Богатство

(10 голосов: 4.9 из 5)

 

Бога́тство – 1) духовные и материальные блага, даваемые Богом человеку; 2) материальные блага вообще, достающиеся человеку вне зависимости от того, добывает ли он их в соответствии с благоволением Божьим или нет; 3) то, что дорого человеку в каком-либо отношении (пример: дети — наше богатство; мои года — моё богатство).

Высшее богатство есть богатство духовное – это жизнь во Христе, возможность соединения с Богом.

Духовное богатство в точном смысле слова – Сам Бог, благодать Духа Святого, пребывающая в человеке, которая ценнее всего, что в мире. Это нетленное, непреходяще, неотъемлемое богатство. С ним человек переходит в вечную жизнь. Духовное богатство изображено в притчах Спасителя в виде бесценной жемчужины, найдя которую человек продает все что имеет, названо неоскудеваемым небесным сокровищем (Лк.12:33).

Земное, материальное богатство – совокупность вещественных благ, данных человеку в избытке на временное пользование. Земное богатство несравнимо с небесным, и потому называется малым (Лк.16:10). Оно также называется неправедным (Лк.16:9), ибо неправедным становится всякое богатство, которое остается при нас, удерживается и не отчуждается на потребности неимущих.

Земное богатство может быть понято как Божий дар только при определенном условии. А именно, если богатый человек будет раздавать его на пользу нуждающимся. Богатый человек изначально не имеет никакого преимущества над бедным. «Имущественное положение человека само по себе не может рассматриваться как свидетельство о том, угоден или неугоден он Богу»1. Более того, богатый человек не является собственником в точном смысле этого слова. «По учению Церкви, люди получают все земные блага от Бога, Которому и принадлежит абсолютное право владения ими. Относительность права собственности для человека Спаситель многократно показывает в притчах: это или виноградник, данный в пользование (Мк.12:1-9), или таланты, распределенные между людьми (Мф.25:14-30), или имение, отданное во временное управление (Лк.16:1-13)»1. Истинный Собственник всего есть Творец всего, Бог. А потому и правильное распоряжение собственностью возможно лишь через соблюдение Его заповедей.

Божественная заповедь требует помощи нуждающимся. Христианская норма отношения к собственности должна основываться на евангельском принципе любви к ближнему, выраженному в словах Спасителя: «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга» (Ин.13:34). Эта заповедь должна служить для христиан и, с точки зрения Церкви, для остальных людей императивом в сфере регулирования всех типов межчеловеческих отношений, включая и отношения имущественные. «Владея значительным имуществом, не согрешает тот, кто использует его согласно с волей Бога, Которому принадлежит все сущее, и с законом любви, ибо радость и полнота жизни – не в приобретении и обладании, но в дарении и жертве»1.

Сам процесс одаривания нуждающегося, акт помощи ему является прямым долгом обеспеченного человека. Обладая избытком имущества, обеспеченный человек обладает не своим, а чужим. Он обладает данным ему Богом добром, которое ему дал Бог, чтобы удовлетворить нужды неимущего. В конечном счете, он обладает собственностью неимущего, которую он должен просто вернуть. И здесь возникает парадокс христианской этики служения бедному. «Ты не даришь бедному из твоего, а возвращаешь ему из его же», – учит святой Амвросий Медиоланский2. И раздающий богатство не является благотворителем в точном смысле этого слова, но даже виновным. «Поэтому тот, кто раздает всем из собранных себе денег, не должен получить за это награды, но скорее остается виновным в том, что он до этого времени несправедливо лишал их других», – говорит святой Симеон Новый Богослов3.
Василий Великий учит, что, не оказывая помощь ближнему, богатый превращается в грабителя. Истолковывая учение Спасителя о неправедном богатстве (Лк.16:9), блаженный Феофилакт Болгарский подчеркивает, что неправедным становится всякое богатство, которое остается при нас, удерживается и не отчуждается на потребности неимущих. Причем, такое поведение имеет серьезные социальные последствия, провоцирует общественную нестабильность, напряжение и конфликты. «Греховное отношение к собственности, проявляющееся в забвении или сознательном отвержении этого духовного принципа, порождает разделение и отчуждение между людьми»4.

Таким образом, экономическое неравенство, выражающееся в разделении общества на богатых и бедных, не является некой статической реальностью оправданной свыше. Оно попускается человечеству как испытание, как данность, которую он должен не культивировать и сохранять, а изменять и преодолевать. Сохраненное как данность, экономическое неравенство равнозначно господству страсти сребролюбия. А преодолеваемое в единении любви оно свидетельствует об исполнении долга перед ближним.

Апостол Иаков говорит: Послушайте, братия мои возлюбленные: не бедных ли мира избрал Бог быть богатыми верою и наследниками Царствия, которое Он обещал любящим Его? (Иак.2:5). Истинное, духовное богатство, доступно любому человеку, Господь безмерно дарует его всем желающим, не зависимо от их социального положения, врождённых способностей и деловых качеств. 

***

Не огорчайся, когда разбогатеет человек, или когда умножится слава дома его; ибо умирая ничего не возьмёт он с собой, и не сойдёт с ним в землю слава его. (Пс.48:17-18).

Когда богатство умножается, не прилагайте к нему сердца” (Пс.61:11)

Не поможет богатство в день гнева (Притч.11:4).

Доброе имя лучше большого богатства, и добрая слава лучше серебра и золота” (Притч.22:1).

Желающие обогащаться впадают в искушение и в сеть и во многие безрассудные и вредные похоти» (1Тим.6:9).

Не заботься о том, чтобы нажить богатство; оставь такие мысли твои. Устремишь глаза твои на него, и – его уже нет; потому что оно сделает себе крылья и, как орел, улетит к небу (Притч. 23:4-5).

Спешит к богатству завистливый человек, и не думает, что нищета постигнет его (Притч.28:22).

Ищите же прежде Царства Божия и правды Его (Мф.6:33).

Как трудно надеющимся на богатство войти в Царствие Божие! (Мк.10:24).

Само по себе богатство – ничто. Но в каком-то смысле оно – талант… Талант, который, может быть или приумножен, или зарыт в землю. Или приобретен для вечности, чрез расточение в этой временной жизни, или, наоборот, утрачен в эгоистическом его сохранении…
иеромонах Мефодий

Меня однажды поразило (дело было еще до перестройки, в 80-е), когда мой духовный отец — протоиерей Владимир Рожков, увидев у входа в храм многодетную семью с пятью детьми, сказал: «Смотри — богатый человек, у него пятеро детей». С той поры мое отношение к этому слову потеплело. Настоящее богатство, конечно, не в том, какая у человека машина (тем более, что она в одну секунду может превратиться просто в ничто, в рухлядь), а в чем-то большем…
протоиерей Андрей Лоргус

Даже находясь еще вне Царства Божия, мы уже удивительно богаты. Бог столько нам дал: мы одарены умственно и эмоционально, наша жизнь так полна, что нам может показаться, будто большего уже не может и быть, что мы достигли полноты, цельности, предела нашего поиска. Но мы должны понять и должны помнить, что всегда есть что-то большее. Мы можем ликовать о том, что как мы ни бедны – мы так богаты, но одновременно устремляться к подлинному сокровищу Царства Божия, не давая себе увлечься тем, что уже имеем, чтобы не отвернуться от того, что еще впереди.
Мы должны помнить, что всё, чем мы обладаем, нам дано в дар. Первая заповедь блаженства говорит о нищенстве, и только если мы живем этой заповедью, мы сможем войти в Царство Божие. У этой заповеди двоякий смысл; с одной стороны очевидно, что, хотим мы того или нет, мы не обладаем ничем, что могли бы удержать; мы обнаруживаем, что мы – ничто и ничем не обладаем: всеконечная, зияющая, безнадежная нищета. Мы существуем, потому что Бог нас вызвал к бытию, привел нас в бытие; мы ничем в этом не участвовали, это не было действием нашей свободной воли. Мы не владеем жизнью так, чтобы кто-то в любой момент не мог бы ее у нас отнять, и в этом смысле всё, чем мы являемся, и всё, что у нас есть – недолговечно. У нас есть тело – но оно умрет; у нас есть ум – но достаточно крошечному сосуду разорваться в мозгу, чтобы самый великий ум угас; у нас есть чуткое, живое сердце, но приходит мгновение, когда мы хотели бы выразить всё свое сочувствие, всё свое понимание кому-то, кто в этом нуждается, – а у нас в груди только камень…
Так что можно в каком-то смысле сказать, что мы не обладаем ничем, потому что мы не вольны ни в чем, что у нас есть. И это могло бы привести нас не к чувству, что мы принадлежим Царству Божию, и к радости об этом, но к отчаянию – если бы мы не помнили, что, хотя ничто не наше так, что нельзя было бы у нас отнять, – однако всё это у нас есть. Мы богаты, и всё, чем мы обладаем, есть дар и свидетельство любви Божией и любви человеческой, всё – непрерывный поток Божественной любви; и в силу этого (и поскольку мы ничем не обладаем) любовь Божия проявляется с постоянством и полнотой. А всё то, что мы загребаем в собственные руки, чтобы присвоить, бывает тем самым вырвано из области любви. Да, оно становится нашим – но любовь потеряна. И только те, которые отдают всё, получают опыт подлинной, всецелой, окончательной, неизбывной духовной нищеты – и обладают любовью Божией, выраженной во всех Его дарах. Один из наших русских богословов, отец Александр Шмеман, сказал: «Вся пища мира есть любовь Божия, ставшая съедобной». Я думаю, что это действительно так; и в то мгновение, когда мы стараемся разбогатеть, удержав что-то для сохранности в руках, мы оказываемся в проигрыше, потому что пока у нас в руках ничего нет, мы можем брать или не брать, или делать ими что угодно.
Вот это и есть Царство Божие: мы чувствуем, что свободны от обладания; и эта свобода устанавливает нас в таких взаимоотношениях, где всё – любовь человеческая и Божия любовь.
Так что если рассуждать в таких категориях, можно это перенести на то, о чем я уже говорил раньше. Да, мы богаты; но никогда не должны обольщаться этим достоянием и воображать, будто можно разрушить старые житницы, старые амбары и строить новые для того, чтобы сложить туда еще и еще больше добра (см. Лк. 12: 16-22). Копить ничего нельзя, – ничего, кроме самого Царства Божия. И тогда мы можем отрясать одну вещь за другой, чтобы двигаться вперед свободными – свободными от обладания. Не замечали ли вы, что быть богатым всегда значит обеднеть на каком-то другом уровне?
А если и ум замкнуть на нашем имуществе, если замкнуть и сердце, чтобы уберечь и никогда не потерять то, что в нем хранится, то оно становится таким же мелким, как та вещь, на которой мы замкнулись.
митрополит Сурожский Антоний

***

Примечания:
1. Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. § VII.1.

2. Цит., по: И. Зейпель. Хозяйственно-этические взгляды отцов церкви. М., 1913. – С. 123.

3. Цит., по: Кривошеин Василий, архиепископ. Преп. Симеон Новый Богослов. Нижний Новгород, 1996. -136 С.

4. Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. § VII.1.

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Рейтинг@Mail.ru