Шаг навстречу: Три разговора о крещении с родителями и крестными – иеромонах Макарий Маркиш

Шаг навстречу: Три разговора о крещении с родителями и крестными – иеромонах Макарий Маркиш


На вопрос, почему мы кре­стим ребенка, отве­чают обычно не заду­мы­ва­ясь: «Потому что мы пра­во­слав­ные!» – и воз­ра­зить конечно же нечего.

 

^ Разговор первый. Перед крещением

 

^ Почему мы крестим ребенка?

На вопрос, почему мы кре­стим ребенка, отве­чают обычно не заду­мы­ва­ясь: «Потому что мы пра­во­слав­ные!» – и воз­ра­зить конечно же нечего. Но вслед за тем неиз­бежно воз­ни­кают три новых вопроса:

Почему мы православные?

– Что зна­чит быть православным?

– Почему пра­во­слав­ные кре­стят младенцев?

Вот об этом-то и пой­дет речь в пер­вом раз­го­воре со свя­щен­ни­ком на пороге храма, куда вы при­несли кре­стить вашего малень­кого сына или дочку. Те, кто сами при­шли сюда, желая при­нять кре­ще­ние, тоже, конечно, могут участ­во­вать в нем. Так или иначе, ответы на эти вопросы должны быть для всех столь же ясными, как три горя­щие свечи над кре­стиль­ной купелью.

Отве­тить на пер­вый вопрос – почему мы пра­во­слав­ные? – по силам бывает далеко не всем. Впро­чем, пона­чалу ответы сып­лются как горох:

– Потому что нас самих в дет­стве крестили!

– Потому что мы рус­ские (укра­инцы, бело­русы, мол­да­ване, гру­зины, осе­тины, удмурты, марийцы)!

– Потому что у нас пра­во­слав­ная страна!

– Потому что у нас роди­тели (бабушки, дедушки, дале­кие предки) православные!

– Потому что в Пра­во­слав­ной Церкви много чудес и знамений!

– Потому что в Пра­во­слав­ной Церкви есть счаст­ли­вые при­меты и обереги!

– Потому что мы дове­ряем патриарху!

– Потому что Пра­во­сла­вие – это истин­ная вера!..

Однако надо не спе­шить с отве­том и при­за­ду­маться. В самом деле, если мои роди­тели (а при ком­му­низме нередко и бабушки) по тем или иным при­чи­нам решили меня кре­стить, то что же, я до смерти оста­юсь залож­ни­ком их про­из­вола? Разве я раб? Ведь даже рабы в Древ­нем мире могли покло­няться любым богам по сво­ему выбору… Нет, если рели­гия и вправду столь серьез­ное дело, как о том гово­рят (а если рели­гия – несе­рьез­ное дело, то вы навряд ли дер­жали бы в руках эту книжку!), тогда уж конечно нельзя мне ее навя­зать лишь потому, что много лет назад надо мной, несмыш­ле­ным мла­ден­цем, совер­шили какой-то обряд!..

Вер­ные мысли. Больше того, рели­гию вообще нельзя навя­зать. Чуть позже мы еще пого­во­рим об этом, а пока при­знаем, что пер­вый ответ – нас самих в дет­стве кре­стили – бьет мимо цели.

Немно­гим лучше обстоит дело и с дово­дами о нации, госу­дар­стве, роди­те­лях и пред­ках. Спору нет, все это важ­ней­шие наши цен­но­сти; без чув­ства Родины, без памяти об исто­рии сво­его народа, без ответ­ствен­но­сти за жизнь госу­дар­ства и обще­ства, без любви к своим пред­кам и роди­те­лям чело­век рано или поздно (чаще рано) пре­вра­ща­ется в сви­нью – не говоря уж о его вере… Но у нас-то с вами речь именно о вере, о рели­гии, и мы должны пом­нить, что в любом народе и госу­дар­стве есть при­вер­женцы раз­ных рели­ги­оз­ных тра­ди­ций, а также и те, кто еще вовсе стоит в стороне.

И дру­гой факт, едва ли не важ­нее пер­вого: Рус­ский мир, вкупе с пра­во­слав­ными наро­дами Восточ­ной Европы, Закав­ка­зья и Ближ­него Востока, весьма обши­рен, но по срав­не­нию со всей нашей пла­не­той не столь уж и велик. Что же мы ска­жем всем тем жите­лям пяти кон­ти­нен­тов Земли, перед кото­рыми сего­дня открыты двери пра­во­слав­ных хра­мов и мис­сий? «Вы не рус­ские, у вас нет пра­во­слав­ных кор­ней – вам тут нечего делать»? Гос­подь Бог нам этого не про­стил бы…

Рели­гия или магия?

Подруга под­со­вы­вает мне горо­скопы, жур­налы по магии и кол­дов­ству На все слу­чаи жизни у нее какие-то при­меты, чьи-то про­зре­ния и веща­ния. Я говорю: «Я пра­во­слав­ная», – а она: «Ну и что? Я тоже!» Ума не при­ложу, как ее исправить…

– Не надо исправ­лять подругу. Оставьте это Хри­сту, у Него полу­чится лучше. Но поза­боть­тесь как сле­дует о том, чтобы испра­вить себя: будьте пра­во­слав­ной не на сло­вах, а на деле, и луч­шего подарка вашей подруге в этой связи не придумаешь.

А для этого, конечно, надо ясно видеть раз­ницу между магией и рели­гией и уметь доне­сти ее до окру­жа­ю­щих. Все эти дикие пред­рас­судки, о кото­рых вы пишете, создают лишь фон для маги­че­ского созна­ния, а суть дела лежит куда глубже.

Суть в отно­ше­ниях с неви­ди­мым миром, в кото­рые чело­век всту­пает или желает всту­пить. Маги­че­ские отно­ше­ния пред­по­ла­гают стрем­ле­ние заста­вить силы неви­ди­мого мира слу­жить себе, испол­нять свою волю (понят­ное дело, не зада­ром). Отно­ше­ния рели­ги­оз­ные – стрем­ле­ние отдать себя на слу­же­ние Боже­ству, изме­нить себя согласно с Выс­шей волей.

Иными сло­вами, рели­гия – это подъем от земли к Небу, а магия – стя­ги­ва­ние неба к земле и ска­ты­ва­ние в преисподнюю.

Итак, наша земля, наше про­шлое, наши корни очень нужны нам, они помо­гают нам и под­дер­жи­вают нас в нашей пра­во­слав­ной жизни, но пер­во­при­чи­ной нашего веро­ис­по­ве­да­ния они опять-таки быть не могут!

Чудеса и зна­ме­ния… Да, они есть. Но если бы вы про­чи­тали Еван­ге­лие (кото­рое в гораздо боль­шей мере, чем чудеса, при­над­ле­жит Церкви!), вы бы узнали, с какой стро­го­стью и непре­клон­но­стью Сам Спа­си­тель отвер­гал такую мысль – чуде­сами и зна­ме­ни­ями увле­кать за собой людей. Вы бы узнали, что враж­деб­ные силы тоже совер­шают чудеса и знамения.

Впро­чем, этот вывод можно сде­лать и из наших соб­ствен­ных наблю­де­ний над окру­жа­ю­щей жиз­нью, поэтому ответ о чуде­сах и зна­ме­ниях дол­жен бы заста­вить вас покрас­неть. В самом деле, поста­вить себе при­меты и обе­реги в каче­стве путе­вод­ной звезды мог бы лишь тот, кто совсем зелен и неопы­тен, кто очень поверх­ностно, лег­ко­мыс­ленно смот­рит на мир и на свою жизнь, кто не спо­со­бен отли­чить серьез­ных жиз­нен­ных задач от дет­ских забав, газет­ного вздора и губи­тель­ной лжи.

Сами по себе такие взгляды и настро­е­ния не столь уж необычны, осо­бенно среди моло­дежи; удив­ляться тут нечему. На то вы и молоды, чтобы посте­пенно избав­ляться от лег­ко­мыс­лия и нера­зу­мия. Однако сего­дня раз­го­вор осо­бый: ведь вы дали жизнь новому чело­веку. Пус­кай и чело­ве­ком назы­вать его все­рьез пока не полу­ча­ется – разве что малень­кий чело­ве­чек, кото­рый только и умеет, что пач­кать пеленки да мешать вам спать по ночам. Но слава Богу! Чело­век при­шел в мир, сего­дня вы, его роди­тели и вос­при­ем­ники (крест­ные), как бы молоды вы ни были, при­несли его в цер­ковь, и вы дер­жите ответ за этот шаг навстречу Христу.

Поэтому мы с вами не ста­нем отвле­каться на при­меты, гада­ния, магию, кол­дов­ство, аст­ро­ло­гию, нуме­ро­ло­гию, экс­тра­сен­сов, оккуль­ти­стов, фэн-шуй, заго­воры, наго­воры, обе­реги, порчу, кос­ми­че­скую энер­ге­тику и т. п. – будь они насто­я­щие или фаль­ши­вые, в совре­мен­ной упа­ковке или в тра­ди­ци­он­ной. Если у вас есть сомне­ния на этот счет, про­чтите две-три книжки о кол­ду­нах и экс­тра­сен­сах или позна­комь­тесь с мате­ри­а­лами в Интер­нете: sueverie.net, iriney.ru, apologet.orthodox.ru.

А мы тем вре­ме­нем обра­тимся к сле­ду­ю­щему ответу, о дове­рии пат­ри­арху. Может быть, вы дума­ете, что его свя­тей­ше­ство очень обра­ду­ется, узнав, что лично он дает вам осно­ва­ние назвать себя пра­во­слав­ными? На самом же деле его огор­че­нию не будет пре­дела! Ведь и в самом деле, пат­ри­арх не вечен. Прой­дет сколько-то лет, и он, как и любой из нас, перей­дет в мир боль­шин­ства. На его место будет избран дру­гой пат­ри­арх: где гаран­тия, что он вам так же понра­вится, как и нынеш­ний? Будете ли вы ему так же дове­рять? А если нет – то вот и конец вашему пра­во­сла­вию! Прямо ска­жем, толку от такого «пра­во­сла­вия» совсем не много.

Все гово­рят по-разному!

Я смот­рел несколько филь­мов про людей, кото­рые рас­ска­зы­вали, что с ними слу­чи­лось после кли­ни­че­ской смерти и как их потом вер­нули назад к жизни… Так вот, все они гово­рят по-раз­ному! Кому верить, а кому нет?

– Допу­стим, мы с вами живем лет пять­сот тому назад: ни Интер­нета, ни ТВ, ни жур­на­лов, ни энцик­ло­пе­дий, ни учеб­ни­ков, ни спра­воч­ни­ков. При­ез­жают люди из Нового Света: моряки, мис­си­о­неры, купцы, кон­ки­ста­доры, аван­тю­ри­сты, обыч­ные лгуны… Каж­дый рас­ска­зы­вает свое! Кому верить?.. Может, все они фан­та­зи­руют, и если нет согла­сия между их сви­де­тель­ствами, то там за морем и вовсе ничего нет?!

Ана­ло­гия весьма полез­ная. Ведь у нас с вами вообще нет воз­мож­но­сти полу­чить «науч­ную» инфор­ма­цию об ино­бы­тии, об ином, нема­те­ри­аль­ном мире – пока и поскольку мы сами в него не вхо­дим и войти смо­жем только после своей физи­че­ской смерти.

О том же самом можно гово­рить и гораздо серьез­нее. Здесь кро­ется и корен­ное отли­чие хри­сти­ан­ства от все­воз­мож­ных тота­ли­тар­ных сект и куль­тов, рас­пло­див­шихся в послед­нее время, где гла­вари поль­зу­ются «неогра­ни­чен­ным дове­рием», а по суще­ству – дес­по­ти­че­ской вла­стью, объ­яв­ляя себя про­воз­вест­ни­ками Божией воли. Здесь видно и отли­чие пра­во­сла­вия от римо-като­ли­цизма, где гла­вен­ство рим­ского папы лежит в основе устрой­ства цер­ков­ной жизни1.

Так или иначе, никто из людей, подоб­ных нам с вами, из ныне живу­щих или умер­ших (а Пра­во­сла­вие, заме­тим, не допус­кает раз­ли­чия в чело­ве­че­ской при­роде по про­ис­хож­де­нию или дости­же­ниям людей), не может слу­жить осно­вой нашего пра­во­слав­ного созна­ния, нашей при­над­леж­но­сти к Пра­во­сла­вию. Нужно найти более надеж­ную основу!

И вот, к сча­стью, послед­ний ответ: Пра­во­сла­вие – это истин­ная вера!.. – откры­вает перед нами как раз такую воз­мож­ность. Но пока только воз­мож­ность: это не раз­гадка шарады, не реше­ние школь­ной задачи, не тео­рема и не фор­мула. Ско­рее это при­от­крыв­ша­яся дверь. В нее можно войти, и ока­жешься в новом, незна­ко­мом мире, кото­рый надо изу­чать, раз­ве­ды­вать, иссле­до­вать… Пра­во­сла­вие – в самом деле истин­ная вера. Вера – во что? Или в Кого?

Вера в Бога, ска­жете вы, тоже не осо­бенно заду­мы­ва­ясь. А заду­маться надо: ведь Бог, в реаль­но­сти Кото­рого все мы – или огром­ное боль­шин­ство жите­лей Земли всех вре­мен и наро­дов – твердо убеж­дены, при­над­ле­жит иному миру. Его невоз­можно уви­деть гла­зами, сфо­то­гра­фи­ро­вать, изме­рить при­бо­рами, опре­де­лить урав­не­ни­ями или логи­че­скими тер­ми­нами, рас­счи­тать и пред­ска­зать… Дверь в иной, неви­ди­мый, небес­ный, нема­те­ри­аль­ный мир откры­ва­ется перед всеми, но что мы там обна­ру­жим, най­дем, обре­тем – это уже зави­сит от каж­дого из нас!

Вот здесь-то и лежит ключ к серьез­ному реше­нию вопроса «Почему мы пра­во­слав­ные?», хотя пред­мет этот, как видите, сильно отли­ча­ется от всего того, к чему мы при­выкли в нашей повсе­днев­ной «зем­ной» жизни («зем­ной» надо брать в кавычки, потому что повсе­днев­ная жизнь нор­маль­ного чело­века нико­гда не огра­ни­чи­ва­ется зем­ными забо­тами: твердо стоя обе­ими ногами на земле, мы неиз­менно смот­рим в Небо): истина в неви­ди­мом мире обре­та­ется только при содей­ствии нашей воли. Пояс­ним на про­стом примере.

Пред­ста­вим себе что-нибудь очень дале­кое и нам совер­шенно незна­ко­мое, напри­мер дале­кую пла­нету. Выса­ди­лись на ней уче­ные, изу­чают хими­че­ский состав, физи­че­ские свой­ства и т. п. Не исклю­чено, что резуль­таты у них пона­чалу будут раз­лич­ными, но, сопо­ста­вив их, они най­дут истину неза­ви­симо от чьей-то лич­ной воли. Если кто-то заявит: «Тре­бую, чтобы маг­нит­ное поле было не свыше одного эрстеда» – или: «Хочу, чтобы это был маг­ний, а не каль­ций», – в край­нем слу­чае его отпра­вят на Землю для лече­ния, но на суще­ство дела его «хочу – не хочу» не повли­яет ни в малей­шей мере. «Можете жало­ваться в Орга­ни­за­цию Объ­еди­нен­ных Наций, – ска­жут такому горе-уче­ному, – но дан­ные изме­ре­ний с необ­хо­ди­мо­стью сви­де­тель­ствуют о дру­гом». Мате­ри­аль­ный мир – это мир необ­хо­ди­мо­сти.

Иное дело мир невидимый.

Неви­ди­мый мир – это мир сво­боды. Исто­рия знает вре­мена и рели­ги­оз­ные сооб­ще­ства, где этот прин­цип нару­шался: нико­гда ничего доб­рого эти нару­ше­ния не при­но­сили. Если вме­сто полета к дале­кой пла­нете мы рас­смот­рим какую-либо область неви­ди­мого мира, какой-либо рели­ги­оз­ный вопрос (что и слу­ча­лось мно­го­кратно и про­ис­хо­дит в наши дни), при­дется при­знать, что у нас в рас­по­ря­же­нии нет ни маг­ни­то­мет­ров, ни масс-спек­тро­гра­фов, ни хими­че­ских лабо­ра­то­рий, ни вообще каких-либо путей и средств полу­чать инфор­ма­цию, неза­ви­си­мую от нас самих. Каковы мы сами – таков будет и резуль­тат наших поис­ков в неви­ди­мом мире. И если воз­ник­нут доводы и аргу­менты, подоб­ные тем, что мы видели выше, мы ска­жем лишь одно: «Смот­рите сами. Бог никого ни к чему не при­нуж­дает. Вера – дело сво­бод­ной воли».

Так же и для каж­дого из нас в отдель­но­сти: наша вера – дело нашей сво­бод­ной воли. Это не зна­чит, конечно, что мы вольны выду­мы­вать себе пред­мет веры по при­хо­тям соб­ствен­ной фан­та­зии, о чем у нас еще пой­дет речь. Но если мы назы­ваем себя пра­во­слав­ными, то прежде всего мы – пра­во­слав­ные по сво­ему сво­бод­ному выбору, по жела­нию сво­его сердца и разума, по направ­ле­нию своей воли. Шаг навстречу Богу может быть только сво­бод­ным; в про­тив­ном слу­чае он не ведет нас к Богу.

* * *

 

А перед нами сле­ду­ю­щий вопрос, кото­рый оче­вид­ным обра­зом выте­кает из преды­ду­щего: если мы пра­во­слав­ные и таково наше твер­дое и ясное жела­ние, то что это озна­чает для нас прак­ти­че­ски? Что зна­чит быть православным?

Задача эта зна­чи­тельно шире, объ­ем­нее, чем вопрос, почему мы пра­во­слав­ные. Раз­ных отве­тов и тут най­дется немало, но мы уже не ста­нем их все под­ряд кри­ти­ко­вать и отбра­сы­вать. В зави­си­мо­сти от воз­раста, жиз­нен­ного опыта, обла­сти инте­ре­сов, глу­бины взгляда, лич­ного вкуса вам ска­жут, что быть пра­во­слав­ным – это:

– знать наизусть Сим­вол веры,

– пони­мать и при­ни­мать то, что там сказано,

– ходить в цер­ковь в суб­боту вече­ром и в вос­кре­се­нье утром,

– знать, когда в церкви надо кре­ститься, а когда кланяться,

– знать, где зажи­гают свечи в тех или иных случаях,

– не смот­реть и не читать непри­стой­но­стей, не ходить по ноч­ным клубам,

– не оде­ваться, как дикие пле­мена, и не про­ты­кать ноздри и губы,

– носить бороду лопа­той или не сни­мать платка с головы,

– читать Свя­щен­ное Писание,

– читать ста­рин­ные свя­то­оте­че­ские книги,

– читать молитвы утром и вече­ром, до и после еды,

– не есть мяс­ной и молоч­ной пищи в пост­ные дни,

– не ссо­риться с супру­гами, детьми и родителями,

– любить детей и не уби­вать их в мате­рин­ском чреве,

– не скан­да­лить и не сквернословить,

– не всту­пать во вне­брач­ные поло­вые связи,

– не лгать, не зло­рад­ство­вать и не завидовать,

– не пьян­ство­вать и не играть в азарт­ные игры,

– уметь молиться,

– любить Бога и ближнего.

Каж­дое из этих мне­ний, при всем их огром­ней­шем раз­но­об­ра­зии, имеет хоть какое-то отно­ше­ние к делу; каж­дое из них можно было бы вни­ма­тельно разо­брать и обсу­дить, при­знать более или менее важ­ным, при­нять пол­но­стью или частично, без­ого­во­рочно или с ого­вор­ками. Но за ними, словно лес за дере­вьями, скры­ва­ется очень важ­ный факт, о кото­ром под­час забы­вают даже те, кто «годится в Пра­во­сла­вие» почти по всем при­ве­ден­ным выше пунк­там. Факт таков: Пра­во­сла­вие – это образ жизни. Не какие-то отдель­ные уче­ния и дог­маты, бого­слу­же­ния и молитвы, нрав­ствен­ные нормы и доб­рые обы­чаи, но вся жизнь целиком.

Почему это так важно для нас? Потому что жизнь богаче рас­суж­де­ний и све­де­ний о жизни, какими бы авто­ри­тет­ными и вдох­нов­ля­ю­щими они ни были. Потому что раз­ных рас­суж­де­ний и све­де­ний может быть много (как мы только что видели), а жизнь у каж­дого из нас одна, и время течет в одну сто­рону – пока течет…

Итак, что зна­чит быть пра­во­слав­ным? Согла­симся, что Пра­во­сла­вие – это осо­бен­ный образ жизни, у кото­рого много свойств и качеств, понят­ных и не очень, при­выч­ных и не совсем. Но есть ли что-то глав­ное, чтобы можно если не объ­явить себя пра­во­слав­ным, то хотя бы опре­де­лить: «да, я на вер­ном пути» или «нет, я укло­нился в сто­рону»? Странно было бы, если бы такого глав­ного свой­ства не нашлось!

Свой­ство это лежит на вид­ном месте – но, бывает, к сожа­ле­нию, люди не заме­чают его! Оно откры­ва­ется в самом назва­нии нашей хри­сти­ан­ской веры – то есть в имени Хри­ста. Вера наша прежде всего не во что, а в Кого, не столько чему, сколько Кому.

Если так, надо ближе узнать Его. Кем же Он был – или Кто Он есть? Заметьте, что в самом непо­сред­ствен­ном, «дет­ском» смысле этот вопрос ника­кой труд­но­сти не пред­став­ляет: всем нам зна­комы мно­го­чис­лен­ные ико­но­пис­ные изоб­ра­же­ния Спа­си­теля. Могут усо­мниться: неужели две тысячи лет спу­стя нам досту­пен внеш­ний облик Хри­ста? Тем более при жизни, в отли­чие от царей и пол­ко­вод­цев, худож­ники и скуль­пторы с Него порт­ре­тов не делали… Но вот перед нами Турин­ская пла­ща­ница, саван, в кото­рый было обер­нуто Его тело для погребения.

Сколько было пред­при­нято попы­ток опро­верг­нуть под­лин­ность этой свя­тыни – и всё без толку (десятки книг изданы об этих иссле­до­ва­ниях; читайте о них в Рос­сий­ском цен­тре Турин­ской пла­ща­ницы, pravoslavie.ru). Стоит только сопо­ста­вить икону Спа­си­теля с фото­не­га­ти­вом лица на пла­ща­нице и вос­ста­нов­лен­ным по нему порт­ре­том живого чело­века, как сомне­ния рассеиваются.

Откуда взя­лась Библия?

Мне ска­зали, что Биб­лию напи­сал Сам Бог. Но как тогда она попала к людям?

– Ска­зать, что Биб­лию напи­сал «Сам Бог», мог либо край­ний невежда, либо бес­со­вест­ный лжец. У каж­дой из книг Биб­лии – своя исто­рия, свой автор или авторы. Кто собрал их воедино? Цер­ковь.

Ко вре­мени при­хода Спа­си­теля у евреев сло­жился свод свя­щен­ных книг, кото­рый был при­нят без изме­не­ния хри­сти­ан­ской Цер­ко­вью. Он вклю­чает в себя 50 вет­хо­за­вет­ных книг, кото­рые сего­дня вы най­дете во всех пра­во­слав­ных изда­ниях Биб­лии. Позже еврей­ские рав­вины сокра­тили свой канон свя­щен­ных книг до 39, то же сде­лали и протестанты.

О Новом Завете уже нет ника­ких раз­но­гла­сий. В тече­ние пер­вых трех веков из всего мно­же­ства сочи­не­ний, повест­ву­ю­щих об Иисусе Хри­сте, о Его уче­нии и уче­ни­ках, Цер­ковь посте­пенно ото­брала 27 книг, закреп­лен­ных в IV в. собор­ными реше­ни­ями как свод Нового Завета.

Есть немало дру­гих тру­дов апо­столь­ского века, высоко чти­мых хри­сти­а­нами, но не име­ю­щих того же авто­ри­тета, как Свя­тое Писа­ние. Помимо них, есть тек­сты и дру­гого рода – отверг­ну­тые Цер­ко­вью как явно под­лож­ные или искаженные.

Но конечно же наше зна­ком­ство со Спа­си­те­лем не может огра­ни­читься внеш­ним обли­ком. Как дети, отлично зна­ю­щие сво­его отца, долго и кро­пот­ливо тру­дятся над кни­гой вос­по­ми­на­ний о нем, так и Пра­во­слав­ная Цер­ковь в лице самых свет­лых умов чело­ве­че­ства рабо­тала над ясной, пол­ной и непро­ти­во­ре­чи­вой фор­му­ли­ров­кой своих зна­ний об Иисусе Хри­сте. Работа эта про­дол­жа­лась четы­ре­ста лет, с сере­дины I по сере­дину V в.: были в ней и труд­ные, ост­рые, напря­жен­ные моменты, была и про­дол­жи­тель­ная борьба мне­ний. И мы сего­дня, словно стоя на пле­чах гиган­тов, поль­зу­емся пло­дами этого вели­кого твор­че­ского подвига.

Вы можете полу­чить их «из рук в руки»; в хри­сти­ан­стве нет ника­ких сек­ре­тов. Однако, даже при пол­ной вашей реши­мо­сти, на это уйдет немало вре­мени и энер­гии. Начать можно с вни­ма­тель­ного чте­ния четы­рех Еван­ге­лий2. Затем вы ста­нете раз­би­рать дру­гие книги Нового Завета – Дея­ния апо­сто­лов, апо­столь­ские посла­ния, а также и кое-что из Вет­хого Завета; вме­сте с тем ста­нете глубже и глубже вни­кать в текст и смысл цер­ков­ных молитв, кото­рые вы чита­ете дома и слы­шите в храме во время бого­слу­же­ний. Потом перей­дете к чте­нию бого­слов­ских работ – древ­них, более близ­ких к эпохе Хри­ста, или совре­мен­ных, более доступ­ных нашему разу­ме­нию… Ну а в этой книжке мы ска­жем вам о Нем лишь коротко, чтобы можно было понять то глав­ное свой­ство, о кото­ром мы гово­рили выше.

Бог, веч­ный, все­силь­ный и непо­сти­жи­мый, еди­ный по суще­ству, в Трех Лицах – Отец, Сын и Свя­той Дух, – создал весь этот мир и людей, подоб­ных Самому Себе, чтобы мы жили и были счаст­ливы. Но с нами не все в порядке; наша при­рода повре­ждена, мы уже не такие, какими Он нас создал. Грех вошел в нашу жизнь, а с гре­хом – зло, стра­да­ние и смерть. По соб­ствен­ной нашей вине нам стало очень скверно жить в этом мире.

Бог любит нас, Своих детей: Бог есть любовь. Что зна­чит «любит»? Зна­чит, готов и спо­со­бен отдать Себя, пожерт­во­вать Собой ради нас. Готов пойти в этой жертве до конца, до самой смерти, только бы выве­сти нас из той западни, в кото­рой мы ока­за­лись, только бы исце­лить нашу болезнь, испра­вить повре­жде­ние нашей при­роды. Нет, не «пере­де­лать» нас – это бы зна­чило нас убить, совер­шить наси­лие над нашей сво­бо­дой, – но пройти вме­сте с нами через все зем­ные испы­та­ния, вклю­чая и смерть, и про­ве­сти нас за Собою (тех, кто захо­чет за Ним пойти!) в веч­ную жизнь…

Но разве такое может быть? Разве Бог может идти по зем­ному, чело­ве­че­скому пути? Разве Бог может уме­реть? Может, если Бог ста­нет чело­ве­ком. Это и произошло.

Две тысячи с неболь­шим лет тому назад, в Пале­стине, в городке Виф­ле­еме, кило­мет­рах в десяти на юг от Иеру­са­лима, в хлеву (из-за боль­шого скоп­ле­ния народу в гости­ни­цах) родился ребе­нок. Мать Его звали Марией; Она была заму­жем, но супру­же­ской бли­зо­сти не имела, и рож­де­ние Мла­денца Иисуса без зем­ного отца было пред­ска­зано ей явле­нием ангела.

Так вопло­тился Бог. В одном Лице Бога Сына соеди­ни­лись две при­роды, дотоле раз­но­род­ные и несо­еди­ни­мые: при­рода Бога и при­рода чело­века. Но в то время об этом знали лишь еди­ницы, да и те весьма смутно, и хра­нили мол­ча­ние. А ребе­нок рос, стал юно­шей, затем взрос­лым муж­чи­ной, и, по види­мо­сти, в жизни его не было ничего необыч­ного. Он был во всем подо­бен людям, окру­жав­шим Его. Почти во всем: в отли­чие от каж­дого из нас, Он был сво­бо­ден от греха, явного или скрытого.

Про­шло около трид­цати лет. Затем нача­лись собы­тия, о кото­рых сло­вами оче­вид­цев повест­вуют Еван­ге­лия… Иисус, назы­ва­е­мый Хри­стом3, Бог и чело­век в одном Лице, стал при­вле­кать к Себе уче­ни­ков – апо­сто­лов, совер­шать чудеса, про­по­ве­до­вать и учить, пере­ходя из города в город. Вскоре Он был окле­ве­тан, пре­дан одним из апо­сто­лов – Иудой Иска­ри­о­том, и по тре­бо­ва­нию иудей­ских ста­рей­шин и толпы рас­пят на кре­сте, как тогда каз­нили пре­ступ­ни­ков. Это было в пят­ницу. А утром на тре­тий день (почему и зовется он у нас вос­кре­се­ньем) ока­за­лось, что

гроб­ница, куда поло­жили Его, пуста, только саван-пла­ща­ница остался лежать на месте мерт­вого тела. (Сего­дня и гроб­ница, и Гол­гофа, где был рас­пят Спа­си­тель, нахо­дятся внутри гран­ди­оз­ного храма Вос­кре­се­ния Хри­стова в Иеру­са­лиме.) И с того вре­мени в тече­ние сорока дней вос­крес­ший Хри­стос при­хо­дил к Своим уче­ни­кам, объ­яс­няя им смысл про­ис­шед­шего, а затем воз­несся на Небо – ушел из зем­ного мира.

Как Он всех нас спас?

Каким обра­зом Бог спас всех нас от гибели, когда Его рас­пяли? Я не могу этого понять…

– Можно дать два ответа на этот важ­ней­ший вопрос: пол­ный и краткий.

Пол­ный ответ – это вся наша хри­сти­ан­ская жизнь, жизнь во Хри­сте. Глу­бо­кую истину недо­ста­точно узнать: ее надо выстра­дать. И вот мы узнаем Хри­ста, в житей­ских труд­но­стях и скор­бях при­об­ща­емся Его стра­да­ниям и на своем живом опыте вос­при­ни­маем спа­се­ние… Именно так оно и про­ис­хо­дит – но опи­сать это в сжа­тых сло­вах конечно же невозможно!

Поэтому суще­ствует и дру­гой ответ, крат­кий. Он уме­ща­ется в одно слово: «Как Он нас спас? Любовью».

Он стал одним из нас, чтобы мы смогли стать подоб­ными Ему. Он дал нам свою любовь, чтобы и мы смогли любить. Он уни­что­жает наши грехи, про­щает их нам, чтобы и мы могли про­щать грехи ближ­них. Он отдал Себя на смерть ради нас, чтобы и мы отда­вали себя Богу и людям – на веч­ную жизнь.

…Что все это озна­чает для нас с вами? Бог стал чело­ве­ком, чтобы чело­век мог стать богом, и все то, что зави­село от Него, Он совер­шил. Теперь дело за нами, точ­нее – за каж­дым из нас: при­нять Его дар веч­ной жизни – или отверг­нуть, взять Его про­тя­ну­тую руку – или оттолк­нуть, шаг­нуть Ему навстречу – или остаться на месте.

Мы идем к Нему, испол­няя Его запо­веди, сле­дуя Его нрав­ствен­ным пове­ле­ниям, и неко­то­рым кажется, что в том и состоит глав­ный прин­цип хри­сти­ан­ства. Глу­бо­кое заблуж­де­ние. Если бы это было так, то зачем бы Богу было ста­но­виться чело­ве­ком, уми­рать мучи­тель­ной смер­тью на кре­сте и вос­кре­сать из мерт­вых? Хва­тило бы списка ука­за­ний к испол­не­нию. Но чело­век – не робот.

Чело­век – это един­ство души и тела, и победа над смер­тью – это наше телес­ное вос­кре­се­ние вслед за вос­крес­шим Хри­стом. И чтобы стать участ­ни­ком этой победы, каж­дому из нас надо изме­ниться по суще­ству, после­до­вать за Ним всем суще­ством, душою и телом, соеди­ниться с Ним духовно и мате­ри­ально. Как это возможно?

Что же нужно от нас?..

Если Бог – это все­мо­гу­щая Выс­шая Сила, то почему же от нас еще что-то тре­бу­ется? Почему Он Сам не может изба­вить нас от зла и смерти, если Он Сам сотво­рил и людей, и вообще всю вселенную?

– Есть глу­бо­кая раз­ница между чело­ве­ком и всеми про­чими Божи­ими тво­ре­ни­ями, от кам­ней и песка до чело­ве­ко­об­раз­ных обе­зьян (кото­рых нам пыта­ются навя­зать в предки): чело­век наде­лен сво­бод­ной волей, обрат­ная сто­рона кото­рой – ответ­ствен­ность за свои поступки, за всю свою жизнь.

Изве­стен слу­чай, когда в горах, во время пурги, на при­вале погиб турист. Замерз насмерть в палатке, в спаль­ном мешке, посреди своих това­ри­щей, кото­рые помо­гали ему, чем могли. Поло­же­ние их было труд­ное, но не без­на­деж­ное, а он утра­тил волю к жизни, волю к спа­се­нию, и его орга­низм пере­стал сопро­тив­ляться холоду.

Смерть и зло – наши соб­ствен­ные «дости­же­ния». Зло воз­никло и рас­про­стра­ни­лось в мире потому, что мы – люди – стали хуже, чем мы должны быть; смерть – есте­ствен­ное след­ствие зла.

Чтобы спа­стись, нам надо стать лучше, а для этого необ­хо­дима наша воля к жизни, то есть воля к добру, воля к пока­я­нию. Если у нас ее нет, мы гиб­нем, как тот турист на привале.

Бог, конечно, мог бы уни­что­жить и нас, и все наше зло, но Он любит нас и создает нам все усло­вия для пока­я­ния и исправ­ле­ния. Лучше мы можем стать только при содей­ствии Бога, только если сво­бод­ной волей возь­мемся за дело вме­сте с Ним и пой­дем Ему навстречу.

…За несколько часов до Сво­его аре­ста Спа­си­тель ужи­нал со Сво­ими уче­ни­ками. Он взял хлеб, пре­ло­мил его, как это было при­нято, раз­дал им и сказал:

– Вот Мое Тело, оно отда­ется за вас в жертву. Так посту­пайте, вспо­ми­ная обо Мне.

А затем подал им чашу с вином:

– Вот Моя Кровь Нового Завета, она про­ли­ва­ется за мно­гих, ради про­ще­ния грехов.

И с тех пор, вот уже почти две тысячи лет, сле­дуя этим сло­вам Спа­си­теля, по всему лицу земли, на раз­ных язы­ках наро­дов мира, совер­ша­ется боже­ствен­ная служба – литур­гия. Передо мной на блюде-дис­косе лежит хлеб, в чашу-потир налито вино, и Бог Отец пре­тво­ряет их в Тело и Кровь Сво­его Сына. При этом при­род­ные свой­ства хлеба и вина оста­ются теми же, что и прежде: так же неко­гда в Лице Иисуса Хри­ста чело­ве­че­ская при­рода соеди­ни­лась с Божественной.

Вслед за тем я раз­де­ляю Свя­той Хлеб – как неко­гда и Спа­си­тель перед Сво­ими уче­ни­ками, – при­ча­ща­юсь сам, вкла­ды­ваю Хлеб в Чашу и откры­ваю Цар­ские врата:

– Со стра­хом Божиим и верою – приступите!

И люди, молив­ши­еся в храме вме­сте со мною, с бла­го­дар­но­стью идут навстречу Сво­ему Спа­си­телю, при­сту­пают к Свя­тым Дарам, при­ча­ща­ются пре­об­ра­жен­ного Тела и Крови Вос­крес­шего Бога, таин­ственно соеди­ня­ясь с Ним во остав­ле­ние гре­хов и в жизнь веч­ную. Или не идут и не причащаются.

Это вели­кое Таин­ство Евха­ри­стии – бла­го­да­ре­ния, Таин­ство При­ча­ще­ния Тела и Крови. В нем вос­со­зда­ется таин­ствен­ное Тело Хри­стово – Свя­тая Цер­ковь, почему и участ­во­вать может в нем лишь тот, кто родился заново, стал частью этого Тела, то есть при­нял свя­тое крещение.

А чтобы под­го­то­вить нас к При­ча­ще­нию Свя­тых Даров, чтобы мы не сби­лись с пути испол­не­ния Хри­сто­вых запо­ве­дей и не упо­до­би­лись Иуде Иска­ри­оту – кото­рый тоже был за тра­пе­зой со Спа­си­те­лем, а затем пре­дал Его убий­цам, – в нашей Церкви Евха­ри­стия пред­ва­ря­ется дру­гим Таин­ством: Таин­ством пока­я­ния, или испо­веди. Оно поз­во­ляет чело­веку осво­бо­диться от мно­го­об­раз­ных гре­хов, оши­бок и заблуж­де­ний, вос­ста­но­вить свое един­ство со Свя­той Цер­ко­вью, нару­шен­ное гре­хов­ными поступками.

Вот мы и подо­шли к ответу на наш вопрос: каково то глав­ное свой­ство пра­во­слав­ной жизни, лежа­щее в самой ее основе, по кото­рому можно опре­де­лить, не укло­ни­лись ли мы от Пра­во­сла­вия. Свой­ство это – регу­ляр­ное и созна­тель­ное уча­стие в Свя­тых Таин­ствах испо­веди и Евха­ри­стии. Поэтому если вам, доро­гие роди­тели и вос­при­ем­ники, эти Таин­ства не вполне зна­комы и близки, если они еще не стали вам необ­хо­димы, как пища, питье и дыха­ние, то в нынеш­ний момент, перед Таин­ством кре­ще­ния вашего ребенка, надо при­нять сроч­ные меры к исправ­ле­нию ситу­а­ции. Испо­ве­дуй­тесь в любом пра­во­слав­ном храме, перед любым законно постав­лен­ным свя­щен­ни­ком, и когда он допу­стит вас, при­ча­щай­тесь Свя­тых Даров – так, чтобы стать и быть православными.

* * *

 

Теперь остался перед нами послед­ний вопрос из тех трех, что воз­никли у нас в начале раз­го­вора: почему в Пра­во­слав­ной Церкви кре­стят мла­ден­цев? Все ска­зан­ное нами выше только заост­рило этот пред­мет обсуж­де­ния. В самом деле, если мы – пра­во­слав­ные по сво­ему сво­бод­ному выбору и без сво­боды невоз­можно позна­ние Бога и вос­со­еди­не­ние с Ним, то какая же может быть сво­бода у груд­ного ребенка?

И при­хо­дится иной раз слы­шать такие недо­умен­ные речи: почему бы не отло­жить кре­ще­ние до тех пор, пока ребе­нок не ста­нет юно­шей или девуш­кой или хотя бы под­рост­ком, кото­рый спо­со­бен созна­тельно испо­ве­дать свою веру в Бога? Почему мы, столь высоко ста­вя­щие сво­боду, вроде бы ее-то и отни­маем у наших соб­ствен­ных детей, не спра­ши­вая их, решаем их судьбу?!

Вот с судьбы и нач­нем. Что такое судьба?.. В хри­сти­ан­ском миро­воз­зре­нии поня­тие это прин­ци­пи­ально отли­ча­ется от обы­ден­ного (а вер­нее ска­зать, язы­че­ского или оккульт­ного, кото­рое наив­ные люди при­ни­мают за нечто есте­ствен­ное). «Судьба послуш­ного ведет, непо­слуш­ного тащит» – эта латин­ская посло­вица в хри­сти­ан­ском созна­нии лишена смысла. Идея пред­опре­де­ле­ния, при­ня­тая мно­гими нехри­сти­ан­скими кон­фес­си­ями и ере­ти­че­скими веро­ва­ни­ями, совер­шенно чужда Пра­во­сла­вию. Нас никто никуда не тащит, мы сво­бодны в своем выборе.

Как было дело?

Это, быть может, грех – сомне­ваться в свя­то­сти Церкви, но мы еще детьми про­хо­дили, как было дело: греки не желали при­зна­вать себя ниже папы рим­ского. Вот они и раз­ру­га­лись. Так отчего же из-за таких неуря­диц наша Цер­ковь стала пра­во­вер­ной, а запад­ная – ложной?

– Сомне­ваться в чем бы то ни было – не грех. Но очень тяже­лый грех – оста­но­вить свое умствен­ное раз­ви­тие на уровне малых детей. Грех этот назы­ва­ется мра­ко­бе­сие, то есть упор­ство в неве­же­стве. Кай­тесь и исправ­ляй­тесь: зай­ми­тесь своим про­све­ще­нием. Читайте книги по исто­рии рели­гии, исто­рии Церкви, исто­рии циви­ли­за­ции: посте­пенно узна­ете, как было дело.

Но состав нашего выбора, наши воз­мож­но­сти, дороги, кото­рые мы выби­раем, – это и есть наша судьба. И она дей­стви­тельно у каж­дого своя, и каж­дый отве­чает за свой выбор, за вер­ное направ­ле­ние выбран­ного пути. Лич­ная эта ответ­ствен­ность воз­ни­кает, конечно, в созна­тель­ном воз­расте, при­чем посте­пенно, по мере взрос­ле­ния юной души. Ну а пока ребе­нок мал, лежит в коляске, сосет соску и гре­мит погре­муш­ками, кто отве­чает за его судьбу, за все, про­ис­хо­дя­щее с ним? Понят­ное дело, роди­тели или опекуны.

Часто при­хо­дится гово­рить на эту тему с педа­го­гами и роди­те­лями в связи с рас­про­стра­не­нием у нас в стране мас­со­вого пре­по­да­ва­ния основ рели­ги­оз­ной куль­туры в обще­об­ра­зо­ва­тель­ных шко­лах. Подав­ля­ю­щее боль­шин­ство при­вет­ствует это важ­ней­шее про­све­ти­тель­ское начи­на­ние, но есть и сомне­ва­ю­щи­еся. Исходя из прин­ципа сво­боды сове­сти, все пони­мают, что рели­ги­оз­ную куль­туру невоз­можно пре­по­да­вать детям про­тив воли роди­те­лей; но неко­то­рым пред­став­ля­ется, что без изъ­яв­ле­ния воли ребенка этого также нельзя делать. А поскольку воля ребенка несо­вер­шенна и непол­но­правна вплоть до опре­де­лен­ного воз­раста (напри­мер, до 18 лет!), то, стало быть, рели­гию вообще и рели­ги­оз­ную куль­туру в осо­бен­но­сти надо гнать подальше от дет­ских сади­ков и школ.

Мы отве­чаем на это в очень про­стых сло­вах: «У вас есть дети? Слу­ча­ется, они болеют, правда? Бывают ведь и серьез­ные болезни, опас­ные для жизни! И что же, вы их не лечите? Ждете до 14 лет или до 18:тогда сами себе и решат, лечиться им или нет, а пока нечего на них давить. Так, что ли?»

Это далеко не шутка и не поверх­ност­ное срав­не­ние; оно пол­но­стью при­ло­жимо к вопросу о кре­ще­нии мла­ден­цев. Мы видели с вами, что при­рода чело­века повре­ждена гре­хом, что ее исце­ляет Сам Бог. Это самая губи­тель­ная болезнь, и исце­ле­ние от нее, спа­се­ние от смерти – самое завет­ное жела­ние вся­кого чело­века, и конечно же роди­те­лей в отно­ше­нии своих детей. Могут ли они спо­койно дожи­даться, пока их дети вырас­тут, прежде чем дать им доступ к спа­си­тель­ному пере­рож­де­нию и вос­со­еди­не­нию с Богом? Уж навер­ное, не больше, чем отка­зать детям в меди­цин­ской помощи при тяж­ких телес­ных недугах.

Таким отве­том часто и огра­ни­чи­ва­ются, но мы с вами, в пред­две­рии свя­того кре­ще­ния, должны посмот­реть еще глубже. Все дело в том, что меди­цин­ская помощь дей­ствует помимо воли паци­ента, а духов­ная, небес­ная помощь, как мы видели, не дей­ствует. Кто бы ни сло­мал ногу,

луч­ший из луч­ших людей или послед­ний мер­за­вец, дове­ряет ли он без­ого­во­рочно вра­чам или в занос­чи­во­сти пре­зи­рает их, если впра­вить ему пере­лом, нало­жить гипс и заста­вить соблю­дать пра­виль­ный режим, нога срастется. А в духов­ной жизни совсем не так!

Можно понять чув­ства роди­те­лей, кото­рые желают детям добра, кре­стят их и при­ча­щают – но есть ли в этом смысл? Ведь и в самом деле, у ново­рож­ден­ного мла­денца и малого ребенка нет ни воли, ни рас­судка, ни веры, без кото­рых невоз­можно дей­ствие Свя­тых Таинств…

Есть смысл, отве­чаем мы, и к тому же глу­бо­чай­ший! Заклю­чен он в одном-един­ствен­ном поня­тии, пре­красно зна­ко­мом каж­дому из нас (даже тем, кто еще далек от Церкви!), но кото­рое за счет соци­аль­ных и даже поли­ти­че­ских при­чин ока­за­лось сего­дня под жесто­ким уда­ром враж­деб­ных сил. Речь идет о семье.

Семья может быть боль­шая и малень­кая, пол­ная и непол­ная. Но если это семья, малая Цер­ковь, достой­ная сво­его имени, то закон ее жизни – любовь, та самая любовь, кото­рая в Свя­щен­ном Писа­нии соеди­ня­ется зна­ком равен­ства с Самим Богом. Ваш ребе­нок, кото­рого вы сего­дня дер­жите на руках, дан вам Гос­по­дом для того, чтобы вы любили его и тем самым про­кла­ды­вали дорогу к Небу себе, и ему, и всем, кто смот­рит на вас.

Ваша роди­тель­ская любовь соеди­няет вас с вашими детьми, и связь эта нераз­рывна, пока ребе­нок не имеет вполне сво­его «я»: ваша воля, ваш рас­су­док, ваша вера духовно питают его. Вы с ним – одно целое, и он не может оста­ваться в сто­роне, когда вы, его роди­тели, соеди­ня­е­тесь с Богом в Свя­тых Таин­ствах Пра­во­слав­ной Церкви.

Можно ли в таком возрасте?

Здрав­ствуйте! Меня зовут Таня, мне 14 лет. Меня хотят сде­лать крест­ной мате­рью. А можно в таком воз­расте? Сама я кре­ще­ная и осо­знаю ответственность!

– Таня совер­шает ошибку, типич­ную для нынеш­ней моло­дежи: она смот­рит на свой воз­раст как на дет­ский. А ведь Пре­свя­тая Бого­ро­дица была именно в этом воз­расте, когда Она родила Спа­си­теля, что вполне обычно для восточ­ных стран…

Отсюда и выра­же­ние: «Меня хотят сде­лать…» Никто вас не может ничем «сде­лать», помимо вашей воли. Но если вы готовы к этой задаче, если дру­жите с семьей крест­ника и спо­собны участ­во­вать в его вос­пи­та­нии, то помоги вам Господь!

Вот таков глу­бин­ный, под­лин­ный смысл той корот­кой фразы, кото­рой нередко отве­чают на вопрос о кре­ще­нии и При­ча­стии мла­ден­цев: «Дети при­ни­мают Свя­тые Таин­ства по вере родителей».

Но в Таин­стве кре­ще­ния у ребенка появ­ля­ется еще один род­ной чело­век – вос­при­ем­ник, крест­ный отец или крест­ная мать. Если семья – это малая Цер­ковь, то Цер­ковь – боль­шая семья, и она стре­мится рас­ши­рить и укре­пить обще­ние со всеми, кто в нее вхо­дит. Вос­при­ем­ник вме­сте с роди­те­лями мла­денца берет на себя ответ­ствен­ность за проч­ность этого обще­ния, за вос­пи­та­ние и устрой­ство хри­сти­ан­ской жизни малень­кого чело­века, вхо­дя­щего в боль­шой мир.

Вос­при­ем­ника (для маль­чика) или вос­при­ем­ницу (для девочки) можно выбрать среди близ­ких род­ствен­ни­ков и дру­зей, зна­ю­щих и любя­щих вас, в том числе и юных, начи­ная со стар­шего под­рост­ко­вого воз­раста. Крест­ные должны быть готовы участ­во­вать в вос­пи­та­нии и всей даль­ней­шей жизни своих крест­ни­ков, и эта ответ­ствен­ность бла­го­творно ска­зы­ва­ется на их соб­ствен­ном взрос­ле­нии, хри­сти­ан­ском про­све­ще­нии и духов­ном росте.

Воз­мо­жен и дру­гой вари­ант, когда в вос­при­ем­ники сво­ему ребенку (кумо­вья) при­гла­шают кого-либо из более опыт­ных, глу­боко веру­ю­щих и гра­мот­ных при­хо­жан, рас­счи­ты­вая на их помощь, под­держку в хри­сти­ан­ской жизни. Тем самым воз­ни­кают новые и укреп­ля­ются суще­ству­ю­щие дру­же­ские связи внутри при­хода. Совет­ни­ком и посред­ни­ком здесь может стать священник.

Непро­стая ситу­а­ция воз­ни­кает, когда роди­тели, жела­ю­щие кре­стить сво­его малыша, в дей­стви­тель­но­сти далеки от Свя­той Церкви, не участ­вуют в ее Таин­ствах и не имеют о них поня­тия. Свя­щен­ник дол­жен строго и настой­чиво при­звать таких «нево­цер­ко­в­лен­ных» роди­те­лей войти в Цер­ковь вме­сте со своим ново­кре­ще­ным мла­ден­цем, чтобы этот празд­ник кре­ще­ния стал и для них празд­ни­ком начала жизни с Гос­по­дом. Однако после­дуют ли они этому при­зыву – оста­ется на их сове­сти. Тогда вос­при­ем­ник вос­пол­няет отсут­ствие веры у роди­те­лей; с ним ребе­нок рас­тет в Церкви по прин­ципу «не та мать, что родила, а та, что вскормила».

Крест­ные или крестный?

Могут ли муж и жена быть вос­при­ем­ни­ками одного и того же мла­денца? Нам ска­зали, что это запре­щено цер­ков­ными канонами.

– Сле­дует знать, что ника­ких кано­нов на этот счет не суще­ствует. Что же каса­ется исто­ри­че­ских поло­же­ний, каса­ю­щихся дан­ного пред­мета, то обра­тимся к источ­нику – Гри­го­ров­ский С. П. Пре­пят­ствия к вен­ча­нию и вос­при­ем­ни­че­ству при кре­ще­нии. – Изда­тель­ский совет РПЦ, с. 51.

«Так как при кре­ще­нии тре­бу­ется лишь один вос­при­ем­ник или одна вос­при­ем­ница, смотря по полу кре­ща­е­мого, то нет осно­ва­ний счи­тать вос­при­ем­ни­ков состо­я­щими в каком-либо духов­ном род­стве и потому вос­пре­щать им вступ­ле­ние в брак между собою».

Итак, ответ очень прост: у мла­денца есть лишь один вос­при­ем­ник (крест­ный или крест­ная); вто­рое же лицо, по тра­ди­ции при­гла­ша­е­мое вме­сте с вос­при­ем­ни­ком, в Таин­стве не участ­вует и может быть кем угодно.

…Бывает и такое, когда роди­те­лей вообще нет рядом с ребен­ком. Помимо болез­ней и сти­хий­ных бед­ствий, виною тому сего­дня ста­но­вится рас­пад семьи, безу­мие и без­бо­жие нрав­ствен­ных банк­ро­тов. И на вос­при­ем­ни­ков, чаще всего бабу­шек и деду­шек, ложится еди­но­лич­ная забота о ребенке, как хозяй­ствен­ная и мате­ри­аль­ная, так и духов­ная – а это едва ли проще.

Встре­ча­ются и осо­бые слу­чаи при кре­ще­нии детей. При­хо­ди­лось, напри­мер, кре­стить вос­пи­тан­ни­ков дет­ского дома: у них не было ни вос­при­ем­ни­ков, ни роди­те­лей. Однако кре­стили лишь тех детей, кто уже был в созна­тель­ном воз­расте, пони­мал, что с ними про­ис­хо­дит, и мог пус­кай и по-дет­ски, но осо­знанно и все­рьез испо­ве­дать пра­во­слав­ную веру при совер­ше­нии Таин­ства. Об этом сле­ду­ю­щий разговор.

 

^ Разговор второй. Крещение

 

^ «Отрекаешься ли сатаны?.. Сочетаешься ли Христу?»

Раз­го­ва­ри­вать в храме во время совер­ше­ния Таин­ства, конечно, не полу­чится. Поэтому раз­го­вор при­дется начать забла­го­вре­менно. Самое луч­шее – еще до рож­де­ния ребенка. С древ­ней­ших вре­мен Цер­ковь тре­бует, чтобы чело­век гото­вился к сво­ему кре­ще­нию; если же малень­кий чело­век не спо­со­бен сам за себя дер­жать ответ и состав­ляет нераз­рыв­ное целое со своей семьей, то гото­виться над­ле­жит его роди­те­лям и восприемнику.

В усло­виях нор­маль­ной цер­ков­ной жизни, когда нет недо­статка в пра­во­слав­ных хра­мах и духо­вен­стве, когда при­ход­ской свя­щен­ник хорошо зна­ком со всеми сво­ими при­хо­жа­нами, он зара­нее узнает (или в край­нем слу­чае под­ме­чает), что у вас гото­вится при­бав­ле­ние семей­ства. Я бы в таком слу­чае спро­сил, кого вы хотели бы видеть вос­при­ем­ни­ком, и при­гла­сил бы вас вме­сте, чтобы побе­се­до­вать о кре­ще­нии, зара­нее дать вам воз­мож­ность все­рьез под­го­то­виться к этому важ­ней­шему жиз­нен­ному шагу.

В боль­ших при­хо­дах должны рабо­тать посто­ян­ные курсы для моло­дых роди­те­лей и вос­при­ем­ни­ков; эта корот­кая книжка может быть про­стей­шим посо­бием для подоб­ных занятий.

Но что же делать, если по какой-либо при­чине таких бесед или заня­тий не состо­я­лось?.. Должно пройти еще какое-то время, прежде чем у нас вполне нала­дится при­ход­ская пра­во­слав­ная жизнь. Поэтому про­чи­тайте, пожа­луй­ста, все, что здесь напи­сано, так, чтобы чин кре­ще­ния и ваше уча­стие в нем уже не были для вас ни тай­ной, ни загад­кой, ни пустым ритуалом.

Очень сове­тую также взять с собой в храм эту книжку или любое дру­гое изда­ние, где изла­га­ется и пояс­ня­ется ход совер­ше­ния Таин­ства: ведь и у свя­щен­ника перед гла­зами все время будет книга под назва­нием «Треб­ник»4, где весь чин кре­ще­ния при­ве­ден от слова до слова. И неда­ром. Суще­ствует осо­бое ука­за­ние для свя­щен­ни­ков: «Если иерей будет слу­жить на память, без книги, то смертно согре­шит, поскольку от этого слу­ча­ются мно­гие ошибки, упу­ще­ния и запи­на­ния: он не будет знать, что делает или гово­рит, вве­дет в сомне­ние людей и по забве­нию совер­шит явную погрешность».

Но и не удив­ляй­тесь и не рас­стра­и­вай­тесь, если что-то оста­нется непо­нят­ным, невра­зу­ми­тель­ным: выйдя из храма, вер­нув­шись домой, вы снова смо­жете про­чи­тать о тех или иных момен­тах Таин­ства кре­ще­ния, най­дете дру­гие книги, лек­ции или про­по­веди – иными сло­вами, про­дол­жите свое хри­сти­ан­ское про­све­ще­ние. И будет даже весьма странно и огор­чи­тельно, если вы так не поступите!

* * *

 

Пра­во­слав­ное бого­слу­же­ние, тем более такое древ­нее и зна­чи­тель­ное, как Таин­ство кре­ще­ния, очень сложно и мно­го­пла­ново, богато сим­во­ли­че­ским смыс­лом. К тому же совер­ша­ется оно – как и все наши бого­слу­же­ния в Рос­сии и сопре­дель­ных род­ствен­ных нам стра­нах – на цер­ков­но­сла­вян­ском языке (кото­рый по ошибке ино­гда назы­вают «ста­ро­сла­вян­ским», в нем и в самом деле много «ста­рого», но гораздо больше цер­ков­ного). И в нашем раз­го­воре никак не удастся обойти вни­ма­нием этот важ­ный пред­мет, иначе во время службы вас ста­нут зани­мать не молитвы, а суф­фиксы и спряжения.

Цер­ков­но­сла­вян­ская речь отпу­ги­вает неко­то­рых неопыт­ных хри­стиан. «Непо­нятно, – жалу­ются они, – Цер­ковь, как нарочно, нас оттал­ки­вает, ста­вит пре­грады для пони­ма­ния. Свя­тые Кирилл и Мефо­дий несли людям Слово Божие на их род­ном языке, за что мы их и почи­таем. Так почему сей­час не пере­во­дит Цер­ковь свои книги и службы на про­стой рус­ский язык?..»

В начале XX в., в пред­две­рии рус­ской ката­строфы, такие при­зывы, а под­час и уль­ти­ма­тив­ные тре­бо­ва­ния раз­да­ва­лись весьма часто и энер­гично. Мино­вало сто­ле­тие, когда наш народ был насиль­ственно ото­рван от своей Церкви, а сама Цер­ковь пре­тер­пела неслы­хан­ные гоне­ния и стра­да­ния. Можно было бы ожи­дать, что сего­дня цер­ков­но­сла­вян­ские «пре­грады для пони­ма­ния» вовсе отой­дут в про­шлое… А на самом деле в про­шлое прак­ти­че­ски ото­шли тре­бо­ва­ния «про­стого раз­го­вор­ного рус­ского языка», они цир­ку­ли­руют едва ли не исклю­чи­тельно в среде людей мало­ве­ру­ю­щих или мало­об­ра­зо­ван­ных. Почему так?

Гра­мот­ный человек

Почему молятся за Свя­тей­шего Пат­ри­арха? Почему до сих пор в Церкви можно услы­шать раз­лич­ные «свя­тей­ше­ства» и «высо­ко­прео­свя­щен­ства», кото­рые вызы­вают у более-менее гра­мот­ного чело­века в луч­шем слу­чае иро­нич­ную улыбку?

– Более или менее гра­мот­ный чело­век если и будет улы­баться, то над неве­же­ством негра­мот­ных и над бес­силь­ной зло­бой вра­гов Церкви, кото­рая на нем пара­зи­ти­рует. Да и эти улыбки не слиш­ком-то полезны.

Гра­мот­ный чело­век знает раз­ницу между про­ис­хож­де­нием слова и его при­ме­не­нием, между смыс­лом бук­валь­ным и пере­нос­ным. Гра­мот­ный чело­век при­ни­мает как долж­ное обра­ще­ния «гос­по­дин», «мило­сти­вый госу­дарь» и «ваше пре­вос­хо­ди­тель­ство». Гра­мот­ный чело­век не удив­ля­ется, что его назы­вают «доро­гой», хоть он и не назна­чил себе цену.

Потому что XX в. мно­гому нас научил. На горь­ком опыте он научил нас вере и вер­но­сти, научил любить Бога и ближ­него, любить Свя­тую Цер­ковь и свое хри­сти­ан­ское насле­дие, научил не раз­бра­сы­ваться своим досто­я­нием, не топ­тать ногами бес­цен­ный жем­чуг своей бого­дан­ной куль­туры в бре­до­вом при­падке «раз­ру­шить до осно­ва­нья, а затем…». Чет­верть века после воз­вра­ще­ния жизни в нор­маль­ное русло мону­менты той эпохи – руины хра­мов, раз­ру­шен­ных руками наших отцов и дедов, – по всей Рус­ской рав­нине про­сти­рают к небу камен­ные руки.

Память свя­тых рав­ноап­о­столь­ных Мефо­дия и Кирилла, про­све­ти­те­лей сла­вян, гово­рит нам о том же самом. Один­на­дцать веков тому назад они про­по­ве­до­вали среди пле­мен, гото­вых при­нять семя веры, но не зна­ко­мых с хри­сти­ан­ским духов­ным, исто­ри­че­ским и куль­тур­ным насле­дием; пред­сто­яло создать, нако­пить и удер­жать его на про­тя­же­нии гря­ду­щих сто­ле­тий. Сего­дня же ровно наобо­рот: мы обра­ща­емся к народу глу­бо­чай­шей хри­сти­ан­ской куль­туры, но пле­нен­ному враж­деб­ными силами без­бо­жия. Победа над ними воз­можна только с опо­рой на пол­ноту нашего исто­ри­че­ского хри­сти­ан­ского досто­я­ния; и вполне понятно, почему про­тив­ник снова и снова пыта­ется выбить эту опору у нас из-под ног.

Латин­ский и гре­че­ский языки, на кото­рых гово­рили евро­пей­ские церкви при Мефо­дии и Кирилле, были чужими для совре­мен­ных им сла­вян­ских пле­мен. Для нас, их нынеш­них потом­ков, цер­ков­но­сла­вян­ский – род­ной язык. Поза­бы­тый, непри­выч­ный, непро­стой, но род­ной – как для веру­ю­щего грека род­ным оста­ется язык Нового Завета (дальше отсто­я­щий от ново­гре­че­ского, чем цер­ков­но­сла­вян­ский от рус­ского), а для веру­ю­щего ита­льянца – латынь.

Чтобы убе­диться в этом, нет нужды в осо­бых линг­ви­сти­че­ских изыс­ка­ниях. Про­чи­таем цер­ков­но­сла­вян­скую молитву, кото­рую вы сего­дня услы­шите в храме в числе первых:

Отче наш, Иже ecu на Небе­сех! Да свя­тится имя Твое, да при­и­дет Цар­ствие Твое, да будет воля Твоя, яко на небеси, и на земли. Хлеб наш насущ­ный даждь нам днесь; и остави нам долги наша, якоже и мы остав­ляем долж­ни­ком нашим; и не введи нас во иску­ше­ние, но избави нас от лука­ваго. Яко Твое есть Цар­ство и сила и слава, Отца и Сына и Свя­таго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Доступно, не правда ли? Не надо быть про­фес­со­ром язы­ко­зна­ния, чтобы пре­одо­леть мел­кие осо­бен­но­сти, отли­ча­ю­щие язык этого тек­ста от совре­мен­ного рус­ского языка (хоть и далеко не «про­стого раз­го­вор­ного», кото­рый можно услы­шать у пив­ного ларька или в под­во­ротне), пус­кай грам­ма­тика кое-где нам и незна­кома, и неко­то­рые слова непри­вычны. Гра­мотно писать и гово­рить по-цер­ков­но­сла­вян­ски в самом деле могут не все, но пони­мать спо­со­бен каждый.

И если мы теперь откроем Еван­ге­лие, откуда взята эта молитва, то обна­ру­жим, что, во-пер­вых, рус­ский текст до смеш­ного мало отли­ча­ется от цер­ков­но­сла­вян­ского, и, во-вто­рых, где такие отли­чия име­ются, пре­иму­ще­ство далеко не оче­видно. Почему «и на земле, как на небе» зву­чит лучше, чем «яко на небеси, и на земли», а «ибо Твое есть Цар­ство» лучше, чем «яко Твое есть Царство»?..

Как вы пре­красно пони­ма­ете, раз­го­вор о цер­ков­ном языке может про­дол­жаться неогра­ни­ченно долго – а нас с вами ждет Таин­ство кре­ще­ния. Поэтому лишь в самых крат­ких сло­вах пере­числю четыре сооб­ра­же­ния, очень важ­ных для пони­ма­ния сути дела, но нередко упус­ка­е­мых из виду даже самыми бла­го­на­ме­рен­ными собеседниками.

Какой лучше?

На каком языке лучше читать Псал­тирь и Еван­ге­лие – на рус­ском или на церковнославянском?

– Нам доступны эти два пере­вода Свя­того Писа­ния с древ­них язы­ков для нашей пользы; каж­дый выби­рает себе тот, что ближе его сердцу и уму. Но надо иметь в виду раз­ницу между Новым Заве­том и Ветхим.

Рус­ский, так назы­ва­е­мый «сино­даль­ный», пере­вод Нового Завета хоть и не сво­бо­ден от недо­стат­ков, но в боль­шин­стве слу­чаев точно вос­про­из­во­дит текст ново­за­вет­ных книг. Поэтому цер­ковно-сла­вян­ским и рус­ским пере­во­дами Нового Завета можно поль­зо­ваться сов­местно. Так их нередко и печа­тают, в две парал­лель­ные колонки.

Иное дело Вет­хий Завет. Цер­ков­но­сла­вян­ский и рус­ский пере­воды сде­ланы с раз­ных ори­ги­на­лов, гре­че­ского и еврей­ского соот­вет­ственно, при­чем именно пер­вый был осно­вой для хри­сти­ан­ского бого­сло­вия и литур­гики. Помимо того, в вет­хо­за­вет­ных текстах, в част­но­сти в Книге Псал­мов, есть весьма много раз­но­чте­ний и тем­ных мест. Поэтому для чте­ния сла­вян­ской Псал­тири реко­мен­ду­ются спе­ци­аль­ные пособия.

Пер­вое. Цер­ков­но­сла­вян­ский язык – это уни­каль­ный мост между язы­ком сла­вян и гре­че­ским язы­ком Нового Завета (потому-то он и «цер­ков­ный»). Мно­гие осо­бен­но­сти гре­че­ского языка бук­вально пере­не­сены, пере­са­жены в цер­ков­но­сла­вян­ский; за счет этого очень облег­ча­ется пере­вод. Наши книги Свя­щен­ного Писа­ния, Боже­ствен­ная литур­гия, по суще­ству, вся цер­ков­ная пись­мен­ность – кроме, конечно, тек­стов рос­сий­ского про­ис­хож­де­ния, кото­рых с Божией помо­щью в послед­ние годы ста­но­вится все больше и больше, – бук­вально копии, кальки с гре­че­ских ори­ги­на­лов. И это само по себе огром­ная цен­ность. Напри­мер, молитва «Отче наш», кото­рую мы только что с вами про­чли по-цер­ков­но­сла­вян­ски, пора­зи­тельно, слово в слово сов­па­дает с тем, как апо­стол Мат­фей по-гре­че­ски запи­сал пря­мую речь Самого Спасителя.

Вто­рое. Далеко не все у нас так же про­сто и про­зрачно, как эта молитва (хоть и о ней напи­сан не один том свя­то­оте­че­ских тво­ре­ний, не одна док­тор­ская дис­сер­та­ция!) или дру­гие еван­гель­ские отрывки.

Гораздо труд­нее для вос­при­я­тия апо­столь­ские посла­ния, где изла­га­ются веро­учи­тель­ные истины, не говоря уж о сред­не­ве­ко­вой визан­тий­ской поэ­зии, кото­рая состав­ляет основу бого­слу­же­ний в честь глав­ных цер­ков­ных празд­ни­ков и древ­них свя­тых. Но пер­вей­шая труд­ность тут вовсе не в языке, а в содер­жа­нии, на какой бы язык его ни переводили.

А вывод из этого очень прост: тер­пе­ливо и вни­ма­тельно изу­чать цер­ков­ную службу, учиться той муд­ро­сти, кото­рую вло­жили в нее наши дале­кие предшественники.

Тре­тье. Язык – это живой орга­низм, часть цер­ков­ной жизни. Он тре­бует посто­ян­ного вни­ма­ния и заботы, не в мень­шей мере, чем зда­ния и соору­же­ния, цер­ков­ная утварь и обла­че­ния, – иначе в нем накап­ли­ва­ются иска­же­ния и огрехи, нере­шен­ные про­блемы. Такая работа шла у нас во все века – с пере­мен­ным успе­хом, но шла. Для нее нужны ква­ли­фи­ци­ро­ван­ные спе­ци­а­ли­сты, разум­ные орга­ни­за­торы, вза­им­ное дове­рие, цер­ков­ный и граж­дан­ский мир. Неза­долго до рево­лю­ции в нашей Церкви начался оче­ред­ной этап этой работы, бес­по­щадно пре­рван­ный раз­гро­мом цер­ков­ной жизни при боль­ше­ви­ках, физи­че­ским уни­что­же­нием боль­шин­ства пра­во­слав­ного духо­вен­ства и уче­ных. И сего­дня мы только-только при­сту­паем к воз­об­нов­ле­нию этих тру­дов… Как в наши дни нередко при­хо­дится слу­жить в неошту­ка­ту­рен­ных, плохо отап­ли­ва­е­мых хра­мах – пол­ная рестав­ра­ция тре­бует вре­мени и средств, – так же в точ­но­сти мы должны пони­мать, что исправ­ле­ние и совер­шен­ство­ва­ние языка наших бого­слу­же­ний не может про­изойти во мгно­ве­ние ока.

Чет­вер­тое, самое про­стое. Нам очень свой­ственно под­ме­чать недо­статки и сла­бо­сти, а затем обоб­щать их без огра­ни­че­ния. Услы­шим где-нибудь невра­зу­ми­тель­ное, невнят­ное, мало­гра­мот­ное чте­ние какой-нибудь бед­ной ста­рушки, кото­рая год за годом отдает при­ход­скому храму все свои немощ­ные силы, – и пошли тру­бить на всех углах: «В церкви на службе ничего не пой­мешь!..» А нет бы вме­сто этого научиться самим кра­сиво, четко и гра­мотно читать и петь по-цер­ков­но­сла­вян­ски да встать на ее место.

Помню, много-много лет назад, еще моло­дым чело­ве­ком, я при­шел в один храм, какой-то пожи­лой монах читал канон на утрени. Речь его была столь ясной и кра­си­вой, что я невольно пора­зился, даже пока­за­лось мне, что язык у него какой-то осо­бен­ный, про­яс­нен­ный. «Нет, – ска­зали мне, – канон самый обыч­ный. А читает наш архи­епи­скоп»5.

Пло­хие даты?

Я сей­час на 40‑й неделе бере­мен­но­сти, и срок родов выпа­дает на 19–20 авгу­ста, а на работе мне ска­зали, что это очень пло­хие даты для рож­де­ния, что-то свя­зан­ное с цер­ков­ными праздниками…

– Для суе­ве­ров, невежд и пусто­сло­вов все даты пло­хие – и для рож­де­ния, и для смерти, и празд­ники, и будни. Для веру­ю­щих, про­све­щен­ных и бла­го­че­сти­вых людей все даты хороши: «Сей день, его же сотвори Гос­подь, воз­ра­ду­емся и воз­ве­се­лимся вонь». Выбор за вами.

* * *

 

Теперь мы уже не ста­нем недо­уме­вать при зву­ках тор­же­ствен­ной, хоть и непри­выч­ной нам цер­ков­но­сла­вян­ской речи. Мы готовы сде­лать шаг навстречу Богу, к началу новой жизни для ново­рож­ден­ного мла­денца – и вме­сте с ним для себя самих.

Таин­ство кре­ще­ния вклю­чает в себя несколько раз­лич­ных эта­пов и даже раз­но­род­ных эле­мен­тов, кото­рые ино­гда совер­ша­ются отдельно друг от друга. Мало того, в этом нашем бого­слу­же­нии совер­ша­ется не одно, а два раз­ных Таин­ства, но об этом речь пой­дет ниже.

А пока при­сту­пим к пер­вым молит­вам. Мы обра­щаем их к Гос­поду еще даже не о самом мла­денце, кото­рого соби­ра­емся кре­стить, а о его матери. Часть из них отно­сится к самому дню рож­де­ния мла­денца; дру­гая часть – к тому дню (по обы­чаю, соро­ко­вому), когда мать при­хо­дит с ним в храм для кре­ще­ния. Надо ска­зать, что поря­док чте­ния этих послед­них молитв может быть раз­лич­ным: нередко их читают в самом конце бого­слу­же­ния, когда уже кре­щен­ный мла­де­нец тор­же­ственно вно­сится в храм. Но очень огор­чи­тельно, когда роди­тели затя­ги­вают с кре­ще­нием на несколько меся­цев или даже лет, тогда все «молитвы о жене родиль­нице» теряют смысл.

Здесь, как и всюду ниже, при­во­дится (с неболь­шими упро­ще­ни­ями, полез­ными для начи­на­ю­щих) лишь малая доля тех молитв, кото­рые свя­щен­ник будет читать, а вы – слу­шать и мыс­ленно сле­до­вать за ними; но это, как ска­зано, очень помо­жет вам под­го­то­виться к созна­тель­ному уча­стию в Таинстве.

Вла­дыко Гос­поди Боже наш, роди­выйся от Пре­чи­стыя Вла­ды­чицы нашея Бого­ро­дицы и Прис­но­девы Марии, и яко мла­де­нец во яслех воз­ле­гий, и яко дитя вос­при­ня­тый: Сам и сию рабу Твою, днесь родив­шую сего мла­денца, поми­луй, и про­сти воль­ная и неволь­ная ея пре­гре­ше­ния, и сохрани ее от вся­кого диа­воль­ского мучи­тель­ства… и поми­луй ее и мла­денца, по вели­цей мило­сти Твоей, и очи­сти ее от телес­ныя скверны, и раз­лич­ных ей нахо­дя­щих утроб­ных скор­бей, и изведи ее ско­рою мило­стию Твоею во сми­рен­ном ея теле во исправ­ле­ние: и из нея рож­ден­ного мла­денца спо­доби покло­ни­тися зем­ному храму, егоже уго­то­вал ecu во славу Имени Тво­его Святого.

Гос­поди Боже Все­дер­жи­телю, Отче Гос­пода нашего Иисуса Хри­ста, все есте­ство сло­вес­ное же и без­с­ло­вес­ное Сло­вом Твоим созда­вый, и вся от небы­тия в бытие при­ве­дый, Тебе молимся, и Тебе про­сим: Твоею волею спас­ший рабу твою (имя матери), очи­сти от вся­кого греха, и вся­кия скверны, при­хо­дя­щую ко Свя­той Твоей Церкви, да неосуж­денно спо­до­бится при­ча­сти­тися Свя­тых Твоих Таин.

Посмот­реть на ребеночка…

Правда ли, что до кре­ще­ния лучше никому не давать смот­реть ново­рож­ден­ного ребе­ночка? Или такая при­мета – это про­сто суеверие?

– Здесь оче­вид­ное суе­ве­рие соеди­ни­лось со столь же оче­вид­ным разум­ным обы­чаем: в пер­вые несколько недель своей жизни мла­де­нец осо­бенно вос­при­им­чив к инфек­ции, поэтому его надо обе­ре­гать от кон­так­тов с посто­рон­ними людьми.

Нет нужды напо­ми­нать вам, какое испы­та­ние про­хо­дит жен­щина, давая жизнь новому чело­веку. Девять меся­цев длится бере­мен­ность с тре­во­гами и неуря­ди­цами, закан­чи­ва­ясь едва ли не самым труд­ным делом всей жен­ской судьбы: родами. И если сего­дня на помощь матери и ребенку при­хо­дит меди­цина во все­ору­жии накоп­лен­ного веками опыта и зна­ния, то раньше смерть и матери, и мла­денца от инфек­ции была частым явлением.

Исходя из этого, роже­нице пред­пи­сы­ва­лось оста­ваться дома дли­тель­ное время, в тече­ние кото­рого она не участ­во­вала в бого­слу­же­нии и не при­ча­ща­лась Свя­тых Тайн. Дли­тель­ный отрыв от свя­того При­ча­стия – когда веру­ю­щие неуклонно при­ча­ща­лись каж­дое вос­кре­се­нье – тре­бо­вал осо­бых раз­ре­ши­тель­ных молитв священника.

Для матери этот обы­чай – воз­дер­жи­ваться от посе­ще­ния храма и уча­стия в Евха­ри­стии вплоть до кре­ще­ния ребенка – сохра­ня­ется и

доныне, но он не носит дог­ма­ти­че­ского, запре­ти­тель­ного харак­тера. Как пра­вило, однако, при обыч­ных усло­виях мать при­ни­мает свя­тое При­ча­стие в пер­вый раз после родов только вме­сте со своим ново­кре­ще­ным младенцем.

Знать сво­его святого

Можно ли назвать ребенка име­нем свя­того, о кото­ром ничего не знаешь?

– Далеко не о всех свя­тых из кален­даря у нас есть хоть какие-то све­де­ния, не говоря уж о подроб­ном житии. Поэтому, разу­ме­ется, пред­по­чти­тельно назы­вать детей в память тех свя­тых, кого мы знаем, кто бли­зок к нам по вре­мени и жизни, осо­бенно в память ново­му­че­ни­ков XX века. При выборе имени (как и в любом дру­гом деле) надо избе­гать формализма.

* * *

 

Вслед за молит­вами над мате­рью совер­ша­ется наре­че­ние имени ребенку. Пер­во­на­чально это про­ис­хо­дило на вось­мой день после рож­де­ния, по при­меру вет­хо­за­вет­ного обы­чая, но сего­дня мы соеди­няем чин наре­че­ния имени с кре­ще­нием. Конечно, роди­тели изби­рают имя ребенку суще­ственно раньше (ино­гда даже до рож­де­ния!) и реги­стри­руют его в орга­нах ЗАГСа, но Цер­ковь не должна оста­ваться в сто­роне от столь важ­ного события.

Гос­поди Боже наш, Тебе молимся, и Тебе про­сим: да зна­ме­на­ется сеет лица Тво­его на мла­денце сем (имя ребенка – здесь оно впер­вые воз­гла­ша­ется в обще­цер­ков­ной молитве), и да зна­ме­на­ется Крест Еди­но­род­ного Сына Тво­его в сердце и в помыш­ле­ниях его, во еже избе­гати суеты мира и вся­кого лука­вого навета вра­жия, после­до­вати же пове­ле­ниям Твоим.

С древ­ней­ших вре­мен уста­но­вился обы­чай давать вновь при­ня­тому члену Церкви имя какого-либо свя­того. Тем самым воз­ни­кает осо­бая, новая связь между зем­лей и Небом, между чело­ве­ком, живу­щим в этом мире, и одним из тех, кто достойно про­шел свой жиз­нен­ный путь, чью свя­тость Цер­ковь засви­де­тель­ство­вала и про­сла­вила своим собор­ным разу­мом. Поэтому каж­дый пра­во­слав­ный дол­жен дер­жать в памяти свя­того, в честь кото­рого он назван, знать основ­ные факты его жизни, по воз­мож­но­сти пом­нить хотя бы неко­то­рые эле­менты бого­слу­же­ния в его честь.

Король Эду­ард

Меня зовут Эду­ард. В церкви одни гово­рят, что имя это не пра­во­слав­ное, а дру­гие воз­ра­жают и не сове­туют менять имя. Кто прав?

– Эду­ард – пра­во­слав­ное имя. Так звали англий­ского короля, кото­рый уна­сле­до­вал трон в 975 г., когда ему было 13 лет. Юный король Эду­ард про­дол­жал дело сво­его отца, короля Эдгара Миро­лю­би­вого и покро­ви­тель­ство­вал мона­сты­рям, защи­щая их от мест­ных фео­да­лов. Те решили изба­виться от неугод­ного им бла­го­че­сти­вого короля и 18 марта 979 г., когда Эду­ард был в гостях у брата, его убили.

Почи­та­ние короля-муче­ника, чья судьба в чем-то напо­ми­нает рус­ских кня­зей-стра­сто­терп­цев Бориса и Глеба, нача­лось тот­час же после его смерти. Король Эду­ард был офи­ци­ально при­чис­лен Англий­ской Цер­ко­вью к лику свя­тых на соборе в 1008 г. (напом­ним, что Англий­ская Цер­ковь оста­ва­лась пра­во­слав­ной, то есть непод­власт­ной Риму, вплоть до нор­манн­ского заво­е­ва­ния в 1066 г.).

Дол­гое время мощи короля Эду­арда счи­та­лись уте­рян­ными, но в 1981 г. их обна­ру­жил архео­лог-люби­тель г‑н Уил­сон-Клэридж. Экс­пер­тиза под­твер­дила, что это свя­тые останки короля-муче­ника. Убе­див­шись в том, что в Рим­ско-като­ли­че­ской и Англи­кан­ской Церк­вях древ­нее хри­сти­ан­ское уче­ние и прак­тика почи­та­ния свя­тых в зна­чи­тель­ной мере утра­чены, Уил­сон-Клэридж пере­дал свою дра­го­цен­ную находку Пра­во­слав­ной Церкви.

В насто­я­щее время свя­тые мощи короля Эду­арда поко­ятся в пра­во­слав­ном храме его имени в Брук­вуде, близ Гил­дфорда, граф­ство Сур­рей. Память его совер­ша­ется в день его муче­ни­че­ской кон­чины – 18 марта (31 марта по новому стилю).

Но одно и то же имя, осо­бенно из рас­про­стра­нен­ных (Петр, Нико­лай, Мария, Елена), носили мно­гие свя­тые раз­ных вре­мен и наро­дов; поэтому нам пред­стоит выяс­нить, в честь какого именно свя­того, носив­шего дан­ное имя, будет назван мла­де­нец. Сде­лать это можно, поль­зу­ясь подроб­ным цер­ков­ным кален­да­рем, где при­ве­ден алфа­вит­ный спи­сок почи­та­е­мых нашей Цер­ко­вью свя­тых с датами празд­но­ва­ния их памяти. Выбор дела­ется с уче­том даты рож­де­ния или кре­ще­ния ребенка, обсто­я­тельств жиз­нен­ного подвига свя­тых, семей­ных тра­ди­ций, ваших лич­ных симпатий.

Помимо того, у мно­гих извест­ных свя­тых в тече­ние года бывает несколько дней памяти: это может быть день смерти, день обре­те­ния или

пере­не­се­ния мощей, день про­слав­ле­ния – при­чис­ле­ния к лику свя­тых. Вам пред­стоит выбрать, какой из этих дней ста­нет празд­нич­ным днем (тезо­име­нит­ством, име­ни­нами) вашего ребенка. Часто его назы­вают Днем ангела. В самом деле, как вы скоро уви­дите, мы про­сим Гос­пода дать ново­кре­ще­ному сво­его ангела-хра­ни­теля; но этого ангела ни в коем слу­чае нельзя сме­ши­вать со свя­тым, в честь кото­рого назван ребенок.

Ино­гда при наре­че­нии имени воз­ни­кают неко­то­рые слож­но­сти. Есть немало пра­во­слав­ных свя­тых, извест­ных в исто­рии, но не вне­сен­ных в наши кален­дари. В их числе – свя­тые Запад­ной Европы, жив­шие и про­слав­лен­ные еще до отпа­де­ния Рима от Пра­во­сла­вия6, чьи имена при­об­рели у нас попу­ляр­ность в послед­ние деся­ти­ле­тия (Вик­то­рия, Эду­ард и др.), но чис­лятся ино­гда как «непра­во­слав­ные». Бывают и обрат­ные ситу­а­ции, когда при­выч­ное сла­вян­ское имя не при­над­ле­жит ни одному из пра­во­слав­ных свя­тых (напри­мер, Ста­ни­слав). Нако­нец, нередки и фор­маль­ные недо­ра­зу­ме­ния, свя­зан­ные с напи­са­нием имени (Елена – Алена, Ксе­ния – Оксана, Иоанн – Иван) или его зву­ча­нием на раз­ных язы­ках (по-сла­вян­ски – Свет­лана и Злата, по-гре­че­ски – Фоти­ния и Хриса).

Если такие вопросы воз­ник­нут, их надо обсу­дить и решить до начала службы, чтобы свя­щен­ник мог пра­вильно про­из­но­сить имя в молит­вах. При необ­хо­ди­мо­сти ребенку можно дать в кре­ще­нии имя, отлич­ное от того, кото­рое запи­сано в сви­де­тель­стве о рож­де­нии, выбрав его, напри­мер, по созву­чию (Ста­ни­слав – Ста­хий, Каро­лина – Кале­рия, Элина – Елена). В этом нет ничего ущерб­ного: у сер­бов, к при­меру, прак­ти­че­ски все имеют одно имя в быту и дру­гое – в крещении.

Заме­тим, что в Рус­ской Церкви, в отли­чие от неко­то­рых дру­гих Пра­во­слав­ных Церк­вей, люби­мое всеми имя Мария нико­гда не дается в честь Пре­свя­той Бого­ро­дицы, но лишь в честь дру­гих свя­тых, носив­ших это имя. Также сле­дует знать, что начи­ная с 2000 г. наша Цер­ковь при­чис­ляет к лику свя­тых мно­же­ство наших зем­ля­ков и сограж­дан – новых муче­ни­ков и испо­вед­ни­ков XX века – и при­зы­вает веру­ю­щих назы­вать своих детей в их честь и память7.

Что надо исправить?

Моей дочери два с поло­ви­ной года. Муж ее назвал име­нем, с кото­рым ее кре­стили, но мне оно разо­нра­ви­лось. Можно ли испра­вить имя ребенку?

– Исправ­лять надо не имя ребенку, а отно­ше­ния с мужем. При­не­сите пока­я­ние в недо­статке любви и дове­рия к нему, попро­сите у него про­ще­ния, оставьте этот эпи­зод в про­шлом и поза­боть­тесь о вос­пи­та­нии дочери, а также о после­ду­ю­щих детях.

Вам навер­няка при­хо­ди­лось слы­шать слова кате­хи­зис, кате­хи­за­ция, им сродни слово эхо (от гре­че­ского слова голос). Кате­хи­за­цией, или огла­ше­нием, назы­ва­ется под­го­товка к Таин­ству кре­ще­ния, обу­че­ние буду­щего хри­сти­а­нина (или роди­те­лей, вос­при­ем­ни­ков) осно­вам пра­во­слав­ной веры. Огла­шен­ными – а точ­нее было бы пере­ве­сти огла­ша­е­мыми – име­ну­ются те, кто про­хо­дит такую под­го­товку. По суще­ству, вся эта книжка пред­став­ляет собой самое крат­кое посо­бие по катехизации.

В пер­вые века хри­сти­ан­ской Церкви огла­ше­ние про­дол­жа­лось как мини­мум год, ино­гда до трех лет. И сего­дня, когда в храме вы слы­шите воз­глас: «Огла­шен­ные, изы­ди­теI» – это память о той эпохе, когда огла­ша­е­мые допус­ка­лись лишь к пер­вой части Боже­ствен­ной литур­гии: поэтому она име­ну­ется «Литур­гией огла­шен­ных»8, в то время как после­ду­ю­щая, основ­ная часть – «Литур­гией вер­ных». А Вели­ким постом, неза­долго до Свя­той Пасхи, когда в основ­ном и совер­ша­лось кре­ще­ние, в осо­бую вели­ко­пост­ную Литур­гию Пре­ждео­свя­щен­ных Даров добав­ля­ются молитвы «о иже (гото­вя­щихся) ко Про­све­ще­нию» – о тех, кому пред­стоит в эти дни при­со­еди­ниться к Церкви…

Почему же сей­час мы кре­стим людей лишь после крат­ких заня­тий на кур­сах или несколь­ких огла­си­тель­ных бесед? Гово­рят ведь, что в наше время народ духовно оди­чал по срав­не­нию с про­шлыми веками, отда­лился от Бога. Каза­лось бы, надо тре­бо­вать от наших совре­мен­ни­ков (и, соот­вет­ственно, их ново­рож­ден­ных детей) очень дли­тель­ной «выдержки», прежде чем допу­стить их к свя­той купели.

Но, к сча­стью, это совсем не так. При­чину мы видели выше, когда гово­рили о цер­ков­но­сла­вян­ском языке. Хоть мы и в самом деле стра­даем мно­же­ством неду­гов – духов­ным оди­ча­нием, рели­ги­оз­ным неве­же­ством, нрав­ствен­ной сле­по­той и рав­но­ду­шием, – налицо про­ти­во­по­лож­ные фак­торы, кото­рые ведут к быст­рому и уве­рен­ному выздо­ров­ле­нию (разу­ме­ется, лишь тех, кто выздо­ров­ле­ния ищет и добивается!).

С одной сто­роны – рус­ская пра­во­слав­ная куль­тура, живу­щая в нашем языке, в нашей лите­ра­туре, музыке, изоб­ра­зи­тель­ном искус­стве, архи­тек­туре, в нашей лич­ной, семей­ной и родо­вой памяти, с дру­гой сто­роны – неви­дан­ный и немыс­ли­мый ни в какие преж­ние эпохи уро­вень мас­со­вого обра­зо­ва­ния, рас­про­стра­не­ния зна­ний, доступ­ность любой инфор­ма­ции в печат­ном и элек­трон­ном виде, радио– и теле­ви­зи­он­ное веща­ние и новые сред­ства связи поз­во­ляют очень быстро и эффек­тивно навер­стать упу­щен­ное и воз­об­но­вить утраченное.

Конечно, есть масса наре­ка­ний и горь­ких жалоб на все упо­мя­ну­тые дары циви­ли­за­ции: сколько, дескать, они при­но­сят людям зла… Согла­сен, это правда. Но в отли­чие от войн, эпи­де­мий, голода, нищеты и без­гра­мот­но­сти, они при­но­сят зло лишь тем, кто при­ни­мает это зло: пьян­ство, обжор­ство, раз­врат, без­де­лье, тупость, зависть – и губит свой разум и сердце. Жаль этих людей. Но ведь их никто не при­нуж­дает, они изби­рают зло по своей соб­ствен­ной сво­бод­ной воле. Вспом­ните наш пер­вый раз­го­вор, где речь у нас шла о свободе.

Итак, если сво­бода наша направ­ляет нас к добру, мы спо­собны при­нять Хри­ста быст­рее и уве­рен­нее, чем наши дале­кие предки. Как уже ска­зано, мы стоим на пле­чах гиган­тов, нас под­дер­жи­вает, укреп­ляет и вдох­нов­ляет все то доб­рое и свя­тое, что накоп­лено и не рас­тра­чено в нашем тыся­че­лет­нем пра­во­слав­ном насле­дии9.

Поэтому сего­дня мы смело можем при­чис­лить к огла­ша­е­мым всех тех, кто еще не вошел в Цер­ковь, но при­бли­жа­ется к ней, одни быст­рее, дру­гие мед­лен­нее, одни с ясно осо­знан­ной целью, дру­гие испод­воль, даже не вполне заметно для самих себя. Неуди­ви­тельно поэтому, что при­ня­тие в число огла­ша­е­мых, неко­гда совер­шав­ше­еся с осо­бой тор­же­ствен­но­стью за год, два или три до кре­ще­ния, сего­дня непо­сред­ственно пред­ше­ствует самому Таин­ству. Тем более, когда кре­стят ново­рож­ден­ного младенца.

Молитвы «во еже сотво­рити огла­шен­ного» свя­щен­ник читает лицом к лицу с вос­при­ем­ни­ком, дер­жа­щим на руках ребенка. Надо ска­зать, что во всем Таин­стве кре­ще­ния ему отво­дится очень актив­ное место; роди­тели же лишь стоят рядом и участ­вуют в молитве. Крест­ный дер­жит мла­денца на руках, пере­дает его свя­щен­нику в нуж­ные моменты и при­ни­мает его из купели (откуда и назва­ние – «вос­при­ем­ник»).

Почему она кричит?..

Я бы хотела ясно­сти: в чем при­чина исте­рики моей полу­то­ра­го­до­ва­лой дочери во время кре­ще­ния? В храме ей очень нра­вится – раду­ется, бегает. А как только зашли в ком­нату, где совер­шают кре­ще­ние, стала кри­чать. Выно­сила ее за дверь – момен­тально успокаивалась.

– Инте­ресно, на каком осно­ва­нии вы ждете «ясно­сти» в подоб­ном вопросе? «Ясность» вам пред­ло­жит какой-нибудь про­хо­ди­мец из числа ясно­вид­цев, экс­тра­сен­сов, аст­ро­ло­гов, гада­лок и т. п. с оче­вид­ными последствиями.

Пра­во­слав­ный же свя­щен­ник ска­жет вам, что дети в таком воз­расте весьма чув­стви­тельны к собы­тиям и явле­ниям духов­ного, неви­ди­мого мира. Что именно тре­во­жило и тер­зало вашу дочь? Как можно судить об этом, ничего не зная ни о вас, ни о вашем окру­же­нии, ни о вашем про­шлом?.. Впро­чем, ваше тре­бо­ва­ние «ясно­сти», как ска­зано выше, само по себе вну­шает опа­се­ния. А заодно и тот факт, что дочь до полу­тора лет не кре­щена, хотя мы кре­стим детей в воз­расте шести недель.

Все осталь­ное будет пред­ме­том вашей лич­ной испо­веди. По край­ней мере, должно быть. А там смот­рите сами.

Кре­сто­об­разно дунув ребенку на лицо и осе­нив его зна­ком кре­ста, свя­щен­ник кла­дет ему руку на голову и начи­нает молиться:

О имени Твоем, Гос­поди Боже истины, и Еди­но­род­ного Тво­его Сына, и Свя­того Тво­его Духа, воз­ла­гаю руку мою на мла­денца (имя), спо­до­бив­ше­гося при­бег­нути ко Свя­тому имени Тво­ему, и под кро­вом крыл Твоих сохра­ни­тися: отстави от него (нея) ветхую оную пре­лесть и исполни его

Твоей веры, и надежды, и любви: да разу­меет, яко Ты ecu един Бог истин­ный, и Еди­но­род­ный Твой Сын, Гос­подь наш Иисус Хри­стос, и Свя­тый Твой Дух. Дай ему (ей) во всех запо­ве­дях Твоих ходити и угод­ная Тебе сохра­ните яко аще сотво­рит сие чело­век, жив будет в них.

Но далее сле­дуют «запре­ще­ния на нечи­стых духов», уни­каль­ный слу­чай во всей цер­ков­ной жизни, когда мы обра­ща­емся не к Богу, не к свя­тым людям или анге­лам, а к дьяволу!

Кому-то этот факт пока­жется уди­ви­тель­ным, неумест­ным и пуга­ю­щим, кто-нибудь по соб­ствен­ному неве­же­ству усмот­рит в нем «пере­жи­ток Сред­не­ве­ко­вья»… Но удив­ляться и пугаться здесь нечему. Мы уже гово­рили с вами, что наша чело­ве­че­ская при­рода иска­жена злом, пора­жена болез­нью греха, пра­ро­ди­тель­ским повре­жде­нием, и весь смысл нашей хри­сти­ан­ской жизни как раз и состоит в исце­ле­нии от этого недуга, в избав­ле­нии от зла.

Что такое искупление?

Помо­гите понять: перед кем Хри­стос иску­пил наши грехи? Одна жен­щина в храме ска­зала, что перед дья­во­лом. Правда ли это? Мне такой ответ кажется очень странным…

– Стран­ного тут ничего нет: самый обык­но­вен­ный без­бож­ный, неве­же­ствен­ный вздор. Но вопрос об искуп­ле­нии дей­стви­тельно непростой.

Серьез­ный ответ можно найти в учеб­нике Дог­ма­ти­че­ского бого­сло­вия (напри­мер, прот. Олега Давы­ден­кова) в раз­деле «Дог­мат Искуп­ле­ния»; можно послу­шать лек­ции про­фес­сора А. И. Оси­пова на эту тему (predanie.ru). Ключ к ответу – смысл самого слова «искуп­ле­ние» (греч. лит­ро­сис) в его связи с дру­гими тер­ми­нами, кото­рыми еван­ге­ли­сты опи­сы­вают подвиг Спасителя.

А несе­рьез­ного ответа на столь глу­бо­кий вопрос давать не следует.

Дья­вол (в пере­воде с гре­че­ского – кле­вет­ник, про­тив­ник; тот же смысл у слова сатана еврей­ского про­ис­хож­де­ния) – это не абстракт­ная «тем­ная сила» или «отсут­ствие добра»; нет, это реаль­ный носи­тель зла, про­тив­ник всему свя­тому и доб­рому, тому, что Гос­подь дал нашему миру и дает нам с вамиМф.4:1–11; 13:39; 25:41, Ин.8:44; 13:2, Иак.4:7,1 Пет.5:8,1 Ин.3:8,1 Тим.3:6, Откр.12:9; 20:10.”>10. Таким обра­зом, избав­ле­ние от зла неот­де­лимо от победы в борьбе с дья­во­лом, кото­рую каж­дый из нас ведет всю свою жизнь, до послед­него вздоха. И, при­ни­мая нового чело­века, Цер­ковь спе­шит защи­тить его силою сво­его слова и дать ему самому силу для этой борьбы: Запре­щает тебе, диа­воле, Гос­подь, при­шед­ший в мир и все­лив­шийся в чело­ве­ках, да раз­ру­шит твое мучи­тель­ство, и чело­веки сво­бо­дит, Иже на Кре­сте сопро­тив­ныя силы победи, солнцу померкшу и земли поко­ле­бав­шейся, и гро­бам отвер­за­ю­щимся, и телам свя­тых вос­ста­ю­щим, Иже раз­руши смер­тию смерть и упраздни иму­щего дер­жаву смерти, сиречь, тебе, диавола…

Убойся, изыди и отступи от созда­ния сего, и да не воз­вра­ти­шися, ниже­ута­и­шися в нем, ниже да встре­тиши его или дей­ству­еши, ни в нощи, ни во дни, или в часе, или в полу­дни, но отыди во свой тар­тар, даже до уго­то­ван­наго вели­каго Дня Судного.

Откуда ангелы?

Откуда берутся ангелы? Они и сей­час появ­ля­ются? Они бывают только муж­ского рода?

– О про­ис­хож­де­нии анге­лов гово­рит самое начало Биб­лии: «В начале сотво­рил Гос­подь небо и землю» (Быт.1:1). Оче­видно, это не то небо, кото­рое мы видим у себя над голо­вой (см. 9‑й стих: «И назвал Бог твердь небом»). Земля, сотво­рен­ная в начале, – это мате­рия, а небо – нема­те­ри­аль­ный, неви­ди­мый мир, ангелы.

Появ­ля­ются ли они сей­час, мы с опре­де­лен­но­стью ска­зать не можем, по-види­мому, нет, у нас нет об этом сведений.

Пола ангелы не имеют. Вспом­ните слова Спа­си­теля: «В вос­кре­се­нии ни женятся, ни выхо­дят замуж, но пре­бы­вают, как ангелы Божии на небе­сах» (Мф.22:30). Если слово «ангел» муж­ского рода, это ничего не гово­рит о «поло­вой принадлежности».

Теперь сле­дуют молитвы о защите ребенка от воз­дей­ствия сата­нин­ских сил, о победе над ними:

Гос­поди Сил, Боже Изра­и­лев, исце­ля­ю­щий вся­кий недуг и вся­кую язву, при­зри на мла­денца (имя), взыщи, испы­туй, и отгони от него (нея) все дей­ства диа­вола. Запрети нечи­стым духом, изгони их, и очи­стив дела рук Твоих, и острое Твое упо­тре­бив дей­ство, сокруши сатану под ноги его (ея) вскоре, и даждь ему (ей) победу на него и на нечи­стыя его духи.

Вслед за тем мы про­сим Гос­пода о нис­по­сла­нии мла­денцу сво­его свя­того бес­те­лес­ного Ангела-хра­ни­теля, свет­лого вест­ника и настав­ника, о кото­ром у нас шла речь прежде:

…Сам и созда­ние Твое сие изба­вив­ший от пора­бо­ще­ния врагу, прими в Цар­ство Твое пре­не­бес­ное: отверзи его очи мыс­лен­ныя, во еже оза­ряти в нем про­све­ще­нию Еван­ге­лия Тво­его; сопряги жизни его Ангела светла, избав­ля­юща его от вся­кого навета сопро­ти­во­ле­жа­щаго, от сре­те­ния лука­ваго, от демона полу­ден­наго (духа лено­сти) и от меч­та­ний лукавых.

И, снова дунув на уста, лоб и грудь мла­денца, свя­щен­ник трое­кратно повто­ряет про­ше­ние к Богу:

Изгони из него (нея) вся­кого лука­вого и нечи­стого духа, сокры­того и гнез­дя­ще­гося в сердце его (ея).

Кто бы мог ска­зать, глядя на ново­рож­ден­ного мла­денца, свет­лого и радост­ного, как ангел, что у него в сердце сокрыто и гнез­дится нечто лука­вое и нечи­стое?.. Но об этом согласно сви­де­тель­ствуют не только хри­сти­ан­ское веро­уче­ние и бого­сло­вие, Свя­щен­ное Писа­ние и Отцы Церкви, с при­скорб­ной ясно­стью гово­рят о том же самом исто­рия и фило­со­фия, куль­ту­ро­ло­гия и рели­гио­ве­де­ние, пси­хо­ло­гия и педа­го­гика, но и житей­ский опыт каж­дого взрос­лого чело­века11. Снова и снова убеж­да­ясь в несо­вер­шен­стве чело­ве­че­ской при­роды, в нашей склон­но­сти к недоб­рым поступ­кам, к оши­боч­ному выбору, в нашей откры­то­сти злу и греху, мы под­ни­маем глаза к Небу и видим про­тя­ну­тую руку Спасителя.

* * *

 

Сле­ду­ю­щий этап – отре­че­ние от сатаны и испо­ве­да­ние веры – неко­гда слу­жил завер­ше­нием дли­тель­ной под­го­товки к Таин­ству и совер­шался в день самого кре­ще­ния или нака­нуне. Сего­дня он идет тот­час вслед за молит­вами «во еже сотво­рити огла­шен­ного»; здесь тре­бу­ется осо­бен­ное вни­ма­ние и дея­тель­ное уча­стие со сто­роны восприемника.

Пер­вое, что про­изой­дет, – это отре­че­ние от сатаны. С этой целью мы пово­ра­чи­ва­емся лицом к западу. (Напом­ним, пра­во­слав­ный храм выстроен вдоль оси «запад – восток», и алтарь все­гда рас­по­ло­жен в восточ­ной части.) «Тле­твор­ное вли­я­ние Запада» тут ни при чем – хотя, конечно, кто может пору­читься за отсут­ствие некой пота­ен­ной связи?.. Сим­во­лика сто­рон света и дви­же­ния све­тил, прежде всего солнца, по небо­своду известна с глу­бо­кой древ­но­сти, со вре­мен палео­лита: со скру­пу­лез­ным усер­дием наши дале­кие предки ори­ен­ти­ро­вали свои свя­ти­лища на четко опре­де­лен­ные точки горизонта.

Восток – сто­рона, где из-за гори­зонта под­ни­ма­ется солнце, как будто рож­да­ясь заново, как будто вос­кре­сая из мерт­вых. Каж­дое утро здесь совер­ша­ется види­мое тор­же­ство нашей надежды: победа света над тьмой, победа жизни над смер­тью. И когда во время празд­нич­ной утрени свя­щен­ник с воз­де­тыми к небу руками начи­нает Вели­кое сла­во­сло­вие Богу – «Слава Тебе, пока­зав­шему нам свет!»12 – нередко в эти самые минуты пер­вый луч солнца сияет ему навстречу через окна алтар­ной апсиды…

А запад, соот­вет­ственно, сто­рона заката, сто­рона смерти, сто­рона тьмы. Вла­стью тьмы име­ну­ется в Свя­щен­ном Писа­нии сила дья­вола. И сей­час вы без страха смот­рите ему в лицо.

И свя­щен­ник глаголет:

«Отри­ца­ешься ли сатаны, и всех дел его, и всех аггел (демо­нов) его, и всего слу­же­ния его, и всея гор­дыни его?»

И отве­чает огла­шен­ный или вос­при­ем­ник его, и глаголет:

«Отри­ца­юся».

Трое­кратно задает вам свя­щен­ник один и тот же вопрос, и трое­кратно отве­ча­ете ему своим кре­щаль­ным обе­том, своей при­ся­гой на вер­ность Хри­сту Спа­си­телю. Вы объ­явили дья­волу войну: мла­де­нец, мирно спя­щий у вас на руках, вашей волей и под вашу ответ­ствен­ность при­зван сей­час под знамя Хри­ста. Прой­дут годы и годы, пока он сам столк­нется с реаль­но­стью этой войны, но мы, взрос­лые, ни на минуту не забы­ваем о ней – защи­щаем млад­ших и гото­вим их в бой. Это, соб­ственно, и есть воспитание.

Вера – это всерьез

Мне нра­вится верить в ска­за­ния и легенды, в ска­зоч­ных пер­со­на­жей, кол­дов­ство и аст­ро­ло­гию. Рели­гия ведь тоже осно­вана на вере. Думаю, осталь­ные взрос­лые слиш­ком серьезно отно­сятся к жизни!

– На самом же деле мы – «осталь­ные взрос­лые» – недо­ста­точно серьезно отно­симся к жизни. Ведь вера – это основа вся­кого позна­ния, в том числе, конечно, и рели­ги­оз­ного. Тем самым откры­ва­ется нема­лая опас­ность ока­заться жерт­вой сво­его фан­та­сти­че­ского, нере­аль­ного, неадек­ват­ного виде­ния мира. Пред­ставьте себе води­теля за рулем авто­мо­биля, у кото­рого на месте вет­ро­вого стекла – ска­зоч­ная кар­тинка. Чем кон­чится его езда?..

А свя­щен­ник тем вре­ме­нем задает вам тот же вопрос, но немного по-другому:

«Отре­клся ли ecu сатаны?»

И отве­чает огла­шен­ный или вос­при­ем­ник его:

«Отре­кохся»(отрекся).

И снова трое­кратно под­твер­жда­ете вы свою уве­рен­ность в свер­шив­шемся факте. Назад дороги нет.

Гла­го­лет священник:

«И дуни, и плюни на него».

Таким свое­об­раз­ным дей­ствием, сим­во­ли­че­ским и эмо­ци­о­наль­ным, мы под­во­дим итог сде­лан­ному выбору. Пово­ра­чи­ва­емся лицом к востоку, лицом к алтарю, к свету, к вос­хо­дя­щему солнцу. Про­дол­жаем Таинство.

И гла­го­лет священник:

«Соче­та­ешься ли Христу?»

И отве­щает огла­шен­ный, или вос­при­ем­ник, глаголя:

«Соче­та­юся».

Снова трое­кратно зву­чит ваш обет, и снова вопрос зада­ется уже в про­шед­шем времени:

Паки гла­го­лет ему священник:

«Соче­тался ли ecu Христу?»

И отве­щает:

«Соче­тахся»(соче­тался).

И паки глаголет:

«И веру­еши ли Ему?»

И гла­го­лет:

«Верую Ему, яко Царю и Богу».

На этом месте ино­гда слу­ча­ется заминка. «Как же я могу заявить со всей опре­де­лен­но­стью, что верую, – недо­уме­вают неко­то­рые, – если у меня оста­лось столько белых пятен и неяс­но­стей… Если я знаю далеко не все, а пони­маю еще куда меньше».

Повто­рить крещение?

Меня мучает такой вопрос: мы кре­стили сына 10 лет назад, но сей­час узнали, что храм, в кото­ром мы его кре­стили, при­над­ле­жит рас­коль­ни­че­ской церкви, а не Мос­ков­скому Пат­ри­ар­хату Дей­стви­тельно ли это кре­ще­ние? Необ­хо­димо ли повто­рить его?

– Пра­во­слав­ная Цер­ковь одна и едина, хоть в нее вхо­дят, наряду с Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хией, и дру­гие Помест­ные Церкви. Однако, к сожа­ле­нию, под мас­кой Пра­во­сла­вия ино­гда скры­ва­ются и рас­коль­ники, и само­святы, и проходимцы.

«Испо­ве­дую едино кре­ще­ние…» – читаем мы Сим­вол веры. Кре­ще­ние одно, его невоз­можно «повто­рить». Можно лишь при­знать с огор­че­нием, что его не было, хотя оно и каза­лось состо­яв­шимся. Ино­гда такой вывод само­оче­ви­ден, если чело­век вырвался из сетей без­бож­ной тота­ли­тар­ной секты, напо­до­бие «иего­ви­стов». В дру­гих слу­чаях все слож­нее. Так, при­хо­дя­щие в Цер­ковь из римо-като­ли­че­ства ино­гда при­ни­мают Таин­ство кре­ще­ния, а ино­гда нет.

По сло­жив­шейся прак­тике, Таин­ство кре­ще­ния, совер­шен­ное (по незна­нию роди­те­лей и вос­при­ем­ни­ков) над мла­ден­цами в хра­мах, ушед­ших в рас­кол, при­зна­ется дей­стви­тель­ным. Однако выбор будет за вами и за вашим свя­щен­ни­ком, а если оста­нутся сомне­ния, то окон­ча­тель­ное реше­ние при­ни­мает архиерей.

Что ж, разум­ная мысль! Но сомне­ния эти опро­ки­ды­ва­ются уси­лием разума. В самом деле, есть ли кто-нибудь среди нас или был ли когда-нибудь, кто знал бы и пони­мал все? Когда офи­цер при­но­сит при­сягу на вер­ность, можно ли тре­бо­вать от него зна­ния и пони­ма­ния сразу всех сто­рон жизни Воору­жен­ных сил, всех стра­те­ги­че­ских пла­нов коман­до­ва­ния? Конечно нет. От него тре­бу­ется зна­ние основ воен­ной науки и твер­дая, непре­клон­ная реши­мость отдать себя испол­не­нию сво­его долга, твер­дая воля к борьбе, к лич­ному и про­фес­си­о­наль­ному росту.

Так же и наша вера – это подвиг сво­бод­ной воли. То же самое мы можем ска­зать и о надежде, и о любви, неда­ром апо­стол соеди­няет их вме­сте. Наша вера «яко Царю и Богу» – это непре­клон­ная реши­мость посвя­тить Ему себя и всю свою жизнь, сле­до­вать Его воле и тем самым осво­бо­дить свою соб­ствен­ную волю от пора­бо­ще­ния посто­рон­ними, чуже­род­ными, враж­деб­ными силами.

С самых пер­вых лет хри­сти­ан­ской Церкви каж­дый, кто при­ни­мал свя­тое кре­ще­ние, испо­ве­до­вал – то есть объ­яв­лял во все­услы­ша­ние – свою веру, основы сво­его зна­ния и пони­ма­ния пред­сто­я­щего Таин­ства. Это испо­ве­да­ние назы­ва­лось кре­щаль­ным сим­во­лом. Как уже гово­ри­лось в пер­вой беседе, фор­му­ли­ровки основ­ных поня­тий хри­сти­ан­ства воз­никли не сразу и пона­чалу, пока хри­сти­ан­ские общины были раз­об­щены боль­шими рас­сто­я­ни­ями и непре­стан­ными гоне­ни­ями, кре­щаль­ные сим­волы не были пол­но­стью единообразными.

В IV в., когда гоне­ния пре­кра­ти­лись и хри­сти­ане стали соби­раться вме­сте для обсуж­де­ния и выяс­не­ния недо­уме­ний и спо­ров, сло­жился нако­нец еди­ный пра­во­слав­ный Сим­вол веры. Назы­ва­ется он также Никео-Кон­стан­ти­но­полъ­ским: в Никею и в Кон­стан­ти­но­поль съез­жа­лись епи­скопы из раз­ных стран (что вошло в исто­рию как Пер­вый и Вто­рой Все­лен­ские соборы) и утвер­дили Сим­вол веры от имени всех веру­ю­щих на веч­ные вре­мена. Обычно он воз­гла­ша­ется в пра­во­слав­ном храме три­жды в тече­ние суток: на пове­че­рии, на полу­нощ­нице, а также на Боже­ствен­ной литур­гии, когда его при­нято петь всем молящимся…

Как же при­скорбно бывает иной раз видеть чело­века, назы­ва­ю­щего себя пра­во­слав­ным, взяв­шего на себя высо­кий долг вос­при­ем­ни­че­ства при кре­ще­нии, кото­рый не только не знает наизусть Сим­вола веры, но и неспо­со­бен связно про­чи­тать его с листа, даже когда он набран не цер­ков­но­сла­вян­ским, а обыч­ным, граж­дан­ским шриф­том, как в этой книге! Поэтому очень важно при­ло­жить неко­то­рое уси­лие и изба­вить себя и всех моля­щихся с вами от такого непри­ят­ного сюр­приза… Уж не говоря о еще более непри­ят­ных последствиях.

Итак, веру в Кого и во что вы испо­ве­ду­ете перед кре­ще­нием? Громко и отчет­ливо чита­ете вы Сим­вол веры:

Верую во еди­ного Бога Отца, Все­дер­жи­теля, Творца Небу и земли, види­мым же всем и невидимым.

Земля и небо, сотво­рен­ные Богом, – это и есть весь види­мый и неви­ди­мый (мате­ри­аль­ный и нема­те­ри­аль­ный) мир, в кото­ром мы живем и часть кото­рого состав­ляем сами. Осо­бен­ность чело­ве­че­ской при­роды в том, что она имеет срод­ство с обе­ими сто­ро­нами мира: телом назы­ваем мы нашу мате­ри­аль­ную состав­ля­ю­щую, а душой – нема­те­ри­аль­ную.

И во еди­ного Гос­пода Иисуса Хри­ста, Сына Божия, Еди­но­род­ного, Иже от Отца рож­ден­ного прежде всех век; Света от Света, Бога истинна от Бога истинна, рож­денна, несо­тво­ренна, еди­но­сущна Отцу, Имже вся быта (через Кото­рого все произошло).

В несколь­ких корот­ких сло­вах изла­га­ете вы пра­во­слав­ный взгляд на при­роду Сына Божия. Мно­гие были не согласны с ним на про­тя­же­нии веков и вели про­дол­жи­тель­ные споры; мно­гие не согласны и теперь. В сво­бод­ной стране никому не воз­бра­ня­ется верить так, как он желает, но и не сле­дует поз­во­лять сек­тан­там и само­зван­цам учить нас хри­сти­ан­ству. Будете гово­рить с ними (а они нередко навя­зы­ва­ются в учи­теля) – при­пом­ните ваше испо­ве­да­ние веры!

Нас ради чело­век и нашего ради спа­се­ния сшед­шего с небес, и вопло­тив­ше­гося от Духа Свята и Марии Девы, и вочеловечшася.

Бог, рож­ден­ный вне вре­мени, «прежде всех веков», стал Чело­ве­ком две тысячи лет тому назад ради людей, а лучше ска­зать, ради нас и нашего спа­се­ния, ради вас и того несмыш­ле­ного ребенка, что вы дер­жите сей­час на руках, чтобы жизнь его, только-только начав­шись, вела его не в землю, а в Небо.

Рас­пя­того же за ны при Пон­тий­стем Пилате, и стра­давша, и погребенка.

Мно­гим трудно согла­ситься с тем, что Спа­си­тель стра­дал и умер на Кре­сте как послед­ний ничтож­ный раб и пре­ступ­ник: это-де недо­стойно Истин­ного Бога. А на самом деле, опу­стив­шись до всей глу­бины уни­же­ния и стра­да­ния, Своим сми­ре­нием Он утвер­дил истин­ное досто­ин­ство чело­века, дал нам воз­мож­ность под­няться до высоты Божества.

И вос­крес­шего в тре­тий день, по Писаниям.

Писа­ния эти – не Еван­ге­лия, где по сви­де­тель­ству оче­вид­цев подробно, час за часом, опи­саны собы­тия аре­ста, суда, казни и вос­кре­се­ния Спа­си­теля. Речь идет о Писа­ниях Вет­хого Завета, напи­сан­ных за мно­гие сотни лет до того, в кото­рых содер­жатся дословно испол­нив­ши­еся про­ро­че­ства о при­ше­ствии Мес­сии-Хри­ста1 Кор.15:4; Мф.12:40; Ин.2:1; Ос.6:2.”>13.

И вос­шед­шего на Небеса, и седяща одес­ную Отца.

Воз­не­се­ние на Небо, пре­бы­ва­ние вме­сте с Богом Отцом, «по пра­вую руку» от Него, откры­вает всем нам этот спа­си­тель­ный путь. Дости­же­ние совер­шен­ного един­ства с Богом теперь доступно для всех веру­ю­щих во Хри­ста и иду­щих за Ним.

И паки гря­ду­щего со сла­вою судити живым и мерт­вым, Егоже Цар­ствию не будет конца.

Гос­подь воз­несся на Небо, чтобы снова (паки) вер­нуться на землю. И вто­рое Его при­ше­ствие будет совсем не похо­жим на пер­вое: Страш­ный суд, конец этого мира, пре­ры­ва­ние хода вре­мени, новая земля и новое Небо, обра­зу­ю­щие Его веч­ное Цар­ство. Заодно напом­ним себе, что «цар­ства Божия на земле» нет и не предвидится.

И в Духа Свя­того, Гос­пода Живо­тво­ря­щего, Иже от Отца исхо­дя­щего, Иже со Отцем и Сыном спо­кла­ня­ема и сла­вима, гла­го­лав­шего про­роки (через про­ро­ков).

Мы меньше гово­рим о Свя­том Духе, исхо­дя­щем от Бога Отца, о Тре­тьем Лице Свя­той Тро­ицы, и это неуди­ви­тельно: про­яв­ле­ния Его в боль­шей мере инди­ви­ду­альны, скрыты от посто­рон­них глаз. Но мы покло­ня­емся Ему и сла­вим Его наравне с Отцом и Сыном, и под­твер­ждаем, что вет­хо­за­вет­ные про­ро­че­ства, хотя и выска­зан­ные людьми, были живым голо­сом Свя­того Духа.

Ему не хва­тает свободы…

Ника­кой сво­боды в Пра­во­слав­ной Церкви я не вижу. Мне очень мно­гое не нра­вится, а слу­шать меня не хотят, ссы­ла­ются на какие-то ста­рин­ные дог­маты и гово­рят, что их еще надо изу­чать! Учи­лись бы сами у запад­ных хри­стиан, насколько у них там все сво­бодно и открыто…

– Одна мамаша тре­бо­вала от учи­теля музыки: «Научите моего ребенка как сле­дует играть на скрипке, но только чтоб ника­ких там бемо­лей и диезов!..»

В отно­ше­нии сво­боды и дог­ма­тов еще инте­рес­нее. Пред­ставьте себе, захо­дит кто-то в еврей­скую сина­гогу или мусуль­ман­скую мечеть (или даже какое-нибудь молит­вен­ное собра­ние сек­тан­тов) и заявляет:

– Вообще-то я про вас ничего не знаю и ничего в вашей рели­гии не пони­маю. Но у вас тут все устро­ено плохо, блек­лый фон, архи­тек­тура серая, язык негод­ный, идеи оши­боч­ные, дог­маты непра­виль­ные. А вот такие-то (тут он бро­сает несколько мод­ных имен) – это све­точи, яркие огни на вашем печаль­ном болоте. У них надо учиться…

Вполне веро­ятно, что настро­ен­ные подоб­ным обра­зом в буду­щем ста­нут выби­рать только между мили­цией и «ско­рой пси­хи­ат­ри­че­ской». А мы с такими «кри­ти­ками» почему-то всту­паем в раз­го­вор, что-то рас­тол­ко­вы­ваем, даже, бывает, и оправ­ды­ва­емся. Зачем?..

Во едину Свя­тую, Собор­ную и Апо­столь­скую Церковь.

Каж­дое из этих свойств Церкви – един­ство, свя­тость, собор­ность (пол­нота, общ­ность) и апо­столь­ство – вам сле­до­вало бы отдельно почув­ство­вать, узнать и понять. Ведь Цер­ковь, Таин­ствен­ное Тело Хри­стово, ждет не только нашей веры, но и зна­ния. Она имеет и види­мую, прак­ти­че­скую сто­рону, при­сут­ствует в нашей лич­ной, обще­ствен­ной, госу­дар­ствен­ной жизни, в наци­о­наль­ной и все­мир­ной исто­рии; в ней и через нее мы зна­ко­мимся с Гос­по­дом и вос­со­еди­ня­емся с Ним.

Мы при­хо­дим в Цер­ковь, ста­но­вимся и оста­емся пра­во­слав­ными по своей сво­бод­ной воле. Но не менее важно уяс­нить себе, что цер­ков­ный строй и поря­док не под­стра­и­ва­ется под наши при­хоти и пред­по­чте­ния, а, наобо­рот, мы сами с любо­вью и вни­ма­нием встра­и­ва­емся в Цер­ковь и ее бла­го­дат­ную жизнь. Поэтому так важно и верить в Цер­ковь всем серд­цем, и узна­вать ее уси­лием разума.

Испо­ве­дую едино кре­ще­ние во остав­ле­ние грехов.

Именно ради этого Таин­ства вы при­шли сюда сего­дня. Вы испо­ве­ду­ете цель кре­ще­ния – сво­боду от гре­хов­ного повре­жде­ния чело­ве­че­ской при­роды – и его един­ствен­ность: поскольку кре­ще­ние упо­доб­ля­ется духов­ному рож­де­нию, а родится чело­век лишь одна­жды, то и кре­ститься можно лишь однажды.

Чаю вос­кре­се­ния мертвых.

0 жизни после смерти в той или иной форме гово­рят все рели­ги­оз­ные веро­ва­ния; осо­бен­ность нашей веры состоит в вос­кре­се­нии тела, вслед за самим Спа­си­те­лем, Кото­рый телесно вос­крес из гроба и воз­несся на Небо. Из этого сле­дуют очень важ­ные выводы об осво­бож­де­нии нашей мате­ри­аль­ной, телес­ной жизни от гре­хов и о защите от губи­тель­ных сата­нин­ских воздействий.

И жизни буду­щего века. Аминь.

Какая она будет, жизнь буду­щего века?.. Как опи­сать ее, какими сло­вами, какими поня­ти­ями? Мы этого не только не знаем, но и знать не можем в прин­ципе, как мла­денцы в мате­рин­ской утробе не в состо­я­нии узнать, что такое жизнь после рож­де­ния (есть об этом инте­рес­ная совре­мен­ная песня)14. Но чтобы буду­щая эта жизнь состо­я­лась и была счаст­ли­вой, тре­бу­ются вполне опре­де­лен­ные, хорошо извест­ные усло­вия, при­чем, в отли­чие от нерож­ден­ных мла­ден­цев, мы сами в ответе за их соблюдение.

Душа после смерти

Где нахо­дится душа чело­века после смерти, до все­об­щего воскресения?

– Душа нема­те­ри­альна, а наре­чие «где» (поня­тие места) отно­сится лишь к мате­ри­аль­ному миру. Вопрос ваш столь же неосно­ва­те­лен, как «Сколько весит радуга?» или «Какого цвета любовь?».

К пере­чис­лен­ным две­на­дцати чле­нам (частям) Сим­вола веры доба­вим пояс­не­ние послед­него слова: аминь – вовсе не «окон­ча­ние» или «завер­ше­ние», как по ошибке пред­став­ля­ется неко­то­рым. Пере­шед­шее из еврей­ского в гре­че­ский, а оттуда – в цер­ков­но­сла­вян­ский, в латынь и во все совре­мен­ные языки, это слово зна­чит истина.

Вы завер­ша­ете при­го­тов­ле­ние к кре­ще­нию дру­гим вашим сим­во­ли­че­ским дей­ствием, словно в зер­кале отра­жа­ю­щим ваше отре­че­ние от сатаны:

«Соче­тался ли ecu Христу?»

«Соче­тахся».

«И покло­нися Ему».

«Покла­ня­юся Отцу, и Сыну, и Свя­тому Духу, Тро­ице Еди­но­сущ­ней и Нераздельней».

И вы дела­ете зем­ной поклон (или пояс­ной, если дер­жите на руках ребенка) на восток, поклон перед Богом, сшед­шим с Неба и при­зы­ва­ю­щим вас ко встреч­ному шагу. Свя­щен­ник читает молитву:

Бла­го­сло­вен Бог, всем чело­ве­ком хотяй спа­стися и в позна­ние истины прийти, ныне и присно, и во веки веков, аминь.

Вла­дыко Гос­поди Боже наш, при­зови мла­денца (имя) ко свя­тому Тво­ему про­све­ще­нию и спо­доби его (ее) вели­кия сия бла­го­дати, Свя­таго Тво­его Крещения…

Теперь мы с вами готовы к совер­ше­нию Таинства.

* * *

 

Хотя, как ска­зано, После­до­ва­ние кре­ще­ния объ­еди­няет раз­но­род­ные собы­тия в общий бого­слу­жеб­ный чин, здесь волей-нево­лей потре­бу­ется неболь­шой пере­рыв. Он нужен хотя бы для того, чтобы свя­щен­ник успел засве­тить свечи и раз­жечь кадило. Кроме того, он обла­ча­ется в бело­снеж­ную фелонь, как на пред­пас­халь­ной службе Вели­кой суб­боты. Эту связь между кре­ще­нием и Свя­той Пас­хой мы еще под­ме­тим не раз; упу­стить ее из виду – зна­чит поте­рять мно­гое, не только в нынеш­нем Таин­стве, но и на всем вашем хри­сти­ан­ском жиз­нен­ном пути.

Если кре­стится под­ро­сток или взрос­лый, то в этот крат­кий пере­рыв свя­щен­ник выслу­шает (тайно от всех, разу­ме­ется) его испо­ведь, с тем чтобы помочь осо­знать и про­чув­ство­вать, от каких зол и оши­бок он будет омыт в свя­той купели. Эту осо­бую, пред­кре­щаль­ную испо­ведь не надо сме­ши­вать с той, кото­рая регу­лярно совер­ша­ется у нас в хра­мах, о чем мы гово­рили в пер­вой нашей беседе. Мы исхо­дим из того, что перед нынеш­ним тор­же­ством вос­при­ем­ник и роди­тели очи­стили свою совесть в Таин­стве пока­я­ния и, под­го­то­вив­шись долж­ным обра­зом по ука­за­нию свя­щен­ника, при­мут свя­тое При­ча­стие вме­сте с ново­кре­ще­ным младенцем.

Перед нами купель с водой. Пока это обыч­ная вода, но совсем скоро в ней совер­шится вели­кое чудо. Поэтому свя­щен­ник начи­нает Таин­ство кре­ще­ния с каж­де­ния купели со всех четы­рех сто­рон – так же, как совер­ша­ется каж­де­ние вокруг свя­того пре­стола, перед свя­ты­нями, ико­нами с изоб­ра­же­нием Бога, Кото­рый стал чело­ве­ком, и перед людьми, кото­рых Бог создал по Сво­ему образу.

Бла­го­сло­венно Цар­ство Отца, и Сына, и Свя­таго Духа, ныне и присно и во веки веков! Аминь. Миром Гос­поду помолимся…

Кто вни­ма­тельно отно­сится к бого­слу­же­нию, тот заме­тит: с этого воз­гласа начи­на­ется Боже­ствен­ная литур­гия. А помимо нее – только две осо­бые службы: Таин­ство кре­ще­ния и Таин­ство бра­ко­со­че­та­ния, что и напо­ми­нает нам о нераз­рыв­ной, глу­бин­ной связи между Таин­ствами Церкви. И пер­вые про­ше­ния Вели­кой ектении:

О свыш­нем мире и о спа­се­нии душ наших Гос­поду помо­лимся! – Гос­поди, помилуй!

О мире всего мира, бла­го­сто­я­нии свя­тых Божиих Церк­вей и о соеди­не­нии всех Гос­поду помо­лимся! – Гос­поди, поми­луй!.. – ничем не отли­ча­ются от таких же про­ше­ний, откры­ва­ю­щих каж­дую литур­гию в каж­дом пра­во­слав­ном храме. Дальше ход молитвы меня­ется, но мы пока молимся не о мла­денце, не о вос­при­ем­нике, не о роди­те­лях, не об ангеле, не о Церкви… Мы молимся о воде.

Вряд ли есть в зем­ной жизни иное веще­ство, столь же при­выч­ное и часто пре­не­бре­га­е­мое, и при­том столь же вез­де­су­щее и абсо­лютно необ­хо­ди­мое, как вода! Нет нужды гово­рить здесь об уди­ви­тель­ных физико-хими­че­ских свой­ствах воды, кото­рые рас­кры­вают нам есте­ствен­ные науки (так же, конечно, как и о псев­до­на­уч­ных и псевдо-

рели­ги­оз­ных бред­нях шуст­рых спе­ку­лян­тов на люд­ской довер­чи­во­сти и неве­же­стве). Вода покры­вает пять шестых поверх­но­сти нашей пла­неты; вода состав­ляет три чет­верти массы нашего соб­ствен­ного тела.

Вода – это жизнь: об этом гово­рит наш повсе­днев­ный опыт, осо­бенно нагляд­ный для южных стран – колы­бели чело­ве­че­ства; об этом гово­рят и началь­ные строки пер­вой главы Книги Бытия, где вода таин­ствен­ным обра­зом появ­ля­ется в самый пер­вый момент Творения.

Вода – это смерть: в водах потопа сги­нули пер­вые поко­ле­ния людей, укло­нив­шихся от Божия пути: воды Крас­ного моря погу­били еги­пет­ское вой­ско при самом дра­ма­тич­ном эпи­зоде вет­хо­за­вет­ного повест­во­ва­ния, исходе из Египта.

Куда ухо­дят грехи?

Если все грехи в кре­ще­нии про­ща­ются, зна­чит, кре­ще­ный чело­век может гре­шить, сколько хочет?

– Все грехи про­ща­ются, да не все исправ­ля­ются. Про­щает Бог, исправ­ля­ете вы. Если кре­ще­ный чело­век «гре­шит, сколько хочет», он тем самым пре­дает Хри­ста, пре­сту­пает свои кре­щаль­ные обеты. Кре­ще­ние дает спо­соб­ность про­ти­во­сто­ять греху, оно откры­вает чело­веку путь к исправлению.

Вода – это очи­ще­ние. Во всех чело­ве­че­ских куль­ту­рах с глу­бо­кой древ­но­сти телес­ная чистота была сим­во­лом чистоты сакраль­ной, свя­щен­ной. В еван­гель­скую эпоху были рас­про­стра­нены такие риту­аль­ные омо­ве­ния, как совер­шал свя­той про­рок Иоанн, про­зван­ный Кре­сти­те­лем или Пред­те­чей (пред­ше­ствен­ни­ком) Хри­сто­вым. К нему на Иор­дан, как повест­вует Еван­ге­лие, при­шел Спа­си­тель, чтобы при­нять вод­ное кре­ще­ние наравне с дру­гими; только, в отли­чие от про­чих, Ему не надо было испо­ве­до­вать при этом своих гре­хов… Это собы­тие изоб­ра­жено на зна­ме­ни­той кар­тине худож­ника А. Ива­нова «Явле­ние Хри­ста народу». Его же назы­вают и Бого­яв­ле­нием, явле­нием Пре­свя­той Тро­ицы: с небес был слы­шен голос Отца, и Свя­той Дух в телес­ном виде, как голубь, опу­стился на НегоМф.3:16–17.”>15.

0 еже освя­ти­тися воде сей, силою и дей­ством, и наи­тием Свя­того Духа Гос­поду помо­лим­сяI – Гос­поди, помилуйI

О еже нис­по­сла­тися ей бла­го­дати избав­ле­ния, бла­го­сло­ве­нию Иор­да­нову, Гос­поду помо­лимся! – Гос­поди, помилуй!

О еже прийти на воду сию чисти­тель­ному Пре­су­ще­ствен­ныя Тро­ицы дей­ству Гос­поду помо­лим­сяI – Гос­поди, помилуй!

Мы про­дол­жаем нашу молитву обо всех здесь при­сут­ству­ю­щих и обо всей Церкви: ведь кре­ще­ние одного мла­денца, сколь странно это ни пока­жется, каса­ется всех ее чле­нов. Цер­ковь – не меха­низм, не «сооб­ще­ство» или «орга­ни­за­ция», это живое Тело, живой орга­низм, раду­ю­щийся или скор­бя­щий о каж­дом, кто вхо­дит в ее состав. И сразу же обра­щаем свое вни­ма­ние на дру­гой объ­ект, кото­рый появ­ля­ется при Тво­ре­нии мира тот­час вслед за водою: ирече Бог: да будет свет. И быстъ светБыт.1:3.”>16.

Не только само Таин­ство кре­ще­ния, но и празд­ник Кре­ще­ния Гос­подня (Бого­яв­ле­ния) в бого­слу­жеб­ных кни­гах име­ну­ется Про­све­ще­нием, и вряд ли какой веще­ствен­ный образ в Еван­ге­лии с такой после­до­ва­тель­но­стью при­ме­ня­ется в Боже­ству, как свет. «Аз есмъ свет миру»Ин.8:12,9:5.”>17, – гово­рит о Себе Спа­си­тель. Тем самым закон­чен­ный смысл при­об­ре­тает сим­во­лика вашего обра­ще­ния к востоку, когда вы только что при­но­сили Гос­поду свои кре­щаль­ные обеты, и све­чей, горя­щих на краю купели и у вас в руках, и сия­ю­щего бело­снеж­ного обла­че­ния священника.

О еже про­све­ти­тися нам про­све­ще­нием разума и бла­го­че­стия, наи­тием Свя­того Духа, Гос­поду помо­лим­сяI – Гос­поди, помилуй!..

О еже ныне при­хо­дя­щем ко Свя­тому Про­све­ще­нию и о спа­се­нии его (ее) Гос­поду помо­лимся! – Гос­поди, помилуй!..

Про­дол­жив молитвы – те же самые, что воз­но­сятся при Вели­ком освя­ще­нии воды на празд­ник Бого­яв­ле­ния, – свя­щен­ник погру­жает в нее руку и с дуно­ве­нием трое­кратно накла­ды­вает крест­ное знамение:

Да сокру­шатся под зна­ме­нием образа Кре­ста Тво­его вся сопро­тив­ныя силы!

Вслед за тем к уча­стию в Таин­стве при­вле­ка­ется новое веще­ство – елей, то есть рас­ти­тель­ное масло. Вряд ли кто ска­жет сего­дня, что масло зани­мает какое-то спе­ци­аль­ное место в нашей жизни, как вода или свет, а между тем в древ­но­сти, в южных стра­нах, это было именно так. Мно­го­чис­лен­ные нату­раль­ные и син­те­ти­че­ские веще­ства заме­няют нам масло в каче­стве цен­ной пищи, уни­вер­саль­ного лекар­ства, гиги­е­ни­че­ского сред­ства, горю­чего для лам­пад. Неда­ром мас­лич­ное дерево поль­зо­ва­лось таким почи­та­нием; неда­ром и голубь, выпу­щен­ный Ноем из носи­мого вол­нами ков­чега, при­нес ему весть об окон­ча­нии потопа в виде мас­лич­ной ветви в клювеБыт.8:11.”>18… Уди­ви­тель­ное созву­чие в гре­че­ском языке – элеон (масло) и элеос (милость) – сооб­щает маслу осо­бый смысл в биб­лей­ских и древ­не­хри­сти­ан­ских сло­вес­ных образах.

Нанеся мас­лом три кре­ста на освя­щен­ную воду в купели, свя­щен­ник возглашает:

Бла­го­сло­вен Бог, про­све­щаяй и освя­щаяй вся­кого чело­века, гря­ду­щего в мир, ныне и присно и во веки вековI – Аминь!

Те же самые словаИн.1:9.”>19 вы услы­шите в ночь Свя­той Пасхи, на самой вдох­но­вен­ной литур­гии всего бого­слу­жеб­ного года. По древ­нему обы­чаю, самое начало Еван­ге­лия от Иоанна, «духов­ного Еван­ге­лия», напи­сан­ного, «дабы вы уве­ро­вали, что Иисус есть Хри­стос, Сын Божий, и, веруя, имели жизнь во имя Его»Ин.20:31.”>20, в пас­халь­ную ночь чита­ется снова и снова на раз­ных язы­ках наро­дов мира, древ­них и новых.

Но теперь нако­нец в дей­ствие всту­пает и тот, над кем совер­ша­ется Таин­ство кре­ще­ния. Вы раз­де­ва­ете ребе­ночка, и свя­щен­ник пома­зы­вает его мас­лом, кре­сто­об­разно, как и воду, в кото­рой он будет кре­щен: лоб, грудь, уши, руки и ноги, про­из­нося при этом:

Пома­зу­ется мла­де­нец (имя) елеем радо­ва­ния, во имя Отца и Сына и Свя­того Духа, аминь.

Крест и суеверия

Я нашла кре­стик и по незна­нию под­няла его. Что надо теперь сде­лать, чтобы избе­жать скорбей?

– Надо как можно ско­рее пойти в храм, к Таин­ству испо­веди, и при­не­сти искрен­нее пока­я­ние в неве­же­стве. После этого купить книжку о пред­рас­суд­ках и суе­ве­риях и заняться своим про­све­ще­нием. А иначе вас ждут весьма боль­шие скорби!

На днях мой сереб­ря­ный натель­ный крест вне­запно потем­нел. В церкви мне ска­зали, что, зна­чит, я чем-то сильно болен. Или это при­знак духов­ной порчи, вли­я­ния бесов­ских сил?

– В самом деле, хозя­ину потем­нев­шего кре­ста стоит заду­маться о «духов­ной порче»: почему он под­дался суе­вер­ным помыс­лам? Почему при­нял на веру вздор, кото­рый ему невежды «ска­зали в церкви»? Те самые бесов­ские силы, на кото­рых он думает воз­ло­жить ответ­ствен­ность за потем­не­ние серебра, стре­мятся на самом деле затем­нить его душу, засо­рить рас­су­док, ото­рвать его от истины и Христа.

А по суще­ству дела, обра­тите вни­ма­ние на новые сред­ства лич­ной гиги­ены и кос­ме­тики, кото­рые появ­ля­ются у нас в нема­лом коли­че­стве, мыло, шам­пуни, дез­одо­ранты, кремы. Не содер­жатся ли в них веще­ства, всту­па­ю­щие в реак­цию с сереб­ром, или ката­ли­за­торы таких реак­ций? Затем возь­мите немного обыч­ной зуб­ной пасты на мяг­кую тря­почку и за две минуты при­ве­дите свой натель­ный крест в пер­во­здан­ный сия­ю­щий вид.

Мне объ­яс­нили так: крест надо носить потому, что это антенна, кото­рая при­ни­мает сиг­налы от Бога. Такое объ­яс­не­ние мне нра­вится больше церковного!

– Антенна – тех­ни­че­ское устрой­ство для воз­буж­де­ния коле­ба­ний в элек­три­че­ской цепи под воз­дей­ствием внеш­него элек­тро­маг­нит­ного поля. Крест – жертва любви, при­не­сен­ная Богом ради нас с вами. А поба­сенки, подоб­ные вашей, слу­жат про­стой цели: оду­ра­чить вас, отве­сти от Христа.

Здесь после при­во­дя­щих в тре­пет запре­ще­ний дья­волу, после стро­гих и тор­же­ствен­ных кре­щаль­ных обе­тов, после веко­веч­ной муд­ро­сти Сим­вола веры в нашей молитве воз­ни­кает новый мотив – мотив радо­сти. Впро­чем, он орга­ни­че­ски при­сущ всей хри­сти­ан­ской жизни (забыть

о чем от нас тре­буют все­воз­мож­ные сек­танты и суе­веры), и осо­бенно – Свя­той Пасхе, Вос­кре­се­нию Хри­стову, с кото­рым, как мы видим, столь тесно свя­зано Таин­ство кре­ще­ния. Каж­дую литур­гию мы начи­наем с молитвы «Воз­ра­ду­ется душа моя о Гос­поде…» и закан­чи­ваем «…Исполни радо­сти и весе­лия сердца наша», хотя боль­шин­ство моля­щихся и не слы­шат их. Неуди­ви­тельно, что момент кре­ще­ния, момент про­све­ще­ния и освя­ще­ния «чело­века, гря­ду­щего в мир», зна­ме­ну­ется небес­ной радостью!

* * *

 

Свя­щен­ник берет ребенка на руки. Сей­час про­изой­дет его вто­рое рож­де­ние: вод­ная сти­хия при­ни­мает его в свою глу­бину, скры­вает в себе «подо­бием смерти Хри­ста», трое­кратно, поскольку три дня был во гробе Спа­си­тель, и снова рож­дает в мир «подо­бием Его вос­кре­се­ния», пре­об­ра­жен­ным для Веч­ной Жизни. Как будто зву­чит в ушах тро­парь Свя­той Пасхи: «Хри­стос вос­кресе из мерт­вых, смер­тию смерть поправ и сущим во гро­бех живот даро­вав/» – и слово апо­стола Павла: «Аще же умерли со Хри­стом, веруем, яко и живы будем с Ним»Рим.6:8.”>21. Но только с Ним; а без Него все оста­нется по-прежнему.

Кре­ща­ется раб Божий (раба Божия) (имя) во имя Отца… Аминь!

…и Сына… Аминь!

…и Свя­таго Духа. Аминь!

Свя­щен­ник пере­дает ново­кре­ще­ного вос­при­ем­нику и, пока выти­рают и кутают ребенка, читает кре­щаль­ный пса­лом, кото­рый когда-то в радо­сти пели вме­сте все молящиеся:

Бла­женны, ихже оста­ви­шася без­за­ко­ния и ихже при­кры­шася грехи…

…Весе­ли­теся о Гос­поде и радуй­теся пра­вед­нии, и хва­ли­теся ecu пра­вии сердцем.

Выйдя из воды, взрос­лый чело­век обла­ча­ется в белые одежды – длин­ную рубашку, под цвет фелони свя­щен­ника и всего пас­халь­ного тор­же­ства. В этой же рубашке он при­хо­дит в храм к сво­ему пер­вому При­ча­стию… Для мла­ден­цев любя­щие роди­тели и крест­ные шьют или поку­пают осо­бые кре­стиль­ные рубашечки.

В эту же минуту свя­щен­ник с молит­вой воз­ла­гает на ново­кре­ще­ного натель­ный крест, жела­тельно из бла­го­род­ного металла, золота или серебра. При покупке кре­ста сле­дует узнать, освя­щен ли он; если нет – сооб­щить об этом свя­щен­нику, и он зара­нее совер­шит крат­кий, но очень важ­ный чин освя­ще­ния, вклю­ча­ю­щий окроп­ле­ние кре­ста свя­той водой и молитвы о чело­веке, кото­рый будет его носить:

Гос­поди Иисусе Хри­сте Боже наш… пошли небес­ное Твое бла­го­сло­ве­ние на зна­ме­ние сие крест­ное и в окроп­ле­нии свя­щен­ныя воды исполни его Твоея силы и кре­по­сти к про­гна­нию и разо­ре­нию вся­кия диа­воль­ския козни; нося­щему же его на себе вер­ному рабу Тво­ему (рабе Твоей) даждь быти защи­ще­ние души и тела от лица вра­гов види­мых и неви­ди­мых и от вся­кого зла, и в умно­же­ние Твоея благодати.

Пока ребе­нок не вышел из мла­ден­че­ского воз­раста, крест можно пове­сить над кро­ват­кой. В даль­ней­шем же пра­во­слав­ный хри­сти­а­нин носит крест не сни­мая; исходя из этого, сле­дует подо­брать длину цепочки, удо­сто­ве­риться в ее проч­но­сти и надеж­но­сти замка. Для детей, под­рост­ков и муж­чин гораздо лучше под­хо­дит тон­кий проч­ный шну­рок, наглухо завя­зан­ный, доста­точно корот­кий, чтобы крест висел чуть ниже клю­чиц и не сни­мался через голову – это изба­вит вас от неожи­дан­но­стей при купа­нии, спор­тив­ных заня­тиях, играх, физи­че­ской работе. Когда шну­рок истреп­лется, заме­ните его на новый.

Стоит отме­тить, что кре­ще­ние можно совер­шать отнюдь не только в купели. Как и Сам Спа­си­тель, Его уче­ники и после­до­ва­тели при­ни­мали кре­ще­ние в про­точ­ной воде, в реках, водо­е­мах и источ­ни­ках. Впо­след­ствии, в ката­ком­бах, где пря­та­лись от пре­сле­до­ва­ний пер­вые хри­сти­ане, устра­и­ва­лись кре­щаль­ные бас­сейны, и лишь в IV в. стали соору­жать хри­сти­ан­ские храмы и при них осо­бые зда­ния для кре­ще­ния – бап­ти­сте­рии. Сего­дня в собо­рах и боль­ших при­ход­ских хра­мах, где часто кре­стят взрос­лых людей, тоже устра­и­вают бап­ти­сте­рии; бывает, и сей­час, в теп­лое время года, Таин­ство кре­ще­ния совер­ша­ется в откры­тых водо­е­мах, малых и боль­ших… Однако ново­рож­ден­ных мла­ден­цев лучше всего кре­стить в спе­ци­ально пред­на­зна­чен­ной для этого купели.

* * *

 

Если в Таин­стве кре­ще­ния чело­век сле­дует за Гос­по­дом Иису­сом Хри­стом, Сыном Божиим, в Его смерти и вос­кре­се­нии, то Дух Свя­тый, Тре­тье Лицо Свя­той Тро­ицы, незримо встре­ча­ется с ним в Таин­стве миро­по­ма­за­ния, кото­рое сле­дует тот­час за кре­ще­нием. В ново­за­вет­ной Книге Дея­ний апо­сто­лов содер­жится сле­ду­ю­щий эпизод:

«Нахо­див­ши­еся в Иеру­са­лиме апо­столы, услы­шав, что сама­ряне при­няли слово Божие, послали к ним Петра и Иоанна, кото­рые, придя, помо­ли­лись о них, чтобы они при­няли Духа Свя­того. Ибо Он не схо­дил еще ни на одного из них, а только были они кре­щены во имя Гос­пода Иисуса. Тогда воз­ло­жили руки на них, и они при­няли Духа Свя­того»Деян.8:14–17.”>22.

Пре­ем­ники апо­сто­лов – это те, кто носит архи­ерей­ский сан: епи­скопы, архи­епи­скопы, мит­ро­по­литы, пат­ри­архи. При­ня­тие Свя­того Духа через архи­ерей­ское воз­ло­же­ние рук и сего­дня про­ис­хо­дит в Церкви в Таин­стве свя­щен­ства, воз­ве­де­ния в свя­щен­ный сан, оно так и назы­ва­ется – руко­по­ло­же­нием (по-гре­че­ски хиро­то­нией). В древ­но­сти епи­скоп воз­ла­гал руки на всех, кто при­ни­мал кре­ще­ние, но по мере того, как кре­стив­шихся ста­но­ви­лось все больше, это уже стало прак­ти­че­ски невоз­мож­ным. На смену воз­ло­же­нию рук при­шло пома­за­ние миром, особо при­го­тов­лен­ным и освя­щен­ным бла­го­вон­ным веще­ством. (Три раз­ных гре­че­ских слова мирон, кос­мос и ирини в пере­воде на рус­ский при совре­мен­ном напи­са­нии нераз­ли­чимы; однако доре­во­лю­ци­он­ная орфо­гра­фия ясно раз­ли­чала их: м???, мiръ и миръ, соот­вет­ственно.)

Вспом­ните, что слово Хри­стос озна­чает Пома­зан­ник, от гла­гола хрио – пома­зы­ваю. И один из древ­ней­ших цер­ков­ных авто­ров, антио­хий­ский епи­скоп Фео­фил (II в.) сооб­щает: «Потому мы и назы­ва­емся хри­сти­а­нами, что пома­зу­емся елеем Божиим».

Миро для свя­щен­ного пома­за­ния упо­ми­на­ется еще в Биб­лии, в вет­хо­за­вет­ной Книге Исхода; упо­треб­ля­лось оно для пома­за­ния как бого­слу­жеб­ных при­над­леж­но­стей, так и свя­щен­ни­ков. В наше время миро изго­тов­ля­ется и освя­ща­ется ста­рей­шими архи­ере­ями каж­дой из Помест­ных Церк­вей, осо­бым чином, раз в году, при­чем в каж­дую новую пор­цию добав­ля­ется немного мира преж­него изго­тов­ле­ния. Оно рас­пре­де­ля­ется по епар­хиям, а из епар­хий – по при­хо­дам и хра­нится на свя­том пре­столе, подле даро­хра­ни­тель­ницы с запас­ными Свя­тыми Дарами, в изящ­ном гер­ме­тич­ном сосуде23. Будем пом­нить, что в этом малень­ком фла­коне есть доля мира, изго­тов­лен­ного и освя­щен­ного еще в апо­столь­ские вре­мена. Свя­щен­ник берет немного мира для совер­ше­ния Таин­ства миро­по­ма­за­ния: Бла­го­сло­вен ecu Гос­поди Боже Все­дер­жи­телю… Иже и ныне бла­го­во­ли­вый паки родити мла­денца сего ново­про­све­щен­наго водою и Духом, и воль­ных и неволь­ных гре­хов остав­ле­ние тому даро­ва­вый. Сам Вла­дыко, Все­царю бла­го­у­тробне, даруй тому и печать дара Свя­таго и Все­си­лъ­наго, и Покла­ня­е­маго Тво­его Духа, и При­ча­ще­ние Свя­таго Тела, и Чест­ныя Крови Хри­ста Твоего.

Обра­тите вни­ма­ние: вслед за кре­ще­нием мы про­сим Гос­пода о даро­ва­нии двух Таинств: пома­за­ния миром и При­ча­ще­ния Свя­тых Тайн. Пер­вое совер­ша­ется сразу вслед за кре­ще­нием, вто­рое оста­ется на вашей совести.

И по молитве пома­зует кре­стив­ша­гося свя­тым миром, творя кре­ста образ: на челе, и очах, и ноздрях, и устах, и обоих ушах, и пер­сех, и руках, и ногах, и гла­голя: «Печать дара Духа Свя­таго. Аминь».

И так же, как в воде купели мла­де­нец про­шел со Спа­си­те­лем через Его смерть и вос­кре­се­ние, так и в этом пома­за­нии при­ни­мает он со свя­тыми апо­сто­лами дар Свя­того Духа в день Пяти­де­сят­ницы. Печать Его должна остаться нена­ру­ши­мым зна­ком, зна­ме­нием, отли­ча­ю­щим хри­сти­а­нина в этой жизни и вво­дя­щим в жизнь буду­щего века – о чем гово­рит тро­парь тре­тьего часа, кото­рый трое­кратно воз­гла­ша­ется на литур­гии перед самым пре­ло­же­нием Свя­тых Даров: «Гос­поди, Иже Пре­свя­таго Тво­его Духа в тре­тий час Апо­сто­лам Твоим нис­по­сла­вый, Того, Бла­гий, не отыми от нас, но обнови нас, моля­щих Ти ся!»

Есть ли гарантия?..

Быть пра­во­слав­ным очень трудно: надо посто­янно ходить в цер­ковь, молиться, поститься, читать Еван­ге­лие, подав­лять свои при­род­ные жела­ния, менять свои при­вычки, отка­зы­вать себе в раз­ных удо­воль­ствиях, сле­дить за своим пове­де­нием, за чув­ствами и помыс­лами. Если я стану пра­во­слав­ным, есть уш гаран­тия, что это мне поможет?

– Во-пер­вых, что зна­чит «помо­жет»? Помо­жет чему? Физи­че­скому здо­ро­вью? Дол­го­ле­тию? Успеху в ком­мер­ции? При­об­ре­те­нию иму­ще­ства? Разу­ме­ется, нет. Если вы ста­но­ви­тесь пра­во­слав­ным не ради Веч­но­сти и любви к Богу, а ради иных целей, ваша затея обре­чена на провал.

Во-вто­рых, ника­кой гаран­тии нет и быть не может. Бог в Своей Пра­во­слав­ной Церкви дает вам сред­ства к веч­ной жизни и спа­се­нию, а уж как вы их исполь­зу­ете – дело вашей сво­бод­ной воли.

И нако­нец, в‑третьих, пра­во­слав­ным быть совсем нетрудно. Труд­ным выгля­дит Пра­во­сла­вие лишь при взгляде со сто­роны. Так, навер­ное, чет­ве­ро­но­гие изум­ля­ются нашему с вами уме­нию ходить на двух ногах. Поста­рай­тесь встать на ноги.

Со све­чами в руках, с пением, мы три­жды обхо­дим купель: эта неболь­шая про­цес­сия пре­вра­ща­ется в насто­я­щий крест­ный ход, когда кре­ще­ние совер­ша­ется на откры­той воде. Так же про­ис­хо­дило и в древ­но­сти: про­цес­сия из бап­ти­сте­рия направ­ля­лась в храм для совер­ше­ния Боже­ствен­ной литургии.

Елицы во Хри­ста кре­сти­стеся, во Хри­ста обле­ко­стеся. Алли­луиа (славьте Бога)!

Поют, как пра­вило, все вме­сте. В дни Свя­той Пасхи – и дру­гих глав­ных цер­ков­ных празд­ни­ков, когда совер­ша­лось кре­ще­ние, – мы поем этот стих на литур­гии вме­сто обыч­ного «Свя­тый Боже…»24. Это строка из Посла­ния свя­того апо­стола Павла к Гала­там, стоит вспом­нить весь отры­вок ввиду его осо­бой важ­но­сти: …Все вы сыны Божии по вере во Хри­ста Иисуса; все вы, во Хри­ста кре­стив­ши­еся, во Хри­ста облек­лись. Нет уже иудея, ни языч­ника; нет раба, ни сво­бод­ного; нет муже­ского пола, ни жен­ского: ибо все вы одно во Хри­сте ИисусеГал.3:26–28.”>25.

Даль­ней­ший ход службы снова напо­ми­нает нам о литур­гии. Свя­щен­ник воз­гла­шает тор­же­ствен­ный и радост­ный прокимен:

Гос­подь про­све­ще­ние мое и Спа­си­тель мой: кого убоюся?

Гос­подь защи­тит ель живота моего: от кого устра­шуся? – и читает отрывки из Свя­щен­ного Писа­ния Нового Завета. При­ве­дем их здесь в рус­ском пере­воде, чтобы помочь вам все понять. Так же посту­пайте на каж­дой литур­гии: в цер­ков­ном кален­даре зара­нее най­дите назна­чен­ные на дан­ный день чте­ния и про­чтите их по-рус­ски, а еще лучше при­не­сти с собой в храм книжку Нового Завета и сле­дить за чтением.

Прин­цип голограммы

– Даже если при­нять, что Биб­лия напи­сана Богом, то пере­пи­сы­вают ее все равно люди! При­чем пере­пи­сы­вают с ошиб­ками, с иска­же­ни­ями. Напри­мер, стих «Три сви­де­тель­ствуют на небе: Отец, Слово и Свя­тый Дух; и Сии три суть едино» (1 Ин. 5:7) был добав­лен в Биб­лию пере­пис­чи­ками: это при­знают и православные…

– Две гру­бые ошибки сразу. Во-пер­вых, Биб­лия напи­сана не Богом, а людьми, и сомне­ваться в этом может только край­ний невежда. Отсюда и все недо­уме­ния о так назы­ва­е­мых «ошиб­ках в Свя­щен­ном Писа­нии». А во-вто­рых, осно­ва­ние нашей веры – не книга, не текст и не буквы. Осно­ва­ние хри­сти­ан­ской веры – Хри­стос, Бог и Чело­век в Одном Лице. Зна­ете ли раз­ницу между кар­ти­ной и голо­грам­мой? Кар­тина – изоб­ра­же­ние на поверх­но­сти, вид­ное ото­всюду; голо­грамма – вос­ста­нов­лен­ная све­то­вая волна в малой обла­сти про­стран­ства, так что она видна только в этой обла­сти. Зато если на кар­тине было изоб­ра­жено яблоко, а потом его стерли, то уже не узнать, что там было. С голо­грам­мой – не так: каж­дый ее кусо­чек участ­вует в вос­со­зда­нии всего изоб­ра­же­ния. Сотрите поло­вину – все равно оно будет видно, только раз­мыто. Возь­мите неболь­шой обло­мок – и опять же уви­дите в нем целое, в общих чер­тах. И наобо­рот, если на каком-то месте в голо­грамме воз­ни­кает дефект, это не мешает уви­деть изоб­ра­же­ние: перед нами будет все то же яблоко.

Хри­сти­ан­ское миро­воз­зре­ние – это голо­грамма. И Свя­щен­ное Писа­ние в своей род­ной, цер­ков­ной среде – это тоже голо­грамма. Извле­чен­ное из Церкви, оно пре­вра­ща­ется в плос­кую кар­тину. Можно под мик­ро­ско­пом раз­гля­ды­вать каж­дый мик­рон, но целост­ного изоб­ра­же­ния не уви­дите. Как появи­лось добав­ле­ние 1 Ин.5:7 – очень инте­рес­ный вопрос, кото­рый изу­ча­ется в ново­за­вет­ной тек­сто­ло­гии, но для нашей веры он не слиш­ком-то важен, поскольку этот отдель­ный эле­мент пре­красно укла­ды­ва­ется в общую панораму.

Отры­вок из 6‑й главы Посла­ния свя­того апо­стола Павла к Рим­ля­нам в сжа­том виде содер­жит все то, что мы с вами выше гово­рили о самом Таин­стве крещения:

Бра­тия, все мы, кре­стив­ши­еся во Хри­ста Иисуса, в смерть Его кре­сти­лись. Итак, мы погреб­лись с Ним кре­ще­нием в смерть, дабы, как Хри­стос вос­крес из мерт­вых сла­вою Отца, так и нам ходить в обнов­лен­ной жизни. Ибо если мы соеди­нены с Ним подо­бием смерти Его, то должны быть [соеди­нены] и [подо­бием] вос­кре­се­ния, зная то, что вет­хий наш чело­век рас­пят с Ним, чтобы упразд­нено было тело гре­хов­ное, дабы нам не быть уже рабами греху; ибо умер­ший осво­бо­дился от греха. Если же мы умерли со Хри­стом, то веруем, что и жить будем с Ним, зная, что Хри­стос, вос­крес­нув из мерт­вых, уже не уми­рает: смерть уже не имеет над Ним вла­сти. Ибо, что Он умер, то умер одна­жды для греха; а что живет, то живет для Бога. Так и вы почи­тайте себя мерт­выми для греха, живыми же для Бога во Хри­сте Иисусе, Гос­поде нашемРим.6:3–11.”>26.

А в еван­гель­ском отрывке, в заклю­чи­тель­ных стро­ках Еван­ге­лия от Мат­фея, содер­жится пря­мая речь Спа­си­теля с Его запо­ве­дью о кре­ще­нии и неот­де­ли­мой от него проповеди:

В то время один­на­дцать уче­ни­ков пошли в Гали­лею, на гору, куда пове­лел им Иисус, и, уви­дев Его, покло­ни­лись Ему, а иные усо­мни­лись. И при­бли­зив­шись Иисус ска­зал им: дана Мне вся­кая власть на небе и на земле. Итак, идите, научите все народы, кре­стя их во имя Отца и Сына и Свя­того Духа, уча их соблю­дать все, что Я пове­лел вам; и се, Я с вами во все дни до скон­ча­ния века. АминьМф.28:16–20.”>27.

К сле­ду­ю­щей за еван­гель­ским чте­нием Сугу­бой екте­нии добав­ля­ются осо­бые про­ше­ния о вос­при­ем­нике и ново­кре­ще­ном младенце:

Еще молимся о мило­сти, жизни, мире, здра­вии, спа­се­нии и остав­ле­нии гре­хов раба Божия (рабы Божией) (имя) вос­при­ем­ника (вос­при­ем­ницы).

Еще молимся о ново­про­све­щен­ном мла­денце (имя).

Еще молимся о еще сохра­нену быти ему в вере чистого испо­ве­да­ния, во вся­ком бла­го­че­стии же и испол­не­нии запо­ве­дей Хри­сто­вых во все дни жизни его.

Здесь наша служба опять делает шаг впе­ред: в про­шлом Таин­ство кре­ще­ния завер­ша­лось через семь дней, в сле­ду­ю­щее вос­кре­се­нье. Ново­кре­ще­ные хри­сти­ане, всю неделю носив­шие свои белые кре­щаль­ные одежды и не смы­вав­шие следы пома­за­ния свя­тым миром, вновь при­хо­дили в храм, где совер­ша­лось их омо­ве­ние и постри­же­ние волос. Ну а сего­дня мы совер­шаем эти дей­ствия тот­час же, завер­шая тем самым наше богослужение.

Омы­вая мла­денца водою из купели, свя­щен­ник произносит:

Оправ­дался ecu. Про­све­тился ecu. Освя­тился ecu. Омылся ecu име­нем Гос­пода нашего Иисуса Хри­ста и Духом Бога нашего…

Как вы уже не раз убе­ди­лись, весь ход Таин­ства тем или иным обра­зом свя­зан со Свя­щен­ным Писа­нием. Так и это – почти точ­ная цитата из Пер­вого посла­ния апо­стола Павла к Корин­фя­нам: И такими [греш­ни­ками] были неко­то­рые из вас; но омы­лись, но освя­ти­лисъ, но оправ­да­лись име­нем Гос­пода нашего Иисуса Хри­ста и Духом Бога нашего28. Таин­ство совер­ши­лось. Дорога жизни ведет чело­века дальше. На этой дороге ему пред­стоит реа­ли­зо­вать все то, что он полу­чил сего­дня от Гос­пода; и апо­стол, про­дол­жая речь, напо­ми­нает нам прин­цип хри­сти­ан­ской жизни, надежно ограж­да­ю­щий нас от зла и греха:

Все мне поз­во­ли­тельно, но не все полезно; все мне поз­во­ли­тельно, но ничто не должно обла­дать мною29.

Эти слова под­во­дят нас к сле­ду­ю­щему дей­ствию – постри­же­нию волос. Каза­лось бы, велика ли важ­ность – отстричь прядку волос с головки ребенка. Однако в такой види­мой ничтож­но­сти скрыт глу­бо­кий смысл: совер­ша­ется пер­вая жертва нового хри­сти­а­нина. Что, кроме несколь­ких воло­си­нок, может отдать мла­де­нец? Но в жизни – если это будет жизнь, а не «суще­ство­ва­ние» – жерт­вен­ность, спо­соб­ность сво­бодно отдать себя, свои силы, жела­ния, инте­ресы, спо­соб­но­сти, энер­гию Богу и ближ­нему будет во мно­гом мерою ее успеха.

Постри­га­ется раб Божий (раба Божия) (имя) во имя Отца, и Сына, и Свя­таго Духа. Аминь.

Тут самое время спро­сить: как же прин­цип сво­боды соче­та­ется с выра­же­нием «раб Божий», кото­рое мы посто­янно слы­шим в церкви? Тем более что волосы на голове как раз остри­га­лись у чело­века, попав­шего или про­дан­ного в рабство.

Чтобы понять это, надо самому не попа­даться в плен к сло­вам, не вос­при­ни­мать слово раб в его совре­мен­ном узко­со­ци­аль­ном или поли­ти­че­ском смысле. Гре­че­ское слово дулос имеет смысл гораздо более широ­кий, как и латин­ский его вари­ант servus, и пере­воды на совре­мен­ные евро­пей­ские языки: Knecht, servant. И Сам Спа­си­тель жил на этой земле и взо­шел на Крест, как пишет апо­стол Павел, «при­няв образ раба»Флп.2:7.”>30.

Учтем, однако, и дру­гой факт, прямо свя­зы­ва­ю­щий постри­же­ние волос с прин­ци­пом сво­боды и со всею хри­сти­ан­скою жиз­нью: если мы рабы Божии, то уж точно более ничьи.

Вот и окон­чен чин кре­ще­ния. Послед­нее наше дей­ствие – воцер­ко­в­ле­ние, тор­же­ствен­ный вход в храм. Свя­щен­ник с ребен­ком на руках встает у глав­ных (запад­ных) две­рей храма:

Воцер­ков­ля­ется раб Божий (раба Божия) (имя) во Имя Отца, и Сына, и Свя­таго Духа. Аминь.

Вни­дет в Дом Твой, покло­нится ко храму Свя­тому Твоему.

Дви­га­ясь на восток, к алтарю, оста­нав­ли­ва­ется в цен­тре храма:

Воцер­ков­ля­ется раб Божий (раба Божия) (имя) во Имя Отца, и Сына, и Свя­таго Духа. Аминь.

Посреде Церкве вос­поет Тя.

Про­дол­жает дви­же­ние и дохо­дит до самого амвона – воз­вы­ше­ния перед Цар­скими вратами:

Воцер­ков­ля­ется раб Божий (раба Божия) (имя) во Имя Отца, и Сына, и Свя­таго Духа. Аминь.

Здесь «пути рас­хо­дятся»: если на руках у свя­щен­ника девочка, он под­но­сит ее к иконе Пре­свя­той Бого­ро­дицы, слева от Цар­ских врат. Если же маль­чик – то вно­сит его в алтарь через диа­кон­скую (боко­вую) дверь и обхо­дит с ним вокруг свя­того пре­стола: кто-то из сего­дняш­них мла­ден­цев много лет спу­стя и сам прой­дет тем же путем, под пение «Исайя, ликуй…», при­ни­мая от архи­ерея руко­по­ло­же­ние в свя­щен­ный сан.

Пере­да­чей ребенка в руки матери и цело­ва­нием кре­ста закан­чи­ва­ется это тор­же­ство. Сде­лан пер­вый шаг навстречу Спа­си­телю: за ним дол­жен после­до­вать вто­рой, потом тре­тий, деся­тый, сотый, тысячный.

 

^ Разговор третий. После крещения

 

^ Дорога длиною в жизнь

Этот раз­го­вор будет самым корот­ким, но и самым емким, и, как ни странно, самым труд­ным. Если вна­чале мы гово­рили о жиз­нен­ных, исто­ри­че­ских и веро­учи­тель­ных фак­тах, затем о чине кре­ще­ния и миро­по­ма­за­ния, сло­жив­шемся и утвер­див­шемся в Церкви на про­тя­же­нии сто­ле­тий, то здесь речь пой­дет о вашей соб­ствен­ной судьбе, о судьбе ребенка, кото­рый, уто­мив­шись после дол­гого бого­слу­же­ния, мирно спит в своей коляске и даже не дога­ды­ва­ется о том, что с ним только что про­изо­шло. А про­изо­шло-то, как мы уже поняли, не только с ним, но и с вами. О том и разговор.

Когда спра­ши­вают о хри­сти­ан­ской жизни, ее осно­вах и путях, каж­дый созна­тель­ный веру­ю­щий, кем бы он ни был, свя­щен­ни­ком или миря­ни­ном, прежде всего пред­ло­жит вам книгу под назва­нием «Новый Завет Гос­пода нашего Иисуса Хри­ста». Ее часто назы­вают Еван­ге­лием, хотя это и неточно: Еван­ге­лия, повест­во­ва­ния о зем­ной жизни Спа­си­теля, – лишь пер­вые четыре ее части. Вслед за Новым Заве­том вам откро­ются и дру­гие дары неохват­ного бес­цен­ного цер­ков­ного Пре­да­ния, свя­то­оте­че­ского насле­дия, – всего того, что пере­дано нам в Церкви из поко­ле­ния в поко­ле­ние от наших дале­ких пред­ше­ствен­ни­ков, от пер­вых апо­столь­ских общин, от самих апо­сто­лов, от Гос­пода Иисуса Хри­ста… Читать их, изу­чать, иссле­до­вать – с избыт­ком хва­тит на любую, самую дол­гую жизнь. И чем больше чита­ешь, чем больше узна­ешь, тем яснее видишь, как мно­гому еще надо в этой жизни научиться и как жаль, что не научился этому прежде: гля­дишь, и жизнь тогда бы пошла по-другому…

Если так, то вообще о чем гово­рить? Ведь все вроде бы уже ска­зано: читай, слу­шай, учись, иди вслед за Хри­стом. Каза­лось бы, что еще нужно? Какой смысл писать новые книги о хри­сти­ан­ской жизни, если, как ска­зал апо­стол Павел, Иисус Хри­стос вчера и сего­дня и во веки Тот же?Евр.13:8.”>31

Хри­стос в самом деле Тот же – но люди не те же. В этом нет ничего пло­хого или постыд­ного, но каж­дое новое поко­ле­ние людей, с новыми осо­бен­но­стями и свой­ствами, с новыми досто­ин­ствами и недо­стат­ками, в новых усло­виях жизни, заново откры­вает для себя Хри­ста, зна­ко­мится с Ним, учится любить Его и сле­до­вать за Ним. И все мы, а духо­вен­ство в осо­бен­но­сти, обя­заны под­дер­жи­вать друг друга на этом пути.

Вот и в этом нашем раз­го­воре попро­буем ска­зать несколько слов о пра­во­слав­ном вос­пи­та­нии детей, о жиз­нен­ном пути роди­те­лей и вос­при­ем­ни­ков. Конечно, ни в малей­шей мере не заме­нят они слов Свя­щен­ного Писа­ния и всего цер­ков­ного насле­дия, но, напро­тив, лиш­ний раз пока­жут вам, насколько вы в них нуж­да­е­тесь ради того подвига, кото­рый начат сего­дня, мило­стью Божией, в свя­той купели.

Раз­го­вор о детях есте­ственно начать с самого про­стого вопроса: сколько? И при­хо­дится слы­шать – осо­бенно в послед­нее время, когда мы нако­нец доби­лись ощу­ти­мой финан­со­вой под­держки для роди­те­лей и усы­но­ви­те­лей, – «авто­ри­тет­ные мне­ния», что якобы «двое роди­те­лей, двое детей – иде­аль­ная про­пор­ция», а демо­гра­фи­че­ская поли­тика госу­дар­ства про­дик­то­вана забо­той о пушеч­ном мясе для гене­ра­лов и рабо­чей силе для капиталистов.

В школу жизни

Сыну скоро в школу, а я не знаю, как его к ней под­го­то­вить. В садик он не ходил, но посе­щал раз­ные кружки. Есть еще две млад­шие сестры. Он очень отзыв­чи­вый и послуш­ный маль­чик. Муж боится, что в садике, а потом и в школе его научат мно­гим нехо­ро­шим вещам, поэтому не раз­ре­шает мне его туда отда­вать. Я в недо­уме­нии, как мне поступить…

– Из вашего письма заметно некое про­ти­во­сто­я­ние между вами и мужем: «Муж не раз­ре­шает… Я в недо­уме­нии…» Это никуда не годится! Для бла­го­по­лу­чия вашего ребенка гораздо важ­нее супру­же­ское согла­сие и любовь роди­те­лей, чем под­го­товка к школе. Будут в школе труд­но­сти – вы помо­жете сыну, а при нела­дах в семье ничем не помо­жешь… Если сын ходит в кружки, имеет боль­шую семью, то пси­хо­ло­ги­че­ски он гото­вится к школе. Но школа – это «школа жизни», а не оран­же­рея. И он также дол­жен быть готов встре­тить там все­воз­мож­ные кон­фликты, непри­ят­но­сти, про­яв­ле­ния зла. И уви­деть, понять на деле, на своем опыте, что род­ной дом – это и есть луч­шая защита от зла окру­жа­ю­щего недоб­рого мира.

…И не забудьте обсу­дить это с мужем!

Задача этой злоб­ной про­па­ганды – разо­рвать нацию по соци­аль­ным, эко­но­ми­че­ским, этни­че­ским швам, вну­шить непри­язнь, нена­висть друг другу, убеж­ден­ность в том, что чело­век чело­веку волк, что вокруг нас про­жжен­ные мер­завцы и пара­зиты, а мы, народ, жертва их про­из­вола и алч­но­сти. В начале про­шлого века это уда­лось сде­лать – и в Рос­сии про­изо­шла страш­ная ката­строфа: больше мы ее не допу­стим. «…А то, что люди волки, ска­зал латин­ский лгун»32.

Но вот что инте­ресно: хотя гене­ралы и капи­та­ли­сты тут совер­шенно ни при чем, двоих детей в семье, в самом деле, мало.

Вспо­ми­наю эпи­зод, мало кем заме­чен­ный, но весьма харак­тер­ный. Во время поездки В. В. Путина в один из област­ных цен­тров раз­го­вор зашел о демо­гра­фии, и кто-то решил сост­рить: вот, дескать, Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич наста­и­вает, чтобы в каж­дой семье было не меньше троих детей. После­до­вал друж­ный смех, но зако­но­мер­ной была бы совсем дру­гая реак­ция: «А что, разве не так?..»

Дока­зать это можно логи­че­ски. Ваша семья, ваш дом – это ваш мир, мик­ро­кос­мос, и для ребенка дом также дол­жен быть его миром. Но если в семье один ребе­нок, это недо­сти­жимо: при­ходя домой, он не нахо­дит там себе подоб­ных. Дом ока­зы­ва­ется для него миром роди­те­лей, а не его соб­ствен­ным, с мла­ден­че­ства он при­вы­кает к этой груст­ной реаль­но­сти. Мысль о том, что я чужой в своей семье, что роди­тели здесь хозя­ева, а я – никто, ста­но­вится бом­бой замед­лен­ного дей­ствия, кото­рая обя­за­тельно взо­рвется, быть может, с гро­хо­том, быть может, испод­воль, в под­рост­ко­вом или юно­ше­ском воз­расте. Поэтому семью с одним ребен­ком так или иначе ждут тяже­лые испы­та­ния, кото­рые дай им Бог пре­одо­леть… А куда лучше было бы их избежать!

Но немно­гим бла­го­при­ят­нее обстоит дело и при якобы «иде­аль­ной» про­пор­ции – двух роди­те­лях с двумя детьми. Супру­же­ская любовь – совсем не то, что любовь между бра­тьями и сест­рами, мир ребенка, рас­ту­щего, раз­ви­ва­ю­ще­гося, дол­жен быть запол­нен подоб­ными ему детьми, чтобы он посто­янно ощу­щал себя малой частью боль­шого целого. Тем самым нор­маль­ное вос­пи­та­ние детей ста­но­вится воз­мож­ным лишь в семье с тремя детьми. А лучше – больше.

Ино­гда, слу­шая, с одной сто­роны, рас­суж­де­ния о норме мно­го­дет­но­сти, а с дру­гой – вос­хва­ле­ние роди­тель­ского подвига, заме­чают здесь

как будто бы про­ти­во­ре­чие: как, дескать, подвиг может быть нор­мой или норма – подви­гом?.. А между тем ника­кого про­ти­во­ре­чия нет, по край­ней мере, пока и поскольку мы оста­емся в рам­ках хри­сти­ан­ского мировоззрения.

Хри­сти­ан­ская жизнь – это все­гда подвиг. Слово это в пер­во­на­чаль­ном зна­че­нии имеет смысл целе­на­прав­лен­ного уси­лия, стрем­ле­ния к дости­же­нию цели. Без подвига в жизни нет смысла, нет Хри­ста. Поэтому подвиг – это и есть норма, и среди всех тех подви­гов, перед кото­рыми при­нято пре­кло­няться – подви­гов воин­ских, тру­до­вых, интел­лек­ту­аль­ных, подви­гов про­ти­во­сто­я­ния болез­ням и скор­бям, подви­гов само­от­дачи и любви, – роди­тель­ский подвиг стоит едва ли не на пер­вом месте. Надо только очень поза­бо­титься нам, муж­чи­нам, чтобы подвиг этот был не одно­сто­рон­ним, а общим – мате­рин­ским и отцовским.

Кого вос­пи­ты­вать?

Ска­жите, как вос­пи­тать ребенка в Пра­во­сла­вии, если муж не стре­мится к Богу и не пони­мает, зачем молиться и водить ребенка в цер­ковь. По этому поводу у нас часто бывают ссоры…

– Прежде чем вос­пи­ты­вать ребенка в Пра­во­сла­вии, вос­пи­тайте саму себя в Пра­во­сла­вии. А это зна­чит, сде­лайте ваш дом домом Божиим, малой Цер­ко­вью и две­рью в Небо. Чтобы не только вы, ваш муж и дети, но и каж­дый, вхо­дя­щий в ваш дом, чув­ство­вал серд­цем: здесь хозяйка любовь, и любовь рас­тет здесь ото дня ко дню. Тогда и муж ваш будет стре­миться к Богу и ходить в цер­ковь, и дети, конечно, тоже. А иначе – не надо себя обманывать!

* * *

 

С чего начи­на­ется пра­во­слав­ное вос­пи­та­ние? С осо­зна­ния и вопло­ще­ния в жизнь его основ­ного прин­ципа: вос­пи­та­ния лич­ным при­ме­ром. Девя­но­сто девять про­цен­тов всех непри­ят­но­стей, про­блем и пора­же­ний в вос­пи­та­нии свя­заны с нару­ше­ни­ями этого прин­ципа, ино­гда гру­быми и оче­вид­ными (ссоры, скан­далы, руко­при­клад­ство – при­ме­ров не счесть), ино­гда очень тон­кими, почти таин­ствен­ными, тре­бу­ю­щими вни­ма­тель­ного иссле­до­ва­ния и тща­тель­ного покаяния.

Исходя из этого, мы и спра­ши­ваем себя: что в моем пове­де­нии, в моей хри­сти­ан­ской жизни будет доступно и близко ребенку в его воз­расте, на его уровне раз­ви­тия? Даже в три-четыре года – далеко не так мало!

Каким тоном папа с мамой раз­го­ва­ри­вают друг с дру­гом? Оби­жают ли друг друга, оскорб­ляют ли? Укло­ня­ются ли от обще­ния, сто­ро­нятся ли друг друга? Пере­чат ли друг другу, пре­ре­ка­ются, руга­ются? Выка­зы­вают ли свою непри­язнь пове­де­нием или голо­сом, «берут гор­лом»? Уда­ется ли ребенку полу­чить у одного из роди­те­лей нечто, в чем ему отка­зал дру­гой? Бывает ли, что стар­шие гово­рят одно, а делают дру­гое? Бывает ли, что не обра­щают на ребенка вни­ма­ния, игно­ри­руют его вопросы или просьбы, а потом выплес­ки­вают на него свое раз­дра­же­ние? Бывает ли, что отве­чают нев­по­пад, «лишь бы отстал»? Бывает ли, что гро­зят теми или иными «дис­ци­пли­нар­ными мерами» и угрозы эти оста­ются пустым звуком?

…Надо ли объ­яс­нять, что такие «мелочи семей­ной жизни», а чест­нее ска­зать, бес­со­вест­ные грехи роди­те­лей, по про­ше­ствии немно­гих лет обо­ра­чи­ва­ются страш­ными, неудер­жи­мыми и непо­пра­ви­мыми ката­стро­фами лич­но­сти и семьи?..

О «дис­ци­пли­нар­ных мерах» ска­жем чуть подроб­нее: для моло­дых роди­те­лей этот пред­мет осо­бенно актуа­лен. В воз­расте около трех лет, ино­гда раньше, ино­гда позже, ребе­нок вдруг меня­ется, ста­но­вится непо­слу­шен, «строп­тив», реа­ги­рует только на окрики, и то далеко не все­гда, чуть что, под­ни­мает вопль, иной раз падает на пол в каком-то подо­бии экс­таза. Обста­новка в семье нака­ля­ется, масла в огонь нередко под­ли­вают не в меру участ­ли­вые бабушки.

Что поде­лать: воз­раст берет свое. Ребе­нок взрос­леет и раз­ви­ва­ется, изу­чает мир, ста­вит экс­пе­ри­менты на окру­жа­ю­щих. Педа­го­ги­че­ская бес­по­мощ­ность стар­ших, увы, вхо­дит в сферу его наблю­де­ний, и он, еще не обла­дая спо­соб­но­стью к обоб­ще­ниям, неосо­знанно делает соот­вет­ству­ю­щие выводы…

Мама с папой могут быть (по вре­ме­нам) стро­гими, тре­бо­ва­тель­ными, суро­выми, но они не могут быть скан­даль­ными, крик­ли­выми, «нерв­ными». Если вы, назы­вая себя хри­сти­а­нами, нахо­дите воз­мож­ным оправ­ды­вать свою «нерв­ность» и «несдер­жан­ность», то это ваша про­блема, ваш грех, и вам при­дется за него отве­тить, если не пока­е­тесь и не испра­ви­тесь вовремя.

У вас есть, по край­ней мере, одно пре­иму­ще­ство перед вашим ребен­ком: мозги. Под­клю­чайте их к делу, най­дите вер­ную так­тику. Пре­красно дей­ствует, напри­мер, метод «хоро­шего и пло­хого ребенка». «При­шел пло­хой ребе­нок, чужой, мы его не знаем», – и мама с папой ста­но­вятся жест­кими, холод­ными, по суще­ству, бой­ко­ти­руют юного скан­да­ли­ста. Стоит ему сме­нить пове­де­ние – это зна­чит «вер­нулся наш род­ной, хоро­ший ребе­нок», и кон­такт пол­но­стью вос­ста­нов­лен. Помните только,

что дети в этом воз­расте еще лишены спо­соб­но­сти к выстра­и­ва­нию при­чинно-след­ствен­ных свя­зей. Ребе­нок не в силах свя­зать сво­его про­шлого пове­де­ния с теку­щей кар­ти­ной; ваша реак­ция должна опре­де­ляться только тем, что он делает здесь и сейчас.

Над­зи­ра­тель­ский зуд

У меня дочь при­несла из садика рису­нок: еди­но­рог – раз­но­цвет­ный конь с рогом на лбу. Я все пло­хие игрушки и рисунки, про­ве­рив, выбра­сы­ваю. В Интер­нете я нашла, что образ еди­но­рога как-то свя­зан с магией, злом, но нет точ­ных указаний…

– В Интер­нете можно много чего найти! И все, что вы нахо­дите в Интер­нете, вы реа­ли­зу­ете в своей «роди­тель­ской заботе» о дочери? Несчаст­ная ваша дочь. И вы с нею.

Судя по вашему письму, она еще малень­кая: зна­чит, шансы пока есть. Вам надо немед­ленно испра­вить свое отно­ше­ние к дочери, к миру ее игр и дет­ских забот: пол­но­стью исклю­чить над­зи­ра­тель­ский зуд по поводу ее игру­шек и рисун­ков, открыть ей сво­боду в этой сфере, открыть воз­мож­но­сти для про­яв­ле­ния соб­ствен­ных жела­ний и предпочтений.

Это ни в коей мере не озна­чает вашего рав­но­ду­шия, без­раз­ли­чия к тому, во что она играет, что рисует и т. п., но устра­няет наси­лие по отно­ше­нию к ее игру­шеч­ному миру. От вас потре­бу­ется мак­си­маль­ная сдер­жан­ность, рас­су­ди­тель­ность, спо­кой­ствие и уступ­чи­вость, когда вы будете обсуж­дать с доч­кой те или иные эле­менты ее игр и воображения.

Если же вы этого не сде­ла­ете, если вы будете про­дол­жать вашу прак­тику адми­ни­стра­тив­ного кон­троля за дет­скими играми, игруш­ками и рисун­ками (осо­бенно руко­вод­ству­ясь псев­до­пра­во­слав­ным вздо­ром из Интер­нета), вашу дочь и вас вме­сте с нею ждут сле­ду­ю­щие перспективы:

• под­рост­ко­вый бунт по дости­же­нии соот­вет­ству­ю­щего возраста;

• раз­рыв обще­ния с мате­рью или губи­тель­ная меж­лич­ност­ная зависимость;

• неспо­соб­ность к ответ­ствен­ному пове­де­нию в обще­стве, в среде себе подобных;

• неспо­соб­ность к пло­до­твор­ным отно­ше­ниям с про­ти­во­по­лож­ным полом, к созда­нию семьи;

• нервно-пси­хи­че­ские рас­строй­ства, свя­зан­ные с глу­бо­кими дефек­тами личности.

Есте­ственно, у роди­те­лей воз­ни­кает вопрос о телес­ных нака­за­ниях. При­хо­ди­лось слы­шать, что якобы «детям тре­бу­ется частая порка рем­нем»… «Бить или не бить? – вот в чем вопрос». Ответ, к сча­стью, очень про­стой и корот­кий: не бить. Не бить даже тех, кто дает такие вздор­ные советы, хотя они-то как раз этого и заслуживают.

Неко­то­рых, веро­ятно, вво­дят в заблуж­де­ние ссылки на телес­ные нака­за­ния в Вет­хом Завете и даже в наших доре­во­лю­ци­он­ных настав­ле­ниях по вос­пи­та­нию детей, кото­рые сего­дня по чьему-то нера­зу­мию или недо­смотру пере­из­да­ются в изряд­ных коли­че­ствах. Дело в том, что в вос­пи­та­нии ребенка (да и взрос­лого тоже) колос­саль­ная роль при­над­ле­жит внеш­ней среде – а мы ее не при­ни­маем в расчет.

Нор­маль­ная среда создает мак­си­мум усло­вий для общ­но­сти людей, для спло­че­ния семьи, для укреп­ле­ния в людях любви, ува­же­ния, дове­рия. Поэтому кон­фликт, вызван­ный телес­ным нака­за­нием, в нор­маль­ных усло­виях лик­ви­ди­ро­вался сам собою, быстро и без­бо­лез­ненно, и урок шел впрок. Сего­дня же внеш­няя среда крайне далека от нормы, все силы ада направ­лены на оттор­же­ние людей друг от друга, на раз­ру­ше­ние семьи, раз­ви­тие нена­ви­сти, злобы, недо­ве­рия… В таких усло­виях дет­ские обиды неиз­бежно пре­вра­ща­ются в душев­ные травмы, вле­кут за собой болезни, пре­ступ­ле­ния, гибель.

Вам помо­жет про­стая ана­ло­гия. Если сталь разо­грета в куз­неч­ном горне, то уда­рами молота ей при­дают проч­ность и форму. Если же ее охла­дить и уда­рить тем же моло­том, сталь трес­нет и вы испор­тите изго­тов­лен­ный инстру­мент. Учтите, что мы с вами сего­дня живем в холод­ном мире.

Для млад­шего воз­раста, однако, бывают исклю­че­ния. Если двух­трех­лет­ний ребе­нок, еще не вполне спо­соб­ный понять ваши слова, в игре увле­чется чем-то опас­ным для жизни и здо­ро­вья (задвиж­кой окна, газо­вой пли­той, элек­три­че­ской розет­кой), сле­дует его отшле­пать: помимо физи­че­ской боли, нет дру­гого спо­соба предо­хра­нить его от боль­шой беды. Но делать это надо без раз­дра­же­ния и злобы, осо­зна­вая необ­хо­ди­мость такого шага.

И еще один непро­сти­тель­ный пред­рас­су­док лже­пе­да­го­гики: якобы в семье должно соблю­даться «рав­но­ве­сие между поощ­ре­нием и нака­за­нием». Можно было бы про­тя­нуть отсюда связь к сата­нин­ской ереси, утвер­ждав­шей нали­чие двух рав­но­прав­ных начал, «рав­но­ве­сия между доб­ром и злом в мире». Но нам сей­час не до того.

Заме­тим прежде всего раз­ницу в упо­треб­ле­нии слова «нака­за­ние». В цер­ков­но­сла­вян­ском языке, в биб­лей­ском и еван­гель­ском тек­сте, в цер­ков­ных молит­вах, в цита­тах из сочи­не­ний хри­сти­ан­ских авто­ров оно имеет смысл науче­ния, вра­зум­ле­ния. Напри­мер, Книга Дея­ний апо­столь­ских сооб­щает: «Нака­зан быстъ Мои­сей всей пре­муд­ро­сти еги­пет­ской»Деян.7:22.”>33. Или тро­парь, кото­рый вы каж­дый раз чита­ете (я наде­юсь) с бла­го­дар­ствен­ными молит­вами после свя­того При­ча­ще­ния: «…Но тво­ими сло­ве­сами нака­зуя, отче Иоанне Зла­то­усте, моли Хри­ста Бога». Именно такова истин­ная цель нака­за­ния, как роди­тель­ского, так и Божьего.

Но мы упо­треб­ляем слово «нака­за­ние» в его совре­мен­ном смысле: «воз­мез­дие за про­сту­пок» – не столько цель, сколько сред­ство. Помимо телес­ных нака­за­ний, о чем ясно ска­зано выше, у вас в рас­по­ря­же­нии есть широ­чай­ший набор раз­лич­ных средств «обрат­ной связи», кото­рые доно­сят до ребенка неже­ла­тель­ность, недо­пу­сти­мость, гре­хов­ность его поступков.

При этом поощ­ре­ние в семье должно быть пра­ви­лом, а нака­за­ние – ред­ким и печаль­ным исклю­че­нием. Доби­ваться этого не все­гда про­сто, но все­гда необ­хо­димо. Нака­за­ние для этого должно быть объ­ек­тив­ным: накла­ды­ваться не по про­из­волу вос­пи­та­теля, а в силу неиз­беж­ных послед­ствий пове­де­ния ребенка.

Ведь и Бог не выме­щает на нас зла, не сво­дит с нами сче­тов. «Ты ела в пост кол­басу, вот тебе за это депрес­сия» – это не Пра­во­сла­вие, а магия: буду, зна­чит, есть кис­лую капу­сту и выздо­ро­вею… Нет, Он вра­зум­ляет нас резуль­та­тами наших поступ­ков, ино­гда оче­вид­ными, ино­гда скры­тыми, но все­гда объ­ек­тив­ными. Так же и мы нака­зы­ваем детей: не потому, что «я тебе запре­тила» или «мне надо­ели твои капризы», а «я бы и рада дать тебе моро­же­ного, но что поде­ла­ешь: мы же тебя предупреждали».

Загнать или приобщить?

Нашему ребенку пол­года, мы с мужем носим его в храм регу­лярно. Но когда он под­рас­тет, надо ли застав­лять его, если он сам не захо­чет? В дет­стве мне роди­тели гово­рили, что я обя­зана ходить в храм, гнали меня силой, а сей­час моего млад­шего брата чуть ли не пин­ками заго­няют каж­дый раз на службу. Конечно, отсюда и его злость, и протест…

– Очень нера­зумно, убий­ственно глупо посту­пают ваши роди­тели с бра­том… Хорошо бы помочь им осо­знать ошибку. Но это вовсе не зна­чит, что вашего сына не надо при­об­щать к цер­ков­ной жизни! Надо, обя­за­тельно надо, но при посред­стве сердца и рас­судка, а не кнута и окрика.

Малыш любит вас – это основ­ной педа­го­ги­че­ский фак­тор. И если вы будете любить Хри­ста и Его Свя­тую Цер­ковь – не сло­вами или даже ногами, а всем серд­цем, и всей душой, и всем помыш­ле­нием, и всею силою, – то и у него разо­вьется то же чув­ство, та же вера и та же любовь.

Гаран­тией успеха будет ваша любовь к ребенку, состра­да­ние к его дет­скому горю из-за нака­за­ния, ваша общая с ним радость об исправ­ле­нии – иными сло­вами, ваше хри­сти­ан­ское отно­ше­ние к этому малень­кому чело­веку, кото­рому вы дали жизнь. Будьте с ним вме­сте, не изо­ли­руй­тесь от него в своем «взрос­лом» мире, смело идите ему навстречу и с самых пер­вых дней ува­жайте в нем чело­века! Только что он удо­сто­ился тех же Таинств свя­того кре­ще­ния и миро­по­ма­за­ния, что и вы сами, что полу­чали все хри­сти­ане на про­тя­же­нии веков, дети и взрос­лые, начи­ная с апо­столь­ских вре­мен. Помните об этом и под­дер­жи­вайте в нем выс­шее досто­ин­ство образа и подо­бия Божия.

И в Таин­стве Евха­ри­стии ребе­нок отли­ча­ется от вас лишь одним: он не может сво­ими нож­ками подойти к При­ча­стию. Вы при­но­сите его, вме­сте с ним вос­со­еди­ня­е­тесь вы с Живым Богом. Ваше семей­ное еди­не­ние малой Церкви словно капля вли­ва­ется в един­ство таин­ствен­ного Тела Хри­стова, в океан Веч­но­сти. Сей­час мла­де­нец еще не осо­знает этого, но вос­при­ни­мает пол­ною мерой, с ангель­ской радо­стью при­ча­ща­ясь Свя­тых Даров у вас на руках или стоя вме­сте с вами перед амво­ном. Прой­дет пол­века или больше; вас уже не будет на этой земле, а он вспом­нит эти минуты.

Но сколь же страшно бывает видеть роди­те­лей, а чаще бабу­шек, кото­рые усва­и­вают себе роль носиль­щи­ков-насиль­ни­ков! Каж­дому свя­щен­нику хуже зуб­ной боли зна­кома кар­тина: ребе­но­чек от года и старше изви­ва­ется как уж на ско­во­родке в креп­ких бабуш­ки­ных руках, а та с изу­ми­тель­ной лов­ко­стью удер­жи­вает его порывы: «Батюшка, батюшка, дер­жите ручку, дер­жите ножку… Мла­де­нец Васи­лий…» Отсту­паю на пол­шага, дабы несо­глас­ный мла­де­нец не заса­дил нож­кой по Свя­той Чаше. «Бабушка, бабушка, когда сами при­сту­пали к Свя­тым Тай­нам?..» Немая сцена. Из рус­ского опыта XX в. известно, кем ста­но­ви­лись такие насильно при­ча­ща­е­мые младенцы.

Внеш­ние формы пра­во­слав­ной жизни, ее эсте­тику и обряд­ность – чте­ние молитв вслух, крест­ное зна­ме­ние, иконы, почи­та­ние свя­тынь, пове­де­ние в храме, цер­ков­ное пение и мно­гое дру­гое – ребе­нок вполне спо­со­бен вос­при­нять на своем, инту­и­тив­ном уровне. Однако чтобы Пра­во­сла­вие у вас в семье не усту­пило место вос­пи­та­нию гор­до­сти, лице­ме­рия, фари­сей­ского фор­ма­лизма и диких суе­ве­рий, обу­чать ребенка этим фор­мам, малым и боль­шим, можно только в связи с их нрав­ствен­ным содер­жа­нием: само­от­вер­жен­но­стью, скром­но­стью, забо­той, вни­ма­нием, дру­же­лю­бием, тер­пе­нием, ответ­ствен­но­стью, прежде всего – с любо­вью к Богу и ближ­нему. Как доне­сти это содер­жа­ние до дет­ского сердца – потру­ди­тесь опре­де­лить само­сто­я­тельно, поскольку любовь не тиражируется.

Свя­тое место

У меня двое детей, они часто болеют, муж много рабо­тает. Никак не могу поехать по свя­тым местам… Что делать?

– Бла­го­да­рить Гос­пода, что Он посред­ством труд­но­стей и болез­ней ваших детей предо­хра­няет вас от бес­смыс­лен­ных, вред­ных для вас и вашей семьи дел, удер­жи­вает вас в своем доме, на своем месте. Неужели вам кажется, что мать и жена должна бежать прочь из семьи «по свя­тым местам», оста­вив мужа и детей? Кому на пользу такой «подвиг»?

Учтите: нет для вас в мире места более свя­того, чем ваш дом, ваша малая Церковь.

Трудно? Сложно? Непо­нятно как? Что ж, пожа­луй, потруд­нее, чем тор­говля с неви­ди­мым миром: «Я тебе свечку, ты мне здо­ро­вье, я тебе поклон, ты мне выручку». Моли­тесь Живому Богу, Творцу, Спа­си­телю и Судии, отдайте Ему свое сердце, вер­ни­тесь к Нему, как дети к отцу, из дале­кой бес­плод­ной страны… И опи­рай­тесь на прин­цип вос­пи­та­ния, кото­рый мы упо­мя­нули выше. Его можно сфор­му­ли­ро­вать и по-дру­гому, так что он ста­нет надеж­ным, кон­струк­тив­ным руко­вод­ством к дей­ствию: учиться вме­сте с детьми.

* * *

 

Итак, можно смело поста­вить знак равен­ства: пра­во­слав­ное вос­пи­та­ние = пра­во­слав­ная жизнь. До слез огор­чает само­уве­рен­ная наив­ность иных роди­те­лей (и даже педа­го­гов), сво­дя­щих подвиг воспитания

к инструк­тажу «что такое хорошо и что такое плохо» с после­ду­ю­щей про­вер­кой испол­не­ния. Поучи­тельна судьба заме­ча­тель­ного рус­ского поэта, кото­рому при­над­ле­жит эта кры­ла­тая фраза, как далеко от хоро­шего про­ло­жил он дорогу своей жизни и как сам пре­кра­тил ее.

Помните ли запре­ще­ния дья­волу, кото­рые я читал в чине огла­ше­ния? Помните, как мы с вами моли­лись о малыше: «Изгони из него вся­кого лука­вого и нечи­стого духа, сокры­того и гнез­дя­ще­гося в сердце его»? Помните, что гово­рили мы о непре­стан­ной борьбе на нашем жиз­нен­ном пути? В заклю­че­ние нашего раз­го­вора настало время ска­зать о ней подробнее.

Играйте с детьми

Про­чи­тали в одной педа­го­ги­че­ской книге, что мы не должны играть со сво­ими детьми. Ноу нас оста­лись сомнения…

– Сомне­ниям тут не место. Вы обя­заны играть со сво­ими детьми. Да и с чужими тоже невредно.

Играйте с детьми, начи­ная с мла­ден­че­ского воз­раста, вхо­дите, внед­ряй­тесь, врас­тайте в их игру­шеч­ный, узкий, но стре­ми­тельно рас­ши­ря­ю­щийся мир: веду­щее место в этом мире должно при­над­ле­жать вам. А затем, по мере взрос­ле­ния детей, начи­найте вво­дить их в свой мир, мир реаль­но­сти, и мате­ри­аль­ной и духов­ной. Посте­пенно дети нач­нут отли­чать реаль­ность от игры, и когда наста­нет под­рост­ко­вая пора, они вой­дут в стрем­нину «труд­ного воз­раста» отлично под­го­тов­лен­ными, в надеж­ном един­стве с роди­те­лями, с Цер­ко­вью, с Хри­стом. Игра, от мла­ден­че­ства до юно­сти, – это школа обще­ния, школа жизни, школа любви. Хоро­шая игра, разумеется.

Можно было бы при­влечь мно­же­ство хри­сти­ан­ских источ­ни­ков, один дру­гого древ­нее, цен­нее, авто­ри­тет­нее, глубже и серьез­нее. Но вме­сто этого, именно чтобы пока­зать вам, как хри­сти­ан­ская мысль бла­го­дарно при­ни­мает все доб­рое и цен­ное, что создано людьми (потому что за всем доб­рым и цен­ным все­гда стоит веч­ный Худож­ник и Тво­рец), мы обра­тимся к дру­гому автору совет­ской эпохи. Ему не ста­вили памят­ни­ков на сто­лич­ных пло­ща­дях, не назы­вали его име­нем про­спек­тов и стан­ций метро, но он заслу­жил эту честь в немень­шей мере, чем Мая­ков­ский. Прошу вас, не торо­пясь, вни­ма­тельно про­чтите сле­ду­ю­щий корот­кий рассказ.

 

^ Приложение

 

^ Борис Степанович Житков. Как я ловил человечков

Когда я был малень­кий, меня отвезли жить к бабушке. У бабушки над сто­лом была полка. А на полке паро­хо­дик. Я такого нико­гда не видал. Он был совсем насто­я­щий, только малень­кий. У него была труба: жел­тая и на ней два чер­ных пояса. И две мачты. А от мачт шли к бор­там вере­воч­ные лесенки. На корме сто­яла будочка, как домик. Поли­ро­ван­ная, с око­шеч­ками и двер­кой. А уж совсем на корме – мед­ное руле­вое колесо. Снизу под кор­мой – руль. И бле­стел перед рулем винт, как мед­ная розочка. На носу два якоря. Ах, какие заме­ча­тель­ные! Если б хоть один у меня такой был!

Я сразу запро­сил у бабушки, чтоб поиг­рать паро­хо­ди­ком. Бабушка мне все поз­во­ляла. А тут вдруг нахмурилась:

– Вот это уж не проси. Не то играть – тро­гать не смей. Нико­гда! Это для меня доро­гая память.

Я видел, что, если и запла­кать, – не поможет.

А паро­хо­дик важно стоял на полке на лаки­ро­ван­ных под­став­ках. Я глаз от него не мог оторвать.

А бабушка:

– Дай чест­ное слово, что не при­кос­нешься. А то лучше спрячу-ка от греха. – И пошла к полке.

Я чуть не запла­кал и крик­нул всем голосом:

– Чест­ное-рас­чест­ное, бабушка! – И схва­тил бабушку за юбку.

Бабушка не убрала пароходика.

Я все смот­рел на паро­хо­дик. Вле­зал на стул, чтобы лучше видеть. И все больше и больше он мне казался насто­я­щим. И непре­менно должна дверца в будочке отво­ряться. И, наверно, в нем живут чело­вечки. Малень­кие, как раз по росту паро­хо­дика. Выхо­дило, что они должны быть чуть ниже спички. Я стал ждать, не погля­дит ли кто из них в око­шечко. Наверно, погля­ды­вают. А когда дома никого нет, выхо­дят на палубу. Лазят, наверно, по лест­нич­кам на мачты.

А чуть шум – как мыши: юрк в каюту. Вниз – и при­та­ятся. Я долго гля­дел, когда был в ком­нате один. Никто не выгля­нул. Я пря­тался за дверь и гля­дел в щелку. А они хит­рые, чело­вечки, знают, что я погля­ды­ваю. Ага! Они ночью рабо­тают, когда никто их спуг­нуть не может. Хитрые.

Я стал быстро-быстро гло­тать чай. И запро­сился спать.

Бабушка гово­рит:

– Что это? То тебя сил­ком в кро­вать не заго­нишь, а тут эта­кую рань и спать просишься.

И вот, когда улег­лись, бабушка пога­сила свет. И не видно паро­хо­дика. Я воро­чался нарочно, так что кро­вать скрипела.

Бабушка:

– Чего ты все ворочаешься?

– А я без света спать боюсь. Дома все­гда ноч­ник зажигают.

Это я наврал: дома ночью темно.

Бабушка руга­лась, однако встала. Долго ковы­ря­лась и устро­ила ноч­ник. Он плохо горел. Но все же было видно, как бле­стел паро­хо­дик на полке.

Я закрылся оде­я­лом с голо­вой, сде­лал себе домик и малень­кую дырочку. И из дырочки гля­дел не шеве­лясь. Скоро я так при­смот­релся, что на паро­хо­дике мне все стало отлично видно. Я долго гля­дел. В ком­нате было совсем тихо. Только часы тикали. Вдруг что-то тихонько зашур­шало. Я насто­ро­жился – шорох этот на паро­хо­дике. И вот будто дверка при­от­кры­лась. У меня дыха­ние сперло. Я чуть дви­нулся впе­ред. Про­кля­тая кро­вать скрип­нула. Я спуг­нул человечка!

Теперь уж нечего было ждать, и я заснул. Я с горя заснул. На дру­гой день я вот что при­ду­мал. Чело­вечки, наверно же, едят что-нибудь. Если дать им кон­фету, так это для них целый воз. Надо отло­мить от леденца кусок и поло­жить на паро­хо­дик, около будочки. Около самых две­рей. Но такой кусок, чтоб сразу в ихние дверцы не про­лез. Вот они ночью двери откроют, выгля­нут в щелочку. Ух ты! Кон­фе­тища! Для них это – как ящик целый. Сей­час выско­чат, ско­рей кон­фе­тину к себе тащить. Они ее в двери, а она не лезет! Сей­час сбе­гают, при­не­сут топо­рики – малень­кие-малень­кие, но совсем всам­де­лиш­ные – и нач­нут этими топо­ри­ками тюкать: тюк-тюк! тюк-тюк! тюк-тюк! И ско­рей про­пи­рать кон­фе­тину в дверь. Они хит­рые, им лишь бы все вертко. Чтоб не пой­мали. Вот они заво­зятся с кон­фе­ти­ной. Тут, если я и скрипну, все равно им не поспеть: кон­фе­тина в две­рях застря­нет – ни туда ни сюда. Пусть убе­гут, а все равно видно будет, как они кон­фе­тину тащили. А может быть, кто-нибудь с пере­пугу топо­рик упу­стит. Где уж им будет под­би­рать! И я найду на паро­ходе на палубе малю­сень­кий насто­я­щий топо­рик, остренький-преостренький.

И вот я тай­ком от бабушки отру­бил от леденца кусок, как раз какой хотел. Выждал минуту, когда бабушка в кухне вози­лась, раз-два – на стол ногами, и поло­жил леде­нец у самой дверки на паро­хо­дике. Ихних пол­шага от двери до леденца. Слез со стола, рука­вом затер, что ногами насле­дил. Бабушка ничего не заметила.

Днем я тай­ком взгля­ды­вал на паро­хо­дик. Повела бабушка меня гулять. Я боялся, что за это время чело­вечки утя­нут леде­нец и я их не пой­маю. Я доро­гой нюнил нарочно, что мне холодно, и вер­ну­лись мы скоро. Я гля­нул пер­вым делом на паро­хо­дик. Леде­нец, как был, – на месте. Ну да! Дураки они днем браться за такое дело!

Ночью, когда бабушка заснула, я устро­ился в домике из оде­яла и стал гля­деть. На этот раз ноч­ник горел заме­ча­тельно, и леде­нец бле­стел, как льдинка на солнце, ост­рым огонь­ком. Я гля­дел, гля­дел на этот ого­нек и заснул, как назло! Чело­вечки меня пере­хит­рили. Я утром гля­нул – леденца не было, а встал я раньше всех, в одной рубашке бегал гля­деть. Потом со стула гля­дел – топо­рика, конечно, не было. Да чего же им было бро­сать: рабо­тали не спеша, без помехи, и даже кро­шечки ни одной нигде не валя­лось – все подобрали.

Дру­гой раз я поло­жил хлеб. Я ночью даже слы­шал какую-то возню. Про­кля­тый ноч­ник еле коптел, я ничего не мог рас­смот­реть. Но наутро хлеба не было. Чуть только кро­шек оста­лось. Ну, понятно, им хлеба-то не осо­бенно жалко, не кон­феты: там каж­дая крошка для них леденец.

Я решил, что у них на паро­хо­дике с обеих сто­рон идут лавки. Во всю длину. И они днем там сидят ряд­ком и тихо­нечко шеп­чутся. Про свои дела. А ночью, когда все-все заснут, тут у них работа.

Я все время думал о чело­веч­ках. Я хотел взять тря­почку, вроде малень­кого ков­рика, и поло­жить около две­рей. Намо­чить тря­почку чер­ни­лами. Они выбе­гут, не заме­тят сразу, ножки запач­кают и насле­дят по всему паро­хо­дику. Я хоть увижу, какие у них ножки. Может быть, неко­то­рые боси­ком, чтобы тише сту­пать. Да нет, они страшно хит­рые и только сме­яться будут над всеми моими штуками.

Я не мог больше тер­петь. И вот – я решил непре­менно взять паро­хо­дик и посмот­реть и пой­мать чело­веч­ков. Хоть одного. Надо только устро­ить так, чтобы остаться одному дома. Бабушка всюду меня с собой в гости тас­кала. Все к каким-то ста­ру­хам. Сиди – и ничего нельзя тро­гать. Можно только кошку гла­дить. И шушу­кает бабушка с ними полдня.

Вот я вижу – бабушка соби­ра­ется: стала соби­рать пече­нье в коро­бочку для этих ста­рух – чай там пить. Я побе­жал в сени, достал мои варежки вяза­ные и натер себе и лоб и щеки – все лицо, одним сло­вом. Не жалея. И тихонько при­лег на кро­вать. Бабушка вдруг хватилась:

– Боря, Борюшка, где ж ты?

Я молчу и глаза закрыл. Бабушка ко мне:

– Что это ты лег?

– Голова болит.

Она тро­нула лоб.

– Погляди-ка на меня! Сиди дома. Назад пойду, малины возьму в аптеке. Скоро вер­нусь. Долго сидеть не буду. А ты раз­де­вайся-ка и ложись. Ложись, ложись без разговору!

Стала помо­гать мне, уло­жила, увер­нула оде­я­лом и все при­го­ва­ри­вала: «Я сей­час вер­нусь, живым духом».

Бабушка заперла меня на ключ. Я выждал пять минут: а вдруг вер­нется? Вдруг забыла там что-нибудь?

А потом я вско­чил с постели как был, в рубахе. Я вско­чил на стол, взял с полки паро­хо­дик. Сразу, руками понял, что он желез­ный, совсем насто­я­щий. Я при­жал его к уху и стал слу­шать: не шеве­лятся ли? Но они, конечно, при­молкли. Поняли, что я схва­тил их паро­ход. Ага! Сидите там на лавочке и при­молкли, как мыши. Я слез со стола и стал тря­сти паро­хо­дик. Они стрях­нутся, не уси­дят на лав­ках, и я услышу, как они там бол­та­ются. Но внутри было тихо.

Я понял: они сидят на лав­ках, ноги под­жали и руками что есть сил уце­пи­лись в сиде­нья. Сидят как приклеенные.

Ага! Так пого­дите же. Я под­ко­вырну и при­под­ниму палубу. И вас всех там накрою. Я стал доста­вать из буфета сто­ло­вый нож, но глаз не спус­кал с паро­хо­дика, чтобы не выско­чили чело­вечки. Я стал под­ко­вы­ри­вать палубу. Ух, как плотно все заделано!

Нако­нец уда­лось немножко под­су­нуть нож. Но мачты под­ни­ма­лись вме­сте с палу­бой. А мач­там не давали под­ни­маться эти вере­воч­ные лесенки, что шли от мачт к бор­там. Их надо было отре­зать – иначе никак. Я на миг оста­но­вился. Всего только на миг. Но сей­час же тороп­ли­вой рукой стал резать эти лесенки. Пилил их тупым ножом. Готово, все они повисли, мачты сво­бодны. Я стал ножом при­под­ни­мать палубу. Я боялся сразу делать боль­шую щель. Они бро­сятся все сразу и разбегутся.

Я оста­вил щелку, чтобы про­лезть одному. Он поле­зет, а я его – хлоп! – и захлопну, как жука в ладони.

Я ждал и дер­жал руку наго­тове – схватить.

Не лезет ни один! Я тогда решил сразу отвер­нуть палубу и туда в середку рукой – при­хлоп­нуть. Хоть один, да попа­дется. Только надо сразу: они уж там небось при­го­то­ви­лись – откро­ешь, а чело­вечки прыск все в стороны.

Я быстро отки­нул палубу и при­хлоп­нул внутри рукой. Ничего. Совсем, совсем ничего! Даже ска­меек этих не было. Голые борта. Как в кастрюльке. Я под­нял руку. Под рукой, конечно, ничего.

У меня руки дро­жали, когда я при­ла­жи­вал назад палубу. Все криво ста­но­ви­лось. И лесенки никак не при­де­лать. Они бол­та­лись как попало. Я кой-как при­ткнул палубу на место и поста­вил паро­хо­дик на полку. Теперь – все пропало!

Я ско­рей бро­сился в кро­вать, завер­нулся с голо­вой. Слышу ключ в дверях.

– Бабушка! – под оде­я­лом шеп­тал я. – Бабушка, милень­кая, род­нень­кая, чего я наделал-то!

А бабушка сто­яла уж надо мной и по голове гладила:

– Да чего ты ревешь, да пла­чешь-то чего? Род­ной ты мой, Борюшка! Видишь, как я скоро?

Она еще не видала пароходика.

* * *

 

Как и во вся­ком гени­аль­ном про­из­ве­де­нии, здесь несколько слоев, несколько вза­и­мо­свя­зан­ных уров­ней вос­при­я­тия и пони­ма­ния. Вообще-то в изда­ниях про­шлого века рас­сказ этот чис­лился как дет­ский… Что ж, и сказки Андер­сена у нас изда­вали в каче­стве дет­ской лите­ра­туры, тща­тельно выма­рав оттуда все, что свя­зы­вало их с хри­сти­ан­ством. И я вам тоже сове­тую читать детям исто­рию про чело­веч­ков (ведь общее чте­ние – едва ли не самое вер­ное сред­ство учиться вме­сте с детьми!), при­чем неод­но­кратно: сна­чала в дет­ском воз­расте, потом в под­рост­ко­вом, потом в юношеском…

Вы сна­чала пока­жете им, до какого греха дово­дит шалость и непо­слу­ша­ние; потом рас­смот­рите склон­ность к фан­та­зиям, кото­рой про­ти­во­стоит трез­вый взгляд, здра­вый смысл, зна­ние, опыт и дове­рие стар­шим; и, нако­нец, с содро­га­нием сердца про­сле­дите, как на пустом месте из невин­ного всплеска вооб­ра­же­ния вырас­тет страсть, сле­пая и мощная,

все сокру­ша­ю­щая на своем смер­то­нос­ном пути! Только взрос­лый чело­век спо­со­бен оце­нить ту сте­пень тупого ван­да­лизма, с кото­рой была уни­что­жена мини­а­тюр­ная модель паро­хода, чей-то памят­ный дар, плод чьего-то вдох­но­вен­ного мастер­ства и упор­ного скру­пу­лез­ного труда; и только взрос­лый может понять бес­по­мощ­ную жертву все­по­гло­ща­ю­щей стра­сти, сме­хо­твор­ной на вид – дет­ское вооб­ра­же­ние! – но, по суще­ству, той самой, кото­рая хва­тает чело­века за горло и не выпус­кает живым: «Я не мог больше тер­петь. Я на миг оста­но­вился. Всего только на миг».

Вот точно так же, ускольз­нув от роди­тель­ского глаза, в безум­ной погоне за бес­те­лес­ными «чело­веч­ками» (мно­го­зна­чи­тель­ный образ!) тупым ножом кром­сают соб­ствен­ную жизнь, истреб­ляют кра­соту своей души юноши и девушки; так же, как чудес­ный паро­хо­дик, послуш­ные «чело­веч­кам» ниже пояса, взла­мы­вают свой семей­ный дом безумцы-супруги; так же и наш народ, граж­дане Вели­кой Рос­сии и малые дети умом, пле­нен­ные «чело­веч­ками» гор­дыни, без­бо­жия и лжи, вдре­безги раз­били корабль своей Свя­той Руси и до сих пор все никак не при­ве­дут его в порядок.

При­чи­нить неприятность?

Не думаю, что Бог любит людей. Если я люблю кого-либо, хочу ему сча­стья, добра, разве стану я ему при­чи­нять непри­ят­ность? Конечно нет!

– Конечно нет, потому что вы – не Бог. К сожа­ле­нию, об этой «малень­кой раз­нице» в наше время мно­гие забы­вают. Но ведь если у вас есть дети, то вы всеми силами души жела­ете им сча­стья и добра – и при этом дела­ете немало такого, что ваши дети в про­стоте своих наив­ных душ вос­при­ни­мают как непри­ят­ность, как нечто весьма неже­ла­тель­ное и даже враж­деб­ное. У тех роди­те­лей, кото­рые этого не делают, вырас­тают в луч­шем слу­чае инва­лиды, а чаще мерзавцы.

Так чело­век ста­но­вится рабом. Раб греха не может быть хри­сти­а­ни­ном; воля его пара­ли­зо­вана, и нет ему места в Веч­ном Цар­стве. Итог пора­же­ния при­ми­тив­ный и еди­но­об­раз­ный: вожде­лен­ная цель ока­зы­ва­ется пустой жестян­кой. Вспом­ните про­ро­че­ские слова поэта: «Пустота веро­ят­ней и хуже ада»34. Если же с ран­него дет­ства цель моей жизни –

Хри­стос, если Ему отдана моя воля, то в дет­стве ли, в ста­ро­сти ли я снаб­жен ору­жием сво­боды. Ору­жием правды, ору­жием победы в этой борьбе.

И на дру­гого пер­со­нажа сей печаль­ной исто­рии нам с вами надо обра­тить вни­ма­ние. Малень­кий Боря, как его ни обли­чай, еще дитя; строго говоря, ответ­ствен­ность за бес­слав­ную гибель паро­хо­дика ложится на бабушку. Попро­буйте разыг­рать пар­тию за нее; поду­майте, где она ошиб­лась, где укло­ни­лась от прин­ци­пов пра­во­слав­ного вос­пи­та­ния и как бы вы на ее месте предот­вра­тили трагедию.

Спро­сите совета у своих детей: будет еще один повод для сов­мест­ной учебы.

* * *

 

Дети взрос­леют гораздо быст­рее, чем могут пред­ста­вить себе моло­дые роди­тели: этот трудно объ­яс­ни­мый факт под­твер­жда­ется мно­го­чис­лен­ными наблю­де­ни­ями. Так или иначе, вос­пи­та­ние детей закан­чи­ва­ется; пора уже вос­пи­ты­вать вну­ков, а дети-то оста­ются детьми, и роди­тели – родителями.

«Что мы можем сде­лать для наших взрос­лых детей?» – нередко свя­щен­ни­кам при­хо­дится отве­чать на такой недо­умен­ный вопрос. Понятно, что ни денеж­ные подачки, ни тем паче ука­за­ния и советы не имеют реаль­ной цен­но­сти для само­сто­я­тель­ных, неза­ви­си­мых от вас людей, но роди­тель­ское сердце неудер­жимо рвется пода­рить детям хоть что-то.

Жаль, что вы забыли, каким сокро­ви­щем вы вла­де­ете, как легко поде­литься им с детьми, да и со всеми кру­гом! Дар Свя­того Духа, полу­чен­ный каж­дым из нас, имеет спо­соб­ность расти и пере­да­ваться ближ­ним: ведь Свя­той Дух – это Бог, а Бог – это любовь.

Если вы сохра­нили в цело­сти свой брач­ный союз, то в вашем доме, в вашей малой Церкви, горит свеча супру­же­ской любви. Не прячьте ее. Но даже если вы оди­ноки на этой земле, еще ярче и вид­нее свеча вашей любви к Богу – вза­им­ной любви! – зажжен­ная в Церкви Православной.

Тогда ваши дети, воз­вра­ща­ясь к вам из пустыни холод­ного мира, ото­греют сердце и про­све­тят разум этим доб­рым пла­ме­нем. Свет любви из окна роди­тель­ского дома будет све­тить им на тем­ных доро­гах жизни, и тьма его не погло­тит. Они, веро­ятно, ничего вам про это не ска­жут – да и не каж­дый сумеет ска­зать, – но все то, о чем мы с вами гово­рили сего­дня, ляжет к ним в душу, укре­пится, пустит корни, про­цве­тет, при­не­сет плоды и перей­дет к потом­кам, из поко­ле­ния в поколение.

 

^ Примечания

[1] «Дог­мат о непо­гре­ши­мо­сти» рим­ского папы в вопро­сах веры и нрав­ствен­но­сти офи­ци­ально про­воз­гла­шен Рим­ско-като­ли­че­ской Цер­ко­вью лишь в 1870 г., однако пап­ство, как начало, про­ти­во­по­лож­ное собор­но­сти, было харак­терно для Рим­ской Церкви с гораздо более ран­них времен.

[2] Четырьмя Еван­ге­ли­ями (бук­вально – бла­го­ве­сти­ями), повест­во­ва­ни­ями оче­вид­цев-апо­сто­лов о зем­ной жизни Спа­си­теля, откры­ва­ется Свя­щен­ное Писа­ние Нового Завета.

[3] Иисус – гре­че­ская форма рас­про­стра­нен­ного еврей­ского имени Иешуа, что озна­чает «спа­си­тель». Хри­стос – гре­че­ское слово «пома­зан­ный», пере­вод еврей­ского машиах, в рус­ском напи­са­нии – Мес­сия.

[4] Треб­ники боль­шего или мень­шего объ­ема во мно­же­стве выхо­дят в раз­лич­ных изда­тель­ствах; они содер­жат руко­вод­ства к тре­бам – бого­слу­же­ниям, совер­ша­е­мым по тем или иным част­ным слу­чаям, таким, как чин крещения.

[5] Это был высо­ко­прео­свя­щен­ный Анто­ний (Бар­то­ше­вич), архи­епи­скоп Женев­ский и Запад­но­ев­ро­пей­ский (+1993).

[6] Несмотря на ряд дав­них кон­флик­тов, про­ти­во­ре­чий и рас­хож­де­ний, вплоть до 1054 г. Рим­ская Цер­ковь не была ото­рвана от Пра­во­сла­вия, и почи­тав­шихся в ней к тому вре­мени свя­тых мы также при­знаем святыми.

[7] Архи­ерей­ский собор Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви 2011 г. при­нял осо­бый доку­мент о молит­вен­ном почи­та­нии памяти рос­сий­ских ново­му­че­ни­ков и исповедников.

[8] В отли­чие от пер­вых веков хри­сти­ан­ства, когда скла­ды­вался чин литур­гии, в наше время храм стал местом не только совер­ше­ния Таинств и молитв, но и хри­сти­ан­ской мис­сии и про­по­веди. Поэтому двери храма сего­дня открыты для всех.

[9] «…Мы видим нашей глав­ной зада­чей вос­ста­нов­ле­ние пра­во­слав­ной духов­ной жизни как реаль­ной и дей­ству­ю­щей силы в нашем обществе…Необходима про­по­ведь хри­сти­ан­ства сло­вом и делом среди всех слоев насе­ле­ния, чтобы вся­кий ищу­щий и сту­ча­щий в двери цер­ков­ной ограды нашел бы эти двери отво­рен­ными». – Пат­ри­арх Алек­сий II. Слово к участ­ни­кам Съезда епар­хи­аль­ных мис­си­о­не­ров, 1999 г.

[10] См., напри­мер, Мф.4:1–11, 13:39, 25:41; Ин.8:44, 13:2, Иак.4:7; 1 Пет.5:8; 1 Ин.3:8; 1 Тим.3:6, Откр.12:9, 20:10.

[11] «Заме­чают, что в тюрь­мах сидит много людей с боль­шим умом… О, не думайте, роди­тели, что чело­век сам по себе бывает доб­рым и чест­ным!» (Епи­скоп Ири­ней. Поуче­ния о рели­ги­оз­ном вос­пи­та­нии детей. Ека­те­рин­бург, 1901, с. 5.)

[12] Во мно­гих слу­чаях, однако, утреня при­со­еди­ня­ется к вечерне и совер­ша­ется зара­нее, нака­нуне вече­ром. Тогда, конечно, этот сим­во­лизм бывает не столь очевиден.

[13] См.: 1 Кор.15:4; Мф.12:40; Ин.2:1; Ос.6:2.

[14] Автор­ская песня Свет­ланы Копы­ло­вой «Близ­нецы».

[15] См.: Мф.3:16–17.

[16] Быт.1:3.

[17] Ин.8:12, 9:5.

[18] Быт.8:11.

[19] Ин.1:9.

[20] Ин.20:31.

[21] Рим.6:8.

[22] Деян.8:14–17.

[23] Нередко также миро хра­нится в неболь­шом сосуде, кото­рый поме­ща­ется в осо­бый ларец вме­сте с дру­гими при­над­леж­но­стями для совер­ше­ния Таин­ства крещения.

[24] Три­свя­тое – «Свя­тый Боже, Свя­тый Креп­кий, Свя­тый Без­смерт­ный, поми­луй нас» – поется на литур­гии перед чте­нием Свя­щен­ного Писа­ния и лишь изредка заме­ня­ется дру­гими песнопениями.

[25] Гал.3:26–28.

[26] Рим.6:3–11.

[27] Мф.28:16–20.

[28] 1 Кор.6:11.

[29] 1 Кор.6:12.

[30] Флп.2:7.

[31] Евр.13:8.

[32] Строчка из поэмы «Пред­ска­за­ния» Евг. Рейна, пара­фраз афо­ризма Плавта «Чело­век чело­веку – волк». (При­меч. ред.)

[33] Деян.7:22.

[34] См.: И. А. Брод­ский. «Песня невин­но­сти, она же – опыта». (При­меч. авт.)

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки