Если вы решили принять Крещение – священник Илия Шугаев

Если вы решили принять Крещение – священник Илия Шугаев


Кре­ще­ние – это Таин­ство от Бога, кото­рое сооб­щает душе веру­ю­щего неви­ди­мую бла­го­дать Духа Свя­того для рож­де­ния её в жизнь веч­ную. В Кре­ще­нии мы очи­ща­емся от греха и даем обет Богу жить еди­ной жиз­нью с Цер­ко­вью и по воле Божией.

 

Кре­ще­ние – это Таин­ство от Бога, кото­рое сооб­щает душе веру­ю­щего неви­ди­мую бла­го­дать Духа Свя­того для рож­де­ния её в жизнь веч­ную. В Кре­ще­нии мы очи­ща­емся от греха и даем обет Богу жить еди­ной жиз­нью с Цер­ко­вью и по воле Божией. Что это зна­чит, не знают мно­гие люди, жела­ю­щие при­нять Кре­ще­ние. Поэтому сна­чала необ­хо­димо науче­ние вере, затем – при­ня­тие Таинства.

Бро­шюра про­сто и доход­чиво рас­кры­вает основ­ные поло­же­ния пра­во­слав­ной веры, рас­ска­зы­вает о Церкви и ее Таин­ствах, помо­гает чита­телю понять, в Кого мы веруем, подробно объ­яс­няет, как про­хо­дит чин Кре­ще­ния. Кроме того, автор обра­ща­ется и к роди­те­лям, кото­рые решили кре­стить своих младенцев.

Как под­го­то­виться ко Кре­ще­нию, чтобы при­ня­тое Таин­ство не послу­жило чело­веку в суд и осуж­де­ние, – основ­ная задача пред­ла­га­е­мой книги.

 

^ Зачем нужна подготовка?

Сей­час все чаще во мно­гих хра­мах перед совер­ше­нием таин­ства Кре­ще­ния про­во­дятся при­го­то­ви­тель­ные беседы, кото­рые явля­ются обя­за­тель­ными, и без них Кре­ще­ние не совер­ша­ется. Для мно­гих людей такое ново­вве­де­ние кажется непо­нят­ным. Ведь раньше все было проще – при­шел в храм, и тебя кре­стили. Дей­стви­тельно, почему нельзя кре­стить чело­века без под­го­товки, ведь, если он при­шел, зна­чит, хочет кре­ститься, и зачем пре­пят­ство­вать этому?

Как это ни странно зву­чит, прак­тика «при­шел и кре­стился» – это плод гоне­ний на Цер­ковь со сто­роны совет­ских вла­стей. Дей­стви­тельно, если чело­век при­хо­дил в храм кре­ститься в совет­ское время, несмотря на без­бож­ную аги­та­цию, царя­щую вокруг, то он совер­шал малень­кий подвиг, и уже за одно это был достоин Кре­ще­ния. Но до вре­мен гоне­ния подоб­ной прак­тики не существовало.

Конечно, боль­шин­ство людей в доре­во­лю­ци­он­ное время кре­сти­лось в мла­ден­че­стве, никак не гото­вясь ко Кре­ще­нию. Ребенку объ­яс­нять что-либо еще рано, а роди­тели уже давно все кре­щены и знают все необ­хо­ди­мое для веру­ю­щего чело­века. Но если свя­тое Кре­ще­ние желает при­нять чело­век взрос­лый, напри­мер, мусуль­ма­нин, иудей или языч­ник, то по цер­ков­ным пра­ви­лам свя­щен­ник не имеет права кре­стить его сразу же. Только после соро­ка­днев­ной под­го­товки, во время кото­рой свя­щен­ник обя­зан был научить гото­вя­ще­гося осно­вам хри­сти­ан­ской веры, можно было при­сту­пить ко Крещению.

Дли­тель­ная под­го­товка перед таин­ством Кре­ще­ния тре­бо­ва­лась уже в самые ран­ние годы суще­ство­ва­ния хри­сти­ан­ской Церкви. До нас дошло одно очень инте­рес­ное опи­са­ние того, как совер­ша­лось Кре­ще­ние в IV веке в Иеру­са­лиме, остав­лен­ное нам рим­ской палом­ни­цей, назы­ва­е­мой в науч­ной лите­ра­туре Эте­рией, или Силь­вией Акви­тан­кой. В то время Кре­ще­ние людей было обще­цер­ков­ным собы­тием и совер­ша­лось с боль­шим тор­же­ством три раза в году в самые важ­ные празд­ники – на Бого­яв­ле­ние (тогда это был празд­ник, объ­еди­няв­ший Рож­де­ство и Кре­ще­ние), Пасху и Пяти­де­сят­ницу (Тро­ицу). Если чело­век хотел кре­ститься на Пасху, то под­го­товка к этому собы­тию начи­на­лась почти за два месяца до Пасхи – с нача­лом Вели­кого поста. Все жела­ю­щие должны были зара­нее запи­саться в опре­де­лен­ные списки, сви­де­тель­ствуя о своем жела­нии. С нача­лом поста эти люди ста­но­ви­лись «огла­шен­ными» – так назы­ва­лись гото­вя­щие ко Кре­ще­нию, поскольку им чита­лись спе­ци­аль­ные поуче­ния – огла­ше­ния. В тече­ние несколь­ких пер­вых дней поста свя­щен­ники над каж­дым из них читали осо­бые молитвы, чтобы Гос­подь при­нял их в число хри­стиан (огла­шен­ные хотя и не были кре­щены, но счи­та­лись уже хри­сти­а­нами) и изгнал из их сердца вся­кого нечи­стого духа. С этого вре­мени огла­шен­ные должны были еже­дневно посе­щать храм. Прежде всего, они посе­щали обыч­ные для всех хри­стиан службы. И в совре­мен­ном бого­слу­же­нии остался воз­глас свя­щен­ника или диа­кона на Литур­гии: «Огла­шен­нии, изы­дите. Елицы (кото­рые) огла­шен­нии, изы­дите. Огла­шен­нии, изы­дите. Да никто от огла­шен­ных, елицы вер­нии, паки (вновь) и паки миром Гос­поду помо­лимся». После этого воз­гласа огла­шен­ные, при­сут­ство­вав­шие на пер­вой части Литур­гии, должны были поки­нуть храм. По уставу Вели­кой Церкви молитвы об огла­шен­ных воз­но­си­лись еже­дневно не только на Литур­гии, но и на вечерни и утрени.

Кроме этих общих для всех служб, огла­шен­ные должны были при­сут­ство­вать на службе под назва­нием «три­то­екти», кото­рая спе­ци­ально совер­ша­лась для них. На этой службе после молитв после­до­ва­тельно чита­лось Свя­щен­ное Писа­ние, поскольку огла­шен­ные должны были знать основ­ные собы­тия Вет­хого и Нового Заве­тов. Свя­щен­ники на каж­дый отры­вок про­из­но­сили про­по­ведь, чтобы лучше разъ­яс­нить про­чи­тан­ное. Кроме про­по­ве­дей на темы из Свя­щен­ного Писа­ния свя­щен­ники должны были разъ­яс­нить огла­шен­ным пра­во­слав­ное уче­ние о Боге, о Церкви, об обя­зан­но­стях хри­сти­а­нина и мно­гое дру­гое. Неко­то­рые подоб­ные беседы запи­сы­ва­лись, напри­мер, сохра­ни­лись огла­си­тель­ные беседы свя­ти­теля Кирилла Иеру­са­лим­ского, про­из­нес­шего их при­бли­зи­тельно в то же время, что опи­сы­вает Этерия.

Когда пост при­бли­жался к концу, все огла­шен­ные при­хо­дили на экза­мен к Иеру­са­лим­скому епи­скопу, и он спра­ши­вал каж­дого о том, что он знает из хри­сти­ан­ского уче­ния. Если чело­век гото­вился ко Кре­ще­нию нера­диво, то он не допус­кался до этого таин­ства, и оно откла­ды­ва­лось до сле­ду­ю­щего раза. Но самое глав­ное, что огла­шен­ный дол­жен был при­ве­сти с собою пору­чи­теля – хри­сти­а­нина, кото­рый дол­жен был быть всем хорошо изве­стен в Иеру­са­лим­ской цер­ков­ной общине. Этот хри­сти­а­нин перед епи­ско­пом дол­жен был засви­де­тель­ство­вать о том, что огла­шен­ный достоин Кре­ще­ния, ибо уже живет по-хри­сти­ан­ски. Именно этот пору­чи­тель и ста­но­вился вос­при­ем­ни­ком (т. е. крест­ным). Если вдруг выяс­ня­лось, что чело­век, даже если и пре­красно выучил все поуче­ния, рас­ска­зан­ные ему, но при этом явля­ется блуд­ни­ком, или пья­ни­цей, или вором, или раз­бой­ни­ком и не хочет остав­лять свои пороки, то он не допус­кался до Кре­ще­ния. Не допус­кали и тех, кто при­был изда­лека и не имел пору­чи­теля, кото­рый бы хода­тай­ство­вал перед епи­ско­пом о его Крещении.

Из рас­сказа Эте­рии нам ста­но­вится понят­ным, как отно­си­лись ко Кре­ще­нию древ­ние хри­сти­ане. Ока­зы­ва­ется, еще до Кре­ще­ния чело­век начи­нал много молиться, дол­жен был много знать о вере и Боге и уже жить по-хри­сти­ан­ски. В наше же время боль­шин­ство счи­тает: «Вот кре­щусь, и тогда куплю молит­во­слов и буду молиться. Вот кре­щусь, куплю «Закон Божий» и что-нибудь узнаю. Вот кре­щусь, и тогда брошу пить, курить, изме­нять жене и воро­вать на работе».

Во мно­гих хра­мах в Москве и в дру­гих горо­дах уже давно вве­дена под­го­товка ко Кре­ще­нию. В неко­то­рых хра­мах чело­век дол­жен посе­тить несколько бесед, после чего сдает экза­мен, в дру­гих хра­мах бывает одна беседа и экза­мен. В одном из под­мос­ков­ных хра­мов каж­дому хотя­щему кре­ститься устра­и­ва­ется экза­мен по Новому Завету.

Вре­мена, когда было трудно найти Биб­лию, Новый Завет, Закон Божий, давно уже про­шли, и теперь прак­ти­че­ски никто не может оправ­дать свою непод­го­тов­лен­ность внеш­ними труд­но­стями. Если сей­час чело­век при­хо­дит в храм для при­ня­тия Кре­ще­ния и ничего не знает, это гово­рит о том, что для него Кре­ще­ние – это что-то незна­чи­тель­ное, для чего вовсе не надо при­ла­гать ника­ких уси­лий и как-то серьезно отно­ситься к этому собы­тию. О необ­хо­ди­мо­сти вве­де­ния повсе­местно под­го­товки перед Кре­ще­нием ясно гово­ри­лось и в дея­ниях Юби­лей­ного Архи­ерей­ского Собора, про­шед­шего в 2000 году.

Таким обра­зом, необ­хо­ди­мость под­го­товки ко Кре­ще­нию и недо­пу­сти­мость Кре­ще­ния без нее – это не ново­вве­де­ние, а воз­рож­де­ние обыч­ного поло­же­ния дел в Церкви.

 

^ Что необходимо знать о Боге перед Крещением?

Прежде чем что-нибудь рас­ска­зать о Боге, мне необ­хо­димо узнать, что Вы сами зна­ете о Нем. Тогда нам будет легче разговаривать.

Вопрос к при­шед­шим на беседу: В какого Бога веруют пра­во­слав­ные христиане?

Обыч­ный ответ: Во Христа.

Вопрос: Ответ почти пра­виль­ный, но я хотел услы­шать нечто дру­гое, поэтому задам наво­дя­щий вопрос. Что Вы слы­шали о Свя­той Троице?

Обыч­ные ответы:

— Это такая икона.

— Это такой праздник.

— Это Хри­стос, Бого­ро­дица и Никола. (К сожа­ле­нию, довольно частый ответ).

— Это Отец, Сын и Свя­той Дух. (К сожа­ле­нию, этот пра­виль­ный ответ про­из­но­сит лишь один из два­дцати-трид­цати человек)

Воз­ни­кает стран­ная ситу­а­ция. Само Кре­ще­ние совер­ша­ется во имя Свя­той Тро­ицы, а чело­век не знает, что такое Свя­тая Тро­ица. Свя­щен­ник, погру­жая чело­века в воду про­из­но­сит: «Кре­ща­ется раб Божий (такой-то) во имя Отца (погру­жает чело­века в воду). Аминь. И Сына (погру­жает вто­рой раз). Аминь. И Свя­таго Духа (погру­жает тре­тий раз). Аминь». В Таин­стве Кре­ще­ния про­из­не­се­ние имен Лиц Свя­той Тро­ицы явля­ется одним из самых важ­ных момен­тов. Свя­щен­ник тор­же­ственно объ­яв­ляет для всех, какому Богу чело­век посвя­щает свою жизнь. Трое­крат­ное погру­же­ние в воду сим­во­ли­зи­рует нашу смерть для греха. Трое­крат­ный выход из воды сим­во­ли­зи­рует наше рож­де­ние в новую жизнь, подоб­ное три­днев­ному Вос­кре­се­нию Хри­стову. И вдруг мы видим, что чело­век, идя на Кре­ще­ние, сам-то, ока­зы­ва­ется, не знает, какому Богу он хочет посвя­тить свою жизнь.

Итак, пер­вое, без чего нельзя при­сту­пать ко Кре­ще­нию, – это без веры во Свя­тую Тро­ицу. Пра­во­слав­ные хри­сти­ане верят в Бога Отца, Бога Сына, Бога Свя­того Духа.

Что мы еще знаем о Боге? Прежде всего мы навер­ное все знаем, что Бог – Тво­рец всего мира. Только Он суще­ствует по-насто­я­щему, в самом глу­бо­ком смысле этого слова. Все же осталь­ное сотво­рено Богом из ничего, и бытие твар­ного мира нахо­дится в руках Божиих. Неко­то­рые рели­гии гово­рят, что мате­рия совечна Богу, что Бог не тво­рил саму мате­рию, а только «лепил» из мате­рии все осталь­ное. Подоб­ное уче­ние непри­ем­лемо для христианина.

Бог есть чистей­ший Дух, Он нахо­дится вне вре­мени и про­стран­ства, ибо Он Сам сотво­рил время и про­стран­ство. Ангелы тоже явля­ются бес­плот­ными духами по срав­не­нию с при­ро­дой види­мого мира (веще­ства, рас­те­ний, живот­ных, чело­века), но по отно­ше­нию к Богу они явля­ются слу­жеб­ными и твар­ными духами.

В дог­ма­ти­че­ском бого­сло­вии пере­чис­ля­ются еще и дру­гие свой­ства Божии. Бог бес­пре­де­лен, все­со­вер­шен, все­до­во­лен (то есть ни в чем не имеет нужды), вез­де­сущ (то есть при­сут­ствует везде), все­ве­дущ (то есть знает все, в том числе и буду­щее), все­мо­гущ, все­б­лаг (то есть явля­ется Сам источ­ни­ком всего благого).

По поводу послед­него свой­ства Божия часто воз­ни­кает вопрос: «Если Бог – благ, то откуда зло в мире? Почему Бог не пре­кра­тит войны?» Источ­ни­ком зла в мире явля­ется злая воля пад­ших анге­лов и людей. Бог сотво­рил анге­лов и чело­века со сво­бод­ной волей. Если роди­те­лям пред­ло­жить выбор: кого вы хотите: все­гда послуш­ного робота, кото­рый вам будет помо­гать до вашей смерти, или живого ребенка, кото­рый может вырасти и стать непо­слуш­ным сыном? – все роди­тели, навер­ное, выбе­рут живого чело­века, поскольку только чело­век обла­дает спо­соб­но­стью любить и быть счаст­ли­вым. И Бог тво­рит существ, спо­соб­ных к любви и сча­стью, но для этого они должны быть сво­бод­ными. Этой сво­бо­дой ангелы и люди вос­поль­зо­ва­лись и поль­зу­ются по-раз­ному. Вот отсюда и зло на земле.

И что уди­ви­тельно, Сам Бог не может отнять сво­боду у чело­века. Бог, напри­мер, не может заста­вить чело­века полю­бить Себя. Бог не может заста­вить чело­века стать доб­рым. Чтобы заста­вить, надо прежде отнять сво­боду, а без сво­боды чело­век пере­стает быть человеком.

Само тво­ре­ние чело­века Богом – это уди­ви­тель­ное собы­тие. До тво­ре­ния чело­века и анге­лов в мире при­сут­ство­вала только одна Боже­ствен­ная воля. Все под­чи­ня­лось Богу. Появ­ля­ются сво­бод­ные суще­ства, и в мире воз­ни­кает еще мно­же­ство раз­ных воль. Сей­час более 6 мил­ли­ар­дов людей своей волей вли­яют на мир. Бог тво­рит чело­века, зная, что чело­век, будучи сво­бод­ным, может и вос­про­ти­виться сво­ему Творцу, и при этом Бог не смо­жет заста­вить чело­века исправиться.

Тут можно задать вопрос: как это Бог не может заста­вить чело­века что-то сде­лать? Взял и заста­вил. Шел чело­век с писто­ле­том на убий­ство, нажи­мает курок, но Бог вме­ши­ва­ется – осечка, еще раз жмет на курок – опять осечка. Бог может Своей волей пре­сечь дей­ствие чело­ве­че­ской воли. Но посмот­рите вни­ма­тельно. Бог может пре­сечь дей­ствие, но не может заста­вить чело­века изме­нить свои жела­ния, свою волю. Чело­век замыш­ляет убий­ство, берет писто­лет, жмет курок – осечка, тогда он берет нож, зама­хи­ва­ется – но нож лома­ется, чело­век бро­са­ется на жертву – но вдруг пора­жа­ется неожи­дан­ной болез­нью и падает в изне­мо­же­нии. Но даже когда он лежит, он может не пере­ста­вать хотеть смерти дру­гому чело­веку. Бог не может заста­вить зло­дея полю­бить свою жертву! Вот откуда на земле войны.

Но теперь давайте вер­немся к уче­нию о Свя­той Троице.

Вопрос: Итак, полу­ча­ется, что пра­во­слав­ные хри­сти­ане верят в трех Богов – Бога Отца, Бога Сына, Бога Свя­того Духа? Правильно?

Обыч­ные ответы:

— Да. (Поло­вина собеседников)

— Нет, в одного. (Дру­гая половина)

Вопрос: В Кого одного? Бога Отца? Или Бога Сына? Или Бога Свя­того Духа?

Обыч­ные ответы:

— В Бога Отца.

— В Свя­того Духа.

— Они все едины.

Дей­стви­тельно, пра­во­слав­ное уче­ние о Свя­той Тро­ице гово­рит, что мы веруем в одного Бога, еди­ного в Трех Лицах. По выра­же­нию одного цер­ков­ного писа­теля, мы веруем в еди­ного, но не оди­но­кого Бога. Мы верим, что Бог, оста­ва­ясь еди­ным, в то же время явля­ется Тро­ич­ным. В еди­ном Боге три Лица – Бог Отец, Бог Сын, Бог Свя­той Дух. «Лицо» по-сла­вян­ски озна­чает «лич­ность», по-гре­че­ски – «ипо­стась». Это не три Бога, а Еди­ный Бог. Как это может быть – Еди­ный и в тоже время Тро­ич­ный? Ответ может быть самый про­стой: чело­век не может понять этой тайны до конца, поскольку чело­веку вообще невоз­можно познать Бога до конца. Бог – Тво­рец, мы – Его тво­ре­ние. Между нами огром­ная про­пасть. Но мы знаем, что Бог Сам о Себе откры­вает неко­то­рые тайны. Бог Сам открыл нам, что Он Един, и в тоже время в Нем есть Три Лица.

Дог­мат о Свя­той Тро­ице гово­рит о том, что Бог есть Тро­ица Еди­но­сущ­ная и Нераз­дель­ная. Свя­тые отцы часто при­во­дили сле­ду­ю­щий образ, объ­яс­няя един­ство Свя­той Тро­ицы. Пред­ста­вим себе Солнце. Мы знаем, что есть само Солнце, мы видим и свет, рож­да­е­мый им, мы чув­ствуем и тепло, исхо­дя­щее от него. Само Солнце (как звезда), свет и тепло – это раз­ные явле­ния, но они суще­ствуют нераз­дельно. Хотя в свете совре­мен­ной физики этот образ не без­упре­чен, ибо свет (фотоны) и тепло (энер­гия) не так нераз­рывно суще­ствуют по отно­ше­нию к сво­ему источ­нику. Напри­мер, звезда потухла, а свет от нее еще летит. Но для сво­его вре­мени это был очень точ­ный образ нераз­дель­но­сти Трех Лиц в Еди­ном Боге.

Но если нераз­дель­ность Свя­той Тро­ицы еще как-то можно попы­таться объ­яс­нить с помо­щью неко­его образа, то еди­но­су­щие Свя­той Тро­ицы объ­яс­нить с помо­щью чело­ве­че­ских поня­тий и обра­зов, навер­ное, невоз­можно. Ведь в при­роде ничего подоб­ного не суще­ствует. Пред­ста­вить себе чело­века с тремя лич­но­стями внутри, кото­рые могут между собой общаться, при­ни­мать сов­мест­ное реше­ние, любить друг друга, и при этом чтобы он дей­ство­вал, как еди­ный чело­век, – невозможно.

Еди­но­сущ­ность Свя­той Тро­ицы озна­чает, что если Бог Отец тво­рит мир, то и Бог Сын тво­рит мир, и Бог Свя­той Дух тво­рит мир. Все дей­ствия Божии исхо­дят от Еди­ного Бога. Если Бог Сын хочет спа­се­ния чело­ве­че­ского рода, зна­чит, и Бог Отец желает этого, и Бог Свя­той Дух хочет этого.

Теперь вер­немся к пер­вому ответу на вопрос о том, в какого Бога веруют хри­сти­ане. Пер­вый ответ был – во Христа.

Вопрос: А кем же был Христос?

Чтобы легче было отве­тить, я пред­ложу сле­ду­ю­щие вопросы в виде неко­то­рой анкеты:

Был ли Хри­стос Богом?

Был ли Хри­стос человеком?

Был ли Хри­стос ангелом?

Был ли Хри­стос пророком?

Был ли Хри­стос кем-то еще?

На каж­дый вопрос, как в анкете, можно отве­тить: да, нет, не знаю. Давайте спро­сим несколько человек.

Неко­то­рые наи­бо­лее частые ответы:

— Он был чело­ве­ком, но не Богом и не анге­лом. Может быть, еще и пророком.

— Он был чело­ве­ком, а потом стал ангелом.

— Он был чело­ве­ком, потом Его рас­пяли, Он вос­крес и стал Богом.

–– Он был Богом и чело­ве­ком. (К сожа­ле­нию, очень ред­кий ответ, но если он зву­чит, зада­ется сле­ду­ю­щий вопрос.)

Вопрос: А теперь пояс­ните. Когда мла­де­нец Хри­стос родился, Он уже был Богом?

Обыч­ный ответ: Нет, Он стал Богом после Вос­кре­се­ния (или Крещения).

К сожа­ле­нию, вы еще не вполне зна­комы с пра­во­слав­ным уче­нием о Хри­сте, кото­рое очень важно. Ибо хри­сти­а­ни­ном может назы­ваться только тот чело­век, кто сле­дует уче­нию Хри­ста, а пра­во­слав­ным только тот, кто «пра­вильно сла­вит» Его, то есть пра­вильно испо­ве­дует Его. В этом смысл фразы «пра­во­слав­ный христианин».

Когда пра­во­слав­ный чело­век гово­рит о Хри­сте, он гово­рит о Вто­ром Лице Свя­той Тро­ицы – о Боге Сыне. До Сво­его вопло­ще­ния на земле Бог Сын был только Богом, но около 2000 лет назад Вто­рое Лицо Свя­той Тро­ицы при­ни­мает на Себя еще и чело­ве­че­скую природу.

Как это про­изо­шло? В утробе Божией Матери силою Свя­того Духа зачи­на­ется новая жизнь. Богу это было легко сде­лать: мы пом­ним, что пер­вого чело­века Бог сотво­рил и вовсе из праха зем­ного. Когда в утробе любой обыч­ной жен­щины зачи­на­ется новая жизнь, то в мире появ­ля­ется новая лич­ность. Как только две кле­точки (муж­ская и жен­ская) сли­ва­ются, появ­ля­ется малень­кое чело­ве­че­ское тельце, состо­я­щее пока только из одной кле­точки. Но без живой души эта кле­точка еще не будет чело­ве­ком. И в тот же миг этому мик­ро­ско­пи­че­скому тельцу дается душа, и это уже чело­ве­чек с душою и телом. Повторю: в момент зача­тия в мире появ­ля­ется новая лич­ность, или, вспом­ним, по-сла­вян­ски – новое лицо, а по-гре­че­ски – новая ипо­стась. Когда в утробе Божией Матери зачи­на­лась новая жизнь, то новая лич­ность (лицо, ипо­стась) не воз­ни­кала, ибо с новой чело­ве­че­ской жиз­нью соеди­ни­лось Вто­рое Лицо (Ипо­стась) Свя­той Тро­ицы – Бог Сын.

Поэтому запом­ним, что Хри­стос – это не Чело­век, став­ший Богом (после Кре­ще­ния или Вос­кре­се­ния), а Бог, кото­рый стал Чело­ве­ком. До Сво­его вопло­ще­ния на земле Бог Сын был только Богом. А с момента зача­тия в утробе Божией Матери Он стал еще и Чело­ве­ком. Хри­стос был Богом все­гда, ибо не было момента, когда бы Бог Сын не был Богом, поскольку Он Сам тво­рил время вме­сте с Богом Отцом. И в утробе Своей Матери, и в яслях после Сво­его Рож­де­ства Он уже был Богом.

Итак, Пра­во­слав­ная Цер­ковь учит о Хри­сте как истин­ном Боге и истин­ном Чело­веке. Запом­ним это поло­же­ние пра­во­слав­ной веры, ибо в этих сло­вах – ее стер­жень: Хри­стос есть истин­ный Бог и истин­ный Чело­век. А теперь обра­щаю ваше вни­ма­ние на то, что именно эта истина, после уче­ния о един­стве Свя­той Тро­ицы, более всего встре­чала непо­ни­ма­ния и вызы­вала укло­не­ния в ереси. Дей­стви­тельно, чело­ве­че­скому разуму очень трудно уяс­нить, как можно быть Богом и чело­ве­ком одно­вре­менно. Лучше ска­зать даже так: объ­яс­нить уче­ние о Бого­че­ло­ве­че­стве Хри­ста умом невоз­можно, в это можно только верить сердцем.

Что же здесь слож­ного? Попро­бую объ­яс­нить. Бог – это Тво­рец мира. Чело­век – это Его тво­ре­ние. Быть Твор­цом и тво­ре­нием – невоз­можно. Мы можем себе пред­ста­вить, что некий скуль­птор выле­пил пре­крас­ную скульп­туру. У нее есть все – руки, ноги, голова, уши, глаза, но это без­душ­ный камень. Быть скуль­пто­ром и ста­туей одно­вре­менно невоз­можно. Бог отли­ча­ется от чело­века гораздо больше, чем худож­ник от своей кар­тины, больше, чем гон­чар отли­чен от горшка, кото­рый он выле­пил. И Бог, будучи Твор­цом, ста­но­вится Своим тво­ре­нием. Напри­мер, стать для скуль­птора без­душ­ным кам­нем и огра­ни­чить себя во всем – это страш­ное нака­за­ние и уни­же­ние. Именно такое само­уни­чи­же­ние, ума­ле­ние Бог пре­тер­пе­вает ради чело­века. Все­мо­гу­щий, вез­де­су­щий, все­ве­ду­щий Бог, чтобы стать чело­ве­ком, каза­лось бы, дол­жен лишиться всех Своих свойств. Но хотя это и непо­нятно логике, серд­цем мы веруем, что Хри­стос был и Богом, и чело­ве­ком. В том-то и все­мо­гу­ще­ство Бога, что и это Ему возможно.

А для чего Богу нужно было ста­но­виться Чело­ве­ком, неужели нельзя было спа­сти чело­века как-то еще? Ока­зы­ва­ется, нельзя. По выра­же­нию одного из свя­тых отцов, Бог ста­но­вится Чело­ве­ком, чтобы чело­век стал богом. Чело­век упал в огром­ную про­пасть, насильно из этой про­па­сти Бог не может выве­сти чело­века. И вот Бог Сам ста­но­вится Чело­ве­ком, схо­дит в эту без­дну, чтобы под­нять оттуда чело­века к Себе.

Чтобы понять, какое уни­чи­же­ние доб­ро­вольно пре­тер­пе­вает Бог, ста­но­вясь Чело­ве­ком, вспом­ним Евангелие.

Вопрос: Что сде­лал царь Ирод, когда узнал о рож­де­нии мла­денца Христа?

Ответы:

— Не знаю (боль­шин­ство).

— При­ка­зал убить всех мла­ден­цев в Виф­ле­еме (редко).

Вопрос: Как спасся Христос?

Ответы:

— Его поло­жили в кор­зину и пустили по реке.

— Он с Мате­рью спря­тался в пещере.

Пока пра­виль­ных отве­тов нет. Во-пер­вых, в кор­зину поло­жили буду­щего про­рока Мои­сея, а не Хри­ста. А в пещере Хри­стос не пря­тался, а про­сто родился. Мла­де­нец Хри­стос спасся сле­ду­ю­щим обра­зом. Ангел явился во сне пра­вед­ному Иосифу, обруч­нику Божией Матери, ска­зав, чтобы он, взяв Деву Марию и Мла­денца, отпра­вился в сосед­нюю страну – Еги­пет, где царь Ирод не мог их найти.

Но посмот­рим на эту исто­рию гла­зами пра­во­слав­ного чело­века. Ведь Мла­де­нец-Хри­стос – это Все­мо­гу­щий Бог, и Он мог в мгно­ве­ние ока уни­что­жить то вой­ско, кото­рое было послано убить Его. В Вет­хом Завете нечто подоб­ное про­ис­хо­дило. Царь Ахав ищет убить про­рока Илию и посы­лает вой­ско в горы, где скры­ва­ется про­рок. Про­рок Илия молится о спа­се­нии, с неба схо­дит огонь – и вой­ска нет. Царь посы­лает вто­рое вой­ско, все повто­ря­ется. И так три раза. Уж если Бог спа­сает Сво­его про­рока, то тем более Он может спа­сти Себя. Но Все­мо­гу­щий Бог, как бес­по­мощ­ный мла­де­нец, на руках Пре­свя­той Бого­ро­дицы бежит от Своих пре­сле­до­ва­те­лей. И Он был дей­стви­тельно бес­по­мо­щен по чело­ве­че­ской природе.

Будучи Богом, Хри­стос ни в чем не имел и не имеет нужды, ибо Он вме­сте с Богом Отцом сотво­рил небо и землю, моря и оке­аны, рас­те­ния и живот­ных. А став доб­ро­вольно Чело­ве­ком, Хри­стос хотел есть и пить, чув­ство­вал голод и холод.

Как Бог Хри­стос бес­смер­тен. Какая может быть смерть для Бога, Кото­рый Сам сотво­рил жизнь? Но став Чело­ве­ком, Хри­стос пре­тер­пе­вает истин­ную смерть. Как обычно уми­рает чело­век? Душа раз­лу­ча­ется с телом, и тело без­ды­хан­ное погре­ба­ется во гробе. Теперь это тело мертво – про­сто набор моле­кул, хими­че­ских соеди­не­ний, и ничего больше, ника­кой жизни. Хри­стос уми­рает так же. Душа Хри­стова поки­дает Его тело, и оно, без­ды­хан­ное, погре­ба­ется во гробе. Конечно, смерть не может быть силь­нее Бога, и мы знаем, что Хри­стос воскресает.

Поэтому, когда Цер­ковь гово­рит, что Хри­стос был истин­ным Богом и истин­ным Чело­ве­ком, она гово­рит о том, что Бог ради спа­се­ния чело­века нис­хо­дит в такую про­пасть, куда, логи­че­ски рас­суж­дая, невоз­можно спу­ститься Богу, оста­ва­ясь Богом.

Опи­ра­ясь на стро­гую логику, невоз­можно пред­ста­вить себе, что Бог может стать чело­ве­ком. Ведь есть свой­ства сов­ме­сти­мые (напри­мер, можно быть горя­чим и крас­ным), а есть свой­ства несов­ме­сти­мые (напри­мер, нельзя же быть одно­вре­менно горя­чим и холод­ным или крас­ным и зеле­ным). Быть Богом и быть чело­ве­ком – это логи­че­ски несов­ме­стимо. Но у нас есть не только ум и логика, но есть еще и сердце, спо­соб­ное верить и вме­стить невме­сти­мое. Поэтому пра­во­слав­ные хри­сти­ане верят в то, что Хри­стос был истин­ным Богом и истин­ным Человеком.

 

^ Крещение

До этого мы гово­рили о Боге, а теперь давайте кос­немся того Таин­ства, ради кото­рого вы и при­шли в храм.

Вопрос: Как Вы дума­ете, что про­ис­хо­дит с чело­ве­ком в таин­стве Кре­ще­ния? Для чего Вы хотите кре­ститься сами или кре­стить Ваших деток? Чего не хва­тает Вам?

Вари­анты ответа: Чтобы Гос­подь дал веру.

Воз­ра­же­ние: Нет, вера тре­бо­ва­лась еще задолго до Кре­ще­ния, и без веры Кре­ще­ние было невозможно.

Вари­ант ответа: Чтобы был Ангел-Хранитель.

Воз­ра­же­ние: Да, но что пользы в Ангеле-Хра­ни­теле, кото­рый не может подойти к чело­веку из-за того, что чело­век весь окру­жен бесов­ским силами?

Вари­ант ответа: Чтобы можно было молиться.

Воз­ра­же­ние: Но молиться можно и некре­ще­ному. До сих пор в службе мы слы­шим слова: «Огла­ше­нии, изы­дите». Это зна­чит, что некре­ще­ные ходили в храм на службы и моли­лись. Для того чтобы молиться, вовсе не обя­за­тельно быть кре­ще­ным. Ста­но­вись и молись.

Вари­ант ответа: Гос­подь больше слы­шит и забо­тится о крещеных.

Воз­ра­же­ние: Тут я кате­го­ри­че­ски не согла­шусь. На самом деле, Бог любит и слы­шит всех, но забо­тится больше о некре­ще­ных! Гос­подь Сам рас­ска­зал такую притчу. У пас­туха было сто овец, одна из них заблу­ди­лась в горах. Что делает пас­тух? Он бро­сает стадо и ищет ту самую сотую. Так же и Гос­подь. Вот Он смот­рит: в храме стоит 99 пра­во­слав­ных хри­стиан. «Пусть стоят, они и так Мои. А вот в канаве пья­ный валя­ется весь в грязи. Как бы его отвра­тить от пути поги­бели?» Так что Гос­подь имеет попе­че­ние более о неве­ру­ю­щих, про­сто о них забо­титься трудно, поскольку они сами отби­ва­ются от этой заботы.

Вари­ант ответа: Чтобы заново родиться.

Да, дей­стви­тельно, Кре­ще­ние часто назы­ва­ется вто­рым рож­де­нием, рож­де­нием в жизнь веч­ную. Цер­ковь гово­рит о том, что мы нахо­димся в таком духов­ном состо­я­нии, что нас уже невоз­можно как-нибудь посте­пенно испра­вить, или исце­лить, нам необ­хо­димо именно заново родиться. При­веду сле­ду­ю­щий образ. Пред­ста­вим, что мы раз­били стек­лян­ную вазу. Как мы можем вер­нуть ее в преж­нее состо­я­ние? Может быть, скле­ить? Но даже если взять самый луч­ший клей, очень тон­кий, очень про­зрач­ный, все равно ваза от этого не ста­нет целой. Вер­нуть преж­нее состо­я­ние можно, только рас­пла­вив все осколки и заново изго­то­вив вазу.

Кре­ще­ние – очень мно­го­гран­ное таин­ство. К тем гра­ням, кото­рые отме­тили вы, я бы хотел доба­вить еще одну важ­ную, на мой взгляд, сторону.

В момент Кре­ще­ния чело­век ста­но­вится чле­ном Церкви! Зву­чит очень про­сто, но за этим стоит очень глу­бо­кий смысл. Что такое Цер­ковь? Это не про­сто собра­ние веру­ю­щих людей. Мол, скучно верить одному, а вме­сте весе­лее. Собра­лось два чело­века: «Веришь в Бога?» – «Верю». – «И я верю, давай верить вме­сте». – «Давай». – «Ну вот, мы уже Цер­ковь!» Нет, это еще не Цер­ковь. Пока это клуб по пра­во­слав­ным интересам.

Цер­ковь – это нечто совсем иное. Ее можно упо­до­бить живому орга­низму. Смот­рим на чело­ве­че­ский орга­низм. Он состоит из отдель­ных кле­то­чек, но каж­дая клетка живет не сама по себе. В при­роде есть, конечно, клетки, кото­рые умеют жить сами по себе, напри­мер, амебы, кото­рые сжи­ма­ются, раз­жи­ма­ются, куда-то пол­зают, что-то кушают. Но клетки в орга­низме живут совсем дру­гой жиз­нью. Каж­дая клетка выпол­няет свою задачу, и орга­низм дает кле­точке все необ­хо­ди­мое для жизни. До каж­дой кле­точки дохо­дят через кро­ве­нос­ные сосуды пита­тель­ные веще­ства, дохо­дят нервы, кото­рые управ­ляют всем телом, душа про­ни­зы­вает все тело.

Так же и Цер­ковь. Каж­дый хри­сти­а­нин – это живая кле­точка живого орга­низма. До каж­дого хри­сти­а­нина дохо­дит кро­ве­нос­ный сосу­дик, кото­рый духовно питает его. Что это за кро­ве­нос­ный сосу­дик, я объ­ясню чуть позже. Свя­той Дух про­ни­зы­вает всю Цер­ковь и управ­ляет ею.

В этом смысле Кре­ще­ние можно упо­до­бить опе­ра­ции по пере­садке, напри­мер, почки. Берут донор­скую почку и пере­са­жи­вают ее боль­ному. В чем смысл опе­ра­ции? В том, чтобы почка зара­бо­тала, при­жи­лась, жила еди­ной жиз­нью с новым орга­низ­мом. А почка может еще и не при­житься! Что дол­жен ска­зать врач, если после опе­ра­ции он уви­дит, что почка не при­жи­лась? «Про­стите, но опе­ра­ция про­шла впу­стую. Можно счи­тать, что от пере­садки вы не полу­чите ника­кой пользы!» Если же врач будет убеж­дать вас: «Опе­ра­ция про­шла успешно, только вот сама почка так и не рабо­тает, но не рас­стра­и­вай­тесь, ведь почка при­шита там намертво, и можно с уве­рен­но­стью гово­рить, вы теперь живете с поч­кой», – то этот врач будет лгать.

А что дол­жен ска­зать свя­щен­ник, если он видит после Кре­ще­ния, что чело­век дома не молится, в храм не ходит, не испо­ве­ду­ется, не при­ча­ща­ется в тече­ние месяца, полу­года, нако­нец, года? Чест­ный свя­щен­ник дол­жен ска­зать: «Про­стите, но Кре­ще­ние хотя и совер­ши­лось, но, к сожа­ле­нию, пока не дей­ственно в Вас, и пока Вы не полу­чите ника­кой пользы». Дей­стви­тельно, почка пере­са­жи­ва­ется, чтобы жить еди­ной жиз­нью с орга­низ­мом, а Кре­ще­ние совер­ша­ется для того, чтобы чело­век жил еди­ной жиз­нью с Цер­ко­вью. Нет цер­ков­ной жизни – зна­чит, что-то не так.

«Как же так? Вот у меня сви­де­тель­ство о Кре­ще­нии: печать, под­пись. Я, что же, по-вашему, не кре­щен?!» С одной сто­роны, чело­век кре­щен, а с дру­гой, – нет. Кре­ще­ние можно срав­нить с тем, как в землю бро­са­ются семена. В душу бро­са­ется семя новой жизни. Семя бро­шено, да чело­век не тру­дится, чтобы воз­де­лы­вать его, и оно лежит в душе, не давая рост­ков. Есть резуль­тат того, что бро­шено семя? И да, и нет.

Еще Кре­ще­ние можно срав­нить с при­го­тов­ле­нием теста: бро­са­ется закваска в муку, и тесто посте­пенно под­хо­дит. А если бро­сить закваску в какой-нибудь кап­суле? Вроде и есть закваска в тесте, да ничего с тестом не происходит.

Берем двух деток. Один не кре­щен, а дру­гой кре­щен, но в храм не ходит. Так вот, «авто­ма­ти­че­ски», только за то, что вто­рой ребе­нок кре­ще­ный, он ника­кой допол­ни­тель­ной бла­го­дати не полу­чает. Гос­подь его любит, но так же, как и пер­вого. Ибо Гос­подь любит всех людей – и кре­ще­ных, и не крещеных.

Возь­мите палец, туго пере­тя­ните его нит­кой. Прой­дет трид­цать-сорок минут, и нач­нется отми­ра­ние тка­ней. Клетка живет только тем, что соеди­нена воедино с орга­низ­мом. Пре­рвите эту связь, и клетки будут уми­рать. Если пре­ры­ва­ется обще­ние с Цер­ко­вью, то духов­ная жизнь, дан­ная в Кре­ще­нии, будет угасать.

Можно при­ве­сти дру­гой образ. Мы идем к Богу. Под­хо­дим к двери, за кото­рой начи­на­ется дорога к Богу. Чело­век откры­вает дверь и стоит на месте. Стал он ближе к Богу? Нет. Дверь откры­ва­лась для того, чтобы пойти по откры­ва­ю­щейся взору дороге. Кре­ще­ние совер­ша­ется для того, чтобы идти путем цер­ков­ной жизни. Нечего бить себя в грудь, что ты кре­щен, если сде­лал к Богу только один шаг. Как был ты далек от Бога, так и остался.

Но что-то все же про­ис­хо­дит в Кре­ще­нии? Или кре­ще­ный, но нецер­ков­ный чело­век дей­стви­тельно вновь ста­но­вится некре­ще­ным, и тогда можно заново при­ни­мать Кре­ще­ние? Конечно, нет, вто­рой раз Кре­ще­ние совер­шать недо­пу­стимо! С чело­ве­ком все же про­ис­хо­дит важ­ное собы­тие, в нем про­ис­хо­дит пере­мена. Семя новой жизни, бро­шен­ное в душу во время Кре­ще­ния, пре­бы­вает в чело­веке, и поэтому это Таин­ство нико­гда не повторяется.

У одного из свя­тых отцов (бла­жен­ного Диа­доха) есть сле­ду­ю­щий образ. Если чело­ве­че­скую душу упо­до­бить дому, то до Кре­ще­ния в чело­веке, в самой глу­бине его сердца, оби­тал грех и делал чело­века осквер­нен­ным и тлен­ным. В момент Кре­ще­ния грех изго­ня­ется из самых глу­бин чело­века, а в сердце его все­ля­ется бла­го­дать. Но прой­дет еще немало вре­мени, прежде чем бла­го­дать пол­но­стью пре­об­ра­зит чело­века. И тут мно­гое зави­сит от самого чело­века. Если хозяин дома будет нера­диво отно­ситься к сво­ему жилищу, то грех сквозь откры­тые двери и окна будет легко вхо­дить в него и после Кре­ще­ния. Если же чело­век будет сто­ять на страже своей души и надежно защи­щать и ограж­дать ее молит­вой, постом, испо­ве­дью, При­ча­ще­нием, то чело­век будет посте­пенно преображаться.

Поэтому, будем раз­де­лять такие поня­тия как «дей­стви­тель­ность» и «дей­ствен­ность». В дей­стви­тель­но­сти Кре­ще­ния можно не сомне­ваться, но вот дей­ствен­ность таин­ства зави­сит от самого чело­века. К сожа­ле­нию, почти един­ствен­ное пре­иму­ще­ство кре­ще­ного чело­века, не живу­щего цер­ков­ной жиз­нью, заклю­ча­ется в том, что воз­вра­щаться в лоно Церкви, вос­ста­нав­ли­вать духов­ную жизнь он будет уже не через таин­ство Кре­ще­ния (оно нико­гда не повто­ря­ется), а через таин­ство Испо­веди, кото­рое часто назы­ва­ется «вто­рым Крещением».

 

^ Миропомазание

Сразу же после таин­ства Кре­ще­ния совер­ша­ется вто­рое таин­ство – Миро­по­ма­за­ние. Что это за таин­ство? Свя­щен­ник пома­зы­вает осо­бым мас­лом – миром – основ­ные органы чувств и основ­ные части тела чело­века: чело, уста, ноздри, глаза, уши, грудь, руки, ноги. Каж­дое пома­за­ние совер­ша­ется со сло­вами: «Печать дара Духа Святаго».

В этом таин­стве чело­век полу­чает дары Свя­того Духа. Если в Кре­ще­нии совер­ша­ется наше духов­ное рож­де­ние, то в Миро­по­ма­за­нии чело­веку даются дары, необ­хо­ди­мые для его духов­ного воз­рас­та­ния. Как после рож­де­ния ребенка мать окру­жает его своей любо­вью, так и Цер­ковь после Кре­ще­ния дает чело­веку бла­го­дать Свя­того Духа, Кото­рый помо­гает чело­веку в его духов­ном росте. Духов­ная жизнь есть посто­ян­ное воз­рас­та­ние, а если учесть тлен­ность и осквер­нен­ность нашего есте­ства, то духов­ная жизнь есть его преображение.

Через пома­за­ние ука­зан­ных частей тела Цер­ковь пока­зы­вает, что именно более всего в чело­веке тре­бует освя­ще­ния и преображения.

Может воз­ник­нуть вопрос: «Зачем мои глаза должны пре­об­ра­жаться или меняться, если я пре­красно вижу? Что в них не так?» Но давайте вни­ма­тельно посмот­рим за собой. Пред­ста­вим себе сле­ду­ю­щую кар­тину. Моло­дой чело­век сидит на заня­тиях в инсти­туте и слу­шает лек­цию. Он хорошо пони­мает, что эта лек­ция нужна в его буду­щей про­фес­сии, он вни­ма­те­лен, ста­ра­ется усво­ить все ска­зан­ное пре­по­да­ва­те­лем. Но чело­ве­че­ская сла­бость берет свое, он начи­нает засы­пать. Вни­ма­ние рас­се­и­ва­ется, мысли уплы­вают куда-то далеко. И вдруг в этот момент сосед-сту­дент начи­нает шепо­том рас­ска­зы­вать сво­ему другу анек­дот. Сон исче­зает в одно мгно­ве­ние, все вни­ма­ние кон­цен­три­ру­ется на рас­сказе, ни одно слово не про­пус­ка­ется! Откуда новые силы, откуда новая энер­гия? А все дело в том, что все наши органы чувств пора­жены гре­хов­ной болез­нью. Все, что полезно для души, вос­при­ни­ма­ется с огром­ным тру­дом, а все вред­ное при­ли­пает к нам, вхо­дит в нас с утро­ен­ной силой. Напри­мер, я смотрю по теле­ви­зору какой-нибудь доку­мен­таль­ный фильм о худо­же­ствен­ной выставке, и при этом мой взгляд может блуж­дать по раз­ным пред­ме­там в ком­нате. Но стоит хоть краем глаза «заце­пить» яркий видео­клип или рекламу, как взгляд уже невоз­можно ото­рвать от теле­ви­зора. Гре­хом пора­жа­ется весь чело­век, в том числе и руки, и ноги. Каж­дый из нас, навер­ное, заме­чал за собой, что ино­гда идешь вовсе не туда, куда нужно идти, что сами ноги несут в дру­гое место, что руки ино­гда делают вовсе не то, что заду­мала голова.

Свя­той Дух в таин­стве Миро­по­ма­за­ния схо­дит на чело­века и начи­нает посте­пенно его менять. Но надо пом­нить, что исце­ле­ние не бывает быст­рым и полу­чает его чело­век не авто­ма­ти­че­ски. Можно при­ве­сти такой образ. В Кре­ще­нии в нашу душу все­ва­ется семя новой жизни. Пока грех про­пи­ты­вает наше есте­ство, но уже появи­лось это малень­кое семечко. В Миро­по­ма­за­нии на нас схо­дит Свя­той Дух, Кото­рый Своей бла­го­да­тью оро­шает это семечко, чтобы оно раз­рос­лось и чтобы мы напол­ни­лись новой жизнью.

Свя­той Дух пре­об­ра­зит и наш слух, и наше зре­ние, и наш ум, и наше сердце, только не надо мешать Богу в этом, а напро­тив, активно помо­гать. Смо­жет ли Бог духовно изме­нить чело­века, если он сам про­дол­жает зара­жать свою душу тем, что смот­рит раз­врат­ные фильмы, читает пош­лые газеты и жур­налы, осквер­няет себя нечи­стыми анек­до­тами и руга­тель­ствами? Тот неж­ный росток чистоты, что начи­нает расти в душе чело­века, легко рас­топ­тать, осо­бенно если это душа ребенка.

 

^ Молитва

Но давайте вер­немся к Кре­ще­нию и к тому, что если после Кре­ще­ния не нач­нется цер­ков­ная жизнь, то само Кре­ще­ние бес­по­лезно. Немного оста­но­вимся на вопросе: в чем же заклю­ча­ется цер­ков­ная жизнь? Какие есть ори­ен­тиры или при­знаки, кото­рые поз­во­ляют гово­рить о том, что цер­ков­ная жизнь нача­лась и идет?

Если цер­ков­ная жизнь – это лест­ница, по кото­рой мы под­ни­ма­емся к Богу, то пер­вой сту­пень­кой этой лест­ницы явля­ется молитва. Каза­лось бы, все про­сто. Дей­стви­тельно, молитва – это пер­вый при­знак духов­ной жизни. Но не вся­кую молитву Бог при­ни­мает, как молитву верующего.

Ино­гда в раз­го­воре собе­сед­ник гово­рит: «Ну, вообще-то в Бога я верю». – Спра­ши­ваю: «А вы моли­тесь?» – «Ну, конечно. В храм хожу по празд­ни­кам. И так про­сто захожу, свечки ставлю, когда жена забо­леет или что-нибудь слу­чится». – «А каж­дый день, утром и вече­ром, полу­ча­ется молиться?» – «Ну нет, каж­дый день не полу­ча­ется, все дела, суета, зна­ете ли. А вообще-то в Бога я верю».

На самом деле, как только чело­век ска­зал, что он не молится каж­дое утро и каж­дый вечер, то тем самым он прак­ти­че­ски ска­зал, что он без­бож­ник, хотя сам про­дол­жает наивно верить, что он веру­ю­щий. «Какой же я без­бож­ник?! Что вы меня без­бож­ни­ком обзы­ва­ете?! Я же верю, что Бог есть, запо­веди ста­ра­юсь соблю­дать!» Хотя воз­му­щаться осо­бенно нечего. Без­бож­ники бывают раз­ные – бывают воин­ству­ю­щие, кото­рые храмы раз­ру­шали, но не о них сей­час идет речь. Я говорю о «пас­сив­ных» без­бож­ни­ках, о тех, что живут без Бога. На самом деле для того, чтобы назы­ваться веру­ю­щим, очень мало верить в то, что Бог есть. В Свя­щен­ном Писа­нии гово­рится, что и «бесы веруют, и тре­пе­щут». Они тоже знают, что Бог суще­ствует. Более того, они знают о Боге гораздо больше, чем любой бого­слов, ибо знают и пом­нят мно­гие дела и чудеса Божии, на «своей шкуре» испы­тали Его силу и могу­ще­ство. Но хри­сти­а­нами их не назовешь.

Я, напри­мер, верю или, точ­нее, даже знаю, что в Москве живет Иван Ива­но­вич Ива­нов. Их там, навер­ное, чело­век сто. Но живу я без него, – он сам по себе, а я сам по себе. Также можно жить по отно­ше­нию к Богу. Верю, что Он есть, но живу сам по себе.

Как можно про­ил­лю­стри­ро­вать раз­ницу между насто­я­щим веру­ю­щим и «пас­сив­ным» без­бож­ни­ком? Посмот­рим. Я, напри­мер, могу жить со своей род­ной мамой под одной кры­шей. Как мы будем общаться? Часто! Вста­вая с постели, я дол­жен буду гово­рить: «Доб­рое утро, мама!», а, ложась спать, я дол­жен буду гово­рить: «Спо­кой­ной ночи, мама!» Если я не сде­лаю этого, моя мама поду­мает: «Странно, мой сын на меня почему-то оби­делся и не хочет раз­го­ва­ри­вать». Если же мы с мамой будем жить в сосед­них горо­дах (то есть я буду жить без нее), то общаться мы будем уже по-дру­гому. Напри­мер, раз в неделю мы будем созва­ни­ваться, а раз в месяц я буду при­ез­жать в гости. И каж­дое утро, вста­вая с постели, вряд ли я буду бежать к теле­фону, чтобы ска­зать маме: «Доб­рое утро!»

Также и в отно­ше­нии к Богу. Если я с Богом, то каж­дое утро я буду читать утрен­ние молитвы, а каж­дый вечер – вечер­ние. Это будет самое есте­ственно дви­же­ние души. Встал, а уже чув­ству­ешь, что Гос­подь где-то очень рядом, и сразу же молишься, ведь «Доб­рое утро!» Богу не ска­жешь. Также и вече­ром немыс­лимо лечь спать без молитвы, если зна­ешь, что Бог рядом. Дру­гое дело, когда пони­ма­ешь, что Бог есть, но где-то там, на седь­мом небе, а ты здесь, на греш­ной земле. Тогда молишься раз в неделю, а раз в месяц можно зайти в храм.

Так что пер­вый шаг к Богу – это еже­днев­ная молитва. При­чем обя­за­тельно каж­дое утро и каж­дый вечер.

Хотя, конечно, чело­век не сразу начи­нает молиться еже­дневно. Обычно все бывает посте­пенно. Пер­вое время чело­век застав­ляет себя молиться, ино­гда про­пус­кает молитвы, часто забы­вает о них. Но посте­пенно они ста­но­вятся есте­ствен­ным дви­же­нием души. И самое глав­ное, что это не про­сто при­вычка – мы начи­наем жить с Богом.

Я, напри­мер, с дет­ства был стес­ни­тель­ным ребен­ком, и почти нико­гда не здо­ро­вался с сосе­дями по подъ­езду. Быст­рее про­шмыгну, лишь бы не встре­титься взгля­дом с сидя­щими на лавочке бабуш­ками. Но, взрос­лея, я стал пони­мать, что это не очень-то хорошо. Вна­чале я застав­лял себя здо­ро­ваться с ними. Сперва полу­ча­лось неловко: буркну и быст­рее иду дальше. Потом все легче, а в конце и вовсе это было так есте­ственно и легко ска­зать: «Здрав­ствуйте, тетя Валя. Как ваше здо­ро­вье?» Это стало делать легко, поскольку теперь тетя Валя – это не чужой чело­век, а хоро­шая зна­ко­мая, или, пра­виль­нее, близ­кий чело­век. Ведь от частого обще­ния появ­ля­ется бли­зость. Также и во вза­и­мо­от­но­ше­ниях с Богом: от частой молитвы Бог ста­но­вится ближе. А чем ближе, тем легче и есте­ствен­нее молитва.

Еже­днев­ная молитва очень важна, – она одна уже сама начи­нает посте­пенно менять жизнь чело­века. Ведь если ты живешь с Богом, ты живешь иначе. А что мне мешает вклю­чить теле­ви­зор в 12 часов ночи, когда будут пока­зы­вать явно непри­стой­ный фильм? Дверь закрыта на замок, зана­вески задер­нуты, меня никто не видит, я никому плохо не делаю. Что мне мешает? Если Бога рядом нет, то ничто не мешает. А если ты живешь с Богом, ты не смо­жешь спо­койно смот­реть такой фильм, ибо это про­тивно Богу. Как обыч­ный чело­век дол­жен сго­рать со стыда, если его уви­дят, как он совер­шает какой-то постыд­ный посту­пок, так веру­ю­щий дол­жен сго­рать от стыда перед Богом за каж­дый свой грех.

Это одна сто­рона жизни с Богом: эта жизнь полна огра­ни­че­ний или, точ­нее, само­огра­ни­че­ний: одного нельзя, дру­гого. Но это не зна­чит, что цер­ков­ная жизнь – это жизнь чело­века, задав­лен­ного запре­тами. Есть и дру­гая сто­рона, поэтому жизнь веру­ю­щего чело­века – это, напро­тив, жизнь очень свет­лая и радост­ная. Ведь нам нечего бояться. Если Бог рядом, то что бы ни слу­чи­лось, нам не страшно. А насчет задав­лен­но­сти можно ска­зать сле­ду­ю­щее. Мы так же задав­лены зако­нами физики или химии: с бал­кона не пры­гай, яд не пей, газ не остав­ляй откры­тым. Мы знаем, чем это гро­зит. Также и в духов­ной жизни. Хри­сти­а­нин вовсе не задав­лен запо­ве­дями Божи­ими, а отно­сится к ним, как к пре­ду­пре­жде­ниям о послед­ствиях, кото­рые могут насту­пить при несо­блю­де­нии тех духов­ных зако­нов, кото­рые назы­ва­ются запо­ве­дями Божи­ими. Гос­подь не столько запре­щает, сколько пре­ду­пре­ждает: не блуди, иначе не смо­жешь полю­бить, не лги, иначе поте­ря­ешь совесть, не воруй, иначе душа очерствеет.

 

^ Духовная жизнь детей

Итак, пер­вый при­знак цер­ков­ной жизни – это молитва. После Кре­ще­ния она должна совер­шаться еже­дневно, для начала хотя бы крат­кая. Но сей­час вопрос к мамам, кото­рые собра­лись кре­стить своих деток. Вот пред­ста­вим себе, что вашему ребе­ночку три месяца, пол­года или девять меся­цев. Я утвер­ждаю, что если после Кре­ще­ния вашего ребенка он не будет еже­дневно молиться, его Кре­ще­ние не при­не­сет ему ника­кой пользы, поскольку цер­ков­ной жизни в вашем ребенке не будет.

А теперь важ­ный вопрос: Как вы дума­ете, ваш ребе­нок уже может молиться?

Обыч­ный ответ: Ну, не совсем, но мы можем за него еже­дневно молиться.

Вопрос: Ну, а все же ответьте четче: он сам-то при этом будет молиться? Что это будет: ваша ли молитва о нем, или все же это будет его лич­ная молитва тоже?

Обыч­ный ответ: Ско­рее всего, это будет наша молитва о нем, Сам-то он еще не может молиться.

Дей­стви­тельно, каза­лось бы, какая может быть молитва, если ребе­нок о Боге ничего не знает, раз­го­ва­ри­вать еще не умеет, понять какие-либо объ­яс­не­ния не спо­со­бен. Поэтому прежде чем гово­рить о молитве мла­ден­цев, при­дется пого­во­рить вообще о духов­ной жизни младенцев.

Среди неве­ру­ю­щих людей (а сей­час, когда нет доста­точ­ного про­све­ще­ния среди при­хо­жан, и среди людей веру­ю­щих) рас­про­стра­нено одно заблуж­де­ние о духов­ной жизни ребенка. Обычно счи­та­ется так. Вот мама при­несла ребе­ночка из род­дома. Берешь его на руки – про­сто анге­ло­чек, только кры­лы­шек не хва­тает. Душа его – чистый лист бумаги, еще нет на ней ни одного пят­нышка. Хочется уми­ляться, и страшно даже при­ка­саться к нему, чтобы не зама­рать его чистую душеньку. На самом деле все не так! Ока­зы­ва­ется, когда мама при­несла ребе­ночка из род­дома, ему вовсе не пять-семь дней, ему уже девять меся­цев! Цер­ковь все­гда знала, что жизнь чело­века начи­на­ется с момента зача­тия. Это уже сразу малень­кий чело­ве­чек. Его тело состоит из одной, двух, четы­рех, восьми и т. д. кле­то­чек, и у него есть насто­я­щая душа, поэтому он уже пол­но­цен­ный чело­век – с душой и телом. И аборты по уче­нию Церкви все­гда при­рав­ни­ва­лись к насто­я­щим убийствам.

Так вот, ребенку уже девять меся­цев, и за этот срок его душа, как пра­вило, ока­зы­ва­ется испач­кан­ной уже мно­же­ством гре­хов. Каких? Ведь он еще не сде­лал ни одного шага, не про­из­нес ни одного слова, не сде­лал ни одного само­сто­я­тель­ного поступка!

Духов­ная связь ребенка с роди­те­лями настолько сильна, что каж­дый грех роди­те­лей ложится тем­ной печа­тью на душу ребенка. Мама и папа вече­ром садятся перед теле­ви­зо­ром, чтобы посмот­реть непри­стой­ный фильм. Их дочка нахо­дится еще в утробе матери, она ничего не видит и почти ничего не слы­шит. Но грех роди­тель­ский отпе­ча­ты­ва­ется на ее душе. Потом, через пят­на­дцать-шест­на­дцать лет, роди­тели будут раз­во­дить руками и удив­ляться: «Откуда это в ней? Мы ее вос­пи­ты­вали в стро­го­сти, ничего непри­стой­ного в своей жизни она нико­гда не видела, подруги у нее все при­лич­ные. Ну почему она выросла гуля­щей?!» Да, ей ничего не пока­зы­вали, но сами вели себя блудно: в ком­па­нии дру­зей мама могла себе поз­во­лить пофлир­то­вать, папа на улице и работе часто загля­ды­вался на корот­кие юбки, вме­сте по вече­рам, уло­жив детей, мама и папа поз­во­ляли себе чте­ние буль­вар­ных ста­тей, с инте­ре­сом обсуж­дая интим­ные подроб­но­сти жизни зна­ме­ни­то­стей. Ребе­нок ничего этого не видел, но на душе оста­вался отпе­ча­ток греха. Напри­мер, папа ста­щил с завода хоро­ший инстру­мент, и он пони­мает, что сыну знать об этом не полезно. «А то вырас­тет вором!» – думает он про себя. Но потом этот горе-отец будет недо­уме­вать, почему из его кар­мана про­па­дают деньги, ведь он сына этому не учил. Таково свой­ство духов­ной связи близ­ких людей – мать не видит сына, но чув­ствует его боль; сын не видит греха роди­те­лей, но при­об­ре­тает склон­ность к нему.

Но не надо думать, что бла­го­даря духов­ной связи пере­да­ются только грехи. Свя­тость, пра­вед­ность также запе­чат­ле­ва­ются на детях. Сам Гос­подь в Свя­щен­ном Писа­нии гово­рит, что Он пом­нит грех до тре­тьего или чет­вер­того поко­ле­ния, а пра­вед­ность в тысячи родов: «Я Гос­подь, Бог твой, Бог рев­ни­тель, нака­зы­ва­ю­щий детей за вину отцов до тре­тьего и чет­вер­того рода, нена­ви­дя­щих Меня, и тво­ря­щий милость до тысячи родов любя­щим Меня и соблю­да­ю­щим запо­веди Мои» (Исх.20:5–6). Мно­гие свя­тые имели пра­вед­ных роди­те­лей, напри­мер, пре­по­доб­ный Сер­гий Радо­неж­ский, роди­тели свя­ти­теля Васи­лия Вели­кого вос­пи­тали несколь­ких детей, кото­рые про­слав­лены в лике свя­тых. Правда ого­во­рюсь, что хотя пра­вед­ность и пере­да­ется чело­веку от роди­те­лей, но только за эту пра­вед­ность Бог не про­слав­ляет чело­века, ибо это заслуга роди­те­лей, а не его самого. Гос­подь смот­рит на то, что чело­век при­бав­ляет или теряет от того, что он полу­чил от других.

Можно ска­зать так: духов­ная жизнь детей и роди­те­лей едина, нераз­рывна. По выра­же­нию одного древ­него цер­ков­ного писа­теля душа чело­века по своей при­роде – хри­сти­анка. Ребе­нок с момента сво­его зача­тия хочет молиться, душа его тре­бует этого. Ребе­но­чек про­сы­па­ется утром на кро­ватке, потя­ги­ва­ется, душа его хочет помо­литься Богу, но сам он не может, это должны сде­лать за него роди­тели. А мама встает с постели и идет на кухню гото­вить зав­трак. Она пони­мает, что ребе­нок сам гото­вить еду не умеет, хотя есть очень даже хочет, поэтому она должна все при­го­то­вить и покор­мить его. Но молиться его душа тоже хочет и тоже не умеет, поэтому мама должна встать с утра и помо­литься, потом пере­кре­стить ребенка и уже после этого пойти на кухню гото­вить еду.

О том, что дети могут молиться уже в утробе матери, явно видно из жития пре­по­доб­ного Сер­гия. Одна­жды мать пре­по­доб­ного, когда он уже был у нее в утробе, настолько про­ник­но­венно моли­лась во время Литур­гии, что в три самые важ­ные момента Литур­гии все в храме явно слы­шали, как ребе­нок из утробы подал свой голос. Конечно, это чудо Божие, потому что дети в утробе не кри­чат, точ­нее, они могут закри­чать, у них для этого все готово, но у них нет воз­духа. Но Гос­подь пока­зы­вает это чудо, чтобы мы не сомне­ва­лись, что дети могут молиться, еще не родив­шись. Они молятся не сло­вами, они их не знают, но душа их может почув­ство­вать устрем­ле­ние матери к Богу во время молитвы, они могут устре­миться своей душой туда же и испы­тать ту же радость молитвы, что охва­ты­вает мать.

Все, что про­ис­хо­дит с ребен­ком в утробе, будет отра­жаться на нем в тече­ние всей жизни; впе­чат­ле­ния от того воз­раста самые глу­бо­кие. Одного дет­ского врача спро­сила одна из мам: «Док­тор, когда мне начать вос­пи­ты­вать сво­его ребенка?» – «Сколько ему уже?» – «Пол­года». – «Вы опоз­дали на пол­года», – отве­тил врач. Как свя­щен­ник я бы ска­зал, что мама опоз­дала на гораздо боль­ший срок.

Здесь мне хоте­лось бы отме­тить сле­ду­ю­щее. Ведь у вас может воз­ник­нуть вполне закон­ный недо­умен­ный вопрос: «Как же так? Почему гре­шат одни, а грех пере­хо­дит на дру­гих? Как может грех пере­да­ваться дру­гому человеку?»

Очень часто среди людей рас­про­стра­нено совер­шенно непра­во­слав­ное пред­став­ле­ние о грехе. Счи­та­ется, что грех – это про­вин­ность перед Богом, кото­рую Он может про­стить или не про­стить чело­веку. Но грех – это не про­вин­ность. Вина одного чело­века, дей­стви­тельно, не может перейти на дру­гого чело­века. Если чело­век украл 100 руб­лей у сво­его соседа, то пре­тен­зии соседа к сыну вора будут совер­шенно необос­но­ван­ными. Кто украл, тот и дол­жен воз­вра­щать укра­ден­ное. Грех по пра­во­слав­ному уче­нию – это не про­вин­ность, а болезнь души, а болезни очень легко пере­да­ются дру­гим. Если чело­век совер­шил кражу, то вина за эту кражу на сына не перей­дет, но болезнь души, склон­ность к воров­ству к сыну может перейти.

Дру­гая иллю­стра­ция. Семья едет на машине. За рулем сидит отец, рядом – мать, сзади – детки. Отец нару­шает пра­вила дорож­ного дви­же­ния, обго­няет в непо­ло­жен­ном месте, навстречу неожи­данно выле­тает авто­мо­биль. Чтобы избе­жать пря­мого столк­но­ве­ния, отец выво­ра­чи­вает руль, и вся семья отправ­ля­ется в кювет. Кто вино­ват в ава­рии? Ясно, что только один чело­век – отец. А кого пове­зут в боль­ницу? Только одного отца? Нет, пове­зут всех, потому что вся семья постра­дала по вине одного. Их вины нет, но лечиться надо. Так же и грех. Гре­шит один – мама или папа, а лечиться от греха, от склон­но­сти к этому греху будут и детки. Они должны будут в буду­щем бороться с той стра­стью, что в них посе­яна роди­те­лями. Они, дети, будут ходить на испо­ведь и сво­ими пока­ян­ными сле­зами смы­вать этот грех.

А гово­рить, что это неспра­вед­ливо – нера­зумно. Ведь мы же не гово­рим о неспра­вед­ли­во­сти, когда один в семье зара­жа­ется грип­пом, а от него зара­жа­ются все осталь­ные члены семьи.

Говоря о духов­ной жизни детей, необ­хо­димо отме­тить и то, что Пра­во­слав­ная Цер­ковь все­гда при­зна­вала суще­ство­ва­ние пер­во­род­ного греха. По биб­лей­скому уче­нию гре­хо­па­де­ние Адама и Евы внесло порчу не только в их соб­ствен­ную при­роду, но и отра­зи­лось пре­ем­ственно на всех их потом­ках. Гос­подь, сотво­рив пра­ро­ди­те­лей, дал им первую запо­ведь: не вку­шать пло­дов с древа позна­ния добра и зла. Оно было поса­жено Богом, чтобы испы­тать (познать), куда напра­вит чело­век свою сво­боду: к добру или ко злу. Поскольку чело­век был сотво­рен прин­ци­пи­ально сво­бод­ным, то куда он упо­тре­бит свою сво­боду, было еще неиз­вестно. Что про­ис­хо­дит в раю? Змий явля­ется Еве и пред­ла­гает ей съесть плод от запрет­ного древа, пре­льщая ее тем, что после вку­ше­ния она ста­нет знать все, как Бог. Выби­рая, кому пове­рить – Богу или диа­волу, – Ева верит диа­волу. Она вку­шает плод пер­вой. Адам, услы­шав от Евы о сло­вах змия, повто­ряет ее выбор. Теперь более вни­ма­тельно посмот­рим на биб­лей­ское повест­во­ва­ние, что про­ис­хо­дит с пер­выми людьми дальше. Бог явля­ется Адаму и спра­ши­вает: «Адам, что ты сде­лал?» Адам вдруг, как маль­чишка, бежит и пря­чется от Бога в кустах. Совер­шенно безум­ный посту­пок! Еще минуту назад Адам пре­красно знал, что от Бога спря­таться невоз­можно, еще недавно он давал всем живот­ным имена, что ука­зы­вает на его спо­соб­ность про­ни­кать глу­боко в сущ­ность всех живых существ. Но теперь в Адаме все пому­ти­лось. Его рас­су­док помра­чился. Еще недавно он радо­вался обще­нию с Богом, а теперь он со сты­дом бежит от Него. Все чув­ства в Адаме пере­во­ра­чи­ва­ются, ему ста­но­вится непри­ят­ным то, что раньше достав­ляло самое боль­шое насла­жде­ние. Бог спра­ши­вает Адама вновь: «Что ты сде­лал?» Вме­сто слов рас­ка­я­ния и просьбы о про­ще­нии мы слы­шим: «Жена, кото­рую Ты дал мне, дала мне плод». То есть Адам обви­няет во всем жену. Более того, Адам чуть ли не обви­няет Самого Бога: это сде­лала та, кото­рую Ты Сам дал мне. В Адаме пере­во­ра­чи­ва­ются все жела­ния – он не желает вер­нуться к Богу, ему хочется лишь выго­ро­дить себя. При­мерно то же делает Ева: она не про­сит про­ще­ния, а во всем обви­няет змея. Итак, в Адаме все пере­вер­нуто: и ум, и чув­ства, и воля, – грех вошел в его природу.

Эта пере­мена в Адаме отра­зи­лась и на всех нас. До паде­ния чело­век имел ясный и свет­лый ум, а теперь только с боль­шим тру­дом и с ошиб­ками он может при­об­ре­тать позна­ние об окру­жа­ю­щих его пред­ме­тах види­мого мира. До паде­ния чело­век нахо­дился в бли­жай­шем обще­нии с Богом и поэтому имел ясное и пра­виль­ное позна­ние, а после паде­ния чело­век есте­ствен­ным путем может при­об­ре­тать только самое общее пред­став­ле­ние о Боге, а сооб­ща­е­мые ему путем Боже­ствен­ного откро­ве­ния истины ока­зы­ва­ются для него непо­нят­ными и непо­сти­жи­мыми. Наклон­ность воли ко греху сде­ла­лось теперь уде­лом всех людей, и чело­век дол­жен упо­треб­лять боль­шие уси­лия, чтобы побо­роть в себе эту наклон­ность и идти по пути добра. До паде­ния сердце Адама и Евы отли­ча­лось чисто­той и непо­роч­но­стью, было испол­нено высо­ких чувств. А после паде­ния в сердце пра­ро­ди­те­лей и их потом­ков появи­лись нечи­стые, чув­ствен­ные жела­ния и стрем­ле­ние к бла­гам мира сего как к источ­нику сча­стья. До паде­ния тело чело­ве­че­ское отли­ча­лось кре­по­стью и силой и не испы­ты­вало болез­ней, кото­рым оно под­вер­га­ется после паде­ния. Завер­ше­нием вся­кого рода физи­че­ских бед­ствий явля­ется телес­ная смерть.

Итак, под­водя итоги ска­зан­ному, можно утвер­ждать, что в духов­ном смысле дети – это про­дол­же­ние своих роди­те­лей. Про­ве­сти грань между ними очень сложно. Поэтому когда мама или папа молится, а ребе­но­чек в этот момент, может быть, даже спит в кро­ватке, то тем не менее в его душе про­ис­хо­дит что-то уди­ви­тель­ное, что поз­во­ляет гово­рить о том, что и мла­денцы могут усва­и­вать плоды молитвы.

 

^ Причащение

Пер­вым при­зна­ком цер­ков­ной жизни явля­ется еже­днев­ная молитва, но вот ее глав­ным при­зна­ком явля­ется уча­стие в Таин­стве Свя­того При­ча­ще­ния. Пол­но­стью оно назы­ва­ется так: При­ча­ще­ние Тела и Крови Хри­сто­вых. Попы­та­юсь немного рас­ска­зать об этом Таинстве.

Вопрос: Кто из Вас знает, что такое «Тай­ная вечеря»?

Ответ: М‑м-м… Это кар­тина такая. (Один из два­дцати-трид­цати собеседников).

Тай­ной вече­рей в Пра­во­слав­ной Церкви назы­вают послед­нюю пас­халь­ную тра­пезу Гос­пода с уче­ни­ками-апо­сто­лами. Тай­ной она назы­ва­ется, так как совер­ша­лась тайно от дру­гих людей. Гос­подь знал, что в эту же ночь Он будет схва­чен и пре­дан на рас­пя­тие. Тай­ная (а по-гре­че­ски это слово имеет еще зна­че­ние «таин­ствен­ная») она еще и потому, что на ней уста­нов­лено Таин­ство Свя­того При­ча­ще­ния. «Вечеря» по-сла­вян­ски озна­чает про­сто «вечер­няя тра­пеза». На Тай­ной вечере Гос­подь взял хлеб и дал уче­ни­кам со сло­вами: «Сие­есть тело Мое, кото­рое за вас пре­да­ется». Потом взял вино и дал уче­ни­кам со сло­вами: «Сия чаша есть Новый Завет в Моей крови, кото­рая за вас про­ли­ва­ется». Гос­подь ска­зал также на Тай­ной вечери: «Сие тво­рите в Мое вос­по­ми­на­ние». И сей­час по слову Спа­си­теля почти еже­дневно в хра­мах совер­ша­ется бого­слу­же­ние, назы­ва­е­мое «Литур­гия», во время кото­рого повто­ря­ется Тай­ная вечеря. В храм при­но­сится хлеб (конечно, не куп­лен­ный в бли­жай­шей булоч­ной, а спе­ци­ально испе­чен­ный), при­но­сится вино (также осо­бое, опре­де­лен­ных сор­тов, крас­ное, чтобы по цвету напо­ми­нало кровь, чистое, без при­ме­сей, чтобы было достой­ным быть при­ме­нен­ным в этом Таин­стве). Свя­щен­ник со всеми, кто стоит в храме, молится о том, чтобы эти Дары освя­ти­лись. На хлеб и вино схо­дит Свя­той Дух, и они ста­но­вятся Телом и Кро­вью Хри­сто­выми. В конце службы свя­щен­ник выхо­дит с Чашей, в кото­рой нахо­дятся уже не хлеб и вино, а Тело и Кровь Хри­стовы. Все, кто гото­ви­лись, при­сту­пают к Чаше и при­ча­ща­ются, то есть при­ни­мают в себя Самого Спа­си­теля. Внеш­ний вид Свя­тых Даров не меня­ется, поскольку Гос­подь знает, что мы не можем вку­шать чело­ве­че­скую плоть и кровь, поэтому уста­но­вил, чтобы мы при­ча­ща­лись Его Тела и Крови под видом хлеба и вина.

Это самое важ­ное Таин­ство в жизни хри­сти­а­нина. Если цель жизни хри­сти­ан­ской – жить с Богом, то именно в этом Таин­стве мы соеди­ня­емся со Хри­стом, Его Телом и Кро­вью, а поскольку Хри­стос – Бого­че­ло­век, то через это мы соеди­ня­емся с Самим Богом. Что может быть важ­нее для хри­сти­а­нина? Ведь в его плоть и кровь вхо­дят Сам Спа­си­тель? Мы не как-то абстрактно соеди­ня­емся с Богом, но Сам Бого­че­ло­век при­сут­ствует в наших членах.

Таин­ство При­ча­ще­ния и есть тот самый кро­ве­нос­ный сосу­дик, кото­рый питает каж­дого хри­сти­а­нина как кле­точку цер­ков­ного орга­низма. Как только чело­век пере­кроет этот кро­ве­нос­ный сосуд, он нач­нет уми­рать. Хри­сти­а­нин, кото­рый пере­стает при­ча­щаться, пере­стает быть хри­сти­а­ни­ном. Можно спро­сить его: «Какой же ты хри­сти­а­нин, если в тебе Хри­ста нет?»

Пере­садка орга­нов совер­ша­ется только для того, чтобы потом этот орган жил еди­ной жиз­нью со всем орга­низ­мом. То же можно ска­зать о При­ча­ще­нии. В Таин­стве Кре­ще­ния чело­век заново рож­да­ется, чтобы при­бли­зиться к Богу, а именно это и совер­ша­ется в Таин­стве При­ча­ще­ния. Конечно, без Кре­ще­ния было бы невоз­можно При­ча­ще­ние, но и без При­ча­ще­ния Кре­ще­ние теряет свою силу. Не пере­са­дишь орган, не дой­дут до него живи­тель­ные капли крови. Не кре­стишь чело­века, не дой­дут до него живи­тель­ные Тело и Кровь Спа­си­теля. Но Кре­ще­ние совер­ша­ется только один раз в жизни чело­века, а при­ча­щаться он дол­жен часто – один раз в две-три недели, или хотя бы – раз в месяц. Пере­са­жи­ва­ется орган один раз в жизни, а кро­вью питаться и омы­ваться он дол­жен посто­янно, – это необ­хо­ди­мое усло­вие жизни.

Это Таин­ство очень важно. Дей­стви­тельно, что может быть важ­нее того, что мы соеди­ня­емся с Богом? Я могу про­чи­тать сотни духов­ных книг и вычи­тать в них тысячи умных и хоро­ших сове­тов о том, как мне посту­пать в той или иной ситу­а­ции. Но откуда у меня силы выпол­нить эти советы? Я могу каж­дый день бесе­до­вать с духо­нос­ными стар­цами, раз­ре­шая с ними свои недо­уме­ния, но где взять силы исправ­лять свою жизнь в соот­вет­ствии с их уче­нием? В Таин­стве При­ча­ще­ния Гос­подь Сам вхо­дит в нас и дает силы, про­све­щает изнутри и делает понят­ным то, что вчера было недоступно.

К этому Таин­ству надо гото­виться. Не может быть такого, чтобы вошел чело­век в храм, постоял пять минут, а потом гово­рит: «Вон, Чашу вынесли! Пойду при­ча­щаться!» Нет, мы должны тща­тельно гото­виться. Взрос­лые ко При­ча­ще­нию гото­вятся тро­яко: постом, молит­вой и испо­ве­дью. Перед При­ча­ще­нием необ­хо­димо поститься хотя бы два-три дня, не вку­шая мяс­ной, молоч­ной пищи, яиц. В пост вхо­дит также воз­дер­жа­ние от супру­же­ских отно­ше­ний и от вся­кого рода раз­вле­че­ний (музыка, теле­ви­зор и т. д.). При болезни о мере сво­его поста перед при­ча­стием чело­век дол­жен посо­ве­то­ваться со свя­щен­ни­ком. Перед при­ча­ще­нием кроме обыч­ных утрен­них и вечер­них молитв чита­ется осо­бое «После­до­ва­ние ко Свя­тому При­ча­ще­нию». Также необ­хо­дима испо­ведь, чтобы чело­век при­сту­пал к этому вели­кому Таин­ству с чистой сове­стью. Не может быть такого, чтобы вчера ты с кем-то подрался, оскор­бил или уни­зил кого-то, а сего­дня идешь при­ча­щаться. После серьез­ных гре­хов (измена, блуд, аборт, воров­ство и пр.) чело­век на неко­то­рое время отлу­ча­ется от При­ча­ще­ния и может при­сту­пить к Чаше только после искрен­него пока­я­ния. Так гото­вятся взрослые.

Поскольку сего­дня много роди­те­лей, кото­рые хотят кре­стить своих детей, то рас­скажу, как гото­вить ко При­ча­ще­нию детей. Начну с того, что до трех лет их никак не гото­вят. Груд­ных детей вы можете покор­мить, когда они этого тре­буют, и при­хо­дить в храм. При­чем при­хо­дить можно не к началу службы. Если в храме служба начи­на­ется в 8.00, то при­хо­дить с малы­шами можно к 9.15. При­шли, через 15 минут будет При­ча­ще­ние, при­ча­сти­лись, еще через 15 минут – конец службы. Любой ребе­нок, даже самый бес­по­кой­ный, обычно выдер­жи­вает это время в храме. Надо только зара­нее выяс­нить в храме, куда вы будете ходить, когда лучше придти с ребен­ком на при­ча­стие. Если ребе­нок ведет себя спо­койно, можно при­хо­дить и пораньше. Уже сама обста­новка храма с молит­вен­ным пением хора, воз­гла­сами диа­кона или свя­щен­ника, ликами свя­тых, словно гля­дя­щих из гор­него мира, осо­бым запа­хом ладана бла­го­творно воз­дей­ствует на малышей.

В три года у ребенка насту­пает опре­де­лен­ный пере­ход­ный воз­раст, он взрос­леет и уже управ­ляет сво­ими чув­ствами и дей­стви­ями. Поэтому с 3 до 7 лет дети при­ча­ща­ются уже нато­щак. В три года ребенку можно объ­яс­нить, что до службы есть нельзя, и он уже может себя оста­но­вить при виде слу­чайно остав­лен­ного лаком­ства. В этом воз­расте ребенка также при­во­дят не к началу службы, хотя и немного раньше, чем малышей.

В семь лет насту­пает сле­ду­ю­щий этап раз­ви­тия ребенка. Он ста­но­вится малень­ким взрос­лым, поэтому все делает, как взрос­лые, только в мень­шем объ­еме. Напри­мер, взрос­лые постятся два-три дня, а ребе­нок дол­жен поститься хотя бы один день. Взрос­лые читают пол­ное молит­вен­ное пра­вило, а ребенку доста­точно несколь­ких коро­тень­ких молитв. И, нако­нец, с семи лет дети начи­нают испо­ве­до­ваться. Далее, по мере взрос­ле­ния, дети все больше при­бли­жа­ются к взрос­лым: постятся чуть дольше, молитв читают побольше, и более серьезно исповедуются.

Малень­ких детей веру­ю­щие роди­тели обычно при­ча­щают каж­дую неделю, тем более что под­го­товка детей очень неслож­ная. Начи­ная с семи лет дети обычно при­ча­ща­ются уже реже – при­мерно один раз в две-три недели. Это объ­яс­ня­ется тем, что каж­дую неделю уже есть два пост­ных дня (среда и пят­ница), а добав­лять еще один пост­ный день в неделю перед при­ча­ще­нием будет тяжело как для взрос­лых, так и для детей.

 

^ Исповедь

Даже если вы будете каж­дую неделю при­ча­щать ваших детей, а сами не будете при­ча­щаться, то это непра­вильно, а к тому же еще и нечестно: «Ты, доченька, иди в Цар­ствие Небес­ное, а я пока подо­жду, я еще не доросла». Нет, роди­тели все­гда должны быть впе­реди и вести ребенка за собой. А чтобы при­ча­щаться нам, взрос­лым, необ­хо­димо будет испо­ве­до­ваться. Поэтому в заклю­че­ние нашей беседы я скажу несколько слов о Таин­стве Исповеди.

В молит­вах испо­ведь назы­ва­ется «вра­чеб­ни­цей», то есть боль­ни­цей. Почему? Каж­дый грех, кото­рый мы совер­шаем, это рана на душе, а рану надо лечить, а не про­щать. Если я сло­мал ногу, то уже не могу бегать, если руку, то не могу играть на скрипке. То есть я уже дру­гой и чего-то не могу. То, что вчера еще мог легко сде­лать, теперь невоз­можно. Так же с гре­хом. Чело­век изме­нил жене. Он может бить себя в грудь и сколько угодно гово­рить: «Ну, поду­ма­ешь – изме­нил. Всего один раз. Я же больше не изме­няю, зна­чит, все в порядке». Нет, ока­зы­ва­ется, не в порядке. Чело­век уже дру­гой! В его душе что-то над­ло­ми­лось, и он уже не может любить жену так, как любил ее раньше, не может любить детей, как любил раньше. И теперь, чтобы вер­нуть преж­нее состо­я­ние, нужно лечить свою душу.

Если мы забо­лели, то бежим на прием к врачу. Что мы встре­чаем в каби­нете? Сидит врач, кото­рый нас лечит, и сидит мед­сестра, кото­рая помо­гает врачу. Также бывает и на испо­веди. Мы стоим на испо­веди перед Кре­стом и Еван­ге­лием, потому что Вра­чом наших душ явля­ется Сам Гос­подь. А свя­щен­ник на испо­веди – только мед­сестра, кото­рая про­сто помо­гает. Поэтому не так неважно, какому свя­щен­нику мы испо­ве­дуем свои грехи – моло­дому или пожи­лому, опыт­ному или неопыт­ному. Если мы при­хо­дим к врачу, то вряд ли реша­ю­щее зна­че­ние будет иметь то, какая мед­сестра сего­дня сидит рядом с вра­чом. Глав­ное, чтобы врач был хоро­ший. На испо­веди Врач – все­гда самый луч­ший из всех врачей.

Но если мы хотим не только испо­ве­до­ваться, но и посо­ве­то­ваться, то тут дело немного дру­гое. Свя­щен­ник дает совет от сво­его духов­ного опыта, кото­рый зави­сит от того, как он сам вос­при­нял Еван­гель­скую истину. Тут выби­рать свя­щен­ника можно и нужно. Лучше, если вы будете сове­то­ваться с одним свя­щен­ни­ком, кото­рый в этом слу­чае будет вашим духов­ни­ком, а вы его духов­ным чадом. Сове­то­ваться лучше с более опыт­ным свя­щен­ни­ком или хотя бы с тем, к кому у вас появи­лось дове­рие, кто немного знает вас и вашу семью.

Чтобы Гос­подь при­нял нашу испо­ведь и про­стил грехи, есть опре­де­лен­ные усло­вия. Пер­вое усло­вие всем понятно – это искрен­ность. Врачу на при­еме мы ста­ра­емся назвать все болезни: и здесь болит, и здесь ломит, и там пока­лы­вает. Мы боимся что-либо скры­вать, – а то врач поста­вит непра­виль­ный диа­гноз и будет непра­вильно лечить. Нечто подоб­ное про­ис­хо­дит на испо­веди. Если мы скроем какие-либо грехи, то свя­щен­ник, ничего не зная, спо­койно про­чи­тает молитву и про­из­не­сет: «Про­щаю и раз­ре­шаю тебя от всех гре­хов». А Гос­подь в этот момент ска­жет: «А Я не про­щаю». Важно быть искрен­ним и чест­ным. Напри­мер, если на испо­веди оправ­ды­ваться: «Вот, дру­зья меня напо­или», – это будет не совсем честно. Дру­зья насильно водку в рот зали­вали? Нет? Тогда сам и отвечай.

Вто­рое усло­вие сле­ду­ю­щее. Если я при­шел к врачу и честно, без утайки, назвал все свои болезни, то это вовсе не зна­чит, что из каби­нета я выхожу уже здо­ро­вым. Я только назвал болезни, и врач только начал меня лечить. И очень мно­гое зави­сит от меня – буду ли я при­ни­мать лекар­ства, буду ли соблю­дать диету, буду ли посе­щать про­це­дуры. Если я все выпол­няю, через неко­то­рое время я выздо­ро­вею. Также про­ис­хо­дит и в пока­я­нии. На испо­веди только начи­на­ется наше выздо­ров­ле­ние. Если при­шел каяться алко­го­лик в том, что он пьет, то после испо­веди он сразу трез­вен­ни­ком не ста­нет. Но Гос­подь смот­рит, как мы ведем себя после испо­веди. Ведь как врач не может насильно выле­чить боль­ного, кото­рый не выпол­няет пред­пи­са­ний врача, так и Гос­подь не может насильно выле­чить чело­века от его греха, если он не хочет еже­дневно молиться, соблю­дать запо­веди, вообще вести духов­ную жизнь. Изме­нил жене и хочешь больше не изме­нять? Тогда не читай больше гряз­ных жур­на­лов, не смотри по теле­ви­зору запад­ных филь­мов и раз­врат­ную рекламу, не обра­щайся вольно с жен­ским полом и т. д. Тогда Гос­подь даст тебе духов­ные силы и вер­нет тебе любовь к супруге.

Очень важно еще одно, тре­тье, усло­вие. Если я хочу, чтобы в квар­тире было чисто, я дол­жен часто уби­раться: каж­дый день хоть поне­многу, а раз в неделю устра­и­вать гене­раль­ную уборку. Также и с душой: чистота души тре­бует посто­ян­ного труда. Пред­ста­вим себе тем­ную гряз­ную ком­нату, в кото­рой мусора настолько много, что в ком­нату не попа­дает ни одного луча солнца. Что видит хозяин ком­наты, если элек­три­че­ства в этой ком­нате нет? Ничего! Грязи много, но ничего не видно. Чело­век ощу­щает эту грязь, но не видит ее. Чтобы изба­виться от грязи, он начи­нает уби­раться в ком­нате. Пер­вое, что ему надо сде­лать, – это почи­стить окно своей ком­наты. Пер­вый луч солнца попа­дает в ком­нату. Что видит в полу­мраке хозяин? Сна­чала он видит только боль­шие пред­меты: шкаф, кото­рый стоит криво, стол, кото­рый пере­вер­нут, сту­лья, кото­рые раз­бро­саны. Хозяин ста­вит все это на место. В ком­нате стало уже больше порядка и, сле­до­ва­тельно, свет­лее. Теперь можно раз­гля­деть более мел­кие пред­меты: вот книги раз­бро­саны, газеты рас­ки­даны. Чело­век уби­рает и это. Вновь ста­но­вится свет­лее… И так шаг за шагом, с каж­дым разом все свет­лее и чище. Когда уборка закон­чена, все бле­стит, все свер­кает, любая пыль видна, ее хочется выте­реть, любая вещь, нахо­дя­ща­яся не на своем месте, заметна, и ее хочется убрать.

Нечто подоб­ное про­ис­хо­дит с чело­ве­ком во время испо­веди. Чело­век впер­вые при­шел на испо­ведь. Как пра­вило, он не может назвать сразу все свои грехи, а только два-три греха, но такие, о кото­рых совесть не дает ему забыть. В душе ста­но­вится чище и, сле­до­ва­тельно, свет­лее. Через неко­то­рое время чело­век начи­нает видеть то, что нико­гда раньше не видел в себе. Он вновь испо­ве­ду­ется и пыта­ется изба­виться от этого греха, и в душе ста­но­вится еще свет­лее и т. д. Когда чело­век посто­янно испо­ве­ду­ется, то душа его подобна чисто убран­ной ком­нате, где видна любая пылинка.

Если чело­век научился видеть самые мел­кие грехи, он вряд ли дой­дет до гре­хов тяже­лых. На самом деле мел­кие грехи вовсе не мел­кие, это про­сто пер­вые шаги к более тяж­ким гре­хам. Если совер­шать малые грехи, то можно легко дойти до более серьез­ных. Тот же, кто не делает пер­вого шага, нико­гда не при­бли­зится к ним.

Очень часто чело­век, кото­рый нико­гда не испо­ве­до­вался и у кото­рого на сове­сти мно­же­ство гре­хов, бьет себя в грудь и гово­рит: «У меня нет гре­хов, я не гра­бил, не наси­ло­вал, не уби­вал. Что вы ко мне при­ста­ете с вашей испо­ве­дью?» А чело­век, кото­рый часто испо­ве­ду­ется, посто­янно видит свои грехи и кается в них, хотя у него гре­хов в десятки раз меньше.

А то, что у чело­века нет (или он не видит) тяже­лых гре­хов, это еще не зна­чит, что чело­век может жить спо­койно. Одна­жды к одному старцу при­шли за сове­том две жен­щины. Пока они ожи­дали своей оче­реди, одна жен­щина горько плача рас­ска­зала дру­гой о своем тяж­ком грехе, кото­рый совер­шила недавно. Та стала в душе осуж­дать первую жен­щину думая, что она сама уж такой бы грех нико­гда не совер­шила бы, и что она все же не такая греш­ная, как эта пла­чу­щая жен­щина. Вдруг выхо­дит из кельи ста­рец и гово­рит жен­щи­нам, чтобы они пошли в поле и при­несли ему кам­ней. Пер­вая должна была при­не­сти один самый боль­шой камень с этого поля, а вто­рая должна при­не­сти мешок неболь­ших камеш­ков. Когда жен­щины вер­ну­лись, ста­рец ска­зал, чтобы каж­дая вер­нула все камни точно на то место, откуда они их взяли. Пер­вая сразу же пошла выпол­нять пове­ле­ние старца, а вто­рая воз­роп­тала: «Как же я могла упом­нить, где я какой камень взяла?» – «И эта жен­щина совер­шила один боль­шой грех, но пом­нит, как и где его совер­шила, и кается в нем. У тебя же нет боль­ших гре­хов, но ты совер­шила мно­же­ство гре­хов, кото­рых не пом­нишь и в кото­рых уже не можешь покаяться».

Таким обра­зом, чело­век, совер­шав­ший только «мел­кие» грехи, ничем не лучше, совер­шив­шего боль­шой грех. Дей­стви­тельно, что тяже­лее: один боль­шой камень или мешок песка? И то, и дру­гое оди­на­ково гнет чело­века к земле. Также и с гре­хами. Мно­же­ство «мел­ких» гре­хов также тянет душу вниз, как и один боль­шой. А чело­веку, совер­шив­шему боль­шой грех, легче пока­яться, поскольку он видит, где согре­шил, и знает, в чем ему каяться пред Богом. Совер­шав­ший же только «мел­кие» грехи, как пра­вило, очень долго идет к покаянию.

 

^ Заключение беседы

Итак, выше мы с вами обсуж­дали то, что пра­во­слав­ные хри­сти­ане верят во Свя­тую Тро­ицу – Бога Отца, Бога Сына, Бога Свя­того Духа. Это Три­еди­ный Бог, еди­ный в Своем Суще­стве и тро­ич­ный в Лицах. О том, что Хри­стос – это истин­ный Бог и истин­ный Чело­век. О том, что в Кре­ще­нии мы заново рож­да­емся и ста­но­вимся чле­нами Церкви, и если после Кре­ще­ния не нач­нется цер­ков­ная жизнь, то бес­по­лезно само Кре­ще­ние. Пер­вым при­зна­ком духов­ной жизни явля­ется еже­днев­ная молитва, глав­ным же при­зна­ком цер­ков­но­сти явля­ется уча­стие в таин­стве При­ча­ще­ния. К При­ча­ще­нию надо гото­виться постом, молит­вой и испо­ве­дью. Испо­ве­до­ваться надо во-пер­вых, искренне, во-вто­рых, борясь с гре­хами и, в‑третьих, часто.

Я поста­рался рас­ска­зать самое необ­хо­ди­мое, что надо знать каж­дому буду­щему хри­сти­а­нину до Кре­ще­ния. Наде­юсь, что вы не только запом­ните все ска­зан­ное здесь, но и поста­ра­е­тесь вопло­тить это в своей жизни.

 

^ Некоторые вопросы после беседы

 

^ Кто может быть крестным и каковы его обязанности?

Крест­ные тре­бу­ются и для взрос­лых, и для детей.

Крест­ными были те самые пору­чи­тели, о кото­рых мы гово­рили в начале беседы. Это должны быть уже глу­боко цер­ков­ные люди, кото­рые помо­гали бы кре­ще­ному делать пер­вые шаги в Церкви. Поэтому недо­пу­стимо брать в крест­ные недавно кре­стив­шихся людей, кото­рые сами еще не полу­чили опыта цер­ков­ной жизни. А то бывают такие просьбы: «Батюшка, вы кре­стите пер­вым вот этого чело­века, чтобы он потом сразу был крест­ным у этого вто­рого». Крест­ным не может быть несо­вер­шен­но­лет­ний чело­век, поскольку сам за себя еще не отве­чает. Роди­тели не могут быть крест­ными у своих детей, но могут дру­гие родственники.

Для кре­ще­ния доста­точно одного крест­ного, жела­тельно того же пола, что и кре­ща­е­мый. Но на Руси при­нято иметь двух крест­ных – муж­чину и жен­щину. Однако сле­дует иметь в виду, что крест­ные роди­тели не могут в даль­ней­шем всту­пать в брак друг с другом.

Обя­зан­но­сти крест­ного самые оче­вид­ные – помо­гать чело­веку в его духов­ной жизни. Если нет воз­мож­но­сти быть рядом с крест­ни­ком, то надо все­гда молиться за него.

 

^ Может ли мать присутствовать на Крещении?

Может, но не все­гда. Мне­ние о том, что мать не имеет права при­сут­ство­вать на Кре­ще­нии появи­лось из-за того, что начи­ная с XV века на Руси стали кре­стить детей не на 40‑й день, как было ранее, а в бли­жай­шее время после рож­де­ния. Ясно, что в это время жен­щина еще нахо­дится дома. Она смо­жет войти в храм только через 40 дней, когда закон­чится после­ро­до­вая нечи­стота. Поэтому, если ребенка кре­стят в воз­расте боль­шем, чем 40 дней, то мать после молитвы 40-го дня может спо­койно при­сут­ство­вать на Кре­ще­нии сво­его ребенка.

 

^ В каком возрасте лучше крестить младенцев?

Уже в древ­ней­шие вре­мена был обы­чай кре­стить детей в самом ран­нем воз­расте. В неко­то­рых Помест­ных Церк­вях это делали на 8‑й день от рож­де­ния, в неко­то­рых на 40‑й. Хотя в древ­но­сти также суще­ство­вал обы­чай откла­ды­вать кре­ще­ние до зре­лого воз­раста, но эта тра­ди­ция в Пра­во­слав­ной Церкви давно исчезла. Ведь Кре­ще­ние мла­ден­цев совер­ша­ется по вере вос­при­ем­ни­ков и роди­те­лей, чтобы не раз­де­лять семью. Если роди­тели глу­боко веру­ю­щие люди, то как они, будучи живой кле­точ­кой цер­ков­ного орга­низма – Тела Хри­стова, – будут отда­лять от себя детей, кото­рые не могут войти в Цер­ковь, поскольку еще не кре­щены. В самом ран­нем воз­расте дети неот­де­лимы от роди­те­лей. Роди­тели идут в храм, а детей нужно остав­лять? Роди­тели идут при­ча­щаться, а дети оста­ются вне Тела Хри­стова? Поэтому и был обы­чай, что как только мать поправ­ля­лась после родов и могла ходить в храм, то сразу же совер­ша­лось и Кре­ще­ние ребенка.

Вот если роди­тели неве­ру­ю­щие и в храм не ходят, то тут встает вопрос: можно ли ребенка кре­стить? Роди­тели будут дома целыми днями смот­реть теле­ви­зор, а ребе­но­чек сам по себе ста­нет живой кле­точ­кой Церкви? Очень сомнительно.

Если же роди­тели собра­лись кре­стить сво­его ребенка, то лучше это делать в самом ран­нем воз­расте. Мно­гие роди­тели думают, что месяч­ному мла­денцу будет тяжело пере­не­сти Кре­ще­ние: «Вот пусть под­рас­тет до полу­года или года, тогда и кре­стим». Но если в двух­ме­сяч­ном воз­расте для ребенка глав­ное, что рядом мамочка, зна­ко­мые руки и зна­ко­мый голос, то уже в пол­года ребе­нок очень хорошо пони­мает во время Кре­ще­ния, что он в чужом незна­ко­мом поме­ще­нии, вокруг много чужих людей, что его насильно оку­нают в воду. А годо­ва­лый ребе­нок и вовсе имеет гораздо больше воз­мож­но­стей сопро­тив­ляться этому. И полу­ча­ется, что в пол­тора месяца ребе­но­чек попла­кал пять-десять минут, а в пол­года или год его не успо­ко­ишь еще полчаса.

 

^ Как совершается Крещение взрослых?

Кре­ще­ние взрос­лых должно совер­шаться пол­ным погру­же­нием. Для этого во мно­гих хра­мах есть спе­ци­ально обо­ру­до­ван­ные кре­стильни. Довольно часто в сель­ских при­хо­дах Кре­ще­ние совер­ша­ется в реке или озере. Кре­ще­ние через обли­ва­ние ранее было допу­стимо только для лежа­чих боль­ных. В совет­ское время кре­ще­ние через обли­ва­ние могло быть оправ­дано гоне­ни­ями на Цер­ковь, поскольку обо­ру­до­вать кре­стильню было невоз­можно, и совер­шать какие-либо дей­ствия вне храма также было запрещено.

 

^ Пояснения к чинопоследованию Крещения

Если Кре­ще­ние совер­ша­ется над мла­ден­цем, то в самом начале чита­ются так назы­ва­е­мые молитвы 8‑го и 40-го дня. В 8‑й день после рож­де­ния ребенку наре­ка­лось имя, для чего он при­но­сился в храм, и там чита­лась молитва на наре­че­ние имени. На соро­ко­вой день мать уже сама при­хо­дила с ребен­ком в храм, где чита­лись молитвы над ней и ребенком.

Если Кре­ще­ние совер­ша­ется над взрос­лым чело­ве­ком, то в начале сле­дуют молитвы, пред­ва­ря­ю­щие Кре­ще­ние. Сна­чала чита­ется молитва «во еже сотво­рити огла­шен­ного», после кото­рой чело­век ста­но­вится огла­шен­ным, то есть еще не кре­щен­ным, но уже хри­сти­а­ни­ном. Далее чита­ются осо­бые «запре­ще­ния», во время кото­рых из сердца чело­века изго­ня­ется диа­вол. Свя­щен­ник обо­ра­чи­ва­ется лицом на запад, а не на восток, куда обычно молятся Богу, и запре­щает нечи­стому духу име­нем Божиим: «изыди и отступи от ново­из­бран­ного воина Хри­ста Бога нашего».

Но мало, чтобы только цер­ков­ными молит­вами изго­нялся из сердца чело­века диа­вол. Поэтому после запре­ще­ний и запре­ти­тель­ных молитв совер­ша­ется чин отре­че­ния от сатаны. Теперь уже сам кре­ща­е­мый дол­жен изъ­явить свою реши­мость не слу­жить более нечи­стым силам. В конце отре­че­ния, кото­рое кре­ща­е­мый про­из­но­сит, стоя лицом к западу, то есть к диа­волу, свя­щен­ник обра­ща­ется к чело­веку: «И дуни, и плюни на него». Чело­век сим­во­ли­че­ски дует, пока­зы­вая диа­волу его немощь по срав­не­нию с силой Божией, к кото­рой чело­век теперь при­бе­гает, а также сим­во­ли­че­ски плюет, пока­зы­вая свое неже­ла­ние более слу­жить диаволу.

Поскольку малень­кие дети сами еще не могут гово­рить и отве­чать за себя, то от их имени отре­че­ния про­из­но­сят крест­ные. Тем самым они дают обе­ща­ние, что будут участ­во­вать в вос­пи­та­нии детей и при­ло­жат все силы, чтобы повзрос­лев­шие дети своей жиз­нью отре­ка­лись от диа­вола и слу­же­ния ему.

Но и отре­че­ния от диа­вола, даже если он изгнан из сердца чело­века, еще мало. Сам Гос­подь рас­ска­зал такую притчу. Если нечи­стый дух изго­ня­ется из жилища, то он ходит по пустын­ным местам, но через неко­то­рое время обя­за­тельно воз­вра­ща­ется на ста­рое место и, если нахо­дит его пустым, берет с собой семь злей­ших духов и все­ля­ется вновь. Поэтому мало изгнать диа­вола из сердца, надо, чтобы в сердце все­лился Хри­стос. Для этого за чином отре­че­ния от сатаны сле­дует чин соче­та­ния (соеди­не­ния) со Христом.

В рам­ках этого чина кре­ща­е­мый читает Сим­вол веры. Пра­во­слав­ный Сим­вол веры с древ­ней­ших вре­мен читался перед Кре­ще­нием (именно для Кре­ще­ния этот Сим­вол веры и состав­лялся). В этом Сим­воле кратко изло­жены основ­ные поло­же­ния пра­во­слав­ной веры: вера во Свя­тую Тро­ицу – Бога Отца, Бога Сына, Бога Свя­того Духа; в то, что Хри­стос, будучи истин­ным Богом, ста­но­вится и истин­ным Чело­ве­ком, уми­рает на Кре­сте, вос­кре­сает в тре­тий день и пре­бы­вает сей­час одес­ную Бога Отца; в то, что насту­пит Вто­рое при­ше­ствие Хри­стово, будет конец нынеш­него века, и после все­об­щего вос­кре­се­ния и Страш­ного суда насту­пит жизнь буду­щего века. Ранее чело­век не допус­кался до Кре­ще­ния, если не мог ясно и четко объ­яс­нить каж­дое слово в Сим­воле веры.

Сим­вол веры – это испо­ве­да­ние своей пра­во­слав­ной веры и, в то же время, сво­его рода тор­же­ствен­ное обе­ща­ние соблю­дать эту веру до конца своих дней, поэтому сей­час вы должны читать его не шепо­том, а в пол­ный голос. В пра­во­слав­ной Церкви Сим­вол веры поме­щен среди утрен­них молитв, чтобы еже­дневно вспо­ми­нать основ­ные дог­маты Церкви и крепко дер­жаться пра­во­слав­ной веры.

Но даже после чте­ния Сим­вола веры, после того, как чело­век ска­зал: «Верую во Еди­ного Бога Отца Все­дер­жи­теля…» – его испо­ве­да­ние веры еще не до конца совер­шенно. В Свя­щен­ном Писа­нии ска­зано: «и бесы веруют, и тре­пе­щут». Они тоже могут вполне искренне ска­зать: «И мы веруем во Еди­ного Бога Отца Все­дер­жи­теля…». Нечи­стые силы, веря, что Бог суще­ствует, зная о Нем очень много, более того, посто­янно испы­ты­вая на себе Его силу, не слу­жат, не покло­ня­ются Ему. Поэтому в завер­ше­ние чина соче­та­ния со Хри­стом свя­щен­ник обра­ща­ется к кре­ща­е­мому: «И покло­нися Ему». Кре­ща­е­мый с крест­ным зна­ме­нием и покло­ном про­из­но­сит: «Покло­ня­юся Отцу, и Сыну, и Свя­тому Духу, Тро­ице Еди­но­сущ­ней и Нераз­дель­ней». После этого чита­ется заклю­чи­тель­ная молитва огла­ше­ния и на этом при­го­тов­ле­ние ко Кре­ще­нию заканчивается.

Далее свя­щен­ник оде­вает белое обла­че­ние, чтобы начать чино­по­сле­до­ва­ние самого Кре­ще­ния. Это немного напо­ми­нает обла­че­ние врача перед опе­ра­цией. Дей­стви­тельно, все, что мог сде­лать чело­век, он сде­лал, – засви­де­тель­ство­вал свою готов­ность жить дру­гой жиз­нью. Далее кре­ща­е­мый, словно боль­ной, лежа­щий на опе­ра­ци­он­ном столе, про­сто без­молвно предо­став­ляет свою душу для дей­ствий Божиих. А свя­щен­ник, словно хирург, в белом обла­че­нии совер­шает все, что ему пору­чено совер­шать Церковью.

Пока огла­шен­ный еще про­сто «ново­из­бран­ный воин Хри­ста», – ново­из­бран­ный, но еще не обле­ченн­ный силой Божией. Избран, но не воору­жен. После Кре­ще­ния этот воин уже во все­ору­жии нач­нет вести духов­ную брань. Вызов врагу уже бро­шен: «И дуни, и плюни!» После такого вызова диа­вол не оста­ется без дей­ствия. Мно­гие думают, что кре­сти­лись, – и можно успо­ко­иться, нечи­стый дух изгнан из сердца и ничего не сде­лает. Наобо­рот, часто именно после Кре­ще­ния и начи­на­ются иску­ше­ния. До Кре­ще­ния диа­вол может ска­зать: «Этот чело­век все равно мой, зачем его лиш­ний раз тро­гать». Но когда кто-то усколь­зает из рук его, то тут пощады не жди. После Кре­ще­ния про­дол­жать жить так, как чело­век жил до Кре­ще­ния, никак недопустимо.

Нако­нец начи­на­ется само чино­по­сле­до­ва­ние Кре­ще­ния. Вна­чале совер­ша­ется вели­кое освя­ще­ние воды, подоб­ное тому, что про­ис­хо­дит нака­нуне празд­ника Кре­ще­ния Гос­подня. Затем освя­щен­ным елеем кре­сто­об­разно «зна­ме­ну­ется» вода и пома­зы­ва­ется кре­ща­е­мый. Елей в дан­ном слу­чае сим­во­ли­зи­рует и мас­лич­ную ветвь, кото­рую при­несла голу­бица Ною после потопа (кре­ща­е­мый словно Ной дол­жен пройти очи­ще­ние через воду), и мило­сер­дие Божие («елей» с гре­че­ского языка пере­во­дится и «масло», и «мило­сер­дие»), а также буду­щее обнов­ле­ние и исце­ле­ние чело­века (елей в древ­но­сти часто исполь­зо­вался при лечении).

Нако­нец, насту­пает самый глав­ный момент Кре­ще­ния. Чело­век три­жды погру­жа­ется в воду, после чего обла­ча­ется в белые кре­стиль­ные одежды, кото­рые сим­во­ли­зи­руют чистоту его души после Кре­ще­ния. Раньше в этих одеж­дах ходили в тече­ние восьми дней.

После опре­де­лен­ной молитвы совер­ша­ется таин­ство Миро­по­ма­за­ния, вслед за кото­рым в древ­но­сти ново­кре­щен­ные отправ­ля­лись крест­ным ходом со све­чами и пес­но­пе­ни­ями из бап­ти­сте­рия (кре­стильни) в храм, где в это время совер­ша­лась Литур­гия. Сей­час такого боль­шого крест­ного хода не бывает, но в память об этом совер­ша­ется трое­крат­ное обхож­де­ние купели со све­чами и с таким же пес­но­пе­нием, как и в древ­но­сти: «Елицы во Хри­ста кре­сти­стеся, во Хри­ста обле­ко­стеся» («Вы, кото­рые кре­сти­лись во имя Хри­стово, во Хри­ста облек­лись»). Как и на древ­ней Литур­гии, чита­ется апо­столь­ское посла­ние и Евангелие.

В древ­но­сти на этом чин Кре­ще­ния закан­чи­вался, а осталь­ные свя­щен­но­дей­ствия омо­ве­ния и постри­же­ния совер­ша­лись на вось­мой день после Кре­ще­ния. Но уже несколько сто­ле­тий эти дей­ствия совер­ша­ются сразу после чте­ния Еван­ге­лия. С кре­щен­ного сни­мают кре­стиль­ные одежды, а пома­зан­ные Свя­тым Миром части тела омы­ва­ются свя­щен­ни­ком, чтобы свя­тыня, небрежно смы­тая дома, не была в поругании.

Весь чин завер­ша­ется сим­во­ли­че­ским постри­же­нием кре­щен­ного. Что сим­во­ли­зи­рует это постри­же­ние? В древ­но­сти на Востоке был такой обы­чай: если чело­век про­да­вался в раб­ство, то новый гос­по­дин в знак своей вла­сти остри­гал ему голову. Чело­век после Кре­ще­ния ста­но­вится тоже рабом – рабом Божиим, что явля­ется не уни­зи­тель­ным, а почет­ным званием.

Два Таин­ства (Кре­ще­ние и Миро­по­ма­за­ние) совер­шены в кре­стильне, но пред­стоит еще одно Таин­ство – Свя­тое При­ча­ще­ние, поскольку в Пра­во­слав­ной Церкви при­нято совер­шать вме­сте эти три Таин­ства. Ново­кре­щен­ные отправ­ля­ются в храм, куда вхо­дят с сло­вами: «Воцер­ков­ля­ется раб Божий…» – совер­ша­ется чин воцер­ко­в­ле­ния. Чело­век вхо­дит в храм для покло­не­ния Богу. Самое свя­тое место в храме – алтарь, а в алтаре самое свя­тое – пре­стол. Кре­ще­ные жен­ского пола постав­ля­ются перед алта­рем, а муж­ского пола вво­дятся для покло­не­ния Богу в алтарь.

После воцер­ко­в­ле­ния кре­ще­ные впер­вые в жизни при­ча­ща­ются Свя­тых Хри­сто­вых Таин. Един­ствен­ный раз чело­век при­ча­ща­ется без обыч­ной под­го­товки, не читая опре­де­лен­ных молитв и не испо­ве­ду­ясь. А вот уже в сле­ду­ю­щий раз чело­век уже дол­жен обя­за­тельно гото­виться ко При­ча­ще­нию испо­ве­дью, постом и молитвой.

После При­ча­ще­ния Свя­тых Хри­сто­вых Тайн оста­ется только поже­лать кре­ще­ным ста­раться вести себя достойно, чтобы не оскор­бить Бога, кото­рый пре­бы­вает сей­час с нами, а также выра­зить надежду, что теперь храм будет для них род­ным домом.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки