<span class=bg_bpub_book_author>Юлия Латынина</span> <br>Иисус. Историческое расследование

Юлия Латынина
Иисус. Историческое расследование

(18 голосов4.5 из 5)

Библеист Юлия Латынина, или Сколько стоит накормить пять тысяч человек

Журналист и литератор Юлия Леонидовна Латынина, которая несколько раз «сжигала» Коперника, теперь решила стать библеистом. В новой книге она попыталась создать портрет «исторического Иисуса» и рассказала о своем видении истории первого поколения христиан.

«Многие из чудес Иисуса, собственно, в том и состоят, что они чудесным образом сотворяют то, что самый обычный человек может купить за деньги. Нет никакой проблемы закупить продовольствие для пикника на 5 тыс. человек ― чудо с раздачей хлебов заключается в том, что продовольствие явилось без денег?».

Юлия Латынина, «Иисус. Историческое расследование»

Основную идею исследователя можно пересказать в нескольких предложениях: Иисус Христос ― ессей и лидер боевой группы типа Усамы бен Ладена. «Боевое крыло» раннего иудеохристианства возглавлял апостол Иаков брат Господень. Христианские мученики и современные шахиды ― это свидетели веры и ее основные проповедники. Апостол Павел на самом деле был колдуном по имени Симон Волхв (это реальный персонаж, описанный в Деяниях святых апостолов). Канонические Евангелия скрывают от людей правду, а кем был «настоящий» Христос, можно понять, лишь сравнивая тексты из Талмуда, апокрифические евангелия и апокалипсисы и те редкие свидетельства античных авторов, которые не успела исказить Церковь за полторы тысячи лет своего господства над умами.

Заметим, что автор книги приводит довольно интересные цитаты и источники, а также коротко рассказывает об изучении Нового Завета за последние двести лет. Вот только качество анализа источников и корректность их отбора и комментирования ниже, чем у классика жанра Давида Фридриха Штрауса, который ещё в середине XIX века написал «Жизнь Иисуса». Уже тогда число попыток научного исследования текстов Нового завета шло на сотни. В наши же дни один человек не в состоянии не только прочитать все новинки в этой области, но и составить актуальную библиографию. Академик Сергей Аверинцев в одной из статей писал, что каждую минуту в мире появляется новый научный текст, посвященный Новому Завету.

Впрочем, Юлия Латынина говорит, что первый том ее книги ― не научный труд, а скорее расследование. Евангелие он сравнивает с речью адвоката, Талмуд ― с выступлением прокурора. Все бы хорошо, вот только автор явно играет на стороне обвинения и потому высказывает самые невероятные предположения. Вот, например, еще одна цитата из ее книги: «В «Деяниях апостолов» из истории последователей Иисуса вычеркнуто их огромное влияние, их воинственность и двоевластие, в которое погрузилась Палестина в это время, когда сикарии являлись на праздники в Иерусалим и «без труда резали тех, кого желали. Нередко они появлялись также в полном вооружении во враждебных им деревнях, грабили и сжигали их»» (автор приводит отрывок из «Иудейских древностей» Иосифа Флавия).

Сикарии ― это разбойники с изогнутыми ножами, по латинскому названию которых злодеи и получили свое название. Вот только Иосиф Флавий в своем отрывке (20 книга, 8 глава, 10 часть) ничего не говорит о тождестве разбойников и христиан. Это предположение Юлии Латыниной. Идея об огромном влиянии первого поколения христиан на события в Иудеи и всю историю Римской империи, конечно, звучит лестно, вот только сильно напоминает анекдот про еврея, читающего антисемитские газеты, чтобы узнать о всемогуществе своей нации.

Отметим, что многие мысли автора «расследования» уже высказывались: библейская критика, предполагающая реконструкцию «подлинных» событий Ветхого и Нового Заветов, ― дисциплина очень развитая. Например, конфликт между апостолом Павлом и другими лидерами общины первых христиан описан в Деяниях апостолов, но мало кто из исследователей готов к настолько радикальным выводам. Раннесредневековые апокрифы, предлагающие альтернативные биографии Христа и апостолов, тоже известны. Согласно им, скажем, апостол Андрей проповедовал в стране людоедов и даже смог сделать одного каннибала христианином, но в момент опасности на время вернул варвару природную свирепость. В результате преследователи были напуганы, и группа христиан смогла проповедовать дальше. По логике Юлии Латыниной, этот апокриф должен доказывать, что первые христиане были людоедами и могли на своих тайных собраниях пить кровь младенцев. В этом, кстати, христиан обвиняли античные авторы, вот только Юлия Леонидовна превращает любые гипотезы и подозрения в факты. Например, в Талмуде есть эпизод, где Христос в воздухе сражается с Иудой Искариотом и проигрывает ему ― автор книги тут же говорит, что «ранний Иисус летал».

На таких натяжках строится почти вся книга «Иисус. Историческое расследование». Следователь из Латыниной получился посредственным ― слишком много апломба и желания доказать одну из версий. А представления Юлии Леонидовны не только о новозаветных и средневековых временах, но даже о современной жизни в России далеки от реальности. Чтобы сегодня устроить скромный пикник на природе на пять тысяч человек с тремя большими бутербродами с рыбой и литром воды на каждого, нужно потратить от 200 (если вы не будете обращаться за помощью к организатору, а купите всё самостоятельно) до 500 (если помощь всё-таки понадобится) рублей на человека. Всего придется заплатить от одного до двух с половиной миллионов рублей. Вряд ли среди читателей нового «исторического расследования» есть много людей, готовых оплатить такой фуршет.

Андрей Зайцев? Интернет-журнал «Татьянин день»

***

Комментарий библеиста Глеба Ястребова

Просили прокомментировать книгу Латыниной. Книга называется «Иисус», но до Евангелий она доходит только в 8-й главе, уделяя им очень мало внимания, а до этого пересказывает историю Израиля. Эта первая часть книги — во многом конспект заинтересовавших ее научных работ (где-то магистральных, где-то маргинальных).

Пишет с интонацией разоблачителя, но ее представления об ИСТОКАХ Израиля, скорее, консервативны. Излагая документарную гипотезу, шпарит по Фридману: он ей нравится настолько, что она называет его «лучшим библеистом современности». Обсуждая исход, начинает с ценимого ей Финкельштейна, но, не давая читателю вкусить всю меру его скептицизма, быстро перескакивает к старой статье Зерталя (1985 г.) и и с интонацией южного баптиста объявляет:

«Почему для нас так важен алтарь на горе Гебал? Потому что он подтверждает легенду об Исходе… Алтарь на горе Гебал — это наше важнейшее подтверждение существования Моисея. Это, в переводе с археологического, надпись: «Здесь был Иисус Навин»».

Помилуйте, Юлия Леонидовна, 2018 год на дворе, евангелики и то осторожнее. Даже консервативнейший Китчен в своей монографии выносит по этому алтарю вердикт non liquet. Даже в NIVAC пишут, что сие сомнительно. Уже не говоря об остальных.

Но мадам задумала «обсуждение фантастической биографии Моисея» «колдуна и сына бога») в другой книге. Понятно, что на научной базе такое невозможно, и в осторожно-скептическом климате академического мейнстрима Латыниной просто скучно.

Познания в иврите явно нулевые, но держится с апломбом и время от времени объясняет (не всегда верно), где и как надо переводить.

И все-таки до определенного момента она более-менее следует научной канве.

Но по мере того как она продвигается от вавилонского плена к 1 веку качество падает. Она практически перестает ссылаться на серьезную литературу. Отчет об Иудее 1 века совсем неудачен. То и дело она берет лишь одну из научных гипотез (подчас эксцентричную) и делает далеко идущие выводы. Скажем, то, что упомянутые в НЗ «иродиане» — это люди, которые считали Ирода Мессией, лишь одна из пары десятков недоказуемых версий. (Они могут оказаться даже ессеями, как думает Джоан Тейлор.) Опираться на свидетельство Тертуллиана, не упоминая контраргументов, наивно. Дальше с Иродом у нее идут замки на песке: даже если ессей Менахем и ессей, напарник Гиллеля — одно лицо (старая теория), ее жизнеописание Менахема вилами по воде писано. Среди прочего, она опирается на крайне спорные выкладки Кноля, не упоминая возражения оппонентов (и возможно, не зная о них).

Но это еще пустяк. В центре ее концепции стоит взгляд на Кумран, очень далекий от современной кумранистики. За отправную точку она берет «Свиток войны» (тенденциозно истолкованный), а базовую канву сдирает у Эйсенмана со всем его фричеством. Получается: Кумран контролировался Иаковом, братом Иисуса, фанатиком-зелотом (при этом зелоты = ессеи!!). Здесь объективность на нуле, многочисленные факты и аргументы против она не упоминает.

***

Вообще — слон в посудной лавке. Но одну позитивную вещь скажу. Хотя в книге есть масса слабого и наивного, мне понравился сам факт, что журналистка читает Девера и Рёмера, восхищается Фридманом. Многие из ее благочестивых критиков не подозревают о самом существовании всей этой литературы, этих вопросов.

***

О 2-й части книги Латыниной. Пишу подробно.

Идея, что Иисус был зелотом (антиримским повстанцем), часто всплывает у охотников за сенсациями, но очень редко — в науке. Ее ввел в оборот Реймарус (18 век) и особенно отстаивали Айслер (1920-е) и Брэндон (1960-е). Их доводы были отвергнуты подавляющим большинством ученых. Стало быть, если Латынина хочет низвергнуть консенсус, она должна ответить на высказанную критику.

Вместо этого она выдает УХУДШЕННЫЙ вариант понравившихся ей работ. Такой, что и полвека назад она смотрелась бы архаично. Ни из чего не видно знакомства с современной литературой. (Полистала Эрмана, но плохо поняла.) Спрашивать у нее полемики, скажем, с трудами Кроссана или Майера, Кинера или Перво так же наивно, как в кафе молочном «Ласточка» — бланманже с ананасом. Знаменитый Давид Флуссер (названный Дэвидом Флассером! — она не знает, кто это) появляется мельком и не в связи с Иисусом или Вторым Храмом.

Конечно, Латынина не библеист. То, что она читала хотя бы в некоторые научные труды, пусть старые, весьма похвально, как и сам интерес к теме. Но если учесть ее претензии, увы, книга на удивление провинциальна. Без понятия, что существует наука 21 века, очень развитая и далеко ушедшая со времен Гёте — и даже с 1960-х.

С чего должна начинаться реконструкция?

ИСТОЧНИКИ. Аксиоматично, что основные источники должны быть ранними (прежде всего, Марк, затем Матфей и Лука, Иоанн). Поздние могут вводиться в виде исключения и с тщательным обоснованием, ибо искажение памяти в первые века шло быстро. Латынина же из поздних (подчас очень поздних) текстов выбирает те, что ей удобны, и цитирует в них то, что ей удобно, как в случае с «Толедот Йешу».

Почему, спрашивается, тогда не использовано Евангелие от Фомы (тем более, его ранний характер аргументировался рядом ученых, и если они правы, ее тезис рушится)? Почему не Евангелие от Филиппа или Протоевангелие Иакова? Кстати, вопреки ее словам, свидетельства об Иисусе в раввинистических текстах исследовались под микроскопом множеством авторов, в том числе христианских.

Или она пишет:»Ученые единогласно считают, что Лука и Матфей имели общий единый источник — т. н. Q (Quelle)…. Мы совершенно точно знаем, что он существовал». Отнюдь! Широко обсуждаются альтернативы, причем не маргиналами, а авторитетными специалистами. И хотя Q вполне мог существовать, реплика показывает незнакомство с литературой по синоптической проблеме. А если Q существовал, почему Латынина его не использует? Как объясняет, что в нем нет ни мессианской христологии, ни воинственных призывов?

Кстати, она слишком много значения придает теории, что первый из наших рассказов об Иисусе (Марк) — на греческом и спустя 40 лет после распятия.

— Во-первых, неоднократно демонстрировалось, что и у Марка, и в двойной традиции есть переводы с арамейского (и где в арамейских материалах зелотство?).

— Во-вторых, Марк может оказаться куда более ранним, чем полагал старый консенсус: написанным не в 60-70-е годы, а между серединой 30-х и концом 40-х (согласно Кроссли) или около 40 (согласно Кейси); кстати, оба упомянутые не фундаменталисты, а атеисты-агностики. Это спорно, но неплохо обосновано и нельзя этим полностью пренебрегать.

***

КРИТЕРИИ ДОСТОВЕРНОСТИ. Сейчас здесь один из центров научной полемики: как отличать надежные предания от выдумок. Латынина даже не упоминает об этом, да и критериев у нее нет. Она включает в достоверное все, что можно притянуть к ее тезису. То, что противоречит, выбрасывает без анализа (как высказывания о любви к врагам, хотя это материал Q) или не упоминает (как трапезы Иисуса со сборщиками податей, хотя они опровергают ее тезис).

***

Затем ученые пользуются историко-критическим МЕТОДОМ. Он включает, в частности, текстуальную критику, критику источников, критику редакций. Все это явно не ее конек: критику источников она упоминает, но не использует; критику редакций даже не упоминает. К текстологии обращается, лишь неправильно пересказывая Брэндона в связи с Мк. 3:18. По современным меркам, ее подход во многом ДОкритический, я бы даже сказал, донаучный.

Не использует Латынина и данные социальных наук. И в частности, не учитывает многочисленные работы, рассматривающие социальный контекст Галилеи и социальную сторону проповеди Иисуса (и объясняющие, почему у него была НЕнасильственная оппозиция Империи, и почему его не любили римские власти). С учетом темы, это даже не пробел, а провал.

***

Для реконструкции нужно знать КОНТЕКСТ: иудаизм Второго Храма. Представления Латыниной здесь где-то архаичны, где-то эксцентричны, всюду — хаотичны и дремучи. Отчасти виной — попытка (бездоказательно) воспринять маргинальную теорию Кумрана (по Эйсенману и с полным игнором современной кумранистики). Но тут и устаревшие на двести лет представления об эсхатологических ожиданиях (не понимает их многообразия — и кто же толкует их по Реймарусу?) и чудотворцах (чудеса Иисуса имеют совсем другие аналоги, чем она описывает)….Она ничего не знает о степени эллинистического влияния на иудаизм (см. «революция Хенгеля»), а заодно уверяет, что города вроде Ямнии, «равно как и сам греческий язык — были в Палестине символом национального позора и унижения, и именно поэтому Иисус прямо запрещал своим ученикам их посещать» (и простодушно ссылается на Мф. 10:5). Абсурд. И из чего видно, что Иисус не знал греческий? В отличие от писательницы, наверняка, знал хотя бы отчасти (как думает большинство ученых, а некоторые полагают, что неплохо знал).

Признаков невежества, увы, столь много, что перечислить даже десятую часть невозможно: «ляпы», упрощения и натяжки идут густой чередой.

***

Дело не в том, что она не специалист. Ясно, что Библию Латынина не знает, и ни один отрывок разобрать не в состоянии. Конспирологические интерпретации смехотворны. Многие толкования крайне эксцентричны: скажем, ἀναφέρω в Мк. 9:2 у нее предполагает, что Иисус вознес учеников на гору путем полета. Масса беллетристики: как с трактовкой рассказа о силоамской башне (где она перенимает странную теорию Айслера) и совсем уж бесконтрольным, неправдоподобным вымыслом про очищение Храма, не считающимся с реалиями того времени.

Подчас путает: слова господина из притчи в Лк. 19:27 («врагов же моих…избейте предо Мною») у нее поданы как команда самого Иисуса при входе в Иерусалим («команду схватывать и убивать врагов»).

В общем, книга, начавшаяся с более-менее приемлемого пересказа серьезных ученых, во второй половине превращается в продукт, который ниже не только научного, но и среднего дилетантского уровня.

Глеб Ястребов

Комментировать

3 комментария

  • Администратор, 30.01.2019

    Выпускающий редактор журнала «Вода Живая» Тимур Щукин:

    «Базовая установка книги Латыниной (посмотрел аннотацию) заключается в том, что Иисус был лидером националистической агрессивной секты, а потом пришел апостол Павел, который придумал религию любви в ее нынешнем виде.

    Если вам когда-нибудь придется эту книгу обсуждать, запомните:

    1. Послания Павла датируются более ранним временем, чем Евангелия, хотя, возможно, современны некоторым источникам Евангелий. Следовательно, это евангелисты могли переделать апостола Павла, а не наоборот.
    2. В сочинениях апостола Павла очень мало параллелей с евангельской традицией (в чисто историко-литературном смысле). Более того, его знания об историческом Иисусе минимальны. Следовательно, он не мог быть источником и инициатором формирования образа «Иисуса Евангелий». Этот образ формировался кругом других учеников (и учеников учеников) Иисуса, которые опирались на личную память о Нем.
    3. При этом у нас нет никаких данных о том, что Павел пытался редактировать те (пусть минимальные) свидетельства об историческом Иисусе, которые он все же получал от Его учеников. Следовательно, он сам себя никаким реформатором не ощущал.
    4. Между Павлом, Евангелистами (Иоанном и Синоптиками), а также другими авторами новозаветных текстов, конечно, есть расхождения фактологического, культурно-языкового, даже богословского плана. Но нет никаких (ВООБЩЕ НИКАКИХ) свидетельств о том, что на уровне лидеров раннехристианской общины шла хоть какая-то дискуссия вокруг текущей политической повестки. А это было бы невозможно, если бы на каком-то этапе жизни раннехристианской общины произошла ее резкая деполитизация».

    Источник: https://www.facebook.com/timur.schuckin/posts/2442780062403552

    ***
    И мнение священника:

    Ответить »
  • Редактор, 16.06.2020

    Мнение священника о книге Юлии Латыниной: Иисус. Историческое расследование. Часть 2:
    https://youtu.be/XqkZ0J3rpek

    Ответить »