Десять заповедей — Владимир Стрелов

Десять заповедей — Владимир Стрелов


Записи с семи­нара кол­ле­джа Биб­лей­ских основ под­го­товки к цер­ков­ным слу­же­ниям “Насле­дие”, посвя­щен­ного Декалогу.

 

Оглав­ле­ние

 

Комментарии к Декалогу

1–2‑я заповеди Декалога

Мы не тем спа­сены, что тру­димся и дости­гаем каких-то резуль­та­тов: мы спа­са­емся той тос­кой души, кото­рая нас вле­чет к Живому Богу, той любо­вью, кото­рая нас вле­чет ко Хри­сту. И даже когда мы сры­ва­емся, так же, впро­чем, как и в чело­ве­че­ских отно­ше­ниях, мы не должны забы­вать, что, как Апо­стол Петр отве­тил после трое­крат­ной измены на трое­крат­ный вопрос Спа­си­теля Хри­ста, мы можем ска­зать: Гос­поди! Ты все зна­ешь! Ты зна­ешь и немощь, и паде­ние, и коле­ба­ние, и невер­ность мою, но Ты тоже зна­ешь, что я Тебя люблю, что это — послед­нее, самое глу­бин­ное, что во мне есть…

Мит­ро­по­лит Сурож­ский Антоний

И изрек Бог все слова сии, говоря:

2 Я Гос­подь, Бог твой, Кото­рый вывел тебя из земли Еги­пет­ской, из дома рабства;

3 да не будет у тебя дру­гих богов пред лицем Моим.

Почему именно эта запо­ведь стоит пер­вой? Потому что это запо­ведь об иерар­хии любви: «Воз­люби Гос­пода, Бога Тво­его, всем серд­цем твоим…» (Втор. 6:5)

Я Гос­подь, Бог Твой.

В рус­ском языке мы часто упо­треб­ляем слова Гос­подь и Бог как сино­нимы, но в тек­сте Биб­лии нет ничего лиш­него, каж­дое слово важно. Здесь не про­сто при­зна­ется суще­ство­ва­ние Бога, Он еще и Гос­по­дин. Каж­дый чело­век чему-то или кому-то слу­жит, кого-то слу­шает, пови­ну­ется. Если у чело­века Гос­по­дин – Сам Бог, он сво­бо­ден от всех осталь­ных гос­под, они для него – вто­ричны. В этом – под­лин­ная сво­бода. Если же чело­век это отри­цает, он может стать рабом и струк­тур, и людей, и своих соб­ствен­ных стра­стей, своих жела­ний, похотей.

Бог Твой – можно это пони­мать и в том смысле, что Бог вру­чает Себя чело­веку: «Ты можешь всту­пать со Мной в отно­ше­ния, Я дове­ряю тебе, ты – Мой, а Я — твой». Пол­ная отдача любви. Но это озна­чает и опре­де­лен­ную узяви­мость: из-за веру­ю­щих Имя Божие часто хулится у языч­ни­ков (Рим. 2:24).

Кото­рый вывел тебя из земли Еги­пет­ской, из дома рабства

Текст Биб­лии диа­ло­ги­чен. Тебя Бог вывел из дома раб­ства? Ты пора­бо­щен греху? Хочешь назад? Зна­чит, ты пока не живешь по этой заповеди.

да не будет у тебя дру­гих богов пред лицем Моим.

Сего­дня жил ли ты перед лицем Божиим? Или ты забыл об этом, пря­чешься, не заме­ча­ешь, не ищешь Моего Присутствия?

пред лицем Моим

Можно пони­мать и как «вме­сто Меня», и как «наряду со Мной». Это запо­ведь не только об иерар­хии любви, но и о вер­но­сти. В Биб­лии дру­гих богов не ана­ли­зи­руют, они суще­ствуют (сти­хии, духи, даже небес­ное ангель­ское воин­ство, и т.п.), но они – не твои.

4 Не делай себе кумира и ника­кого изоб­ра­же­ния того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли;

5 не покло­няйся им и не служи им, ибо Я Гос­подь, Бог твой, Бог рев­ни­тель, нака­зы­ва­ю­щий детей за вину отцов до тре­тьего и чет­вер­того [рода], нена­ви­дя­щих Меня,

6 и тво­ря­щий милость до тысячи родов любя­щим Меня и соблю­да­ю­щим запо­веди Мои.

В основе этой запо­веди лежит пред­став­ле­ние о мно­го­слой­но­сти мира, и везде есть свои силы, отве­ча­ю­щие за сти­хии, народы, кос­мос (инте­ресно, что архим. Зинон выска­зы­вал мне­ние, что даже анге­лов на ико­нах нельзя писать самих по себе, только как вест­ни­ков Божиих).

Кумир – это скульп­тура, а изоб­ра­же­ние – плос­кост­ной рису­нок. Если бы все кон­ча­лось чет­вер­тым сти­хом, правы были бы риго­ри­сты, отме­та­ю­щие вся­кие изоб­ра­же­ния. Но запо­ведь идет дальше и гово­рит о запрете того, чему покло­ня­ются и слу­жат. «Делать кумира» ведь можно и в соб­ствен­ной душе. Таким куми­ром может стать все, что в иерар­хии чело­ве­че­ских цен­но­стей зани­мает место Бога. Это не обя­за­тельно деньги, кото­рые тра­ди­ци­онно свя­зы­ва­ются с куми­ром. Может быть и что-то хоро­шее: супруг, дети, здо­ро­вье, твор­че­ство… Но если они на непо­до­ба­ю­щем месте – все рушится. Любовь ста­но­вится уду­ша­ю­щей, рев­ность о здо­ро­вье – фанатичной.

Как это пока­зы­вает наша недав­няя исто­рия, куми­ром может стать и чужой чело­век – так созда­ются культы лич­но­сти. Но и в цер­ков­ной жизни для неко­то­рых отдель­ные свя­тые начи­нают засло­нять Бога, и это пре­вра­ща­ется в насто­я­щее язы­че­ское мно­го­бо­жие. Зная такую сла­бость непро­све­щен­ных людей, неко­то­рые пра­вед­ники запо­ве­дали отда­вать свое тело на рас­тер­за­ние диким живот­ным, сбра­сы­вать в океан, или хоро­нить так, чтобы не было известно место захо­ро­не­ния – чтобы не засло­нить собой Бога.

Эта запо­ведь направ­лена и про­тив неуме­рен­ного почи­та­ния свя­тынь. Вся исто­рия Вет­хого Завета пока­зы­вает, что как только что-то начи­нает заме­щать Бога – будь то вели­кая свя­тыня Исхода – изоб­ра­же­ние мед­ного змея, или цар­ского пери­ода – Сам Храм, эти вещи ста­но­вятся неугодны Богу и под­ле­жат уничтожению.

Муд­рецы Тал­муда гово­рят и о том, что эта запо­ведь запре­щают изоб­ра­же­ния потому, что сам чело­век при­зван стать обра­зом Божиим для этого мира, и на это должна уйти вся его жизнь.

Я Гос­подь, Бог твой, Бог рев­ни­тель, нака­зы­ва­ю­щий детей за вину отцов до тре­тьего и чет­вер­того [рода], нена­ви­дя­щих Меня,

6 и тво­ря­щий милость до тысячи родов любя­щим Меня и соблю­да­ю­щим запо­веди Мои.

Слож­ное для пони­ма­ния место. Прежде всего, обра­тим вни­ма­ние на кон­траст: четыре и тысяча. Это числа сим­во­ли­че­ские: нака­за­ние все­гда огра­ни­чено, а милость Божия бесконечна.

Тре­тий-чет­вер­тый род – это вырож­де­ние. Если бы этого не было, грех бы бес­ко­нечно раз­мно­жился. Обра­тим вни­ма­ние, что нака­за­ние падет на детей, кото­рые нена­ви­дят Гос­пода по при­меру отцов. Если сын или дочь не сле­дуют пути отца, они непод­судны (вспом­ните исто­рию Ноя, кото­рый был сыном Ламеха, а также посмот­рите слово к про­року Иезе­ки­илю, 18 гл.). У детей есть воз­мож­ность покаяться.

По спра­вед­ли­во­сти каж­дый из нас достоин нака­за­ния за свою вину. Но жертва Иисуса Хри­ста покры­вает наши грехи, и Цер­ковь – это сооб­ще­ство бла­го­да­ря­щих Бога за Его вели­кую милость (в про­ти­во­по­лож­ность тем, кто счи­тает, что он достоин всего). Иначе говоря, Бог тво­рит нам милость не потому, что мы такие хоро­шие, а потому, что мы – Его дети.

3‑я заповедь Декалога

7 Не про­из­носи имени Гос­пода, Бога тво­его, напрасно, ибо Гос­подь не оста­вит без нака­за­ния того, кто про­из­но­сит имя Его напрасно.

Имя

Эта запо­ведь ста­вит в центр Имя Божие. Имя необ­хо­димо для обра­ще­ния, диа­лога лич­но­стей. Имя выде­ляет чело­века и пре­вра­щает толпу в кол­лек­тив (напро­тив, в кон­ца­ле­грях людей обез­ли­чи­вают, лишая имени). Тво­ре­ние без имен не завер­шено, и Бог пору­чает Адаму дать имена всему живому – это вели­чай­шее твор­че­ство. Дать имя озна­чает нечто понять, обре­сти власть и опре­де­лить назна­че­ние (тер­мин в науке, диа­гноз болезни). В книге Откро­ве­ния есть виде­ние, как Бог каж­дому дает уни­каль­ное имя (Откр. 2:17). Грех же меняет имена (клички в банде, рево­лю­ци­он­ные пере­име­но­ва­ния; Ева полу­чает имя, когда теряет един­ство с Адамом).

Имя Гос­пода

Открыть дру­гому свое имя озна­чает дове­риться. Бог дове­ряет Свое Имя чело­веку. Это Имя, состо­я­щее из букв йод-хе-вав-хе(в рус­ской Биб­лии пере­да­ва­е­мое как Яхве,или Иегова), сложно пере­во­дится на дру­гие языки, и озна­чает оно Того, Кто был, есть и будет, Того, Кто обла­дает под­лин­ным бытием, явля­ется источ­ни­ком вся­кой жизни. Очень при­бли­зи­тель­ный рус­ский экви­ва­лент этого имени – Сущий. Имя Бога в Вет­хом Завете счи­та­лось настолько свя­тым, что не про­из­но­си­лось никем, кроме пер­во­свя­щен­ника, да и он мог про­из­не­сти Имя всего лишь раз в году, нахо­дясь в Свя­тая Свя­тых Храма в День трепета.

В Вет­хом Завете Имя Божье одно, а име­но­ва­ний много. Вот эти име­но­ва­ния: Гос­подь (Адо­най), Все­выш­ний (Эль Эльон), Бог воинств небес­ных (Саваоф), и др. В даль­ней­шем Бог откры­ва­ется как Эмма­нуил (С нами Бог), Иешуа, или Иисус по греч. (Ягве спа­сает), Отец.

Напрасно

Как испол­нять эту запо­ведь? Напрасно – т.е. лживо, без­ре­зуль­татно, всуе.

Возь­мем молитву или раз­го­вор на бого­слов­ские темы. Если они про­хо­дят без страха Божия, про­сто ради того, чтобы что-то про­честь или занять время, — это нару­ше­ние запо­веди. А молитва, кото­рая про­ти­во­ре­чит истин­ным наме­ре­ниям жизни? Тоже.

Исполь­зо­ва­ние имени Божьего как сред­ство полу­чить жела­е­мое без встречи с самим Богом (любые формы заго­во­ров, аму­леты и про­чие формы маги­че­ского отно­ше­ния к Его Имени) – это также нару­ше­ние заповеди.

В прак­тике древ­них обществ было скреп­лять дого­воры клят­вой с упо­ми­на­нием имени боже­ства. Если ты не соби­ра­ешься испол­нять дого­вор, не при­ме­ши­вай к этому Бога, как бы гово­рит запо­ведь. Отсюда, когда веру­ю­щие хри­сти­ане хотят под­черк­нуть свою искрен­ность, они могут ска­зать: «Говорю перед Богом, не лгу, сви­де­тель мне Бог».

А как можно?

Отсюда – мост к ново­за­вет­ному пони­ма­нию этого. В неко­то­рых текстах ап. Павла имя Иисус – самое часто встре­ча­ю­ще­еся, и это не грех – про­сто он так живет Богом, что не может о нем не гово­рить. Запад­ный свя­той Сред­не­ве­ко­вья Бер­нар Клер­вос­кий писал: «Пиши или говори что угодно, — я не при­дам этому ника­кого зна­че­ния, пока не услышу слад­чай­шее имя Иисуса. Иисус – мед на губах, музыка в ушах, сла­дость в сердце». Еврей­ский фило­соф ХХ века Мар­тин Бубер счи­тал, что гово­рить о Боге в тре­тьем лице – кощун­ство, с Ним можно только на Ты (Ата). Имя – это как незри­мый ков­чег При­сут­ствия Божия.

4‑я заповедь Декалога

8 Помни день суб­бот­ний, чтобы свя­тить его;

9 шесть дней рабо­тай и делай вся­кие дела твои,

10 а день седь­мой — суб­бота Гос­поду, Богу тво­ему: не делай в оный ника­кого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни скот твой, ни при­шлец, кото­рый в жили­щах твоих;

11 ибо в шесть дней создал Гос­подь небо и землю, море и все, что в них, а в день седь­мой почил; посему бла­го­сло­вил Гос­подь день суб­бот­ний и освя­тил его.

Есть блуд труда и он у нас в крови.

О. Ман­дель­штам

Суще­ствуют две редак­ции этой запо­веди – здесь и в книге Вто­ро­за­ко­ния, 5 гл. Там она закан­чи­ва­ется иначе: «15 и помни, что [ты] был рабом в земле Еги­пет­ской, но Гос­подь, Бог твой, вывел тебя оттуда рукою креп­кою и мыш­цею высо­кою, потому и пове­лел тебе Гос­подь, Бог твой, соблю­дать день суб­бот­ний [и свято хра­нить его]».

Текст Исхода отсы­лает нас к тво­ре­нию мира, тогда как Вто­ро­за­ко­ния – к осво­бож­де­нию из рабства.

Суб­бота – это послед­нее из тво­ре­ний Божиих, день, кото­рый Гос­подь особо бла­го­сло­вил и освя­тил (Быт. 2:3). Как Бог в день седь­мой пре­бы­вал в покое, ози­рая все сотво­рен­ное и раду­ясь ему («Вот, хорошо весьма»), так и чело­век, создан­ный по образу Божию, при­зван к тому, чтобы в день седь­мой отло­жить заботы и обра­тить свое вни­ма­ние на мир, сотво­рен­ный Богом, воз­бла­го­да­рить за него, — а также под­ве­сти итог своим тру­дам, про­ве­рить, хорошо ли то, чем он зани­мался преды­ду­щие шесть дней.

Также чело­век при­зван к тому, чтобы осво­бо­диться от дел, забот и тре­вог, от всего того, что пыта­ется дер­жать его в плену, осво­бо­дить и дру­гих, кто от него зави­сит, и почув­ство­вать под­лин­ную сво­боду в Боге. Воз­можно, именно этот день, в кото­рый вы отка­же­тесь от интер­нета или теле­ви­зора, от погони за покуп­ками и при­бы­лью, ста­нет вашим пер­вым шагом к свободе.

Когда рим­ляне позна­ко­ми­лись с иуде­ями, три момента вызы­вали у них удив­ле­ние: Храм, самый боль­шой в мире, в кото­ром нет ника­ких изоб­ра­же­ний Бога, море, в кото­ром невоз­можно уто­нуть, и отно­ше­ние к суб­боте, когда весь народ не делает ника­кой работы, даже не защи­ща­ется от врагов.

Этот день пред­на­зна­чен для празд­но­ва­ния.

Совре­мен­ные иудеи именно так отно­сятся к суб­боте. Нака­нуне суб­боты они наде­вают луч­шие одежды, зажи­гают свечи и идут на сов­мест­ную молитву, чтобы, вер­нув­шись, насла­диться тра­пе­зой, где вино пере­ли­ва­ется через край (сим­вол пол­ноты Божиих бла­го­сло­ве­ний). Суб­боту же они про­во­дят в бесе­дах о тол­ко­ва­нии Торы, и в Изра­иле не поз­во­ляют себе ника­кой работы (за исклю­че­нием того, что каса­ется спа­се­ния жизни) – в том числе, чтобы не соблаз­нить остальных.

Если обра­титься к Еван­ге­лиям, мы уви­дим, что Гос­подь Иисус соблю­дал суб­боту, а мно­го­чис­лен­ные споры, кото­рые мы встре­чаем в Еван­ге­лии, каса­ются пони­ма­ния нюан­сов испол­не­ния этой запо­веди, отде­ле­ния глав­ного от вто­ро­сте­пен­ного, смысла запо­веди (ради еди­не­ния Бога и чело­века) от пре­да­ний стар­цев – но сама запо­ведь при этом оста­ется. Когда Иисус гово­рит, что Он больше суб­боты, Он не отме­няет суб­боту, но таким обра­зом пока­зы­вает свое досто­ин­ство Сына Божия, Гос­по­дина Субботы.

Также и цер­ков­ные каноны 1–3 веков под­твер­ждают необ­хо­ди­мость хри­сти­а­нам празд­но­вать суб­боту (хри­сти­ане до Кон­стан­ти­но­вой эпохи пре­бы­вали в покое в суб­боту, затем, собрав­шись на тра­пезу-вечерю любви и ноч­ную молитву, празд­но­вали Вос­кре­се­ние Гос­пода и шли рабо­тать). После воцер­ко­в­ле­ния импе­рии вос­кре­се­ние ста­но­вится нера­бо­чим днем, но это не ума­ляет зна­че­ния суб­боты – она также выде­ля­ется и в бого­слу­жеб­ной, и в посто­вой прак­тике (пост в суб­боту запре­щен); впро­чем, стрем­ле­ние отме­же­ваться от иудей­ских кор­ней вскоре при­во­дит к забве­нию изна­чаль­ного смысла празд­но­ва­ния субботы.

Боль­шин­ство хри­стиан сего­дня счи­тают, что суб­бота теперь про­сто пере­не­сена на Вос­кре­се­ние. Но, во-пер­вых, далеко не все из них празд­нуют даже Вос­крес­ный день как суб­бот­ний, поз­во­ляя себе любые дела в этот день. Во-вто­рых, Вос­кре­се­ние имеет само­сто­я­тель­ное зна­че­ние, когда мы празд­нуем именно победу нашего Спа­си­теля и Гос­пода Иисуса Хри­ста над смер­тью, и в таком слу­чае изна­чаль­ный смысл суб­боты может теряться. Перед этими веру­ю­щими стоит вызов – заново осмыс­лить то, что вло­жено в текст заповеди.

Дру­гие бук­вально вос­при­ни­мают эту запо­ведь (мес­си­ан­ские евреи, адвен­ти­сты и пр.), и дей­стви­тельно, оста­ются в покое в тече­ние суб­боты, рабо­тая в вос­крес­ный день. Ино­гда эти группы, однако, резко кри­ти­куют тех, кто празд­нует именно вос­кре­се­ние, забы­вая о том, что пишет ап. Павел: «Кто раз­ли­чает дни, для Гос­пода раз­ли­чает; и кто не раз­ли­чает дней, для Гос­пода не раз­ли­чает. Кто ест, для Гос­пода ест, ибо бла­го­да­рит Бога; и кто не ест, для Гос­пода не ест, и бла­го­да­рит Бога. Ибо никто из нас не живет для себя, и никто не уми­рает для себя; а живем ли — для Гос­пода живем; уми­раем ли — для Гос­пода уми­раем: и потому, живем ли или уми­раем, — все­гда Гос­подни. Ибо Хри­стос для того и умер, и вос­крес, и ожил, чтобы вла­ды­че­ство­вать и над мерт­выми и над живыми. А ты что осуж­да­ешь брата тво­его? Или и ты, что уни­жа­ешь брата тво­его? Все мы пред­ста­нем на суд Хри­стов» (Рим. 14:6–10).

Тре­тьи гово­рят о том, что эта запо­ведь пред­по­ла­гает выде­ле­ние в прин­ципе вре­мени для Бога, когда ты не зани­ма­ешься ничем дру­гим. В пер­спек­тиве, как они счи­тают, все ваше время, а не только один день, должны быть посвя­щены Богу. На прак­тике же, увы, это зача­стую ведет к тому, что вера чело­века ста­но­вится его лич­ным делом, он попро­сту не участ­вует в литур­ги­че­ском собра­нии, да и слова о том, чтобы все свое время, а не только одну суб­боту, посвя­тить Богу, оста­ются бла­гим пожеланием.

Тем не менее, эта идея может при­не­сти доб­рый плод. Можно посмот­реть: как, через что я лучше всего чув­ствую себя в Божием при­сут­ствии (для кого-то это может быть вечер­няя про­гулка в молит­вен­ном одно­че­стве, для кого-то — слу­же­ние бед­ным)- и рас­ши­рять это в своей жизни. С дру­гой сто­роны, осо­бенно для тех, кто зани­ма­ется цер­ков­ным слу­же­нием, пик кото­рого при­хо­дится на вос­крес­ный день, такой под­ход с выде­ле­нием какого-то дру­гого допол­ни­тель­ного дня для отдыха и вре­мени наедине с Богом кажется вполне оправданным.

Как же лучше понять эту заповедь?

Помни день суб­бот­ний, чтобы свя­тить его

Если Храм – это свя­ти­лище в про­стран­стве, то суб­бота – свя­ти­лище во вре­мени. Свя­тить – озна­чает выде­лять, посвя­щать Богу и никому иному. Этой запо­ве­дью Бог желает от чело­века вре­мени, посвя­щен­ного именно Ему. Это не про­сто день для себя, для своей пользы и выгоды – это день, при­над­ле­жа­щий Богу.

шесть дней рабо­тай и делай вся­кие дела твои,

Без пол­но­цен­ного труда не может быть и пол­но­цен­ного отдыха. Труд был в замысле Божием – но труд твор­че­ский, веду­щий не к рас­хо­до­ва­нию, но к соби­ра­нию сил. Это в пред­на­зна­че­нии чело­века – воз­де­лы­вать и хра­нить сад Едема. Однако после гре­хо­па­де­ния харак­тер труда изме­нился, труд стал тяжек для чело­века, и вос­при­ни­ма­ется как про­кля­тие. Тем не менее, Книга Притч неод­но­кратно гово­рит о важ­но­сти труда. Гос­подь Иисус освя­щает труд своим при­ме­ром, и по его образу делает это и ап. Павел. Сред­не­ве­ко­вые готи­че­ские стро­е­ния, где декор верх­них эта­жей не может быть виден никому, кроме Самого Бога, или совре­мен­ная сель­ско­хо­зяй­ствен­ная рево­лю­ция в Изра­иле (сде­лать из пустыни цве­ту­щий сад) наглядно пока­зы­вают, каким пре­крас­ным может быть труд.

суб­бота Гос­поду, Богу твоему

Одна пожи­лая и муд­рая мона­хиня, живу­щая в Иеру­са­лиме, опре­де­ляет суб­боту как ” медо­вый месяц с Богом”. Как супру­же­ским парам необ­хо­димо про­во­дить друг с дру­гом время наедине, — так это и в отно­ше­ниях с Богом. Отсюда понятно, что суб­бот­ство­вать — это не про­сто отдыхать.

А день седь­мой — суб­бота Гос­поду, Богу тво­ему: не делай в оный ника­кого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни скот твой, ни при­шлец, кото­рый в жили­щах твоих

Запо­ведь поис­тине рево­лю­ци­онна: она осво­бож­дает от труда не только сво­бод­ных людей, но и рабов, и скот, пола­гая пре­делы чело­ве­че­ской жад­но­сти, стрем­ле­нию к при­были. Если кто не хочет ее соблю­дать – он сво­бо­ден, но пусть идет в дру­гое место, с наро­дом Божиим в одних жили­щах ему не быть. Соблю­де­ние этой запо­веди дает воз­мож­ность людям, живот­ным вос­ста­но­виться. Как пока­зы­вают совре­мен­ные иссле­до­ва­ния, от непре­рыв­ного труда без пере­ры­вов и вход­ных про­из­во­ди­тель­ность ока­зы­ва­ется ниже, чем с разум­ным отды­хом, люди могут даже уме­реть. Кстати, в тра­ди­ции Вет­хого завета есть и седь­мой год, когда отды­хает вся земля, анну­ли­ру­ются все долги и воз­вра­ща­ется утра­чен­ная сво­бода, и юби­лей­ный год, когда даже земля, отдан­ная в аренду (как пра­вило, из-за бед­но­сти), воз­вра­ща­ется к сво­ему искон­ному владельцу.

В суб­боту нельзя было соби­рать дрова, манну – за нару­ше­ние чело­век карался смер­тью. Дове­ряй Богу, Он даст вдо­вое нака­нуне. Более того, даже ради стро­и­тель­ства Ски­нии, Свя­ти­лища Божия, нельзя пре­ры­вать покой суб­бот­него дня!

Но что под­ра­зу­ме­вать под делом, рабо­той? Уче­ные иудей­ской тра­ди­ции сна­чала про­вели парал­лель с 39 видами работ, кото­рые пред­по­ла­га­лись при постройке Ски­нии, а потом рас­пи­сали их в подроб­но­стях. Спа­си­тель обли­чал в этой мелоч­но­сти своих оппо­нен­тов, и сего­дня у уль­тра­ор­то­док­сов это дохо­дит порой до смеш­ного – нельзя рабо­тать лиф­там, потому что может про­ско­чить искра, а искра – это высе­ка­ние огня, что запре­щено. Но рев­ность, с кото­рой они ста­ра­ются выпол­нить эту запо­ведь, может быть уко­ром для тех, кто отно­сится в ней с холод­ным безразличием.

Один из совре­мен­ных бого­сло­вов опре­де­ляет работу как то, что дела­ется ради пользы, выгоды, — а не потому, что это при­но­сит радость. Вычи­ты­вать книгу и пра­вить ее для пуб­ли­ка­ции – работа, но можно читать в радость. Зани­маться ого­ро­дом, чтобы вос­ста­но­вить связь с тво­ре­нием – совсем не то же, что тру­диться ради уро­жая. Если же гово­рить об иде­але, кото­рый дает нам Сам Спа­си­тель, то для Него суб­бота – это время исправ­ле­ния Тво­ре­ния: Он учит, исце­ляет, про­щает грехи, вос­кре­шает – дает новую жизнь и дово­дит ее до совер­шен­ства. Только дела для Гос­пода Бога, направ­лен­ные к славе Его, явля­ются делами, достой­ными суб­боты, и именно жизнь со Хри­стом вво­дит нас в под­лин­ный покой (Евр. 4 гл.).

5‑я заповедь Декалога

12 Почи­тай отца тво­его и мать твою, чтобы про­дли­лись дни твои на земле, кото­рую Гос­подь, Бог твой, дает тебе.

Почи­тай

Заме­тим, что эта запо­ведь без­условна, т.е. ее необ­хо­димо испол­нять в любом слу­чае, как бы сами роди­тели не отно­си­лись к своим детям. Именно поэтому не ска­зано «Люби», потому что над чув­ствами мы не властны (Как можно тре­бо­вать любви к тому, кто бро­сил, изде­вался), но почи­тай – это то, что можно исполнить.

Почи­тай – прежде всего, не зло­словь (Исх. 21:17). Смерть за зло­сло­вие роди­те­лей неслу­чайна – чело­век, не жела­ю­щий бла­го­слов­лять роди­те­лей, не смо­жет бла­го­слов­лять и Бога. При­чем зло­сло­вие может про­яв­ляться не только в злой речи — даже насмешка над роди­те­лем, откры­тие его немощи уже явля­ется недо­пу­сти­мым (см. исто­рию о Хаме Быт. 9).

Далее – слу­шайся, подобно Иисусу (Лк.2:51), однако – кроме греха. Пред­по­ла­га­ется, что запо­ведь обра­щена к обще­ству, где все чтут Бога. В слу­чае же. что роди­тели пред­ла­гают нечто, с чем нельзя согла­ситься, ребенку сове­туют не про­ти­во­ре­чить и спо­рить, а задать про­стой вопрос: “Так ли учит Писание?”

Заботься во время ста­ро­сти. Во вре­мена зем­ной жизни Гос­пода пен­си­он­ной системы не суще­ство­вало, и забо­титься о пожи­лых роди­те­лях должны были дети, однако неко­то­рые то, что должны были давать роди­те­лям, посвя­щали на храм, и таким обра­зом и в храм вно­сили кра­де­ное, и нару­шали запо­ведь о почи­та­нии роди­те­лей, за что и были обли­ча­емы (Мк. 7:9–13).

Ока­зы­вай вни­ма­ние, не забы­вай – дума­ется, сего­дня именно это изме­ре­ние запо­веди ока­зы­ва­ется наи­бо­лее акту­аль­ным. Роди­тели в запад­ных обще­ствах обес­пе­чены, но что они могут сде­лать с соб­ствен­ным одиночеством?

Отца тво­его и мать твою

Впро­чем, и сего­дня есть люди, кото­рые не имеют доста­точ­ного доволь­ства, чьи дети умерли или забыли о них. Ока­зы­ва­ется, эта запо­ведь отно­сится и к ним тоже. Вот что гово­рит об этом свт. Нико­лай Серб­ский:

“Поис­тине, чада, вы дела­ете не много, если почи­та­ете своих отца и мать, а дру­гих отцов и мате­рей пре­зи­ра­ете. Ува­же­ние своих роди­те­лей должно стать для вас шко­лой ува­же­ния всех муж­чин и всех жен­щин, кото­рые в муках рож­дают, в поте лица сво­его рас­тят и в стра­да­ниях любят своих детей. Запом­ните это и живите по этой запо­веди, чтобы Гос­подь Бог вас бла­го­сло­вил на земле.

Поис­тине, чада, вы дела­ете не много, если почи­та­ете только лич­но­сти своих отца и матери, но не труд их, не время их, не совре­мен­ни­ков их. Поду­майте, что, ува­жая своих роди­те­лей, вы почи­та­ете и их труд, и их эпоху, и их совре­мен­ни­ков. Так вы убьете в себе фаталь­ную и глу­пую при­вычку пре­зи­рать про­шлое. Чада мои, поверьте, что дни, отдан­ные в ваше рас­по­ря­же­ние, не дороже и не ближе Гос­поду, чем дни тех, кто жил до вас. Если вы гор­ди­тесь своим вре­ме­нем перед про­шлым, не забы­вайте, что вы и гла­зом не успе­ете морг­нуть, как ста­нет расти трава над вашими моги­лами, вашей эпо­хой, вашими телами и делами, а дру­гие ста­нут сме­яться над вами, как над отста­лым прошлым.

Любое время пол­нится мате­рями и отцами, болью, жерт­вами, любо­вью, надеж­дой и верой в Бога. Поэтому любое время достойно уважения”.

Более рас­про­стра­нен­ной точ­кой зре­ния, однако, явля­ется то, что здесь нужно под­ра­зу­ме­вать не только роди­те­лей, но и всех, кто при­ни­мал уча­стие в вос­пи­та­нии, ста­нов­ле­нии чело­века. Это, в первую оче­редь, учи­теля. Ува­же­ние к учи­телю – это и залог того, что вообще что-то можно от него полу­чить, и про­яв­ле­ние бла­го­дар­но­сти за его труд. Не слу­чайно основ­ное наиме­но­ва­ние Иисуса в Еван­ге­лиях – Учитель.

Кате­хи­зис митр. Фила­рета Дроз­дова рас­ши­ряет спи­сок еще далее:

“Кто для нас может быть вме­сто роди­те­лей? Вме­сто роди­те­лей для нас явля­ются: Оте­че­ство, потому что оно есть вели­кое семей­ство, в кото­ром Госу­дарь есть отец, а под­дан­ные — дети Госу­даря и Оте­че­ства; пас­тыри и учи­теля духов­ные, потому что они уче­нием и Таин­ствами рож­дают нас в жизнь духов­ную и вос­пи­ты­вают в ней; стар­шие по воз­расту; бла­го­де­тели; началь­ству­ю­щие в раз­ных отно­ше­ниях”. Там же рас­смат­ри­ва­ется более подробно, как именно про­яв­лять почте­ние к выше­озна­чен­ным лицам и структурам

(Чтобы тебе было хорошо) и чтобы про­дли­лись дни твои

Именно так эта запо­ведь закан­чи­ва­ется в тек­сте Вто­ро­за­ко­ния. Как гово­рит ап. Павел, это пер­вая запо­ведь с бла­го­сло­ве­нием – т.е. эта запо­ведь не про­сто сохра­няет жизнь, она еще при­но­сит благословение.

В древ­но­сти это вос­при­ни­мали весьма серьезно, отсюда — исто­рии о борьбу за бла­го­сло­ве­ние роди­те­лей у Исава и Иакова. Правла, бла­го­сло­ве­ние — это не дан­ность. Над ним нужно тру­диться, при­кла­ды­вать уси­лия, чтобы оно реал­зо­ва­лось. Тем не менее, пси­хо­ло­гия знает, что вос­пи­та­ние детей с любо­вью и бла­го­сло­ве­нием, а не с про­кля­тием, дей­стви­тельно помо­гает потом детям легче идти по жизни, пози­тивно отно­ситься и пре­одо­ле­вать труд­но­сти. Напро­тив, люди, кото­рые не в мире со сво­ими роди­те­лями, муча­ются от этого, стра­дают, и часто не могут вос­пи­тать и своих соб­ствен­ных детей – все это не может не ска­заться на здо­ро­вье и сча­стье человека.

Новый Завет откры­вает нам вели­кую тайну: помимо зем­ных роди­те­лей у нас есть Отец, кото­рый нико­гда не пре­даст, не про­кля­нет, любовь кото­рого не зави­сит от наших успе­хов или пора­же­ний. Он любит про­сто потому, что мы — тво­ре­ние Его рук, и ради нас Он отдал Сына Сво­его еди­но­род­ного, чтобы веру­ю­щий в Него не погиб, но все мы имели жизнь веч­ную (Ин. 3:16). Пол­нота благ и радо­стей откры­ва­ется тому, кто познал любовь Отчую и пре­бы­вает в ней.

Пре­крас­ным лите­ра­тур­ным при­ме­ром почи­та­ния роди­те­лей явля­ется глав­ный герой романа Дж. Мак­до­нальда «Сэр Гибби».

6‑я заповедь Декалога

Не уби­вай

Эта запо­ведь повто­ряет то, что было ска­зано уже в завете с Ноем: «Я взыщу и вашу кровь, в кото­рой жизнь ваша, взыщу ее от вся­кого зверя, взыщу также душу чело­века от руки чело­века, от руки брата его; кто про­льет кровь чело­ве­че­скую, того кровь про­льется рукою чело­века: ибо чело­век создан по образу Божию» (Быт. 9:5–6).

«Цени жизнь дру­гого чело­века; она свя­щенна, ты не можешь ей рас­по­ря­жаться по сво­ему про­из­волу», — как бы гово­рит Бог. «Кто уби­вает чело­века, уни­что­жает целый мир», — гово­рят мудрецы.

Заме­тим, Вет­хий Завет знает войны Божии (воины про­тив языч­ни­ков), знает и суды, когда чело­века при­го­ва­ри­вают к смерти. Таким обра­зом, эта запо­ведь не само­ценна, и есть ситу­а­ции, когда сво­ими дей­стви­ями чело­век заслу­жи­вает смерти, иначе зло рас­про­стра­нится и далее (так назы­ва­е­мые смерт­ные грехи заразны).

Однако выно­сить смерт­ный при­го­вор может лишь тот, кто на это постав­лен Богом. Судо­про­из­вод­ство в древ­нем Изра­иле было настолько щепе­тиль­ным в отно­ше­нии сви­де­те­лей, что смерт­ные при­го­воры выно­си­лись крайне редко. Они при­во­ди­лись в испол­не­ние всей общи­ной, при­чем сви­де­тели должны были пер­выми при­нять в этом уча­стие, бро­сив камень (ничего похо­жего на боль­ше­вист­скую прак­тику ано­ним­ных доно­сов и заоч­ных при­го­во­ров, осво­бож­дав­шую совесть донос­чи­ков и судей, в этом обще­стве не было).

Эта запо­ведь каса­ется в первую оче­редь людей, но учи­теля закона гово­рят и о том, что чело­век не имеет права рас­по­ря­жаться по своей при­хоти даже жиз­нью живот­ных, и охота для раз­вле­че­ния немыс­лима в совре­мен­ном Израиле.

Львом Тол­стым и его после­до­ва­те­лями эта запо­ведь была вос­при­нята в абсо­лют­ном смысле, что тоже при­вело к поло­жи­тель­ному резуль­тату – появи­лось дви­же­ние AmnestyInternational, кото­рое хода­тай­ствует о невин­ных жерт­вах перед пра­ви­тель­ствами их стран.

Уже в Вет­хом Завете закла­ды­ва­ются основы совре­мен­ного уго­лов­ного права, суще­ствуют законы о пре­де­лах необ­хо­ди­мой само­обо­роны (ты не можешь убить чело­века за то, что он хочет тебя обо­красть – жизнь дороже – Исх. 22:3), о небреж­но­сти (если твой вол был бод­лив и кого-то убил, ты вино­вен – Исх. 21:29), и неосто­рож­но­сти (если убил слу­чайно, без наме­ре­ния, то дол­жен уйти в спе­ци­аль­ный город-убе­жище – Втор. 19:5).

Нужно пони­мать: убить можно по-раз­ному, не обя­за­тельно для этого исполь­зо­вать ору­жие и гру­бую силу.

Сво­ими дей­стви­ями можно дове­сти чело­века до смер­тель­ной болезни или само­убий­ства (окле­ве­тав его, отняв самое доро­гое для него, уни­что­жив дело его жизни, и пр.), и можно спо­соб­ство­вать этому своим без­раз­ли­чием, попу­стить это.

Остав­ле­ние чело­века в опас­но­сти – напри­мер, замер­за­ю­щего, без созна­ния или в болез­нен­ном состо­я­нии, также отно­сится к этой заповеди.

Аборты – также форма убий­ства, в кото­ром участ­вуют как мини­мум шесть чело­век (моло­дой чело­век с девуш­кой, роди­тели, врач и мед­сестра). Хотя мы не знаем, с какого момента плод может счи­таться пол­но­цен­ным чело­ве­ком, аборт в любом слу­чае уни­что­жает жизнь, дан­ную Богом.

Сего­дня осо­бенно важно гово­рить о том, что уни­что­жить доб­рое имя, репу­та­цию чело­века, — это также вид убийства.

О само­убий­стве надо ска­зать особо. В исто­рии Церкви мы знаем слу­чаи само­убий­ства ради того, чтобы не потер­петь изде­ва­тельств от вра­гов, не быть обес­че­щен­ными – в послед­нем слу­чае это может рас­смат­ри­ваться как форма геро­изма. В осталь­ных же слу­чаях в хри­сти­ан­ской тра­ди­ции само­убийц не отпе­вают и не хоро­нят на клад­бище, рас­смат­ри­вая их как людей, отвер­нув­шихся от Бога, отча­яв­шихся в Его любви. Сего­дня Цер­ковь при­ни­мает в рас­чет и чув­ства род­ствен­ни­ков, вни­ма­тель­нее рас­смат­ри­ва­ются обсто­я­тель­ства, и в слу­чаях смерти в состо­я­нии аффекта чело­века само­убий­цей не считают.

Еван­ге­лие при­зы­вает нас не только не уби­вать, но даже не гне­ваться на брата (Мф. 5:22), и быть миро­твор­цами (Мф. 5:9). Если же чело­век хочет упо­до­биться Хри­сту, то он ему над­ле­жит стя­жать любовь, чтобы про­щать греш­ни­ков и жерт­во­вать собой ради спа­се­ния дру­гих (Ин. 15:13).

7‑я заповедь Декалога

Не пре­лю­бо­дей­ствуй

“Блуд заклю­ча­ется в том, чтобы отдать свое сердце не тому, что достойно любви; блуд заклю­ча­ется в том, что свою волю, вме­сто того, чтобы ее напра­вить к еди­ному на потребу, к чистой, свя­той любви к чело­веку, к людям, к Богу, мы рас­пы­ляем так, что она направ­лена анар­хично, во все сто­роны, так, что она слу­жит всем идо­лам, всем жела­ниям, всем поры­вам. Разве не все мы зара­жены этой болез­нью блуда? Разве мы цельны серд­цем, не раз­де­лены умом? Разве воля наша не колеблется?

Мит­ро­по­лит Сурож­ский Антоний

Для людей Вет­хого Завета эта запо­ведь зву­чала рево­лю­ци­онно: вокруг – риту­аль­ная про­сти­ту­ция, все­доз­во­лен­ность извра­ще­ний – а запо­ведь гово­рит: «Не пре­лю­бо­дей­ствуй». Именно за грехи хана­неев, за их раз­врат земля сбро­сила их и была отдана народу Изра­иль­скому (Втор. 9:4–5). Но и сей­час, спу­стя три с лиш­ним тыся­че­ле­тия, эта запо­ведь не поте­ряла акту­аль­но­сти. Мы не будем углуб­ляться в вопросы откло­не­ний и незре­лой сек­су­аль­но­сти. Оче­видно, что брак, уста­нов­лен­ный Богом, преду­смат­ри­вает реа­ли­за­цию сек­су­аль­но­сти между муж­чи­ной и жен­щи­ной. «Не пося­гай на лич­ные отно­ше­ния дру­гих людей, не зани­майся раз­вра­том, блу­дом», – так можно было бы в пер­вом при­бли­же­нии пере­фор­му­ли­ро­вать эту запо­ведь в своей нега­тив­ной формулировке.

Но, как и осталь­ные запо­веди, эта направ­лена не на огра­ни­че­ние, а на сохра­не­ние и умно­же­ние жизни. Цен­ность брака оче­видна во всех повест­во­ва­ниях книги Бытия, задолго до даро­ва­ния Синай­ского завета. Согласно иудей­ской тра­ди­ции, чело­век вне брака не полон, ему необ­хо­димо найти свою вто­рую поло­винку, чтобы стать цель­ным, испол­нить первую запо­ведь «Пло­ди­тесь и раз­мно­жай­тесь» (Быт. 1:28), и при­бли­зиться к свя­то­сти (отсюда назва­ние помолвки «кид­ду­шин», т.е. освя­ще­ние). Задачи брака – не про­сто насла­ждаться отно­ше­ни­ями, но и вза­имно допол­нять друг друга, помо­гать друг другу осу­ще­ствить свое при­зва­ние, участ­во­вать в про­дол­же­нии жизни через рож­де­ние детей.

Однако на этом пути к свя­то­сти есть свои под­вод­ные камни.

Пер­вый камень пре­ткно­ве­ния – никак не оформ­лять такие отно­ше­ния, про­сто сожи­тель­ство­вать. Почему люди выби­рают такой путь? Мно­гие счи­тают, что отно­ше­ния нуж­да­ются в испы­та­нии, не стоит всту­пать в брак слиш­ком поспешно. Пра­виль­ная в целом мысль, однако, часто мас­ки­рует за собой жела­ние и «попро­бо­вать вкус­нень­кого», и одно­вре­менно него­тов­ность дей­стви­тельно дове­рять друг другу, остав­ляет воз­мож­ность обрат­ного хода.

Вто­рое пре­пят­ствие к испол­не­нию этой запо­веди – чув­ства, жела­ния к тем, кто не явля­ется закон­ным супру­гом. Но запо­ведь гово­рит: ты не живот­ное, ты дол­жен жить не инстинк­тами, а выбо­ром. Учись сто­ять в своем выборе, храня отно­ше­ния завета.

Влюб­лен­ность в кого-то помимо своей вто­рой поло­винки, или влюб­лен­ность в чело­века, состо­я­щего в супру­же­стве – это не грех, но ситу­а­ция, потен­ци­ально опас­ная. Если я по-насто­я­щему люблю, я буду желать люби­мому чело­веку спа­се­ния, буду ста­раться убе­речь от греха, жерт­во­вать собой в любви, эти отно­ше­ния будут нас воз­вы­шать. Если я про­сто вожде­лею, я хочу про­сто лако­миться, поль­зо­ваться дру­гим как сред­ством, а сам дру­гой чело­век мне не важен, не ценен, и в этом смысле страст­ное вожде­ле­ние – пол­ная про­ти­во­по­лож­ность любви, ее тем­ный двой­ник. В жертву стра­сти при­но­сится все: доб­рое имя, семья, дети… Лите­ра­тура пре­муд­ро­сти содер­жит много пре­ду­пре­жде­ний, каса­ю­щихся нару­ше­ния этой запо­веди. Если ты нару­ша­ешь гра­ницы дру­гой семьи, ты про­сто глуп: тебе при­дется кор­мить два дома (Притч. 5:10), ты позна­ешь ярость мужа (Притч. 6:32–35), сам не будешь мирен – это не про­сто слова, это реаль­ный опыт. Самые луч­шие люди не защи­щены от стра­стей, но есть спо­собы совла­дать с этим: это и раз­де­ле­ние внут­рен­них боре­ний с бра­том или сест­рой по вере, и гра­ницы в обще­нии и неко­то­рая вре­мен­ная отстра­нен­ность, но глав­ное – больше вре­мени в искрен­них отно­ше­ниях со своей закон­ной поло­ви­ной и Богом.

Тре­тье пре­пят­ствие в испол­не­нии этой запо­веди – осво­бо­диться от обя­за­тельств, потому что “любовь ушла”. Мно­гие совре­мен­ники в таком слу­чае выби­рают раз­вод, но раз­вод даже в Вет­хом Завете – всего лишь попу­ще­ние по жесто­ко­сти сердца людей (Мф. 19:8). Древ­ние не знали такого культа чувств, для них любовь явля­лась не нача­лом, а резуль­та­том луч­шего узна­ва­ния друг друга и сов­мест­ной жизни (Быт. 24:67). Хри­стос чрез­вы­чайно прям в отно­ше­нии этого: раз­вод – повод к пре­лю­бо­де­я­нию (Мф. 5:32). В фильме «Париж, я тебя люблю» есть сюжет про муж­чину, кото­рый соби­ра­ется порвать с женой ради любов­ницы, но выяс­няет, что у жены рак. Он делает свой выбор, оста­ва­ясь с супру­гой – и вновь в нее влюб­ля­ется. В конце кон­цов она ухо­дит, но каж­дый раз, когда он видит крас­ное пальто, это слу­жит для него напо­ми­на­нием о любви, кото­рая никуда не ушла.

Лучше всего, когда в брак всту­пают оба веру­ю­щих чело­века, это закла­ды­вает общий фун­да­мент их отно­ше­ний, и для веру­ю­щего чело­века это, должно быть, глав­ный кри­те­рий (об гово­рит и ап. Павел – 1 Кор. 7:39). Однако если супруги вме­сте не знали Бога, а потом кто-то один обра­тился, это не должно стать пово­дом для раз­вода: «Ибо неве­ру­ю­щий муж освя­ща­ется женою веру­ю­щею, и жена неве­ру­ю­щая освя­ща­ется мужем веру­ю­щим. Иначе дети ваши были бы нечи­сты, а теперь святы» (1 Кор. 7:14).

Еван­ге­лие одно­вре­менно и устро­жает эту запо­ведь, и зани­ма­ется про­фи­лак­ти­кой паде­ний в подоб­ных слу­чаях, обра­щая вни­ма­ние не на дело, а уже на взгляд: «А Я говорю вам, что вся­кий, кто смот­рит на жен­щину с вожде­ле­нием, уже пре­лю­бо­дей­ство­вал с нею в сердце своем. Если же пра­вый глаз твой соблаз­няет тебя, вырви его и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из чле­нов твоих, а не все тело твое было ввер­жено в геенну. И если пра­вая твоя рука соблаз­няет тебя, отсеки ее и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из чле­нов твоих, а не все тело твое было ввер­жено в геенну» (Мф. 5:28–30). Разу­ме­ется, ска­зано это в форме притчи, но ска­зано доста­точно ясно. Чело­век, сумев­ший избе­жать всего этого, назы­ва­ется цело­муд­рен­ным, т.е. внут­ренне цель­ным. Его цель­ность про­яв­ляет себя во всем: и в пове­де­нии, и в мыс­лях, и в поступ­ках, и в речи, и в отно­ше­ниях. В таком чело­веке может оби­тать Дух Свя­той, и он сам через это освя­ща­ется и пре­об­ра­жа­ется (1 Кор. 6:13–20).

Все чело­ве­че­ство после гре­хо­па­де­ния – как осколки пре­крас­ной хру­сталь­ной вазы, о каж­дого из нас можно уко­лоться и поре­заться. Брак в Гос­поде – уди­ви­тель­ный дар тем, кто хочет вос­ста­но­вить изна­чаль­ную цель­ность и научиться любить так, чтобы не ранить, а исце­лять и преображать.

8‑я заповедь Декалога

Не укради

Если преды­ду­щие запо­веди, шестая и седь­мая, защи­щают жизнь и отно­ше­ния, то эта запо­ведь защи­щает соб­ствен­ность человека.

Но прежде, чем гово­рить о соб­ствен­но­сти, заме­тим, что соб­ствен­но­сти в абсо­лют­ном смысле у людей быть не может – ибо все Тво­ре­ние при­над­ле­жит Богу. Чело­век постав­лен рас­по­ря­жаться и поль­зо­ваться тво­ре­нием, а народ завета полу­чает в наслед­ство от Бога Землю обе­то­ван­ную. Осо­бен­ность Свя­той Земли в том, что она не будет тер­петь без­за­ко­ний, земля сверг­нет с себя без­за­кон­ни­ков – т.е. народ будет тер­петь голод, будет угнан в плен. Итак, право поль­зо­ва­ния пло­дами земли зави­сит от нрав­ствен­но­сти народа.

Дру­гая осо­бен­ность этой земли заклю­ча­ется в том, что каж­дое племя полу­чало землю по жре­бию, т.е. согласно выс­шей спра­вед­ли­во­сти, и этот надел не может быть отчуж­ден – каж­дые 49 лет земля воз­вра­ща­ется к тому, кто ее полу­чил. Таким обра­зом, уже в самом начале сози­да­ния народа Божия можно видеть не только заботу о соб­ствен­но­сти, но и заботу о спра­вед­ли­во­сти в рас­пре­де­ле­нии богат­ства в обществе.

Наряду с зако­ном о воз­вра­ще­нии земли, спра­вед­ли­вость под­дер­жи­ва­лась мно­го­чис­лен­ными зако­нами заботы о бед­ных – бед­ным можно было есть в чужом саду, им остав­ляли часть уро­жая (край поля, забы­тые снопы, упав­шее при жатве), бога­тым пред­пи­сы­ва­лось орга­ни­зо­вы­вать бла­го­тво­ри­тель­ную кухню и кассу помощи бед­ня­кам. Без­условно, пер­вое сред­ство для выпол­не­ния запо­веди «не укради» — это про­фи­лак­тика бед­но­сти, и эти законы были спе­ци­ально на это направ­лены. Поду­майте, насколько спра­вед­ливо в этом смысле было древ­нее законодательство.

Не укради

У кого можно украсть? Можно украсть у род­ствен­ни­ков (мы уже обсуж­дали вопрос отказа от заботы о роди­те­лях), у ближ­него, у государства.

Все пони­мают, как пра­вило, что нехо­рошо красть мате­ри­аль­ные вещи. А как быть с про­дук­тами интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти – кни­гами, музы­кой, кино, про­грамм­ным обеспечением?

Все пони­мают, что нехо­рошо воро­вать у ближ­него. А если я не плачу за про­езд в обще­ствен­ном транс­порте, или беру что-то с работы, исполь­зую рабо­чую тех­нику в лич­ных целях – как с этим?

Взять книгу и не вер­нуть – это что? А найти цен­ную вещь и даже не попы­таться разыс­кать вла­дельца – это как?

Ино­гда сама работа свя­зана с тем, что чело­веку при­хо­дится зани­маться сомни­тель­ными финан­со­выми опе­ра­ци­ями, запол­нять «левые» доку­менты, укло­няться от уплаты нало­гов – это тоже может быть кражей.

Все эти слу­чаи тре­буют рас­суж­де­ния, потому что одно дело – не запла­тить за про­езд из-за реаль­ного отсут­ствия денег, и совер­шенно дру­гое – из спор­тив­ного инте­реса и любви к даро­вым бла­гам; да и зако­но­да­тель­ство у нас под­час постро­ено так, что вынуж­дает людей при­бе­гать к «схе­мам» ради того, чтобы не разо­риться. Здесь, дей­стви­тельно, не все бывает одно­значно, и подроб­нее о раз­ных уров­нях мораль­ных рас­суж­де­ний можно посмот­реть в тру­дах Л.Колберга.

Однако есть и более пря­мой спо­соб: молиться о том, чтобы Гос­подь вра­зу­мил и вме­шался в ситу­а­цию. Часто после такой молитвы либо при­хо­дило пони­ма­ние, как посту­пать, либо выбор пере­ста­вал быть актуальным.

Помимо денег, вещей и интел­лек­ту­аль­ных про­дук­тов, осо­бое зна­че­ние при­об­рели сего­дня новые цен­но­сти – это идеи и время. При­сво­ить чужую идею очень легко, и это совер­ша­ется не только в дис­сер­та­циях, но и в отче­тах началь­ству, кон­ку­рент­ной борьбе кор­по­ра­ций. Еще хуже порой мы посту­паем со вре­ме­нем – и здесь мы его можем украсть не только у дру­гих, но и у себя самих — этому спо­соб­ствуют пустые раз­го­воры, интер­нет и теле­ви­де­ние, и мное другое.

Но можно украсть также и у Бога. Как? Не запла­тив деся­тину. Вспом­ним: все в этом мире при­над­ле­жит Богу, Он дает нам поль­зо­ваться бла­гами земли, и деся­тина – это пока­за­тель дове­рия Ему. Да, мно­гие пра­во­слав­ные хри­сти­ане счи­тают, что деся­тина – это Вет­хий Завет, а мы живем в Новом. Но запо­веди Вет­хого Завета – это ниж­няя планка, грань, за кото­рой начи­на­ется без­за­ко­ние. Хри­сти­ане, по идее, должны пре­взойти вет­хо­за­вет­ных пра­вед­ни­ков. На прак­тике же мы видим нечто про­ти­во­по­лож­ное – люди жерт­вуют на храм, на хри­сти­ан­ское обра­зо­ва­ние по оста­точ­ному прин­ципу, мело­чью, или вообще счи­тают, что за все пла­тит госу­дар­ство или Пат­ри­ар­хия. В резуль­тате храмы вынуж­дены искать спон­со­ров, зани­маться тор­гов­лей, сда­вать поме­ще­ния в аренду… Не гово­рим уже о том, что мис­сия, про­по­ведь Еван­ге­лия людям, кото­рые о нем не слы­шали, по идее должна под­дер­жи­ваться домаш­ней Цер­ко­вью про­по­вед­ника – а сего­дня сами мис­си­о­неры вынуж­дены искать сред­ства для этого.

Ап. Павел дает совет, кото­рый ока­зы­ва­ется акту­аль­ным и сего­дня: рабо­тать нужно так, чтобы было еще из чего пода­вать нуж­да­ю­ще­муся (Ефес. 4:28). И, хотя соб­ствен­ность важна, она не должна ста­но­виться само­цен­но­стью. Ран­няя Цер­ковь настолько была вооду­шев­лена Бла­гой вестью, что люди даже про­да­вали име­ния (Деян. 2:45) и начи­нали жизнь в общине, где все было общее (Деян. 4:32). Так сего­дня живут и неко­то­рые мона­ше­ские общины. Можно ска­зать, что общая жизнь и жертва для нуж­да­ю­щихся — это посто­ян­ный идеал, к кото­рому воз­вра­ща­ются все люди, чьи сердце ока­за­лось затро­нуто Еван­ге­лием или не уте­ряло своей моло­до­сти во Хри­сте Иисусе.

Подроб­нее о деся­ти­нах в исто­рии вет­х­зо­за­вет­ной и ново­за­вет­ной Церкви можно про­честь здесь

9‑я заповедь Декалога

Не про­из­носи лож­ного сви­де­тель­ства на ближ­него твоего

Бла­женны алчу­щие и жаж­ду­щие правды, ибо они насы­тятся (Мф. 5:6)

Правда на суде и соци­аль­ная ответственность

В пря­мом смысле эта запо­ведь каса­ется судов. Согласно вет­хо­за­вет­ному судо­про­из­вод­ству, для выне­се­ния судеб­ных реше­ний тре­бо­ва­лось мини­мум два или три сви­де­теля; одного сви­де­теля было недо­ста­точно (Втор. 17:6–7), при­чем сви­де­тели должны были поль­зо­ваться хоро­шей репу­та­цией. Сви­де­тели должны были нало­жить руки на пре­ступ­ника и пер­выми бро­сить в него камень (ника­кого обез­ли­чен­ного судеб­ного про­цесса, все пре­дельно про­зрачно!) Если выяс­ня­лось, что сви­де­тель лжет, он дол­жен был поне­сти нака­за­ние соот­вет­ственно тому ущербу, кото­рый он хотел нане­сти (Втор. 19:16–20). Вме­сте с тем, эта запо­ведь пред­по­ла­гала и сооб­ще­ние о пре­ступ­ле­нии, чтобы истре­бить зло в народе Божием. Грех, кото­рому потвор­ствуют, покры­вая его мол­ча­нием, может погу­бить и общину, и госу­дар­ство, и церковь.

Сви­де­тель­ство веры

Но сви­де­тель­ство, без­условно, пред­по­ла­га­ется не только в уго­лов­ных делах. Про­ти­во­по­лож­ный слу­чай – сви­де­тель­ство о своей вере. Исто­рия Церкви знает целые эпохи, когда хри­сти­ане рас­пла­чи­ва­лись сво­бо­дой и жиз­нью за то, что не лгали о своей вере. Соб­ственно, гре­че­ское слово martus, сви­де­тель, также пере­во­дится как муче­ник. В раз­ной форме хри­сти­а­нам пер­вых веков пред­ла­гали сделки с сове­стью: про­сто кинуть ладан на алтарь мест­ных богов, насту­пить на крест, под­пи­сать бумаги с отре­че­нием. В пер­вые два века за отре­че­ние от веры в любой форме чело­век до конца жизни отлу­чался от При­ча­стия, только позже кано­ни­че­ские нормы смяг­ча­ются из состра­да­ния к пав­шим. В книге Дея­ний сви­де­тель­ство о вере ста­но­вится при­зва­нием каж­дого уче­ника Хри­стова: «Вы при­мете силу, когда сой­дет на вас Дух Свя­тый; и будете Мне сви­де­те­лями в Иеру­са­лиме и во всей Иудее и Сама­рии и даже до края земли» (Деян. 1:8). Это про­щаль­ные слова Гос­пода, согласно еван­ге­ли­сту Луке.

Жить не по лжи

Итак, недо­пу­сти­мость лжи и испо­ве­да­ние веры в Бога – вот глав­ные состав­ля­ю­щие этой запо­веди. Но вгля­димся в нее чуть при­сталь­нее. В два­дца­том веке, извест­ном сво­ими тота­ли­тар­ными режи­мами, война уже шла не только про­тив веры, но про­тив правды, чело­веч­но­сти. Ино­гда даже не тре­бо­ва­лось ничего делать, про­сто мол­чать, когда рядом про­воз­гла­ша­ется ложь, ого­ва­ри­ва­ется и судится неви­нов­ный чело­век… Но нахо­дятся те, кто муже­ственно сви­де­тель­ствуют о правде, зная, что могут сами постра­дать и навер­няка пострадают.

Запо­ведь о лже­сви­де­тель­стве сего­дня ста­но­вится демар­ка­ци­он­ной линией поря­доч­но­сти и правды. Ее испол­не­ние про­яв­ля­ется и в вели­ких, и в малых делах: дома, на работе, в Церкви, в госу­дар­ствен­ных делах. Живешь ли ты, как учишь, как твои слова соот­но­сятся с тво­ими делами? Так можно было бы сфор­му­ли­ро­вать вопрос, кото­рый апо­стол Павел еще в пер­вом веке задает своим чита­те­лям в посла­нии к Рим­ля­нам, 2 гл. И это каса­ется не только того, чтобы «чисто испо­ве­до­ваться», ничего не ута­и­вая. Ложь как стиль жизни и послед­ствия этого пре­красно опи­саны в тра­ги­че­ском романе А. Кро­нина «Древо Иуды».

Можно по-раз­ному отно­ситься к А.И. Сол­же­ни­цыну, но, без­условно, он дей­ство­вал как про­рок, высту­пив с при­зы­вом «жить не по лжи». Эта правда жизни каса­ется не столько мел­ких вещей, сколько вообще жиз­нен­ной пози­ции чело­века: бывает, что чело­век про­сто боится жить по боль­шой правде, и, хотя ничего дур­ного не совер­шает, жизнь его прав­ди­вой не назо­вешь. При­меры сто­я­ния за правду все­гда запа­дают в память, и неважно, какой рели­гии при­дер­жи­вался испо­вед­ник этой правды. Каж­дый знает Сократа, М. Ганди, М.Л. Кинга, Я. Кор­чака, А.Д. Саха­рова и Д.С. Лихачева…

Сту­ка­че­ство, слухи и про­сто болтливость

Ком­му­ни­сти­че­скому строю уда­лось настолько изме­нить созна­ние людей, что, к сожа­ле­нию, насле­дие про­шлого не изжито до сих пор. Часто при­вычки совет­ского про­шлого при­вно­сятся и в Цер­ковь. Так, с древ­них вре­мен к запо­веди «не лже­сви­де­тель­ствуй» отно­сили и пове­ле­ние из книги Левит: «Не ходи пере­нос­чи­ком в народе твоем и не вос­ста­вай на жизнь ближ­него тво­его. Я Гос­подь» (Лев. 19:16). Бук­вально это озна­чает: не пере­да­вай слухи, пусть они умрут в тебе, не говори что-то про­тив ближ­него, иначе помни о суде Божием. «Об отсут­ству­ю­щем брате не дол­жен он ничего гово­рить с наме­ре­нием очер­нить – это есть кле­вета, хотя бы ска­зан­ное было и спра­вед­ливо», — повто­ряет свт. Васи­лий Вели­кий (Письма к раз­ным лицам, 22). Но сего­дня мно­гие даже цер­ков­ные люди совер­шенно не чув­ствуют своей ответ­ствен­но­сти, пере­да­вая слухи об отдель­ных людях, цер­ков­ных общи­нах, очер­няя кого-то в их отсут­ствие – даже не будучи зна­ко­мыми с теми, кого очерняют.

В Еван­ге­лии опи­сы­ва­ется, как посту­пать, если кто-то гре­шит: «Если же согре­шит про­тив тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним; если послу­шает тебя, то при­об­рел ты брата тво­его; если же не послу­шает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех сви­де­те­лей под­твер­ди­лось вся­кое слово; если же не послу­шает их, скажи церкви; а если и церкви не послу­шает, то да будет он тебе, как языч­ник и мытарь» (Мф. 18:15–16). Сего­дня же часто при­нято сразу идти и докла­ды­вать началь­ству, даже не попы­тав­шись по-чест­ному разо­браться в ситуации.

Между тем, «сплет­ник нахо­дится в Сирии, а уби­вает в Риме», — гово­рит Тал­муд. Иудей­ские муд­рецы выде­ляли три вида злой речи: наме­рен­ная кле­вета, про­сто пере­дача поро­ча­щих све­де­ний, хотя бы ска­зан­ное было и верно, а также и про­сто нера­зум­ное откры­тие дел дру­гих. Если с пер­выми двумя мы разо­бра­лись, то как может повре­дить тре­тье? Пред­ста­вим, что мы хва­ста­емся, что нас при­гла­сили на день рож­де­ния, а нашего собе­сед­ника – нет. Что он поду­мает? Поэтому мол­чать все­гда удоб­нее. «Много рас­ка­и­вался я о своих сло­вах, а о мол­ча­нии – нико­гда» — гово­рил Арсе­ний Вели­кий. «Дол­жен заме­тить, что моя застен­чи­вость не при­чи­няла мне ника­кого вреда, кроме того, что надо мной ино­гда под­сме­и­ва­лись дру­зья. А ино­гда и наобо­рот: я извле­кал пользу из этого. Моя нере­ши­тель­ность в раз­го­воре, раньше огор­чав­шая меня, теперь достав­ляет мне удо­воль­ствие. Ее вели­чай­шее досто­ин­ство состо­яло в том, что она научила меня эко­но­мить слова. Я при­вык кратко фор­му­ли­ро­вать свои мысли. Теперь я могу выдать себе сви­де­тель­ство о том, что бес­смыс­лен­ное слово вряд ли сорвется у меня с языка или с пера. Я не при­помню, чтобы когда-либо сожа­лел о ска­зан­ном или напи­сан­ном. Бла­го­даря этому я огра­дил себя от мно­гих неудач и излиш­ней траты вре­мени. Опыт под­ска­зал мне, что мол­ча­ние — один из при­зна­ков духов­ной дис­ци­плины при­вер­женца истины. Склон­ность к пре­уве­ли­че­нию, замал­чи­ва­нию или иска­же­нию истины, созна­тельно или бес­со­зна­тельно, — есте­ствен­ная сла­бость чело­века, мол­ча­ние же необ­хо­димо для того, чтобы побо­роть эту сла­бость… Моя застен­чи­вость, в дей­стви­тель­но­сти, — мой щит и при­кры­тие. Она дает мне воз­мож­ность расти. Она помо­гает мне рас­по­зна­вать истину». (М. Ганди. «Моя жизнь»).

«Обуз­ды­ва­ю­щий язык будет жить мирно, и нена­ви­дя­щий болт­ли­вость умень­шит зло. Нико­гда не повто­ряй слова, и ничего у тебя не убу­дет. Ни другу, ни недругу не рас­ска­зы­вай и, если это тебе не грех, не откры­вай; ибо он выслу­шает тебя, и будет осте­ре­гаться тебя, и по вре­мени воз­не­на­ви­дит тебя. Выслу­шал ты слово, пусть умрет оно с тобою: не бойся, не рас­торг­нет оно тебя. Глу­пый от слова тер­пит такую же муку, как рож­да­ю­щая — от мла­денца. Что стрела, вон­зен­ная в бедро, то слово в сердце глу­пого. Рас­спроси друга тво­его, может быть, не сде­лал он того; и если сде­лал, то пусть впе­ред не делает. Рас­спроси друга, может быть, не гово­рил он того; и если ска­зал, то пусть не повто­рит того. Рас­спроси друга, ибо часто бывает кле­вета. Не вся­кому слову верь. Иной погре­шает сло­вом, но не от души; и кто не погре­шал язы­ком своим? Рас­спроси ближ­него тво­его прежде, нежели гро­зить ему, и дай место закону Все­выш­него» (Сирах. 19:6–18).

Домыслы и при­ня­тие слухов

Нередко бывает, что кто-то при­пи­сы­вает дру­гим опре­де­лен­ные мотивы, «про­зор­ливо» читая в их сердце. Зача­стую при этом дру­гим при­пи­сы­ва­ется то, к чему скло­нен сам чело­век, т.е. он судит по себе. Без­условно, это тоже свя­зано с лжесвидетельством.

Также мы видим, что эта запо­ведь каса­ется не только пере­дачи слу­хов, но и их при­ня­тия. «Гос­поди! кто может пре­бы­вать в жилище Твоем? кто может оби­тать на свя­той горе Твоей?» — вос­кли­цает Давид. «Тот, кто ходит непо­рочно и делает правду, и гово­рит истину в сердце своем; кто не кле­ве­щет язы­ком своим, не делает искрен­нему сво­ему зла и не при­ни­мает поно­ше­ния на ближ­него сво­его» (Пс. 14:1–4).

Вред слу­хов

О том, насколько боль­шой вред может при­не­сти необуз­дан­ный язык, гово­рится и в посла­нии ап. Иакова, брата Гос­подня (3 глава). Мы же при­ве­дем притчу из книги р. Иосифа Телуш­кина «Слова, кото­рые ранят, слова, кото­рые исцеляют».

По неболь­шому восточ­но­ев­ро­пей­скому городу ходил чело­век и кле­ве­тал на рав­вина. Как-то, почув­ство­вав вне­зап­ное рас­ка­я­ние, он при­шел к рав­вину и попро­сил о про­ще­нии, а для искуп­ле­ния греха выра­зил готов­ность сне­сти любую епи­ти­мью. Рав­вин велел ему взять перье­вую подушку из сво­его дома, раз­ре­зать ее, раз­бро­сать перья по ветру и потом прийти к нему. Сде­лав как было нака­зано, чело­век вер­нулся к рав­вину и спросил:

– Теперь я прощен?

– Почти, – отве­тил рав­вин. – Оста­лось сде­лать еще одно дело. Пойди и собери все перья.

– Но это же невоз­можно, – запро­те­сто­вал чело­век. – Их уже раз­несло ветром.

– Совер­шенно верно, – отве­тил рав­вин. – Несмотря на то, что ты дей­стви­тельно хочешь испра­вить совер­шен­ное зло, уни­что­жить вред, нане­сен­ный тво­ими сло­вами невоз­можно, как и невоз­можно собрать раз­не­сен­ные вет­ром перья.

Бывает ли ложь во спасение?

Часто задают вопрос, бывает ли ложь во спа­се­ние. Здесь нужно быть очень акку­рат­ным, чтобы не зани­маться само­оправ­да­нием. Ска­жем, если нару­шена супру­же­ская вер­ность, и об этом не знает никто, кто самого пре­лю­бо­дея, будет ли спа­си­тель­ным скры­вать это, «щадя» чув­ства дру­гого? Это будет отрав­лять отно­ше­ния. Совсем дру­гое дело, когда не гово­рится вся правда не ради соб­ствен­ной выгоды, а по любви к ближ­нему. Выдать фаль­ши­вые справки о кре­ще­нии, чтобы спа­сти евреев от газо­вых камер, отве­чать «не знаю» на вопрос о чле­нах кружка веру­ю­щих в Совет­ском Союзе или бор­цов за сво­боду во время войны – это не ложь, а муже­ствен­ный посту­пок. Выжив­шему в ката­строфе могут не гово­рить о смерти род­ствен­ни­ков до той поры, пока он не попра­вится настолько, чтобы выдер­жать это изве­стие, — в этом любовь, а не ложь.

Правда без тоже любви может убить, да и будет ли она прав­дой? В «Отеч­нике», собра­нии мона­ше­ских исто­рий, рас­ска­зы­ва­ется о том, как из Скита в Келии при­шел монах, кото­рому ока­зал госте­при­им­ство некий ста­рец. Но ски­тя­нин быстро стал попу­ля­рен, и старца стала мучить зависть. Тогда он послал сво­его уче­ника к ски­тя­нину с тем, чтобы тот про­гнал его. Уче­ник же, придя, спро­сил: «Ста­рец вол­ну­ется за твое здо­ро­вье, как ты?» Ски­тя­нин бла­го­да­рил за заботу, а старцу уче­ник ска­зал, что ски­тя­нин про­сит чуть подо­ждать, он скоро уйдет. Так про­дол­жа­лось три­жды, нако­нец, ста­рец, не выдер­жав, взял палку, чтобы выгнать ски­тя­нина. Уче­ник же, забе­жав впе­ред, ска­зал, что ста­рец идет выра­зить свою любовь и почте­ние. Ски­тя­нин вышел навстречу и начал столь усердно бла­го­слов­лять Бога и старца, что ста­рец при­шел в себя, обнял ски­тя­нина и при­гла­сил на тра­пезу. Узнав же, как дей­ство­вал уче­ник, ста­рец пал к ногам уче­ника и ска­зал: «С этого дня ты—мой отец, а я — твой уче­ник, потому что Хри­стос изба­вил и мою душу и душу брата от гре­хов­ной сети при посред­стве тво­его бла­го­ра­зу­мия и дей­ствий, испол­нен­ных страха Божия и любви».

Мы живем в мире, где каж­дый день, каж­дый час, каж­дую минуту коли­че­ство лжи рас­тет. «Ложь успе­вает обойти пол­мира, пока правда оде­вает штаны», — гово­рил У. Чер­чилль. Но мы, веру­ю­щие, можем жить иначе. Ведь мы знаем, что, Истина – это Сам Хри­стос (Ин. 14:6), и пре­бы­ва­ю­щий в Нем может ходить в правде и не гре­шить (1 Ин.). Мы также верим, что, когда Он при­дет во вто­рой раз,

«Милость и истина сре­тятся, правда и мир облобызаются;
истина воз­ник­нет из земли, и правда при­ник­нет с небес;
и Гос­подь даст благо, и земля наша даст плод свой;
правда пой­дет пред Ним и поста­вит на путь стопы свои»
(Пс. 84:11–14).

10‑я заповедь Декалога

Исх. 20:17 Не желай дома ближ­него тво­его; не желай жены ближ­него тво­его, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближ­него твоего.

Втор. 5:21 Не желай жены ближ­него тво­его и не желай дома ближ­него тво­его, ни поля его, ни раба его, ни рабы его, ни вола его, ни осла его, [ни вся­кого скота его,] ни всего, что есть у ближ­него твоего.

Как лань желает к пото­кам воды, так желает душа моя к Тебе, Боже! (Пс. 41:2)

Есть ли смысл в порядке заповедей?

Запо­веди Дека­лога, без сомне­ния, можно рас­смат­ри­вать в про­из­воль­ном порядке, поскольку каж­дая из них важна для сохра­не­ния и умно­же­ния жизни. Вме­сте с тем, неслу­чайно, что они даны так, а не иначе. Пси­хо­логи знают, что в любой после­до­ва­тель­но­сти тези­сов лучше всего пом­нится пер­вый и послед­ний. Зна­че­ние пер­вой запо­веди оче­видно: если для чело­века Бог – не Гос­подь, все осталь­ное уже не важно, ведь отчуж­де­ние от Бога – это и есть самая суть греха. Но что мы можем ска­зать о зна­че­нии послед­ней, деся­той запо­веди? Почему все окан­чи­ва­ется именно ей, а не запре­том убий­ства, к при­меру? Что же может быть важ­нее напо­ми­на­ния о цен­но­сти чело­ве­че­ской жизни?

Дело в желании

С пер­вого взгляда кажется, что эта запо­ведь, подобно седь­мой и вось­мой, каса­ется отно­ше­ний и соб­ствен­но­сти: пере­чис­ля­ются жена, дом, рабы, волы, ослы, поле… В чем же отли­чие? При­смот­рев­шись вни­ма­тель­нее, мы видим, что основ­ное уда­ре­ние здесь на слове «не поже­лай». Центр вни­ма­ния пере­но­сится с дел на жела­ние, наме­ре­ние. Из наме­ре­ний уже рож­да­ются и слова, и дела. Можно ска­зать, что в этом смысле эта запо­ведь – ключ к осталь­ным, свя­зан­ным с прак­ти­кой жизни. От жела­ния до попытки отобрать, «отбить», обма­нуть или убить, чтобы завла­деть, путь весьма коро­ток. Исто­рия Биб­лии знает много тому при­ме­ров: от Каина через Давида с Вир­са­вией до Иуды.

Не про­сто не зави­дуй — не сравнивай

Мно­гие пере­фра­зи­руют эту запо­ведь про­сто как «не зави­дуй», однако И.Я. Гриц пред­ла­гает более энер­гич­ное и ради­каль­ное: «Не срав­ни­вай!». Как «не срав­ни­вай», почему?! Разве это плохо, смот­реть, как у соседа? Как же тогда понять, пра­вильно ли я живу – быть может, я про­сто ленив, или руко­вод­ству­юсь невер­ными целями? Запо­ведь запре­щает не учиться у соседа, а желать того, что при­над­ле­жит соседу. И все же мно­гие люди сего­дня живут, срав­ни­вая свою ситу­а­цию с тем, «как у дру­гих». К сожа­ле­нию, такое срав­не­ние редко при­во­дит к бла­го­дар­но­сти, чаще же побуж­дает людей нев­ро­ти­че­ски стре­миться к тому, чтобы уве­ли­чи­вать свои потреб­но­сти. А если испра­вить поло­же­ние нельзя? Рож­да­ется ропот или уныние.

Но давайте еще раз при­стально вчи­та­емся в текст. Как верят хри­сти­ане, Биб­лия – это Откро­ве­ние Божие, ни одного слова в ней не ска­зано напрасно, и если нам что-то кажется уста­рев­шим или неадек­ват­ным, это не про­блема Биб­лии – это про­блема нашего пони­ма­ния. В свете этого попро­буем про­ана­ли­зи­ро­вать, что име­ется ввиду под каж­дым сло­вом в этом списке запрет­ных желаний.

Жена – она слу­жит обра­зом про­сто близ­кого чело­века, род­ного, друга. Кто-то окру­жен дру­зьями, а кто-то оди­нок. Но — не сравнивай.

Поле (в тек­сте Исхода его нет, оно появ­ля­ется во Вто­ро­за­ко­нии, когда народ гото­вится стать осед­лым) – это, соб­ственно, место работы, источ­ник дохода – как и вол. У кого-то работа при­но­сит серьез­ный доход, кто-то пере­би­ва­ется. Не сравнивай.

Дом можно пони­мать во мно­гих смыс­лах: и как жилище, и как семью, атмо­сферу в ней, и как при­ход, общину. Ты в гостях у дру­зей – друж­ная семья, дети, помо­га­ю­щие роди­тели, а тебя дома ждет отец-алко­го­лик. Ты зашел в чужую цер­ковь, но тебе так здесь рады, как в своей нико­гда не встре­чали. Под домом можно пони­мать даже чело­ве­че­ское тело, – у кого-то оно моло­дое и здо­ро­вое, а у кого-то пора­жено болез­нями… В такие минуты хочется пере­стать быть собой, быть там, где нас нет… Не сравнивай.

Раб, рабыня – это сотруд­ники, а осел – сред­ство пере­дви­же­ния, от ино­марки до элек­трички. Не сравнивай.

Может быть, что-то ока­за­лось неучтен­ным? Именно для этого и добав­лено: Не желай… ничего, что у ближ­него твоего.

Есть и еще одна опас­ность в срав­не­ниях: Бог нас всех сотво­рил раз­ными, уни­каль­ными, с раз­ными потреб­но­стями, и чело­век, посто­янно огля­ды­ва­ю­щийся на дру­гих, рис­кует нико­гда не встре­титься со сво­ими под­лин­ными жела­ни­ями, с самим собой. А ведь так важно найти свой путь, отыс­кать свои жела­ния, а не под­ра­жать другим!

Что же делать вме­сто этого?

Во-пер­вых, «Не срав­ни­вай, а бла­го­дари за то, что уже есть». Бла­го­дар­ность – это пер­вое поло­жи­тель­ное про­чте­ние дан­ной запо­веди, и одно­вре­менно – пере­ход к испол­не­нию пер­вой запо­веди, ведь глав­ная бла­го­дар­ность все­гда обра­щена к Богу.

Во-вто­рых, ищи себя, свои соб­ствен­ные жела­ния. Биб­лия нигде не поощ­ряет амеб­ного суще­ство­ва­ния, когда чело­веку все равно. Авраам страстно желает про­дол­же­ния жизни в сыне. Мои­сей – спа­се­ния народа. Даниил назван мужем жела­ний. А как горячо может вести себя ап. Петр: «Вели мне пойти к Тебе по воде!»…

И Гос­подь Иисус не подав­ляет жела­ния, а про­буж­дает их – в раз­го­воре с сама­рян­кой у колодца (Ин. 4 гл.), в сиро­фи­ни­ки­янке (Мк. 7:24–30), в рас­слаб­лен­ном у купели Сило­ам­ской: «Хочешь ли быть здо­ров?» (Ин. 5:6)

Жела­ния нужно не только искать, но и откры­вать их перед Богом с бла­го­дар­но­стью, и «мир Божий, кото­рый пре­выше вся­кого ума, соблю­дет сердца ваши и помыш­ле­ния ваши во Хри­сте Иисусе» (Флп. 4:7). «Уте­шайся Гос­по­дом, и Он испол­нит жела­ния сердца тво­его. Пре­дай Гос­поду путь твой и упо­вай на Него, и Он совер­шит, и выве­дет, как свет, правду твою и спра­вед­ли­вость твою, как пол­день» (Пс. 36:4–6).

И уче­ники Хри­стовы, апо­столы, при­зы­вают раз­ви­вать и вос­пи­ты­вать в себе пра­виль­ные жела­ния: Рев­нуйте о дарах боль­ших, и я покажу вам путь еще превосходнейший…Достигайте любви; рев­нуйте о дарах духов­ных, осо­бенно же о том, чтобы пророчествовать…Ревнуя о дарах духов­ных, ста­рай­тесь обо­га­титься ими к нази­да­нию церкви,- пишет апо­стол Павел (1 Кор. 12:31, 14:1,12).

О чем меч­тать, чего желать и о чем молиться – боль­шие и важ­ные вопросы в духов­ной жизни, ответы на кото­рые для каж­дого будут его соб­ствен­ными, лич­ными, — хотя искать эти ответы можно и вместе.

Ты, Ты, Ты…

И все же самое глав­ное жела­ние, стрем­ле­ние веру­ю­щего – это желать Его Самого. Искать не Бога ради Его даров, а Его Самого. Диа­лога, обще­ния с Ним. Не обя­за­тельно даже в сло­вах – про­сто пред­сто­я­ния, присутствия:

«А я в правде буду взи­рать на лице Твое; про­бу­див­шись, буду насы­щаться обра­зом Твоим» (Пс. 16:15)

Это жела­ние Бога откры­вает путь не только к пер­вой запо­веди, но и пере­ки­ды­вает мостик в Новый Завет, к Еван­гель­ским блаженствам.

***

Рас­ска­зы­вают. Бер­ди­чев­ский равви часто пел песню, в кото­рой были такие слова:

Все, о чем я меч­таю, – Ты! Все, о чем я думаю, – Ты! Только Ты, снова Ты, все­гда Ты! Ты! Ты! Ты!

Когда я раду­юсь – Ты! Когда я грущу – Ты! Только Ты, снова Ты, все­гда Ты! Ты! Ты! Ты!

Небо – Ты! Земля – Ты! Ты наверху! Ты внизу! В каж­дом начале, в каж­дом конце, Только Ты, снова Ты, все­гда Ты! Ты! Ты! Ты!

Источ­ник: http://nasledie-college.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки