Начало пути христианина – свящ. Александр Борисов

Начало пути христианина – свящ. Александр Борисов


Каж­дый чело­век, даже если он счи­тает себя неве­рующим, в глу­бине своей души тянется к чему-то воз­вы­шен­ному, пре­крас­ному, чему-то такому, что стоит над всем миром, что достойно поклонения.

Оглав­ле­ние

 

 

 

 

 

Виньетка

^ Поиски веры

Каж­дый чело­век, даже если он счи­тает себя неве­рующим, в глу­бине своей души тянется к чему-то воз­вы­шен­ному, пре­крас­ному, чему-то такому, что стоит над всем миром, что достойно поклонения.

Вся­кая душа имеет это стрем­ле­ние. В древнос­ти люди пре­кло­ня­лись перед силами при­роды. Солн­це всхо­дило, осве­щая землю, и они падали перед ним на колени. «Вот наш бог»,— гово­рили они. Дру­гие, стра­шась грома и мол­нии, тре­пе­тали перед ними и гово­рили: «Вот наш бог!» А потом бывали у людей и дру­гие боги. Люди стре­ми­лись к удовольст­виям и насла­жде­ниям, ко всему тому, что раз­вле­кает, и го­ворили: «Вот наш бог!» Люди изго­тов­ляли ста­туи богов и богинь, давали им раз­лич­ные имена и носи­ли эти ста­туи на празд­нич­ных шествиях, пре­да­ва­ясь необуз­данному весе­лью. Но про­хо­дили дни праздни­ков, и чело­век оста­вался один на один со сво­ими горе­стями и мучи­тель­ными вопро­сами о смысле жизни, о стра­да­нии, о добре и зле. Боги вина и весе­лья не могли отве­тить на них. Людям стало казаться, что жиз­нью пра­вит лишь неумо­ли­мая судьба, и что бы чело­век ни делал, он не в силах изме­нить предназна­ченного ему пути.

Мно­же­ство лож­ных богов и куми­ров было и есть у людей. Но истин­ная вера зовет нас скло­ниться пе­ред Тем, Кто создал наш мир, создал каж­дого из нас. Это есть Бог, кото­рого хри­сти­ане назы­вают Отец, Все­дер­жи­тель, Тво­рец неба и земли. Не жесто­кий дес­пот, без­душ­ный и без­ли­кий, пра­вит все­лен­ной, а любя­щий Отец. Вот радост­ная бла­гая весть, кото­рую дает нам хри­сти­ан­ство, дает Гос­подь Иисус, принес­ший эту радост­ную весть на землю. Почему же мы назы­ваем Его Отцом? Почему верим Ему?

 

^ Что такое вера?

Когда рядом хоро­шие дру­зья, то чело­век чувству­ет себя уве­рен­нее, счаст­ли­вее. Тем более счаст­лив тот, кто почув­ство­вал бли­зость Бога в своей жизни, Его под­держку и защиту. Такой чело­век ни­когда не бывает оди­нок, земля для него не пес­чинка в миро­зда­нии, на кото­рой он появился непо­нятно за­чем и почему, а дом, жилище, устро­ен­ное для него Богом. И жизнь его, про­те­ка­ю­щая в этом доме, не что-то слу­чай­ное или, может быть, не очень нуж­ное, а некий путь, кото­рый суж­дено пройти ему.

Такую веру можно срав­нить с отно­ше­ни­ями в хо­рошей семье, где все стро­ится на дове­рии. Чело­веку радостно созна­вать, что его любят. Вспом­ним, напри­мер, дра­ма­ти­че­ский эпи­зод из жизни Нико­лая Рос­това, героя романа «Война и мир». Нико­лай проиг­рывает в карты круп­ную сумму. Он идет к отцу с прось­бой о день­гах. Тогда как в душе своей он счи­тает себя него­дяем, под­ле­цом, на коле­нях, со сле­зами на гла­зах готов про­сить про­ще­ния — вдруг тут же самым не­брежным тоном, какой не мог про­стить себе всю по­следующую жизнь, он объ­яв­ляет отцу о своем проигры­ше как о каком-то пустяке, хотя знает, что денеж­ные дела семьи очень плохи. Но Нико­лай уве­рен в любви к нему его род­ных и что они пой­мут его и про­стят его лег­ко­мыс­лие, и эта уве­рен­ность не дает ему впасть в отча­я­ние, а позже любовь отца, нико­гда его не попрек­нув­шего, помо­жет ему искренне раскаяться.

Напро­тив, боль­шин­ство пер­со­на­жей известно­го про­из­ве­де­ния Н. В. Гоголя — Соба­ке­вич, Коро­бочка, Плюш­кин, Нозд­рев — только и ждут, что их обма­нут и про­ве­дут, и сами ищут во всем только свою выгоду. В обще­стве таких людей нет дружбы, любви, чело­ве­че­ской при­вя­зан­но­сти. Это про­из­ве­де­ние названо «Мерт­вые души», и тем самым автор ут­верждает, что такой образ жизни уби­вает чело­века, пре­вра­щает его в жал­кую карикатуру.

Дове­рие к людям дает чело­веку силы для жиз­ни. Но насколько же больше дает ему сил, возвыша­ет его досто­ин­ство вера в то, что он не слу­чай­ное соче­та­ние моле­кул, кото­рое сего­дня есть, а зав­тра может рас­сы­паться вме­сте со сво­ими иска­ни­ями и убеж­де­ни­ями, а люби­мое тво­ре­ние Бога, в кото­ром кроме био­ло­ги­че­ской при­роды оби­тает как бы час­тичка Самого Творца, Его образ и подобие.

 

^ Что ответить на вопрос о существовании Бога?

Для неко­то­рых людей ответ на этот вопрос совсем не тру­ден. Одни из них, ате­и­сты, про­сто отри­цают суще­ство­ва­ние Бога. Они счи­тают, что в мире суще­ствует только то, что можно уви­деть и потро­гать, либо — что в мире так много зла, несправед­ливости, что про­сто невоз­можно допу­стить суще­ствование разум­ного начала.

Дру­гие — их назы­вают агно­сти­ками (от греч. слова «гно­сис» — зна­ние; агно­стики — «незнаю­щие») — счи­тают, что мы вообще не можем знать, суще­ствует Бог или нет, однако они мыс­лят и дей­ствуют так, как если бы Бога не было.

Есть еще так назы­ва­е­мые прак­ти­че­ские атеис­ты, кото­рые гово­рят, что верят в Бога, но эта вера никак не вли­яет на их образ жизни. И они, эти люди, даже кре­стив­шись в зре­лом воз­расте, про­дол­жают жить как неве­ру­ю­щие. Такие вещи, как, ска­жем, ча­стые выпивки, обман, наруше­ние супру­же­ской вер­ности, раз­воды и т. п., не пред­став­ля­ются им чем-то предо­су­ди­тель­ным. В своей жизни они руко­вод­ству­ются не рели­ги­оз­ной мора­лью, а про­сто посту­пают «как все».

Таким обра­зом, ате­и­сты и агно­стики как бы бро­сают вызов веру­ю­щим. Они помо­гают нам зано­во рас­смот­реть нашу веру в Бога, уяс­нить, что же именно она для нас значит.

 

^ Только ли материя?

Можно ли согла­ситься с утвер­жде­нием ате­и­стов, что вся слож­ней­шая пси­хи­че­ская жизнь чело­века есть лишь резуль­тат био­хи­ми­че­ских реак­ций, про­ис­хо­дя­щих в его орга­низме? Можно ли согласить­ся с тем, что ника­кой чело­ве­че­ской сущ­но­сти, отлич­ной от тела, то есть того, что назы­вают душой, не суще­ствует? С древ­ней­ших вре­мен самым сущест­вен­ным эле­мен­том раз­лич­ных рели­ги­оз­ных веро­ва­ний было глу­бо­кое убеж­де­ние в том, что душа не умира­ет со смер­тью тела, а пере­хо­дит в иной мир, кото­рый раз­ные народы пред­став­ляли себе по-раз­ному. Вызы­ва­ние душ пред­ков, обще­ние с ними вхо­дило в рели­ги­оз­ные обряды язы­че­ских верований.

Было ли все это гру­бым суе­ве­рием, или за этим, пусть при­ми­тив­ным, рели­ги­оз­ным опы­том стоит не­кая таин­ствен­ная реальность?

До недав­него вре­мени этот вопрос выхо­дил за пре­делы опыт­ного зна­ния. Что мы можем знать о том, что будет после смерти? Ведь «оттуда» никто не воз­вра­щался! Однако совре­мен­ная меди­цина не­редко поз­во­ляет вра­чам вер­нуть к жизни (реаними­ровать) боль­ных, находящих­ся в состо­я­нии клини­ческой смерти. Как пра­вило, реани­ма­ция воз­можна, если с момента кли­ни­че­ской смерти про­шло не бо­лее пяти минут. Состо­я­ние это нередко сопро­вож­да­ется совер­шенно уди­ви­тель­ными переживаниями.

«Чело­век уми­рает. В тот момент, когда его фи­зические стра­да­ния дости­гают пре­дела, он слы­шит, как врач при­знает его мерт­вым. Он слы­шит какой-то звон и в то же время чув­ствует, что дви­жется с боль­шой ско­ро­стью сквозь длин­ный чер­ный тун­нель. После этого он вне­запно обна­ру­жи­вает себя вне сво­его физи­че­ского тела…

К нему при­хо­дят души дру­гих людей, чтобы встре­тить его и помочь ему. Он видит души умер­ших род­ствен­ни­ков и дру­зей, и перед ним появ­ляется Све­тя­ще­еся Суще­ство, от кото­рого исхо­дит такая любовь и душев­ная теп­лота, кото­рой он нико­гда в жизни не встречал».

Это цитата из книги «Жизнь после жизни» аме­риканского врача Рай­монда Муди, кото­рый собрал рас­сказы более 150 людей, пере­жив­ших кли­ни­че­скую смерть. Для самих людей, испы­тав­ших это, жизнь души после смерти ста­но­вится совер­шенно оче­вид­ным фак­том. Они не про­сто верят, а совер­шенно точно знают о жизни души после смерти тела.

 

^ Можно ли доказать, что Бог есть?

Сле­дует сразу ска­зать, что дока­зать существова­ние Бога, как мы дока­зы­ваем тео­рему в курсе гео­мет­рии, то есть убе­дить, опи­ра­ясь на логику, нельзя. Такие чело­ве­че­ские чув­ства, как дружба, любовь, возника­ют не в резуль­тате логи­че­ских рас­суждений, а ско­рее, по вле­че­нию сердца. Кто-то хо­рошо ска­зал — если вы можете объ­яс­нить, почему любите, зна­чит, вы не любите. Вера, так же как чув­ство любви, дру­же­ской при­вя­зан­но­сти, выхо­дит за пре­делы дей­ствия логики. Она, конечно, не отменя­ет разума и не про­ти­во­ре­чит ему, про­сто область веры иная, чем та, в кото­рой дей­ствуют разум и логика.

Нет такого чело­ве­че­ского разума, кото­рый мог бы вме­стить все, что создал Бог, но наше сердце спо­собно познать Его. Мы верим в Него, а зна­чит — до­веряем Ему. Он — наш Отец и Созда­тель. Он при­вел нас в этот мир, и ничто не отни­мет нас от Его любви, если мы будем до конца дове­рять Ему, Твор­цу неба и земли, всему види­мому и невидимому.

Итак, суще­ство­ва­ние Бога нельзя дока­зать. Од­нако трудно допу­стить, чтобы Бог, любя­щий Отец, совер­шенно лишил бы нас воз­мож­но­сти что-либо узнать о Нем. В самом деле, у нас нет дока­за­тельств, но у нас есть сви­де­тель­ства.

Дока­за­тель­ства не остав­ляют нам воз­мож­но­сти выбора. Они действу­ют в мате­ри­аль­ном мире, зако­ны кото­рого чело­век отме­нить не в силах.

В отли­чие от дока­за­тельств, сви­де­тель­ства пре­доставляют нам воз­можность самим решать, являют­ся ли кра­сота мира и запросы нашей лич­но­сти под­тверждением суще­ство­ва­ния духов­ного мира, Бога или же резуль­та­том «эво­лю­ции» природы.

Сви­де­тель­ства, отно­ся­щи­еся к обла­сти мира духов­ного, не нару­шают нашей сво­боды. Бог не на­вязывает нам Себя, не лишает нас сво­боды выбора, не дока­зы­вает нам Себя, а лишь сви­де­тель­ствует о Себе через Свое тво­ре­ние. Таких сви­де­тельств мно­го, и об этом напи­сано сотни книг. Здесь мы кратко ска­жем лишь о двух, на наш взгляд, самых важных.

 

^ Свидетельства того, что Бог существует

 

Творение говорит нам о Творце

Одна­жды с одной пожи­лой веру­ю­щей жен­щи­ной про­изо­шел следую­щий слу­чай. Она возвраща­лась из заго­рода вечер­ним авто­бу­сом. Народу было немного. На одной из оста­но­вок в авто­бус вошла ком­па­ния моло­дых людей, по всей види­мо­сти, рабо­чих. Они были настро­ены довольно общи­тельно и всту­пили в раз­го­вор с этой женщиной.

Видя ее воз­раст, пла­то­чек, они спро­сили, веру­ющая ли она. Жен­щина отве­тила утвер­ди­тельно. Моло­дые люди стали слегка под­шу­чи­вать: «Ну что, бабуся, где это ты видела сво­его Бога? Вот как ты нам дока­жешь, что Он есть?»

Жен­щина отве­чала им: «Вот вы, напри­мер, ра­бочие. Пра­вильно?» — «Да,— гово­рят,— рабо­чие». — «Вы дела­ете вся­кие там слож­ные станки». — «Да, делаем». — «Ну, а вот пред­ставьте себе, что вы по­пали на какую-нибудь выставку машин и там уви­дели заме­ча­тель­ную машину — про­из­во­ди­тель­ную, кра­сивую, ну про­сто загля­де­нье». — «Ну, допу­стим». — «Вы, конечно, захо­тите узнать, где же изго­то­вили такую заме­ча­тель­ную машину? На каком заводе? Какая фирма? А в ответ вам ска­жут — да ее, знае­те, нигде не изго­тов­ляли. Как так? — не пове­рите вы. А вот так — нигде, и все. А откуда же она взя­лась, спро­сите вы. А вот ниот­куда — так вот и стоит, и все тут. Что вы на это ска­жете? Наверно, что вам про­сто моро­чат голову, что этого не может быть. То есть вы про­сто не пове­рите этому, верно ведь?» — «Ну, конечно, не пове­рим»,— отве­чали собеседни­ки, явно заин­те­ре­со­вав­шись таким обо­ро­том раз­го­вора. «Ну, так вот и я ни за что не могу пове­рить в то, что весь мир, кото­рый нас окру­жает, и вся при­рода обра­зо­ва­лись как-то сами собой, а не были со­творены Богом!» Моло­дые люди весьма уди­ви­лись наход­чи­вому ответу: «Ну и ну! Ну и бабуся! Вот ведь дей­стви­тельно, чело­век верит не про­сто так».

В самом деле, если кар­тина нам гово­рит о ху­дожнике, книга — о писа­теле, зда­ние — об архитек­торе, то не гово­рит ли нам вся все­лен­ная о Выс­шем Разуме, кото­рый вызвал к бытию весь мир со всеми его законами?

 

^ Жажда счастья и справедливости

Чело­век тра­тит массу вре­мени и энер­гии, чтобы полу­чить то, что ему кажется необ­хо­ди­мым для сча­стья. Но когда чело­век дости­гает того, к чему стре­мится, он хочет еще боль­шего. Может быть, мы явля­емся суще­ствами, обре­чен­ными на посто­ян­ное недо­воль­ство? Но не лучше ли пред­по­ло­жить, что Тво­рец нас создал такими — с неуто­ми­мой жаж­дой сча­стья, кото­рую может удо­вле­тво­рить только Он? «Ты создал нас для Себя, и мятется сердце наше, доколе не успо­ко­ится в Тебе!» — писал Бла­жен­ный Авгу­стин, обра­ща­ясь к Богу.

В чело­веке есть жажда сча­стья и справедливос­ти, кото­рая, конечно, гораздо больше, чем жажда мести. В глу­бине души он не может при­ми­риться с мыс­лью о том, что невин­ные жертвы и их мучите­ли, герои и подонки раз­де­ляют одну и ту же участь в общей могиле. Неко­то­рые люди уми­рали в муках, наде­ясь на тор­же­ство справедливости.

Разве вопль о спра­вед­ли­во­сти может быть кри­ком в пустоту?

Не может быть ком­паса без Север­ного полюса. Не может быть поиска Бога, если искать нечего!

 

^ Почему же существует зло?

Сле­дует ска­зать хотя бы немного об этом самом серьез­ном возраже­нии людей, не веря­щих в Бога. Почему, гово­рят они, если мир сотво­рен Выс­шим Ра­зумом, Богом, почему в нем столько зла и страда­ния? Разве не мог Тот, Кто создал все, сде­лать так, чтобы все тво­ре­ния были бы счаст­ливы? Откуда яви­лось зло?

Свя­щен­ное Писа­ние, Биб­лия, гово­рит нам, что зло при­шло не от Бога, что Бог не так заду­мал вселен­ную. Он заду­мал ее так, чтобы все тво­ре­ния имели бы вели­кий дар — сво­боду. Сво­бода прежде всего озна­чает воз­мож­ность соб­ствен­ного выбора между доб­ром и злом. Конечно, Бог одним мано­ве­нием может унич­тожить зло и смерть. Но при этом Он одновремен­но лишил бы мир и сво­боды. Мир сам дол­жен вер­нуться к Богу, поскольку сам от Него отошел.

Чело­век мог бы вер­нуть мир к Богу. Чело­век постав­лен во главе тво­ре­ния как царь при­роды. Но он сам пре­льстился злом, захо­тел жить по своей, а не по Божьей воле. Вме­сто того чтобы вос­кре­сить, укра­сить при­роду, изгнать из нее зло, он стал еще больше сеять зло и смерть. Вме­сте с чело­ве­ком при­шел на землю грех. Грех — это созна­тель­ное нару­шение воли Бога, про­тив­ле­ние Богу. Когда мы откры­ваем Свя­щен­ное Писа­ние, то на пер­вых же страни­цах мы видим образы людей, вос­став­ших про­тив воли Бога. Вме­сто того чтобы сле­до­вать добру, исходяще­му от Бога, чело­век изби­рает зло, зависть, злобу. Наси­лия и убий­ства сопро­вож­дают чело­ве­че­скую исто­рию с самого начала. Как часто мы обви­няем Бога за то зло, кото­рое тво­рим сами!

 

^ Бог действует в мире через праведников

 

Народ Божий

Но не все люди, гово­рит нам Свя­щен­ное Писа­ние, пошли про­тив Бога. Нашлись такие, кото­рые захо­тели внять Его голосу. Писа­ние рассказы­вает нам об Авра­аме, кото­рый жил четыре тысячи лет назад. Ему было откро­ве­ние от Бога: «И ска­зал Бог Авра­аму: пойди от земли твоей, от род­ства тво­его… в землю, кото­рую Я укажу тебе». Авраам стал стран­ником в чужой земле. Со сво­ими ста­дами путеше­ствовал он от города к городу, от страны к стране. Авраам, как гово­рит нам Писа­ние, «ходил перед Богом», то есть во всех своих делах он стре­мился посту­пать все­гда по правде и спра­вед­ли­во­сти. Од­нажды, когда Авраам молился, Гос­подь ска­зал ему: «От тебя Я создам вели­кий народ, и бла­го­сло­вятся через тебя все пле­мена и народы земли».

Авраам пове­рил Богу. Ника­кой жертвы не жа­лел он для Бога, потому что воз­лю­бил Его более всего на свете. И вот от Авра­ама начи­на­ется малень­кий ручеек. Воз­ни­кает сна­чала семья, потом племя, по­том неболь­шой народ. Но из этого ручейка потом вый­дет огром­ная река Все­лен­ской Церкви, Церкви Хри­сто­вой. Авраам стал отцом всех верующих.

Век спу­стя потомки Авра­ама попа­дают в раб­ство в Еги­пет. Затем они чудес­ным обра­зом избав­ля­ются, воз­главляемые про­ро­ком Мои­сеем. Мои­сей при­во­дит народ к горе Синай, и там Бог дает Запо­веди Сво­ему народу, а тем самым и всей Церкви,— Десять Запо­ве­дей, ко­торые вы­ражают волю Бога для всего чело­ве­че­ского рода. Они начи­на­ются слова­ми: «Я Гос­подь Бог твой, да не будет у тебя дру­гих богов, кроме Меня».

Когда про­рок Мои­сей уми­рал, он ска­зал свое­му народу: «Когда-нибудь при­дет дру­гой про­рок, кото­рый будет больше меня, Его слу­шайте. Он будет вашим настав­ни­ком и учи­те­лем». Народ изра­иль­ский посе­лился в земле Пале­стин­ской. Его руководителя­ми были дру­гие про­роки, цари, пер­во­свя­щен­ники. Когда эти народ­ные вожди постав­ля­лись на служе­ние, то им на голову как знак постав­ле­ния возлива­ли олив­ко­вое масло — елей, кото­рый был сим­во­лом мило­сти Божией. Поэтому этих вождей назы­вали еще пома­зан­ни­ками Божиими.

Но, как мы знаем, ни один из царей не был впол­не достоин сво­его венца и сво­его пома­за­ния. И про­роки, кото­рые гово­рили то, что им откры­вал Бог, были только людьми — сла­быми, немощ­ными; и первосвящен­ники тоже были людьми, далеко не все­гда достой­ными сво­его сана. Бог откры­вал народу через про­ро­ков, что насту­пит время, когда явится истин­ный совер­шен­ный Божий про­рок, истин­ный Царь и истин­ный Пер­во­свя­щен­ник, пома­зан­ник — Хри­стос (Хри­стос по-гре­че­ски и озна­чает «пома­зан­ник»). Он будет истин­ным вождем не только для народа изра­ильского, но и для всех наро­дов мира.

 

^ Иисус Христос

 

Бог приходит в мир

Про­шло две тысячи лет со вре­мени Авра­ама. Умерли вели­кие проро­ки, умерли вели­кие цари, кон­чи­лось время вели­ких пер­во­свя­щен­ни­ков, а люди все ждали, что явится в мир Мес­сия, Хри­стос. И Он при­шел. Но не так, как думали мно­гие из народа из­раильского. Не как зем­ной царь с воин­ством, устра­шая людей своей силой, не как пер­во­свя­щен­ник, в свя­щенных одеж­дах выхо­дя­щий из алтаря. Он при­шел как про­стой плот­ник, так что люди вна­чале не могли Его узнать. И мно­гим каза­лось, что это не тот, кото­рого пред­ска­зы­вали про­роки. Люди ожи­дали, что Мес­сия при­дет в послед­ний час исто­рии, когда сам Бог вме­ша­ется в дела людей, а Мес­сия будет действо­вать от его имени в силе и славе гроз­ного Бога.

Сто­ле­ти­ями люди ждали при­хода Гос­пода, пы­тались пред­ста­вить, как Он явится, и, конечно, им хоте­лось видеть явле­ние Божие с гро­мом и молния­ми, сопро­вож­да­е­мое собы­ти­ями, пора­жа­ю­щими че­ловеческое вооб­ра­же­ние, чтобы все пали ниц перед явив­шимся Богом. В самом деле, чело­ве­че­ский грех, чело­ве­че­ская нечи­стота — как они встре­тятся с бли­стающей сла­вой Божией? В буре, грозе, в гневе Божием. Потому что с одной сто­роны правда Творца, а с дру­гой — неправда человеческая.

Все иска­ния людей, все их веро­ва­ния, их рели­гии — это тоска чело­века по Богу. Чело­век идет на­встречу Богу. А то, что испо­ве­дуют хрис­тиане,— это сам Бог, иду­щий навстречу людям. Но как встре­тит Его мир? Что про­изой­дет? Не будет ли это судом над людьми?

И это стало бы Страш­ным Судом, если бы Гос­подь явился во славе Своей. Но Он, зная, что огонь Его правды испе­пе­лит род чело­ве­че­ский, при­шел как один из нас, во всем подоб­ный нам, кроме греха. Бог явился в мир не как гроз­ный судия, сокру­ша­ю­щий зем­ные цар­ства и пора­жа­ю­щий греш­ни­ков муками и смер­тью, а как крот­кий Спа­си­тель — Хри­стос. В сво­ем при­ходе в мир Он осу­ществил про­ро­че­ство о Мес­сии и о вме­ша­тель­стве Бога в исто­рию. Он Сам был истин­ный Бог и Спа­си­тель, Судья и Защит­ник. Но суд Его был не в гро­мах и пла­мени, а в том, что «свет при­шел в мир, но люди возлю­били тьму более, нежели свет, потому что дела их были злы». И Он при­шел именно для того, чтобы выве­сти род челове­ческий из этого зла.

Он стал мла­ден­цем, лежа­щим в пеле­нах. Вмес­то славы Он избрал горь­кий жре­бий ски­тальца, вме­сто цар­ской короны — тер­но­вый венец. Вме­сто жер­твенного алтаря, перед кото­рым свя­щен­ник прино­сит жертву, Он Сам стал жерт­вой на Кре­сте. Он при­нял на Себя все тяготы, все зло мира. Кто же Он был? — Чело­век. Чело­век Иисус Хри­стос, кото­рый был гоним и пре­зи­раем. И в то же время чело­век, по сло­ву кото­рого соверша­лись чудеса: успо­ка­и­ва­лось море, болезни остав­ляли стра­даль­цев, воскре­сали мерт­вые. Чело­век, кото­рый насквозь видел каж­дое сердце. Чело­век по имени Иисус. Но только ли человек?

 

^ Истинный Бог и истинный человек

Самые вели­кие из сынов чело­ве­че­ских чув­ствуют себя ничто­же­ством перед лицом Божиим. Са­мые вели­кие про­роки, самые вели­кие муд­рецы гово­рили: «Истина надо мной, я ее познал, и я перед ней ничто». Самые вели­кие свя­тые гово­рили о своих гре­хах. Они кая­лись перед Богом пото­му, что видели у себя недо­статки. И вот из всех в мире Один-Един­ствен­ный — Иисус Хри­стос — нико­гда не произно­сил слова пока­я­ния. Нико­гда Он не гово­рил, что ис­тина где-то над Ним. Нико­гда Он не гово­рил, что жаж­дет Вос­кре­се­ния, вхож­де­ния в иную жизнь. Он властно гово­рил: «Я — свет миру… Видев­ший Меня видел Отца».

Таково вели­кое снис­хож­де­ние Божие к нам. Ник­то не может видеть Того, Кто создал всю все­лен­ную. Но чтобы мы могли познать Его волю, Его любовь к нам, познать Его Самого во всей воз­мож­ной для чело­века пол­ноте, Он стал Чело­ве­ком. Ибо мы — люди. И мы можем услы­шать только чело­ве­че­ское слово, уви­деть только чело­ве­че­ский образ. И потому Бог при­шел к нам и стал Чело­ве­ком. «Нас ради чело­век (людей) и нашего ради спа­се­ния». Цер­ковь учит нас, что Иисус Хри­стос был истин­ный Бог и истин­ный чело­век, че­ловек стра­да­ю­щий, раду­ю­щийся, под­вер­жен­ный ус­талости и пра­вед­ному гневу, нуж­да­ю­щийся в пище, в отдыхе, сне, как и любой из нас. Чело­век, в жилах кото­рого текла та же кровь, что течет в нас.

И в то же время таин­ствен­ным обра­зом в Нем, во Хри­сте Иисусе при­сут­ство­вал Дух Божий, при­сутствовал Сам Бог.

Боль­шего рас­кры­тия Бога людям нико­гда не было и нико­гда не будет, пока не кон­чится мир. Свое пони­ма­ние лич­но­сти Иисуса Цер­ковь выра­зила в том, что устами апо­сто­лов назвала Его Сыном Божиим. Еван­ге­лист Иоанн назы­вает Иисуса Сло­вом Божиим. «И Слово стало пло­тию и оби­тало с нами, пол­ное бла­го­дати и истины». Во Хри­сте Бог нам все ска­зал, все открыл — все, что необ­хо­димо для жиз­ни нашего духа.

 

^ Распятый за нас

Иисус гово­рил Своим уче­ни­кам, что Ему предсто­ит постра­дать и быть уби­тым. Уче­ники были потря­сены этим. Почти до самых послед­них дней Его жизни на земле они были уве­рены в том, что их Учи­тель вот-вот про­воз­гла­сит Себя царем и чудес­ным об­разом под­чи­нит Себе не только народ изра­иль­ский, но и все народы и уста­но­вит цар­ство все­об­щего благоденствия…

Однако пред­став­ле­ние о том, что все­об­щее сча­стье может быть дос­тигнуто внеш­ним наси­лием,— пред­став­ле­ние чисто чело­ве­че­ское. «Злом нельзя по­бедить зло». Иисус реши­тельно отвер­гает его. «Отой­ди от Меня, сатана,— гово­рит Он спо­ря­щему с Ним Петру,— потому что ты дума­ешь не о том, что Бо­жие, но что человеческое».

«С этого вре­мени Иисус стал откры­вать учени­кам Своим, что Ему должно много постра­дать… и быть убиту и в тре­тий день воскреснуть».

То, что гово­рил о Себе Иисус, испол­ни­лось: Он был схва­чен, осуж­ден как ере­тик за бого­хуль­ство и рас­пят на кресте.

Мы гово­рим, что Иисус был рас­пят за нас. Это зна­чит, что если бы мы были иными, то Бог, придя на землю, не умер бы на кре­сте. Если бы мир был дру­гой, без злобы и наси­лия, то это была бы радость соеди­не­ния с чело­ве­ком, соеди­не­ния неба и земли. А вме­сто этого про­изо­шла тра­ге­дия, и Пра­вед­ник ис­тинный, един­ствен­ный без­греш­ный на земле, был при­гвож­ден ко кре­сту руками грешников.

 

^ Христос побеждает смерть

Он умер и был погре­бен. Но на тре­тий день пос­ле Его смерти среди уче­ни­ков раз­нес­лось радо­стное изве­стие: гроб пуст! Учи­тель воскрес.

Вос­кре­се­ние Хри­ста — самое неве­ро­ят­ное со­бытие в исто­рии. Это было настолько потря­са­ю­щим и неожи­дан­ным после ужаса рас­пя­тия и смерти Учи­теля, что даже уче­ники Хри­ста не верили в Его Вос­кресение, пока каж­дый из них сам не уви­дел Воскрес­шего. Почти все апо­столы погибли муче­ни­че­ской смер­тью, но не отка­за­лись от сво­его сви­де­тель­ства о Вос­кре­се­нии Иисуса Христа.

Те, кто отвер­гает Вос­кре­се­ние Хри­ста, не мо­гут пред­ло­жить дру­гого удо­вле­тво­ри­тель­ного объяс­нения воз­ник­но­ве­ния христианства.

В самом деле, каким обра­зом про­изо­шло, что чело­век, кото­рый не зани­мал ника­кого поло­же­ния, про­по­ве­до­вал около трех лет в малень­кой рим­ской про­вин­ции и был каз­нен как пре­ступ­ник, совершен­но изме­нил ход миро­вой исто­рии, стал во главе са­мой мно­го­чис­лен­ной среди дру­гих рели­гий — Хрис­тианской Церкви?

 

^ Воскресший Христос всегда с нами

С Вос­кре­се­нием Хри­ста откры­ва­ется время Его славы, время Его тор­же­ства, когда кон­чи­лись дни уни­чи­же­ния. Вос­крес­ший Иисус ска­зал учени­кам: «Дана Мне вся­кая власть на небе и на земле». Это зна­чит, что отныне Он всюду.

Гос­подь при­сут­ствует среди нас незримо не только тогда, когда мы Его при­зы­ваем, когда мы вспо­ми­наем о Нем, не только в минуты радост­ного душев­ного подъ­ема. Он при­сут­ствует в скорби и стра­да­нии, кото­рых так много в мире. Он гово­рил Своим уче­ни­кам, а зна­чит — и нам: «То, что вы де­лаете одному из людей, нахо­дя­щихся в нужде, болез­ни, стра­да­нии,— вы дела­ете Мне». Это зна­чит, что если мы прой­дем мимо неспра­вед­ли­во­сти, останем­ся рав­но­душ­ными к бед­но­сти, к страда­ниям любого чело­века,— мы прой­дем мимо стра­да­ю­щего Хрис­та. Ита­льян­ский свя­той XIX века о. Джу­зеппе Кот­то­ленго, когда был еще маль­чи­ком, все­гда стремил­ся отдать любому нищему, посту­чав­ше­муся в дверь дома, все, что только мог. На неволь­ные вздохи сво­ей матери он все­гда со сле­зами гово­рил: «Мама, но ведь это же Сам Хри­стос при­шел к нам! разве мы можем совсем ничего не дать Ему?!».

 

^ «Царь Небесный, Утешитель, Дух истины…»

Этими сло­вами начи­на­ется молитва Свя­тому Духу, кото­рую христиа­нин читает перед на­чалом вся­кого дела, при­зы­вая Божие благослове­ние, созна­вая, что одних его соб­ствен­ных сил недостаточно.

Кто же Он, этот Уте­ши­тель? Это Дух Божий, кото­рый живо­тво­рит все­лен­ную. Это Дух Гос­по­день, кото­рый нис­хо­дит в сердце каж­дого чело­века во вре­мя молитвы, нис­хо­дит, когда мы при­зы­ваем Его, со­вершая цер­ков­ные таин­ства, нис­хо­дит, укреп­ляя нашу веру, нашу любовь к Богу и к людям.

Гос­подь гово­рил Своим уче­ни­кам, что вскоре после того, как Он уйдет от них, Он не оста­вит их сиро­тами, а пошлет им Уте­ши­теля, Заступ­ника, Духа истины. И в день празд­ника Пяти­де­сят­ницы, на пя­тидесятый день после Вос­кре­се­ния Хри­стова, Дух Божий сошел на апо­сто­лов в виде огнен­ных языков.

Он пре­вра­тил их из людей сла­бых, тре­пе­щу­щих и колеб­лю­щихся в муже­ствен­ных про­по­вед­ни­ков Слова Божия по всей земле. И дал им в тот день дар язы­ков, так что когда они гово­рили о Хри­сте, люди раз­ных наци­о­наль­но­стей, кото­рые при­сут­ство­вали на празд­нике в Иеру­са­лиме, пони­мали их. Такова была сверхъ­есте­ствен­ная сила их проповеди.

А потом сила Духа Божия стала про­яв­ляться при каж­дом кре­ще­нии, каж­дый раз, когда чело­век ста­но­вился чле­ном Церкви Хри­сто­вой. Пре­бы­ва­ние Духа Божия наде­ляет людей осо­быми способностя­ми, кото­рые назы­вают дарами Духа Свя­того. Дар Свя­того Духа про­яв­ля­ется в явствен­ном ощу­ще­нии при­сут­ствия Бога рядом, как бы вокруг чело­века и одно­вре­менно внутри, в сердце чело­ве­че­ском. И каж­дый хри­сти­а­нин об этом дол­жен не про­сто знать пона­слышке, а сам про­сить Бога в молитве о том, чтобы Он дал ему этот дар. За каж­дой Литур­гией свя­щен­ник молится о нис­по­сла­нии этого дара на всех пред­сто­я­щих в церкви: «Гос­поди, пре­свя­таго Твое­го Духа в тре­тий час апо­сто­лам Твоим нис­по­сла­вый, Того, Бла­гой, не отними от нас, но обнови нас, мо­лящихся Тебе!». «Сердце чисто сози­жди во мне, Боже, и Дух прав обнови во утробе моей!»

Как тело чело­века посто­янно нуж­да­ется в пище, так душа наша посто­янно нуж­да­ется в духов­ном обнов­ле­нии, под­держке, полу­ча­е­мой от Бога.

Но как узнать, что душев­ное вол­не­ние, посетив­шее нас в молитве, есть дей­ствие Духа, а не про­сто наше заблуж­де­ние, пустой вос­торг расстро­енного вооб­ра­же­ния? «Дерево узна­ется по пло­дам»,— го­ворит нам Свя­щен­ное Писа­ние. Каковы же плоды Духа? Апо­стол Павел гово­рит нам об этом ясно и про­сто «Плод же Духа — любовь, радость, мир, дол­готер­пение, бла­гость, мило­сер­дие, вера, кро­тость, воз­дер­жа­ние. Вот при­знаки того, что Дух Божий жи­вет в нас».

Если же чело­веку кажется, что Гос­подь посе­тил его, но в нем вме­сто мира злоба, вме­сто радо­сти уны­ние, вме­сто воз­дер­жа­ния рас­пу­щен­ность, то не Дух Божий, а про­сто его вооб­ра­же­ние, само­мне­ние, тщес­лавие при­нуж­дают его так думать. Поэтому нужно строго сле­дить за собой, про­ве­рять свое внут­рен­нее состо­я­ние по тому, какие плоды оно при­но­сит лю­дям, окру­жа­ю­щим нас.

 

^ Церковь Христа

 

Что такое Церковь?

Когда мы узнаем какую-нибудь радост­ную важ­ную новость, не явля­ется ли нашим пер­вым же­ланием нетер­пе­ли­вое стрем­ле­ние поде­литься этой но­востью со сво­ими дру­зьями или близ­кими? Когда мы ока­зы­ва­емся в заме­ча­тельно кра­си­вом месте, разве не воз­ни­кает у нас мысль — как здесь хорошо! Как жал­ко, что я один вижу это! По самой своей при­роде че­ловек нуж­да­ется в дру­гих людях, с кото­рыми он мог бы раз­де­лить как радость, так и горе. Мы нуждаем­ся в дру­гих людях не про­сто для того, чтобы выжить, но для более пол­ного раз­ви­тия своей чело­ве­че­ской сущ­но­сти. Это рас­про­стра­ня­ется и на веру­ю­щих, поскольку они все нуж­да­ются в любви и под­держке, необ­хо­ди­мых для укреп­ле­ния веры. Цер­ковь и пред­ставляет собой такое обще­ство вза­им­ной поддерж­ки, обще­ство людей, веру­ю­щих в Иисуса Христа.

Рус­ское слово «цер­ковь» про­ис­хо­дит от гречес­кого слова «кири­а­кон» (или «цири­а­кон»), что зна­чит дом Гос­по­день. На гре­че­ском и на дру­гих язы­ках Цер­ковь обо­зна­ча­ется сло­вом «еккле­сиа», что озна­чает «собра­ние»; когда мы гово­рим о Церкви Хри­сто­вой, то мы имеем в виду не про­сто зда­ние, храмы, в кото­рых совер­ша­ется бого­слу­же­ние. Цер­ковь Хри­ста — это все люди, кото­рые когда-либо шли и про­дол­жают идти за Христом.

 

^ Начало Церкви

Самая пер­вая цер­ков­ная община состо­яла из 12 уче­ни­ков Иисуса, кото­рых Он Сам избрал из изра­иль­ского народа. Пред­видя Свою смерть от рук фана­тич­ных вождей Изра­иля, Иисус гово­рил учени­кам о Свя­том Духе, Кото­рого Он пошлет от Бога-Отца веру­ю­щим в Него. Иисус гово­рил о том, что Свя­той Дух напом­нит им все, чему Он их учил, на­ставит их на вся­кую истину, напол­нит их сердца радо­стью и любо­вью, кото­рую никто и ничто не мо­гут отнять.

В день празд­ника Пяти­де­сят­ницы, через семь недель после Воскресе­ния, когда все уче­ники моли­лись вме­сте, на них сошел Свя­той Дух, напол­нив­ший их такой радо­стью и силой, что от про­по­веди апос­тола Петра в этот день обра­ти­лись и уве­ро­вали во Хри­ста более трех тысяч чело­век. День Пятидесят­ницы стал днем рож­де­ния Хри­сти­ан­ской Церкви. Цер­ковь не похожа ни на какие дру­гие чело­ве­че­ские орга­ни­за­ции потому, что она осно­вана не людьми, а Самим Богом через Иисуса Хри­ста дейст­вием Свя­того Духа. Поэтому ни одно из чело­ве­че­ских опре­де­ле­ний не может выра­зить точно всю глу­бину того, чем яв­ляется Цер­ковь Хри­стова, и пра­виль­нее будет выра­зить суще­ство дела не в виде одного опре­де­ле­ния или фор­му­ли­ровки, а в виде тех обра­зов, кото­рые помо­гут нам прибли­зиться к пони­ма­нию Церкви.

 

^ Образы, помогающие понять природу Церкви

Цер­ковь — народ Божий. Этот образ взят из Вет­хого Завета. Бог дей­ствует в исто­рии для того, чтобы спа­сти людей от греха и духов­ной смерти. Для сви­де­тель­ства об истин­ном Боге и Его воле для всех людей Бог изби­рает не про­сто отдель­ных людей, а народ изра­иль­ский. Все это было при­го­тов­ле­нием к обра­зо­ва­нию нового народа Божия, людей, веру­ющих в Иисуса Хри­ста, через Кото­рого Бог в пол­ной мере открылся людям. Истинно веру­ю­щие в Иисуса Хри­ста люди всех наци­о­наль­но­стей становят­ся еди­ным наро­дом Божиим.

Цер­ковь есть тело Хри­ста. Это один из самых ран­них обра­зов, с помо­щью кото­рого пер­вые хрис­тиане рас­крыли сущ­ность Церкви. Иисус Сам часто гово­рил о Своем нераз­рыв­ном един­стве с теми, кто идет за Ним: «Так как вы сде­лали одному из сих бра­тьев Моих мень­ших, то сде­лали Мне», «слушаю­щий вас Меня слу­шает, и отвер­га­ю­щий вас Меня отвер­гает». На Тай­ной Вечере, во время послед­ней бе­седы с уче­ни­ками, Он опять гово­рит о глу­бо­ком внут­реннем един­стве между Ним и теми, кто хочет быть Его после­до­ва­те­лями: «Я — лоза, а вы — ветви; кто пре­бы­вает во Мне, а Я в нем, тот при­но­сит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего».

 

^ Церковь — таинственное присутствие Христа

Тем людям, кото­рые не верили в Иисуса и даже были враж­дебны Ему, Он казался обык­но­вен­ным чело­ве­ком. Однако в Иисусе Хри­сте таин­ственным обра­зом при­сут­ство­вал Сам Бог. Видеть это могли лишь те, кто любили и верили в Него. Эта вера в Иисуса была не резуль­та­том логи­че­ских рассужде­ний, а «рож­де­нием свыше», дей­ствием Духа в тех людях, сердца кото­рых откры­лись добру, правде и любви, потому что не были ока­ме­нены риту­аль­ными пред­пи­са­ни­ями и само­до­воль­ной внеш­ней праведно­стью. Для таких людей встреча с Иису­сом из Наза­рета была под­лин­ной встре­чей с Богом. Именно им гово­рил Иисус: «Видев­ший Меня видел Отца». Так про­яв­ля­лось таин­ство при­сут­ствия Бога в Иисусе Хри­сте. Подоб­ным же обра­зом Цер­ковь есть таин­ствен­ное при­сут­ствие Хри­ста в нашем мире. Это при­сутствие Хри­ста в Церкви видно и понятно лишь веру­ю­щему сердцу. Вера во Хри­ста как в Мес­сию, Спа­си­теля мира, вера в Его Вос­кре­се­ние имеет сво­им про­дол­же­нием веру и в то, что Дух Божий, сошед­ший на апо­сто­лов в день Пяти­де­сят­ницы, продол­жает жить и в сего­дняш­ней Церкви. Таким обра­зом, Цер­ковь и сего­дня, как и в пер­вый день своей исто­рии, есть знак про­дол­жа­ю­ще­гося при­сут­ствия Хри­стова в нашем мире, знак един­ства людей с Богом. Как и вся­кий дру­гой знак или сим­вол, Цер­ковь дол­жна вести людей к тому, что она озна­чает, то есть вести людей ко Хри­сту, к Богу.

Цер­ковь про­дол­жает дело Хри­ста на земле. А дело Хри­ста было: учить истине, спа­сать от греха, исце­лять от душев­ных и телес­ных неду­гов. Таким же должно быть слу­же­ние Церкви на земле.

Цер­ковь — это семя, кото­рое Иисус Хри­стос посе­ял на земле. Он Сам срав­ни­вал Цар­ство Божие с малым семе­нем, из кото­рого вырас­тает затем боль­шое дерево; с заквас­кой, кото­рой немного, но она сква­ши­вает все тес­то. В Церкви Он поло­жил осно­ва­ние Цар­ству Божию, то есть такой жизни, при кото­рой все люди знают волю Бога и во всем сле­дуют ей — «да будет воля Твоя и на земле, как на Небе…», и хотя это Цар­ство еще не насту­пило, оно созре­вает, рас­тет в Церкви Хри­сто­вой в совме­стных молит­вах, в жизни свя­тых, в духов­ном опыте каж­дого веру­ю­щего. Когда любой из нас побеж­дает грех, при­но­сит плод добра, про­яв­ляет любовь к ближ­нему, вся Цер­ковь ста­но­вится ближе к тому, чем она должна быть на земле, ста­но­вится ближе к Цар­ствию Божию. Апос­тол Павел срав­ни­вал Цер­ковь с живым орга­низ­мом: если болит один орган — стра­дает все тело.

 

^ Епископы, священники, диаконы

Цер­ковь, как мы гово­рили, есть таин­ствен­ное Тело Хри­стово. Как тело состоит из раз­ных ор­ганов, так и уча­стие в жизни Церкви предпола­гает раз­лич­ные слу­же­ния, сооб­разно спо­соб­но­стям каж­дого человека.

С пер­вых же дней суще­ство­ва­ния Церкви апос­толы избрали семь слу­жи­те­лей для помощи в деле про­по­веди и в устро­е­нии всей жизни общины. Слу­житель по-гре­че­ски — «диа­ко­нос». Во вновь органи­зован­ных общи­нах апо­столы постав­ляли достой­ных людей на слу­же­ние стар­шими в общине. Стар­ший по-гре­че­ски — «пре­сви­те­рос», впослед­ствии пресвите­ры стали назы­ваться священниками.

Чтобы наблю­дать за поряд­ком в жизни боль­ших общин, апо­сто­лами назна­ча­лись также епи­скопы (от греч. слова «эпис­ко­пос» — над­зи­ра­тель). Люди из­бирались на эти долж­но­сти с согла­сия или по реше­нию всей общины, а апо­столы вме­сте с дру­гими дос­тойными чле­нами общины с молит­вой воз­ла­гали на них руки — постав­ляли их на эти ответ­ствен­ные дол­жности. Впо­след­ствии епи­скопы могли сами постав­лять пре­сви­те­ров и диа­ко­нов, а три епи­скопа в со­вместной молитве постав­лять нового епископа.

Иисус на Тай­ной Вечере, омыв ноги Своим уче­никам, дал при­мер того, каким должно быть служе­ние стар­шего в хри­сти­ан­ской общине. Он гово­рил также: «Кто хочет быть у вас пер­вым, да будет всем слуга, и кто хочет быть стар­шим, да будет всем ра­бом». Истин­ный пас­тырь Церкви пола­гает душу свою за «овец» — рядо­вых верующих.

 

^ Священное Писание и Священное Предание

В своем пони­ма­нии Бога, мира и чело­века Цер­ковь осно­вы­ва­ется на Свя­щен­ном Писа­нии и Священ­ном Предании.

Свя­щен­ное Писа­ние — Биб­лия — состоит из двух частей: Вет­хого и Ново­го Заве­тов. Само слово «биб­лия» озна­чает книги (от греч. «биб­лион» — книга). Слово «завет» озна­чает дого­вор, союз, заклю­чен­ный между Богом и человеком.

Вет­хий Завет содер­жит откро­ве­ние о Боге, ко­торое было дано через Мои­сея, Исайю, Иере­мию и дру­гих про­ро­ков. Кроме того, Вет­хий Завет содер­жит книги, в кото­рых опи­сы­ва­ются исто­ри­че­ские судьбы Изра­иля, при­чем не столько как народа и го­сударства, сколько как общины вер­ных, хра­ня­щих Завет. Исто­рия изла­га­ется с целью рас­кры­тия рели­гиозного смысла и зна­че­ния тех или иных собы­тий. Вет­хий Завет содер­жит 45 книг. Эти книги были созданы в раз­ное время и раз­ными людьми. Самые древ­ние из них, отно­ся­щи­еся к XIII—XII вв. до н. э., суще­ство­вали внача­ле в виде уст­ного пре­да­ния, ко­торое было запи­сано лишь спу­стя несколь­ко веков. Еще позже, начи­ная с VII в. до н. э., эти книги стали соби­раться в еди­ный свод свя­щен­ных книг — канон (по-гре­че­ски «обра­зец»). Канон свя­щен­ных книг Вет­хого Завета попол­нялся новыми кни­гами вплоть до I в. до н. э., когда были напи­саны 1‑я и 2‑я Книги Маккавейские.

Новый Завет содер­жит откро­ве­ние о Боге, ко­торое было дано уже не через людей, а непосред­ственно от Иисуса Хри­ста — Спа­си­теля мира. Но­вый Завет содер­жит 27 книг: четыре Еван­ге­лия, кни­гу Дея­ний апо­столь­ских, Посла­ния апо­сто­лов и Апо­ка­лип­сис. Еван­ге­лия рассказы­вают о зем­ной жизни Хри­ста, о Его уче­нии, чуде­сах, смерти, Вос­кресении. Они были напи­саны спу­стя 30—40 лет пос­ле самих собы­тий (в 60—80‑е гг. I в. н. э.). Еван­ге­лия не явля­ются био­гра­фией Иисуса Хри­ста, а рассказы­вают лишь о тех собы­тиях, кото­рые свидетельству­ют, что Иисус из Наза­рета есть дей­стви­тельно Спаси­тель мира (Хри­стос). Дея­ния апо­сто­лов были напи­саны при­мерно в то же время, что и Еван­ге­лия, а Посла­ния даже несколько ранее (в 40—50‑е гг. I в.). Дея­ния и Посла­ния апо­сто­лов явля­ются для нас бес­цен­ными сви­де­тель­ствами жизни и веры пер­вых христиан.

Все книги Биб­лии Цер­ковь при­знает бого­вдох­но­вен­ными, то есть напи­сан­ными не про­сто по чело­веческому вдох­но­ве­нию, а по осо­бому побуж­де­нию от Бога. Вме­сте с тем эти книги созда­ва­лись людь­ми и поэтому несут на себе следы соот­вет­ству­ю­щих эпох, куль­туры и лич­ных качеств их авто­ров. Глав­ный смысл и зна­че­ние Биб­лии — рели­ги­оз­ные, по­этому цель чте­ния Биб­лии — услы­шать Слово Божие, обра­щен­ное к каж­дой душе, к каж­дому сердцу. Чи­тая Биб­лию, мы питаем свою душу сло­вами Жизни Вечной.

Осо­бое зна­че­ние имеет для хри­сти­а­нина чте­ние Нового Завета. Апо­стол Павел при­зы­вал хри­стиан иметь «те же чув­ство­ва­ния, что и Иисус Хри­стос». Это под­ра­жа­ние Хри­сту невоз­можно без все больше­го и боль­шего узна­ва­ния Его из чте­ния Еван­ге­лий, Дея­ний и Посла­ний. Свя­той Сера­фим Саров­ский каж­дые две недели цели­ком пере­чи­ты­вал весь Новый Завет.

Свя­щен­ное Пре­да­ние вклю­чает в себя тво­ре­ния цер­ков­ных писа­те­лей, кото­рых Цер­ковь почи­тает свя­тыми. Эти тво­ре­ния Свв. Отцов Церкви содер­жат тол­ко­ва­ния Свя­щен­ного Писа­ния, поуче­ния и настав­ле­ния к хри­сти­ан­ской жизни. Из них видно, как про­исходило осмыс­ле­ние биб­лей­ского откро­ве­ния на про­тя­же­нии исто­рии Церкви. Свя­то­оте­че­ская пись­менность — цен­ней­ший источ­ник для пони­ма­ния хри­сти­ан­ской веры и нравственности.

Раз­ли­чают пре­да­ние свя­щен­ное и цер­ков­ное, но опре­де­лен­ной обще­признанной гра­ницы между ними нет. К Свя­щен­ному Пре­да­нию отно­сятся такие ре­шения Все­лен­ских и неко­то­рых помест­ных собо­ров, в кото­рых изла­га­ются веро­уче­ние Церкви и прави­ла цер­ков­ной жизни.

 

^ Почему существуют разные христианские Церкви?

Цер­ковь Хри­ста едина, потому что «един Гос­подь, едина вера, едино кре­ще­ние», потому что она осно­вана на одном и том же бла­го­ве­стии Хри­ста, из­ложенном в Еван­ге­лии, и живет силой одного Духа Божия. Почему же начи­ная с IV в. еди­ная Цер­ковь стала раз­де­ляться на помест­ные Церкви, кото­рые не только пре­кра­щали обще­ние друг с дру­гом, но неред­ко были даже в состо­я­нии откры­той вражды и нена­висти? Посте­пенно воз­никли Церкви пра­во­слав­ная, рим­ско-като­ли­че­ская, древ­не­во­сточ­ная (моно­фи­зит­ская), протестантская.

При­чины этих рас­ко­лов мно­го­чис­ленны и слож­ны. Тем не менее, можно утвер­ждать, что глав­ной при­чи­ной цер­ков­ных рас­ко­лов был чело­ве­че­ский грех, отсут­ствие любви, нетер­пи­мость, неува­же­ние к чело­веческой сво­боде. Самыми круп­ными из этих рас­ко­лов были рас­кол между запад­ной, рим­ско-като­­ли­че­ской Цер­ко­вью и восточ­ной, православ­ной (XI в.) и рас­кол внутри запад­ной Церкви, свя­зан­ный с воз­никнове­нием про­те­стан­тизма (XVI в.).

В насто­я­щее время руко­во­ди­тели как запад­ной, так и восточ­ной Церкви стре­мятся к тому, чтобы пре­одо­леть пагуб­ные послед­ствия много­вековой вражды. Так, в1965 г. Папа Рим­ский Павел VI и пат­ри­арх Константино­польский Афи­на­гор торже­ственно отме­нили вза­им­ные про­кля­тия, произне­сен­ные пред­ста­ви­те­лями обеих Церк­вей в XI в. Было поло­жено начало пре­одо­ле­нию гре­хов­ной разобщен­ности запад­ных и восточ­ных христиан.

Еще раньше, с начала XX в., полу­чило распрос­транение так назы­ва­е­мое эку­ме­ни­че­ское дви­же­ние (от греч. «ойку­мена» — все­лен­ная). В насто­я­щее вре­мя это дви­же­ние осу­ществ­ля­ется глав­ным обра­зом в рам­ках Все­мир­ного Совета Церк­вей (ВСЦ). Актив­ным чле­ном ВСЦ явля­ется наша рус­ская Православ­ная Цер­ковь. Дви­же­ние за един­ство Церк­вей мно­гие непра­вильно пони­мают как вве­де­ние чужих обря­дов. В дей­стви­тель­но­сти един­ство Церк­вей — это преж­де всего осо­зна­ние того, что все мы, хри­сти­ане, ве­руем в одного Гос­пода Иисуса Хри­ста, что все мы читаем одно Еван­ге­лие, что все мы — Его уче­ники и, нако­нец, что все мы, люди,— дети еди­ного Бога, нашего небес­ного Отца. Поэтому мы должны не враж­до­вать друг с дру­гом, не сто­ро­ниться друг дру­га, а стре­миться соеди­нить все луч­шее, добы­тое в исто­рии каж­дой Церкви. «По чему узнаю вас, что вы Мои уче­ники,— гово­рил Хри­стос,— по тому, что вы будете иметь любовь между собой».

 

^ Возможно ли христианство без Церкви?

Немало людей гово­рят, что верят в Бога, при­ни­мают Хри­ста, но Цер­ковь они не при­ни­мают, счи­тая ее ненуж­ной. Зачем мне Цер­ковь, гово­рят такие люди. Бог у меня в душе, и в своей жизни я все­гда ста­ра­юсь посту­пать по-хри­сти­ан­ски. А в «ва­шей» Церкви и в про­шлом и в насто­ящем так много иска­же­ний и недо­стат­ков, что я не могу ее при­нять. Что можно отве­тить на это?

Во-пер­вых, Древ­няя Цер­ковь пред­стает перед нами прежде всего как источ­ник и хра­ни­тель уче­ния о Хри­сте. Сооб­ще­ния, кото­рые дошли до нас из не­христианских источ­ни­ков, рим­ских и иудей­ских, настолько скудны, что все вме­сте не соста­вят и од­ной стра­ницы. Именно пер­во­хри­сти­ан­ская Цер­ковь оста­вила нам Еван­ге­лия, опи­са­ния Дея­ний апосто­лов, апо­столь­ские Послания.

На про­тя­же­нии всей после­ду­ю­щей почти 2000-лет­ней исто­рии хри­сти­ан­ская Цер­ковь в лице своих луч­ших пред­ста­ви­те­лей стре­ми­лась как можно глуб­же и пол­нее понять Хри­ста, соеди­нить Его благове­стие с чело­ве­че­ской жиз­нью. Поэтому жизнь каж­дого нового поко­ле­ния строит­ся не только на Свя­щен­ном Писа­нии, но и с уче­том пути, прой­ден­ного Церко­вью. Если начи­нать дело каж­дый раз заново, то ни­когда не достиг­нешь цели. Не участ­вуя в жизни Цер­кви, отка­зы­ва­ясь от Ее исто­ри­че­ского и духов­ного опыта, чело­век отка­зы­ва­ется и от той цели, кото­рую ста­вит перед нами Хри­стос: чтобы Бог был всем во всем, то есть чтобы было достиг­нуто един­ство меж­ду Богом и чело­ве­че­ством, между Твор­цом и творе­нием: «Да будет воля Твоя и на земле, как на Небе» (см. молитву «Отче наш…» в при­ло­же­нии 2).

Во-вто­рых, в Церкви дей­ствует не только Бог, но и люди, поэтому недо­статки и даже исто­ри­че­ские грехи Церкви неиз­бежны, так как они явля­ются след­ствием чело­ве­че­ских недо­стат­ков и гре­хов. Сле­дует, однако, обра­щать вни­ма­ние не только на недостат­ки, но и на то положи­тельное, что совер­шило хрис­тианство на про­тя­же­нии исто­рии. Пред­став­ле­ние о пра­вах и досто­ин­стве чело­века, напри­мер, столь по­пулярные в наше время, были совер­шенно чужды язы­че­скому миру в начале нашей эры. Самим своим суще­ство­ва­нием совре­мен­ная цивили­зация и культу­ра в зна­чи­тель­ной мере обя­заны именно христианс­кой Церкви. Хри­сти­ан­ские иде­алы и нрав­ствен­ные нормы заво­е­вы­вают при­зна­ние даже среди мно­гих неве­ру­ю­щих людей потому, что они созвучны луч­шим сто­ро­нам чело­ве­че­ской души. Но самим провозгла­шением этих норм чело­ве­че­ство обя­зано именно Церкви.

И, нако­нец, чаще всего пози­ция людей, отрица­ющих Цер­ковь, свя­зана с тем, что они при­ни­мают лишь нрав­ствен­ную сто­рону хри­сти­ан­ства и не по­нимают его мисти­че­ской, духов­ной сто­роны. Для таких людей Хри­стос в зна­чи­тель­ной мере лишь бла­городный при­мер, учи­тель нрав­ствен­но­сти, а не Бог, при­шед­ший в мир и в Своем Вос­кре­се­нии победив­ший силы миро­вого зла. Эти люди не пони­мают или не верят, что Иисус не только учит нас через Еван­гельское слово, КАК посту­пать, но и подает нам силу Сво­его Духа, чтобы мы могли посту­пать по Еванге­лию. Это дей­ствие Свя­того Духа с осо­бой силой про­является в собра­нии веру­ю­щих, в церкви, когда ду­ховное устрем­ле­ние к Богу каж­дого хри­сти­а­нина полу­чает под­держку в вере его бра­тьев по Церкви. Именно об этом гово­рил Иисус: «Где двое или трое со­браны во имя Мое, там Я буду посреди них». К сказан­ному сле­дует доба­вить, что, конечно, чисто фор­маль­ная при­над­леж­ность к Церкви сама по себе не явля­ется, так ска­зать, «гаран­тией» спа­се­ния. Пер­вые легко могут стать послед­ними в Цар­ствии Божием, а люди, не знав­шие Хри­ста, но тво­рив­шие в жизни добро, вой­дут в Его Цар­ство. С тех, кто знал волю Хри­ста, назы­вал себя хри­стианином, будет и больше спро­шено, так как быть хри­сти­а­ни­ном — это не при­ви­ле­гия, а прежде всего ответ­ствен­ность за все свои поступки и мысли и по­стоянная устрем­лен­ность к тому, чтобы жить и дей­ствовать в соот­вет­ствии с волей Христа.

 

^ Как молиться?

Часто люди, дела­ю­щие в вере пер­вые шаги, гово­рят: «А как мне молиться? Я не знаю ника­ких молитв».

Бого­слу­же­ния пер­вых трех веков отли­ча­лись от совре­мен­ных боль­шей про­сто­той. Хри­сти­ане, соби­раясь вме­сте, читали и пели псалмы, воз­но­сили мо­литвы, вос­хо­дя­щие еще к вет­хо­за­вет­ной Церкви. Ос­новное место в этих бого­слу­же­ниях зани­мали про­поведи — рас­сказы о Хри­сте и молитвы, кото­рые нередко состав­ля­лись самими веру­ю­щими. Часто люди про­из­но­сили молитвы, кото­рые не были состав­лены зара­нее, а про­сто исхо­дили из сердца.

Сам Гос­подь Иисус Хри­стос, когда один из уче­ников про­сил научить их молиться, дал одну-един­ствен­ную молитву, «Отче наш», в кото­рой ска­зано самое глав­ное, что может чело­век ска­зать Богу.

Слова молитвы могут быть самые про­стые. Мо­литвы, кото­рые поме­щены в Молит­во­слове, даны нам в помощь как при­мер, вобрав­ший в себя духов­ный опыт тех свя­тых, кото­рые их составили.

К этим молит­вам все­гда сле­дует добав­лять свои соб­ствен­ные про­ше­ния, чтобы ваша молитва не пре­вратилась в заучен­ное пра­вило, а была живым голо­сом вашего сердца, обра­щен­ного к Богу.

 

^ Богослужебный язык

Мно­гих людей, при­шед­ших к вере недавно, час­то сму­щает непонят­ность церковнославянско­го языка, дол­гие службы в храме.

Бого­слу­же­ние, то есть сов­мест­ная молитва в храме в том виде, в каком оно суще­ствует сей­час, сло­жилось при­мерно к X в. в Визан­тии. К нам в Рос­сию оно при­шло с при­ня­тием хри­сти­ан­ства в конце X в. и было пере­ве­дено на цер­ков­но­сла­вян­ский язык с гре­ческого. С тех пор бого­слу­жение в рус­ской Церкви не оста­ва­лось неиз­мен­ным, что-то вышло из употреб­ления. В самих цер­ков­но­сла­вян­ских текстах мало­употреби­тель­ные слова время от вре­мени заме­ня­лись более понят­ными. Состав­ля­лись новые богослужеб­ные тек­сты, про­слав­ляв­шие рус­ских свя­тых и чудес­ные слу­чаи заступ­ни­че­ства Хри­ста Спа­си­теля и Божией Матери.

Про­блема бого­слу­жеб­ного языка в насто­я­щее время явля­ется весьма труд­ной и даже болез­нен­ной. Ясно, что цер­ков­но­сла­вян­ский язык при­дает службе кра­соту и тор­же­ствен­ность, однако мно­гое в чте­нии и пении оста­ется непо­нят­ным, при­чем нередко даже для тех, кто ходит в храм с дет­ства. Быть может, сле­до­вало бы заме­нить мно­гие мало­по­нят­ные слова и выра­же­ния, но это дело слож­ное и дели­кат­ное. Самое луч­шее, что можно посо­ве­то­вать,— это вслу­шиваться, вни­кать в этот ста­рин­ный язык, тогда и сами молит­во­сло­вия будут ста­но­виться понятными.

 

^ Почитание Девы Марии и святых

Когда мы вхо­дим в пра­во­слав­ный храм, пер­вое, что обра­щает на себя вни­ма­ние в его убранст­ве,— это мно­же­ство икон с изоб­ра­же­нием самого Хри­ста, Девы Марии, свя­тых. «Икона» слово гречес­кое, озна­ча­ю­щее «образ». Вет­хо­за­вет­ный закон зап­рещал изоб­ра­же­ния, чтобы огра­дить людей от соблаз­на почи­та­ния какой-либо ста­туи или кар­тины вмес­то Бога. Посте­пенно хри­сти­ан­ская Цер­ковь к IV—V вв. при­шла к убежде­нию о воз­мож­но­сти и полезнос­ти изоб­ра­же­ний, поскольку сам Хри­стос при­нял че­ловеческий облик. При этом реше­ния Все­лен­ских со­боров под­чер­ки­вали, что хри­сти­ане почи­тают не изоб­ра­же­ния сами по себе, а лишь то, что изображе­но: «Честь, воз­да­ва­е­мая образу, вос­хо­дит к перво­об­разу». Иконы пред­на­зна­чены для созда­ния у моля­щихся бла­го­че­сти­вого настро­е­ния, они помо­гают сосре­до­то­читься на пред­ме­тах духов­ных, отвлечься от обы­ден­но­сти и суеты.

Изоб­ра­же­ния Хри­ста напо­ми­нают нам о тех или иных Еван­гель­ских собы­тиях. Иконы Девы Марии, матери Иисуса, кото­рую Цер­ковь называ­ет Мате­рью Божией, и свя­тых напо­ми­нают веру­ю­щим об этих людях, пол­но­стью посвя­тив­ших свою жизнь служе­нию Хри­сту. Мы обра­ща­емся к Деве Марии и свя­тым с молит­вами, как к живым людям, поскольку верим в то, что «у Бога все живы». Если в жизни нашей мы про­сим дру­гих людей помо­литься о наших нуж­дах, тем более мы можем про­сить об этом наших свя­тых, жив­ших в про­шед­шие вре­мена и прославив­шихся своим слу­же­нием Богу.

 

^ Крещение — вхождение в Церковь

Цер­ковь Хри­стова — это про­дол­же­ние слу­же­ния Гос­пода на земле. Зна­ком того, что чело­век от­дал себя Хри­сту, посвя­тил Ему свою жизнь, с само­го начала хри­сти­ан­ской про­по­веди слу­жило крещение.

В жизни Церкви поня­тие знак выра­жает гораз­до больше, чем в обы­ден­ной жизни, хотя здесь есть и неко­то­рое сход­ство. Напри­мер, дорож­ный знак, запре­ща­ю­щий про­езд, несет в себе мысль, «идею» о запрете про­ез­жать в дан­ном месте, но сам по себе он не пре­пят­ствует про­езду. В Церкви же знак указы­вает на нечто боль­шее. Он — види­мый образ, нераз­рывно свя­зан­ный с неви­ди­мым дей­ствием Духа Божия. При­чем дей­ствие Духа совер­ша­ется не механи­чески, не в резуль­тате выпол­не­ния риту­аль­ных дей­ствий, а лишь при созна­тель­ном, сво­бод­ном уча­стии самого человека.

Соеди­не­ние внеш­него дей­ствия с актом веры ста­но­вится в глу­бо­ком смысле зна­ком при­об­ще­ния ко Хри­сту. Самые важ­ные знаки нашего един­ства с Иису­сом Хри­стом назы­ва­ются таин­ствами. В Церк­ви сущест­вует семь таинств: кре­ще­ние, миропомаза­ние, пока­я­ние, причаще­ние, брак, свя­щен­ство, елеос­вящение (собо­ро­ва­ние). В цер­ков­ных таин­ствах Дух Божий нис­хо­дит на чле­нов Церкви по их молитве. Пояс­ним смысл неко­то­рых из этих таинств, одним из кото­рых явля­ется крещение.

Еще во дни зем­ной жизни Иисуса Хри­ста те, кото­рые пошли за Ним, при­няли вод­ное кре­ще­ние. Наше рус­ское слово «кре­ще­ние» соот­вет­ствует гре­ческому «бап­тизо», озна­ча­ю­щему «погру­жаю в воду». Вода издавна была сим­во­лом омо­ве­ния и очи­ще­ния. И подобно тому, как вода очи­щает тело, так благо­дать Хри­стова освя­щает душу, смы­вает с нее грехи. Вод­ное кре­ще­ние стало для хри­стиан нача­лом жиз­ни со Христом.

В пер­вые века суще­ство­ва­ния Церкви Христо­вой кре­ще­ние при­ни­мали по боль­шей части уже взрос­лые люди, при­хо­див­шие в хри­сти­ан­ство из иуда­изма или язы­че­ства. Такие свя­тые, как Васи­лий Вели­кий, Гри­го­рий Бого­слов, вели­ко­му­че­ница Варва­ра, рав­ноап­о­столь­ные Кон­стан­тин и Елена и мно­гие дру­гие, при­няли кре­ще­ние будучи в зре­лом возрасте.

В после­ду­ю­щие века рас­про­стра­нился обы­чай кре­стить детей вскоре после рож­де­ния, до соро­ко­вого дня. Понятно, что в каж­дой хри­сти­ан­ской семье ре­бенок не дол­жен был быть лишен хри­сти­ан­ского зва­ния. Однако мы должны созна­вать, что кре­ще­ние мла­денца — это всего лишь семя, посе­ян­ное в его душе, и оно должно быть выра­щено, а не про­сто ос­тав­лено само по себе безо вся­кого попечения.

Каж­дый взрос­лый дол­жен при­ни­мать кре­ще­ние как совер­шенно созна­тель­ное начало новой жизни, кото­рая будет сов­мест­ным дей­ствием Духа Божия и его соб­ствен­ных уси­лий. Как дра­го­цен­ная вещь, бу­дучи забы­той и забро­шен­ной, покро­ется пылью и гря­зью так, что ее уже и не узнать, так и бла­го­дать кре­ще­ния, если чело­век не будет идти за Хри­стом в своей повсе­днев­ной жизни, оста­ется напрас­ным да­ром, кото­рый чело­век полу­чил от Бога и забыл о нем.

 

^ Жизнь в Церкви

После совер­ше­ния таин­ства кре­ще­ния мы стано­вимся чле­нами Церкви. Обще­ние со Хри­стом в Церкви совер­ша­ется не только в форме молитвы, но и в тех види­мых дей­ствиях — таин­ствах и обря­дах,— кото­рые совер­шаются свя­щен­но­слу­жи­те­лями при молит­вен­ном уча­стии верующих.

 

^ Литургия и причастие

Глав­ное бого­слу­же­ние хри­сти­ан­ской Церкви — ли­тургия. Слово это гре­че­ское и озна­чает «служе­ние». Чте­ние Еван­ге­лия, сов­мест­ные молит­вы и при­ча­стие, при­ни­ма­е­мое в конце литур­гии, есть уча­стие в священ­ной тра­пезе, кото­рую Хри­стос совер­шил со Сво­ими уче­ни­ками, прежде чем при­не­сти Себя в жертву за весь род чело­ве­че­ский на Гол­гофе. Каж­дая литур­гия вос­про­из­во­дит эту спа­си­тель­ную Жер­тву. Право совер­шать литур­гию Хри­стос дал апос­толам и их преемникам.

Свя­щен­ник в алтаре про­из­но­сит молитвы о нис­послании бла­го­дати Свя­того Духа на всех моля­щихся и на хлеб и вино, нахо­дя­щи­еся на пре­столе, кото­рые пре­тво­ря­ются в истин­ное Тело и истин­ную Кровь Иисуса Хри­ста. Эти Свя­тые Дары раз­да­ются веру­ю­щим в св. При­ча­стии. Веру­ю­щие с бла­го­дар­но­стью при­ни­мают эту духов­ную пищу, соеди­ня­ю­щую их со Христом.

При­сту­пая к при­ча­ще­нию с верой и горя­чим жела­нием быть со Хри­стом, мы участ­вуем в Его Кре­стной смерти и Вос­кре­се­нии. Мы вновь присутству­ем на Тай­ной Вечере. Наши горе­сти соеди­ня­ются с Его стра­да­нием и наши радо­сти с Его Воскресением.

 

^ Почему Тело и Кровь?

С древ­ней­ших вре­мен во всех рели­гиях чело­век ис­кал связи с Боже­ством не только в молит­вах и про­ше­ниях, но также и в при­не­се­нии Богу того или иного дара — Жертвы. Жерт­во­при­но­ше­ние было вы­раже­нием бла­го­дар­но­сти Боже­ству, умилостивлени­ем или испро­ше­нием помощи и защиты.

В жертву Боже­ству люди при­но­сили пер­вые плоды нового уро­жая, бла­го­во­ния. Эти при­но­ше­ния сжи­га­лись на огне в осо­бом месте. Люди как бы от­давали свои при­но­ше­ния неви­ди­мому Боже­ству. Самым зна­чи­тель­ным и одно­вре­менно самым таин­ственным свя­щен­но­дей­ствием в боль­шин­стве рели­гий было при­но­ше­ние в жертву животных.

В народе изра­иль­ском со вре­мен Мои­сея утвер­дилось отно­ше­ние к крови живот­ных (и чело­века) как к вме­сти­лищу души — жизни. Душа и жизнь ухо­дили из тела вме­сте с кро­вью. Поэтому кровь счита­лась при­над­ле­жа­щей Богу, Гос­поду вся­кой жизни, и, сле­до­ва­тельно, была свя­щенна. Отсюда запрет на вку­ше­ние крови: «Только плоть с душою ее, с кро­вью ее не ешьте».

При заклю­че­нии пер­вого Завета народа израиль­ского с Богом Мои­сей поло­ви­ной крови жертвенно­го живот­ного окро­пил сло­жен­ный из кам­ней жерт­венник, место при­сут­ствия Бога, а дру­гой поло­ви­ной крови окро­пил народ. Это было сде­лано про­ро­ком лишь после того, как он «взял книгу Завета и про­читал ее вслух народу, и ска­зали они: «Все, что ска­зал Гос­подь, сде­лаем и будем послушны». Окроп­ле­ние одной кро­вью жертвен­ника и народа озна­чало, что народ соеди­нен кров­ными узами со своим Богом.

С пред­став­ле­нием о свя­то­сти крови была тесно свя­зана и вера в то, что кровь жертв очи­щает пред­меты от риту­аль­ной нечи­стоты, а людей от нравст­венной нечи­стоты — греха. Кроп­ле­ние богослужеб­ных пред­ме­тов, одежд кро­вью жерт­вен­ных живот­ных делало их свя­щен­ными, то есть отде­лен­ными для Бога. Пома­за­ние кро­вью было глав­ным момен­том в обря­де постав­ле­ния вет­хо­за­вет­ного свя­щен­ства. Очище­ние от гре­хов народа совер­ша­лось через еже­год­ное окроп­ле­ние жерт­вен­ной кро­вью ков­чега Завета — глав­ной свя­тыни древ­него Изра­иля,— в кото­ром хра­нились камен­ные скри­жали с Деся­тью Заповедями.

Суще­ство­вали раз­ные виды жерт­во­при­но­ше­ний. При совер­ше­нии мир­ной жертвы часть живот­ного сжи­га­лась на жерт­вен­нике, а дру­гую часть съе­дали люди, при­но­сив­шие жертву. Это была как бы совме­стная тра­пеза людей и Бога. Впо­след­ствии этот мотив транс­фор­ми­ру­ется в образ гран­ди­оз­ного празд­ничного пира буду­щего века, кото­рый Бог устроит в Цар­ствии Своем для всех верных.

Все эти жертвы были про­об­ра­зами самого вели­кого жертвоприно­шения — Крест­ной смерти Иису­са Хри­ста, рас­пя­того за нас.

На Тай­ной Вечере — пас­халь­ной тра­пезе с уче­никами — Иисус совер­шает нечто совер­шенно новое и поразительное.

«И когда они ели, Иисус, взяв хлеб, бла­гословил, пре­ло­мил, дал им и ска­зал: при­и­мите, ядите: сие есть тело мое. И взяв чашу, бла­го­да­рив, подал им: сия есть кровь моя нового завета, за мно­гих изли­ва­е­мая. Сие тво­рите в Мое воспоминание».

Иисус Хри­стос соеди­нил в одно целое внутрен­ний смысл пас­халь­ной вет­хо­за­вет­ной тра­пезы, пред­ставление о жерт­вен­ной крови как соединяю­щей Бога и людей узами Завета и род­ства и очи­ща­ю­щей людей от их гре­хов­ного недо­сто­ин­ства, представле­ние о вку­ше­нии жертвы как сов­мест­ной тра­пезе с Богом, и объ­еди­нил все это со Своей соб­ствен­ной смер­тью на кре­сте как с самой вели­кой и послед­ней жерт­вой, при­но­си­мой «за всех и за вся».

Глав­ная часть литур­гии, во время кото­рой по слову Самого Хри­ста хлеб и вино ста­но­вятся для нас Его Телом и Кро­вью, назы­ва­ется евхарис­тия, или, в пере­воде с гре­че­ского — бла­го­да­ре­ние. То, что про­исходит в этот момент, необы­чайно глу­боко и емко по сво­ему зна­че­нию. Все ска­зан­ное здесь есть лишь кон­спек­тив­ное изло­же­ние самых глав­ных черт евха­ристии. Зна­че­ние этого основ­ного хри­сти­ан­ского таин­ства будет посте­пенно откры­ваться для веру­ю­щего сер­дца и углуб­ляться на протяже­нии мно­гих лет.

 

^ Исповедь

При­го­тов­ле­нием к уча­стию в таин­стве причаще­ния кроме домаш­них и цер­ков­ных молитв яв­ляется также дру­гое таин­ство — таин­ство пока­я­ния, или испо­ведь. Впро­чем, испо­ведь может быть не свя­зана с при­ча­ще­нием. Чело­век может исповедовать­ся у свя­щен­ника в любое время, когда чув­ствует в этом внут­рен­нюю потребность.

Перед испо­ве­дью веру­ю­щий вспо­ми­нает все то, в чем он был не прав перед Богом и людьми со вре­мени послед­ней испо­веди. Он про­ве­ряет свою совесть в свете Еван­ге­лия. Истин­ное пока­я­ние — это не про­сто при­зна­ние греха, а корен­ное изме­не­ние отноше­ния к греху, при­чем чело­век не про­сто при­знает умом, что тот или иной посту­пок непра­ви­лен, а как бы всем серд­цем пони­мает, что грех несов­ме­стим с нашим сле­до­ва­нием за Христом.

О глав­ных гре­хах, кото­рые мучают совесть, сле­дует рас­ска­зать свя­щен­нику отдельно. При этом сле­дует пом­нить, что испо­ве­ду­ется чело­век не про­сто перед свя­щен­ни­ком, а перед Богом; свя­щен­ник — сви­де­тель нашего пока­я­ния — про­щает грехи и свя­то хра­нит тайну исповеди.

Опыт­ный свя­щен­ник может помочь веру­ю­щему глубже разо­браться в при­чи­нах его духов­ных неудач, его гре­хов, может ука­зать на воз­мож­ные сред­ства их пре­одо­ле­ния. При этом сле­дует пом­нить, что священ­ник такой же чело­век, как и все, что он тоже, несмот­ря на опре­де­лен­ный опыт, может заблуж­даться. Са­мое глав­ное в испо­веди — искрен­ность нашего пока­я­ния. Если чело­век рас­ска­зы­вает о том, что его тяго­тит, даже про­сто близ­кому чело­веку, он уже по­лучает облег­че­ние. Тем более полу­чит облег­че­ние чело­век, кото­рый при­но­сит пока­я­ние в церкви, перед Самим Хри­стом. Он полу­чает про­ще­ние от имени Церкви, по­лучает силу Духа Божия на пре­одо­ле­ние греха.

 

^ «Чаю воскресения мертвых и жизни будущего века»

Еще в самой глу­бо­кой древ­но­сти люди знали, что смерть не озна­чает пол­ного конца. Все знали, что когда чело­век уми­рает, то тело его пре­да­ется земле, а душа его сохра­ня­ется где-то в иных мирах. Но Цер­ковь учит нас дру­гому, гово­рит нам о дру­гой надежде — «чаю вос­кре­се­ния мерт­вых». Это зна­чит, что душа умер­шего чело­века не имеет пол­ноты жиз­ни. Пол­нота жизни для чело­века — в един­стве души и тела. Сам Гос­подь не раз гово­рил об этом: «Сущие во гро­бах услы­шат голос Сына Божия и услы­шавши оживут!».

«Сущие во гро­бах» — это те, кото­рые находят­ся в моги­лах. Зна­чит, не только души, но и тела вос­креснут. Апо­стол Павел назы­вает Хри­ста пер­вен­цем из мертвых.

Гос­подь вышел из гроба не таким, каким Он был до Своей смерти на кре­сте. Плоть Его стала иной, сво­бод­ной от зако­нов нашего мира. «Мы не все ум­рем, но все изме­нимся»,— гово­рит апо­стол. И про­должает: «Сеется в тле­нии, вос­стает в нетле­нии… се­ется тело душев­ное, вос­стает тело духов­ное». Это зна­чит, что насту­пит день, когда весь мир преобра­зится, когда вся при­рода рас­цве­тет, все умер­шее в ней ожи­вет. «И уви­дел я новую землю и новое не­бо»,— гово­рит евангелист.

То, что Гос­подь заду­мал о все­лен­ной, велико и пре­красно. И мы теперь нахо­димся лишь в дале­ком пред­две­рии того, что совер­шится. Мы воскрес­нем все. Так что каж­дый будет явлен в своей выс­шей кра­соте. Каж­дому из нас откро­ется вся все­лен­ная. Мы не будем больше малень­кими, мелоч­ными, смер­тными суще­ствами, при­вя­зан­ными к земле. Вся все­ленная, все небес­ные тела, все миры, все, что есть, будет открыто перед нами.

Зна­чит, у нас есть надежда на то, что во всем тво­ре­нии воца­рятся Правда Божия и Разум Божий. И это — наша надежда здесь, сего­дня, в нашей жиз­ни, в наших поступ­ках, во всем, что Бог пред­ло­жил нам в нашей судьбе. Мы сего­дня гото­вимся к этому грядущему.

И поэтому мы молимся каж­дый день нашему Отцу «Да будет воля Твоя и на земле, как на небе», «да при­и­дет Цар­ствие Твое», на кото­рое мы упова­ем, ибо «чаем вос­кре­се­ния мерт­вых и жизни будуще­го века».

 

^ Заключение

Верой в Иисуса Хри­ста откры­ва­ются наши глаза, чтобы видеть, что Иисус при­сут­ствует в нашей жизни, и слы­шать, как Он гово­рит с нами голо­сом тех, кто нахо­дится в нужде. Таким обра­зом, быть уче­ни­ками Иисуса Хри­ста озна­чает гораздо больше, чем верить в то, что Он был хоро­шим чело­ве­ком. Это озна­чает: уве­ро­вать в Него как в источ­ник жизни и счастья.

Хри­стос веры есть Хри­стос, кото­рого мы откры­ваем не про­сто в исто­рии, но в молитве и в стремле­нии еже­дневно жить как Он, для того, чтобы самим стать источ­ни­ком Его при­сут­ствия для тех, кто нас окружает.

 

 

^ ПРИЛОЖЕНИЕ 1

 

Некоторые выдержки из Священного Писания

При­ве­ден­ные выдержки есть лишь крат­кий при­мер того, что гово­рит нам Свя­щен­ное Писа­ние по самым важ­ным для нас вопро­сам, но эти выдер­жки ни в коем слу­чае не могут заме­нить самой Биб­лии. Биб­лия, осо­бенно Новый Завет,— самая глав­ная Книга в жизни христианина.

 

^ О бытии Бога

В начале сотво­рил Бог небо и землю. Земля же была без­видна и пуста, и тьма над без­дною, и Дух Божий носился над водою. И ска­зал Бог: да будет свет. И стал свет. (Быт.1:1–3)

Ибо, что можно знать о Боге, явно для них, потому что Бог явил им. Ибо неви­ди­мое Его, веч­ная сила Его и Боже­ство чрез рас­смат­ри­ва­ние тво­ре­ний видимы… (Рим.1:19–20)

 

^ Любовь Бога к миру

Ибо так воз­лю­бил Бог мир, что отдал Сына Сво­его Еди­но­род­ного, дабы вся­кий веру­ю­щий в Него не погиб, но имел жизнь веч­ную. Ибо не послал Бог Сына Сво­его в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спа­сен был чрез Него. (Ин.3:16–17)

 

^ Иисус Христос о Себе

При­дите ко Мне все труж­да­ю­щи­еся и обре­ме­нен­ные, и Я успо­кою вас; возь­мите иго Мое на себя и научи­тесь от Меня, ибо Я кро­ток и сми­рен серд­цем, и най­дете покой душам вашим; ибо иго Мое благо, и бре­мя Мое легко. (Мф.11:28–30)

Фома ска­зал Ему: Гос­поди! не знаем, куда идешь; и как можем знать путь? Иисус ска­зал ему: Я есмь путь и истина и жизнь; никто не при­хо­дит к Отцу, как только чрез Меня. (Ин.14:5–6)

Я есмь хлеб жизни; при­хо­дя­щий ко Мне не будет ал­кать, и веру­ю­щий в Меня не будет жаж­дать никог­да. (Ин.6:35)

Видев­ший Меня видел Отца… (Ин.14:9)

 

^ Иисус и верующие в Него

Пре­будьте во Мне, и Я в вас. Как ветвь не может при­носить плода сама собою, если не будет на лозе, так и вы, если не будете во Мне. Я есмь лоза, а вы ветви; кто пре­бы­вает во Мне, и Я в нем, тот при­но­сит много плода; ибо без Меня не можете делать ниче­го. (Ин.15:4–5)

Не вся­кий, гово­ря­щий Мне: «Гос­поди! Гос­поди!», вой­дет в Цар­ство Небес­ное, но испол­ня­ю­щий волю Отца Моего Небес­ного. (Мф.7:21)

Иудеи тре­буют чудес (от хри­стиан), и Эллины ищут муд­ро­сти; а мы про­по­ве­дуем Хри­ста рас­пя­того, для Иудеев соблазн, а для Элли­нов безу­мие, для самих же при­зван­ных, Иудеев и Элли­нов, Хри­ста, Божию силу и Божию пре­муд­рость; потому что немуд­рое Божие пре­муд­рее чело­ве­ков, и немощ­ное Божие силь­нее чело­ве­ков. Посмот­рите, бра­тия, кто вы, при­зван­ные: не много из вас муд­рых по плоти, не мно­го силь­ных, не много бла­го­род­ных; но Бог избрал немуд­рое мира, чтобы посра­мить муд­рых, и немощ­ное мира избрал Бог, чтобы посра­мить силь­ное; и незнат­ное мира и уни­чи­жен­ное и ничего не знача­щее избрал Бог, чтобы упразд­нить зна­ча­щее. (1 Кор.1:22–28)

 

^ Положение христиан в миру

И не сооб­ра­зуй­тесь с веком сим, но пре­об­ра­зуй­тесь обнов­ле­нием ума вашего, чтобы вам позна­вать, что есть воля Божия, бла­гая, угод­ная и совер­шен­ная». (Рим.12:2)

Вхо­дите тес­ными вра­тами, потому что широки вра­та и про­стра­нен путь, веду­щие в поги­бель, и мно­гие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, веду­щие в жизнь, и немно­гие нахо­дят их. (Мф.1:13–14)

Если мир вас нена­ви­дит, знайте, что Меня прежде вас воз­не­на­ви­дел. Если бы вы были от мира, то мир лю­бил бы свое; а как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, потому нена­ви­дит вас мир. (Ин.15:18–19)

Кто хочет идти за Мною, отверг­нись себя, и возьми крест свой, и сле­дуй за Мной; ибо кто хочет душу свою сбе­речь, тот поте­ряет ее, а кто поте­ряет душу свою ради Меня и Еван­ге­лия, тот сбе­ре­жет ее; ибо какая польза чело­веку, если он при­об­ре­тет весь мир, а душе своей повре­дит? Или какой выкуп даст чело­век за душу свою? Ибо кто посты­дится Меня и Моих слов в роде сем пре­лю­бо­дей­ном и греш­ном, того по­стыдится и Сын Чело­ве­че­ский, когда при­и­дет в сла­ве Отца Сво­его со свя­тыми Анге­лами. (Мк.8:34–38)

 

^ Отношения между людьми

Не судите, да не судимы будете, ибо каким судом су­дите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить. (Мф.7:1–2)

Во всем, как хотите, чтобы с вами посту­пали люди, так посту­пайте и вы с ними, ибо в этом закон и про­роки. (Мф.7:12)

Ибо если вы будете про­щать людям согре­ше­ния их, то про­стит и вам Отец ваш Небес­ный, а если не бу­дете про­щать людям согре­ше­ния их, то и Отец ваш не про­стит вам согре­ше­ний ваших. (Мф.б, 14–15)

Сия есть запо­ведь Моя, да любите друг друга, как Я воз­лю­бил вас. Нет больше той любви, как если кто поло­жит душу свою за дру­зей своих. (Ин.15:12–13)

 

^ О молитве

Про­сите, и дано будет вам; ищите и най­дете; стучи­те, и отво­рят вам; ибо вся­кий про­ся­щий полу­чает, и ищу­щий нахо­дит, и сту­ча­щему отво­рят. (Мф.7:7–8)

Когда молишься, войди в ком­нату твою и, затво­рив дверь твою, помо­лись Отцу тво­ему, Кото­рый втай­не; и Отец твой, видя­щий тай­ное, воз­даст тебе явно. А молясь, не гово­рите лиш­него, как языч­ники, ибо они думают, что в мно­го­сло­вии своем будут услыша­ны; не упо­доб­ляй­тесь им, ибо знает Отец ваш, в чем вы име­ете нужду, прежде вашего про­ше­ния у Него. Моли­тесь же так:

Отче наш, сущий на небе­сах! да свя­тится имя Твое; да при­и­дет Цар­ствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе; хлеб наш насущ­ный дай нам на сей день; и про­сти нам долги наши, как и мы про­щаем долж­ни­кам нашим; и не введи нас во иску­ше­ние, но избави нас от лука­вого. Ибо Твое есть Цар­ство и сила и слава во веки. Аминь. (Мф.6:6–13)

 

^ О поведении христианина

К сво­боде при­званы вы, бра­тия, только бы сво­бода ваша не была пово­дом к уго­жде­нию плоти, но любо­вью слу­жите друг другу. Ибо весь закон в одном сло­ве заклю­ча­ется: люби ближ­него тво­его, как самого себя. Если же друг друга угры­за­ете и съе­да­ете, бе­регитесь, чтобы вы не были истреб­лены друг другом.

Я говорю: посту­пайте по духу, и вы не будете испол­нять вожде­ле­ний плоти, ибо плоть желает про­тивного духу, а дух — про­тив­ного плоти: они друг другу про­ти­вятся, так что вы не то дела­ете, что хо­тели бы.

Дела плоти известны; они суть: пре­лю­бо­де­я­ние, блуд, нечи­стота, непо­треб­ство, идо­ло­слу­же­ние, вол­шебство, вражда, ссоры, зависть, гнев, рас­при, раз­ногласия, соблазны, ереси, нена­висть, убий­ства, пьян­ство, бес­чин­ство и тому подобное.

Пред­ва­ряю вас, как и прежде пред­ва­рял, что по­ступающие так Цар­ствия Божия не наследуют.

Плод же духа: любовь, радость, мир, долготер­пение, бла­гость, мило­сердие, вера, кро­тость, воздер­жание… Если мы живем духом, то по духу и посту­пать должны. (Гал.5:13–25)

Все мне поз­во­ли­тельно… но ничто не должно обла­дать мною. (1 Кор.6:12)

Все мне поз­во­ли­тельно… но не все нази­дает. (1 Кор.10:23). Смот­рите же за собою, чтобы сердца ваши не отяг­ча­лись объ­яде­нием и пьян­ством и забо­тами житей­скими, и чтобы день тот (вто­рого при­ше­ствия Хри­ста) не постиг вас вне­запно. (Лк.21:34)

Не обма­ны­вай­тесь: худые сооб­ще­ства раз­вра­щают доб­рые нравы. (1 Кор.15:33)

 

^ О Воскресении

Ибо я пер­во­на­чально пре­по­дал вам, что и сам при­нял, то есть, что Хри­стос умер за грехи наши, по Писа­нию, и что Он погре­бен был, и что вос­крес в тре­тий день, по Писа­нию, и что явился Кифе, потом двенад­цати; потом явился более нежели пяти­стам бра­тии в одно время, из кото­рых боль­шая часть доныне в живых, а неко­то­рые и почили. Потом явился Иако­ву, также всем Апо­сто­лам; а после всех явился и мне… (1 Кор.15:3–8)

Если же о Хри­сте про­по­ве­ду­ется, что Он вос­крес из мерт­вых, то как неко­то­рые из вас гово­рят, что нет вос­кре­се­ния мерт­вых? Если нет вос­кре­се­ния мерт­вых, то и Хри­стос не вос­крес; а если Хри­стос не вос­крес, то и про­по­ведь наша тщетна, тщетна и вера ваша… И если мы в этой только жизни наде­емся на Хри­ста, то мы несчаст­нее всех челове­ков. Но Хрис­тос вос­крес из мерт­вых, пер­ве­нец из умер­ших. Ибо, как смерть через чело­века, так через чело­века и вос­кре­се­ние мерт­вых. Как в Адаме все уми­рают, так во Хри­сте все ожи­вут. (1 Кор.15:12–14, 19–22)

Но ска­жет кто-нибудь: как вос­крес­нут мерт­вые? и в каком теле при­дут?.. Так и при вос­кре­се­нии мерт­вых: сеется в тле­нии, вос­стает в нетле­нии; сеется в уни­чижении, вос­стает в славе; сеется в немощи, восста­ет в силе; сеется тело душев­ное, вос­стает тело духов­ное. Есть тело душев­ное, есть тело и духов­ное. (1 Кор.15:35, 42–44)

 

 

^ ПРИЛОЖЕНИЕ 2

 

Заповеди Божии

 

Первая из всех заповедей:

Воз­люби Гос­пода Бога тво­его всем серд­цем твоим, и всею душою твоею, и всем разу­ме­нием твоим, и всею кре­по­стию твоею. (Мк.12:30)

 

Вторая, подобная ей:

Воз­люби ближ­него тво­его, как самого себя. (Мк.12:31)

 

^ Десять Заповедей Божиих

I. Я Гос­подь, Бог твой… да не будет у тебя дру­гих богов пред лицом Моим.

II. Не делай себе кумира и ника­кого изоб­ра­же­ния того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли; не покло­няйся им и не служи им.

III. Не про­из­носи имени Гос­пода, Бога тво­его, напрасно.

IV. Помни день суб­бот­ний, чтобы свя­тить его; шесть дней рабо­тай и делай вся­кие дела твои, а день седь­мой — суб­бота Гос­поду, Богу твоему.

V. Почи­тай отца тво­его и мать твою, чтобы тебе было хорошо и чтобы про­дли­лись дни твои на земле, ко­торую Гос­подь, Бог твой, дает тебе.

VI. Не убивай.

VII. Не прелюбодействуй.

VIII. Не кради.

IX. Не про­из­носи лож­ного сви­де­тель­ства на ближ­него твоего.

X. Не желай дома ближ­него тво­его, не желай жены ближ­него тво­его; ни поля его, ни раба его, ни вола его, ничего, что есть у ближ­него тво­его. (Исх.20:2–17, ср. Втор.5:6–21)

 

^ Символ веры

Верую во еди­ного Бога Отца, Все­дер­жи­теля, Творца небу и земли, види­мым же всем и неви­димым. И во еди­ного Гос­пода Иисуса Хри­ста, Сына Божия, еди­но­род­ного, иже от Отца рож­ден­ного прежде всех век: Света от Света, Бога Истинна от Бога Истинна, рож­денна, не сотво­ренна, Еди­но­сущна Отцу, Им же вся быша. Нас ради чело­век и нашего ради спа­се­ния сшед­шего с Небес и вопло­тив­ше­гося от Духа Свята и Марии Девы, и воче­ло­веч­шася. Рас­пятого же за ны при Пон­тий­стем Пилате, и стра­давша, и погре­бенна. И вос­крес­шего в тре­тий день по Писа­нием. И воз­шед­шего на небеса и сидяща одес­ную Отца. И паки гря­ду­щего со сла­вою судити жи­вым и мерт­вым. Его же Цар­ствию не будет конца. И в Духа Свя­того, Гос­пода Живо­тво­ря­щего, иже от Отца исхо­дя­щего, иже со Отцем и Сыном спо­кла­ня­ема и ссла­вима, гла­го­лав­шего про­роки. Во Едину Свя­тую, Собор­ную и Апо­столь­скую Цер­ковь. Испо­ведую едино кре­ще­ние во остав­ле­ние гре­хов. Чаю вос­кре­се­ния мерт­вых и жизни буду­щего века. Аминь.

 

^ Некоторые наиболее употребительные молитвы

 

Отче наш

Отче наш, иже еси на небе­сех! Да свя­тится имя Твое, да при­и­дет Цар­ствие Твое, да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли. Хлеб наш насущ­ный даждь нам днесь; и остави нам долги наши, якоже и мы остав­ляем долж­ни­ком нашим; и не введи нас во иску­ше­ние, но избави нас от лука­вого. Яко Твое есть Цар­ство, и сила, и слава во веки. Аминь. (Чита­ется также перед едой.)

 

Молитва Святому Духу

Царю Небес­ный, Уте­ши­телю, Душе истины, иже везде сый и вся испол­няяй, Сокро­вище бла­гих и жизни пода­телю, при­иди и все­лися в ны, и очи­сти ны от вся­кия скверны, и спаси, Блаже, души наша.

 

Песнь Пресвятой Богородице

Бого­ро­дице Дева, радуйся, Бла­го­дат­ная Марие, Гос­подь с Тобою; бла­го­сло­венна Ты в женах, и бла­го­сло­вен Плод чрева Тво­его, яко Спаса родила еси душ наших.

 

Из утреннего правила

К Тебе, Вла­дыка Чело­ве­ко­любче, от сна вос­став, при­бе­гаю, и на дела Твоя под­ви­за­юся милосер­дием Твоим, и молюся Тебе: помози ми на вся­кое время, во вся­кой вещи, и избави мя от вся­кия мир­ския злыя вещи и диа­воль­ского поспе­ше­ния, и спаси мя, и введи в Цар­ство Твое веч­ное. Ты бо еси мой Сотво­ри­тель и вся­кому благу Про­мыс­лен­ник и По­датель, о Тебе же все упо­ва­ние мое, и Тебе славу воз­сы­лаю, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Пре­свя­тая Вла­ды­чице моя Бого­ро­дице, святы­ми Тво­ими и всесиль­ными моль­бами отжени от мене, сми­рен­ного и ока­ян­ного раба Тво­его, уны­ние, заб­вение, нера­зу­мие, нера­де­ние и вся сквер­ная, лука­вая и хуль­ная помыш­ле­ния от ока­ян­ного моего сердца и от помра­чен­наго ума моего; и погаси пла­мень стра­стей моих, яка нищ есмь и ока­я­нен, и избави мя от мно­гих и лютых вос­по­ми­на­ний и пред­при­я­тий, и от всех действ злых сво­боди мя, яко бла­го­сло­венна еси от всех родов, и сла­вится пре­чест­ное имя Твое во веки веков. Аминь.

Гос­поди, дай мне с душев­ным спо­кой­ствием встре­тить все, что при­не­сет мне насту­па­ю­щий день. Дай мне все­цело пре­даться воле Твоей свя­той. На вся­кий час сего дня во всем наставь и под­держи меня. Какие бы я ни полу­чал изве­стия в тече­ние дня, научи меня при­нять их со спо­кой­ной душой и твер­дым убеж­де­нием, что на все свя­тая воля Твоя.

Во всех сло­вах и делах моих руко­води моими мыс­лями и чув­ствами. Во всех непред­ви­ден­ных слу­чаях не дай мне забыть, что все нис­по­слано Тобой.

Научи меня прямо и разумно дей­ство­вать с каж­дым чело­ве­ком, никого не сму­щая и не огорчая.

Гос­поди, дай мне силы пере­не­сти утом­ле­ние на­ступающего дня и все собы­тия в тече­ние дня. Руко­води моею волею и научи меня молиться, верить, на­деяться, тер­петь, про­щать и любить. Аминь.

 

После еды

Бла­го­да­рим Тебя, Хри­сте Боже наш, яко насы­тил еси нас зем­ных Твоих благ: не лиши нас и Не­бесного Тво­его Цар­ствия. Но яко посреде уче­ни­ков Твоих при­шел еси, Спасе, мир дая им, при­иди к нам и спаси нас.

 

Из вечернего правила

Ослаби, остави, про­сти, Боже, пре­гре­ше­ния наша, воль­ная и неволь­ная, яже в слове и в деле, яже в веде­нии и в неве­де­нии, яже во дни и в нощи, яже во уме и в помыш­ле­нии: вся нам про­сти яко Благ и Человеколюбец.

Нена­ви­дя­щих и оби­дя­щих нас про­сти, Гос­поди, Чело­ве­ко­любче. Бла­го­тво­ря­щим бла­го­со­твори. Бра­тиям и срод­ни­ком нашим даруй яже ко спа­се­нию про­ше­ния и жизнь веч­ную; в немо­щех сущия посети и исце­ле­ние даруй. Яже в море управи. Путешеству­ющим спу­те­ше­ствуй. Слу­жа­щим и милу­ю­щим нас гре­хов остав­ле­ние даруй. Запо­ве­дав­шим нам, недо­стойным, моли­тися о них поми­луй по вели­цей мило­сти Твоей. Помяни, Гос­поди, прежде усоп­ших отец и бра­тий наших и упо­кой их идеже при­се­щает свет лица Тво­его. Помяни, Гос­поди, бра­тий наших пле­ненных и избави их от вся­кого обсто­я­ния. Помяни, Гос­поди, пло­до­но­ся­щих и доб­ро­де­ла­ю­щих во свя­тых Твоих церк­вах и даждь им яже ко спа­се­нию проше­ния и жизнь веч­ную. Помяни, Гос­поди, и нас сми­ренных и греш­ных, и недо­стой­ных раб Твоих, и про­свети наш ум све­том разума Тво­его и настави нас на стезю Запо­ве­дей Твоих молит­вами Пре­чи­стыя Вла­дычицы нашей Бого­ро­дицы и Прис­но­девы Марии и всех Твоих свя­тых, яко бла­го­сло­вен еси во веки ве­ков. Аминь.

Да вос­крес­нет Бог и рас­то­чатся врази Его, и да бежат от лица Его нена­ви­дя­щии Его: яко исче­зает дым да исчез­нут, яко тает воск от лица огня, тако да погиб­нут беси от лица любя­щих Бога и знаменую­щихся крест­ным зна­ме­нием, и в весе­лии гла­го­лю­щих: радуйся, пре­чест­ный и живо­тво­ря­щий Кре­сте Госпо­день, про­го­няяй бесы силою на тебе про­пя­того Гос­пода нашего Иисуса Хри­ста, во ад сшед­шего и по­правшего силу диа­волю, и даро­вав­шаго нам тебе Крест Свой чест­ный на про­гна­ние вся­кого супоста­та. О пре­чест­ный и живо­тво­ря­щий Кре­сте Гос­по­день, помо­гай ми со Свя­тою Гос­по­жою Девою Богороди­цею и со всеми свя­тыми во веки. Аминь.

 

Тропарь Пасхи

Xри­стос вос­кресе из мерт­вых, смер­тию смерть поправ, и сущим во гро­бех живот даровав.

 

 

^ ПРИЛОЖЕНИЕ 3

 

Подготовка к литургии

Я — хлеб живый, сшед­ший с небес: яду­щий хлеб сей будет жить вовек, и хлеб, кото­рый Я дам, есть Плоть Моя, кото­рую Я отдам за жизнь мира. (Ин.6:51)

Ибо я от Самого Гос­пода при­нял то, что и вам пере­дал, что Гос­подь Иисус в ту ночь, в кото­рую пре­дан был, взял хлеб и, воз­бла­го­да­рив, пре­ло­мил и ска­зал: при­и­мите, ядите, сие есть Тело Мое, за вас ломи­мое; сие тво­рите в Мое вос­по­ми­на­ние. Также и чашу пос­ле вечери и ска­зал: сия чаша есть новый завет в Моей Крови; сие тво­рите, когда только будете пить, в Мое вос­по­ми­на­ние. Ибо вся­кий раз, когда вы едите хлеб сей и пьете чашу сию, смерть Гос­подню воз­ве­ща­ете, доколе Он при­дет… Да испы­ты­вает же себя чело­век, и таким обра­зом пусть ест от хлеба сего и пьет из чаши сей. (1 Кор.11:23–26, 28)

Чаша бла­го­сло­ве­ния, кото­рую бла­го­слов­ляем, не есть ли при­об­ще­ние Крови Хри­сто­вой? Хлеб, кото­рый пре­лом­ляем, не есть ли при­об­ще­ние Тела Хри­стова? (1 Кор.10:16)

Итак, умо­ляю вас, бра­тия, мило­сер­дием Божиим, пред­ставьте тела ваши в жертву живую, свя­тую, бла­го­угод­ную Богу, для разум­ного слу­же­ния вашего… (Рим.12:1)

 

^ Проверка совести

Если бы кто согре­шил, то мы имеем Хода­тая пред Отцом, Иисуса Хри­ста, пра­вед­ника. Он есть умило­стивление за грехи наши, и не только за наши, но и за грехи всего мира. (1 Ин.2:1–2)

 

^ Возлюби Господа твоего всем сердцем своим

Дей­стви­тельно ли я люблю Бога, моего Небес­ного Отца, всем серд­цем и ста­ра­юсь выпол­нять Его запо­веди? При­дер­жи­ва­юсь ли я уче­ния Церкви? При­знаю ли я открыто свою веру в Бога и в Цер­ковь, когда это необ­хо­димо, и посту­паю ли как христиа­нин при всех и наедине с собой?

Не пола­га­юсь ли я в своей жизни на деньги, мир­ские блага, мир­ское влияние?

Все­гда ли молюсь утром и вече­ром? Соблю­даю ли вос­крес­ные дни и празд­ники Церкви? Испо­ве­ду­юсь ли хотя бы раз в год и при­ча­ща­юсь ли перед Пасхой?

 

^ Возлюби ближнего своего, как самого себя

Дей­стви­тельно ли я люблю дру­гих людей или исполь­зую их для дости­же­ния соб­ствен­ных целей? Не соблаз­нил ли кого-нибудь сло­вом или поступком?

Поду­майте о своей семей­ной жизни.

Вспом­ните, что дети обя­заны любить своих ро­дителей, пови­но­ваться им и ува­жать их, а также дол­жны помо­гать им в духов­ных и материаль­ных нуждах.

Роди­тели должны помо­гать детям, давая им хо­роший при­мер, про­яв­ляя над­ле­жа­щий роди­тель­ский авто­ри­тет и давая хри­сти­ан­ское воспитание.

Жена­тые люди должны соблю­дать вер­ность друг другу в мыс­лях, сло­вах и поступках.

Оди­но­кие люди должны ува­жать чистоту дру­гих людей и свою соб­ствен­ную и жить целомудренно.

 

^ Подумайте об окружающих вас

Явля­юсь ли я источ­ни­ком мира и сча­стья для тех, с кем живу и работаю?

Доста­точно ли я делился тем, что имею, с нуж­дающимися — день­гами, вре­ме­нем, вниманием?

Не пре­зи­рал ли и не оби­жал ли бед­ных, боль­ных, ста­рых, при­ез­жих, людей дру­гой наци­о­наль­но­сти или дру­гих обычаев?

Спра­вед­лив ли я, честен ли, доб­ро­со­ве­стен ли в работе? Говорю ли правду?

Не поку­шался ли я на права дру­гих людей, на жизнь, физи­че­скую непри­кос­но­вен­ность, репу­та­цию, честь или собственность?

Не про­явил ли нена­висть, враж­деб­ность или гнев к кому-нибудь?

Не брал ли я чего-нибудь, мне не принадлежа­щего? Если да, воз­вра­тил ли должное?

Если кто-нибудь оскор­бил меня или нанес мне вред, готов ли я при­ми­риться и про­стить ради люб­ви Христовой?

 

^ Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный

Верю ли я дей­стви­тельно в веч­ную жизнь и живу ли соот­вет­ственно этому?

Ста­ра­юсь ли расти духовно, читая Слово Божие и раз­мыш­ляя над ним, при­об­ща­ясь к жизни Хри­ста в таин­ствах, отка­зы­ва­ясь от себялюбия?

Делаю ли я уси­лия, чтобы пре­одо­леть свои ошибки и гре­хов­ные привычки?

Исполь­зую ли я время и спо­соб­но­сти как вер­ный слу­жи­тель Господа?

Пере­ношу ли печали и затруд­не­ния жизни с тер­пением и верой?

Пыта­юсь ли все­гда жить в согла­сии со Свя­тым Духом, в истин­ной сво­боде детей Божиих, или я в дей­стви­тель­но­сти раб своих страстей?

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки