• Цвет полей:

• Цвет фона:


• Шрифт: Book Antiqua Arial Times
• Размер: 14pt 12pt 11pt 10pt
• Выравнивание: по левому краю по ширине
 
Иван-богатырь и Царство Обмана — Илья Литвак Автор: Литвак Илья

Иван-богатырь и Царство Обмана — Илья Литвак

(9 голосов: 4.44 из 5)

Мир сказки удивительно прост, в нём нет двойственности: добро – это добро, а зло – зло.
Но сейчас этот мир тяжело болен. Исконный враг человечества сумел подмешать в него свою ложь. Теперь «хорошими» героями стали полулюди-полузвери: человек-паук, человек-летучая мышь, а говоря сказочным языком – человек-оборотень или попросту «упырь».

 Сказка

 

 

Вместо предисловия

Мир сказки удивительно прост, в нём нет двойственности: добро – это добро, а зло – зло.
Но сейчас этот мир тяжело болен. Исконный враг человечества сумел подмешать в него свою ложь. Теперь «хорошими» героями стали полулюди-полузвери: человек-паук, человек-летучая мышь, а говоря сказочным языком – человек-оборотень или попросту «упырь».
А «упырь», как известно, забирает у людей их жизненную силу.
И вот из чудесного мира сказки, а вместе с ним и из наших детей, начала исчезать та прозрачная чистота, которая и является настоящей жизнью.
Где-то в сокровенной глубине души – там, где каждый человек остаётся наивным ребёнком, мне стало больно до слёз и очень захотелось, чтобы вдруг явился какой-нибудь русский богатырь вроде Ильи Муромца и разогнал все эти несметные полчища врагов.
Это желание было настолько сильным, что я взялся за перо, а точнее за шариковую ручку, и стал писать.
Так родилась сказка, которую ты, мой читатель, держишь сейчас в руках – сказка об Иване-богатыре и Царстве Обмана.

Глава 1. О том, как в Тридевятом царстве родился Иван-богатырь

Давно это было или недавно – то мне неведомо. А только жил в Тридевятом царстве, в тридесятом государстве царь Симеон. Был он нравом тих и кроток, крови зазря ничьей не проливал. И любили его люди в том царстве-государстве всё равно, как родного батюшку, а за глаза прозвали Симеоном Тихим.
Была у него жена, звали её Марфа. Любил он её крепко, не обижал никогда и звал не иначе, как «моя радость». Красавица она была такая, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Но всего краше у неё были глаза: голубые-голубые и такие добрые, что, кто ни взглянет в глаза марфы-царицы, так и кажется, что видит она все его печали. И часто бывало, что, не спросив ни о чём, помогала она людям в их горестях и несчастьях.
Жили царь с царицей долго и счастливо. И наградил их Господь за жизнь праведную тремя сыновьями. Старшего Егорием звали, среднего Григорием, а младшего окрестили Иоанном – Иваном, значит, по-нашему.
Недалеко от царского дворца крепко вросли в землю кряжистые горы. И на том месте, где каждое утро над страной царя Симеона Тихого поднималось красно солнышко, к вершине самой высокой горы ласточкиным гнездом прилепился чудный монастырь.
С этой-то высоты поднебесной по случаю рождения маленького царевича спустился, постукивая дробно посохом, монастырский игумен – отец Афанасий.
Трижды окунув младенца в купель со студёной водой, нарёк старец ему имя и, провидя его славную жизнь, предсказал:
— Будет сей младенец славным и могучим богатырём, какие ещё не рождались на нашей земле: вам – на радость, а многим народам – во спасение.
Так оно и случилось.
Рос Иван не по дням, а по часам. В месяц – на ножки крепкие встал, в два – уже сам на коня садился, а в год – таким богатырём соделался, что никто не смел с ним силой меряться. Мог он одной рукой вырвать из земли самое могучее дерево и забросить его высоко-высоко за белые облака.
Старшие-то братья были тоже молодцы хоть куда, но время любили проводить в праздности. Часами, бывало, за столами разносольными ели-пили из блюд золотых да серебряных. После на охоту отправлялись на царскую – кабана травить или медведя. А то храпели в опочивальнях храпом богатырским так, что в шкафах резных за стёклами посуда хрусталём звенела, и слышен был тот звон далеко за пределами дворцовыми…
Иван же часто поднимался в горы. И там вместе с монахами-черноризцами отбивал от скал тяжёлые камни. Спускали они потом эти камни в плетёных корзинах в долину, где мастера-умельцы складывали из них крепкие красивые домики. И при сильном ветре и при проливных дождях надёжно укрывали каменные стены своих жителей от непогоды.

Глава 2. В которой братья отправляются в путь

Быстро сказка сказывается, да не быстро дело делается. Пролетели деньки за деньками птицами перелётными. И прослышал однажды царь Симеон, что в одной дальней стране объявился новый правитель – царь Тивин Дурман паучий сын. Откуда появился – Бог весть. Кто поговаривал, что из норы глубокой поднялся он на поверхность, завладев сначала подземным царством земляных червей и разных ползучих гадов. А кто утверждал, что принёс его сильный ветер с последней бурей, что ломала деревья, как тростинки тонкие. Только захватил он власть вероломно, прогнав прежнего короля Бэлу и обольстив речами сладкими всех тамошних жителей.
Дошли слухи эти и до трёх братьев: Егория, Григория и Ивана. Поклонились они до земли своему батюшке и говорят:
— Отпусти ты нас, царь милый батюшка, силушкой богатырской с чудищем заморским переведаться!
Загрустил царь Симеон, да разве молодцев удержишь!
Стали братья снаряжаться в дорогу. Старшие всё о провизии думают. Тридцать возов кушаний разных да напитков для них снарядили. Чай поход-то дальний – могут братья проголодаться – не домой же им с пол дороги возвращаться?
А Иван вскочил на коня своего – да и был таков. Только пыль за ним столбом поднялась и вновь на дорогу улеглась, а его уж и след простыл. Словно ветер лёгкий, мчался он в монастырь за советом к старцу Афанасию.
Подъехав к вратам дубовым, соскочил Иван на землю и быстрым соколом влетел на мощёный монастырский двор, склонился под благословение старца, а тот будто ждал его – благословил молодого богатыря и тихо молвил:
— Знаю, знаю – зачем приехал ко мне. Трудное дело ты задумал. Силы молодецкой да удали тебе конечно не занимать. И сердце у тебя доброе – без чего богатырём настоящим и быть невозможно. Только мало этого, чтобы с таким коварным врагом управиться. Дам я тебе в подмогу верного слугу да совет добрый.
Обернулся старец чуть в сторону и махнул кому-то рукой. Тотчас встал перед Иваном малец лет десяти – живой такой, бойкий, кудри, словно золото на солнце переливаются, а глаза большие, серые и серьёзные, словно и не мальчик это, а муж зрелый, в боях да бедах-невзгодах испытанный.
— Ты не смотри, Иван, что мал он годками и ростом пока не вышел, — сказал старец. – Ранним утром, когда все ещё спят, выходит он тайно из монастыря и, преклонив колена, воспевает песнь чудную Богу. И такая красота в той песне слышится, что выходят к нему навстречу дикие звери. А горные потоки замирают, чтобы ничем не нарушить торжественной тишины, что опускается тогда на землю. Сирота он – Романом кличут. Вот уж несколько лет, как к нам прибился. Я говорил с ним о тебе. Он готов ехать с тобой, как только ты прикажешь…
Поклонился Иван-богатырь в ноги старцу Афанасию, как брата родного обнял маленького Романа. А после принял от старца благословение на бой с лютым врагом и меч отцовский, что уж много лет в монастыре за ненадобностью хранился.
Перед самым отъездом шепнул что-то старец Ивану на ухо. Видно, совет свой дал обещанный. А затем махнул рукой и долго ещё стоял, опершись на крепкий кедровый посох, пока не скрылись из виду всадники, направляя бег своих коней навстречу неведомой судьбе…

Глава 3. Новый помощник

Широко, привольно раскинулись по зелёным холмам маленькие деревеньки. Куда ни глянь – простор необозримый. По лугам травным тут и там виднеются коровы. На полях, крепко взявшись за плуг руками, пашут на небольших лошадках мужики. И некогда им оторваться от работы да вниз глянуть, где по дороге, вьющейся меж холмов, скачут два всадника.
Скачут уже много дней подряд. На ночь останавливаются, где придётся. А как утро проснётся да выкатит на небо солнце ясное в росе купать, снова в путь отправляются.
Долго ли ехали, коротко ли, а показалась вдали одинокая фигура солдата. Солдат идёт, в барабан бьёт, сам себе ритм задаёт – за спиной ранец кожаный да ружьё старое, во многих боях испытанное. Ружьё для солдата – всё равно, что верный друг: всегда под рукой и бьёт без промаха.
— Эй, служилый, далёко ли путь держишь? – крикнул Иван солдату.
— Путь мой не далёк, не близок – вроде и рукой подать, да всё не дойти никак. А ищу я могучего богатыря Ивана…
— Ну, коли так, то нашёл ты его. Ведь Иван – это я.
Остановился солдат, глянул на него из-под козырька, смерил взглядом, ус седой подкрутил и говорит:
— Слыхал я, что хочешь ты мечём шею царя Дурмана на крепость проверить. Вот и решил пособить тебе, чем смогу. И хоть силы такой, как у тебя, в руках моих нету, зато зорче глаза и вернее помощника в бою тебе не найти.
— Что ж, коли твёрдо ты решил идти с нами, я буду рад принять тебя в число моих друзей. Как звать тебя, солдат?
— Петром, — отвечал служилый и, не говоря ни слова, бодро зашагал им вслед.
И вот диво: хоть Иван с мальчиком коней своих особо не сдерживали, а поспевал за ними солдат, не отставая ни на шаг.
Так и добрались они к вечеру до ближайшего селения.

Глава 4. В которой наши друзья узнают грустную историю Радостной страны и одерживают первую победу

То была небольшая деревня, стоявшая на берегу ручья, прятавшего свою прозрачную воду в зарослях кувшинок. Иван пустил к нему лошадей, а сам быстро поднялся по пологому склону и стукнул негромко в дверь крайнеё, слегка покосившейся избушки. В окне той избушки ещё теплился мягкий огонёк. Послышался лёгкий шорох, дверь чуть приоткрылась, и на пороге появилась маленькая старушка.
— Не пустишь ли, бабушка, проезжих людей переночевать? – спросил Иван. Как утро настанет, уедем. Тихо уедем, спать будете и не услышите. Сон ваш покойный не потревожим.
— Вроде по говору – человек нездешний. Пусти их старуха – пусть переночуют, — раздался из избы голос старика.
Старуха немного отступила назад и пропустила путников в дом. Она жестом пригласила гостей сесть за нехитрый ужин, а из глубины избы к ним вышел высокий худой старик. Гордая осанка и благородные черты лица указывали на его знатное происхождение, а вытертая одежда носила следы былой роскоши.
— Откуда вы, добрые люди, и куда путь держите? – спросил он.
— Едем мы из дальнего царства, тридесятого государства. А ищем мы паучьего царя Тивина Дурмана, что людей слёзы горькие лить заставляет да в подземелья глубокие загоняет.
Ночной сумрак будто сгустился ещё сильнее и нашёл на лицо старика, когда Иван-богатырь произнёс имя паучьего царя. И поведал он им свою печальную историю.
— Кто бы из вас мог подумать, что дряхлый старик, что сидит сейчас с вами за одним столом, был раньше королём этой некогда богатой и прекрасной страны. Горько мне вспоминать об этом, а ещё горше рассказывать… Когда паучий царь появился в нашей стране, он был мелким, уродливым существом. Но как он говорил… Какие сладкие льстивые речи вливал он в наши уши! А между тем потихоньку обольщал нас призрачными мечтами о великом счастье, которое мы можем получить из его мохнатых лап.
Однажды он принёс мне в подарок маленькое зеркало. Взглянув в него, я позабыл всё на свете! Словно погрузившись в волшебный сон, я увидел всё то, о чём мечтал в своей жизни. Я снова был молод и силён. Трубы и фанфары сливались в единый поток с криками народа, прославляющего своего великого короля. Все соседние владыки склоняли головы, стоя на коленях перед моим троном. Казна ломилась от сокровищ. Я возносился в славе всё выше и выше… Но вот синей дымкой подёрнулось изображение в чудесном зеркале. Я очнулся от сна. Нужно ли говорить, как я был благодарен паучьему царю за его подарок? По моему приказу сотни мастеров ювелиров под его руководством изготовили для жителей моей страны зеркала причудливой формы, глядя в которые, каждый уносился в свои мечты. А гадкий паук тем временем напустил повсюду синего дыма. От которого люди теряли память и волю. Этот дым проникал в человека, заполнял его душу и в конце концов, как крепкими цепями, сковывал его по рукам и ногам. Тогда у нас появилась паучьи стражи. Больше всего они походили на дымчатых, вьющихся кольцами, крылатых змеев. Они загоняли людей в глубокие подземелья, где паук чувствовал себя полным хозяином и господином.
— И вы даже не пытались сопротивляться?! – спросил поражённый услышанным Иван.
— Как же не пытались? Я пробовал собрать войско. Но многие из людей, одурманенных синим дымом, встали на сторону паучьего царя. Кроме того во время решающей битвы откуда ни возьмись появился чёрный рыцарь свирепый, как тигр. В мгновение ока он переносился в своём развевающемся плаще с одного места сражения на другое, всюду сея смерть и ужас. И не было среди нас такого богатыря, чтобы противостоять ему в схватке. Как оказалось впоследствии, это был дальний родственник паучьего царя, прилетевший по его зову на помощь. Раньше моя страна называлась Радостной страной, а с приходом власти паука, стала называться Страной Печалией…
Старик горестно замолчал. Друзья невольно притихли. Наконец Иван первым нарушил молчание.
— Когда паучья стража уводит людей в плен? – спросил он.
— Это бывает почти каждую ночь. Возможно, случится и в эту. Вы можете стать свидетелями этого зрелища, ведь наш дом стоит на самой границе, за которой начинаются владения царя Дурмана.
В это время послышались странные звуки. Они напоминали собой позвякивание множества стеклянных колокольчиков. На душе Ивана и его товарищей стало тоскливо, словно что-то сжалось у них внутри в ожидании неприятной встречи. Взяв со стола лампу, Иван осторожно открыл дверь и вышел во двор. Солдат и мальчик последовали за ним.
В небе ярко светила луна, так что и без лампы было отчётливо видно всё, что делалось вокруг. По дороге двигалась вереница людей. Их головы были опущены к земле, а на согбенные спины как будто давил тяжёлый груз. По бокам их сопровождали странные существа, похожие на давно вымерших драконов. На шее каждого из пленных на тонкой цепочке было привешено маленькое серебряное зеркало. На нём чёрными резными буквами было написано название того счастья, которое получил человек от паучьего царя. При ходьбе эти зеркала жалобно звенели, создавая своим хором ту музыку, которая так тягостно подействовала на наших друзей в доме.
— Куда их ведут? – прошептал мальчик.
— Видно в подземелье паучьего царя, — ответил Иван, и его рука невольно нащупала рукоять отцовского меча.
— Даже не пытайся с ними справиться, — послышался позади голос старого короля. – С твоей силой можно идти на любого врага. Но не будешь же ты рубить мечём смесь тумана и дыма, из которых созданы эти драконы!
— Да, пожалуй, меч здесь не поможет. Я поберегу его для царя Дурмана и его чёрного рыцаря. Тут нужно средство посильнее.
Иван повернулся к мальчику и взял его руками за плечи. Твёрдо глядя в его серые глаза, он произнёс:
— Спой, Роман. Спой ту песню, от которой на душе становится так легко, что хочется взлететь в небо! От которой прекращаются ссоры и вражда, и даже дикие звери выходят к тебе из чащи леса, не причиняя вреда друг другу.
Лицо мальчика словно осветилось во тьме незримым светом. Он скоро достал из походной сумы священную книгу псалмов царя Давида. Как лёгкое дуновение ветра в полуденный зной полился в ночь чистый голос мальчика. Слова гимна, прославляющего Всемилостивого Бога, поднимались к небу и с непобедимой силой падали с высоты на землю. Рваными клубами едкого дыма стали извиваться и корчиться паучьи стражи. Они беззвучно щёлкали острыми зубами, царапали когтистыми лапами воздух, словно сражались с незримым врагом. Слова священной песни прибивали их к земле, сковывали движения и, наконец, превратили в серые хлопья пепла, которые, смешавшись с каплями росы, глубоко впитались в землю. Маленькие зеркала со звоном разлетелись на множество мелких осколков. Невидимые нити, связывавшие пленников, порвались под чьей-то властной рукой, а сами люди как будто очнулись от крепкого сна. Они с изумлением оглядывались вокруг, не понимая, что с ними произошло. Слёзы безграничной веры скользили по щекам мальчика, когда он закончил пение. Солдат, словно зачарованный, стоял рядом. А Иван, переполненный ликованием, закричал:
— Радуйтесь, люди! Вы свободны! Расходитесь по домам и расскажите всем, кого встретите на своём пути, что власти мерзкого царя Дурмана приходит конец!
И, подхватив маленького Романа, он поднял его высоко в воздух и захохотал так громко, что ему в ответ одобрительно зашумели лесные деревья.
Первые лучи восходящего солнца осветили все дороги и тропы. По ним расходились освобождённые пленники, и повсюду разносилась радостная весть о первой победе.
Попрощавшись с гостеприимным старым королём и узнав дорогу к столице, наши друзья отправились дальше.

Глава 5. Совет в башне

А в это время в огромной зале, освещённой горящими факелами, метался по толстой и липкой паутине царь Тивин Дурман I. То в обличье мерзкого огромного паука, то принимая человеческий образ с красной, вытянутой вверх яйцевидной головой, испещрённой мелкой паучьей сеткой, он нигде не находил себе покоя. Посреди залы стоял рыцарь. Чёрный кожаный плащ ниспадал с плеч на каменный холодный пол. Голову рыцаря в чёрном головном уборе украшали два закруглённых на концах рога. Верхнюю часть лица скрывала маска, из отверстий которой глядели на паучьего царя два мерцающих холодным огнём глаза. Рыцарь стоял крепко, скрестив на груди сильные руки, и казалось, что никто и ничто не сможет сдвинуть его с места, пока он сам того не захочет.
— Сколько времени я потратил, чтобы утвердить свою власть над этими землями, — доносились из разных концов залы гневные слова паучьего царя. – Сколько сил мне пришлось положить для того, чтобы напоить воздух смрадом гниения!.. Эти негодные людишки даже не пробовали сопротивляться. Их король бежал из страны после первой же битвы. И только их дети, да, их дети не хотели дышать отравленным воздухом. Но и их я сумел в конце концов обмануть! Как это было просто – дать им книжки с прекрасными картинками, ведь дети больше всего любят в них именно картинки. И чтобы в этих книжках добро было искажено до безобразия, а зло творило добрые дела. Мы обманули даже детей, Блэкмэн! И вот после стольких усилий и бессонных ночей приходит какой-то Иван с сопливым мальчишкой и старым солдатом, и всё рушится! Моя стража становится сажей, а пленники разбегаются по всей земле!
Чёрный рыцарь чуть подёрнул плечами.
— Они не пройдут далеко. В ближайшее время на них наткнётся один из отрядов наших отборных воинов, которым доверена охрана всех дорог и селений. И через день после этой встречи ваш Иван вместе со своими друзьями будет стоять здесь связанный по рукам и ногам.
Рыцарь подошёл к открытому окну, резко взмахнул руками, отчего его плащ взлетел вверх и стал похож на два резных крыла летучей мыши, и бесшумно вылетел из дворцовой башни.

Глава 6. Рассказ солдата

После победы над дымчатыми драконами Иван и Пётр решили держать по ночам дозор. В эту ночь стоять на карауле была очередь Ивана, а солдат и мальчик грелись у небольшого костра.
Тонкой струйкой вился в небо дым. Высоко-высоко над лесом горели звёзды. Роман лежал, закинув руки за голову, и думал: «Как много звёзд на небе… Всё равно, что людей на земле. И звёзды все разные, и люди тоже – все разные. Хотя конечно очень похожи друг на друга. Но почему одни люди счастливые – а другие несчастные? Почему?»
— Дядя Пётр, а дядя Пётр… Ты не спишь?
— Не сплю.
— Я вот всё думаю, почему одни люди бедные, а другие богатые? Одни счастливые – а другие нет?
Где-то в глубине леса крикнула что-то на своём непонятном языке сова. Солдат слегка потянулся и неторопливо начал рассказывать:
— Слыхал я от своего деда, что в деревне, где я родился, жили два брата: Степан да Лаврушка. Работали он много, а жили бедно, но не унывали, и песни всё весёлые напевали.
И вот случилось как-то старшему брату найти в поле старый кувшин. Раскопал он его, крышку стал снимать. А крышка запечатана так, что не открыть никак. Пока над ним возился, младший брат подоспел. Ножом крышку сковырнули, глянули – а там монеты золотые да серебряные — чеканки старой, и надписано всё не по-нашему, а по-басурмански. Видно, в давние времена один из воинов сокровище своё схоронил, а вернуться за ним ему уж не пришлось.
— Что же ты, брат, с таким богатством делать-то будешь?
— А не твоего ума дело – не ты нашёл, не тебе и решать…
Сгрёб Степан все монеты обратно в кувшин и затрусил к себе домой.
Долго с тех пор братья не виделись. Старший себе дом в городе купил, женился на богатой невесте и зажил припеваючи. Чего только душеньке не захочется, всё тотчас в доме появляется. Ещё бы – с таким-то богатством!
Живёт так Степан, живёт, а счастья всё нет и нет. Всё вроде у него есть, а вот счастья нет, и всё тут.
Деньги в подушку зашил. Ночью спит на ней, а днём – в сундук кованный запирает, а ключ от сундука на верёвке себе на шею вешает. Если нищий постучится – гнать велит. А со временем собак завёл злых, так что бедняки дом Степана за три версты обходить стали.
Прослышал о том Лаврушка. Жаль ему стало брата: погибает ведь. Заплакал он, стал на колени и давай поклоны земные бить, Бога просить, чтоб помог он брату. Сказано же в Книге Святой, что проще верблюду пройти сквозь игольные уши, чем богатому – в Царство Небесное. Молился он так и не заметил, как уснул. И слышит под утро стук в дверь. Открывает – Степан! Что такео? Что случилось?
За ночь весь дом сгорел, как есть, дотла. И сундук сгорел, хоть и кованный железом был. Жена, как поняла, что муженёк её разорился, плюнула да и к отцу своему сбежала. Остался Степан один, только ключ на верёвке болтается.
Обнял его Лаврушка, боится – не наложил бы тот с горя на себя руки. А Степан-то улыбается широко да светло. Будто и не горе у него, а радость великая.
— Эх, — говорит, — брат. Кабы знал ты, как легко у меня на душе стало, как лишился я всего! Словно груз тяжкий с меня сняли.
И точно, богатство-то, если его только на себя тратить, одно горе с собой несёт.
Зажили братья тихо и мирно, как в прежние времена. И не голодали, хлеба всегда хватало. Такая вот история, значит…
Вот и думай, Роман, надо ли за богатством гоняться, и большое ли оно счастье даёт?..
Закончил солдат историю да и заснул, а, может, только вид сделал. Так что если Роман и хотел спросить ещё чего, то пришлось ему на бок повернуться и тоже уснуть, подложив для мягкости ладонь под голову.

Глава 7. Торговец игрушками

На следующее утро путники въехали через высокие ворота в главный город страны. Из окон домов то и дело высовывались лица хозяек и любопытные рожицы детей: чай, не каждый день гости заморские по их улицам проезжают. На стенах тут и там попадались затейливые вывески: башмак – значит, здесь, внизу находится мастерская башмачника, ножницы – это портной, а вот крендель – значит, здесь пекарня.
Роман из любопытства придержал своего коня перед необычной вывеской. На искусно сделанном из серебристой проволоки цветке мирно сидели два игрушечных голубя. А снизу, обвиваясь вокруг цветоносного стебля, к ним ползла отвратительная ядовитая змея. Из лавки выбежал торговец и стал низко кланяться, словно хотел своей бородой вымести весь сор из-под ног путников.
— Заходите! Заходите, гости дорогие. Всё, что вам нужно, в моей лавке найдётся.
— Дядя Пётр, гляди – игрушек сколько! – прошептал Роман на ухо солдату. – И какие страшные – одни пауки хищные и змеи. И драконы, совсем как те, что пленников в подземелья загоняли. А у солдатиков лица такие злые, будто и не люди это, а звери лютые в человечьем обличие.
— А что, милейший, — обратился солдат к торговцу, — подобрее у вас игрушек не найдётся?
— По указу вседобрейшего и всемудрейшего царя Дурмана разрешается продавать только такие игрушки. Они пробуждают в детях любовь ко всему доброму и прекрасному.
— А по-моему, от них дети будут становиться злыми и жестокими.
— Ну, что вы, что вы! Ошибаетесь. А вот не изволите ли взглянуть? По приказу нашего вседобрейшего царя всем приезжим выдаются чудные зеркала, причём совершенно бесплатно.
Торговец ловко вытащил из-под прилавка маленькое заркальце, но его руку перехватил богатырь Иван, дотоле молча за всем наблюдавший.
— разве тебе не известно, торговец, что по приказу всемудрейшего царя Дурмана все волшебные зеркала приказано разбить и под страхом смертной казни в них не смотреться?
Торговец вздрогнул. Пальцы его рук от неожиданности разжались, и зеркало, жалобно звякнув об пол, разлетелось на куски.
— разве был такой приказ?! – испуганно спросил он.
— будет, — ответил богатырь, — и не позднее сегодняшнего вечера!
Оставив растерянного продавца выметать осколки, Иван и его друзья направились к городской площади.

Глава 8. Мякиш

Высоко в небе развевались флаги. На них виднелись изображения паука и чёрной летучей мыши – новый герб Страны Печалии. На площади происходило что-то необычное. Кругом толпился народ, слышались хохот и возбуждённые крики.
Подъехав ближе, наши друзья увидели странное зрелище. Несколько подростков били взъерошенного мальчугана лет семи.
— за что его так? – спросил кто-то в толпе.
— Да вроде как на ногу одному из них наступил.
Мальчик нелепо размахивал руками и пытался уворачиваться от ударов, но вскоре под свист и улюлюканье кубарем полетел на мостовую. Подростки же продолжали избивать его ногами.
Не размышляя долго, солдат начал пробираться вперёд. Через мгновенье один из парней, по виду главный зачинщик драки, уже беспомощно болтался в воздухе, пытаясь вырваться из рук солдата, но тот крепко держал его за шиворот.
Толпа затихла: такого поворота событий никто не ожидал.
Вдруг словно из-под земли перед солдатом выросли два рослых стражника. Они были закованы в стальные латы, держали в руках копья, а на груди у каждого красовался знак хищного паука.
— Разве тебе не известно, чужеземец, — прокричали они разом, — что по законам нашей страны каждый имеет право на абсолютную свободу? Он может делать всё, что захочет. И никто не смеет ему в этом мешать. Это великое благо дал подвластным ему народам царь Тивин Дурман I. Тот же, кто посмеет нарушить сей закон, подлежит аресту и смертной казни.
С этими словами они протянули руки к солдату, но тут же покачнулись и с грохотом разлетелись в разные стороны. А на их месте солдат увидел богатыря Ивана.
— Они нарушили закон этой страны, — с напускной серьёзностью проговорил он. – Пришлось их немного наказать.
Толпа начала быстро редеть. Подростки бросились врассыпную. С земли поднялся тот мальчик, за которого заступился солдат. Он начал отряхиваться и недоверчиво косился то на своих освободителей, то на стражей порядка, неподвижно лежащих на земле.
— Как тебя зовут? – как можно мягче спросил солдат.
— А вам это зачем?
— Нужно же знать, как к тебе обращаться.
— Мякиш, — нехотя пробурчал мальчуган и вдруг расплылся в широкой улыбке, — а это вы их разогнали?
— Вроде как мы…
— Знаешь ли ты, малыш, как проехать к царскому дворцу? – вступил в разговор Иван.
— Ко дворцу?! – испуганно проговорил мальчуган и шмыгнул носом. – Знать-то я знаю. Да только кто ж туда по доброй воле поедет?
— Вот мы и поедем. Но если ты боишься, можешь оставаться.
Иван тронул поводья и, развернув коня, шагом направил его к ближайшей улице. За ним последовали его друзья.
Вскоре они услышали позади себя торопливые шаги. Это Мякиш изо всех сил старался догнать их и что-то кричал им вслед. Наконец ветер донёс слова мальчика:
— Подождите! Подождите!.. Я покажу вам дорогу!.. Подождите…
Через несколько минут он уже сидел на коне позади Ивана.

Глава 9. Генеральное сражение

Перед главной башней царского дворца шли спешные приготовления к походу «армии порядка». Это были те воины, что предали своего короля Бэлу и перешли на сторону паучьего царя. Их шлемы украшали рога – дань уважения командиру – чёрному рыцарю. Споры воины решали поединком. Противники разбегались и сталкивались лбами, как молодые бараны. Кто сильнее – тот и прав.
В свободное время они перебрасывались тяжёлой гирей, норовя расквасить друг другу и без того страшные физиономии, или сидели в трактире, лихо положив ноги в тяжёлых сапогах на стол и потягивая их больших глиняных кружек крепкое пиво. Захмелев, воины раскачивались в обнимку из стороны в сторону и горланили лихую песню:

Пусть прыгнет пиво высоко
Из наших кружек, йо-хо-хо!
Под грохот кружек мы споём
О том, как весело живём.

Паук без нас, да-да, ура!
Царём не стал бы никогда!
Под грохот кружек мы споём
О том, как весело живём.

Нам чёрный рыцарь – командир,
И он в бою непобедим!
Под грохот кружек мы споём
О том, как весело живём.

Они называли друг друга «крутыми парнями». Но по причине многочисленных драк у всех недоставало передних зубов. Буква «р» в слове «крутые» куда-то пропадала, и вместо «крутые» слышалось «кнутые», поэтому в народе их называли попросту «кнутами». И вот теперь они суетились, торопливо облачаясь в латы, и приводили оружие в боевую готовность.
Начальники отрядов, выкатив от ярости глаза из орбит, орали на рядовых воинов, которые всё никак не могли построиться правильными рядами. «Кнуты» спорили между собой, кому стоять первым, а кому – последним.
Барабанщики старались изо всех сил, выбивая дубинками сигнал боевой тревоги. Наконец войска удалось построить.
Всё это время в главной башне слышалось какое-то странное бульканье и клокотание. Оттуда выплывали рваные облака синего тумана. Они всё больше и больше уплотнялись и, наконец, скользнули под ноги каждого из солдат. Вся армия взмыла высоко в небо.
Над головами солдат, чуть впереди, со свистом рассекая воздух, летел их главнокомандующий – чёрный рыцарь Блэкмэн. Он лично повёл их в бой, намереваясь одним ударом раз и навсегда покончить с незваными пришельцами.

От столицы Печалии до царского дворца было несколько дней пути. На лошадях можно было добраться гораздо быстрее, и Иван надеялся встретиться с паучьим царём лицом к лицу уже на следующее утро. А пока они устроили привал на берегу быстрой реки у опушки леса.
Но отдохнуть им на этот раз не пришлось.
Первым заметил надвигающуюся опасность маленький Роман.
— Смотрите! Смотрите! – закричал он, указывая вдаль на потемневшее небо. – Как их много, целая армия! Как же мы с ними со всеми справимся?
По небу, насколько хватало глаз, стройными шеренгами плыли на синих облаках вооружённые до зубов воины. Они не понимали, зачем их собрали в таком количестве. Каждый из них в одиночку мог разогнать целые толпы жителей страны. Они самоуверенно смотрели с высоты на землю, и синий туман клубился в их не знающих жалости глазах.
Не говоря ни слова, солдат вскинул на плечо ружьё. Вскоре к нему присоединился Иван – он натягивал тугой лук, и тетива тихим звоном провожала в путь калёные стрелы. Ни один выстрел не пропал даром, ни одна стрела не вернулась на землю, не поразив цели. Они сбивали со шлемов бычьи рога, разбивали вдребезги стальные доспехи, и воины, теряя равновесие, с оглушительным шумом падали в реку.
Но их было слишком много…
По команде чёрного рыцаря ряды воинов плотно смыкались, заполняя место упавшего товарища, и они неудержимой лавиной приближались к противнику. Выхватывая из раструбов железных перчаток куски лёгкой паутины царя Дурмана, они бесстрашно прыгали вниз. Держа сеть над головой, воины плавно опускались на берег и тут же бросались вперёд, размахивая в воздухе тяжёлыми мечами.
Мальчики с солдатом укрылись в ветвистой кроне большого дуба. Их никто не искал, «кнутам» было не до того. Толкая друг друга, они лезли в самую гущу схватки, туда, где бился один против всех богатырь Иван. В своём тщеславии каждый из воинов думал, что именно против его силы и ловкости богатырь не сможет устоять в бою. Но тщетны были их надежды. Иван расшвыривал их в разные стороны десятками.
Прошло всего несколько минут от начала боя, и остатки разбитого войска, побросав доспехи, в одних рубашках плыли, спасая свою жизнь, на другой берег быстрой реки…
Иван чувствовал себя словно после хорошо выполненной тяжёлой работы. Он не гордился победой. Подойдя к реке, сбросил боевые рукавицы и, сняв шлем, набрал в него чистой речной воды. Но не суждено было сражению закончиться так скоро. Чёрной молнией упала с неба тень командира «армии порядка», и острый меч взлетел над головой безоружного Ивана. В тот же миг из кроны большого дуба полыхнул огонь, и меч, выбитый выстрелом, упал на песок.
Расправив крылатый плащ, Блэкмэн слёту подхватил оружие, а Иван тем временем успел добраться до своего. Сталь встретилась со сталью, глаза Ивана – с холодным взглядом Блэкмэна.
— Готовься к смерти, Иван! Я вырежу своим мечём твоё богатырское сердце! – свирепо закричал чёрный рыцарь.
Тут уж Иван рассердился:
— Ах, ты чудище рогатое! Не убивши добра молодца – не хвастайся!
Искры полетели в стороны от мечей и с шипением гасли в лёгких речных волнах. Рыцарь наносил богатырю сразу несколько молниеносных ударов и тут же ускользал от него в своём крылатом плаще. Он всё время оказывался позади Ивана, стараясь нанести ему коварный удар в спину. Наконец, Иван изловчился и быстрым движением ухватил рыцаря за плащ. Пойманной птицей рванулся Блэкмэн изо всех сил в сторону от богатыря, оставив в руках Ивана чёрных кожаный лоскут. А Иван, не давая рыцарю опомниться, погнал его вдоль берега, отшвыривая мечём всё дальше и дальше.
Он вдребезги разбил меч противника и следующим движением одним махом срезал у него с головы оба закруглённых рога.
Опозоренный рыцарь тотчас взмыл вверх и неровными зигзагами скрылся в облаках…
— Вот и пригодились мне в бою твои зоркие глаза и верное сердце, солдат! – проговорил Иван и, зажав шлем и рукавицы под рукой, направился к опушке.
С дерева, цепляясь за ветки, спустились к нему солдат и два мальчика. Мякиш во все глаза смотрел на богатыря, который в одиночку управился с таким огромным войском. Роман же не меньше гордился солдатом. С этого дня он твёрдо решил научиться стрелять из ружья так же метко, как и его старший друг.

Глава 10. В ней наши друзья приближаются к Башне Обмана

Дорога узкой лентой уходила вдаль, за горизонт. Уже давно дождь не проливал здесь свою живительную влагу. Земля от засухи потрескалась, словно покрылась гигантской паутиной. Растения высохли и превратились в пыль, а звери ушли отсюда далеко-далеко – туда, где власть паука проявлялась не так сильно…
Вдали начали вырисовываться величественные очертания царского дворца. От него исходило такое сияние, словно он был сложен из драгоценных камней. Капли синего тумана вокруг дворца казались нежным серебром, а над куполом самой высокой башни горела яркая звезда. Путники не могли отвести от него восхищённого взора.
— Это обман! Всего лишь обман, и больше ничего! – зашептал маленький Мякиш.
Они подъехали ближе, что же?..
Дворец исчез. Растаял в воздухе, как исчезает отраженье в прозрачной воде от нежданно набежавшего ветра. Вместо него посреди груды огромных валунов, набросанных друг на друга, возвышалась Башня Обмана, острой стрелой уходящая в небо.

Глава 11. Находчивость Ивана

На самом верху Башни в огромной пещере свил себе гнездо царь Тивин Дурман I. Там царил мрак, и только сквозь небольшое окно осторожно заглядывали слабые солнечные лучи. Здесь человек-паук чувствовал себя в безопасности. Никто без его воли не мог забраться на такую высоту. Только чёрный рыцарь Блэкмэн влетал в его логово на своих быстрых крыльях. Сам Тивин Дурман сходил вниз, цепляясь за длинную, выброшенную из окна, крепкую сеть.
Подъехав к Башне, Иван спешился и, передав поводья солдату, поднялся по валунам к её основанию. Нигде не было видно ни входа, ни выхода.
Вдруг перед ним откуда ни возьмись возникла фигура Блэкмэна.
— Великий владыка ждёт тебя в своих покоях. Он хочет предложить тебе мир. Условия договора ты узнаешь там, наверху. Если конечно доберёшься… — добавил он и, криво усмехнувшись, взвился ввысь.
Иван провёл рукой по гладкой поверхности Башни.
Она была округлой формы и скользкая, словно отполированная множеством старательных рук. Не раздумывая долго, он выхватил меч и начал его рукоятью выбивать в стене глубокие ступени. Не зря он провёл многие дни высоко в горах, разбивая крепкие скалы на части. Теперь этот опыт ему как раз пригодился. Медленно и верно карабкался богатырь всё выше и выше. А внизу солдат зарядил ружьё и встал наизготовку. Если бы рыцарь вдруг решил помешать Ивану, то ему пришлось бы рисковать своей жизнью, подставляя себя под меткие выстрелы солдата.
Время тянулось томительно долго. Глаза мальчиков устали напряжённо смотреть вверх. Наконец Лицо Ивана оказалось как раз на уровне единственного башенного окна. Он ухватился руками за край и мгновенно скрылся внутри.

Глава 12. Поединок

Во всю ширину пещеры перед ним раскрылась шатром огромная паутина. В самом центре на мягком ложе восседал мохнатый паук. Он слегка покачивался из стороны в сторону, словно на воздушных качелях, уставив пустой взгляд выпученных глаз на богатыря. Щёки его свисали вниз, как у бульдога, а изо рта щерились в ядовитой улыбке два тонких жала. Иван едва ли мог представить себе существо омерзительнее и гаже, чем то, которое увидел перед собой.
Но вот паук щёлкнул своими волосатыми пальцами, и перед изумлённым Иваном предстал крепкий высокий человек средних лет. Поверх синего костюма, плотно облегавшего его мускулистую фигуру, были одеты панцирь, перчатки и туфли из красной кожи. Два белых пустых глаза, обведённых вокруг чёрной полосой, мёртво и холодно смотрели Ивану в лицо, выдавая в человеке того, кем он был на самом деле.
— Ну, что, Иван? Не так уж я и уродлив, как кажется на первый взгляд, — крикнул он и, словно морская змея, скользнул к богатырю.
Заискивающе глядя ему в глаза, паучий царь зашептал горячо и быстро:
— Зачем нам воевать, Иван? Ты да я, да мы с тобой – завоюем весь мир! У тебя будет всё, что нужно человеку: власть, почёт, богатство, слава. Всё, что ты пожелаешь, будет лежать у твоих ног. Я сделаю тебя главнокомандующим моей армии. Блэкмэн будет твоим заместителем, он не обидится, не бойся… Я тебя не тороплю. Подумай, Иван. Подумай… А пока – милости просим, у нас сегодня праздничный обед в честь дорогого гостя.
Царь Дурман ещё раз щёлкнул пальцами, и всё вокруг мгновенно преобразилось. Паутина разлетелась в разные стороны, стены, пол и потолок покрылись дорогими коврами. Над головой Ивана засиял чудный хрустальный светильник. Во всю длину пещеры протянулся узкий стол на коротких ножках, а по бокам разместились аккуратные бархатные подушки, расшитые золотом и серебром.
Откуда-то внезапно появились слуги в высоких тюрбанах и больших шароварах. Они несли на блюдах заморские лакомства, а в белых фарфоровых кувшинах – прохладительные напитки.
Но праздник оборвался, не успев начаться.
Иван отодвинул в сторону снующего перед ним слугу и, обращаясь к царю Дурману, громко произнёс:
Не пиры пировать приехал я сюда и не переговоры с тобой вести, чудище поганое. А приехал я, чтобы снести с плеч твою гнусную, уродливую голову. Чтобы перестали литься горькие слёзы по земле. Чтобы из подземелий вышли люди, одурманенные твоим ядовитым дыханием. Так готовься к бою, если можешь воевать не только языком раздвоенный, но и мечём булатным!
Тотчас богатое убранство пещеры исчезло. А сквозь едкий дым увидел Иван перед собой перекошенное злобой лицо человека-паука. Блеснул в воздухе с шумом выхваченный из ножен отцовский меч, и Иван кинулся на врага.
Но не так-то просто был паучий царь, чтобы схватиться с богатырём в честном бою. Раздался глухой хлопок, как будто из сосуда выдернули пробку – и пространство пещеры потонуло во мраке. Словно каракатица, выпустил паучий царь чёрную полужидкость-полугаз, чтобы скрыться от неминуемой гибели.
Держа меч наготове, Иван напряжённо ждал, с какой стороны паучий царь поведёт наступление. И вот где-то сбоку послышался лёгкий шорох, как будто кто-то перебирал тихонько по полу мохнатыми лапами.
Иван бросился на звук и нанёс мечём несколько сокрушительных ударов наугад. В тот же миг он почувствовал, что кто-то сильно ударил его по руке. Меч выпал в темноту, со звоном ударился об пол и покатился в сторону.
Оставшись в темноте без оружия, Иван понял, что полностью попал в лапы противника. Ещё мгновение – и его жизнь оборвётся. Он так и не сможет совершить то великое дело, ради которого положил столько сил! В этот смертный час предстал пред его взором горный монастырь и старец Афанасий, благословивший его на битву. Иван услышал его голос отчётливо и тихо произнёсший всего несколько слов. Это был тот самый совет, что должен был помочь ему в трудную минуту. Словно какая-то пружина разжалась в смертельно тоскующем сердце Ивана. Радость наполнила всё его существо! Рванув одной рукой за ворот кольчуги, он выхватил из-за пазухи драгоценный нательный крестильный крест. Подняв его над собой настолько высоко, насколько позволяла цепочка, срывающимся от волнения голосом он начал громко читать слова молитвы, от которой отступает всякая нечисть бесовская и тварь ядовитая:
— Да воскреснет Бог, и расточатся враги его!..
Словно гром грянул в паучьей пещере и сотряс её силой великой, когда Иван произнёс эти слова. А голос его разрастался ещё сильнее, разносясь по всем закоулкам Башни и вылетая свободной птицей сквозь полукруглое башенное окно.
— И да бежат от лица Его все ненавидящие его! Яко исчезает дым, да исчезнут, яко тает воск от лица огня…
Лучи ослепительного света брызнули от креста Ивана во тьму пещеры. Они разрезали её острыми стрелами, словно плотную ткань, и она падала на пол рваными кусками, разбиваясь и исчезая бесследно.
И услышал Иван, будто голос ангельский – чистый и прозрачный – подпевает ему откуда-то слова молитвы:
— Яко тает воск от лица огня, тако да погибнут беси от лица любящих Бога и знаменующихся крестным знамением и в веселии глаголющих…
Это мальчик Роман, чувствуя сердцем, что тяжко приходится богатырю в схватке с врагом, встал на колени и запел, призывая на помощь Ивану Всесильного Бога.
Взвыл царь-паук диким голосом и, метнувшись к окну, начал лихорадочно карабкаться на самый верх Башни. Словно угли раскалённые, жгли его слова молитвы, пронзая своей небесной чистотой его мрачную душу. А Иван, подхватив меч, бросился за ним. Наверху Башни паук развернулся, чтобы в последний раз попытаться нанести богатырю смертельный укус ядовитым жалом. Но не успел он открыть свой поганый рот, как отсёк Иван его дурную голову, и покатилась она вниз, а следом полетело и отвратительное тело паучего царя. Разбившись о землю, разлетелось оно на мелкие части, каждая из которых превратилась в маленького чёрного паучка. Паучки те, спеша и толкаясь, попрятались в трещины земли…
В тот же час глубокие подземелья раскрылись, и из них выбежали на волю пленники. Они смеялись и плакали одновременно. Великая радость настала во всей той земле. Радовался и мальчик Роман. От его чудного пения последние остатки дурмана выходили из душ людей, и их сердца разгорались яркой небесной любовью. Страна Печалия вновь стала Радостной Страной.

Глава 13. Заключительная

Не любил Иван-богатырь славы и почестей. Уехал он потихоньку вместе со своими друзьями домой.
Недалеко от границы встретили его старшие братья. Они как раз уже съели половину провизии…
Все трое друзей приехали поклониться мудрому старцу Афанасию. Мальчик Роман и старый солдат остались при нём в монастыре. А Иван возвратился к отцу. Тот со слезами принял сына в объятия и тут же объявил ему свою волю:
— Будешь теперь, Иван, править народом ты. А я уйду на покой с полной уверенностью, что будет в моём государстве мир и порядок.
И царствовал Иван-богатырь в том царстве-государстве долго и счастливо.
А что же рыцарь Блэкмэн? Куда он девался? Кто его знает.. С тех пор его никто не видел. Видно, испугался он богатырской силушки Ивана и улетел неизвестно куда.
А вдруг он захочет появиться у нас и попробовать установить тот порядок, который провалился в Радостной Стране?
Нужно нам с вами быть осторожными. Если это произойдёт, то верным признаком того будут портреты чёрного рыцаря, расклеенные повсюду, как пример для подражания. Для детей появятся книги о его «добрых» подвигах. Он может сменить имя, но ни за что не согласится поменять свой чёрный костюм, маску, шлем с закруглёнными рогами и широкий пояс с изображением на пряжке летучей мыши.
А если мы с вами будем невнимательными, то любой из тех малых паучков, на которых рассыпалось тело Тивина Дурмана I, может начать расти и одурманивать наши души сладким синим туманом. Тогда наступит эпоха нового царя – Тивина Дурмана II. Только явится ли против него такой могучий богатырь, как Иван? И старый верный солдат, как Пётр? И найдётся ли мальчик с такой сильной верой и с таким чистым сердцем, как Роман-сладкопевец?.. Поживём – увидим.

К О Н Е Ц

Авторы
Самое популярное (читателей)
Обновления на почту

Введите Ваш email-адрес: