• Цвет полей:

• Цвет фона:


• Шрифт: Book Antiqua Arial Times
• Размер: 14pt 12pt 11pt 10pt
• Выравнивание: по левому краю по ширине
 
Православная переписка с заключенными Раздел: Особые группы оглашаемых

Православная переписка с заключенными

Print This Post
Оценка:
(2 голоса: 3.5 из 5)

Православная переписка с заключенными.

 

^ Часть 1. Три доклада

Центр духовной поддержки православных общин в заключении во имя преподобного Ефрема Сирина

Центр создан на базе группы поддержки заключенных при методическом кабинете Миссионерско-Катехизаторского факультета Православного Свято-Тихоновского Богословского института, является отделением Регионального Благотворительного фонда христианской благотворительности и просвещения.

Духовник центра – протоиерей Валентин Асмус.

Руководитель центра – Пономарева Наталия Владимировна.

Основные направления деятельности центра.

1. Переписка с заключенными. В местах лишения свободы находится много христиан, наших братьев и сестер по вере. Скорбями они пришли к Богу, многие уже в зоне приняли крещение. Они нуждаются в христианском общении: поддержке, помощи в постижении основ православной веры. Очень часто они остаются без поддержки Таинств Покаяния и Причастия. Те же, кто осужден на заключение в камере, бывают лишены вообще связи с Церковью земной.

Христианская переписка с заключенными – способ поддержки братьев и сестер в узах, который вполне доступен каждому христианину.

2. Дистанционное обучение православных общин в заключении. Православные общины в зонах нуждаются в помощи по изучению Евангелия и основ православной веры. Студенты Миссионерско- катехизаторского факультета разрабатывают курсы по изучению Евангелия и Катехизиса. В настоящее время получены заявки на дистанционное обучение от десяти общин.

3. Методическая работа.

· Создана методика обучения православных общин в заключении.

· Сформированы методические рекомендации по переписке с заключенными, включающие в себя как общие рекомендации тем, кто собирается организовывать такое служение, так и конкретные описания проблем, возникающих при переписке.

· Создается методика формирования и ведения катехизаторских групп для духовной поддержки уже освободившихся заключенных.

· Все материалы, которые используются в миссионерских поездках в места заключения, будут также оформлены как методики.

4. Духовная поддержка освободившихся заключенных, проживающих в г. Москве, в группах катехизации.

5. Миссионерские паломнические поездки. Группа поддержки, приглашенные катехизаторы и священники посещают святые места, оставляют списки заключенных, с тем, чтобы о них молились в монастырях. На обратном пути они посещают колонии с миссионерско- катехизаторскими целями, в том числе и те общины, с которыми ведется переписка.

6. Работа с прессой. Ведется сбор материалов для публикации в православных журналах и газетах. Цель публикаций – привлечь внимание православных к проблеме поддержки заключенных, пришедших к вере в местах лишения свободы. Материалы содержат статьи, сочинения, стихи самих заключенных, исторические справки о тюремном попечении, статьи тех, кто занимается тюремным служением сегодня, интервью с ними. Возможны публикации в светской прессе. Все эти материалы предполагается впоследствии издать отдельным изданием.

7. Агитация приходов. Дело служения заключенным христианам не поднять силами одного центра, или нескольких приходов. Необходимо вдохновлять на это служение большинство московских приходов и приходы других епархий. Для этого в Центре собираются материалы, которые будут использоваться с такими целями. Мы создали стенд, который будет размещен в стенах Богословского института. Материалы этого стенда могут быть использованы для создания аналогичных стендов на приходах. Все материалы о нашей работе планируется так же разместить в интернете на сайте Свято-Тихоновского института.

8. Работа с начинающими переписчиками. Все, кто начинает переписываться с заключенными, нуждаются в консультациях и поддержке. Мы организуем специальные встречи, на которых начинающие переписчики смогут проконсультироваться с более опытными членами группы и, при необходимости, с духовниками группы.

9. Психологическая реабилитация освободившихся из мест заключения. В процессе переписки с заключенными осознается необходимость такой реабилитации. Предполагается привлечь к работе психологов, разработать план возможной реабилитации.

Братья и сестры! Вы можете подключиться к работе любого направления деятельности Центра. Мы будем вам очень рады. Еще больше будут рады те, кто нуждается в нашем попечении. Радость же Господа Иисуса Христа будет безгранична, так как по молитвам страждущих в узах Он и вдохновляет нас на это служение и помогает нам.

Мы будем также признательны за любую спонсорскую помощь.

Наш адрес: 115184, Москва, ул. Новокузнецкая, д. 23 Б, группа духовной поддержки. ПСТБИ, Центр поддержки православных общин в заключении.

 

^ 1. Доклад о деятельности группы духовной поддержки православных общин в заключении при методическом кабинете катехизаторского факультета богословского Свято-Тихоновского института. Переписка с заключенными

Необходимость такого служения возникла давно. В адрес Института также как в Братство во имя Всемилостивого Спаса и в Храм Святителя Николая в Кузнецах приходило большое количество писем из мест заключения. В каждом из них содержался порой прямо-таки крик о помощи и поддержке, причем чаще всего духовной. «цитата»

Оставлять такие письма без ответа просто невозможно. Здесь стоит вспомнить слова о.Глеба Коледы, который первым начал служить на этой ниве. Это он сказал: «Наши лагеря, наши заключенные всегда остаются с нами, как наши кровоточащие и гноящиеся раны. И нам их лечить».

В местах лишения свободы находится много христиан, наших братьев и сестер по вере. Скорбями они пришли к Богу, многие уже в зоне приняли крещение. Они нуждаются в христианском общении: поддержке, помощи в постижении основ православной веры. Очень часто они этого естественного церковного общения лишены. Не во всех зонах есть храмы и даже православные молитвенные комнаты. Многие зоны священники не имеют возможности посещать или посещают редко, мало успевают сделать, порой могут только крестить желающих. Христиане остаются без поддержки Таинств Покаяния и Причастия. По сути дела, особенно те, кто осужден на заключение в камере, бывают лишены вообще связи с Церковью.

. Христианская переписка с заключенными – способ поддержки братьев и сестер в узах, который вполне доступен каждому христианину. Он не требует больших временных затрат (если вы переписываетесь с одним заключенным, то пишете примерно одно письмо в полтора месяца). Зато что это значит для человека, который ищет общения в Боге!

Цель доклада – призвать к участию в этом благом и богоугодном деле духовной поддержки заключенных всех православных христиан. Хотелось бы найти единомышленников. Со своей стороны мы предлагаем воспользоваться нашим опытом для организации этого служения на приходах и в братствах. Мы готовы помочь консультациями, поделиться собранными материалами и выводами из них, потому что нам кажется, что дело это общехристианское. Молитвы заключенных, уверовавших в Бога и покаявшихся вопиют к Нему, и Господь через их письма взывает к нам.

Немного о нашей группе. Группа собиралась из людей – учащихся вечернего отделения Катехизаторского факультета и его выпускников. Сейчас группа расширяется за счет студентов вечернего отделения Катехизаторского факультета Института. Входят в нее и прихожане разных московских храмов, приглашенные членами группы. В общей сложности 37 членов группы переписываются со 120 заключенными.

Переписка носит индивидуальный характер, даже не смотря на то, что некоторые члены группы вынуждены переписываться с 15-20 заключенными. Личная направленность переписки – это очень важно. За обобщенным образом заключенного-христианина, к которому повсеместно обращаются протестанты, теряется очень много. Теряется та единственная возможность передавать Благую весть от сердца к сердцу.

Кроме того, с самого начала мы стремимся придать переписке характер собеседования на духовные темы, стараясь избегать двух естественных крайностей: не заниматься нравоучением и псевдопастырством и не переходить на личную душевную переписку.

Если обобщить, то переписка должна иметь катехизаторскую направленность и иметь своей целью постепенное воцерковление христиан в заключении. Она должна подготавливать их к сознательному участию в таинствах Церкви, делать их встречи со священнослужителями (которые порой бывают и нечастыми, и недолгими) наиболее душеполезными.

Сейчас мне хотелось бы рассказать о том, какие письма к нам приходят. Все письма можно разделить на четыре категории. Основная – это письма, которые содержат просьбу о переписке. Это примерно 50 процентов всех приходящих к нам писем. В них обычно просят о духовной литературе, задают разные вопросы о духовной и церковной жизни, просят молитвенной поддержки. Примерно 10 процентов писем содержат просьбу о заочном обучении в институте. Столько же приходит от старост храмов и молитвенных комнат с просьбами помочь литературой, свечами, ладаном и маслом. Последняя категория – это письма с просьбами исключительно материального характера. Нужна одежда на освобождение, продукты, лекарства, очки, деньги, вещи первой необходимости. Подчеркну процентный состав писем: Только 30 процентов материальных просьб, остальные – о пище духовной. Возможно, среди слушателей есть люди, которые занимаются на приходах или в братствах поддержкой заключенных, они знают, что в средней ситуации о материальной поддержке просят около 90 процентов всех, кто пишет. Мы, например, знаем об этом из опыта работы отдела писем Троице-Сергиевой лавры и нескольких знакомых приходов. Здесь хочется четко обозначить проблему. Начиная служение заключенным, надо правильно оценивать свои возможности и ресурсы. Дело в том, что условия содержания заключенных не просто оставляют желать лучшего. Чаще всего там нет даже самого необходимого: мыла, туалетной бумаги, нижнего белья… Если ставить перед собой задачу, обеспечить просителей из мест заключения хотя бы самым необходимым, то надо понимать, что в ближайшее время придет просто обвал писем с просьбами об этом. По своему беспроволочному телеграфу заключенные будут передавать из зоны в зону информацию о том, что по этому адресу обеспечивают тем-то и тем-то… Если у прихода есть средства и силы, то можно, наверное идти по такому пути, но надо понимать, что одна 2-х килограммовая бандероль обойдется вам в среднем в 150-200 рублей, посылка в 10 килограмм около 500 рублей, еще все это надо закупать и рассылать. Так работает с заключенными Троице- Сергиева Лавра, но, как вы понимаете – это особый случай. Во первых – это достаточно богатый монастырь, во- вторых, там есть кого поставить на такие послушания. Мы пошли по принципиально другому пути, просто потому, что мы с самого начала были ограничены как в материальных, так и в людских ресурсах. Мы сразу поняли, что не сможем поправить материальное положение заключенных, но мы можем дать им другое, что может быть не менее ценно – духовную христианскую поддержку. Как это не было трудно, мы решили на все просьбы материального характера отвечать стандартным образом, сообщая о том, что институт не имеет возможности помогать материально, но может помочь литературой духовного содержания. Конечно, без исключений не обходилось, но тогда, посылая что-то в ответ на просьбу, мы подчеркивали, что – это личная инициатива одного из членов группы, и что обычно мы не имеем возможности исполнять просьбы материального характера. Так появилась вторая форма стандартного ответа. Таким образом, мы стали переформировывать поток писем, приходящий в наш адрес. Здесь срабатывает все тот же беспроволочный телеграф, по которому проходит информация о том, что по такому- то адресу не имеет смысла просить деньги, одежду и пр., но также и о том, что там можно найти человека, с которым можно было бы переписываться и обсуждать вопросы веры. Поверьте, нуждающихся в этом много, они жаждут духовно. Они готовы отказаться от материальной помощи, лишь бы их не оставляли духовно и это очень важно, если вспомнить, каковы их материальные нужды. Мы считаем, что основным принципом работы с заключенными на приходах должен стать принцип именно духовной поддержки братьев и сестер по вере. Это означает, что надо путем стандартных ответов переформировывать поток писем из мест заключения и заниматься перепиской с теми, кто в этом нуждается. Это совсем не исключает, а наоборот подразумевает, то, что при личном общении переписывающийся старается как-то помочь и материально. Именно для такой уже индивидуальной поддержки стоит создавать при храмах фонды одежды и денежных средств.

Вернемся к статистике приходящих писем. Как я говорила, еще 10 процентов писем приходят из общин. Пишут либо старосты православных молитвенных комнат, либо активные члены этих общин. Они просят о пополнении библиотек общин, прося прислать свечи, ладан, лампадное масло, рассказывают о том, как живет их община. Переписка со старостами таких общин привела нас к мысли, что очень правильно помимо индивидуальной переписки иметь связь с общинами в зонах. Это решало бы многие проблемы. Например, материальная поддержка. Мы спрашиваем у старосты в чем прежде всего нуждаются члены общины и посылаем посылку на общину. Это, во- первых, исключает обман, который часто встречается в простых материальных просьбах, во вторых, препятствует некоторому индивидуализму: сам за себя прошу и сам использую. Например, в одном случае община, куда я послала посылку с порошком, мылом и зубной пастой часть посылки пожертвовала в инвалидный отряд! Представляете, какое это было решение!

Далее, конечно, рассылать литературу индивидуально – это менее эффективно, чем формировать библиотеки общин ведь в этом случае книги перемещаются по зонам вместе с владельцем, а книги общины служат каждому вновь приходящему в нее.

Кроме того, переписка со старостой большей частью становится достоянием и всей общины, таким образом, охватывается сразу несколько человек. Это очень важно, если иметь в виду дефицит переписчиков.

И, наконец, наша группа сейчас активно работает над дистанционным обучением заключенных Евангелию и катехизису. Это гораздо проще делать, если обучаешь всю общину. Во-первых, один человек может заниматься обучением всей общины, на общину можно послать всего несколько учебных пособий, не обязательно обеспечивать каждого. И, что очень важно, такое обучение как-то организует дополнительно жизнь самой общины.

Необходимость организации такого дистанционного обучения возникла тогда, когда мы стали обдумывать, что отвечать на оставшиеся 10 процентов писем, в которых содержалась просьба о заочном обучении в институте. И по формальным правилам приема на заочное отделение ПСТБИ, а чаще всего и по полной неподготовленности (вплоть до очень слабой грамотности) заключенные не могут быть приняты на заочное отделение института. Чтобы отказ наш не был абсолютно категоричным, в стандартном ответе на такую просьбу мы стали сообщать, что наша группа начала разрабатывать курс дистанционного изучения Евангелия и Православного катехизиса, который вскоре будет им выслан. Это оказалось решением проблемы, т.к. удовлетворило всех просителей. Ведь большинству из них не столько важен факт окончания Института, сколько возможность заняться длительным и важным делом. Не секрет, что этой потребностью заключенных активно пользуются протестантские конфессии, создавая разветвленную сеть заочного обучения в местах заключения.

Кратко охарактеризовав основные направления работы группы: переписку, работу с общинами и дистанционное обучение, хотелось бы перейти к более подробному описанию такого направления, как переписка с заключенными. Как я уже говорила, потребность в переписке, которая имеет миссионерско-катехизаторскую направленность очень велика. Повторюсь, потому, что считаю это очень важным. Заключенные при особых, очень сложных обстоятельствах (совершенный тяжелый грех – разбой, убийство, очень тяжелые бытовые и психологические условия) приходят к Богу, каются, многие принимают Крещение, ищут Церковного общения… и остаются одни. К великому сожалению, сейчас у Церкви не хватает возможностей для должного окормления христиан в местах заключения.

На конференции «Практика тюремного служения», проходившей в сентябре 2001 года в Троице- Сергиевой Лавре, в МДА и С, большинство священников свидетельствовали о том, какая это редкость – когда воцерковленный в заключении человек, выйдя на свободу становится полноценным членом общества, хорошим христианином. Увы, часто страстная природа берет верх и человек снова оказывается в местах заключения. Один из заключенных в переписке с так пытался осмыслить эту проблему. Он писал: «Решение этого вопроса нужно искать в способе окормлен колоний : там нужно создать общины с живым общением с христианами, живущими в миру. Необходимо помогать освобождающихся на первых порах. Человек должен чувствовать, что обрел семью. С этой точки зрения я и рассматриваю нашу переписку – с точки зрения вхождения в христианскую семью.»

Мы постепенно обобщили опыт переписки с тем, чтобы затем передавать его тем, кто возьмется за такое необходимое и востребованное дело, как переписка с заключенными. По своему опыту мы знаем, как на первых порах необходима помощь квалифицированным советом, элементарные знания о местах заключения и порядках в них, умение с самого начала организовать дело переписки так, чтобы избежать нежелательных результатов и последствий.

Расширять такое служение очень нужно, ведь действительно, если мы по-настоящему хотим, чтобы христиане-заключенные не возвращались обратно в зоны, совершив после покаяния повторное преступление, то мы должны поддерживать их всеми возможными способами и понимать, что одни священники с этим делом не справятся. Их слишком мало и они очень загружены на приходах, реально отдавать большое количество времени на беседы они просто не могут. Слава Богу, что теперь они могут совершать в зонах богослужения, таинства и по возможности минимально научать основам веры новокрещеных. В этих условиях служение мирян заключенным духовной поддержкой через переписку становится очень важным.

«Преступникам отвергнутым от общества нужна любовь. Они как малые дети бывают очень чувствительны к ней.» и далее «Наши современные тюрьмы и исправительные колонии – это огромные приходы нуждающиеся в слове Божием и духовном окормлении больше, чем обычные приходы в миру…»

 

^ 2. Пономарева Наталия Владимировна. Руководитель группы Духовной поддержки православных общин в заключении при МКФ ПСТБИ, сотрудник методического кабинета МКФ

Совершенное и осужденное по закону преступление предполагает справедливое наказание. Смысл его состоит в исправлении человека, нарушившего закон, а также в ограждении общества от преступника и в пресечении его противоправной деятельности. Церковь, не становясь судьей человеку, преступившему закон, призвана нести попечение об его душе. Именно поэтому она понимает наказание не как месть, но как средство внутреннего очищения согрешившего.

Творец, устанавливая наказание преступникам, говорит Израилю: истреби зло из среды себя (Втор. 21, 21). Покарание преступившего закон служит к научению людям. Так, полагая наказание за лжепророчество, Бог глаголет Моисею: весь Израиль услышит сие и убоится, и не станут впредь делать среди тебя такого зла (Втор. 13, 11). В Притчах Соломоновых читаем: если ты накажешь кощунника, то и простой сделается благоразумным; и если обличишь разумного, то он поймет наставление (Притч. 19, 25). Ветхозаветная традиция знает несколько видов наказания: смертную казнь, изгнание, ограничение свободы, телесное наказание, денежную пеню или предписание принести жертву на религиозные цели.

Заключение, изгнание (ссылка), исправительные работы и штраф сохраняются в качестве наказания и в современном мире. Все эти виды судебной кары не только имеют смысл с точки зрения ограждения общества от злой воли преступника, но и призваны служить его исправлению. Так, лишение или ограничение свободы дает человеку, поставившему себя вне общества, возможность переоценить собственную жизнь, дабы вернуться на свободу внутренне очищенным. Труд способствует воспитанию личности в созидательном духе, позволяет приобрести полезные навыки. В процессе исправительного труда греховная стихия в недрах души должна уступит место созиданию, порядку, душевному миру. Вместе с те» важно, чтобы лица, находящиеся в местах лишения свободы не испытывали бесчеловечного обращения, чтобы условия их содержания были такими, при которых их жизнь и здоровье не подвергались опасности, а на их нравственное состояние не влиял пагубный пример других узников. Для этого государство призвано заботиться о заключенных, и в этой заботе ему должны помогать общество и Церковь.

В христианстве доброе отношение к узникам ради и исправления имеет глубокую основу. Господь Иисус сравнивает благотворение заключенным со служением Себе: в темнице был, и вы пришли ко Мне (Мф. 25, 36). История сохранила множество примеров помощи святых угодников Божий людям, находящимся в заключении. Русская православна традиция искони предполагала милость к падшим. Святитель Иннокентий, архиепископ Херсонский, обратился тюремной вологодской церкви к заключенным с таким словом: «Не для обличения вас пришли мы сюда, а чтобы пре подать вам утешение и назидание. Видите сами, как Святая Церковь со всеми Таинствами своими приблизилась к вам, не удаляйтесь же и вы от нее, приблизьтесь к ней верой покаянием и исправлением своих нравов… Спаситель теперь простирает со креста руки ко всем кающимся; покайтесь и вы, и прейдете от смерти в жизнь!»

Исполняя свое служение в местах лишения свободы, Церковь должна устроять там храмы и молитвенные комнаты совершать Таинства и богослужения, проводить пастырские беседы с заключенными, распространять духовную литературу. При этом особенно важен личный контакт с лишенным свободы, включая посещение мест их непосредственного нахождения. Заслуживают всяческого поощрения переписка осужденными, сбор и передача одежды, лекарственных препаратов и других необходимых вещей. Такая деятельность доля на быть направлена не только на облегчение тяжелой участи заключенных, но и на помощь в нравственном исцелении искалеченных душ. Их боль является болью всей Матери-Церкви, которая радуется радостью небесной и об одном грешнике кающемся (Лк. 15,10). Возрождение душепопечения о заключенных становится важнейшим направлением пастырского и миссионерского делания, нуждающемся в поддержке и развитии.

Эти слова, взятые из «Основ социальной концепции Русской Православной Церкви» еще раз напоминают нам, что одной из форм социального служения прихода может быть служение осужденным, как тем, кто обращается в православные приходы просто за материальной поддержкой, так и тем (и в особенности тем), кто обратился к православной вере в местах лишения свободы и просит о духовной и молитвенной поддержке. Просьбы о поддержке православных братьев христиан просто вопиют к Богу и их невозможно оставлять без ответа. Формы такого социального служения прихода могут быть разными. Они зависят от многих «характеристик прихода»: имеет ли настоятель на попечении храм, находящийся в местах лишения свободы, окормляет ли кто-то из священников храма христиан в заключении, имеет ли приход возможность активно материально поддерживать заключенных, или напротив, приход небогатый и сам занимается восстановлением своего храма. В каждом из этих случаев служение осужденным будет строиться несколько по-иному.

В данной статье предлагается опыт организации служения заключенным в случае, когда материальные возможности ограничены. Можно сказать, что это наименее затратная форма служения, но она, как показывает опыт, является достаточно эффективной. Этот опыт формировался в процессе организации группы духовной поддержки заключенных на Миссионерско-Катехизаторском факультете Свято-Тихоновского Богословского института и группы поддержки православных заключенных в Храме Покрова Пресвятой Богородицы в Красном Селе.

Конечно, главным в любом служении являются люди, поэтому очень важно, чтобы на приходе усилиями ли настоятеля или как-то по другому нашлась бы группа людей, которая вдохновилась словами как Самого Христа: «В темнице был и вы пришли ко Мне», так и апостола Павла: «Помните узников, как бы и вы с ними были в узах». Хотя очень часто, особенно в активных приходах, недостатка в письмах из мест лишения свободы нет. Именно эти письма и послужили в нашем случае основным вдохновляющим материалом. В каждом из таких писем содержался порой прямо-таки крик о помощи и поддержке, причем чаще всего духовной. Ведь у тех заключенных, кто скорбями пришел к Богу в местах лишения свободы порой нет элементарного христианского общения, не говоря уже о том, что многие из них не имеют возможности хоть как-то обучаться основам Православной веры, получать ответы на свои вопросы и даже участвовать в таинствах Церкви. Оставлять такие письма без ответа было просто невозможно. Постепенно собралась группа людей – учащихся вечернего отделения Катехизаторского факультета и его выпускников, которые начали вести индивидуальную переписку с заключенными. Переписка сохраняла индивидуальный характер, даже не смотря на то, что некоторые члены группы были вынуждены переписываться с 15-20 заключенными. В чем состояла индивидуальность переписки? В том, пожалуй, что с каждым верующим заключенным устанавливались какие-то особые, отношения, не похожие на отношения с другими. Для тех, кто переписывался, все заключенные были разными, даже если их было достаточно много. Это кажется очень важным – личная направленность переписки. За обобщенным образом заключенного-христианина, к которому повсеместно обращаются протестанты, теряется очень много. Теряется та единственная возможность передавать Благую весть от сердца к сердцу. И потом через насущные проблемы конкретного человека ты начинаешь лучше понимать проблемы вообще. Кроме того, с самого начала мы стремились придать переписке характер собеседования на духовные темы, стараясь избегать двух естественных крайностей: не заниматься нравоучением и псевдопастырством и не переходить на личную душевную переписку. Соблюсти эту грань не просто, но именно здесь всем нам помогало то, что мы были именно группой и могли, встречаясь, помогать друг другу, советуясь со своими духовниками и духовниками группы. В процессе переписки стало так же понятно, что необходимо думать о дистанционном обучении заключенных основам Православной веры. Встречались письма с прямой просьбой о заочном обучении в Богословском институте. Также по многим письмам стала ясна нехватка элементарных знаний и попытка восполнить их с помощью протестантских курсов заочного обучения. Постепенно мы выработали основные принципы дистанционного обучения и сделали первую попытку таким образом обучать православную общину в одной из зон.

Сейчас группа расширяется за счет студентов вечернего отделения Катехизаторского факультета Института. Мы начали постепенно обобщать опыт переписки с тем, чтобы затем передавать его тем, кто возьмется за такое необходимое и востребованное дело, как переписка с заключенными. По своему опыту мы знаем, как на первых порах необходима помощь квалифицированным советом, элементарные знания о местах заключения и порядках в них, умение с самого начала организовать дело переписки так, чтобы избежать нежелательных результатов и последствий. Например, если сразу ориентировать работу группы именно на духовную переписку, то надо на самом первом этапе отсекать письма только с просьбами о материальной поддержке. На такие письма мы даем стандартный ответ, в котором сообщаем, что материальную поддержку оказывать не можем по причине отсутствия спонсорской помощи, но можем, если это интересует, помочь с духовной литературой. На этом этапе отсекаются те письма, в которых заключенные хотят получить от нашей группы посылку, как и из многих других мест, куда они пишут. Все остальное их не интересует. Хотя надо сказать, что материальная поддержка тех, с кем мы начинаем переписку, не только не исключается, но и вполне естественна для переписывающегося, но только именно в личном порядке, чтобы группа духовной поддержки не была «погребена» под бесчисленными просьбами материального характера. Расширять такое служение очень нужно, ведь действительно, если мы по-настоящему хотим, чтобы христиане-заключенные не возвращались обратно в зоны, совершив после покаяния повторное преступление, то мы должны поддерживать их всеми возможными способами и понимать, что одни священники с этим делом не справятся. Их слишком мало и они очень загружены на приходах, реально отдавать большое количество времени на беседы они просто не могут. Слава Богу, что теперь они могут совершать в зонах богослужения, таинства и по возможности минимально научать основам веры новокрещеных. В этих условиях служение мирян заключенным духовной поддержкой через переписку становится очень важным.

Чтобы собрать статистику, мы решили посмотреть, сколько и какие письма приходили к нам в течение полугода. За это время в группу духовной поддержки пришло около 100 писем. Из них в 20 просили только о материальной помощи. В 12 – просили об обучении, в 6 рассказывалось о православных общинах при храмах и молитвенных комнатах, просили книги, свечи и т.д., в остальных письмах (около 60) содержалась просьба о переписке с братьями и сестрами христианами. Это говорит о безусловной востребованности такого служения. Можно привести несколько примеров, говорящих также об его эффективности.

В течение трех лет переписки заключенный (убийство трех человек, срок – 25 лет), который сначала явно был под протестантским влиянием, начал постепенно сознательно исповедоваться, причащаться, стал старостой православной общины и теперь строит на территории колонии храм, в котором отныне всегда будут о нем молиться как «о стоителе и благоукрасителе». Другой заключенный был старостой общины Православного Храма. Священник к ним приезжал не часто: 3-4 раза в год, исповедовал редко, почти не удавалось их причащать, крестил новых членов в общину и уезжал. Как устраивать жизнь общины, староста понимал не очень хорошо. Переписка помогла ему не только организовать жизнь общины: мы посылали ему много литературы, конкретные молитвы, например, канон о болящих, акафисты, начали дистанционное обучение. Она также вдохновила его на поиск более частого общения со священнослужителями: он просил об этом своего священника, писал по нашему совету в епархию. С Божьей помощью постепенно все устроилось. Это только два из многих примеров, которые свидетельствуют о том, что переписка с заключенными, имеющая катехизаторскую направленность, очень нужна в местах заключения и может способствовать более правильному устроению церковной жизни.

Очень важно еще и то, что организация переписки с заключенными не требует большой подготовительной работы по сравнению, например, с организацией посещения мест заключения, не требует и такого времени. Например, если переписываться с одним заключенным, то приходится писать примерно одно письмо в полтора месяца. Это совсем небольшие временные затраты, на которые способен любой христианин, обычно достаточно занятый и рабочими и домашними обязанностями и, часто, служением. Завершая, можно сказать, что такая переписка ценится братьями и сестрами в узах очень-очень ДОРОГО.

Всех, кого интересует опыт организации подобных групп, занимающихся духовной перепиской и дистанционным обучением заключенных – братьев и сестер во Христе, приглашаем к сотрудничеству. Мы готовы предоставить любые, имеющиеся у нас материалы всем, кто возьмется за это Богоугодное и благодатное дело. Наш адрес: 113 184, Москва, Новокузнецкая ул., дом 23Б ком. 7., группа духовной поддержки.

 

^ 3. Бобкова Софья Григорьевна

Группа духовной поддержки православных общин в заключении Православного Свято-Тихоновского Богословского института.

Переписка с заключенными

Этот доклад, который я делаю от лица группы, посвящен теме письменного общения с заключенными, уверовавшими во Христа. Я хочу показать, насколько эффективна эта форма катехизации на примере работы нашей группы, и призвать всех, кто почувствует желание участвовать в необходимом деле.

Мы, предлагаем воспользоваться нашим опытом для организации этого служения в своих приходах и братствах, мы готовы предоставить все имеющиеся у нас материалы, помочь консультацией, а так же принять чей-либо опыт и замечания к нам. Мы предлагаем объединить усилия в этом благом деле. Тут хочется привести слова отца Глеба Каледы: «…преступникам, отвергнутым обществом, нужна любовь. Они, как малые дети, бывают чувствительными к ней…», «…наши современные тюрьмы и исправительно-трудовые колонии – это огромные приходы, нуждающиеся в Слове Божием и духовном окормлении, может быть больше чем обычные приходы в миру…». Наша задача не пастырская, но задача отчасти миссионерская и в основном катехизаторская. Я коротко расскажу о нашей группе. Возникла она не сразу. На письма, которые приходили в институт стали отвечать, сначала, разные люди, как студенты института, так и со стороны. Они менялись, одни исчезали, бросая переписку, другие появлялись. За последние 4 года появился небольшой костяк, из выпускников миссионерско-катехизатогрского факультета, который не уходил. Нас было не много, и в результате некоторым пришлось брать для переписки до 20-ти человек, так как есть письма, на которые не ответить, просто невозможно. Например, пишут так: «… Уже год, как в жизни моей появилось то, ради чего стоит жить, стоит переносить лишения, а если нужно, то и умереть…», «…А, однажды, проснувшись после ночи, я ощутил непреодолимую тягу к знаниям. Куда там голоду физическому до голода душевного…». Пишут и так: «…по возможности, помогите мне, Библии у меня своей нет, а без нее я просто задыхаюсь…». Много писем по сути означающих сигнал SOS! И письма все копились и копились, а отвечать было некому. Наконец, Господь призрел на нас и осенью 2001 года, у нас появился руководитель и организатор, группа стала централизованной, дело наше упорядочилось, появились благотворители, появилось свое помещение. И очень важно то, что мы смогли собраться, соборно решать проблемные вопросы, обмениваться опытом. Постепенно, идет обобщение опыта переписки для того, чтобы передать его тем, кто захочет за это взяться. Сейчас в нашей группе 37 человек – они ведут переписку со 120 ю заключенными. Мы выявили, что у нас письма поступающие с чисто материальными просьбами составляют 30 %. Остальные 70 % содержат в разной степени просьбы духовного содержания. Из них – 10 % общины, которые просят литературу, свечи и др., 10 % – просят обучение основам веры, и 50 % – просят письменного общения с братьями или сестрами христианами и духовную литературу. По данным Троице-Сергиевой Лавры к ним поступают письма более 90 % содержащие чисто материальную просьбу, почти также обстоит дело и в приходах. К сожалению, мы не в состоянии обеспечить всех, кто просит, материально, поэтому по мере возможности делаем это только для тех, кто ведет с нами переписку на духовной основе. Благодаря этому к нам стали обращаться преимущественно за духовной нуждой. Для удобства мы составили несколько стандартных ответов на разные случаи похожих просьб, кроме индивидуальной переписки, на ней я и остановлюсь более подробно. Исходя из опыта такой переписки на протяжении нескольких лет, и рекомендаций духовных лиц, мы составили памятку для начинающих переписываться с заключенными. ней содержаться различные рекомендации, предостерегающие человека, взявшегося за переписку, от возможных ошибок и следующих за ними неприятностей. Дается, например, совет быть максимально терпимым и доброжелательным, но в то же время соблюдать некоторую дистанцию и не делать переписку слишком личной. Писать о вере, о духовной жизни, но ни в коем случае не брать на себя роль «духовника», чаще ссылаться на труды святых отцов, традицию Церкви, объяснять некоторые технические нюансы в отправке писем и бандеролей. Индивидуальная переписка важна и ценна тем, что тут вера ее тепло и свет передается непосредственно от сердца к сердцу, как бы переливается по капелькам, а потом растет через молитву, таинства, Слово Божие. Большое значение имеет высылка духовной литературы. Вот как, например,пишут об этом членам нашей группы, те кто начинает путь к Богу: «Все книги получил. Огромное спасибо Вам. Опять столько нового для себя открыл и ответы на некоторые вопросы получил… я благодарю Бога за то, что Он мне послал Вас, а точнее всем нам. Ведь столько народа из этих мест, общаясь с Вами, открыли для себя совершенно другой, наипрекраснейший мир…» Соколов С. 1999г. «Мое общение с Вами приносит мне огромную пользу. И оно оказало на меня сильное благодатное действие. Я впервые в жизни пришел к батюшке на исповедь, исповедался и Причастился. На душе как-то легче стало. Спасибо Вам за это, так как я осознал необходимость исповедания и причастия благодаря общению с вами и книгами, которые Вы мне выслали…». Суетнов И. 2000 г. После этого обычно начинается настоящая борьба со страстями, т.е. люди вступают на путь очищения души, на путь ведущий к Богу. Люди делятся трудностями духовной борьбы, и поддержка им в этом очень нужна. «…Думаю, настолько я далек от духовной жизни, хоть вроде я и читаю, и постоянно думаю о Божественном, а все иду на поводу у страстей…».

Булавский Д. 2000 г. «…Проблема с этим гневом, ох как же стараюсь и молюсь, помогает, но очень сильно им поражен, даже самому страшно…».

Жирнов Д. 1998 г.

О тяжести исправления пишут все, кто вступил на этот путь. Бывает важно в этот момент поддержать начинающего, ободрить словом, выслать нужную литературу. Бывает так, что проходит время и не узнать человека. У нас есть примеры такого преображения.

В течении трех лет переписки заключенный (убийство трех человек, срок – 25 лет),который сначала был явно под протестантским влиянием, начал постепенно сознательно исповедоваться, причащаться, стал старостой православной общины и теперь строит на территории колонии храм, в котором отныне всегда будут о нем молиться как о «стоителе и благоукрасителе».

Не всегда, конечно, духовный рост идет прямо по нарастающей, но перемены все равно обычно отчетливо видны при длительной переписке и это особенно радостно видеть. Люди пишут, что исчезает уныние, бросают по молитве к Богу курить, радуются духовным познаниям.

Вот пример из письма: «… Продолжаю читать чудесную книгу Св. Силуана Афонского. Книга потрясающая, из раза в раз открываю для себя что-то новое. Когда читаю, то радуюсь жизни. Как Господь велик! Счастье – то какое, дал Он мне это увидеть, мне негодному…».

С. Соколов 2000 г.

Это после двух лет переписки. Это не единственные примеры, их много уже в нашей практике.

Такая эффективность объясняется тем, что мы общаемся с человеком в течение длительного срока (годами), ведем постепенную катехизацию, причем индивидуально. При переписке человек ощущает, что в его судьбе мы принимаем участие, что он нам не безразличен и боле того мы по христиански его любим и желаем спасения его души. Для многих это вообще новое, неведомое чувство и новые отношения. Таким образом, частично компенсируется недостаток церковного окормления и отсутствие христианского общения, которое имеется на свободе. Конечно, остается еще тема жизни заключенного после выхода на свободу. Один из них сам пишет о проблеме становления человека на верный путь после тюрьмы. Он говорит, что решение этого вопроса нужно искать в способе окормления колоний: «…там нужно создать общины с живым общением с христианами, живущими на свободе. Необходимо встречать освобождающегося и помогать ему на первых порах. Человек должен чувствовать, что обрел семью. С этой точки зрения я и рассматриваю нашу переписку – с точки зрения вхождения в семью…» пишет он. Ясно, что в полноте это не выполнимо, но частично что-то можно сделать. Например, создать фонд первой помощи освобождающимся для обеспечения одеждой и некоторой суммой денег. Об этом мы как раз думаем уже. Кроме того, есть замысел договориться с приходскими священниками о том, чтобы принять бывшего заключенного в церковное окормление, чтобы батюшка заранее знал, что придет конкретный человек, которому, по возможности, нужно помочь с воцерковлением.

Из моей практики переписки с 1998 г. – двое живут церковной жизнью, один частично, но он переживает свои падения.

Конечно, есть и трудные подопечные, есть поверхностно верующие, если можно так сказать, встречаются и душевно больные, но сколько из них писали нам одну простую фразу: »спасибо за то, что Вы есть’’

И так мы свидетельствуем о том, что способ индивидуальной переписки с заключенными имеет большее значение в деле их спасения, и становления на верный путь.

Приведу еще такие слова заключенного: «…Ваша милость и письма очень сильную имеют помощь, как с материальной стороны, так и с духовной. Как сказал один оптинский старец, что хлеб и милость даже разбойника смиряет. Я это ощутил не только на себе, но вижу на примерах других заключенных. Те люди, которые ведут переписку с другими братьями христианами, меняют свой образ жизни уже здесь, глубже изучают Писание, чаще прибегают к молитве, становятся на много спокойнее и рассудительнее…». «…Матушка, Ваша помощь и молитвы вернули меня к жизни, ибо я уже был на грани отчаяния. Я почти потерял веру в людей… Я устал от зла и не правильной жизни, очень хочется делать людям добро и радость…» Рунёв Игорь 2002 г.

Заканчивая свой доклад, я снова обращусь к словам отца Глеба Каледы : «Наши тюрьмы, наши лагеря, наши заключенные всегда остаются с нами, как наши кровоточащие и гноящиеся раны. И нам их лечить.» Думаю, что это, очевидно, относится не только к священнослужителям, но и ко всем христианам, как к людям, составляющим единое Тело Христово. Относительно здоровые, или лучше сказать несколько менее больные, естественно, заботятся о более больных, а также об увеличении числа членов составляющих Церковь – сей спасительный «Корабль». Множество павших, но желающих подняться верою во Христа, находятся сейчас в сектантской, еретической, тяжелейшей бездуховной тюремной среде, они простирают к нам свое сердце, возлагают на нас свою надежду.

Еще раз, мы призываем всех, кто может найти время и силы, принять посильное участие в этом Богоугодном деле.

 

^ Часть 2. Практические рекомендации

Братья и сестры!

В местах лишения свободы находится много христиан, наших братьев и сестер по вере. Скорбями они пришли к Богу, многие уже в зоне приняли крещение. Они нуждаются в христианском общении: поддержке, помощи в постижении основ православной веры. Очень часто они этого естественного церковного общения лишены. Не во всех зонах есть храмы и даже православные молитвенные комнаты. Многие зоны священники не имеют возможности посещать или посещают редко, мало успевают сделать, порой могут только крестить желающих. Христиане остаются без поддержки Таинств Покаяния и Причастия. По сути дела, особенно те, кто осужден на заключение в камере, бывают лишены вообще связи с Церковью.

Мы с вами можем хотя бы отчасти восполнить этот недостаток. Христианская переписка с заключенными – способ поддержки братьев и сестер в узах, который вполне доступен каждому христианину. Он не требует больших временных затрат (если вы переписываетесь с одним заключенным, то пишете примерно одно письмо в полтора месяца). Зато что это значит для человека, который ищет общения в Боге!

Главное о чем хочется сказать – это личная направленность переписки. Мы переписываемся не вообще с христианами- заключенными, а с конкретными людьми. За обобщенным образом заключенного-христианина, к которому повсеместно обращаются протестанты, теряется очень много. Теряется та единственная возможность передавать Благую весть от сердца к сердцу. Перефразируя известное изречение об улыбке, можно сказать, что ничто не дается нам так легко и не ценится ими так дорого, как духовная поддержка.

 

^ СОМНЕНИЯ

У всех, кто собирается начать переписку, возникают какие-то сомнения.

Поскольку мы все когда-то сами начинали, эти сомнения были и у нас. Вот как мы их обобщили.

Первое. Вопрос времени. Пытаясь вовлечь в переписку новых людей, мы часто сталкивалась с распространенным ответом: и рад бы, да времени совсем нет. Но по нашему коллективному опыту перепиской вполне может заниматься человек, который в наше время и так загружен очень сильно. Время – это не проблема. Даже с самой ближайшей зоной Вы будете переписываться не чаще раза в 1.5-2 месяца, а с удаленной – раз в два, три месяца. Совсем немного! А представьте, какую пользу оно приносит! Это очень маленькая милость, которая Господом очень дорого ценится!

Второе. Переписка не должна вестись на домашний адрес. Сейчас это кажется очевидным, но по началу ты думаешь, что писать будут тебе домой и это вызывает опасения. Можно писать на адрес Института, или, если это удобнее, на какой-нибудь почтамт, мимо которого часто ходишь, до востребования.

Третье. Страх «медицинский». Письма приходят от туберкулезников и возникает вопрос, не передается ли эта зараза через письма? Это искушение чистой воды, ведь кто позволил бы им писать на волю, если бы это распространяло туберкулезную заразу? Никто. Сейчас даже за детьми с «плохой» реакцией манту сразу устанавливают надзор, что уж говорить о специальных туб. зонах. В справочнике дополнительно можно прочитать, что туберкулез легких распространяется аэробным путем, т.е. туб. палочки живут во влажной среде, заражение может произойти при непосредственном контакте с больным.

И, наконец, самое сильное сомнение, которое возникает – страх последствий. Это едва ли не самое сильное препятствие на пути к такому служению. Как же оно формулируется? Вот, пожалуй, одна из лучших формулировок. «Допустим, ты пишешь верующему зэку прекрасные письма, рассуждаешь о любви Христовой, а он освободится, приедет и будет справедливо желать, чтобы ему эту любовь явили. И что?» Ответ на это есть. Здесь все дело в ответственности. Кто ответственен за жизнь, за ошибки и победы христианина в заключении? Кто ответственен за его устройство после освобождения? Мы, взявшиеся его поддерживать в трудную минуту, не ответственны. Понять это и смириться с этим очень важно. За его жизнь, трудности и победы ответственен без сомнения лишь он сам и Господь. За его устройство ответственна государственная система. Это достаточно жесткая позиция, но она необходима, чтобы не было искажений в отношениях и вытекающих проблем. Если вы внутренне стоите на такой позиции, то постепенно вы передаете это ощущение и вашему корреспонденту. Он не будет стремиться переложить на вас ответственность, в том числе и духовную («Наставьте меня на истинный путь, научите, как…»). Он сможет безусловно попросить вас помочь, поучаствовать, подсказать, но это будет помощь ему, ответственному за себя. При этом вы, естественно, можете ему помогать, участвовать в его проблемах и подсказывать ровно столько, сколько вам сейчас по духовным и материальным силам. Вы вольны отказать и этот отказ ответственным человеком будет принят всерьез и спокойно.

Нашу переписку можно сравнить с беседой двух христиан, идущих из храма со службы домой. Во-первых, наше общение ограничено по времени. Далее, каждый из нас живет своей духовной жизнью и образован в свою меру, но мы можем обсуждать любые вопросы: нравственные, догматические, исторические, подстраиваясь под уровень друг друга. Мы можем спросить совета, поделиться радостью или горем, попросить молитв, но при этом мы не рассказываем какие-то подробности личной жизни и не обязательно знаем даже полный состав семьи и место работы своего собрата. Ведь это не вызывает у нас ощущения, что мы что-то не договариваем, просто нам не это интересно. Вот и христиан заключенных надо постепенно своим собственным спокойным и уверенным отношением ориентировать на такое общение. Я думаю, вряд ли его результатом может стать неожиданное появление переписчика и его непомерные требования. Но от исключений все же мы застрахованы уже тем, что переписываемся от группы поддержки при Богословском Институте.

 

^ ГРУППА

Вообще, то, что мы – группа – это очень важно. Это и поддержка, и возможность посоветоваться и обсудить проблемы, кроме того, разделенная радость – радость вдвойне, а неудача – неудача вполовину, так говорят…В группе накапливается коллективный опыт. Допустим, я переписываюсь с тремя или пятью заключенными. Это одни люди, с конкретным преступлением, семейным положением, духовным путем и т. д. Но у другого члена группы совсем «другой набор», другие корреспонденты и, следовательно, другой опыт. Это очень важно – иметь возможность воспользоваться этим опытом.

Такой коллективный опыт мы собираемся обобщить с тем, чтобы им смогли воспользоваться люди в других храмах, братствах, духовных учебных заведениях, где будет организовываться такое служение. Расширять такое служение очень нужно, ведь действительно, если мы по-настоящему хотим, чтобы христиане-заключенные не возвращались обратно в зоны, совершив после покаяния повторное преступление, то мы должны поддерживать их всеми возможными способами и понимать, что одни священники с этим делом не справятся. Их слишком мало и они очень загружены на приходах, реально отдавать большое количество времени на необходимые беседы они просто не могут. Слава Господу, что сейчас они могут совершать в зонах богослужения, таинства и по возможности минимально научать основам веры ново крещеных.

 

^ МАТЕРИАЛЬНАЯ ПОМОЩЬ

Теперь, что касается материальной поддержки наших корреспондентов. Какие-то расходы берет на себя Институт. Но, вообще говоря, когда начинаешь переписку, надо реально рассчитывать на собственный возможный минимум. Этот минимум определяется именно теми временными затратами, о которых речь шла выше. Но дальше… Это ваше творчество, ваша свобода, ваше время и ваш кошелек, в конце концов. Эта ваша жизненная реальность, которая станет реальностью и для ваших корреспондентов. В конце концов, они ведь тоже свободны и могут поискать себе спонсора. Мы стараемся как-то и материально их порадовать. Но это уже личный опыт, о котором мы можем лишь сообщить, ни в коем случае его не навязывая.

Обычная практика – собирать бандероли к большим праздникам – Пасхе и Рождеству. Ко дню Ангела и дню рождения можно написать открытки, далее можно какие-то книги, важные для вас посылать, чтобы иметь возможность их потом обсудить. В Пасхальные бандероли можно складывать кроме стандартного набора: чай, конфеты, сладкие плитки, бульонные кубики, кусочки артоса, сувенирчики. В Рождественские тоже что-то личное, например шерстяные носки послали одному заключенному, который переехал из своих теплых краев на Урал. Это было немного, но он писал потом, что плакал, когда получил эту бандероль.

 

^ ОГРАНИЧЕНИЯ на ценные бандероли и посылки

Необходимо знать правила, по которым заключенные могут получать бандероли и посылки с продуктами и вещами. Дело в том, что без ограничений в зоны пропускают только заказные и простые бандероли. А в них можно отправлять только книги, тетради, конверты. Продукты, одежду, туалетные принадлежности можно отправлять только ценными бандеролями и посылками. Но на эти отправления в каждой зоне свои ограничения. Перед тем как посылать даже небольшую ценную бандероль, надо выяснить, может ли заключенный ее принять. Иначе можно получить свою посылку обратно, и заплатить за обратную пересылку. Кроме того, не все продукты можно посылать. Сахарный песок, например, почти нигде нельзя. На виды и цвет одежды тоже существуют ограничения. Все это надо узнавать у конкретного человека, если соберешься ему что-то послать.

 

^ НАЧАЛО ПЕРЕПИСКИ

Можно ли дать какие-то рекомендации?

В общих чертах, конечно. Первая и самая важная рекомендация непосредственно вытекает из цели духовной переписки. Сформулируем ее так. Помочь брату или сестре – христианам в заключении начать более полную и осознанную церковную жизнь. Подготовить их к встречам со священнослужителями, которые во многих зонах очень кратковременны и эпизодичны. Помочь подготовиться ко крещению, к полной и зрелой исповеди, к благоговейному причастию. К сожалению, священники в зонах в основном не имеют пока возможности уделять много времени заключенным, и переписка вполне может возместить эту трудность. Исходя из этой цели, в письмах надо соблюдать грань: не впадать в нравоучительный тон и псевдопастырство, с одной стороны, не переходить на слишком личную душевную переписку, с другой. Другими словами можно сказать так: поскольку главная цель переписки – восполнять недостаток катехизических знаний, то очень важно для переписчика разделять вопросы на пастырские и катехизические. Катехизические вопросы необходимо освещать по возможности доступно и полно, подбирая соответствующую литературу. С пастырскими вопросами надо быть очень осторожными. Через такие вопросы заключенные часто провоцируют переписчика на неправильную, учительную позицию по отношению к ним. От такой позиции надо всячески стараться уходить, стараясь быть по отношению к заключенному в позиции собеседника, пусть значительно более образованного, но по-братски равного. Все вопросы пастырского характера по возможности надо переадресовывать священнику, а если у заключенного по той или иной причине нет возможности обратиться к нему, то надо говорить, что я посоветуюсь с духовником группы, спрошу его, тогда передам вам его ответ.

 

^ «ЛЕГКОЕ ПИСЬМО»

Далеко не всегда письма содержат какие-то вопросы. Ведь переписка – это длительная форма общения. Понятно, что все время они просто не могли бы формулировать вопросы. Ведь чтобы вопросы появлялись, надо что-либо интенсивно читать или изучать, о чем-то интенсивно думать…Трудно этого ждать от всех заключенных. Письма часто бывают просто повествовательными, в них описываются какие-то события жизни, переживания. На эти письма очень легко отвечать, хотя казалось бы они не содержат информации. Ответы на такие письма можно назвать «легкими письмами». Это весточка, малосодержательная, но имеющая главный подтекст: «я вас помню, по-прежнему рада ответить, даже не смотря на то, что письмо ваше не было «умным» и содержательным». Легкое письмо строится примерно следующим образом:

«Здравствуйте…! Получила ваше письмо, очень рада. Жаль, что вам не пишут ваши родные. Рада, что могу вас поддержать письмом. Недавно была в храме (на празднике, или на воскресной службе). Было то-то, проповедь была о том-то, меня это очень вразумило. Если интересно, то могу выслать проповеди Батюшки, которые мы записали. У нас холодает, замучилась с переменой гардероба у детей с летнего на осенний: все надо достать, перебрать, почистить (важно, чтобы корреспондент понимал, что у вас тоже есть ситуации, которые вы переживаете как трудности). Прочитала такую-то книгу (статью) меня это заинтересовало, высылаю ее вам. Далее какие-то мысли по книге. Интересно, как вам понравится (что вы думаете). Вот пока и все. Пишите. Помогай вам, Господи.» Такое письмо занимает по времени минут 15-20. Но оно достигает главной цели: заключенный чувствует, что он не брошен, даже когда не может быть «очень умным».

«Легкое письмо» – это хороший «инструмент» переписки. Его обязательно надо иметь в арсенале. Ведь заключенные – люди страстные, и, хотя они и стараются «держаться в рамках» в переписке, иногда пишут очень раздражающие письма. Вот тут и приходит еще раз на помощь «легкое письмо». В независимости от того, что было в раздражающем вас письме, вы, не вдаваясь в полемику, пишете «легкое письмо». В этой ситуации заключенный на подсознательном уровне (т.к. привычка к самоанализу часто очень слаба) чувствует, что его принимают и такого, не отвергают, не «наказывают» и это для него очень важно.

 

^ КОЛИЧЕСТВО КОРРЕСПОНДЕНТОВ

Сколько может быть корреспондентов у одного переписывающегося? Думается, что для достаточно занятого человека переписываться с тремя – пятью людьми – это нормально. Больше – это особый труд, служение, которое надо брать на себя, очень хорошо рассчитав свои силы. Может случиться, что не потянешь, выдохнешься, а бросить – то уже трудно… На первых порах новые члены нашей группы берутся переписываться с одним заключенным. Это тоже нормально, но, переписываясь с одним человеком, гораздо тяжелее не переходить на слишком личную переписку, поэтому наш совокупный опыт говорит о том, что лучше иметь хотя бы двух- трех корреспондентов.

 

^ МОЖНО ЛИ ПРЕРВАТЬ ПЕРЕПИСКУ?

Еще хотелось бы обратить внимание на такой действительно важный вопрос. Если вдруг по каким-то причинам человек не сможет больше переписываться, можно ли прервать переписку? Или он становится заложником этого служения?

Здесь еще раз надо вспомнить о свободе. Конечно, берясь за какое-либо служение, мы беремся за него, сознавая свою ответственность за это служение перед Богом и людьми. Берем на это служение благословение, рассчитываем силы, помятуя, что «проклят тот, кто делает дело Божие с небрежением». Но ведь все мы живые и грешные люди, мы можем не рассчитать свои силы, у нас могут измениться жизненные обстоятельства. Мы должны помнить, что Господь дал нам свободу. Конечно, если невозможность дальнейшей переписки связана с нашей греховностью, мы должны проанализировать, что в нас к этому привело и покаяться, должны также спокойно извиниться перед нашими корреспондентами, а не просто пропасть. По возможности передать переписку другим переписчикам. Если у нас изменились обстоятельства, то тоже следует вкратце объяснить ситуацию и извиниться. Обязательно надо взять благословение на прекращение служения переписки. Это внутренне облегчит нелегкую ситуацию разрыва. Надо помнить, что любое служение прежде всего должно способствовать духовному росту, а не препятствовать ему и это очень важно.

Хотелось бы предложить некоторое личное обобщение. Это деление корреспондентов на «легких» и «тяжелых». «Легкими» являются духовно проснувшиеся люди. Они действительно хотят много узнать и во многом разобраться. Они, можно сказать, «растут на глазах», потому что «держатся» за Господа изо всех сил. Письма являются для них поддержкой и опорой в этом росте. Конечно, в их росте есть и периоды затишья, но это скорее передышка, чем откат назад. «Тяжелые» корреспонденты быстро скатываются на потребительские отношения. Главным для них в переписке становится то, что через нее можно что-то иметь. Хотя начинаться она может вполне на духовном уровне. Но обстоятельства их жизни в зоне порой так тяжелы, что они продают полученное было первородство за чечевичную похлебку. Не выдерживают искушений плоти. Их трудно в этом обвинять, так как никто не знает, как бы мы сами повели себя в этом случае, но переписку становится вести нелегко. Надо все время переводить их голодный взгляд на более высокие проблемы. Я решила по возможности пытаться с ними обсуждать какие-то книги, писать «легкие письма» и ограничиваться тремя бандеролями в год с объяснением причин, почему не могу стать его «снабженцем». Обычно они не прерывает переписку и в этом случае. Кстати, таким людям лучше много книг не посылать. По немощи своей они могут их при случае использовать не по назначению. Бывают также корреспонденты, которые находятся в состоянии духовного самообольщения. Это обычно люди, ставшие в оппозицию православной общине в зоне, или долго сидящие в камере, куда не приходят священники. С такими людьми переписку надо вести предельно осторожно, по возможности ограничиваясь «легкими» письмами и бандеролями с душеполезной литературой для новоначальных. Ни в коем случае не посылать литературу аскетического толка, которую они обычно и просят: «Добротолюбие», труды Святителя Игнатия (Брянчанинова) и т.д., стараться советоваться со священниками.

Люди, попавшие в места лишения свободы, в своей массе были лишены самого главного – любви, той самой о которой говорит апостол Павел: «Любовь долготерпит, милосердствует, не ищет своего…», причем лишены как-то очень сильно. Мы, переписчики, должны хоть как-то восполнять эту недостачу, а значит мы не в каком случае не можем поучать, корить, отвергать, даже спорить. Мы должны им только помогать, советовать, если спросят, сочувствовать и относиться с максимальным терпением. Я думаю, что все равно такой опыт придет только в процессе переписки. Все равно не избежать ошибок, промахов. Ваш же собеседник и будет основным вашим учителем. Ошибок не надо бояться. Если мы искренни в своем желании помочь этим людям, то Господь покроет наши ошибки. Надо смиренно понимать, что любой из нас, переписывающихся, сам – «мешок грехов» . Но это не значит, что мы теперь не должны помогать тем, кто находится в еще более сложной духовной и душевной ситуации. Слава Богу, у нас есть возможность исповедоваться, причащаться, просить совета и молитвенной поддержки. Они же часто всего этого лишены.

Помоги нам всем, Господи!

 

^ Памятка для начинающих переписываться с заключенными

Начиная переписываться, вы должны помнить, что имеете дело с людьми, которые в своей жизни были обделены любовью. Это детдомовцы, сироты, выходцы из асоциальных семей. Страстная природа чувств в них брала и берет верх над разумом и волей. Именно «игра страстей» и привела их на скамью подсудимых. Поэтому в переписке сними надо с одной стороны стремиться быть максимально терпимым и доброжелательным, но с другой стороны соблюдать некоторые правила.

· Не следует давать своих личных адресов, адресов своих друзей и близких, а также других координат, кроме официального адреса Института или, в крайнем случае, адреса удобного для вас почтового отделения. На все вопросы, почему это именно так, объяснять, что нет благословения. Можно так же пояснить, что письма проходят через разные руки, их могут увидеть или даже выкрасть соседи по камере, что такое бывало и не раз, что для вас это нежелательная ситуация.

· Переписка, прежде всего, должна преследовать цель духовной поддержки брата или сестры во Христе, которые часто не имеют другой возможности общаться на духовные темы. Поэтому нежелательно делать переписку слишком личной и откровенной, необходимо держать дистанцию. Надо поощрять вопросы о вере, церкви, духовной жизни, но ни в коем случае не брать на себя роль «духовника», лучше чаще ссылаться на труды св. отцов, Евангелие, традицию церкви. Если возникают сложные вопросы духовной жизни, говорить, что вы посоветуетесь со священником и тогда ответите.

· Поддержка заключенных – благодатное и Богоугодное дело, поэтому оно естественно вызывает сопротивление врага. Замечено, что на первом этапе переписки письма пропадают. Это приводит к тому, что и с одной, и с другой стороны возникает непонимание и обида. Часто это служит причиной прекращения переписки. Имя Божие в результате может хулиться. Следует в таком случае либо в самом начале послать вместе с письмом маленькую брошюрку, оформив это как заказное письмо, либо, не дожидаясь ответа, примерно через месяц послать открытку с приветом и оповещением о первом письме.

· Материальная поддержка возможна, но только в личном порядке. Общая установка должна быть следующей. В Институт приходят много писем от заключенных и он не может обеспечить всем материальную поддержку. Вы лично можете чем-то помочь (если можете), но тоже очень ограничены в средствах (если это так). Не надо стесняться описывать реальную обстановку с жизнью и ценами в Москве, ведь часто приходится иметь дело с людьми, которые давно сидят и не имеют никакого представления о реальной современной жизни, ее трудностях. Более того, часто эти люди сидят в зонах, где не организована работа для заключенных, т.е. они привыкают жить в праздности и на всем готовом, пусть и плохого качества. Это определенным образом деформирует личность и это надо иметь в виду.

· Даже если есть большое желание и средства позволяют, не стоит сразу после первого или второго письма высылать ценные бандероли, или посылки. В большинстве мест заключения существуют ограничения на количество таких отправлений. Неограниченно можно посылать только литературу в заказных бандеролях. В любом случае лучше сначала спросить, в чем нуждается брат, сестра, или община, а потом уже благотворить.

· Хорошо вкладывать в свое письмо чистый конверт, т.к. конверты, бумага и ручки являются большим дефицитом в зоне. Человек может не ответить на ваше письмо просто потому, что у него нет конвертов, и он не может их выменять. Кстати, именно конверты, бумага и ручки являются тем, чем в первую очередь можно порадовать заключенных. К празднику (Пасха, Преображение, Рождество) можно послать чай, карамель, бульонные кубики.

 

^ NN. Из опыта переписки

Первое с чем я столкнулась, начав, по милости Божией в 1998 г. переписку с заключенными, уверовавшими в Бога, это необычайная жажда письменного общения с человеком из мира, где человеческие отношения построены как-то иначе по сравнению с тем, что окружает людей там. Уже одно это сразу укоренило во мне понятие необходимости этого дела. Воистину там жаждут.

Представьте себе разбойника, который, оказавшись в бездействии, берёт от нечего делать, как он пишет, не что-нибудь, а Святое Писание! Он начинает его читать и вдруг… (как много говорит это слово верующему сердцу – вдруг!) он ощущает все, что написанное там касается его самого! Как не сопереживать этому чуду!?

Таких чудес не мало предстает пред тем, кто берет письма, обращенные к нам – людям, исповедующим веру в Господа Иисуса Христа.

Вот еще высказывания:

Голубев Максим, пишет (1999 г.): «…И вот только здесь, в тюрьме я взял в руки Библию. Нет. Не от плохой жизни, не для того, чтобы приблизиться к Богу, а как художественную литературу и прочел от корки до корки. Но видно Господу было угодно, чтобы я приблизился к Нему»

Дмитрий Булавский 2000 г.: «…И вот мне как-то в руки попалась книга «Невидимая брань» и до того она на меня подействовала, что во мне как-то все перевернулось. Во-первых, я увидел себя изнутри, т.е. насколько черна моя душа от грехов, Во-вторых, как-то стал отвращаться от внешнего мира, мне все в нем стало не интересно…»

Александр Каширов 1999 г.: «…Уже год, как в жизни моей появилось то ради чего стоит жить, стоит переносить лишения, а если нужно, то умереть. За этот год я перекапал всю предыдущую жизнь и честное слово, не нашел то, о чем можно было бы жалеть, о всем, что потерял. Оказалось, что по большому счету, я ничего и не имел…».

Что же делать? Дальше требуется помощь. Необходима поддержка человека, который хорошо понимает, что произошло, и что надо делать дальше. Тут хорошо бы нам обладать Сократовским искусством майолики (повивальное искусство). Прежде всего, тут конечно, необходимо наше человеческое участие, ободрение, духовная литература. По мере прочтения книг, обычно начинается познания себя, духовная жизнь в разной степени, появляется желание исповедаться, причаститься.

Люди делятся трудностями духовной борьбы, и поддержка в этом им очень нужна. Вот цитаты из писем:

«…Пишите по чаще, так не хватает того, о чем вы пишите. Читаю ваши письма, и жить хочется. Жизнь становится ясной и теплой…»;

«…Исповедался недавно и Причастился, слава Богу! И опять все, то же самое (курю, завидую, осуждаю). Неужели я не исправимый?»;

Другие высказывания:

«…Думаю насколько я далек от духовной жизни, хоть вроде я и читаю постоянно, и думаю о Божественном, а все иду на поводу у страстей…».

Люди, в какой то мере по своему осознали, что такое грех, но победить его сразу трудно – это понятно. Главное поддержать человека в его добром начинании, помочь перенести начинающееся временами уныние. Тут большое значение имеет высылаемая литература. Вот цитаты из письма:

«…Все книги получил, огромное спасибо Вам. Опять столько нового для себя открыл, и ответы на некоторые вопросы получил. Благодарю Господа за то, что Он для меня делает. Все так устраивается во благо душ наших грешных, что радость переполняет душу… Ведь столько народа из этих мест открыли для себя совершенно другой, наипрекраснейший мир. Слава Богу, люди читают, интересуются, и количество их растет, правда потихоньку…»;

И другой пишет: «…Я впервые в жизни пришел к Батюшке на исповедь. Исповедался и причастился…. Спасибо Вам за это, т.к. я осознал необходимость исповедания и Причастия благодаря общению с Вами, и книгами, которые Вы мне прислали…».

Хорошо, если приходит священник для совершения таинств. Этого там очень ждут. Из письма:

«…А теперь хочу написать о самом главном. Сегодня я причастился первый раз в жизни…».

И так польза нашей переписки несомненна. Что же ожидает большинство из них на свободе? Конечно, множество соблазнов, искушений, привычка жить по страстям, которым каждый будет сопротивляться по-разному или не сможет совсем.

С 1999 года мне писали 30 человек. Часть из них освободились, и они пропали из поля зрения. О троих мне известно, что они по освобождении сразу пошли в Церковь, исповедались, причастились, но двое из них в настоящий момент отошли от этих таинств. Третий борется с искушением – смертным грехом. Я знаю, что эти люди познали действие благодати Божией и думаю, что не может это совсем кануть в бездну, как будто этого и не было. Они уже не те, что были до получения срока, и я знаю, что они мучаются в душе отступивши от заповедей, а раз так, то Бог будет еще взыскивать, и взыскивать их души по спасению и они еще имеют шанс встать на верный путь.

Неожиданностью для меня явился четвертый человек, и так как он написал мне всего два раза, находясь в компании тех, кто писал мне. Он просил книги и задавал вопрос по тексту Святого Писания. Крестился и уверовал, находясь в заключении. Стал писать мне уже освободившись, просить наставлений, литературу о семейной жизни. Первое такое письмо пришло в сентябре 2000 г. прошел год. Были у него свои трудности с попыткой женитьбы, впал в запой, но пришел в себя, стал учиться. Работает и настоящее время ежедневно ходит в храм, причащается. Поступил на курсы водителей, на что взял благословение у батюшки. Я ощущаю тут настоящее, постепенное воцерковление.

В 1991 г. мне пришлось слушать лекции по богословию декана Андрея Кураева в МГУ на философском факультете. Ему однажды там, в записке, задали вопрос: Будете ли Вы считать, что Ваша задача выполнена, если в результате ваших лекций станет верующим только один человек? Я навсегда заполнила этот ответ: «Я буду считать, что моя задача выполнена даже если ни один из слушающих не станет верующим, но один из Вас, познав все мерзости этой жизни и, разочаровавшись, захочет наконец, удавиться от этого кошмара и его остановит воспоминания о том, что вот там, в православии еще что-то есть мною не узнанное».

Насколько больше шансов для спасения души имеют те, кто к нам обращается, мне кажется очевидным.

Конечно, есть и трудные подопечные, есть и поверхностно верующие, если можно так сказать, есть и душевно больные.

Одно письмо, адресованное в институт, начиналось прямо со слов: «Желаю с вами познакомиться». Оказалось, что человек психически болен с детства. И столько добрых чувств потом раскрылось в нем, и его сердца коснулась Божия благодать, хотя болезнь в письмах обнаруживается, и весьма явно.

Есть не поддающиеся понятию духовной борьбы и не касающиеся этой темы, есть просто жалующиеся на бедственное положение в материальном плане.

Но я помню откровение Господа нашего Иисуса Христа одному святому отцу о том, что ради возможности спасти ещё хоть одного грешника. Он готов еще тысячу лет распинаться на Кресте!

Не стоит и нам ради вероятности спасения хотя бы одного грешника написать тысячу писем?

 

Метки 0 853
Нет комментариев для этой записи.

Хотите быть первым?

Добавить GravatarОставить комментарий

Имя: *

Email Адрес: *

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Самое популярное (читателей)