Библиотеке требуются волонтёры

Дьявол под видом Христа

Cбор­ник исто­рий

Оглав­ле­ние


Из жития пре­по­доб­ного Иса­а­кия Печер­ского

Перед тем как св. Иса­а­кий Печер­ский решил при­нять подвиг юрод­ства, с ним, согласно житию, про­изо­шла такая исто­рия.

До полу­ночи Иса­а­кий каждый день пел псалмы. Одна­жды, когда он допел послед­ний псалом и уже пога­сил свечу, вне­запно пещеру озарил яркий свет, и пока­за­лись два юноши, пре­крас­ные, словно ангелы, вместе со Хри­стом. Они при­ка­зали Иса­а­кию покло­ниться Христу. Иса­а­кий забыл осе­нить себя крест­ным зна­ме­нием и не рас­по­знал в про­ис­хо­дя­щем бесов­ское иску­ше­ние. Тут же все юноши и Хри­стос пре­вра­ти­лись в бесов, один из них при­ка­зал: «Возь­мите сопели, и гусли, и бубны, и уда­ряйте, а Иса­а­кий нам спля­шет!». Зазву­чала бесов­ская музыка, бесы схва­тили подвиж­ника и стали с ним тан­це­вать. После всего бесы исчезли, а подвиж­ник остался лежать на полу кельи «без­дви­жим, едва жив».

На другой день, когда настало время для вку­ше­ния пищи, пре­по­доб­ный Анто­ний подо­шёл к келье Иса­а­кия и сотво­рил, по обык­но­ве­нию, молитву. Но ответа на это не после­до­вало. Анто­ний поду­мал, что пре­по­доб­ный Иса­а­кий уже пре­ста­вился, и послал в мона­стырь за бра­тией. Рас­ко­пали пещеру и вынесли оттуда Иса­а­кия. Он, однако, был ещё жив…

“Пра­во­слав­ный цер­ков­ный кален­дарь”

***

Из жития пре­по­доб­ного Симеона Столп­ника

Желая иску­сить вели­кого подвиж­ника Симеона Столп­ника, диавол принял на себя вид свет­лого ангела, явился одна­жды к Симеону с огнен­ной колес­ни­цей и такими же конями, как бы сошед­ший с неба, и сказал: «Послу­шай, Симеон, Бог неба и земли послал меня к тебе, чтобы я взял тебя, как Илию, на небо, ибо ты достоин того за твое житие, и пришел уже час, чтобы полу­чить тебе венец за труды твои от Гос­пода. Иди немед­ленно и покло­нись Гос­поду Богу твоему; и пусть видят тебя про­роки, апо­столы, ангелы и муче­ники, кото­рые все желают тебя видеть». Не рас­по­знав, что это иску­шает его враг рода чело­ве­че­ского, святой Симеон вос­клик­нул: «Гос­поди! Неужели Ты вос­хо­тел взять меня в селе­ния Твои?» – и, огра­див себя крест­ным зна­ме­нием, поднял уже правую ногу свою, дабы сесть в колес­ницу, но в это мгно­ве­ние диавол, устра­шен­ный зна­ме­нием креста, исчез с огнен­ными конями и колес­ни­цей.

про­то­и­е­рей Гри­го­рий Дья­ченко “Про­стое Еван­гель­ское слово”

***

Свя­ти­тель Димит­рий Ростов­ский. Явле­ние диа­вола пре­по­доб­ному Пахо­мию Вели­кому

Пахо­мий в это время был уже совер­шен­ным подвиж­ни­ком. Поэтому и иску­ше­ния бывали у него очень силь­ные, но своею молит­вою и тер­пе­нием он всегда успе­вал отра­жать самые страш­ные козни врага.

Вот что слу­ча­лось с ним. Иногда, когда он хотел пре­кло­нить колена для молитвы, пред ним, по дей­ствию демо­нов, явля­лась как бы яма; но Пахо­мий без­бо­яз­ненно молился. Иногда на дороге окру­жали его демоны подобно почет­ной страже и громко кри­чали: «Осво­бо­дите дорогу для чело­века Божия».

Диавол очень желал вну­шить Пахо­мию тще­сла­вие и гор­дость; но он был совер­шенно нечув­стви­те­лен к этому иску­ше­нию. То вдруг диавол делал, что келия Пахо­ми­ева тряс­лась и коле­ба­лась, как будто готова была упасть; но Пахо­мий нисколько не сму­щался этим и с глу­бо­чай­шим спо­кой­ствием повто­рял слова псалма: «Бог нам при­бе­жище и сила, скорый помощ­ник в бедах. Поэтому не убо­имся, хотя бы поко­ле­ба­лась земля и горы дви­ну­лись в сердце морей» (Пс.45:2–3).

Одна­жды демоны явля­лись Пахо­мию в виде работ­ни­ков, усердно ста­рав­шихся сдви­нуть камень с места при помощи кана­тов, но – без успеха. Молитва Пахо­мия заста­вила их исчез­нуть. Много раз, когда Пахо­мий садился есть скуд­ную пищу, бесы явля­лись ему в виде нагих женщин; но Пахо­мий закры­вал глаза и отвра­щал от виде­ния сердце и – демоны исче­зали.

свя­ти­тель Димит­рий Ростов­ский “Жития святых”

***

Свя­ти­тель Димит­рий Ростов­ский. Из жития свя­того Мар­тина Мило­сти­вого, епи­скопа Тур­ского

Видя вели­кие подвиги свя­того Мар­тина и не терпя его святой, Бого­угод­ной жизни, искон­ный враг рода чело­ве­че­ского – диавол воз­двиг на него зло­коз­нен­ную брань, явля­ясь ему и вся­че­ски иску­шая его. Но хотя святой посто­янно видел вокруг себя демо­нов и самого князя бесов­ского, однако нико­гда не обна­ру­жи­вал ни малей­шего страха пред ними. Он даже открыто вызы­вал диа­вола на борьбу.

– Если ты имеешь какую-либо долю во мне, – гово­рил он, – то покажи это на деле.

Тогда сатана попы­тался обма­нуть и пре­льстить свя­того при­ня­тием вида ангела свет­лого, ибо, как гово­рит Апо­стол, иногда и «сам сатана при­ни­мает вид Ангела света» (2Кор.11:14). И вот в один день, он пред­стал Мар­тину во время молитвы, пред­ше­ству­е­мый и окру­жен­ный пур­пу­ро­вым светом, обла­чен­ный в цар­скую одежду, укра­шен­ный коро­ною из жем­чуга и золота, в сан­да­лиях, покры­тых золо­том, с весе­лым и радост­ным лицом. При виде сего необык­но­вен­ного, див­ного явле­ния, Мартин пришел сна­чала в силь­ное сму­ще­ние, и оба они долго хра­нили мол­ча­ние. Нако­нец диавол сказал:

– Узна­ешь ли, Мартин, кого ты ныне видишь? Я – Хри­стос. Прежде, нежели снова явиться для своего вто­рого при­ше­ствия, я вос­хо­тел открыться тебе.

Святой помед­лил и не дал ника­кого ответа.

– Почему же сомне­ва­ешься веро­вать в виде­ние? – сказал лука­вый. – Я – Хри­стос.

Тогда Мартин, по вну­ше­нию Духа Свя­того, познал, что это – диавол, и сказал:

– Гос­подь мой Иисус Хри­стос не обещал, что Он явится в пур­пуре и бли­ста­тель­ной короне. Я не хочу верить, что вижу воз­вра­ще­ние Христа, пока Он не придет в том же самом виде, в каком Он постра­дал и прежде всего – не пока­жет видимо тех ран, кото­рые Он пре­тер­пел на кресте.

Тогда диавол исчез, как дым, и напол­нил келлию таким страш­ным смра­дом, что не оста­ва­лось ника­кого сомне­ния, что то был диавол.

свя­ти­тель Димит­рий Ростов­ский “Жития святых”

***

Епи­скоп Еле­но­поль­ский Пал­ла­дий. «Лав­саик»

Был некто Валент, родом из Пале­стины, по духу гордый… Этот Валент долго жил с нами в пустыне, много изну­рял плоть свою и по жизни был вели­ким подвиж­ни­ком, но потом, обо­льщен­ный духом само­мне­ния и гор­до­сти, впал в край­нее высо­ко­ме­рие, так что сде­лался игра­ли­щем бесов. Над­мив­шись пагуб­ною стра­стью само­мне­ния, он стал меч­тать, нако­нец, в само­обо­льще­нии, что с ним бесе­дуют Ангелы и при всяком деле служат ему.

Вот что рас­ска­зы­вали о нем люди, хорошо его знав­шие:

Одна­жды, в глу­бо­кий вечер, когда было уже темно, он плел кор­зины и уронил шило на пол. Долго он не нахо­дил его, как вдруг по нава­жде­нию бесов­скому явился в келлии зажжен­ный све­тиль­ник. С ним нашел он поте­рян­ное шило. Это дало новую пищу его над­ме­нию. В упо­е­нии гор­до­сти подвиж­ник еще более воз­меч­тал о себе, так что стал нако­нец пре­зи­рать и самые Тайны Хри­стовы.

Одна­жды какие-то стран­ники при­несли в цер­ковь для братии плоды. Бла­жен­ный Мака­рий, пре­сви­тер наш, разо­слал их по кел­лиям, по горсти каж­дому брату, в том числе и этому Валенту. Полу­чив плоды, Валент обру­гал и избил при­нес­шего и сказал ему: «Ступай, скажи Мака­рию, что я не хуже его, что он посы­лает мне бла­го­сло­ве­ние?»

Узнав из этого, что Валент нахо­дится в обо­льще­нии, Мака­рий через день пошел уве­ще­вать его и сказал ему: «Брат Валент! Ты в обо­льще­нии, пере­стань и помо­лись Богу». Но Валент не внимал уве­ща­ниям отца Мака­рия. А так как тот не послу­шал убеж­де­ний его, то он и ушел в силь­ной скорби о паде­нии Валента. Диавол же, уве­рив­шись, что Валент совер­шенно пре­дался обману его, при­ни­мает на себя вид Спа­си­теля и ночью при­хо­дит к нему, окру­жен­ный сонмом демо­нов в образе Анге­лов, с зажжен­ными све­тиль­ни­ками. И вот, явля­ется огнен­ный круг, и в сере­дине его Валент видит как бы Спа­си­теля. Один из демо­нов, в образе Ангела, под­хо­дит к нему и гово­рит: «Ты бла­го­уго­дил Христу своими подви­гами и сво­бо­дой жизни, и Он пришел видеть тебя. Итак, ничего дру­гого не делай, а только, став вдали и увидев Его, сто­я­щего среди всего сонма, пади и покло­нись ему, потом иди в свою келлию».

Валент вышел и, увидев мно­же­ство духов со све­тиль­ни­ками на рас­сто­я­нии около стадии, пал и покло­нился анти­хри­сту. Обо­льщен­ный до того про­стер свое безу­мие, что, придя на другой день в цер­ковь, сказал при всей братии: «Я не имею нужды в при­об­ще­нии — сего­дня я видел Христа».

Тогда святые отцы свя­зали его цепями и в тече­ние года выле­чили, истре­бив гор­дость его молит­вами, раз­но­об­раз­ным уни­же­нием и суро­вой жизнью, как гово­рится, врачуя про­тив­ное про­тив­ным.

игумен Марк (Лозин­ский) “Отеч­ник Про­по­вед­ника”

***

Свя­ти­тель Афа­на­сий Вели­кий. Из жития преп. Анто­ния Вели­кого

Одна­жды, свя­тому Анто­нию Вели­кому, — явился демон с мно­го­чис­лен­ным сопро­вож­де­нием, он был весьма высо­кого роста и осме­лился ска­зать: я — Божья сила, я — Про­мысл; чего хочешь, все дарую тебе. Тогда дунул я на него, про­из­неся имя Хри­стово, занес руку уда­рить его и, как пока­за­лось, ударил, и при имени Хри­сто­вом тотчас исчез этот вели­кан со всеми его демо­нами.

свя­ти­тель Афа­на­сий Вели­кий “Житие преп. Анто­ния Вели­кого”

***

Архи­манд­рит Клеопа (Илие). Рас­сказ о одном ложном виде­нии

К одному монаху вече­рами, когда он уже ложился спать, захо­дил в келью ангел, сияв­ший так ярко, что слепил ему глаза. И вместе с ним появ­ля­лось при­ят­ное бла­го­уха­ние, чтобы тот поду­мал, что он от Духа Свя­того. И не под­стре­кал его ангел ни на что плохое, а только гово­рил:

– Вста­вай, раб Божий, на молитву и на пра­вило свое!

А тот отве­чал ему:

– Я уже совер­шил свою молитву.

Но ангел гово­рил:

– Нет. Ты помо­лись еще.

– Но я уже совер­шил свое пра­вило.

А ангел повто­рял:

– Ты что, не знаешь, что гово­рит апо­стол Павел? «Непре­станно моли­тесь» (1Фес.5:17)!

И когда тот хотел при­лечь, он его снова под­ни­мал.

А чело­век, если не он поспит, то бывает в смя­те­нии. Но не дает ему никак ангел отдох­нуть. И будил он его так целых три месяца подряд. А монах тот думал: «Ну как же мне не молиться, если при­хо­дит сам ангел Божий? Да и апо­стол Павел именно так и гово­рит!»

И вол­ну­ясь так, он совсем ослаб и зане­мог. И вот встре­чает он одного ста­рого исих­а­ста, ведь в пустыне Еги­пет­ской под­ви­за­лись тогда тысячи отшель­ни­ков, уче­ни­ков свя­того Анто­ния Вели­кого. Старец видит его таким тще­душ­ным и неспо­кой­ным и гово­рит ему:

– Как пожи­ва­ешь, брат? Как твои дела?

– Отче, всё хорошо, дела мои идут хорошо.

Но это было слово гор­до­сти. Чело­век должен со сми­ре­нием гово­рить, что он ничего хоро­шего не делает.

– А как хорошо? – спра­ши­вает его старец.

– Отче, Богу помо­га­ющу, вот уже три месяца ангел будит меня на молитву!

– И как же он тебя будит?

– А как только я лягу, он под­хо­дит ко мне, будит меня на молитву и сам молится со мной!

– Будь осто­ро­жен, брат, ибо это не ангел Божий. Это сам сатана улав­ли­вает тебя!

– А что же мне делать, отче? Я и сам вижу, что с тех пор, как он начал будить меня, я стал болеть и лишился покоя, и у меня нико­гда не бывает уми­ле­ния, я каме­нею серд­цем…

– А ты сделай вот как. Когда он придет будить тебя на молитву, ты скажи ему: «Я не хочу вста­вать сейчас, я встану, когда придет время, в пол­ночь. Тогда я и встану. И ты не буди меня больше». А если он станет гово­рить тебе, будто он ангел Божий, ты скажи ему: «Я чело­век греш­ный и недо­стоин того, чтобы меня будили ангелы!» Диавол, как только заслы­шит о сми­ре­нии, тут же убе­гает. Он ни за что не хочет, чтобы ты гово­рил, что ты греш­ный чело­век, ведь он сам пал от гор­до­сти. Поэтому вот так ты ему и скажи: «Я чело­век греш­ный, недо­стой­ный того, чтобы меня будили ангелы. Когда захочу, тогда и встану, а когда не захочу, буду спать. И чтоб ты больше не при­хо­дил ко мне!»

Пошел монах тот вече­ром восво­яси, и как только пришел, тут же лег. И тут явля­ется ангел тот и гово­рит ему:

– Вста­вай, раб Божий, на молитву и на пра­вило свое!

– Не встану!

– Это почему же?

– Когда я сам захочу, тогда и встану, а не тогда, когда хочешь ты!

– Ах ты, про­кля­тый монах, ты ходил к тому ста­рику, лжи­вому и лице­мер­ному монаху. Это он научил тебя не слу­шаться меня! Ну так знай же, что монах этот среб­ро­лю­бец. Потому что к нему при­хо­дил один бедный чело­век и просил дать ему монету, а он отве­тил ему, будто у него нет. А у самого-то есть-таки три среб­ре­ника на под­окон­нике. Да, у него есть три монеты, и он хранит их в одной книге на под­окон­нике. А бед­ному чело­веку он сказал, будто у него нет денег!

Сказал и стал неви­дим. А монах поду­мал: «Ну, про­кля­тый диавол, теперь-то я вижу, что ты и есть отец лжи».

Потом старец тот встре­тился с мона­хом. Он был про­зор­лив и сказал ему:

– Не правда ли, он сказал тебе, что у меня лежат три монеты на под­окон­нике? Да, они были, но ко мне при­хо­дил пьян­чуга, кото­рый творит одно только зло; я увидел его пьяным и, зная, что на другой день ко мне придет бедная жен­щина, при­дер­жал деньги для этой несчаст­ной, а не отдал про­пойце. А ты будь осто­ро­жен, брат, ведь я знаю, что он сказал тебе обо мне: что я, дескать, среб­ро­лю­бец, лжец и лице­мер. Поэтому больше не слушай его, иначе он дове­дет тебя до поги­бели, хоть и будит пока на молитву.

И с этого дня не при­хо­дил к нему больше ангел ада, ибо увидел, что монах этот разо­злился на него.

Знайте, что диавол явля­ется в образе ангела или же в ином образе – Христа, архан­гела, свя­ти­те­лей, муче­ни­ков и пре­по­доб­ных. Сна­чала он будет учить тебя хоро­шему, пока ты ему не покло­нишься. А когда покло­нишься, вверг­нет тебя в поги­бель. Не при­хо­дил ли диавол к одному монаху в про­дол­же­ние 30 лет, откры­вая ему вели­кие тайны? А одна­жды он сказал ему:

– Отче, я ангел Божий. Имей в виду, что дней через семь-восемь огра­бят монаха такого-то. Его вещи похи­тят и спря­чут в такой-то пещере. Запомни это, забери их оттуда и верни этому монаху.

Потом диавол принял образ монаха, о кото­ром гово­рил, под­учил своих бесов, чтобы они якобы огра­били его. И вот идет этот «ангел» в образе монаха и гово­рит:

– О горе мне, меня огра­били воры, они забрали у меня всё!

А обма­ну­тый монах и гово­рит ему:

– Давай-ка я покажу тебе, где твои вещи. Ко мне при­хо­дил ангел Божий и открыл, где они. Они в пещере такой-то.

Он нашел их там. И сказал себе: «Да, это точно был ангел Божий, раз он знал, где были спря­таны эти вещи».

Услы­шал об этом один старец и сказал ему, что то были бесы – и те, кото­рые воро­вали, и тот, кото­рый являлся ему в образе ангела, чтобы монах пове­рил его вранью и тот вверг бы его в поги­бель. И сказал старец монаху:

– Откуда ты знаешь, отче, что они гово­рят правду? Это духи-про­ри­ца­тели, кото­рые пред­ска­зы­вают буду­щее, знают насто­я­щее и гово­рят, что будет через неделю, через месяц, чтобы ты пове­рил им и затем погиб.

Архи­манд­рит Клеопа (Илие) “Рас­сказ об одном ложном виде­нии”

***

Архи­манд­рит Херу­вим (Карам­бе­лас)

Афон­ский подвиж­ник архи­манд­рит Херу­вим (Карам­бе­лас) рас­ска­зы­вал об уди­ви­тель­ных слу­чаях изощ­рен­ного демон­ского ковар­ства. Так, напри­мер, неко­ему афо­ниту, имев­шему сан диа­кона, демон явился в виде Ангела Хра­ни­теля и пре­льстил моло­дого, неопыт­ного пустын­ника. Падший дух посто­янно общался с пре­льщен­ным в тече­ние двух лет — гро­мад­ный срок! Мнимый «ангел» вел с диа­ко­ном духов­ные беседы, вместе с ним молился, пел ака­фи­сты, бил поклоны. Более того!.. Даже осенял себя крест­ным зна­ме­нием и читал молитву «Бого­ро­дице Дево, радуйся…»

По мило­сти Божией, опыт­ней­ший старец, иерос­хи­мо­нах Савва, ученик духо­нос­ного аввы Ила­ри­она Гру­зина, сумел осво­бо­дить несчаст­ного из плена гибель­ной бесов­ской пре­ле­сти.

архим. Херу­вим (Карам­бе­лас) “Совре­мен­ные старцы Горы Афон”

***

Пре­по­доб­ный Силуан Афон­ский

Афон­ский монах Неофит нес послу­ша­ние в уеди­нен­ной церкви Успе­ния — под­дер­жи­вал огонь лампад. И вот одна­жды, позд­ней ночью, послы­шался тихий стук в дверь его кельи, и при­ят­ный голос сказал: «Вос­стань, чадо мое. Спу­стись в цер­ковь. Моя неуга­си­мая лам­пада потухла».

Монах немед­ленно вско­чил и, встре­во­жен­ный, побе­жал в храм, где неуга­си­мая лам­пада Бого­ро­дицы дей­стви­тельно погасла. Он зажег ее, горячо помо­лился и вер­нулся в келью.

«Я достиг,— поду­мал он. — Я высоко взошел. Царица Небес­ная посе­тила меня, я слышал Ее нежный, ангель­ский голос. Я зажег потух­шую лам­паду. Какое сча­стье!»

И кто знает, чем бы закон­чи­лась эта печаль­ная исто­рия, если бы не духов­ная муд­рость вели­кого старца, иерос­хи­мо­наха Игна­тия, кото­рый вовремя раз­веял демо­ни­че­ские чары и помог своему уче­нику рас­по­знать вра­же­ский обман!

пре­по­доб­ный Софро­ний (Саха­ров) “Старец Силуан Афон­ский”

***

Пре­по­доб­ных отцов Вар­са­ну­фия и Иоанна ответы на вопросы уче­ни­ков

Вопрос 411. Когда бывают явле­ния греш­нику, ужели он не должен совер­шенно веро­вать, что они от Бога?

Ответ. Когда сие слу­ча­ется с греш­ни­ком, то, оче­видно, по нава­жде­нию лука­вых демо­нов, чтобы обо­льстить ока­ян­ную душу и увлечь ее в поги­бель. Итак, не сле­дует нико­гда верить им, но позна­вать свои согре­ше­ния и свою немощь и пре­бы­вать всегда в страхе и тре­пете.

Вопрос 412. Ужели и тогда надобно отвра­щаться от них, когда они явля­ются в образе Вла­дыки Христа?

Ответ. Тогда-то и надобно наи­бо­лее отвра­щаться от лукав­ства и обо­льще­ния их и про­кли­нать оные. Не пре­льщайся, брат, нико­гда таким демон­ским изве­ще­нием, ибо боже­ствен­ные явле­ния бывают лишь святым, и оным всегда пред­ше­ствуют в серд­цах их тишина, мир и бла­го­ду­шие. Впро­чем, и позна­вая истину явле­ния, святые при­знают себя недо­стой­ными, а тем более греш­ники не должны нико­гда верить таким явле­ниям, зная свое недо­сто­ин­ство.

Вопрос 413. Скажи мне, вла­дыко, как смеет диавол в виде­нии или сонном меч­та­нии пока­зать Вла­дыку Христа или Святое При­ча­стие?

Ответ. Ни Самого Вла­дыку Христа, ни Свя­того При­ча­стия пока­зать он не может, но лжет и пред­став­ляет образ какого-либо чело­века и про­стого хлеба; но свя­того креста пока­зать не может, ибо не нахо­дит сред­ства изоб­ра­зить его другим обра­зом. Поскольку мы знаем истин­ное зна­ме­ние и образ креста, диавол не смеет упо­тре­бить его к пре­льще­нию нашему, ибо на кресте раз­ру­шена сила его и кре­стом нане­сена ему смер­то­нос­ная язва. Вла­дыку Христа мы не можем узнать по плоти, почему диавол и поку­ша­ется лживо уве­рить нас, что это Он, дабы мы, пове­рив обо­льще­нию как истине, погибли. Итак, когда уви­дишь во сне образ креста, знай, что этот сон исти­нен и от Бога; но поста­райся от святых полу­чить истол­ко­ва­ние зна­че­ния его и не верь своему помыслу. Гос­подь да про­све­тит помыслы ума твоего, брат, чтобы избе­жать тебе вся­кого обо­льще­ния вра­жьего.

пре­по­доб­ные Вар­со­но­фий Вели­кий и Иоанн Пророк. “Сим­фо­ния по тво­ре­ниям пре­по­доб­ных Вар­са­но­фия Вели­кого и Иоанна”

***

Пре­по­доб­ный Иосиф Исих­аст. «Изло­же­ние мона­ше­ского опыта»

Иосиф Исих­аст (Посла­ние исих­асту пустын­нику): «При­ни­мает образ Ангела света и гово­рит ему, что это — Архан­гел Гав­риил или другой Ангел, и что его послал Бог быть близ него, ибо он бла­го­уго­дил Богу своими тру­дами. Или еще при­ни­мает образ Гос­пода нашего Иисуса Христа, другой же в образе Ангела идет впе­реди и гово­рит ему: «Так как угодил ты Богу своими тру­дами, то вот пришел Гос­подь тебя посе­тить. Выйди-ка покло­ниться Ему, полу­чить бла­го­дать». Или еще гово­рит ему, что пришел забрать его, как про­рока Илию, на Небеса. Короче говоря, такими улов­ками он пре­льстил многих и в преж­ние вре­мена, и теперь».

пре­по­доб­ный Иосиф Исих­аст “Изло­же­ние мона­ше­ского опыта”

***

Пре­по­доб­ный Даниил Кату­нак­ский. Из посла­ния об уставе мона­ше­ского обще­жи­тия

Около сорока лет назад, как вы знаете, автор сих строк нахо­дился в Русике, где про­жи­вал тогда хорошо извест­ный многим иеро­ди­а­кон Иеро­фей, не так давно скон­чав­шийся иереем в Кут­лу­муш­ском скиту. Будучи в ту пору моло­дым, он пре­дался само­чин­ному бдению, про­водя ночи в непре­стан­ной молитве с бес­чис­лен­ными покло­нами. Видя это, легкий на подъем диавол начал изо дня в день пред­ла­гать ему (в точ­но­сти как и несчаст­ному Евфи­мию) мно­же­ство виде­ний: «Христа», «Пре­чи­стой», «Анге­лов» и тому подоб­ное. А дабы уве­рить Иеро­фея, что все это от Бога, гово­рил: «Я воис­тину Хри­стос и желаю спо­до­бить тебя вели­ких даро­ва­ний. Осте­ре­гайся лишь беса гор­дыни и всегда твори крест­ное зна­ме­ние для про­гна­ния дей­ствия вра­жьего». Часто являлся он Иеро­фею под видом Рас­пя­того, перед кото­рым тот осенял себя истово крест­ным зна­ме­нием и совер­шал пра­вило. Немало иных «виде­ний» и «откро­ве­ний» пока­зы­вал ему лука­вый, в том числе и о поро­ках других братии.

Но по мило­сти Божией Иеро­фей часто откры­вал сие на испо­веди. Духов­ники же, слыша о крест­ном зна­ме­нии, взирая на его сми­ре­ние и уда­ле­ние от празд­ных бесед, стали почи­тать иеро­ди­а­кона за «свя­того наших дней». И кто же были духов­ники, одоб­ряв­шие его? Вар­фо­ло­мей из Вато­педа, Нифонт из Вато­пед­ского скита, рус­ский Иеро­ним из Пан­те­ле­и­мо­но­вой оби­тели и, нако­нец, вели­кий батюшка Савва. Нако­нец, сам же отец Савва при­ду­мал сред­ство: «Когда явится назы­ва­ю­щий себя Хри­стом, пред­ложи ему открыть заду­ман­ное мною, о чем никому больше неиз­вестно, и если откроет, то все явле­ния эти — бла­го­дат­ные, если же нет — от бесов». Он сооб­щил тайно заду­ман­ное одному Иеро­фею, и когда тот обра­тился с услов­лен­ными речами к мни­мому Христу, лука­вый был посрам­лен. Тогда пре­льщен­ный вос­пы­лал гневом: «Не ты ли являлся мне как Хри­стос? Но нет: ты диавол!». И тотчас пред­стал ему сам враг: «Я — сатана, кото­рому ты столько лет слу­жишь и кото­рому дал залог — свою под­пись!» (ибо Иеро­фей мыс­ленно не раз клялся пред ним и [как бы] удо­сто­ве­рял то своей под­пи­сью). Изрыг­нув сие, он устре­мился на монаха. Бывшие побли­зо­сти под­хва­тили и едва при­вели в чув­ство Иеро­фея, кото­рый, придя в себя, при­нялся горько опла­ки­вать свою беду. И хотя после мно­го­крат­ного отчи­ты­ва­ния виде­ния посте­пенно отошли, узнайте, что, и рас­став­шись с сими пре­льще­ни­ями, оста­вил он с тех пор все мона­ше­ские обеты, и усмот­рите из сего, какой пла­чев­ный конец вос­приял!

***

Пред­ложу Вашему вни­ма­нию и другую исто­рию, пока­зы­ва­ю­щую силу лести диа­воль­ской. Лет два­дцать пять назад меня посе­тил, по реко­мен­да­ции одного лица, муж боль­шой уче­но­сти, пона­чалу стес­няв­шийся открыть свое сердце. Я же по виду и речам рас­по­знал в нем какой-то пси­хи­че­ский недуг и, набрав­шись сме­ло­сти, сказал: «Рад вам, ибо ожидаю услы­шать нечто для души моей полез­ное!». При этих словах он под­ско­чил от вос­торга: «Бла­го­дарю, отче! Нако­нец обрел я чело­века, рав­ного моему при­зва­нию. И так как я в избытке наде­лен бла­го­да­тью, то и не утаю ничего».

«Я, — про­дол­жал он, — родился в Фес­са­лии, непо­да­леку от Олимпа. Имея страсть к учению, окон­чил гим­на­зию в Фес­са­ло­нике, затем посту­пил [учи­те­лем] в немец­кую школу, где увлекся новой систе­мой пре­по­да­ва­ния, и был хорошо обес­пе­чен, полу­чая еже­ме­сячно (помимо част­ных уроков) десять отто­ман­ских лир. Одно­вре­менно зани­ма­ясь на благо обще­ства изу­че­нием Свя­щен­ного Писа­ния обоих Заве­тов, пришел к мысли, что должен про­во­дить хри­сти­ан­скую жизнь, соглас­ную с моим пред­на­зна­че­нием. И первой забо­той стали для меня молитва и пост.

Как-то ночью, пред­стоя иконе Божией Матери и слезно умоляя Ее обла­го­дат­ство­вать меня, я узрел пламя. Исшед­шее от иконы прямо мне в сердце, оно испол­нило его без­мер­ной радо­сти, и с тех пор не исся­кает в нем молитва Иису­сова. Радость сия пону­дила меня про­сти­раться все далее, к мно­го­ча­со­вой молитве, после чего очи­щен­ный ум стал созер­цать раз­лич­ные виде­ния во сне и наяву.

Вскоре явился мне Ангел бли­ста­ю­щий и сказал: «Вот я послан от Бога всегда быть твоим помощ­ни­ком. Итак, подо­бает тебе много поститься и молиться Богу». Про­ведя всю ночь в молитве с книгой Вет­хого Завета в руках, я молил Гос­пода спо­до­бить меня одного из виде­ний про­рока Иезе­ки­иля и тотчас, придя в исступ­ле­ние, узрел то же, что дано было видеть ему. На другую ночь спо­до­бился я откро­ве­ний, бывших Исаие, Дани­илу и другим про­ро­кам, а также тех, какие опи­саны в Апо­ка­лип­сисе свя­того Иоанна Бого­слова, о чем впо­след­ствии еже­дневно раз­мыш­лял. Заметьте, я побе­дил сон и чрево: спал лишь час в сутки и вкушал не чаще двух раз в неделю немного суха­рей и воды».

На вопрос, имеет ли он духов­ного настав­ника и при­бе­гает ли к испо­веди, гость отве­тил: «Нет, лишь вам ощущаю надоб­ность пове­дать об этом. Ибо часто явля­ется мне Хри­стос и осте­ре­гает: «Смотри, не ска­зы­вай никому, ибо нет теперь истин­ных духов­ни­ков и под­верг­нешься мно­гому хуле­нию»».

Я же, заме­тив, что зрение его сильно повре­ждено, а на левой руке, обо­жжен­ной и изуро­до­ван­ной, недо­стает двух паль­цев, спро­сил: «Объ­ясни, молю, отчего постра­дали очи и рука твоя, ибо уга­ды­ваю здесь какую-то тайну». Он же, сочтя меня про­вид­цем, сказал: «Не скрою и этого. Очи мои постра­дали, когда я долгое время еже­дневно, с полу­дня до двух часов, осо­бенно в летний зной, пока уче­ники отды­хали, непре­рывно взирал на солнце, не смежая век. Отсюда нача­лись у меня виде­ния Ангель­ских Сил и святых вся­кого чина, на каждый день разных. Несмотря на силь­ней­шую боль и жгучие слезы, я терпел, ибо таково было пове­ле­ние Ангела. И всякий раз, когда виде­ния пре­ры­ва­лись, начи­нал осе­нять себя крест­ным зна­ме­нием.

С рукой же было так. Ангел запо­ве­дал мне читать по ночам Ветхий Завет с зажжен­ной свечой в руке, гася ее, когда она пре­вра­тится в малый огарок, что я и испол­нял. И вот, в день свя­того Спи­ри­дона, стоя по обычаю с горя­щей свечой, узрел я ком­нату свою ясной как солнце и самого свя­ти­теля Спи­ри­дона, будто на иконе, в обли­ста­нии осле­пи­тель­ных лучей. «Радуйся, подвиж­ниче Нико­лае, — сказал он (ибо таково мое имя). — Бла­го­дарю за вели­кое ко мне усер­дие и желаю, чтобы ты в сию же ночь стяжал муче­ни­че­ский венец. Как только пламя свечи кос­нется твоей ладони, сожми ее изо всех сил, хотя бы и каза­лось, что рука обго­рает. Будь муже­ствен, и побе­дишь нача­ло­злоб­ного змия!». С этими сло­вами он стал неви­дим. Я же, когда пламя опа­лило ладонь, ощутил сперва неска­зан­ное бла­го­уха­ние, да и потом не чув­ство­вал ни малей­шей боли, покуда не про­рва­лись пузыри ожогов. А позже, сильно стра­дая, услы­шал голос: «Днесь собери языком кровь с руки твоей, ибо она рав­но­честна Крови Хри­сто­вой!»».

Далее несчаст­ный пове­дал, как, не выдер­жав боли, вынуж­ден был при­бег­нуть к врачу, кото­рому объ­яс­нил, что обжегся по неосто­рож­но­сти, задре­мав у огня. Руку, по сча­стью, уда­лось спасти.

Но послу­шайте далее, чего дости­гает над тако­выми про­ныр­ли­вый бес. Под­чи­нив Нико­ла­оса своей воле, он снова явля­ется ему в образе Христа и гово­рит: «Еще одно оста­лось тебе совер­шить, чем пре­много меня удо­воль­ству­ешь. Кре­ще­ние, что дали тебе роди­тели — неистин­ное, ибо древ­ний его апо­столь­ский чин изме­нен Все­лен­скими Собо­рами. Итак, поспеши в Фес­са­ло­нику и прими под­лин­ное кре­ще­ние у немец­ких про­те­стан­тов, кото­рые удер­жали его от времен апо­столь­ских». И вот, прибыв в тамош­ний немец­кий гос­пи­таль, тот объ­явил о своем наме­ре­нии кре­ститься по люте­ран­скому обряду и принял «погру­же­ние». Вскоре, однако, пришел ему помы­сел пойти в Мило­по­там и открыться в соде­ян­ном без­молв­ство­вав­шему там Пат­ри­арху Иоакиму III. Что и испол­нил, умол­чав, однако, о пре­жде­быв­ших пре­льще­ниях. Пат­ри­арх же после доста­точ­ного обли­че­ния ото­слал его к духов­нику отцу Нифонту и затем, по совету того, совер­шил над отпав­шим чин миро­по­ма­за­ния. Но вскоре ложные виде­ния воз­об­но­ви­лись.

Дабы не утом­лять Вас, скажу, что, тер­пе­ливо выслу­шав на про­тя­же­нии шести часов исто­рию чудо­вищ­ных заблуж­де­ний, я в после­ду­ю­щей двух­ча­со­вой беседе дока­зал своему гостю на осно­ва­нии многих мест Свя­щен­ного Писа­ния и дово­дов разума тяжкую их пагуб­ность, так что он, вняв сему, отвергся нако­нец всех былых пре­льще­ний. Но, хотя и извлек пользу из про­ис­шед­шего и в даль­ней­шем про­ти­вился подоб­ным меч­та­ниям, следы пре­ле­сти заме­ча­лись в нем до конца жизни. Забо­лев через неко­то­рое время чахот­кой, он скон­чался на Святой Горе в мир­ском чине.

Старец Даниил Кату­нак­ский. Ангель­ское житие “Письма”

***

Пре­по­доб­ный Паисий Свя­то­го­рец. «Старец Авва­кум»

Когда есть сми­ре­ние, диавол не может побе­дить душу. Сми­рен­ный не падает, потому что ходит низко. Вот что слу­чи­лось со стар­цем Авва­ку­мом, когда он под­ви­зался в пустыне Виглы! Одна­жды, когда он сидел на скале и молился по чёткам, ему явился диавол в образе “ангела светла”. “Авва­кум, — гово­рит, — меня послал Бог, чтобы я взял тебя в рай, потому что ты уже стал анге­лом. Давай, поле­тели”. “Да, но у тебя есть крылья, а я как полечу?” А тот “ангел” ему гово­рит “И у тебя есть крылья, но ты их не видишь”. Тогда Старец Авва­кум пере­кре­стился и сказал: “Матерь Божия, кто я такой, чтобы летать?” Мгно­венно этот “ангел” пре­вра­тился в стран­ного чёр­ного козла с кры­льями, как у лету­чей мыши, и исчез.

***

Пре­по­доб­ный Паисий Свя­то­го­рец. «Диавол явля­ется в виде ангела света»

Диавол явля­ется в виде ангела света, но стоит чело­веку вклю­чить в работу один сми­рен­ный помысл, как диавол исче­зает.

Одна­жды вече­ром, после пове­че­рия, я сидел у себя в келье на ска­ме­ечке (я жил в мона­стыре Сто­мион) и творил Иису­сову молитву. Вдруг я услы­шал, как из одного здания, кото­рое нахо­ди­лось непо­да­леку от мона­стыря и слу­жило гости­ни­цей для палом­ни­ков, доно­сятся звуки струн­ных музы­каль­ных инстру­мен­тов и клар­нета. Я очень уди­вился! «Что же это за музыка слы­шится так близко?» – сказал я себе. Пре­столь­ный празд­ник в мона­стыре уже прошел. Я под­нялся со ска­ме­ечки, подо­шел к окну посмот­реть, что про­ис­хо­дит во дворе. Смотрю: кругом полная тишина и без­мол­вие. Тогда я понял, что вся эта музыка была от лука­вого – для того чтобы я пре­рвал молитву. Я вер­нулся на ска­мейку и про­дол­жил Иису­сову молитву. Вдруг ком­ната напол­ни­лась ярким светом. Пото­лок и верх­ний этаж надо мной исчезли, крыша откры­лась, и я увидел столп света, кото­рый дохо­дил до неба. На вер­шине этого свет­лого столпа вид­не­лось лицо бело­ку­рого юноши с длин­ными воло­сами и боро­дой, кото­рый был похож на Христа. Поло­вина его лица была от меня закрыта, поэтому я под­нялся со ска­мейки, чтобы уви­деть его лицо пол­но­стью. В этот момент я услы­шал внутри себя голос: «Ты удо­сто­ился уви­деть Христа». – «Да кто я такой, недо­стой­ный, чтобы видеть Христа?» – отве­тил я и пере­кре­стился. В то же мгно­ве­ние свет и лже-Хри­стос исчезли, и я увидел, что пото­лок воз­вра­тился на свое место.

Если чья-то голова не заперта как сле­дует «на замок», то лука­вый может при­не­сти такому чело­веку помысл гор­до­сти и пре­льстить его с помо­щью фан­та­зий и ложных светов, кото­рые не воз­во­дят в Рай, но низ­вер­гают в хаос. Поэтому нико­гда не должно про­сить уви­деть свет, полу­чить боже­ствен­ное даро­ва­ние или что-то подоб­ное. Про­сить нужно о пока­я­нии. Пока­я­ние при­не­сет чело­веку сми­ре­ние, потом Благий Бог даст ему то, что необ­хо­димо.

***

Е. Посе­ля­нин. «Пате­рик Печер­ский, или Отеч­ник», из жития пре­по­доб­ного Никиты затвор­ника

Во время игу­мен­ства пре­по­доб­ного Никона был в Печер­ском святом мона­стыре брат, именем Никита. Он начал про­сить игу­мена бла­го­сло­вить ему под­ви­заться наедине, войдя в затвор. Игумен пре­пят­ство­вал этому, говоря: «Чадо, нет тебе пользы, будучи юным, сидеть в празд­но­сти. Лучше тебе будет остаться с бра­тией и рабо­тать на неё, и ты не лишишься награды своей. Ты сам видел нашего брата Иса­а­кия Печер­ского, как в затворе он был пре­льщен бесами, если бы не спасла его вели­кая бла­го­дать Божия, по молит­вам пре­по­доб­ных отцов наших Анто­ния и Фео­до­сия!» Никита же отве­чал: «Никак, отче, не пре­льщусь я такой вещью; но желаю стать крепко против козней бесов­ских, и буду молить чело­ве­ко­любца Бога, чтоб и мне подал дар чудо­тво­ре­ния, как Иса­а­кию затвор­нику, кото­рый и доныне творит много чудес». Игумен снова сказал ему: «Свыше сил жела­ние твое. Бере­гись, чадо, чтоб, пре­воз­но­сясь, не нис­пасть, я пове­ле­ваю тебе слу­жить лучше братии, и за послу­ша­ние твое ты будешь увен­чан от Бога».

Никита же никак не мог послу­шаться слов игу­мена, не мог пода­вить в себе вели­кого рвения к затвор­ни­че­скому житию, и сделал то, что замыс­лил. Затво­рился, крепко загра­дил дверь, и пре­бы­вал наедине, в молитве, не выходя. Но уже через несколько дней не избе­жал он диа­воль­ских сетей. Во время пения своего, услы­шал он голос, моля­щийся вместе с ним и обонял неска­зан­ное бла­го­уха­ние. И, пре­льстив­шись этим, сказал себе: «Если б не был это ангел, то он не молился бы со мной, и не было бы здесь обо­ня­ния Свя­того Духа». И начал он при­лежно молиться, говоря: «Гос­поди, явись мне сам, чтоб я увидел тебя!» Тогда был к нему голос: «Не явлюсь я тебе, потому что ты юн, чтоб ты не ниспал, пре­воз­нес­шись». Затвор­ник же со сле­зами сказал: «Не пре­льщусь я, потому что игумен научил меня не вни­мать пре­ле­сти бесов­ской; я сделаю все то, что ты велишь!» Тогда душе­гу­би­тель­ный змей, полу­чив власть над ним, сказал: «Невоз­можно чело­веку, нахо­дя­ще­муся в теле, видеть меня. Но я посы­лаю ангела моего, чтоб он был с тобой, а ты твори волю его». И пред ним стал бес в образе ангела. Никита же пал ниц и покло­нился ему, как ангелу, и сказал ему бес: «С этих пор ты уже больше не молись, но читай книги, и так ты будешь бесе­до­вать с Богом, – и пода­вай полез­ные слова при­хо­дя­щим к тебе. Я же всегда буду молить Творца всех о спа­се­нии твоем». Пове­рив этим словам, еще больше пре­льстился затвор­ник, и уже больше не молился, но при­ле­жал чтению книг и видел посто­янно беса, моля­ще­гося о нем, и радо­вался, думая, что ангел творит за него молитву. Много он бесе­до­вал с при­хо­дя­щими к нему, из Писа­ний, о пользе души. Начал он и про­ро­че­ство­вать, и шла о нем вели­кая слава, так что все диви­лись, как сбы­ва­ются слова его…

Житие пре­по­доб­ного отца нашего Никиты затвор­ника

***

Свя­ти­тель Димит­рий Ростов­ский. «Жития Святых», Стра­да­ние святой муче­ницы Иули­а­нии девы и других с нею

Нахо­дясь в тем­нице, святая Иули­а­ния лежала, повер­жен­ная на земле, и взы­вала к Богу:

– Гос­поди Боже мой, все­мо­гу­щий, непо­бе­ди­мый в силе и креп­кий в делах! Отыми от меня скорби сии и от постиг­нув­ших меня болез­ней избави, как изба­вил Дани­ила от львов, Феклу – от огня и зверей! Отец мой и мать моя оста­вили меня, – Ты же, Гос­поди, не отступи от меня, но, как неко­гда сохра­нил изра­иль­тян, про­шед­ших через море, и пото­пил их врагов, так и меня ныне сохрани. Вос­став­шего же против меня Елев­сия, а с ним и сатану, кото­рый ста­ра­ется вос­пре­пят­ство­вать мне в спа­се­нии, сокруши, о непо­бе­ди­мый Царь!

Когда Иули­а­ния так моли­лась Богу и молитва была еще на устах ее, неви­ди­мый враг – диавол, пре­об­ра­зив­шись во образ свет­лого ангела, види­мым обра­зом явился к ней и сказал:

– Вот, Иули­а­ния, ты тер­пишь тяжкие муки, а еще более тяжкие и воис­тину нестер­пи­мые при­го­то­вил для тебя Елев­сий. Когда ты будешь выве­дена из тем­ницы, тотчас при­неси жертву богам, ибо не смо­жешь более пере­но­сить силь­ной люто­сти мук.

Святая спро­сила:

– Кто ты?

Диавол отве­чал:

– Я – ангел, и поскольку Бог много забо­тится о тебе, то послал меня к тебе, ибо Он желал, чтобы ты послу­ша­лась епарха и от многих муче­ний не погибло бы тело твое. Гос­подь мило­серд и про­стит тебе это ради немощи изму­чен­ной плоти твоей.

Услы­шав это, муче­ница уди­ви­лась и сму­ти­лась, ибо видела, что явив­шийся – с виду ангел, а по речам – враг. Посему, вздох­нув из глу­бины сердца, со сле­зами на глазах, ска­зала:

– Гос­подь мой, Созда­тель все­лен­ной, Кото­рого Еди­ного хвалят Небес­ные Силы и тре­пе­щет мно­же­ство бесов! Не презри меня страж­ду­щую ради Тебя, дабы враг мой не смешал когда-либо сла­дость с горе­чью и не подал мне. Пове­дай мне, кто тот, кото­рый гово­рил мне такие слова? Кто тот, кото­рый назы­вает себя рабом Твоим?

Так взы­вала святая, и тотчас же была услы­шана, ибо с неба раз­дался голос:

– Дерзай, Иули­а­ния! Я – с тобою! С при­шед­шим же к тебе делай, что хочешь: Я даю над ним тебе власть и силу, – и от него самого узнай, кто он и зачем пришел к тебе.

Вслед за этим про­изо­шло сле­ду­ю­щее чудо: тотчас раз­ре­ши­лись оковы и спало железо с ее бедер, и тогда святая встала с земли здо­ро­вою и креп­кою телом, а диавол, удер­жи­ва­е­мый силою Божией, стоял и не мог бежать, будучи связан неви­ди­мыми узами. Святая муче­ница схва­тила его, как раба неклю­чи­мого, и, как будто допра­ши­вая на суде, стала спра­ши­вать, кто он, откуда и кем послан. Диавол же, хотя и испол­нен был лжи, однако, будучи при­нуж­ден муча­щею его силою Созда­теля, начал – хотя и против воли – гово­рить истину…

свя­ти­тель Димит­рий Ростов­ский. “Жития святых”

***

Марк Лозин­ский. «Отеч­ник Про­по­вед­ника». Демон­ские козни

Одна­жды сын тьмы, ковар­ный и мно­го­коз­нен­ный демон пре­об­ра­зо­вался в ангела света. Дерзко и нагло похи­тив не при­над­ле­жа­щий ему образ, он с обна­жен­ным мечом в руке встал близ пещеры свя­того Петра Афон­ского и сказал ему: “Петр, искрен­ний слу­жи­тель Хри­стов! Изыди вне, выслу­шай от меня некие таин­ства Божии и душе­по­лез­ные настав­ле­ния.”

Святой на то сказал демону: “А ты кто, и откуда пришел и с какими полез­ными для меня нази­да­ни­ями явился сюда?”

– “Я архи­стра­тиг силы Божией, – отве­чал демон. – Все­мо­гу­щий послал меня воз­ве­стить тебе некие пре­не­бес­ные тайны. Мужайся же, кре­пись и радуйся, ибо уго­то­ван тебе неувя­да­е­мый венец и боже­ствен­ная слава. Ныне ты должен оста­вить это место и идти в мир, чтобы от твоего доб­ро­де­тель­ного жития и высо­кого учения вос­при­няли пользу и другие души чело­ве­че­ские. В наме­ре­нии пере­се­лить тебя отсюда Гос­подь иссу­шил и источ­ник воды, из кото­рого ты пил.” Для луч­шего обо­льще­ния свя­того пре­хит­рый изоб­ре­та­тель зол, зло­коз­нен­ный враг спа­се­ния чело­ве­че­ского, попу­ще­нием Божиим, дей­стви­тельно, тогда вос­пре­пят­ство­вал тече­нию воды.

Но святой Петр на наду­тую лесть падшей гор­дыни отве­чал самым сми­рен­ным обра­зом: “Неужели я, смер­дя­щий и пар­ши­вый пес, стою того, чтоб пришел ко мне Ангел Гос­по­день?”

А лже­ан­гел в ответ: “Не удив­ляйся, святе! Ты в нынеш­ние вре­мена своими подви­гами пре­взо­шел древ­них святых и про­ро­ков Моисея, Илию, Дани­ила и Иова. Вели­ким ты при­знан на Небе­сах за пре­ве­ли­кое твое тер­пе­ние. Илию и Моисея ты пре­взо­шел постом, Дани­ила – житием со смер­то­нос­ными змеями, а Иова – совер­шен­ством тер­пе­ния. Но выйди отсюда, своими соб­ствен­ными гла­зами удо­сто­верься в оску­де­нии воды и потом без вся­кого сомне­ния иди в мир­ские мона­стыри. „Там, – так гла­го­лет тебе Гос­подь Все­дер­жи­тель, – там Я всегда буду с тобой, и многих тобой спасу.” Вот прямая о тебе воля Божия!”

Но святой явив­ше­муся само­званцу отве­чал: “Знай, что, если не придет сюда Гос­пожа моя Бого­ро­дица, Кото­рая посы­лала меня в это место, и помощ­ник в моих нуждах Свя­ти­тель Нико­лай, я не выйду отсюда.”

Диавол, как только услы­шал имя Пре­не­по­роч­ной, тотчас исчез. Тогда бла­жен­ный Петр увидел и край­нее зло­умыш­ле­ние врага, и бес­пре­дель­ную вражду его против рабов Божиих, а вместе с тем – при дер­жав­ной защите их все­мо­гу­щей дес­ни­цей Божией – и все его бес­си­лие перед ними. “Христе Иисусе, Боже и Гос­поди мой! – про­из­нес святой Петр из глу­бины души после уда­ле­ния от него диа­вола, – вот враг мой, диавол, яко лев рыкая, ходит, ища погло­тить меня, греш­ного, но Ты, Гос­поди, не оставь меня, во все дни жития моего, все­мощ­ной Твоей помо­щью”.

игумен Марк (Лозин­ский). “Отеч­ник Про­по­вед­ника”

***

Свя­ти­тель Игна­тий Брян­ча­ни­нов

«Неко­то­рый чинов­ник, живший в Петер­бурге, зани­мался уси­лен­ным молит­вен­ным подви­гом и пришел от него в необы­чай­ное состо­я­ние… И вот для духов­ного совета он обра­ща­ется в мона­стырь к одному старцу-монаху. Начал чинов­ник рас­ска­зы­вать ему о своих виде­ниях, что он посто­янно видит при молитве свет от икон, слышит бла­го­уха­ние, чув­ствует во рту необык­но­вен­ную сла­дость и так далее…

Монах, выслу­шав этот рас­сказ, спро­сил чинов­ника: «Не при­хо­дила ли вам мысль убить себя?»

– «Как же! – отве­чал чинов­ник. – Я уже было кинулся в Фон­танку, да меня выта­щили».

Ока­за­лось, что чинов­ник упо­треб­лял образ молитвы, опи­сан­ный св. Симео­ном, раз­го­ря­чил вооб­ра­же­ние и кровь, причем чело­век дела­ется очень спо­соб­ным к уси­лен­ному посту и бдению. К состо­я­нию само­обо­льще­ния, избран­ному про­из­вольно, диавол при­со­еди­нил свое, срод­ное этому состо­я­нию дей­ствие, – и чело­ве­че­ское само­обо­льще­ние пере­шло в явную бесов­скую пре­лесть. Чинов­ник видел свет телес­ными очами; бла­го­уха­ние и сла­дость, кото­рые он ощущал, были также и чув­ствен­ные. В про­ти­во­по­лож­ность этому, виде­ния святых и их сверхъ­есте­ствен­ные состо­я­ния вполне духовны: подвиж­ник соде­лы­ва­ется спо­соб­ным к ним не прежде, как по отвер­зе­нии очей души Боже­ствен­ной бла­го­да­тию.

Монах начал уго­ва­ри­вать чинов­ника, чтоб он оста­вил упо­треб­ля­е­мый им способ молитвы, объ­яс­няя и непра­виль­ность спо­соба, и непра­виль­ность состо­я­ния, достав­ля­е­мого спо­со­бом. С оже­сто­че­нием вос­про­ти­вился чинов­ник совету: «Как отка­заться мне от явной бла­го­дати!» – воз­ра­зил он. Выгля­дел он и жалким, и каким-то смеш­ным. Так, он сделал монаху сле­ду­ю­щий вопрос: «Когда от обиль­ной сла­до­сти умно­жится у меня во рту слюна, то она начи­нает капать на пол: не грешно ли это?». Точно: нахо­дя­щи­еся в бесов­ской пре­ле­сти воз­буж­дают к себе сожа­ле­ние как не при­над­ле­жа­щие себе и нахо­дя­щи­еся по уму и сердцу в плену у лука­вого, отвер­жен­ного духа… Пред­став­ляют они собою и смеш­ное зре­лище: посме­я­нию пре­да­ются они овла­де­ва­ю­щим ими лука­вым духом, кото­рый привел их в состо­я­ние уни­чи­же­ния, обо­льстив тще­сла­вием и высо­ко­умием. Ни плена своего, ни стран­но­сти пове­де­ния пре­льщен­ные не пони­мают, сколько бы ни были оче­вид­ными этот плен, эта стран­ность пове­де­ния…

Когда чинов­ник ушел, другой монах, при­сут­ство­вав­ший при раз­го­воре, спро­сил старца, с чего пришло ему на мысль спро­сить чинов­ника о поку­ше­нии на само­убий­ство. Тот отве­чал: «Как среди плача по Богу при­хо­дят минуты необык­но­вен­ного успо­ко­е­ния сове­сти, в чем заклю­ча­ется уте­ше­ние пла­чу­щих, так и среди лож­ного насла­жде­ния, достав­ля­е­мого бесов­ской пре­ле­стью, при­хо­дят минуты, в кото­рые пре­лесть как бы раз­об­ла­ча­ется и дает вку­сить себя так, как она есть. Эти минуты – ужасны! Горечь их и про­из­во­ди­мое этой горе­чью отча­я­ние – невы­но­симы. По этому состо­я­нию, в кото­рое при­во­дит пре­лесть, всего бы легче узнать ее пре­льщен­ному и при­нять меры к исце­ле­нию себя. Увы! Начало пре­ле­сти – гор­дость, и плод ее – пре­и­зобиль­ная гор­дость. Пре­льщен­ный, при­зна­ю­щий себя сосу­дом Боже­ствен­ной бла­го­дати, пре­зи­рает спа­си­тель­ные предо­сте­ре­же­ния ближ­них. Между тем при­падки отча­я­ния ста­но­вятся силь­нее и силь­нее; нако­нец отча­я­ние обра­ща­ется в умо­ис­ступ­ле­ние и увен­чи­ва­ется само­убий­ством».

архи­манд­рит Лазарь (Аба­шидзе). “Таин­ство Испо­веди”

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки