Зачем мы приходим к крещальной купели<br><span class="bg_bpub_book_author">священник Александр Каневский</span>

Зачем мы приходим к крещальной купели
священник Александр Каневский


Фор­маль­ный под­ход к важ­ней­шему цер­ков­ному Таин­ству – Таин­ству Кре­ще­ния – став­ший в наши дни почти нор­мой, во мно­гом явля­ется одной из духов­ных при­чин нынеш­него бед­ствен­ного состо­я­ния нашего обще­ства, в кото­ром боль­шин­ство людей кре­щено в Пра­во­сла­вии. Мно­гие люди, при­нося в храм на Кре­ще­ние своих детей, не счи­тают нуж­ным пред­ва­ри­тельно хотя бы что-то узнать об этом Таин­стве – чтобы понять его под­лин­ную цель. Они пола­гают, что глав­ное – кре­ститься и иметь веру «в душе», думая, что в этом и заклю­ча­ется духов­ная жизнь. 

В при­творе у цер­ков­ной лавки куч­кой стоят празд­нично оде­тые люди. На их лицах улыбки и все при­знаки пред­вку­ше­ния чего-то осо­бен­ного, радост­ного. Они с инте­ре­сом осмат­ри­вают людей, выхо­дя­щих из храма после Боже­ствен­ной Литур­гии, о чём-то шеп­чутся и посмат­ри­вают на часы. Им явно не тер­пится нако­нец-то при­сту­пить к тому, ради чего они при­шли сего­дня в храм – «обмыть ножки» сво­ему сокро­вищу, мирно спя­щему у мамы на руках. Сего­дня оно (он или она) – глав­ный винов­ник тор­же­ства! Сего­дня его должны «покре­стить» и потом тор­же­ственно отме­тить это собы­тие в кругу самых близ­ких и род­ных людей. Дома уже ждёт накры­тый стол, отец семей­ства весело под­ми­ги­вает кумо­вьям – все в ожи­да­нии батюшки и внут­ренне очень хотят, чтобы всё про­шло «как поло­жено», но не очень долго. И вот, нако­нец, свя­щен­ник при­гла­шает всех войти в храм, где уже уста­нов­лена кре­щаль­ная купель…

Как пока­зы­вает прак­тика цер­ков­ной жизни, боль­шин­ство роди­те­лей, кото­рые хотят кре­стить своих детей, часто либо не совсем ясно пони­мают – зачем они это делают, либо имеют лож­ное пред­став­ле­ние о цели Крещения.

Поэтому нет ничего стран­ного в том, что мно­гие свя­щен­ники в самом начале совер­ше­ния чина Кре­ще­ния задают роди­те­лям вопрос: «Зачем вы хотите кре­стить сво­его ребёнка?».

Этот вопрос нередко при­во­дит людей в замешательство.

… «Меня в дет­стве тоже бабушка кре­стила» … «чтобы не болел» … «чтобы хра­нила выс­шая сила» … «чтоб не сгла­зили» … «чтобы был доб­рым и хоро­шим чело­ве­ком» … «чтобы веро­вал» … «чтобы у него был Ангел Хра­ни­тель» … «тра­ди­ция такая» …

Сло­вом, сколько людей – столько и отве­тов. Но суть их пара­док­сально сво­дится к одному: «Мы кре­стимся, потому что так поло­жено», что в пере­воде на язык алле­го­рий зву­чит при­мерно так: «Я еду в Жито­мир, чтобы быть в Житомире!».

Поэтому в первую оче­редь необ­хо­димо ска­зать следующее.

Иметь веру, молиться Богу, «жить по сове­сти» и делать доб­рые дела может и чело­век некрещёный.

Само по себе Кре­ще­ние не гаран­ти­рует чело­веку ни здо­ро­вья, ни успе­хов, ни житей­ского сча­стья. Более того, не гаран­ти­рует Кре­ще­ние и спа­се­ния души! Доста­точно вспом­нить, что среди кре­щё­ных людей были и Ленин, и Ста­лин, и мно­же­ство их сорат­ни­ков, дела и жизнь кото­рых вряд ли поз­во­ляют наде­яться на их бла­жен­ную участь в Вечности.

Когда люди слы­шат это, они ино­гда спра­ши­вают: «А для чего же тогда кре­ститься?». И это уже хоро­ший, пра­виль­ный вопрос.

Вообще вопрос Кре­ще­ния лежит в обла­сти миро­воз­зрен­че­ской – т.е. в той самой обла­сти, кото­рая опре­де­ляет базо­вые жиз­нен­ные уста­новки чело­века. Сле­до­ва­тельно, вопрос Кре­ще­ния – вопрос очень ответ­ствен­ный. А зна­чит, под­хо­дить к нему чело­век дол­жен очень серьёзно. Ведь одно дело, когда роди­тели решили кре­стить своё дитя, потому что «так надо» или «так поло­жено», и совсем дру­гое – когда они пре­красно осознают, ЧТО такое Кре­ще­ние и пони­мают – КАКУЮ ответ­ствен­ность они берут на себя, при­нося сво­его ребёнка к кре­щаль­ной купели.

Так пове­лел Сам Бог!

В про­щаль­ной беседе с уче­ни­ками Спа­си­тель гово­рит: «Я есть Лоза, а вы ветви; кто пре­бы­вает во Мне, и Я в нём, тот при­но­сит много плода, ибо без Меня не можете делать ничего (ничего доб­рого – А.К.)» (Ин.15:5).

Дан­ные слова Хри­ста можно пони­мать так, что соеди­не­ние чело­века с Богом можно упо­до­бить тому, как к пло­до­нос­ному дереву при­ви­ва­ется бес­плод­ное дикое дерево, кото­рое со вре­ме­нем начи­нает при­но­сить доб­рый плод.

Этот про­цесс «при­ви­ва­ния» дикой ветви к Живо­нос­ной Лозе являет собой духов­ное рож­де­ние чело­века, о кото­ром Спа­си­тель, в ноч­ной беседе с Нико­ди­мом, гово­рит, как о «рож­де­нии свыше».

«Истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится свыше (…) от воды и Духа, не может войти в Цар­ствие Божие» (Ин. 3:3-5).

Тако­вым духов­ным рож­де­нием чело­века от воды и Духа и явля­ется Таин­ство Кре­ще­ния, кото­рое уста­но­вил Сам Гос­подь Иисус Хри­стос, при­няв Кре­ще­ние от Иоанна Кре­сти­теля в водах Иор­дана (Мф. 3:13, 16-17).

Иисус Хри­стос, будучи без­греш­ным и совер­шен­ным Бого­че­ло­ве­ком, не нуж­дался в «рож­де­нии свыше». Спа­си­тель при­нял Кре­ще­ние от Иоанна в водах Иор­дан­ских, в том числе, и для того, чтобы Кре­ще­нием Своим освя­тить вод­ную сти­хию, наде­лив её осо­бым духов­ным свой­ством: при содей­ствии Свя­таго Духа слу­жить живо­тво­ря­щей сре­дой для духов­ного рож­де­ния чело­века – «банею водною» (Еф. 5:26), «банею паки­бытия (нового бытия, новой жизни)» (Тит. 3:5).

Если чело­век не родится свыше, если он НЕ ЗАХОЧЕТ родиться свыше – он не смо­жет войти в Цар­ствие Небес­ное, он лишится веч­ной жизни с Богом!

Вот почему Таин­ство Кре­ще­ния явля­ется необ­хо­ди­мым нача­лом веч­ной жизни чело­века.

Здесь, в кре­щаль­ной купели, реша­ется его веч­ная судьба.

Здесь чело­век выби­рает свой путь навсегда.

Что такое благодать

Воз­вра­ща­ясь к ана­ло­гии с при­ви­ва­нием дикой ветви к живо­нос­ной лозе, заме­тим, что ветвь не может при­виться к лозе САМА – необ­хо­дима внеш­няя сила, кото­рая бы эту ветвь очи­стила и соот­вет­ству­ю­щим обра­зом при­со­еди­нила к лозе, сде­лав затем всё необ­хо­ди­мое, чтобы та не отпала вновь и в своё время при­несла плоды.

Так же и мы не можем при­со­еди­ниться ко Хри­сту сво­ими соб­ствен­ными силами: одного нашего жела­ния и наших уси­лий для этого недо­ста­точно. Сила, кото­рая может нас соеди­нить со Хри­стом, – есть бла­го­дать Свя­того Духа – дей­ству­ю­щая спа­си­тель­ная сила Божия, особо про­яв­ля­ю­ща­яся в Церкви со Дня Свя­той Пяти­де­сят­ницы – Дня рож­де­ния Церкви Хри­сто­вой.

На бого­слов­ском языке бла­го­дать име­ну­ется «нетварной энер­гией Божией».

Она не явля­ется «эле­мен­том» Его сущности.

Она – есте­ствен­ное про­яв­ле­ние Боже­ства.

Наше освя­ще­ние бла­го­да­тью стало воз­мож­ным исклю­чи­тельно бла­го­даря подвигу Гос­пода нашего Иисуса Хри­ста. По Его хода­тай­ству Свя­той Дух был послан к тем, ради кого Он взо­шёл на Крест.

По сло­вам свя­ти­теля Гри­го­рия Паламы, «Бог в Своих энер­гиях не ума­ля­ется, но ВСЕЦЕЛО при­сут­ствует в каж­дом луче Сво­его Божества».

Таким обра­зом, Свя­той Дух про­яв­ля­ется в каж­дой из Своих энер­гий, а даруя нам Свои энер­гии, дарует нам Самого Себя.

Поскольку Боже­ствен­ное дей­ствие про­ис­те­кает от Отца через Сына и про­яв­ля­ется во Свя­том Духе, постольку и бла­го­дать Свя­того Духа есть бла­го­дать, изли­ва­е­мая от Отца через Сына и про­яв­ля­е­мая в Духе Свя­том. Иными сло­вами, она есть бла­го­дать Отца и Сына и Свя­того Духа.

Быть при­част­ным жизни можно лишь будучи при­част­ным этим энергиям.

Не обряд, а Таинство!

«Батюшка, мы хотим, чтобы Вы совер­шили обряд кре­ще­ния», – так порой зву­чит просьба роди­те­лей кре­стить своё дитя.

«Не обряд, а Таин­ство», – дели­катно поправ­ляет роди­те­лей свя­щен­ник, но почти сразу выяс­ня­ется, что люди не пони­мают – о чём это он.

Надо кре­стить – и всё! Сколько это будет сто­ить, да ещё пара вопро­сов, в основ­ном каса­ю­щи­еся крёст­ных, – вот, соб­ственно, прак­ти­че­ски и всё, что инте­ре­сует боль­шин­ство роди­те­лей, решив­ших «окре­стить» своё чадо.

Поэтому, рас­суж­дая о Таин­стве Кре­ще­ния, необ­хо­димо хорошо пони­мать – что такое ТАИНСТВО вообще.

Цер­ков­ное Таин­ство – это свя­щен­но­дей­ствие, в кото­ром через некие внеш­ние сим­волы и обря­до­вые дей­ствия, чело­веку пода­ётся бла­го­дать Свя­того Духа.

Слово «таин­ствен­ный» озна­чает: неве­до­мый, непо­сти­жи­мый, сокры­тый, сокро­вен­ный. То есть Таин­ство (греч. μυστήριον, лат. sacramentum) – это то, что Бог даёт чело­веку таин­ствен­ным, непо­сти­жи­мым для его созна­ния образом.

В Цер­ков­ном Таин­стве через некие внеш­ние свя­щен­но­дей­ствия чело­веку пода­ётся Бла­го­дать Свя­того Духа. При этом дей­стви­тель­ность Таин­ства не ума­ляют ни не слиш­ком высо­кий мораль­ный облик свя­щен­но­слу­жи­теля, ни не слиш­ком высо­кая сте­пень его обра­зо­ван­но­сти и культуры.

Поскольку вся духов­ная жизнь чело­века про­те­кает в тес­ной связи с его телом, то чело­век, будучи суще­ством духовно-телес­ным, нуж­да­ется в види­мых, ощу­ти­мых зна­ках полу­че­ния им бла­го­дати Божьей.

Вообще хри­сти­ан­ство вполне можно назвать рели­гией вопло­ще­ния, потому что Сам Хри­стос, Сын Божий, Пред­веч­ный Бог вос­при­нял в Свою Ипо­стась чело­ве­че­ское есте­ство, вопло­тился и вочеловечился.

Цер­ков­ные Таин­ства непо­сти­жимо воз­дей­ствуют на лич­ность и при­роду чело­века, сооб­щая ему силу и спо­соб­ность изме­нить (пре­об­ра­зить) свою жизнь в сто­рону добра и свя­то­сти. И всё это про­ис­хо­дит через види­мые свя­щен­но­дей­ствия, в кото­рых ино­гда исполь­зу­ются веще­ства нашего зем­ного мира (в част­но­сти – вода, хлеб, масло и вино).

Что такое Цер­ковь и зачем Она нужна?

Мно­гие люди счи­тают, что Цер­ковь – ненуж­ный посред­ник между чело­ве­ком и Богом, создан­ный некими «дель­цами от рели­гии», а все суще­ству­ю­щие в Церкви риту­алы, обряды, требы и про­чее при­ду­мали «алч­ные попы» – чтобы нажи­ваться на люд­ских стра­хах и невежестве.

Между тем, Цер­ковь создали не «попы», а Сам Гос­подь наш Иисус Хри­стос (см. Мф. 16:18).

Он же явля­ется Гла­вой Церкви (см. Еф. 5:23), Её осно­ва­те­лем и архи­тек­то­ром, и все суще­ству­ю­щие в Ней Таин­ства уста­нов­лены Им!

По сло­вам свя­ти­теля Гри­го­рия Паламы, Цер­ковь – есть плод Его стра­да­ний, дей­ствий и поучений.

Именно (и только) Хри­стос опре­де­ляет законы жизни Церкви и всю её внут­рен­нюю структуру.

Сам Спа­си­тель уста­но­вил свя­щен­ную цер­ков­ную иерар­хию и дал власть свя­щен­но­дей­ство­вать Своим уче­ни­кам, Им же для этого избран­ным (не всем чле­нам Церкви!).

Изна­чально это были апо­столы, кото­рые, несо­мненно, осо­зна­вали, что в Церкви они зани­мают совер­шенно осо­бое место, о чём гово­рит апо­стол Павел: «Каж­дый дол­жен разу­меть нас, как слу­жи­те­лей Хри­сто­вых и домо­стро­и­те­лей тайн Божиих» (1 Кор. 4:1).

По мере роста Церкви, о чём повест­вует Книга Дея­ний Свя­тых Апо­сто­лов, появи­лась трёх­сте­пен­ная цер­ков­ная иерар­хия (епи­скопы, пре­сви­теры, диа­коны), кото­рая пре­ем­ственно сохра­ня­ется в Церкви посред­ством свя­щен­ного руко­по­ло­же­ния и в наши дни.

Сама же Цер­ковь – есть духов­ное Тело Хри­стово (см. Еф. 1:22-23). И как тело не может жить без своей головы, так и Цер­ковь немыс­лима без Своей Главы – Хри­ста, от Кото­рого Она при­ни­мает все бла­го­дат­ные жиз­нен­ные силы.

Таким обра­зом Цер­ковь являет собой живой Бого­че­ло­ве­че­ский орга­низм, кото­рый таин­ственно соеди­няет в себе Хри­ста и чле­нов Церкви.

При этом невоз­можно постичь одним лишь разу­мом всё то, что про­ис­хо­дит внутри Церкви, ибо «тайна сия велика» (1 Тим. 3:16).

Необ­хо­димо живое уча­стие в жизни Церкви – и только в этом слу­чае Цер­ковь рас­кры­ва­ется перед чело­ве­ком как выс­шая реаль­ность и истина.

Одними из послед­них слов Хри­ста на Земле были: «Я с вами во все дни до скон­ча­ния века» (Мф. 28:20).

Воз­ни­кает вопрос: каким обра­зом с нами пре­бы­вает вос­крес­ший Хри­стос, воз­нес­шийся на Небеса?

Зна­ние ответа на этот вопрос важно для нас, во-пер­вых, затем, чтобы слу­чайно не ока­заться в какой-либо рели­ги­оз­ной орга­ни­за­ции, пред­ста­ви­тели кото­рой, не име­ю­щие ника­кого отно­ше­ния к истин­ной Церкви Хри­сто­вой, ловят на улице довер­чи­вых людей. Потому что слова Хри­ста – «Итак, идите, научите все народы, кре­стя их во имя Отца и Сына и Свя­таго Духа, уча их соблю­дать всё, что Я запо­ве­дал вам» (Мф. 28:20 – обра­щены не ко всем людям, а только к апостолам!

И только им Спа­си­тель пору­чает Свою Цер­ковь, наде­ляя апо­сто­лов и их пре­ем­ни­ков пра­вом учить вере, стро­ить Цер­ковь, совер­шать Таин­ства, хра­нить и про­по­ве­до­вать Свя­щен­ное Предание!

При этом Иисус наде­ляет Свою Цер­ковь всеми необ­хо­ди­мыми сред­ствами духов­ного воз­рож­де­ния, обнов­ле­ния, очи­ще­ния, укреп­ле­ния, совер­шен­ство­ва­ния и спа­се­ния человека.

Веру­ю­щие поль­зу­ются этими сред­ствами, участ­вуя в цер­ков­ной жизни – в том числе в Таин­ствах и в бого­слу­же­ниях. Так реа­ли­зу­ется обе­то­ва­ние Хри­ста о веч­ном сопре­бы­ва­нии со Сво­ими последователями.

За много веков до Рож­де­ства Хри­стова Пре­муд­рый Соло­мон про­ро­че­ски писал: «Пре­муд­рость созда себе дом и утверди в нём стол­пов семь» (Притч. 9:1), говоря о Боге (Пре­муд­рость), создав­шего на земле Свою Цер­ковь (дом) и учре­див­шему в ней семь Таинств (стол­пов).

Тако­выми «стол­пами» явля­ются семь цер­ков­ных Таинств: Кре­ще­ние, Миро­по­ма­за­ние, При­ча­ще­ние, Пока­я­ние, Свя­щен­ство, Брак, Еле­освя­ще­ние (Собо­ро­ва­ние).

Это сед­ми­рич­ное число, с одной сто­роны, соот­вет­ствует семи дарам Свя­таго Духа (см. Ис. 11:2-3), а с дру­гой – охва­ты­вает все важ­ней­шие моменты жизни чело­века (от колы­бели до могилы) и удо­вле­тво­ряет глав­ным потреб­но­стям нашей духов­ной жизни.

Пра­во­слав­ное уче­ние о Таин­ствах исхо­дит из того, что в стро­гом смысле вся­кое цер­ков­ное свя­щен­но­дей­ствие совер­ша­ется Самим Гос­по­дом Иису­сом Хри­стом, Кото­рый есть един­ствен­ный Свя­щен­ник в исклю­чи­тель­ном смысле этого слова. Однако Гос­подь, как Глава Церкви, через Своих слу­жи­те­лей раз­даёт спа­си­тель­ную бла­го­дать тем, кто явля­ется чле­ном Церкви.

Таким обра­зом, Таин­ства не совер­ша­ются сами по себе. Они – одно из про­яв­ле­ний жизни Церкви. Там, где нет Церкви, нет и ника­ких осно­ва­ний гово­рить о Таинствах.

Вот для чего нужна Церковь!

Вне Её невоз­можно полу­чить ту бла­го­дат­ную помощь, без кото­рой чело­век не спо­со­бен изме­нить свою жизнь, изба­виться от раб­ства греху и всего того, что явля­ется пре­пят­ствием на пути спа­се­ния души.

При­ни­мая свя­тое Кре­ще­ние, чело­век соеди­ня­ется со Хри­стом (ста­но­вится хри­сти­а­ни­ном) и, тем самым, ста­но­вится частич­кой Его мисти­че­ского Тела – Церкви.

Вот почему вне Церкви нет, и не может быть хри­сти­ан­ства, нет под­лин­ной, живой жизни с Богом!

Если бы Хри­стос дал людям запо­веди про­сто как фор­маль­ное зна­ние о добре – это было бы неве­ро­ятно жестоко. Для пад­шего, немощ­ного чело­века запо­веди ока­за­лись бы тогда непре­одо­ли­мой сте­ной. Но Гос­подь пообе­щал также и Свою помощь любому, кто решится жить по Его Запо­ве­дям: «Я с вами во все дни до скон­ча­ния века» (Мф. 28:20).

И для того, чтобы испол­нить это обе­ща­ние, Он осно­вал на земле Свою Цер­ковь, в кото­рой пре­бы­вает и дей­ствует вот уже две тысячи лет.

Ответьте себе на этот вопрос

«Ска­жите, пожа­луй­ста, – обра­ща­ется свя­щен­ник к роди­те­лям кре­ща­е­мого ребёнка, – вы САМИ явля­е­тесь живыми, дей­ству­ю­щими чле­нами Церкви? То есть вы регу­лярно посе­ща­ете бого­слу­же­ния, испо­ве­ду­е­тесь, при­ча­ща­е­тесь, моли­тесь, пости­тесь, участ­ву­ете в жизни при­хода, изу­ча­ете духов­ную лите­ра­туру? Какое место в вашей жизни зани­мает Цер­ковь?».

Вопрос непразд­ный.

Дело в том, что если вера, Бог, духов­ная жизнь не зани­мают в жизни роди­те­лей доми­ни­ру­ю­щего поло­же­ния, если Цер­ковь и всё, что с Ней свя­зано, роди­те­лям неин­те­ресны – воз­ни­кает логич­ный вопрос: зачем они хотят сде­лать сво­его ребёнка Её членом?

С дру­гой сто­роны, само по себе кре­ще­ние ещё не делает чело­века хри­сти­а­ни­ном в прак­ти­че­ском плане – оно лишь даёт ему право и шанс им стать!

Таин­ство Кре­ще­ния – это сво­его рода ини­ци­а­ция, посвя­ще­ние (хотя, конечно, зна­чи­мость Кре­ще­ния этим не исчер­пы­ва­ется: при­ни­мая Кре­ще­ние, чело­век усы­нов­ля­ется Богу, омы­ва­ется от скверны пер­во­род­ного и лич­ных гре­хов, рож­да­ется духов­ным рож­де­нием для новой, духов­ной жизни).

Вот, напри­мер, 1‑го сен­тября ребё­нок про­хо­дит посвя­ще­ние в пер­во­класс­ники. Как пра­вило, это бывает очень тор­же­ственно – в обста­новке, в кото­рой про­ис­хо­дит целый ряд дей­ствий (их вполне можно назвать обря­до­выми). Нако­нец, ребё­нок полу­чает какие-то знаки отли­чия: теперь он школь­ник! Но если вы ска­жете ему, что зав­тра он опять может ехать к бабушке и жить преж­ней жиз­нью – он очень удивится.

Но мы так не сделаем.

Мы хорошо знаем, что запи­сали его в школу не для того, чтобы он СЧИТАЛСЯ школь­ни­ком, а для того, чтобы он, будучи школь­ни­ком, учился.

Так же и боль­ной: он запи­сы­ва­ется к врачу не для того, чтобы «ходить в паци­ен­тах», а для того, чтобы лечиться.

Девушка выхо­дит замуж не для того, чтобы иметь штамп в пас­порте и СЧИТАТЬСЯ замуж­ней, а для того, чтобы реально созда­вать свою семью и жить вме­сте с люби­мым человеком.

И оче­видно, что если школь­ник не учится, боль­ной не лечится, супруги не живут вме­сте – то все они посту­пают не про­сто странно, а посту­пают плохо. Но про Кре­ще­ние мало кто думает в таком кон­тек­сте. И это очень печально.

Потому что если и после Кре­ще­ния Цер­ковь, как и была, так и оста­нется на пери­фе­рии нашей жизни, то мы – обман­щики. И обма­ны­ваем мы, прежде всего, самих себя и своих детей…

Таин­ство Кре­ще­ния и тайны чело­ве­че­ской души

Кре­ще­ние есть Таин­ство, в кото­ром чело­век, уве­ро­вав­ший во Хри­ста, при трое­крат­ном погру­же­нии его тела в воду с при­зы­ва­нием имени Пре­свя­той Тро­ицы, уми­рает для жизни гре­хов­ной и воз­рож­да­ется Духом Свя­тым в жизнь духов­ную и святую.

Воз­рож­де­ние чело­века в жизнь духов­ную необ­хо­димо по той при­чине, что Цар­ство Небес­ное, к насле­до­ва­нию кото­рого при­зван каж­дый из нас, есть Свя­ти­лище, в кото­рое «ничто нечи­стое не вой­дёт» (Откр. 21:27) – «ибо что общего у света с тьмою» (2 Кор. 6:14). Как тлен­ное может соеди­ниться с нетленным?

Поэтому не может некре­щён­ный чело­век (т.е. чело­век, не омы­тый от пра­ро­ди­тель­ской скверны, не пере­ро­див­шийся из тле­ния в нетле­ние) войти в Цар­ствие Небес­ное.

Между тем каж­дый ново­рож­ден­ный ребё­нок, ещё не имея лич­ных гре­хов, УЖЕ несёт в своей душе печать порока и имеет опре­де­лён­ные духов­ные дефор­ма­ции, кото­рые он полу­чил в наслед­ство от своих роди­те­лей – отца и матери – при зачатии.

«Кто родится чистым от нечи­стого? Ни один» (Иов 14:4) – вос­кли­цал пра­вед­ный Иов, кото­рый более чем за 20 сто­ле­тий до появ­ле­ния хри­сти­ан­ской антро­по­ло­гии (пра­во­слав­ного уче­ния о чело­веке) пре­красно пони­мал дей­ствие закона духов­ной наследственности.

«Яблоко от яблони неда­леко падает», – вто­рит вет­хо­за­вет­ному пра­вед­нику народ­ная муд­рость, имея в виду отнюдь не внеш­нее сход­ство детей с их родителями.

Дело в том, что в рож­де­нии новой жизни (ребёнка) чело­век (муж­чина и жен­щина) участ­вует всем своим духовно-телес­ным естеством.

На внеш­нем (види­мом, физи­че­ском) уровне тело ребёнка фор­ми­ру­ется путём сли­я­ния поло­вых кле­ток отца и матери, несу­щих в себе весь необ­хо­ди­мый гене­ти­че­ский (стро­и­тель­ный) мате­риал, в кото­ром зало­жены абсо­лютно все антро­по­мет­ри­че­ские дан­ные буду­щего чело­века – его пол, рост, цвет глаз и волос, осо­бен­но­сти стро­е­ния тела и т.д.

На внут­рен­нем (неви­ди­мом, духов­ном) уровне в этот же момент, одно­вре­менно с зача­тием и фор­ми­ро­ва­нием физи­че­ского тела нового чело­века, про­ис­хо­дит также зача­тие и фор­ми­ро­ва­ние его души – за счёт уча­стия в зача­тии осо­бого «душев­ного семени» (мне­ние свя­ти­теля Гри­го­рия Нис­ского) обоих роди­те­лей, отра­жа­ю­щего осо­бен­но­сти их душ.

Однако сле­дует ска­зать, что наслед­ствен­ный закон, конечно, не абсо­лю­тен и не детер­ми­ни­рует пове­де­ние детей. Он отнюдь не отме­няет сво­боду их воли. Это зна­чит, что ребё­нок из небла­го­че­сти­вой семьи может (если захо­чет), при помощи Божьей, встать на пра­вед­ный путь и стя­жать святость.

Это зна­чит, что ребё­нок из небла­го­че­сти­вой семьи может (если захо­чет) изме­нить дей­ствие наслед­ствен­ного закона, созна­тельно удер­жи­ва­ясь от гре­хов, кото­рыми стра­дают его родители.

Точно также и ребё­нок бла­го­че­сти­вых роди­те­лей может созна­тельно выбрать путь бого­бор­че­ства. И тех, и дру­гих при­ме­ров исто­рия при­во­дит нам вполне достаточно.

Вот почему в Кре­ще­нии нуж­да­ются и малень­кие дети! 

Ещё не име­ю­щие лич­ных гре­хов, их души несут в себе «нега­тив­ные про­граммы», «загру­жен­ные» в них роди­те­лями. Поэтому они, как и взрос­лые некре­щё­ные люди, нуж­да­ются в рож­де­нии свыше – в воз­рож­де­нии души, о чём заме­ча­тельно гово­рит свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст: «Кре­ще­ние не про­сто очи­щает нас от гре­хов, но вновь тво­рит нас и образует».

Таин­ство Кре­ще­ния – не маги­че­ский акт!

Сле­дует пом­нить о том, что само по себе Кре­ще­ние не делает чело­века «доб­рым и хоро­шим» – оно лишь даёт чело­веку силу бороться с гре­хом и побеж­дать его.

Сле­дует пом­нить о том, что само по себе Кре­ще­ние не делает чело­века «доб­рым и хоро­шим», утвер­ждён­ным в добре. Кре­ще­ние – это именно рож­де­ние для новой духов­ной жизни, как бы пер­вая сту­пень на пути вос­хож­де­ния по лествице духов­ных совершенств.

Если до Кре­ще­ния грех живёт в сердце чело­века, как некое «семя тли» (1 Пет. 1:23), то кре­стив­шись, чело­век ста­но­вится чистым от греха, что, впро­чем, не лишает его спо­соб­но­сти снова грешить.

По попу­ще­нию Божию, сатана и после Кре­ще­ния ата­кует душу чело­века. Бог попус­кает сатане иску­шать хри­стиан – в том числе и для того, чтобы их души зака­ля­лись в духов­ной брани, ибо в усло­виях борьбы про­ис­хо­дит совер­шен­ство­ва­ние и вос­хож­де­ние. Вне борьбы часто про­ис­хо­дит застой и деградация.

В воле чело­века и после Кре­ще­ния оста­ются гре­хов­ные рас­по­ло­же­ния, склон­но­сти и даже стра­сти. Однако они вра­чу­ются в сора­бот­ни­че­стве чело­века и Бога. Исце­ля­ясь от нрав­ствен­ных неду­гов, чело­век пере­стаёт быть послуш­ным ору­дием лука­вых демо­ни­че­ских сил.

Если семя не попа­дёт в пло­до­род­ную почву, оно не про­рас­тёт. Вот почему пад­шие духи, непре­станно ата­ку­ю­щие чело­века, стре­мясь посе­ять в его душе семена порока, не имеют вла­сти над цело­муд­рен­ными людьми. Душа таких людей не явля­ется пло­до­род­ной поч­вой для семян порока.

То есть чело­ве­че­ская воля явля­ется необ­хо­ди­мым усло­вием в деле спа­се­ния, но без содей­ствия Божия спа­се­ние не осуществимо.

Божья бла­го­дать всех зовет, но никого не при­нуж­дает. Свя­ти­тель Кирилл Иеру­са­лим­ский гово­рит об этом так: «Дело Бога – пред­ло­жить Свою бла­го­дать. Дело чело­века – при­нять и хра­нить эту благодать».

Когда со сто­роны чело­века начи­нает появ­ляться даже мини­маль­ное про­из­во­ле­ние на доб­рое дело (даже если это про­из­во­ле­ние пред­став­ляет собой понуж­де­ние себя к добру) – тогда Бла­го­дать начи­нает дей­ство­вать на чело­века, содей­ствуя ему в его нрав­ствен­ном совершенствовании.

Духов­ное воз­рож­де­ние души в Таин­стве Кре­ще­ния сродни рож­де­нию семени, кото­рое при­звано про­расти в жизнь веч­ную. Об этом семени гово­рит Иисус в притче о гор­чич­ном зерне (Мф. 13:31-32), под­ра­зу­ме­вая дей­ствие в ново­кре­щён­ном чело­веке бла­го­дати Божьей.

Едва при­мет­ное пона­чалу, она (бла­го­дать) всё более и более охва­ты­вает душу, кото­рая посте­пенно ста­но­вится вме­сти­ли­щем раз­лич­ных добродетелей.

Если Кре­ще­нием вся «духов­ная жизнь» чело­века и огра­ни­чится (как это, увы, часто и слу­ча­ется) – это семя засохнет.

Если Кре­ще­ние было только фор­маль­но­стью, данью тра­ди­ции или моде и чело­век после Кре­ще­ния про­дол­жает жить как языч­ник или неве­ру­ю­щий – он отлу­чает себя от Хри­ста, отсту­пает от Церкви.

И здесь снова хочется при­ве­сти ана­ло­гию с при­ви­тием дикой ветви к пло­до­нос­ной лозе. Если после Кре­ще­ния чело­век сразу же ухо­дит из Церкви, если он не ста­но­вится живой кле­точ­кой Тела Хри­стова – это сродни тому, как если сразу после при­ви­тия ветви к лозе, лишить её воз­мож­но­сти питаться.

Очень хочется наде­яться на то, что когда-нибудь свя­щен­ник, на вопрос, про­зву­чав­ший в самом начале книги – «Зачем вы решили при­нять Кре­ще­ние?» – вме­сто при­выч­ных отве­тов, услы­шит: «Я при­шёл кре­ститься, потому что я пове­рил в Бога, я полю­бил Бога и теперь хочу стать чадом Его Церкви, чтобы через Неё родиться в новую жизнь с Богом и пре­бы­вать с Ним в Вечности».

Свя­щен­ник Алек­сандр Канев­ский (отрывки из книги «Зачем мы при­хо­дим к кре­щаль­ной купели»)

Комментировать

*

2 комментария

  • Erema27, 21.03.2022

    Спа­сибо!

    Ответить »
  • Алиса, 21.01.2022

    Очень глу­бо­кая ста­тья. Не тер­пится про­чи­тать книгу.

    Ответить »
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки