Старый Валаам - архим. Афанасий (Нечаев)

Старый Валаам - архим. Афанасий (Нечаев)

(19 голосов4.4 из 5)

Отец архи­манд­рит Афа­на­сий (в миру Ана­то­лий Ива­но­вич Нечаев) родился в 1886 г. в Пен­зен­ском уезде.
Окон­чил в Пензе духов­ное учи­лище, а потом семинарию.
После рево­лю­ции — мис­си­о­нер Армии Спа­се­ния; с июня 1923 г. живет в Финляндии.
В архиве Вала­ам­ского мона­стыря сохра­ни­лось про­ше­ние послуш­ника Ана­то­лия Неча­ева игу­мену Пав­лину от 29.08.1926: «Я прошу Вас бла­го­сло­вить меня поехать в Ака­де­мию в каче­стве питомца мона­стыря с тем, чтобы после окон­ча­ния курса я бы про­дол­жал оста­ваться в послу­ша­нии мона­стыря». Ака­де­мией А. И. Нечаев назы­вает Париж­ский пра­во­славно-бого­слов­ский институт.
В Париже мит­ро­по­лит Евло­гий постриг его в «ман­тию», — одно­вре­менно с ним постриг при­нял инок Иоанн, буду­щий архи­епи­скоп Иоанн Сан-Францисский.
Вос­по­ми­на­ния архи­манд­рита Афа­на­сия печа­та­ются по пуб­ли­ка­ции в жур­нале «Рус­ский палом­ник» (№№ 1 и 2 за 1990, Чико, Калифорния).

Более сорока лет хра­ни­лась в гран­ках эта нехит­ро­сло­вес­ная повесть, как вала­ам­ский инок видит свой мона­стырь. Это как бы внут­рен­ний сказ о жизни и здра­вии тыся­че­лет­ней оби­тели, как бы застыв­шей в своем исто­ри­че­ском рас­цвете и сохра­нив­шейся без основ­ных пере­мен до нашего вре­мени — XX века.
Цен­ность этой ранее не видав­шей свет книги вос­по­ми­на­ний в том, что она фото­гра­фи­че­ски точ­но­ре­ально пока­зы­вает больше про­за­ич­ную сто­рону вала­ам­ского ино­че­ства, чем, ска­жем, духов­ную, и этим как бы под­чер­ки­вает прак­ти­че­скую сто­рону ино­ков, живу­щих духов­ной жиз­нью. Теперь все до послед­него вала­ам­ского инока ушли в веч­ность, почти не оста­вив наслед­ни­ков, созна­тельно про­дол­жа­ю­щих тво­рить то ино­че­ское дело, кото­рым был бы научен под­лин­ным носи­те­лем вала­ам­ского духа. В этом, конечно, и заклю­ча­ется наше духов­ное лихо­ле­тье, когда под­делка вер­шит над гони­мым под­лин­ным. Читая строчки отца Афа­на­сия, невольно бла­го­да­ришь его за вся­кие мелочи, про­ли­ва­ю­щие столь уте­ши­тель­ной, ныне нам недо­ступ­ной дей­стви­тель­но­сти, кото­рая необ­хо­дима для пони­ма­ния всего свя­то­рус­ского вели­чия, так без­жа­лостно отня­того от нас.
О. архи­манд­рит Афа­на­сий (в миру Ана­то­лий Нечаев) стал вала­ам­ским ино­ком уже после рево­лю­ции, что он опи­сы­вает в начале сво­его сказа. При­был в Париж в 1926 году и посту­пил в Бого­слов­ский инсти­тут, учился, тру­дился на ниве Хри­сто­вой бес­хит­ростно и скон­чался в конце войны, в 1944 году, и погре­бен на клад­бище Св. Жене­вьевы, вели­кой древ­ней пра­во­слав­ной пра­вед­ницы. Наш покой­ный проф. Кон­це­вич неод­но­кратно рас­ска­зы­вал нам, как при­хо­дил о. Афа­на­сий к ним пить чай и читал вслух свои вала­ам­ские вос­по­ми­на­ния о стар­цах и как его слу­шали с упо­е­нием: пере­но­си­лись они тогда в скиты и пустыньки и вни­мали муд­ро­сти их не от мира сего, забы­ва­лись страш­ные воен­ные вре­мена как в Европе, так и на родине, и сердце щемило и про­сило молиться Гос­поду, чтобы тот полу­не­бес­ный образ жизни стар­цев вала­ам­ских не исчез с лица земли. Супруга про­фес­сора, Елена Юрьевна, сооб­щив­шая нам о суще­ство­ва­нии сей руко­писи, дол­гие годы и до самой смерти хра­нила в своем сердце образы див­ных вала­ам­ских стар­цев и пере­дала их силу духов­ную и зна­че­ние моло­дому аме­ри­кан­скому поко­ле­нию как вели­чай­шую дра­го­цен­ность, подоб­ную еван­гель­ской жем­чу­жине, цен­ность кото­рой дороже злата и сребра.
Эту руко­пись, сохра­нив­шу­юся лишь в виде кор­рек­тур­ных листов, мы печа­таем, как полу­чили. Местами ее трудно читать, но нам хоте­лось поде­литься пол­но­той ее потен­ци­ала. Кто знает, быть может кто-либо под­хва­тит то меж строк лежа­щее, что может раз­дуть пожар духов­ного подъ­ема и вихорь жажды под­лин­ного ино­че­ства, спо­соб­ного под­нять совре­мен­ную Рос­сию на подвиг покаяния?

Игу­мен Гер­ман, Калифорния

Ста­рый Валаам

Вос­по­ми­на­ния архи­манд­рита Афа­на­сия (Неча­ева)

В первый раз на Валааме

Гос­подь при­вел меня при­нять мона­ше­ство на Вала­аме, и потому Валаам для меня, как мать духов­ная, оста­ется на всю жизнь путе­вод­ным мая­ком. И в дни его тра­ги­че­ских испы­та­ний сердце про­сит воз­дать ему дань бла­го­дар­но­сти, запе­чат­леть каж­дую мелочь его жизни, пре­кло­ниться пред каж­дым его насель­ни­ком, обло­бы­зать каж­дый камешек…

В 1923 году, 8‑го мая, пере­ехал я фин­скую гра­ницу из Совет­ской Рос­сии и был поме­щен в каран­тине в Кел­ло­мя­ках. Там ока­за­лись четыре вала­ам­ских монаха, тоже при­е­хав­ших из Рос­сии, из Пет­ро­град­ского подво­рья. Мы с ними сразу сбли­зи­лись: «Поедем к нам на Валаам, будешь мона­хом», — сразу пред­ла­гали они. Но тогда для меня мысль о вала­ам­ских глу­хих лесах каза­лась ужас­ной и непо­нят­ной. Как можно отречься от мира и бро­сить его на про­из­вол судьбы, — думал я, — когда в нем так много горя и нужды, а глав­ное, когда он так мало знает о Хри­сте! Я был тогда свет­ским мис­си­о­не­ром. И за гра­ницу выехал для того, чтобы про­дол­жать свою мис­си­о­нер­скую работу.

И вот про­шли два с поло­ви­ной года, в тече­ние кото­рых, изу­чивши швед­ский язык, я вел в Фин­лян­дии уси­лен­ную мис­си­о­нер­скую работу и убе­дился, что один в поле не воин и что только Цер­ковь таит в себе силы, спо­соб­ные све­тить миру, а я ничто­жен и сам нуж­да­юсь в ее помощи. И тогда вспом­нил я вала­ам­цев — дру­зей, при­гла­сив­ших меня посе­тить их мона­стырь, и с радо­стью кинулся туда. При­е­хав в Сер­до­боль, сел на вала­ам­ский паро­ход «Сер­гий» Как при­ятно было узнать, что этот паро­ход — соб­ствен­ность мона­стыря, и уви­деть лица мона­хов, обслу­жи­ва­ю­щих паро­ход. И капи­тан, и коче­гар, и мат­росы — все — в послуш­ни­че­ских оде­я­ниях. Паро­ход тро­нулся, и я стал при­смат­ри­ваться к пас­са­жи­рам. Среди них сразу бро­си­лись в глаза два иерея. Я подо­шел, поздо­ро­вался, взял бла­го­сло­ве­ние и ска­зал, что еду на Валаам запа­саться духов­ными силами для работы среди мира. То были: эко­ном мона­стыря о. Хари­тон и о. Сер­гий Оку­лов, один из глав­ных дея­те­лей Фин­лянд­ской церкви. Они отнес­лись ко мне лас­ково, и я почув­ство­вал себя среди своих. За гра­ни­цей это осо­бенно дорого. На том же паро­ходе я услы­шал и швед­скую речь. Ока­за­лось, что ехала на Валаам экс­кур­сия швед­ских учи­те­лей, путе­ше­ству­ю­щих по всей Фин­лян­дии и, как все подоб­ные тури­сты, счи­та­ю­щих своим обя­за­тель­ным дол­гом побы­вать на Иматре и Вала­аме: одно — чудо при­роды, дру­гое — чудо рус­ского духа. Слышу — шведы сму­ща­ются, недо­уме­вая, кто им пока­жет мона­стырь и будет пере­вод­чи­ком. На Вала­аме пере­вод­чи­ков нет, монахи забо­тятся лишь о духов­ной пользе бого­моль­цев, а не об эсте­ти­че­ских потреб­но­стях путе­ше­ству­ю­щих. Я заго­во­рил со шве­дами на их языке и пред­ло­жил им свои услуги, чему они очень обрадовались.

Вскоре мы подъ­е­хали к Вала­аму. Издали он, как град Китеж, манит своей высо­кой вели­че­ствен­ной коло­коль­ней, воз­вы­ша­ю­щейся оди­ноко и царя­щей над всем сон­мом обрам­лен­ных лесами ост­ро­вов. Как будто в сказке: на ост­рове, на оке­ане, в некоем цар­стве-госу­дар­стве ска­зоч­ный дво­рец стоит, и в нем вол­шеб­ный Чер­но­мор живет и содер­жит чуд­ную жар-птицу, огнен­ную колес­ницу, уно­ся­щую на небо каж­дого, кто отва­жится при­стать к этому чудес­ному острову.

Стр. 1 из 12 Следующая

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

5 комментариев

  • Елена, 27.02.2016

    Под­твер­ждаю, в фор­мате fb2 выгру­жа­ются только две пер­вые стра­ницы. Исправьте, пожалуйста!

    Ответить »
  • Светлана, 05.02.2016

    В фор­мате FB2 ска­чи­ва­ются только две пер­вые стра­ницы. Помо­гите, пожалуйста.

    Ответить »
  • Светлана, 05.02.2016

    В фор­мате FB2 книга не выгру­жа­ется. Помо­гите, пожалуйста

    Ответить »
  • Роза Геннадьевна Джаббарова, 10.07.2015

    Доб­рый день.Пишет вам един­ствен­ная внучка от един­ствен­ной дочери моего деда.
    Прошу вас помочь уста­но­вить истину в инфор­ма­ции о моем дедушке,которую я узнала совсем недавно.
    Его звали Кур­ба­нов Фатих Муха­ма­де­е­вич (воз­можны граммат.ошибки в напи­са­нии отче­ства). Про­жи­вал до войны Баш­ки­рия, Старо Бол­та­чев­ский район, дер. СтароУразаево.
    Гово­рят, что от его имени при­хо­дило письмо его родным,но они его уни­что­жили. А в письме гово­ри­лось, что он пол­но­стью инва­лид и посе­лен на Валааме.
    Очень хочу знать с какого вре­мени он туда попал и когда помер, и есть ли место,куда можно при­е­хать и воз­ло­жить цветы,?
    с ува­же­нием и надеждой

    Ответить »
    • Кирилл, 10.07.2015

      Роза Ген­на­дьевна, к сожа­ле­нию мы не рас­по­ла­гаем такой инфор­ма­цией, мы только книги раз­ме­щаем. Моли­тесь за дедушку, молитва ему сей­час нужна зна­чи­тельно больше, чем цветы.

      Ответить »
Открыть весь текст
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки