Дьявол под видом Христа

Cборник историй

 

Оглавление

 

Из жития преподобного Исаакия Печерского^

Перед тем как св. Исаакий Печерский решил принять подвиг юродства, с ним, согласно житию, произошла такая история.

До полуночи Исаакий каждый день пел псалмы. Однажды, когда он допел последний псалом и уже погасил свечу, внезапно пещеру озарил яркий свет, и показались два юноши, прекрасные, словно ангелы, вместе со Христом. Они приказали Исаакию поклониться Христу. Исаакий забыл осенить себя крестным знамением и не распознал в происходящем бесовское искушение. Тут же все юноши и Христос превратились в бесов, один из них приказал: «Возьмите сопели, и гусли, и бубны, и ударяйте, а Исаакий нам спляшет!». Зазвучала бесовская музыка, бесы схватили подвижника и стали с ним танцевать. После всего бесы исчезли, а подвижник остался лежать на полу кельи «бездвижим, едва жив».

На другой день, когда настало время для вкушения пищи, преподобный Антоний подошёл к келье Исаакия и сотворил, по обыкновению, молитву. Но ответа на это не последовало. Антоний подумал, что преподобный Исаакий уже преставился, и послал в монастырь за братией. Раскопали пещеру и вынесли оттуда Исаакия. Он, однако, был ещё жив…

Источник

 

Из жития преподобного Симеона Столпника^

Желая искусить великого подвижника Симеона Столпника, диавол принял на себя вид светлого ангела, явился однажды к Симеону с огненной колесницей и такими же конями, как бы сошедший с неба, и сказал: «Послушай, Симеон, Бог неба и земли послал меня к тебе, чтобы я взял тебя, как Илию, на небо, ибо ты достоин того за твое житие, и пришел уже час, чтобы получить тебе венец за труды твои от Господа. Иди немедленно и поклонись Господу Богу твоему; и пусть видят тебя пророки, апостолы, ангелы и мученики, которые все желают тебя видеть». Не распознав, что это искушает его враг рода человеческого, святой Симеон воскликнул: «Господи! Неужели Ты восхотел взять меня в селения Твои?» – и, оградив себя крестным знамением, поднял уже правую ногу свою, дабы сесть в колесницу, но в это мгновение диавол, устрашенный знамением креста, исчез с огненными конями и колесницей.

Источник

 

Святитель Димитрий Ростовский. Явление диавола преподобному Пахомию Великому^

Пахомий в это время был уже совершенным подвижником. Поэтому и искушения бывали у него очень сильные, но своею молитвою и терпением он всегда успевал отражать самые страшные козни врага.

Вот что случалось с ним. Иногда, когда он хотел преклонить колена для молитвы, пред ним, по действию демонов, являлась как бы яма; но Пахомий безбоязненно молился. Иногда на дороге окружали его демоны подобно почетной страже и громко кричали: «Освободите дорогу для человека Божия».

Диавол очень желал внушить Пахомию тщеславие и гордость; но он был совершенно нечувствителен к этому искушению. То вдруг диавол делал, что келия Пахомиева тряслась и колебалась, как будто готова была упасть; но Пахомий нисколько не смущался этим и с глубочайшим спокойствием повторял слова псалма: «Бог нам прибежище и сила, скорый помощник в бедах. Поэтому не убоимся, хотя бы поколебалась земля и горы двинулись в сердце морей» (Пс.45:2–3).

Однажды демоны являлись Пахомию в виде работников, усердно старавшихся сдвинуть камень с места при помощи канатов, но – без успеха. Молитва Пахомия заставила их исчезнуть. Много раз, когда Пахомий садился есть скудную пищу, бесы являлись ему в виде нагих женщин; но Пахомий закрывал глаза и отвращал от видения сердце и – демоны исчезали.

Источник

 

Святитель Димитрий Ростовский. Из жития святого Мартина Милостивого, епископа Турского^

Видя великие подвиги святого Мартина и не терпя его святой, Богоугодной жизни, исконный враг рода человеческого – диавол воздвиг на него злокозненную брань, являясь ему и всячески искушая его. Но хотя святой постоянно видел вокруг себя демонов и самого князя бесовского, однако никогда не обнаруживал ни малейшего страха пред ними. Он даже открыто вызывал диавола на борьбу.

– Если ты имеешь какую-либо долю во мне, – говорил он, – то покажи это на деле.

Тогда сатана попытался обмануть и прельстить святого принятием вида ангела светлого, ибо, как говорит Апостол, иногда и «сам сатана принимает вид Ангела света» (2Кор.11:14). И вот в один день, он предстал Мартину во время молитвы, предшествуемый и окруженный пурпуровым светом, облаченный в царскую одежду, украшенный короною из жемчуга и золота, в сандалиях, покрытых золотом, с веселым и радостным лицом. При виде сего необыкновенного, дивного явления, Мартин пришел сначала в сильное смущение, и оба они долго хранили молчание. Наконец диавол сказал:

– Узнаешь ли, Мартин, кого ты ныне видишь? Я – Христос. Прежде, нежели снова явиться для своего второго пришествия, я восхотел открыться тебе.

Святой помедлил и не дал никакого ответа.

– Почему же сомневаешься веровать в видение? – сказал лукавый. – Я – Христос.

Тогда Мартин, по внушению Духа Святого, познал, что это – диавол, и сказал:

– Господь мой Иисус Христос не обещал, что Он явится в пурпуре и блистательной короне. Я не хочу верить, что вижу возвращение Христа, пока Он не придет в том же самом виде, в каком Он пострадал и прежде всего – не покажет видимо тех ран, которые Он претерпел на кресте.

Тогда диавол исчез, как дым, и наполнил келлию таким страшным смрадом, что не оставалось никакого сомнения, что то был диавол.

Источник

 

Епископ Еленопольский Палладий. «Лавсаик» ^

Был некто Валент, родом из Палестины, по духу гордый… Этот Валент долго жил с нами в пустыне, много изнурял плоть свою и по жизни был великим подвижником, но потом, обольщенный духом самомнения и гордости, впал в крайнее высокомерие, так что сделался игралищем бесов. Надмившись пагубною страстью самомнения, он стал мечтать, наконец, в самообольщении, что с ним беседуют Ангелы и при всяком деле служат ему.

Вот что рассказывали о нем люди, хорошо его знавшие:

Однажды, в глубокий вечер, когда было уже темно, он плел корзины и уронил шило на пол. Долго он не находил его, как вдруг по наваждению бесовскому явился в келлии зажженный светильник. С ним нашел он потерянное шило. Это дало новую пищу его надмению. В упоении гордости подвижник еще более возмечтал о себе, так что стал наконец презирать и самые Тайны Христовы.

Однажды какие-то странники принесли в церковь для братии плоды. Блаженный Макарий, пресвитер наш, разослал их по келлиям, по горсти каждому брату, в том числе и этому Валенту. Получив плоды, Валент обругал и избил принесшего и сказал ему: «Ступай, скажи Макарию, что я не хуже его, что он посылает мне благословение?»

Узнав из этого, что Валент находится в обольщении, Макарий через день пошел увещевать его и сказал ему: «Брат Валент! Ты в обольщении, перестань и помолись Богу». Но Валент не внимал увещаниям отца Макария. А так как тот не послушал убеждений его, то он и ушел в сильной скорби о падении Валента. Диавол же, уверившись, что Валент совершенно предался обману его, принимает на себя вид Спасителя и ночью приходит к нему, окруженный сонмом демонов в образе Ангелов, с зажженными светильниками. И вот, является огненный круг, и в середине его Валент видит как бы Спасителя. Один из демонов, в образе Ангела, подходит к нему и говорит: «Ты благоугодил Христу своими подвигами и свободой жизни, и Он пришел видеть тебя. Итак, ничего другого не делай, а только, став вдали и увидев Его, стоящего среди всего сонма, пади и поклонись ему, потом иди в свою келлию».

Валент вышел и, увидев множество духов со светильниками на расстоянии около стадии, пал и поклонился антихристу. Обольщенный до того простер свое безумие, что, придя на другой день в церковь, сказал при всей братии: «Я не имею нужды в приобщении — сегодня я видел Христа».

Тогда святые отцы связали его цепями и в течение года вылечили, истребив гордость его молитвами, разнообразным унижением и суровой жизнью, как говорится, врачуя противное противным.

Источник

 

Святитель Афанасий Великий. Из жития преп. Антония Великого^

Однажды, святому Антонию Великому, — явился демон с многочисленным сопровождением, он был весьма высокого роста и осмелился сказать: я — Божья сила, я — Промысл; чего хочешь, все дарую тебе. Тогда дунул я на него, произнеся имя Христово, занес руку ударить его и, как показалось, ударил, и при имени Христовом тотчас исчез этот великан со всеми его демонами.

Источник

 

Архимандрит Клеопа (Илие). Рассказ о одном ложном видении^

К одному монаху вечерами, когда он уже ложился спать, заходил в келью ангел, сиявший так ярко, что слепил ему глаза. И вместе с ним появлялось приятное благоухание, чтобы тот подумал, что он от Духа Святого. И не подстрекал его ангел ни на что плохое, а только говорил:

– Вставай, раб Божий, на молитву и на правило свое!

А тот отвечал ему:

– Я уже совершил свою молитву.

Но ангел говорил:

– Нет. Ты помолись еще.

– Но я уже совершил свое правило.

А ангел повторял:

– Ты что, не знаешь, что говорит апостол Павел? «Непрестанно молитесь» (1Фес.5: 17)!

И когда тот хотел прилечь, он его снова поднимал.

А человек, если не он поспит, то бывает в смятении. Но не дает ему никак ангел отдохнуть. И будил он его так целых три месяца подряд. А монах тот думал: «Ну как же мне не молиться, если приходит сам ангел Божий? Да и апостол Павел именно так и говорит!»

И волнуясь так, он совсем ослаб и занемог. И вот встречает он одного старого исихаста, ведь в пустыне Египетской подвизались тогда тысячи отшельников, учеников святого Антония Великого. Старец видит его таким тщедушным и неспокойным и говорит ему:

– Как поживаешь, брат? Как твои дела?

– Отче, всё хорошо, дела мои идут хорошо.

Но это было слово гордости. Человек должен со смирением говорить, что он ничего хорошего не делает.

– А как хорошо? – спрашивает его старец.

– Отче, Богу помогающу, вот уже три месяца ангел будит меня на молитву!

– И как же он тебя будит?

– А как только я лягу, он подходит ко мне, будит меня на молитву и сам молится со мной!

– Будь осторожен, брат, ибо это не ангел Божий. Это сам сатана улавливает тебя!

