недавно я группу таких под­рост­ков выво­зила в Под­мос­ко­вье на «курс выжи­ва­ния». И тут они сидят и наблю­дают друг за дру­гом около костра. Никто из них не рас­кла­ды­вает палатку — они сидят, они ждут, что кто-то из взрос­лых, что кто-то из них сам что-то нач­нет делать. А ничего не про­ис­хо­дит, потому что на самом деле они вышли не в поход, а на самом деле они вышли на «курс выжи­ва­ния». Хорошо, костер они смогли раз­жечь — это им было инте­ресно, и очень долго не могли разо­браться, кто из них рас­па­кует эту палатку: а что это, а как это делать? Я говорю: не знаю. Впе­ред, делайте!.. И им при­шлось — вот когда отсут­ствует пол­но­стью какая-либо воз­мож­ность. Интер­нета нет, всё село, уже и сол­нышко садится, и вот, ока­зы­ва­ется, что всё-таки кто-то берёт на себя ответ­ствен­ность натас­кать дров, иначе потом будет холодно. Кто-то гово­рит: ну, ладно, давайте мы раз­бе­ремся с палат­кой; и ока­зы­ва­ется, что если исклю­чить вот эту наблю­да­тель­ность – ну, сидели, смот­рели на костер долго-долго, слу­шали птиц, обща­лись. Дальше что? А дальше надо жить. А ока­зы­ва­ется, даже не только жить, а выжи­вать. И на вто­рой день это уже были совсем дру­гие ребята. Дров было запа­сено намного больше. Они про­сто ожи­дали, что взрос­лые, кото­рые их сопро­вож­дали, нач­нут руко­во­дить и ука­зы­вать; а цель взрос­лых была абсо­лютно обрат­ной. Мы были наблю­да­те­лями, и мы были созер­ца­те­лями. Семь дней — и исто­рия пол­но­стью пере­вер­ну­лась. Я при­везла в Москву уже дру­гих детей.

Марина Лан­ская

Не можете ото­рвать ребенка от ком­пью­тера и теле­фона? Не отча­и­вай­тесь, выход есть. 

Ната­лья Федо­ровна Бар­ло­жец­кая, дет­ский и семей­ный психолог:

- Очень много есть сове­тов для таких роди­те­лей. Пер­вое, напри­мер, устро­ить хотя бы день невер­баль­ного обще­ния. Когда мы не можем ничего друг другу ска­зать, мы можем друг другу только писать записки или делать знаки. Поиг­рать в это один день. Хорошо, этот день про­шел — теперь можно поиг­рать в день без экра­нов, и вообще без связи, без теле­фона, без теле­ви­зора, без гад­же­тов — без всего. Смогли пере­жить этот день? Поверьте мне — даже один день очень много даёт для осо­зна­ния того, что происходит.

Марина Лан­ская

Без­вы­ход­ных ситу­а­ций, как гово­рится, нет. И даже если кон­такт роди­те­лей и ребёнка поте­рян, все еще можно изме­нить.

Ната­лья Федо­ровна Бар­ло­жец­кая, дет­ский и семей­ный психолог

- Я это уже назы­ваю край­ней мерой, но нужно собраться и уехать туда вме­сте со своим ребен­ком, где вы вста­нете в жиз­ненно необ­хо­ди­мую ситу­а­цию общаться друг с дру­гом. Навер­ное, сей­час мно­гие роди­тели ска­жут: «нет, бай­дарки — это не моё, походы — да вы что, это даже не близко и не про меня». Я могу ска­зать — даже обыч­ная дача бывает ино­гда очень- очень полез­ной. Если вы вдвоём, и вы можете мол­чать один день, два, три дня, а потом захо­чется обще­ния, и тогда воз­можно будет начать диа­лог со своим ребен­ком. Но опять же, дав ему отмол­чаться тогда, когда ему этого хочется. Не обост­ряя отно­ше­ний – наобо­рот, ожи­дая этого диа­лога. Есть очень хоро­шая реко­мен­да­ция по обще­нию с под­рост­ками, кото­рой я все­гда при­дер­жи­ва­юсь. Пред­ставьте себе, что ваш ребё­нок — это ваш кол­лега по работе. Вы не можете его уво­лить, вы не можете его заста­вить что-либо делать. Вы можете только нахо­дить с ним спо­собы вза­и­мо­дей­ствия в рам­ках ува­жи­тель­ных отно­ше­ний с кол­ле­гой. Вы не будете смот­реть в теле­фон сво­его кол­леги, не будете зале­зать в его шкаф­чик, рас­смат­ри­вать его вещи, вы не будете зада­вать ему слиш­ком лич­ных вопро­сов. Пред­ставьте, что ваш ребё­нок — это ваш кол­лега, и нач­ните с ним общаться так.

Марина Лан­ская:

При­бег­нув к этим нехит­рым сове­там, вы избе­жите мно­гих про­блем. А если не удастся — все­гда есть воз­мож­ность обра­титься к пси­хо­логу. Хоро­ший пси­хо­лог ничего не навя­жет вам, но помо­жет взгля­нуть на свои про­блемы под новым углом. С вами была про­грамма для роди­те­лей «Учимся рас­тить любо­вью», до новых встреч!

Аудио-рас­шиф­ровка выпуска от 11 фев­раля. Источник

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

1 Комментарий

  • wella, 26.09.2017

    Любо­вью рас­тить — да, это заме­ча­тельно. Глав­ное — пра­вильно пони­мать, что есть насто­я­щая любовь. Не рас­сю­сю­ки­ва­ние — одно­значно… Тер­пе­ние, тер­пе­ние в этом деле — прежде всего.

    Ответить »
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки