Богат­ство

***

Бога́тство – 1) духов­ные и мате­ри­аль­ные блага, дава­е­мые Богом чело­веку; 2) мате­ри­аль­ные блага вообще, доста­ю­щи­еся чело­веку вне зави­си­мо­сти от того, добы­вает ли он их в соот­вет­ствии с бла­го­во­ле­нием Божьим или нет; 3) то, что дорого чело­веку в каком-либо отно­ше­нии (пример: дети — наше богат­ство; мои года — моё богат­ство).

Высшее богат­ство есть богат­ство духов­ное – это жизнь во Христе, воз­мож­ность соеди­не­ния с Богом.

Духов­ное богат­ство в точном смысле слова – Сам Бог, бла­го­дать Духа Свя­того, пре­бы­ва­ю­щая в чело­веке, кото­рая ценнее всего, что в мире. Это нетлен­ное, непре­хо­дяще, неотъ­ем­ле­мое богат­ство. С ним чело­век пере­хо­дит в вечную жизнь. Духов­ное богат­ство изоб­ра­жено в прит­чах Спа­си­теля в виде бес­цен­ной жем­чу­жины, найдя кото­рую чело­век про­дает все что имеет, названо неоску­де­ва­е­мым небес­ным сокро­ви­щем (Лк.12:33).

Земное, мате­ри­аль­ное богат­ство – сово­куп­ность веще­ствен­ных благ, данных чело­веку в избытке на вре­мен­ное поль­зо­ва­ние. Земное богат­ство несрав­нимо с небес­ным, и потому назы­ва­ется малым (Лк.16:10). Оно также назы­ва­ется непра­вед­ным (Лк.16:9), ибо непра­вед­ным ста­но­вится всякое богат­ство, кото­рое оста­ется при нас, удер­жи­ва­ется и не отчуж­да­ется на потреб­но­сти неиму­щих.

Земное богат­ство может быть понято как Божий дар только при опре­де­лен­ном усло­вии. А именно, если бога­тый чело­век будет раз­да­вать его на пользу нуж­да­ю­щимся. Бога­тый чело­век изна­чально не имеет ника­кого пре­иму­ще­ства над бедным. «Иму­ще­ствен­ное поло­же­ние чело­века само по себе не может рас­смат­ри­ваться как сви­де­тель­ство о том, угоден или неуго­ден он Богу»1. Более того, бога­тый чело­век не явля­ется соб­ствен­ни­ком в точном смысле этого слова. «По учению Церкви, люди полу­чают все земные блага от Бога, Кото­рому и при­над­ле­жит абсо­лют­ное право вла­де­ния ими. Отно­си­тель­ность права соб­ствен­но­сти для чело­века Спа­си­тель мно­го­кратно пока­зы­вает в прит­чах: это или вино­град­ник, данный в поль­зо­ва­ние (Мк.12:1–9), или таланты, рас­пре­де­лен­ные между людьми (Мф.25:14–30), или имение, отдан­ное во вре­мен­ное управ­ле­ние (Лк.16:1–13)»1. Истин­ный Соб­ствен­ник всего есть Творец всего, Бог. А потому и пра­виль­ное рас­по­ря­же­ние соб­ствен­но­стью воз­можно лишь через соблю­де­ние Его запо­ве­дей.

Боже­ствен­ная запо­ведь тре­бует помощи нуж­да­ю­щимся. Хри­сти­ан­ская норма отно­ше­ния к соб­ствен­но­сти должна осно­вы­ваться на еван­гель­ском прин­ципе любви к ближ­нему, выра­жен­ному в словах Спа­си­теля: «Запо­ведь новую даю вам, да любите друг друга» (Ин.13:34). Эта запо­ведь должна слу­жить для хри­стиан и, с точки зрения Церкви, для осталь­ных людей импе­ра­ти­вом в сфере регу­ли­ро­ва­ния всех типов меж­че­ло­ве­че­ских отно­ше­ний, вклю­чая и отно­ше­ния иму­ще­ствен­ные. «Владея зна­чи­тель­ным иму­ще­ством, не согре­шает тот, кто исполь­зует его согласно с волей Бога, Кото­рому при­над­ле­жит все сущее, и с зако­ном любви, ибо радость и пол­нота жизни – не в при­об­ре­те­нии и обла­да­нии, но в даре­нии и жертве»1.

Сам про­цесс ода­ри­ва­ния нуж­да­ю­ще­гося, акт помощи ему явля­ется прямым долгом обес­пе­чен­ного чело­века. Обла­дая избыт­ком иму­ще­ства, обес­пе­чен­ный чело­век обла­дает не своим, а чужим. Он обла­дает данным ему Богом добром, кото­рое ему дал Бог, чтобы удо­вле­тво­рить нужды неиму­щего. В конеч­ном счете, он обла­дает соб­ствен­но­стью неиму­щего, кото­рую он должен просто вер­нуть. И здесь воз­ни­кает пара­докс хри­сти­ан­ской этики слу­же­ния бед­ному. «Ты не даришь бед­ному из твоего, а воз­вра­ща­ешь ему из его же», – учит святой Амвро­сий Медио­лан­ский2. И раз­да­ю­щий богат­ство не явля­ется бла­го­тво­ри­те­лем в точном смысле этого слова, но даже винов­ным. «Поэтому тот, кто раз­дает всем из собран­ных себе денег, не должен полу­чить за это награды, но скорее оста­ется винов­ным в том, что он до этого вре­мени неспра­вед­ливо лишал их других», – гово­рит святой Симеон Новый Бого­слов3.

Васи­лий Вели­кий учит, что, не ока­зы­вая помощь ближ­нему, бога­тый пре­вра­ща­ется в гра­би­теля. Истол­ко­вы­вая учение Спа­си­теля о непра­вед­ном богат­стве (Лк.16:9), бла­жен­ный Фео­фи­лакт Бол­гар­ский под­чер­ки­вает, что непра­вед­ным ста­но­вится всякое богат­ство, кото­рое оста­ется при нас, удер­жи­ва­ется и не отчуж­да­ется на потреб­но­сти неиму­щих. Причем, такое пове­де­ние имеет серьез­ные соци­аль­ные послед­ствия, про­во­ци­рует обще­ствен­ную неста­биль­ность, напря­же­ние и кон­фликты. «Гре­хов­ное отно­ше­ние к соб­ствен­но­сти, про­яв­ля­ю­ще­еся в забве­нии или созна­тель­ном отвер­же­нии этого духов­ного прин­ципа, порож­дает раз­де­ле­ние и отчуж­де­ние между людьми»4.

Таким обра­зом, эко­но­ми­че­ское нера­вен­ство, выра­жа­ю­ще­еся в раз­де­ле­нии обще­ства на бога­тых и бедных, не явля­ется некой ста­ти­че­ской реаль­но­стью оправ­дан­ной свыше. Оно попус­ка­ется чело­ве­че­ству как испы­та­ние, как дан­ность, кото­рую он должен не куль­ти­ви­ро­вать и сохра­нять, а изме­нять и пре­одо­ле­вать. Сохра­нен­ное как дан­ность, эко­но­ми­че­ское нера­вен­ство рав­но­значно гос­под­ству стра­сти среб­ро­лю­бия. А пре­одо­ле­ва­е­мое в еди­не­нии любви оно сви­де­тель­ствует об испол­не­нии долга перед ближ­ним.

Апо­стол Иаков гово­рит: Послу­шайте, братия мои воз­люб­лен­ные: не бедных ли мира избрал Бог быть бога­тыми верою и наслед­ни­ками Цар­ствия, кото­рое Он обещал любя­щим Его? (Иак.2:5). Истин­ное, духов­ное богат­ство, доступно любому чело­веку, Гос­подь без­мерно дарует его всем жела­ю­щим, не зави­симо от их соци­аль­ного поло­же­ния, врож­дён­ных спо­соб­но­стей и дело­вых качеств. 

***

При­ме­ча­ния:

1. Основы соци­аль­ной кон­цеп­ции Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви. § VII.1.
2. Цит., по: И. Зей­пель. Хозяй­ственно-эти­че­ские взгляды отцов церкви. М., 1913. – С. 123.
3. Цит., по: Кри­во­шеин Васи­лий, архи­епи­скоп. Преп. Симеон Новый Бого­слов. Нижний Нов­го­род, 1996. 136 С.
4. Основы соци­аль­ной кон­цеп­ции Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви. § VII.1.

***

Не огор­чайся, когда раз­бо­га­теет чело­век, или когда умно­жится слава дома его; ибо умирая ничего не возь­мёт он с собой, и не сойдёт с ним в землю слава его. (Пс.48:17–18).

Когда богат­ство умно­жа­ется, не при­ла­гайте к нему сердца” (Пс.61:11)

Не помо­жет богат­ство в день гнева (Притч.11:4).

Доброе имя лучше боль­шого богат­ства, и добрая слава лучше серебра и золота” (Притч.22:1).

Жела­ю­щие обо­га­щаться впа­дают в иску­ше­ние и в сеть и во многие без­рас­суд­ные и вред­ные похоти” (1Тим.6:9).

Не заботься о том, чтобы нажить богат­ство; оставь такие мысли твои. Устре­мишь глаза твои на него, и – его уже нет; потому что оно сде­лает себе крылья и, как орел, улетит к небу (Притч. 23:4–5).

Спешит к богат­ству завист­ли­вый чело­век, и не думает, что нищета постиг­нет его (Притч.28:22).

Ищите же прежде Цар­ства Божия и правды Его (Мф.6:33).

Как трудно наде­ю­щимся на богат­ство войти в Цар­ствие Божие! (Мк.10:24).

Само по себе богат­ство – ничто. Но в каком-то смысле оно – талант… Талант, кото­рый, может быть или при­умно­жен, или зарыт в землю. Или при­об­ре­тен для веч­но­сти, чрез рас­то­че­ние в этой вре­мен­ной жизни, или, наобо­рот, утра­чен в эго­и­сти­че­ском его сохра­не­нии…
иеро­мо­нах Мефо­дий

Меня одна­жды пора­зило (дело было еще до пере­стройки, в 80‑е), когда мой духов­ный отец — про­то­и­е­рей Вла­ди­мир Рожков, увидев у входа в храм мно­го­дет­ную семью с пятью детьми, сказал: «Смотри — бога­тый чело­век, у него пятеро детей». С той поры мое отно­ше­ние к этому слову потеп­лело. Насто­я­щее богат­ство, конечно, не в том, какая у чело­века машина (тем более, что она в одну секунду может пре­вра­титься просто в ничто, в рух­лядь), а в чем-то боль­шем…
про­то­и­е­рей Андрей Лоргус

«Разве чело­ве­ко­лю­би­вый Гос­подь для того дал тебе много, чтобы данное тебе ты упо­тре­бил только в свою пользу? Нет, но для того, чтобы твой избы­ток вос­пол­нял недо­ста­ток у других»
свт. Иоанн Зла­то­уст. Беседы на кн. Бытия, 20.

***

мит­ро­по­лит Сурож­ский Анто­ний:

Даже нахо­дясь еще вне Цар­ства Божия, мы уже уди­ви­тельно богаты. Бог столько нам дал: мы ода­рены умственно и эмо­ци­о­нально, наша жизнь так полна, что нам может пока­заться, будто боль­шего уже не может и быть, что мы достигли пол­ноты, цель­но­сти, пре­дела нашего поиска. Но мы должны понять и должны пом­нить, что всегда есть что-то боль­шее. Мы можем лико­вать о том, что как мы ни бедны – мы так богаты, но одно­вре­менно устрем­ляться к под­лин­ному сокро­вищу Цар­ства Божия, не давая себе увлечься тем, что уже имеем, чтобы не отвер­нуться от того, что еще впе­реди.

Мы должны пом­нить, что всё, чем мы обла­даем, нам дано в дар. Первая запо­ведь бла­жен­ства гово­рит о нищен­стве, и только если мы живем этой запо­ве­дью, мы сможем войти в Цар­ство Божие. У этой запо­веди дво­я­кий смысл; с одной сто­роны оче­видно, что, хотим мы того или нет, мы не обла­даем ничем, что могли бы удер­жать; мы обна­ру­жи­ваем, что мы – ничто и ничем не обла­даем: все­ко­неч­ная, зия­ю­щая, без­на­деж­ная нищета. Мы суще­ствуем, потому что Бог нас вызвал к бытию, привел нас в бытие; мы ничем в этом не участ­во­вали, это не было дей­ствием нашей сво­бод­ной воли. Мы не вла­деем жизнью так, чтобы кто-то в любой момент не мог бы ее у нас отнять, и в этом смысле всё, чем мы явля­емся, и всё, что у нас есть – недол­го­вечно. У нас есть тело – но оно умрет; у нас есть ум – но доста­точно кро­шеч­ному сосуду разо­рваться в мозгу, чтобы самый вели­кий ум угас; у нас есть чуткое, живое сердце, но при­хо­дит мгно­ве­ние, когда мы хотели бы выра­зить всё свое сочув­ствие, всё свое пони­ма­ние кому-то, кто в этом нуж­да­ется, – а у нас в груди только камень…

Так что можно в каком-то смысле ска­зать, что мы не обла­даем ничем, потому что мы не вольны ни в чем, что у нас есть. И это могло бы при­ве­сти нас не к чув­ству, что мы при­над­ле­жим Цар­ству Божию, и к радо­сти об этом, но к отча­я­нию – если бы мы не пом­нили, что, хотя ничто не наше так, что нельзя было бы у нас отнять, – однако всё это у нас есть. Мы богаты, и всё, чем мы обла­даем, есть дар и сви­де­тель­ство любви Божией и любви чело­ве­че­ской, всё – непре­рыв­ный поток Боже­ствен­ной любви; и в силу этого (и поскольку мы ничем не обла­даем) любовь Божия про­яв­ля­ется с посто­ян­ством и пол­но­той. А всё то, что мы загре­баем в соб­ствен­ные руки, чтобы при­сво­ить, бывает тем самым вырвано из обла­сти любви. Да, оно ста­но­вится нашим – но любовь поте­ряна. И только те, кото­рые отдают всё, полу­чают опыт под­лин­ной, все­це­лой, окон­ча­тель­ной, неиз­быв­ной духов­ной нищеты – и обла­дают любо­вью Божией, выра­жен­ной во всех Его дарах. Один из наших рус­ских бого­сло­вов, отец Алек­сандр Шмеман, сказал: “Вся пища мира есть любовь Божия, став­шая съе­доб­ной”. Я думаю, что это дей­стви­тельно так; и в то мгно­ве­ние, когда мы ста­ра­емся раз­бо­га­теть, удер­жав что-то для сохран­но­сти в руках, мы ока­зы­ва­емся в про­иг­рыше, потому что пока у нас в руках ничего нет, мы можем брать или не брать, или делать ими что угодно.

Вот это и есть Цар­ство Божие: мы чув­ствуем, что сво­бодны от обла­да­ния; и эта сво­бода уста­нав­ли­вает нас в таких вза­и­мо­от­но­ше­ниях, где всё – любовь чело­ве­че­ская и Божия любовь.

Так что если рас­суж­дать в таких кате­го­риях, можно это пере­не­сти на то, о чем я уже гово­рил раньше. Да, мы богаты; но нико­гда не должны обо­льщаться этим досто­я­нием и вооб­ра­жать, будто можно раз­ру­шить старые жит­ницы, старые амбары и стро­ить новые для того, чтобы сло­жить туда еще и еще больше добра (см. Лк. 12:16–22). Копить ничего нельзя, – ничего, кроме самого Цар­ства Божия. И тогда мы можем отря­сать одну вещь за другой, чтобы дви­гаться вперед сво­бод­ными – сво­бод­ными от обла­да­ния. Не заме­чали ли вы, что быть бога­тым всегда значит обед­неть на каком-то другом уровне?

А если и ум замкнуть на нашем иму­ще­стве, если замкнуть и сердце, чтобы убе­речь и нико­гда не поте­рять то, что в нем хра­нится, то оно ста­но­вится таким же мелким, как та вещь, на кото­рой мы замкну­лись.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки