Любо­с­тя­жа­ние

«Итак, умерт­вите земные члены ваши:
блуд, нечи­стоту, страсть, злую похоть

и любо­с­тя­жа­ние, кото­рое есть идо­ло­слу­же­ние»
(Кол. 3:5)

Любостяжа́ние — 1) алч­ность к при­об­ре­те­нию мате­ри­аль­ных благ; 2) чрез­мер­ное попе­че­ние о богат­стве; 3) забота о земных благах сверх необ­хо­ди­мого для жизни в ущерб пра­виль­ным отно­ше­ниям с Богом и ближ­ними. Раз­но­вид­ность стра­сти среб­ро­лю­бия.

Грех любо­с­тя­жа­ния  отно­сится к идо­ло­по­клон­ству, поскольку идол есть пред­мет обо­жеств­ле­ния, а любя­щий богат­ство (любо­с­тя­жа­тель) обо­жеств­ляет богат­ство и служит ему, обе­ре­гая его и при­умно­жая его любой ценой.

Апо­стол Павел гово­рит: любо­с­тя­жа­ние есть идо­ло­по­клон­ство (Кол. 3:5), а также «…ибо знайте, что ника­кой блуд­ник, или нечи­стый, или любо­с­тя­жа­тель, кото­рый есть идо­ло­слу­жи­тель, не имеет насле­дия в Цар­стве Христа и Бога» (Еф. 5:5).

Гос­подь Иисус Хри­стос пре­ду­пре­ждает, что нельзя слу­жить двум гос­по­дам: «Никто не может слу­жить двум гос­по­дам: ибо или одного будет нена­ви­деть, а дру­гого любить; или одному станет усерд­ство­вать, а о другом нера­деть. Не можете слу­жить Богу и мам­моне» (Мф 6:24).

***

Слово πλεονεξία (плео­нек­сия) в разных местах рус­ского текста Нового Завета пере­во­дится как лихо­им­ство (1Кор.6:10), коры­сто­лю­бие (Рим.1:29) и любо­с­тя­жа­ние (Кол.3:5). Свт. Феофан Затвор­ник объ­яс­няет суть этого явле­ния как «при­стра­стие к имению и воз­ло­же­ние на него упо­ва­ния, — чему воз­можно быть под­вер­жену и при неболь­шом стя­жа­нии, как и сво­бод­ным от сего воз­можно быть при боль­шом».

***

Не надо забо­титься ни о чем сверх необ­хо­ди­мого для жизни и при­ла­гать ста­ра­ние о пре­сы­ще­нии и о пыш­но­сти: надо быть чистым от вся­кого стя­жа­ния и щеголь­ства.

В чем состоит любо­с­тя­жа­ние? В том, что пре­сту­па­ется предел закона, и чело­век больше забо­тится о себе, чем о ближ­нем.
свя­ти­тель Васи­лий Вели­кий

Пре­де­лом твоей заботы о жизни пусть будет удо­вле­тво­ре­ние нужды тем, что у тебя есть.
Любо­с­тя­жа­ние не дает ника­кого покоя своему слу­жи­телю, кото­рый чем больше рабо­тает, услу­жи­вая веле­ниям вла­дыки и при­об­ре­тая по его поже­ла­ниям, тем к боль­шему понуж­да­ется труду.
…Ибо мучи­тель­ство любо­с­тя­жа­тель­но­сти пре­вос­хо­дит меру всякой жесто­ко­сти. Пора­бо­тив бедную душу, оно всегда при­нуж­дает испол­нять свои нена­сы­ти­мые поже­ла­ния, непре­станно при­ни­мая в себя и нико­гда не напол­ня­ясь, подобно какому-то мно­го­гла­вому зверю, тыся­чами челю­стей пере­да­ю­щему пищу в нена­пол­ни­мое чрево, не только нимало не насы­ща­е­мое, но всегда раз­жи­га­е­мое жела­нием боль­шего.
свя­ти­тель Гри­го­рий Нис­ский

Греш­ный чело­век любит мно­го­с­тя­жа­ние, а о правде нера­дит, не помыш­ляя о невер­но­сти, непо­сто­ян­стве и крат­ко­вре­мен­но­сти жизни, не помня о непод­куп­но­сти и неиз­беж­но­сти смерти. Если же кто и в ста­ро­сти живет так постыдно и бес­смыс­ленно, то он, как гнилое дерево, не годится ни на какое дело.
пре­по­доб­ный Анто­ний Вели­кий

При любо­с­тя­жа­тель­но­сти не может быть любви. Да и как ей быть? Кто при­стра­стился к день­гам, тот нена­ви­дит брата, ста­ра­ясь отнять у него что-нибудь…
Если идешь путем к Цар­ству, ничем не обре­ме­няй себя, ибо не угодно Богу, чтобы ты вошел в Его чертог, обре­ме­нен­ный ношей. Если идешь к Цар­ству, сбрось с себя лишнее. Разве будет чего-нибудь недо­ста­вать тебе в Цар­стве? Будь бла­го­ра­зу­мен. К Своей Тра­пезе при­зы­вает тебя Бог; сбрось всякое бремя. Собе­рись в путь без бре­мени и иди с Богом в Цар­ство Его. Он ищет тебя, чтобы ты с Ним шел и с Ним все­лился в Его чертог. Смотри, Цар­ство Божие внутри тебя, греш­ник. Войди в самого себя, ищи там Цар­ства и без труда най­дешь его. Не гоняйся за при­об­ре­те­нием имения, вырвись из сетей похо­тей, из тенет греха, из дебрей лихо­им­ства. Войди в самого себя, живи в себе, в тишине внут­рен­него, с уме­рен­ной и чистой душой, с покой­ным и сми­рен­ным духом. Войди в себя самого и ищи там Цар­ства Божия, оно дей­стви­тельно там, как Сам Гос­подь научил нас в Еван­ге­лии. В душе, любя­щей Бога, оби­тает Бог, там и Цар­ство Его, потому-то и гово­рит Он, что «Цар­ствие Божие внутрь нас есть» (Лк. 17:21). Итак, вырвемся из сетей внеш­него мира и будем в душах своих искать Цар­ствия Божия; пока не найдем его там, не пере­ста­нем искать. И если не все­ли­лось оно еще в нас, будем искать, как Гос­подь учил нас: «Отче наш… да при­и­дет Цар­ствие Твое», и оно придёт, если будем об этом про­сить.
пре­по­доб­ный Ефрем Сирин

Если Сотво­рив­ший все единым Словом не имел «где при­к­ло­нить голову» (Мф. 8:20), то ты, несчаст­ный чело­век, зачем пре­да­ешься попе­че­ниям о сует­ном, зачем ослеп­ля­ешься безум­ной несы­то­стью? Рас­смотри это и избери для себя благое.
Любо­с­тя­жа­ние – злая мать всех зол.
Душа не в состо­я­нии пре­одо­леть вос­ста­ния духов, если не осво­бо­дится от всех забот и попе­че­нии мира сего.
пре­по­доб­ный авва Исаия

Что воз­лю­бил чело­век в этом мире, то и обре­ме­няет его мысль, влечет и при­ги­бает к земле, не дает ей вос­пря­нуть.
пре­по­доб­ный Мака­рий Еги­пет­ский

Силь­ная и гото­вая на все любовь к стя­жа­нию, не зная сыто­сти, вынуж­дает пле­нен­ную душу идти до край­него пре­дела зол. Будем отра­жать ее, осо­бенно в самом начале, чтобы она не стала неодо­ли­мой.
Как не бывает моря без волн, так и души, погру­жен­ной в заботы, – без скор­бей, без страха; за пер­выми сле­дуют другие, их сме­няют третьи и не успеют они утих­нуть, взды­ма­ются новые.
Ничто так не под­чи­няет нас диа­волу, как жела­ние боль­шего и любо­с­тя­жа­ние.
Когда злой навык или страсть к любо­с­тя­жа­нию будет сильно обо­льщать тебя, воору­жись против них такой мыслью: пре­зрев вре­мен­ное удо­воль­ствие, я получу вели­кую награду. Скажи своей душе: ты скор­бишь о том, что я лишаю тебя удо­воль­ствия, но радуйся, потому что я готовлю для тебя Небо. Ты тру­дишься не для чело­века, но для Бога; потерпи немного и ты уви­дишь, какая про­изой­дет отсюда польза; пре­будь твер­дой в насто­я­щей жизни и ты полу­чишь неиз­ре­чен­ную сво­боду. Если таким обра­зом будем бесе­до­вать с душою, если будем пред­став­лять не одну тягость доб­ро­де­тели, но и венец ее, то скоро отвле­чем ее от вся­кого зла.
Чело­век, слиш­ком заня­тый зем­ными делами, не может долж­ным обра­зом усво­ить небес­ного, но по необ­хо­ди­мо­сти, забо­тясь об одном, лиша­ется дру­гого.
Душа, одна­жды пле­нен­ная любо­с­тя­жа­нием, уже не может легко и удобно удер­жи­ваться, чтобы не сде­лать или не ска­зать чего-либо такого, что про­гнев­ляет Бога, так как она стала рабой дру­гого гос­по­дина, кото­рый пове­ле­вает ей все, про­тив­ное Богу.
Любовь к богат­ству – страсть не есте­ствен­ная… Отчего же она уси­ли­лась? От тще­сла­вия и край­ней бес­печ­но­сти.
Лихо­имец отда­ля­ется от Бога, как и идо­ло­слу­жи­тель.
Про­клят жерт­вен­ник любо­с­тя­жа­ния! Если при­дешь к жерт­вен­нику идолов, чув­ству­ешь от него запах крови козлов и крови быков; если же подой­дешь к жерт­вен­нику любо­с­тя­жа­ния, почув­ству­ешь тяже­лый запах чело­ве­че­ской крови. А если оста­но­вишься здесь, то не уви­дишь ни сжи­га­е­мых птиц, ни запаха от них и под­ни­ма­ю­ще­гося дыма – уви­дишь при­не­сен­ные в жертву чело­ве­че­ские жизни. Одни бро­си­лись с кру­тизны, другие наки­нули на себя петлю, третьи пере­ре­зали горло. Ты видел жертвы грубые и бес­че­ло­веч­ные. Хочешь ли посмот­реть на еще более жесто­кие? Я покажу тебе не только чело­ве­че­ские тела, но и заклан­ные чело­ве­че­ские души. Закла­ние душ пре­иму­ще­ственно и совер­ша­ется на жерт­вен­нике любо­с­тя­жа­ния.
До каких пор будет про­дол­жаться это неистов­ство наживы? До каких пор будет сжи­гать неуга­си­мая печь? Разве вы не знаете, что этот пла­мень пере­хо­дит в вечный неуга­си­мый огонь?
Как пога­сить пламя любо­с­тя­жа­ния? Можно пога­сить, даже если оно под­ня­лось до неба. Стоит только захо­теть – и мы, без сомне­ния, одо­леем это пламя. Как оно уси­ли­лось вслед­ствие нашего жела­ния, так от жела­ния и уни­что­жится. Разве не наша сво­бод­ная воля зажгла его? Сле­до­ва­тельно, сво­бод­ная воля в состо­я­нии будет и пога­сить, только поже­лаем. Но каким обра­зом может явиться в нас такое жела­ние? Если обра­тим вни­ма­ние на сует­ность и бес­по­лез­ность богат­ства, на то, что оно не может нам сопут­ство­вать в Вечную Жизнь; что и здесь оно остав­ляет нас; что даже если оно пре­бы­вает здесь, раны от него идут с нами туда. Если посмот­рим, как велики богат­ства, уго­то­ван­ные там, и если срав­ним с ними земное богат­ство, то оно пока­жется ничтож­нее грязи. Если заме­тим, что оно под­вер­гает бес­чис­лен­ным опас­но­стям, что оно достав­ляет только вре­мен­ное удо­воль­ствие, сме­шан­ное с огор­че­нием, если хорошо рас­смот­рим иное богат­ство, то есть то, кото­рое уго­то­вано в Вечной Жизни, тогда будем иметь воз­мож­ность пре­зреть богат­ство земное. Если вник­нем в то, что богат­ство нисколько не при­умно­жает ни славы, ни здо­ро­вья, ни чего-либо дру­гого, а, напро­тив, погру­жает нас в бездну гибели, если узнаем, что несмотря на то, что здесь ты богат и имеешь много под­чи­нен­ных, отходя туда, ты отой­дешь оди­но­ким и нагим, – если все это мы будем часто повто­рять и слы­шать от других, то, может быть, к нам воз­вра­тится здо­ро­вье, и мы изба­вимся от этого тяж­кого нака­за­ния.
Насколько душа выше тела, настолько тяже­лее раны, кото­рые мы нано­сим себе каждый день забо­тами, соеди­нен­ными со стра­хом и опа­се­ни­ями.
Руки даны для того, чтобы ты про­сти­рал их на молитву, но если ты не ведешь себя трез­венно, ты про­сти­ра­ешь их на любо­с­тя­жа­ние.
Сбро­сим и мы бремя грехов, подобно Закхею… Пере­ста­нем похи­щать и начнем раз­да­вать мило­стыню. Ибо если одно под­ни­мает пада­ю­щего, как мило­стыня, а другое тянет его на землю, как коры­сто­лю­бие, такое сра­же­ние про­ти­во­по­лож­ных сил раз­ры­вало бы чело­века. Итак, чтобы с нами этого не слу­чи­лось, да не влечет нас к земле коры­сто­лю­бие и да не остав­ляет мило­стыня; так сде­ла­емся мы лег­кими и взле­тим.
свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст

Из людей любо­с­тя­жа­тель­ных и обид­чи­ков одни знают, а другие и не знают, что грешат неис­це­лимо. Ибо неспо­соб­ность чув­ство­вать недуг, в кото­ром нахо­дишься, – след­ствие уси­ле­ния нечув­стви­тель­но­сти, кото­рое закан­чи­ва­ется совер­шен­ным бес­чув­ствием и омерт­ве­нием. Поэтому таких людей более всего надо жалеть. Делать зло – более достойно сожа­ле­ния, чем тер­петь зло. Тем, кото­рые делают зло (обижая людей из-за любо­с­тя­жа­ния), угро­жает край­няя опас­ность, а у тех, кото­рые терпят, ущерб каса­ется только иму­ще­ства. Притом первые не чув­ствуют своего сугу­бого омерт­ве­ния… как дети, кото­рые ни во что ставят то, что дей­стви­тельно страшно, и могут сунуть руки в огонь, а увидев тень, при­хо­дят в страх и трепет. Подоб­ное этому бывает и с люби­те­лями стя­жа­ния: боясь бед­но­сти, кото­рая не страшна, но еще и хранит от многих зол и содей­ствует скром­ному образу мыслей, при­ни­мают за нечто вели­кое непра­вед­ное богат­ство, кото­рое страш­нее огня, потому что обра­щает в прах и мысли, и надежды обла­да­ю­щих им.
пре­по­доб­ный Исидор Пелу­сиот

Кто хочет пред­стать перед Богом с чистым умом, но сму­щает себя попе­че­ни­ями, тот подо­бен крепко ско­вав­шему себе ноги и поку­ша­ю­ще­муся быстро идти.
пре­по­доб­ный Иоанн Лествич­ник  

Брат спро­сил старца: «Бла­го­слови мне иметь у себя две злат­ницы по немощи тела моего». Старец, видя, что он желает удер­жать их у себя, сказал: «Имей». Брат воз­вра­тился в келлию, и его начали тре­во­жить помыш­ле­ния: «Как ты дума­ешь? Бла­го­сло­вил ли тебя старец иметь деньги или нет?». Встав, пришел он опять к старцу и так спро­сил его:
«Ради Бога, скажи мне истину, потому что помыш­ле­ния сму­щают меня по поводу двух злат­ниц». Старец отве­чал: «Я видел твое про­из­во­ле­ние иметь их, потому и сказал тебе: имей их, хотя и непо­лезно иметь более, чем сколько нужно для тела. Две злат­ницы состав­ляют надежду твою, как если бы Бог не про­мыш­лял о нас. Но может слу­читься, что ты поте­ря­ешь их, тогда погиб­нет и надежда твоя. Лучше воз­ложи надежду на Бога, потому что Он печется о нас».
«Отеч­ник»

Свя­щен­ное Писа­ние назы­вает среб­ро­лю­бие идо­ло­слу­же­нием: среб­ро­лю­бие пере­но­сит любовь сердца (в вере и надежде) от Бога к день­гам, делает деньги богом, истин­ного Бога уни­что­жает для чело­века… Нес­тя­жа­ние – один из обетов мона­ше­ства; нес­тя­жа­нием и дев­ством или непо­роч­ным вдов­ством монах отли­ча­ется от миря­нина, обя­зан­ного соблю­дать все запо­веди Хри­стовы наравне с мона­хом: отвер­же­ние нес­тя­жа­ния есть отвер­же­ние мона­ше­ства, есть попра­ние обетов, данных при постри­же­нии в мона­ше­ство…
епи­скоп Игна­тий (Брян­ча­ни­нов)

Иноки мона­стыря аввы Фео­до­сия рас­ска­зали такой случай. По уставу осно­ва­теля их оби­тели у них был обычай в Вели­кий Чет­верг всем при­хо­дя­щим к ним убогим, вдовам и сиро­там выда­вать по извест­ной мере пше­ницы, вина и меда и по пять медных монет. Но одна­жды в окрест­но­стях мона­стыря слу­чился неуро­жай и хлеб стал про­да­ваться по доро­гой цене. Насту­пил пост, и братия ска­зали игу­мену: «Отче, не раз­да­вай в этом году пше­ницу, потому что у нас ее мало, при­дется поку­пать по доро­гой цене и оску­деет наш мона­стырь». Игумен отве­чал:
«Зачем нам остав­лять бла­го­сло­ве­ние нашего отца? Он поза­бо­тится о нашем про­пи­та­нии, а нам нехо­рошо пре­сту­пать его запо­ведь». Иноки, однако, не пере­ста­вали упор­ство­вать и гово­рили: «Нам самим мало, не дадим!». Опе­ча­лен­ный игумен, видя, что уве­ща­ния его ни к чему не ведут, сказал: «Ну, делайте как знаете». Насту­пил день раз­дачи, и бедные ушли ни с чем. Но что же слу­чи­лось? Когда после этого инок вошел в жит­ницу, он к ужасу своему увидел, что вся пше­ница заплес­не­вела и испор­ти­лась. Все узнали об этом. А игумен сказал: «Кто пре­сту­пает запо­веди насто­я­теля, тот бывает нака­зан. Раньше мы раз­да­вали по пять­сот мер пше­ницы, а теперь пять тысяч мер погу­били и сде­лали двой­ное зло: пре­сту­пили запо­ведь нашего отца и воз­ло­жили надежду не на Бога, а на жит­ницы наши».
«Пролог в поуче­ниях»

***

См. также: МШЕ­ЛО­ИМ­СТВО

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки