О необходимости причащения младенцев

свя­щен­ник Олег Нецве­таев

Далеко не всегда роди­тели пони­мают, что не при­ча­щать своих мла­ден­цев — это значит без долж­ного вни­ма­ния остав­лять слова Гос­пода Иисуса Христа, Кото­рый «… сказал: пустите детей и не пре­пят­ствуйте им при­хо­дить ко Мне, ибо тако­вых есть Цар­ство Небес­ное» (Мф. 19:14).

«Мла­ден­че­ский воз­раст, — гово­рит извест­ный пас­тырь Пра­во­слав­ной Церкви архи­манд­рит Рафаил (Каре­лин), — самый важный из всех воз­рас­тов в чело­ве­че­ской жизни: за два первых года ребе­нок полу­чает столько впе­чат­ле­ний, сколько затем во всю осталь­ную жизнь. Поэтому как можно чаще при­ча­щайте детей».

Мы поста­ра­емся разъ­яс­нить прямую жиз­нен­ную необ­хо­ди­мость пород­не­ния мла­денца с Богом через Святое При­ча­ще­ние и всю опас­ность остав­ле­ния мла­денца без При­ча­стия, а значит вне пря­мого при­об­ще­ния ко Христу.

I.

Несколько лет назад я побы­вал в одном малень­ком литов­ском городке на гра­нице с Поль­шей. Горо­док как горо­док… Однако вот что меня пора­зило там и оста­лось в памяти, думаю, на всю жизнь. Было вос­крес­ное летнее утро, и я шел в мест­ную пра­во­слав­ную цер­ковь к литур­гии помо­литься. Цер­ковь была неболь­шая, дере­вян­ная, очень кра­си­вая внешне и бла­го­леп­ная внутри. А неда­леко нахо­дился като­ли­че­ский костел, огром­ное соору­же­ние из крас­ного кир­пича, мест­ная архи­тек­тур­ная досто­при­ме­ча­тель­ность. С като­ли­че­ского храма раз­да­вался мерный призыв цер­ков­ного коло­кола.

Меня пора­зило обилие народа на улицах тихого городка в ранний час вос­крес­ного утра. Литовцы, жители этого места, и при­ез­жие поляки шли в като­ли­че­ский храм. Шли наряд­ные, празд­нич­ные, шли семьями, взрос­лые дер­жали за руки детей. Детишки тоже шли наряд­ные, одетые по-взрос­лому, радост­ные. Со всех сторон сте­кался к храму народ, на встречу с Гос­по­дом. Ого­во­римся сразу, то не был какой-то като­ли­че­ский празд­ник, а просто вос­крес­ный день. Я про­дол­жил свой путь в нашу цер­ковь. Внутри было немного при­хо­жан, что и понятно — Литва все-таки. Но за исклю­че­нием сына батюшки-насто­я­теля, при­слу­жи­вав­шего ему в алтаре, ни одного ребенка в храме не было. И раньше обра­щало на себя вни­ма­ние малое коли­че­ство детей в наших храмах. Но тогда кон­траст невольно обра­тил на себя вни­ма­ние: в один храм люди шли семьями, в другой — пооди­ночке, на пути в один храм мно­же­ство детей, в другом — ни одного. Не стоит гово­рить, что именно тогда возник вопрос: почему так? Вопрос актуа­лен и по сей день. Ответ на него, в общем-то, ясен. Но почему мало что меня­ется в нашей пра­во­слав­ной жизни? Почему, окре­стив своих детей, люди не при­но­сят их регу­лярно в храмы для при­ча­ще­ния? «Неко­то­рые роди­тели, осо­бенно моло­дые, долго смот­рят на дитя как на игрушку или куклу, — пишет епи­скоп Ека­те­рин­бург­ский и Ирбит­ский Инно­кен­тий. — Они кормят его, кладут спать, лас­кают, играют и шалят с ним, бере­гут вся­че­ски от про­студы и пр., а в осталь­ном поз­во­ляют ему бегать, ходить и делать, что хочет, если только не бес­по­коит их своим плачем и ревом. И долго не заме­чают они, что нена­гляд­ный их «ангел» — в сущ­но­сти упря­мое, каприз­ное, свое­нрав­ное, необуз­дан­ное, непо­слуш­ное, жадное, алчное, злое дитя».

Как часто при­хо­дится слы­шать: «Нас этому не учили, мы этого не знаем, мы этого не пони­маем, нас так вос­пи­тали, жизнь такая слож­ная» и т.д. и т.п. Причин для само­оправ­да­ния можно найти мно­же­ство, и в нашу задачу входит не уко­рять чита­те­лей, а помочь им понять, в част­но­сти, необ­хо­ди­мость и важ­ность при­ча­ще­ния Святых Тайн Хри­сто­вых, осо­бенно для детей.

Если любого веру­ю­щего пра­во­слав­ного чело­века спро­сить напря­мую, надо ли при­во­дить детей своих в храм и при­ча­щать их Хри­сто­вых Тайн, то, без­условно, все отве­тят оди­на­ково: «Да, нужно обя­за­тельно». Если же спро­сить далее, как часто надо при­ча­щать их, то опять же боль­шин­ство отве­тит верно: «При­ча­щать надо чаще». Отчего же в реаль­ной жизни все про­ис­хо­дит не так? Тут, нам кажется, целый ряд причин, но дерз­нем утвер­ждать, что основ­ной, из кото­рой выте­кают все осталь­ные, явля­ется недо­ста­ток в нас веры. А раз так, то как же нам удастся вос­пи­тать детей в бла­го­че­стии, в любви к Богу и Его Церкви? Святая стра­сто­тер­пица Импе­ра­трица Алек­сандра Фео­до­ровна гово­рит: «Роди­тели должны быть такими, какими они хотят видеть своих детей — не на словах, а на деле. Они должны учить своих детей при­ме­ром своей жизни».

Очень часто люди, назы­ва­ю­щие себя веру­ю­щими, упро­щенно пони­мают веру пра­во­слав­ную. Многие под верой пони­мают про­стое при­зна­ние бытия Божия. Однако этого явно недо­ста­точно, чтобы быть пра­во­слав­ным. Бытие Божие при­знают подав­ля­ю­щее число жите­лей Земли и не только они: «Ты веру­ешь, что Бог един: хорошо дела­ешь; и бесы веруют и тре­пе­щут» (Иак. 2:19). Очень часто при­хо­ди­лось в ответ на вопрос «Вы пра­во­слав­ный?» слы­шать: «Да, я кре­ще­ный». Люди даже не обра­щают вни­ма­ния и не заду­мы­ва­ются над тем, как постав­лен вопрос. И вот от сме­ше­ния поня­тий «быть кре­ще­ным в пра­во­слав­ную веру» и «быть пра­во­слав­ным» многие, назы­вая себя пра­во­слав­ными, огра­ни­чи­ва­ются посе­ще­нием храмов по боль­шим празд­ни­кам, доволь­ству­ются в своей духов­ной прак­тике общей испо­ве­дью, счи­тают доста­точ­ным мимо­хо­дом зайти в храм, чтобы поста­вить свечку и о чем-то попро­сить Гос­пода, а затем снова с голо­вой оку­нуться в дела житей­ские. Есте­ственно, что такие люди и не при­ча­щают своих детей и не могут, по мере воз­рас­та­ния своих чад, вос­пи­тать их в пра­во­слав­ной вере. Недо­ста­ток соб­ствен­ной веры не поз­во­ляет им это сде­лать. Но так не должно быть и мириться с этим нельзя! Ведь в Церкви мы не просто «при­сут­ствуем» — мы реально участ­вуем в Бого­слу­же­нии, т.е. сами, руко­во­ди­мые свя­щен­ни­ком, служим Богу, обща­емся с Ним.

Ску­дость веры делает нас духовно немощ­ными. И вот эта-то духов­ная сла­бость и не поз­во­ляет нам уви­деть себя такими, какие мы есть на самом деле. Мы назы­ваем себя веру­ю­щими, и когда мы гово­рим так, то нет в нас лукав­ства. Мы дей­стви­тельно веруем в то, о чем гласит Символ веры. В этом мы честны пред Богом и людьми. Но, к сожа­ле­нию, очень часто вера наша так и оста­ется декла­ра­тив­ной. Наш образ жизни, пове­де­ние, при­вя­зан­но­сти и многое другое, что сопро­вож­дает нас в этой жизни, сви­де­тель­ствует о том, как далеки мы от пра­во­слав­ной веры. А ведь «ребе­нок должен узна­вать Христа не из книжки с кар­тин­ками, а из настро­е­ния, из образа мыслей, из образа жизни, из вза­им­ных отно­ше­ний членов семьи. Если он таким обра­зом узнает Христа, Хри­стос станет близ­ким и родным его душе на всю жизнь».

Вера — глав­ная хри­сти­ан­ская доб­ро­де­тель! Без веры не будет у нас надежды на спа­се­ние, не будет в нас и любви Хри­сто­вой. Поэтому надо чаще раз­мыш­лять о том, что же есть наша вера пра­во­слав­ная. Не доволь­ство­ваться тем, что мы веруем в Бога. Повто­римся: боль­шин­ство людей на земле верует, что имеет место Высшее твор­че­ское Начало. Только ате­и­сты отвер­гают Его, но их не так уж и много на свете. Не пре­воз­но­ситься тем, что вот, мол, какие мы умные, постигли, что есть Бог. Вера в Гос­пода есть дар Божий: «Ибо бла­го­да­тью вы спа­сены чрез веру, и сие не от вас, Божий дар» (Еф. 2:8). Не забы­вать бла­го­да­рить за это Гос­пода есть наша хри­сти­ан­ская обя­зан­ность, про­яв­ле­ние нашей веры. И наша обя­зан­ность вос­пи­тать эту веру в детях, чтобы она вошла в них, как гово­рят, с моло­ком матери.

Наши дела должны сви­де­тель­ство­вать о нашей вере: «Но хочешь ли знать, неосно­ва­тель­ный чело­век, что вера без дел мертва? Не делами ли оправ­дался Авраам, отец наш, воз­ло­жив на жерт­вен­ник Исаака, сына своего? Видишь ли, что вера содей­ство­вала делам его, и делами вера достигла совер­шен­ства? И испол­ни­лось слово Писа­ния: «веро­вал Авраам Богу, и это вме­ни­лось ему в пра­вед­ность, и он наре­чен другом Божиим. Видите ли, что чело­век оправ­ды­ва­ется делами, а не верою только?» (Иак. 2:20–24). Акт веры, совер­шен­ный Авра­амом, заклю­чался не в том, что пат­ри­арх при­знал бытие Бога — в этом он не сомне­вался и ранее, а в том, что дове­рился Богу, все­цело предал себя Его воле. Дове­рием Богу, Его пове­ле­ниям и обе­то­ва­ниям, и должен руко­вод­ство­ваться чело­век в своей повсе­днев­ной жизни. «Рев­ность (о Гос­поде, о спа­се­нии) —дело бла­го­дати и сви­де­тель­ство, что сия бла­го­дать неот­ступно в вас есть и про­из­во­дит бла­го­дат­ную жизнь… Пока есть рев­ность, при­суща и бла­го­дать Св. Духа…» (свт. Феофан Затвор­ник). В про­тив­ном случае рели­ги­оз­ное вос­пи­та­ние огра­ни­чится неубе­ди­тель­ными и скуч­ными нра­во­уче­ни­ями.

II.

Враг рода чело­ве­че­ского «не дрем­лет» и вся­че­ски пыта­ется нас сму­тить и увести со спа­си­тель­ного пути. Созна­вая это, тем более мы должны искать помощи у Гос­пода, Божией Матери и святых угод­ни­ков: «Без Мене не можете тво­рити ниче­соже» (Лк. 15:5). Надо укреп­лять нашу веру. Люди не зада­ются вопро­сом, почему Апо­столы, еже­дневно обща­ясь с Гос­по­дом, непо­сред­ственно науча­ясь у Него, будучи сви­де­те­лями мно­го­чис­лен­ных Его чудес, тем не менее, про­сили Гос­пода: «Умножь в нас веру» (Лк. 17:5). «Волны нашей веры — лишь прибой и отбой к нашему духу бес­пре­дель­ного моря боже­ствен­ной жизни. И он — в руках Бога; его дви­же­ния и сила пови­ну­ются Гос­подню мано­ве­нию. Он уча­щает его темп, уве­ли­чи­вает его высоту и сораз­ме­ряет его силу» (еп. Михаил (Гри­ба­нов­ский). В Еван­ге­лии посто­янно обра­ща­ется вни­ма­ние на важ­ность веры, даются пре­крас­ные вдох­нов­ля­ю­щие при­меры веры, той веры, к кото­рой мы должны стре­миться, «Истинно говорю вам: если вы будете, иметь веру с гор­чич­ное зерно и ска­жете горе сей: «перейди отсюда туда», и она перей­дет; и ничего не будет невоз­мож­ного для вас» (Мф. 17:20), «Воля Послав­шего Меня есть та, чтобы всякий, видя­щий Сына и веру­ю­щий в Него, имел жизнь вечную; и Я вос­крешу его в послед­ний день» (Ин. 6:40). Надо сде­лать так, чтобы дети наши смогли гла­зами веры уви­деть Сына Божия и уве­ро­вать в Него. Семена веры посе­яны в нас Самим Гос­по­дом. Наша задача, как со-работ­ни­ков Божиих, взрас­тить эти семена, не дать им зачах­нуть и погиб­нуть. Мы должны кре­пить нашу веру по при­меру Апо­сто­лов с помо­щью Божией. Во вза­и­мо­от­но­ше­ниях чело­века и Гос­пода изна­чально лежит любовь Творца к своему тво­ре­нию: «Бог есть любовь» (1Ин. 4:8,16). А одно из свойств Божиих — Его неиз­ме­ня­е­мость. Поэтому и любовь Гос­пода к чело­веку изна­чальна и неиз­менна. «Иисус Хри­стос вчера и сего­дня и во веки Тот же» (Ев. 13:8). Чело­век же, созна­вая бытие Божие, но будучи на низших сту­пе­нях своего духов­ного раз­ви­тия, может про­яв­лять дове­рие к Гос­поду, стрем­ле­ние пови­но­ваться воле Божией, из боязни нака­за­ния со сто­роны Все­мо­гу­щего за свои грехи (непо­ви­но­ве­ние воле Божией) или из жела­ния полу­чить «награду» (бла­го­по­лу­чие личное и своих близ­ких, мате­ри­аль­ные блага и проч.) Однако по мере духов­ного роста страх и корыст­ный расчет вытес­ня­ется любо­вью тво­ре­ния к своему Творцу. А любовь всегда пло­до­творна, тем более, когда она вза­имна. Любое душев­ное каче­ство чело­века про­яв­ля­ется в поступ­ках его. Добрый чело­век творит добрые дела, какой-нибудь него­дяй делает пако­сти. Кри­те­рием оценки нашей веры и любви явля­ются наши дела, слова, мысли: «Если любите Меня, соблю­дите Мои запо­веди» (Ин. 14:15); «Кто любит Меня, тот соблю­дет слово Мое» (Ин. 14. 2; 3). Этому же научает нас и Апо­стол: «Что пользы, братия мои, если кто гово­рит, что он имеет веру, а дел не имеет? Может ли эта вера спасти его? Если брат или сестра наги и не имеют днев­ного про­пи­та­ния, а кто-нибудь из вас скажет им: «идите с миром, грей­тесь и питай­тесь», но не даст им потреб­ного для тела: что пользы? Так и вера, если не имеет дел, мертва сама по себе» (Иак. 2:14–17).

И вот, если мы гово­рим, что любим своих детей, а ведь мы их дей­стви­тельно любим, то самым добрым делом, самым высо­ким про­яв­ле­нием этой любви будет наше стрем­ле­ние при­об­щить дитя к Богу, соеди­нить с Ним, открыть своего ребенка для Боже­ствен­ной любви. Наша любовь к детям, как и вся наша жизнь, должна сви­де­тель­ство­вать о нашей вере. Если мы веруем, то мы любим Бога; если мы любим Его, то испол­няем волю Его. Кто верит Гос­поду, тот верит слову Божию; кто любит Его, тот любит то, что Он оста­вил нам для нашего блага, более того — для нашего спа­се­ния, а именно: Цер­ковь, в кото­рой неиз­менно пре­бы­вает Святой Дух со времен Пяти­де­сят­ницы, уче­ни­ков и апо­сто­лов, а через непре­рыв­ное во вре­мени апо­столь­ское пре­ем­ство — цер­ков­ную иерар­хию (епи­ско­пов и свя­щен­ни­ков), Цер­ков­ные Таин­ства. К сожа­ле­нию, многие, не имея креп­кой веры, пре­не­бре­гают этим богат­ством и не просят Гос­пода умно­жить в себе веру. В таких людях семена веры, посе­ян­ные Гос­по­дом, не дают всхо­дов и мно­гими людьми даже не ощу­ща­ются. При­нося в пра­во­слав­ный храм окре­стить своего ребенка, многие объ­яс­няют свой посту­пок бла­го­че­сти­вой тра­ди­цией рус­ского народа. Такие люди, живя где-нибудь в Запад­ной Европе, могут с таким же успе­хом прийти в като­ли­че­ский храм или в про­те­стант­скую кирху. А про­жи­вая в Аме­рике, вообще могли бы заблу­диться среди мно­же­ства все­воз­мож­ных сект. Не уди­ви­тельно, что с подоб­ной верой многие, окре­стив мла­денца, не при­но­сят его впо­след­ствии в цер­ковь и не при­ча­щают Святых Хри­сто­вых Тайн. «Совре­мен­ный мир, совре­мен­ная жизнь очень жестко ставят под вопрос веру. Мне кажется, только под­лин­ная, истин­ная вера может выдер­жать это испы­та­ние, но любые сур­ро­гаты веры, все поверх­ност­ные под­ходы к вере — слава Богу! — бывают сокру­шены и уни­что­жены» (Анто­ний, мит­ро­по­лит Сурож­ский).

Недо­ста­ток веры, ложная вера при­во­дят к отсут­ствию у людей любви к Богу. Чело­век любя­щий всегда стре­мится к посто­ян­ному обще­нию с пред­ме­том своей любви и раз­луку с ним пере­жи­вает болез­ненно. Так, влюб­лен­ный юноша не хочет рас­ста­ваться со своей воз­люб­лен­ной; любя­щий ребе­нок не пред­став­ляет своей жизни без папы и мамы; чело­век, влюб­лен­ный в какое-либо дело, не мыслит своей жизни без него. Так должно быть и в отно­ше­нии чело­века с Богом, но этого не про­ис­хо­дит.

Люди «пре­красно» обхо­дятся без своего Отца Небес­ного и вспо­ми­нают о Гос­поде тогда, когда в жизни что-то стряс­лось. И это рав­но­ду­шие, теп­лохлад­ность, погру­жен­ность в дела земные, житей­ские попе­че­ния, без­условно, отра­жа­ется и на детях. А ведь «для хри­сти­ан­ской матери должно быть радо­стью учить дитя свое и, тогда уже, когда голос его еще слаб, и язык еще лепе­чет, про­из­нося слад­чай­шее имя Иисуса» — гово­рит свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст.

Могут воз­ра­зить, что состо­я­ние чело­века, когда он посто­янно думает о Боге, тос­кует по Нему, жаждет встречи с Ним, в совре­мен­ной жизни невоз­можно, а если и воз­можно, то это более под­хо­дит для мона­ше­ству­ю­щих или пожи­лых людей. Пример святых угод­ни­ков сви­де­тель­ствует об обрат­ном. Чтобы лучше при­нять такое состо­я­ние и воз­мож­ность его в нашей повсе­днев­ной жизни, при­веду образ, кото­рый привел в одной из про­по­ве­дей мит­ро­по­лит Нико­лай (Яру­ше­вич): «Пред­ставьте себе моло­дую мать, кото­рая занята каким-нибудь трудом, рабо­той, служ­бой; она вкла­ды­вает свою душу в эту работу, в эту свою службу. Она отда­ется ей вся цели­ком, без вся­кого изъяна. Но дома у нее есть малень­кое дитя, мла­де­нец, и среди работы ее не поки­дает мысль, что сейчас делает дитя: может быть, оно плачет, может быть, оно просит есть, и некому подать ему, может быть, оно выпало из колы­бели…

И кто скажет, что эти думы матери об остав­лен­ном в доме дитяти неза­конны, неесте­ственны и под­ры­вают каче­ство ее работы, если эта мать выпол­няет всю свою работу от пер­вого часа до послед­него так, как и должна выпол­нять в силу своего долга.

Это лишь слабое подо­бие того, как мы, заня­тые своим земным трудом, отда­вая все, что должны отдать труду по своему зем­ному назна­че­нию, нико­гда не пере­ста­нем думать, что у нас есть бес­смерт­ная душа, кото­рую мы должны поить, кор­мить, кото­рую должны беречь от грязи, кото­рую должны укра­шать небес­ной кра­со­той. И это нисколько и нико­гда не мешает веру­ю­щим людям быть чест­ными испол­ни­те­лями своих земных обя­зан­но­стей» (Мит­ро­по­лит Нико­лай (Яру­ше­вич). Подоб­ное срав­не­ние может помочь чело­веку пред­ста­вить то миро­ощу­ще­ние, кото­рое должен иметь пра­во­слав­ный чело­век. Такое миро­ощу­ще­ние посте­пенно фор­ми­рует пра­во­слав­ное рели­ги­оз­ное созна­ние, когда чело­век, видя свою твар­ную при­роду, свое место в этом мире и свое истин­ное пред­на­зна­че­ние, совер­шает кон­крет­ные поступки, оце­ни­вая их не с точки зрения сует­ной целе­со­об­раз­но­сти, а по тому, угодны они Гос­поду или же всту­пают в про­ти­во­ре­чие со все­бла­гой волей Божией.

Такое миро­ощу­ще­ние не воз­ни­кает само по себе, его необ­хо­димо фор­ми­ро­вать в чело­веке еще на стадии мла­ден­че­ства. Тогда душа его будет раз­ви­ваться, и весь он будет тянуться к Истин­ному Свету. Мы при­ве­дем здесь слова архи­манд­рита Рафа­ила (Каре­лина), кото­рые могут пока­заться «горь­ко­ва­тыми», но они прав­дивы: «Чему учит нас празд­ник Рож­де­ства Пре­свя­той Бого­ро­дицы? Чтобы роди­тели-хри­сти­ане пом­нили, кому они посвя­щают своих детей, кому отдают их души — Богу или демону.

Ребе­нок уже в утробе матери чув­ствует и вос­при­ни­мает все, что про­ис­хо­дит вокруг него. Осо­бенно же — душев­ное состо­я­ние матери, с кото­рой он связан как бы тыся­чами нитей. Если роди­тели живут по-хри­сти­ан­ски, молятся, испо­ве­ду­ются в грехах, при­ча­ща­ются, то этим самым при­об­щают своего буду­щего ребенка к Богу. Если же в семье вместо молитвы звучат брань и про­кля­тия, если между роди­те­лями про­ис­хо­дят дикие ссоры, ребе­нок как бы вру­ча­ется демону, ибо его душа полу­чает урок жесто­ко­сти.

Дока­зано, что когда чело­век при­хо­дит в ярость, у него в крови появ­ля­ется яд, и во время ссор и вспы­шек нена­ви­сти в семье ребе­нок отрав­ля­ется ядом в прямом и пере­нос­ном смысле этого слова. Его пси­хика дефор­ми­ру­ется и раз­ру­ша­ется. Все доброе и злое ребе­нок вос­при­ни­мает гораздо непо­сред­ствен­нее и глубже, чем взрос­лые, его под­со­зна­ние все хранит до самой смерти. Многие роди­тели не нахо­дят ответа, жалу­ясь на жесто­кость и раз­вра­щен­ность своих детей, упре­кая их в самой черной небла­го­дар­но­сти; спра­ши­вают, кто же их этому научил. А ответ есть: научили сами же роди­тели, не пони­мая того… Ничто так не близко друг другу, как души роди­те­лей и детей. Поэтому, чтобы при­об­щить ребенка к Богу, роди­тели должны посвя­тить Богу свое сердце».

III.

Мит­ро­по­лит Нико­лай в при­ве­ден­ном нами выше отрывке из про­по­веди гово­рит о душе. Люди плохо пред­став­ляют себе, что такое душа, а потому не думают о ней, не забо­тятся о ней. А ведь мла­де­нец уже наде­лен вели­чай­шей, весь мир пре­вос­хо­дя­щей цен­но­стью — чело­ве­че­ской душой. Об этом сви­де­тель­ствует Еван­ге­лие: «…взыг­рася мла­де­нец радо­щами во чреве моем» (Лк. 1:44). Об этом сле­ду­ю­щим обра­зом рас­суж­дает свя­ти­тель Феофан Затвор­ник: «Когда душа соеди­ня­ется с телом? — В момент зача­тия. — Когда Спа­си­тель вопло­тился? — Тотчас, как ска­зала Прис­но­дева: се Раба Гос­подня… Дух святый нашел, и Сын Божий плоть, или есте­ство чело­ве­че­ское принял.! в заро­дыше…»

Забы­вает совре­мен­ный чело­век о том, что «создал Гос­подь Бог чело­века из праха зем­ного и вдунул в лице его дыха­ние жизни и стал чело­век душою живою» (Быт. 2:7). И не помнит совре­мен­ный чело­век, что душа должна гос­под­ство­вать над плотью, над чув­ствен­ными ее побуж­де­ни­ями. А раз не помнит, то и не стре­мится к этому. Свой­ства плоти и души раз­личны, однако и в то и в другое зало­жена спо­соб­ность раз­ви­ваться. И как наша плоть тре­бует заботы и вни­ма­ния для укреп­ле­ния и роста, точно также и душа нуж­да­ется в этом. Для любого чело­века оче­видно, что родив­ше­гося мла­денца надо кор­мить, поить, уха­жи­вать за ним, обе­ре­гать от болез­ней и проч. Но боль­шин­ство людей рас­про­стра­няют такую заботу о ребенке только на его плот­скую состав­ля­ю­щую, а о душе забы­вают. Для раз­ви­тия души тре­бу­ется не мате­ри­аль­ная пища, не мате­ри­аль­ные блага, а духов­ные. «Глав­ней­шие духов­ные блага, даро­ван­ные нам Богом в Церкви, есть вера, молитва, испо­ведь и при­ча­ще­ние Святых Таинств. Также важны пост и бла­го­тво­ре­ние» (Св. прав. Иоанн Крон­штадт­ский).

Из всех пере­чис­лен­ных св. пра­вед­ным Иоан­ном Крон­штадт­ским духов­ных благ един­ствен­ным доступ­ным кре­ще­ному мла­денцу явля­ется при­ча­ще­ние Св. Тайн. Но это-то и есть истин­ная пища духов­ная, во всей пол­ноте при­об­ща­ю­щая ко Христу Богу! «Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пре­бы­вает во Мне, и Я в нем. Как послал Меня живый Отец, и Я живу Отцем, так и ядущий Меня жить будет, Мною» (Ин. 6:56–57). «Плоть и Кровь Гос­пода Иисуса Христа, при­ем­ле­мые в Таин­стве Евха­ри­стии, питают, укреп­ляют и живо­тво­рят дух наш» (Архи­епи­скоп Димит­рий Хер­сон­ский).

Архи­манд­рит Рафаил в своих «Про­по­ве­дях и бесе­дах» отме­чает: «Те, кото­рые гово­рят, что не надо при­ча­щать детей, все равно что гово­рят, что не надо забо­титься о моло­дом, слабом рас­те­нии как раз в то время, когда необ­хо­димо предо­хра­нить его от заро­с­лей бурьяна и сор­ня­ков. Я бы сказал, что мла­ден­че­ский воз­раст самый важный из всех воз­рас­тов в чело­ве­че­ской жизни: за два первых года ребе­нок полу­чает столько впе­чат­ле­ний, сколько затем во всю осталь­ную жизнь. Поэтому как можно чаще при­ча­щайте детей».

Если бы моло­дые роди­тели пони­мали, что есть истин­ная вера, истин­ное соеди­не­ние с Богом, то они бы пони­мали что их дитя — это дар Божий, тво­ре­ние Божие, а не просто резуль­тат сов­ме­ще­ния физио­ло­ги­че­ских свойств папы и мамы. «Твои (Бога. — Сост.) руки тру­ди­лись надо мною и обра­зо­вали всего меня кругом, — и Ты губишь меня? Вспомни, что Ты, как глину, обде­лал меня, и в прах обра­ща­ешь меня? Не Ты ли вылил меня, как молоко, и, как творог, сгу­стил меня, кожею и плотью одел меня, костями и жилами скре­пил меня, жизнь и милость даро­вал мне, и попе­че­ние Твое хра­нило дух мой?» (Иов. 10).

Рели­ги­оз­ное миро­воз­зре­ние поз­во­ляет понять, что не от воли чело­века глав­ным обра­зом зави­сит судьба их малыша. Роди­тели явля­ются сора­бот­ни­ками Гос­поду в деле ста­нов­ле­ния нового чело­века как лич­но­сти. И именно живая вера поз­во­ляет роди­те­лям понять и при­нять гос­под­ство души их ребенка над его телом. «Какая польза чело­веку, если он при­об­ре­тет весь мир, а душе своей повре­дит? или какой выкуп даст чело­век за душу свою?» (Мф. 16:26). При­ве­дем еще слова святой стра­сто­тер­пицы Импе­ра­трицы Алек­сан­дры Фео­до­ровны, кото­рая гово­рит нам и о вза­и­мо­освя­ща­ю­щей связи между нами и детьми: «Нет ничего силь­нее того чув­ства, кото­рое при­хо­дит к нам, когда мы держим на руках детей. Их бес­по­мощ­ность затра­ги­вает в наших серд­цах бла­го­род­ные струны. Для нас их невин­ность — очи­ща­ю­щая сила. Когда в доме ново­рож­ден­ный, брак как бы рож­да­ется заново. Ребе­нок сбли­жает семей­ную пару так, как нико­гда прежде. В серд­цах ожи­вают мол­чав­шие до этого струны. Перед моло­дыми роди­те­лями встают новые цели, появ­ля­ются новые жела­ния. Жизнь при­об­ре­тает сразу новый и более глу­бо­кий смысл.

На их руки воз­ло­жена святая ноша, бес­смерт­ная жизнь, кото­рую им надо сохра­нить, и это все­ляет в роди­те­лей чув­ство ответ­ствен­но­сти, застав­ляет их заду­маться. «Я» — больше не центр миро­зда­ния. У них есть новая цель, для кото­рой надо жить, цель доста­точно вели­кая, чтобы запол­нить всю их жизнь..?

Конечно, с детьми у нас появ­ля­ется масса забот и хлопот, и поэтому есть люди, кото­рые смот­рят на появ­ле­ние детей как на несча­стье. Но так смот­рят на детей только холод­ные эго­и­сты…

Вели­кое дело — взять на себя ответ­ствен­ность за эти юные жизни, кото­рые могут обо­га­тить мир кра­со­той, радо­стью, силой, но кото­рые так же легко могут погиб­нуть; вели­кое дело — песто­вать их, фор­ми­ро­вать их харак­тер — вот о чем нужно думать, когда устра­и­ва­ешь свой дом. Это должен быть дом, в кото­ром дети будут расти для истин­ной и бла­го­род­ной жизни, для Бога».

Такие роди­тели, забо­тясь о своем чаде, скон­цен­три­руют свои усилия в первую оче­редь на фор­ми­ро­ва­нии здо­ро­вой и креп­кой души. Впро­чем, и о плоти у таких роди­те­лей будет доста­точ­ное попе­че­ние, ибо тело — вме­сти­лище души. Более того, тело чело­ве­че­ское пред­на­зна­чено быть храмом. «Не знаете ли, что тела ваши суть храм живу­щего в вас Свя­таго Духа, Кото­рого имеете вы от Бога, и вы не свои? Ибо вы куп­лены доро­гою ценою. Посему про­слав­ляйте Бога и в телах ваших и в душах ваших, кото­рые суть Божий» (1Кор. 6:19–20).

Но если роди­тели мла­денца не думают обо всем этом, то и не станут радеть об окорм­ле­нии его души, хотя, воз­можно, и будут в цер­ковь при­хо­дить, и молебны зака­зы­вать, и свечи жерт­во­вать во здра­вие своего чада. Надо непре­менно помочь этим роди­те­лям, под­ска­зать им, что нужно их ребенку в первую оче­редь, в конце концов, даже насто­ять на том, чтобы роди­тели не лени­лись, а пошли в бли­жай­шее время в храм и при­ча­стили ребенка. Это есть наи­глав­ней­шая обя­зан­ность крест­ных роди­те­лей. Именно обя­зан­ность, а то многие совре­мен­ные крест­ные вос­при­ни­мают свое звание «крест­ных» именно как звание и только.

«Крест­ный» — это, прежде всего, сово­куп­ность обя­зан­но­стей по отно­ше­нию к своему крест­нику, и крест­ный будет дер­жать ответ перед Гос­по­дом, если его крест­ник вырас­тет без­раз­лич­ным или, не дай Бог, враж­деб­ным Пра­во­слав­ной вере. А про­изойти такое несча­стье может и, к сожа­ле­нию, часто про­ис­хо­дит, если душа Малень­кого чело­вечка не полу­чает долж­ного корм­ле­ния и заботы. В этом случае душа не раз­ви­ва­ется, чахнет. В резуль­тате полу­ча­ется страш­ная кар­тина, кото­рую мы наблю­даем каждый день, но не все пони­мают, что же про­ис­хо­дит на самом деле. А про­ис­хо­дит на самом деле вот что.

Пред­ста­вим себе, что в дет­стве у чело­века по каким-то при­чи­нам оста­но­ви­лось раз­ви­тие одного из членов его тела, напри­мер, пере­стала расти рука, усохла. Одна рука — здо­ро­вая, креп­кая, силь­ная, а другая — тонень­кая, без­жиз­нен­ная. Глядя на такого чело­века, мы его жалеем. Он умный, обра­зо­ван­ный, общаться с ним при­ятно и инте­ресно. Но не все обла­сти чело­ве­че­ской дея­тель­но­сти ему доступны, он — инва­лид, или, как сейчас при­нято гово­рить, чело­век с огра­ни­чен­ными воз­мож­но­стями. Обще­ство не отвер­гает таких людей. Они сами себе нахо­дят или им нахо­дят полез­ное для обще­ства и инте­рес­ное для них дело. В общем, кар­тина понят­ная и не все так уж мрачно. Слож­нее и без­от­рад­нее, когда у чело­века силь­ное и здо­ро­вое тело, но оста­но­вился в раз­ви­тии ума в мла­ден­че­стве или в дет­стве. При­ме­ров на свете тоже мно­же­ство. Тра­ге­дия для роди­те­лей такого чело­века. Он до конца своих дней нуж­да­ется в при­смотре, он нико­гда не создаст семью, не будет иметь про­фес­сию. Он — как дите нера­зум­ное, хотя и в зрелом воз­расте. Такой чело­век — тоже инва­лид, но с еще более огра­ни­чен­ными воз­мож­но­стями. Но и это еще не самое страш­ное.

Самое страш­ное то, чего многие люди совсем не заме­чают, однако все послед­ствия этого ужаса на себе испы­ты­вают.

Вот еще один пример. Чело­век крепок, силен, красив телом и лицом. Он умен и обра­зо­ван. А может он быть слабым и некра­си­вым, может быть и необ­ра­зо­ван­ным, и совсем неум­ным. Эти внеш­ние каче­ства лишь повли­яют в какой-то мере на его место в соци­аль­ной струк­туре обще­ства. Будет ли он началь­ни­ком или под­чи­нен­ным, биз­не­сме­ном или бро­дя­гой, звез­дой шоу-биз­неса или мас­со­ви­ком-затей­ни­ком в глухой про­вин­ции, депу­та­том Гос­думы или заклю­чен­ным — все это неважно. Важно другое. У всех этих вооб­ра­жа­е­мых нами людей один серьез­ный изъян — душа их застыла в своем раз­ви­тии, оста­лась недо­раз­ви­той или вовсе нераз­ви­той. И если, говоря о недо­раз­ви­тых умствен­ных спо­соб­но­стях чело­века, при­ем­лем термин «сла­бо­умие», если серьез­ный физи­че­ский недо­ста­ток назы­ва­ется урод­ством, то в отно­ше­нии нераз­ви­той или недо­раз­ви­той души чело­ве­че­ской люди ничего ска­зать не могут, потому что само поня­тие или, вернее ска­зать, пони­ма­ние, что такое душа, многим просто неве­домо.

Семь­де­сят лет без­бож­ной жизни в нашей стране для народа не прошли без послед­ствий. За годы Совет­ской власти боль­шин­ство людей ока­за­лись изуро­до­ван­ными. Души людей не только не полу­чали духов­ной пищи в храмах, но дела­лось все и про­дол­жает делаться многое для того, чтобы напо­ить души наших людей отра­вой. Бич века нашего — неве­рие. Именно о неве­рии прис­но­па­мят­ный Вла­дыка Иоанн (Снычев) гово­рит: «Неве­рие опу­сто­шает жизнь и гасит ее оду­шев­ле­ние. Люди стали мелки, харак­теры слабее, в слу­же­нии людей не заметно той идей­но­сти, при кото­рой можно было бы при­вя­зы­вать его к высшим, вли­ва­ю­щим энер­гию, прин­ци­пам… У нас нет прин­ци­пов, являв­ших в преж­ние вре­мена гиган­тов мысли и твор­че­ства, окры­ля­е­мого помыс­лами о горнем, колос­сов труда, пред­при­ни­ма­е­мого во славу Божию. И на благо ближ­них, как существ, создан­ных по образу и подо­бию Божию».

Однако душу чело­века убить невоз­можно, она создана Гос­по­дом бес­смерт­ной, пред­на­зна­чен­ной для жизни вечной. Душа чело­века при­над­ле­жит Гос­поду, и отхо­дит к Нему по кон­чине чело­века: «Все души Мои: как душа отца, так и душа сына — Мои» (Иез. 18:4). «В Его руке душа всего живу­щего и дух всякой чело­ве­че­ской плоти» (Иов. 12:10). И сатане не дана власть над душой чело­ве­че­ской.

У многих из нас души слабые, хилые, болез­нен­ные. Очень много в нашем народе духов­ных инва­ли­дов, и духовно нездо­ро­вых людей. А поскольку при харак­те­ри­стике того или иного чело­века состо­я­ние его души в расчет не при­ни­ма­ется, то духовно нездо­ро­вые люди, пред­став­ля­ю­щие опас­ность для окру­жа­ю­щих, могут зани­мать ответ­ствен­ные посты и высо­кие долж­но­сти. В повсе­днев­ной нашей жизни это про­яв­ля­ется в том, что моло­дой, здо­ро­вый парень за копейки может убить чело­века, руко­во­ди­тель страны может рас­по­ря­диться сеять сель­ско­хо­зяй­ствен­ную куль­туру там, где она нико­гда не росла и расти не будет; вое­на­чаль­ник может отдать приказ стре­лять в без­оруж­ных мирных людей. Кон­крет­ных при­ме­ров можно при­ве­сти мно­же­ство.

IV.

Все пороки нашего совре­мен­ного обще­ства, как-то: пьян­ство, разгул наси­лия, кор­руп­ция во власт­ных струк­ту­рах, рас­про­стра­не­ние раз­врата — суть про­яв­ле­ния глав­ной болезни нашего народа, каж­дого в отдель­но­сти и всех вместе — болезни души чело­ве­че­ской. Болезнь души мы пони­маем не в обще­при­ня­том пони­ма­нии душев­ной болезни, — как рас­строй­ства функ­ции голов­ного мозга. В нашем пони­ма­нии боль­ные душой – это люди, кото­рые наро­чито или по духов­ной нераз­ви­то­сти явля­ются про­вод­ни­ками воли бесов­ской в нашу жизнь. Нераз­ви­тость, сла­бость души не поз­во­ляют про­ти­во­сто­ять сата­нин­ским напад­кам на чело­века. Болезни души не лечатся уко­лами или элек­тро­шо­ком, они лечатся духов­ными сред­ствами: молит­вой, постом, пока­я­нием, при­ча­ще­нием святых Хри­сто­вых Тайн, чте­нием Слова Божия и вра­зум­ле­нием в оном с помо­щью святых Отцов. Каж­дому из нас понятно, что легче лечить болезнь в началь­ной стадии, чем бороться с уже запу­щен­ным неду­гом. А еще лучше вообще не допус­кать забо­ле­ва­ния. Но ведь ребе­нок рож­да­ется уже с пер­во­род­ным грехом, душа мла­денца уже пора­жена душев­ным неду­гом: «Бог сотво­рил чело­века, по подо­бию Божию создал его», а «Адам жил сто трид­цать лет и родил сына по подо­бию своему, по образу своему» (Быт. 5:1–3). Поэтому-то и надо при­но­сить мла­ден­цев в храмы Божий и при­ча­щать их святых Тайн, потому что для души, тем более для души мла­денца при­ча­ще­ние — един­ствен­ная и совер­шенно необ­хо­ди­мая духов­ная пища, спо­соб­ству­ю­щая укреп­ле­нию и воз­рас­та­нию.

Кстати, частое регу­ляр­ное при­ча­ще­ние мла­денца может очи­стить, осво­бо­дить его (ее) от неко­то­рых наслед­ствен­ных гре­хов­ных наклон­но­стей. Если мла­денца регу­лярно не при­ча­щать, его душа также стра­дает, как стра­дает тело, когда его лишают мате­рин­ского молока.

У каж­дого кре­ще­ного есть свой Ангел хра­ни­тель. Но душа мла­денца, не пита­е­мая При­ча­ще­нием, посто­янно под­вер­га­ется напа­де­ниям падших анге­лов и это, есте­ственно, нега­тивно отра­жа­ется на душе малень­кого чело­вечка. И без Свя­того При­ча­стия душа его лишена самой силь­ной защиты. Для бесов не суще­ствует поня­тия жало­сти. Они напа­дают на всех людей без раз­ли­чия воз­раста и Иных чело­ве­че­ских качеств. Ангел хра­ни­тель охра­няет чело­века, но люди так погрязли в грехах, грех так рас­про­стра­нился по миру, что Ангел хра­ни­тель хоть и хранит чело­века, но душа очень сильно страж­дет от напа­де­ний бесов­ских. И душа мла­денца чув­ствует эти нападки и стра­дает от них. Внешне это может про­яв­ляться в том, что ребе­нок ста­но­вится каприз­ным и бес­по­кой­ным без види­мых на то внешнчх причин; а то он может непо­нятно почему с силой сжи­мать свой кула­чок и словно гро­зить им кому-то неви­ди­мому; а может на лице мла­денца изоб­ра­зиться злоб­ная гри­маса, несмотря на то, что он окру­жен забо­той и лаской. Ребе­нок не может объ­яс­нить, что с ним про­ис­хо­дит. Тем вни­ма­тель­нее и бла­го­ра­зум­нее должны быть взрос­лые.

Отме­тим, что хотя мла­де­нец еще не может гре­шить созна­тельно, но зараза греха все же при­сут­ствует в нем (к тому же грехи и гре­хов­ные наклон­но­сти могут пере­даться и по наслед­ству) и на раз­ви­тие в ребенке этой заразы суще­ствен­ное вли­я­ние ока­зы­вает внеш­няя среда. А как мы гово­рили выше, духов­ный климат в нашем обще­стве, мягко говоря, нездо­ро­вый. Даже самые бла­го­че­сти­вые, глу­боко веру­ю­щие роди­тели вынуж­дены общаться с людьми без­ду­хов­ными, без­бож­ными, в нашем пони­ма­нии нездо­ро­выми. Мы все недавно были сви­де­те­лями того, как совре­мен­ное обще­ство было напу­гано вспыш­кой «ати­пич­ной пнев­мо­нии» и какие стро­гие меры пред­при­ни­ма­лись для нерас­про­стра­не­ния инфек­ции. В отно­ше­нии же духов­ного здо­ро­вья нации люди, власти про­яв­ляют уди­ви­тель­ное лег­ко­мыс­лие. Гос­подь сказал: «И не бой­тесь уби­ва­ю­щих тело, души же не могу­щих убить; а бой­тесь более Того, Кто может и душу и тело погу­бить в геенне» (Мф. 10:28).

V.

Дет­ская душа чрез­вы­чайно нежна и чув­стви­тельна. Можно пона­блю­дать за детьми и срав­нить, как ведут себя дети кре­ще­ные и некре­ще­ные, срав­нить пове­де­ние детей, кото­рых регу­лярно при­ча­щают Хри­сто­вых Тайн с теми, кото­рых не при­ча­щают или вообще не при­во­дят в храмы. Раз­ли­чие будет оче­видно. Одни дети — спо­кой­ные и послуш­ные своим роди­те­лям, другие – наобо­рот, вер­тятся, кру­тятся» норо­вят убе­жать из храма. И если ребенка редко при­ча­щают, то зача­стую попытки его при­ча­стить свя­заны с неко­то­рыми труд­но­стями. Вспо­ми­на­ется такой случай.

Несколько лет тому назад один моло­дой чело­век, будучи крест­ным отцом маль­чика лет четы­рех, решил его при­ча­стить. Надо ска­зать, что роди­тели этого маль­чика — люди не цер­ков­ные, хотя и кре­ще­ные, но в цер­ковь ходили редко, и своего сына при­ча­щали всего одна­жды в груд­ном воз­расте. И вот крест­ный решил сам пове­сти маль­чика в храм и при­ча­стить его. Дело было летом, на даче. Цер­ковь была непо­да­леку. И вот, утром, в будний день крест­ный при­е­хал к крест­нику, зара­нее пре­ду­пре­див его роди­те­лей, чтобы с утра маль­чика не кор­мили и не поили. Роди­тели про­явили пони­ма­ние и под­го­то­вили маль­чика, как могли, объ­яс­нив ему, куда он завтра пойдет. Крест­ный с крест­ни­ком пришли в храм. При­хо­жан в храме — два чело­века, да три бабушки на кли­росе. Свя­щен­ник начал литур­гию. Маль­чик спо­коен и послу­шен, с любо­пыт­ством раз­гля­ды­вает цер­ковь, свя­щен­ника. Маль­чику объ­яс­нили, что через какое-то время выйдет батюшка, и он его при­ча­стит, что не надо бояться, батюшка добрый, хоро­ший, что после при­ча­стия ему станет очень хорошо, очень радостно, что после при­ча­стия ему дадут попить сла­день­кой вкус­ной водички, а дома все его будут ждать с радо­стью. Ничто не пред­ве­щало в ребенке бес­по­кой­ства. Про­пели «Отче наш», моло­дой чело­век с крест­ни­ком на руках стоит у солеи, все ждут, когда выйдет батюшка с Чашей. Ребе­нок спо­коен, все в радостно-тор­же­ствен­ном ожи­да­нии. Отвер­за­ется завеса, выхо­дит свя­щен­ник с Чашей и… ребе­нок резко отво­ра­чи­ва­ется от Чаши, обеими руками хва­та­ется за шею своего крест­ного папы и уты­ка­ется носом в его плечо, явно давая понять, что пово­ра­чи­ваться он не наме­рен. Батюшка про­чи­тал молитву, подо­шел к краю солеи, но все попытки уго­во­рить маль­чика, раз­вер­нуть его лицом к Чаше ни к чему не при­вели. Ребе­нок не давал себя при­ча­стить. Батюшка воз­вра­тился в алтарь, попро­сив моло­дого чело­века попро­бо­вать при­ча­стить еще раз после службы. Служба подо­шла к концу, ребе­нок успо­ко­ился, снова встал на ножки лицом к алтарю, спо­койно стоял радом со своим крест­ным. Батюшка вышел на солею, сказал неболь­шую про­по­ведь и отпу­стил с Богом при­хо­жан. В церкви не оста­лось вообще никого. Свя­щен­ник попро­сил вновь подойти к солее и вновь Цар­скими вра­тами вынес Святые Дары. Тот же резуль­тат, маль­чик не дал себя при­ча­стить. Свя­щен­ник окон­ча­тельно унес Чашу в алтарь и посо­ве­то­вал моло­дому чело­веку дать ребенку хотя бы кусо­чек просфорки и раз­ре­шил запить цер­ков­ной запив­кой. К удив­ле­нию, ребе­нок принял все это без вся­кого сопро­тив­ле­ния.

Этот случай (вовсе не исклю­чи­тель­ный и не еди­нич­ный) застав­ляет о многом заду­маться. Ведь четы­рех­лет­ний ребе­нок еще не пони­мает, что такое Цер­ковь, При­ча­стие, просфора, запивка и проч. Однако он не захо­тел при­нять Святые Дары, а просфору и запивку принял. Спра­ши­вать его, почему он так сделал, бес­смыс­ленно, он еще слиш­ком мал, чтобы объ­яс­нить свои поступки. В данном случае бесы уже так завла­дели душой этого маль­чика, что вос­пре­пят­ство­вали ему при­нять в себя Тело и Кровь Хри­стову. Это уже очень тре­вож­ный симп­том, и роди­те­лям необ­хо­димо обра­щать на это вни­ма­ние. Если про­дол­жать и дальше рав­но­ду­ше­ство­вать, то душа ребенка еще больше загру­беет и спустя какое-то время ребенка уже будет трудно не то что при­ча­стить, но вообще при­ве­сти в цер­ковь. А ведь при­ча­ща­ясь, «мы при­об­ща­емся через мате­ри­аль­ность к Тому, Кем явля­ется Гос­подь Иисус Хри­стос и при­об­ща­емся к Богу» (Анто­ний, мит­ро­по­лит Сурож­ский).

Защи­той от напа­док врага рода чело­ве­че­ского явля­ются молитва и пост. И это не люди при­ду­мали, а Сам Гос­подь сказал: «Сей род изго­ня­ется только молит­вою и постом» (Мф. 17:21). А слова Гос­пода непре­ложны. Истин­ность этих слов под­твер­жда­ется мно­го­ве­ко­вым опытом пра­во­слав­ной аске­тики и опытом наших пра­во­слав­ных совре­мен­ни­ков, кото­рые и в наше время живут пол­но­цен­ной духов­ной жизнью.

И вот что еще очень важно. При­ча­стием мла­де­нец при­ни­мает в себя всего Христа, однако при­ча­стие не может являться неким меха­ни­че­ским гаран­том житей­ского бла­го­по­лу­чия, удач­ной карьеры, сплош­ного везе­ния и проч. Нам не дано знать, каким путем пове­дет чело­века Гос­подь и по какому пути дви­нется сам чело­век. В его жизни могут быть силь­ней­шие иску­ше­ния, опас­но­сти, горь­кие ошибки, болез­нен­ные паде­ния. Но Сам Гос­подь Иисус Хри­стос будет укреп­лять его сердце, вну­шать добрые, разум­ные устрем­ле­ния, направ­лять его к верной дороге. Душа может увлечься гре­хами и похо­тями, но свет Христа, несрав­нен­ное тепло и сла­дость При­ча­ще­ния, испы­тан­ные ею в дет­стве, спо­собны, как ника­кая другая сила, помочь вер­нуться к Богу, в Его святой храм, поже­лать чистой жизни, при­не­сти от самого сердца истин­ное пока­я­ние, опом­ниться, как опом­нился блуд­ный сын. Нельзя лишать душу такой силы!

VI.

Чтобы мла­де­нец, когда под­рас­тет и придет в доста­точ­ный воз­раст, мог уже сам молиться и поститься пол­но­ценно, его надо к этому под­го­то­вить. То есть его душа должна быть не огру­бев­шей, а живой, спо­соб­ной вос­при­ни­мать духов­ные блага. И если в мла­ден­че­стве пре­не­бре­гать окорм­ле­нием души, то ее чув­стви­тель­ность, при­су­щая мла­ден­цам, посте­пенно утра­тится, а зараза пер­во­род­ного греха будет и дальше ее разъ­едать и при опре­де­лен­ных небла­го­при­ят­ных для чело­века обсто­я­тель­ствах такая душа будет не только неспо­собна вос­при­ни­мать духов­ную пищу, но напро­тив, будет чрез­вы­чайно вос­при­им­чива ко греху, т.е. будет склонна к злу. Так может вырасти чело­век, с виду кра­си­вый и силь­ный, обра­зо­ван­ный, спо­соб­ный добиться мно­гого в жизни, но с душой мутной и темной, а то и вовсе черной. Выра­жа­ясь мир­ским языком, вырас­тет обык­но­вен­ный него­дяй. Ника­кая мать не хочет, чтобы ее ребе­нок вырос таким.

Для каж­дого из нас в отдель­но­сти важно не то, как наш зна­ко­мый выгля­дит внешне, не то, во что он одет, не то, какое соци­аль­ное поло­же­ние он зани­мает, а то, какова его душа. В силу своей свя­щен­ни­че­ской дея­тель­но­сти мне при­хо­ди­лось общаться с раз­ными людьми, разных про­фес­сий и званий, раз­ного воз­раста и раз­ного уровня обра­зо­ва­ния. И ска­зать откро­венно, если чело­век без­ду­хов­ный, если его душа, лишь одна­жды при­об­щив­шись бла­го­дати Свя­того Духа в таин­стве Кре­ще­ния и Миро­по­ма­за­ния, больше не воз­гре­ва­ется любо­вью ко Гос­поду в молитве, то обще­ние с такими людьми (а их, увы, боль­шин­ство) не при­но­сит радо­сти и удо­вле­тво­ре­ния, таких людей очень жалко и хочется за них молиться. Надо про­сить Гос­пода, чтобы Он вра­зу­мил их, помог им ожи­вить свои души. Но и сам чело­век должен живить свою душу, питать ее. «Кровь Хри­стова… напо­яет душу, и сооб­щает ей некую осо­бен­ную силу. Достойно при­ем­ле­мая, она пре­сле­дует демо­нов и далеко их про­го­няет от нас, при­вле­кает же Анге­лов и Самого Вла­дыку Анге­лов; ибо где видят демоны Кровь Гос­подню, бегут оттоле, а Ангелы сте­ка­ются туда… Она — спа­се­ние душ наших; ею услаж­да­ется, ею укра­ша­ется, ею про­све­ща­ется душа наша; она соде­лы­вает ум наш све­то­зар­нее огня, душу — чище золота. Чрез про­ли­тие Ее самое небо стало для нас удо­бо­до­ступ­ным» (Св. Иоанн Зла­то­уст).! Поэтому те пра­во­слав­ные роди­тели, кото­рые или сомне­ва­ются в необ­хо­ди­мо­сти частого при­ча­ще­ния детей, или без­осно­ва­тельно боятся за здо­ро­вье своих чад, или не желают лишний раз бес­по­ко­ить мла­денца (надо оде­вать его, выно­сить на улицу, может быть, ехать на обще­ствен­ном транс­порте, у него нару­шится режим и т.п.), обна­ру­жи­вают ску­дость своей веры, непо­слу­ша­ние Церкви. Такие роди­тели сами, того не пони­мая, нано­сят своим детям огром­ный вред и тем самым совер­шают грех. Очень строго таких нера­зум­ных и нера­ди­вых роди­те­лей пре­ду­пре­ждает св. Иоанн Зла­то­уст: «Тогда мы дадим страш­ный ответ и в том, что теперь кажется мало­важ­ным; ибо Судия с оди­на­ко­вою стро­го­стью тре­бует от нас попе­че­ния о спа­се­нии и нашем и наших ближ­них… Нера­де­ние о детях больше всех грехов и дохо­дит до самого верха нече­стия… Раз­вра­ще­ние детей про­ис­хо­дит не от чего дру­гого, как от безум­ной при­вя­зан­но­сти (роди­те­лей) к житей­скому: обра­щая вни­ма­ние только на это, они необ­хо­димо уже нера­дят о детях с их душою. О Таких отцах я сказал бы (и никто пусть не при­пи­сы­вает этих слов гневу), что они хуже даже дето­убийц. Те отде­ляют тело от души, а эти и то, и другое вместе ввер­гают в огонь геен­ский».

«Хри­сти­ан­ское вос­пи­та­ние ребенка должно начаться с самых первых дней рож­де­ния его, после Св. Кре­ще­ния» (св. мит­ро­по­лит Сера­фим (Чича­гов). Для мла­денца же хри­сти­ан­ское вос­пи­та­ние заклю­ча­ется именно в при­не­се­нии его в храм Божий и в при­об­ще­нии его Святых Тайн. Когда мла­денца, этот малень­кий живой комо­чек, под­но­сят к Чаше и при­ча­щают его Св. Крови Хри­сто­вой, то, как пока­зы­вает прак­тика, ребе­нок спо­койно Их при­ни­мает, не про­ти­вится Им. И это есте­ственно, ведь по слову Тер­тул­ли­ана «душа по при­роде своей хри­сти­анка». Свя­ти­тель Феофан (Затвор­ник) пишет: «заме­чено, что в тот день, когда дитя при­ча­ща­ется Святых Тайн, оно бывает погру­жено в глу­бо­кий покой, без силь­ных дви­же­ний всех есте­ствен­ных потреб­но­стей, даже тех, кото­рые в детях силь­нее дей­ствуют…» По мере телес­ного воз­рас­та­ния, мла­де­нец, при усло­вии регу­ляр­ного при­ча­ще­ния, будет воз­рас­тать и креп­нуть духовно, и тем успеш­нее про­ти­во­сто­ять напад­кам бесов­ским. Когда же ребе­нок вырас­тет из пеле­нок и войдет в воз­раст разум­ного вос­при­я­тия окру­жа­ю­щего его мира, то храм Божий для него будет уже родным и близ­ким, он уже будет охотно и осо­знанно при­ча­щаться. Бла­го­ра­зум­ные роди­тели по мере роста своего чада объ­яс­няют в доступ­ных ему словах и выра­же­ниях назва­ния и зна­че­ние пред­ме­тов, нахо­дя­щихся в храме, рас­ска­зы­вают о святых угод­ни­ках Божиих. Только нельзя ни в коем случае опус­каться до при­ми­тив­ного упро­ще­ния свя­щен­ных поня­тий, как это часто делают нера­зум­ные люди. Нельзя икону назы­вать кар­тин­кой, свя­щен­ника — «дядень­кой», Святые Дары — «сла­день­кой водич­кой» и т.д. Надо сразу, сыз­маль­ства, вкла­ды­вать в ребенка пра­виль­ные назва­ния и поня­тия. И если, в силу своего мало­лет­ства, ребе­нок чего-то не может понять, то, как гово­рится, всему свое время. Если же ребе­нок уже доста­точно боль­шой, но все же не все пони­мает, и пове­де­ние его в храме остав­ляет желать луч­шего, то это уже вина взрос­лых, кото­рые из-за своей соб­ствен­ной недо­ста­точ­ной куль­туры (духов­ной и свет­ской) не смогли вовремя объ­яс­нить ребенку необ­хо­ди­мые поня­тия. Если ребенка часто водить в цер­ковь, при­учать его быть в храме вни­ма­тель­ным, сле­дить за тем, как он ведет себя, куда направ­лено его вни­ма­ние, вовремя под­прав­лять его устрем­ле­ния и настро­е­ние, то слова молитв есте­ствен­ным обра­зом войдут в его созна­ние, без спе­ци­аль­ного заучи­ва­ния в каче­стве домаш­него зада­ния. И когда таким обра­зом с дет­ских лет идет гар­мо­нич­ное раз­ви­тие чело­века, когда чело­век одно­вре­менно раз­ви­ва­ется и телесно, и умственно, и, самое глав­ное, духов­ное раз­ви­тие его не отстает, тогда в таком чело­веке раз­ви­ва­ется духов­ное миро­ощу­ще­ние и пра­во­слав­ное рели­ги­оз­ное миро­воз­зре­ние. Такой чело­век будет везде ощу­щать при­сут­ствие Божие, Его благой Про­мысл о каждой душе чело­ве­че­ской, Его любовь ко всему пад­шему роду чело­ве­че­скому. И он будет стре­миться отве­тить своей любо­вью на неиз­ме­ри­мую любовь Божию и испол­нять Его святую волю. И хотя на такого чело­века будут осо­бенно сильны нападки врага рода чело­ве­че­ского, но зре­лость его души, посто­янно укреп­ля­е­мая верой и упо­ва­нием на помощь Божию, поз­во­лят в этой неви­ди­мой брани высто­ять. И хотя в жизни такого чело­века будут и гре­хо­па­де­ния, но пра­во­слав­ное миро­воз­зре­ние при­учает чело­века не отча­и­ваться, а вновь и вновь при­па­дать ко Гос­поду с сокру­шен­ным серд­цем и со сле­зами пока­я­ния, исправ­ляться и идти дальше к завет­ной цели каж­дого пра­во­слав­ного хри­сти­а­нина, коей явля­ется Цар­ство Небес­ное! Аминь.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки