Снова у старца. Рассказы старца Паисия для маленьких — Марина Алешина

Снова у старца. Рассказы старца Паисия для маленьких — Марина Алешина

(7 голосов4.3 из 5)

Нам так понра­ви­лось в про­шлый раз у старца Паи­сия, что мы снова при­шли к нему и посту­чали билом в калитку.

Било — это вот такой моло­то­чек, кото­рым сту­чат по доске.

С рюк­за­ком и палоч­кой в руках,— как устали мы с тобой, доби­ра­ясь сюда! Но вот мы сту­чим в калитку, а в душе нашей — радость. Такая, какая бывает только рядом с Богом или Божи­ими людьми.

И снова мы сидим у полю­бив­шейся кельи на пенёч­ках, жуём лукум… И слу­шаем рас­сказы старца Паисия.

Где найти Бога?

Часто ста­рец Паи­сий говорил:

— Ста­рай­тесь во всём уви­деть Бога.

Кто научил соло­вья такой див­ной песне? Кто так пре­мудро устроил всё вокруг?

Ты уви­дел цветы? Уви­дел Бога!

Уви­дел сви­ней? Да, не удив­ляйся,— опять уви­дел Бога!

Посмотри вни­ма­тельно, какой сотво­рил сви­нью Бог. Он дал ей такое рыло, чтобы ей удобно было копать им землю и нахо­дить корешки и луко­вицы. У неё такой нос, что ему не повре­дят ни осколки стекла, ни колючки.

Куда ни повер­нись, во всём уви­дишь пре­муд­рость Божию. Посмотри-ка на петушка. Он стоит на одной ножке и, когда она зате­чёт, кричит:

— Кука­реку! Про­шло три часа!

Потом он встаёт на дру­гую ножку, а когда и она зате­чёт, снова кричит:

— Кука­реку!

Он, как живой будиль­ник, кука­ре­кает каж­дые три часа, а ведь у него нет бата­реек. И заво­дить его не нужно.

Видишь, всё может умно­жать нашу веру: и цветы, и саранча, и звёзды, и молнии.

Пусть всё воз­во­дит нас к Небу.

Две радости

Отец Паи­сий гово­рил, что у чело­века есть две радо­сти. Какие же?

Одна радость, когда ты от кого-то что-то при­ни­ма­ешь. Дру­гая — когда что-то отда­ёшь. Вто­рая радость — больше.

«Помню,— рас­ска­зы­вал он,— одна­жды, во время войны, был силь­ный обстрел. Я вырыл себе малень­кий окопчик.

Вдруг вижу — пол­зёт к моему окопу сол­дат, про­сит пустить его. Потом — дру­гой. Я пустил их в окоп, а сам остался снаружи.

Насту­пила ночь, и обстрел стал ещё силь­нее. Вдруг чув­ствую: по моей голове что-то чирк­нуло. Я крикнул:

— Ребята! В меня оско­лок попал!

Щупаю голову — крови нет. Ока­за­лось, что оско­лок только сбрил часть волос на моей голове, оста­вив чистую полоску.

Пони­ма­ете, если чело­век всё время думает о дру­гих, то о нём всё время думает Бог.

Тот, кто делает добро, раду­ется. Ведь Гос­подь воз­даёт ему Боже­ствен­ным утешением.

А тот, кто делает зло, пере­жи­вает муку».

Сколько же их было?

— Не всему верьте, что слы­шите,— ска­зал отец Паи­сий.— Ведь неко­то­рые люди всё истол­ко­вы­вают по-сво­ему и пыта­ются убе­дить дру­гих в своей правоте.

Одна­жды к свя­тому Арсе­нию при­шёл чело­век и сказал:

— Бла­го­слови, отче! Там, на склоне горы, сто змей сползлись!

— Сто змей? — спро­сил свя­той.— Откуда?

— Ну, сто, не сто, а пять­де­сят-то уж точно!

— Пять­де­сят змей?

— Два­дцать пять-то было.

— Где же ты видел, чтобы вме­сте сполз­лись два­дцать пять змей? — уди­вился святой.

— Если не два­дцать пять, то деся­ток был.

— Не может быть,— воз­ра­зил свя­той Арсе­ний.— Что ж, у них там собрание?

— Пять было,— не сда­вался упрямец.

— Пять?

— Ну ладно, две.

Они помол­чали. Потом свя­той спросил:

— А ты их видел?

— Нет! Но слы­шал, как они в кустах шипели: «Ш‑ш-ш, ш‑ш-ш»!

Бог смотрит в наше сердце

В одном мона­стыре Гре­ции был обы­чай: за труд­ную работу давать бра­тиям немного денег. Монахи в мона­стыре назы­ва­ются бра­тией, ведь они живут, словно боль­шая семья. Мно­гие монахи хотели потру­диться побольше, а полу­чен­ные деньги раз­дать бед­ным. Только один монах посту­пал по-дру­гому. Никто нико­гда не видел, чтобы он подал мило­стыню хотя бы одному бедняку.

И его про­звали Жади­ной. Про­хо­дили годы. Всё оста­ва­лось по-прежнему.

— Вот ску­пер­дяй! — думали дру­гие монахи.

Но при­шло время перейти монаху, про­зван­ному Жади­ной, в жизнь иную, и он умер.

Когда в окрест­ных селе­ниях узнали про смерть Жадины, в мона­стырь стали сте­каться все жители, чтобы попро­щаться с умер­шим. Они опла­ки­вали Жадину и сожа­лели о его смерти.

А бра­тия очень удивились.

— Что сде­лал вам доб­рого этот чело­век? Почему вы так опла­ки­ва­ете его? — спро­сили они.

Один кре­стья­нин сказал:

— Он спас меня!

А дру­гой добавил:

— И меня!

Кре­стьяне тру­ди­лись с утра до вечера, чтобы накор­мить своих детей. Но без вола трудно пахать землю. Если же в семье был вол, то дети уже не сидели без хлеба.

И вот монах, кото­рого про­звали Жади­ной, копил деньги и поку­пал самым бед­ным волов.

Так он спа­сал их от голода и бедности.

Как же были удив­лены все те, кто счи­тал монаха жадиной!

И ста­рец Паи­сий закон­чил свой рас­сказ словами:

— Как можно, не зная, делать выводы? Ведь ска­зал Хри­стос: «Не судите».

Кто виноват?

За что Гос­подь осо­бенно любит неко­то­рых людей? И как нам посту­пать, чтобы уго­дить Богу?

Ста­рец Паи­сий одна­жды рас­ска­зал такую историю.

Жили два брата, Стар­ший и Младший.

Одна­жды они отпра­ви­лись в храм помо­литься и почи­тать на клиросе.

Когда нача­лась Боже­ствен­ная служба, Млад­ший раз­ло­жил книги и начал читать.

Стар­ший заме­тил, что брат ошибся, и попра­вил его.

— Что это ты мне ука­зы­ва­ешь? — воз­му­тился Млад­ший.— Я и сам знаю, как нужно читать!

После службы рас­сер­жен­ный и оби­жен­ный Млад­ший закрылся в своей комнате.

А Стар­ший тоже огор­чился, но не от обиды, а от того, что не сдер­жался и его слова огор­чили брата. Вече­ром он подо­шёл к закры­той двери. Он очень хотел поми­риться. Но Млад­ший не откры­вал и отка­зался от еды.

Тогда Стар­ший остался у порога. Он ждал.

Всю жизнь вза­перти не про­си­дишь. В конце кон­цов, дверь открылась.

Как только Стар­ший уви­дел брата, он опу­стился на колени, покло­нился до земли и сказал:

— Про­сти меня, это я виноват!

И отец Паи­сий заключил:

— За такие поступки и при­хо­дит Божия благодать.

Какая дорога ведет к счастью?

Когда чело­век ухо­дит от Бога, ему ста­но­вится всё труд­нее и труд­нее. Даже если у него будет всё, но не будет Бога, он будет мучиться и страдать.

Только около Бога чело­век нахо­дит радость.

Вот по дороге идёт вор. Дума­ешь, он раду­ется? Нет, чем больше он делает зла, тем силь­нее стра­дает душа. Он мучается.

А вот по дороге идёт ещё один пут­ник. Он что-то нашёл и под­нял. И ска­зал себе: «Теперь это моё». Он никого не оби­дел, но и в его душе не будет покоя.

Стр. 1 из 2 Следующая

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

2 комментария

  • Фотиния, 14.01.2016

    И дей­стви­тельно греют!

    Ответить »
  • Александра, 20.11.2015

    Свя­той Паи­сий — это луч­ший автор всех вре­мен. Кто не читал, про­чтите срочно все осталь­ные его “Слова” — они согреют вас в наше неуют­ное время.

    Ответить »
Открыть весь текст
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки