Главная » Ислам » Ислам и христианство
Распечатать

Крест в мире полумесяца

AAA

Виньетка

^ От автора

Узнав, что новорожденную дочку знакомого редактора назвали Катей, я бодро посоветовал им посетить как-нибудь на Синае монастырь небесной покровительницы малютки – святой Екатерины. Под пронзительно синим египетским небом, на отрогах библейской горы Джебель Муса (Моисея) прилепился сложенных из пыльных гранитных блоков древний монастырь. Из-за высоких стен выглядывают крест и полумесяц. Они венчают два одинаковых каменных купола – колокольни и мечети. Но главная ценность обители, это скрюченное деревце с узловатыми ветвями, усеянными зубчатыми зелеными листиками наподобие крапивных. Это Неопалимая Купина, терновый куст, в пламени которого Бог говорил с Моисеем. Святое место глубоко символично для представителей трех мировых религий – христианства, ислама и иудаизма.

Циклопические укрепления с круглыми башнями и узкими бойницами выдают в сооружении не столько обитель, сколько неприступную крепость. К сожалению, защитная грамота пророка Мухаммеда – "ахтинаме", скрепленная его собственной "подписью" – отпечатком руки и украсившая монастырскую стену, не всегда могла укротить алчность и "священный гнев" воинственных кочевников-бедуинов и властителей мусульманского Египта. Как показывают трагедии Беслана, Норд-Оста, 11 сентября, курортных Табы, Эйлата и Шарм эль Шейха, традиция попирать мнение основателя ислама о терпимом отношении к "людям книги" – христианам и иудеям – прижилась. Судя по противоречащим Корану и Сунне, но нередко случавшимся убийствам монахов после мусульманского завоевания Синая, практика ложного джихада берет свое начало практически со времен основания ислама. Поэтому, поместив "ахтинаме" в резную раму и вывесив его на самое видное место, иноки не забывали регулярно подновлять могучие стены обители. В результате, монастырские укрепления за полторы тысячи лет практически не обветшали. Так оно как-то спокойнее…

А неподалеку, громоздится складчатая громада Джебель Муса. Тоже в своем роде удивительный памятник абсурдности вражды между тремя родственными монотеистическими религиями – христианством, исламом и иудаизмом. На гору босиком однажды поднялся библейский Моисей, чтобы получить от Бога скрижали Завета. Законодатель Муса, как зовут арабы легендарного еврейского предводителя, почитается мусульманами не меньше, чем иудеями и христианами. Еще бы, ведь через него Всевышний дал людям первые заповеди. Среди которых, как известно – "не убий". Но что экстремистам до законов Мусы? Ведь называя себя "воинами Аллаха" они своими преступлениями попирают даже собственную священную книгу – Коран.

Краем глаза замечаю, что мой сладкоречивый рассказ о красотах Синая не тронул ни одного мускула на лице редактора. По слухам его конек – отдых в цивильной Европе. Усиливаю напор. Как бы между делом добавляю, что если так уж лень подниматься на кручину Моисея пешком, то всегда можно сговориться с бедуинами. Те за сносную плату доставят пилигрима к верхотуре на верблюде. Шеф сохраняет на лице непроницаемое выражение достойное гранитной глыбы Джебель Муса. А я то рассчитывал, что под впечатлением от поездки в Египет он закажет у меня кучу статей об этой сказочной стране…

Но, где наша не пропадала? "Могу порекомендовать, – доверительно сообщаю ему, – отличный недорогой отель в красноморском Шарме. От него до монастыря Святой Екатерины ходит кондиционированный автобус. Плюс, завозят в ресторан, кормят бесплатным обедом. Море, солнце – красота!". Но даже эта информация не вызывает у собеседника ни малейшего прилива энтузиазма. Наконец тайна аллергии на Египет выяснилась. "Не так давно, – отзывается он, – в Шарм эль Шейхе отдыхал мой родственник. Тоже нахваливал один отель. Тот самый, что на днях взорвали исламисты". Расстались на том, что я пообещал подарить ему на память кусок красного гранита с библейской горы, и бумажную иконку святой Екатерины из монастырской лавки.

Да, путешествовать по Ближнему Востоку нынче небезопасно. Но ведь и в Москве, Лондоне, Нью-Йорке вполне можно угодить под взрыв шахида. Классики марксизма хоть и с бородой до пупа, а ошиблись – вместо мировой классовой войны, разгорелось всепожирающее пламя мирового джихада. Достаточно включить телевизор или открыть газету, как оттуда врывается грохот взрывов, треск автоматных очередей под неизменный аккомпанемент: "Аллах акбар"! "Священная война" от песков Мавритании, разоренного войной Ирака, и девственных джунглей Индонезии до туманного Альбиона, гор Чечни и далекой Австралии на противоположной стороне планеты.

Какова же причина, и есть ли выход из разразившегося в наши дни самоубийственного религиозного конфликта? Вопрос далеко не праздный. От того, смогут ли представители конфессий, объединивших более половины жителей Земли найти ответы на эти вопросы, без преувеличения зависит выживание человечества в XXI веке. Действительно, ведь мы живем не только в эпоху конфликта цивилизаций, но и когда эти самые цивилизации уже вооружились оружием массового уничтожения. Вслед за сверхдержавами – Россией, США, Китаем доступ к ядерным технологиям на рубеже тысячелетий получили и исламские страны. Пакистан уже испытал и принял на вооружение атомную бомбу. Иран устами своего президента пригрозивший "стереть Израиль с карты мира" – на пути к ее созданию. И это, не считая смертоносных арсеналов "оружия бедных" – химического и бактериологического оружия, которые стремительно накапливают некоторые страны полумесяца. В том числе, поддерживающие международный терроризм.

Вторжение США в Ирак в ответ на трагедию 11 сентября, по мнению значительной части мусульман планеты, стало началом нового "крестового похода" Запада. Не осталась в стороне и Россия. После Беслана Владимир Путин прямо заявил: "мировым экстремизмом России объявлена война". Действительно, нашим военным приходится сталкиваться на Кавказе с все возрастающим числом арабских наемников участвовавших в частности, в захвате школы в Беслане. Осенью 2005г. пришло известие, что Нижегородский суд начал рассмотрение уголовного дела против международной террористической организации "Хизб-ут-Тахрир", с уроженцем палестинского города Хеврон в роли главного обвиняемого. Палестинский террор добрался и до России… Распространение в мусульманских регионах России получает импортированная из Аравии и чуждая местному исламу идеология воинствующего ваххабизма. Неотъемлемой частью последней является свержение власти "неверных" и построение "мирового халифата". Пружина глобальной конфронтации продолжает неумолимо сжиматься.

Есть ли выход из этого тупика, и имеет ли смысл уничтожать друг друга, не предприняв предварительно хотя бы попытки понять противоположную сторону? Поразительно, но жаждущие крови ревнители "чистого ислама" плохо читали не то что Библию, но даже свою собственную священную книгу – Коран. В противном случае они бы знали, что Мухаммед заповедовал своим последователям относиться с уважением к "людям книги" – христианам и иудеям, что давать бомбу для совершения самоубийственного теракта несмышленым подросткам и убивать мирных жителей – тягчайший грех, а никакой не джихад. Но самое главное, эти фанатики поняли бы, что между ними и "неверными" гораздо больше общего, чем может показаться на первый взгляд.

Несмотря на предостережениях друзей об опасностях, "неминуемо подстерегающих" путешественника в этом конфликтно опасном регионе, автор все же забросил рюкзак на плечи, и отправился в путь. И нужно сказать, не жалеет об этом. Поездка на Ближний Восток оказалась не только потрясающе интересной, но и крайне поучительной. Главным наблюдением, которым и спешу поделиться с читателями, явилось то, что мирное сосуществование людей разных вер и национальностей возможно и в наше непростое время. Как бы ни старались религиозные экстремисты всех мастей, Господь все равно сильнее их всех.

^ Глава 1. Крест под сенью полумесяца

"Нет принуждения в вере" (Коран, 2:256)

Христианство – самая многочисленная религия в мире. Более 1,5 млрд. человек избрали своим Спасителем Христа Сына Божия. Такие регионы, как Ближний Восток, страны Магриба (Северная Африка), Индонезия обычно считаются мусульманскими. Но даже там живет немало последователей Иисуса. Одни из них родились в христианских семьях, и впитали свою веру так сказать с молоком матери. Другие встали на путь спасения совсем недавно, выйдя их ислама под влиянием Слова Божия, которое, презрев угрозу тюремного заточения и порой даже смерти, несут в мусульманские регионы мужественные люди – миссионеры.

Важным источником распространения Истины в наше время стали массовые средства коммуникации – интернет, спутниковое телевидение, радио. Немало способствует обращению к Христу охвативший ряд мусульманских стран процесс экономической, культурной и политической глобализации. Наконец, в процесс взаимопроникновения культур на рубеже тысячелетий мощно вмешалась трудовая миграция больших масс населения. В поисках лучшей доли, тысячи мусульман из "третьего мира" устремились в экономически более развитые страны Евросоюза, Америку, Россию. Здесь, вместе с такими плодами христианской цивилизации, как образование, высокие технологии, права человека, многие из них принимают и христианскую веру. Однако на мусульманском Востоке, где, кажется, время замедлило свой ход, христианство и ислам веками сосуществуют, практически не пересекаясь. Отношения между двумя религиями там регулируются суровыми законами шариата, внешне лишь косметически загримированными под демократию.

Ближневосточное христианство представлено в регионе всеми четырьмя своими главными направлениями: православием, католицизмом, нехалкидонскими церквами и протестантизмом. Всего же, 28 христианских конфессий представляют интересы около 15 миллионов христиан на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Арабов-мусульман при этом, насчитывается более 150 млн человек. При этом, три четверти последователей Иисуса из арабских стран проживают в Ливане, Сирии, Ираке, Иордании. Больше всего христианского населения в Ливане – 34,2% от общего числа жителей, и в Сирии – 16,7%, а также в Иордании – 8%, в Кувейте – 6%. В Египте и Судане христиане составляют соответственно 10% и 5% населения. В остальных странах христиане составляют менее 1% населения. 1)

В таком преобладающем мусульманском окружении восточные последователи Иисуса живут преимущественно компактно: деревнями, в городах – кварталами. Как правило, это представители определенных этнических групп: армяне, египетские копты, ассирийцы. Но есть немало и арабов, а также турков, персов, представителей других народов, в массе своей приверженных исламу, и, тем не менее, уверовавших во Христа. Жизнь последователей Иисуса даже в относительно либеральных мусульманских странах сладкой не назовешь. Но как знает каждый христианин, "многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Небесное". Поэтому будем молиться за наших притесняемых собратьев во Христе во всем мире и их гонителей, прозрении всех, кто еще ходит во тьме.

Копты Египта – граждане второго сорта. Крупнейшая община ближневосточных христиан – это проживающие в Египте копты. Их насчитывается около 5-6 миллионов человек. Нужно сказать, что Египет – крупнейшая по численности населения страна арабского Востока. Число жителей "страны пирамид", перевалило за 70-миллионную отметку. Большая часть египтян – девять из десяти – исповедует ислам преимущественно суннитского толка. Мусульманская вера определяет ритм жизни этой страны: пять раз в день муэдзины тысяч мечетей через громкоговорители созывают верующих на молитву. А в месяц рамадан вообще вся общественная жизнь замирает, государственные учреждения работают только с 10.00 до 14.00. Весь день мусульмане постятся и прерывают пост лишь после захода солнца.

Удивляться этому не приходится, ведь основу египетского законодательства еще с VIIвека образует свод норм мусульманского права – шариат. Что касается немусульманской десятины жителей Египта, то это – последователи различных направлений христианства. В основном копты – потомки древней цивилизации строителей пирамид, принявшие две тысячи лет назад христианство от самого Марка Евангелиста. Они исповедуют монофизитство, что не мешает им называть себя "православными". Как и мы они принадлежат к Восточным Церквам В стране сосредоточены известные религиозные центры и святыни, связанные как с исламом, так и с христианством. Это позволяет Египту называться одним из центров мусульманского мира и вместе с этим приковывает особое внимание со стороны христианского мира.

Когда я спросил своего египетского друга-христианина, хозяина магазинчика сувениров в Хургаде, как им живется в таком исламском окружении, тот ответил: "Всё хорошо!". Однако при этом он выглянул из лавки, подозрительно осмотрелся по сторонам и продолжил общение только за плотно закрытыми ставнями. Мои слова о том, что наш разговор, возможно, будет опубликован в прессе, вызвали еще более бурную реакцию: "Только никаких фото и имен!".

Даун-таун – это та часть знакомой уже многим россиянам туристической Хургады, где, несмотря на влияние индустрии туризма, пока сохраняется традиционный уклад жизни. Здесь еще можно увидеть целиком закутанную в черное женщину с кувшином на голове, чеканщика, умело выстукивающего молотком круглое блюдо, башмачника, хрипло призывающего правоверных чинить обувь именно у него… Одним словом, всё то, что и составляет колорит Востока. Бросается в глаза обилие людей в военной форме: автоматчики в черных беретах, на перекрестках и въездах в город – обложенные мешками с песком джипы, блок-посты на дорогах. Эти меры – отнюдь не лишние. О взрывах в 2004-2005гг. в египетских отелях на Синайском полуострове, в результате которых погибли туристы из Израиля, России и других стран, хорошо известно всему миру. Нападая на иностранных гостей, террористы стремятся подорвать экономическую базу "правящего режима". Как никак, туризм приносит до трети всех доходов в египетскую казну. Плюс, конечно, основной контингент приезжих – представителей Европы и СНГ. То есть, с точки зрения "воинов Аллаха" они просто "неверные" Однако первыми, на ком вымещают злобу фундаменталисты, становятся местные христиане – копты.

Приземистая церковь, или по-местному "кяниса", расположена в живописном квартале Хургады, посреди частокола стройных как кипарисы мечетей. Таких храмов в России не увидишь. Кяниса наглядно иллюстрирует осадное сознание, вырабатывавшееся у коптов веками. Храм окружает сложенная из желтого песчаника стена высотой в два человеческих роста. По углам ее защищают… два дота. Из амбразур по углам "церковного форта" грозно смотрят черные дула "Калашниковых". Служить в рядах вооруженных сил коптам по закону запрещено, так что бравые парни с автоматами, охраняющие христианскую церковь, разумеется, мусульмане.

Несмотря на усиленные меры безопасности, исламские экстремисты периодически совершают нападения на коптские церкви и монастыри, убивая монахов и прихожан. Об этом не пишут центральные египетские газеты, молчит телевидение. Не удивительно, ведь тогда пришлось бы публично объяснять многие прискорбные факты. Реальная внутренняя политика Каира зачастую расходится со словами о равенстве мусульман и христиан. В частности, введены строгие ограничения на строительство новых церквей и восстановление уже существующих строений. Отмечены случаи, когда власти, под предлогом борьбы с "самостроем", сносят легально действующие церкви. Хотя Коран категорически и запрещает разрушать святыни иудеев и христиан. Узнать больше обо всем этом автору помогло путешествие в древний монастырь Антония Великого, что стоит посреди Аравийской пустыни в двухстах километрах севернее Хургады. Это самая первая монашеская обитель на планете, она заложена еще в IV веке самим основателем монашества св.Антонием.

Железный арабский "скакун" выезжает за городской блок-пост, и, набирая скорость, устремляется в пустыню – ровную как стол, с колючими кустарниками и изредка ломающими линию горизонта барханами. Справа в искрах солнечного света ласково плещется Красное море. Антониева обитель встретила гостя сурово. Высокая каменная стена окружила ее длинным глухим кольцом, отгородив от внешнего мира. Ничего не поделаешь – привычка защищаться от нападений бедуинов, в наше время уступившая место угрозе вооруженных атак исламских экстремистов. Попасть внутрь можно только через массивные железные ворота с двумя квадратными сторожевыми башнями по бокам, размером с трехэтажный дом.

Быстро наступают сумерки. В лиловом небе на куполах храмов зажглись желтые электрические кресты характерной коптской формы – они имеют дополнительную поперечную перекладину, придающую кресту объем. У входа меня поджидает абуна ("отец") в "младенческом" чепчике, лямки которого завязаны под седой бородой, в рясе и больших роговых очках на мясистом восточном носу. Монаха зовут Арчилидес. Пустынник подводит меня к лесенке, поднявшись по которой можно попасть наверх стены, окружающей монастырь. Отсюда обитель видна как на ладони, поэтому нетрудно разглядеть, что "историческая застройка" занимает наименьшую часть монастырской территории. Кирпичная же стена, на которую мы натолкнулись, подъезжая к монастырю, появилась всего несколько лет назад. Она-то и стала причиной острого конфликта между монахами и местными властями, который не разрешен до сих пор. Недавно губернатор провинции Красного моря приказал снести "незаконно возведенную" стену, поскольку в зоне отчуждения оказалась муниципальная территория – кусок безжизненной пустыни площадью несколько квадратных километров.

Полиция и армия на рассвете осадили монастырь по всем правилам военного искусства – заблокировали ведущие к обители дороги, подогнали к стенам бульдозеры и принялись было крушить "самострой". Однако и абуны, которые привыкли вставать с первыми лучами солнца, тоже не дремали. Вспомнив, как их предшественники мужественно оборонялись в своих башнях от бедуинов и византийских войск, они оказали решительное сопротивление. Фотографии рукопашных схваток монахов с одетыми в гражданскую одежду агентами тайной полиции, растоптанные солдатскими сапогами транспаранты, требующие остановить "государственный террор", благодаря интернету обошли мир. Спрашиваю отца Арчилидеса, щелкнув кнопкой диктофона, как сейчас обстоит дело с этой проблемой? "Стена, – помолчав, отвечает он, – это очень большая проблема". Однако видно, что дальше углубляться в эту тему ему не хочется. Ведь если ограду снести, коптские монахи лишатся до 80 процентов подвластной им ныне территории. Спорный участок Аравийской пустыни служит монахам, по их словам, своего рода "зоной безопасности" в случае возможных атак исламских экстремистов.

Согласно Корану иудеи и христиане являются так называемыми "людьми книги" (ахл аль киттаб) они по мусульманскому закону имеют право достаточно свободно исповедовать свою веру. Вообще, во многих местах Корана религия провозглашается делом совести каждого человека. Вспомним хотя бы такие айаты: "Нет принуждения в вере" (2:256) 2); "Кто хочет – пусть уверует; А кто не хочет, пусть отклонится" (18:29). Христиан Коран наделил особым статусом и считает их более близкими для сердец мусульман. "Несомненно, убедишься ты, что больше всех дружелюбны к уверовавшим те, кто говорит: "Воистину, христиане мы". Это оттого, что есть среди них иереи и монахи, что не высокомерны они" (5: 82).

Конституция Арабской республики Египет (АРЕ) также провозглашает свободу вероисповедания и религиозной практики. Однако действительность далека и от заповедей содержащихся в священной мусульманской книге и от красивых фраз Конституции этой страны. Действительно, Коран запрещает разрушать христианские храмы, поскольку там "часто упоминается имя Господа": "Если бы Господь не защищал одних другими (Если бы Господь не заложил как закон в сотворенном Им мире противодействии злу), то были бы разрушены монастыри, церкви, синагоги и мечети, где часто упоминается имя Господа" (22:40). Но вот факты, свидетельствующие о том, что нарушение установлений ислама в отношении неприкосновенности храмов и других построек христиан стали, к сожалению, обыденностью в Египте.

Большинство коптов живет в городах Верхнего и Среднего Египта. Здесь-то и сосредоточены "болевые точки" египетского общества. Власти страны хотят создать общество гражданского согласия – задача, которая может быть выполнена лишь в случае устранения межконфессиональных трений. Но до этого, как раз, похоже еще очень далеко.

Вот что сообщил автору книги представитель международной правозащитной организации Barnabas Fund Стефан Дж.Бос: "Исламские экстремисты в Египте периодически совершают нападения на коптские церкви и монастыри, убивая монахов и прихожан. Копты составляют десятую часть населения Египта, однако этот древний народ практически не представлен в структурах власти. Существуют также строгие ограничения на строительство новых церквей и восстановление уже существующих храмов".

Нужно сказать, что наиболее серьезным обстоятельством, ограничивающим сегодня права христиан в Египте, является закон, принятый еще во времена оттоманско-турецкого владычества (в 1856 г.), согласно которому христиане должны испрашивать разрешения на строительство храмов у высшей власти. Применительно к нынешней ситуации – у президента страны. Причем, в 1934 году был дополнительно принят так называемый декрет аль-Эзаби, оговаривающий получение такого разрешение множеством предварительных условий. В действие вступают такие факторы, как месторасположение участка предполагаемого строительства, религиозный состав местного населения, расположение других церквей и мечетей и т.п. Часто это сопровождается волнениями на религиозной почве и произволом армии и полиции.

В 2003 году в селении Сул в 50 км к югу от Каира возведение христианской церкви вызвало неудовольствие проживающих там мусульман, которые обвинили коптов в строительстве храма без официальной лицензии. В результате вспыхнувших беспорядков один человек погиб, несколько было ранено. В сентябре того же года отряд вооруженных полицейских и солдат атаковал коптскую церковь св.Георгия в Асьюте (380 километров южнее Каира) во время совершения литургии и осквернил евхаристию. Офицер, возглавлявший отряд, приказал абуне (священнику) – о. Абанубу, который в этот момент совершал литургию, без промедления освободить храм и закрыть двери. Настоятель церкви и его прихожане отказались выполнить это требование. Тогда полицейские напали на него, вынесли из алтаря причастие, которое бросили на пол и начали топтать ногами.

Подобное святотатство разгневало прихожан, что спровоцировало стычку. Полиция окружила церковь, и при попытке занять здание арестовала нескольких молодых коптов и дьяконов. Отец Абануб оказал сопротивление полиции, наотрез отказавшись покидать церковь и умоляя прихожан охранять храм от посягательства полицейских. Известие о нападении на церковь быстро распространилось среди горожан, и тысячи коптов бросились на спасение храма. События разворачивались стремительно: отряд полицейских был окружен негодующими коптами, в гневе выкрикивавшими "Защитим наш крест духом и кровью!", "Примем мученическую смерть, защищая наш храм!", "Мы готовы начать новую эру мученичества!". Полицейские получили приказ об аресте о. Абануба, однако им не удалось задержать его благодаря сопротивлению прихожан. 3)

И это не единичный случай. В 2001 году полицейскими была взята штурмом и разрушена бульдозерами коптская церковь в городе аль-Юбор (недалеко от Каира). Мэр города отдал приказ о сносе храма, хотя, у коптов была правительственная лицензия, разрешающая его строительство. Церковь была разрушена в первый же день своего открытия. В апреле 2003 года солдаты египетской армии атаковали с помощью бронетехники благотворительный центр в Патмосе, недалеко от Каира. Центр, зарегистрированный правительством, оказывал помощь и заботился об инвалидах и сиротах на протяжении 15 лет. 4)

Нередко копты становятся объектами нападений исламских экстремистов и это, как правило, сходит им с рук. Так, в марте 2003 года уголовный суд египетского города Сохаг вынес оправдательный приговор 96 подозреваемым в массовом убийстве христиан-коптов, произошедшем в деревне Аль-Кошех тремя годами ранее. В результате погрома тогда погиб 21 человек, было сожжено 260 домов христиан. Сначала суд признал виновным только одного обвиняемого, убившего одного копта, трое человек были обвинены в менее серьезных преступлениях. Другие 96 обвиняемых были оправданы тогда же, однако приговор опротестовал генеральный прокурор Египта, и Верховный суд страны направил дело на пересмотр. Решение суда вызвало негодование местной коптской общины. "Это так жестоко! Ведь погибшие христиане не сами себя убили!" – заявил коптский епископ Висса. Иерарх выразил опасение, что оправдательный приговор уголовного суда будет рассматриваться экстремистами как "зеленый свет убийцам христиан". 5)

Объектом особенной ненависти фанатиков в Египте становятся мусульмане, перешедшие в христианство. И это при том, что все айаты Корана о вероотступничестве, а их около 10 говорят исключительно о Божьей каре на Страшном суде, отошедшим от ислама, но не о человеческой. Коран провозглашает религию делом совести каждого человека. Вспомним хотя бы такие айаты: "Нет принуждения в вере" (2:256); "Кто хочет – пусть уверует; А кто не хочет, пусть отклонится" (18:29). А вот, что происходит на практике в этой крупнейшей стране исламского мира, кстати, позиционирующей себя на мировой арене, как демократическое и открытое государство.

Законодательных препятствий к обращению немусульман в ислам в Египте не существует. При этом власти требуют, чтобы каждый такой случай фиксировался в виде регистрационного документа. Порой подобные обращения происходят даже с применением насилия. В феврале 2005 года сотни разгневанных христиан вышли на улицы города эль-Фаюм (90 километров южнее Каира) в знак протеста против похищения двух девушек, которых затем насильно обратили в ислам. Как отмечалось в СМИ, это был уже второй подобный инцидент за предыдущие три месяца. Сотни мужчин, прихожан церкви Святого Георгия, неся кресты, потребовали, чтобы девушки вернулись в христианскую общину, утверждая, что их насильственно вынудили отречься от христианства и принять ислам. 6)

При этом, несмотря на отсутствие законодательных ограничений, в Египте не существует обратного процесса обращения мусульман в христианство. Такие обращения не регистрируются, а если неофиты пытаются изменить запись о вероисповедании, то в этом случае они привлекаются к уголовной ответственности за подделку документов. Так, по подобному обвинению в октябре 2004 г. были арестованы 20 человек. Некоторые из них в ходе предварительного заключения были подвергнуты пыткам.

Серия арестов началась с задержания александрийской полицией Юсифа и Мариам Сулиман. Супругам и их дочерям, Саре и Марине, также обратившимся в христианство, вменялось то, что они поменяли свои имена на христианские. После ареста супругов перевезли в Каир; дети остались у друзей. Адвокаты супругов сообщили, что и мужа, и жену в полицейском управлении на улице Аль-Мускив в Каире били и всячески истязали. Были также применены пытки по отношению к чиновникам, которые помогли паре оформить новые удостоверения личности с христианскими именами. Чиновников заставили назвать имена100 новообращенных, которые также получили удостоверения личности. В результате в Александрии были произведены аресты еще двадцати человек, остальные объявлены в розыск.

"Это похоже на цепную реакцию, – заявила советник по политическим вопросам Ассоциации американских коптов Кристин Тадрос, – Они арестовывают одного и пытают его до тех пор, пока он не назовет чье-то имя. Затем они выслеживают этого человека и хватают его". Людей обвиняют в подделке удостоверений личности, поскольку запрещено менять мусульманские имена на христианские. На мусульман, принимающих христианство, оказывается давление в самых разных сферах жизни. Это заставляет людей прятаться и подделывать документы. Некоторые, уезжают в другие города или делают попытки покинуть страну. Если они попадаются, их оскорбляют и пытают. Но для них важно поменять имя, потому что мусульманка, к примеру, не может выйти замуж за христианина. Они хотят, чтобы их дети были воспитаны в христианской вере и могли жениться и выходить замуж за христиан. Правительство юридически не признает переход из ислама в христианство, в результате эти люди теряют все свои права, наследство, работу". 7)

Последователи Иисуса сталкиваются в Египте и с другими сложностями. Как сказал автору книги Хэни Такла, президент объединения коптов-эмигрантов США "St. Shenouda the Archimandrite Coptic Society": "Дискриминация по отношению к коптам чувствуется при найме на работу, христиане не могут быть мэрами даже в городах, где они составляют большинство населения. Они никогда не бывают губернаторами, начальниками полиции и даже директорами школ".

В катакомбах кемалистской Турции. Другая крупнейшая страна исламского мира – Турция считает себя настолько свободной и демократичной, что даже подала заявку на вступление в Европейский Союз (ЕС). Хотя там практически каждодневно попираются права человека, в частности, свобода совести. Христиане здесь практически лишены возможности открыто исповедовать свою веру.

Пещеры и катакомбы, покрывающие горный склон на севере древней Антиохии (Антакьи) были вырыты последователями Христа в эпоху римской империи, чтобы укрыться от гонений языческих властей. В наши дни там никто не живет только по одной причине – некому. Христиан в исламской Турции всего 0,1% от всего населения. Хотя еще в начале ХХ столетия их насчитывалось не менее 20%. Кемалистские законы уравняли самых мирных на земле людей – христиан с находящимися вне закона коммунистами, исламистами и курдскими экстремистами.

За это надо сказать "спасибо" отцу современной Турции – Мустафе Кемалю Ататюрку. "Ататюрк" это псевдоним, в переводе с турецкого означающий "отец народа". Это никакое не преувеличение, а хорошо знакомый всем жителям нашей страны культ личности. Скульптуры и статуи основателя турецкой демократии украшают здесь все площади и общественные здания. Фото усатого человека в папахе не менее популярны у водителей автобусов и таксистов, чем звезд эстрады. Тот же профиль отчеканен на турецких монетах – лирах. Слава эта заслуженна. Во время первой мировой войны бравый генерал Кемаль остановил наступление русских войск на Кавказе, и нанес поражение англичанам, поставив тем самым крест на планах последних расчленить Турцию.

Но главное, Ататюрк провел реформы, образующие фундамент современного турецкого государства. С "темным османским прошлым" было порвано навсегда. Подобно Петру Великому он ввел в бывшей Османской империи европейскую одежду. Знаменитые фески – "символ невежества, фанатизма и ненависти к прогрессу" были запрещены. Покончив с фесками, Кемаль Ататюрк принялся за освобождение "порабощенных женщин Востока". Им даже разрешили находиться на палубах паромов, которые пересекали Босфор (хотя раньше не выпускали из кают), позволили ездить в тех же отделениях трамваев и железнодорожных вагонов, что и мужчинам. Однако все эти свободы мало коснулись христиан Турции. Они как были, так и остались приниженным меньшинством. Только раньше это называлось "борьбой с неверными", а сейчас – "защитой светских основ конституции" Турецкой Республики.

Нет, христианство в Турции официально не запрещено. Правящий здесь строй, получивший по имени основателя – Кемаля Ататюрка название "кемализм" формально предполагает свободу вероисповедания. Но если сто лет назад в одном только Стамбуле проживало более ста тысяч греков-православных, то сегодня их во всей стране насчитывается не более 3000. Греческое православное население Турции на грани исчезновения. Та же участь грозит м Армянской Апостольской Церкви. Турецких армян осталось не более 40 тыс. человек, хотя в начале ХХ века их здесь проживало более 1 миллиона. Как известно, "армянский вопрос" был в Турции "решен" путем физического уничтожения целого народа в 1915-1916гг.

Вместе с армянами тогда резали и сирийцев-христиан, которых сейчас насчитывается всего около 15 тыс. человек. В основном эти люди, исповедующие монофизитство (яковиты) рассеяны по горным деревням на востоке страны. Обучение на родном языке для них чрезвычайно затруднено. Из-за тотальной нищеты и притеснений многие, особенно молодежь, предпочитают эмигрировать. Те же, кто возвращаются не могут получить назад свое жилье, сменившее владельцев (как правило на турков), хотя никаких сделок о купле-продаже во многих случаях даже не заключалось. В трудных условиях находится Сирийская Церковь, которой принадлежит несколько древних монастырей на востоке Турции – в горах Тур Абдина. До сих пор деревенским священникам запрещено учить детей на их родном языке, власти не дают разрешений на восстановление лежащих в руинах святынь, составляющих достояние всего человечества. Древнейшее течение в христианстве медленно умирает. Все это – плоды планомерной ассимиляции, которую турецкое государство проводит в отношении национальных и религиозных меньшинств страны.

Немусульманские религиозные организации даже не могут здесь официально приобретать какую-либо собственность. Та же, что уже имеется, в любой момент по закону может быть отобрана государством. В итоге в этой "светской" стране сейчас 75 тысяч мечетей. И лишь около 70 православных и 50 армянских церквей. Закрыв в 1971 году теологическую школу "Халки", власти нанесли удар в самое сердце турецкого православия, лишив его центра теологического изучения и обучения духовенства. Уже три десятка лет на замке и армянская семинария по подготовке священников. В результате в Турции сейчас всего 26 армянских священников, половине которых уже далеко за шестьдесят лет. Так что пасти стадо Христово здесь скоро будет просто некому. В армянских школах ограничивается преподавание национального языка. Зато обязательным для учителей является ведение предметов на турецком языке и изучение курса "Религиозная культура", в рамках которого, несмотря на то, что религия в Турции отделена от государства, излагается учение ислама. На родителей оказывается давление с целью вынудить их отдавать детей не в армянские, а в частные турецкие школы, где они "более легко смогут ассимилироваться в турецкое общество". В турецких школах армянский язык не преподается, поэтому 80% здешних армян уже не говорят на своем родном языке.

Миссионерская деятельность так и вовсе находится под запретом. В провинции Риз за распространение Нового Завета недавно были арестованы двое молодых христиан. Формальный повод – у них не было разрешения родителей. Здесь, оказывается, это наказуемо, причем уголовно. По данным правозащитной организации Turkish World Outreach (TWO), дело рассматривается в эрзурумском суде. В случае обнаружения вины, им грозит тюремное заключение. Полиция время от времени проводит рейды на миссионеров, изымая у них литературу и закрывая курсы по религиозному обучению. Вот еще явления того же свойства: "32-летний новообращенный в христианство гражданин Турции Якуп Синдилли, подвергся нападению и жестокому избиению за распространение Нового Завета. Он впал в кому и находится в критическом состоянии". 8) Несколько месяцев назад в Анкаре закрыли христианскую школу, а семеро ее иностранных работников были депортированы. Верующие в Иисуса постоянно получают сообщения о заложенных бомбах. Телевидение и газеты нередко возбуждают антихристианские настроения. Положение христиан в "свободной" Турции не многим отличается от времен, когда они укрывались от гонений в горах близ Антиохии.

Поросшие колючим кустарником известняковые скалы изрыты множеством "нор". У одних вход высечен в форме квадрата. Другие обрамлены полукругом. Некоторые, настолько узки, что в них можно только протиснуться боком. Первые христиане спасались в этих местах от преследования римских властей. А затем в здешних пещерах поселились аскеты и отшельники. Кельи нередко расширялись и превращались церкви. В одной из них даже сохранились остатки колонн и истертых временем фресок. Когда в VII веке участились набеги арабов, строители отказались от украшения фасадов, чтобы не привлекать внимание незваных гостей. Так что при поверхностном осмотре очень трудно догадаться, что там, в глубине, спрятаны церкви, трапезные, кельи, жилища. Некоторые пещеры располагаются прямо друг над другом, как "многоэтажка". В момент опасности люди перебирались с нижних этажей на верхние, и затягивали за собой лестницу.

А вот и храм, где проповедовал тот, кому Иисус сказал: "ты – Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее; и дам тебе ключи Царства Небесного". Церковь представляет собой грот, где может поместиться десятка два человек. Фасад, отделяющий пространство пещерного храма от внешнего мира, представляет собой сложенную из известняковых блоков стену. Ее построили в девятнадцатом веке. Внутрь ведут три железных двери. Над ними в камне вырезаны ажурные розетки в виде восьмиконечных звезд и украшенного орнаментами креста. Все предельно аскетично – как внутри, так и снаружи. В древние времена это была лишь одна из множества пещер.

В 451 году в Антихии был создан Патриархат. Значение его для православного мира было столь велико, что Святитель Василий Великий писал: "что для Вселенской Церкви важнее Антиохии? Она – глава, в случае здравия сообщающая то же и всему телу". Влияние антиохийского Престола распространялось не только на Сирию, Финикию, Палестину, Месопотамию, Киликию, Исаврию, Аравию и Кипр, но и далеко за пределы Римской империи – в Иран, Грузию, частично, Армению. Если пролистать церковный календарь, то буквально на каждой неделе отмечается память кого-нибудь из антиохийских подвижников. Однако сейчас в древнем центре Восточного Православия осталось всего около 1000 христиан. И число это продолжает неуклонно уменьшаться.

Законодательство Турции не позволяет Патриарху использовать исторически закрепленный за ним титул "Вселенский", указывающий, по мнению турецких законодателей на его "лидерство среди 250 млн. православных верующих во всем мире". А это, оказывается – преступление. Законные претензии Константинопольского Патриарха Варфоломея именоваться титулом "Вселенский" в октябре 2005 года даже стали причиной воинственной демонстрации турецких националистов, которая прошла в стамбульском квартале Фанар, где размещена Константинопольская Патриархия. От 150 до 200 молодчиков размахивали турецкими флагами и несли символику крайне правой Партии националистического действия ("Серые волки"). На ворота Патриархии они повесили черный венок с надписью: "Патриархию – в Грецию" и принялись скандировать: "Патриарх! Не испытывай наше терпение". 9) Заваренный Ататюрком "плавильный котел" народов продолжает бурлить.

Палестинский террор: в прицеле христиане и…Россия

Удивительно наблюдать, как проносящийся за окном библейский ландшафт – мирно пасущиеся на склоне зеленого холма косматые козы, террасы оливковых деревьев вдруг сменяют обложенные мешками с песком круглые башни блокпостов. Из амбразур торчат черные дула автоматов. Шурша шинами, въезжаем по превосходному асфальтовому шоссе в Палестинскую автономию. Это для нас Вифлеем – освященное рождением Иисуса место, практически центр христианской Вселенной. А с точки зрения местных жителей-палестинцев, это типичный город-гетто со всеми его проблемами – нищетой, преступностью, грязными улицами. Тормозим на КПП. В салон входит солдат ЦАХАЛ с короткоствольным "Узи" на плече. Проверка документов.

Вдоль бетонной стены выстроилась длинная очередь смуглых небритых мужчин в халатах-галабеях, "арафатских" платках и потертых джинсах. Это фильтрационный пункт: израильская экономика нуждается в дешевой рабочей силе, но под видом чернорабочих из вифлеемского гетто могут вырваться террористы. Неожиданно к нашему автобусу устремляется арабский мальчишка лет десяти и шустро бросает что-то в открытое окно. Соседи взволнованно привстают с кресел – что там я подобрал с пола? "Палестинская жвачка", – успокаиваю их. И добавляю: "изготавливается из пластида". Те натужно улыбаются. В ответ "баскетболисту" в форточку летит честно заработанный скомканный доллар. Малец ловит его с ловкостью Баниониса и убегает "доить" следующего застрявшего на блокпосту "четырехколесного верблюда". Наконец формальности с документами улажены, и последняя верная защита – оцепленный солдатами КПП, остается за спиной. Дальше начинается юрисдикция палестинских властей.

Согласно Основному закону Палестинской автономии, ислам является "официальной религией в Палестине", а христианство (его придерживается около 2% населения) и другие монотеистические религии должны соответствующим образом почитаться и уважаться. Что же мы наблюдаем в действительности?

Вифлеем расположен на возвышенности, поэтому из центра открывается потрясающий библейский вид: поросшие виноградниками холмы, оливковые деревья, и маленькие домики-игрушки окружающих деревень. Для любого христианина название города навсегда связано с рождением Спасителя. Здесь же произошло избиение двух тысяч младенцев Иродом, пытавшимся таким образом избавиться от "конкурента" за иудейский трон. Таковым, по мнению тирана, был младенец Иисус. В наше время это типичный город-гетто в Палестинской автономии с 8 тысячами жителей: еще несколько лет назад преимущественно христиан, а сейчас – мусульман. Если до подписания в 1993 году Норвежских соглашений, предусматривающих передачу Вифлеема под контроль Палестинской автономии, арабы-христиане (в основном православные) составляли 60% жителей города, и были самой образованной, зажиточной его частью, то сегодня их там менее трети. В целом, по данным Управления статистики Израиля, в Газе и на Западном берегу Иордана число христиан уменьшилось за последние пол века с 22 процентов от общего населения палестинцев до 2 процентов, и продолжает таять.

Основная причина отъезда последователей Иисуса заключается, прежде всего, в невыносимых условиях, вызванных непрекращающимся арабо-израильским конфликтом. Противостояние отразилось даже на главной достопримечательности города – построенной на месте рождения Спасителя древней церкви Рождества. Четыре года назад мир облетела сенсационная весть: базилика захвачена палестинскими боевиками, а израильтяне "утюжат" ее с крыши захваченной ими русской паломнической гостиницы. Этот случай стал известен, поскольку не шел уже ни в какие ворота, не говоря уже про низехонькие – в пол человеческого роста "ворота смирения" вифлеемского храма. Действительно, подобное не случалось в Святой Земле уже полторы тысячи лет, со времен разрушительного нашествия персов, методично уничтожавших здесь все, связанное с христианством. Но более "мелкие" проблемы местных христиан, составляющие их повседневную тяжелую жизнь в Палестинской автономии, как правило остаются за скобками мирового общественного мнения.

Между тем, только в 2004 году, в результате столкновений между палестинскими боевиками и солдатами израильской армии, около 50 семей христианских арабов из деревни Бейт-Джала, расположенной между Вифлеемом и Иерусалимом вынуждены были, бросив все бежать. Даже в периоды "худны" (арабо-израильского перемирия), один из которых Палестина в очередной раз переживает сейчас, жизнь палестинских христиан от этого легче не становится. Не так давно два учреждения ООН – Организация по координации благотворительных программ и Офис специального координатора по мирному урегулированию на Ближнем Востоке опубликовали доклад "Цена конфликта: меняющееся лицо Вифлеема". В докладе приводится статистика перемен Вифлеема за последние годы. За последние пять лет года из города эмигрировала 2 071 христианская семья, то есть больше 9 % местной христианской общины. Авторы документа обвинили армию обороны Израиль в изоляции города от внешнего мира, а исламистов в том, что они последовательно проводят политику выживания "неверных", запугивая их, заставляя продавать свое жилье и эмигрировать, либо переходить в ислам. Одним из инструментов выживания христиан стала организованная преступность.

Вифлеем, как известно, – крупный центр туристического бизнеса, где ежегодно тысячи паломников стремятся не только поклониться его святыням, но и опустошить свои кошельки. В его узких переулках, далеко от мест паломничества и площадей, там, где располагается рынок, можно в полной мере ощутить истинный колорит Востока. Издавна город славился своими мастерами-резчиками по дереву, которые превращали оливковые доски в произведения искусства. Ими изготовлялись шедевры, украшавшиеся перламутром и драгоценностями. На память о Вифлееме автор, например, увез восхитительную перламутровую раковину, с тонко выточенной сценой Рождества Христова. А впервые такие уникальные вещи были представлены на Международной Ярмарке в Нью-Йорке в 1852. После этого в самом городе началось поточное производство сувениров. За время существования этой индустрии, технология изготовления подобной продукции достигла совершенства. Сейчас многочисленные ремесленные цеха в Вифлееме предлагают туристам огромный выбор сувениров из Святой Земли и драгоценностей.

Продажа сувениров паломникам в Вифлееме – как и в других отрезанных колючей проволокой и израильскими блокпостами от внешнего мира городах Палестинской автономии – основной вид заработка здешних христианских семей. Но вся выручка нередко подчистую выгребается рэкетирами, которые то ли из-за попустительства, то ли по причине неспособности палестинских властей взять ситуацию под контроль, терроризируют христианские кварталы города. Исламисты используют мужчин из близлежащего бедуинского племени Таамра, чтобы "трясти" христианских предпринимателей. Добыча частью идет на финансирование борьбы с "сионистскими оккупантами", частью делится бандитами между собой. С точки зрения грабителей это справедливый налог – "джизья", который "предатели", то есть арабы, перешедшие в христианство должны платить "воинам ислама".

Документ, захваченный израильскими военными в ходе операции "Защитная стена" доказывает, что экстремисты из "Танзим" – те самые, что в 2002 году вломились в храм Рождества – обращались к чиновникам муниципалитета Вифлеема с требованиями денежной помощи для проведения своей "освободительной борьбы". Когда известный палестинский террорист Атеф Абаят погиб при взрыве машины, на его пальцах были обнаружены золотые кольца, украденные у христианского бизнесмена Джорджа Ниссана. Здесь это вполне обычное дело – вымогать деньги у предпринимателей, владельцев сувенирных магазинов, офисов по торговле недвижимостью и автозаправочных станций в Вифлееме. Также христиан заставляют выдавать девушек замуж за арабов-мусульман, и те становятся, естественно, мусульманками, и защиты ни у кого найти не могут.

Коррумпированная палестинская администрация, нередко сама принимает участие в гонениях на христиан в Вифлееме, которые осмеливаются дать отпор. Вот что рассказали корреспонденту WorldNetDaily члены христианской семьи, владевшей земельным участком в Вифлееме, на котором они построили торговый центр. Когда мусульманская семья завладела зданием и начала использовать его без их разрешения, христиане обратились с жалобой к властям. После бурного и продолжительного слушания дела в суде жалоба христиан была признана законной. Но приговор суда не был приведен в исполнение, а позднее появился новый приговор, подписанный тем же судьей, отменивший предыдущий документ и узаконивший требования мусульман о собственности на землю.

Мало что улучшило в положении христиан и подписание перемирия между палестинцами и израильтянами в декабре 2004 года, одним из этапов которого стал вывод минувшим летом еврейских поселений из сектора Газа и с части территории Западного берега реки Иордан. Напротив, побывав на палестинских территориях трудно отделаться от ощущения, что с выводом оттуда израильских войск, они медленно, но верно стали погружаться в хаос. В сентябре 2005 года мировые СМИ обошла весть: как минимум 14 домов христиан – православных и католиков были сожжены фанатичными мусульманами в деревне Тайба на территории Палестинской автономии. Ни израильские, ни палестинские силовые структуры не остановили погромщиков. И это неудивительно, ведь с вооруженные до зубов боевики "ХАМАС" или "Исламского джихада", с которыми слабая в военном отношении администрация Махмуда Аббаса связываться попросту боится, а беззащитные общины христиан. Но самое тревожное, что палестинский терроризма стал уже поставляться на экспорт.

Не удивляйтесь, если таможенник тель-авиавского аэропорта "Бен Гурион" вдруг поставит вас в тупик вопросом на русском языке: "что вы делали в позапрошлое воскресенье вечером"? На самом деле сотруднику израильской службы безопасности вовсе не интересно, коротали ли вы время разглядывая весь день фикус на подоконнике в своем гостиничном номере в Иерусалиме, или же пили чай со злейшим врагом евреев Низаром Райяном – лидером ХАМАС. Просто чиновник, пристально вглядываясь в лицо пассажира, хочет посмотреть, как тот поведете себя в непредсказуемой ситуации. Психологи уверяют, что террористы, которые хотят пронести взрывчатку на борт самолета, в таких случаях почему-то вдруг начинаю сильно нервничать. Тут то их и берут "тепленькими".

Но однажды уроженцу палестинского Хеврона по имени Аммар Махмуд Аль-Жунайди все же удалось обмануть бдительных израильских чекистов и "Боинг" с удобно устроившимся в кресле фанатиком мирового джихада взял курс на север. Сейчас этот экстремист, пытавшийся устроить в России то же, что палестинские террористы творят против мирных жителей у себя дома, сидит на срубленной из добротной нижегородской древесины скамье подсудимых. Вот что удалось выяснить следствию. По словам гособвинителя, Аммар Аль-Жунайди обвиняется в подготовке к совершению терактов и организации деятельности "религиозного объединения", всячески раздувавшего "мировой джихад". Собраны доказательства того, что в 1991 году хевронец добровольно вступил в организацию "Хизб-ут-Тахрир", имеющую целью устранение неисламских правительств и установление исламского правления во всемирном масштабе путем создания "всемирного исламского халифата". Вместе с ним обвиняются также два уроженца Дагестана – Магомед Нурмагомедов и Юсуп Магомедов, которых Аммар Махму завербовал.

По данным следствия, "злоумышленники посещали в Нижегородской области места с концентрацией большого количества людей, исповедующих ислам, прежде всего мечети, вступали с ними в беседы об общих постулатах ислама и под предлогом обучения арабскому языку и исламской религии вербовали их в члены организации". При этом, Аммар Махмуд АльЖунайди, присвоивший себе титул мушрифа (учителя) использовал литературу "Хизб-ут-Тахрир", содержащую в себе воинствующую экстремистскую пропаганду, сочетаемую с нетерпимостью к другим религиям.

Удивляться всему этому не приходится. Психологически, воюющие с Израилем исламисты уже давно готовы к тому, чтобы как поется в популярной палестинской песенке "сначала покончить с людьми субботы (евреями), а потом заняться людьми воскресенья (христианами). С другой стороны, участие в войне на Кавказе террористов из стран Ближнего Востока говорит о том, что в последние годы начал формироваться настоящий "террористический интернационал". И Палестина, к сожалению, не исключение. Не так давно министр по делам Иерусалима и диаспоры Натан Щаранский направил послу России в Израиле Геннадию Тарасову отчет Информационного Центра по разведке и терроризму при Центре Специальных Исследований. В нем содержатся материалы, убедительно свидетельствующие о связи между палестинскими боевиками и чеченскими террористами.

Как явствует из отчета, среди палестинской молодежи в учебных заведениях автономии, в частности Хевронском университете, Американском университете в Дженине, ХАМАС и другие исламистские организации распространяются компакт-диски, со сценами боев в Чечне, и сопровождающиеся восхвалениями действий боевиков; призывами к джихаду против русских и утверждениями, что "все, кто погибает в войне с ними, попадает на небо, как шахид". Чеченские террористы выставляются героями и образцами для подражания, а Шамиль Басаев и Хаттаб всячески превозносятся. Портрет Хаттаба сопровожден на плакате надписью – "О, великий герой и солдат, ушедший из земли джихада, в чьих глазах была сокрыта мечта, вызывавшая слезы". Фотографии Басаева и Хаттаба красуются на плакатах вместе с Бен Ладеном и шейхом Ясином. Действия же российской армии напротив расцениваются, как "терроризм против исламского населения Чечни". "Огонь ожидает вас в будущей жизни, а чеченцы в этой", – говорится по отношению к российским солдатам.

Сирия – между джихадом и Асадом

Северная столица Сирии – Алеппо – самый христианский город страны, 80% населения которой исповедуют ислам суннитского толка. Последователей Иисуса здесь около 120 тысяч, то есть почти каждый десятый. Как и на всем магометанском Ближнем Востоке, христиане Алеппо живут компактно: кварталами, улицами. Это не прихоть, а веками отработанный инстинкт выживания.

Наряду с мечетью, хранящей прах Св. Захарии – одинаково почитаемого христианами и мусульманами отца Иоанна Крестителя, наиболее впечатляющий монумент города Алеппо (Халеба) это, конечно, цитадель. Древняя твердыня северной Сирии, перед которой спасовали даже крестоносцы, прекрасно видна из любой точки города. На нее-то я и держу курс по шумным, запруженным толпами улицам. Давным-давно, как говорят, Авраам в тех местах доил коз. Но найти библейский лужок, к сожалению, уже не представляется возможным. Две тысячи лет назад правитель из династии Селевкидов приказал насыпать на скалистом берегу реки Кувейк огромный холм и воздвиг на нем могучую крепость.

"Неплохая горка для сноуборда", – тронул меня за рукав бритоголовый арабский тинейджер с короткой бородкой и в узких туфлях с загнутыми кверху носками. Когда я посмотрел в указанную сторону, то голова у меня слегка закружилась. Бездонная пропасть, отделяющая крепость от города облицована внушительными известняковыми плитами весом в центнер и действительно вполне пригодна для катания с гор зимой. Если бы, конечно, нашелся желающий съехать на доске с двадцатиэтажного дома, а сирийское небо дало редкий в этих краях снег. Не дожидаясь моей реакции, незнакомец представился: "Мухаммед". И, указав на худого лопоухого юношу рядом с собой, добавил: "это мой друг, он тоже Мухаммед". Ребята оказались студентами халебского университета. Под предлогом, что им нужно "подтягивать" английский, они вызвались быть моими гидами. Так и началась наша дружба, позднее переросшая с переписку о вере по интернету. По узкому мощеному мостику, переброшенному над бездонной пропастью, шагаем к величественным воротам, увенчанным зубчатой башней.

Студенты, отмечаю про себя, попались идеологически подкованные. Хотя первый учится на программиста, другой мечтает о лире поэта, оба, тем не менее, живо интересуются политикой и всячески стараются подчеркнуть свою приверженность исламу. Увлеченно рассказывая об истории цитадели, они попутно "зондируют" меня вопросами на предмет войны в Ираке и об отношениях с Богом. Чтобы рассеять всякие сомнения, рублю воздух рукой: "развязанная американцами война – кровавая война. Москва – за мир на всей земле". Короче, "янки гоу хоум!" Те улыбаются, довольны. А вот заявление, что я – православный, почему-то заставляет программиста нахмуриться. Но мгновение спустя он себя в руки и, улыбнувшись, ведет меня в "музей джихада". Небольшая каменная постройка. Залитый солнцем зал мусульманской воинской славы. На стенах развешаны кривые ятаганы, ржавые сабли, ощетинившиеся шипами булавы, крушившие когда-то латы "ненавистных крестоносцев".

А нынче в Сирии правит светская диктатура алавита Башара Асада. Формально он отделил религию большинства сирийцев – ислам от государства, и помнится, в Хомсе даже захаживал на чашку чая в ресторанчики "неверных". Так что впервые за тысячу с лишним лет сирийские христиане наслаждаются религиозной свободой. Однако, долго ли это продлится не знает никто. Молодой руководитель страны Башар Асад, представитель религиозного меньшинства – алавитов. Их в Сирии, как и христиан, менее десятой части населения. Алавиты исповедуют странную веру, представляющую собой гибрид шиитского ислама и христианства. Они считаю халифа Али, дядю пророка Мухаммеда, воплощением Аллаха и ставят его даже выше самого основателя ислама. Кроме того, они почитают Христа и причащаются. Так что неудивительно, что ортодоксальные мусульмане относятся к еретической алавитской секте с презрением и некоторым страхом. Этому в немалой степени способствуют экзотические обычаи алавитов. Например, ночные богослужения на кладбищах в странных сооружениях вроде глинобитных космических обсерваторий.

Отец нынешнего главы государства – "великий и ужасный" Хафез Асад, ставший президентом в результате государственного переворота, приложил много сил к тому, чтобы повысить рейтинг своих единоверцев в глазах соотечественников. В частности, он добился от одного из шиитских имамов издания фетвы (обращения к верующим), согласно которой алавиты все же признавались мусульманами. Но если бы не мощный пропагандистский аппарат, разветвленная сеть тайной полиции – "Мухабарак", и сильная армия, где все руководящие посты занимают алавиты, удержать власть клану Асадов в суннитской Сирии не далось бы.

В старину чаще всего здешние христиане переходили в магометанство в периоды усиления социального и экономического гнета, стремясь избавиться от своего приниженного статуса и получить возможность добиться успеха в обществе. Завоевав в VII веке Сирию, арабы предоставили своим христианских подданным статус "зиммиев" – людей, находящихся под защитой ислама. Насильственных обращений не было. Напротив, в грамоте заверенной рукой пророка Мухаммеда, которую довелось видеть в монастыре Святой Екатерины на Синае прямо говорится, что "люди книги" (христиане, иудеи) вправе пользоваться свободой вероисповедания. Правда, в обмен на отказ от "подрывной деятельности" и уплату подушной подати – джизьи. Те так и сделали.

Последствия не замедлили сказаться. Благодаря высокому образовательному уровню часть зиммиев – христиан сумела занять престижное социальное положение в халифате: немусульмане имели прочные позиции в торговле и финансах, фактически монополизировали занятия медициной, из них почти полностью комплектовалось низшее и среднее звено административного аппарата. Арабы охотно использовали бывших византийских чиновников на службе в налоговом ведомстве. Делопроизводство в Сирии вплоть до начала VIII века так и вовсе велось на греческом языке. Церковная иерархия "неверных" не только не была уничтожена, но даже наделена некоторыми светскими функциями. Например, православным и яковитским священникам нередко предоставлялось право сбора налогов, суда над единоверцами, решения их семейно-брачных и имущественных вопросов.

Вместе с тем, жизнь христиан под исламским господством была связана с целым рядом ограничений, которые проистекали из особенностей исламского учения. Множество церквей, начиная с роскошного собора Иоанна Крестителя в Дамаске были конфискованы и превращены в мечети. О миссионерстве среди мусульман не могло быть и речи. Это каралось смертью. Последователи Христа не могли служить в армии. Мужчинам-христианам было запрещено жениться на мусульманках. Но при этом, мужчины-мусульмане могли жениться на христианках с условием, что их дети примут ислам. В 750 г. на смену веротерпимым Омейядам приходит к власти династия Аббасидов. При них то и дело вспыхивали гонения. Много христиан приняли мученическую смерть, прошли погромы церквей по всей Сирии.

Насилия со стороны центральной администрации халифата вызвали в 855 г. городское восстание в Хомсе. Подавив мятеж, халиф повелел уничтожить все церкви в городе и изгнать оттуда христиан. Гонения привели к массовому переходу зиммиев в ислам и эмиграции значительной части мелькитов (православных) в Византию. И все же это были скорее исключения из правила. Иначе трудно объяснить тот факт, что количество христиан в Сирии под арабским владычеством оставалось весьма значительным вплоть до конца XI века. То есть до эпохи крестовых походов. Лишь вторжение крестоносцев и порожденные ими анти-христианские репрессии нарушили этнографический баланс в пользу мусульман.

В новое время укрепление экономического положения зиммиев и постепенное уравнивание их в правах с мусульманами шли рука об руку с ослаблением могущества османской империи. Сюда началось проникновение западного капитала, и многие христиане превратились в преуспевающих дельцов. Их лобббистские возможности резко возросли. В 1855 году была отменена подушная подать с христиан. Тогда же им разрешили устанавливать кресты над храмами, звонить в колокола и устраивать процессий с иконами и хоругвями. Это вызвало массовый всплеск исламского фанатизма. По всем сирийским городам прокатилась лавина погромов. В Дамаске в 1860 году была уничтожена значительная часть христианской общины и разрушены все церкви. Поэтому трагический день 10 июля сейчас отмечается Антиохийской Православной Церковью, как день памяти тысяч жертв дамасской резни.

Приход в середине прошлого века к власти алавитов во главе лидером социалистической партии БААС Хафезом Асадом , несколько смягчил противоречия. Но не устранил их совсем. В 1982 году в Хаме вспыхнул антиправительственный исламистский мятеж, лишь с большим трудом подавленный с использованием танков и артиллерии. Весной 2004 года в арену побоищ превратился уже Дамаск. Тогда все списали на зарубежную "Аль каиду". Однако не секрет, что в стране действует радикальная исламская оппозиция. Благодаря непростому экономическому положению, проповедь джихада все чаще находят отклик среди малоимущих слоев населения, и, конечно, такого "горючего контингента", как студенты.

Сейчас последователи Христа составляют около десяти процентов населения. Благодаря сильной эмиграции, росту антизападных и антихристианских настроений, которые особенно усилились с началом войны в Ираке, а также некоторым "особенностям" сирийского законодательства и системы образования, количество христиан продолжает уменьшаться. Формально христиане и мусульмане равны в своих социальных экономических правах. Но главой государства по конституции может быть только мусульманин. Признаются браки, заключенные мусульманином и христианкой. Однако до сих пор сириец-христианин не может вступить в брак с сирийкой-мусульманкой. В области образования также заметно неравенство. В христианских школах ученики в обязательном порядке изучают исламскую культуру и историю. Однако ни слова не говорится о христианстве в стенах учебных заведений, куда ходят мусульмане.

Если кто-то думает, что автор умышленно включил в книгу вышеперечисленные "проблемные" государства, то он глубоко ошибается. Точно такая же или даже худшая картина с правами христиан повсеместно наблюдается и в других странах полумесяца.

Индонезия – "колото-резаная" демократия

Индонезия – крупнейшая в мире по численности населения мусульманская страна: 85% из 220 млн. индонезийцев исповедуют ислам, остальные – христианство. На протяжении последних лет Индонезия являлась ареной массовых межрелигиозных столкновений. Поводом для этого послужило то, что хотя большинство индонезийских мусульман придерживаются умеренного течения в исламе, среди них активно распространяются завезенные из-за рубежа ваххабитские идеи религиозной нетерпимости и вооруженного джихада. Жертвами религиозных экстремистов стали уже более 10 тысяч человек. Даже притерпевшееся к фактам насилия индонезийское общественное мнение было шокировано тем, что произошло в ночь на 29 октября 2005 года в городке Посо (о.Сулавеси), населенном поровну христианами и мусульманами. Хрупкий мир, три года назад установившийся между христианской и мусульманской общинами индонезийской провинции Центральный Сулавеси был нарушен чудовищным преступлением. Мусульманские фанатики убили трех девушек из католической школы и отрезали им головы. Как сказано в официальном пресс-релизе полиции Посо, "жертвам нанесли множественные колото-резаные раны". Трем девушкам бандиты отрезали головы; четвертую от жуткой расправы спас автомобиль, неожиданно выехавший на улицу. Бандиты немедленно скрылись, прихватив с собой отрезанные головы. Впоследствии две из них подбросили к воротам полицейского участка Посо, а еще одну насадили на ограду католической церкви. 10)

Президент страны Сусило Бамбанг Юдхойоно назвал убийство девушек "садистским и бесчеловечным" и отдал распоряжение немедленно найти убийц. В Центральный Сулавеси было стянуто более тысячи солдат и полицейских, на острове введено чрезвычайное положение. Индонезийский президент Юдхойоно человек решительный – отставной генерал сил специального назначения, он был избран главой государства в сентябре 2004 года. Произошло это после того, как государство "тысячи островов" содрогнулась от терактов на острове Бали (2002 год, 200 погибших) и в столичном отеле Marriott (9 сентября 2004 года, 14 убитых и 150 раненых). Большинство индонезийцев захотели видеть главой государства решительного человека, который, будучи сам правоверным мусульманином, пообещал уничтожить все формы терроризма, межэтнической и межрелигиозной розни, а также сепаратизма. Новый президент пользуется безоговорочной поддержкой армии и всех правоохранительных структур. И тем не менее, даже у него не получается взять ситуацию под контроль.

Из-за частых взрывов посещение церкви в Индонезии уже давно стало небезопасным делом. В феврале 2005 г. возле храма в городе Амбон на островах Малуку (восточная часть индонезийского архипелага) прогремел очередной взрыв. Взрывное устройство было начинено поражающими элементами: при осмотре места происшествия эксперты обнаружили шрапнель, в частности, гвозди и металлические обрезки. К счастью никто не пострадал. Незадолго до того двое неизвестных в масках ворвались в храм и открыли огонь по верующим на острове Сулавеси. Среди раненых – четырехлетняя девочка. В октябре 2003г. на том же острове неизвестными были убиты 12 христиан. Тогда же произошло еще одно преступление – тела христианского миссионера и его водителя были обнаружены в реке, однако причина их смерти так и была установлена. 11)

Оправдывая свое бессилие, официальные представители говорят о происках зарубежных исламских экстремистских групп. Указывается, в частности, на террористическую группировку "Джемаа исламийя", которая стояла за террористическими актами в ночном клубе на Бали и в принадлежащем американцам отеле в Джакарте. Однако, когда дело касается притеснений на религиозной почве, и официальный документ может действовать не менее эффективно, чем "Калашников". Так, в соответствии с действующим в Индонезии законом, началу строительства новой церкви или любого иного религиозного объекта должно предшествовать получение одобрения местных органов власти. Однако, власти имеют право на проведение консультаций с представителями иных конфессий относительно "уместности" построения такого объекта. Как правило, представителями "иных конфессий" оказываются мусульмане, которые не считают "уместным" возведение новой церкви и поэтому власти принимают решение о запрете строительства. Так, в соответствии с законопроектом 2002 года, любая церковь может быть закрыта, если местные жители выразят подобное желание. Население Индонезии составляет 215 миллионов человек, около 85% из них – мусульмане. Не удивительно, что добиться о разрешении строительства нового храма в условиях действия такого закона христианам практически невозможно. Кроме того, правительство страны также подвергается правозащитниками резкой критике за закон, запрещающий переход мусульман в другую веру. Вот так "нет принуждения в вере" (Коран, 2:256) – в Индонезии.

И подобным примерам попрания заповедей Корана о терпимом отношении к "людям книги" – христианам по всему исламскому миру поистине несть числа. Приводить их все не хватило бы и сотни таких книг. В чем же проблема, неужели ислам настолько воинственная религия, что не в состоянии ужиться с другими конфессиями? Для оправдания этого тезиса, враги мусульман нередко указывают на содержащееся в исламском вероучении понятие "джихад", то есть "священной войны". Рассмотрим, насколько справедливы такие обвинения. И, с другой стороны, насколько можно считать террористов – мусульманами.

^ Глава 2. Правда и ложь о джихаде

На протяжении последних десятилетий мировое сообщество постоянно сталкивается с таким широкомасштабным, разнообразным по формам и способам действий явлением, как религиозный экстремизм и, его наиболее болезненной его формой проявления – терроризмом. По оценке государственного департамента США в мире ежегодно совершается от 320 до 660 террористических актов, три четверти из которых приходится на исламских террористов. И количество преступлений с применением оружия на религиозной почве непрерывно растет. В последние годы планету захлестнула настоящая волна исламского "джихада".

Экстремизм, прикрывающийся зеленым знаменем ислама, представлен в мире почти 150 неправительственными организациями клерикально-политического профиля, имеющими три основных направления: суннитские, тяготеющие к Саудовской Аравии (в частности, созданная в Египте в 20-х годах ассоциация "Братья-мусульмане"); проиранские, преимущественно шиитские, выступающие с позиций исламской революции (например, "Хезболлах", "Аль-Джихад аль-ислами"); палестинские, суданские, индонезийские и другие группировки националистического и сепаратистского плана. Предпринимаются активные попытки придать характер "священной войны ("газавата") боевым действиям в Чечне. Политические программы многих из них созвучны идеям ассоциации "Братья-мусульмане" – создание исламского государства через три основных стадии: ведение в массах скрытой пропагандистской работы; отбор наиболее преданных сторонников, готовых к участию в "священной войне"; применение насилия – джихад "без уступок и снисхождения". На вооружении боевиков имеются самые современные виды боевого оружия. Однако исламский экстремизм использует в своем арсенале не только автоматы и бомбы. Некоторые специалисты в области борьбы с терроризмом склонны считать, что массовое изготовление фальшивых денег или широкомасштабные операции с перемещением наркотиков по своей сути сродни терактам.

Большинство исламских экстремистских организаций имеет трансграничный характер. Так, самая воинственная часть палестинского "Хамаса" находится в Сирии и Ливане, его руководство – в Иордании, а оттуда нити ведут в Тегеран. На территории Ирана действуют 11 лагерей для террористов, где готовится до 5 тысяч человек, причем около 500 из них специализируются на производстве бомб, которые используются самоубийцами. Обучаемые прибывают из Ирана, Ливии, Алжира, Судана, Турции, Египта, Сирии, Ливана, Иордании, сектора Газа и Саудовской Аравии. Как сообщается в западной печати, в лагере Имам-Али, расположенном в восточном районе г. Тегеран, планируется большинство совершаемых в мире террористических актов. В потворстве мусульманскому экстремизму и содействию террористическим вылазкам исламистов в Египте и Алжире общественность исламских государств обвиняет также пакистанский режим. По данным самого пакистанского правительства, на территории страны сегодня находится около двух тысяч арабских террористов, оставшихся не у дел после окончания войны в Афганистане. Экстремисты переплетены связями с разного рода "фондами", благотворительными обществами мусульманского мира, представителями государственных структур, политических партий, финансового капитала и бизнеса. В целом, исламский экстремизм угрожает сегодня, по крайней мере, 15 странам и несет ответственность за 80% террористических актов в мире. Жертвами террористов являются в основном гражданские лица.

Но примечательно, что после взрывов на острове Бали и в Джакарте, унесших сотни человеческих жизней, мусульманские лидеры Индонезии первыми среди "правоверных" выступили с заявлением, в котором назвали исламских террористов "еретиками", а их человеконенавистническую идеологию "базирующейся на ложных толкованиях ислама". "Наша задача – распространять среди верующих подлинное мусульманское учение о том, что такое джихад, – заявил Дин Сьямсуддин, президент индонезийской исламской организации "Мухаммадия", насчитывающей около 30 миллионов сторонников. – Мы не должны позволять распространять ложное толкование понятия джихада", – подчеркнул он. В ответ на такие заявления наиболее ревностные противники ислама обычно говорят, что все это маскировка – в Коране, дескать, содержится немало аятов, оправдывающих убийство "неверных". Да и биография Мухаммеда, по их словам, демонстрирует массу примеров, когда основатель ислама прибегал к оружию для утверждения своей веры. Действительно, нелюди, убивающие мирных жителей, берущие в заложники детей и со спокойной совестью отравляющие на смерть начиненных взрывчаткой подростков-камикадзе уверены, что они ведут "священную войну" во имя ислама. А значит – здесь все средства хороши. Итак, кто же прав?

Хотя Коран и гласит: "Нет принуждения в религии" (сура 2:257), многие толкователи исходя из его контекста, настаивают, что, этот стих не имеет никакого отношения к отказу от принуждения немусульман к подчинению власти ислама. Другие учат, что этот "гуманный" стих был отменен (сура 2:100) и заменен последующими и более многочисленными стихами, звучащими как: "О пророк! Борись с неверными и лицемерами и будь жесток к ними" (9:74); "И сражайтесь с ними, пока не будет искушения, и религия вся будет принадлежать Аллаху" (8:40), "Сражайтесь с теми, кто не верует в Аллаха и… не подчиняется религии истины… пока они не дадут откупа своей рукой, будучи униженными [покуда они не будут полностью подчинены]" (9:29). Но было бы несправедливо закрывать глаза и на слова Корана, приравнивающие убийство невинного человека к убийству всего человечества: "Кто убьет душу не за душу и не за преступление, тот подобен убийце всего человечества" (5:32). Другие аяты призывающие к мирному решению проблем с "неверными". Особенность Корана заключается в том, что при желании в нем можно найти как оправдание насилию, так и равное количество аргументов против такового. Все зависит от личности того – кто листает страницы священной для мусульман книги, и что он сам хочет в ней найти.

Это целиком относится к такой важнейшей категории исламского вероучения как "джихад". Благодаря террористам, прикрывающим свои злодеяния этим термином, а также невежественности западного человека во всем, что касается ислама, "джихад", а вместе с этим и весь мусульманский мир, стали чуть ли не воплощением вселенского зла. В действительности же, как может подтвердить любой мало-мальски грамотный исламский теолог, истинный джихад не имеет ничего общего с нынешней преступной деятельностью экстремистов.

Слово "джихад" переводится с арабского как "усилие", "старание". Усилие на пути к Аллаху. Мухаммед выделял две его основные категории: Великий джихад, то есть – борьба со злом внутри себя, и Малый джихад – борьба с внешним злом. Уже из названия видно, что именно первый, то есть личное самоусовершенствование, борьба со страстями является главным. В то время как второй – стремление исправить других или изменить внешний мир в соответствии с законами ислама выступает в качестве подчиненной задачи. И это не случайно, ведь в Сунне Мухаммед говорит: "Мы вернулись с малого джихада, чтобы приступить к джихаду великому". Под "малым" джихадом понималась война с неверными, а под "великим" – духовное самосовершенствование.

Когда в VII веке начались мусульманские завоевательные войны, имевшие прямую связь с джихадом, взаимоотношения с врагами строились по-разному. Тогда для язычников выбор был лишь один: переход в ислам или смерть. "Людям Писания" (иудеям и христианам) предлагался иной выбор: принятие ислама, выплата постоянного налога (джизьи) или война. С точки зрения исламского богословия XX века джихад- это больше борьба с собственными несовершенствами (Великий джихад). И это имеет полное обоснование как в Коране, так и в Сунне – сборнике высказываний основателя ислама, Мухаммеда. С тех пор количество видов джихада увеличилось, но в целом современные мусульманские теологии выделяют три основных вида джихада.

Первый и самый высокий вид джихада – джихаде акбер или Великий джихад – проповедование слова Аллаха. В главе 25 стиха 53 Корана Аллах отдал приказ мусульманам рассеять неверие с помощью Корана, получить каждому человеку образование, будь то религиозное, светское или научное.

Второй вид джихада – стремится победить самого себя. Человек слаб, и легко вводим в заблуждение сатаной. Борьба с собственными страстями и стремление устранить зло в поведении окружающих – это и есть джихад. Коран говорит: "Посему, бойтесь Аллаха, как только вы можете и внемлите, и повинуйтесь, и жертвуйте во имя Его; так лучше будет для вас самих. И те, которые охраняемы от собственной своей алчности – они преуспеют" (Аль-Тагабун, стих 17). Одна из главнейших обязанностей мусульман в рамках этого джихада – дать милостыню нуждающемуся. В целом же он должен длиться до тех пор, пока человек не достигнет полного мира в себе и с окружающими.

Третий и последний вид джихада – джихадe асгер или Малый джихад – самооборона от неприятеля. Именно на него чаще всего ссылаются террористы в обоснование своих злодеяний. Забывая при этом, что этот вид джихада оговорен в Коране рядом строгих правил и нарушение их является тягчайшим преступлением. Действительно, читаем в Коране: "Позволение сражаться дано тем, которые подвергаются нападению, ибо они были обижены – и точно, Аллах имеет власть помочь им. Тем, которые были беззаконно изгнаны из домов своих потому только, что сказали: "Владыка наш есть Аллах". В то же время, читаем дальше, это не означает ведения религиозной войны с христианами и иудеями, что как мы видели выше, происходит в целом ряде исламских стран. "И если бы Аллах не отражал одних людей посредством других, истинно были бы разрушены монастыри и церкви, синагоги и мечети, в которых многократно поминается имя Аллаха. Истинно, Аллах силен и могуч. Истинно, Аллах поможет тому, кто помогает Ему. Тем, которые, когда утвердятся на земле, будут соблюдать Молитву и платить Закаат, и призывать к добру, и возбранять зло. И конец всех дел пребывает в руке Аллаха" (40:42). Агрессия против мирного населения или страны – это не джихад, как утверждает Святой Коран. Убивать женщин и детей – это не джихад. Воины неприятеля могут быть пленены, но похищение мирного населения – не джихад. Преднамеренное разрушение собственности, включая святые места любой религии, – это не джихад. Противостояние в личной вражде – тоже не джихад. Каждое из этих правил ведения джихада попирается экстремистами.

Мухаммед в разные периоды жизни во исполнение джихада рекомендовал не искать конфликта даже с язычниками (не говоря уже о христианах и иудеях), кто бы они не были, а когда есть возможность стараться склонять их к истинной вере "мудростью и хорошим увещеванием", а также утверждал, что "нет принуждения в вере". В рамках Великого джихада (джихаде акбер), то есть основного, позже появились такие понятия как "джихад сердца", подразумевавший борьбу прежде всего с собственными несовершенствами верующего; "джихад языка" – когда верующий одобрительно говорит о богоугодном и при каждом удобном случае порицает то.

Что касается Малого джихада (джихаде асгер), составной частью которого является "джихада меча", под которым понималась уже прямая вооруженная борьба с неверными, сулившая участникам райское блаженство, то он также называют "газават" (мн.ч. от газва – "набег") или "фатх"- завоевание, победа. В такой войне строго запрещалось убивать женщин, детей, стариков и невооруженных священнослужителей любого вероисповедания. Это строго оговорено в Коране: "Кто убьет душу не за душу и не за преступление, тот подобен убийце всего человечества" (5:32). Запрещается также уничтожать храмы и святые места "людей Писания" христиан и иудеев: "Если бы Господь не защищал одних другими (если бы Господь не заложил как закон в сотворенном им мире противодействие злу), то были бы разрушены монастыри, церкви, синагоги и мечете, где часто упоминается имя Господа" (22:40). Поэтому ни у одного нормального мусульманина нет и тени сомнений в истинности слов исламских руководителей обличающих подобно президенту объединения мусульман Индонезии Дин Сьямсуддину кровавые преступления экстремистов и называющих их "еретиками".

Исламский экстремизм многолик. Россиянам в наибольшей степени приходилось сталкиваться с таким проявлением исламского экстремизма, как "ваххабизм". Явление это не местного происхождения, а экспортированное в нашу страну. Напомним, что ваххабизм – это особое религиозное течение внутри суннизма, не являющееся отдельной конфессией. Свое название ваххабиты взяли по имени духовного лидера XVIII века Ваххаба который боролся с английским колониализмом под лозунгами джихада и "чистоту веры". То есть не только национального освобождения арабов, но очищения суннитского ислама от "наслоений". Таких, как восточного обычая оплакивать умерших, поскольку смерть это-де праздник для мусульманина, наконец-то отправившегося к Аллаху на небеса, почитания святых и святые места, кроме Мекки и Медины и др. В настоящее время ваххабитское учение является государственной идеологией Саудовской Аравии. Ваххабиты имеются также в арабских эмиратах Персидского залива, ряде государств Азии и Африки.

В 90-х гг. "ваххабитами" стали называть себя чеченские террористы. Что у них из этого получилось в одном из своих последних интервью выразительно сказал убитый вследствие террористического акта 21 августа 1998 года муфтий Дагестана С.М.Абубакаров: "В том виде, в каком ваххабизм предстаёт ныне на Северном Кавказе, он мало имеет общего с религией. Это псевдоислам, он лишь носит исламскую маску, это идеологическое и политическое течение с экстремистским уклоном". 12) Нетрудно заметить, что муфтий практически слово в слово повторяет заявление руководителя мусульман Индонезии, что за тысячи километров от Дагестана о террористах как мусульманских "еретиках". И это неудивительно, ведь и в Индонезии, и на Кавказе и в Лондоне и в Нью-Йорке добро всегда остается добром, а зло – злом. Индикатором здесь может служить хотя бы отношение к допустимости для мусульман самоубийственных акций шахидов-камикадзе, на которые сейчас приходится практически каждый второй совершаемый исламистами теракт. Только нравственно тяжело больной человек может одобрять подобных злодеяния. Тем более, что их исполнители и организаторы согласно как Корану, так и Библии после смерти могут рассчитывать попасть лишь в одно место – ад.

Шахиды или самоубийцы?

В немецком журнале "Штерн" однажды был опубликован рассказ иранского офицера Али Мохаммеда о некоторых эпизодах войны Ирана с Ираком в 1980-1988 гг. "За три месяца службы, – говорит военный, – я отправил на фронт четыре тысячи детей и подростков. Самому младшему было шесть лет, а большинству – от 12 до 16 лет. День в казарме начинался очень рано с молитв. Затем в течение часа пели песни и декламировали лозунги, выдержки из Корана… Я видел, как солдаты вешали на шею каждому из подростков пластмассовый ключ. С его помощью, обещали ему, ты после смерти можешь открыть ворота в рай. Затем детей ставили в шеренги и пускали на заминированную территорию. Так они прокладывали путь регулярным войскам. С таких заданий никто из детей не возвращался". Далее журналист из журнала "Штерн" пишет: "Али Мохаммед замолкает. Комок подкатывает к его горлу. Он не в силах больше говорить…" 13)

Как показывают многочисленные примеры использования в Чечне, Палестине, Ираке детей и подростков в качестве "шахидов" – камикадзе, подобные угрызения совести мучают далеко не всех. Подготовка ведется в специальных лагерях. По данным госдепа США, только в Ливане таких насчитывается 23. Около 10 "объектов" имеется на территории Палестинской автономии, где "шахидами" часто становятся даже дети. В последнее время появились сообщения, что такие же "фабрики самоубийц" создаются и на территории стран СНГ. Что касается Чечни, то здесь подготовка смертников (почти конвейерная) осуществляется в так называемом "диверсионном батальоне шахидов" Шамиля Басаева под названием "Риядус Салихин".

"Шахид" в переводе с арабского означает "свидетель" приверженности исламу, джихаду. "Исламский энциклопедический словарь" определяет "шахида" как человека, "пожертвовавшего собой за веру, погибшего мученической смертью. Шахид утверждает свою веру смертью в войне против неверных, ему гарантирован рай". То есть, шахид, согласно исламу, – это человек, погибший за свою веру в ходе джихада. Именно в ходе джихада и за веру, а не за какие-либо политические, экономические и другие мирские выгоды. Следует также обратить внимание на то, что одновременно ислам запрещает самоубийство, чем и кем бы оно ни оправдывалось. "Тот, кто намеренно убьет себя, будет наказан вечным пребыванием в аду",- гласит один из хадисов Сунны. То есть самоубийство для мусульманина это смертный грех. Исламисты разрешают это противоречие утверждая, что шахид – не самоубийца, а мученик за веру, погибший в ходе "священной войны" – джихада.

Являются ли джихадом такие примеры использования шахидов, как жестокий захват школы в Беслане, кинотеатра на Дубровке в Москве, взрывы автобусов в Лондоне, отелей в Египте и Иордании, пассажирских самолетов другие многочисленные теракты, повлекшие гибель мирных жителей, в том числе детей? Коран высказывается на эту тему вполне конкретно: "Кто убьет душу не за душу и не за преступление, тот подобен убийце всего человечества" (5:32). Согласно правилам Шариата и Корану убийство мирного населения не имеет никакого отношения к "священной войне". Так по мусульманскому вероучению военный джихад ("джихад меча") возникает только в случае вооруженной угрозы исламу – за пределами мусульманского государства или на территории такового. При этом, в ходе военных действий запрещается убивать женщин, детей, стариков, безоружных, крестьян, религиозных деятелей. Таким образом, шахиды повинные в смерти мирных жителей, совершают двойной грех. Во-первых, они убивают невинных. Во вторых – совершают смертный грех самоубийства, поскольку устраиваемые ими бойни не являются джихадом. Соответственно не наступает и случай жертвенной смерти "во имя веры". То есть речь идет о банальном самоубийстве со всеми вытекающими отсюда последствиями – вечными муками такого "шахида" в пламени джяханна (ада).

Так что же, джихад вовсе не имеет права на существование? Отнюдь, джихад согласно Корану и Сунне, как мы убедились, – это необязательно вооруженное действие. Если же таковое имеет место, то лишь в рамках строго определенных правил, практически совпадающих с международными декларациями о ведении войн.

Слово "джихад", означает, прежде всего "священное усилие". Так что в высшем своем проявлении, это борьба с собственной греховной природой – страстями, невежеством. Он может быть и при строительстве дома в тяжелых условиях, и при написании богословского трактата на сложную тему. В Сунне приводится наглядный пример "Джихаде Акбер", или "Великого Джихада", поданный самим Мухаммедом. Однажды к основателю ислама пришел мужчина и просил его разрешения, чтобы отправиться на священную войну. Тот спросил его: "Жив ли кто – либо из твоих родителей?". Мужчина ответил: "Они оба живы". Мухаммед сказал: "Ты ищешь вознаграждение от Аллаха?". Тот ответил: "Да". Тогда Мухаммед повелел: "Возвращайся к твоим родителям и хорошо относись к ним".

^ Глава 3. Иса бен Мариам – кто Ты?

Среди христиан распространено величайшее заблуждение, что мусульмане-де не верят в Иисуса. На самом деле это не так. Напротив, они очень даже почитают Ису бен Мариам (Иисуса сына Марии). По значимости Он для них второй "пророк" после основателя ислама Мухаммеда. Иисус упоминается в Коране 93 раза в 15 стихах. (Коран – здесь и далее в переводе с арабского академика И. Ю. Крачковского. М., 1964. Первая цифра – сура, вторая – аят). О Нем говорится как об ал-Масихе, то есть Мессии. Ему было ниспослано откровение – Инджиль (Евангелие). Образ Иисуса занимает в Коране особое место. Он отнесён к "приближенным" (маккаррабун) Аллаха (3:45). Наконец, Иса не умер как все обычные люди, но был живым вознесен на небо (4:157). Даже "печать пророков" – Мухаммед – не удостоился в исламе такой чести! И все же между Иисусом христиан и мусульман имеются большие отличия. Для составления полного представления о личности и учении столь почитаемого ими "пророка" Исы, мусульманам необходимо обратиться к исчерпывающему источнику, каковым является только Инджиль, то есть Евангелие. Итак – на Восток, за Исой бен Мариам!

Когда переступаешь невысокую преграду в воротах, отделяющих дамасскую мечеть Омейядов от внешнего мира, шум многолюдного базара Хамидия, мирская суета остаются снаружи вместе с обувью. Огромное сооружение, представляющее собой странный гибрид мечети и православного храма, несомненно, главная достопримечательность Дамаска. Здесь хранится голова Иоанна Крестителя, которую отсекли по приказу царя Ирода. Это место одинаково свято как для мусульман, так для христиан, только магометане почитают пророка под именем Яхья. Десять тысяч мастеров десять лет воплощали в камне распоряжение халифа Валида бен Абд-эль-Малика, "построить мечеть, какой не было и не будет". Она должна была символизировать могущество империи Омейядов, распростершейся в VII веке от Инда до Пиреннев. Нужно сказать, замысел удался.

Внешняя стена мечети подпирает небосвод шпилями трех минаретов. Так вот, один из них, похожий, на воткнутый острием вверх восьмидесятиметровый карандаш, построен в честь Исы бен Мариам, как Коран называет Иисуса, сына Марии. Сооружение возведено в 1347 году. По местному поверью, накануне Страшного суда Иса спустится к белому минарету, положив руки на крыльях двух ангелов. Имам даже каждый день стелит новый ковер на том месте, где должна ступить Его нога. В Сунне есть описание внешнего вида Исы: "Как только вы его увидите, сразу узнаете. Он среднего роста. У него белое и доброе лицо. На нём будет белая одежда. Волосы его будут выглядеть мокрыми, даже если их не коснулась вода". Ислам и христианство переплелись в Сирии очень тесно. Но, когда я спросил сирийским мусульман им известно, к примеру, об Иоанне Предтече, или как они его называют пророке Яхья? То, несмотря на усердные молитвы и поклоны у его каменного саркофага, оказалось, что практически ничего. Не говоря уже о главном событии в жизни Иоанна Крестителя – крещении Спасителя. Они как правило даже понятия не имеют что такое и как выглядит крещение. Это, однако, не мешает мусульманским мамашам нередко тайком приглашать местных священников покрестить своих новорожденных младенцев "для лучшего здоровья". Так на всякий случай.

Разговор у гробницы пророка

Если бы правоверные открыли "Инджиль", как Коран называет Библию, то они узнали о столь почитаемом ими пророке Яхья и Исе бен Мариам много интересного. Но они этого предпочитают не делать, поскольку с молоком матери впитали убеждение и постоянно слышат: евреи и христиане сознательно исказили священный текст Инджиля. Если бы это действительно было так, то грех "люди книги" совершили бы страшный. Ведь согласно мусульманскому вероучению, Инджиль был получен Исой бен Мариам от самого Аллаха. Точно также, как Мухаммеду был передан Коран. Христиане, говоря о Библии выражают ту же мысль несколько иначе, называя ее "Богодухновенной". Итак, был ли "первородный грех" книгопорчи?

На эту тему у меня состоялся примечательный разговор с двумя сирийскими студентами-суннитам в Большой мечети города Алеппо (Халеба). Той самой, где по преданию покоится прах пророка Захарии, отца Иоанна Крестителя. Помните, который потерял дар речи, когда ангел возвестил ему о предстоящем рождении сына в наказание за маловерие? Так вот, местные жители очень гордятся "Джамие Закариех". Не иначе по этой причине поэтому меня сюда и заманили двое студентов. Оказавшихся, кстати, тезками основателя ислама – Мухаммеда. Один из них мечтает о лире поэта, а другой учится на программиста, но это не мешает им быть ревностными мусульманами. При случае они, оказывается, не прочь даже попытаться обратить в ислам "неверного" российского гостя.

Завершив осмотр каменной гробницы пророка, ребята предложили присесть у пересохшего "фонтана омовений". Кладу рюкзак на полированный мраморный пол и сажусь рядом. Один из них – поэт, неожиданно заводит разговор о вере.

— Ты говоришь, что слышал о пророке Захарии…
— И не только о Захарии, но и Ибрагиме (Аврааме), Мусе (Моисее), Дауде (Давиде). А в Дамаске я видел гробницу, где хранится голова пророка Яхья (Иоанна Предтечи).
— Почему же тогда вы, христиане, признаете всех пророков, кроме Мухаммеда, мир ему?
— Да потому, что о нем не говорится ни в одной из книг Библии. Зато об Исе (Иисусе) там несколько сот пророчеств.

Тот надолго замолкает. Этот разговор у гробницы общего для христиан и мусульман святого перерос в годовую переписку по интернету, в ходе которой каждый пытался обратить другого в свою веру. Вот что из этого получилось.

"Поддельная" Библия

Умудренные исламской логикой студенты начали дискуссию с выбора источников, на которые она будет опираться. В первом же письме, Мухаммед-поэт решительно ринулся в атаку:

"Я готов дискутировать вопрос об истинной вере, каковой без сомнения является только ислам. Но наш дальнейший разговор зависит от того на основе Библии или Корана мы будем доказывать свою правоту. Я готов дебатировать с тобой не только с помощью Корана, но даже и Инджиль (Библии). Однако, при одном условии. Ты должен найти хотя бы одну версию Библии, схожую с другой. Потому, что все версии Корана таковы. Не думаю, что у тебя это получится, ведьсовременная Библия – это не подлинные Tаура(Тора, Ветхий завет) и Инджиль (Евангелие), открытые Моисею и Иисусу, а их подделка".

Основатель ислама Мухаммед знал, что задолго до начала его миссии рассеянные по всей Аравии иудеи и христиане имели Священные Писания. Так, священные книги иудеев Коран называет "ат-Таурат" (Тора, Пятикнижие Моисеево), а Священное Писание христиан – "ал-Инджил" (Евангелие). На протяжении всего текста Корана последователи Иисуса именуются "ахл ал-китаб" (люди книги), и хотя о них отзываются здесь вполне уважительно и всегда отделяют их от языческих идолопоклонников, отношение к ним, как правило, не лишено укоризны. Но в целом, точка зрения Корана на христиан носит положительный характер: "И, несомненно, ты найдешь, что ближе всех в любви к уверовавшим те, кто говорит: "Мы – назореи". И это потому, что среди них есть иереи и монахи, которые гордыни лишены и не возносятся перед другими. (5:82). Согласно Корану, главное отличие христиан от других людей заключается именно в наличии у них Библии, что отражено даже в термине закреплен за верующими в Иисуса – "люди книги".

Тем не менее, мусульмане отвергают Библию, которой пользуется христианская Церковь. По их мнению, "люди книги" исказили свое Писание в каких-то своих корыстных целях. Новозаветные евангелисты не являются для мусульман авторитетами, потому что они воспринимают Инжиль (Евангелие) как книгу, данную Аллахом Иисусу (Сура 5:50). И поэтому отметаю с порога написанные апостолами четыре Евангелия, требуя предъявить им "неискаженное" некими коварными злодеями "Евангелие Иисуса". Это один из самых живучих стереотипов в исламе. Примечательно, что в то же время, Коран очень благосклонно отзывается об иудейском и христианском Писании и, что самое главное, подтверждает его подлинность. Объяснить такую двойственность в отношении к Библии можно, зная биографию Мухаммеда. Первое время он весьма с большой симпатией относился к христианам и иудеям, надеясь обратить их в свою веру. Когда же это не получилось и к тому же, практически на закате жизненного пути Мухаммеда его армии столкнулись на севере Аравии с войском православной Византии, отношение мусульман к христианам стало более враждебным.

В первое время их обвиняли в том, что они не лучше идолопоклонников. И все же не смотря на перемену в отношении к "людям книги", Мухаммед никогда не сомневался в подлинности Книг, которые иудеи и христиане и сегодня считают своим Священным Писанием. Так что, в первоначальный период существования ислама никому из мусульманских ученых даже в голову не приходила мысль подвергнуть сомнению утверждению Корана, что Священные Писания иудеев и христиан – Ветхий и Новый Завет были посланы им самим Аллахом. Лишь двести лет спустя, такие мусульманские богословы, как Ибн Хазм, обнародовали учение о том, что Таурат и Инджиль были искажены "людьми книги" и потому якобы не заслуживают доверия. Для поддержания этой точки зрения были предприняты поиски указаний на этот факт в самом Коране, но ничего из этого не вышло. Несмотря на то, что Коран часто осуждал иудеев и христиан за отступление от своих учений, он никогда не обвинял их в искажении их Священных Писаний.

Однако начавшаяся эпоха крестовых походов и последовавший на это решительный джихад окончательно развели две религии по враждебным лагерям. Тут уж компромиссов быть не могло, и в исламском богословии начинает складываться традиция, согласно которой Библия была "фальсифицирована" христианами. А стало быть, никакой компромисс с этими "еретиками" невозможен, Инджиль же их – "искаженный". Как уже было показано выше, такая точка зрения не соответствует ни Корану, ни убеждениям основателя ислама – Мухаммеда. Действительно, во многих сурах Корана недвусмысленно утверждается, что Таурат и Инджиль были настоящими Священными Писаниями, которыми владели иудеи и христиане при жизни Мухаммеда. При этом "ахлул Инджил" ("людям Евангелия") было сказано "поступать так, как Аллах заповедовал в нем" (Инджиле) (5:50). Если бы книга была искажена, то зачем нужно было бы поступать по ней, как требует Коран? Мусульманское богословие не дает ответа на этот вопрос. Тем не менее, возобладавший после смерти основателя ислама несправедливый взгляд на христиан укоренился, и является господствующим в мусульманском мире по настоящее время. Из всего вышесказанного следует важный вывод, на который автор и поспешил обратить внимание своего друга Мухаммеда. Вот каков был мой ответ.

"Коран совершенно правильно разделяет Книги иудеев и христиан на ат-Таурат, то есть "Закон" (Тору, Пятикнижие Моисеево) и Инджиль (Евангелие): "И ниспослал Он Тору и Евангелие раньше в руководство для людей…" (3:3). По свидетельству Корана Священное Писание было получено иудеями и христианами от самого Бога: "О люди Писания! Вы ни на чем не держитесь, пока не установите прямо Торы и Инджиль и того, что было низведено вам от вашего Господа" (5:68). Нет никаких расхождений, и по поводу того через кого эти установления были получены – Таурат, соответственно через Мусу (Моисея), а Инджиль через Ису бен Мариам (Иисуса сына Марии). Причем в Коране подчеркивается неразрывная внутренняя связь между двумя книгами, и действительно они объединены у христиан в общую книгу под названием Библия: "И отправили Мы по следам их Ису, сына Мариам, с подтверждением истинности того, что ниспослано до него в Торе, и даровали Мы ему Инджиль, в котором – руководство и свет, и с подтверждением истинности того, что ниспослано до него в Торе" (5:46).

Однако, мой сирийский друг как и многие мусульмане продолжал настаивать, что "современная Библия – это не подлинные Tаурат(Тора, Ветхий завет) и Инджиль (Евангелие, Новый Завет), о которых говорит Коран, а их подделка". На это ему был дан такой ответ:
"Если эти книги были искажены, то – когда и главное – зачем?

На протяжении всей своей истории иудеи всего мира знали только одно Писание -в том числе полученные от Моисея Книги Ветхого Завета. Их-то мы и читаем сегодня. Если взять еврейские и арамейские тексты Ветхого Завета, то многочисленные манускрипты, найденные в пещерах Мертвого моря, датируются II веком до н.э. – I веком н.э. Так вот они полностью идентичны современному Ветхому Завету – первой части христианской Библии, которую можно купить в любой церковной лавке. Например, о поразительной точности сохранения оригинальной книги Исаии свидетельствует тот факт, что на фрагментах кумранского манускрипта, обозначенного как IQIs1′, сохранились многочисленные колонки с текстом 41-46 глав книги Исаии, которые практически полностью, слово в слово, совпадают с текстом Исаии из Ленинградского манускрипта датирующегося Х в. н.э. Текст, написанный за семь веков до появления Корана, ничем не отличался от того, что появился на свет уже после смерти Мухаммеда. И это неудивительно, ведь, еще во II веке до н. э. (на восемь веков раньше пророка Мухаммеда) уже был сделан перевод на греческий язык еврейского Ветхого Завета, известный нам как Септуагинта. То есть как минимум во времена Мухаммеда Таурат (Тора) сохранялась в неизменном виде. Если бы искажения были произведены позже, то их легко было бы выявить, просто сравнив их с текстом Септуагинты. Последняя в неизменном виде была воспринята и христианами, образовав первую священную часть Библии – Ветхий Завет, включая Пятикнижие Моисеево (в Коране – ат Таурат)".

Кстати, хотя между исламским миром и евреями в наши дни существует страшная вражда, мусульмане вообще очень почитают славного сына еврейского народа – Мусу (Моисея).

По следам Мусы

"И сказал Господь Моисею: взойди ко мне на гору, я дам тебе скрижали каменные, и закон, и заповеди, которые Я написал для научения людей" (ат-Таурат, Исх.14:12)

Как и в Библии, в Коране содержится история о Моисее (Мусе), который вывел израильский народ из Египта и привел его на Синай. Здесь вождь израильтян, по повелению Бога поднялся на гору, чтобы получить заповеди, ставшие основанием трех мировых религий – христианства, иудаизма и ислама. Правда, в течение нескольких дней, пока Муса постился и общался с Всевышним, его соплеменники, которые ожидали у основания горы, потеряли терпение. Они решили вернуться к прежним языческим идолам, выковали золотого тельца и начали поклоняться ему. Тогда Всевышний сказал Мусе: "В отшествие твое Мы испытали твой народ, и Самири (сатана) их сбил с пути" (Коран, 20:85). Так и в наше время, люди, к сожалению, слишком часто забывают своего истинного Бога, желая творить волю не Его, но свою собственную – греховную. С попранием данных Всевышним заповедей в мир приходят беззаконие, зло, убийства, ненависть.

Отъезд на библейскую гору Джебель Муса (гора Моисея) из отеля, прилепившегося к северной окраине Шарм эль Шейха, как твердо обещал мне во время покупки путевки гид Мухаммед, состоится в 22 часа 30 минут. Я не учел, что он имел в виду тридцать египетских, а не наших минут, поэтому до появления запоздавшего автобуса проскучал в холле добрых пол часа. За это время услужливый метрдотель снабдил меня большой зеленой коробкой с провиантом. Аккуратно завернутые в целлофан помидор, огурец, гоава – местный плод, похожий по виду и вкусу на нашу грушу, сладкие булочки, сыр и аскетичного вида кубик ветчины будут завтра, за двести с лишним километров от цивилизации, как нельзя кстати.

Наконец, тьму египетскую разрезают лучи фар громадного белого автобуса, из передней двери которого бодро выскакивает уже знакомый мне по встрече в аэропорту проводник Валид. На шее у него болтается привязанная к шнурку пластиковая карточка-пропуск. Приветствуем друг друга на непонятном русско – англо – арабском диалекте, хотя он, как позже выяснилось, прекрасно говорит на родном для меня языке. Показываю ему паспорт, не окажись которого на одном из блокпостов, элементарно можно "отдохнуть" не на Красном море, а в камере предварительного заключения. После войны за Синай 1973 года египтянам повсюду мерещатся израильские лазутчики. С некоторым сожалением отдаю ему путевку, за которую пришлось выложить 35 долларов и проникаю из жаркой пустыни в прохладные недра кондиционированного автобуса.

Шарм эль Шейх сияет неоновыми огнями казино и ночных дискотек. Быстро минуем цитадель развлечений, проезжаем аэропорт и выруливаем на шоссе, где по безжизненной пустыне устремляемся в сторону залитых лунным светом гор. Валид пытается что-то говорить через микрофон, но быстро умолкает, поняв, что большинство "руссо туристо" давно спят богатырским сном.

Просыпаюсь в половине третьего ночи оттого, что зуб на зуб не попадает – водитель по привычке включил кондиционер на "заморозку", хотя в глубине синайской пустыни ночью довольно холодно. Хорошо, что свитер недалеко. Остановка у какого-то КПП. Полицейский в белой форме с "калашниковым" на плече проверяет документы у водителя. В это время его напарник "светит" под днищем автобуса зеркалом на длинном штативе. Под растянутыми на жердях обрывками ткани на ковриках сидят бедуины. Традиционные шерстяные плащи накинуты поверх спортивных курток, на ногах – модные кроссовки. Один курит кальян. На туристов – ноль внимания, явно не бедные кочевники, кормящиеся доходом с продажи изделий рук своих туристам. Скорее контрабандисты или полицейские "стукачи".

Контрабанда тут вообще процветает. Кое-где это основной промысел бедуинов, которые не признают государственных границ, и других условностей вроде виз, кочуя по всему Ближнему Востоку, где им заблагорассудится. Если подворачивается работа перевезти на верблюдах из одной страны в другую партию наркотиков или оружия, от такой возможности, понятно, не отказываются. Срок за подобное преступление здесь, кстати, дают немалый – до 25 лет. В 2004 году услугами бедуинов воспользовались исламские террористы для того, чтобы переправить в Египет партию взрывчатки. Она сработала в Шарм эль Шейхе и Табе, подняв на воздух несколько отелей. Среди пострадавших – туристы из России и Израиля. Египетская полиция ничего не может поделать с хитрыми "детьми пустыни", которые благодаря прекрасному знанию гористой местности, как правило, ловко уходят от преследования.

Валид раздает всем фонарики. Я со словами "Мейд ин раша" показываю ему свой трехбатарейный светильник, на который перед выездом в Египет пришлось раскошелиться в нашем хозяйственном магазине. И как выяснилось, совершенно напрасно. Валид с усмешкой прячет свой фонарь и вежливо приглашает всех покинуть автобус, чтобы проследовать под своды монастырского кафетерия, где уже толпятся духовные "альпинисты" со всего мира. Монастырь Святой Екатерины, основанный в VI веке, расположен на высоте 1570 метров между высокими горами Моисея, Екатерины и Сафсафа. Он служит стартовой площадкой для всех желающих подняться на пик Моисея – библейскую гору Хорив, или Джебель Муса, по-арабски. Однако красотами древнего монастыря-крепости, у кого хватит сил, путники смогут насладиться только утром, на обратном пути с горы.

Чашка чая за пластиковым столиком в компании двух крепких русских парней и их подруг, которые курят не переставая, заставляет задуматься о преимуществах здорового образа жизни. Как – никак всем нам предстоит вскарабкаться по горным тропам на гору высотой 2200 метров над уровнем моря. Валид говорит здоровяку, что тот, кто курит, не сможет подняться на Джебель Муса. "Шварценеггер" в ответ интересуется, знает ли проводник, что такое горная подготовка в Карабахе в 1991 году? Тот в ответ молчит. В заключение договариваемся, что если кто-то отобьется от группы во время восхождения на гору Хорив, то встречаемся здесь же в пол девятого.

Наконец поход объявлен и наша разношерстая компания – человек 8-10, среди которых уже упомянутые атлеты с подругами, интеллигентного вида пара преклонных лет, одинокая дама с лицом боярыни Морозовой в день ареста, и молодая девушка, во главе с проводником выдвигается в направлении монастыря Сент Катрин. Светя себе под ноги фонариками, поднимаемся по каменным ступенькам, минуем монашеский склеп, внутри которого на полках разложены бренные кости сотен монахов обитавших здесь за тысячу лет до нас. Некоторые из них были убиты бедуинами и исламскими воинами в годы, когда отношения с "неверными" складывались не лучшим образом или кому-то просто хотелось улучшить свое материальное состояние, а в монастыре по слухам было полно "золотых" подсвечников, паникадил и прочих "сокровищ". Интересно, что до сих пор усопших монахов сначала хоронят на кладбище в маленьком монастырском саду, затем их кости вынимают, обмывают в вине и помещают в склепе. Этот странный обычай происходит от того, что как и в других монастырях, расположенных в каменистой синайской пустыне, очень трудно выдалбливать могилы в грунте. Кроме того, сказывается дефицит пространства на подопечной монастырю Святой Екатерины территории. Необъяснимая для мирян всего мира традиция имеет для монахов особый духовный смысл, постоянно напоминая им о бренности бытия. Оставляем позади приземистую часовню мученика Трифона. Короткий волнительный миг вхождения в монастырские ворота, огибаем величественные монастырские стены слева и по каменистой тропе движемся наверх.

С каждой минутой казавшийся издали пологим склон становится все круче. Рядом, с повязанными на поясе теплыми куртками шагают итальянцы, бодро движутся навьюченные рюкзаками низкорослые японцы. Отовсюду слышна непривычная русскому уху речь всех народов мира. В этот момент особенно отчетливо осознаешь, что все мы – дети Божии, и мысль о том, что мы способны ненавидеть и даже убивать друг друга сейчас кажется просто дикой. На ум приходит, что подобное интернациональное скопление людей последний раз, наверное, наблюдалось разве что во время строительства вавилонской башни. Светящийся точками фонариков людской поток извивается серпантином вокруг горы.

Тут же вперемежку с людьми идут верблюды, хозяева которых непрестанно оглашают воздух пронзительными криками: "Камель, мадам!", "Верблюд!". В хрониках Евтихия, патриарха Александрийского, жившего в IX веке, говорится, что когда византийский император Юстиниан построил монастырь, то он поселил рядом с ним около двухсот семей, привезенных с северного побережья Анатолии. Этим семья рабов было поручено охранять и обслуживать монастырь, а их потомкам – обирать многочисленных туристов. Люди эти составляют племя джебелие ("горцы"), относящееся к синайским бедуинам, но считают себя греками и очень гордятся, когда другие называют их так. По вероисповеданию джебелие давным – давно стали мусульманами, но по-прежнему поклоняются христианским мученикам Екатерине и Георгию (Джирджису), а в день "пророка" Мусы поднимаются на вершину его горы.

Сильный животный запах заставляет внимательнее смотреть под ноги – повсюду щедро рассыпаны круглые твердые шарики верблюжьего помета. Через некоторое время понимаю, что фонарь скорее мешает, чем помогает. Местность освещена призрачным лунным светом, а луч фонарика только слепит глаза, поэтому легко споткнуться ил угодить под верблюда. Выключив хваленый российский светильник, убираю его в накладной карман брюк. Короткий привал на придорожном булыжнике, в компании с незнакомыми пилигримами – от нашей группы осталось уже менее половины участников. Воспользоваться навязчивым сервисом арабов, тут же торгующих прохладительными напитками и шоколадом, памятуя о дизентерии и пользе горного восхождения натощак, не рискую. Луч прожектора, установленного на массивной видеокамере нашего темнокожего оператора выхватывает из темноты уставшие лица.

Тем не менее, настроение у всех приподнятое и останавливаться на достигнутом, похоже, никто не намерен. Даже преклонных лет француженка и присевший рядом на гранитный валун седой самурай. Что делают на полуночной святыне христиан и иудеев многочисленные представители далекой синтоистской страны, ума не приложу. Закинув рюкзаки на плечи, поднимаемся дальше. Вообще-то преобладающий контингент, конечно, русские. Их тут не меньше половины. Интересно, как сквозь железобетонную подкорку унаследованного от СССР атеистического менталитета прорастают ростки живой веры. Так, в ответ на иронические комментарии по поводу тяжелого подъема, молодая русская девица замечает своему приятелю, что за это Бог, наверное, простит им хотя бы часть грехов.

Последние семьсот вырубленных монахами в скальной породе монументальных ступеней, как и предупреждали все путеводители по Синаю, оказались самыми трудными. Тропа идет вверх гораздо круче, и при этом сужается настолько, что протиснуться уже нет никакой возможности не то, что верблюдам, но даже двум людям идущим плечом к плечу. "Камель" дальше хода нет, поэтому прибывшим приходится покидать севших на колени гордых животных. Для многих, в частности, для двух родителей с ребенком лет девяти восхождение тут и окончилось. Видно, что вымотанное ночным подъемом чадо уже не в силах подняться с валуна, на который присело отдохнуть. Отец явно в растерянности – затащить ребенка на руках на вершину горы, до которой осталось "всего" метров четыреста – пятьсот выше сил, а бросить дитя с женой на крутом темном склоне глава семейства не решается. Вперед вырываются молодые и сильные, среди которых уже известная мне веселая парочка. Не отстают вездесущие японцы, и как ни странно, француженка, видевшая, наверное, еще генерала де Голля. Всего десятка полтора-два счастливчиков, которым единственным среди сотен других пилигримов предстоит встретить рассвет на самой вершине. То есть там, где на высоте почти трех с половиной километров край земли встречается с небом, и где Бог вручил Моисею каменные скрижали завета с десятью заповедями для всего человечества.

Облегчаю себе трудный подъем, вспоминая и сбрасывая с души давно позабытые в мирской суете грехи. Идти и вправду становится как-то легче, хотя за спиной тяжелый рюкзак с водой, провизией, фотоаппаратом и тяжелым трехбатарейным (зачем только я его купил?) фонариком. Ветер заметно крепчает – его пронизывающие порывы заставляют застегнуть теплую куртку на молнию и поднять воротник. Температура явно стремится к нулю. Предприимчивые джебелие тут же предлагают верблюжьи одеяла напрокат по цене 2 доллара за штуку. Какой-то русский парень пытается сторговаться за доллар, однако, "горный бедуин" – ни в какую. Видать спрос сильно превышает предложение.

Последний рывок, и вот, наконец, вершина. Под яркими звездами возвышаются каменные своды небольшого Храма Троицы. Мусульмане называют христиан "многобожниками", поскольку те будто бы поклоняются "трем Богам". Причем наша Троица в их понимании это Бог-Отец, Иисус и Дева Мария. Что конечно же не соответствует учению Церкви. Но об этом чуть позже. Часовня, венчающая гору Хорив, была сложена в 1934 году из монументальных каменных блоков, оставшихся от более ранней церкви – возведенной Юстинианом еще в 532 году и несколько раз разрушавшейся мусульманскими борцами с "многобожием".

До рассвета еще час, но хотя на часах всего 4.30, окрестности просматриваются довольно хорошо. Во все стороны простираются окутанные сизой мглой горные хребты. Вычислив наивысшую точку горы, карабкаюсь по отвесной скале между скорчившимися от холода под шерстяными одеялами пилигримами. С удовлетворением отмечаю про себя, что наиболее стойкими все же оказались наши соотечественники – их тут, на этой вершине мира не меньше половины. Взобраться на двухметровый "камешек", венчающий гору Хорив, поначалу не рискую – внизу как никак двухкилометровая пропасть. Кладу на гранитную макушку Джебель Муса свой рюкзак, и обхватив ее руками, засыпаю стоя, в полной уверенности, что взобраться туда, то есть еще выше, никто не сможет. Там просто нет места. Каково же было мое удивление, когда через полчаса чуткого сна меня расталкивают под локоть двое японцев, требуя посторониться. С завидной ловкостью они обосновываются спиной к спине на "пятачке" размером с портфель.

Где-то здесь три тысячи лет назад Моисей, почитаемый мусульманами под именем "Муса", получил заповеди от Всевышнего. Одна из них была – "не убий". Поэтому в Коране убийство невинного человека по пагубности и степени греховности приравнивается к убийству всего человечества: "Кто убьет душу не за душу и не за преступление, тот подобен убийце всего человечества" (5:32). О важности мирного сосуществования и опасности разжигания вражды и ненависти в священной книге мусульман также сказано: "Ели бы Господь не защищал одних другими, то были бы разрушены монастыри, церкви, синагоги и мечети, где часто упоминается имя Господа" (22:44). Как свидетельствует история, многие благочестивые последователи Мухаммеда так и поступали. Так, после завоевания в VII веке Святой Земли, халиф Омар лично посетил Вифлеем и запретил разрушать построенную на месте рождения Христа древнюю церковь, поскольку сам сильно почитал Ису бен Мариам (Иисуса сына Марии). Тогдашние мусульмане прониклись таким почтением к Исе, что даже построили напротив христианской церкви Рождества свою мечеть, посвященную Его рождению. А в 1099 г. местные "правоверные" не допустили разгрома храма Рождества, даже вопреки указу своего халифа ал-Хакима.

В Сирии, во время погромов в Дамаске в 1860 году некоторые мусульмане нередко спасти христиан и иудеев., в особенности эмир Абд ал-Кадир который укрывал "людей книги" у себя дома. В начале ХХ века мусульманские власти Османской империи обрушили на своих подданных армян-христиан невиданный геноцид. Число жертв резни превысило 1 млн человек. Целый народ вынужден был бросить все и бежать в безжизненную Сирийскую пустыню. Здесь от голода, болезней и недостатка воды умерли еще несколько десятков тысяч человек. Алеппский чиновник Наим-бей в 1916г оставил в своем дневнике такую запись: "Только из Алеппо было отправлено двести тысяч армян в сторону Мескене и Рас ул-Айна, и лишь пять-шесть тысяч человек из этой огромной массы остались в живых. Новорожденных бросали в Евфрат. Женщин убивали штыками или револьверами в разных местах дороги жестокие жандармы. Высланный в пустыню армяне – более 200 000 человек были уничтожены". Но и этого казалось мало кровожадным националистам. На стол губернатора Алеппо за подписью турецкого министра внутренних дел легла шифрованная телеграмма: "До нашего сведения дошло, что некоторые духовные лица отправлены в такие сомнительные пункты, как Сирия и Иерусалим, несмотря на то, что армянское духовенство должно быть истреблено в первую очередь. Подобное разрешение является непростительным упущением. Место высылки этих мятежных людей – уничтожение. Я рекомендую Вам действовать в соответствии с этим".

Правительство требовало, чтобы все армяне были уничтожены: они больше не имели права на существование. Возможно, так бы оно и произошло. Если бы не помощь мусульманских жителей Алеппо и других сирийских городов. Несмотря на различия в вере, и опасность подвергнуться репрессиям османов, горожане приняли беженцев как своих братьев. В знак благодарности арабскому народу под патронажем президента Армении Роберта Кочаряна и Каталикоса всех армян Гарегина II в 2000году на берегу Ереванского озера был воздвигнут мемориальный комплекс. Обращаясь к сирийскому народу Митрополит Гнел Джереджян, настоятель армянской православной общины г. Дамаска сказал: "возможность существования армянской общины в пустыне, в городах и поселках Сирии была обусловлена прежде всего поддержкой щедрого сирийского народа в период бойни 1915 года. Северная столица Сирии – город Алеппо – являлся центральным перевалочным пунктом, через который караваны босоногих армян проходили в пустыню. Если бы оставшиеся в живых армяне не нашли убежища в Сирии, трудно представить, что они смогли бы выжить. Возродившийся армянский народ высоко ценит помощь арабских стран и никогда ее не забудет".

Но есть и другая статистика. В нашу "просвещенную" эпоху каждый год в исламских странах от рук экстремистов практически каждый день гибнут мирные жители-христиане. И это при том, что в Коране специально оговаривается: в отношении к "аль-эль-китаб" "людям книги" – христианам и иудеям, правоверным надлежит руководствоваться не ненавистью, но уважением и толерантностью: "В религии предписал вам (Всевышний) то, что заповедовал Он Ною, то, что внушили Мы (Мухаммаду) в откровении, то, что заповедовали Мы Аврааму, Моисею и Иисусу, (сказав): "Соблюдайте религию и не разделяйтесь" (42:13). А в другом месте: "Скажите: "Веруем мы в Аллаха и в то, что ниспослано было Аврааму, Исмаилу, Исааку, Якову и потомкам их, в то, что даровано было Моисею и Иисусу и что даровано было пророкам Господом их. Не проводим мы никакого различия между ними и предаемся Ему" (2:136). Когда мусульмане дискутируют с людьми Писания, то они обязаны избегать того, что приносит огорчение или способствует вражде: "Если вступаете в спор с людьми Писания, то приводите им доводы наилучшие. И не спорьте с теми из них, кто бесчинствует. Говорите: "Уверовали мы в то, что ниспослано нам и что ниспослано вам. Бог наш и Бог ваш – один, и предаемся мы Ему" (29:46).

Какой же издевкой выглядят по отношению к Корану и Мухаммеду, злодейства творимые во всем мире исламскими экстремистами? Но самое постыдное то, что притеснениями "людей книги" занимаются не только террористы, но и в некоторых странах Востока даже официальные структуры. Прикрываясь исламом, последние нередко принимают "решительные меры" против христиан, уничтожают церкви, разгоняют и запрещают собрания верующих, активных руководителей арестовывают и сажают в тюрьмы, в отдельных случаях даже пытают. Не исключение и Египет, над пустынями которого громадой возвышается Джебель Муса, где Моисей говорил с Богом, и получил от Него закон "мирного сосуществования" всех людей. Но наблюдающийся в арабском мире всплеск экстремизма, к сожалению, не обошел стороной и "страну пирамид", где христиане и мусульмане веками сосуществовали мирно.

Правительство Хосни Мубарака всячески подчеркивает, что не делает различия между христианами и мусульманами – для властей "все египтяне равны, все граждане одного государства". Тем не менее, в 2004г. целая армия – сразу пятьсот солдат египетской армии, выполняя приказ "сверху", ворвались в коптский благотворительный центр в Патмосе, что в 30 километрах от Каира. Они принялись избивать сотрудников центра (одного забили насмерть) и с помощью бульдозеров разрушили часть окружающей здание стены. Этот центр, зарегистрированный правительством, заботился об инвалидах и сиротах на протяжении пятнадцати лет. Не так давно уголовный суд египетского города Сохаг вынес оправдательный приговор 96 подозреваемым в массовом убийстве христиан-коптов, произошедшем в деревне Аль-Кошех. В результате учиненного погрома тогда погиб 21 человек. Преступления, совершаемые в отношении египетских христиан под прикрытием ислама, как правило "спускаются на тормозах". Вот такое своеобразное "равенство".

Что-то заставляет отвлечься от невеселых мыслей. На Востоке свинцовый небосклон заметно светлеет. Появление узкой розовой полоски в облаке вызывает оживление в рядах окоченевших паломников, некоторые из которых дерзнули даже утверждать, будто восход сегодня отменяется. Другие возражали им, что он, несомненно, будет, только с другой стороны горы, а вовсе не там, куда мы вот уже два часа дружно глядим. Сомнения разрешились двадцать минут спустя после официально объявленного времени восхода. Сквозь разрывы в огромном облаке, заслонившим небосклон в самом нужном месте – на Востоке, вдруг прорвался золотой луч. Вслед за этим под радостные аплодисменты светящийся диск солнца, как можно было судить по узким зазорам в облаках, начал быстро подниматься все выше и выше. Наконец во все стороны от горизонта до горизонта хлынули гигантские снопы света. Вершины гор окрасились нежным розовым цветом.

Не утерпев, с риском для себя и закрепившихся на вершине японцев делаю отчаянный рывок над бездной и пересаживаюсь к ним. Так мы и встретили это фантастическое утро – двое японцев и один русский, не знающих ни слова на языке друг друга, но вместе оседлавших наивысшую точку –2285 метров Джебель Муса. Они, похоже, на меня не сердятся, только весело показывают руками, чтобы я не слишком шевелился, а то все вместе полетим в пропасть. Чуть ниже, здоровый русский дядька лет пятидесяти в каких-то онучах и лыжной шапочке приговаривая "где тут наше солнышко?" снимает рассвет на видеокамеру. При этом он балансирует на краю бездны, а француженка бальзаковского возраста отмахивается от него как от мухи, чтобы не загораживал прекрасный вид своими внушительными габаритами. Хотя эти недружественные махания явно сопряжены для него с риском для жизни, тот не в обиде, только под всеобщий хохот добродушно басит: "Эти французы могут быть иногда очень вредные". Представительница Франции невозмутимо сохраняет на лице каменное выражение достойное горы Хорив, что делает ситуацию еще более комичной.

Окончательно светает. От простирающегося во все стороны горного ландшафта захватывает дух. Библия гласит, что перед тем, как получить от Бога мраморные скрижали с заповедями, образовавшими позднее фундамент христианства, ислама и иудаизма, Моисей сорок дней молился на этой вершине, не принимая никакой пищи и воды, кроме росы небесной. Тем не менее, пора спускаться вниз, где нас ждет завтрак и чашка горячего чая. С хрустом разогнув конечности, затекшие от неподвижного двухчасового сидения на камне, неохотно спускаюсь с насиженной вершины. Впереди – длинный спуск верблюжьими тропами в долину.

Монастырь Сент-Катрин

Как уже было сказано, мусульмане очень почитают "законодателя" Мусу (Моисея). Тем более им полезно было прочитать Пятикнижие Моисеево – важнейшую часть Ветхого Завета, которая в Коране называется ат Таурат (евр.Тора – закон). Но они этого никогда не делают, в силу сложившейся в мусульманском богословии традиции почитать еврейскую Тору "искаженной" книгой.

А что мусульмане думают о втором Священном Писании "людей книги" – Инджиле? Оказывается, то же самое, что и о первом, то есть считают "поврежденной" некими коварными личностями. И это тем более удивительно, поскольку, что касается второй части Библии – Евангелия или Нового Завета, то в Коране есть подтверждение того, что по крайней мере во времена Мухаммеда христианское Писание было "еще" неискаженным: "И пусть судят обладатели Инджиль (Евангелия) по тому, что низвел в нем Аллах (сура 5.47). Но дело в том, что в распоряжении ученых имеется еще более древний список Евангелия, появившийся на свет еще за двести с лишним лет до рождения Мухаммеда. Это знаменитый "Синайский кодекс" – старейший из известных переводов Евангелия, относящийся к IV веку. Его обнаружил в 1865 году в древнем синайском монастыре Сент Катрин (св.Екатерины) немецкий ученый Тишендорф. Он полностью идентичен современному Евангелию, а значит и тому, что держал в своих руках пророк Мухаммед, охарактеризовавший священную книгу христиан как "низведенную Аллахом" на Землю.

Закончив эту фразу письма, я откинулся на спинку кресла и задумался. Воспоминания о визите в древнюю цитадель православия вереницей пронеслись перед глазами.

Казавшаяся издали детской игрушкой, крепость монахов вблизи поражает огромной высотой и протяженностью стен, с монументальными округлыми и прямоугольными башнями. Бойницы грозно щурятся на спускающуюся по склону армию новоявленных "крестоносцев" вооруженных фотоаппаратами и видеокамерами. Все эта мощь призвана защитить две главные святыни – куст Неопалимой Купины, из пламени которого Господь воззвал к Моисею, и мощи великомученицы Екатерины, глава и десница которой хранятся в алтаре соборного храма. Юстиниан, заклятый противник отколовшейся в 451 году коптской церкви, сознательно хотел воздвигнуть здесь, на восточных рубежах своей империи убедительный символ "истинного православия". Замысел, нужно сказать удался: даже в сравнении с величественными коптскими и русскими монастырями, крепость Юстиниана впечатляет неприступностью сложенных из пыльных гранитных блоков величественных стен.

Подойти к закованному в каменный панцирь монастырю можно только по дну глубокого ущелья. Южная стена карабкается по склону Хорива, а северная нисходит к подножию горы святой Епистимии. Строители знали толк в фортификационном искусстве – откуда ни приближайся к монастырю, все равно окажешься под обстрелом. Например, из вон той черной бойницы наверху, в древности меня могли запросто облить кипящим маслом или бесхитростно сбросить на голову булыжник. Но другого способа проникнуть в древний форпост православия, кроме как через этот проделанный в трехметровой толще стены низкий проход нет. Сейчас, конечно, обитель осаждают не воинственные бедуины, а толпы туристов. Им во что бы то ни стало надо уложиться в промежуток времени с 8 до 12 утра, когда монастырь только и открыт для посещения. В старину же монахам угрожали опасности связанные не только с нарушением распорядка дня. Именно постоянные набеги воинственных "детей пустыни" побудили императора Юстиниана окружить мирную обитель неприступной стеной из квадратных каменных блоков.

Напоенный ароматом эвкалипта сухой воздух прокален градусов до сорока, но дышать им легко, как в финской бане. Моя старшая дочь во время одной из экскурсий отколупнула от монастырского дерева с длинными серебристыми листьями пропитанный смолой кусочек коры. Так вот, несколько месяцев спустя, открыв коробку с сувениром, я к своему удивлению обнаружил, что он благоухает столь же сильно. В ожидании открытия мы расселись на груде камней, сложенных в тени крепостной стены. Пойду, послушаю, о чем там рассказывает гид Валид? Он оказывается, пытается поразить воображение туристов очередной страшной историей. Император Юстиниан дал приказ своему архитектору Стефоносу выстроить монастырь на вершине горы Хорив, то есть на том самом месте, где Моисей получил мраморные скрижали. Однако, по подсказке префекта Синая, тот воздвиг каменную цитадель у основания горы – там, где Муса увидел Горящий Куст, и имелся единственный в этих местах источник воды. Там же, кстати, уже возвышалась небольшая церковь, ранее возведенная по приказу императрицы Елены. За девять лет на дне скалистого ущелья выросла неприступная крепость с множеством келий и великолепной базиликой Преображения. Узнав, что монастырь выстроен не там, где он хотел, Юстиниан так осерчал, что приказал немедленно отрубить префекту голову. Впрочем, некоторые историки считают все это досужими вымыслами, и ссылаются на благочестивый "облико морале" Юстиниана. К синайским анахоретам властитель, впрочем, продолжал благоволить, и даже прислал для их защиты солдат и слуг.

Сонно взглянув на часы, смотритель, наконец, отпер тяжелую окованную железом дверь. В проем хлынула лавина посетителей. Толщина стен впечатляет – метров пять, не меньше, хотя с жилплощадью у монахов, явно большие проблемы. Стиснутый со всех сторон горами, монастырь веками разрастался внутри стен нагромождением причудливых форм и потайных ходов. В этом "муравейнике" кривые улочки идут поясами на разных уровнях, так что плоские крыши нижних зданий нередко служат двориками для верхних. Прилепившиеся друг к другу кельи и другие монастырские постройки поддерживают множество арок. Туристы разбредаются по многочисленным ответвлениям крепости. Едва не спотыкаюсь об огромный ржавый утюг, который лежит на каменном выступе. Поднять его не под силу, наверное, и Шварценеггеру. Наступая, друг другу на пятки, и спотыкаясь, поднимаемся по плохо освещенной крутой лестнице.

Поворачиваю за угол и в нише под невысокой аркой обнаруживаю закованный в камень древний колодец Моисея. Как свидетельствует Библия, бежав из Египта, и проделав в одиночку тот путь, по которому он потом поведет народ израильский, славный сын еврейского народа пришел в землю Мадиамскую и сел здесь, утомленный зноем. Сейчас он меньше всего напоминал блистательного египетского аристократа. За сотни километров, проделанных по безводной пустыне, дорогая одежда на нем истрепалась, жажда и голод были единственными попутчиками на всем пути. Заросший и оборванный он походил на бедного пастуха, безнадежно ищущего хозяина и работу в этих диких скалах. Господь отправил ему навстречу семерых дочерей священника Иофора, пришедших напоить овец. Подоспевшие пастухи грубо оттолкнули их. Обладая не только обостренным чувством справедливости, но и богатырской силой Моисей вступился за женщин, обратив, обидчиков в бегство. Девушки разошлись по домам и рассказали о необыкновенном египтянине, встреченном ими у колодца. Так египетский вельможа стал пастухом. Вскоре он женился на девушке по имени Сепфора, которая родила ему двух сыновей.

Колодец, у которого произошла встреча Моисея с жителями деревни, существует и поныне. Но монахи благодаря проложенным под землей железным трубам берут воду из источника в другом месте, поэтом насос с железным подъемным колесом позднего времени – бездействует. Для анахоретов родник, берущий начало из толщи скальных пород издревле являлся главным источником воды. Его живительной влаги хватило даже на то, чтобы разбить небольшой сад, для прополки которого монахи привлекают паломников. Так, что на столе у братии круглый год овощи и фрукты со своего огорода.

Мерцающий свет свечи выхватывает из темноты прикрепленный к стене большой пожелтевший лист под стеклом. Это копия знаменитого ахтинаме (охранной грамоты), дарованной монастырю самим Магометом. Подлинник манускрипта с рисунком маленькой мечети на полях, исписанный сплошной арабской вязью, утвержденный подписями двадцати одного свидетеля и – вместо печати – отпечатком правой руки Магомета, хранится в сокровищнице султана в Стамбуле. Легенда гласит, что в одну из своих поездок в качестве купца Мухаммед посетил обитель. Грамота – удивительное свидетельство веротерпимости основателя ислама гарантировала инокам после арабского завоевания Египта не только неприкосновенность и защиту, но и особые преимущества, вроде освобождения от податей и неприкосновенности владений. Монахи в долгу не остались, и предложили властям построить на территории монастыря мечеть, что и было сделано в XI веке.

Тем не менее, история монастыря знает нападения не только кочевников, но и регулярных войск исламских правителей Египта. Во время одной из таких атак монахи явили образец подлинного героизма. В 1091 году к святой обители пришел карательный отряд египетского султана, присланный для усмирения восставших бедуинов. Разогнав кочевников по пустыне, бравые вояки решили поживиться в монастыре. Они связали монахов и стали пытать их, дознаваясь, куда они спрятали свои сокровища. Тогда игумен Иоанн сам пришел в церковь, в которой держали пленников, и объявил, что один знает, где лежат сокровища и казна, но ни за что не выдаст их тайну. Мужественный епископ, принял смерть среди жестоких пыток, но так и не вымолвил не слова.

В главной постройке монастыря – византийской базилике Преображения впечатляет уже дверь – деревянным трехметровым входным вратам около 1400 лет. Древние мастера использовали для их изготовления ливанский кедр и искусно украсили рельефами животных, птиц, цветов, листьев. Сверху – греческая надпись из Псалмов Давида (Дауда): "Вот врата Господа; праведные войдут в них". Перекрестившись, захожу в полутемный притвор церкви и после раскаленного зноя пустыни погружаюсь в прохладу, которую отдают истертые веками камни базилики.

Первое что бросается в глаза, когда попадаешь в зал храм Преображения, так это его огромное внутреннее пространство. Снаружи церковь – духовное сердце обители – практически незаметна среди нагроможденных друг на друга построек. Монолитные гранитные колонны, по шесть с обеих сторон, увенчаны резными коринфскими капителями и соединены арками. В основании каждого колосса, которые не обхватить и двум взявшимся за руки людям, сокрыты мощи мучеников – жертв мусульманских набегов. Огромные узорчатые паникадила спускаются с потолка на цепях. Подхожу к монаху, дежурящему у двух ящиков – в один, как водится, нужно класть записки за здравие, в другой – за упокой. Русская туристка интересуется у гида, что это за ящики? Валид поясняет, что к чему. Тогда она по простоте своей советской спрашивает: а за кого лучше подавать записки? Араб сначала опешивает, а потом находится: "лучше, конечно, за живых". Интересно, что даже здесь, в православном храме он Бога называет только "Аллахом".

Инок зажигает свечи на высоких подсвечниках перед царскими вратами и начинает негромко читать молитву. Другой ходит по храму, размахивая массивной кадильницей, которая методично бряцает в такт его шагам. Вообще-то служба бывает здесь четыре раза в день, и как раз в часы, когда монастырь закрыт для посещения. Туристов на них не пускают, но сейчас явно сделано исключение. Интересное отличие от наших храмов – два ряда деревянных стасидий – узких кабинок, в которых во время богослужения можно если не сидеть, то хотя бы полу стоять.

Через сделанную слева в иконостасе специально для туристов дверь, проходим туда, куда в нашем храме простым смертным, то есть не священникам и не монахам, в жизни не попасть – в алтарь храма. Говорить и фотографировать здесь строго запрещено. Древняя беломраморная рака, на которую жестами указывает Валид, хранит мощи великомученицы Екатерины. На Синае даже арабы – мусульмане, не говоря уже о веками прислуживающих монастырю горных бедуинах из племени "джебелие" почтительно относятся к этой христианской святой. Странно видеть, как лицо нашего жизнерадостного гида-магометанина сразу серьезнеет, интересно какому Богу он сейчас молится?

В притворе храма можно увидеть десятка с два редчайших икон, возраст которых более тысячи лет. Монастырь является самым крупным хранителем древнейших православных образов в мире, количество которых исчисляется … сотнями. Одна из икон, выставленная на экспозиции – Рождество Христово, как это ни поразительно – коптская. Ей тысяча триста лет. Коптская живопись, кстати, совсем не такая, как наша или тем более визанийская. Такое впечатление, что это рисунок ребенка – все краски яркие, лица Богородицы, святых и ангелов светятся радостью. Умилительно улыбаются теленок и лошадь, с любопытством разглядывающие только что родившегося Иисуса, лежащего в их яслях. С точки зрения западного искусства – полное нарушение канонов: фигуры плоские, пропорции не соблюдены, детали не прописаны. Но именно эта детская непосредственность и производит потрясающее впечатление.

Неожиданно кто-то выхватывает у меня из рук роскошный фотоальбом с видами обители, который я всего пять минут назад по фантастической цене приобрел в книжной лавке. Бросаюсь в погоню за похитителем в халате-галабее и красном "арафатском" платке, но тот вместо того, чтобы кинуться наутек, ведет себя необъяснимо. Он прикладывает книгу к стеклу, за которое помещены иконы, освящая, таким образом, ее. Оказывается это его способ заработка. Молодец, здорово придумал – протягиваю ему бумажный фунт.

В обители, некогда начитывавшей до четырехсот подвижников, сейчас их проживает всего три десятка. Все они греки, поэтому, когда я услышал, как монах в черной рясе и цилиндрической шапочке обращается ко мне по-русски: "русский, православный, карашо", то сначала подумал, что ослышался. Я сказал, что моя двухлетняя дочь носит имя самой почитаемой в обители святой – Екатерины. Суровый анахорет так обрадовался, что даже согласился позировать: посадил "Кэтрин" себе на колени, и я сделал снимок на память.

Украденный манускрипт

Однажды, в деревянные ворота обители постучался другой пилигрим из России. Назвавшись немецким ученым Тишендорфом он заявил, что явился сюда по заданию русского царя, дабы изучать древние манускрипты. Монахи ценили поддержку и дары, который регулярно присылал им властитель великой северной страны, и охотно пустили незнакомца. Дни напролет он проводил в древней библиотеке обители. Благодаря высоким монастырским стенам накапливавшиеся веками рукописи, а их количество превышает 3000 практически полностью сохранились до наших дней. Так что, теперь по числу и ценности манускриптов библиотека синайского монастыря уступает только Ватикану. В коллекции есть уникальные исторические документы, с золотыми и свинцовыми печатями императоров, патриархов, епископов и турецких султанов. Есть даже охранная грамота пророка Мухаммеда, заверенная его личной "подписью" – отпечатком ладони. Но самое главное сокровище, было обнаружено Тишендорфом совершенно случайно, в куче строительного мусора. Это список самого древнего из сохранившегося до наших дней Евангелия, известный в наши дни как Синайский кодекс. Поняв, какой бесценный клад попал ему в руки, ученый похитил манускрипт, и бежал с ним в Петербург. Кодекс так никогда и не был возвращен монахам. В 1933 году советская власть продала его Британскому музею за огромную сумму в 100 000 фунтов, что по нынешнему курсу составляет около 200 миллионов фунтов (!). С тех пор синайские иноки выносить манускрипты за пределы монастырских стен неразрешают, а за их хранением зорко наблюдает ЮНЕСКО.

Для нас же главная ценность находки Тишендорфа заключается в том, что текст Синайского кодекса IV века слово в слово совпадает с современным Евангелием. То есть, никакие "искажения" христианского Инджиля (Евангелия) как минимум за последние 1600 лет и в частности при жизни пророка Мухаммеда, как утверждает ряд мусульманских теологов, сделаны быть не могли. То есть книги христиан и иудеев никакие не подложные, а самые что ни на есть священные. Что, подтверждает также Коран: "И отправили Мы по следам их Ису, сына Мариам, с подтверждением истинности того, что ниспослано до него в Таурат (Торе), и даровали Мы ему Инджиль (Евангелие), в котором – руководство и свет" (5:46). А раз так, то мусульмане вправе доверять Библии и использовать ее для получения дополнительной информации. В том числе, о столь почитаемом ими пророке Исе (Иисусе). И уж тем более ни в коем случае нельзя говорить о том, что у христиан якобы "искаженный" Инджиль (Библия).

Мусульман учат, что древние тексты Библии были искажены евреями и христианами. Это известно как учение о тахриф или переделках. Его основывают на следующих отрывках Корана: "Была партия среди них, которые слушали слово Аллаха, а потом искажали его, после того как уразумели, хотя сами и знали (Сура 2:75). И это действительно так. поскольку во времена Мухаммеда на Аравийском полуострове нашли убежище многие изгнанные из православной Византии. Некоторые из них среди прочего учили, что Троица это Бог-Отец, Иисус и дева Мария. Неудивительно, что столкнувшись с таким явным заблуждением Мухаммед возмутился. Однако это лжеучение не имеет ничего общего с догматами Церкви, поскольку каждый христианин знает, что Троица, это Бог Отец, Бог Сын (Иисус) и Святой Дух. Так что, Коран в этом смысле можно рассматривать как своеобразный источник по истории раннехристианских ересей.

В другом месте Корана читаем: "среди них [евреев] есть неучи, которые не знают Писания, а знают лишь [читай, свои собственные] вожделения. Они только гадают. Горе же тем, которые пишут Писание своими руками, а потом говорят: "Это от Аллаха", – чтобы выгадать за это небольшую цену! (2:78-79). Эти отрывки из Корана говорят об ошибках в толковании Писания и о том, что за него нередко выдаются человеческие творения – псевдо-евангелия, вроде "Евангелия детства" и других апокрифов (запрещенных Церковью книг), наводнивших Аравию во времена Мухаммеда. Однако в этом фрагменте нет ни слова об искажении Библии. Да и как может быть иначе? Ведь сам Коран называет предшествующие ему Писания иудеев и христиан – подлинными и авторитетными откровениями Всевышнего (2:136, 4:163). Коран призывает иудеев и христиан "установить прямо Тору, Евангелие и то, что низведено им от Господа" (5:68). Коран ссылается на эти книги и призывает всех сомневающихся в учении Мухаммеда, "спросить тех, которые читают Писание до тебя" (10:94). Коран убеждает людей доверять прежним писаниям (4:136).

Письмо мусульманскому другу о пользе чтения Библии

Когда мне удалось убедить своего сирийского друга читать Евангелие, то по его признанию "нашел в Инджиль (Библии) много интересного, о чем если и говорится, то очень скупо в Коране". Например, об Исе бен Мариам (Иисусе сыне Марии) в священной книге мусульман всего несколько сур. В то же время фигура Христа является центральной на протяжении всего Евангелия (Инджиль). Очевидно, что именно в различиях между библейским и кораническим Иисусом кроется корень противоречий между христианством и исламом. Кажущийся чисто теоретическим вопрос слишком часто выливался в кровопролитные войны между представителями двух конфессий. А ведь Иисус в Библии и Коране учит одному и тому же – любви к Богу и ближнему. Да и как может быть иначе, ведь речь идет об одном и том же лице? Однако, иало того, что современные идеологи "священных войн" поступают прямо противоположно учению Исы, они в большинстве случаев по своему невежеству даже не знают, в чем заключается суть расхождений между христианством и исламом. Конечно, ведь нажать на спусковой крючок автомата куда легче, чем сесть и сравнить свою собственную священную книгу с той, что читают "неверные". А ведь не мешало бы…

На Восток – за Иисусом!

Громадные "Золотые ворота" в восточной стене Старого города Иерусалима, через которые Христос вошел в город на роковую Пасху, уже много столетий не действуют. И вот почему. По еврейскому преданию, именно через них должен войти в город Мессия – Машиах, которого иудеи продолжают упорно ждать, отвергнув истинного Сына Божия. Завоевав Иерусалим, турки-османы узнали об этой легенде, и из опасения, что "еврейский Мессия" изгонит их из города, в 1536 году заложили Золотые ворота камнями. Так уже много столетий они и стоят – замурованные, увенчанные мощной зубчатой башней наверху. Никто не может ни въехать, ни выехать через этот самый большой, но бездействующий вход в Иерусалим. Так исполнилось пророчество Иезекииля: "Ворота сии будут затворены, не отворятся, и никакой человек не войдет ими; ибо Господь, Бог Израилев, вошел ими, и они будут затворены" (44:2). Что касается мусульман, то они, как известно, ждут второго прихода "своего" Масиха (Мессии) Исы бен Мариам совсем в другом месте – в Дамаске.

Завоевав в VII веке Палестину, арабы-мусульмане отобрали у христиан много святынь, связанных с почитаемыми ими Исой бен Мариам. Так, один из отпечатков стопы Господа был перенесен с Места Его Вознесения на Елеонской горе в знаменитую мечеть Омара. Но есть единственное место в Святой Земле, где не найти и следа мусульман. Это Голгофа и Гроб Господень. Обе святыни расположены на территории иерусалимского храма Воскресения – центра христианского мира. Подобное невнимание вполне объяснимо. Ведь Коран отрицает главное, ради чего Иса бен Мариам и пришел в этом мир. А именно – Его смерть на кресте во искупление человеческих грехов и радостное Воскресение! Мусульмане верят, что Иисус якобы не был распят, а был живым взят на небо. Там Он будет находиться до Судного Дня, накануне которого вновь спустится на землю.

Еще одно коренное расхождение заключается в отрицании магометанами Божественности Христа. Для них Иса хотя и великий пророк, но все же просто смертный человек. Более того, самым большим грехом ("ширк") в исламе является придание кого-то, то есть и Иисуса в "сотоварищи" Творцу. Почитание христианами Христа Сыном Божиим расценивается мусульманами как многобожие ("мушрик"), заслуживающее вечного пребывания в джяханна (аду).

Все это тем более удивительно, что Коран конкретно указывает, что в отличие от любого простого человека, включая Мухаммеда, Иисус появился на свет сверхъестественным образом. Коран повествует, что Он не родился как обычный человек от физического отца, но от Святого Духа. Если бы мусульмане вдобавок к Корану читали еще и Библию, то они бы поняли, что в случае в Исой, речь идет об одном из лиц Единого Бога – Святой Троицы, а никаком не "многобожии". Хотя именно в этом они и упрекают христиан. К сожалению, большинство исламских религиозных деятелей стараются всячески оградить свою паству от такого "опасного" диалога. А зря, ведь тогда многое бы стало на свои места. Опасен не диалог, а религиозный фанатизм, толкающий даже в нашем "просвещенном" веке людей на страшные преступления. Впрочем, вернемся к священной книге мусульман. Вскоре мне пришло по электронной почте еще одно письмо от сирийского друга, Мухаммеда. Тональность его, после диспута о достоверности Библии была решительной:

"Становись мусульманином! И ты, и мы почитаем Ису (Иисуса), Мусу (Моисея), Ибрагима (Авраама), Дауда (Давида), Мариам (Деву Марию), архангелов Джебралила (Гавриила) и Мукаила (Михаила). Признай еще только пророка Мухаммеда (мир ему) и отрекись от многобожия. Бог только один – Аллах. Иса же простой человек, как и Мухаммед, не более того. Сделай, как я говорю, и ты спасешь свою душу, а не будешь гореть в вечном огне джяханна (ада) вместе с кафирами (неверными)".

Гореть в пламени джяханна мне, понятно, не хотелось. Вместе с тем, признав Христа не Богом, а только человеком, теплое местечко именно там мне было бы гарантированно. Поскольку это находилось бы в противоречии со Священным Писанием – Библией, Божественное происхождение которой признает даже Коран. С другой стороны, как раз то, что составляет сердцевину христианского вероучения это с точки зрения большинства мусульман – смертный грех, "ширк". Последователи Мухаммеда не понимают, как это у Бога может быть Сын. "И еще после этого вы называете себя "единобожниками", – вопрошают они нас, христиан? Согласно Корану "Поистине, Аллах может простить все грехи, кроме приписывания кого-либо или чего-либо Ему в сотоварищи" (4:48). Когда мы говорим "Сын Божий", мы совершаем тем самым в глазах мусульман нечто ужасное. Они считают это богохульством. Это называется ширк, что на арабском означает самый страшный грех, который человек может совершить по отношению к Богу – главе всего сущего, то есть, допуская существование Ему подобных. Мусульмане понимают Бога единственным в единственном лице. Почитание христианами Иисуса – Сыном Божиим, что безусловно так и есть, поскольку многократно подтверждается Его собственными словами, правоверными магометанами приравнивается к многобожию (мушрик). Упорствуя по их словам в своих "заблуждениях" такой человек переходит в вечный мир страшным грешником, заслуживающим вечного пребывания в аду. Так что забота моих сирийских друзей о вызволении автора книги из джяханна (геенны огненной), весьма трогательна. Хотя и бьет мимо цели, поскольку, не признав Иисуса Сыном Божиим, они сами рискуют там оказаться.

К огромному сожалению, мусульмане, как правило, не читают Библию, поскольку для них это харам (запретное). Между тем, только соединив свое знание Корана с изучением книги Инджиль (Евангелия) они могут обрести вечное спасение. Тем более, что Коран гласит: книга христиан передана им самим Аллахом: "И пусть судят обладатели Инджиль по тому, что низвел в нем Аллах" (сура 5.47). Более того, Аллах говорит основателю ислама: "Если ты (Мухаммед) находишься в сомнении в отношении того, что Мы открыли тебе, то спроси тех, кто читал книгу до тебя" (10:44). То есть "людей книги" – христиан, которым Бог передал Инджиль (Библию). Между тем, в последней говорится: "И крестившись Иисус тотчас вышел из воды, – и се, отверзлись Ему небеса, и увидел Иоанн Духа Божия, который сходил, как голубь, и ниспускался на Него. И се, глас с небес глаголющий: Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором мое благоволение" (Мф.3:16-17). А вот высказывания самого Исы бен Мариам (Иисуса сына Марии). Так, Христос, в одной из Своих притчей, сказал: "Я есмь истинная виноградная Лоза, а Отец Мой – Виноградарь" (Ин.15:1). Затем, в Евангелии от Иоанна, глава 10, стихи 27-30, Он объявил: "Овцы Мои слушаются голоса Моего, и Я знаю их, и они идут за Мною, и Я даю им жизнь вечную, и не погибнут вовек, и никто не похитит их из руки Отца Моего". И в Своей заключительной проповеди Иса сказал: "Я к Отцу Моему иду. И если чего попросите… во имя Мое, то сделаю, да прославится Отец в Сыне; если чего попросите у Меня во имя Мое, Я то сделаю" (Ин.14:12-14). Как же после этого можно отрицать, что Иисус – Сын Божий?

И это еще не все. Вот характерные примеры из Инжиль (Евангелия). Когда иудеи похвалились Христу о том, что Моисей дал им манну в пустыне, то Он сказал им: "Истинно, истинно говорю вам: не Моисей дал вам хлеб с неба, а Отец мой дает вам истинный хлеб с небес" (Ин.6:32) (и тогда они собрались побить Его камнями, за то что он назвал себя Сыном Всевышнего). Он сказал также другим: "Истинно, истинно говорю вам: Сын ничего не может творить Сам от Себя, если не увидит Отца творящего: ибо что творит Он, то и Сын творит также. Ибо Отец любит Сына и показывает Ему все, что творит Сам… ибо, как Отец воскрешает мертвых и оживляет, так и Сын оживляет, когда хочет. Ибо Отец и не судит никого, но весь суд отдал Сыну, дабы все чтили Сына, как чтут Отца", и потом Он добавил: "Истинно, истинно говорю вам: наступает время, и настало уже, когда мертвые услышат глас Сына Божия и, услышавши, оживут" (Ин.5:19-23,25). Затем, позже, в то время как Иисус учил народ, Он сказал: "Истинно, истинно говорю вам: всякий, делающий грех, есть раб греха; но раб не пребывает в доме вечно: сын пребывает вечно; итак, если Сын освободит вас, то истинно свободны будете" (Ин.8:34-36).

В беседе с другими людьми Он сказал: "Отец Мой доныне делает, и Я делаю". И еще более искали убить Его иудеи за то, что Он не только нарушил субботу, но и Отцом Своим называл Бога, делая Себя равным Богу" (Ин.5:17-18). Однажды Иса сказал Своим слушателям: "Все предано Мне Отцом Моим, и никто не знает Сына, кроме Отца и кому Сын хочет открыть. Придите ко Мне, все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас" (Мф.11:27-28). То есть Иса бен Мариам многократно и недвусмысленно называет себя Сыном Всевышнего. И это, как мы увидим в дальнейшем, в том числе опираясь на Коран – ничуть не противоречит единству Бога.

Почему важно понять это? Евангелие говорит, что никто не приходит в жизнь вечную кроме как через Христа, Сына Божия. То есть, поняв искупительную жертву Иисуса, которую мог принести не человек, но лишь Бог. Прообраз этой жертвы мы видим в жертвоприношении почитаемого и мусульманами Авраамом (Ибрагимом) своего сына Исаака. Будучи обычным человеком, Авраам мог искупить только грехи себя самого и своего семейства. Спасти же все человечество от власти греха, силен лишь Господь. Что Он и сделал, принеся в жертву своего Единородного возлюбленного Определенные указания на то, что Иисус был не простым смертным, а Сыном Божиим, содержатся даже в Коране.

Иисус в Коране

Мы договорились с алеппскими студентами о том, что я займусь изучением их священной книги, а они обратятся к исследованию Инжиль (Библии). А затем сравним, что нам удалось узнать. Напомним, что Коран – священная книга мусульман, появившаяся в VII веке в Аравии, как они уверяют в виде божественного откровения, ниспосланного через пророка Мухаммеда. Не смотря на то, что исторический интервал времени между Христом и Мухаммедом почти 600 лет (соответственно I-VII века н.э.), в Коране довольно много сведений о христианстве, больше, чем о других религиях. Это вызвано тем, что и христианство, и ислам, и иудаизм в разное время возникли в одном географическом регионе мира – Ближнем Востоке и среди народов семитского происхождения (евреи и арабы). Живя веками по соседству, и иудеи, и христиане, и мусульмане знали, хотя порой и с определенными искажениями как религиозную, так и светскую жизнь друг друга. Поэтому удивляться обилию сведений о Господе Иисусе вместо того, чтобы объяснять это сверхъестественными причинами – не приходится.

Так вот, Иса бен Мариам (Иисус сын Марии) упоминается в Коране 93 раза в 15 стихах. О Нем говорится как об ал-Масихе, то есть Мессии, причем последнее слово употребляется не как титул, но как личное имя: "…имя которого ал-Macux Иса бен Мариам" (3:45). Отметим, что слово "Христос" пришло к нам из греческого текста Нового Завета. Оно является переводом еврейского слова "Мессия". При переводе же Нового Завета на арабский, включая фрагменты, использованные в Коране, "Христос" было передано, как "ал-Масих", что и значит "Мессия". Кроме того, Иисус называется в Коране "абд Аллах" ("раб Аллаха"), "расул Аллах" ("посланник Аллаха"), "Салих" ("праведник"), "Калима" ("Слово") Аллаха, "каул ал-хакк ("речение Истины") и т.д. Ему было ниспослано откровение – Инджил (Евангелие). Образ Иисуса занимает в Коране особое место. Он отнесён к "приближенным" (маккаррабун) Аллаха (3:45), что давало некоторым мусульманским теологам повод говорить о Его наполовину ангельской природе. Наконец, Иса не умер как все обычные люди, но был живым вознесен на небо (4:157). Даже "печать пророков" – Мухаммед – не удостоился в исламе такой чести!

В целом, об Иисусе в Коране говорится как об одном из великих пророков, втором по значению после Мухаммеда и стоящих в одном ряду с Адамом, Нухом (Ноем), Ибрагимом (Авраамом), Мусой (Моисеем). А по количеству произведенных чудес, так и вовсе не имеющим Себе равных в истории. Но в целом, в отличие от Евангелия вся информация о Спасителе носит в Коране разрозненный, эпизодический характер. Так что для составления полного представления о личности и учении столь почитаемого ими пророка Исы бен Мариам мусульманам все равно необходимо обратиться к исчерпывающему источнику, каковым является только Библия. Итак, что же говорит Коран о биографии Иисуса?

Необычно уже рождение Исы. Редкий, случай, но история об Иисусе, содержащаяся в Коране, практически полностью тождественна библейской. И тем более важно, что она указывает на сверхъестественное, Божественное происхождение Исы бен Мариам. Выше уже было сказано, что согласно укоренившейся традиции большинство мусульман отвергают Божественность Христа, признавая в нем только человека.

Это утверждение противоречит самому Корану. Действительно, Коран отвергает Божественную природу Христа, и в то же время, признает книги ат Таурат (Ветхий Завет) и Инджиль (Новый Завет), как данные Моисею самим Аллахом (11:110). Эти книги не включены в Коран. Зато они имеются у христиан и иудеев. Причем сохранились они , как уже было доказано выше вопреки утверждениям исламских богословов об их "искажении" – в полностью неизменном виде. Так вот Библия (Ветхий и Новый Завет) говорит об Иисусе именно как о Сыне Божием.

Что отличает христианство от других религий, так это исполнение пророчеств. Большинство пророчеств говорят о Центре Библии – Иисусе Христе. Более 300 пророчеств Ветхого Завета исполнились в Его рождении, жизни и деяниях. Много, последующих одно за другим, пророчеств было произнесено от истоков истории до последней книги Ветхого Завета, то есть на протяжении около четырех тысяч лет (!). Для христиан является невозможным подделать, сфабриковать или изменить эти стихи, так как они были написаны до возникновения христианства. Последние из этих пророчеств были написаны приблизительно за четыреста лет до пришествия Христа. Вот лишь некоторые из них, доказывающие, что Мессия Иисус существовал до начала времен и единосущен Богу-Отцу: "И ты Вифлеем-Ефрафа, мал ли ты между тысячами Иудиными? Из тебя произойдет Мне Тот, Который должен быть Владыкою в Израиле и Которого происхождение из начала, от дней вечных" (Мих.5:2). Вот свидетельство пророка Даннила: "Видел я в ночных видениях, вот, с облаками небесными шел как бы Сын человеческий, дошел до Ветхого днями и подведен был к Нему. И Ему дана власть, слава и царство, чтобы все народы, племена и языки служили Ему; владычество Его – владычество вечное, которое не прейдет, и царство Его не разрушится" (Дан.7,13-14).А вот что пророчество Исайи: "Ибо младенец родился нам – Сын дан нам; владычество на раменах Его, и нарекут Ему имя: Чудный, Советник, Бог крепкий, Отец вечности, Князь мира" (Ис.9:6).

Напомним, что все эти пророки признаются и в исламе. Следовательно, чтобы не противоречить самим себе мусульмане должны не прятаться за сложившиеся в собственной среде многовековые стереотипы, а честно признать вместе с пророками и их пророчества. А они говорят именно об Иисусе Сыне Божьем. Не признать этого, значит уподобиться тем, о ком Иса бен Мариам сказал: "имея глаза – не видят, имея уши – не слышат". Весьма рискованная позиция, поскольку как говорит Иса в Инджиль (Евангелии): "Отец любит Сына и все дал в руку Его. Верующий в Сына имеет жизнь вечную; а не верующий в Сына не увидит жизни, но гнев Божий пребывает на нем" (Ин.3:35-36). Итак, продолжим исследование Корана, и к своему удивлению обнаружим, что многие из событий этой книги, относящихся к Иисусу и Марии являются отражением библейских, хотя и неполным.

По Корану "Мариам" (Дева Мария) – великая праведница (сиддик), мать "пророка" Исы (Иисуса), соответствует христианской Деве Марии. Именем "Мариам" названа одна из сур (глава) Корана. Мусульмане почитают Марию как одну из самых благочестивых женщин в священной истории, главу женщин в раю. Коран подробно излагает историю рождения Мариам, дочери Имрана (Иоакима), ещё в утробе матери посвящённой Богу. Она была отдана в храм под опеку Закарии, получившего эту честь по жребию: киданию в воду "письменных тростинок" (каламов). Мария жила в помещении храма (михраб), где каждое утро чудесным образом появлялась свежая пища, которую посылал ей Аллах.

Однажды Мариам было откровение от Бога о рождении у нее Сына. Коран так описывает хорошо известное христианам Благовещение: "и сказали ангелы: "О Мария, Аллах шлет тебе благую весть Словом от Него: родишь ты сына, имя которому будет Иса Помазанник, сын Марии. Он будет славен в этом мире и мире вечном. Он – один из приближенных к Господу. Он будет говорить с людьми в колыбели и в зрелые годы, будет Он одним из праведников" (3:45, 46) Мария была удивлена: "Господь мой! Как может быть у меня дитя, когда ко мне не прикасался ни один мужчина? Ответил ангел: "Господь творит, что пожелает. Когда задумано творенье Им. Он молвит: "Будь!" – и оно будет. И Он научит твоего ребенка Писанию, Мудрости, Торе и Евангелию и сделает Его посланником к сынам Израиля" (3:47-49).

После этого, как говорит сура "Мария", Пречистая Дева, "которая сохранила целомудрие свое Духом Нашим Мы вдохнули в нее. И уверовала она в Слова Господни и Писания Его и была из благочестивых" (66:12). И в другом месте: "Мариам сохранила девственностью свою и Мы вдохнули в нее Духом нашим и сделали ее саму и Сына ее знамением для всех миров" (21:01). Иисус обозначается в Коране термином "Калима" ("Слово"). Сын Божий Иисус в Инджиль (Евангелии) также назван именем "Слово", а также, говорится, что "Вначале было слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог" (Ин.1:1) Подобно тому, как слово выражает собой мысль, открывая то, что есть в разуме, точно так же "воплощенное Слово" – Иисус являет Бога и открывает Его мысли по отношению к человечеству. Все это раскрывает понятие Сын Божий, которое применяется к Исе бен Мариам в Библии и которое остается не полностью раскрытым в исламе.

Признав рождение Иисуса от Святого Духа и рождение Его Непорочной Девой Марией, и называя Его "Словом" (Калима), мусульмане тем не менее настаивают, что речь идет лишь об обычном человеке, хотя и будущем расуле (праведнике) и великом наби (пророке). Для нас же христиан, признающих истинность Евангелия, кроме этого, очевидно также, что "Слово было Бог". Иисус сказал Своим ученикам: "Я и Отец – одно. Видевший Меня видел Отца. Я в Отце, и Отец во Мне" (Ин.10:30; 14:9; 14:10). Так же в Евангелии от Иоанна 1:14 мы читаем, что Иисус явил славу Божию, где сказано: "И Слово стало плотию и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу Его, славу как единородного от Отца". Он Сам объявил: "Я и Отец – одно" (Ин.10:30), и "…видевший Меня видел Отца; как же ты говоришь: "покажи нам Отца?" Разве ты не веришь, что Я в Отце, и Отец во Мне? …а если не так, то верьте Мне по самим делам" (Ин.14:9-11). Наконец, в Евангелии от Иоанна 17:5 записано, что Христос в Своей молитве сказал: "И ныне прославь Меня Ты, Отче, у Тебя Самого славою, которую Я имел у Тебя прежде бытия мира”, и в стихе 24: "Отче! которых Ты дал Мне, хочу, чтобы там, где Я, и они были бы со Мною, да видят славу Мою, которую Ты дал Мне, потому что возлюбил Меня прежде основания мира". Эти слова дают полную уверенность в вечном существовании Христа и принуждают умолкнуть все языки, пытающиеся утверждать, что это не так. Действительно, какие еще нужны доказательства, что Иисус – Сын Божий?

Но не так у мусульман, у которых, к сожалению, под рукой всегда не исчерпывающий источник – Библия, а только Коран, где информация о Христе носит лишь очень расплывчатый характер. Чего нельзя сказать о жестком выводе Корана в отношении христиан, "людей книги": "Не веровали те, которые говорили: "Ведь Аллах – Мессия, сын Мариам"…Ведь, кто придает Аллаху сотоварищей, тому Аллах запретил рай. Убежищем для него – огонь, и нет для неправедных помощников!" (5:72). Это порождает у мусульман большие затруднения в понимании реальной природы Христа, которая в Коране передается лишь частично. Именно поэтому мусульманам предписано верить во все Священные Писания и посланников Аллаха, поскольку без этого их вера не будет полной. "Скажите: "Веруем мы в Аллаха и в то, что ниспослано было Аврааму, Исмаилу, Исааку, Якову и потомкам их, в то, что даровано было Моисею и Иисусу и что даровано было пророкам Господом их. Не проводим мы никакого различия между ними и предаемся Ему" (2:136).

Таким образом, мусульмане отказывающиеся читать и отрицающие "то, что было даровано пророкам" Мусе (Моисею) и Исе (Исе) – "Таурат" (Ветхий Завет") и "Инджиль" (Евангелие) прямо нарушают волю Аллаха. Полноценным знание последователей ислама о своей собственной религии может быть только при чтении всех этих книг. И все же даже в Коране можно найти положения, убедительно свидетельствующие, что Мариам родила не просто одного из смертных, но как учит христианская Церковь – истинно Сына Божия.

Вифлеем – пылающая родина Христа

Все эти кажущиеся чисто теоретическими расхождения, к сожалению, на практике оборачиваются реальными трагедиями. Даже в священном городе Вифлееме, где как верят христиане и мусульмане, родился Иса Бен Мариам (Иисус сын Марии). Город расположен на западной части водораздельного хребта, между плодородным райном г. Бейт-Джала и засушливыми полем Вооза и полем Пастырей (Бейт-Сахур), уходящими на восток, в Иудейскую пустыню. Само название – Вифлеем (евр. bet lehem – дом хлеба) указывает на то, что в древности в окрестностях Вифлеема было достаточно развито возделывание зерновых культур.

Сюда пришла Мариам для участия в проводившейся в это время переписи населения. Здесь, в небольшой пещере, служившей загоном для скота, исполнились чаяния пророков, и "Слово стало плотью". О городе также напоминает библейское сказание об избиении младенцев, когда царь Ирод, узнав о рождении Мессии, приказал умертвить в Вифлееме всех младенцев мужского пола от двух лет и ниже. Ныне это город с 8 тысячами жителей. Располагается он в 7 километрах к юго-востоку от Иерусалима. Со стен города открывается потрясающий вид: холмистый ландшафт, поросший виноградниками, оливковыми деревьями, и маленькие домики-игрушки окружающих деревень.

Хотя Коран провозглашает уважительное отношение к "людям книги" – иудеям и христианам – "кроме уверовавших ближе всех к вам те, кто называют себя христианами" – последние живут здесь, в невыносимых условиях. Это отразилось даже на главной достопримечательности города – древней церкви Рождества Христова. Храм выглядит необычно, снаружи он похож скорее на крепость с бойницами. За четырнадцать веков существования он оброс пристройками, как и храм Воскресения в Иерусалиме. Внутри же это классическая византийская базилика: огромный четырехугольный зал со множеством колонн по бокам и висячих лампад между колоннами, часть из которых подарена русскими царями.

В самых недрах базилики, в глубокой пещере, куда можно попасть, спустившись по крутым ступенькам, находится место рождения Иисуса. Свод пещеры укреплен металлическими балками для защиты от обрушения во время землетрясений. Само место рождения Христа обозначено большой 14-лучевой серебряной звездой, над которой горят неугасимые лампады, и находится престол для богослужений. В 1847 году эта звезда с надписью: “Hic de Virgine Maria Jesus Christus natus est” (лат. "Здесь дева Мария родила Иисуса Христа") была украдена, что послужило одним из поводов к началу Крымской войны. Но позднее ее вернули на место. На три ступеньки ниже места рождения Господа находится серебряная копия яслей, в которых был помещен Богомладенец Иисус Христос после Своего рождения.

В Коране содержится трогательное повествование о событиях сопутствовавших рождению Иисуса, хотя и не упоминающееся в Библии. Когда у Мариам жившей отдельно от мужа, при храме, появились первые признаки беременности, ее охватило острое чувство стыда перед людьми и желание убежать от соплеменников чтобы избежать обвинений в прелюбодействе. Она вышла из селения и шла, пока не оказалась в предместьях Вифлеема. Когда же младенец Иисус появился на свет, Мариам вернулась к своему народу, держа Его на руках. Увидев ребенка, люди начался оскорблять ее, говоря: "Ни отец твой порочным не был, ни твоя мать блудницей не была!". Она молча указала им на младенца. Они же в изумлении спросили: "Как можем говорить мы с тем, кто еще младенец в колыбели?" Младенец сказал: "Я – раб Господа. Он даровал Мне Священное Писание и утвердил пророком. И Он сделал Меня благословенным повсюду, где бы Я ни был. Он поведал Мне молитву и очистительную милостыню до тех пор, пока Я жив. И к матери Моей Он повелел проявлять благородство и послушание, Он не создал Меня не внемлющим Господу Своему, лишенным благословения. Мне мир в день, когда Я родился, и в день, когда умру, и в день, когда воскресну живым" (19:24-33).

Не заметив в этих словах главного – отрицаемого ими Воскресения Христова – мусульманские теологи, вместе с тем любят акцентировать внимание оппонентов на фразу: "Я – раб Господа". Это, по их мнению, доказывает, что Иисус не Бог, а лишь только человек. Однако одно другому вовсе не противоречит. Иисус был Слугой Бога, и это объявлено в пророчествах. Исаия говорит: "Вот, Раб Мой будет благоуспешен, возвысится и вознесется, и возвеличится… чрез познание Его Он, Праведник, Раб Мой оправдает многих и грехи их на Себе понесет" (Ис.52:13; 53:11) Ибо Иисус не только Бог, но и человек. В этом и заключается главный смысл Его крестной смерти, которую Он принял для искупления людских грехов. Эта цитата является убедительнейшим свидетельством Корана о том, что Иса бен Мариам умер и Воскрес, а не "счастливо избежал" казни на кресте, как учит мусульманская теология, ибо: "Мне мир в день, когда Я родился, и в день, когда умру, и в день, когда воскресну живым" (19:33). Но об этом поговорим чуть позже.

В вифлеемской базилике Рождества сохранились уникальные мозаики первых веков, есть даже участки пола времен постройки храма. В церковь не войти, если не поклониться – так устроен вход. Он заложен камнем до низкого проема высотой в пол человеческого роста. Это "Врата смирения" – каждый, входящий в храм, вынужден низко поклониться месту Рождества Господа Иисуса Христа. Так сделали, чтобы захватившие в VII веке Палестину "воины Аллаха" не могли въезжать сюда на лошадях. Да-да, история сохранила факты, что несмотря на почитание Исы бен Мариам некоторые мусульмане нередко заходили в своей ненависти к "неверным" так далеко, что даже попирали святыни связанные с Ним.

Один