Библиотеке требуются волонтёры

святитель Филарет Черниговский (Гумилевский)

Русские святые, чтимые всею церковью или местно

Января

2 ч. Память о преп.СИЛЬВЕСТРѢ печерском

Мощи преподобного Сильвестра почивают открыто в киевских пещерах у преп. Антония.1 У Кальнофойского он изображен так: «святой старец Сильвестр, послушливый чудотворец». По этому единственному сведению (жития его нет в патерике) преп. Сильвестр послушанием достиг высокой степени духовного совершенства, смирив им в себе строптивое самолюбие, и послушание столько возвысило его, что осенился он даром чудес.

B тот же (2) день преставление праведной І̑ꙊЛІА́НЇИ Лазаревской

Праведная Иулиания была дочь благочестивых и богатых дворян Недюревых2; отец ее Иустин был ключником при дворе царя Иоанна; шести лет оставшись сиротой после смерти матери, она была взята на воспитание бабкой своей Анастасией Лукиной, урожденной Дубенской; бабка, умирая, передала ее замужней дочери своей Наталье Араповой, когда Иулиании было 12 лет; у Араповой было много своих детей, потому на долю сироты немного доставалось приятного. Скромная девушка-сирота любила пост и молитву; сестры насмехались над нею за то, а тетка бранила; кроткая и безответная, она усердно занималась рукоделиями («прядильным и пяличным делом»), тогда как другие девушки находили удовольствие в пустых забавах и играх, для нее утешением было присмотреть за больным бедняком, сшить рубашку для неимущего, приласкать сироту. Ее сверстницы о том только и думали, что лелеяли свою красоту; с раннего утра ели и пили; к тому же побуждали Иулианию; тетка даже бранила ее за то, что губит она девственную красоту невниманием к ней, но Иулиания хранила воздержание, берегла чистоту души своей и лелеяла в себе только страх Божий. Девушку сироту не учили грамоте, и это как будто в порядке вещей для сироты. Она во все время девичьего возраста ни разу не была в церкви: в деревне, где жила она, не было храма, он был в 2-х верстах, а обычай, не дозволявший девушке отлучаться из дома и являться среди чужих, благовидно прикрывал в глазах воспитателей ее опущение св. долга. Тем не менее Иулиания была девушкой редкой по доброте. Благой смысл был наставником ее в добре и страх Божий раскрывал смысл ее.

В ее время девушки выходили замуж на 15 году. Но Иулиания была сирота, ее не спешили пристроить. Ее выдали замуж, когда было ей 16 лет. Но сироте послал Бог мужа богатого и благородного, Юрия Осорьина, владельца с. Лазаревского; в этом селе венчал их благочестивый священник Потапий, бывший потом, с именем Пимена, архимандритом муромского Спасского монастыря: благочестивый духовник много помогал Иулиании на новом пути жизни ее своими советами и наставлениями. Услужливостью и трудолюбием она скоро приобрела себе любовь свекра и свекрови, так что они поручили ей заведывание домом. Утром и вечером она постоянно совершала коленопреклонные молитвы, клала по 100 и больше поклонов. К тому же она приучила и супруга своего. По временам скорбела она, что не осталась в девстве, за то удваивала она усилие исполнять заповеди Божьи в кругу своей жизни.

Случалось, что муж находился на царской службе в Астрахани год, два и три года. Тогда она по ночам занималась рукоделием, то пряла, то шила в пальцах, и выручаемые за работу деньги раздавала бедным или в храм Божий: это делала она тайно даже от свекрови, хотя та любила ее; только одна служанка знала подвиги любви ее. Сирот и вдов она своими руками кормила я поила, обшивала и обмывала. Все слуги и служанки были у нее сыты, одеты, обуты; в обращении с ними она не допускала никакой гордости; каждого вежливо называла по имени и отечеству. Для себя лично она не требовала от них услуг; никогда не приказывала, чтобы подали ей воды или сняли с нее обувь, – все это делала она сама. Только при гостях дозволяла себе приказывать то и другое слугам. Но и в таких случаях тяготилась услугами их. «Кто я бедная, говорила она, чтобы служили мне другие?». Между слугами были и такие, которые, несмотря на всю ее доброту, оказывали ей грубость; случалось ей видеть и слышать ссоры между слугами. Ода старалась побеждать их строптивость терпеливой добротой. «Часто грешу я пред Богом, говорила она, и Бог терпит меня; потерплю и я, тем более, что хотя они подчинены мне, но в душе, быть может, они гораздо лучше меня пред Богом». Не слушаясь, переносила она выговор от свекра, свекрови и супруга за беспорядки слуг, но не только не говорила о них лишнее, несправедливое, а старалась прикрывать и поправлять ошибки их.

Ночью обыкновенно она молилась Богу: особенно великое усердие ее было к святителю Николаю. Раз ночью, во время молитвы она поражена была таким страхом, что, оставив молитву, поспешила укрыться в постель, но и за тем страшные грезы преследовали ее; мечты грозили погубить ее, если не перестанет молиться; наконец она мысленно обратилась к Богу и призывала на помощь святителя Николая. Внезапно явился святитель с книгой в руках и сказал: «будь тверда, дочь моя, не бойся этих угроз, Христос повелел мне хранить тебя». Пробудясь, она уже на яву увидала светолепного мужа, выходящего из ел комнаты. С тех пор она еще более начала молиться.

Случался большой голод, так что многие и умирали от недостатка пищи. Иулиания удвоила тайную свою милостыню. Она брала у свекрови пищу себе для завтрака и полудня и все раздавала нуждавшимся, сама же, как и прежде того, ничего не ела до обеда и вечера. Свекровь говорила ей: «я рада, что теперь ты больше кушаешь: только отчего прежде не могла и заставить тебя ни завтракать, ни полудничать?». Блаженная, скрывая подвиг свой, отвечала: «тогда не рождала я детей, теперь же не могу довольно наесться». Если кто из бедных умирал: блаженная нанимала убрать мертвеца, покупала саван и молилась о усопшем. За голодом последовала зараза; люди запирались в домах, боясь прилипчивой смерти. Блаженная, тайно от своих, ухаживала за страдавшими от заразы, и, если умирал кто, не гнушалась сама омывать его и на свой счет погребала.

Свекор и свекровь, достигши глубокой старости, скончались в иноческом одеянии. Блаженная раздала щедрую милостыню за них, делала трапезы для бедных, посылала подаяния заключенным в темницах и отправила поминовение в храме без мужа, бывшего на службе в Астрахани. У нее много было детей и из них шесть сыновей и одну дочь возрастила она в страхе Божьем. Старший сын ее был убит слугой: это сильно огорчило ее, но она еще имела столько твердости, что утешала супруга своего. Скоро после того другой сын убит был на царской службе, – она и эту потерю перенесла благодушно. И, однако, эти две потери так потрясли ее, что она сильно упрашивала супруга дозволить ей вступить в монастырь. Супруг удержал ее: «твое дело, говорил он, воспитывать детей для Господа». Он читал ей книги Козмы пресвитера и других блаженных учителей, где сказано: «черные ризы не спасут нас, если живем худо, – и белая риза – не пагуба, если творим волю Божью. Худо делают, удаляясь в монастырь от бедности и бросая детей без призора: дети плачутся на них пред Богом». «Если так, сказала блаженная: воля Божья да будет!», и осталась жить с детьми.

Блаженная выпросила у супруга дозволение не иметь более супружеского сожития с ним и стала спать на особой постельке. Она стала более прежнего поститься и молиться. Каждый пяток проводила она в уединенной клети на молитве, ничего не вкушая; в понедельник и среду вкушала один раз сухой хлеб; в субботу и воскресенье учреждала трапезы для духовных и нищих. Ночью спала она не болee двух часов, с вечера, и то подложив под голову полено, а под бок ключи. Когда другие крепко засыпали, она вставала на молитву и молилась до утрени, потом шла в церковь. Хотя и не умела она грамоте, но, любя слушать чтение книг, она так научилась, что объясняла другим, как надобно жить, чтобы угодить Господу. Благочестивое чувство и опыты жизни привели ее к уразумению высоких истин христианских. В доме была она матерью для всех, заботясь о довольстве каждого слуги; провинившихся слуг и служанок вразумляла не бранью и побоями, а кроткими словами любящей матери.

По смерти супруга своего она раздала милостыню по церквам и монастырям. Она молилась о душе его усердно и детям говорила: «Не плачьте о нем много, дети мои! смерть его говорит нам, что и нам надобно готовиться на суд. Вместо слез, творите милостыню по силе и храните между собою любовь». Щедрость ее для бедных до того доходила теперь, что, по временам, не оставалось у нее ни копейки; занимая у детей деньги на одежду себе, она отдавала одежду нищему, а сама ходила без теплой одежды зимой. Отягчая себя подвигами для Господа, она клала под босые ноги в сапоги скорлупу и так ходила. Господь призирал милостивно на ее подвиги. Однажды зима была весьма суровая; блаженная, не имея ни одежды, ни обуви, несколько времени не ходила в храм, ей было уже 60 лет. Священник церкви св. Лазаря, придя к утрени в храм, внезапно услышал голос от иконы Богоматери: «иди, скажи милостивой вдове, Иулиании, что напрасно не ходит она в церковь; домашняя молитва приятна Богу, но не так, как церковная; а вы уважайте ее, Дух Божий почивает на ней». Священник, испугавшись, прибежал к Иулиании и в слух всех рассказал, что слышал. Смиренная раба Божья огорчилась таким рассказом священника. «Ты в прелести, говорила она; кто я грешная, чтобы удостоиться такого приглашения? ». Она заклинала священника и всех слышавших не говорить о том и ни слова, ни при жизни, ни по смерти ее. Потом пошла в храм и отслужила молебен Богоматери. С того времени, не взирая ни на какую погоду, ходила она в церковь, когда только бывало Богослужение. В доме же, чтобы ни делала, ела ли или пила, постоянно творила молитву Иисусову.

Девять лет прожила она вдовой, благоугождая Богу постом, молитвой и милостыней. Запасами хлеба распоряжалась она так, чтобы доставало домашним на год, прочее же раздавала бедным. При ц. Борисе был страшный голод: некоторые ели даже человеческое мясо мертвецов. Блаженная просили детей и домашних отнюдь не касаться чужой собственности; сколько имела она скота и домашней рухляди, все распродала для покупки хлеба и кормила не только домашних, но и чужих. Наконец, дошла она до крайней нищеты и, с упованием на Бога, переселилась в нижегородскую деревню Вочнево. Когда и тут усилилась бедность: она, созвав рабов своих, сказала: «сами видите, каков голод; если кто из вас не хочет терпеть вместе со мной нужду, пусть идет, куда ему угодно, для снискания себе хлеба». Иные остались с нею, других же отпустила она, по их желанию, со всею любовью. Оставшимся она велела собирать лебеду и древесную кору, чтобы готовить из того хлеб; по ее молитвам хлеб оказывался вкусным и не только свои кормились и были здоровы, но и бедняки получали помощь. Соседи говорили нищим: «зачем вы ходите к Иулиании? она и сама умирает с голоду». Нищие отвечали: «много сел обходили мы, но ни у кого не ели такого вкусного хлеба, как у нее». Зажиточные посылали к ней нарочно за хлебом, чтобы поверить слова нищих, и дивились приятности хлеба ее. Все время голода, целые два года, провела она в крайней скудости, но всегда была покойна и весела, благодаря за все Господа.

Когда приблизилось время ее кончины, в самый день рождества Христова она заболела и была больной шесть дней. Но и в эти дни сама ночью вставала на молитву, так что слуги смеялись и говорили: что это за больная? В самый день кончины, рано утром, призвала она духовника своего, исповедалась и причастилась св. таин, потом благословила детей и заповедовала им жить в страхе Божьем. «Еще с юности, присовокупила она при том, сильно хотела я облечься в иночество: но по грехам моим Бог не сподобил меня сей милости; слава Богу за все!». И 2-го января 1604 года мирно предала дух свой Богу. В ту же ночь явилась она своей служанке и просила похоронить тело ее вблизи супруга ее, у церкви св. Лазаря. Это и было исполнено. В 1614 г., когда погребали сына ее, открыли гроб ее полный благоуханного мира. Многие больные, помазавшиеся сим миром, получали исцеление. Другие недужные получали исцеление после молитвы над гробом ее; в числе их дети Червева страдали от ран, из которых текла кровь, и не владели руками, а после молитвы над гробом праведницы исцелились; точно так же слепой женщине возвратилось зрение; расслабленный и скорченный Андрей, совсем выздоровел.3 Такова раба Божья Юлиания.

8 ч. Преподобный ГРНГѠ́РЇЙ печерский

Преподобный Григорий был принять в печерскую обитель преподобным Феодосием. Под его руководством он обучил себя смирению, послушанию и нестяжательности; особенно же любил он молитву. Он столько успел в духовной жизни, что мог творить чудеса и видеть будущее. Нечистые духи убегали из людей при одной встрече с Григорием.

Всего изумительнее в нем борьба его с хищниками. Это было особенным подвигом его. В этой борьбе он побеждал злость хищников своей добротой и вместе возвышался более и болеe до полного бесстрастия к земному.

В келье пр. Григория было одно сокровище – книги. Надобно представить себе, что в то время приобрести и одну книгу стоило многого труда, или дорогой цены, а у преп. Григория было много книг: он любил книги, как источник духовной мудрости. О том, что у строгого подвижника дорогое было собрание книг, знали и на стороне, узнали и такие люди, которые любят пользоваться чужим. Эти-то последние захотели воспользоваться любимой собственностью преподобного. Ночью, подойдя к келье его, воры притаились в удобном месте и ждали, пока выйдет он в церковь к утрени. Проводивший ночи в молитве, Григорий услышал приход их и к обычной молитве присовокупил такую молитву: Господи! пошли сон на этих людей, которые так неполезно трудятся. Молитва была услышана: воры проспали пять суток, пока братия увидала их; сам подвижник разбудил их, и так как они от голода очень ослабели, то он же и накормил их и за тем отпустил. – Городской судья, узнав о поступке их, подверг их строгому ответу. Жаль было блаженному бедных людей. Он решился расстаться с частью своего сокровища: отнес судье часть книг своих, чтобы выпросить свободу виновным. Мало и того ему было. Несколько других книг он продал и деньги раздал нищим, в той мысли, чтобы еще не впал кто в беду, искушаемый желанием украсть их у него. Воры, тронутые такими поступками преподобного, поступили по своей воле на служение печерской обители.

Был еще у него сад с плодовитыми деревьями. Другие воры взошли в сад, нарвали яблок в мешки и хотели удалиться, но не могли сойти с места. Наконец они стали кричать: святой отец Григорий! отпусти нас, не будем более делать подобного. Черноризцы, услышав голос их, пошли и схватили их, но также не могли стащить их с места. Пришел Григорий и сказал: «так как вы любите жить без дела и не работая живете чужими трудами: то можете оставаться здесь до смерти». Они со слезами умоляли пустить их, обещаясь более не красть чужого. – Старец сжалился и сказал: «если станете трудиться и трудом кормить себя и других, то отпущу вас». Воры с клятвой обещались никогда не преступать заповеди старца. «Благословен Бог, сказал Григорий с сего времени вы будете работать на святую братию и таким образом будете полезны себе и другим». Воры до смерти своей работали в печерском монастыре.

Три иные вора напали на преподобного особым способом. Два из них, подойдя к нему, жалобно говорили: отче! товарищ наш приговорен к смерти, дай что-нибудь для его выкупа. Блаженный со слезали сказал: «бедный он, пришла смерть его». Если ты дашь что-нибудь, говорили воры, то не умрет он. «Если и дам, то умрет, отвечал старец; но, прибавил он, скажите мне: на какую смерть осужден он?» – Повесят его на дереве, сказали воры. Святой сказал: «завтра же исполнится это». За тем пошел в свою пещеру, вынес из нее оставшиеся книги и дал со словами: «возьмите, а если не понадобятся, возвратите мне». Они пошли и, смеясь, говорили: продадим и деньги разделим. Увидав же у старца плодовые деревья, сказали: в эту же ночь оберем. Ночью они точно все трое пришли, завалили с наружи двери пещерной кельи святого и один полез рвать яблоки. Сук, на котором стоял он, с треском обломился: испуганные тем товарищи убежали, а он, упав, повис на ветвях и удавился. Григорий, быв заперт, не мог быть у утрени. Братия, заметив, что его нет в церкви, пошли узнать о причине, и видят: висит мертвый человек, a Григория нашли запертым в пещере. Когда вышел он из пещеры: то велел снять несчастного, потом увидав товарищей его, пришедших вместе с другими посмотреть на товарища, сказал им: «смотрите, ложь ваша обратилась в правду: Бог поругаем не бывает; если бы вы не заперли меня, я помог бы вашему брату». Они пали к ногам его и просили простить их. Григорий осудил их на монастырские работы, чтобы в поте лица снискивали хлеб и служили другим. И эти также до гроба работали на обитель.

Чудный учитель охотников жить на счет других!

Смерть преподобного была особенная. «Блаженный вышел на Днепр за водой. Князь Ростислав Всеволодович в то же время прибыл туда же, имея намерение посетить печерский монастырь, для молитв и принятия благословения. Вместе с братом своим Владимиром Мономахом отправлялся он тогда на войну с половцами. Слуги Ростислава, увидав старца, качали смеяться над ним к осыпали его неприличными словами. Старец сказал им: «дети! тогда, как вам надлежало бы сокрушаться и просить у всех молитв, вы делаете худое и неугодное Богу. Знаете ли, что над вами решен суд Божий? Вы все и с князем вашим найдете смерть в воде». Кн. Ростислав, услышав это, представил себе, что ему говорят укоризну, а не пророчество, и сильно раздражился. «О мне ли ты говоришь, что умру в воде? – сказал он; я хорошо умею плавать; умирай сам». И тотчас велел связать ему руки и ноги, и бросить с камнем в воду. Блаженный был утоплен. Братия искала его два дня и не нашли. На третий день пришли в келию его, чтобы взять, что осталось после святого. Преподобный лежал в келии, связанный по рукам и ногам, с камнем на шее; одежда на нем была еще мокрая, а лицо светлое и все тело, как живое. Ростислав от гнева не пошел в монастырь, не захотел благословения, и оно удалилось от него. Владимир был в монастыре и молился. Когда были они у Триполя сошлись полки: то наши князья побежали от врагов. Владимир переехал реку, по молитвам и благословению святых; а Ростислав со своими воинами, согласно со словами блаженного Григория, утонул». Так пишет Поликарп в послании к архим. Акиндину.4 По древней летописи, несчастное сражение с половцами под Триполем было в 1093 году; разбитые многочисленным неприятелем войска русские искали спасения в бегстве; Владимир переплыл р. Стугну, а Ростислав погиб. Половцы бросились к Киеву и опустошили окрестности его; вышедший на встречу им Святополк был разбит, сдался и г. Торческ, после долгой осады; дикие язычники предавали огню храмы Божьи и села, и нахватали множество пленных. «Праздники наши, говорит современник, обратились в слезы: в день вознесения, на Стугне у Триполя, в новый русский праздник Бориса и Глеба на Желне (близ Киева), навел на нас Бог сетование… Братий наших половцы повели в плен к своим друзьям и сродникам; бедные пленники, истомленные голодом и жаждой, с осунувшимися лицами, с почерневшим телом, нагие, босые, исколотые терновником, идут по степи, со слезали рассказывая друг другу, откуда кто родом, и со вздохами поднимая очи к Всеведущему».5 Так исполнились слова праведника, над которым люди смеялись и, в слепоте гордости, мстили за правду неприятную! По ркп. святцам, «преподобномученик Григорий чудотворец утоплен бысть от князя в Днепре, в л. 6601 мес. января в 8 д.». Показание времени согласное с показанием летописи. Мощи св. Григория покоятся в пещере препод. Антония, как покоились и в начале 17 в.6

В тот же (8) день страдание святого ИСИ́ДѠРА и прочих

Блаженный Исидор был священником в г. Дерпте при храме св. Николая, тогда как другой священник Иоанн благоговейно служил там же при другом храме св. Георгия. Та и другая церковь издавна существовали в Дерпте в русском конце. Так видны они по описанию путешествия м. Исидора на запад.7 По договору с московским вел. кн. Иоанном III ливонские немцы в 1463 г. обязались оказывать особенное покровительство православным в Дерпте «и то держати по старине и по старинным грамотам».8 Но немцы, тогда усердные слуги папы, ни почем считали свои клятвы; они вздумали принуждать русских к унии, то ласками, то угрозами. Когда же то и другое оказалось бесполезным: они стали употреблять насилия. – Свящ. Иоанн удалился в Псков. Исидор остался беречь паству и смело говорил о преимуществах православия. Дерптский бургомистр злобно восстал на праведного священника и его паству. Сделав донос бискупу и городскому начальству, что Исидор и его прихожане хулят папу и его веру, он разжег в бискупе фанатическую злобу против православных. В праздник Богоявления, Исидор с прихожанами вышел на р. Амовжу для освящения воды св. крестом. Посланные бискупом представители Исидора и бывших с ним к бискупу и городскому начальству. Паписты потребовали повиновения папе. Исидор даль отчет, почему он осуждает п. Евгения с его учением. – Бискуп велел бросить Исидора и бывших с ним в тюрьму. За тем рыцари и старшины города приглашены были бискупом на общий совет. Блаж. Исидор убеждал духовных детей своих быть твердыми в святой отеческой вере: «если умрем за св. истину, говорил он, Бог причтет нас к мученикам. Совершив молитвенные пения, Исидор причастился св. таин запасными дарами и причастил всех бывших с ним. За тем, пропели они песнь мученикам: «святые мученицы, иже добре страдавше и венчавшеся, молитеся ко Господу спастися душам нашим». Их привели в ратушу. Бискуп говорил Исидору и его дружине: «послушайтесь, приимте опресночную службу; вера у нас одна: по крайней мере теперь, пред судом таких важных лиц, скажите, что вы ошибались, порицая, служение наше». Твердые исповедники отвечали: «мы те же, что были и прежде: делай с нами, что тебе угодно». Бискуп и его почтенный совет приказали бросить всех в Амовжу, в устроенный Иордан. Так Исидор в священнической одежде и с ним 72 человека утоплены были в Иордане. В числе их была молодая мать с трехлетним ребенком. Ребенка немцы вырвали из рук матери, но он, видя утопающую мать, с криком рвался к ней; его положили вблизи проруби, и он, перекрестясь трижды, упал в прорубь. Это было 8 января 1472 года. Когда открылась весна и сошла вода, на берегу Амовжи, в 3 верстах от Дерпта, тела страдальцев найдены все в одном месте, лицом к востоку, ничем невредимые; посредине их лежал блаженный Исидор в священнической одежде. Православные приезжие купцы похоронили иных на том же месте, а других перевезли в Дерпт и положили у церкви, в земле.9

9 ч. Св. ФИЛИ́ПП митрополит московский

В жизни великого между святыми Божьими Филиппа – две части: жизнь пустынника и жизнь пастыря церкви. Первой отвечал он словам Господа: буди верен до смерти (Апок.2:10). Во второй выполнял слова Господа: пастырь добрый душу свою полагает за овцы (Ин.10:11).10

Святой Филипп, в мире Феодор, родился февр. 11 1507 г.11 Знатность происхождения и отличия предков по службе обещали ему блистательный ход в свете. Он происходил из знаменитого рода Колычевых.12 Дед его Иван-Лобан Колычев пользовался доверенностью Иоанна 3; он был послом при Менгли-Гирее, занимал опасные посты: то воеводы передового полка, то начальника весьма важной Ивангородской крепости; под стенами последней он сложил и голову.13 Отец Феодора, Степан Иванович, старший из пяти сыновей Лобана14, был любим в. к. Василием, как «муж, исполненный ратного духа». Преданный с. князю, боярин жил в Москве, тогда как братья его жили в новгородских имениях, но не ослеплялся «высотою сана». Он любил читать полезные книги: когда же нужно было действовать для общей пользы, был тверд и решителен, «стропотные стези до конца стирая». Мать Феодора, Варвара, была набожна и благочестива, она и скончалась инокиней Варсанофией. Лучшим утешением для родителей Феодора было – защитить обиженного, дать кров бесприютным, накормить и одеть нищего. Понятно, что сын таких родителей получил лучшее воспитание. Феодор учился, как и другие – по церковным книгам, и любовь к душеполезному чтению осталась в нем до гроба; другим училищем был для него храм Божий. Дворянин знатного рода готовился и на службу отчизне. К Феодору приставлены были «отроки», с тем, чтобы упражнять его в верховой езде; у них учился он стрелять в цель из пищали и из лука, ловко владеть копьем и саблей, чего требовало тогдашнее приготовление к службе. Вероятно, он участвовал в крымском походе 1522–1524 г. и в другом 1530 г.; в первом видим дядей его, а отец его желал, чтобы сын был воином отчизны.15 В. кн. Василий взял Феодора ко двору, узнав о благородных качествах души его. Юный Иоанн полюбил его. Но в малолетство Иоанна жизнь при дворе была вдвойне опасна: опасна была для жизни от интриг боярских, опасна для сердца от разврата. Молодой придворный не разделял с другими жизни рассеянной; но не был и тем, чем мог быть. То самое, что, будучи старше 25 лет, не вступал он в супружескою жизнь, показывает, что в душе его была уже мысль о другом роде жизни; но он медлил, откладывал от времени до времени; и вот Господь сам позвал его к лучшей жизни.

В суровое правление Елены подвергся опале кн. Андрей, дядя великого князя Иоанна. Пред ним обязались клятвой сохранить жизнь и свободу его и его друзей. И, однако заперли в тюрьму, где вскоре уморили. Колычевы, вместе с другими близкими к к. Андрею, подверглись жестокому преследованию. Родной дядя Феодора Степановича, Иван Колычев-Умный, ближний боярин к. Андрея, подвергнут был пытке и заперт в темницу, из которой освободился уже по смерти Елены; а Гавриил Владимирович Колычев был бит кнутом и потом повешен. Эта житейская буря была в мае 1537 г.16 Горькие события, столько близкие по родству к душе Феодора Степановича, не могли не подействовать на него; он живо почувствовал греховность и пустоту светской жизни. В третий воскресный день после пятидесятницы (5 июня 1537 г.), случилось ему во время литургии слушать слова Спасителя: «никтоже может двема господинома работати». На этот раз слова Спасителя так сильно поразили его, что он решился навсегда расстаться с миром. Это было на 30 году жизни его.

Феодор тайно, в одежде простолюдина, удалился из Москвы и близ озера Онеги в деревне Хижах пробыл несколько времени в занятиях селянина, чтобы остаться незамеченным в случае поиска; потом явился он в Соловецкую обитель и незнаемый никем, кто и откуда он, принял на себя суровые работы: «сын знаменитых и знатных родителей рубил дрова, копал в огороде землю, работал на мельнице и на рыбной ловле». Испытанный в течение полутора года, пострижен он, по желанию своему в монашество с именем Филиппа и отдан под надзор опытному старцу Ионе, собеседнику преподоб. Александра свирского.17 Игумен Алексей послал нового инока в монастырскою кузницу, и Филипп колотил железо тяжелым молотом; потом заставили его работать в хлебне. Филипп оказывался во всем лучшим послушником; несмотря на тяжелую работу, он никогда не оставлял служений храма, – первым являлся в храме и последним выходил из него. Смиренный труженик ободрен был в подвигах небесным покровом; в храме обители поныне показывают образ Богоматери «хлебенный», утешивший хлебопекаря Филиппа. Братия хвалили трудолюбивого инока, но он удалился из обители в уединение, и долго подвизался там, незримый людьми. Когда же возвратился в обитель, игумен Алексий поручил ему надзор за начальными послушниками. Спустя 9 лет жизни Филипповой в обители, игумен Алексий, чувствуя свою дряхлость, пожелал, чтобы братия избрали себе другого настоятеля. Выбор пал на Филиппа.

Посвященный не по желанию в игумена (1548 г.) новгородским архиепископом Феодосием, он с ревностью принялся за дела звания своего: но скоро опять удалился в любезную пустыню и только для причащения св. таин приходил в обитель.18 Игум. Алексий еще более года управлял обителью, и скончался. По просьбам братии, св. Филипп снова принял игуменство. В 1550 и 1551 г. новый игумен был в Москве и Новгороде по нуждам обители: он привез дары царя для соловецких чудотворцев и три жалованные грамоты: одной из них, по просьбе блаж. Филиппа, предоставлено соловецкой обители построить храм на месте, где скончался пред. Савватий, и деревня отдана в ее ведение.19 При блаж. Филиппе Соловецкая обитель получила новый вид и в хозяйственном и в нравственность быту.

В 1538 г. обитель обращена была в пепел пожаром.20 Игумен Алексий, при слабости своей, немногое успел восстановить. Число братии не уменьшалось, напротив увеличивалось, являя ропот на скудость содержания.21 Хозяйственные распоряжения Филиппа были изумительны. Не говорим о множестве зданий, построенных им для жилья и экономических нужд. Он умножил и улучшил соляные варницы, – главный источник содержания обители; соль на судах отвозили в Холмогоры, Устюг, Вологду, Тотьму, и на деньги, полученные за соль, покупали хлеб и другие съестные припасы.22 При нем устроена в обители мельница; 52 озера соединены каналом и тем осушены болотистые места для сенокосов; проведены дороги по дебрям и болотам. Для братии необходимо было молоко, а по уставу обители запрещалось держать в обители плодящихся животных. – Блаж. игумен представил то и другое архипастырю, и, по архипастырскому разрешению, на одном из островов, в 10 верстах от монастыря, построил скотный двор и завел рогатый скот; здесь же пустил в леса лапландских оленей. Таким образом, улучшена была пища братии: при блаж. Филиппе являлись на трапезе, кроме других блюд, щи с маслом, пироги, кисель, чего прежде не было.23 Выписывая из разных мест огромное количество сукон и кож, он нашел возможность выделывать меха и кожи из собственных оленей и также нерпьи кожи.24 Он написал (1553 г.) для братии устав, сколько должно быть у каждого в кельи одежды и обуви, и тем положил границы своеволию.25 Чтобы доставить покой и призрение дряхлым и больным, устроил он в монастыре больницу. Царь Иоанн Васильевич, по просьбе благочестивого игумена, дарил обители и льготы, и земли.26 Уставные грамоты, данные препод. игуменом в руководство заведовавшим монастырскими вотчинами, сколько дышат любовью, столько же показывают в писавшем их умную предусмотрительность, осторожное благоразумие и верность правде.27 Он назначил тиуну, слугам, доводчикам жалования: это значит, что он освободил крестьян от обязанности того времени – содержать правосудие и правление на свой счет. Современный св. Филиппу иностранец писал (1553 г.): «у русских нет величайшего из зол – законников, а каждый за себя адвокат».28 Это верно, хотя ныне некоторым нравится «величайшее зло». Но не допустив одного зла, допускали другое, – предоставляли тиунам и доводчикам жить на счет подсудимых. Преп. игумен изгонял и это зло. Он предписывал наблюдать, при раскладке повинностей, самую строгою правду, не допускать между крестьянами пьянства и азартной игры в зернь.

Если пр. игумен так заботился о нравственности рабочих обители, то понятно, сколько заботился он о возвышении духовной жизни между братиями иноками. – Жизнь духовная цвела при нем в обители: опыт тому – преп. Иоанн и Логгин, Вассиан и Иона, прославленные Господом. Блажен. Филипп принимал в обитель, разборчиво, только таких, которые искренно желали подвизаться для Господа. Он не давал места в обители для праздности и лени: все трудились в ней. Чтобы оживить в братии дух, живший в великих основателях обители, он старался восстановить все, напоминавшее о них: отыскал образ Богоматери-Одигитрии, принесенный на остров св. Савватием; нашел каменный крест, стоявший пред его кельей, псалтырь и служебные ризы преподобных; эти ризы он починил, отличил надписью и «учинил их первыми ризами». По его распоряжению описаны были чудеса, совершенные преподобными, по прибытии его на остров.29 Храм – училище христианского благочестия; храм – дом Божий. Блаж. Филипп построил в обители такие храмы, которые достойно носят имя селений и славы Божьей и учат благоговению. С 1552 г. начал он строить каменный успенский храм с трапезой и колокольней, все здание 82 саженей в окружности; храм освящен в 1557 г. Прежде того в обители были клепала каменные и била деревянные; блаж. игумен приобрел три колокола: один в 173 пуда, другой – в 80 п., третий – в 30 п.30 Затем, приступил он к построению каменного главного храма обители, в честь преображения Господня. Братия указали ему на недостаток средств. Он отвечал: «упование на Бога не обманчиво; Он пошлет средства, если намерение наше угодно Ему». В 1558 г. заложил он храм на 170 квад. саженях. Игумен участвовал своими руками в работах и по его молитве царь прислал 1.000 р. для нового храма. Преподобный приготовил утварь для храма, разноцветные стекла для рам, многое дал из своей собственности. Под северной папертью выкопал себе могилу, рядом с могилой наставника своего о. Ионы.31 По временам от хлопот звания своего удалялся он на безмолвие, за 2 версты от обители, и место уединенных подвигов его доселе называется пустыней Филипповой. Для ревнителей уединения устроил он на Заяцком острову скит, а по другим местам – уединенные келии.

Блаж. Филипп по всем сторонам жизни своей хотел быть и был верным Господу своему.

В 1566 году Иоанн Грозный вызвал игумена Филиппа в Москву «для духовного совета». Это значила, что Филипп облечен будет саном первосвятительским, который сложили с себя Афанасий и блаженный Герман, отягченные делами Иоанна. Царь принял Филиппа с честью, говорил и обедал с ним дружески и наконец объявил, что желает видеть его на кафедре митрополита, Филипп долго не соглашался принять высокий сан. «Не могу, говорил он со слезали, принять на себя дело, превышающее силы мои, отпусти меня, Господа ради; зачем малой ладье поручать тяжесть великую?». Царь настаивал на своем. Филипп объявил наконец, что исполнит волю царя, но с тем, чтобы уничтожена была опричнина, от которой страдает Россия, Иоанн отвечал, что опричнина нужна для царя и царства; что иначе против него злоумышляют. Блаженного Филиппа уговорили согласиться на такую последнюю волю гневного царя: «не вступаться в дела двора и опричнины, после поставлена не удалиться с митрополии за то, что царь не уничтожит опричнины, но советоваться с царем, как советовались прежние митрополиты». Таким образом, св. Филипп оставил за своею совестью свободу и долг печаловаться за невинно-гонимых и говорить о правде евангельской. В этом не могли отказать ему, потому что и отец Иоанна и сам Иоанн не раз в грамотах писали, что «для отца своего митрополита» государь прощает того или другого или возвращает взятое в казну.32 Блаженный Филипп 25 июля посвящен был в митрополита.33 В первое за тем время дела шли покойно. Развратная опричнина притихла, опасаясь пустынного святителя, Царь осыпал его ласками и вниманием уважительным. Москва радовалась, увидя тишину с появлением нового святителя. Святителю много было дел и хлопот в столице близ царя. И он говорил себе: «что случилось с тобой Филипп? Из какой тишины и в какой шум попал ты?». Чтобы иметь вблизи себя любезные ему предметы оставленной пустыни, построил он храм Зосимы и Савватия на своем дворе. Из пастырских распоряжений его замечательно определение суздальского епископа Афанасия в apxиепископа недавно возвращенному Полоцку. Афанасий и после посвящения оставался в Москве до конца года, частью потому, что в Смоленске была зараза, болеe же от того, что полоцкая епархия, в которой господствовал фанатизм папистов, требовала особенных советов и пособий первосвятителя; св. Филипп в последствии отправил в Полоцк из Новгорода 33 священника и диакона.34

В последней половине 1567 г. поднялись дела опричнины – доносы, клеветы, убийства, грабежи; особенно по возвращении из безуспешного похода литовского царь был в сильном раздражении и этим пользовались злодеи. Над стопами невинных смеялись они и предавались гнусным делам.35 Святитель убеждал новгородского apxиепископа Пимена и других пастырей стать за правду, но те от малодушия трепетали. Св. Филипп отправился увещать царя в александровскую слободу, – эту берлогу разврата и злодейств.36 «Державный царь! говорил святитель наедине Иоанну, – облеченный саном самым высоким, ты должен более всего чтить Бога, от которого принял сан; ты, образ Божий, но вместе и прах. Властелин – тот, кто владеет собой и не служит низким похотям. Слышно ли, чтобы благочестивые цари волновали свою державу, как взволнована твоя?». Иоанн закипел гневом и сказал: «что тебе чернецу до наших царских дел?». Святитель отвечал: «по благодати св. Духа, по избранию священного собора и по нашему изволению, я – пастырь Христовой церкви. Мы с тобою должны заботиться о благочестии и покое православного христианского царства». «Молчи, сказал Иоанн, и нас благослови на дела нашей воли». «Молчание неуместно теперь, отвечал святитель: оно размножило бы грехи и пагубу. Если будем выполнять произволы человеческие: какой ответь дадим в день пришествия Христова? Господь сказал: да любите друг друга; больши сея любви никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя. Аще в любви моей пребудете, во истину ученицы мои будете. Твердый начетчик книжный отвечал словами Давида: «искренние мои прямо мне приближашася и сташа и ближние отдалече мене сташа и нуждахуся ищущии душу мою, ищущии злая мне». «Государь царь! сказал святитель, надобно различать добрых людей от худых; одни берегут общую пользу; другие говорят тебе неправду, по своим видам, грешно не обуздывать людей худых; прогони от себя людей негодных, пагубных тебе и царству; пусть водворится любовь на месте разделения и вражды». «Филипп! сказал Иоанн, не прекословь державе нашей, чтобы не постиг тебя гнев мой, или оставь митрополию». «Я не посылал, отвечал святитель, ни просьбы, ни ходатаев и не наполнял ни чьих рук деньгами, чтобы получить сей сан. Ты лишил меня пустыни моей. Твори, как хочешь». Царь удалился в гневе на святителя, но и в раздумье о себе.37

Опричники – Малюта Скуратов, Василий Грязной и другие стали теперь настойчиво вооружать царя против митрополита, а от насилия и злодейств их еще более стали страдать невинные. Иоанн возвратился в Москву в черной одежде и с обнаженным мечем; в таком виде сопровождали его опричники. Последовали казни. К святителю приходили вельможные и простые, и со слезами умоляли о защите. Святитель утешал несчастных словами евангелия. «Дети! говорил он, Господь милостив! Он не посылает искушений более, чем можем понесть; надобно быть и соблазнам; горе тому, кем соблазн приходит. Все это, избранники Божьи, случилось с нами по грехам нашим, для исправления нашего; да и счастье обещано нам не на земле, a нa небе». Марта 2 (1568 г.), в крестопоклонное воскресенье, царь пришел в храм соборный. Он и опричники были в черных одеждах, с высокими шлыками на главах и с обнаженными оружьями. Иоанн подошел к митрополиту, стоявшему на своем месте, и ждал благословения. Святитель безмолвно смотрел на образ Спасителя. Опричники сказали: «Владыко! государь пред тобою, благослови его». Блаженный, взглянув на Иоанна, сказал: «государь! кому поревновал ты, приняв на себя такой вид и исказив благолепие твоего сана? Ни в одежда, ни в делах – не видно царя. У татар и язычников есть закон и правда, а в России нет правды; в целом свете уважают милосердие, а в России нет сострадания даже для невинных и правых. Убойся, государь, суда Божьего. Сколько невинных людей страдает! Мы здесь приносим жертву бескровную Богу, а за алтарем льется невинная кровь христианская! Грабежи и убийства совершаются именем царя. Если и есть виновные: прости, чтобы тебя простил Господь. Кто не любит брата, тот не Божий».38 Иоанн распалился гневом и, растерявшись, сказал: «Филипп! ужели думаешь переменить нашу волю? Не лучше ли быть тебе одних с нами мыслей?». «К чему же вера наша? отвечал святитель. Напрасны и страдания Спасителя и Его заповеди, данные нам. Не жалею я тех, которые пострадали невинно, они мученики Божьи: но скорблю за твою душу». Иоанн пришел в неистовство, махал рукой на святителя, стучал палкой об пол храма и грозил казнями. «Нам ли противишься ты? Увидим твердость твою», говорил Иоанн. «Я пришлец на земле, как и все отцы мои, тихо отвечал святитель, – готов страдать за истину». Вне себя от ярости Иоанн вышел из храма. Перед собором епископов явился чтец с гнусной клеветой на святителя. Новгородский Пимен, унижавшийся пред царем, тогда как не мог в душе верить клевете, сказал в слух других: «царя обличает, а сам делает гнусности». Исповедник правды сказал Пимену: «любезный! человекоугодничеством домогаешься ты получить чужой престол, но лишишься и своего». Чтец тогда же со слезами сознался, что его заставили угрозами взнести клевету. – Святитель, простив чтеца, предал себя в волю Божью. «Вижу, говорил он духовным сановникам, что хотят моей погибели, и за что же? за то, что никому не льстил я, не давал никому подарков, не угощал никого пирами. Но что бы ни было, не перестану говорить правду, – не хочу носить бесполезно сан святительский». – Он переехал из кремля на никольскую улицу в старый монастырь св. Николая (ныне греческий)39, так как уже очевидно было, что царь не хочет видеть его близ себя; но блаженный исповедник не оставлял по своей воле вверенного ему Господом служения. Июля 28 он совершал крестный ход в новодевичьем монастыре. Иоанн, желавший казаться набожным, явился здесь с опричниками в их полном наряде. В то время, когда пришел царь, святитель хотел читать евангелие, и, преподавая мир всем, увидел опричника в тафье. «Державный царь! сказал святитель, добрые христиане слушают слово Божье с непокрытыми главами; с чего же эти люди вздумали следовать магометанскому закону – стоять в тафьях?». Кто это такой спросил царь. Но виновный спрятал тафью, а товарищи его сказали, что митрополит лжет и восстает на царя. Иоанн вышел из себя, грубо ругал святителя, называл его лжецом, мятежником, злодеем, клялся, что уличит его в преступлениях.

После совещаний со Скуратовым и духовником Евстафием, которого святитель подверг запрещению за недостойную жизнь, приказано было произвести следствие в Соловках. Долго не могли там и пытками вынудить какое-либо обвинение Филиппу; там называли его праведным и святым; наконец игумен Паисий, которому обещали сан епископа, монах Зосима и с ним еще некоторые, враждовавшие на Филиппа еще во время его игуменства, согласились быть клеветниками против святителя. Составили донос. В Москве Паисий, в присутствии царя и духовенства, со всею наглостью обвинял Филиппа. Святитель кротко сказал Паисию: «что сеешь, то и пожнешь». И обратясь к царю, говорил: «Государь! не думаешь ли, что боюсь я смерти? Достигнув старости, готов я предать дух мой Всевышнему, моему и твоему Владыке. Лучше умереть невинным, или и мучеником, чем в сане митрополита безмолвно терпеть ужасы и беззакония несчастного времени. Оставляю жезл и мантию митрополичьи. А вы святители и все служители алтаря! пасите верное стадо Христово; готовьтесь дать отчет и страшитесь небесного Царя, более, чем земного». Святитель снял с себя белый клобук и мантию. Но царь остановил его, сказав, что ему должно ждать суда над собою, заставил назад взять утварь святительскую и еще служить литургию 8 ноября.40 Это значило, что Иоанн хотел предать публичному позору святого и вместе дать своим насилием над святителем вид законного суда пред народом. Участь святителя тогда же, ноября 4 была решена: свирепый Иоанн требовал сжечь Филиппа как волшебника, и только духовенство упросило оставить ему жизнь без сана.41 Ноября 8, в день архангела Михаила, святитель начал служение в соборе. Явился Басманов и в слух народа прочел осуждение Филиппу по доносам клеветы. Опричники бросились в алтарь, сорвали со святителя одяние его, одели в рубище, вытолкали из храма, посадили на дровни и повезли в Богоявленский монастырь, осыпая бранью и побоями. Толпы народа со слезами провожали святителя, а он покойно благословлял народ и свою долю. Пред вратами обители он сказал народу: «дети! все, что мог, сделал я; если бы не для любви к вам, и одного дня не оставался бы я на кафедре… Уповайте на Бога; терпите». На другой день привели его в Кремль, для выслушивания приговора: Филиппу, будто бы уличенному в волшебстве и тяжких винах, надлежало кончить дни в заключении. «Вспомни, царь, сказал праведник, каковы были добрые цари: помни, что на злых есть строгий суд правды Божьей». Иоанн движением руки велел неумолимым стражам взять Филиппа. Его отвели в смрадную комнату, ноги заковали в оковы, на шею наложили тяжелую колоду, руки скрепили цепью и целую педелю не давали ему куска хлеба. Твердый молитвенник питался молитвой, и его нашли без оков и цепей – свободным. Царь, услышав о том, изумился, но потом сказал: «чары, чары!». Так люди готовы объяснять великие дела самыми странными причинами, лишь бы не признавать в них действия силы Божьей, грозной для их нечистой совести. Царь велел перевести Филиппа в монастырь старого Николая. Не довольствуясь тем, что терпел св. Филипп, царь подверг пыткам и казням служивших ему детей боярских; из родственников его Колычевых умерщвлены один за другим десять человек. Любимый святителем Иван Борисович Колычев пел псалмы, когда терзали его пытками; царь отослал голову его Филиппу со словами: «вот твой любимый сродник, не помогли ему твои чары». Святитель, когда вошли к нему с таким подарком, встал, благословил и поцеловал главу и велел отнести к царю. Наконец Иоанн велел отправить Филиппа в заточение в тверской отрочь монастырь.42

Прошло около года, как св. Филипп томился в заточении. Иоанн отправился в Новгород. Малюта Скуратов явился в келлию Филиппа и с видом смирения сказал: «владыко святой! преподай благословение царю на путь в Новгород». Святитель знал, за чем явился Малюта. Еще за три дня до того сказал он бывшим при нем; «вот приблизился конец моего подвига», и причастился св. Таин. Малюте отвечал он: «делай, что хочешь: но дара Божьего не получают обманом». Сказав это, он стал на молитву и просил Господа, да приимет дух его с миром. Малюта задушил святителя подушкой и, сказав настоятелю, что умер он от угара, приказал при себе похоронить его. Это было 23 декабря 1569 года.43

Из памятников, оставшихся после святого Филиппа, святительская грамота его в Кириллов монастырь замечательна по отзыву его о протестантстве. «Литовский король Сигизмунд Август, пишет он, и немцы, впавшие в разные ереси, а особенно в лютерову прелесть; ругаясь над святыми иконами, составили злой умысел против св. храмов, честных икон и благочестивой веры нашего греческого христианства». За тем, извещая, что сослано войско против врагов православия, предписывает служить молебны в храме и молиться в келлиях об успехе православного воинства.44

Некоторые оставшиеся после него вещи поучительны для любителей мнимой старины. В Соловецкой обители фелонь его с четырехконечным крестом; там же две следованные псалтыри; в них после обычных псалмов везде сказано: аллилуйя трижды, так же как и в часослове его; там же – апостол его, где сладчайшее имя Спасителя пишется так: Іѵ., служебник, где на проскомидии шесть просфор.45

В 1591 г. нетленное тело святителя перенесено было из Твери в Соловецкую обитель, на место иноческих подвигов его, и сперва поставлено было под папертью созданного им храма, а в 1646 г. – в самом храме.46 Память святителя чтила вся церковь 23 декаб. еще с 1591 г.47

В 1652 г. по мыслям блаженного Никона, тогда еще митрополита новгородского, мощи святителя торжественно были принесены в Москву. В грамоте, обращенной к святителю, живому пред Господом, благочестивый государь писал: «молю тебя – прииди сюда, дабы разрешено было согрешение прадеда нашего царя и вел. кн. Иоанна, учиненное пред тобою неудержимой яростью, по влиянию зависти. Твое негодование на него выставляет и нас участниками в преступлении его: но я невинен в страдании твоем. Гроб прадеда заставляет меня скорбеть за него, а совесть благоговейная пред твоей жизнью и страданием побуждает скорбеть о том, что невинно изгнанный ты и поныне лишен святительской кафедры царственного града. Итак, преклоняю царский сан мой за согрешившего пред тобою: пришествием твоим к нам оставь согрешение его».48 Трогательно и поучительно было торжество святителя, возвращавшегося на кафедру. Царь писал в письме к боярину Оболенскому: «Бог даровал нам, великому государю, великое солнце. Как древле царю Феодосию возвратил Он мощи пресветлого Иоанна Златоустого: так и нам благоволил возвратить мощи целителя, нового Петра, второго Павла проповедника, второго Златоуста, великое солнце, Филиппа митрополита московского. Мы, вел. государь, с богомольцем нашим, Никоном митрополитом новгородским, ныне же по милости Божьей патриархом, со всем священным собором, с боярами и со всеми православными даже до грудного младенца, встретили его у Напрудного и приняли на свои главы с великой честью. Лишь только приняли его, подал он исцеление бесноватой пеной; она стала говорить и выздоровела. Когда принесли на пожарище к лобному месту, еще исцелил девицу при посланниках Литвы, которые стояли у лобного места. Когда поставили св. мощи его на лобном месте: все пролили слезы умиления: пастырь невинно изгнанный, возвращается на свой престол. На площади у грановитой палаты исцелен слепой. В соборе на самой средине, стоял он десять дней и во все дни, с утра до вечера, был звон, как в пасхальную неделю. Не менее, как два, три, человека в сутки, а то пять, шесть и семь человек получали исцеление. Исцелена жена Стефана Вельяминова. Она уже сказала, чтобы читали ей отходную, как забылась и ей явился чудотворец и сказал: вели несть себя ко гробу моему. Она была слепа и глуха 8 лет и лежала больной. Когда же принесли ее: то прозрела, стала слышать и пошла здоровой. Когда принесли его в соборную церковь и составили на его кафедре: как не дивиться, как не прославлять, как не проливать слезы при мысли, что изгнанный возвращается и принимает честь, принадлежащую ему? Где ж теперь гонители? Где лживые советники? Где клеветники и наушники? Где ослепленные мздою очи? Где искавшие власти за гонимого? Не все ли они погибли? Не все ли исчезли на век? Не все ли приняли месть от прадеда моего? Да и вечную примут месть, если не покаялись? О, блаженны заповеди Христовы! О, блаженна правда, не меряющая лиц! О, блажен, истинно преблажен тот, кто исполнял заповеди Христовы и пострадал за правду от своих! Ей, ничего нет лучше того, как утешаться правдой, за нее страдать и судить людей по правде. Каждый день молим Создателя всещедрого Бога и Пречистую Его Матерь, чтобы Господь Бог, по прошению Богоматери и по молитвам всех святых, даровал нам вместе с боярами своими судить людей Его во правде, всех одинаково».49

Перенесение св. мощей в столицу установлено праздновать 3 июля.50

10 ч. Преподобный ПА́ВЕЛ обнорский

Преподобный Павел родился в Москве от благородных родителей.51 С молодых лет возлюбил он Господа, усердно ходил в храм Божий и благоговейно внимал святому писанию; особенно же не пропускал он случаи –благотворить бедным; случалось, что не имея денег, делился он с бедняком и своей одеждой. Благочестивые родители утешались такой добротой сына, но желали, чтобы единственный сын их вступил в брак. Павел 22 лет тайно оставил родительский дом, не взяв с собою ничего, и скрылся в приволжскую обитель. Здесь, приняв иночество, проводил он жизнь строгую, питался хлебом и водой, трудился днем и ночью, первый являлся в храм и был слугою каждого. Ища опытного наставника, пришел он к преподобному Сергию Радонежскому: прозорливый подвижник велел новому иноку проходить послушания монастырские; Павел перебывал и в кухне, и в трапезе, везде отличаясь безответным послушанием. По прошествии нескольких лет, испросил он у Сергия дозволение жить в уединении. Вдали от обители поселился он в отшельнической келлии и провел в ней 15 лет. О пище он мало думал, пищей служили ему молитва и поучение в св. писании. Когда стали посещать безмолвного отшельника братия: это показалось ему тяжко; он так полюбил безмолвие, – в нем видел он для себя надежный путь ко спасению. Потому просил он у Сергия благословение идти в пустыню. Великий старец дал ревностному труженику медный крест на благословение. Павел жил несколько времени отшельником в Кирилловой обители; такую же жизнь хотел проводить в Галичской великой пустыни: но это не понравилось привыкшим к общежитию и его выгнали из великой пустыни. Переходя из одного места в другое для безмолвия, наконец остановился он в Комельском лесу.52 Над речкой Грязовицей, дупло старой липы Павел избрал себе келлией. Здесь прожил он три года, славя Бога вместе с пернатыми; сюда не достигал уже голос человеческий; отшельник свободной душей молился со слезами Господу, нес суровый пост и в безмолвии очищал ум созерцаниями духовными. За тем перешел он на р. Нурму и, полюбив место сказал: «здесь – покой мой, здесь вселюся!». Построил тут хижину, не многим просторнее оставленного дупла, и выкопал колодезь в полугоре. В бдении и молитве проходили дни его. Пять дней в неделю пребывал он совсем без пищи и только в субботу и воскресенье вкушал не много хлеба и воды. Злые люди, напав, связали ему руки и ноги, избили его, ограбили, что было в келлье и ушли; Бог послал добрых людей развязать связанного пустынника. Звери были милостивее к нему, не вредили ему. Раз, преп. Сергий муромский, живший за 4 версты от Павла, пришел к нему и увидел вот что: стаи птиц вились около Павла, иные из них сидели на голове и на плечах его и он кормил их из рук: тут же стоял медведь, ожидал себе пищи от пустынника; лисица и зайцы бегали вокруг, ожидая того же.53 Вот жизнь невинного первого человека!

Когда мало-помалу разошлась молва о новом муромском отшельнике: явились к нему ревнители благочестия и просили дозволения жить под его руководством. Сперва Павел не соглашался на то, считая себя неспособным к учительству; потом, побежденный любовью, начал принимать к себе приходящих, но все еще ожидал воли Божьей. В светлую ночь Пасхи услышал он в пустыне своей звон колоколов и, открыв оконце келлии, увидел свет на одном месте, там, где впоследствии поставлен храм св. Троицы. Как это событие, так советы духовного друга его пр. Сергия заставили его отправиться в Москву для испрошения благословения на основание обители. М. Фотий сперва не дал согласия на просьбу бедного пустынника. Но ночью услышал он голос: «зачем оскорбил ты человека Божьего? Поспеши найти старца и выполни желание его; – иначе сильно пострадаешь». Фотий провел ночь без сна, в страхе, и утром велел отыскать пустынника. Его нашли в одной из обителей, и святитель принял его с любовью: испросив прощение у св. старца, выслушал подробное известие его о его жизни и намерениях, благословил строить храм, дал щедрое подаяние от себя на обитель, выпросил у него худую одежду его, а ему в знак любви дал свою; наконец посвятил ученика его во священника, после того, как сам Павел отказался принять на себя священство. Когда храм был построен по прошению преподобного: святитель прислал с антиминсом поучительную грамоту. По содержанию ее видно, что преподобный сам просил святителя преподать письменное наставление для иноков новой обители его и митрополит даже повторяете слова и мысли самого преподобного: «ты прислал ко мне грамоту, так писал святитель, прося святого антиминса на освящение церкви и благословения на желание устроить святую обитель и собрать братию; ты пишешь сын мой, что уже и собрал ты желающих. Не только, не препятствую я сему, но посылаю благословение и молю милостивого Бога, да просветит то место и прославится имя Его в вас. Я послал антиминс для освящения храма Божьего. Когда был ты у меня: помнишь, сын мой, сам ты много говорил, каковым надобно быть духовному настоятелю. Ему должно быть образцом для всех: в день великого суда он будет давать ответ за души, вверенные ему. О том же пишу и я: будь внимателен к тому, кого и откуда принимаешь к себе. Приходят они в безветренное пристанище, в святую обитель принимают на себя ангельский образ, обещают переносить до последнего издыхания всякую нужду: такое исповедание записывается ангелами, хранится в руке Творца нашего Владыки Христа, коему даем мы обещания, и предъявлено будет пред лицом нашим в день великого суда. Пишу любви вашей, собравшейся там о Христе! помните, что, подчинив временное вечному, придя в безветренное пристанище, приняв на себя великое иго, вы решились работать небесному Царю. Мы дали обещание не ангелу и не царю или князю времени, а обещались Царю царствующих. С сим исповеданием нашим Господь явится в день суда и воздаст каждому, чего кто стоить. Молю вас крепко внимать сему исповеданию и ограждать себя словом Христовым: «никто же, руки возложа на рало и зря вспять, управлен есть в царствии небесном». Молю вас, потщитесь совершать подвить свой по званию своему, старайтесь сохранить ризу спасения и шлем нелицеприятия чистыми и вас самих представить непорочными Владыке своему. Будьте неколебимыми воинами Христовыми, мужественно и смело боритесь с крепкими борцами. Супостат наш диавол не хочет спасения нашего, раскидывает сети и козни против нас ловить в свою волю и не терпит того, чтобы возвышались мы над тлением».54

Собранной братии своей преп. Павел завещевал сохранить общежительные уставы Пахомия великого и Феодосия киновиapxa и строго наблюдал, чтобы все исполнялось по преданию отцов, – никто и ничего не называл бы своим, а все было бы общее. По его наставлению в келлье ничего не должно быть, кроме иконы и книг, даже не держать и кваса для утоления жажды, а пить в трапезе. В церкви, в трапезе, на работах должно быть наблюдаемо безмолвие: лучше, говорил он, пасть с высоты, чем согрешать языком, – язык, много делает вреда другим и самому говорливому. Он заповедовал отнюдь не держать в обители опьяняющего пития, – содержание приобретать трудами рук своих и рукоделием изгонять праздность. Нищих не забывайте, говорил он, не забывайте уже и потому, что сами мы нищие и душей и внешним состоянием.

Ученику своему Алексию поручив должность начальника обители, сам преподобный по-прежнему жил отшельнически на горе, в своей келльи. Он приходил к братии на молитву только по субботам и дням воскресным. В эти дни разделял он с братиями трапезу; но вкушал только хлеб с водой и суровым растением и то мало; ни масла, ни молока, ни рыбы никогда не вкушал. Днем и ночью поучался он в законе Господнем и снискал богатые сведения. Когда слух о нем распространился: то многие приходили к нему для духовного назидания, и он преподавал благоплодные наставления. Он был доступен для каждого и для каждого готово было у него слово полезное: он наставлял и словом, и жизнью. Беседовал ли с ним одержимый страстью, получал врачевство; приходил ли отягченный скорбью, находил у него утешение. Он узнавал и тайные помыслы и целил их благодатным словом. Преподобный авва достиг самой глубокой старости: но не отменял своего правила: ученики его просили дать отдых изнемогающему телу, но он не хотел, чтобы плоть одолевала дух. И чудное действие жизни духовной! Преподобный достиг 112 лет: но все был свеж и бодр; глаза его были светлы, сияя кротостью и благостью и стан – не согбенный; борода окладистая была бела как снег. Пятьдесят лет провел в разных обителях, после пострижения своего на 22 году и сорок лет прожил в Обнорской пустыни.55 За несколько времени до кончины, чувствуя близость ее, он стал еще более безмолвствовать. В день Богоявления, когда пришли к нему пред литургией, он вздохнул и прослезился. Ученики спросили о причине, и он сказал: «в сей день и час нечестивые татары, взяв город Кострому, предали его огню и мечу, – многих увели в плен и все это за наши грехи, за то, что ходим в волях сердец наших». Оказалось, что это действительность точная.56 Последние слова св. Павла к ученикам своим были: «имейте искреннюю любовь между собой, храните правила общежития. В самый час исхода своего приобщившись св. Таин, св. Павел мирно предал дух свой Господу в 10 д. января 1429 г.

В посмертной жизни пр. Павел не раз являлся строгим охранителем устава общежительного в своей обители. Так два брата Павловой обители, жив некоторое время в другом монастыре, возвратились в Павлову обитель с новыми привычками. Они стали варить себе пищу в своей келлии; один из них пошел взять тайно хлеба из трапезы. Оставшийся в келлии слышит голос: «несчастные! зачем вы разоряете монастырский устав?». Он подумал было, что это мечта. Но голос повторился и брат, пораженный ударом, упал в корчах. Возвратившийся товарищ пришел в ужас. «Прости нас, отче Павле, что проступили заповедь твою», сказал он в слезах раскаяния. Поспешно схватив горшок с варевом, выбросил его за дверь келлии. После усердной братней молитвы, в которой дан был обет вперед не нарушать устава обители, больной пришел в себя и встал здоровым. Об этом поведал мне «очевидец события», говорит древний повествователь.

В 1538 голу казанские татары напали на вологодскую страну. В комельском лесу сожгли они Иннокентиеву обитель, умертвили трех старцев, многих захватили в плен; спасшиеся ее иноки возвестили о том Павловой обители. Многие иноки поспешили спастись бегством, другие, особенно дряхлые, не хотели оставить св. места и обратились к молитве. Ефрем, подвижник 80 лет, ночью сидел в келлии своей и, утомленный молитвой, вошел в дремоту и вот внезапно видит пред собой святого старца, который говорит ему: «брат мой Ефрем! вас ждет тяжкая скорбь от нечестивых варваров: тебя изрубят и также двух с тобой, один поболеет и исцелеет. Не скорби, монастырь ваш хотя и будет разграблен, и сожжен, но еще лучше выстроится и будет обилен». Все это исполнилось. Варвары разграбили и сожгли монастырь; старец Ефрем и с ним двое били изрублены; старец и один изрубленный умерли: но келейник Мина, весь израненный, начиная с пробитой головы, выздоровел. Дионисия терзали и лишили головы; Иероним и Исаакий израненные умерли от ран. Монастырский служитель Иоанн в 3 верстах от обители, пронизанный копьями и с рассеченной шеей, брошен был на снегу, полумертвый. «Иди отсюда, – здесь пропадешь», сказал ему кто-то. «Как мне идти? и поднять ноги не могу», отвечал очнувшийся Иоанн. – «Помолись св. Троице, призови на помощь Павла и приложи бумагу к ранам». Больной, почувствовавший в себе несколько силы, к изумлению, нашел подле себя бумагу и приложил ее. В легком забытьи увидел он старца, который сказал: еще ли не видишь на себе милости Божьей? сколько ран на тебе! и ты на морозе. Верь: Бог воскрешает и мертвых». В хижине своей Иван еще раз видел старца: ему казалось, старец режет ножом в ранах, и на изумление старец сказал: «я отнимаю болезнь». За тем старец пошел по воздуху к обнорской обители, что видел уже вскочивший, как не больной, Иван.57

Симон лежал в расслаблении не один год и по временам бывал и голоден, и холоден; христианское сострадание польстило его в хижине за оградой Павловой обители. Раз ночью молился он. Внезапно хижина его освоилась светом дня. Входит Пречистая, – от лица ее исходили лучи солнечные, ризы ее блистали молнией. За нею в глубоком благоговении шел старец, держа рукой клобук, старец святолепный, с белой густой бородой. Расслабленный трепетал. Пречистая, став у одра, сказала больному: «что ты лежишь? иди в церковь и молись: здесь не следует лежать, а надобно молиться и работать». Старец говорит: подними его, Владычица, и пусть идет в церковь. Она взяла за два пальца правой руки и дернула. Больной вскочил и побежал, не понимая, живой ли он. Прибежав в монастырь и придя в себя, понял, что он выздоровел. Со слезами принесши благодарение Богоматери и пр. Павлу, рассказал он братии, что с ним было.

В 1546 году, при копании рвов для нового храма, найден был гроб с мощами св. Павла: но явившийся пустынник сказал настоятелю: «зачем ты хочешь осмотреть мои мощи? огонь сожжет вас, вели скорее обделать гроб». Настоятель немедленно исполнил волю преподобного. Тогда же обретены были еще 6 мощей не известных угодников, без сомнения, учеников преподобного.58 В следующем году Павел обнорский причтен был вместе с некоторыми другими к лику святых.59 Мощи его и ныне почивают под спудом, – но в каменном храме, построенном в 1548 году во имя его. В обители его хранятся: крест, которым благословил Павла преп. Сергий, остаток того липового дупла, где жил преподобный как птица, и колодезь, который он сам выкопал.60

«Возлюбив жизнь безмолвную, преподобный отче, ты удалился от людей, поселился в пустыни и жил со зверьми. Ныне пребываешь ты во свете святых. Поминай нас, почитающих память твою».61

11 ч. Преподобный МИХАИ́Л клопский

«Если пребудете в слове моем: то вы истинно мои ученики. И познаете истину, и истина сделает вас свободными» (Ин.8:31, 32). Эти слова Спасителя исполнились в праведном Михаиле. Он тверд был в слове Христовом, жил по Его воле и узнал истину и истина поставила его выше всякой суеты, выше всякой призрачной действительности, вывела его на свободу, здесь и за гробом.

При в. к. Василии Дмитриевиче, при м. Фотие и при клопском игумене Феодосие, говорит жизнеописатель боярин Тучков62, в летнее время шла утреня в клопской обители, тогда бедной и малоизвестной. Когда пели девятую песнь канона: иеромонах Макарий, совершая каждение храма, подошел покадить и келлию свою, стоявшую близ храма. Но в келлии, которая оставлена была запертой, сидел человек в черном одеянии и при свече писал книгу деяний апостольских. Испуганный Макарий сказал о том игумену, – игумен и братия, после утрени, найдя келлию запертой изнутри, разломали дверь и увидели пишущего. На вопросы игумена: кто он такой? как его зовут? сидевший отвечал только повторением предлагавшихся вопросов и выставлял из себя юродивого. Во время литургии странный пришлец вместе с прочими пел, читал апостол, а за трапезой – житие. Игумен дал ему келлию: но никак не могли узнать, откуда и кто он такой? Блаженный поселился в обители в 1408 году. Он раз в неделю вкушал хлеб и пил немного воды, в келлии не было у него ничего, даже и рогожки, спал он на полу. Такова была жизнь его и до гроба! в клопскую обитель явился он уже иноком и здесь проводил он такую строгую жизнь, какую вели очень немногие.63 В праздник преображения Господня посетил клопскую обитель князь Константин Дмитриевич, лишенный своего удела в. к. Василием; он приобщился здесь св. таин вместе со своей княгиней; был за братской трапезой, во время которой игумен велел совершать чтение блаженному пришельцу. Блаженный читал историю Иова. Князь, услышав чтеца, подходит к нему и всмотревшись кланяется ему. Это – Михаил Максимович, сказал князь. Зачем скрываешь ты от нас твое имя? сказал игумен. Блаженный сперва сказал: Бог знает; потом подтвердил, что он – точно Михаил. Это наш родственник, прибавил князь.64 С того времени, узнав в Михаиле родственника князей, стали чтить его более прежнего; но он всего менее желал известности у людей, и потому болеe прежнего стал юродствовать. Благодать Божья возрастала в душе его и по временам проявлялась видимо для всех. Когда умер apxиепископ Иоанн (1410 г.), блажен. Михаил сказал игумену Феодосию: «сидеть тебе во владычнем дому, но стола владычнего не удостоишься». После блаж. Симеона (1420 г.) новгородцы избрали клопского игум. Феодосия в apxиепископа, ввели его в дом владычний для управления делами и он пробыл там два года, а потом они же сказали на вече; не хотим пришельца, и выслали Феодосия из владычнего двора.65 В 1419 г. князь Константин опять прибыл в обитель. Помолись за меня, сказал он блаженному, я очень огорчен потерей отеческого наследства. «Не скорби, князь, отвечал Михаил; верь св. Троице – построй каменный храм в ее славу и получишь не только отчину свою, но и небесные кровы, – братья примут тебя с честью». Князь тогда же велел призвать каменщиков и храм оконченный в два месяца – освящен был в сентябре 1419 года. В самый день освящения князь объявил блаж. Михаилу и игумену: «вашими молитвами братья зовут меня в мою отчину».66 Случилась сильная засуха, так что пересохли речки, в том числе и Веряжа, из которой брали воду для обители. Пономарь, ходивший на Веряжу, увидал Михаила, пишущим что-то на песке. Извещеннный о том игумен прочел следующее: «чашу спасения приму, на этом месте явится источник». Что это значит? спросил игумен. Блаженный повторил, что писал. Игумен и блаженный стали копать землю и вдруг выбросился поток воды. Этот колодезь и по ныне с водой, всегда свежей и чистой.67 За засухой следовал в новгородской стороне голод.68 Толпы бедных стали приходить в обитель за кусками хлеба. Игумен, опасаясь оскудения запасов, не знал, что и делать? Господь напитал семью хлебами четыре тысячи народа, сказал Михаил, и упросил игумена кормить всех голодных. Скоро зароптали братия на трату нужного хлеба. Михаил повел игумена и братию в хлебный амбар и те с изумлением увидели, что запасы хлеба не умалялись. В одно время игумен стоял в храме во время литургии. «Гости хотят придти к нам», со смехом сказал Михаил, подойдя к игумену. По выходе из храма, игумен увидел трех чужих людей. Позови их в трапезу, сказал Михаил. Игумен позвал. За монастырем наши товарищи, – отвечали посетители. Игумен велел пригласить и тех. И вот явилось 30 молодцов с оружиями, люди известного ремесла. Блаженный велел посадить всех за трапезу. И она все сели обедать, – только двое ничего не ели. От чего не едите вы? сказал Михаил; дурной замысел ваш, будьте твердо уверены, не исполнится. Устрашенные этими словами, они упали на пол и не могли выговорить ни слова. Прочие, посмотрев подумали, не досталось бы и им тоже самое. Они дали игумену подаяние, прося помолиться за больных, и вышли из обители. Один из больных разбойников, пожелал быть монахом: игумен боялся постригать его, но Михаил велел постричь, и он постриженный скоро умер. Другой же, выздоровев, вышел из обители. Раз блаженный Михаил был в Вяжицком монастыре. В обитель прибыл и блаж. apxиеп. Евфимий вяжицкий. Блаженный Михаил неожиданно очутился на колокольне и звонил во все колокола. Что это значит? спрашивал народ. «Ныне в Москве радость», говорил юродствуя Михаил. Что за радость такая? спросил архиепископ. «У великого князя, отвечал Михаил, родился сын Тимофей, он же и Иван. Да и какой сын! он будет грозою для соседей, завладеет Новгородом, изменить его обычаи, отберет у вас золото и совсем покорит своей власти». Января 22 1440 года родился князь Иван Васильевич, человек с железной волей, покоривший Новгород в 1471 году.69 Блаженный Михаил свободно обличал в слабостях и людей сильных. Apxиепископу Евфимию брадатому (1424–1428 г.) сказал он в глаза: «дозволяют ли правила пастырю расхищать свое стадо? Для кого ты собираешь?».70 Евфимий, пораженный обличением, заболел и умер. Кн. Димитрий Шемяка не раз со всем уважением просил блаж. Михаила молиться об успехах дел его. Блаженный в первый раз сказал ему: «довольно бед натворил ты; если еще примешься за то же: со стыдом воротишься сюда, где гроб ждет тебя». В другой раз на просьбу его отвечал: «слышу, князь, земля простонала три раза и зовет тебя к себе». Участь Шемяки известна. Прожив в клопской обители 44 года, блаж. Михаил скончался 11 января 1453 года. Святое тело его положено было в Троицком храме обители. Живой пред Господом праведник продолжал совершать чудеса по воле Божьей и его звали чудотворцем. По летописи, в 1562 г. «разобран был обветшавший храм, где положены были мощи преподобного отца нашего Михаила клопского чудотворца, построили новый и в нем раку чудотворцу, последнюю на иждивение царя».71 Память чудотворца положено праздновать всюду собором 1547 года.72 «Честные мощи твои лежат в обители, где ты при жизни столько потрудился, и источают множество исцелений для приходящих с верой. Молим, тебя, отче, исцели душевные страсти и недуги славящих тебя».73

12 ч. Преставление преподобного МАРТИНЇА́НА белозерского

Мартиниан, в мире Михаил74, родился в деревне Березниках, вблизи которой ныне Сямский монастырь, прославленный иконой Богоматери. Еще в юных летах оказывал он наклонность учиться грамоте; но родители не находили, у кого ему учиться; на 13 году оставил родителей и родину и прямо с поля, где боронил вспаханную отцом полосу, тайно ушел к преп. Кириллу белозерскому, о котором слышал от многих. Березники в 30 верстах от Кириллова монастыря: но это было ни почем для Миши. «Возьми меня к себе, господине!», говорил он преподобному, упав ему в ноги. Преподобный оставил добродушного отрока у себя: «прилучися, близ обители святого человек некий живяше, имя ему Олеш (Адексий) Павлов, дьяк мирский, дело его бяше книги писати и ученики учити грамотные хитрости: и зело искусен бе таковому художеству. Сего Кирилл, призвав, рече ему; друже, сотвори ми любовь Божью, научи ми отрока сего грамоте, его же видиши». Алексий Павлович с любовью выполнил поручение пр. Кирилла. Полюбив чистую душу юного Михаила, свят. старец облек его в иноческое одеяние и велел ему жить у себя в келлии. Когда блаж. Кирилл молился в своей келлии: и Мартиниан клал поклоны; он первый являлся по благовесту в храм к утреннему славословию; смущавшие его помыслы открывал св. старцу. Испытав Мартиниана послушаниями, пр. Кирилл позволил ему жить в особой келлии: но зорко смотрел за его духовной жизнью. Раз Мартиниан из церкви зашел в келлию одного брата. «За чем нарушаешь устав обители?», сказал ему Кирилл. «Войдя в свою келлию сомневаюсь, чтобы захотел я выйти из нее; а мне нужно было быть в келлии брата», отвечал Мартиниан. «Наперед иди в свою келлию, чтобы сотворить там должную молитву и келья научит, тебя всему», сказал св. старец.75 По просьбе св. игумена Мартиниан посвящен был в иеродиакона и потом в иеромонаха. Пр. Кирилл любил блаж. Мартиниана. Это возбуждало в иных зависть, язвившую Мартиниана оскорблением; Мартиниан терпел. По воле пр. Кирилла Мартиниан списывал для него книги. А такое послушание пр. игумен назначил только двум ученикам: Христофору и Мартиниану. Еще цель в обители канонник, списанный Мартинианом. Послесловие его особенно драгоценно: оно показывает какими чувствами дышала душа Мартиниана. Вот оно: «в 1423 г. сент. 1, написана эта книга душеполезная в обители пречистой Богородицы, по благословению господина старца Кирилла игумена, во славу св. Троицы, аминь. О! Дева Богоизбранная! о! Отроковица Богоневестная! о Владычица мира, пречистая Богородица! со всемирных Твоих молениях к Сыну и Богу помяни, милостивая Госпожа, и меня грешного, недостойной рукой писавшего сие. – Всякому делу благому начало и конец Христос. Ему слава в бесконечные веки, аминь. Господи Иисусе Христе! спася писавшего и имеющего читать. – Господин старец Онуфрий, сотвори любовь, помяни в святых своих молитвах грешного Мартиниана, инока ложного, а не истинного.76

По смерти св. Кирилла, 1427 г. блаж. Мартиниан удалился для безмолвия на безлюдный остров оз. Вожа. Когда сюда стали собираться к нему братия: он создал храм преображения Госиодня и ввел чин общежития. Братия Ферапонтовой пустыни, осиротевшие по вызове Феропонта в Можайск, умоляли пр. Мартиниана принять игуменство над ними; преподобный покорился призыву любви. Уцелевшие памятники представляют заботливость игумена Мартиниана о Ферапонтовой обители с 1435 г., о в продолжении 12 лет он привел обитель Ферапонтову в такое цветущее состояние, что она долго называлась обителью Мартиниановой. Сын князя Можайского, князь Михаил Андреевич, живший в Белозерье, много помогал Мартиниану в средствах к поддержанию и укреплению обители.77 Более же всего Мартиниан возвысил обитель строгим сохранением иноческих правил. Как пчелы слетаются на ледовые цветки, так стекались к Мартиниану миряне и иноки слушать его наставления и видеть жизнь, устроившуюся по его святым мыслям.

Когда в. князь Василий Васильевич Темный решился искать себе московского престола, отнятого насилием Шемяки: он получил на то благословение преп. Мартиниана и полюбил св. старца. Вступив на московский престол, признательный князь Василий вызвал Мартиниана к себе и поручил ему игуменство над обителью препод. Сергия. Имя Мартиниана игумена Троицкого было первым между игуменами в грамоте московского собора 29 дек. 1447 г., которой Шемяку предавали отлучению от церкви за кровавые смуты, если не покается.78 Преподобный искренно любил покой отчизны: но дорожил правдой и о правде говорил всякому, не думая о своем покое. В. к. Василий поручил Мартиниану уговорить вельможу, удалившегося к тверскому князю, возвратиться в Москву, с тем, что тот не только будет прощен, но и награжден будет почестями. Боярин послушался преподобного, но, вместо почести, заключена был в темницу. Услышав о том Мартиниан, немедленно явился к в. князю и сказал духовному своему сыну: «таков ли праведный суд твой, великий князь! Ты продал грешную мою душу, лишив свободы того, кому ручался я за свободу душой моей». Ты нарушить свое слово. Да не будет немощное благословение мое на тебе и на твоем княжении». И в след за тем вышел от князя, сел на коня и возвратился в монастырь. В. князь сознал свой грех. В слух бояр своих сказали он, как бы гневаясь: «судите, бояры, что со мною наделал болотный чернец? Пришел ко мне во дворец и снял с меня благословение Божье». Бояры не понимали, что это значить! В. князь прибавил: «виноват я пред Богом, други мои! Забыл свое слово и поступил несправедливо; пойдем к св. Троице, к пр. Серию и блаж. Мартиниану, чтобы получить прощение». В след за тем освободил он боярина и осыпал его милостями, а потом отправился в обитель преп. Сергия. Здесь со всей братией вышел к в. князю на встречу обрадованный Мартиниан. Но обитель близкая к столице, тяготила пустынника; он припоминал себе слова наставника своего пр. Кирилла: «добро иноку хранить молчание и нестяжание и избегать всего, что может возмущать чувства». С другой стороны, желал он докончить устроение внутреннего порядка в любезной ему Ферапонтовой обители. И в 1455 г. Мартиниан простился с братией лавры.

В Ферапонтовом монастыре приняли Мартиниана с великой радостью, как ангела Божьего, и упросили его (в числе упрашивавших был и игумен Филофей) принять опять управление обителью. Он устроил здесь чин монашеской жизни, заняв иное из устава Кирилловой обители, а другое из чипа Сергиевой. К старцу высокой духовной опытности спешили приходить за советами, и он с любовью преподавал их. Любезный ученик великого Кирилла и собеседник Ферапонта много назидательного из жизни их сообщал слушателям своим. Так слушал его жизнеописатель святых Пахомий, который отзывается о нем с похвалами, как о муже высокой духовной жизни.79 Преп. Мартиниан достиг старости глубокой. Но и в дряхлой старости не оставлял ни келейного правила, ни служения храма. Когда уже не мог он ходить от дряхлости: его носили в храм, – такова была верность его своим обетам! Причастившись св. таин, скончался он на 86 году жизни, янв. 12 д. 1483 г. Спустя 30 лет, когда хотели погрести подле него друга его, apxиепископа Иоасафа, тело преподобного найдено совершенно нетленным, даже с одеждой, хотя гроб на полнен был водой. Мощи его почивают ныне под спудом в храме его имени.80 Над гробницей его хранится древняя икона с изображением подлинного вида преподобного Мартиниана; здесь же и ореховый костыль преп. игумена; но обитель, к сожалению, закрыта с 1798 г.81

В тот же (12) день память о преподобном ГАЛАКТІѠНѢ

В ркп. святцах читаем: «преподобный Галактион юродивый быстъ в Ферапонтове монастыре». Блаж. Галактион был учеником пp. Мартиниана; он жил у него в келье, и когда преподобный по дряхлости уже не мог сам ходить в храм, Галактион носил его в церковь. Преподобный Мартиниан, зная настроение души его и тайные подвиги, благословил ему, по его желанию, юродствовать, Галактион тайными подвигами достиг высокого совершенства. Однажды братия взошли во вновь построенную трапезу и стали хвалить ее; «хороша да не долговечна», сказал Галактион. На другой день трапеза сгорела. У одного брата загорелась келлия и пламя распространилось по обители. Здесь пребывал тогда блаж. Иоасаф ростовский архиепископ, прежде того бывший князь Оболенский. Когда пламя пожара обняло келлию Иоасафа: он скорбел, что погибнет в ней одна дорогая вещь, принадлежащая монастырю. Галактион, услышав, что это – собственность обители, осенил себя крестным знамением, бросился в пылавшую келью, вынес оттуда вещь, и сказал святителю: «вот она, не тужи, зачем тужить о пустом?». Опасность пожара грозила колокольне; сбежавшиеся сторонние люди хотели снимать колокола: но Галактион прогнал всех со словами: «этому не гореть». И точно, колокольня осталась цела.82 Это было пред кончиной преподобного Мартиниана, в 1483 г.83 Блаженный Галактион, после наставника своего, еще прожил более 20 лет в обители, служа примером строгой жизни и по временам подкрепляя ослабевавших Один из братий тяготился унынием, хотел оставить обитель. Галактион пришел к нему, сел на пороге кельи его и сказал: «что это, брат задумал ты? от волнения не убежишь, хотя бы ты и удалился от нас: нигде нельзя избежать искушений вражьих».84 В 1505 г. новый в. князь Василий отправил брата своего князя Димитрия с войском против Казани; слух о том дошел до Ферапонтовой обители: об этой новости сообщили Галактиону. «И еще много раз князь Василий будет хлопотать о Казани, но все будет безуспешно; родится сын Иван, – тот овладеет Казанским царством». Эти слова замечены были в обители; потому с года на год ждали рождения сына Ивана. Но так как долго и после смерти Галактионовой не видали покорения Казани: то положили, что слова Галактиона были слова юродивого, без всякого особенного значения. Спустя 24 года, родился и князь Иван (1530 г.), а спустя другие 22 г., взята и Казань. Тогда-то уверились, что слова Галактиона были точной историей будущего.85 Блаженный Галактион предвидел свою кончину, и сказал о ней братии; сотрудник его Савва скорбел о разлуке с ним; «не скорби, чрез восемь дней увидимся», сказал Галактион. И точно, спустя 8 дней после блаженного Галактиона, умер и Савва. Кончина преподобного последовала в 1506 году.86

13 ч. Преподобный ИРИНА́РХ ростовский

Преп. Иринарх, в мире Илия, родился в земледельческом быту дер. Кондаковой Ростовского округа.87 Во время бывшего здесь голода, два года жил он в Нижнем-Новгороде и, потеряв отца, перешел с матерью и братом в Ростов, где занимался торговлей. На 30 году жизни, оставив мир, постригся в ростовском Борисоглебском монастыре, что на Устье. В духовной жизни его очевидна постепенность, с какой переходил он от нелегкого подвига к тяжелому и потом к весьма трудному; очевидно и то, как скорби, которые наносили ему люди, не понимавшие его, благотворны были душе его. Он начал подвижничество свое тем, что стал ходить босой и в рубище. Монах босой и в рубище – какое неприличие. Так говорили дорожившие нарядом, а не своей душой! Чтобы заставить Иринарха носить обувь и рясу, его то запирали на несколько дней в холодную келлию, то в морозы посылали звонить на колокольне. Блаженный переносил все это. Когда же назначили ему исполнять послушание за монастырем: удаление от молитв храма показалось ему невыносимым, и он перешел в Авраамиев монастырь. Здесь назначили ему должность келаря. Строгий к себе самому он сильно скорбел, что другие без страха Божьего расточают собственность обители. По смерти матери уединился он в келлье отшельника Лазаря. В это время в Авраамиевой обители подвизался в затворе старец Пимен и беседа с ним облегчала Иринарха.88 Спустя 3 года, возвращенный новым настоятелем в Борисоглебскую обитель, блаженный явился в ней с тяжелыми веригами на плечах и с оковами на ногах. Страдания распятого Спасителя более и более становились предметом любви его, душа его глубже и глубже наполнялась ими. Он молился в храме пред распятым Спасителем об указании ему пути спасения и, получив тайное извещение, затворился безвыходно в келлье, достал трехсаженную цепь и ею приковал себя к стулу. Послушник Алексий вызвался служить строгому затворнику и с именем Александра стал жить при нем; он-то в последствии и описал жизнь наставника своего. По совету блаженного Иоанна большого колпака, Иринарх устроил себе сто медных крестов и повесил их на вериги; к ним присоединил он и еще 30 крестов. Так подвизался труженик Божий 6 лет! Ему прислали из Углича цепь в 3 сажени; он прицепил ее к своей и так провел другие 6 лет; присоединив, затем третью цепь, он просидел на девятисаженной цепи 13 лет. Люди, не понимавшие ни себя, ни подвижника снова выгоняли его из Борисоглебской обители: но спустя год, возвратился он в свой затвор. Здесь он увеличил еще тяжесть для тела своего. Ночью спал он только два часа; большая часть времени его занята была молитвой, в другое время занимался он рукоделием – шил власяницы и клобуки, а выручаемые за то деньги раздавал нищим. Христу сораспялся, говорил апостол. Без сомнения, показывал он тем собственно распитие самолюбивых желаний души. Но если для сего распятия употребляется доброй волей какое-либо страдание телесное: такое дело воли не заключает ли в себе распятия внутреннего? Таково значение подвигов блаж. Иринарха!

Тяжкими и долгими подвигами очистилось духовное зрение преподобного и дух его стал так силен, что начал он оказывать услуги не только ростовскому краю, но и целой России. В одно время в тонком сне видит он Москву в огне и во власти Ляхов и голос сказал ему: иди, скажи об этом царю. Он явился к царю Василию Иоанновичу и рассказал о видении; царь принимал его с честью, но он пробыл в Москве только сутки. Пророчество его скоро сбылось. В 1609 году ляхи завладели Ростовом; свирепый пан Микульский явился в Борисоглебский монастырь и, войдя к старцу с другими панами, спросил: кого признает он за царя? «Я живу в России, отвечал старец и признаю Русского; другого же не знаю». Когда подошел Сапега с войсками к монастырю: все ожидали, что монастырь будет истреблен вместе с иноками. Преп. Иринарх слезно молился Господу. Сапега пришел к старцу в келлию. «Благослови батько! как терпишь ты эту муку в такой темнице?», говорил подвижнику Сапега. «Для Бога», отвечал старец. Он не молится ни за короля, ни за Димитрия, сказали пришедшие с Сапегой. Старец повторил прежний свой ответ, и Сапега сказал: «правда в батьке велика: в какой земле жить, тому и служить». Старец сказал Сапеге: «возвратись, пан, в свою землю; полно тебе разорять Россию: если не выйдешь из России, или опять придешь, – уверяю тебя Богом, – убьют тебя в России. Сапега призадумался и сказал: «чтобы подарить тебе? Такого батьку не видал я нигде, столько бесстрашного пред нашим мечем!». «Господь питает меня, отвечал старец: но как наставит тебя Бог, так и поступай». Сапега прислал 5 рублей денег и строго запретил тревожить обитель. Князь Димитрий Пожарский, готовясь идти на помощь Москве, спасался Заруцкого, по проискам которого убит был Ллиунов. Преподобный послал князю благословение и просфору, со словами: «ступай в Москву, не боясь Заруцкого; увидите славу Божью». Князь пришел сам к св. старцу и преподобный дал ему свой крест и благословение. Пожарский, совершив подвиг, возвратил крест затворнику и освободил своей грамотой монастырь от доставления припасов для войска. За два года до кончины, блаженному Иринарху пришлось вытерпеть еще насилие от иноков, какого не терпел он от ляхов: его вытолкали из затвора и сломали притом руку ему. Снова явились за тем Ляхи в Ростове; иноки разбежались; Иринарх остался в своем затворе. «Благослови батько! сказал вошедший к нему польский начальник; Сапега убит под Москвой, как сказал ты». «Если не уйдете в свою землю, не быть и вам живыми», сказал старец. Поляки оставили Ростов, не тронув никого, по уважению к старцу. – Подвижник Божий 38 лет изнурял тело свое на особенном пути своем и скончался на 69 году жизни своей, января 13 д. 1616 года.89 По смерти его совершилось несколько исцелений для призывавших молитвенную помощь его; особенно бесноватые боятся креста его и получают здравие при возложении его на них.90

В тот же 13 день преставление преподобного ЕЛЕАЗА́РА анзерского

Уроженец г. Козельска, сын купца Севрюкова, Елеазар еще в молодых летах пришел в Соловецкую обитель91 и испытанный послушаниями пострижен был в монашество; строгим постом, крепостью в молитве, глубоким вниманием к себе самому он приобрел себе уважение братии и любовь игум. Иринарха. Ревнуя служить Господу с самоотречением более тяжким, по благословению преподобного Иринарха, удалился он на Анзерский остров, за 20 верст от обители, и здесь стал подвизаться отшельником, не развлекаемый ни кем. Сперва жил он на горе у озера. Для пропитания своего на пустынном острове делал он своими руками деревянные чашки, ставил их у морской пристани, и временные гости – моряки оставляли отшельнику хлеб и другие съестные припасы. Спустя 4 года, в 1616 г., постриженный в схиму, перешел он к ветхой церкви с. Николая, поставленной для временных тружеников на соловарнях. Здесь поставил он себе малую келлийку и жил с Господом. Мало-помалу собралось к нему несколько ревнителей скитского жития. Преподобный Елеазар ввел для сподвижников древний чин скитского жития. Келлии безмолвных пустынников поставлены были в версте одна от другой. В субботу вечером собирались они для общей молитвы и в следующий день, совершив воскресное пение, расходились по келлиям для богомыслия. Молитва, псалмопение, рукоделие по силе, составляли обыкновенное занятие их. О душевных смущениях открывали они пр. старцу. Преподобный был не только великим подвижником, но и любителем духовного просвещения. «От многого божественного писания, сказано о нем во вкладной книге скита, различные повести собра и три книги цветника своей рукой написа уставом; такожде и чин монашеского келейного правила в писании – от искуса, добре истолкова». В другое время преподобный то коленопреклонно молился, то рубил дрова и носил их на спине своей. Немало пришлось ему претерпеть искушений то от духа злобы, то от людей немощных. Раз явился ему искуситель в виде брата обители, с приглашением в обитель. Подвижник не хотел идти в путь, прежде чем совершит привило келлейной молитвы, и стал на молитву. Но когда приводилось ему читать молитву Господню – Отче наш, мнимый брат выходил из келлии; подвижник изумлялся и продолжал молиться. Наконец, после нескольких опытов повторения той же истории, мнимый брат исчез без следа: а подвижник увидел, что если бы отправился он в обитель, то бурное море поглотило бы его. Царь Михаил, скорбевший о том, что не имеет наследника престола и узнавший о пр. Елеазаре от прежнего келаря лавры, а теперь подвижника Соловецкого Александра Булатникова, вызвал старца в Москву и просил молитв его. Старец сказал царю, что родится наследник, и после теплой мольбы старца, в 1629 году родился царевич Алексей. Признательный царь Михаил до гроба своего благотворил Анзерскому скиту. Царь Алексий, по вступлении на престол, предписал строить каменный храм в скиту, начатый по воле отца его, но постройка которого была остановлена. Он желал видеть старца лично, и старец, уже дряхлый, опять был в Москве. Старец был обласкан царем. Но в Соловецкой обители негодовали на то, что Анзерскому скиту предоставлена была независимость от обители. Вследствие того не только не оканчивалось построение храма, не взирая на царский указ, но сам старец заключаем был в оковы и темницу.92 Преподобный образовал из учеников своих строгих подвижников. Таков был Никодим, бывший преемником наставника своего в скиту; великий Никон также был учеником Елеазара. Когда сей анзерский скитник стал восходить со степени на степень власти и силы, он делал все, что мог для покоя преп. Елеазара. Будучи митрополитом, писал он к архимандриту: «поберегите анзерских старцев, строителя и братию», и предписывал исполнить просьбу старца Елеазара – отпустить в его скит больничного старца Кирика93; в 1655 г. патр. Никон выпросил у царя отпускать в анзерский скит более прежнего свеч, ладана, вина и муки для церковной службы; установил быть 17 братиям в скиту и послал от себя серебряные оклады на икону и дары скитникам деньгами и рыбой. Св. старец скончался, после 40 летних подвигов, янв. 13 д. 1656 г. Память его чтится местно.94

16 ч. Память о блаж. МАѮИ́МѢ тотемском

Блаженный Максим, тотемский священник, юродствовал 45 лет, преставился 1650 года января 16 ч. Мощи его под спудом в градской церкви, что у варниц. Почитание его (местное) началось с 1715 г.95

17 ч. Память о преподобном АНТѠ́НЇѢ дымском

По житию преп. Варлаама хутынского, близкий к кончине своей, преп. Варлаам сказал ученикам своим: «блюстителем вашим по душе и телу назначаю вам игумена Антония, который возвратился из Царяграда и св. мест и в этот самый час уже не далек от нас». В след за тем сказали, что Антоний уже в монастыре, и святой с радостью вручил вошедшему Антонию свое стадо. Это было в 1192 году.96 Неизвестно, как долго оставался настоятелем Хутынской обители посетитель св. мест; но в 1230 г. уже и другой игумен хутынский Арсений переведен был на игуменство в Юрьев монастырь.97 Преп. Антоний отказавшись от управления Хутынской обителью, на берегу озера Дымского, что в 15 верстах от г. Тихвина, основал свой монастырь.98 С давнего времени преп. Антоний на иконах держит хартию со словами: «се удалихся, бегая, водворихся в пустыни». Еще и ныне обитель его окружена лесами. Площадь, на которой стоит она, поднята как холм над окрестностью; при подошве ее тихое, темное озеро, а кругом, в необозримую даль идут леса, ныне по местам исчезающие. Над ракой преподобного лежит железная шляпа его. В ней 15 фунтов весу; широкие поля ее прибиты к тулее толстыми гвоздями; шляпки гвоздей рубцы окраин, должны были врезываться в покровы головные, останавливаясь только на твердых черепных костях, а тяжесть шляпы усиливала боль язв. Так приобретал покой и радости вечной жизни подвижник Божий! Препод. Антоний, кроме дымской пустынной обители, основал еще вырдомскую пустынь. Достигнув 67 лет в трудах и подвигах, блаженный Антоний мирно почил 24 июня 1224 г.99 Мощи преподобного обретены нетленными в 1330 году, и с того времени прославленные чудесами стояли открыто в храме обители. В 1409 г.. по слуху о приближении полчищ свирепого Едигея, св. мощи сокрыты были в земле; сосуды, колокола, шляпа преп. опущены были в дымское озеро; татары сожгли обитель. Мощи преподобного, со времени Едигея, остаются под спудом. В 1585 г. в октябре и ноябре, когда с Антониевой обители укрывались и валаамские иноки, выгнанные лютеранами шведами из Валаама, преподобный два раза спас свою обитель от пожара, благовременню пробуждая настоятеля Симеона от сна. В 1744 г. петербургский купец Калитин, долго страдавший неисцелявшеюся ничем болезнью, получил исцеление при мощах преподобного Антония: признательный Калитин устроил раку преподобного и иконостасы в храме.100 Память преподобного чтится 17 января, в день памяти великого Антония: a 24 июня в день кончины преподобного, бывает крестный ход на озеро; в обители посвящен храм преподобному.101

В тот же (17) день память о преподобном АНТѠ́НЇѢ краснохолмском

Преп. Антоний, будучи иеромонахом, в 1461 году прибыл из белозерской стороны в пустыню на левый берег р. Мологи, и здесь, не вдали от красного холма и в 30 верстах от Бежецка, положил основать обитель. Тогда в здешнем краю еще не было обителей. Преп. Антоний построил деревянный храм в честь св. Николая. К нему собрались братия и он ревностно учил их путям спасения, примером жизни своей и наставлениями. Набожный боярин Иван Нелединский, владелец тех мест, щедро доставлял средства для обители. На его иждивение преп. Антоний построил каменный храм святителю и вскоре по освящении его, в 1481 г. мирно скончался. Мощи его почивают под спудом.102

В тот же (17) день преставление преподобного АНТѠ́НЇѦ на черных озерах

В бывшем Богородичном монастыре, на берегу Черного озера, Череповецкого уезда, почивают под спудом мощи преп. Антония чернозерского, основателя пустыми. Подвиги его и их время неизвестны, но вероятно они принадлежали 16 веку. Местная память его чтится 17 января.103

19 ч. Память о преподобном МАКА́РЇѢ печерском

Мощи преп. Макария почивают В Антониевой пещере. Но подвиги его неизвестны; он не показан и у Кальнофойского.104

В тот же (19) день преставление блаженного ѲЕѠДОРА юродивого

Блаж. Феодор105 родился в Новгороде и в юных летах обучен был чтению книг. Он рано начал любить благочестие, – в среду и пяток не вкушал ничего, и постоянно посещал храм Божий. По примеру великих юродивых востока, он избрал для спасения своего пути, юродства. Не имея нигде постоянного жилья себе, он в морозы ходил босым и полунагим: все, что получал от боголюбивых, раздавал бедным, а сам терпел нужду во всем; ветреная молодежь смеялась над ним, оскорбляя его словами и побоями; но он переносил все весело. Когда другие предавались глубокому сну, Феодор обходил храмы города и молился. Так протекла жизнь его! Современником его был бл. Николай Качанов, живший на Софийской стороне, – тогда как Феодор ходил на торговой. Когда блаженному Феодору случалось переходить волховским мостом на Софийскую сторону: блаженный Николай гнал его на торговую: тоже делал и Феодор, когда заставал Николая на торговой стороне. Блаженные, понимая друг друга и себя, видимой враждой своей напоминали новгородцам их междоусобия, которые так часто бывали кровавыми и по предлогам самым пустым. Случалось, что блаженный Феодор говорил вслух: сберегите хлеб, – и наступал голод. В другое время говорил: «чисто тут будет, – хорошо будет сеять репу», – и пожар опустошал улицы торговой стороны. Пред кончиной своей, говорил он встречавшимся с ним: «прощайте: далеко иду». Он просил похоронить его близь торжища и скончался 19 января 1392 г. В последствии над гробом его построена была часовня и здесь больные получали исцеления. В новой, каменной часовне, при храме победоносца Георгия на Лубянице, построенном еще в 1181 г., и ныне почивают мощи блаженного. Ему есть особая (печатная) служба, по которой чтится память его 19 января и совершается молебствие при мощах его.106

В наше время путь блаж. Феодора – путь, заросший травой. Но пусть этот путь, путь полного отречения от земного, слишком высок. Пусть купец остается купцом, чиновник чиновником, земледелец земледельцем, только бы жили, не забывая Господа, не оскорбляя святых заповедей Его. Чем занят век наш? О том только хлопочут, как отыскать новые средства к жизни, и, находя, расточают их безумно; люди как в угаре от жадности к удобствам земной жизни. – «В поте лица твоего будешь есть хлеб твой», таково определение Божье о грешном человеке. Но надобно, чтобы труд твой для земли не был потерянным или во вред для вечности твоей. Ужели для тебя, как и для язычника, и боги и жизнь только на земле? Трудись, работай, но – всегда пред очами Бога, Судии всеведущего и строгого в правде. Не отнимай работой для земли ни времени, ни души твоей у дел служения Господу. Занимайся нуждами земными, но не иначе, как во славу Божью. Иначе, что ждет тебя, если ты пренебрегаешь Владыкою неба и земли? «Господи! кто может пребывать в скинии твоей? кто может обитать на святой горе Твоей? Тот, кто поступает непорочно, творить правду и говорит истину от сердца; – кто не клевещет языком своим, не делает другому зла; – кто клянется ближнему и не изменяет; кто сребра своего не отдает в рост и не принимает даров против невинного» (Псал.14:1–5). «Бесполезно богатство в день гнева, а правда спасает от смерти» (Прит.11:4). «Явилась благодать Божья, спасительная для всех человеков, научающая нас, чтобы мы, отвергнув нечестие и мирские похоти, трезвенно, праведно и благочестиво жили в настоящем веке» (Тит.2:11, 12).

21 ч. Воспоминание о преподобном МАѮСИ́МѢ греке

Преподобный Максим, родом грек, по своим великим подвигам, вполне принадлежит св. русской церкви, для которой он остается светильником по своим сочинениям.107

Получив начальное образование в отчизне в г. Арте, где отец был знатным сановником, Максим, по любви к наукам, путешествовал по Европе: в Париже у знаменитого грека Иоанна Ласкаря, потом во Флоренции и Венеции изучал словесные науки, историю, философию, богословие; основательно узнал языки латинский и древне греческий, познакомился с языками французским и итальянским. По возвращении в отечество, поступил на Афон и здесь в Ватопедской обители принял иночество.

Когда в. к. Василий Иванович, желал разобрать в своей библиотеке собрание греческих рукописей и иные видеть в переводе, просил султана и афонское начальство прислать к нему ученого грека: то на Максима указали, как на человека, самого способного исполнить желания вел. князя.108 Максиму не хотелось расстаться со св. горой и ее безмолвием: но повинуясь воле афонских старцев, он в 1516 г. отправился в Россию: на пути, время случайного пребывания в Перекопе употребил он на знакомство с русским языком и в начале 1518 г. прибыл в Москву. Здесь принят он был ласково и ему указано жить в Чудове монастыре, на отчете вел. князя. Сокровища греческой учености, которые увидал Максим в библиотеке московской, привели его в восторг: сочинений, не переведенных на славянский язык, нашлось много. На первый раз ему поручили перевести толкование на псалтырь. В помощь ему, мало знакомому со славянским языком, даны переводчики с латинского Димитрий Герасимов и Bласий и для письмоводства инок Сергиевой лавры Силуан и Михаил Медоварцев. Через год и 5 месяцев перевод толковой псалтыри совсем был окончен. Максима осыпали милостями, и оставили для новых трудов. По воле м. Варлаама и на его иждивение переведено им (в 1519 г.) толкование на книгу деяний апостольских. Ему поручили еще пересмотреть славянские богослужебные книги. По воле в. князя, Максим принялся за исправление перевода триоди, по-прежнему, при пособии переводчиков; за тем пересматривал он и другие церковнослужебные книги. Грубы были ошибки, какие нашел многосведущий Максим в церковных наших книгах, и разжигаемый, как говорит он божественной ревностью, очищал он плевелы обеими руками. По этой ревности резкие высказывал он отзывы о том, что видел в книгах. Но то, что видел он, видели немногие, и слепая страсть к старине, принимала отзывы его за оскорбление святыни. С начала ропот быль тайный. М. Варлаам, у которого испрашиваемо было разрешение на важные перемены в древних книгах, понимал преп. Максима; в. к. отличил его своею любовью. И клевета не смела открыто восставать на Максима. Советами его пользовались в делах церкви и государства, отличая в нем человека умного и образованного, инока пламенного в любви к истине и вере. Он был усердным ходатаем за вельмож, впадавших в немилость князя, и князь внимателен был к его просьбам. Полный ревности к св. вере, он подал собору отцов совет принять строгие меры против жида Исаака. М. Варлааму советовал он пересмотреть славянское собрание церковных правил и сам начал переводить «Властареву синтагму» законов, – с древней московской рукописи.

В конце 1521 года правдивый и рассудительный Варлаам оставил кафедру, и его место (в февр. 1522 года) занял Даниил. Новый митрополит любил книги, но одни славянские; любил заниматься делами веры, но не столько, сколько видами страстей. Блаженный Максим скоро понял, что не может он с прежней свободой и покоем трудиться для истины; с любовью к истине он обратился к новым предметам деятельности. Папа, обессиленный на западе Лютером, сильно заботился о том, чтобы распространить свою власть на северо-востоке. Легат его Николай Шонберг хитрил в Москве. Немец «к прочим лукавствам» присоединил и то, что тайно пустил в ход (в 1520 г.) слово: «о соединении руссов и латинян». Максиму доставили сочинение Шонберга «о начале турков», написанное с видами папизма в защиту астрологической судьбы. Шонберг успел обольстить боярина Феодора Карпова, колебал и других: особенно мысли о фортуне, распространенные Шонбергом, производили впечатление на суеверный народ и нашли защитника себе даже в каком-то бывшем игумене. Максим восстал против лукавого немца и написал против него до 15 сочинений, преследуя козни его на всех путях. В то же время писал он против магометан и язычников. Эти труды ревности святой на время оберегали Максима от злобы раздражавшегося против него невежества, так как были не противны и духу времени. Но между трудами его не видно ни одного, который предпринял бы он лично для м. Даниила. К 1523 г. окончены им переводы толкований св. Златоуста на евангелия Матфея и Иоанна: но это было окончанием трудов, начатых при м. Bapлааме. Даниилу хотелось, чтобы Максим перевел церковную историю Феодорита. Рассудительный Максим представлял, что это сочинение, по содержащимся в нем письмам Ария и Нестория, может быть вредно «для простоты». Даниил принял такой ответ Максима за непослушание непростительное и остался в сильной досаде. Он не только не приближал к себе Максима, но, как видно по последствиям, был очень недоволен им за исправление книг, совершавшееся при Варлааме. В. князь продолжал быть благосклонным к Максиму. Пользуясь этой любовью, Максим свободно обличал пороки в вельможах, в духовенстве, в народе. Он писал, что неприлично, не полезно, весьма опасно инокам владеть недвижимыми имуществами. Последнее сильно оскорбляло Даниила и ему подобных.

В 1524 г. великий князь Василий задумал развестись с добродетельной, но неплодной, супругой своей Соломонией и вступить в новый брак с Еленой, – для того, чтобы иметь наследника. М. Даниил одобрил средство для цели. Но те, которые не хотели угождать людям более, чем Богу, свободно указывали в. князю на решение Спасителя. Таков был старец Вассиан, потомок князей литовских и родственник Василия. Премодушный Максим, был тех же мыслей. Он предложил в. князю на бумаге сочинение, начинавшееся осуждением пдотоугодию. «Того признавай царем истинным и самодержцем, писал Максим Василию, кто управляет подданными по правде и закону, а бессловесные похоти и страсти старается преодолевать в себе… Кто побеждается ими в оскорбление смыслу: тот не образ, одушевленный Владыки небесного, а бессловесное животное, в виде человека». В. князь Василий и в других случаях не любил противоречий воле его. Теперь положил он показать, что виновны несогласные с его желанием. И вот теперь-то отмстит Максиму за то, что осмелился он судить и осуждать русское. В начале фев. 1525 года Максим брошен был в кандалах в темницу Симоновской обители. Прежде всего старались запутать его в дело двух бояр виновных, открыв, что они имели сношение с Максимом. Максим не скрывал, что они бывали у него для бесед; не скрывал ни того, что говорили они, ни того, что он им говорил; жалуясь на нововведения они говорили: «страна, которая изменяет свои обычаи, долго не стоит». Максим отвечал на то: «страна, которая преступает заповеди Божьи, должна ждать себе казни от Бога; а обычаи земные и царские государи изменяют по усмотрению нужды в том для государства». Не успев обвинить Максима по этому делу, обратились к делам церковным. – То во дворце князя, то в покоях митрополита, осыпали Максима обвинениями в порче книг, оскорбительной для веры.109 В судной списык сочли достаточным внести одну вину Максима; в своей триоди написал он о седении Сына со Отцом: «седел еси, сидев». Максим искренно признал это за ошибку и в извинение указывал на свое тогдашнее незнание русского языка. В судном списке не записали ни сознания в ошибке, ни извинения, а записали, что, ко словам Максима, разницы нет, между «седе и сидел» – то и другое время пришедшее.110 Спешили произнести приговор: Максим еретик, портит книги. В. князь, со своей стороны, объявил Максима виновным в том, что будто он и другой святогорский инок Савва вели переписку с пашами и возбуждали султана к войне против вел. князя.111 Понятно, что это такая же правда, как и то, что Максим еретик. Но Максима схватили и вывезли из Москвы так тайно, что в Москве долго не знали, жив ли он? Исповедник правды в оковах отправлен был в волоколамскую темницу; здесь, от дыма и смрада, от оков и побоев, по временам приходил он в омертвение: но здесь же явившийся ему ангел сказал: «терпи, старец! этими муками избавишься вечных мук». Вассиан, Савва, Силуан, Медоварцев разосланы были по монастырям, под стражу. В стенах волоколамской темницы Максим углем написал канон Духу утешителю, поныне воспеваемый церковью. Спустя шесть лет (в 1531 г.), снова потребовали Максима к духовному суду в Москву. Это потому, что в Москве лучшие люди стали говорить за Максима и против Даниила, а сам Максим не признавал себя ни в чем виновным, когда в монастыре увещавали его каяться. Надобно было оправдать себя в жестокостях с Максимом. Имея в виду такую цель, прибрали из книг Максима все, что можно было выставить против него: теперь успели и в том, что даже Медоварцев говорил против Максима. Но и по судному списку ошибки в поправках оказываются то ошибками писцов, то ошибками незнания русского языка. Теперь допрашивали о переводе Мегафрастова жития Богоматери и старались уличить Максима в том, что будто ошибки, допущенные здесь, были прежде защищаемы Максимом. Но Максим отвечал, что Медоварцев говорит не по совести. Указывали в триоди на поправки славословий; так было угодно м. Варлааму, отвечал Максим. Выставили ошибку в книге правил, пересмотренной Максимом. Максим признал ее за ошибку писца. Снова говорили: зачем вместо «седе» поправил «седел еси»? И в прежнем виде записали ответ его. В русских книгах написано: «и в Духа святого истинного», а ты для чего загладил истинного? Максим отвечал, что сам он не зачеркивал; а Медоварцев сказал, что по словам Максима нет этого слова в греческом. Протодьякон Чушка, протопоп Афанасий и священник Василий в своем доносе писали, что Максим хулил все русские книги, что, по его словами в России нет ни евангелия, ни апостола, ни псалтыри, ни уставов. Но очевидно, эти люди говорят против себя самих, выставляя свое невежество и злость. Максим, по его признанию, говорил, что в России книги испорчены то писцами, то переводчиками и потому нужно поправлять и переводить их.112 В заключение, блаженный Максим три раза повергался пред собором, умоляя о помиловании ради милости Божьей, ради немощей человеческих, – со слезами просил простить ему ошибки, если какие и допущены им в книгах. Максима оставили и после сего суда под запрещением церковным: но не малым облегчением для него было то, что послали его в Тверь, под надзор добродушного епископа Акакия. Акакий принял его милостиво и обходился с ним приветливо, – он даже приглашал его к своей трапезе. Особенно приятно было для Максима, что он теперь мог читать книги и писать. В 1532 году написал он для себя самого «мысли, какими инок скорбный, затворенный в темнице, утешал и укреплял себя в терпении.

По смерти в. к. Василия (1534 г.), преподобный решился дать публичное оправдание в возведенных на него винах. В «исповедании веры» он предложил свое верование, вполне православное: потом показал, что еретическими и неумными словами наполнены не те книги, которые им исправлены, a те, которые противники его считали за святыню. «Свидетель мне, писал он, Господь наш Иисус Христос, Бог истинный; – много у меня беззаконий, но не знаю я за собой никакой хулы против святой, христианской веры». О называвших его врагом России сказал он: «да не вменит им Господь того в согрешение тяжкое!». В заключении же умолял отпустить его в Афон, представляя и то, что суд о нем принадлежит патриарху. Но участь его не переменилась. Крамольные бояре, управляющие Россией в малолетство Иоанна, заняты были тем, что душили друг друга. Максим лишился даже и снисходительности Акакия. По случаю пожара, истребившего (в 1537 г.) построенный Акакием великолепный храм в Твери, Максим высказал правду об Акакие и жителях Твери, и Акакий сильно прогневался на Максима.

В 1538 году умерла Клена; а в начале 1539 года Даниил послан в заточение. Максим за долг совести счел примирить с собой совесть изгнанника. Узнав, что Даниил питает прежнее нерасположение к нему, он именем Отца небесного просил оставить вражду и с глубоким смирением говорил о своей невинности. После того, написал он к новому митрополиту ответ «о исправлении книг», и на имя бояр другой ответ «о исправлении русских книг». Свобода духа и теперь была в нем прежняя. «Бог свидетель за меня недостойного пред вами благоверными; пишу вам не по лицемерию, как будто хотел льстить вам или желал получить от вас облегчение в скорби временной, которая лежит на мне уже 19 лет». Блаженный митрополит Иоасаф утешил страдальца, по его благословению он мог теперь приобщаться св. таин и ходить в церковь. Это было в конце 1541 года.

В 1545 году восточные патриархи просили царя Иоанна отпустить Максима в Афон. Максим сам в письме умолял о том же. Но подозрительная политика того времени не имела обыкновения выполнять подобные просьбы. В 1551 году троицкий игумен Артемий и добродетельные бояре упросили, царя освободить Максима из тверского заточения, и Максим, мирно принятый в Москве, с честью вступил в Сергиеву лавру. Страдалец был уже изможден тяжестью темничной жизни; но ум его был ясен. По просьбе ученика своего Нила, бывшего князя Курлятева, перевел он с греческого псалтырь.

Преподобный достиг семидесятилетней старости. Дух его, очищенный огнем скорбей и страданий, сталь видеть теперь далеко. В 1553 году царь Иоанн посетил келью святого старца, слушал наставления его и объявил ему о намерении своем совершить путешествие в Кириллову обитель, в благодарность за исцеление от болезни. Старец сказал: «обет твой, царь, не согласен со здравым рассуждением. Вдовы и сироты, убитых под Казанью льют слезы, ожидая твоей помощи; собери их под царственный кров твой, и тогда все святые будут радоваться о тебе и помолятся за тебя – Бог и святые слышат нас не по месту, а по доброму изволению нашему». Царь не хотел отменить своего намерения. И св. старец просил вельможей сказать от него царю: «если не послушаешь меня, который советует тебе по воле Божьей – пренебрежешь кровью убитых погаными: то знай – сын твой умрет». Царь не послушался и пророчество святого исполнилось.

В следующем году царь приглашал богомудрого старца на собор против Матвея Башкина. Св. старец отвечал, что дряхлость его не дозволяет ему быть в Москве. Царь в письме к Максиму, объяснив причину, по которой приглашает он в Москву епископов и лучших иноков, писал: «так захотелось мне послать и за тобой, дабы ты был поборником православия, по примеру первых богоносных отцов, да приимут и тебя небесные обители, как древних ревнителей благочестия, имена которых известны тебе. Итак, будь сотрудником их, умножь данный тебе Богом талант, пришли отзыв на нынешнее нечестие. Слышно, что ты оскорбляешься и думаешь, что мы посылали за тобой для того, что будто причисляем тебя к общникам Матвея. Нет, верного не считаем мы с неверным. Оставь всякое сомнение и по данному тебе таланту пришли нам ответ на cиe послание». Преподобный послал сочинение свое о почитании святых икон.

В 1556 году, после пятидесятилетних трудов и страданий, преподобный скончался 21 января.

В 1651 г. совершились одно за другим два чуда над могилой преп. Максима. Поселянин небрежно сел на могильном камне преподобного и внезапно был сброшен с него, так что расслаб всем телом. Придя в себя, приполз он к могиле в раскаянии и когда отслужили панихиду, исцелел. – Тоже самое было с послушником; последнему явился при том во сне преподобный и грозно обличил дерзость его.

В конце 17 века, имя преподобного Максима писали в святцах. Святитель Платон устроил раку и часовню над гробом страдальца истины и правды.113

Из многочисленных сочинений великого страдальца истины особенно драгоценен для православной церкви «ответ о исправлении книг».114

Доказав примерами, что в славянские книги вошли многочисленные ошибки, и иные из них до того изменили точный вид подлинников, что выставляют словами своими мысли еретические, противные св. вере, св. Максим говорит: «что скажут на это те, которые так неосновательно клевещут на меня, называя меня растлителем св. писания и осуждая меня за оправдание свое? Порчу ли я книги, когда правильно поправляю не снащенные писания, а то, что в них составляет неодобрительную ошибку, допущенную по недоразумению, по недосмотру, по забывчивости древних переводчиков, или по невежеству и небрежности переводчиков? Пусть перестанут злословить ближнего, который трудится для славы Божьей и для пользы всякому рассудительному и правоверующему брату своему». Противники скажут: «ты делом своим наносишь оскорбление великим чудотворцам, давно прославившимся в русской земле? Они с этими священными книгами угодили Богу и по смерти прославлены чудесами». Не я буду отвечать им, но пусть блаженный Павел вразумить их. Он говорит: одному дается Духом слово мудрости, другому слово знания тем же Духом; иному – вера тем же Духом, одному дар исцелений тем же Духом, другому чудесные действия; иному пророчества, другому различение духов; одному дар языков, другому истолкование языков; все же cиe совершает один и тот же Дух, разделяя властью каждому, как ему угодно» (1Кор.12:7–11). Ясно, что не даются одному все дарования духовные. И я исповедую, что по дарованию свыше прославлены в земле русской св. чудотворцы, и что богоносные отцы, как были прежде, так и ныне есть; и я покланяюсь им, как истинным угодникам Божьим. Но они не приняли свыше ни дара языков различных, ни истолкования их. Потому не должно удивляться, если при их величии прошло мимо их разумения исправление описок, исправленных мною. Им, по их апостольскому смирению, кротости и святости жизни, даны дары исцелений и чудес; другому же, хотя и грешен он больше всех, даны знание и толкование языков. И нечему тут дивиться. – Иноплеменник Иофор вразумил Моисея о избрании старейшин. Чудный Макарий, после молитвы, не был ли вразумлен отроком пастухом о том, как надобно принимать пищу? Он еще выслушал и укоризну: или ты осел авво? Таковы все искренние угодники Божьи. Они со смирением ищут и с признательностью выслушивают всякого, кто говорит полезное… Честный пресвитер, за незлобие и чистую жизнь, удостоен был благодатью зреть стоящим и сослужащим ему ангела; но не был ли он исправлен диаконом, пришедшим из Константинограда? Несколько лет по неведению погрешал он, повторяя слова севировой ереси при св. тайнах. Он спрашивал ангела, почему столько лет, стоя близ него, молчал он о таком согрешении его? И услышал ответ: так Бог положил, что человека исправляет человек. Так, бывшим во времена гонений святейшим архиереям и мученикам ни малого не наносили оскорбления или поношения бывшие после них разные исправления св. писания вет. завета. совершавшиеся Симмахом, Феодотионом, Акилою и Лукианом пресвитером антиохийским, из которых каждый исправлял недосмотренное прежними переводчиками».115

В другом сочинении, показав в одном славянском сочинении суеверные мысли, блаженный учитель говорит: «не сказал ли я правду в самом начале, что и неосмотрительно принимать всякое писание? Если бы странные мудрецы нашего последнего времени умели правильно и рассудительно испытывать писания апостолов и евангелистов: то не принимали бы так скоро всякое невежественное и не свидетельствованное писание».116

«Сказание о том, что надобно в точном виде сохранять исповедание православной веры», обличает изменявших нечто в символе веры. Преподобный пишет: «не говори, что не велика разница в мудровании, на которое осмеливаетесь. Вы подвергаете себя анафеме, изменяя богодухновенные слова – из Марии, а не Марии и чаем, а не «чаю», и жизнь «будущая веки», а не «будущего века».

22 ч. Память о препод. АНАСТА́СЇѢ иеродиаконе

Кальнофойский, показывая в Антониевой пещере мощи преподобных, говорит: «святой Тит пресвитер, чудотворец с братом своим во Христе Анастасием».117 Эти слова дают видеть, что пр. Анастасий был современником пр. Тита и, соединенный с ним христианской любовью, почил в конце XII в.118 В рукоп. святцах называется он диаконом. Мощи его в Антониевой пещере.119

В тот же (22) д. преставление преп. МАКА́РЇѦ жабынскаго

По ркп. святцам «преподобный священноинок Макарий, начальник жабынского монастыря введения пресв. Богородицы, белевский новый чудотворец, преставился в л. 7130 (1622) мес. янв. в 22 д.» По синодику белевской обители, «преподобный отец Макарий, белевский чудотворец, – в терпении иночески плотью страда: мраз, зной, в алчбе и жажде потерпе, монастырь возгради, братию собра, поживе в терпении своем лета довольна, – преставился в л. 7031 (1623), погребен учениками своими в своем от него созданном монастыре м. января 22 д.»120 Жабынский монастырь на устье речки Жабыни, впадающей в Оку, в 5 в. от Белева, основан был в 1583 г. старцем Онуфрием: но в 1614 г. был разорен и сожжен без остатка, как и Оптина пустынь. Пр. Макарию пришлось устраивать все вновь на пустом месте, строить храм и кельи, собирать братию. Это не легко и в другое время; а когда разорен был весь край, старцу пришлось долго переносить на пепелище и голод и холод, он все терпел для Господа и пустынь жабынская после того называлась Макариевой. Полагают, что его же терпению и трудам принадлежало и восстановление разоренной литовцами оптиной пустыни, которая также называлась Макариевой. Изображение пр. Макария видно было даже на столпе храма девичьего козельского монастыря. В синодике жабынском сказано и то, что пр. Макарий «доныне сияет в чудесах».121

23 ч. Преставление преподобного ГЕННА́ДЇѦ любимского

Сын богатых родителей юго-западной Руси, жителей Могилева, Григорий, в иночестве Геннадий122, еще в молодости почувствовал влечение служить единому Господу: он соблюдал пост и усердно ходил в храм Божий. Родители, осуетясь жизнью, недовольны были такими поступками сына. К чему ты, говорила мать его, как церковник; то и дело ходишь в церковь? Ты стыдишь и срамишь нас. Григорий положил тайно оставить дом родительский. Сняв с себя богатую одежду, он отдал ее нищему, а у него выпросил его рубище, и в этом рубище отправился к Москве. В дремучих лесах, на неизвестной дороге молодому человеку пришлось испытать много разных тревог, между прочим, и страха от зверей. В Москве обошел он святые места ее, поклонился угодником Божьим и искал, но не нашел, обители по духу своему. Встретив здесь богобоязненного молодого человека, вместе с ним отправился на поклонение новгородским угодникам; и потом на р. Свирь к пр. Александру. Оба юноши просили св. старца принять их в обитель. Преподобный сказал: «ты, чадо Феодор (спутник Григория), будешь водить зверя белоглавого; а ты чадо Григорий, пастырь словесных овец, иди в комельский лес к Корнилию и он наставит тебя на путь; у нас же в пустыни труды не по силам молодых людей». Пробыв две недели в свирской пустыни, странники отправились в вологодские леса к преподобному Корнилию. «Зачем вы пришли сюда, в эту бедную пустынь?», спросил Корнилий. Желаем, отче, монашеского жития», отвечали оба. «Ты, чадо Григорий сказал Корнилий, войди в эту убогую келлию, а ты, Феодор, будешь иметь жену и детей». Сказанное отцами о Феодоре исполнилось. Григорий пострижен и с именем Геннадия удвоил подвиги свои. По случаю неприятностейй, Геннадий вместе со старцем перешел в костромские леca на Сурское озеро, и здесь, построив себе келлию, жили оба отшельнически; выпросив себе земли у соседних жителей, сами пахали землю и рубили лес. – В 1529 году преподобный Корнилий возвратился в комельскую обитель123; Геннадий с шестью подвижниками остался на Сурском озере. Болотистая местность заставляла много трудиться для нее, пустынники копали пруды. По просьбе пр. Корнилия, в. князь назначил для содержания пустыни отпускать хлеб. Число пустынников умножилось. Геннадий построил храм преображения Господня и другой во имя пр. Сергия радонежского. Преподобный подвизался неутомимо для братии и для Господа: на теле носил он тяжелые вериги, и делил с братией труды по обители; иногда рубил он дрова для братии и ночью разносил их по келлиям; в другое время трудился в пекарне или пек просторы. Любимым занятием его было, по преданию, писание св. икон, и он своими трудами украшал свои храмы.124 Известно наставление его, предложенное от имени духовного старца новоначальному иноку125, драгоценное как плод духовной опытности и как картина древнего иноческого жития.

«Если пришел ты, брат, ко мне немощному, грешному, грубому и ленивому рабу, грешному более всех в мире; если хочешь жить со мною грешным, по благословению настоятеля; если хочешь, брат, быть у Бога и отдаешься в послушание для Господа; если хочешь наследовать царствие небесное и подражать житию св. отцов: я грешный, окаянный и недостойный – не творец делу, а слышал от св. отцов, как надобно жить иноку. Первое – надобно более всего любить Бога и брата своего, как себя. Отличия и преимущество жизни твоей, брат, таковы, не пещись тебе о суетном, ни о живых, ни о мертвых, ни о своем теле, что есть и пить, и чем одеться; не иметь ни золота, ни серебра, ни лошадей, ни работника, ни другого имущества; не держать у себя ничего, кроме необходимой одежды; из монастыря не ездить и не ходить; не пить ни меда, ни пива, разве по нужде и то по благословению; не дружиться с мирянами ни в чем, не давать им, не брать и не просить у них, но принимать их в келлию. Если кто из мирских захочет пострищись или придет старец или брат-странник: то по благословению позвать его в келлию и говорить должное, а празднословия не допускать. К церковному пению ходить к началу и стоять со страхом до конца молитвы; если в силах, не наклоняться к стене, ни к клиросу, не лежать на посохе, не говорить праздных слов; кто к чему призван, тем и занимайся. На все наука; а церковь есть земное небо. Если стоим на молитве без страха, не оберегаемся празднословия и смеха: то больше прогневляем Бога. Надобно стоять, где поют, и внимать чтению и пению. До обеда, брат, и после эфимона не есть и не пить; от молитвы не уходить для питья соды; пить, пока не начали молитвы. – Если на молитве придет немощь телесная, или некоторая нужда: то по благословению можно выйти, но сказать мне, почему выходишь. Если не услышишь призыва к молитве или стоя на молитве не поспеешь к началу: взять прощение в том; а к чему не поспеешь, по окончанию пения прочитать то и потом выполнять келейное правило. Стоя на молитве с братией, говори: «Господи помилуй», в одно слово с тем, с кем стоишь сряду, – поклон класть также вместе с ним, – ибо так велит чин… После литургии идти из церкви за панагией после братии, а не в ряду и говорить псалом 144; если же проговорил его в келлии, то говори молитву Иисусову. Из трапезы идти в келлию также за панагией, после братии, одному за другим, в молчании; на монастыре не оставаться, идя в церковь, или в трапезу; ни у дверей или окна старца, или брата не стоять. Если у тебя есть дело до старца или брата: иди к нему в келлию после обеда или после вечерни, по благословению, но скажи мне, за чем идешь. – Придя после молитвенного пения в келлию или после обеда или ужина, должен ты положить 12 поклонов, также за умершего брата; если же такой день, когда не положены поклоны, – то до пояса. Рукоделием занимайся, брат, на монастырь, по силе, сколько можешь, для спасения своего; а на себя или на иного кого не работай и не продавай никому и не нанимайся у мирянина или брата. Если же кому придет особенная нужда и захочешь послужить брату: то по благословению можешь. Торговлей не заниматься ни с кем, не продавать и не покупать, не брать у брата и не давать ему. К молодым братиям не приставать и не дружиться с ними. Без благословения не выходить из монастыря и не бродить праздно, не нести пустых бесед сидя, или стоя на монастыре или за монастырем и не ходить по монастырю без нужды. В келллии, брат, также не должно быть празднословия, ни споров и гнева не держи в сердце; если же что имеешь против брата, то со смирением скажи о том и примирись с ним. Если услышишь от старца или брата о коем невежестве: то Бога ради сказывай мне о том наедине в келлии, без стыда, – я глуп и безумен. Чужих вещей не бери на хранение. Что между нами бывает в келлии, того из кельи не выноси; но, если что увидишь или услышишь худое вне келлии, того не вноси в келлию. Знай только церковь и трапезу да свою келлию. – Какую работу поручат, или какую одежду дадут: ту и бери. Какую пищу и питье поставят на трапезе, ту и вкушай, и пей. Не ропщи ни на что, для Бога, помня жития св. отцов… Сказано: многими скорбьми подобает в царство небесное внити (Деян.14:22). – О мирских делах не расспрашивай и о монастырских не говори без нужды. О родственниках и друзьях также не допытывайся. – Но ты, господин – брат, знаешь более меня… Чем потешит тебя служащий или старец: то ешь и пей, не рассуждая… Если за обедом или ужином понездоровится тебе и тебе не хочется есть то, что едят другие, а служащей брат спросит: не хочешь ли того или другого: отвечай ему с смирением: воля Божья и твоя да будет; но сам не проси… Если ты здоров телом: после всенощной и утрени не спи; если вчерашний день был на монастырском труде, после утрени усни, а после всенощной не ложись, – на все опыт, – от того бывает искушение; трудись в молитве и в чтении книг, если не умеешь грамоте, – в рукоделии… Если берет тебя дремота и леность: борись Бога ради; если не можешь отогнать сна, прими благословение и иди в поварню или хлебную и что велят, послужи в том… В правиле келейном и церковном не ослабевай, за исключением великой нужды, да испытанный венец приимешь, который уготова Бог любящим Его (Иак.1:12). Если упал как-нибудь, не лги. Брата не осуждай за недостаток и не радуйся, чтобы самому не впасть в то же, или в иную сеть неприязненную. Таков союз любви. Без него не совершается никакая добродетель. Если придет тебе скорбь от кого: вини себя и терпи для небесного царствия. Если кто унизить тебя, или укорит и досадит, или взведет что на тебя, или причинит великое зло: возверзи на Господа печаль твою (Пс.54:23), – сам не брани; сам ты не должен досаждать другому, ни гневаться, ни помнить зла, ни завидовать. Такова любовь Божья. Господь сказал: любите враги ваша, добро творите ненавидящим вас и молите за творящая вам пакость и изгонящая вас (Мф.5:44)… Если найдет уныние до обеда, когда занимаешься рукоделием, или учишь наизусть или читаешь книгу: то стань на молитву; если не сможешь победить уныния, приняв благословение, иди в поварню или в пекарню, и там по благословению послужи с молитвой, любовью и молчанием. Если найдет уныние после обеда или после вечерни: читай книги или иди к старцу, которому особенно доверяешь, посиди у него и за чем пришел, скажи без празднословия, только бездельным не будь. – Если приходит блудный помысел или сонное мечтание, или плотское разжение: то спасайся постом, слезными молитвами, рукоделием, безмолвием, – трудись по силе с молитвой, но не твори своей воли. Если придет ночное страхование: то стой на молитве неподвижно и, воздев руки, говори: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного, помилуй мя создание твое… Если находят скверные и хульные мысли, когда стоишь или сидишь, или лежишь или идешь: не обращай на них внимания, а молись Богу со смирением и усердием… С братиями живи ровно, не кажись очень хорошим. Если и по Боге жизнь твоя: но, чтобы не оказалось имя твое выше дел, будь в сердце твоем ниже всех и человеколюбивый Бог избавит тебя от бесовского навета. Если сохранен ты Богом от телесной скверны: смотри, не плошай, – не считай себя в сердце праведником, а повторяй со смирением пророческое слово: в беззакониях зачат ecмь и во гресех роди мя мати моя (Пс.50:7).

Так наставлял пр. Геннадий!

Подвигами самоотречения и богомыслия дух преп. Геннадия очистился до прозрения тайн будущего. В одно время случилось ему быть в Москве с двумя учениками своими и посетить дом боярыни Иулиании Феодоровны, жены Романа Юрьевича Захарьева. Благочестивая боярыня с любовью приняла его и просила благословить детей ее: Даниила и Никиту, и дочь Анастасию. Преподобный, благословляя детей, сказал Анастасии: «ты, ветвь прекрасная, плодовитая, будешь нам царицей». И Анастасия была супругой царя Грозного, супругой в самом лучшем значении. В 1549 году блаженный старец Геннадий был восприемным отцом первой дочери доброй Анастасии.126 В одно время стоял он в придворной церкви, где много было боярских жен. Входит в храм бедная женщина с ребенком на руке и с другим, которого вела за руку. Одна боярыня, взглянув на нее, сказала: «вот какой нищете дает Бог детей; у нас есть, чем кормить детей, а их нет». Старец сказал вслух: «не ропщите, боярыни! живите христиански и будут у вас дети». Слова старца исполнились во всей точности, как для добрых христианок, так и для забывчивых о вечности. Блаженный Геннадий еще ври жизни прославился даром чудес. Князь Борис Палецкий больным прибыл в обитель Геннадия. – Блаженный дал ему свой посох, и – князь стал здоров. Домашний священник Василий, которому князь поручил доставить посох в дом, бросил посох в воду с гордым пренебрежением, и – нашел жену свою умершую, а сам стал болен. Почувствовав грех свой, дал он обет – постричься в обители Геннадия и – Геннадий с любовью принял его. Вологодский и пермский епископ Киприан также испытал на себе целебную силу преподобного, которого любил и чтил он. Он долго не вставал с постели, но по прибытии св. старца мог встать и вкушал с ним пищу. Когда же Киприан просил Геннадия, чтобы помолился о совершенном исцелении его, Геннадий отвечал: «нога твоя не исцелеет до конца жизни, она – учитель тебе о смерти». Киприан жил после того 5 лет.127 Пред кончиной своей пр. Геннадий написал духовное завещание для своей обители.

«Духовные братия мои и спостники! говорил преподобный, день мой склоняется к вечеру и секира у корня; иду к судилищу Христову. Для святой заповеди Господа не забывайте меня в молитвах! взирая на гроб мой, поминайте любовь мою и молитесь Христу, да упокоит дух мой с праведными. Дети мои! бойтесь Бога и повинуйтесь во всем наставникам вашим, по слову апостола (Евр.13:17). Уважайте святителей, чтите царя православного. Все игумены обязаны повиноваться царю по духовной совести; а вы, братия, повинуйтесь со всей покорностью игумену, кому бы ни было поручено управление обителью Спаса. Особенно же прошу вас не выходить из сего места без благословения настоятеля, во вражде. Не спорьте брат с братом, а угождайте один другому; не творите дел тьмы; пусть жизнь ваша располагается по преданию св. отцов. Как написал отец наш Корнилий, так и должно быть все в обители смирения нашего. Тебя игумена Вассиана прошу не оставлять обители своим усердием».

«Братия мои и дети! не нарушайте ничем предания нашего. Не оставляйте собрания церковного. Первая мерзость в чернецах – не приходить в церковь, или придя смеяться, осуждать, а в келейной молитве быть ленивым. От сего слабеет тело и душа, и труд ваш пропадет. Лукавый сатана готов живым свести в ад чернеца. Прошу вас, спостники мои, не быть ленивыми в монастырских службах, не отягчаться трудами. Вы питаетесь трудами рук ваших. Но ропщите на настоятеля: ропщущий чернец унижает себя. Будьте внимательны к поучениям, возбуждайте ленивых, чтобы не уклонялись от службы Божьей. Чернец, не приступавший к св. причастию в течении шести недель, уже не чернец. Не расхищайте ни орудия монастырского, ни хлеба, ни овощей, не выносите за монастырь по своему произволу. Не держите пищи по келлиям и не берите хлеба из трапезы, разве только по болезни. Пусть для всех одинаковая будет одежда и пища. Не объедайтесь и не упивайтесь на трапезе: это мерзость пред Богом и болезнь плоти. Не ссорьтесь между собой: по учению писания, творящие вражду, хульники, клеветники не наследуют царствия Божьего. Нерадивые иноки близки к пучине ада. Праведные, мало потерпев и сохранив заповеди Божьи, будут вечно радоваться. Христос вселяет единомысленных в дом свой. Так, дети мои, старайтесь идти жестким путем, сквозь тесные врата, чтобы получить sвечную жизнь».

«Служителям обители и работающим заповедаю не гневаться, не ссориться, повиноваться во всем настоятелю, не оскорблять братию ни словом, ни делом, бережно хранить вещи обители, не касаться до чужого. Грех предает душу негасимому огню».

«Дети мои! берегите себя от всего неразумного и другим напоминайте о наших словах. Трудитесь по послушаниям без ропота и волнения. Не будьте человекоугодниками, а работайте и заочно верно и правдиво. Не обижайте крестьян насилием. Не гордитесь посетителями; довольствуйтесь последним местом; не переносите ложных слов игумену и братии. Будьте поспешны в добре. Учитесь добру из св. евангелия и апостольских писаний. Приобретайте для обители книги, которые очищали бы ум ваш и умножали познания по учению св. отцов. Соблюдающий заповеди Божьи и веру Божью будет веселиться вечно».

Блаженная кончина преподобного аввы Геннадия последовала 23 января 1565 года.128 Мощи его найдены нетленными при копании рвов для каменного храма в 1646 году, и ныне покоятся они в приделе сего храма, под спудом.129 Но служба ему составлена была ранее того времени.130

24 ч. Страдание святого ІѠА́ННА мученика казанского

В четии-минее м. Макария читаем: «января 24 д. 1529 года страдание св. Иоанна, нового мученика, пострадавшего за Христа в Казани».

За тем следует такое описание страданий мученика:

«Во время благочестивого в. князя Василия Иоанновича, нечестивые татары опустошали Нижний Новгород и взяли многих в плен. В том числе взят был богобоязненный Иоанн, который с юности жил по заповедям Господним. Его привели в Казань и по разделу пленников достался он царскому родственнику Алей-Шнуру. Этот князь назначил его в число слуг своих. Блаженный верно служил господину своему; проводя день в услугах, ночью становился на молитву и оставался почти без сна; много приходилось выслушивать ему насмешек и обид, – он переносил все терпеливо. Наконец князь и его мулла вздумали отвлечь его от святой веры и сделать поклонником Магомета. Но Иоанн объявил пред всеми, что он исповедует Христа Иисуса Господом и Богом своим, a учение Магомета считает заблуждением. Святому связали руки ремнем и повели на гору, туда, где русское кладбище. Здесь угрозами мук заставляли отречься от Христа. А он, не взирая ни на какие угрозы, повторял, что он – христианин. После долгих угроз и брани Алей-Шнур велел отсечь голову Иоанну. Его ударили по шее, и он упал навзничь; голова не была отсечена; удар рассек шею: но изуверы изранили тело его несколькими ударами меча, а чрево пронзили насквозь. В тот день был сильный мороз. Святой лежал полумертвым на месте с первого часа дня до ночи; лед растаял около святого; и в последний час дня развязались руки его. Святой встал, оградил себя крестным знамением и, поддерживая голову рукой, пришел к боярским детям в. князя. Он рассказал все, что претерпел он от татар, и – они прославили Бога. Ночью святой просил священника прочесть правило и причастить его св. таин; Христов исповедник провел всю ночь без сна в слезной молитве, а утром предал Господу дух свой. Дом, где лежало тело святого, исполнился благоухания, так, что все христиане изумлялись величию Божьему, прославившему угодника своего, нового и ученика Иоанна. Честное страдальческое тело его положил я на старом русском кладбище».131

Святой страдалец и тогда, как совершил подвиг исповедничества и вытерпел муки за Господа Иисуса, считал для себя нужным приобщиться тела и крови Господа Иисуса. Как же осмеливаются известные люди довольствоваться какой-то скитской исповедью своей, каким-то своевольным благочестием и не хотят тайны животворящей? Несчастные не понимают, что ставят себя в положение иудеев, пренебрегающих небесной пищей Сына Божьего! Не понимают, что остаются безжизненными древами, готовыми в пищу вечному огню. Господь сказал: «истинно, истинно говорю вам, если не будете есть плоти Сына человеческого и пить крови Его, то не будете иметь в себе жизни» (Ин.6:53).

25 ч. Святой МѠИСЕ́Й архиепископ новгородский

Сын богатых и благочестивых родителей, новгородцев, в крещении Митрофан132, с юности возлюбил Господа. Обучась грамоте, прилежно ходил он в храм Божий и усердно обучался закону Божьему. Ревнуя о духовном подвижничестве тайно от родителей удалился в тверской Отрочь монастырь и там был пострижен в иночество. Пост, послушание, молитва были любимыми занятиями его. Родители, узнав о его месте пребывания, упросили его перейти в Колмов монастырь, к благочестивому игумену Макарию!133 здесь он стал жить строже прежнего. Здесь посвящен он в иеромонаха. Потом был он архимандритом Юрьева монастыря. По смерти архиепископа Давида, избранный в преемника ему, был посвящен святым митрополитом Петром в сан архиепископа в 1325 году г. Еще целы доселе в моск. успенском соборе яшмовые сосуды, которые блаж. Моисей принес в дар тогда святому Петру.134 В первый год правления его паствой пожар опустошил главные улицы и несколько храмов Новгорода: К новой скорби святителя последовало затем народное волнение. И, однако он устроил женскою обитель на Десятине, и потом построил здесь каменный храм Богоматери. От опустошений, навлеченных на Тверь кн. Александром, Новгород успел освободиться богатым выкупом. Но когда несчастный тверской князь с жарким участием принят был в Пскове: это опять едва не навлекло бед на паству блаж. Моисея. Напрасно он убеждал псковитян отступиться от князя Александра, для общего блага: только строгость первосвятителя России отвратила бурю бед. Блаж. Моисей принял с честью в. князя и митрополита. Затем пожар вновь опустошил две улицы и истребил несколько храмов. Тревоги жизни были тяжелы для души святителя, стремившейся к пустынному покою. В 1330 г., несмотря на просьбы новгородцев, удалился он с кафедры на покой, в монастырь на Коломцы.135 Потом уединился в пустом месте и построил каменный храм воскресения Христова на Деревянице. Сюда приходили к подвижнику бояре и простые люди пользоваться наставлениями и жизнью его. Целые 20 лет провел он в уединенных подвигах. По смерти архиепископа Василия, по настоятельным просьбам новгородцев, в 1352 г. снова принял на себя управление обширной новгородской паствой. В том же году построил он каменный храм в честь успения Богоматери на Волотове.136 Недавно открыты в сем храме под штукатуркой фресковые изображения святителей, совершающих литургию и с надписью на свитке: «Гди Бе наш, живый на высоких, на смиренныя призираяй».137 В 1353 г., исполняя более волю новгородцев, чем свою, послал он послов к патриарху, с жалобой на притеснения московского митрополита, хотя Феогноста уже не было в живых. Патриарх, изъявляя уважение к личным качествам добродетельного пастыря, прислал св. Моисею кресчатые ризы с буквою Ф, означающею патриарха Филофея и с вытканной надписью на крестах: Iс. Хс. ника. В 1355 г. устроен им монастырь на Сковородке, с каменным храмом в честь архангела Михаила. В 1357 г. введен им порядок и построены каменные храмы еще в трех монастырях: в Радоговицах при волотовском храме успения Богоматери, в духовом монастыре и в женском монастыре Иоанна богослова, первый и последний были им и основаны.138 Так святитель поселял иноков среди или вблизи людного, торгового, города. Но не странно ли это? Напротив. Простота жизни мирян того времени не представляла тех заманчивых и слишком опасных развлечений, какие известны ныне. А иноческое богослужение, продолжительное и благоговейное, отвлекало сердца мирян от сует земных к необходимому для всех. Так обители св. Моисея были училищами благочестия для мирян новгородцев и при внимательном надзоре обучали и благочестию иноческому. Св. Моисей не ограничивал тем своей деятельности.139 Древний летописец так описывает пастырскою жизнь его; «он пас церковь свою как пастырь добрый; защищал обиженных, берег бедных и вдов; собрав множество писцов, на свой счет написал множество книг; многих утвердил он в благочестии своими наставлениями».140 К сожалению, ныне неизвестны письменные поучения святителя, о которых говорит летопись. Из рукописей, списанных по его распоряжению, известны два евангелия. Они наставительны и для нашего времени. В евангелии 1355 г., писанном «повелением боголюбивого apxиепископа новгородского Моисея», писцы пишут: «аще будем грубо написали, или где переступили, или в глаголании друг с другом, или в дремании: а вы преподобные отцы игумены и попове, собою исправяче, чтите». Видите, книги, в том числе даже и св. евангелие, писались по распоряжению св. Моисея не с тем, чтобы каждая ошибка писца признавалась за неприкосновенную святыню и не с той гордой уверенностью, будто ошибки, при всем внимании, не были возможны. Вот несколько слов и из другого евангелия св. Моисея: «и бысть егда съконча Иис въся словеса си дивляхуся… И рече Иис виждь никому же не повеждь… Разумев же Иисус рече им: что мыслите в себе маловеры, яко хлеб не възяхом?.. запрети Ис. ученикам своим да никому же не рекут, яко сь есть Ис Хс».141 Пусть чтители мнимой старины видят, по их ли уставу писали имя Спасителя Христа при св. Моисее? пусть уверятся, что тогда спасительное имя произносили: Иисус, а писали с разными сокращении и без сокращения. А вот и еще урок им святителя Моисея! В софийской ризнице хранится омофор с четырехконечными крестам и с вышитыми словами: «Моисия архиепискупа, молитвами святыя Софья».142

В 1359 г. св. Моисей, чувствуя ослабление сил своих и желая посвятить последнее время свое преимущественно на служение Богу, объявил новгородцам: «изберите себе мужа, которого вам Бог дает». Избран был преемник по жребию. Но в след за тем поднялся страшный мятеж в городе, за то, что славянский копец, один без согласия других, сменил посадника и выбрал нового. Вооруженные славяне разогнали невооруженных заречан, но последние ограбили многих бояр; затем начался бой между софийской и торговой стороной города. Святитель Моисей пешком пришел из Сковородской пустыни своей в Новгород. «Дети! говорил он новгородцам. К чему эта брань? она радость для поганых, опустошение сему месту и церквам. Прекратите бой». Растроганные новгородцы послушались святителя Божьего и «не попустил Бог диаволу смеяться над людьми», говорит летопись. – Возвратясь в Сковородскую обитель, святитель – подвижник еще два года подвизался в после и молитвах. В Софийской ризнице хранятся келейная мантия и вериги его – свидетели подвижнической жизни его. Он скончался в пустынной обители 25 января 1362 г.143 Память его чтили еще в XV веке: еще тогда, как и после, известна была близость его к Господу и по чудесам его.144 В описании 1634 г. говорили: «прославлен от Бога чудесами при животе и по смерти и прибегающии с верой к честным его мощам мужи и жены почерпают здравие, наипаче же жены исцелевают, одержимые своими естественными немощами».145 Мощи его, обретенные в 1686 г., почивают открыто в раке; а часть их в 1693 г. перенесена в Духов монастырь, ныне женский.146

28 ч. Преставление преп. ЕФРЕ́МАновоторжского

Преп. Ефрем был родом из венгров. Между этими поздними поселенцами карпатов семена христианской веры первоначально посланы были востоком. Князья их Булозуд и Гилас в половине 10 века крестились в Константинополе; последний посвящен был в сан епископа венгерского147 и успел много сделать для распространения чистой, святой, веры между венграми, особенно чрез брачный союз дочери своей с королем Гейзой.148 Сын Гейзы, король (с 997 г,) Стефан, крещенный еще в юности, после того, как брачным союзом с бургонской принцессой вступил в родственные связи со многими владетельными домами запада, уклонился в суеверное уважение к папе149; призвав толпы западных монахов, он дозволил им фанатически действовать как против язычников, так и против христиан восточного исповедания.150 Без сомнения эти-то насилия фанатизма всего более заставили Ефрема и его двух братьев, Георгия и Моисея, удалиться в Россию. Здесь вступили они в службу к св. князю Борису. Но и здесь пришлось им видеть жалкие происки папизма. При жизни Владимира, к Святополку прибыл с дочерью Болеслава польского бискуп Рейнберг; он стал подучать Святополка восстать против отца, чтобы потом отторгнуть юную русскую церковь от восточной. – Владимир узнал об этом и посадил сына вместе с учителем в тюрьму, хотя по настоянию Болеслава и освободил потом. «В темнице, говорит западный писатель, почтенный отец совершил то, чего не мог совершать открыто».151 Что же такое совершил? совратил в папизм? без сомнения, это делано. Но не сделано ли и более того? не тот же ли, кто возбуждал сына против отца, научил Святополка восстать против братьев, чтобы княжить одному и распространить власть папы па Россию? Опыты такой политики отцов римских очень известны. Когда св. Борис умерщвлен был жалким воспитанником бискупа (1015 г.), а с ним убит и любимый брат Ефрема Георгий: блаж. Ефрем пришел на берега Альты (вероятно из Ростова, где мог оставаться в отсутствие князя): ему хотелось отыскать тело любимого брата, но он обрел только главу его, которую узнал и по особому признаку. Оплакав потерю брата на Альте, он взял с собой дорогую главу его и приняв (вероятно в Киеве или Переяславле) иночество, удалился от бурь суеты на берег р. Тверцы.152 Здесь, в Новом Торжке, принадлежавшем тогда, как и долго после, к новгородским владениям153, построил он странноприимный дом. Подвиг странноприимства был тогда подвигом церкви; она принимала странников под свою защиту, покоила, питала, одевала; по уставу Владимира они были люди церковные. Лучшие русские христиане высоко уважали подвиг странноприимства и считали его святым подвигом. Такой подвить принял на себя блаж. Ефрем, отказавшийся от мирских почетных должностей и утешений. – Этот подвиг совершал он с любовью несколько лет. – Когда открылись мощи св. князей: блаж. Ефрем в 1038 г. создал каменный храм в честь св. мучеников и при нем основал монастырь. Он веселился духом, что в его храме верующие славят св. князей, к которым он при жизни был так близок. Свободной душей молился он любимому князю своему, прославленному Господом. – Он подвизался в посте и молитвах и ревностью наставлял благочестию братию обители своей.154 Пр. Ефрем достиг высокой духовной силы и мирно почил в глубокой старости, 28 янв. 1053 г.155 По его завещанию, с ним положена была во гроб и глава брата его Георгия, убиенного вместе с св. Борисом. – Из числа учеников его особенно ревновал подражать строгой жизни учителя Аркадий. Он начально подвизался на родине в Вязме, уединено занимаясь молитвой, на том месте, где ныне женский Аркадиев монастырь. Св. Ефрем, увидавшись с ним дорогою из Киева в Торжок, полюбил его: Аркадий сперва посещал Ефрема в Торжке, а потом остался навсегда в его обители, принял иночество и до гроба шел путем строгого подвижничества.156 Еще в начале ХIV в. обитель Ефремова хранила у себя житие преподобного основателя своего и вместе с тем благоговейной чтила память его. В 1315 г. князь Михаил Ярославич после победы над кн. Афанасием, сторонником новгородцев и брата своего кн. Юрия Даниловича, захватил все имущества новоторжцев и в том числе взял в Тверь и дорогое житие пр. Ефрема; обитель не успела выкупить своего сокровища, как оно сгорело в тверском пожаре.157 Так говорит «житие» 16 века, где описаны многие чудеса преподобного, происходившие при царе грозном. Из них самое замечательное следующее: Черемисин и Замятня-Завоплюцкий везли царскую казну в Новгород и на дороге грабили народ. Замятня строго потребовал от обители Ефремовой, чтобы ее люди везли казну водой. Иноки заняли в городе значительную сумму денег и ею купили у Замятии свободу от его насилий. Замятня, плывя Тверцею, уронил в воду деньги и затем сделался отчаянно болен. Товарищ его ужаснулся; вместе с больным отправился в обитель Ефремову и вознаградил пострадавшую обитель, а больному явился старец и, сделав выговор за неправды, возвратил здоровье.158 Нетленные мощи пр. Ефрема почивают в богатой серебряной раке. – и при них глава брата его Георгия.159

В тот же (28) день воспоминание о св. ЕФРЕ́МѢ митрополите переяславском

Сын благородных родителей, Ефрем служил при в. князе Изяславе Ярославиче в должности казначея, заведывая всем хозяйством его. Соскучив шумной и суетливой жизнью, он пришел к преп. Антонию и умолял св. подвижника принять его в пещеру молитв. Преподобный, преподав ему наставление о пути ко спасению, передали его блаж. Никону, чтобы тот постриг его в иночество. Никон, исполняя волю св. старца, облек его в иноческие одежды. Это навлекло на пр. Антония и его пещеру сильный гнев в. князя. Блаж. Ефрем отправился в Константинополь изучать христианскую жизнь в примерах и памятниках его.160 Благочестивое путешествие оказалось благодетельным не для одной души Ефрема. Блаженный принес с собой в Россию как знание устава монашеской жизни церковного благочиния, так и достаточные познания в церковной архитектуре. По поручению пр. Феодосия списал он в Константинополе устав и доставил его в печерскую обитель. Это было не раньше 1063 г.161 Блаженный подвизался опять в печерской обители несколько лет. Когда скончался переяславский епископ Николай, также, как и Ефрем, постриженец пещеры: св. митрополит Иоанн 2 удостоил Ефрема сана епископа переяславского. Слабое здоровье м. Иоанна 3, не дозволявшее много заниматься делами, и личные высокие качества Ефрема, известные и в Константинополе, достаточны были для того, чтобы доверить блаж. Ефрему управление делами митрополии. В 1090 г. он называется в летописи митрополитом, хотя жил тогда в любимом Переяславле.162 В 1091 г. установлено им в русской церкви празднование перенесения мощей святителя Николая.163 Самым приятным занятием для него было строить храмы, к славе имени Божьего и в пользу душ христианских. В Переяславле построен им обширный каменный храм архангела Михаила, бывший потом кафедральным, и потом другой храм при воротах в честь ап. Андрея. Он оградил Переяславль каменной стеной, а это очень нужно было для города, открытого нападениям хищных половцев. И в отдаленном Суздале, но подведомом переяславскому князю, построены им два храма и один, в честь вм. Димитрия, снабжен селами. Нестор говорит еще, что бл. Ефрем устроил «каменное строение банное, чего дотоле не было в России».164 По другим известиям блажен. Ефрем открыл в разных местах больницы, где безмездно пользовались больные.165 Средства для такого числа построек и заведений могли доставить ему происхождение и служба при в. князе: но без искренней любви евангельской в сердце средства эти употреблены бы были иначе. Блаженный Ефрем за свою любовь к Господу и ближним получил от Христа дар творить чудеса при жизни и по смерти. В 1096 г. он посвятил преп. Никиту в епископа новгородского и в том же году скончался.166 Древняя летопись называет его преблаженным, а последующие чудотворцем и святым.167 Мощи его почивают в пещерах преподобного Антония.168

В тот же (28) д. преставление преп.ѲЕОДѠ́СЇѦ тотемского

Преп. Феодосий, по фамилии Суморин, родился в Вологде.169 Воспитанный в страхе Божьем, он и в юности отличался благочестивы настроением души. По настоянию родителей своих вступал он в брачную жизнь и имел дочь Марину: но любовь супруга и родителя не отвлекала его от любви Божьей; он усердно посещал храм Божий и во время богослужения уединялся от людей, чтобы не развлекаться ничем земным; душа его постоянно стремилась к высшему духовному совершенству. По смерти родителей вступил он в прилуцкую обитель преп. Димитрия и принял иночество. Здесь усердно проходил он тяжелые послушания, носил воду, рубил дрова, а вместе с тем соблюдал строгий пост и не оставлял славословий храма. Воля настоятеля прилуцкого указала ему надзирать в Тотьме за соловаренными заводами обители. Феодосий, полюбил пустынную тогда Тотьму и найдя между жителями ее ревнителей иночества, положил основать здесь обитель; ему понравился высокий мыс между реками, впадающими в Сухону, огненный лесом и горою. Место это принадлежало Марье Григорьевне Истоминой: но благочестивая вдова, узнав о желании Феодосия устроить здесь монастырь, с радостью уступила ему свою собственность.170 Получив благословение игумена своего на свое благочестивое намерение, Феодосий поставил на новом месте крест и выкопал себе пещеру. В 1554 голу отправился он в Москву к царю и митрополиту с просьбой жителей Тотьмы дозволить основание новой обители близ Тотьмы. «В Тотьме и во всем тотемском уезде, писали тотемцы, нет ни одного монастыря; кто захотел бы при старости или ври смерти принять пострижение, постричься негде. Старец Феодосий Суморин желает воздвигнуть в Тотьме церковь и монастырь». Потому просили дозволить исполнить желание Феодосия и их общее. В 20 д. февр. 1554 г. дана несудимая грамота, которой царь дозволил Феодосию строить храм и обитель близ Сухоны, на избранном месте, и освободил новый монастырь от суда наместника тотемского. Митрополит дал знать ростовскому архиепископу, в ведении коего была тогда Тотьма, дабы выдана была благословляющая грамота на построение храма и обители. На обратном пути Феодосий снова заходил и в прилуцкую обитель испросить благословение великого угодника Божьего на свое предприятие, и получил в благословение икону Божьей Матери, известную поныне в обители его с именем суморинской чудотворной иконы.171 В 1556 г. в следствие просьбы его дана ему другая царская грамота, которой дозволено ему иметь на тотемских соловарнях монастырские трубы и добываемую соль продавать без пошлины, в пользу обители. Попечительный основатель обители приобрел куплей и вкладами и другие угодья для обители, как говорит он в своем завещании. Он обновил еще бывшую в тотемском уезде пустынь Ефремову и завел в ней братство.172 Быв настоятелем двух обителей, Феодосий не уменьшал подвигов борьбы с самолюбивой и ленивой природой, а увеличил их: на теле его лежат вериги, а поверх их жесткая власяница; вериги врезались наконец в тело его, но он терпел боль; строго исполнял он правила иночества и особенно любил служение храма. Братию назидал наставлениями и примером жизни своей. Для общей пользы их приобретены им, как видно по завещанию, учительные книги: Ефрем, Златоуст и два сборника, – богослужебные: евангелие, псалтирь со следованием, трифолог, два молитвенника. Пред смертью, в духовном завещании своем, говорил он: «дать от меня на Прилуки Спасу 10 р. и в Тотьме всем церквам по полтине на сорокоусты». Назначив подарки близким к нему людям, говорил: в синодике записан род мой; если исключите его и меня, всемилостивый Спаситель – пред вами; усердно прошу вас выполнить все, что написано в этой памяти, – не берите тяжести на свою душу и меня не отягчайте. – Простите меня грешного для Бога, – поминайте в молитвах. И вас Бог простит».173 Так преподобный не думал, как думали современные ему проповедники реформы, что поминовение умерших – суеверие бесполезное. Он лучше их понимал и сердце человеческое и учение откровенное; он видел, что ни то, ни другое, не ставит у могилы предела для любви христианской и действия молитвы пред распятым Спасителем мира не пресекает у гроба (Иак.5:11б); !!! https://bible.by/macarthur/45/5/ Здесь дробление главы на части в толковании. Возможно ли так!? Или 5:11 вернее!? Извините, не знаю. Стр.ориг 126, пдф 135; смиренный не на одних словах, он считал не христианским делом надеяться на свою правду или веру и не чувствовать нужды в помощи других. – Блаженная кончина его последовала 28 января 1568 г. и он погребен был в основанной им обители, вблизи храма.174

Не прошло и 10 лет после кончины блаженного Феодосия, как уже начались исцеления при гробе его. Девица Ирина, полтора года лежавшая расслабленной, получила здоровье; слепая Иустина – зрение; жене воеводы тотемского, обезумевшей, возвращен смысл; иноку Уару – здоровье. В 1626 г. написана была икона преп. Феодосия со слов столетнего старца Козьмы Любовцева: в 1635 г. написан был другой образ, в большем виде, и положен был на самой гробнице, над которой устроена и сень. В 1659 г. пожар истребил помост храма и решетку близ самой раки; а рака с сенью, иконами и покровами осталась невредимой. В 1729 г. сочинена была служба на день преставления пр. Феодосия, и обитель совершала по ней празднование основателю своему.175

В 1796 г., при копании рва для нового храма Вознесения Господня, обретен был гроб и в нем покрытое схимой нетленное тело начальника Феодосия: глава, руки, весь состав и даже одежда были целы. После трехкратного свидетельствования, свят. синодом определено (30 сент. 1798 г.) празднование новоявленному чудотворцу преп. Феодосию совершать повсеместно 28 января. Имп. Павел, посылая в обитель полную ризницу кресчатого бархата, писал (8 янв. 1799 г.): «духовное принося благодарение промыслу Творца Всевышнего за озарение начала царствования моего явлением и многими чудотворениями святых мощей преподобного Феодосия, тотемского чудотворца, в изъявление благоговения моего к оным, посылаю в обитель преподобного полную бархатную ризницу для соборного священнослужения. Приемля сердцем чистым и благодарным сие на дни наши излияние Божьей благодати, духовно молю, да всегда она на мне и на царстве моем пребывает».176

29 ч. Память о преп. ЛАВРЕ́НТЇѢ затворнике печерском и епископе туровском

«Один из братии, так повествует Поликарп, захотел идти в затвор. – Святые черноризцы никак не дозволили ему того», так как видели примеры опасных искушений в Исааке и Никите. «Лаврентий пошел к игумену св. Димитрия в монастырь Изяславов», который был близ печерского монастыря177, и там затворился. «За крепкое житие его Господь даровал ему благодать исцеления. Однажды привели к нему беснующегося, прося об исцелении. Долго пробыл бесноватый при Лаврентии, но не исцелялся. – Лаврентий велел везти его в печерский монастырь. К кому ты посылаешь меня? говорил бесноватый. Я не смею приблизиться к пещере для положенных в ней отцов Антония и Феодосия и прочих святых черноризцев, которых имена написаны в книге жизни. А кто таковые в монастыре, которых ты боишься? спросили те, которые вели его и знали, что он никогда не бывал в монастыре. В печерском монастыре было тогда 118 братий. – Бесноватый начал по именам пересказывать тех, которых он боится. Мы хотим затворить тебя в пещере, сказали спутники его. Что мне за польза бороться с мертвецами? они же так смело молятся Богу за своих черноризцев. Если хотите испытать мою силу: ведите в монастырь; там я могу бороться со всеми, за исключением 30. – И начал он говорить по-еврейски, по-латыни, по-гречески и на других языках. Потом прежде, чем вошли в монастырь, бес оставил больного. Когда спросили, кто исцелил тебя? Он, смотря на икону Богоматери, сказал: с этой иконой 30 иноков встретили меня и я исцелел».178 Блаженный Лаврентий подвизался после того в печерском монастыре. Отсюда возведен он на кафедру туровскую179, и с 1182 г. был преемником св. Кирилла туровского; в этом году, он, в сане епископа туровского, был на посвящении Василия в игумена печерского.180 Местное туровское предание говорит, что из бывшего туровского борисоглебского кафедрального монастыря взяты нетленные мощи в Киев; по ркп. святцам 17 в., тело св. Лаврентия епископа туровского покоится в киевской пещере.181 В каноне печерским отцам молятся святителю Лаврентию.182 По известию Кальнофойского, в пещере преп. Антония почивают мощи преп. Лаврентия затворника; так называется в пещере туровский епископ и ныне, как печерский затворник, по перенесении из Турова, положенный в прежней своей пещере.183

В тот же (29) день воспоминание о святых епископах пермских ГЕРА́СИМѢ, ПИТИРИ́МѢ и ІѠНѢ

Мощи сих трех святителей пермских покоятся в Устьвымском благовещенском храме, там, где была их кафедра. Над гробнинами их стоить икона, изображающая их во весь рост, со следующей надписью: «л. 7115 (1607) м. июня в 8 день, при великом государе царе и вел. кн. Василие Ивановиче, всея Руси самодержце, и при святейшем Ермогене, патриархе Московском, написан бысть сей св. образ трех святителей Герасима, Питирима и Ионы, во славу св. Троицы, Отца, и Сына, и св. Духа, повелением их, смиренным епископом Иоасафом вологодским и великопермским, и положен бысть сей образ на гробницах их, великих чудотворцев, Герасима, Питирима и Ионы!».184 Память сих трех святителей благоговейно чтится 29 января и без сомнения с того времени, как по соборному определению патриарха написана икона их. – Стечение народа к этому дню в Устьвым бывает со всех сторон необыкновенное. – Во имя трех святителей пермских был в храме в Устьвыме.185

В 1649 г. построен был в их имя храм в вологодском архиерейском доме и в следующем году архиепископ Маркелл «по своему обещанию отправлялся на Устьвым пермским чудотворцем помолиться».186

После св. Стефана, первого просветителя Перми, 20 янв. 1398 г. посвящен был в епископа пермского Исаакий.187 В марте 1416 г. он был на соборе в Москве, при посвящении новгородского архиепископа и при совещаниях о литовском митрополите.188 После того, он уже не возвращался в Устьвым.189 Новая паства, оставшаяся без пастыря, и сама по себе скоро дозволила себе беспорядки; а фанатики язычества – волхвы рады были, не видя себе сильной помехи, рассевать плевелы на ниве Божьей; дикие Вогуличи даже насилием стали принуждать новых христиан к язычеству. «Овцы шалят, говорит современник блаженный Епифаний, волки нападают; без пастыря свистеть некому, чтобы пугать и прогонять волков… Вогуличи делают нападения».190 При таком положении дел, преемнику Исаакия, пастырю ревностному к своему долгу, много надлежало трудиться, много перенести неприятностей. Блаж. Герасим, преемник Исаакия, был жизни святой, как говорит о нем древность: с ревностью очищал он плевелы, появившиеся на новой ниве Христовой. И труды его не были напрасны. – В 1429 г. святитель Фотий уже писал о Перми: «ныне страна чисто и православно совершает службу Божью, по закону христианскому».191 В 1438 году видим блаженного Герасима на московском соборе, на котором осужден был предатель православия Исидор192; потом был он и на соборе 1441 года, определившем поставлять митрополита России собором русских пастырей.193 Ревностный пастырь пользовался пребыванием в Москве и для того, чтобы испросить помощь для нужд своей паствы. В последние годы правления его, вогуличи, под начальством свирепого князя Асыки, стали врываться в поселения крещенных зырян. Святитель до того простирал свою отеческую заботу о покое паствы, что с опасностью жизни являлся в стан вогуличей. Просьбы и убеждения святителя подействовали на дикарей, и они удалились в свои места. Ревностный пастырь занялся потом водворением покоя и порядка в поселениях, пострадавших от дикого неприятеля: он проникал в самые глухие места, если слышал, что там страдает беспомощная бедность; входил во все нужды жителей и спешил оказывать помощь. Такими подвигами заслужил он имя благодетеля народа. Душевные огорчения и недуги старости расстроили здоровье его; но он и больной отправился посмотреть места, ближайшие к Устьвыми, а на возвратном пути умер смертью мученика.194 По одному древнему известию, «на устьвымском лугу, близ устьвымской крепости, за несколько сттадий от соборной церкви, святой отец удушен домочадцами невинно и скончался 24 января». По другому известию, он удавлен был омофором, рукой вогулича, принятого им на воспитание. Вероятно дикарь поступил так с благодетелем своим по внушению тех, которым дорого было унижаемое язычество.195

Преемником блаж. Герасима на пермской кафедре был блаженный Питирим.196 До архипастырства своего он был архимандритом едва ля не Чудова монастыря, и был известен сколько по благочестию своему, столько и по просвещению. Пахомий в предисловии к житию св. Алексия пишет: «иное извлек я из самого достоверного писания, архимандрита Питирима, бывшего потом епископом Перми. Он кратко написал о святителе и составил канон в похвалу ему, слышав верное о его жизни и чудесах. Сей епископ и вместе мученик не только пострадал от неверных за веру, но много потерпел бед и от князя, считавшего себя верным, которого потому должно считать худшим неверного, как того, который осквернил свои руки кровью братней».197 Это, как видно, Шемяка. Блаженный Питирим посвящен был в епископа вслед за кончиной св. Герасима. В самом начале управления своего устьвымской паствой разослал он грамоты к вятчанам и вогуличам, убеждая их не тревожить верных зырян. поелику же Асыка, пользуясь раздорами князей русских за престол в. князя, не думал оставлять в покое христианские поселения и вогуличи производили страшные грабежи: то новгородские владельцы земель по Ваге и Двине, Василий Своеземцев и Михаил Яковль, с 3.000 дружин своих (в 1446 г.), прошли до уральских гор и захватили множество югры (остяко-вогулов). Хитрые дикари, усыпив воевод обещанием полной покорности, нечаянным нападением поразили дружину Своеземцева.198 Но потом Асыка, попавшись в плен, вынужден был клясться всеми духами горными, что не станет более тревожить христиан. Блаж. Питирим поспешил подать помощь пострадавшей пастве из доходов своей кафедры.199 В следующем году (1447) он был в Москве200, и лично ходатайствовал у в. князя Василия о помощи зырянам. В. князь сложил часть подати с пострадавших, а семья его вручила блаженному Питириму разные подарки для зырян. Но пока успел возвратиться к своей пастве усердный пастырь, вогуличи (1448 г.) снова учинили набег на бедных зырян. Впрочем, с того времени сии 5 лет не тревожили христианских поселений.201 Ревностный пастырь имел теперь полную свободу заниматься долгом учительства. Ныне известен памятник желаний его распространять в пастве полезные книги. Это книга Дионисия Ареопагита, на который в последствии сделана была такая надпись: «сия кн. св. благовещения на Усть-выми; а положил сию книгу священномученик епископ Питирим, убиенный от нахождения сыроядцев вогулич, за православную веру, идеже лежит многострадальное и терпеливое тело его».202 Святитель ревностно обозревал свою паству, рассеянную на дальних расстояниях, чтобы видеть, как живут чада его в вере. – Он беседовал с народом в храмах, а чаще на открытых местах, объясняя ему правила веры и благочестия. Апостольская ревность его успела обратить к св. вере и некоторых вогуличей, живших в соседстве с крещеными зырянами. Этот последний подвиг его возбудил против него злобу в Асыке, который и без того злился за то, что мерами пастыря удержаны были вогуличи так долго от злодейств над зырянами. Асыка решился отмстить св. пастырю и его пастве.203 В 1455 году свирепый вождь, вооружив вогуличей стрелами и луками, пустился на плотах вниз по Вычегде, нигде не останавливаясь и задерживая прибрежных жителей, чтобы не предупредили в Усть-выме о его приближении; он пригласил с собой и вятчан. В 10 вер. от впадения р. Выми в Вычегду остановился он в высоком бору, который по ныне называют «юр» – становище и «Вогул-як» – вогульский бор. Рано утром один из устьвымцев плыл на ладье вверх по Вычегде и неожиданно напал на стан вогуличей. Его поймали и Асыка дознал от него пытками, какова стража в Усть-выме? Дома ли Питирим? Зырянин объявил, что Питирим в этот самый день (день был воскресный) пойдет для молебствия на мыс, что близ устья р. Выми, и что о вогуличах ничего не знают. Асыка поспешил к Усть-выми, а чтобы обмануть бдительность жителей, велел набросать на плоты множество срубленных елей и ветвями их прикрыть свое войско; в таком виде плоты казались издали плавучими деревьями, подрытыми быстриной воды. В Усть-выме, в воскресный день, старый и малый были в храме. После литургии, святитель, клир и народ с крестами и иконами отправились на мыс. Скоро заметили груды деревьев, странно тянувшиеся на большом протяжении реки. Святитель понял хитрость вогуличей и сказал народу об опасности. Обратясь к Усть-выми, он преклонил колена, трижды благословил народ и храмы крестным знамением и сказал: «дети мои! скорее удалитесь от меня; мне не убежать от смерти; Богу угодно предать меня в руки вогуличей». Толпа вогуличей выскочили на берег. И все бывшие с Питиримом в ужасе бросились, кто куда мог. – Пастырь продолжал молиться. Кровожадные дикари бросились на беззащитного старца, избили, изранили, лишили его жизни и бросили св. тело на мысу. Так пострадал, говорит летопись, 19 августа 1455 года, св. епископ Питирим от безбожных вогуличей и вятчан и принял венец от подвигоположника Христа Господа.204 Асыка удалялся за тем от Усть-выми, по боязни ли встретить сильный отпор, или потому, что очень доволен был смертью Питирима; он захватил только прибрежных жителей, на возвратном пути своем. Духовные и гражданские власти поспешили послать в Москву известие о своем несчастии. В продолжение 40 дней, пока не получили ответа Москвы, тело святителя, в знойное время, оставалось на том месте, где было замучено, и тление не коснулось к нему. Из ближних и дальних мест стекались жители поклониться нетленному святителю. Благоговение к нему умножилось, когда узнали о чудесах, истекавших из гроба его.205 И скоро стали чтить благоговейной памятью страдание св. Питирима в 19 день августа.206

После св. Питирима, поступил на пермскую кафедру св. Иона и, без сомнения, в конце того же 1455 года, как убиен был св. Питирим. Как потому, что в убиении св. Питирима участвовали вятчане, так особенно потому, что они много наделали бед в северном краю, в 1458 и 1459 г., сильная московская рать, вместе с ратью устюжан, строго наказала вятчан и заставила их обязаться платить дань Москве.207 Святитель Иона пермский вместе с прочими епископами, декабря 12 д. 1459 г., писал увещание литовским епископам сохранять верность св. православию и не принимать Григория, ученика Исидорова.208 Он был на соборе 1461 года, на котором ростовский архиепископ Феодосий, согласно с волею почившего святителя Ионы, избран был в митрополита; тогда он объявлял собору волю умиравшего святителя о преемнике, что показывает особенное доверие к нему великого святителя.209 Деятельность его в Перми была блистательная, апостольская. Он, как говорить летопись, «крестил великую Пермь», или как выражается другая летопись, «добавне крести», окончательно крестил.210 Великая Пермь, Пермь обширная и дикая, была по р. Каме и Чусовой и в верховьях Вычегды и Печоры, откуда врывались в поселения новых христиан остяки и вогуличи211; иначе, по пермским названиям рек и речек, это, нынешние уезды пермский, селикамский, чердынский, западная половина верхотурского и северная оханского, где вместе с народом коми-пермяками жили на юго-западе вотяки, на востоке остяки и вогулы.212 Блаж. Иона, после нелегкой борьбы с волхвами, успел склонить к св. вере пермского князя в городе его Ураге, (ныне селе) и, окрестив, назвал его Михаилом. Этот первенец трудов его помог ему в дальнейших успехах его. Предметы суеверного и нечестивого обожания были истреблены, самые волхвы должны были отказаться от корыстных занятий своих: на месте идолов построены была храмы; на новой почве поставлены были трудолюбивые сеятели, опытные из священников Усть-выми. Все это происходило в 1462 и 1463 годах.213 После того надлежало еще утверждать благочестие в людях простодушных и тушить обычаи языческих сердец. В Чердыни основался Богословский монастырь, по актам, тогда, «как великая Пермь приведена в крещение».214 На р. Печоре, в 600 верстах от Усть-Сысольска, основалась печерская обитель св. Троицы; ее иноки долго и после блаженного Ионы отправляли обязанности приходских священников для живших по р. Печоре.215 Блаженный святитель был для паствы своей образцом искреннего благочестия и неутомимо трудился для блага церкви своей. Он мирно почил в Усть-Выме в 1470 году и святое тело его положена было по левую сторону святителей Герасима и Питирима.216

30 ч. Святой НИКИ́ТА епископ новгородский

У одного палестинского аввы спросили: от чего святые смиряются более и более, по мере своего усовершенствования? И авва отвечал: «от того, что они не смотрят на то, что оставляют позади себя, а лишь на то, что спереди их; их правда представляется им ничтожной пред величием святости Божьей». Потому-то не умна, преступна, опасна гордость наша, не только та, которая тешится земными преимуществами, но и та, которая самонадеянно принимает на себя духовные подвиги. Пример тому – печерский подвижник Никита, который вместе показывает собой, что, когда воля благая, не взирая на падения, с твердости следует внушениям благодати, благодать Божья возводить душу на высокую степень духовного совершенства.

«Во дни игумена Никона (1078–1088 г.), пишет Поликарп печерский инок217, был брат, именем Никита. Искушаемый желанием славы пред людьми, избирая великое дело не для Бога, он просил у старца дозволения идти в затвор. Игумен не позволял ему. «Чадо! ты молод, говорил он, и поэтому не полезно для тебя сидеть праздным: лучше тебе трудиться вместе с братиями и ты не потеряешь твоей награды; сам ты видел брата нашего Исаакия, как он прельщен был; только великая благодать Божья спасла его и он творит ныне чудеса». Никита отвечал: никогда не соблазнюсь я такою вещью, а прошу у Господа, дабы дал мне дар чудотворений. «Выше сил твоих прошение твое, сказал Никон; остерегись, брат, чтобы, вознесшись не упасть. Смирение наше приказывает тебе служить братии. Никита настоял на своем. Но не прошло года, как стал он добычей искусителя. Явившийся в виде ангела, дал ему совет оставить молитву и заниматься только книгами, а на себя принял молиться за него и молился в виду его. Скоро стал Никита прозорливым и учительным. Он послал сказать Изяславу: «ныне убит Глеб Святославович в Заволочье, пошли скорее сына твоего Святополка на новгородский престол». Как сказал он, так, к было. И по летописи кн. Глеб точно был убит 1078 г. мая 30 дня.218 оправдавшееся прозрение обратило внимание всех на Никиту: князья и бояре стали приходить к нему для слушания наставлений. Никто не мог сравниться с ним в знании книг в. завета, он знал их на память219; но книг нового завета ни как не хотел он слушать, ни беседовать по ним. По этой последней странности, поняли, что он обольщен. Любовь отцов не могла быть равнодушной к несчастью брата. Преподобные: игумен Никон, Иоанн, бывший после него игуменом, постник Пимен, Матфей прозорливый, св. Исаакий печерник, Агапит врач, Григорий чудотворец, Николай, бывший после епископом тмутараканским, Нестор, написавший летопись, Григорий творец канонов, Феоктист, бывший потом епископом Чернигова, – пришли все к прельщенному и, помолившись, отогнали от него беса. Они вывели его (из затвора) и спрашивали о ветхом законе, желая что-нибудь слышать от него. Но он с клятвою уверял, что никогда не читал книг. И тот, который прежде знал на намять ветхозаветные книги, теперь не знал ни слова. Преподобные отца едва научили его грамоте. С того времени он посвятил себя посту и чистому, смиренному и послушливому житию, так что превзошел он других добродетелями. Поставленный в епископа Новгороду, он сотворил много чудес: молитвой низвел дождь и погасил пожар. И ныне чтут со святыми блаж. Никиту». Так писал Поликарп.220 По другим памятникам, св. Никита посвящен в епископа новгородского в 1096 году, на место почившего блаж. Германа, – а в 1097 г. Мстислав князь новгородский «молитвами преподобного епископа Никиты» благополучно возвратился в Новгород после долгой войны с Олегом.221 По ныне еще пел каменный корпус, построенный св. Никитой для новгородского владыки: он и памятниках и в народном предании известен под именем никитинского, как построенный св. Никитой.222 Святитель-подвижник имел утешение благословить блаж. Антония на основание новой обители. Железные вериги, снятые с мощей святителя, весом в 14 ф., – верный свидетель тому, что святитель до самой кончины своей ревностно подвизался против плоти.223 Блаж. пастырь скончался 30 января 1108 года, «а на весну, говорит древняя летопись, почаша писати (расписывать стены) св. Софью, стяжанием святого владыки», – по его завещанию.224

Уже во время Поликарпа, в начале ХIII в., чтили память преп. Никиты в числе святых. Но мощи святителя открыты были только в 1553 году.225 Лицо святителя, как увидели тогда, сохранило на себе отпечаток небесного покоя, с каким он заснул на веки. Облачение его, остававшееся в земле 450 лет, осталось цело, во всей древней красоте; его составляли фелонь, епитрахиль, поручи и палица – штофные кофейного цвета, пояс гарусный, тканый, омофор белого люстрина с крестами из штофа, митра (шапочка) гродетуровая с горностаевой опушкой.226 Современный повествователь об открытии и прославлении мощей святителя справедливо заметил, что этим прославлением святителя посрамлена «безбожная ересь Башкина», отвергавшего все сверхестественное – и благодать Божью и все чудеса христианства. По словам очевидца, в день торжественного открытия мощей до 10 больных получили исцеление. Замечательная особенность в чудесах святителя, преимущественно больные глазами, слепые, с испорченным зрением, получают исцеление от него.227

Слава Отцу, и Сыну, и св. Духу. Аминь.

* * *

1

Описание киев. лавры стр. 201. К. 1847. Ркп. святцы: «преп. Исаия (мая 15) и Сильвестр».

2

Жизнь прав. Иулиании описана сыном ее Каллистратом Осорьиным, который в 1640 г. был губным старостой; он приводит Бога в свидетели, что писал правду, и предоставляет поверить слова его распросами соседей, лично знавших жизнь Иулиании. Это описание у Царского № 129, 136, у Толстого с описанием чудес 2. № 303. В переводе русской это житие, за исключением немногого, напеч. в русском вестнике 1858 г. № 19. Подлинная повесть, но без описания чудес, изд. в памят. стар. рус. литер. 1, 63–67.

3

«Егда приближися ее честное преставление: и paзболеся декаб. 26 дня и лежа 6 дней». Поэтому, кончина на 7 день после 26 дек., последовала 2 января. И однако, в печатном издании поставлено: «января в 4 д.», последнее – ошибка писца. В ркп. святцах: «св. правед. Юлиания, яже бысть в с. Лазаревском, новая чудотворица, преставися в л. 7112 (1604) м. января во 2-й день». Осорьин: «погребоша у церкви праведного Лазаря, подле мужа ее, в с. Лазареве, за четыре версты от града, в л. 7112 (1604) янв. в 10 д.». Служба правед. Иулиании у Толстого III, № 68 (25).

4

Ркп. послание Поликарпа.

5

Собр. л. 1, 94. 2, 279, 7, 6. 7.

6

Патерик л. 132. Опис. лавры стр. 105. 291.

7

Древн. библиот. IV, 295. 296.

8

Собр. л. IV, 225.

9

Повесть о псков. печер. мон. стр. 2. М. 1831 г. Русск. времен. 2, 67. 68 У Царского, № 136, страдание св. Исидора, описанное Варлаамом, иначе известным Василием, по обыкновению его, многоречиво и с какой скудостью мыслей. По ркп. святцам, страдальцы скончались 9 января 1472 г. Мы следуем печатной повести о печер. монастыре и русск. временнику.

10

Житие св. Филиппа, написанное в 1592 г. соловецким иноком (обзор литер. § 150), напечатано в примеч. к начертанию жития, М., 1860 г. Соловецкий инок, писавший, спустя 20 л. после кончины святителя, был по его словам, очевидцем некоторых событий: «не от иного слышах, но сам видех»: о другом слышал «от не ложных язык». Тем не менее описание его требует порверки другими памятниками, и по местам оказывается неверным. Монастырская жизнь св. Филиппа ему известна: но известия о московской жизни – сбивчивы, хотя и старался он быть подробным.

11

Соловецкий летоп. стр. 14. М., 1790 г.

12

Гербовник 2, 27. Лакьера геральдика стр. 475. Спб., 1854 г.

13

Продолжение Нестора, под 7000 и 7001. Карамз., VI пр. 428, 507, 516, 519.

14

Родослов. кн., стр. 8. 7. 160. М., 1851 г.

15

Продолжение Нестора. Житие: «таже вразумляется и воинской храбрости».

16

Царств. кн. стр. 72, 73. Никон. л. VII, 18. По родосл. кн. 2 ч., казнены еще Андрей Иванович и Василий Иванович Пупковы-Колычевы, троеродные братья Федора Степановича.

17

Под папертью церкви Зосимы и Савватия надпись на стене: «лета 7076 (1568) преставися раб Божий инок Иона Шапин, м. янв. 10 дня». Это – Наставник св. Филиппа, предваривший кончину его одним годом.

18

Житие «Премину лета не мала – почитаема себе от всех видя». Не правда: не более года управлял.

19

Опис. Солов. монаст. ч. ΙΙΙ, стр. 7–23. Собор о праздновании русским святым был в 1549 г., а не в 1551 г.; а собор о судебнике был не в 1550 г., а в февр. 1551 г. Карам. 8, 68. 69. В грамоте 1550 г. сказано: игум. Филипп бил ми челом, а сказал, что де и пр. В Солов. л. под 1551 г. «вел. гос. пожаловал Филиппа или кто по нем будет, кормы давать, на дорогу, как игумен с Москвы поедет». По летописи (Собр. л. з. 155) в декаб. 7060–1551 г. «Филипп игумен Соловецкого монастыря» вместе с архиепископом погребал сына Новгородского наместника кн. Курлятева. В житии солов. чуд. гл. 55 сказано, что «осенью, приспевшим заморозкам, в самое нужное и безгодное время», игум. Филипп ездил из Новгорода в Москву. Соображая все эти показания о пребывании Филиппа в Москве, должны мы положить, что в конце лета 1550 г. Филипп прибыл в Новгород, и отсюда вызван был осенью в Москву; здесь пробыл не только до конца 1550 г., но и в 1551 г. до первого зимнего пути.

20

По Солов. л. Пожар случился 1 мая 1538 г. По Лаврской рук. «в caмый праздник Вознесения Христова, в вечер глубок, погоре от молнии весь монастырь до основания».

21

Опис. Солов. мон. 3, 1.3.

22

Там же стр. 74. 75. В Солов. л. Сказано, что при Филиппе прибыло промыслов: в Колежме 2 црена, за морем 2 промысла, да железный промысел 1 в Солокурбе, в Луде 2 црена, стр. 20, 21, 26.

23

Солов. лет. стр. 26, 28, 29.

24

Лепехина путеш. IV, 51. Опис. Солов. мон. 3, 12. 25.

25

Опис. Солов. мон. стр. 299.

26

Грамота ц. Иоанна в 3 ч. Опис. мон. Стр. 7–30.

27

Грам. нап. в Ак. Э. 1. № 221, 258, 269.

28

Первое путешествие англичан в России в ж. м. Просв. 7. 29, 50.

29

Ркп. Сергиевой лавры № 40. Пред 46 гл. подпись: «списашася сия в л. 7056 (1548) при игумене Филиппе честные обители Соловецкие». В 47 гл. видение старца Леонида о пожаре, случившемся спустя несколько дней после видения (мая 1 1538 г.) и проч.

30

Опис. Солов. мон. стр. 73, 224, 239, 240.

31

Опис. Солов. мон. стр. 225, 234, 236, 292–296. Соловецкий летоп. «Филипп Степанович Колычев, игумен солов. мон., просил всего братства, чтобы написать в вечный поминок, в литию, отца его Стефана, да матерь его инокиню Bapcонофию, да брата Бориса, а как он, игумен, преставится, написать и его в литию, a поминовение отправлять месс. ноября в 7 д.; а дача его, что он дал в монастырь, на 171 рублей, сверх того иные дачи»; следует перечисление пожертвований.

32

Доп. к акт. ист. 1, № 52, 62. Акт. ист. 1, № 158, 179.

33

Собр. грам.: 1 № 139. Грамота подписана св. Филиппом 20 июля; а «июля в 25 день (1566 г.) поставлен бысть на митрополию игум. Филипп Колычев». Собр. лет. т. 4, 317. Курбский: «возведен бысть Филипп, соловецкого острова игумен, на архиепископский престол русской митрополии, муж славный и велика рода к от младости вольной монашеской пищей и священнолепным жительством украшен: в разуме же крепок мужествен». Об ошибках древнего биографа относительно времени учреждения опричнины. Карамзин ΙХ, стр. 174.

34

Летоп. у Карам. 9 пр. 177, 268. В Суздаль на место Афанасия посвящен Еленферий. Еще хиротонисан в 1567 г. ростовский архиепископ Афанасий; а в февр. 1568 г. Астраханский архиеп. Лаврентий.

35

О казни Федора Челядина, Чулкова, князей Куракина, Ряполовского, трех Ростовских, Щенятева, Турунтая-Пронского, казначея Тютина у Карам. 9 пр. 182–188.

36

По словам Таубе и Крузе первое увещание святителя царю происходило тайно – erstlich in geheim. (Карамз. 9 пр. 189). Это вполне сообразно с благоразумием святителя и с наставлением Господа, который повелел: «обличать согрешающего сперва наедине». В февр. 1567 г. шведские послы принимаемы были в александровской слободе. Карамзин IX, 12.

37

Служба на 23 дек., составленная в 1590 г. «Язык твой, движимый страхом Божьим, оказался мечем острым с обеих сторон; разумно обличая начальствующих, он приводил в свидетельство Христа царя всех и Его учеников». – «Ты явился по ревности новым Моисеем, изумляя не страшными знамениями, но наставляя учением слова Божьего, водил ты нового израиля из страстного Египта в тихое пристанище». Минея М., 1649 г.

38

Таубе и Крузе у Карамз. 9 пр. 191. Житие.

39

Собр. лет. ΙΙΙ, 162. Строева указатель стр. 59, 60.

HvoiMi., стр. пдф. 43, ориг.33 – не читается часть сноски.

40

Таубе у Карамз. 2 пр. 199. Карамзин (пр. 198) справедливо заметил, что в ркп. житии несообразно с порядком дел св. Филипп выставляется уличаемым и отвечающим уже после судебного приговора. Курбский: «собирает (Иоанн) на святителя скверные свои соборища и приходит вкупе в великую церковь, садятся на месте святе и повелевают привести пред себя епископа преподобного, во священных одеждах облечена, и поставляют лжесвидетелей, мужей скверных и предателей своего спасения». Ркп. житие: «поставишь пред царем лжесвидетелей и свитки свои положиши. Царь наслышав cии книги, яко суть ему угодны, повеле пред собою и пред бояры чести». Собор был под личным распоряжением царя. – Но где? Грозный любил давать делам своим вид святости: потому вероятно и то, что сонмище заседало в Успенском соборе.

41

В архивной летописи сказано, что Филипп лишен сана 4 ноября 1568 г., а ноября 11 избран был новый митрополит Кирилл. Таубе и Крузе говорят, что Иоанн хотел сжечь Филиппа и только духовенство упросило оставить ему жизнь. Это вполне вероятно: Филиппа обвиняли в волшебстве, обвинение само по себе нелепое, но для Иоанна самое лучшее, чтобы сжечь святителя. В числе виновников скорбной участи святителя древнее житие поставляет новгородского архиепископа Пимена. И Курбский пишет. «Пимен был чистой и подвижнической жизни, но со странностями, говорят, что он потворствовал мучителю (Иоанну Грозному) и вместе с ним был гонителем митрополита Филиппа». (Истор. Иоанна стр. 123). Пимен сведен с кафедры февр. 24 1570 г., т.е. спустя только две недели после кончины свят. Филиппа; его заточили в Венев монастырь, где он скончался в сентябре 1571 г. Собр. л. ΙΙΙ, 186. 262.

42

Ркп. житие, Курбский стр. 108, 109, 117–120. По житию, казнен, «брат его от родных Михаил Иванович Колычев»; по Курбскому «родной Иван Борисович Колычев». Михаил Иванович Колычев, сын Ивана Ивановича Хромого и внук Ивана Семеновича, брата Лобанова. Иван Борисович был родственник, но другого колена (Родослов. кн. стр. 160, 161). Кому верить? Курбский говорит: «слышал от самовидца». По другим памятникам, окольничий Михаил Иванович Колычев казнен уже в 1571 г. (Библиот. XX, 51). В кирилловском синодике Иоанна записаны Василий, Андрей, Тимофей, Венедикт Колычевы. В малой кормчей книге Сергиевой лавры окт. 8 поминали Иоанна и Георгия Колычевых. Юрий Никитич жив был в начале 1568 г. В большой кормовой книге лавры, гл. 137, 1568 янв. в 5 д. дал окладу Юрий Никитич сын Колычев по брате своем Антоне денег 50 руб.».

43

Курбский стр. 120, 121. В 3 новгород. лет. под 7077 г. сказано: «того же лета идучи Тверь (Иоанн) задушить велел старого о митрополита Филиппа московского и всея Руссии чудотворца Колычева». Так как и по другим сведениям кончина святителя последовала тогда, как Иоанн шел чрез Тверь в Новгород, а в Новгороде свирепствовал он с 6 января 1570 года, после того, как делал то же в Клину и Твери в декабре 1569 г. (Карам. 9, 85, 86); то несомненно, что святитель страдальчески скончался в декабре 1569 г. Ркп. житие: «венцом мучения увенчася декаб. 23 д.». То же в ркп. святцах и в соловецкой надписи на стене, Опис. солов мон. 1, 303 М., 1836. В словаре святых Спб. 1836 г. сказано: «число кончины везде показано января 9». Неправда! См. ниже пр. 44 и 47.

44

A. э. 1, № 275. Уставные грамоты его по обители – там же № 221, 258, 269.

45

Истина Соловецкой обители – стр 61. 98. Опис. соловецк. монаст. стр. 299–292. Православ. собесед. 1856 к. 2 стр. 151–154.

46

Ркп. житие, соловецкий летописец. Надпись на плите: «7099 (1591) перевезены мощи Филипповы в соловецкий монастырь и погребены августа в 11 день».

47

В минее декабрьской, печ. м. 1636 г. под 23 дек. служба святителю – та самая, которая ныне поется 9 января. В святцах м. 1660 г. память 23 дек. См. пр. 47.

48

Послание ц. Алексия Михайл. в соловецкую обитель – в собр. гос. грам. 3, 470, 471. Cл. ист. п. 4, 245.

49

А. э. 4, 491. Собр. пис. ц. Алексия М. М., 1856 г. На месте встречи св. мощей поставлен был крест с надписью, доселе целый у крестовской заставы; получившей от него свое название.

50

Словарь святых Спб. 1784 г. стр. 227. Месяцеслов 1856 г. В Москве еще и в другие дни июля праздновали святителю (см. Строева указатель к выходам царей стр. 100), вероятно в память московских чудес. В выходах царей (М., 1844 г.) о 1661 г. стр. 367 под 23 дек. замечено: «празднику Филиппа митр. праздновать государь не изволил; а праздновал после рождества янв. 9». В последующих годах память святителя также 9 янв. стр. 369, 410, 431, 453. Под 9 янв. память в уставе 1682 г. и в минее М. 1693 г. Тоже и ныне.

51

Ркп. житие преп. Павла, писано неизвестным, который рассматривает то, что слышал от достоверных людей и что нашел в записках очевидцев; оно помещено в мин. Макария в б. общ. ист. № 54. В прологе 10 янв. – сокращение, но с некоторыми дополнительными сведениями.

52

По прологу (ркп. и печат.) из великой пустыни «отъиде на Городец и на Низу у cв. мученика Феодора в обители пребываше; и оттоле во иных местах пустых жилище лета довольна, от мира и от человек удаляяся». Великая пустынь находилась в галичском уезде; чухломская покровская обитель на Городце основана была пр. Аврамием, учеником пр. Сергия, скончавшимся в 1375 г. Основание покровской обители относились к последним годам жизни Аврамиевой. По соображению времени кончины Аврамиевой с жизнью пр. Павла, оказывается, что пр. Павел был на Городце еще при жизни Аврамия.

53

Об этом говорится говорится и в службе пр. Павлу Минея на январь М. 1644 г.

54

Ист. акт. 1, № 257.

55

Обитель основана по благословению м. Фотия и сл., не раньше 1410 г., затем до 1429 г. оставалось 19 лет. Другое дело, если сорок лет прошло со времени поселения в обнорской пустыни. Ркп. житие: «двадцати двух лет от рождения его прииде в иноческий чин и по разным пустыням в безмолвии поживе лет 50; в том же святом месте пребысть лет четыредесять».

56

Татары опустошили Кострому января 6 1429 г., потом то же сделали с Плесом и Лугой и ушли. Никон. лет. 5, 96. Собр. 5, 263, 6, 143. Львов. лет. 2, 266, 267.

57

Намеки на это нападение казанцев в львов. лет. 4, 101, 102, Карамзин 8, пр. 84. Довольна подробно говорит об этом нападении современник в житии пр. Зосимы и Савватия: «иноплеменники нашли для себя удобное время. Когда умер умный государь всей России в. к. Василий, потряслось царство его и отягчилось многими бедами. Государем православия остался сын Иоанн, еще юный отрок. Вельможам пришло время для самоуправления, и они нанесли много зла ссорами: многие умерли от гонений. – Видя это казанские татары выползли как змеи из тины и жестоко изранили многие области русского царства, от Мурома даже до Вятки, кроме Галича сильно пострадали от них Кострома и Вологда; на Сухоте даже до Устюга промчалась неукротимая волна, неудержимое войско. И черемисы ходили с ними везде. Раз воюя на Сухоне пришли из леса в деревню, когда не ждали их. Не знали, где искать спасения; иные разбежались, другие были схвачены. Вбежав в дом, татары хватали топоры, ножи, все железное и медное, из дверей цепи, пробои, обобрали все в доме». Буслаева христом. 785.

58

Обретение мощей было при игумене Протасие; а ему предшествовал после Алексия Иларион, потом «не бе игумена во обители», затем «игумен», но неизвестный по имени. Так по описанию чудес. – Обретению мощей предшествовало, по описанию, 22 чуда.

59

Акт. э. 1, 203. Ркп. служба пр. Павлу напис. в 1548 г. у Румянцева № 397. Павел обнорский «святой» в грам. 1563 г. Ист. ак. 320. Память его янв. 10 в святцах устава и псалтири XVI в. у Толстого 1, № 100, 113.

60

Материалы статистики стр. 69.

61

Служба в минее на 10 янв.

62

Ркп. житие преп. Михаила, описанное Михаилом Тучковым, по воле apxиеп. Макария, – в сборнике Сергиевой лавры № 8 у Ундольского и в минее м. Макария.

63

Иноком называется блаж. Михаил в степ. книге: «инок свят от вельможеска роду, живый в монастыре клопском, внезапу нача звонить». 2, 99. Преподобным именуется он и в грамотах 1563 г. ист. акт. 1, 302. 551 и в церк. службе.

64

По описанию Тучкова, князь Константин назвал Михаила сыном Maксимовым. Так и в прологе. Степ. книга называет Михаила членом «вельможского роду», а не княжеского. К тому же вовсе невероятно, чтобы сын в. К. Симеона (1353 г.), известный по летописи в 1348 г., мог дожить до 1452 г.

65

Собр. св. 3, 100, 140, 183. Ник. св. 5, 79–81.

66

По летописям (собр. л. 3, 109, 138, 4, и 119. Никон. л. 5, 75) в 1419 г. князь Константин в Новгороде лишенный отчины и бояр своих и игум. Феодосий построили храм; а отчина возвращена князю в 1421 г.

67

Ист. иep. 4, 190.

68

По летописи сильный голод в новгородской стране был в 1423 г. Собр. л. 6, 142.

69

Степ. кн. 2, 99.

70

Тучков говорит при том: «бысть мужи некоей належащи монастырю от архиепископа Евфимия, о всегда насильствием среброимания; о всегда монастырских коней отнятием».

71

Собр. л. 3, 253. Карамз. 9, пр. 81. 268.

72

А. э. 1. № 213 Ркп. служба св. Михаилу, написанная в 1547 г., у Румянцова № 397. Она же в печ. Минее. «Преподобный Михаил клопский», в грамм. 1563 г. ист. а. 1, 320, 451.

73

Служба на 11 января в минее.

74

Ркп. житие пр. Мартиниана в б. Сергиевой лавры. Обзор. Литер. § 121.

75

Пахомиево ркп. житие Кирилла.

76

См. Шевырева поездку в Кириллов мон. 2, 17, 18, М., 1850 г.

77

Напр., в грам. мар. 1 д. 1484 г. Григорий Перхутков отдает свои деревни и поля «Пречистой Матери Божьей в Мартинианову пустыню». Юрид. ак. № 122 Князь Михаил Андреевич на имя игум. Мартиниана дал грамоты: одной 1435 г. отдал монастырю Ферапонтову крожинскую деревню, другой утвердил за обителью ее земли. – Юрид. акт. № 5. Три другие грамоты Ферапонтову монастырю на имя игум. Мартиниана (1437, 1438 и 1440 г.) в ак. 9, 1, 24, 28, 31.

78

Ист. акт. 1, 75. Карам. 5, пр. 350.

79

Пахомий говорит, что о пр. Кирилле «слышал он от очевидцев жития его, самые же достоверные сведения получил от ученика его Мартиниана, бывшего игуменом славного Сергиева монастыря».

80

Ист. Иep. 6, 851, 854. Новгород. летоп. (софийск. 6 № 560). «в л. 6991 (1483) преставися преп. Мартиниан чудотворец января 12 д. – ученик преп. Кирилла чудотворца, и лежит в Ферапонтове монастыре». Между рукописями п. Филарета, по описи 1630 г., «канон и житие Мартиниана белозерского». Иванова опись госуд. архива стр. 293, М., 1849 г.

81

Вестник географич. общ. 1854 г. ч. 12, стр. 135, 136, 141.

82

Так рассказывает писатель жития преп. Мартиниана.

84

Ркп. житие Мартиниана.

85

Степен. кн. 1, 175, 176. Сл. собр. л. 6, 245.

86

Ркп. житие Мартиниана.

87

Ркп. житие преп. Иринарха, опис. учеником его Александром. Отрывки жития напеч. в чтен. м. общ. ист. 1847 г. № 2 Ундольского в библиогр. розысканиях стр. 62–68 Москв. 1846 г.

88

В 1618 г. по прошению архимандрита Авраамиева монастыря Иосифа и затворника Пимена, ц. Михаил утвердил за обителью земли ее. След., тогда еще жив был старец Пимен. В ркп. святцах «пр. Афанасий и Пимен Авраамьеве монастыре». Здесь же еще «пр. отец Пимен затворник богоявленский», по другому списку, «затворник и верижник, что в Богоявленском монаст. во Острове».

89

Ркп. святцы: «преп. отец Иринарх затворник Борисоглебского мон. преставися в л. 7123 (1615), янв. 13 д.». По житию, сконч. в 1616 г.

90

Записки монастырские о чудесах.

91

Ркп. житие пp. Елеазара нап. в правосл. собеседн. 1860 г. 1, 108–120, 237–259. Писатель говорит: «бысть по нем царь Алексий Мих., ныне царствующего родитель». (стр. 241). Далее он выставляет себя святителем скитским, но который пишет то, что слышал от «сказателей» (стр. 249). Потому житие писано в 1706 г.

92

Опис. Соловец. мон. стр. 128, 317–324, 328, 353–355.

93

Грамота Никона, напеч. в III ч. Опись Соловец. мон. стр. 329–331.

94

Опис. Соловец. мон. стр. 324–326. Ркп. святцы: «преп. Елеазар, строитель Анзерского спита, иже на Океане». Тропарь и молитва преподобному Елеазару – у Царского № 744.

95

Записка о вологодских святых. Сл. В октябре 10 ч. Надпись на раке блаж. Андрея.

96

Ркп. житие преп. Варлаама.

97

Собр. ак. 3, 47.

98

Ркп. житие преп. Антония с чудесами составлено поздно, в 17 в. и потому со многими ошибками; напр.: в нем говорится, что храм в своей обители преп. Построил по грамоте кн. Александра невского и по благословению новородского apxиепископа Исаии. Но такого apxиепископа не было в Новгороде; как это известно по летописям. (Собр. л. 3, 54–37, 180–182). Говорится, что Антоний отравляем был из Xутына к блаж. патриарху Афанасию в Константинополь. Но в Константинополе не было тогда между патриархами Афанасия. Патриархами были: с 1186 года Никита, с 1190 Леонтий, потом Феоктист, Досифей и Георгий Ксифилин, скончавшийся в 1198 г., после него Иоанн Каматер, при котором в 1204 г. Константинополь взят латинянами; с того времени патриархи стали жить в Никее; но и здесь не было патр. Афанасия.

99

Так показаны лета Антония и день кончины в ркп. житии. поелику же в 1192 г., когда преп. Варлаам назначил его своим преемником, было ему не менее 35 лет: то остальные 32 года из 67 лет жизни оканчиваются 1224 годом. По ркп. святцам «преп. Антоний игумен дыменский, ученик Варлаамов, преставися», по одному списку: «апреля в 13 д.», по-другому со «авг. в 13 д. ». Свед. о монаст. стр. 387, 408.

100

Ркп. житие; Тихвинские монастыри, стр. 101, 104–108. Спб., 1854 г. Валаамские иноки жили в Дымской обители с 1561 г.; в 1618 г. переведены они в Васильевский монастырь. (Писцовая книга во врем. общ. общ. ист. кн. 6 стр. 89, A. э. 3, 131).

101

Ист. иер. 4, 71. Свед. о монаст. 378. Ркп. житие.

102

Ист. Иep. 4, 807–809. Свед. о мон. 511. Словарь свят. Спб., 1836. По переписи 1662 г. у Антониева монастыря 529 дворов поселенцев.

103

Ркп. святцы; ист. иep. 3, 103, 104. Свед. о мон. 405. Словарь святых 39. Черноозерский монастырь сожжен, игумен и братия убиты поляками в 1585 г. Неволин о патинах стр. 86.

104

Святыни Киева, 55. Опис. лавры 110, 292, 290.

105

Ркп. Сказание о блаж. Феодоре.

106

Свед. о монаст. к церк. стр. 415, М., 1853 г. Словарь святых, Спб., 1836 г. Макария древности 1, 200, 388.

107

Подробное исследование о жизни и сочинениях препод. Максима напеч. в москвитянине за 1842 г. № 11, стр. 45–96.

108

Письмо в. к. в Афон и ответ афонцев напеч. в 5 кн. врем. общ. ист. М., 1830 г.

109

Продол. Нестора (М., 1764): «того же месяца (в котором прощен Воротынский, а он прощен в фер. 1525 г. Соб. грам. 1. № 154) бысть у в. князя собор». Список с судного дела. «митрополит (Даниил) велел (1531 г.) Досифею владыке Крутицкому спрашивать Максима, что было взыскание и соборы на Максима и на Савву у вел. Князя на дворе, в палате; тоже потом соборы многие были у митрополита в палате его, лета 7033 (1525) на Максима о тех хулах, которые прибыли и взыскашася месяцы апреля и месяца мая». Чтен. общ. ист. № 9. М., 1847. Обвинители Максима, по воле Даниила, чудовский архим. Иона и Васссиан Топорко, монах волоколамский, который в след за тем, апр. 2 д. 1525 г. посвящен был в коломенского епископа. Синод. ркп. № 347, Карамз. 7, пр. 331, 383.

110

Судный список стр. 1–4. Исповедание Максима и слово отвещат. в ист. Платона стр. 300.

111

Судный список стр. 4, 5, 11. сл. прим. 107.

112

Судный список стр. 5. 13.

113

Месяцеслов Сергиевой лавры стр. 3, 48. M., 1850 г. Здесь: «21 янв. память пр. Максима грека». Ркп. святцы: «преп. Максим грек афонской горы преставися в л. 7064».

114

Подробное рассмотрение сочинений преп. Максима в москвитянине 1842 г. № 11 стр. 65–96, где два и напечатаны; в обзоре дух. литер. § 130. Полный перечень.

115

В приб. ко 2 ч. ист. росс. церкви м. Платона стр. 333–335.

116

«К глаголющим, яко во всю светлую неделю солнце не заходя стояло».

117

Teraturgima р. 15 Kiow. 1636.

118

О пр. Тите фер. 27. Почему в словаре святых стр. 22 Анастасий называется преподобномучеником, – не видно; в опис. лавры он диакон, но не назван мучеником.

119

Опис. лавры стр. 110, 293.

120

Слова синодика у Сахарова: история гражд. образ тульской губ. М., 1838 г.

121

Исследование о древней области вятичей, стр. 83, 86–87. По другому списку святцев, «пр. Макарий белевский жабынский преставился в л. 7130 сент. в 22 д.». Год и день кончины несомненнее те, которые указаны в синодике пустыни; а 22 сент. вероятно был днем свидетельствования мощей.

122

Ркп. житие пр. Геннадия, опис. учеником его Алексием ок. 1585 г. в В к общ. ист. № 42, в Синод. В. № 929, в Импер. В. № 710. Извлечение из него в прологе 23 янвяря. Житие пр. Геннадия, описанное учеником его Алексием напеч. в яросл. епарх. ведом. 1860 г. № 31. В прологе янв. 23. с некоторыми дополнениями. В поздней редакции жития сделаны еще дополнения. В имп. публичной б-ке № 710 кроме жития «наказание Геннадия».

123

См. о Корнилии мая 19.

124

«Сказала о св. иконописцах» в подлиннике гр. Строганова.

125

Наставление это напечатано по ркп. XVI и XVII в. г. Невоструевым в материалах для истории церк. Харьк. 1862 г. в ркп. оно без имени сочинителя. Но малорусские выражения, встречающиеся в нем – паробок, узимати, чи со временем списков наставления показывают, что оно принадлежит пр. Геннадию, уроженцу Могилева.

126

Никон. л.7, 65. Татищева кн. 4, стр. 272.

127

По летописям Киприан, иначе Киприак, посвящен в янв. 1547 г. и был на соборах 1547 и 1551 г. (Карам. 8, пр. 197, 246, 9, пр. 87). В ист. цер. 1, 350 год кончины его не показан; а о преемнике его Иоасафе сказано, что упоминается в 1560, 1562 и 1566 г. Если Киприан скончался в 1559 г., то Геннадий был у него в 1555 г.

128

Так показано время в ркп. житии и в прологе. Ркп. Святцы: «преп. Геннадий авва начальник монастыря, иже на Сурском озере, костромской и любимоградский чудотворец, преставился в л. 7073 (1565) мес. января в 23 день».

129

Ист. Иер. 3, 686, 687. Сведен. о монас. 553.

130

Ркп. служба преп. Геннадию – в биб. общ. ист. № 42.

131

Мин. м. Макария 24 января; житие нового мученика у Толстого 2, № 68, 226, у Царского № 396, с грамоты м. Гермогена оно напечатано в записках казан. универ. кн. 4 стр. 151–152, 1839 г. Ркп. святцы: «св. Иоанн убиен бысть в л. 7037 мес. января в 24 день».

132

Ркп. житие св. Моисея, описанное Пахомием, у Царского № 133, 136 и в минее м. Макария. К удивлению, оно не богато содержанием.

133

В ркп. святцах. «Макарий пустынник, игумен иже на Мьере, от Новгорода 40 поприщ».

134

Собр. л. 3, 181, 182. Снегирева памятники, успенский собор.

135

Собр. л. 3, 74, 75, 182. Львов. л. 2, 85–88. Русс. врем. 1, 165–168. Составлявший 3 новгородскую летопись (111, 224), приняв Богородичный храм на Деситине за Богородичный храм на Молоткове, внес строительницу молотковского храма княг. Ярославлю в рассказ о построении десятинного храма, тогда как та почти сто лет уже покоилась в земле.

136

Собр. л. 3, 58, 88. Львов. л. 2, 118.

137

Изв. акад. VI, 380.

138

Собр. л. 3, 86, 122, 139, 228. Извес. акад. VI, 380. Ист. иер. III, 394.

Игумен духова монастыря упоминается по летописи в 1162 г. Mакария древности I, 121, 351, 567, 616, 617.

139

Приходские храмы, устроенные св. Моисеем: Знаменский – в 1354 г. Прокопиев в 1359 г., Благовещенский в 1362 г.

Макария древности I, 263, 274, 373.

140

Собр. л. 111, 182.

141

Описание рукописей синодальной библ. стр. 221, 251, 252. Известия акад. наук. VI, 277, 278. Вероятно, при св. Моисее писан и служебник деревяницкого монастыря XIV в. Извес. акад. VI, 314.

142

Опис. новгород. святыни стр. 31, 32 Извес. акад. VI, 380.

143

Собр. л. 3, 86, 87, 182, 227, 228. Описание соф. соб. 193.

144

Ркп. житие св. Моисея. Пахомиева служба ему у Царского № 133, 136, 364. 563. В чине поставления епископа 1646 г. испрашивается заступление во святых отцов наших Никиты и Нифонта епископов, Иоанна, Евфимия, Ионы, Моисея и Серапиона архиепископов и преп. отцов Антония римлянина и Варлаама хутынского, новгородских чудотворцев». Ист. ак. 4, 14. Митрополит новгор. Никон свои грамоты 1650 и 1651 г. оканчивает так: «милость св. Софии и великих чудотворцев, Никиты и Нифонта епископов, Иоанна, Евфимия, Ионы, Моисея и Серапиона архиепископов новгородских – да будет на тебе». Опис соловецк. монаст. III, 319, 321, 335, 328, 330, 331.

145

Чтен. общ. ист. 1862 г. кн. 4.

146

Материалы статистики стр. 48. Спб. 1831 г.

147

Кедрина лет. р. 524.

148

О значительном распространении христианства между венграми до 977 г. писал и Пассауский бискуп Пильгрим в письме Венедикту VI. Mansi Concil. Т. XXIX. Замечателен дух, каким жили венгерские христиане того времени: ita concordts sunt, говорит бискуп, pagani cum chrirtianus tanqvam ad invicem habent familiaritatem, ut illie videatur Isaiæ impleri prophetia: lupus et agnus pascentur simul. Эта любовь кроткая, эта терпеливость учеников востока поражали бискупа конечно потому, что он не видал ничего подобного между питомцами лапы, каков был Войтех.

149

Это отчасти видно и из завещания его сыну. напечат. in Act. Sanctor Septembr Т. I. p. 544 S.

150

См. Neanders Kirchengeschichte IV B. S. 87–89.

151

Ditmar Chronicon lib. 7, 4, 52. Naruszewicz. hist. narodu polskiego IV, 2633. VII, 4.

152

Пролог 28 января; Нестор о св. Борисе и Глебе и в летописи. Третья новгородская летопись под 1015 г.: «преп. отец наш Еврем новоторжский бе в сии времена». Собр. л. 3, 208,

153

Киевская летоп. под 1147 г. «идее Гюрии воевать новгородской волости и пришед взя Новый торг, и Мьсту всю взя». Договорная грамота Новгорода с в. князем 1255 г. «А се, княже, волости новгородские: Торжок, Бежице, Городец» и пр.

154

Ркп. житие пр. Ефрема Пролог 28 янв. ист. иер. 3, 417.

155

Ркп. житие (б. общ. ист. № 44): «пр. Ефрем отыде от нынешнего века в вечный покой в л. 6561 (1053)». Ркп. святцы: «пр. Ефрем, архимандрит Борисоглебского монастыря, преставился в л. 6561 мес. янв. в 28 д., а перенесены мощи его в л. 6574 (1066) июля в 11 д.» в печ. житии сказано, что он преставился в 6523 (1015) г. это обмолвка. Пр. Ефрема называли архимандритом только потому, что в 1572 г., когда вновь открыты мощи его, обитель его уже была архимандрией.

156

Опис. смоленской епархии, стр. 309–312.

157

В ркп. житии тверской князь назван кн. Михаилом Александровичем. Но это – очевидная ошибка. При князе Михаиле Александровиче († 1399 г.) не было в Торжке кн. Афанасия. Напротив, очень известна по летописям битва кн. Михаил Ярославича с кн. Афанасием Даниловичем у Торжка 1315 г. см. Львов. л. 2, 70, 71. Русс. времен. 1, 153, 154.

158

Ркп. служба преп. Ефрему у Царскогo № 378, 563. Между ркп. п. Филарета, по описи 1630 Г. «стихиры и канон Ефрему новоторжскому». Иванова описание госуд. архива, стр. 293. М., 1849 г.

159

Описание тверской губернии, Тверь стр. 77.

160

Нестор в житии пр. Феодосия.

161

Нестор в житии Феодосия, cм. мая 3, прим. 29.

162

Собр. лет. 1, 89, 90, 2, 278, 358. Ист. рус. церкви I, 160, 199–202. Пишут, «по смерти еписк. переяславского Петра, был он (Ефрем) рукоположен митроп. киевским Ионой». Никакая летопись не знает киев. митроп. Ионы, современного Ефрему. Блаж. Симон говорит, что после Леонтия и Илариона поставлены из печерской обители епископы Николай и Ефрем, оба в Переяславль. В 1072 г. при перенесении мощей св. князей были переяславский епископ Петр и переяславский игумен Николай (собр. лет. I, 78); Петр по древнему списку считается первым переяславским епископом (собр. лет. 2, 338). И так блаж. Ефрем рукоположен в епископа не после Петра, а после Николая. Г. Максимович о (древ. переяславской еписк. в чтен. м. общ. ист. кн. 4, 1858) справедливо полагает, что отдельная переяславская епархия учреждена около 1054 г. в след за тем, как, Ярослав назначил Всеволоду Переяславль; а до 1031 г. жили в Переяславле киевские митрополиты. Но г. Максимович напрасно допускает трех современных Ефремов – Ефрема переяславского, Ефрема митрополита грека митиленского и Ефрема епископа суздальского. Суздаль был тогда под ведением переяславского князя и след. переяславского епископа Ефрема; Никон. лет. и степ. кн. строителя разных зданий Ефрема переяславского выводят из Митилены, – а не другого Ефрема. Равно вопреки памятникам г. Максимович называет Николая первым переяславским епископом.

163

Собр. лет. III, 213. Карамз. 2 пр. 161.

164

Собр. I, 89, 108, 109. II, 10, 277. VII, 5. Никон. лет. II, 17.

165

Степ. кн. I, 229. Никон. лет. I, 192.

166

Степ. кн. I, 229. Собр. лет. I, 112. III, 122. Никон. лет. I, 192. II, 17.

167

Собр. лет. II, 10. I, 128. VII, 25. Степ. кн. I, 229.

168

Опис. Киев. лавры: 290, 292. У Кальнофойского «святой старец Ефрем резанец (евнух) кн. Изяслава». В РКП. святцах: «пр. Ефрем евнух».

169

Ркп. житие преп. Феодосия с чудесами. Нафанаила описание Тотемского монастыря, М., 1850 г.

170

«Се аз Марья, Григорьева дочи, а Истоминская жена, да со своими детьми, с Феодором да Петром, да с внуком Ивановым сыном, приданово дали есма старцу Феодосию Суморину, от отца своего благословение, пустошь симакинскую на Песья-Деньге и на Ковде со всем угодьем, что к ним исстари потягло… и дали есма ему на монастырское строение… Данную писал Коземка Иванов, сын Тараканов, л. 7061 (1553) августа в 10 д.».

171

На ризе иконы надпись: «в Спасо-суморинскую обитель сей св. образ принесен руками преп. Феодосия, тотемского нового чудотворца, из Спасо-прилуцкого вологодского монастыря в 1554 г. июня 29 д.». Эта надпись, очевидно, не древняя, но она основана на древней монастырской описи.

172

Ист. иер. VI, 417, 419. Нафанаил стр. 5–21, 28, 45.

173

Ист. иер. VI, 418 «А духовную память писал Игнашка Гостко, Федоров сын, лета 7076 (1567) декаб. 19 д.».

174

Над гробом преподобного положена была каменная плита с надписью: «лета 7076 января 28 д. преставился раб Божий строитель и начальник сей пустыни Феодосий Ульянов Суморин». – Эта плита от пожаров раздробилась.

175

По ркп. святцам 17 в. «Преп. Феодосий, Суморина монастыря игумен, иже на Сухоне реке и на речке Песья-деньга». Нафанаил опис. мон. стр. 35–37.

176

Собр. зак. т. 25 № 8, 652. Нафанаила опис. стр. 38–42.

177

Косов свидетельствует (патерик на польск. яз. стр. 180. К. 1635 г.), что в его время еще видно было место бывшего Димитриева монастыря близ лавры. В 1128 монастырь был приписан к печерской обители и ко храму, построенному блаж. князем Ярополком во имя св. Петра, называли его Петровой церковью (собр. л. I, 88, 131). Но после того Поликарп был игуменом Димитриева монастыря, как говорит Симон.

178

Поликарп в послании к Акиндину.

179

Симон в послании к Поликарпу.

180

Собр. л. II, 126.

181

Калайдович в предисл. к памяти. XII в. стр. 21, 22. По ркп. святцам, между святыми, почивающими в киевской пещере, первым показан: «св. Лаврентий епископ туровский».

182

Канон, песн. 9, троп. 2.

183

Опис. лавры стр. 289, 105.

184

Сказание о жизни и трудах св. Стефана пермского, стр. 64, 65. Спб. 1856 г. Ист. иер. 6, 576. Другая такая же икона и также древняя стоит в вознесенском устьвымском храме. Ист. иер. 6, 579.

185

Энцикл. лексикон Плюшара 12, 230.

186

Извлечение из современной записки – с волог. епарх. вед. 1865 г. № 22. Устьвымский священник Евтихий (в 1717 г.) писал к секретарю вологодского архиерейского дома: «пишем тебе, господину, о том, что в архиерейском доме или в соборной церкви или у твоей милости есть о начале и о бытности на Устьвыме, епископии Стефана, епископа пермского, и по нем иных епископов по ряду и чудотворцев Герасима, Питирима и Ионы, в которые годы они епископствовали и откуда родом и который епископ и чудотворец сколько годов в епископии пребывал, и каковы чудотворцев кончины были и что из чудес и который епископ где почивает и в которые годы с Устьвыми на Вологду переведен? Мы не ведаем; а приходящие к чудотворцам богомольцы, осуждают о том деле, что мы не ведаем; да и надлежит у их раки о вышесказанном деле на письме быть сполна. – Ради их, чудотворцев прикажи взыскать и архиерею Божьему доложить и выписать и к нам на Устьвым прислать». Что сделал по сему предмету дьяк вологодского епископа, остается неизвестным.

187

Собр. л. 6, 129, летоп. у Карам. 5, пр. 254.

188

Собр. л. 3, 106.

189

Гроб его ныне в устьвымском соборе. Ист. иер. 1, 396.

190

Плачь о смерти св. Стефана. Слова эти не могут быть отнесены ко после кончины св. Стефана, потому что тогда немедленно посвящен был пастырь Исаакий.

191

Слово об исхождении св. Духа в прим. к 1 т. допол. к ист. акт. стр. 13.

192

Собр. л. 6, 161.

193

Собр. л. 6, 166. Ист. акт. 1, 74.

194

Вологод. губ. вед. 1850 г. с указаниями на местные рукописи.

195

Сказание о жизни св. Стефана стр. 64 Спб. 1856. Ркп. святцы: «св. Герасим епископ, пермский чудотворец, задушен бысть», в другом списке приб.: «омофором своим от своих домочадцев», в третьем списке сказано: «от безбожных вогуличей в л. 6900 мес. января в 24 д.». Ист. иер. 1, 395.

196

Ист. акт. 1, 73. У Щекатова в его словаре 2, 675, после св. Герасима: Иона, Киприян, св. Питирим, св. Иона, Филофей и Никон. Но Иона и Киприян прежде св. Питирима – ошибка. Киприян был епископом с янв. 1546 г. Сл. ист. иер. 1, 395, 396.

197

Степ. кн. 1, 445. Два канона свят. Алексию – «творение Питирима епископа пермского» – в минее на 20 мая. М., 1646 г.

198

Собр. л. 4, 124. Сл. опыт исследования о древней югри – в вест. геогр. общ. т. 14, Спб., 1855 г.

199

Волог. губ. вед. 1850 г.

200

Ист. акт. 1, 75.

201

Волог. губ. вед. 1850 г.

202

Опис. ркп. Царского стр. 25. № 48.

203

Волог. губ. вед. 1850.

204

Архангельский летописец под 6963 г. Татищев в истории 1455 г. По ркп. святцам: «св. Питирим епископ пермский чудотворец преставился в л. 6900 мес. августа в 19 д.». Год здесь не определен. Собр. л. 4, 147. 5, 271. 6, 180.

205

Вологод. вед. 1850 г.

206

Уже в уставе 1522 г. под 19 августа сказано: «в тот же д. убиен бысть владыка Питирим пермский от безбожных вогуличей». Муз. Румянц. стр. 713. Сл. прим. 195.

207

Собр. л. 4, 147, 148.

208

Ист. акт. 1, № 272.

209

Ист. акт. 1, № 69.

210

Продолж. Нестора стр. 269. Ист. иер. 1, 395. Типограф. летоп. под 1462 г.

211

Епифаний в житии Стефана: «Пермь великая глаголемая Чусовая… четвертая река (ее) Кама; сия убо проходящи всю землю пермскую сквозь нее, по ней же мнози язы́цы». Собр. л. 5, 250. «Река же третья Вятка потече в другую сторону Перми и вниде в Каму, сия же река Кама обходяще всю землю пермскую, по сей бo мнози язы́цы сидят».

212

Ж. м. внут. дел. т. XXIX отд. III, стр. 45–50.

213

Продолж. Нестора стр. 260. Арханг. лет. стр. 115, 116.

214

Акт. Э. 3, 434, 435. Грамота в Пермь великую, в Чердынь: «Обвинского и Иньвенского стана крестьяне были союзным письмом и сибирскими отпусками с ними пермичи исстари, как и Пермь во крещение приведена». По другой грамоте, в Пермь великую, Чердынь: «в Перми Богословский монастырь общий один, как Пермичи крещение приняли». Ист. акт. I, 397. Отселе видно, что сочинитель статьи о быте пермяков (ж. м. внут. дел XXIX, отд. III, стр. 64) ошибается, думая, что в иньвенской даче, главной группе Пермяков, христианство возникло или в конце XVI в. или в начале XVII в. «.

215

Ист. иер. 5, 550, 551. Лет. М., 1774 стр. 260.

216

Архангельск. лет. стр. 115. Здесь днем кончины его показан 6 д. июня; в соф. акт. (собр. Л. 6, 190) – 8 ноября 1470 г. По ркп. святцам «св. Иона еписк., пермский чудотворец, иже бысть на устье Целмы реки, у Соли, преставился в л. 6979 м. окт. 29 д.».

217

Следуем рпк. сказанию. Пишут: «при самом начале печерской обители, одним из первых ее подвижников был преп. Никита». Нет, не то говорится у Поликарпа. «Ты молод», говорит игум. Никон (1078–1088 г.) Никите. Никита видел Исаакия в бедственном состоянии и след. был в печерской обители с 1067 г., но уже не раньше того.

218

Собр. л. 1, 85. 3, 3.

219

Поликарп по ркп.: «а не можаше никто стязатися с ним книгами ветхого завета весь бо из уст умеяше – бытие, исход, левит, числа, судии, царства и все пророчества по чину и все книги жидовские».

220

Ркп. послание к Анкидину. Лет. относительно пожара указывает на кондак: «в кондаке его написано: прилежно моление за люди свои принося, овогда и граду запаление угасил еси». Собр. л. 3, 213.

221

Собр. л. 1, 109. 3, 122, 179, 213. Годом поставления св. Никиты в епископа во 2 новгор. л. В росписи владык, в воскр. л. (собр. л. 7,9), в Никон. л. Показан 6604 и только в з нов. л. 6605.

222

Описание новгор. архиер. дома стр. 4, 41. Спб. 1837.

223

Описание новгор. святыни стр. 30. Спб. 1850. Опис. новг. собр. 191.

224

Собр. л. 3, 3. Тот же год кончины в воскр. л. Собр. л. 7, 21. В 3 новгор. л. (стр. 213) повторено известие 1 лет. о расписании стен собора, но кончина поставлена под 66I5 г. и вместе сказано: «бысть во епископии 13 лет». Одно с другим несогласно. Древние известия несомненны, тем более, что св. тело Никиты, обретенное апр. 30 1558 г., пробыло в земле 450 л., и 3 месяца. Опис. новгор. соб. стр. 95, 99.

225

Собр. л. 3, 158. Минея янв. 31. Никита «новоявленный чудотворец» – в грамоте 1563 г. (ист. акт. I, 550, 551). – Еще цела железная лампада, устроенная усердными новгородцами при открытии мощей святителя. Она с надписью: «свеча великого Новгорода, всех православных христиан, поставлена новому чудотворцу Никите в л. 7076 (1558) апреля в 1 д. при архиепископе Пимене». Древн. гос. росс. I, 80. Служба св. Никите – у Толстого III, № 50, Царского № 364.

226

Ркп. житие: «о переменении риз св. Никиты», Ризы и шапку святителя возили показывать ц. Иоанну в след за открытием мощей. Coбp. л. 3, 159. В ризнице Софийского собора показывают еще святительский жезл св. Никиты. В настоящем виде составляют его три жимолостные тросточки, соединенные тремя яблоками, и поперечина, одетая моржовой костью, на которой вырезаны святые: митр. Петр и преп. Сергий. Но так как сии святые прославлены, один в 1330 г., другой в 1427 г., то украшения посоха без сомнения принадлежат св. Никите. Древн. росс. гос. 1, № 97–100. Опис. новг. соб. стр. 190–192.

227

О некоторых чудесах замечено в летописи под 1552, 1558 и 1571 г. Собр. л. 3, 156, 158, 165. Ркп. опис. жития чудес у Румянцева стр. 206.


Источник: Издание третье с дополнениями. С.-Петербург. Издание книгопродавца И.Л. Тузова. 1882. От С.-Петербургского Комитета Духовной Цензуры печатать дозволяется. С.-Петербург, Мая 26-го дня 1881 года. Цензор Архимандрит Иосиф. Типография Дома Призрения малолетних бедных, Лиговка № 16.

Комментарии для сайта Cackle