– А что же мне делать, отче? Я и сам вижу, что с тех пор, как он начал будить меня, я стал болеть и лишился покоя, и у меня никогда не бывает умиления, я каменею сердцем…

– А ты сделай вот как. Когда он придет будить тебя на молитву, ты скажи ему: «Я не хочу вставать сейчас, я встану, когда придет время, в полночь. Тогда я и встану. И ты не буди меня больше». А если он станет говорить тебе, будто он ангел Божий, ты скажи ему: «Я человек грешный и недостоин того, чтобы меня будили ангелы!» Диавол, как только заслышит о смирении, тут же убегает. Он ни за что не хочет, чтобы ты говорил, что ты грешный человек, ведь он сам пал от гордости. Поэтому вот так ты ему и скажи: «Я человек грешный, недостойный того, чтобы меня будили ангелы. Когда захочу, тогда и встану, а когда не захочу, буду спать. И чтоб ты больше не приходил ко мне!»

Пошел монах тот вечером восвояси, и как только пришел, тут же лег. И тут является ангел тот и говорит ему:

– Вставай, раб Божий, на молитву и на правило свое!

– Не встану!

– Это почему же?

– Когда я сам захочу, тогда и встану, а не тогда, когда хочешь ты!

– Ах ты, проклятый монах, ты ходил к тому старику, лживому и лицемерному монаху. Это он научил тебя не слушаться меня! Ну так знай же, что монах этот сребролюбец. Потому что к нему приходил один бедный человек и просил дать ему монету, а он ответил ему, будто у него нет. А у самого-то есть-таки три сребреника на подоконнике. Да, у него есть три монеты, и он хранит их в одной книге на подоконнике. А бедному человеку он сказал, будто у него нет денег!

Сказал и стал невидим. А монах подумал: «Ну, проклятый диавол, теперь-то я вижу, что ты и есть отец лжи».

Потом старец тот встретился с монахом. Он был прозорлив и сказал ему:

– Не правда ли, он сказал тебе, что у меня лежат три монеты на подоконнике? Да, они были, но ко мне приходил пьянчуга, который творит одно только зло; я увидел его пьяным и, зная, что на другой день ко мне придет бедная женщина, придержал деньги для этой несчастной, а не отдал пропойце. А ты будь осторожен, брат, ведь я знаю, что он сказал тебе обо мне: что я, дескать, сребролюбец, лжец и лицемер. Поэтому больше не слушай его, иначе он доведет тебя до погибели, хоть и будит пока на молитву.

И с этого дня не приходил к нему больше ангел ада, ибо увидел, что монах этот разозлился на него.

Знайте, что диавол является в образе ангела или же в ином образе – Христа, архангела, святителей, мучеников и преподобных. Сначала он будет учить тебя хорошему, пока ты ему не поклонишься. А когда поклонишься, ввергнет тебя в погибель. Не приходил ли диавол к одному монаху в продолжение 30 лет, открывая ему великие тайны? А однажды он сказал ему:

– Отче, я ангел Божий. Имей в виду, что дней через семь-восемь ограбят монаха такого-то. Его вещи похитят и спрячут в такой-то пещере. Запомни это, забери их оттуда и верни этому монаху.

Потом диавол принял образ монаха, о котором говорил, подучил своих бесов, чтобы они якобы ограбили его. И вот идет этот «ангел» в образе монаха и говорит:

– О горе мне, меня ограбили воры, они забрали у меня всё!

А обманутый монах и говорит ему:

– Давай-ка я покажу тебе, где твои вещи. Ко мне приходил ангел Божий и открыл, где они. Они в пещере такой-то.

Он нашел их там. И сказал себе: «Да, это точно был ангел Божий, раз он знал, где были спрятаны эти вещи».

Услышал об этом один старец и сказал ему, что то были бесы – и те, которые воровали, и тот, который являлся ему в образе ангела, чтобы монах поверил его вранью и тот вверг бы его в погибель. И сказал старец монаху:

– Откуда ты знаешь, отче, что они говорят правду? Это духи-прорицатели, которые предсказывают будущее, знают настоящее и говорят, что будет через неделю, через месяц, чтобы ты поверил им и затем погиб.

Источник

 

Архимандрит Херувим (Карамбелас) ^

Афонский подвижник архимандрит Херувим (Карамбелас) рассказывал об удивительных случаях изощренного демонского коварства. Так, например, некоему афониту, имевшему сан диакона, демон явился в виде Ангела Хранителя и прельстил молодого, неопытного пустынника. Падший дух постоянно общался с прельщенным в течение двух лет — громадный срок! Мнимый «ангел» вел с диаконом духовные беседы, вместе с ним молился, пел акафисты, бил поклоны. Более того!.. Даже осенял себя крестным знамением и читал молитву «Богородице Дево, радуйся…»

По милости Божией, опытнейший старец, иеросхимонах Савва, ученик духоносного аввы Илариона Грузина, сумел освободить несчастного из плена гибельной бесовской прелести.

архим. Херувим (Карамбелас)

«Современные старцы Горы Афон»

 

Преподобный Силуан Афонский^

Афонский монах Неофит нес послушание в уединенной церкви Успения — поддерживал огонь лампад. И вот однажды, поздней ночью, послышался тихий стук в дверь его кельи, и приятный голос сказал: «Восстань, чадо мое. Спустись в церковь. Моя неугасимая лампада потухла».

Монах немедленно вскочил и, встревоженный, побежал в храм, где неугасимая лампада Богородицы действительно погасла. Он зажег ее, горячо помолился и вернулся в келью.

«Я достиг,— подумал он. — Я высоко взошел. Царица Небесная посетила меня, я слышал Ее нежный, ангельский голос. Я зажег потухшую лампаду. Какое счастье!»

И кто знает, чем бы закончилась эта печальная история, если бы не духовная мудрость великого старца, иеросхимонаха Игнатия, который вовремя развеял демонические чары и помог своему ученику распознать вражеский обман!

Источник

 

Преподобных отцов Варсануфия и Иоанна ответы на вопросы учеников^

Вопрос 411. Когда бывают явления грешнику, ужели он не должен совершенно веровать, что они от Бога?

Ответ. Когда сие случается с грешником, то, очевидно, по наваждению лукавых демонов, чтобы обольстить окаянную душу и увлечь ее в погибель. Итак, не следует никогда верить им, но познавать свои согрешения и свою немощь и пребывать всегда в страхе и трепете.

Вопрос 412. Ужели и тогда надобно отвращаться от них, когда они являются в образе Владыки Христа?

Ответ. Тогда-то и надобно наиболее отвращаться от лукавства и обольщения их и проклинать оные. Не прельщайся, брат, никогда таким демонским извещением, ибо божественные явления бывают лишь святым, и оным всегда предшествуют в сердцах их тишина, мир и благодушие. Впрочем, и познавая истину явления, святые признают себя недостойными, а тем более грешники не должны никогда верить таким явлениям, зная свое недостоинство.

Вопрос 413. Скажи мне, владыко, как смеет диавол в видении или сонном мечтании показать Владыку Христа или Святое Причастие?

Ответ. Ни Самого Владыку Христа, ни Святого Причастия показать он не может, но лжет и представляет образ какого-либо человека и простого хлеба; но святого креста показать не может, ибо не находит средства изобразить его другим образом. Поскольку мы знаем истинное знамение и образ креста, диавол не смеет употребить его к прельщению нашему, ибо на кресте разрушена сила его и крестом нанесена ему смертоносная язва. Владыку Христа мы не можем узнать по плоти, почему диавол и покушается лживо уверить нас, что это Он, дабы мы, поверив обольщению как истине, погибли. Итак, когда увидишь во сне образ креста, знай, что этот сон истинен и от Бога; но постарайся от святых получить истолкование значения его и не верь своему помыслу. Господь да просветит помыслы ума твоего, брат, чтобы избежать тебе всякого обольщения вражьего.

Источник

 

Преподобный Иосиф Исихаст. «Изложение монашеского опыта»^

Иосиф Исихаст (Послание исихасту пустыннику): «Принимает образ Ангела света и говорит ему, что это — Архангел Гавриил или другой Ангел, и что его послал Бог быть близ него, ибо он благоугодил Богу своими трудами. Или еще принимает образ Господа нашего Иисуса Христа, другой же в образе Ангела идет впереди и говорит ему: «Так как угодил ты Богу своими трудами, то вот пришел Господь тебя посетить. Выйди-ка поклониться Ему, получить благодать». Или еще говорит ему, что пришел забрать его, как пророка Илию, на Небеса. Короче говоря, такими уловками он прельстил многих и в прежние времена, и теперь».

Источник

 

Преподобный Даниил Катунакский. Из послания об уставе монашеского общежития^

Около сорока лет назад, как вы знаете, автор сих строк находился в Русике, где проживал тогда хорошо известный многим иеродиакон Иерофей, не так давно скончавшийся иереем в Кутлумушском скиту. Будучи в ту пору молодым, он предался самочинному бдению, проводя ночи в непрестанной молитве с бесчисленными поклонами. Видя это, легкий на подъем диавол начал изо дня в день предлагать ему (в точности как и несчастному Евфимию) множество видений: «Христа», «Пречистой», «Ангелов» и тому подобное. А дабы уверить Иерофея, что все это от Бога, говорил: «Я воистину Христос и желаю сподобить тебя великих дарований. Остерегайся лишь беса гордыни и всегда твори крестное знамение для прогнания действия вражьего». Часто являлся он Иерофею под видом Распятого, перед которым тот осенял себя истово крестным знамением и совершал правило. Немало иных «видений» и «откровений» показывал ему лукавый, в том числе и о пороках других братии.

Но по милости Божией Иерофей часто открывал сие на исповеди. Духовники же, слыша о крестном знамении, взирая на его смирение и удаление от праздных бесед, стали почитать иеродиакона за «святого наших дней». И кто же были духовники, одобрявшие его? Варфоломей из Ватопеда, Нифонт из Ватопедского скита, русский Иероним из Пантелеимоновой обители и, наконец, великий батюшка Савва. Наконец, сам же отец Савва придумал средство: «Когда явится называющий себя Христом, предложи ему открыть задуманное мною, о чем никому больше неизвестно, и если откроет, то все явления эти — благодатные, если же нет — от бесов». Он сообщил тайно задуманное одному Иерофею, и когда тот обратился с условленными речами к мнимому Христу, лукавый был посрамлен. Тогда прельщенный воспылал гневом: «Не ты ли являлся мне как Христос? Но нет: ты диавол!». И тотчас предстал ему сам враг: «Я — сатана, которому ты столько лет служишь и которому дал залог — свою подпись!» (ибо Иерофей мысленно не раз клялся пред ним и [как бы] удостоверял то своей подписью). Изрыгнув сие, он устремился на монаха. Бывшие поблизости подхватили и едва привели в чувство Иерофея, который, придя в себя, принялся горько оплакивать свою беду. И хотя после многократного отчитывания видения постепенно отошли, узнайте, что, и расставшись с сими прельщениями, оставил он с тех пор все монашеские обеты, и усмотрите из сего, какой плачевный конец восприял!

***

Предложу Вашему вниманию и другую историю, показывающую силу лести диавольской. Лет двадцать пять назад меня посетил, по рекомендации одного лица, муж большой учености, поначалу стеснявшийся открыть свое сердце. Я же по виду и речам распознал в нем какой-то психический недуг и, набравшись смелости, сказал: «Рад вам, ибо ожидаю услышать нечто для души моей полезное!». При этих словах он подскочил от восторга: «Благодарю, отче! Наконец обрел я человека, равного моему призванию. И так как я в избытке наделен благодатью, то и не утаю ничего».

«Я, — продолжал он, — родился в Фессалии, неподалеку от Олимпа. Имея страсть к учению, окончил гимназию в Фессалонике, затем поступил [учителем] в немецкую школу, где увлекся новой системой преподавания, и был хорошо обеспечен, получая ежемесячно (помимо частных уроков) десять оттоманских лир. Одновременно занимаясь на благо общества изучением Священного Писания обоих Заветов, пришел к мысли, что должен проводить христианскую жизнь, согласную с моим предназначением. И первой заботой стали для меня молитва и пост.

Как-то ночью, предстоя иконе Божией Матери и слезно умоляя Ее облагодатствовать меня, я узрел пламя. Исшедшее от иконы прямо мне в сердце, оно исполнило его безмерной радости, и с тех пор не иссякает в нем молитва Иисусова. Радость сия понудила меня простираться все далее, к многочасовой молитве, после чего очищенный ум стал созерцать различные видения во сне и наяву.

Вскоре явился мне Ангел блистающий и сказал: «Вот я послан от Бога всегда быть твоим помощником. Итак, подобает тебе много поститься и молиться Богу». Проведя всю ночь в молитве с книгой Ветхого Завета в руках, я молил Господа сподобить меня одного из видений пророка Иезекииля и тотчас, придя в исступление, узрел то же, что дано было видеть ему. На другую ночь сподобился я откровений, бывших Исаие, Даниилу и другим пророкам, а также тех, какие описаны в Апокалипсисе святого Иоанна Богослова, о чем впоследствии ежедневно размышлял. Заметьте, я победил сон и чрево: спал лишь час в сутки и вкушал не чаще двух раз в неделю немного сухарей и воды».

На вопрос, имеет ли он духовного наставника и прибегает ли к исповеди, гость ответил: «Нет, лишь вам ощущаю надобность поведать об этом. Ибо часто является мне Христос и остерегает: «Смотри, не сказывай никому, ибо нет теперь истинных духовников и подвергнешься многому хулению»».

Я же, заметив, что зрение его сильно повреждено, а на левой руке, обожженной и изуродованной, недостает двух пальцев, спросил: «Объясни, молю, отчего пострадали очи и рука твоя, ибо угадываю здесь какую-то тайну». Он же, сочтя меня провидцем, сказал: «Не скрою и этого. Очи мои пострадали, когда я долгое время ежедневно, с полудня до двух часов, особенно в летний зной, пока ученики отдыхали, непрерывно взирал на солнце, не смежая век. Отсюда начались у меня видения Ангельских Сил и святых всякого чина, на каждый день разных. Несмотря на сильнейшую боль и жгучие слезы, я терпел, ибо таково было повеление Ангела. И всякий раз, когда видения прерывались, начинал осенять себя крестным знамением.

С рукой же было так. Ангел заповедал мне читать по ночам Ветхий Завет с зажженной свечой в руке, гася ее, когда она превратится в малый огарок, что я и исполнял. И вот, в день святого Спиридона, стоя по обычаю с горящей свечой, узрел я комнату свою ясной как солнце и самого святителя Спиридона, будто на иконе, в облистании ослепительных лучей. «Радуйся, подвижниче Николае, — сказал он (ибо таково мое имя). — Благодарю за великое ко мне усердие и желаю, чтобы ты в сию же ночь стяжал мученический венец. Как только пламя свечи коснется твоей ладони, сожми ее изо всех сил, хотя бы и казалось, что рука обгорает. Будь мужествен, и победишь началозлобного змия!». С этими словами он стал невидим. Я же, когда пламя опалило ладонь, ощутил сперва несказанное благоухание, да и потом не чувствовал ни малейшей боли, покуда не прорвались пузыри ожогов. А позже, сильно страдая, услышал голос: «Днесь собери языком кровь с руки твоей, ибо она равночестна Крови Христовой!»».

Далее несчастный поведал, как, не выдержав боли, вынужден был прибегнуть к врачу, которому объяснил, что обжегся по неосторожности, задремав у огня. Руку, по счастью, удалось спасти.

Но послушайте далее, чего достигает над таковыми пронырливый бес. Подчинив Николаоса своей воле, он снова является ему в образе Христа и говорит: «Еще одно осталось тебе совершить, чем премного меня удовольствуешь. Крещение, что дали тебе родители — неистинное, ибо древний его апостольский чин изменен Вселенскими Соборами. Итак, поспеши в Фессалонику и прими подлинное крещение у немецких протестантов, которые удержали его от времен апостольских». И вот, прибыв в тамошний немецкий госпиталь, тот объявил о своем намерении креститься по лютеранскому обряду и принял «погружение». Вскоре, однако, пришел ему помысел пойти в Милопотам и открыться в содеянном безмолвствовавшему там Патриарху Иоакиму III. Что и исполнил, умолчав, однако, о преждебывших прельщениях. Патриарх же после достаточного обличения отослал его к духовнику отцу Нифонту и затем, по совету того, совершил над отпавшим чин миропомазания. Но вскоре ложные видения возобновились.

Дабы не утомлять Вас, скажу, что, терпеливо выслушав на протяжении шести часов историю чудовищных заблуждений, я в последующей двухчасовой беседе доказал своему гостю на основании многих мест Священного Писания и доводов разума тяжкую их пагубность, так что он, вняв сему, отвергся наконец всех былых прельщений. Но, хотя и извлек пользу из происшедшего и в дальнейшем противился подобным мечтаниям, следы прелести замечались в нем до конца жизни. Заболев через некоторое время чахоткой, он скончался на Святой Горе в мирском чине.

Источник

 

Преподобный Паисий Святогорец. «Старец Аввакум»^

Недавно, в 1979 году, упокоился в Господе старец Аввакум, который жил в Великой Лавре и имел дар запоминать наизусть целые главы из Священного Писания. Вначале он подвизался в Вигле, однако один случай заставил его уйти в Лавру, в которой он и остался жить, пока ему не пришло время перейти в мир иной.

Однажды, будучи еще в Вигле, отец Аввакум молился по четкам на одной из скал, и внезапно явился ему бес в виде Ангела света и говорит:

– Аввакум, Аввакум, Бог послал меня забрать тебя в рай, потому что ты уже стал Ангелом. Летим со мной.

Старец Аввакум растерялся и, испуганный, отвечает:

– Как же я полечу? У тебя ведь есть крылья, и ты можешь летать.

Тогда мнимый Ангел говорит ему:

– И у тебя, Аввакум, тоже есть крылья, потому что ты стал Ангелом, только ты их не видишь.

Тогда старец Аввакум смиренно перекрестился и говорит:

– Матерь Божия, да кто я такой, чтобы летать?

Не успел он договорить своих смиренных слов, как видит, что этот якобы Ангел вдруг превратился в черного козла с крыльями, как у летучей мыши, бросился в пропасть и исчез. Старец Аввакум испугался, а затем возблагодарил Божию Матерь, Которая защитила его от лукавого, намеревавшегося низвергнуть его в ад. После этого он пошел к себе в каливу, взял свою котомку и ушел в Великую Лавру. Ради большей безопасности он решил монашествовать здесь, в киновии. Он приходил в свою келлию три-четыре раза в год, совершал здесь литургию, а затем возвращался в Лавру.

Источник

 

Преподобный Паисий Святогорец. «Диавол является в виде ангела света»^

Диавол является в виде ангела света, но стоит человеку включить в работу один смиренный помысл, как диавол исчезает.

Однажды вечером, после повечерия, я сидел у себя в келье на скамеечке (я жил в монастыре Стомион) и творил Иисусову молитву. Вдруг я услышал, как из одного здания, которое находилось неподалеку от монастыря и служило гостиницей для паломников, доносятся звуки струнных музыкальных инструментов и кларнета. Я очень удивился! «Что же это за музыка слышится так близко?» – сказал я себе. Престольный праздник в монастыре уже прошел. Я поднялся со скамеечки, подошел к окну посмотреть, что происходит во дворе. Смотрю: кругом полная тишина и безмолвие. Тогда я понял, что вся эта музыка была от лукавого – для того чтобы я прервал молитву. Я вернулся на скамейку и продолжил Иисусову молитву. Вдруг комната наполнилась ярким светом. Потолок и верхний этаж надо мной исчезли, крыша открылась, и я увидел столп света, который доходил до неба. На вершине этого светлого столпа виднелось лицо белокурого юноши с длинными волосами и бородой, который был похож на Христа. Половина его лица была от меня закрыта, поэтому я поднялся со скамейки, чтобы увидеть его лицо полностью. В этот момент я услышал внутри себя голос: «Ты удостоился увидеть Христа». – «Да кто я такой, недостойный, чтобы видеть Христа?» – ответил я и перекрестился. В то же мгновение свет и лже-Христос исчезли, и я увидел, что потолок возвратился на свое место.

Если чья-то голова не заперта как следует «на замок», то лукавый может принести такому человеку помысл гордости и прельстить его с помощью фантазий и ложных светов, которые не возводят в Рай, но низвергают в хаос. Поэтому никогда не должно просить увидеть свет, получить божественное дарование или что-то подобное. Просить нужно о покаянии. Покаяние принесет человеку смирение, потом Благий Бог даст ему то, что необходимо.

Источник

 

Е. Поселянин. «Патерик Печерский, или Отечник», из жития преподобного Никиты затворника^

Во время игуменства преподобного Никона был в Печерском святом монастыре брат, именем Никита. Он начал просить игумена благословить ему подвизаться наедине, войдя в затвор. Игумен препятствовал этому, говоря: «Чадо, нет тебе пользы, будучи юным, сидеть в праздности. Лучше тебе будет остаться с братией и работать на неё, и ты не лишишься награды своей. Ты сам видел нашего брата Исаакия Печерского, как в затворе он был прельщен бесами, если бы не спасла его великая благодать Божия, по молитвам преподобных отцов наших Антония и Феодосия!» Никита же отвечал: «Никак, отче, не прельщусь я такой вещью; но желаю стать крепко против козней бесовских, и буду молить человеколюбца Бога, чтоб и мне подал дар чудотворения, как Исаакию затворнику, который и доныне творит много чудес». Игумен снова сказал ему: «Свыше сил желание твое. Берегись, чадо, чтоб, превозносясь, не ниспасть, я повелеваю тебе служить лучше братии, и за послушание твое ты будешь увенчан от Бога».

Никита же никак не мог послушаться слов игумена, не мог подавить в себе великого рвения к затворническому житию, и сделал то, что замыслил. Затворился, крепко заградил дверь, и пребывал наедине, в молитве, не выходя. Но уже через несколько дней не избежал он диавольских сетей. Во время пения своего, услышал он голос, молящийся вместе с ним и обонял несказанное благоухание. И, прельстившись этим, сказал себе: «Если б не был это ангел, то он не молился бы со мной, и не было бы здесь обоняния Святого Духа». И начал он прилежно молиться, говоря: «Господи, явись мне сам, чтоб я увидел тебя!» Тогда был к нему голос: «Не явлюсь я тебе, потому что ты юн, чтоб ты не ниспал, превознесшись». Затворник же со слезами сказал: «Не прельщусь я, потому что игумен научил меня не внимать прелести бесовской; я сделаю все то, что ты велишь!» Тогда душегубительный змей, получив власть над ним, сказал: «Невозможно человеку, находящемуся в теле, видеть меня. Но я посылаю ангела моего, чтоб он был с тобой, а ты твори волю его». И пред ним стал бес в образе ангела. Никита же пал ниц и поклонился ему, как ангелу, и сказал ему бес: «С этих пор ты уже больше не молись, но читай книги, и так ты будешь беседовать с Богом, – и подавай полезные слова приходящим к тебе. Я же всегда буду молить Творца всех о спасении твоем». Поверив этим словам, еще больше прельстился затворник, и уже больше не молился, но прилежал чтению книг и видел постоянно беса, молящегося о нем, и радовался, думая, что ангел творит за него молитву. Много он беседовал с приходящими к нему, из Писаний, о пользе души. Начал он и пророчествовать, и шла о нем великая слава, так что все дивились, как сбываются слова его…

Источник

 

Святитель Димитрий Ростовский. «Жития Святых», Страдание святой мученицы Иулиании девы и других с нею^

Находясь в темнице, святая Иулиания лежала, поверженная на земле, и взывала к Богу:

– Господи Боже мой, всемогущий, непобедимый в силе и крепкий в делах! Отыми от меня скорби сии и от постигнувших меня болезней избави, как избавил Даниила от львов, Феклу – от огня и зверей! Отец мой и мать моя оставили меня, – Ты же, Господи, не отступи от меня, но, как некогда сохранил израильтян, прошедших через море, и потопил их врагов, так и меня ныне сохрани. Восставшего же против меня Елевсия, а с ним и сатану, который старается воспрепятствовать мне в спасении, сокруши, о непобедимый Царь!

Когда Иулиания так молилась Богу и молитва была еще на устах ее, невидимый враг – диавол, преобразившись во образ светлого ангела, видимым образом явился к ней и сказал:

– Вот, Иулиания, ты терпишь тяжкие муки, а еще более тяжкие и воистину нестерпимые приготовил для тебя Елевсий. Когда ты будешь выведена из темницы, тотчас принеси жертву богам, ибо не сможешь более переносить сильной лютости мук.

Святая спросила:

– Кто ты?

Диавол отвечал:

– Я – ангел, и поскольку Бог много заботится о тебе, то послал меня к тебе, ибо Он желал, чтобы ты послушалась епарха и от многих мучений не погибло бы тело твое. Господь милосерд и простит тебе это ради немощи измученной плоти твоей.

Услышав это, мученица удивилась и смутилась, ибо видела, что явившийся – с виду ангел, а по речам – враг. Посему, вздохнув из глубины сердца, со слезами на глазах, сказала:

– Господь мой, Создатель вселенной, Которого Единого хвалят Небесные Силы и трепещет множество бесов! Не презри меня страждущую ради Тебя, дабы враг мой не смешал когда-либо сладость с горечью и не подал мне. Поведай мне, кто тот, который говорил мне такие слова? Кто тот, который называет себя рабом Твоим?

Так взывала святая, и тотчас же была услышана, ибо с неба раздался голос:

– Дерзай, Иулиания! Я – с тобою! С пришедшим же к тебе делай, что хочешь: Я даю над ним тебе власть и силу, – и от него самого узнай, кто он и зачем пришел к тебе.

Вслед за этим произошло следующее чудо: тотчас разрешились оковы и спало железо с ее бедер, и тогда святая встала с земли здоровою и крепкою телом, а диавол, удерживаемый силою Божией, стоял и не мог бежать, будучи связан невидимыми узами. Святая мученица схватила его, как раба неключимого, и, как будто допрашивая на суде, стала спрашивать, кто он, откуда и кем послан. Диавол же, хотя и исполнен был лжи, однако, будучи принужден мучащею его силою Создателя, начал – хотя и против воли – говорить истину…

Источник

 

Марк Лозинский. «Отечник Проповедника». Демонские козни^

Однажды сын тьмы, коварный и многокозненный демон преобразовался в ангела света. Дерзко и нагло похитив не принадлежащий ему образ, он с обнаженным мечом в руке встал близ пещеры святого Петра Афонского и сказал ему: “Петр, искренний служитель Христов! Изыди вне, выслушай от меня некие таинства Божии и душеполезные наставления.”

Святой на то сказал демону: “А ты кто, и откуда пришел и с какими полезными для меня назиданиями явился сюда?”

– “Я архистратиг силы Божией, – отвечал демон. – Всемогущий послал меня возвестить тебе некие пренебесные тайны. Мужайся же, крепись и радуйся, ибо уготован тебе неувядаемый венец и божественная слава. Ныне ты должен оставить это место и идти в мир, чтобы от твоего добродетельного жития и высокого учения восприняли пользу и другие души человеческие. В намерении переселить тебя отсюда Господь иссушил и источник воды, из которого ты пил.” Для лучшего обольщения святого прехитрый изобретатель зол, злокозненный враг спасения человеческого, попущением Божиим, действительно, тогда воспрепятствовал течению воды.

Но святой Петр на надутую лесть падшей гордыни отвечал самым смиренным образом: “Неужели я, смердящий и паршивый пес, стою того, чтоб пришел ко мне Ангел Господень?”

А лжеангел в ответ: “Не удивляйся, святе! Ты в нынешние времена своими подвигами превзошел древних святых и пророков Моисея, Илию, Даниила и Иова. Великим ты признан на Небесах за превеликое твое терпение. Илию и Моисея ты превзошел постом, Даниила – житием со смертоносными змеями, а Иова – совершенством терпения. Но выйди отсюда, своими собственными глазами удостоверься в оскудении воды и потом без всякого сомнения иди в мирские монастыри. „Там, – так глаголет тебе Господь Вседержитель, – там Я всегда буду с тобой, и многих тобой спасу.” Вот прямая о тебе воля Божия!”

Но святой явившемуся самозванцу отвечал: “Знай, что, если не придет сюда Госпожа моя Богородица, Которая посылала меня в это место, и помощник в моих нуждах Святитель Николай, я не выйду отсюда.”

Диавол, как только услышал имя Пренепорочной, тотчас исчез. Тогда блаженный Петр увидел и крайнее злоумышление врага, и беспредельную вражду его против рабов Божиих, а вместе с тем – при державной защите их всемогущей десницей Божией – и все его бессилие перед ними. “Христе Иисусе, Боже и Господи мой! – произнес святой Петр из глубины души после удаления от него диавола, – вот враг мой, диавол, яко лев рыкая, ходит, ища поглотить меня, грешного, но Ты, Господи, не оставь меня, во все дни жития моего, всемощной Твоей помощью”.

Источник

 

Святитель Игнатий Брянчанинов^

«Некоторый чиновник, живший в Петербурге, занимался усиленным молитвенным подвигом и пришел от него в необычайное состояние… И вот для духовного совета он обращается в монастырь к одному старцу-монаху. Начал чиновник рассказывать ему о своих видениях, что он постоянно видит при молитве свет от икон, слышит благоухание, чувствует во рту необыкновенную сладость и так далее…

Монах, выслушав этот рассказ, спросил чиновника: «Не приходила ли вам мысль убить себя?»

– «Как же! – отвечал чиновник. – Я уже было кинулся в Фонтанку, да меня вытащили».

Оказалось, что чиновник употреблял образ молитвы, описанный св. Симеоном, разгорячил воображение и кровь, причем человек делается очень способным к усиленному посту и бдению. К состоянию самообольщения, избранному произвольно, диавол присоединил свое, сродное этому состоянию действие, – и человеческое самообольщение перешло в явную бесовскую прелесть. Чиновник видел свет телесными очами; благоухание и сладость, которые он ощущал, были также и чувственные. В противоположность этому, видения святых и их сверхъестественные состояния вполне духовны: подвижник соделывается способным к ним не прежде, как по отверзении очей души Божественной благодатию.

Монах начал уговаривать чиновника, чтоб он оставил употребляемый им способ молитвы, объясняя и неправильность способа, и неправильность состояния, доставляемого способом. С ожесточением воспротивился чиновник совету: «Как отказаться мне от явной благодати!» – возразил он. Выглядел он и жалким, и каким-то смешным. Так, он сделал монаху следующий вопрос: «Когда от обильной сладости умножится у меня во рту слюна, то она начинает капать на пол: не грешно ли это?». Точно: находящиеся в бесовской прелести возбуждают к себе сожаление как не принадлежащие себе и находящиеся по уму и сердцу в плену у лукавого, отверженного духа… Представляют они собою и смешное зрелище: посмеянию предаются они овладевающим ими лукавым духом, который привел их в состояние уничижения, обольстив тщеславием и высокоумием. Ни плена своего, ни странности поведения прельщенные не понимают, сколько бы ни были очевидными этот плен, эта странность поведения…

Когда чиновник ушел, другой монах, присутствовавший при разговоре, спросил старца, с чего пришло ему на мысль спросить чиновника о покушении на самоубийство. Тот отвечал: «Как среди плача по Богу приходят минуты необыкновенного успокоения совести, в чем заключается утешение плачущих, так и среди ложного наслаждения, доставляемого бесовской прелестью, приходят минуты, в которые прелесть как бы разоблачается и дает вкусить себя так, как она есть. Эти минуты – ужасны! Горечь их и производимое этой горечью отчаяние – невыносимы. По этому состоянию, в которое приводит прелесть, всего бы легче узнать ее прельщенному и принять меры к исцелению себя. Увы! Начало прелести – гордость, и плод ее – преизобильная гордость. Прельщенный, признающий себя сосудом Божественной благодати, презирает спасительные предостережения ближних. Между тем припадки отчаяния становятся сильнее и сильнее; наконец отчаяние обращается в умоисступление и увенчивается самоубийством».

Источник

Print Friendly, PDF & Email