Мытарства: учение святых отцов и богослужебно-молитвенный опыт Церкви

Оглав­ле­ние


Учение святых отцов

Свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст: «Тогда нужны нам многие молитвы, многие помощ­ники, многие добрые дела, вели­кое заступ­ле­ние от анге­лов при шествии чрез воз­душ­ное про­стран­ство. Если, путе­ше­ствуя в чужую страну или чужой город, нуж­да­емся в путе­во­ди­теле, то сколько нужнее нам путе­во­ди­тели и помощ­ники для руко­вод­ства нас мимо неви­ди­мых ста­рей­шинств и вла­стей-миро­дер­жи­те­лей этого воз­духа, назы­ва­е­мых и гони­те­лями, и мыта­рями, и сбор­щи­ками пода­тей!».

От лица почив­ших хри­сти­ан­ских мла­ден­цев Зла­то­уст так витий­ствует и бого­слов­ствует: «Нас святые ангелы мирно раз­лу­чили от тела, и мы сво­бодно мино­вали ста­рей­шин­ства и вла­стей воз­душ­ных. Мы имели бла­го­на­деж­ных руко­во­ди­те­лей! Лука­вые духи не нашли в нас того, чего искали, не уви­дели того, что желали бы уви­деть. Увидев тело неосквер­нен­ное, они посра­ми­лись; увидев душу чистую, чуждую злобы, они усты­ди­лись; не нашли в нас слов пороч­ных и умолкли. Мы прошли и уни­чи­жили их; мы прошли сквозь них и попрали их; сеть сокру­шися, и мы избав­лени быхом. «Бла­го­сло­вен Гос­подь, Иже не даде нас в ловитву зубом их» (Пс.123:6–7). Когда это совер­ши­лось, руко­во­див­шие нас ангелы воз­ра­до­ва­лись; они начали лобы­зать нас, оправ­дан­ных, и гово­рить в весе­лии: «Агнцы Божии! убла­жаем ваше при­ше­ствие сюда; отверзся вам пра­ро­ди­тель­ский рай; предо­став­лено вам лоно Авра­ама. Прияла вас десная рука Вла­дыки; при­звал Его глас в десную часть. Бла­го­склон­ными очами воз­зрел Он на вас; в Книгу Жизни вписал Он вас». И ска­зали мы: «Гос­подь! Пра­вед­ный Судия! Ты лишил нас благ земных – не лиши небес­ных. Ты отлу­чил нас от отцов и мате­рей – не отлучи от святых Твоих. Зна­ме­ния кре­ще­ния сохра­ни­лись целыми на нас: тело наше мы пред­став­ляем Тебе чистым по при­чине мла­ден­че­ства нашего”» (Мар­га­рит. Слово о тер­пе­нии и бла­го­да­ре­нии и о том, чтоб мы не пла­кали неутешно о умер­ших. При­ме­ча­ние свя­ти­теля Игна­тия (Брян­ча­ни­нова): «Слово это поло­жено читать в седь­мую суб­боту по Пасхе и при каждом погре­бе­нии усоп­шего. Запад­ные кри­тики при­знают слово не при­над­ле­жа­щим Зла­то­усту, но оно издревле освя­щено в Восточ­ной Церкви чте­нием при бого­слу­же­нии»).

Свя­ти­тель Кирилл Алек­сан­дрий­ский: «При раз­лу­че­нии души нашей с телом пред­ста­нут пред нами, с одной сто­роны, воин­ства и силы небес­ные, с другой – власти тьмы, злые миро­дер­жа­тели, воз­душ­ные мыта­ре­на­чаль­ники, истя­за­тели и обли­чи­тели наших дел… Узрев их, душа воз­му­тится, содрог­нется, востре­пе­щет и в смя­те­нии и в ужасе будет искать себе защиты у анге­лов Божиих; но и будучи при­нята свя­тыми анге­лами и под кровом их про­те­кая воз­душ­ное про­стран­ство и воз­но­сясь на высоту, она встре­тит раз­лич­ные мытар­ства (как бы некие заставы, или таможни, на кото­рых изыс­ки­ва­ются пошлины), кото­рые будут пре­граж­дать ей путь в Цар­ство, будут оста­нав­ли­вать и удер­жи­вать ее стрем­ле­ние к нему. На каждом из этих мытарств потре­бу­ется отчет в осо­бен­ных грехах.

Первое мытар­ство – грехов, совер­шен­ных посред­ством уст и языка. На нем пред­став­ля­ются духами грехи, в кото­рых душа согре­шила словом, каковы: ложь, кле­вета, закля­тия, клят­во­пре­ступ­ле­ния, празд­но­сло­вие, зло­сло­вие, пусто­сло­вие, кощун­ства, руга­тель­ства. К ним при­со­еди­ня­ются и грехи чре­во­бе­сия: блу­до­де­я­ние, пьян­ство, без­мер­ный смех, нечи­стые и непри­стой­ные цело­ва­ния, блуд­ные песни. Вопреки им, святые ангелы, кото­рые неко­гда настав­ляли и руко­во­дили душу в добре, обна­ру­жи­вают то, что она гово­рила доб­рого устами и языком; ука­зы­вают на молитвы, бла­го­да­ре­ния, пение псал­мов и духов­ных песней, чтение Писа­ний, словом, выстав­ляют все то, что мы устами и языком при­несли в бла­го­уго­жде­ние Богу.

Второе мытар­ство духов лести и пре­ле­сти – грехов зрения. На нем бесы изно­сят то, чем страстно пора­жа­лось наше зрение, что при­глядно каза­лось для глаз, и влекут к себе при­страст­ных к непри­стой­ному взи­ра­нию, к непо­треб­ному любо­пыт­ству и к необуз­дан­ному воз­зре­нию.

Третье мытар­ство – грехов слуха. Все, что льстиво раз­дра­жает наш слух и страстно услаж­дает нас, к чему при­страстны были люби­тели слу­шать, бесы при­ни­мают и хранят до суда.

Чет­вер­тое мытар­ство – страж­ни­ков над пре­ле­стью обо­ня­ния; все, что служит к страст­ному услаж­де­нию чув­ства обо­ня­ния, как то: бла­го­вон­ные экс­тракты из рас­те­ний и цветов, так назы­ва­е­мые духи, масти, обык­но­венно упо­треб­ля­е­мые на пре­льще­ние блуд­ными жен­щи­нами, – все это содер­жится страж­ни­ками этого мытар­ства.

Пятое мытар­ство – всех без­за­ко­ний и мерз­ких дел, учи­нен­ных посред­ством рук.

К даль­ней­шим мытар­ствам отно­сятся прочие грехи, как то: злоба, нена­висть, зависть, тще­сла­вие и гор­дость… Кратко ска­зать, каждая страсть души, всякий грех подоб­ным обра­зом будут иметь своих мыта­рей и истя­за­те­лей… При этом будут при­сут­ство­вать и боже­ствен­ные силы, и сонмы нечи­стых духов; и как первые будут пред­став­лять доб­ро­де­тели души, так послед­ние – обли­чать ее грехи, учи­нен­ные словом или делом, мыслию или наме­ре­нием. Между тем душа, нахо­дясь среди них, будет в страхе и тре­пете вол­но­ваться мыс­лями, пока нако­нец, по своим поступ­кам, делам и словам или быв осуж­дена, заклю­чится в оковы или, быв оправ­дана, осво­бо­дится (ибо всякий свя­зы­ва­ется узами соб­ствен­ных грехов). И если за бла­го­че­сти­вую и бого­угод­ную жизнь свою она ока­жется достой­ною, то ее вос­при­и­мут ангелы, и тогда она уже небо­яз­ненно поте­чет к Цар­ству, сопро­вож­да­е­мая свя­тыми силами… Напро­тив, если ока­жется, что она про­во­дила жизнь в нера­де­нии и невоз­дер­жа­нии, то услы­шит этот страш­ный голос: «Если нече­сти­вый будет поми­ло­ван, то не научится он правде – будет зло­дей­ство­вать в земле правых и не будет взи­рать на вели­чие Гос­пода» (Ис.26:10)… тогда оста­вят ее ангелы Божии и возь­мут страш­ные демоны… и душа, свя­зан­ная нераз­ре­ши­мыми узами, низ­верг­нется в страну мрач­ную и темную, в места пре­ис­под­ние, в узи­лища под­зем­ные и тем­ницы адские, где заклю­чены души от века умер­ших греш­ни­ков, «в страну тьмы и сени смерт­ной, в страну мрака… где нет устрой­ства, где темно, как самая тьма» (Иов. 10:21,22), но где пре­бы­вает вечная болезнь, бес­ко­неч­ная печаль, непре­стан­ный плач, неумол­ка­е­мый скре­жет зубов и непре­ры­ва­е­мые воз­ды­ха­ния… Отка­зы­ва­ется язык выра­зить болезни и стра­да­ния там нахо­дя­щихся и заклю­чен­ных душ. Никто из людей не может вооб­ра­зить страха и ужаса, ника­кие уста чело­ве­че­ские не в состо­я­нии выска­зать беду и тес­ноту заклю­чен­ных… Помыс­лите, како­вым подо­бает быть нам, име­ю­щим отдать подроб­ный отчет в каждом поступке нашем – и вели­ком, и малом» (Слово об исходе души. Псал­тирь сле­до­ван­ная. Гл.35).

Свя­ти­тель Иоанн Мило­сти­вый, пат­ри­арх Алек­сан­дрий­ский, бесе­до­вал о смерти и о исходе души из тела, как ему о том открыто было пре­по­доб­ным Симео­ном Столп­ни­ком: «Когда душа выйдет из тела и начнет вос­хо­дить к небу, встре­чают ее лики бесов и под­вер­гают многим затруд­не­ниям и истя­за­ниям. Они истя­зают ее во лжи, кле­вете, ярости, зави­сти, гневе, памя­то­зло­бии, гор­до­сти, сра­мо­сло­вии, непо­кор­стве, лихве, среб­ро­лю­бии, пьян­стве, объ­яде­нии, зло­пом­не­нии, волх­во­ва­нии, бра­то­не­на­ви­де­нии, убий­стве, воров­стве, неми­ло­сер­дии, блуде, пре­лю­бо­де­я­нии. Во время шествия души от земли к небу самые святые ангелы не могут помочь ей: помо­гают ей един­ственно ее пока­я­ние, ее добрые дела, а более всего мило­стыня. Если не пока­емся в каком грехе здесь по забве­нию, то мило­сты­нею можем изба­виться от наси­лия бесов­ских мытарств. Братия! ведая это, убо­имся горь­кого часа встречи с суро­выми и неми­ло­сти­выми мыта­рями, часа, в кото­рый придем в недо­уме­ние, что отве­чать нам истя­за­те­лям нашим. Ныне пока­емся во всех грехах наших, дадим по силе нашей мило­стыню, могу­щую про­во­дить нас от земли на небо и изба­вить от задер­жа­ния бесами. Велика их нена­висть к нам, вели­кий страх ожи­дает нас на воз­духе, вели­кое бед­ствие!» (Пролог, 19 декабря).

Пре­по­доб­ный Симеон Столп­ник гово­рит о загроб­ной участи хри­сти­а­нина в дошед­шем до нас отрывке из его поуче­ния. В этом слове пре­по­доб­ный сперва откры­вает, что ему воз­ве­щено Святым Духом о малом числе спа­са­ю­щихся, о малом числе сохра­ня­ю­щихся в руках ангель­ских в насто­я­щее время, то есть во время жизни угод­ника Божия. Далее он гово­рит, что душу неосквер­нен­ную и пра­вед­ную ангелы вос­при­ни­мают с любо­вию, убла­жают, с пес­но­пе­нием воз­но­сят, отра­жая силу врагов и воз­вы­ша­ясь пре­выше мытарств вос­хода. Напро­тив того, греш­ная душа не допус­ка­ется под­няться в страну, пре­выс­шую воз­духа: диавол имеет повод обви­нять ее. Он пре­пи­ра­ется с несу­щими ее анге­лами, пред­став­ляя ее согре­ше­ния, по при­чине кото­рых она должна при­над­ле­жать ему, пред­став­ляя недо­ста­то­че­ство ее в той сте­пени доб­ро­де­тели, кото­рая необ­хо­дима для спа­се­ния и для сво­бод­ного шествия сквозь воздух (См.: Пролог, 13 марта).

Пре­по­доб­ный Иоанн Лествич­ник рас­ска­зы­вает, что падшие иноки, при­но­сив­шие глу­бо­кое и посто­ян­ное пока­я­ние, среди прочих, испол­нен­ных уми­ле­ния и сопро­вож­да­е­мых сте­на­ни­ями слов своих про­из­но­сили сле­ду­ю­щее: «Убо прейде ли душа наша воду воз­душ­ных духов непо­сто­ян­ную?» (Пс. 123:5). Так гово­рили они, еще не ощу­тили уве­рен­но­сти, но издали созер­цали то, что совер­ша­ется на воз­душ­ном истя­за­нии» (Слово 5. 22).

Пре­по­доб­ный Исаия Отшель­ник: «Каж­до­дневно имейте пред очами смерть и забот­ливо помыш­ляйте о том, как имеете выйти из тела, мино­вать власти тьмы, встре­ча­ю­щие нас в воз­духе, и бес­пре­ткно­венно пред­стать пред Бога, про­сти­рая взор и ко страш­ному дню послед­него суда Его и воз­да­я­ния каж­дому за дела, слова и помыш­ле­ния. «Ибо вся нага и объ­яв­лена пред очами Того, Кому нам пред­ле­жит давать слово ответ­ное» (Евр. 4:13)» (Главы о подвиж­ни­че­стве и без­мол­вии. Слово 1. 4).

Он же пишет: «Какая же, дума­ешь, радость будет душе того, кто, начав рабо­тать Богу, успешно окон­чит это дело свое? При исходе его из мира сего такое дело его сде­лает ему то, что с ним будут радо­ваться ангелы, увидев, что он осво­бо­дился от вла­стей тьмы. Ибо когда изыдет душа из тела, ей сше­ствуют ангелы; навстречу же ей выхо­дят все силы тьмы, желая схва­тить ее и изыс­ки­вая, нет ли в ней чего ихнего. Тогда не ангелы борются с ними, а дела, соде­ян­ные душою, ограж­дают ее, как стеною, и охра­няют ее от них, чтоб не каса­лись ее. Когда дела ее одер­жат победу, тогда ангелы (идя) впе­реди ее поют, пока не пред­ста­нет она Богу в радо­ва­нии. В час тот забы­вает она о всяком деле мира сего и о сем труде своем».

Святой Иоанн Кар­па­фий­ский пишет: «Ратуя и поно­шая, с дер­зо­стию нахо­дит на душу, исшед­шую из тела, враг, этот горь­кий и страш­ный кле­вет­ник в соде­ян­ных ею грехах. Тогда бого­лю­би­вая и вер­ней­шая душа, хотя бы и была уязв­лена мно­гими гре­хами, не придет в ужас от его устрем­ле­ния и угроз. Укреп­ля­е­мая Гос­по­дом, вос­кры­ля­е­мая радо­стию, обод­ря­е­мая свя­тыми силами, ее настав­ля­ю­щими, ограж­да­е­мая светом веры, она с вели­ким муже­ством про­ти­во­стоит лука­вому диа­волу и отве­чает ему: «Что нам и тебе, чуждый Бога? Что нам и тебе, беглец с неба и раб лука­вый? Ты не имеешь власти над нами: власть над нами и над всеми при­над­ле­жит Христу, Сыну Божию. Пред Ним согре­шили мы, Ему и дадим отчет, имея Его чест­ный крест зало­гом Его мило­сер­дия к нам и нашего спа­се­ния. Губи­тель! беги далеко от нас: нет ничего общего между тобою и рабами Хри­сто­выми». Когда душа муже­ственно гово­рит так, диавол обра­ща­ется в бег­ство и вопиет: «Не могу про­ти­во­сто­ять имени Хри­стову!» А душа парит пре­выше врага… и после этого в радо­сти при­но­сится боже­ствен­ными анге­лами в места, опре­де­лен­ные ей по сте­пени ее духов­ного пре­успе­я­ния» (Уте­ши­тель­ная глава 25).

Святой Исихий, пре­сви­тер Иеру­са­лим­ский: «Найдет на нас час смерти, придет он, и избег­нуть его будет невоз­можно. О, если б князь мира и воз­духа, дол­жен­ству­ю­щий тогда встре­тить нас, нашел наши без­за­ко­ния ничтож­ными и незна­чи­тель­ными и не мог обли­чить нас пра­вильно! В про­тив­ном случае, вос­пла­чемся бес­по­лезно. «Раб, – гово­рит Писа­ние, – веде­вый волю гос­по­дина своего» и не испол­нив­ший ее, «биен будет много» (Лк. 12:47,48). Не видит света родив­шийся слепым, так и не пре­бы­ва­ю­щий в трез­ве­нии не видит бога­того сияния высшей бла­го­дати и не осво­бо­дится от лука­вых и бого­не­на­вист­ных дел, слов и помыш­ле­нии. Тако­вой при кон­чине своей несво­бодно минует тар­тар­ских князей» (Слово о трез­ве­нии. Гл. 161 // Доб­ро­то­лю­бие. Ч. 2).

Пре­по­доб­ный Нико­дим Свя­то­го­рец (прп. Нико­дима дьякон Андрей Кураев также запи­сал в про­тив­ники учения о мытар­ствах): «Демоны, падшие с неба, одни оста­лись в над­зем­ном, т. е. под­не­бес­ном воз­духе, другие – в окру­жа­ю­щем землю, а третьи нис­пали в под­зем­ный воздух (в пре­ис­под­нюю). Те из них, кото­рые нахо­дятся в под­не­бес­ном воз­духе, пре­пят­ствуют вос­хож­де­нию душ после смерти и пре­льщают раз­лич­ными меч­та­ни­ями и обо­льще­ни­ями ум тех, кото­рые ста­ра­ются созер­цать духов­ное» (Тол­ко­ва­ние канона на Воз­дви­же­ние Чест­наго и Живо­тво­ря­щего Креста Гос­подня).

Пре­по­доб­ный Фео­гност: «Хотя тщася о чистой, с Богом неве­ще­ственно соеди­ня­ю­щей неве­ще­ствен­ный ум молитве, и достиг ты уже того, что, как в зер­цале, видишь име­ю­щую сре­тить тебя после конца здеш­ней жизни участь, как при­яв­ший залог Духа и Цар­ствие Небес­ное внутри стя­жав­ший всем чув­ством с полным удо­сто­ве­ре­нием; при всем том не допу­сти себя раз­ре­шиться от плоти без пре­дузна­ния смерти, но и усердно молись об этом и внут­ренне бла­го­на­де­жен будь улу­чить сие, если будет бла­го­угодно Богу и полезно тебе, пред исхо­дом, – к коему и уго­тов­ляй себя денно-нощно, отре­вая всякую бояз­ли­вость, как бы про­шедши воз­душ­ные про­стран­ства и избе­жав духов злобы, дерз­но­венно и небо­яз­ненно был ты уже в небес­ных обла­стях, спо­став­ля­е­мый с ангель­скими чинами и сопри­чис­ля­е­мый к избран­ным от века пра­вед­ни­кам, и Бога зря, сколько сие доступно, или вся­че­ски зря блага, от Него нам уго­то­ван­ные, и Бога-Слово созер­цая, лучами Своими осве­ща­ю­щего все пре­не­бес­ное, покло­ня­е­мого единым с пре­чи­стою плотью Своего покло­не­нием, купно с Отцом и Святым Духом, от всех небес­ных сил и святых всех» (О жизни дея­тель­ной и созер­ца­тель­ной и о свя­щен­стве главы. Гл. 75 // Доб­ро­то­лю­бие. Ч. 3).

Свя­ти­тель Игна­тий (Брян­ча­ни­нов): «Учение о мытар­ствах есть учение Церкви. Несо­мненно, что святой апо­стол Павел гово­рит о них, когда воз­ве­щает, что хри­сти­а­нам пред­ле­жит брань с под­не­бес­ными духами злобы. Это учение нахо­дим в древ­ней­шем цер­ков­ном Пре­да­нии и в цер­ков­ных молит­во­сло­виях. Пре­свя­тая Дева, Бого­ма­терь, изве­щен­ная архан­ге­лом Гав­ри­и­лом о при­бли­жа­ю­щемся своем пре­став­ле­нии, при­несла слез­ные молитвы Гос­поду о избав­ле­нии Ее души от лука­вых духов под­не­бес­ной. Когда настал самый час Ее чест­ного успе­ния, когда нисшел к ней Сам Сын и Бог Ее с тьмами анге­лов и пра­вед­ных духов, Она, прежде нежели пре­дала пре­свя­тую душу Свою во все­свя­тые руки Хри­стовы, про­из­несла в молитве к Нему и сле­ду­ю­щие слова: «Приими ныне в мире дух Мой и огради Меня от обла­сти темной, чтоб не встре­тило Меня какое-либо устрем­ле­ние сатаны”» (Четьи-Минеи, 15 авгу­ста).

Он же пишет: «Подроб­ное опи­са­ние мытарств и поря­док, в кото­ром они сле­дуют, одно за другим, в воз­душ­ной бездне, заим­ствуем из пове­да­ния пре­по­доб­ной Фео­доры. Она, поки­нув на земли свое без­ды­хан­ное тело, руко­во­ди­мая двумя свя­тыми анге­лами, начала, как мы уже видели, шествие свое по воз­духу к востоку. Когда она поды­ма­лась к небу, встре­тили ее темные духи пер­вого мытар­ства, на кото­ром истя­зу­ются грехи чело­ве­че­ские словом, как то: празд­но­сло­вие, сквер­но­сло­вие, насмешки, кощун­ство, пение песен и других страст­ных гимнов, бес­чин­ные вос­кли­ца­ния, хохоты и тому подоб­ное. По боль­шей части чело­век вме­няет эти согре­ше­ния в ничто, не кается в них пред Богом и не испо­ве­дует их отцу духов­ному. Но Гос­подь явственно сказал: «Всяко слово празд­ное, еже аще рекут чело­вецы, воз­да­дят о нем слово в день судный. От словес бо своих оправ­ди­шися и от словес своих осу­ди­шися» (Мф. 12:36,37). И апо­стол заве­ща­вает: «Всяко слово гнило да не исхо­дит из уст ваших… и сквер­но­сло­вие, и буе­сло­вие, и кощуны» (Еф. 4:29; 5:4). Демоны с жесто­ко­стию и упор­ством обви­няли душу, пред­став­ляя все согре­ше­ния ее словом, соде­ян­ные от самой юности; святые ангелы оспа­ри­вали их и про­ти­во­по­став­ляли грехам соде­лан­ные душою добрые дела. Таким обра­зом Фео­дора, искуп­лен­ная на этом мытар­стве, начала поды­маться выше и при­бли­зи­лась ко (вто­рому) мытар­ству лжи, на кото­ром истя­зы­ва­ется всякая ложь, клят­во­пре­ступ­ле­ния, при­зы­ва­ние имени Божия всуе, неис­пол­не­ние обетов, данных Богу, ута­е­ние грехов пред духов­ни­ком на испо­веди. Изба­вив­шись и здесь, она пере­шла к (тре­тьему) мытар­ству кле­веты, где истя­зу­ются окле­ве­та­ние ближ­него, осуж­де­ние, уни­чи­же­ние, обес­слав­ле­ние его, руга­тель­ство и насмешки над ним, при забве­нии соб­ствен­ных согре­ше­ний и недо­стат­ков, при невни­ма­нии им. Под­верг­шихся согре­ше­ниям этого рода лютые истя­за­тели истя­зы­вают с осо­бен­ною жесто­ко­стию, как анти­хри­стов, пред­вос­хи­ща­ю­щих сан Хри­стов и соде­лав­шихся судьями и губи­те­лями ближ­них. На (чет­вер­том) мытар­стве чре­во­уго­дия истя­зу­ются объ­яде­ние, пьян­ство, без­вре­мен­ное и тайное ядение, ядение без молитвы, нару­ше­ние постов, сла­сто­лю­бие, пре­сы­ще­ние, пиро­ва­ние – словом, все роды уго­жде­ния чреву.

По избав­ле­нии от этого мытар­ства Фео­дора, несколько обод­рив­шись, всту­пила в беседу с свя­тыми анге­лами и ска­зала им: «Кажется мне, никто из живу­щих на земли не знает совер­ша­ю­ще­гося здесь и того, что ожи­дает греш­ную душу по смерти». Святые ангелы отве­чали ей: «Разве не объ­яс­няет этого Боже­ствен­ное слово, еже­дневно чита­е­мое в церкви, про­по­ве­ду­е­мое слу­жи­те­лями Божи­ими? Но при­стра­стив­ши­еся к земным суетам не обра­щают вни­ма­ния на слово Божие, счи­тают насла­жде­нием еже­днев­ное насы­ще­ние и пьян­ство, пре­сы­ща­ются и упи­ва­ются без страха Божия, имея себе богом чрево, не помыш­ляя о буду­щей жизни и не внимая Писа­нию, кото­рое гово­рит: «Горе вам, насы­ще­нии ныне, яко вза­л­чете» (Лк. 6:25). Баснею они счи­тают Святое Писа­ние, живут в небре­же­нии и про­стран­стве, еже­дневно весе­лятся светло и пируют при звуке музыки и при пении хоров, подобно богачу, упо­ми­на­е­мому в Еван­ге­лии. Впро­чем, те из них, кото­рые мило­стивы, бла­го­де­тель­ствуют нищим и помо­гают нуж­да­ю­щимся, удобно полу­чают от Бога про­ще­ние грехов и, ради мило­стыни своей, про­хо­дят мытар­ства без­бед­ственно. Гово­рит Писа­ние: «Мило­стыня от смерти избав­ляет и тая очи­щает всяк грех: тво­ря­щии мило­стыни и правды испол­нятся жизни: согре­ша­ю­щии же врази суть своего живота» (Тов. 12:9,10). Тем, кото­рые не ста­ра­ются мило­сты­нями очи­стить грехи свои, невоз­можно избег­нуть бед­ствия на мытар­ствах: их похи­щают мытари и низ­во­дят, люто муча, в пре­ис­под­ние тем­ницы ада, где держат в узах до Страш­ного Хри­стова суда».

Так бесе­дуя, они достигли (пятого) мытар­ства лено­сти. Там сочтены все дни и часы, про­ве­ден­ные в лено­сти, в нера­де­нии о слу­же­нии Богу; там истя­зу­ются туне­ядцы, сне­да­ю­щие чужие труды и не хотя­щие сами тру­диться, также наем­ники, полу­ча­ю­щие плату, но испол­ня­ю­щие свою обя­зан­ность с небре­же­нием. За этим мытар­ством сле­до­вало (шестое) мытар­ство воров­ства, на кото­ром рас­смат­ри­ва­ются вся­кого рода похи­ще­ния и воров­ства, грубые и бла­го­вид­ные, явные и тайные; потом (седь­мое) мытар­ство среб­ро­лю­бия и ску­по­сти; далее (осьмое) мытар­ство лихвы, где обви­ня­ются ростов­щики, лихо­имцы и при­сво­и­тели чужого. Еще далее (девя­тое) мытар­ство неправды, на кото­ром ули­ча­ются непра­вед­ные судьи, увле­ка­ю­щи­еся на судах при­стра­стием или мздою, оправ­ды­ва­ю­щие винов­ных и осуж­да­ю­щие невин­ных; здесь рас­смат­ри­ва­ются ложные весы и меры купцов и прочие неправды. (Деся­тое) мытар­ство – зави­сти, на нем истя­зы­ва­ются пре­да­ю­щи­еся этой пагуб­ной стра­сти и ее послед­ствиям. Выше поме­ща­ется (один­на­дца­тое) мытар­ство гор­до­сти, где над­мен­ные духи с пре­зре­нием истя­зы­вают гор­дость, тще­сла­вие, само­мне­ние, пре­з­ор­ство, вели­ча­ние, невоз­да­я­ние долж­ной чести роди­те­лям, духов­ным и граж­дан­ским вла­стям, непо­ви­но­ве­ние им и ослу­ша­ние их. Выше – (две­на­дца­тое) мытар­ство гнева и ярости, потом (три­на­дца­тое) мытар­ство памя­то­зло­бия.

По исше­ствии из этого мытар­ства, Фео­дора спро­сила анге­лов: «Прошу вас, ска­жите мне, откуда эти страш­ные воз­душ­ные власти знают все злые дела всех чело­ве­ков, живу­щих во всем мире, не только явные, но и тайные?» Отве­чали святые ангелы: «Каждый хри­сти­а­нин полу­чает от Бога при святом кре­ще­нии ангела-хра­ни­теля, кото­рый, неви­димо храня чело­века, настав­ляет его денно-нощно на всякое благое дело в тече­ние всей жизни его до самого смерт­ного часа. Он запи­сы­вает все добрые дела того чело­века, за кото­рые сей мог бы полу­чить милость и вечное воз­да­я­ние от Гос­пода в Небес­ном Цар­стве. Так же и князь тьмы, жела­ю­щий вовлечь весь род чело­ве­че­ский в свою поги­бель, при­став­ляет к чело­веку одного из лука­вых духов, кото­рый всюду сле­дует за чело­ве­ком, заме­чает все его злые дела, поощ­ряет к ним коз­нями своими и, посе­щая мытар­ства, запи­сы­вает там все грехи чело­века, внося каждый грех в при­над­ле­жа­щее мытар­ство. Вот почему известны воз­душ­ным вла­стям грехи всех чело­ве­ков во всем мире. Когда ж душа, раз­лу­чив­шись с телом, стре­мится взойти на небо, к Созда­телю своему, тогда лука­вые духи пре­пят­ствуют ей в том, обли­чая ее гре­хами ее, запи­сан­ными у них. Если душа имеет больше добрых дел, нежели грехов, то они не могут удер­жать ее. Если же найдут в ней больше грехов, то удер­жи­вают ее на время и заклю­чают в тем­нице неви­де­ния Бога: там они мучат ее, доколе сила Божия попу­стит им мучить и доколе та душа не будет искуп­лена цер­ков­ными молит­вами и мило­сты­нями ближ­них. Если же душа ока­жется столько греш­ною и мер­зост­ною пред Богом, что ей не оста­ется ника­кой надежды спа­се­ния, но ожи­дает ее вечная поги­бель, то они тотчас же низ­во­дят ее в бездну, где имеют и для себя уго­то­ван­ное место веч­ного муче­ния; они держат ее там до вто­рого при­ше­ствия Хри­стова, после кото­рого душа соеди­нится с телом и уже вместе с ним будет мучиться в геенне огнен­ной. Еще и то знай, что этим путем вос­хо­дят и под­вер­га­ются на нем истя­за­нию только про­све­щен­ные святою хри­сти­ан­скою верою и омо­вен­ные святым кре­ще­нием. Не при­хо­дят сюда идо­ло­слу­жи­тели, маго­ме­тане и все чуждые Бога: они, будучи еще живы телом, уже мертвы и погре­бены во ад душою. Когда они уми­рают, тотчас, без вся­кого испы­та­ния, демоны берут их, как часть, себе при­над­ле­жа­щую, и низ­во­дят в геен­скую про­пасть».

После этой беседы Фео­дора достигла (четыр­на­дца­того) мытар­ства убий­ства, на кото­ром истя­зу­ются не только раз­бой­ни­че­ство и убий­ство, но и всякое уда­ре­ние, зау­ше­ние и тол­ка­ние. Выше нахо­ди­лось (пят­на­дца­тое) мытар­ство волх­во­ва­ния, где истя­зу­ются чаро­дей­ство, оба­я­ние, состав­ле­ние отрав­ле­ний, наго­воры, шепоты и чаро­дей­ное при­зы­ва­ние бесов. На этом мытар­стве темные духи не нашли ничего, чем бы ули­чить бла­жен­ную Фео­дору, и в ярости кри­чали ей: «При­дешь на блуд­ные мытар­ства – увидим, избе­жишь ли их!».

Поды­ма­ясь еще выше, она спро­сила святых анге­лов: «Неужели все хри­сти­ане про­хо­дят этими местами, и никому из них невоз­можно пройти, не под­вер­га­ясь истя­за­ниям и страху?». Святые ангелы отве­чали: «Нет дру­гого пути для хри­сти­ан­ских душ, вос­хо­дя­щих к небу; все про­хо­дят здесь, но не все бывают так истя­зу­емы, как истя­зу­ются под­верг­ши­еся гре­хо­па­де­ниям и не вполне испо­ве­дав­ши­еся в них, сты­див­ши­еся отца духов­ного и ута­и­вав­шие пред ним свои постыд­ные дела. Если же кто поис­тине испо­ве­дует гре­хо­па­де­ния, жалеет о них и рас­ка­и­ва­ется в соде­ян­ном зле, того грехи неви­димо загла­жда­ются Божиим мило­сер­дием, и когда душа придет сюда, воз­душ­ные истя­за­тели, разгнув свои книги, ничего не нахо­дят в них, почему не могут ни оскор­бить ее, ни устра­шить, и вос­хо­дит душа с радо­стию к Пре­столу бла­го­дати».

Бесе­дуя, они достигли (шест­на­дца­того) блуд­ного мытар­ства, на кото­ром истя­зу­ется вся­кого рода любо­де­я­ние, то есть блуд­ный грех лиц, необя­зан­ных супру­же­ством; также истя­за­ются меч­та­ние греха блуд­ного, умед­ле­ние в этом меч­та­нии помысла, соиз­во­ле­ние на грех, услаж­де­ние грехом, сла­до­страст­ные воз­зре­ния, сквер­ные ося­за­ния и при­кос­но­ве­ния. Когда Фео­дора достигла этого мытар­ства, темные духи, при­над­ле­жа­щие к нему, очень уди­ви­лись, что она дошла даже до них, и с жесто­ко­стию обви­няли ее, осо­бенно по при­чине ее неот­кро­вен­но­сти пред духов­ным отцом. Потом они пришли на (сем­на­дца­тое) пре­лю­бо­дей­ное мытар­ство, на кото­ром истя­зу­ются блуд­ные грехи лиц, живу­щих в супру­же­стве, не сохра­нив­ших супру­же­ской вер­но­сти и брач­ного ложа неосквер­нен­ным; здесь грозно истя­зу­ются похи­ще­ния и наси­лия блуд­ные, также блуд­ные паде­ния лиц, посвя­щен­ных Богу, обе­щав­ших чистоту свою Христу, но нару­шив­ших обет. (Осьм­на­дца­тое) мытар­ство – содом­ское, на кото­ром истя­зу­ются все чрезъ­есте­ствен­ные блуд­ные грехи и кро­во­сме­ше­ния.

Когда они мино­вали это мытар­ство, святые ангелы ска­зали Фео­доре: «Ты видела страш­ные и отвра­ти­тель­ные блуд­ные мытар­ства! Знай, что редкая душа минует их сво­бодно: весь мир погру­жен во зле соблаз­нов и скверн, все чело­веки сла­сто­лю­бивы и блу­до­лю­бивы. «При­ле­жит помыш­ле­ние чело­веку при­лежно на злая от юности его» (Быт. 8:21), и едва кто соблю­дает себя от нечи­стот блуд­ных. Мало умерщ­вля­ю­щих плот­ские похоти, и мало таких, кото­рые бы сво­бодно прошли мимо этих мытарств! Боль­шая часть, дошедши сюда, поги­бает: лютые истя­за­тели блуд­ных грехов похи­щают души блуд­ни­ков и низ­вле­кают их во ад. Хва­лятся власти блуд­ных мытарств, что они одни более всех прочих мытарств напол­няют огнен­ное род­ство во аде. Бла­го­дари Бога, Фео­дора, что ты мино­вала этих блуд­ных истя­за­те­лей молит­вами отца твоего, пре­по­доб­ного Васи­лия: уже более не уви­дишь страха».

После этого они пришли на (девят­на­дца­тое) мытар­ство ересей, где истя­зу­ются непра­виль­ное муд­ро­ва­ние о вере, сомне­ния в вере, отступ­ни­че­ство от пра­во­слав­ной веры, бого­хуль­ства и тому подоб­ные согре­ше­ния против еди­ного истин­ного испо­ве­да­ния веры. По мино­ва­нии этого мытар­ства они уже при­бли­жа­лись ко вратам небес­ным; но и еще встре­тили их злоб­ные духи послед­него (два­дца­того) мытар­ства неми­ло­сер­дия, на кото­ром истя­зу­ются неми­ло­сер­дие и жесто­кость. Если кто совер­шил многие подвиги, посты, бдения, коле­но­пре­кло­не­ния, молит­во­сло­вия; если кто соблюл чистоту дев­ства неосквер­нен­ною и изну­рил воз­дер­жа­нием тело, но был неми­ло­серд и затво­рял сердце свое для ближ­него, тот с этого мытар­ства низ­вер­га­ется долу и затво­ря­ется в адской бездне навеки.

Нако­нец с неиз­ре­чен­ною радо­стию они при­бли­зи­лись к вратам небес­ным. Врата небес­ные све­ти­лись, как кри­сталл; из них раз­ли­ва­лось неиз­ре­чен­ное сияние, и стояли в них солн­це­об­раз­ные юноши. Они, увидев пре­по­доб­ную, руко­во­ди­мую анге­лами, испол­ни­лись весе­лия о ней, что она, покры­ва­е­мая Божиим мило­сер­дием, избе­жала воз­душ­ных мытарств, и с вели­кою любо­вию ввели ее во врата.

Во время шествия своего по мытар­ствам Фео­дора заме­тила, что каждое мытар­ство под­чи­нено отдель­ному князю и что духи каж­дого мытар­ства по наруж­ному виду были сооб­разны греху, истя­зу­е­мому на мытар­стве».

Свя­ти­тель Феофан Затвор­ник: «Пришло мне на мысль вот что Вам под­ска­зать! Достаньте Четьи Минеи за март месяц и про­чи­тайте там рас­сказ бла­жен­ной Фео­доры о том, как она про­хо­дила мытар­ства. Он поме­щен в житии Васи­лия Нового под 26 марта. Само житие старца велико. Прямо начи­найте с рас­сказа Фео­доры, а где он начи­на­ется, можете узнать по замет­кам на полях. Житие старца коротко таково. Васи­лий Новый сна­чала жил в пустыне неда­леко от Кон­стан­ти­но­поля, потом взят как согля­да­тай и, много пере­несши пыток, нако­нец брошен в море. Бог чудесно изба­вил его от потоп­ле­ния, и он пришел тайком в город, где добрый некто при­ютил его. Старец начал опять под­ви­заться, как было и в пустыне, причем ему усердно слу­жила Фео­дора. Ста­рица эта умерла прежде старца. Был у Васи­лия еще ученик Гри­го­рий, из мирян, очень бого­бо­яз­нен­ный. Ему захо­те­лось знать, что полу­чила Фео­дора за свою усерд­ную службу свя­тому Васи­лию. Попро­сил он об этом старца. Тот помо­лился, и Гри­го­рий во сне увидел Фео­дору в раю, в месте, уго­то­ван­ном для Васи­лия, свет­лом-пре­свет­лом. При этом Гри­го­рий спро­сил ее, как она раз­лу­чи­лась с телом и как достигла до сего бла­жен­ного места. На это бла­жен­ная Фео­дора отве­чает рас­ска­зом о том, как она умерла и как прошла мытар­ства. Вот этот-то рас­сказ я и сове­тую Вам про­чи­тать со вни­ма­нием. Он очень поучи­те­лен. И к само­по­зна­нию он пору­ко­во­дит, и паче внед­рит убеж­де­ние в силе слез­ного пока­я­ния и испо­веди.

Пока-то Вы доста­нете книгу, я Вам пере­скажу кое-что.

Мытарств святая Фео­дора прошла два­дцать. Первое – на кото­ром истя­зу­ются грехи словес и гла­го­лов чело­ве­че­ских празд­ных, буих, сквер­ных, бес­чин­ных: кощуны, сме­хо­твор­ства, мир­ские бес­студ­ные песни, бес­чин­ные вос­кли­ца­ния, сме­я­ния и хохо­та­ния. Второе – мытар­ство лжи, на кото­ром истя­зу­ется всякое слово ложное, а наи­паче клят­во­пре­ступ­ле­ния, при­зы­ва­ния имени Божия всуе, лже­сви­де­тель­ства, неис­пол­не­ние обетов, данных Богу, испо­ве­да­ние грехов, не по истине быва­ю­щее, и иные подоб­ные лжи­во­сти. Третье – мытар­ство осуж­де­ния и кле­веты, обес­слав­ле­ния ближ­них, насме­шек над их недо­стат­ками и гре­хами. Чет­вер­тое – мытар­ство чре­во­уго­дия, сла­сто­лю­бия, пре­сы­ще­ния, пиро­ва­ний и гуля­ний, пьян­ства, нару­ше­ния постов. Пятое – лено­сти, где истя­зу­ются все дни и часы, в празд­но­сти про­ве­ден­ные, туне­ядцы, наем­ники, не рабо­та­ю­щие соот­вет­ственно взятой цене, нера­ди­вые к служ­бам цер­ков­ным в вос­крес­ные и празд­нич­ные дни, ску­ча­ю­щие на утрени и литур­гии, не радя­щие о делах, до спа­се­ния души каса­ю­щихся. Шестое – раз­но­род­ного воров­ства. Седь­мое – среб­ро­лю­бия и ску­по­сти. Вось­мое – лихвы и вся­кого сквер­но­при­быт­че­ства. Девя­тое – неправды, где истя­зу­ются непра­вед­ные судьи, на мзде судя­щие, винов­ных оправ­ды­ва­ю­щие, а невин­ных осуж­да­ю­щие, удер­жи­ва­ю­щие мзду наем­ничу, дер­жа­щие непра­вые меры и весы при про­даже и покупке. Деся­тое – зави­сти, нена­ви­сти, бра­то­не­на­ви­де­ния и недру­го­лю­бия. Один­на­дца­тое – гор­до­сти, тще­сла­вия, само­мне­ния, пре­з­ор­ства, вели­ча­ния, непо­чи­та­ния роди­те­лей, непо­слу­ша­ния вла­стям. Две­на­дца­тое – гнева и ярости. Три­на­дца­тое – зло­па­мят­ства, дер­жа­ния злобы в сердце на ближ­него, мсти­тель­но­сти и воз­да­я­ния злом за зло. Четыр­на­дца­тое – убий­ства, где истя­зу­ется не только раз­бой­ни­че­ство, но и всякая рана, уда­ре­ние с серд­цем по голове или плечам, зау­ше­ние в ланиту, пхание с гневом. Пят­на­дца­тое – чаро­де­я­ния, оба­я­ния, отрав­ле­ния, шепо­тов и при­зы­ва­ния бесов. Шест­на­дца­тое, сем­на­дца­тое, восем­на­дца­тое – плот­ских грехов. Девят­на­дца­тое – ересей, непра­вого муд­ро­ва­ния о вере, отступ­ни­че­ства от Пра­во­сла­вия, хулы на Бога и все святое. Два­дца­тое – неми­ло­сер­дия и жесто­ко­сер­дия и утробы затво­ре­ния к нуждам бед­ству­ю­щих.

Что встре­тила бла­жен­ная Фео­дора, то и всякая душа встре­чает. Апо­стол назвал бесов вла­стями воз­душ­ными. Эти злые и назой­ли­вые про­пу­стят ли какую душу, когда ей пред­ле­жит взойти к пре­столу Божию, не поку­сив­шись если не схва­тить, то сму­тить ее своими стра­хо­ва­ни­ями? Как же быть? К вели­кому нашему уте­ше­нию, слезы пока­я­ния с пока­ян­ными подви­гами, осо­бенно же с мило­сты­не­по­да­я­нием, изгла­ждают все грехи. Сколько раз бла­жен­ная Фео­дора видела, как бесы, при­несши свертки, где запи­саны были ее грехи, и раз­вер­нув их, чтобы обли­чить ее, не нахо­дили там ничего. Ангелы, сопро­вож­дав­шие ее, когда она спро­сила их о при­чине сего, объ­яс­нили ей, что кто искренно рас­ка­ется в своих грехах, постится, молится и мило­стыню творит, того грехи изгла­жда­ются.

Не извольте суе­муд­рен­ни­чать, а при­мите к сердцу сие ска­за­ние и по его ука­за­нию посту­пите со всеми своими неис­прав­но­стями».

Еще свя­ти­тель Феофан Затвор­ник писал:«Как ни дикою кажется умни­кам мысль о мытар­ствах, но про­хож­де­ния их не мино­вать. Чего ищут эти мыт­ники в пре­хо­дя­щих? Того, нет ли у них ихнего товара. Товар же какой? Стра­сти. Стало быть, у кого сердце непо­рочно и чуждо стра­стям, у того они не могут найти ничего такого, к чему и могли бы при­вя­заться; напро­тив, про­ти­во­по­лож­ная им доб­ро­де­тель будет пора­жать их самих как стре­лами мол­ний­ными. На это один из мно­го­уче­ных вот какую еще выра­зил мысль: мытар­ства пред­став­ля­ются чем-то страш­ным; ведь очень воз­можно, что бесы, вместо страш­ного, пред­став­ляют нечто пре­лест­ное. Обо­льсти­тельно пре­лест­ное, по всем видам стра­стей, пред­став­ляют они про­хо­дя­щей душе одно за другим. Когда из сердца в про­дол­же­ние земной жизни изгнаны стра­сти и насаж­дены про­ти­во­по­ложно им доб­ро­де­тели, тогда что ни пред­став­ляй пре­лест­ного, душа, не име­ю­щая ника­кого сочув­ствия к тому, минует то, отвра­ща­ясь от того с омер­зе­нием. А когда сердце не очи­щено, тогда к какой стра­сти наи­бо­лее питает оно сочув­ствия, на то душа и бро­са­ется там. Бесы и берут ее будто друзья, а потом уж узнают, куда ее девать. Значит, очень сомни­тельно, чтобы душа, пока в ней оста­ются еще сочув­ствия к пред­ме­там каких-либо стра­стей, не посты­ди­лась на мытар­ствах. Посты­же­ние здесь в том, что душа сама бро­са­ется в ад. Но окон­ча­тель­ное посты­же­ние – на Страш­ном суде, пред лицом все­ви­дя­щего Судии» (Тол­ко­ва­ние на 118‑й псалом).

Свя­ти­тель Иоанн (Мак­си­мо­вич), архи­епи­скоп Сан-Фран­цис­ский: «В это время (на третий день) душа про­хо­дит через леги­оны злых духов, кото­рые пре­граж­дают ей путь и обви­няют в раз­лич­ных грехах, в кото­рые сами же ее и вовлекли. Согласно раз­лич­ным откро­ве­ниям, суще­ствует два­дцать таких пре­пят­ствий, так назы­ва­е­мых мытарств, на каждом из кото­рых истя­зу­ется тот или иной грех; пройдя одно мытар­ство, душа при­хо­дит на сле­ду­ю­щее. И только успешно пройдя все их, может душа про­дол­жить свой путь, не будучи немед­ленно вверг­ну­той в геенну. Как ужасны эти бесы и мытар­ства, можно видеть из того факта, что Сама Матерь Божия, когда архан­гел Гав­риил сооб­щил Ей о при­бли­же­нии смерти, молила Сына Своего изба­вить душу Ее от этих бесов, и в ответ на Ее молитвы Сам Гос­подь Иисус Хри­стос явился с небес при­нять душу Пре­чи­стой Своей Матери и отве­сти Ее на небеса. (Это зримо изоб­ра­жено на тра­ди­ци­он­ной пра­во­слав­ной иконе Успе­ния.) Воис­тину ужасен третий день для души усоп­шего, и по этой при­чине ей осо­бенно нужны молитвы.

Опи­са­ния мытарств в свя­то­оте­че­ских и агио­гра­фи­че­ских текстах соот­вет­ствуют модели истя­за­ний, кото­рым под­вер­га­ется душа после смерти, но инди­ви­ду­аль­ный опыт может зна­чи­тельно раз­ли­чаться. Мало­зна­чи­тель­ные подроб­но­сти типа числа мытарств, конечно, вто­ро­сте­пенны в срав­не­нии с глав­ным фактом, что душа дей­стви­тельно вскоре после смерти под­вер­га­ется суду (част­ный суд), где под­во­дится итог той неви­ди­мой брани, кото­рую она вела (или не вела) на земле против падших духов. Пра­во­слав­ная Цер­ковь счи­тает учение о мытар­ствах таким важным, что упо­ми­нает о них во многих бого­слу­же­ниях. В част­но­сти, Цер­ковь особо изла­гает это учение всем своим уми­ра­ю­щим чадам. В Каноне на исход души, чита­е­мом свя­щен­ни­ком у одра уми­ра­ю­щего члена Церкви, есть сле­ду­ю­щие тро­пари: «Воз­душ­ного князя насиль­ника, мучи­теля, страш­ных путей сто­я­теля и напрас­ного сих сло­во­ис­пы­та­теля, спо­доби мя прейти невоз­бранно отхо­дяща от земли» (песнь 4); «Святых Ангел свя­щен­ным и чест­ным рукам пре­ложи мя, Вла­ды­чице, яко да тех крилы покрывся, не вижу бес­чест­ного и смрад­наго и мрач­ного бесов образа» (песнь 6); «Рожд­шая Гос­пода Все­дер­жи­теля, горь­ких мытарств началь­ника миро­держца отжени далече от мене, внегда скон­ча­тися хощу, да Тя во веки славлю, Святая Бого­ро­дице» (песнь 8). Так уми­ра­ю­щий пра­во­слав­ный хри­сти­а­нин при­го­тов­ля­ется сло­вами Церкви к пред­сто­я­щим испы­та­ниям» (Жизнь после смерти // Сера­фим (Роуз), иеро­мо­нах, Герман (Под­мо­шен­ский), игумен. Бла­жен­ный свя­ти­тель Иоанн, Чудо­тво­рец. М., 2003. С. 793–795).

Он же пишет: «Про­дол­жая письмо мужу уми­ра­ю­щей сестры, епи­скоп Феофан Затвор­ник пишет: «У отшед­ших скоро начи­на­ется подвиг пере­хода через мытар­ства. Там нужна ей помощь! – Станьте тогда в этой мысли, и вы услы­шите вопль ее к вам: Помо­гите! – Вот на что вам над­ле­жит устре­мить все вни­ма­ние и всю любовь к ней. Я думаю, самое дей­стви­тель­ное засви­де­тель­ство­ва­ние любви будет, если с минуты отхода души вы, остав­ляя хло­поты о теле другим, сами отстра­ни­тесь и, уеди­нясь, где можно, погру­зи­тесь в молитву о ней в новом ее состо­я­нии, о ее неожи­дан­ных нуждах. Начав так, будьте в непре­стан­ном вопле к Богу – ей о помощи, в про­дол­же­ние шести недель, да и далее. В ска­за­нии Фео­доры мешец, из кото­рого ангелы брали, чтобы отде­лы­ваться от мыта­рей, – это были молитвы ее старца. То же будет и ваши молитвы… Не забудьте так сде­лать… Се и любовь!».

Кри­тики пра­во­слав­ного учения часто непра­вильно пони­мают тот «мешок золота», из кото­рого на мытар­ствах ангелы «пла­тили за долги» бла­жен­ной Фео­доры; иногда его оши­бочно срав­ни­вают с латин­ским поня­тием «сверх­долж­ных заслуг» святых. И здесь также такие кри­тики слиш­ком бук­вально читают пра­во­слав­ные тексты. Здесь име­ется в виду не что иное, как молитвы об усоп­ших Церкви, в част­но­сти молитвы свя­того и духов­ного отца. Форма, в кото­рой это опи­сы­ва­ется – вряд ли есть даже необ­хо­ди­мость гово­рить об этом, – мета­фо­ри­че­ская».

Жития святых

Из жития свя­того Анто­ния Вели­кого (напи­сан­ного свя­ти­те­лем Афа­на­сием Вели­ким): «Одна­жды он [Анто­ний Вели­кий] при наступ­ле­нии девя­того часа, начав молиться перед вку­ше­нием пищи, был вне­запно вос­хи­щен Духом и воз­не­сен анге­лами на высоту. Воз­душ­ные демоны про­ти­ви­лись его шествию; ангелы, пре­пи­ра­ясь с ними, тре­бо­вали изло­же­ния причин их про­ти­во­дей­ствия, потому что Анто­ний не имел ника­ких грехов. Демоны ста­ра­лись выста­вить грехи, соде­лан­ные им от самого рож­де­ния; но ангелы загра­дили уста кле­вет­ни­ков, сказав им, что они не должны исчис­лять согре­ше­ний его от рож­де­ния, уже изгла­жден­ных бла­го­да­тию Хри­сто­вою, но пусть пред­ста­вят, если имеют, грехи, соде­лан­ные им после того вре­мени, как он поступ­ле­нием в мона­ше­ство посвя­тил себя Богу. При обви­не­нии демоны про­из­но­сили много наглой лжи; но как кле­веты их лишены были дока­за­тельств, то для Анто­ния открылся сво­бод­ный путь. Тотчас он пришел в себя и увидел, что стоит на том самом месте, на кото­ром стал для молитвы. Забыв о пище, он провел всю ночь в слезах и сте­на­ниях, раз­мыш­ляя о мно­же­стве врагов чело­ве­че­ских, о борьбе с таким воин­ством, о труд­но­сти пути к небу чрез воздух и о словах апо­стола, кото­рый сказал: «Несть наша брань к плоти и крови, но к нача­лом власти сего воз­духа» (Еф.6:12), кото­рый, зная, что воз­душ­ные власти того только и доис­ки­ва­ются, о том забо­тятся со всем уси­лием, к тому напря­га­ются и стре­мятся, чтоб лишить нас сво­бод­ного про­хода к небу, уве­ще­вает: «При­и­мите вся оружия Божия, да воз­мо­жете про­ти­ви­тися в день лют» (Еф.6:13), да «про­тив­ный посра­мится, ничтоже имея гла­го­лати о нас укорно» (Тит.2:8). А мы, слыша это, пpи­ве­дем себе на память апо­стола, котоpый говоpит: «Аще в теле, не вем, аще ли кpоме тела, не вем, Бог весть» (2Коp.12:2). Но Павел вос­хи­щен был до тpе­тьего неба, и нисшел оттоле, услы­шав неизpе­чен­ные гла­голы, Анто­ний же видел себя пpо­хо­дя­щим по воз­духу и боpов­шимся там, пока не ока­зался сво­бод­ным».

Святой вели­ко­му­че­ник Евстра­тий (постра­дал между 301 и 310 по Р.Х.) после страш­ных пыток и муче­ний, совер­шив дивные чудеса, пред при­я­тием смерт­ной казни принес молитву Богу, в кото­рой бла­го­да­рил Бога, при­з­рев­шего на него и даро­вав­шего во время земных стра­да­ний побе­дить неви­ди­мого врага, диа­вола. Затем он пере­хо­дит к пред­сто­я­щему раз­лу­че­нию души его с телом и гово­рит: «Сму­ти­лась и воз­бо­лез­но­вала душа моя при исхож­де­нии своем из ока­ян­ного и сквер­ного тела. Чтоб не уловил ее в чем лука­вый супо­стат и не изверг во тьму за неве­до­мые и ведо­мые грехи, соде­лан­ные мною во время сей жизни, Вла­дыка! будь мило­стив ко мне, и да не узрит душа моя мрач­ного взора лука­вых демо­нов, но да примут ее ангелы Твои свет­лые и пре­свет­лые. Да будет слава свя­тому имени Твоему, и Твоею силою воз­веди меня на Боже­ствен­ное Твое суди­лище. Когда буду судиться, да не вос­хи­тит меня рука князя мира сего для ввер­же­ния меня, греш­ного, в глу­бину ада: но пред­стань мне, и будь Спа­си­те­лем и Защит­ни­ком моим. Телес­ные же эти муче­ния суть уве­се­ле­ния для рабов твоих». Подоб­ным обра­зом и святой вели­ко­му­че­ник Геор­гий, поправ­ший бла­го­да­тию Хри­сто­вою все ужас­ней­шие муче­ния, изоб­ре­тен­ные злобою мучи­те­лей, вос­кре­сив­ший пред очами их мерт­веца, низ­верг­ший идолов единым именем Гос­под­ним, когда пришел на место казни, излил такую пред­смерт­ную молитву: «Бла­го­сло­вен Гос­подь Бог мой, не пре­дав­ший меня в челю­сти ловцов моих, не воз­ве­се­лив­ший о мне врагов моих и изба­вив­ший душу мою, как птицу от сети ловцов! Вла­дыка! и ныне услышь меня: пред­стань мне в сей час моей кон­чины и избавь душу мою от козней воз­душ­ного князя, этого ужас­ного про­ти­во­борца, и его нечи­стых духов. Не поставь в грех согре­шив­шим против меня в неве­де­нии, но Твое про­ще­ние и любовь даруй им, да и они, познав Тебя, полу­чат часть с избран­ными Твоими во Цар­ствии Твоем» (Четьи-Минеи, 13 декабря. Молитва свя­того Евстра­тия вне­сена в чин два­на­де­сяти псал­мов (См.: Канон­ник Киево-Печер­ский)).

Святой Нифонт (жил во второй пол. III и в нач. первой поло­вины IV в.), епи­скоп города Кон­стан­ции (Кипр), стоя одна­жды на молитве, увидел небеса отвер­стыми и мно­же­ство анге­лов, из кото­рых одни нис­хо­дили на землю, другие вос­хо­дили горе, воз­нося чело­ве­че­ские души в небес­ные оби­тели. Он начал вни­мать этому зре­лищу, и вот – два ангела стре­ми­лись к высоте, неся душу. Когда они при­бли­зи­лись к блуд­ному мытар­ству, вышли мыто­имцы бесы и с гневом ска­зали: «Наша эта душа! Как смеете нести ее мимо нас, когда она наша?», отве­чали ангелы: «На каком осно­ва­нии назы­ва­ете ее вашею?». Бесы ска­зали: «До самой смерти она гре­шила, осквер­ня­ясь не только есте­ствен­ными, но и чрезъ­есте­ствен­ными гре­хами, к тому ж осуж­дала ближ­него, а что всего хуже – умерла без пока­я­ния: что вы ска­жете на это?». Ангелы отве­чали: «Поис­тине не пове­рим ни вам, ни отцу вашему сатане, доколе не спро­сим ангела-хра­ни­теля этой души». Спро­шен­ный ангел-хра­ни­тель сказал: «Точно, много согре­шил этот чело­век; но только что сде­лался болен, начал пла­кать и испо­ве­до­вать грехи свои Богу. Про­стил ли его Бог, о том Он ведает. Того власть, Того пра­вед­ному суду слава». Тогда ангелы, пре­зрев обви­не­ние бесов, вошли с душою во врата небес­ные.

Потом бла­жен­ный увидел и другую душу, воз­но­си­мую анге­лами. Бесы, выбе­жав к ним, вопи­яли: «Что носите души без нашего ведома, как и эту, зла­то­лю­би­вую, блуд­ную, свар­ли­вую, упраж­няв­шу­юся в разбое?». Отве­чали ангелы: «Мы наверно знаем, что она, хотя и впала во все это, но пла­кала, воз­ды­хала, испо­ве­ды­ва­ясь и пода­вая мило­стыню, и потому Бог даро­вал ей про­ще­ние». Бесы ска­зали: «Если эта душа достойна мило­сти Божией, то возь­мите греш­ни­ков всего мира; нам нечего здесь тру­диться». Отве­чали им ангелы: «Все греш­ники, испо­ве­да­ю­щие со сми­ре­нием и сле­зами грехи свои, примут про­ще­ние по мило­сти Божией; уми­ра­ю­щим же без пока­я­ния судит Бог». Так посра­мив бесов, они прошли.

Опять видел святой воз­но­си­мую душу неко­то­рого мужа бого­лю­би­вого, чистого, мило­сти­вого, ко всем любов­ного. Бесы стояли вдали и скре­же­тали на эту душу зубами; ангелы же Божии выхо­дили к ней навстречу из врат небес­ных и, при­вет­ствуя ее, гово­рили: «Слава Тебе, Христе Боже, что Ты не предал ее в руки врагов и изба­вил ее от пре­ис­под­него ада!».

Также видел бла­жен­ный Нифонт, что бесы влекли неко­то­рую душу к аду. Это была душа одного раба, кото­рого гос­по­дин томил голо­дом и побо­ями и кото­рый, не стер­пев том­ле­ния, уда­вился, будучи научен диа­во­лом. Ангел-хра­ни­тель шел вдали и горько плакал; бесы же радо­ва­лись. И вышло пове­ле­ние от Бога пла­чу­щему ангелу идти в Рим, там при­нять на себя хра­не­ние ново­рож­ден­ного мла­денца, кото­рого в то время кре­стили.

Опять видел святой душу, кото­рую несли по воз­духу ангелы, кото­рую отняли у них бесы на чет­вер­том мытар­стве и ввергли в бездну. То была душа чело­века, пре­дан­ного блуду, вол­шеб­ству и разбою, умер­шего вне­запно без пока­я­ния» (Четьи-Минеи, 23 декабря).

Пре­по­доб­ный Симеон, Христа ради юро­ди­вый (VI в.), достиг­ший высоты хри­сти­ан­ского совер­шен­ства, пове­дав своему сомо­лит­вен­нику диа­кону Иоанну о при­бли­жа­ю­щейся своей кон­чине и вели­ком воз­да­я­нии на небе, воз­ве­щен­ных ему откро­ве­нием свыше, гово­рил: «Ничего не знаю в себе такого, что было бы достойно небес­ного воз­да­я­ния: разве вос­хо­щет Гос­подь поми­ло­вать меня туне Своею бла­го­да­тию. Знай, что и ты скоро будешь взят отсюда, почему поза­боться, сколько у тебя силы, о душе твоей, да воз­мо­жешь без­бед­ственно пройти чрез область воз­душ­ных духов и избег­нуть лютой руки князя тьмы. Ведает Гос­подь мой, что и я одер­жим боль­шою печа­лью и вели­ким стра­хом, доколе не миную эти гроз­ные места, на кото­рых истя­за­ются все дела и слова чело­ве­че­ские» (Четьи-Минеи, 21 июля).

Затвор­ник Задон­ский Геор­гий рас­ска­зы­вает собы­тие, почти нам совре­мен­ное: архи­манд­рит Вар­со­но­фий (Задон­ского мона­стыря) зами­рал в тече­ние трех суток. В это время он нахо­дился душою на воз­душ­ных мытар­ствах, под­вер­га­ясь истя­за­нию за все грехи, соде­лан­ные от самой юности, но услы­шал глас Божий: «Молитв ради Пре­свя­тыя Бого­ро­дицы, свя­щен­но­му­че­ника Мокия и стра­ти­лата Андрея отпу­ща­ются ему грехи и дается время на пока­я­ние» (Сочи­не­ния Геор­гия, затвор­ника Задон­ского Бого­ро­диц­кого мона­стыря).

Из жития Авра­амия Смо­лен­ского (напи­сано его уче­ни­ком Ефре­мом): «Написа же две иконе: едину Страш­ный суд вто­раго при­ше­ствиа, а другую испы­та­ние въз­душ­ных мытарьств, их же всем несть избе­жати, яко же вели­кый Иоан Зла­та­уст учит, чеме­рит день поми­на­еть, и Сам Гос­подь и вси святии Его се про­по­ве­да­ють, его же избе­жати негде, ни скры­тися, и река огнена пред суди­щем течеть, и книгы раз­гы­ба­ются, и судии седе, и дела откры­ются всех» (Напи­сал же он две иконы: одну – Страш­ный суд вто­рого при­ше­ствия, а другую – испы­та­ние воз­душ­ных мытарств, кото­рых никто не избе­жит, как учит вели­кий Иоанн Зла­то­уст, кото­рый напо­ми­нает о страш­ном дне, и Сам Гос­подь и все Его святые про­по­ве­дуют это испы­та­ние, кото­рого нигде не избе­жать, не скрыться от него, и огнен­ная река течет перед суди­ли­щем, и рас­кры­ва­ются книги, и вос­се­дает судья, и явными ста­но­вятся дела всех людей) (Памят­ники лите­ра­туры Древ­ней Руси. XIII век. М., 1981. С. 66–105, 533–537).

Бого­слу­жеб­ный опыт Церкви

Свя­ти­тель Игна­тий (Брян­ча­ни­нов) пишет: «Учение о мытар­ствах, подобно учению о место­на­хож­де­нии рая и ада, встре­ча­ется как учение обще­из­вест­ное и обще­при­ня­тое на всем про­стран­стве бого­слу­же­ния Пра­во­слав­ной Церкви. Воз­ве­щает и напо­ми­нает она его чадам своим, чтоб насе­ять в серд­цах их душе­спа­си­тель­ный страх и при­го­то­вить их к бла­го­по­луч­ному пере­ходу из вре­мен­ной жизни в вечную. В каноне молеб­ном ко Гос­поду Иисусу Христу и к Божией Матери, кото­рый поло­жен при кон­чине каж­дого пра­во­слав­ного (Треб­ник малый), чита­ется: «Воздꙋ́шнагѡ кнѧ́зѧ, наси́льника, мꙋчи́телѧ, стра́шныхъ пꙋте́й стоѧ́телѧ, и҆ напра́снагѡ си́хъ словоиспыта́телѧ, сподо́би мѧ̀ прейтѝ невозбра́ннѡ, ѿходѧ́ща ѿ землѝ» (песнь 4, тро­парь 4); «Убег­нути ми варвар без­п­лот­ных полки, и воз­душ­ныя бездны воз­ник­нути, и к небеси взыти ми спо­доби» (песнь 8, тро­парь 2); «Горь­каго мытарств началь­ника, миро­держца, отжени далече от мене» (песнь 8, тро­парь 3). На келей­ном пра­виле, в молит­вах после кафизм, Цер­ковь вла­гает в уста моля­ще­гося сле­ду­ю­щие про­ше­ния: «Гос­поди мой, Гос­поди, дай ми слезы уми­ле­ния, яко да ими Тя умолю очи­сти­тися прежде конца от вся­каго греха: страшно бо и грозно место имам проити, тела раз­лу­чи­вся, и мно­же­ство мя мрач­ное и без­че­ло­веч­ное демо­нов срящет» (по 4‑й кафизме); «Соверши мя Твоим совер­шен­ством, и тако мя насто­я­щаго жития изведи, да невоз­бранно прошед начала и власти тмы, Твоею бла­го­да­тию, узрю и аз пре­при­ступ­ныя Твоея славы доб­роту неиз­ре­чен­ную» (по 17‑й кафизме).

В молитве пред конда­ками и ико­сами ака­фи­ста Божией Матери чита­ется: «О, Мати Царя небесе и земли! про­ще­ние всем согре­ше­ниям моим испроси, житию моему подаждь исправ­ле­ние, и на кон­чине от воз­душ­ных врагов немя­теж­ное при­ше­ствие»; «Мерт­вии Тобою (Бого­ма­терь) ожив­ля­ются, жизнь бо ипо­стас­ную родила еси: немии прежде, бла­го­гла­го­ливи бывают, про­ка­жен­нии очи­ща­ются, недузи отго­ня­ются, духов воз­душ­ных мно­же­ства побеж­да­ются» (тро­парь 4 8‑й песни канона в ака­фи­сте Божией Матери). В Ось­ми­глас­нике вос­сы­ла­ются сле­ду­ю­щие моле­ния к Божией Матери: В ча́съ, Дв҃о, конца̀ моегѡ̀ рꙋкѝ бѣсо́вскіѧ мѧ̀ и҆схитѝ, и҆ сꙋда̀ и҆ прѣ́ніѧ, и҆ стра́шнагѡ и҆спыта́ниѧ, и҆ мыта́рств го́рькихъ, и҆ кнѧ́зѧ лю́тагѡ, Бг҃ома́ти, и҆ вѣ́чнагѡ ѡ҆сꙋжде́ніѧ (пяток, глас 4, песнь канона 8); «Истя­за­ния мя, Пре­чи­стая, в час смерт­ный, исхити от бесов» (чет­вер­ток, глас 4, песнь 6); «В час, Дево, кон­чины моея руки бесов­ския и осуж­де­ния, и ответа, и страш­наго испы­та­ния, и мытарств горь­ких, и князя лютаго, и огня веч­наго исхити мя» (втор­ник, глас 4, песнь 8); «Вла­ды­чице и Мати Изба­ви­теля, Ты пред­стани мне в час исхода моего, истя­зу­ему мне от воз­душ­ных духов о яже несмыс­лен­ною мыслию содеях» (пяток, глас 3, песнь 6); «Егда плот­скаго союза хощет душа моя раз­лу­чи­тися, тогда ми пред­стани, Вла­ды­чице, и без­п­лот­ных врагов советы разори, и сих челю­сти сокруши, ищущих пожрети мя нещадно: яко да невоз­бранно пройду на воз­дусе сто­я­щия князи тмы» (суб­бота, глас 2, песнь 9).

В «Чине на раз­лу­че­ние души от тела, внегда чело­век долго страж­дет» чита­ется: «Ныне убо время все живота моего яко дым пре­тече, и пред­сташа прочее ангели, посла­нии от Бога, ока­ян­ную мою душу ищуще неми­ло­стиво» (Треб­ник. Песнь 1, тро­парь 2 и 3); «Се пред­сташа мно­же­ство лука­вых духов, дер­жаще моих грехов напи­са­ние, и зовут зело, ищуще без­студно сми­рен­ныя моея души» (там же); «Поми­луйте мя Ангели все­свя­тии Бога Все­дер­жи­теля, и изба­вите мытарств всех лука­вых» (песнь 7, тро­парь 2).

В каноне ангелу–хранителю: «Да покрыет срам и студ студ­ная и смрад­ная и мрач­ная лица вражия, егда сми­рен­ная моя душа от тела рас­пря­га­ется» (Канон­ник, песнь 6); «Да узрю тя одес­ную ока­ян­ныя души моея пред­сто­яща, внегда исче­зати от мене нуждно духу моему, и ищуща мя пояти, горь­кия враги отго­ня­юща» (песнь 9); «Молю тя, хра­ни­теля моего, буди ми защи­ти­тель и побор­ник непо­бо­рим, егда пре­хо­жду мытар­ства лютаго миро­держца» (там же).

Во второй молитве свя­ти­телю Нико­лаю: «Во исходе души моея помози ми, ока­ян­ному: умоли Гос­пода, всея твари Соде­теля, изба­вити мя воз­душ­ных мытарств и веч­наго муче­ния». Про­ше­ние о избав­ле­нии воз­душ­ных мытарств поме­щено в молитве пре­по­доб­ному Сергию Радо­неж­скому и в молит­вах другим святым. Пре­по­доб­ный Фео­до­сий Печер­ский, ощутив конеч­ное изне­мо­же­ние от болезни, возлег на одр и сказал: «Воля Божия да будет: якоже бла­го­из­воли о мне, тако и да сотво­рит. Но молюся Ти, Вла­дыко мой, Иисусе Христе, мило­стив буди души моей, да не усря­щет ю про­тив­ных духов лукав­ство, но да при­и­мут Ангели Твои, про­во­дя­щии чрез темныя мытар­ства, при­во­дя­щии же к свету Твоего мило­сер­дия» (Пате­рик Печер­ский). Свя­ти­тель Дмит­рий Ростов­ский молился: «Егда при­и­дет страш­ный час раз­лу­че­ния души моея от тела, тогда, Иску­пи­телю мой, приими ю в руце Твои, и сохрани от всех бед­ствий нена­ветну, и да не узрит душа моя мрач­наго взора лука­вых демо­нов, но да спа­сена прейдет вся мытар­ства».

Мытар­ства бла­жен­ной Фео­доры

В кри­тике отцом Андреем учения о воз­душ­ных мытар­ствах цен­траль­ное место уде­лено мытар­ствам Фео­доры. Отец Андрей Кураев объ­явил его апо­кри­фом. Мнение это неверно. Вопрос о так назы­ва­е­мых «отре­чен­ных» книгах наукой доста­точно изучен, см: Памят­ники отре­чен­ной рус­ской лите­ра­туры / Собраны и изданы Н. Тихо­нра­во­вым. СПб., 1863. Т. 1–2; Ложные и отре­чен­ные книги рус­ской ста­рины, собран­ные A.Н Пыпи­ным // Памят­ники ста­рин­ной рус­ской лите­ра­туры / Изд. Г. Куше­лев-Без­бо­родко. СПб., 1862. Вып. 3; Архан­гель­ский А.С. К исто­рии южно­сла­вян­ской и древ­не­рус­ской апо­кри­фи­че­ской лите­ра­туры // ИОРЯС. 1899. Т. 4. Кн. 1. С. 112–118; Апо­крифы Древ­ней Руси: Тексты и иссле­до­ва­ния. М., 1997; В.В. Миль­ков. Древ­не­рус­ские апо­крифы, СПб.; РХГИ, 1999.

Ни житие пре­по­доб­ного Васи­лия Нового, ни само­сто­я­тельно быто­вав­ший текст «Хож­де­ние Фео­доры по воз­душ­ным мытар­ствам» апо­кри­фами на Руси не счи­та­лись. Житие Васи­лия Нового суще­ствует в двух основ­ных редак­циях: Первая и Вторая рус­ские редак­ции, кото­рые пред­став­ляют собой пере­воды двух гре­че­ских редак­ций. Первая редак­ция явля­ется гораздо более полной и древ­ней (XI–XII вв.), хотя самые ранние из сохра­нив­шихся ее спис­ков дати­ру­ются XVI веком (Вилин­ский С. Житие свя­того Васи­лия Нового в рус­ской лите­ра­туре. Одесса, 1913. Ч. 1: Иссле­до­ва­ние; 1911. Ч. 2: Тексты).

Диакон Андрей утвер­ждает, что на Руси повест­во­ва­ние о мытар­ствах Фео­доры счи­та­лось апо­кри­фом, осно­вы­ва­ясь лишь на моно­гра­фии Ирины Михай­ловны Гри­цев­ской «Индексы истин­ных книг» (СПб., 2003): «А Васи­лии же новый и Андрей Уро­дивы и Мефо­дий Патрь­ский и стран­ник подо­бает о сих вещаго и веду­щаго вопро­шати, аще истинна есть». Книга И. Гри­цев­ской вклю­чает 316 наиме­но­ва­ний. Она состав­лена на мате­ри­але 186 спис­ков. И если у соста­ви­теля одного из этих спис­ков возник недо­умен­ный вопрос по поводу жития Васи­лия Нового, то нет абсо­лютно ника­ких осно­ва­ний делать вывод о том, что это житие счи­та­лось «апо­кри­фом». Выше уже отме­ча­лось, что житие бла­жен­ной Фео­доры (Память пре­по­доб­ной матери нашея Фео­доры), в кото­ром гово­рится о мытар­ствах, было вклю­чено (30 декабря) в «Пролог» – цер­ковно-учи­тель­ный сбор­ник, широко рас­про­стра­нен­ный в Древ­ней Руси.

Опи­са­ние этих мытарств явля­ется не апо­кри­фом, а частью жития пре­по­доб­ного Васи­лия Нового († 944 или 952), память кото­рого празд­ну­ется 26 марта по юли­ан­скому кален­дарю. Житие это было состав­лено уче­ни­ком свя­того Васи­лия Гри­го­рием, кото­рый описал, что «сам видел и от других досто­вер­ных лиц слышал» (Сергий (Спас­ский), архи­епи­скоп. Полный Меся­це­слов Востока. Том 3. М., 1997. С. 117). Повест­во­ва­ние о мытар­ствах Фео­доры († 940) на Руси не было «запре­щен­ной» книгой. Оно было выде­лено из жития пре­по­доб­ного Васи­лия Нового в отдель­ный текст и поме­щено в «Про­логе» за 30 декабря под назва­нием «Память пре­по­доб­ной матери нашея Фео­доры» для нази­да­тель­ного чтения. Житие свя­того Васи­лия Нового с опи­са­нием мытарств Фео­доры содер­жится в томе 3 «Житий святых» (Киев, 1700) свя­ти­теля Димит­рия Ростов­ского. Оно неод­но­кратно пере­из­да­ва­лось в тече­ние XIX и начала XX веков. Его подробно пере­ска­зы­вает в «Слове о смерти» стро­гий рев­ни­тель чистоты Пра­во­сла­вия свя­ти­тель Игна­тий (Брян­ча­ни­нов).

Мит­ро­по­лит Мака­рий (Бул­га­ков), автор капи­таль­ного труда «Пра­во­славно-дог­ма­ти­че­ское бого­сло­вие», пишет: «Тоже о мытар­ствах, как пути, общем для всех умер­ших, изло­жено в житии пре­по­доб­ного Васи­лия Нового, где бла­жен­ная Фео­дора, между прочим, рас­ска­зы­вает: «Вос­хо­дя­щим нам горе…”(далее идет подроб­ная выписка из жития.)» (СПб., 1883. Т. 2. С. 530). Бла­жен­ной Фео­доре посвя­щен очерк архи­епи­скопа Чер­ни­гов­ского Фила­рета (Гуми­лев­ского) «Подвиж­ницы восточ­ной церкви» (СПб., 1871. С. 320–321).

Неверно и утвер­жде­ние, что текст, опи­сы­ва­ю­щий мытар­ства Фео­доры, отвер­гала духов­ная цен­зура. Для под­твер­жде­ния этого заяв­ле­ния при­во­дится цитата из письма про­фес­сора Мос­ков­ской духов­ной ака­де­мии П.С. Казан­ского, кото­рый имел обя­зан­но­сти духов­ного цен­зора: «Чаще изда­ются пове­сти, полные самых стран­ных чудес, одним словом, духов­ные романы о мытар­ствах: жития Андрея Юро­ди­вого, Иоанна Нов­го­род­ского и т.п. Все эти сочи­не­ния пред­став­ля­ются боль­шей частью без­гра­мот­ными. Сколько при­хо­ди­лось исправ­лять или оста­нав­ли­вать книжек, направ­лен­ных к рас­про­стра­не­нию суе­вер­ных поня­тий в народе. Сколько раз ко мне при­но­сили житие Кипри­ана и Иустины, домо­га­ясь про­пуска. Совесть не поз­во­ляла, хотя из Четьи-Минеи выбрали. Руга­тели духов­ной цен­зуры знают ли эту неустан­ную службу цен­зуры духов­ному обра­зо­ва­нию народа?» (Пере­писка про­фес­сора МДА П.С. Казан­ского с А.Н. Бах­ме­то­вой. Письмо от 8 фев­раля 1868 года // У Троицы в ака­де­мии. 1814–1915. М., 1914. С. 525). Оче­видно, что речь идет о без­гра­мот­ных под­дел­ках, а не под­лин­ных памят­ни­ках хри­сти­ан­ской агио­гра­фии. Житие свя­того Васи­лия Нового неод­но­кратно пере­из­да­ва­лось на про­тя­же­нии XVIII и XIX веков. Оно пол­но­стью вклю­чено в мар­тов­ский том «Житий святых» Димит­рия Ростов­ского, а они только на про­тя­же­нии XVIII века пере­из­да­ва­лись десять раз.

ПРАВОСЛАВИЕ.RU

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки