Рассказ блаженной Феодоры о мытарствах

См. также: Страш­ный суд. Мытар­ства Пре­по­доб­ной Фео­доры в аудио­фор­мате.

Оглав­ле­ние:



Вступ­ле­ние

У преп. Васи­лия была послуш­ница Фео­дора, кото­рая много слу­жила ему; приняв ино­че­ский чин, она отошла ко Гос­поду. Одному из уче­ни­ков пре­по­доб­ного, Гри­го­рию, пришло жела­ние узнать, где нахо­дится по своем пре­став­ле­нии Фео­дора, спо­до­би­лась ли она от Гос­пода мило­сти и отрады за свое слу­же­ние свя­тому старцу. Часто раз­мыш­ляя об этом, Гри­го­рий просил старца отве­тить ему, что с Фео­до­рой, ибо твердо верил, что угод­нику Божию все это известно. Не желая огор­чить своего духов­ного сына, преп. Васи­лий помо­лился, чтобы Гос­подь открыл ему участь бла­жен­ной Фео­доры. И вот Гри­го­рий увидел ее во сне – в свет­лой оби­тели, полной небес­ной славы и неиз­ре­чен­ных благ, кото­рая была уго­то­вана Богом преп. Васи­лию и в кото­рой водво­рена была Фео­дора по его молит­вам. Увидев ее, Гри­го­рий обра­до­вался и спро­сил ее, как раз­лу­чи­лась душа ее от тела, что она видела при своей кон­чине, как про­хо­дила воз­душ­ные мытар­ства. На эти вопросы Фео­дора отве­чала ему так: 

«Чадо Гри­го­рие, о страш­ном деле спро­сил ты, ужасно вспом­нить о нем. Видела я лица, кото­рых нико­гда не видела, и слы­шала слова, кото­рых нико­гда не слы­хала. Что я могу ска­зать тебе? Страш­ное и ужас­ное при­шлось видеть и слы­шать за мои дела, но, при помощи и по молит­вам отца нашего пре­по­доб­ного Васи­лия, мне все было легко. Как пере­дать тебе, чадо, ту муку телес­ную, тот страх и смя­те­ние, кото­рое при­хо­дится испы­ты­вать уми­ра­ю­щим! Как огонь сжи­гает бро­шен­ного в него и обра­щает в пепел, так мука смерт­ная в послед­ний час раз­ру­шает чело­века. Поис­тине страшна смерть подоб­ных мне греш­ни­ков! Итак, когда настал час раз­лу­че­ния души моей от тела, я уви­дела вокруг моей постели мно­же­ство эфи­о­пов, черных как сажа или смола, с горя­щими как уголья гла­зами. Они под­няли шум и крик: одни ревели как скоты и звери, другие лаяли как собаки, иные выли как волки, а иные хрю­кали как свиньи. Все они, смотря на меня неистов­ство­вали, гро­зи­лись, скре­же­тали зубами, как будто желая меня съесть; они гото­вили хартии, в кото­рых были запи­саны все мои дурные дела. Тогда бедная душа моя пришла в трепет; муки смерт­ной как будто не суще­ство­вало для меня: гроз­ное виде­ние страш­ных эфи­о­пов было для меня другою, более страш­ной смер­тью. Я отво­ра­чи­вала глаза, чтобы не видеть их ужас­ных лиц, но они были везде и ото­всюду нес­лись их голоса. Когда я совер­шенно изне­могла, то уви­дела под­хо­див­ших ко мне в образе кра­си­вых юношей двух Анге­лов Божиих; лица их были светлы, глаза смот­рели с любо­вью, волосы на голове были свет­лые как снег и бле­стели как золото; одежды были похожи на свет молнии, и на груди они были кре­сто­об­разно под­по­я­саны золо­тыми поя­сами. Подо­шедши к моей постели, они стали около меня с правой сто­роны, тихо раз­го­ва­ри­вая между собой. Увидев их, я обра­до­ва­лась; черные же эфиопы затре­пе­тали и отошли подальше; один из свет­лых юношей обра­тился к ним со сле­ду­ю­щими сло­вами: «О бес­стыд­ные, про­кля­тые, мрач­ные и злые враги рода чело­ве­че­ского! Зачем вы всегда спе­шите придти к одру уми­ра­ю­щих, про­из­водя шум, устра­ша­ете и при­во­дите в смя­те­ние каждую душу, раз­лу­ча­ю­щу­юся от тела? Но не радуй­тесь очень, здесь вы ничего не най­дете, ибо Бог мило­стив к ней и нет вам части и доли в этой душе». Выслу­шав это, эфиопы заме­та­лись, подняв силь­ный крик и говоря: «Как мы не имеем части в этой душе? А это грехи чьи, — гово­рили они, пока­зы­вая на свитки, где были запи­саны все мои дурные дела, — не она ли сде­лала вот это и это?» И сказав это, они стояли и дожи­да­лись моей смерти. Нако­нец, пришла и сама смерть, рыка­ю­щая как лев и очень страш­ная по виду; она похожа была на чело­века, но только не имела ника­кого тела и была состав­лена из одних голых чело­ве­че­ских костей. При ней нахо­ди­лись раз­лич­ные орудия для муче­ний: мечи, копья, стрелы, косы, пилы, топоры и другие неиз­вест­ные мне орудия. Затре­пе­тала бедная душа моя, увидев это. Святые же Ангелы ска­зали смерти: что же мед­лишь, осво­боди эту душу от тела, осво­боди тихо и скоро, потому что за ней нет многих грехов. Пови­ну­ясь этому при­ка­за­нию, смерть подо­шла ко мне, взяла малый оскорд и прежде всего отсекла мне ноги, потом руки, затем посте­пенно дру­гими ору­ди­ями отсекла прочие члены мои, отде­ляя состав от состава, и все тело мое омерт­вело. Затем, взявши теслу, она отсекла мне голову, и она сде­ла­лась для меня как бы чужая, ибо я не могла ею повер­нуть. После этого смерть сде­лала в чаше какое-то питье и, под­неся к моим устам, насильно напо­ила меня. Питье это было так горько, что душа моя не могла этого выне­сти – она содрог­ну­лась и выско­чила из тела, как бы насильно вырван­ная из него. Тогда свет­лые Ангелы взяли ее себе на руки. Я обер­ну­лась назад и уви­дела свое тело лежа­щим без­душ­ным, нечув­ствен­ным и недвиж­ным, подобно тому, как если кто снимет с себя одежду и, бро­сивши, смот­рит на нее – так и я гля­дела на свое тело, от кото­рого осво­бо­ди­лась, и весьма удив­ля­лась этому. Бесы, бывшие в образе эфи­о­пов, обсту­пили дер­жав­ших меня святых Анге­лов и кри­чали, пока­зы­вая мои грехи: «Душа эта имеет мно­же­ство грехов, пусть даст нам за них ответ!» Но святые Ангелы стали отыс­ки­вать мои добрые дела и, по бла­го­дати Божией, нахо­дили и соби­рали все, что при помощи Гос­под­ней сде­лано было мною доб­рого: мило­стыню ли я когда подала, или накор­мила голод­ного, или жаж­ду­щего напо­ила, или одела нагого, или ввела стран­ника в дом свой и успо­ко­ила его, или услу­жила святым, или посе­тила боль­ного и нахо­дя­ще­гося в тем­нице и помогла ему, или когда с усер­дием ходила в цер­ковь и моли­лась с уми­ле­нием и сле­зами, или когда со вни­ма­нием слу­шала цер­ков­ное чтение и пение, или при­но­сила в цер­ковь ладан и свечи, или делала какое другое какое-либо при­но­ше­ние, или вли­вала дере­вян­ное масло в лам­пады перед свя­тыми ико­нами и лобы­зала их с бла­го­го­ве­нием, или когда пости­лась и во все святые посты в среду и в пят­ницу не вку­шала пищи, или сколько когда покло­нов сде­лала и моли­лась по ночам, или когда всей душой обра­ща­лась к Богу и пла­кала о своих грехах, или когда с полным сер­деч­ным рас­ка­я­нием испо­ве­до­вала Богу перед своим духов­ным отцом свои грехи и ста­ра­лась их загла­дить доб­рыми делами, или когда для ближ­него сде­лала какое-нибудь добро, или когда не рас­сер­ди­лась на враж­ду­ю­щего на меня, или когда пере­несла какую-нибудь обиду и брань и не пом­нила их и не сер­ди­лась за них, или когда воз­дала добром за зло, или когда сми­ряла себя или сокру­ша­лась о чужой беде, или сама была больна и без­ро­потно тер­пела, или собо­лела другим боль­ным, и уте­шила пла­чу­щего, или подала кому руку помощи, или помогла в добром деле, или удер­жала кого от дур­ного, или когда не обра­щала вни­ма­ния на дела сует­ные, или удер­жи­ва­лась от напрас­ной клятвы или кле­веты и пусто­сло­вия, и все другие мои малей­шие дела соби­рали святые Ангелы, гото­вясь поло­жить против моих грехов. Эфиопы, видя это, скре­же­тали зубами, потому что хотели похи­тить меня у Анге­лов и отве­сти на дно ада. В это время неожи­данно явился там же пре­по­доб­ный отец наш Васи­лий и сказал святым Анге­лам: «Гос­по­дие мои, эта душа много слу­жила мне, успо­ка­и­вая мою ста­рость, и я молился Богу, и Он отдал ее мне». Сказав это, он вынул из-за пазухи золо­той мешо­чек, весь полный, как я думала, чистым золо­том, и отдал его святым Анге­лам, сказав: «Когда будете про­хо­дить воз­душ­ными мытар­ствами и лука­вые духи начнут истя­зы­вать эту душу, выку­пайте ее этим из ее долгов; я по бла­го­дати Божией богат, потому что много сокро­вищ собрал себе своими тру­дами, и дарю этот мешо­чек душе, слу­жив­шей мне». Ска­завши это, он скрылся. Лука­вые бесы, видя это, нахо­ди­лись в недо­уме­нии и, под­нявши пла­чев­ные вопли, тоже скры­лись. Тогда угод­ник Божий Васи­лий пришел снова и принес много сосу­дов с чистым маслом, доро­гим миром и, откры­вая один за другим каждый сосуд, вылил все на меня, и от меня раз­ли­лось бла­го­уха­ние. Тогда я поняла, что изме­ни­лась и стала осо­бенно светла. Святой же опять обра­тился к Анге­лам со сле­ду­ю­щими сло­вами: «Гос­по­дие мои, когда вы совер­шите все, что нужно для этой души, отве­дите ее в уго­то­ван­ный мне Гос­по­дом Богом дом и посе­лите ее там». Ска­завши это, он сде­лался неви­дим, а святые Ангелы взяли меня, и мы по воз­духу пошли на восток, под­ни­ма­ясь к небу.

Мытар­ство 1‑е

Когда мы вос­хо­дили от земли на высоту небес­ную, сна­чала нас встре­тили воз­душ­ные духи пер­вого мытар­ства, на кото­ром испы­ты­ва­ются грехи празд­но­сло­вия. Здесь мы оста­но­ви­лись. Нам вынесли мно­же­ство свит­ков, где были запи­саны все слова, какие я только гово­рила от юности моей, все, что было ска­зано мною необ­ду­ман­ного и, тем более, срам­ного. Тут же были запи­саны все кощун­ствен­ные дела моей моло­до­сти, а также случаи празд­ного смеха, к кото­рому так склонна юность. Я видела тут же сквер­ные слова, кото­рые я когда-либо гово­рила, бес­стыд­ные мир­ские песни, и обли­чали меня духи, ука­зы­вая и место и время и лиц, с кем зани­ма­лась я празд­ными бесе­дами и своими сло­вами про­гнев­ляя Бога, и нисколько не счи­тала того за грех, а потому и не испо­ве­до­ва­лась в этом перед духов­ным отцом. Глядя на эти свитки, я мол­чала будто лишен­ная дара речи, потому что мне нечего было им отве­чать: все, что было у них запи­сано, была правда. И я удив­ля­лась, как это у них ничего не забыто, ведь прошло столько лет и я сама давно забыла об этом. Подробно и самым искус­ным обра­зом испы­ты­вали они меня, и мало по малу я все вспом­нила. Но святые Ангелы, водив­шие меня, поло­жили конец моему испы­та­нию на первом мытар­стве: они покрыли грехи мои, указав лука­вым на неко­то­рые из бывших моих добрых дел, а чего не доста­вало из них на покры­тие моих грехов, доба­вили из доб­ро­де­те­лей отца моего пре­по­доб­ного Васи­лия и иску­пили меня из пер­вого мытар­ства, и мы пошли далее.

Мытар­ство 2‑е

Мы при­бли­зи­лись к дру­гому мытар­ству, назы­ва­е­мому мытар­ством лжи. Здесь чело­век отдает отчет за всякое лживое слово, а пре­иму­ще­ственно за клят­во­пре­ступ­ле­ние, за напрас­ное при­зы­ва­ние имени Гос­подня, за ложные сви­де­тель­ства, за неис­пол­не­ние данных Богу обетов, за неис­крен­нюю испо­ведь во грехах и за все тому подоб­ное, когда чело­век при­бе­гает ко лжи. Духи в этом мытар­стве сви­репы и жестоки и осо­бенно сильно испы­ты­вают про­хо­дя­щих через это мытар­ство. Когда они оста­но­вили нас, то начали со всеми подроб­но­стями спра­ши­вать меня, и я была ули­чена в том, что два раза солгала когда-то в самых малых вещах, так что не ста­вила того себе во грех, а также в том, что один раз, из-за стыда, не всю правду ска­зала на испо­веди своему духов­ному отцу. Уличив меня во лжи, духи пришли в боль­шую радость и уже хотели похи­тить меня из рук Анге­лов, но они, для покры­тия най­ден­ных грехов, ука­зали на мои добрые дела, а недо­ста­ю­щее попол­нили доб­рыми делами отца моего пре­по­доб­ного Васи­лия и тем выку­пили из этого мытар­ства, и мы бес­пре­пят­ственно пошли выше.

Мытар­ство 3‑е

Мытар­ство, к кото­рому мы пришли потом, назы­ва­ется мытар­ством осуж­де­ния и кле­веты. Здесь, когда оста­но­вили нас, я уви­дела как тяжко грешит тот, кто осуж­дает своего ближ­него, и как много зла, когда один кле­ве­щет на дру­гого, бес­сла­вит его, бранит, когда руга­ется и сме­ется над чужими гре­хами, не обра­щая вни­ма­ния на свои соб­ствен­ные. Гроз­ные духи испы­ты­вают греш­ных в этом за то, что они пред­вос­хи­щают сан Хри­стов и дела­ются суди­ями и губи­те­лями своих ближ­них, когда как сами неиз­ме­римо больше достойны осуж­де­ния. В этом мытар­стве я, по бла­го­дати Божией, не во многом ока­за­лась грешна, потому что во всю жизнь свою осте­ре­га­лась, чтобы кого-нибудь не осу­дить, не накле­ве­тать на кого, не насме­ха­лась ни над кем, никого не бра­нила; иногда только, слушая, как другие осуж­дали ближ­них, кле­ве­тали на них или сме­я­лись над ними, в мыслях я отча­сти с ними согла­ша­лась и, по неосто­рож­но­сти, к их речам при­бав­ляла немного от себя, но, оду­мав­шись, тотчас удер­жи­ва­лась. Но и это испы­ты­вав­шие меня духи поста­вили мне во грех, и только заслу­гами пре­по­доб­ного Васи­лия святые Ангелы осво­бо­дили меня из этого мытар­ства, и мы пошли выше.

Мытар­ство 4‑е

Про­дол­жая путь, мы достигли нового мытар­ства, кото­рое назы­ва­ется мытар­ством чре­во­уго­дия. Навстречу нам выбе­жали сквер­ные духи, раду­ясь, что к ним идет новая жертва. Внеш­ний вид этих духов был без­об­ра­зен: они изоб­ра­жали собой разные виды сла­сто­лю­би­вых чре­во­угод­ни­ков и мерз­ких пьяниц; несли блюда и чаши с яст­вами и разным питьем. Пища и питье по виду тоже были гнусны, похо­дили на смер­дя­щий гной и бле­во­тину. Духи этого мытар­ства каза­лись пре­сы­щен­ными и пья­ными, они ска­кали с музы­кой в руках и делали все, что обык­но­венно делают пиру­ю­щие, и руга­лись над душами греш­ных, при­во­ди­мыми ими к мытар­ству. Эти духи, как псы, обсту­пили нас, оста­но­вили и начали пока­зы­вать все мои грехи этого рода: ела ли тайно когда-нибудь или через силу и сверх надоб­но­сти, или с утра, как свинья, без молитвы и крест­ного зна­ме­ния, или в святые посты ела прежде вре­мени, назна­чен­ного цер­ков­ным уста­вом, или по невоз­дер­жа­нию вку­шала прежде обеда, или во время обеда пре­сы­ща­лась не в меру. Высчи­тали также мое пьян­ство, пока­зы­вая чаши и сосуды, из кото­рых я напи­ва­лась, и прямо гово­рили: столько-то чаш выпила ты в такое-то время, и на таком-то пир­ше­стве, с такими-то людьми; а в другом месте выпила столько-то и дошла до бес­па­мят­ства и рвоты, и столько-то раз пиро­вала и пля­сала под музыку, хлопая в ладоши, пела песни и пры­гала и, когда тебя при­во­дили домой, изне­мо­гала от без­мер­ного пьян­ства; еще пока­зы­вали мне лука­вые духи те чаши, из кото­рых я пила иногда поутру и в пост­ные дни ради гостей или когда по немощи пила до опья­не­ния и не счи­тала того за грех и не кая­лась, а напро­тив, еще и других соблаз­няла к тому же. Ука­зали мне и на то, когда в вос­крес­ные дни слу­ча­лось мне выпить прежде святой Литур­гии, и многое тому подоб­ное ука­зы­вали они мне из моих грехов по чре­во­уго­дию и радо­ва­лись, уже считая меня в своей власти, и наме­ре­ва­лись отве­сти меня на дно ада; я же, видя себя обли­чен­ной и не имея ничего ска­зать против них, тре­пе­тала. Но святые Ангелы, заим­ство­вав из сокро­вищ­ницы пре­по­доб­ного Васи­лия добрые дела его, покрыли мои грехи и изъяли из власти тех лука­вых духов. Видя это, они под­няли крик: «Горе нам! Про­пали наши труды! Исчезла наша надежда!» – и начали пус­кать по воз­духу свертки, где были напи­саны мои грехи; я же была рада, и затем мы бес­пре­пят­ственно пошли оттуда. Во время пути к сле­ду­ю­щему мытар­ству святые Ангелы вели между собою беседу. Они гово­рили: «Поис­тине вели­кую помощь полу­чает эта душа от угод­ника Божия Васи­лия: если бы его молитвы не помо­гали ей, боль­шую нужду при­шлось бы ей испы­тать, про­ходя воз­душ­ные мытар­ства». Так гово­рили сопро­вож­да­ю­щие меня Ангелы, и я взяла на себя сме­лость спро­сить их: «Гос­по­дие мои, мне кажется, что никто из живу­щих на земле не знает, что здесь бывает, и что ожи­дает греш­ную душу по смерти?» Святые Ангелы отве­чали мне: «Ужели боже­ствен­ные писа­ния, чита­е­мые всегда в церк­вах и про­по­ве­ду­е­мые слу­жи­те­лями Божи­ими, мало гово­рят об этом! Только при­стра­стив­ши­еся к земной суете не обра­щают на это вни­ма­ния, находя особую пре­лесть в том, чтобы еже­дневно есть до пре­сы­ще­ния и пьян­ство­вать, делая таким обра­зом своим богом чрево, не помыш­ляя о жизни буду­щей и забы­вая слова Писа­ния: горе вам, насы­щен­ные ныне, яко вза­л­щете, и упи­ва­ю­щи­еся, яко воз­жаж­дете. Они счи­тают Святое Писа­ние бас­нями и живут в небре­же­нии о своей душе, пируя с пес­нями и музы­кой и всякий день, как еван­гель­ский богач, весе­ля­щи­еся светло. Но те, кото­рые мило­стивы и мило­сердны, бла­го­де­тель­ствуют нищим и убогим – эти полу­чают от Бога про­ще­ние грехов своих и за свою мило­стыню без осо­бого истя­за­ния про­хо­дят мытар­ства, по слову Писа­ния: мило­стыня от смерти избав­ляет и тая отпу­щает всякий грех. Тво­ря­щие мило­стыню и правду испол­ня­ются жизни, а тем, кои не ста­ра­ются мило­сты­ней очи­стить грехи свои, нельзя избег­нуть этих испы­та­ний, и тем­но­об­раз­ные князи мытарств, кото­рых ты видела, похи­щают их и, жестоко мучая, отво­дят на дно ада и держат там в узах до страш­ного суда Хри­стова. И тебе самой невоз­можно было избе­жать этого, если бы не сокро­вищ­ница добрых дел пре­по­доб­ного Васи­лия, из кото­рой были покрыты твои грехи».

Мытар­ство 5‑е

Бесе­дуя таким обра­зом, мы дошли до мытар­ства, назы­ва­е­мое мытар­ством лено­сти, на кото­ром чело­век дает ответ за все дни и часы, про­ве­ден­ные в празд­но­сти. Здесь же задер­жи­ва­ются и туне­ядцы, пита­ю­щи­еся чужими тру­дами и не хотя­щие сами ничего делать, или беру­щие плату за невы­пол­нен­ную работу. Там же спра­ши­вают отчет с тех, кото­рые не забо­тятся о славе имени Божия и ленятся в празд­нич­ные и вос­крес­ные дни ходить к Боже­ствен­ной Литур­гии и другим служ­бам Божиим. Здесь же испы­ты­ва­ются небреж­ность и уныние, леность и нера­де­ние о своей душе как мир­ских людей, так и духов­ных, и многие отсюда отво­дятся в про­пасть. Много и меня испы­ты­вали здесь и, если бы не доб­ро­де­тели пре­по­доб­ного Васи­лия, вос­пол­нив­шие недо­ста­ток моих добрых дел, то мне не осво­бо­диться бы от долга лука­вым духам этого мытар­ства за грехи мои; но они покрыли все, и я была изъята оттуда.

Мытар­ство 6‑е

Сле­ду­ю­щее мытар­ство кражи. В нем мы нена­долго были задер­жаны, и немного добрых дел потре­бо­ва­лось на покры­тие моих грехов, потому что я не совер­шала кражи, кроме одной, весьма малой, в дет­стве по нера­зу­ме­нию.

Мытар­ство 7‑е

После мытар­ства кражи мы пришли к мытар­ству среб­ро­лю­бия и ску­по­сти. Но и это мытар­ство мино­вали мы бла­го­по­лучно, потому что я, по бла­го­дати Божией, не забо­ти­лась во время моей земной жизни о при­об­ре­те­нии имения и не была среб­ро­лю­бива, но довольна тем, что посы­лал мне Гос­подь, не была и скупа, а что имела, то усердно пода­вала нуж­да­ю­щимся.

Мытар­ство 8‑е

Вос­ходя выше, мы достигли мытар­ства, назы­ва­е­мого мытар­ством лихо­им­ства, где испы­ты­ва­ются отда­ю­щие в рост свои деньги и через то полу­ча­ю­щие непра­вед­ные при­об­ре­те­ния. Здесь же отдают отчет те, кто при­сва­и­вает себе чужое. Лука­вые духи этого мытар­ства тща­тельно обыс­кали меня, и не найдя за мной ника­кого греха, заскре­же­тали зубами; мы же воз­бла­го­да­рив Бога, пошли выше.

Мытар­ство 9‑е

Мы достигли мытар­ства, назы­ва­е­мого мытар­ством неправды, где истя­зу­ются все непра­вед­ные судьи, кото­рые свой суд ведут за деньги, оправ­ды­вают винов­ных, осуж­дают невин­ных; здесь истя­зу­ются те, кто не отдает долж­ной платы наем­ни­кам или при тор­говле упо­треб­ляет непра­виль­ную меру и тому подоб­ное. Но мы, по бла­го­дати Божией, бес­при­пят­ственно мино­вали это мытар­ство, покрыв лишь немно­гими доб­рыми делами мои грехи этого рода.

Мытар­ство 10‑е

Также бла­го­по­лучно прошли мы и сле­ду­ю­щее мытар­ство, назы­ва­е­мое мытар­ством зави­сти. У меня вовсе не ока­за­лось грехов этого рода, потому что я нико­гда не зави­до­вала. И хотя испы­ты­ва­лись здесь и другие грехи: нелю­бовь, бра­то­не­на­ви­де­ние, вражда, нена­висть, но, по мило­сер­дию Божию, во всех этих грехах я ока­за­лась невинна и видела как яростно скре­же­тали зубами бесы, но не убо­я­лась их, и, раду­ясь, мы пошли выше.

Мытар­ство 11‑е

Подоб­ным обра­зом прошли мы и мытар­ство гор­до­сти, где над­мен­ные и гордые духи испы­ты­вают тех, кто тще­сла­вен, много думает о себе и вели­ча­ется; осо­бенно же тща­тельно здесь испы­ты­вают души тех, кто непо­чти­те­лен к отцу и матери, а также к постав­лен­ным от Бога вла­стям: рас­смат­ри­ва­ются случаи непо­ви­но­ве­ния им, и прочие дела гор­до­сти, и тще­слав­ные слова. Мне весьма и весьма мало потре­бо­ва­лось добрых дел, чтобы покрыть грехи по этому мытар­ству, и я полу­чила сво­боду.

Мытар­ство 12‑е

Новое мытар­ство, кото­рого мы потом достигли, было мытар­ством гнева и ярости; но и здесь, несмотря на то, что истя­зу­ю­щие здесь духи сви­репы, немного они от нас полу­чили, и мы про­дол­жали наш путь, бла­го­даря Бога, покры­ва­ю­щего мои грехи молит­вами отца моего пре­по­доб­ного Васи­лия.

Мытар­ство 13‑е

После мытар­ства гнева и ярости нам пред­ста­ви­лось мытар­ство, на кото­ром неми­ло­сердно истя­зу­ются те, кто в сердце своем питает зло на ближ­него и воз­дает злом за зло. Отсюда духи злобы с особой яро­стью низ­во­дят души греш­ных в тартар. Но меня и здесь не оста­вило мило­сер­дие Божие: я нико­гда не имела ни на кого злобы, не пом­нила сде­лан­ного мне зла, но, напро­тив, про­щала врагам моим и, насколько была в силах, обна­ру­жи­вала свою любовь к ним, побеж­дая таким обра­зом зло добром. Поэтому я ни в чем не ока­за­лась греш­ной на этом мытар­стве, бесы рыдали, что я сво­бодно ухожу из их лютых рук; мы же в радо­сти про­дол­жали путь. На пути я спро­сила водив­ших меня святых Анге­лов: «Гос­по­дие мои, прошу вас, ска­жите мне, откуда эти страш­ные воз­душ­ные власти знают все злые дела всех людей, какие только живут в мире, так же, как и мои, и не только въявь сотво­рен­ные, но и кото­рые знает только их соде­яв­ший?» Святые Ангелы отве­чали мне: «Всякий хри­сти­а­нин с самого свя­того кре­ще­ния полу­чает себе от Бога Ангела Хра­ни­теля, кото­рый неви­димо охра­няет чело­века и во всю его жизнь, даже до смерт­ного часа, настав­ляет на всякое добро и все эти добрые дела, кото­рые чело­век творит во время своей земной жизни, запи­сы­вает, чтобы он мог полу­чить за них милость от Гос­пода и вечное воз­да­я­ние в Цар­ствии Небес­ном. Так и князь тьмы, жела­ю­щий погу­бить род чело­ве­че­ский, при­став­ляет к каж­дому чело­веку одного из лука­вых духов, кото­рый ходит всегда вслед за чело­ве­ком и наблю­дает все его от юности злые дела, поощ­ряя их своими коз­нями, и соби­рает все, что чело­век сделал дур­ного. Затем он отно­сит на мытар­ства все эти грехи, запи­сы­вая каждый в соот­вет­ству­ю­щее место. Отсюда и известны воз­душ­ным кня­зьям все грехи всех людей, какие только живут в мире. Когда душа раз­лу­чится от тела и стре­мится взойти на небо к своему Созда­телю, тогда лука­вые духи пре­пят­ствуют ей, пока­зы­вая списки ее грехов; и если душа имеет добрых дел более, нежели грехов, то они не могут ее удер­жать; когда же ока­жется на ней грехов более, чем добрых дел, то они удер­жи­вают ее на время, заклю­чают в тем­ницу неве­де­ния Божия и мучают, насколько допус­кает им сила Божия, до тех пор, пока душа, по молит­вам Церкви и родных полу­чит сво­боду. Если же ока­жется какая душа настолько грешна и недо­стойна перед Богом, что теря­ется всякая надежда на ее спа­се­ние и ей грозит вечная гибель, то ее низ­во­дят в бездну, где она нахо­дится до вто­рого при­ше­ствия Гос­подня, когда нач­нется для нее вечное муче­ние в геенне огнен­ной. Знай также, что таким путем испы­ты­ва­ются только души тех, кто про­све­щен святым кре­ще­нием. Неве­ру­ю­щие же во Христа, идо­ло­слу­жи­тели и вообще все не веда­ю­щие истин­ного Бога этим путем не вос­хо­дят, потому что во время земной жизни живы только телом, а душой уже погре­бены во аде. И когда они уми­рают, бесы без вся­кого испы­та­ния берут их души и низ­во­дят в геенну и про­пасть».

Мытар­ство 14‑е

Пока я бесе­до­вала таким обра­зом со свя­тыми Анге­лами, мы вошли в мытар­ство, назы­ва­е­мое мытар­ством убий­ства. Здесь истя­зу­ется не одно только раз­бой­ни­че­ство, но тре­буют отчета за всякую при­чи­нен­ную кому-либо кару, за всякий удар по плечам или по голове, по щеке или по шее, или когда кто с гневом оттал­ки­вает от себя ближ­него. Злые духи все это испы­ты­вают здесь с подроб­но­стями и взве­ши­вают; мы же прошли это мытар­ство бес­пре­пят­ственно, оста­вив малую часть добрых дел на покры­тие моих грехов.

Мытар­ство 15‑е

Бес­пре­пят­ственно прошли мы и сле­ду­ю­щее мытар­ство, где истя­зу­ются духами за чаро­дей­ство, кол­дов­ство, оба­я­ние, нашеп­ты­ва­ние, при­зы­ва­ние бесов. Духи этого мытар­ства по виду своему похожи на чет­ве­ро­но­гих гадов, на скор­пи­о­нов, змей и жаб; одним словом, страшно и мерзко смот­реть на них. По бла­го­дати Божией, духи этого мытар­ства не нашли во мне ни одного подоб­ного греха, и мы отпра­ви­лись далее; духи же с яро­стью кри­чали мне вслед: «Посмот­рим, как уйдешь ты из блуд­ных мест, когда при­дешь туда!» Когда мы стали вос­хо­дить выше, я спро­сила водив­ших меня Анге­лов: «Гос­по­дие мои, все ли хри­сти­ане про­хо­дят эти мытар­ства и нет ли для кого воз­мож­но­сти пройти здесь без истя­за­ния и страха?» Святые Ангелы отве­чали мне: «Для душ веру­ю­щих, вос­хо­дя­щих на небо, дру­гого пути нет – все идут здесь, но не все бывают так испы­ты­ва­емы на мытар­ствах, как ты, а только тебе подоб­ные греш­ники, то есть те, кото­рые из стыда не откры­вали искренне духов­ному отцу всех своих грехов на испо­веди. Если же кто пока­ется искренне во всех грехах, то грехи по мило­сер­дию Божию, неви­димо загла­жи­ва­ются, и когда тако­вая душа про­хо­дит здесь, воз­душ­ные истя­за­тели откры­вают книги свои и ничего не нахо­дят запи­сан­ного за ней; тогда они уже не могут устра­шить ее, при­чи­нить ей чего-либо непри­ят­ного, и душа в весе­лии вос­хо­дит к пре­столу бла­го­дати. И ты, если бы во всем рас­ка­я­лась перед духов­ным отцом и полу­чила от него раз­ре­ше­ние, избе­жала бы ужасов про­хож­де­ния по мытар­ствам; но помо­гает тебе еще то, что ты давно пере­стала тво­рить смерт­ные грехи и уже много лет про­во­дишь доб­ро­де­тель­ную жизнь, а глав­ным обра­зом помо­гают тебе молитвы свя­того Васи­лия, кото­рому ты усердно слу­жила на земле».

Мытар­ство 16‑е

Во время этой беседы мы дошли до мытар­ства, назы­ва­е­мого блуд­ным, где истя­зу­ется чело­век за всякое любо­де­я­ние и за всякие нечи­стые страст­ные помыслы, за согла­сие на грех, за сквер­ные ося­за­ния и страст­ные при­кос­но­ве­ния. Князь этого мытар­ства сидел на пре­столе одетый в смрад­ную сквер­ную одежду, окроп­лен­ную кро­ва­вой пеной и заме­няв­шую ему цар­скую баг­ря­ницу; перед ним стояло мно­же­ство бесов. Увидев меня, они уди­ви­лись, что я достигла их мытар­ства, и вынесли свитки, в кото­рых были запи­саны мои блуд­ные дела, начали пере­счи­ты­вать их, ука­зы­вая лиц, с кото­рыми я гре­шила в моло­до­сти, и время, когда гре­шила, т.е. днем или ночью, и места, где соде­лала грех. Я ничего не могла им отве­тить и стояла, тре­пеща от стыда и страха. Святые Ангелы, водив­шие меня, начали гово­рить бесам: «Она давно уже оста­вила блуд­ную жизнь и все это время про­во­дила в чистоте и воз­дер­жа­нии». Бесы отве­чали: «И мы знаем, что она пере­стала вести блуд­ную жизнь, но ведь она не открыла духов­ному отцу и не несла от него эпи­ти­мии, чтобы загла­дить преж­ние грехи, — поэтому она наша, и вы или ухо­дите, или иску­пите ее доб­рыми делами». Святые Ангелы ука­зали на многие мои добрые дела, а еще больше доб­рыми делами пре­по­доб­ного Васи­лия покрыли мои грехи, и я едва изба­ви­лась от лютой беды. Мы пошли далее.

Мытар­ство 17‑е

Сле­ду­ю­щее мытар­ство было мытар­ством пре­лю­бо­де­я­ния, где истя­зу­ются грехи живу­щих в супру­же­стве: если кто не сохра­нил супру­же­ской вер­но­сти, осквер­нил свое ложе – здесь должен дать отчет. Истя­зу­ются здесь также и те, кто грешен в похи­ще­нии для блуда, в наси­лии. Здесь же испы­ты­вают лиц, посвя­тив­ших себя Богу и давших обет цело­муд­рия, но не сохра­нив­ших свой обет и впав­ших в блуд; истя­за­ние этих осо­бенно грозно. На этом мытар­стве я ока­за­лась много греш­ной, меня ули­чили в пре­лю­бо­де­я­нии, и злые духи уже хотели похи­тить меня из рук Анге­лов и отве­сти на дно ада. Но святые Ангелы много спо­рили с ними и едва иску­пили меня, оста­вив все добрые дела мои здесь до послед­него и весьма много при­ба­вив из сокро­вищ­ницы пре­по­доб­ного Васи­лия. И взяв меня от них, отпра­ви­лись далее.

Мытар­ство 18‑е

После этого мы достигли мытар­ства содом­ского, где истя­зу­ются грехи, несо­глас­ные ни с муж­ским, ни с жен­ским есте­ством, а также сово­куп­ле­ние с бесами и бес­сло­вест­ными живот­ными, и кро­во­сме­ше­ния, и другие тайные грехи этого рода, о кото­рых стыдно и вспом­нить. Князь этого мытар­ства, сквер­ней­ший из всех бесов, его окру­жав­ших, был весь покрыт смер­дя­щим гноем; без­об­ра­зие его трудно опи­сать. Все они пылали яро­стью; поспешно выбе­жали нам навстречу и обсту­пили нас. Но, по бла­го­дати Божией, ни в чем греш­ной они меня не нашли и потому со стыдом убе­жали назад; мы же, раду­ясь, вышли из этого мытар­ства. После этого святые Ангелы ска­зали мне: «Ты видела, Фео­дора, страш­ные и сквер­ные блуд­ные мытар­ства. Знай, что редкая душа про­хо­дит ими без задер­жа­ния, потому что весь мир лежит во зле соблаз­нов и скверн и все люди сла­сто­лю­бивы и склонны к блуду. Чело­век уже с ранней юности рас­по­ло­жен к этим делам, и едва ли сохра­нит себя от нечи­стоты; немного умерщ­вля­ю­щих свои плот­ские похоти и потому сво­бодно про­хо­дя­щих через эти мытар­ства; боль­шин­ство же здесь поги­бает; лютые истя­за­тели похи­щают души блуд­ни­ков и, ужасно мучая их, отво­дят в ад. Ты же, Фео­дора, бла­го­дари Бога, что по молит­вам свя­того Васи­лия мино­вала эти блуд­ные мытар­ства, и больше уже ты не встре­тишь задержки».

Мытар­ство 19‑е

После блуд­ных мытарств мы пришли к мытар­ству ересей, где истя­зу­ются люди за непра­виль­ные мнения о пред­ме­тах веры, а также за отступ­ни­че­ство от пра­во­слав­ной веры, недо­ве­рие к истин­ному учению, сомне­ний в вере, кощун­ство и тому подоб­ное. Это мытар­ство я прошла без оста­новки, и мы были уже неда­леко от врат небес­ных.

Мытар­ство 20‑е

Но прежде, чем мы достигли входа в Цар­ствие Небес­ное, нас встре­тили злые духи послед­него мытар­ства, кото­рое назы­ва­ется мытар­ством неми­ло­сер­дия и жесто­ко­сер­дия. Истя­за­тели этого мытар­ства осо­бенно жестоки, тем более их князь. По виду своему он сух, уныл и в ярости душит неми­ло­серд­ным огнем. В этом мытар­стве без всякой пощады испы­ты­ва­ются души неми­ло­серд­ных. И если кто ока­жется совер­шив­шим многие подвиги, соблю­дав­шим строго посты, неусып­ным в молит­вах, сохра­нив­шим чистоту сердца и умерт­вив­шим плоть воз­дер­жа­нием, но был неми­ло­сер­ден, неми­ло­стив, глух к моль­бам ближ­него своего – тот из этого мытар­ства низ­во­дится долу, заклю­ча­ется в адской бездне и не полу­чает про­ще­ния вовеки. Но мы, по молит­вам пре­по­доб­ного Васи­лия, всюду помо­гав­шего мне своими доб­рыми делами, и это мытар­ство прошли бес­пре­пят­ственно.

После мытарств

На этом кон­чился ряд воз­душ­ных мытарств, и мы с радо­стью при­бли­зи­лись к вратам небес­ным. Врата эти были светлы, как кри­сталл, и кругом видно было сияние, кото­рое невоз­можно опи­сать; в них сияли солн­це­об­раз­ные юноши, кото­рые увидев меня, ведо­мую Анге­лами к небес­ным вратам, испол­ни­лись радо­сти оттого, что я, покры­ва­е­мая мило­сер­дием Божиим, прошла все воз­душ­ные мытар­ства. Они любезно встре­тили нас и ввели вовнутрь. Что я там видела и что слы­шала, Гри­го­рий – это невоз­можно опи­сать! Я при­ве­дена была к Пре­столу непри­ступ­ной славы Божией, Кото­рый был окру­жен Херу­ви­мами, Сера­фи­мами и мно­же­ством войск небес­ных, вос­хва­ляв­ших Бога неиз­ре­чен­ными пес­нями; я упала ниц и покло­ни­лась неви­ди­мому и недо­ступ­ному для ума чело­ве­че­ского Боже­ству. Тогда небес­ные силы вос­пели пре­слад­кую песнь, вос­хва­ляв­шее мило­сер­дие Божие, кото­рое не могут исто­щить грехи людей, и послы­шался глас, пове­лев­ший водив­шим меня Анге­лам, чтобы они отвели меня смот­реть оби­тели святых, а также все муки греш­ных и потом успо­ко­или меня в оби­тели, уго­то­ван­ной для бла­жен­ного Васи­лия. По этому веле­нию меня водили всюду, и видела я пре­ис­пол­нен­ные славы и бла­го­дати селе­ния и оби­тели, при­го­тов­лен­ные для любя­щих Бога. Водя­щие меня пока­зы­вали мне в отдель­но­сти и оби­тели Апо­сто­лов, и оби­тели Про­ро­ков, и оби­тели Муче­ни­ков, и оби­тели Свя­ти­тель­ские, и оби­тели осо­бен­ные для каж­дого чина святых. Каждая оби­тель отли­ча­лась необык­но­вен­ной кра­со­той, а по длине и ширине каждую я могла срав­нить с Царе­гра­дом, если бы только они не были еще лучше и не имели мно­же­ства пре­свет­лых, не руками сде­лан­ных комнат. Все бывшие там, видя меня, радо­ва­лись моему спа­се­нию, встре­чали и цело­вали, про­слав­ляя Бога, изба­вив­шего меня от лука­вого. Когда мы обошли эти оби­тели, меня низ­вели в пре­ис­под­нюю, и там я видела нестер­пи­мые страш­ные муки, кото­рые уго­то­ваны в аде для греш­ни­ков. Пока­зы­вая их, Ангелы, водив­шие меня, гово­рили мне: «Видишь, Фео­дора, от каких мук, по молит­вам свя­того Васи­лия, изба­вил тебя Гос­подь». Я слы­шала там вопли и плач и горь­кие рыда­ния; одни сто­нали, другие озлоб­ленно вос­кли­цали: увы нам! Были и такие, кото­рые про­кли­нали день своего рож­де­ния, но не было никого, кто бы пожа­лел их. Окон­чив осмотр мест муче­ний, Ангелы вывели меня оттуда и при­вели в оби­тель пре­по­доб­ного Васи­лия, сказав мне: «Ныне пре­по­доб­ный Васи­лий совер­шает по тебе память». Тогда я поняла, что пришла на это место покоя через сорок дней после моего раз­лу­че­ния от тела».

Все это бла­жен­ная Фео­дора пере­ска­зала Гри­го­рию в сонном виде­нии и пока­зала ему кра­соту той оби­тели и духов­ные богат­ства, кото­рые снис­каны мно­го­труд­ными подви­гами пре­по­доб­ного Васи­лия; пока­зала также Гри­го­рию Фео­дора и насла­жде­ние, и славу, и раз­лич­ные золо­то­лист­вен­ные и обиль­ные пло­дами сады, и вообще все духов­ное весе­лие пра­вед­ных.

Жития святых. Свя­ти­тель Димит­рий Ростов­ский. Житие пре­по­доб­ного отца нашего Васи­лия Нового.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки