2000000 километров до любви. Одиссея грешника — Клаус Кеннет

2000000 километров до любви. Одиссея грешника — Клаус Кеннет

(50 голосов4.0 из 5)

Собы­тий в жизни Клауса Кен­нета хва­тило бы для сце­на­риев несколь­ких гол­ли­вуд­ских филь­мов. Его авто­био­гра­фия «2 000 000 кило­мет­ров до любви. Одис­сея греш­ника» — это драма, трил­лер, бое­вик и при­клю­чен­че­ский роман в одном лице, но прежде всего — это неве­ро­ят­ная исто­рия духов­ных поис­ков, кото­рые при­вели автора в православие.
Неор­ди­нар­ный немец играл в рок-группе, был диджеем, гра­бил мага­зины, упо­треб­лял нар­ко­тики, сни­мался обна­жен­ным для буль­вар­ных изда­ний. Был чле­ном лево­ра­ди­каль­ной груп­пи­ровки и несколько раз пытался све­сти счеты с жизнью.
Решив уйти от ста­рого образа жизни, Клаус Кен­нет начал свои духов­ные поиски. Он объ­ез­дил весь мир, побы­вал буд­дий­ским мона­хом, инду­ист­ским гуру, эзо­те­ри­ком и про­те­стан­том. Он несколько часов про­вел в состо­я­нии кли­ни­че­ской смерти и еще 20 раз был на волоске от гибели. Все поиски и мета­ния при­вели автора в пра­во­слав­ное хри­сти­ан­ство. Свой путь Клаус Кен­нет опи­сал в книге, став­шей меж­ду­на­род­ным бестселлером.

От редакции

Если честно, сна­чала я пожа­лел, что взялся за это пре­ди­сло­вие. Жалел, сидя почти час у мони­тора, раз­гля­ды­вая белый лист откры­того файла. Про­сто не пони­мал, с чего начать. Столько впе­чат­ле­ний, и при этом все мысли, с помо­щью кото­рых хоте­лось выра­зить свои эмо­ции, лишь вго­няли эти эмо­ции в какие-то узкие, совсем непод­хо­дя­щие описания.

Но деваться некуда, я же обе­щал напи­сать пре­ди­сло­вие к этой книге. Тем более она бук­вально вырвала меня из при­выч­ного ритма жизни. Читая, я посто­янно ощу­щал себя в диа­логе, споре с авто­ром, ино­гда даже сомне­вался в досто­вер­но­сти опи­сы­ва­е­мых собы­тий, часто автор меня раз­дра­жал — но ни разу не захо­те­лось пре­рвать этот неспо­кой­ный диалог.

И вот чем дальше я про­дви­гался, тем больше пони­мал автора, тем силь­нее ощу­щал, что начи­наю верить каж­дому его слову, что уже не спорю с ним больше, и сердце мое откры­ва­ется всему, что я читаю. Более того, слова книги пре­вра­ща­лись в живые клетки яркой и неор­ди­нар­ной жизни Клауса Кеннета.

Когда шла работа над пере­во­дом и мы с веду­щим редак­то­ром Мари­ной Нефе­до­вой посте­пенно зна­ко­ми­лись с тек­стом, ино­гда воз­ни­кало серьез­ное иску­ше­ние вообще не вклю­чать в наше изда­ние неко­то­рые фраг­менты. Слиш­ком сму­ти­тель­ными, ино­гда стран­ными, ино­гда черес­чур жест­кими для чита­теля они казались.

Мы отпра­вили Клаусу наше аргу­мен­ти­ро­ван­ное пред­ло­же­ние по сокра­ще­нию его тек­ста для рус­ского издания.

— Вы режете по живому, — отве­тил он в письме. — Это мой опыт пути к Богу, и, если что-нибудь из него выре­зать, — это будет уже не совсем мой путь, а моя жизнь уже не оста­нется моей.

И как же он был прав! Книга «2 000 000 кило­мет­ров до любви»[1] чита­ется так, словно ты про­жи­ва­ешь с авто­ром всю его жизнь.

«Я был озлоб­лен и нена­ви­дел весь мир, потому что мир был жесток ко мне. В буду­щем мне пред­сто­яло более два­дцати раз сто­ять на пороге смерти — и вся­кий раз выхо­дить из этих пере­дряг живым…»

Из этой боли тяже­лей­шего дет­ства, — из опыта травм, о кото­рых мало кто готов гово­рить, через само­раз­ру­ше­ние, рефлек­сию, погру­же­ние в эзо­те­рику, вхож­де­ние в раз­лич­ные рели­гии, — мы вме­сте с Клау­сом совер­шаем путе­ше­ствие к его встрече с Живым Богом, к миру с собой и с мирозданием.

«Чело­век может полу­чить про­ще­ние, пройти путь от „разума к сердцу“, его сердце спо­собно изме­ниться. Это может про­изойти в любой момент, в любом месте, при любых обсто­я­тель­ствах. Глав­ное, чтобы души кос­ну­лась любовь Отца, Сына и Свя­того Духа. Непе­ре­да­ва­е­мая, неопи­су­е­мая Божья любовь носи­лась над водами еще до сотво­ре­ния мира, она и по сей день парит над миром, охва­ты­вая собой все сущее. Если ты готов рас­пах­нуть свое сердце, она вой­дет в него прямо здесь и сей­час», — пишет Кеннет.

Это дей­стви­тельно насто­я­щее путе­ше­ствие от нена­ви­сти к любви.

Чаще всего люди, погру­жа­ясь в опи­са­ние про­шлого, осо­знанно и неосо­знанно себя в нем изме­няют в соот­вет­ствии с нынеш­ними взгля­дами и мыс­лями. У Клауса Кен­нета каж­дый этап его жизни уди­ви­тель­ным обра­зом рас­кры­ва­ется изнутри тех мыс­лей, кото­рыми он был пле­нен, тех оши­бок, что он совер­шал, идей, кото­рыми он вдох­нов­лялся в своем искрен­нем и непре­рыв­ном поиске истины. И такой пре­дель­ной откры­то­сти, такой уяз­ви­мо­сти, про­ни­зы­ва­ю­щей всю исто­рию Клауса, найти в авто­био­гра­фи­че­ском жанре ох как непро­сто. И в этом — глав­ная цен­ность его истории.

Вла­ди­мир Лучанинов,
глав­ный редак­тор изда­тель­ства «Никея»

Глава 1. Детство и юность

— При­знайся, ты украл яблоко!

— Нет!

Шарах! Восем­на­дца­ти­лет­ний парень дает мне здо­ро­вую затрещину.

— А теперь при­зна­ешься? Ведь ты украл, правда?!

— Нет, нет! — про­дол­жаю кри­чать я, и меня бьют по лицу снова и снова.

— Я же видел, про­сто сознайся!

— Нет же, нет! — Я отча­янно про­те­стую, хотя мне всего пять лет.

В гла­зах у меня все плы­вет, еще немного, и я поте­ряю созна­ние. Но чем больше меня бьют, тем больше заки­пает во мне упрям­ство. Я нена­вижу этого детину.

— Нико­гда, нико­гда, — вопил я, — не брал я ника­ких яблок!

Тут, к сча­стью, вме­ша­лись взрос­лые. Наши роди­тели рас­та­щили нас в раз­ные сто­роны. Они были пора­жены этой сце­ной и моим несчаст­ным видом. В них гово­рила лишь жалость, и о том, вино­ват ли я в чем-то, никто даже не заду­мы­вался. На самом деле я дей­стви­тельно украл яблоко из сада хозя­ина, сда­вав­шего нам дом. Но моя гор­дыня и нена­висть ко всем вокруг не давали мне при­знать этот факт. Мне было легче уме­реть, чем сознаться.

Я был озлоб­лен и нена­ви­дел весь мир, потому что мир был жесток ко мне. В буду­щем мне пред­сто­яло более два­дцати раз сто­ять на пороге смерти — и вся­кий раз выхо­дить из этих пере­дряг живым. Я мог погиб­нуть от огня, шаль­ной пули, бан­дит­ского ножа, от нар­ко­ти­ков и уку­сов змей. Мог стать жерт­вой войн, был на грани само­убий­ства. Меня топ­тали и уни­жали. Лишь Гос­подь знает, что мне дове­лось пере­жить! Со вре­ме­нем я понял: Бог знает все. Он, по мило­сти Своей, пом­нит каж­дого из нас, ищет и нахо­дит нас. Именно Он в конеч­ном итоге вытас­ки­вал меня из самых ужас­ных пери­пе­тий и спа­сал от того ада, с кото­рым мне при­шлось столкнуться.

Я все­гда был меч­та­те­лем. Я меч­тал о пре­крас­ном. Но мир вновь и вновь ловил меня в свои сети, потому что я каж­дый раз повто­рял одну и ту же ошибку — дове­рялся не тем людям. Тяж­кий опыт, полу­чен­ный в самом начале жизни, заста­вил меня убе­диться, что реаль­ность кош­марна. Что мне было делать, чтобы выжить? Оста­ва­лось лишь не терять надежды и про­дол­жать верить в людей.

Стр. 1 из 11 Следующая

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Открыть весь текст
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки