Светлая Радость (Сборник христианских сказок) — Рыбакова С.Н.

Светлая Радость (Сборник христианских сказок) — Рыбакова С.Н.

(10 голосов4.9 из 5)

Цветная сказка

В одной цвет­ной коро­бочке жили весе­лые раз­но­цвет­ные каран­да­шики: крас­ный, белый, жел­тый, розо­вый… Все раз­ные, но необык­но­венно друж­ные. Жить им было инте­ресно — каж­дый нахо­дил себе увле­ка­тель­ное занятие.

Жел­тый носился по полям и зажи­гал пуши­стые оду­ван­чики. Зеле­ный все­гда спе­шил куда-то с оза­бо­чен­ным видом. Еще бы! Только пред­ставьте себе, сколько надо было за день успеть: елочку под­зе­ле­нить, моло­дые листочки на сво­боду выпу­стить, тра­вой землю выстелить.

И не пере­чис­лить всего, что делал зеле­ный карандашик.

Зато крас­ный, хохо­тун и насмеш­ник, был рубаха-парень. Ему бы все шутить, на бала­лайке трень­кать и частушки сочи­нять. Возь­мет летом вишню с мали­ной да разу­кра­сит детиш­кам щеки и носы — пойди отмойся.

Самым стар­шим и зна­чи­тель­ным был голу­бой каран­да­шик, все его очень любили. Ведь невоз­можно обой­тись без прон­зи­тельно-голу­бого неба. А про­зрач­ные стек­лышки льди­нок в пер­вые осен­ние замо­розки, реки и озера, смеш­ли­вые васильки на лугах!

Но был в этой друж­ной цвет­ной ком­па­нии один несчаст­ный — чер­ный каран­да­шик. Он сильно стра­дал из-за того, что появился на свет чер­ным. «И что такого заме­ча­тель­ного можно сде­лать чер­ными руками? Разве что оста­вить какую-нибудь грязь на кухон­ном поло­тенце», — грустно думал он, с зави­стью под­гля­ды­вая из-за угла, как дру­гие играли в радугу. На голу­бом, умы­том дож­ди­ком небе появи­лись све­тя­щи­еся семи­цвет­ные ворота, и каза­лось, что стоит только вбе­жать в них — и обя­за­тельно про­изой­дет чудо.

«Ну почему я не розо­вый или фио­ле­то­вый? Они такие неж­ные. Даже этот малявка серень­кий… Еще ходить-то как сле­дует не умеет, а уже устра­и­вает про­лив­ные дожди и, когда капли выби­вают пузырьки в лужах, громко хло­пает в ладоши и зали­ва­ется весе­лым сме­хом. Нет на земле спра­вед­ли­во­сти!» — рас­стра­и­вался чер­ный карандаш.

Ему хоте­лось быть весе­лым и озор­ным, пры­гать и сме­яться вме­сте со всеми. Но почему-то полу­ча­лось обрат­ное: он ходил, под­няв гордо голову, и смот­рел на всех сверху вниз, тайно стра­дая. Еще этот каран­да­шик очень любил петь. Но даже песни у него были невы­ра­зимо груст­ные, как и его настроение.

И одна­жды он поду­мал: «А зачем жить на свете, если ты черен, никем не любим и нет от тебя ника­кой пользы? Лучше пойти и уто­питься». Каран­да­шик поду­мал так, потому что не знал Созда­теля, Кото­рый любя­щим Его нико­гда не даст впасть с отчаяние.

Бед­ный каран­да­шик пошел к пруду, сел на мостик и запла­кал. А в это время сюда спе­шил голу­бой каран­да­шик. Он как раз соби­рался под­го­лу­бить пруд. Здесь недавно купался зеле­ный, вода зазе­ле­нела, и это не нра­ви­лось рыбкам.

— Почему ты пла­чешь, черненький?

— А вот потому! Ничего пут­ного, кроме чер­ных кошек да крик­ли­вых ворон, у меня не выхо­дит. Никто не любит. Все этот про­тив­ный чер­ный цвет. Не хо-чу!!!

— Чудак! У тебя заме­ча­тель­ный цвет. Стро­гий, тор­же­ствен­ный, эле­гант­ный. А ночи… Ты забыл чер­ный бар­хат небес­ного покрова? Или вспомни чер­ную землю, на кото­рой дер­жится весь этот уди­ви­тель­ный раз­но­цвет­ный мир.

С зами­ра­нием сердца, широко открыв глаза, слу­шал чер­ный каран­даш и только без­звучно шептал:

— Да… Элегантный…

Перед ним откры­ва­лись счаст­ли­вые воз­мож­но­сти его заме­ча­тель­ного цвета.

— Ты этого не видишь, — про­дол­жал голу­бой каран­даш. — Посмотри вокруг…

Вдруг чер­ный каран­даш просиял:

— Рояль… Я так люблю петь.

— Рояль? — уди­вился голу­бой карандаш.

— Да, боль­шой, бле­стя­щий рояль. Хоть он и чер­ный, как я, но на нем можно испол­нять пре­крас­ную музыку, от кото­рой душа напол­ня­ется радостью.

И вот на берегу пруда появился чер­ный эле­гант­ный рояль. Сол­нышко выгля­нуло из-за тучи, чтобы получше его рас­смот­реть, птицы собра­лись вокруг него и весело заще­бе­тали. При­шел милый ста­ри­чок в пенсне. Уви­дев инстру­мент, он воскликнул:

— Какой заме­ча­тель­ный рояль! Я меч­тал о таком всю жизнь.

У чер­ного каран­да­шики сильно заби­лось сердце, он вдруг вспом­нил, что тор­же­ствен­ная обста­новка тре­бует его цвета и, сму­тив­шись, обра­тился в старичку:

— Поз­вольте мне… — и, не дого­во­рив, одел его в чер­ный фрак.

Ста­ри­чок сел за рояль, закрыл глаза и… поли­лась чудес­ная музыка.

Вете­рок раз­нес ее по свету. Каран­да­шики, их дру­зья звери, птицы — все, кто слы­шал радост­ную мело­дию, спе­шили к ним. Даже рыбки выгля­нули из пруда и замерли.

Ста­рый пиа­нист играл и играл, и все пла­кали, если музыка гру­стила, и сме­я­лись в ответ веселой.

А чер­ный каран­да­шик слу­шал и думал: «Как хорошо жить на свете».

Подорожник и Одуванчик

Ран­ней вес­ной на лес­ной сол­неч­ной поляне, околь­цо­ван­ной бере­зо­вым хоро­во­дом, под­рас­тал жел­тый Оду­ван­чик. Он был кра­си­вый и весе­лый, но ужас­ный зада­вака и хва­стун. С утра до вечера любо­вался собой, пере­би­рал лепе­сточ­ками, играл ими в лучах солнца и гордо ози­рался вокруг.

— Посмот­рите, какие у меня лепестки, какой пре­крас­ный яркий цвет! — гово­рил он зеле­ным, еще совсем малень­ким тра­вин­кам, кото­рые слу­шали его, открыв рот. — Меня ото­всюду видно. Я почти что малень­кое сол­нышко. А взгля­ните на себя, что вы такое: малень­кие, зеле­ные и все оди­на­ко­вые. И гово­рить с вами неинтересно.

Он отво­ра­чи­вался от них и начи­нал мур­лы­кать себе под нос песенки.

Но осо­бенно доста­ва­лось от него Подо­рож­нику. Оду­ван­чику очень не нра­ви­лось, что цве­ток Подо­рож­ника такой же высо­кий, как и он сам.

— Наш Подо­рож­ник словно аршин про­гло­тил… Экий выма­хал, — гово­рил он всем. — А цве­ток у него не пойми какой, палка и есть палка. Не то что у меня. От меня свет идет, как от сол­нышка. Я всеми любимый.

И он начи­нал пока­чи­вать своим кра­си­вым цветочком.

«Что это ко мне Оду­ван­чик при­стает? — недо­уме­вал Подо­рож­ник. — Какой Гос­подь дал цве­то­чек, такой и есть. И слава Богу». Он был без­обид­ный и доб­рый. Все про­щал Оду­ван­чику, не спо­рил с ним, не ссо­рился и даже совсем не оби­жался. Рос себе и рос тихонько.

Между тем шло время, весна пол­но­власт­ной хозяй­кой всту­пила в свои права, и лес посте­пенно менялся. Про­изо­шли пере­мены и с нашими знакомыми.

Подо­рож­ник еще больше вырос, его листья очень кра­сиво засти­лали землю по краям тро­пинки. И Оду­ван­чик стал неузна­ваем. Он чув­ство­вал, что дела­ется легче и воз­душ­нее, а из жел­того пре­вра­ща­ется в белый. «Что это? — думал он. — Навер­ное, чудеса. Я, кажется, избран Богом. Что же будет дальше?» Оду­ван­чик ушел внутрь себя, в свои новые ощу­ще­ния и пере­жи­ва­ния, совсем пере­стал видеть кого-либо и общаться с окру­жа­ю­щим миром.

Одна­жды на их поляну при­шли девочки. Он ходили в лес посмот­реть, не появи­лась ли зем­ля­ника, пели песенки и любо­ва­лись при­ро­дой. Вдруг одна девочка поре­зала палец и испу­га­лась, потому что в лесу нет йода и бинта и нечем закрыть рану.

Стр. 1 из 5 Следующая

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Открыть весь текст
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки