сайт для родителей

Воспитание свободой

Print This Post

795


Воспитание свободой
(3 голоса: 5 из 5)

Что такое свободное воспитание? Где границы свободы и вседозволенности, есть ли последствия такой свободы и что думают святые отцы о свободном воспитании.

Свободное воспитание – это идеология, для которой характерна крайняя индивидуализация воспитания, категорическое отрицание авторитарного воспитания и систематического обучения, основанных на подавлении личности ребёнка, регламентации всех сторон его жизни и поведения. Идеал сторонников свободного воспитания — не стесняемое никакими ограничениями развитие всех сил и способностей ребёнка.

Индивидуализация воспитания — это:

  • предоставление ребёнку возможностей индивидуального выбора, принятия решений, самоанализа, понимания собственных качеств;
  • деятельность взрослого и ребёнка по поддержке и развитию индивидуальности, духовного самостроительства личности;
  • деятельность взрослого и ребёнка по поддержке и развитию автоматизации.

Движение за свободное воспитание началось в 18 веке с Ж.-Ж. Руссо, у нас первооткрыватель этого направления — Л.Н. Толстой. Начиная с 20 века и до сегодняшнего дня,  большую известность получили так называемые свободные школы, например,  школа Александра Нилла в Саммерхилле.

Что же подразумевают под свободным воспитанием его идеологи? Жан-Жак Руссо решительно выступал против изнеженно-женской культуры, где принято ребенка пожалеть, ребенку уступить, за ребенка сделать, создавать ему комфортные условия жизни. Естественное воспитание по Руссо – это прямая встреча ребенка с жесткой и трудной жизнью, с холодом и голодом, с лишениями и смертью. Руссо требователен к воспитанию стойкости ребенка, и приучение ребенка к жесткой реальности жизни вполне сочетается с идеей свободного воспитания. Свободное воспитание по Руссо – это не воспитание без педагогического образца, не воспитание «что вырастет, то вырастет», это целенаправленное формирование личности воспитанника. Руссо не принуждает воспитанника сам: он выстраивает обстоятельства, подстраивает жизненные условия, чтобы это в совокупности устроило нужные воздействия на воспитанника. То есть по сути это некая манипуляторная тактика, закамуфлированная под оболочку непринуждения.

Утверждение Толстого о том, что «воспитание не воспитывает, а только портит», что «лучшая система в деле воспитания – не иметь никакой системы», прозвучавшее в ряде его статей – «Кому у кого учиться писать: нам у крестьянских детей или крестьянским детям у нас?», «Воспитание и образование», «О народном образовании», у многих современников Толстого вызвало протест. Опираясь на идею Ж.-Ж. Руссо об идеальной природе ребенка, Л.Н. Толстой утверждал, что «учителя не имеют права принудительно воспитывать детей в духе принятых принципов, поэтому в основу образования должна быть положена свобода выбора учащимися — чему и как они хотят учиться, а основное дело учителя — следовать и развивать ребенка». Однако, поэкспериментировав в Яснополянской школе, Л.Н. Толстой признавал, что воспитательный элемент в его школе действительно существовал: «Я воспитывал своих яснополянских мальчиков смело…». В 1909 г. он ответил прямо: «То разделение, которое я в своих тогдашних педагогических статьях делал между воспитанием и образованием, – искусственно. И воспитание и образование нераздельно». Он  указывал на то, что соблюдение условий свободы воспитания и обучения должно основываться на религиозно-нравственном учении. Но, чтобы эта свобода не превратилась в неразбериху и хаос, нужны общие основания, например, религия и нравственность.

Идеи Л.Н. Толстого в дальнейшем прослеживалась и в деятельности К.Н. Вентцеля, М. Монтессори и многих других.

Так,  К.Н. Вентцель в своей работе  «Освобождение ребенка» (1908) впервые обосновал право ребенка на свободу выбора: » Каждый ребенок, рожденный на свет, имеет право на воспитание, но она имеет также право и  на то, чтобы его не воспитывали и особо не воспитывали чрезмерно» борьбе за свободу и права ребенка К.Н. Вентцель в своих педагогических трудах высказал ряд мыслей и положений, которые можно объединить в три раздела:

1.Права уравнивают возможности детей и взрослых: право ребенка участвовать в создании законодательных актов, регулирующих его жизни; право равенства со взрослыми; право создавать организации, союзы, кружки.

  1. Права, гарантирующие свободу и право выбора: право принадлежать самому себе; право уходить от родителей и воспитателей; право выбора учебного заведения; право на свободу вероисповедания и религиозных убеждений; право на сохранение своей самобытности; право свободы мысли; право уклоняться от того обучения и воспитания, которое идет вразрез с индивидуальностью ребенка.
  2. Права, обеспечивающие полноценное существование и развитие личности: право иметь надлежащие социальные условия; право на образование; право на жизнь; право на развитие способностей и потенциала; право на защиту от наказаний; право на материальное обеспечение.

Не из этих ли гуманистических идей о правах и свободах ребенка растут ноги у нынешней Ювенальной системы?

В советский период обрела популярность педагогическая система В.А. Сухомлинского — развитие самодеятельности, инициативы и творческих начал в ребёнке. Вся образовательная система в Павлышской средней школе, руководимой Сухомлинским В.А., была ориентирована на идеи гуманизма, человечности, доброго отношения к детям, создания условий для индивидуально-творческого развития каждой личности, предполагала участие самого ребенка.

Принципы, на которых была основана педагогическая система В. А. Сухомлинского следующие:

  • доверие к детям,
  • учение без принуждения,
  • воспитание без наказаний,
  • сотрудничество детей и взрослых,
  • творческий труд и нравственная свобода,
  • возможность выбора поступка, линии поведения, образа жизни,
  • принятие ответственности за свой выбор.

Сухомлинский В. А. отмечал: «Я не из пальца высосал ту истину, что наших детей можно воспитывать только добром, только лаской, без наказаний. И если в массовом масштабе, во всех школах сделать это невозможно, то не потому, что воспитание без наказания невозможно, а потому, что многие учителя не умеют воспитывать без наказаний. Если вы хотите, чтобы в нашей стране не было преступников — воспитывайте детей без наказаний».

Святителю Тихону Задонскому есть, что на это возразить:

«Детей неисправных должно наказывать родителям. Так слово Божие повелевает им: “Не оставляй юноши без наказания: если накажешь его розгою, он не умрет; ты накажешь его розгою и спасешь душу его от преисподней” (Притч. 23, 13-14). Видим, что Сам Бог любит чад Своих, но от любви их наказывает: “Ибо Господь, кого любит, того наказывает; бьет же всякого сына, которого принимает” (Евр. 12, 6). Так и плотские родители должны последовать Богу и детей своих от любви наказывать. Ибо та любовь отеческая слепа, которая оставляет детей неисправных без наказания; истинная же и мудрая та любовь, которая своевольство их смиряет наказанием. “Кто жалеет розги своей, тот ненавидит сына; а кто любит, тот с детства наказывает его” (Притч. 13, 25).

  1. Не должно в наказании безмерной строгости употреблять, как и апостол повелевает: “Отцы, не раздражайте детей ваших, дабы они не унывали” (Кол. 3, 21), но средним путем поступать, как выше сказано»

Многолетнее исследование психолога и педагога Н.М. Магомедова показало, что, если применять принципы свободного воспитания на практике, то воспитание превращается в особый процесс общения педагога с воспитанником как равный с равным. Но какова сущность этого равенства? Почему, если все так радужно в теории свободного воспитания, психологи утверждают обратное: детям нужен взрослый человек – опора, защита, пример, образец, к которому он стремится. Вот что говорит на эту тему детский психолог Ирина Медведева:

— Не могли бы вы привести примеры вредных современных педагогических методик?

– Иногда повышенные страхи бывают оттого, что некоторые современные родители исповедуют совершенно несвойственную нашей культуре, да и любой традиционной культуре, модель отношений с ребенком. Они вместо того, чтобы быть старшими друзьями своего ребенка, вместо того, чтобы проявлять свой родительский авторитет и четко ребенку объяснять, что хорошо и что плохо, где добро и где зло, играют в так называемое партнерство. Дескать, мы с тобой партнеры, мы такие же, как ты, ты мудрее нас, мы ничего не знаем, решай сам. Ребенок же не понимает, что это такая модная и очень вредная педагогическая инновация. Он думает, что его родители – слабаки. Они в его глазах перестают быть его защитой.

 – Какие еще есть модели воспитания, которые нельзя воплощать?

– Есть еще модель, когда родители перестают делать детям замечания, когда родители думают, что замечания – это насилие над ребенком, когда они верят каким-то глупостям, что в Японии детям до пяти лет не говорят слово «нельзя». Рассказы про то, что в Японии маленьким детям не говорят «нельзя» – это чушь, потому что японская культура основана на чувстве долга. Оно стоит в центре национальной этики. Может быть, там и не говорится слово «нельзя», но при этом произносятся другие запретительные слова.

В отличие от Л.Н. Толстого, основатель школы Саммерхилл, успешно  занимающейся практикой свободного воспитания, имеет такой взгляд на религию:

— Верите ли вы в Христа?

Несколько лет назад у нас в Саммерхилле жил ребенок одного проповедника.

Однажды в воскресенье вечером, когда мы все танцевали, проповедник покачал головой. Нилл, — сказал он, — здесь такое чудесное место, но почему вы все такие язычники? Браун, — ответил я, — вы проводите свою жизнь, стоя на импровизированных трибунах и рассказывая людям о том, как им спастись. Вы разговариваете о спасении, а мы спасение проживаем. Нет, сознательно мы не следуем христианству, но, говоря более широко, Саммерхилл — это чуть ли не единственная школа в Англии, которая обращается с детьми так, что Иисус это одобрил бы. Кальвинистские священники в Южной Африке бьют своих детей точно так же, как и католики. Мы же в Саммерхилле даем детям любовь и приятие.

— Каким образом должны дети получить свои первые представления о Боге?

— А кто это — Бог? Я не знаю. Для меня это слово означает доброе начало в каждом из нас. Если убеждать ребенка любить какое-то существо, которое сам не особенно хорошо себе представляешь, то принесешь больше вреда, чем пользы.

Бог сделал человека свободным, дал ему свободную волю и наделил его свободой выбора. Но значит ли это, что нужно детей равнять на взрослых, что им необходимо предоставить полную свободу для развития, систему, в которой нет принуждения и наказания, нет рамок?

На практике больше вреда, чем пользы заканчиваются попытки осуществить свободное воспитание в массовом порядке.  В частности, вопреки распространенному мнению, свободное воспитание, предоставление ребенку полной самостоятельности вовсе не приводит к развитию самостоятельности. Ребенок, которому вы предоставили полную самостоятельность — это просто ребенок, предоставленный для любых других влияний. А кто отвечает за то, какими они будут?

Святой праведный Иоанн Кронштадтский очень точно прокомментировал бы отношение к свободному воспитанию:

«Человек, говорят, свободен, его нельзя или ему не должно себя принуждать ни в вере, ни в учении. Господи, помилуй! Какое диавольское мнение! Если не понуждать, то что же после этого выйдет из людей? Ну, что выйдет из тебя, глашатай нововымышленных правил, если ты не будешь принуждать себя ни к чему доброму, а будешь жить так, как располагает тебя жить твое порочное сердце, твой гордый, близорукий и слепой разум, твоя грешная плоть? Скажи, что из тебя выйдет? Разве ты не принуждаешь себя ни к чему, не говорю прямо доброму, а хотя должному и полезному? Как можно обойтись без принуждения себя? Как можно и христиан не побуждать и не принуждать к исполнению предписаний веры и благочестия? Не сказано ли в Священном Писании, что “Царствие Небесное нудится”, что “нуждницы восхищают е” (Мф. II, 12)? А как не принуждать особенно мальчиков к учению, к молитве? Что из них выйдет? Не ленивцы ли? Не шалуны ли? Не научатся ли они всякому злу?».

Свобода – она разная. Иногда действительно необходимо предоставить свободу ребенку, не давить на него, не понукать, не заставлять, не требовать, иногда даже не говорить. Но только  в том случае, если сердце продолжает неустанно молится о том, чтобы дарованная свобода пошла ребенку на пользу и стала бы душеспасительной. Закончить хочется словами прп. Порфирия Кавсокаливита:  «Не дави на своих детей. То, что хочешь им сказать, говори с молитвой. Дети не слышат ушами. Только когда приходит Божественная благодать и просвещает их, они слышат то, что мы хотим им сказать. Когда хочешь что-нибудь сказать своим детям, скажи это Богородице, и Она всё устроит. Эта молитва твоя будет как духовная ласка, которая обнимет и привлечёт детей. Иногда мы их ласкаем, а они сопротивляются, в то время как духовной ласке они не противятся никогда»

Оставить комментарий

Обсудить на форуме

Система Orphus