преподобный Иов Почаевский

Пчела Почаевская. Беседы и поучения

Часть первая

Отдел первый. Слова и беседы на воскресные дни и подвижные праздники и нарочитые дни церковного года

Слово Святого Иоанна Златоустого в неделю ваий172

Благословен Царь Израилев, (Ин.12:13). Благословен грядый, который всегда с нами находится и вне верных никогда не бывает. Благословен Царь Израилев. Поистине народ этот знал о Его вшествии. Ибо как в нынешнее время, когда земной царь ведетъ войну против врагов и возвращается с победой, все граждане выходят к нему навстречу за город, носят цветы, сплетают похвалы, вместо розовых цветков поют хвалебную песнь, побуждает же их к этому не любовь к славе, но желание прославить победу: так и о Владыке Христе, как о победоносном Царе, весь народ показал словом и делом, что грядущий есть победитель, или лучше, что Он есть подлинно Бог. Ибо одному только Богу приличествуют эти произнесенные тогда слова и открывающие разумным божественные тайны: Осанна в вышних. Что значит осанна в вышних? спаси; ибо осанна по-еврейски значит – спаси. Осанна в вышних, тоесть, как вверху спасение, так внизу человеколюбие. Осанна в вышних. Благословен грядый во имя Господне Царь Израилев (Ин.12:13). О боговедущий народ, участвующий в ангельском служении! ходя по земле, они ликуют на небе; будучи облечены телом, касаются бестелесного, иудеи по имени, христиане на деле; миряне по жизни, апостолы по исповеданию. Они свыше и внизу получили откровение. Ибо как верховный между апостолами Петр не от своего ума, но из божественного свыше откровения от Отца говорил Господу – ты ecи Христос, сын Бога живаго (Мф.16:16), и Господь, показывая, что он получил откровение не от своего ума, но свыше от Отца, называя Петра блаженным, говорил ему – блажен ecи Симоне, варъ Иона, яко плоть и кровь не яви тебе, но Отец Мой иже на небесех (Мф.16:17): так точно и народ этот, получив свыше откровение, восклицал ко Господу, говоря: Осанна в вышних, благословен грядый во имя Господне Царь Израилев. Теперь уместно сказать, – какое и откуда мы имеем указание на то, что этот иудейский народ получил откровение свыше. Итак, откуда я покажу вам это? Из самих их восклицаний и восклицаний необыкновенных; если бы они воспевали какие-либо простые песни, то и дома могли бы делать это. Если они называли Его и Спасителем, и Царем, и Господом; то ясно каждому, что они получили откровение свыше. Откуда они знали, что Господь есть Царь? Он не носил мирской короны, не облекался в багряницу, не сопровождали его войска, не шли перед ним кони и колесницы и златокованные седла, не сидел на колеснице, устланной царской багряницей; но Он сидел на простом жеребенке, чужом, малом, ведя за собой двенадцать только учеников. Итак, почему же народ мог знать, что Он Царь, если бы не получил свыше извещения? Поэтому они и не искали на Господе мирской короны, – ибо знали, что Он изначала царствует; не искали багряницы, ибо знали Того, кто сказал – Господь воцарися, в лепоту облечеся (Пс.92:1); не искали множества войска, веруя тому, кто сказал: тысящи тысящ служаху Ему, и тмы тем предстояху Ему (Дан.7:10); не искали у Господа коней и колесниц, ибо знали, что Он есть тот, кто вознес Илию на колеснице, и что за Ним идут кони – евангелисты, веруя пророку, который сказал, что за Ним идут кони рыжи, и враны, и белы, и пестры (Зах.1:8; 6:2–3). Рыжий конь – Матфей, ясно описавший вочеловечение Господне; пегий конь – Марко, разукрашенно написавший евангелие; белый конь – Лука, красноречиво и разнообразно описавший деяния Своего Господа; вороной конь Иоанн, который обличил все еретические заблуждения... Не искали у Господа одра, обложенного жемчугом, устланного багряными одеждами и убранного царским оружием; ибо знали, что Херувимы и Серафимы, шестокрылатые светильники, везут одр, веруя тому, кто сказал: седяй на Херувимах явися (Пс.79:2). Итак, иерусалимский верный оный народ, получив откровение, не соблазнился этим ничтожным жеребенком, но укрепился пришествием Владыки. Поэтому, как только увидел этот верный народ, что Господь воссел на жребя, то немедленно, поддерживаемые пророческими предсказаниями, взявши финиковые ветви, говорили одни другим: Что мы медлим и не идем навстречу духовному Финику? Что медлим? возмем ветви финика: плод его полон бессмертия, листья его – исцеление вселенной, а ствол его – древо крестное. Мы слышали, как наша церковь в Песни Песней восклицает: взыду на финик удержу высоту его (Песн.7:9). Предварим Церковь из язычников и приветствуем его, как духовный финик и как могущественного Царя?

Когда народ делал это и прославлял Господа, старейшины священников и фарисеи, весьма разгневавшись, упрекали народ, говоря:      «что вы делаете? что вы пустословите, безрассудные? как к Богу приходите к сыну плотника, принося ему ныне финиковые ветви? называете Господом не имеющего где главы подклонить? поете царские песни сидящему на осленке? Не у вас ли отец и матерь и братья Его? Замолчите! если же нет, то будете наказаны. Ибо для того мы и посланы, чтобы заметить наиболее безрассудных из вас, которые за дерзость подвергнутся наказанию». Толпы народа, слышав эти слова от старейшин священнических, не вступили в ссору, поскольку пришел мир, – но отвечали им, при содействии благодати: «вы укоряете нас, фарисеи, и угрожаете наказанием за то, будто бы мы допустили хулу. Но кто более достоин наказания: вы ли, читающие писание и неразумеющие его, или мы, которые слушаем и соблюдаем? Заблуждаемся ли мы, принося Господу финиковые ветви? Не сам ли Он есть истинный Финик? Не о нем ли взывал пророк: праведник яко финик процветет (Пс.91:13)? не Он ли даровал слепому зрение? не Он ли даровал хромым возможность ходить по-прежнему? не Он ли повелел расслабленному носить постель? не Он ли воскресил четверодневного Лазаря? Поэтому вы опять желаете убить Лазаря? Не вы ли сами отвалили камень и неверием своим сделались тверже камня? не вам ли Он поручил развязать погребальные пелены, чтобы вы опять не солгали, как о слепом от рождения, что другой де перешел туда из другого гроба? Вы, Фарисеи, всегда завидуете добру и противодействуете верующему народу. Поэтому вы опять хотели убить Лазаря, чтобы истребить веру народа. Если же вы и убьете Лазаря, то не может ли Он снова воскресить его? Посмотрим, кто скорей утомится, вы ли убивая, или Он воскрешая? Вы с усилием убиваете, а Он воскрешает словом: кто скорее утомляется? Мы заблуждаемся, о фарисеи, что приходим к Господу, как к Царю? Видя жребя, мы более утверждаемся. По сему мы и узнаем могущественного Царя, и вот имеем писание, чтобы вы основательно убедились, что не мы соблазняемся, а вы заблуждаетесь. Вы имеете пророка Захарию, прочитайте его, убойтесь его серпа мщения. Не сей ли пророк, задолго еще благовествуя Иудее, восклицал: радуйся зело, дщи Сионя: се царь твой грядет тебе праведен и спасаяй, той кроток, и всед на подъяремника и жребца юна (Зах.9:9). Соблазняемся ли мы, читая писание и узнавая царя, делая себе добро и наставляя сомневающихся? пророка имеете, а пророчества его не хотите уразуметь? Итак удалитесь прочь, фарисеи! ибо чем более вы настаиваете, тем большую возбуждаете в нас ревность. Посему мы не заблуждаемся, восклицая: благословен грядый во имя Господне. Мы знаем имя, о фарисеи! Это имя освободило нас от Египта, дало возможность перейти Чермное море и жить в пустыне, и поселило нас на земле, текущей медом и млеком, и научило пророка взывать: да познают, яко имя Тебе Господь, Ты един вышний по всей земли» (Пс.82:19). И что народ был послушлив, а старейшины священников ослушны, послушай, что ныне евангелист говорит об этом: совещаша apхиepee, да и Лазаря убьют, яко мнози его ради идяху от иудей и вероваху во Ииcyca (Ин.12:10–11). Видишь ли неистовство старейшин священнических? Чтобы уничтожить веру народа, они хотят убить Лазаря, говоря самим себе эти старейшины священников: если убьем одного Ииcyca, а оставим Лазаря в живых, то не будем иметь никакого успеха; ибо, видя сего, будут веровать в Онаго. Итак, дабы и по смерти он не был для нас преткновением в том, что некоторые опять будут веровать в Иисуса, убьем Лазаря, чтобы совершенно истребить его память. Это и другое говорили старейшины священников, как люди, помышляющие тщетное, не разумея, что Господь, желая принять добровольную смерть за бессмертие миpa, не хотел одного Лазаря оставить на память по себе, но кого? – оставил непобедимый крест, который не могут ни разрушить, ни скрыть, ни умертвить, ни победить, по всей вселенной показывающий силу своего действия. Ибо какой дом, который не имеет креста своим основанием? какой город не имеет креста своею защитою? какой царь не украшается крестом? Какое девство не имеет креста своим светильником? какая церковь не ограждается крестом? какая вдова не имеет креста своим жезлом? какая сирота не имеет крест своею помощью? Крест ночью светит, днем сияет, зиму, весну и лето призывает, сирот питает, супружество скрепляет, дружбу умножает, всякому добру содействует.

Итак, что сказал евангелист? ибо полезно обозреть евангелиста. Слушай же, что ныне говорит евангелист: Прежде шести дний Пасхи прииде Иисус в Вифанию, идеже бе Лазарь умерый, егоже воскреси от мертвых (Ин.12:1). Слушай внимательно: прежде шести дний Пасхи прииде Иисус в Bифанию. – Прежде шести дний, – какой же это день прежде шести дний? Какой это? Этот предшествовавший день означает Иоанна Предтечу. Ибо как Иоанн пришел прежде Господа, так и этот день предварил воскресение. И как Иоанн, перстом показывая на Господа, говорил: се Агнец Божий, вземляй грехи миpa (Ин.1:29): так и сей день, как бы перстом указывая на грядущий недельный день, взывает, говоря: се матерь желающим возродиться. Прежде шести дний Пасхи прииде Иисус в Вифанию. Познайте день и уразумейте его! Это – день дня, свет света, солнце солнца, жених жениха. Прежде шести дний Пасхи прииде Иисус в Вифанию. Познай этот день; ибо не просто о нем сказано – прежде шести дний Пасхи прииде Иисус в Вифанию, но с показанием количества, чтобы мы предварительно очистились от всякой скверны плоти и духа. Ибо этот день есть предварительное очищение прежде шести дний Пасхи, чтобы ты очистился от всякой скверны, разрешил вражду, утолил гнев, погасил клевету, приобрел любовь, усугубил нищелюбие, чтобы не один ты праздновал, но чтобы праздновали с тобою и нищие. Ибо, если ты не подашь нищему, и ты празднуешь, а он остается печальным, смотри, чтобы не было с тобой того, что с богатым и Лазарем. Итак, подай крупицы бедному, чтобы и ты постоянно праздновал, и он был сыт, и чтобы псы не были милосерднее тебя. Что такое псы, – послушай внимательно! Если ты не благотворишь единомысленному с тобой нищему и нуждающемуся в помощи, а он, не получит от тебя в нужде помощи, пойдет к еретику, и этот утешит его, – то пес будет милостивее тебя. Ибо всякий еретик лает на Пастыря.

Итак, что же сказал евангелист? Прежде шести дний Пасхи прииде Иисус в Вифанию, идеже бе Лазарь умерши, егоже воскреси от мертвых. О премудрость Господня! Воскрешает Лазаря, чтобы раздражить диавола... А что крест сделан был, это для того, чтобы и иудеев посрамил, и мир просветил Христос Бог, Спаситель миpa. Ему слава ныне и всегда и в веки вечные. Аминь.

В неделю шестую в цветную слово Иоанна Златоустого, архиепископа Константина града173

От чудес на чудеса Господни пойдем, братья, и будем восходить как бы от силы в силу. Ибо как в золотой цепи из переплетающихся звеньев одно держится другим и каждое из них последовательно соприкасается одно другому: так и чудеса святых евангелий переходят от одних к другим, будучи соединяемы Святым Духом, и питают Христову церковь не тленной пищей, но пребывающей в жизнь вечную. Итак, приступим и мы, возлюбленные, с сердечным расположением, и внимательными ушами послушаем, что такое нам говорит Христос Бог чрез пророков и евангелистов о сем святом празднике. По истине Он речет мир на люди своя, и на преподобныя своя, и на обращающия сердца к Нему (Пс.84:9). Сегодня пророческие трубы пробудили вселенную, и осветили и увенчали все церкви Христовы, и научили петь Господу новую песнь мира, и созвали вместе все возрасты и, что всего удивительнее, юным незлобивым младенцам и грудным детям предоставили честь начать славословие Господу, как прежде Мариам – народу, исходящему из Египта: благословен грядый во имя Господне (Ин.12:13). Сегодня, братья, Давид радостью радуется тому, что младенцы предвосхитили у него гусли, и с ними ликовствуя и веселясь, скача, как некогда перед кивотом Божиим, воспевает: благословен грядый во имя Господне. Скажи нам, пророче: кто есть сей грядый во имя Господне? Сегодня не мое, – говорит он, – учение; ибо это сегодня предоставил младенцам Тот Кто из уст младенец и ссущих совершил хвалу, еже разрушити врага и местника (Пс.8:3), обратити сердца Отцем на чада, и противныя в мудрости праведных (Лк.1:17). Скажите нам, дети, откуда у вас эта новая и радостная песнь? кто вас научил? кто вас наставил? кто собрал? какие учителя? где учебные тетради? Пристаньте, – сказали они, – к нашему веселью, и вы научитесь тому, чего не знал Моисей. Итак, поскольку мы приглашены и приняты детьми к участию на правой стороне, то пойдем туда, возлюбленные, поревнуем сему доброму и боголепному лику и с апостолами будем сопутствовать восшедшему на небеса небес, к Востоку, и на земле воссевшему, как Он соблагоизволил, на подъяремнике, возмем с младенцами ветви и с ваиями встретим Его, чтобы и нас вдохновил Святой Дух, и чтобы мы воспели богопреданную песнь: благословен грядый со имя Господне, осанна в вышних. Сегодня Захария пророк идет впереди младенцев и проповедует Иерусалиму, говоря: радуйся зело, дщи Сионя, проповедуй дщи Иерусалимля се царь твой грядет тебе праведен и спасаяй, той кроток, и всед на подъяремника и жребца юна (Зах.9:9). Сегодня жребец приготовляется, как престол, и отроки предшествуют с ангельскими ликами, и люди подстилают одежды, и древо подстилает ветви свои, и Царь славы путешествует по земле, и земнородные входят в общение с небожителями в песнях: вверху – благословенна слава Господня от места его (Иез.3:12); внизу – благословен грядый во имя Господне.

Когда это происходило таким образом, и ученики ликовали о всех знамениях, которые видели, и говорили – благословен грядый во имя Господне (Ин.12:13); а на небе – слава в вышних Богу, и на земли мир, во человецех благоволение (Лк.2:14), и младенцы и народ сами собою, единогласно, как бы едиными устами восхваляли и единодушно взывали – осанна Сыну Давыдову: благословен грядый во имя Господне: осанна в вышних (Мф.21:9): потрясеся весь град, глаголя: кто есть сей (Мф.21:10)? О безумие лживых учителей! Дети узнали Создателя, а отцы говорят: кто есть сей! Юный возраст восхвалил Бога, а старцы спрашивали: кто есть сей. Грудные младенцы хвалили Бога, а старцы хулили; дети воздавали честь, а старцы бесчестие; отроки покланялись, а священники негодовали. О неверующие предречению праведников! Обратите сердца ваши к детям вашим, спросите их и научитесь тайнам Божиим. Возвеселитесь вместе с детьми вашими; да будет у вас радостная песнь детей ваших; научитесь у них благочестию; узнайте, кто из учителей их научил их этим песням, или кто наставил их, и какое это новое богословие, – и уразумейте, что об этом написано в законе. Итак удвойте радость, поскольку вы удостоились быть отцами таких отроков, которые, будучи наставлены Богом, воспели то, чего не ведали старцы. Обратите сердца свои к детям, вашим и не закрывайте очей ваших от истины. Если же вы не разумеете этого, то вы неразумнее младенцев: они будут судьями вам, по слову Господа. (Мф.12:27). Итак, посему хорошо о вас провозвестил Исаия пророк, говоря: не ныне постыдится Иаков, ниже ныне лице свое изменит израиль. Но егда увидят чада их дела Моя, Мене рады освятят имя Мое, и освятят Святаго Иаковля, и Бого Израилева убоятся. И уразумеют заблуждающии духом смысл, и ропщущии научатся послушати, и язы́цы немотствующии научатся глаголати мир (Ис.29:22–24). Слышишь ли, безумный иудей, как в начале речи пророк с Отцом говорит о неверии вашем? Научитеся от него, как он называет богопреданной песнь детей ваших, о которой и блаженный Давид предсказал, говоря: из устъ младенец и ссущих совершил ecи хвалу (Пс.8:3). Итак, если видите, что дети ваши так поступают, то и вы будьте сообщниками их святости и Божия промышления. Если же вы так животолюбивы и ненавидите добра, то отпустите к нам детей ваших с честью, и мы возликуем с ними, и мы совершим с ними праздник, и мы воспоем с ними ангельскую богопреданную, богоугодную песнь. И они начнут нам, и они воспоют новую песнь, которой научил их Господь; ибо это есть честь настоящего дня. Ибо некогда Симеон старец сретил Христа и принял на руки превечного Бога, как младенца, и исповедал Его Богом. Сегодня же, вместо старца, неразумные дети сретили Спасителя, подобно Симеону, и подстилали ветви, и как Бога прославили Того, кто сидел на жребяти, как на престоле херувимском, восклицая: Осанна Сыну Давидову, Благословен грядый во имя Господне. Благословен Бог от Бога, превечный царь славы, обнищавший между своими неоскудно ради нас, чтобы обогатить нас; благословен пришедший в смирении и опять грядущий во славе, сначала на жребяти из Вифании, а потом на облаках с неба, сначала кроток и восхваляем младенцами, а потом – ангельскими силами. Благословен грядый во имя Господне. Кто есть сей, наученные Богом отроки? Ибо уже время сказать об этом и сделать нас соучастниками тайн, как и мы вас сделали. Это – слова Давида, верного царя Израилева, это – бряцания его духовных гуслей, который восхваляет духовными словами и разумом происходящего от него Царя и Господа. Посему и мы поем и воспеваем медоточивые песни, говоря: Осанна Сыну Давидову, Благословен грядый во имя Господне. Он писанием прикрывал сокровище, говоря: о Господи, спаси же: о Господи, поспеши же. Благословен грядый во имя Господне. Бог Господь, и явися нам (Пс.117:25–27). Мы находим сокровище, и писмена открываем верно, неложно, просто, не воровски, и всем проповедуем богатство. Осанна Сыну Давидову, Благословен грядый во имя Господне: Бог во имя Божие, Сын во имя Отца, царь истинный во имя истинного Царя, а не самозванец, пастырь добрый, благий, не облеченный только в овечью одежду, внутри же волк и хищник, но истинный пастырь, бодро и неусыпно пасущий Израиля; Сын Давидов на земле по плотскому происхождению, Сын Божий на небе по естественному пребыванию всегда с Отцом. Благословен грядый во имя Господне. Кто есть сей? Это–Бог, идущий на диавола, Царь на тирана, Господь на лукавую и преступную лесть, истинный на лжеца, Спаситель на губителя, блюститель спокойствия и корень мира на воителя, пастырь на волка, человеколюбец на человеконенавистника. Благословен грядый во имя Господне. Господь щедр и милостив, – Благословен грядый во имя Господне. Господь Спаситель заблудившегося человека, пришедший разрушить лесть, просветить омраченных, прогнать тьму и прекратить идольские службы и привести к свету спасительного богопознания, освятить весь мир, освободить от болезней и от нечистоты суетных попечений и истребить все нечистые наросты, портящие всю жизнь, Благословен грядый во имя Господне. Господь един за многих, избавляющий нищего от руки сильнейших его и убогого от восхищающих его. Благословен грядый во имя Господне. Господь пришел исцелить нашу болезн, спасти нас, впавших в разбойники, и возлиял елей и вино на раны наши. Благословен грядый во имя Господне. Господь пришел победить пленителя нашего диавола. Кто есть сей? Господь крепок и силен, Господь силен в брани (Пс.23:8), о котором Моисей в древние времена взывал сначала к иудеям, а потом к язычникам и ко всему миру: Господь поборет по вас, вы же умолкните (Исх.14:14). Благословен грядый во имя Господне. Ибо Господь пришел связать преодолевающего нас и восхитить сосуды его, и освободить нас от смертного истления в вечную жизнь. Благословен грядый спасти нас Собою, как сказал, о Нем пророк: не ходатай, ниже ангел, но Сам Господь спасе их (Ис.63:9). Благозвучно богословствование младенцев, потому что оно внушено истинным учителем, и достоин похвалы добрый плод добрых семян, – и усердно и ревностно собраны соты меда; ибо слова их неложны, и свидетельства их – пророческие.

Рассмотрим же, возлюбленные, и остальное, что сказал евангелист. Он говоритъ: и вниде Иисус в церковь, и изгна вся продающия и купующия в церкви (Мф.21:12). Вот, началом очищения всего миpa было очищение церкви. Но беззаконные иереи, не терпя Господней власти и будучи уязвлены завистию, приступили к Нему, говоря: слышиши ли, что сии глаголют? Иисус же рече им: ей. Аминь глаголю вам, яко аще сии умолчат, камение возопиет. Ибо подобает, чтобы исполнилось все написанное обо Мне (Мф.21:16; Лк.19:40). Безумным свойственно так, спрашивать, то есть: не тяготишься ли ты, – сказали они, – тем, что Тебя прославляют, как Бога? Слышиши ли, что сии глаголют? Он же сказал: «да, слышу. Для того Меня и прославляют отроки, чтобы посрамить вас, которые держитесь закона и читаете пророков, и отвергаете Меня, проповеданного пророками, и сопротивлением и неверием отрекаетесь от истины. Или вы не читали: из уст младенец и ссущих совершил еси хвалу, враг твоих ради, еже разрушити врага и местника (Пс.8:3)? Врагов почитает, а местника не почитает, – и этот местник – вы; ибо вы думаете мстить под видом благочестия, не разумея Божией славы, так как, отвергая Меня, вы отвергаете Бога. Ибо Я от Бога изшел и пришел к вам, и Аз во Отце и Отец во Мне есть (Ин.14:10), и слава Моя есть слава Отца Моего». Тогда говорившие были обличены и, опять сошедшись, устроили coвещание против Него. Мы же воспоем: велий Господь наш, и велия крепость Его, и разума Его несть числа (Пс.146:5). – Все это было для того, чтобы Агнец Божий, вземляй грехи всего мира (Ин.1:29), добровольно пришел на спасительное страдание и на судилище познан был, и явился предатель, и купившие оценили бесценного, искупившего весь мир, и пасха наша заклан был за нас Христос, и чтобы честною кровию Его окропились, как пороги, уста верных, и истребитель удалился, и смерть уничтожилась, и воскресение явилось. Сей есть истинный Сын и Бог; в Него уверуем и поклонимся Ему174. Он принял от Девы плоть и явился в Сионе Богом богов, и слава Ливанова процвела, и возрадовались все древа дубравные от Лица Его. Ибо сказано: Бог ста в сонме богов, посреде же богов разсудить (Пс.81:1). Это – Он, который отделит плевелы от пшеницы и соберет пшеницу, то есть праведников в высшие житницы, в неизреченные царствия, в святые обители, где не будет никакой печали и воздыхания, а нечестивых оставит, как негодные плевелы, на гумне. Когда Он восхощет придти во второе пришествие, то, – как сказано, – перед ним потечет река огненная, клокоча и попаляя в юдоли плачевной, в озере, идеже плач и скрежет зубом (Мф.8:12).

Постараемся, возлюбленные братья, избавиться от сего покаянием и подвигами, и постом и молитвой и милостыней и другими добрыми делами; удалимся от душевредных страстей; удалимся превозношения, то есть гордости, из-за которой и первоначально ниспал начальник безплотных сил, то есть сатана, с отпавшими вместе с ним ангелами. Избежим зависти: хотя она и ничто, по-видимому, но имеющему ее бывает вред, хотя и вскоре истлевает то, чему он завидует. Избежим величания и славы, которыми отгоняется познание истины. Избежим зависти и клеветы: ибо та старейшин священнических и книжников иудейских подстрекнула на yбиение Христа, а эта старейшин священнических и книжников сделала безрассуднее детей их. Не будем подражать иудейскому глумлению, но поревнуем благодарности детей, не неблагодарности старцев, но прославлении младенцев, не невежеству завистников, но доброму познанию хвалителей; не вражде убийц, но незлобию младенцев. Не дети бывайте умы, но злобою младенствуйте, умы же совершени бывайте, – сказал апостол Павел (1Кор.14:20). И Господь наш Иисус Христос говорит: аще не обратитеся, – сказано, – и будете яко дети, не внидете в царство небесное. Иже убо смирится яко отроча cиe, той есть болий во царствии небеснем (Мф.18:3–4). Итак будем, как дети, без злобы, не любите зла, написав это на сердце; но со всякою чистотою и без всякого признака зла приемля благочестивую веру, да написаны будем и войдем в царствие небесное. Возьмем для Господа ваии милосердия и человеколюбия, чтобы сретить Его, когда Он придет в оный день на облаках небесных в веселии, с великим могуществом и славой, и обличит безумие иудеев и воздаст им вечное мучение за то, что они воздали Ему злое за благое, а язычникам, сотворившим волю Его и добрые дела и сохранившим правую веру, воздаст святость и бесконечное царство, которое да получим и все мы благодатию и человеколюбием Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, Которому Слава с Отцом и со Святым Духом ныне и всегда и в вечные веки. Аминь.

Беседа преподобного Иова в неделю ваий175

Кто из числа благоразумных рабов Христовых и радуется чести Владыки, тот пусть послушает нынешнего евангелия, – и нынешнее евангелие, возлюбленные, читаемое с ясным пониманием, показывает о нашем Владыке, – что Ему уготовали сестры Лазаревы, когда одна из них Maрия, глубоко почитая Его, умыла ноги Его миром драгоценным, и каким ответом Он заграждает уста Иуде, порицавшему эту жену за боголюбивое дело; какой Он удостоен был торжественной встречи, когда народ приносил Ему в дар ветви финиковые и громким голосом восклицал осанна; как и Христос, исполняя предреченное о Нем, и Сам таинственно предзнаменуя нечто, то есть покорение неразумных язычников, сев на осла, приходит таким образом в Иepyсалим. И не только это, возлюбленные, показывает нам нынешнее евангелие, но между прочим оно показывает и совет, который совещали на Лазаря старейшины священников. Совещаша же, – сказано, – apxиepee, да и Лазаря убиют (Ин.12:10).

Но пора уже послушать и самых слов евангелия, чтобы с точностью уразуметь все выражения. Поскольку иудеи имели обычай, прежде чем праздновать пасху в двадцатый день месяца, начинать ее и соблюдать с 14-го числа, а в 19-й день того же месяца употребляли нечто более обыкновенный пищи, тогда как доселе неважное было праздненство (Исх.12:18): то посему и Господь, следуя этим обычаям празднования, так как ни в чем не хотел нарушить закона, вечерял сам со своими друзьями, предваряя две пасхи. Ибо прежде шести дний пасхи прииде Иисус в Вифанию. Какой пасхи? Очевидно, законной; ибо не была еще преподана истинная пасха, которой был сам Христос, за нас приносимый в жертву. Пасха бо наша, – сказано, – за ны заклан бысть Христос (1Кор.5:7). И откуда Он пришел? Из пустыни. Воскресив из мертвых Лазаря, – так как Его искали побить камнями, – Он удалился в пустыню, не желая их погибели. Потом евангелист, показывая нам, что Вифания была отечеством Лазаря, прибавил: идеже бе Лазарь умерый (Ин.12:1). Затем он, как бы мимоходом, упоминает о чуде с Лазарем: его же, – сказал он, – воскреси от мертвых (Ин.12:1). Вообще он повествует, как бы с оттенком пренебрежения: сотвориша же Ему вечерю ту (Ин.12:2). Очевидно, это относится к Лазарю, так как они принимали Его не только как учителя благочестия, и не как друзья Его, Им любимые, но и потому, что Он воскресил из мертвых Лазаря. И Марфа, – сказано, – служаше (Ин.12:2). Эта сестра Лазаря всегда является более усердной к делу служения. Лазарь же, – сказано, – един бе от возлежащих с Ним (Ин.12:2). Евангелист как бы удивляется и, показав, что Лазарь не тотчас по воскресении своем предается снова земле и гробу, но остается в живых и ест и пьет, прибавил это и сказал: Лазарь же, – говоритъ он, – прежде смердевший четверодневный, и он тогда возлежал на вечери вместе с Иисусом. Maрия же, – сказано, – тоже сестра Лазаря, приемши меру мира нарда пистика многоценна, помаза нози Иисусове, (Ин.12:3). Когда он говорит о мере миpa, то показывает нам количество миpa; а когда говоритъ нарда пистика (верного), то показывает драгоценность этого миpa. Ибо пистика, – сказал он, – то есть неподдельного и чистого от всего. Я скажу, что мера и достоинство мира, по намерению жены, указывают на цену Спасителя. Ибо не просто на деле она хотела оказать почесть Христу, но старалась указать на Его высшее призвание; но недоразумевая, как бы ей по достоинству оказать честь, оставив многое, приняла и угостила Его тем, что имела. Ибо, взявши меру мира, сколько достаточно было помазать ноги Его, и мира некоего удивительного и приятно пахнущего, – ибо нарда, – сказано, – пистика многоценна, – помазала ноги Иисусовы, веруя, что она благословится и от одного прикосновения. Великое же оказание почести, особенно же выражение любви ко Христу и в том, что она не сочла это миpo достойным более благородных частей Его тела, но села с ним только при ногах Его. Ибо у ног Его валялась, желала облобызать Его стопы, но боялась, благоговела и трепетала. А это она делала для того, чтобы возблагодарить Его за труд, который Он предпринял для них, и возлить миро на Его ноги. Потом сказано: отре власы своими нозе Его (Ин.12:3), то есть потерла, погладила своими волосами, чтобы, как она думала, иметь Его в своей голове и тогда, когда Он уйдет: так она вся преисполнена была любви ко Христу! – Храмина же исполнися от вони масти благовонныя (Ин.12:3). Так, – сказано, – миро было многоценно, такое испускало благоухание, что запахом его наполнился весь дом.

Но жена так, а Иуда как? Глагола же, – сказано, – един от ученик Его, Иуда Симонов Искариотский (Ин.12:4). И что он говорит, об этом услышим в конце слова, а теперь благовременно обратить внимание на то, как ничто не приносит пользы, если быть даже учеником Христовым, когда приходит леность. Ибо говорящий то был один из учеников Христовых. Он не только осуждает достохвальный и боголюбезный поступок жены, но и намеревается самого Учителя предать беззаконникам. Первую черту, отделяющую его от других учеников, евангелист указал ту, что он назывался Иуда Симонов, – ибо, хотя был и другой Иуда по имени, но не назывался Симоновым, – и что он родом был Искариот, назван по отечеству, и присовокупил: Иже хотяше Его предати (Ин.12:4). Видишь ли, какое для тебя зло составляет леность? Но посмотрим, что он говорит? Хотя он ничего здравого не говорит, но от растленного своего разума, однако послушаем, не для того только, чтобы упрекнуть ученика, но чтобы мы и сами не говорили подобного по таким же побуждениям. Чесо ради, – сказал он, – миро cиe не продано бысть на триех стех пенязь и дано нищим (Ин.12:5)? О несвоевременное запрещение! о христоненавистное желание! Подобало нам удивиться вере, подобало нам преумножить честь Учителя; а он непристойно осуждает ее, и измеряет миро, и предлагает нищих. Зачем, – сказал он, – напрасно пролито столько мира? Зачем оно не продано было покупщикам за дорогую цену? Зачем из этой цены не подано было нищим? А это он говорит не о нищих делая попечение, но обнаруживая пристрастие к стяжанию своего имения, как и сам евангелист показывает, говоря: сие же рече, не яко о нищих печашеся, но яко тать бе, и ковчежец имеяше, и вметаемая ношаше (Ин.12:6). Предлогом же к своему лихоимству он делает нищих; ибо не потому он это говорил, что заботился о нищих, но потому, что, имея ковчежец и влагаемое нося, надбирал оттуда. Под ковчежцем же разумей некоторый влагалищный сосуд, в который влагают то, что дает кто-либо. Что же Иисус? Он не обличает его, желая посрамить его долготерпенем и призвать со многим смирением, но указывает на усердие жены и вместе с тем намекает и на его образ; ибо евангелист присовокупил: рече же Иисус: не дейте ея, да в день погребения Моего соблюдет е (Ин.12:7). Итак здесь Он не только отвечает за жену, но и напоминает Иуде о замышляемом им предании и о том, что Он идет туда на страдание. Для чего ты так ослабляешь веру жены? Не беспокой ее! Ибо, когда Я захочу умерть, то вы не сможете этого сделать, потому что не будете иметь времени: пусть это делает она невозбранно. – Потом, дабы он не думал, что он предпочитает Ему нищих, Спаситель привел и некоторую причину своего ответа и сказал: Нищия бо всегда имате с собою, Мене же не всегда имате (Ин.12:8). То, что Он говорит, означает следующее: когда Я – в миpe, то не подобает Меня оставлять и заботиться о подаянии; но когда Я взят буду от вас, тогда все остающееся свободно отдавайте нищим.

Разуме же народ мног от иудей, яко ту есть: и приидоша не Ииcyca ради токмо, но да и Лазаря видят, егоже воскреси от мертвых (Ин.12:9). Пожелали видеть Лазаря, надеясь услышать от него что-либо новое и недоведомое, и это привлекало многих к Иисусу. Посему и это произошло по смотрению, чтобы таким образом многих привлечь к себе. Но злоба никогда не знает покоя. Совещашя же apxиepee, да и Лазаря убиют: яко мнози его ради идяху от иудей и вероваху во Ииcyca (Ин.12:10–11). О убйиственное и неблаговидное их намерение! Видя, – сказано, – старейшины священников, что из желания видеть Лазаря многие приходили к Иисусу, и не остановились на этом, но приходили к Нему верой, совещались и Лазаря убить вместе с Иисусом. Однако смотри, как Иисус, яко Бог, направляет это намерение, не только убийц удерживает от их стремлений, но и заставляет народ приносить Ему похвалы, как Богу. Во утрий же день, – очевидно после угашении ярости удалением, которое между тем дало бы им время и возможность совещаться о чем-либо достойном, – народ мног пришедый в праздник, слышавше, яко Иисус грядет во Иерусалим, прияша ваия от финик и изыдоша в cpетение Ему (Ин.12:12–13). О, как опрометчивы намерения старейшин священнических! Ибо они старались восстановить против него и народ, а этот последний не думает делать никакого зла Иисусу, но при входе Его приносит в дар финики и восхваляет грядущего царя Израилева. Ибо многие, – сказано,– из пришедших на праздник в Иерусалим, слышав, что идет Иисус, взяли финиковые ветви и ими встретили Его, почитая Его, как победителя смерти. Ибо существует обычай воздавать победителям почести. Христос же победил смерть, воскресив из мертвых Лазаря. Потом сказано: зваху глаюлюще: осанна, благословен грядый во имя Господне царь Израилев (Ин.12:13). Что значит осанна? Спаси, или, как думают некоторые, хвала и слава, а то и другое проповедует Его Богом. Ибо сила спасать, как и хвала, должны быть приписываемы одному только Божию естеству. То, что они говорили, означает следующее: спаси, как Бог; или, как другие говорят, – ты один хвален Бог, один прославлен, так как Ты победил смерть. Потом они присовокупили: благословен грядый во имя Господне (Ин.12:13), разумея первое Его пришествие, или проповедуя второе. Он предостоин всякой хвалы, – сказано, – ныне как Господь, грядущий разрушить державу смерти, и опять имеющий прийти со славою судить      все человеческое естество, царь Израилев, не чувственного только, но и разумного Израиля, который ясно видит Бога. Обрет же, – сказано, – Иисус осля, вседе на не (Ин.12:14), представляя нам пример и притчу, что везде нужно предпочитать худое и смиренное, и вместе предзнаменуя призвание Им язычников. Ибо осел по закону есть что-то нечистое. Таковы и люди из язычников. Но Господь, воссевши на него, не только возводит в вышний Иерусалим, но и исполняет пророчество. Ибо присовокуплено: якоже есть писано: не бойся дщи Сионя: се царь твой грядет, сидя на жребяти осли (Ин.12:14–15). Не бойся, – сказано, – Сион, но дерзай! Этот царь не таков, каковы были древние, неправедные, лихоимцы, но кроток и смирен. Ибо Он грядет не в сопровождении воевод, но по заповеди восседая на жребяти, как сказано, – осли, поскольку таковы люди из язычников, по нечестию необученные, устремляющиеся без порядка и не наставленные примерами. Ибо совершаемое ныне Христом проречение имело исполниться впоследствии. Сих же, – сказано, – пророчески изреченных Захаpией, не разумеша ученицы Его прежде (Ин.12:16), что это к Христу относится, и что Он называется царем Cиона, и что Он представлен со славою входящим в Иерусалим. Ибо, по смотрению, разум их как бы скрылся от них, чтобы они более здесь соблазнялись о Нем, видя Его страдание и сопровождавие эти безчисленные обстоятельства. Но eгда, – сказано, – прославися Иисус, тогда помянуша, яко сия быша о Нем писана, и сия сотвориша Ему (Ин.12:16). Тогда, – сказано, – по смотрению, они не разумели, когда Он приготовлялся к распятию. Когда же Он прославился воскресением и явился как Бог истинный: тогда, поскольку напоминал им Дух Святой, они уразумели, что это написано было о Нем, и что поэтому они сотворили Ему сие, чтобы ничто из древле предвозвещенного о Нем не осталось без исполнения. – Потом евангелист открывает нам и причину, по которой многочисленный народ поспешил встретит Ииcyca; ибо он присовокупил: свидетельствоваше убо народ, иже 6е прежде с Ним, егда Лазаря.... воскреси от мертвых (Ин.12:17). Такое,– говорит он, – стечение народа произвел народ бывший с Иисусом, когда Он Лазаря воскресил от гроба и из мертвых. По истине он свидетельствовал, и во всяком случае привлекал Иисус. Посему и сказано: сего ради и срете Его народ, яко слышаша Его cиe сотворша знамение (Ин.12:18); то есть, причиной стечения народа был слух о том, что Иисус воскресил Лазаря из мертвых. Ибо очевидно, что воскресить четверодневного из гроба свойственно Единому всеми владеющему и все могущему. Но ты посмотри, какое у народа благоразумие? Ибо он, – сказано, – видев Лазаря, воскресшего из мертвых, не скрыл чуда, но все представил, свидетельствуя и проповедуя истину. И опять, слышав от очевидца, он не остался дома по лености, по тотчас поспешил к Ииcycy, чтобы и Лазаря видеть, и объять самого Иисуса и чистосердечно восхвалить и почтить Его, как общего благодетеля.

Итак, будем и мы, возлюбленные, подражать им, не будем скрывать чудес Божиих, но возвестим о них      всем: не с гневом      поведаем о них, сами не преобидим, но дерзнем на путь, не

пощадим труда, лишь бы только принести дары Благодетелю всех, и выйдем навстречу Ему, приступая безобидно.       Этим мы принесем       дары Христу, этим мы сотворим Ему предстилания, смотря не на землю вниз, но взирая вверх на небо, туда направляя весь наш разум. Наше бо, – сказано, – житие на небесех есть (Флп.3:20). И еще: горняя мудрствуйте (Кол.3:2). Кто это нам повелевает? Павел, великий проповедник истины, в конце пришедший глас. Ему покоримся и мы, и не будем мудрствовать ничего земного, но будем все на небеси. Итак, находясь на земле телом, а стремясь вверх и направляя туда душу, как финиковые ветви, войдем в славу сотворившего нас Бога. Ибо Ему честь и поклонение ныне и всегда и в бесконечные веки. Аминь.

В понедельник страстной недели слово Иоанна Златоустого о Иосифе176

Кормчие, подвергаясь на море большому волнению, которым ни материк, ни горы, ни холмы, ни утесы не указывают на землю, смотря на некоторые звезды, и по ним направляя корабль, спасаются от кораблекрушения. Ученики же церкви, находящиеся в море этой жизни, благополучно достигают пристани царствия небесного, не звезды какие-либо наблюдая, но устремивши око ума на отцов и шествуя по их стопам. Посему и Господь наш проповедал в священных киигах житие их не только для того, чтобы мы, слыша это, восхваляли их, но и для того, чтобы, возлюбив таковую жизнь, мы подражали ей, любя человеческую душу. Господь наш и Бог, видя, что человеческая природа постоянно стремится к лучшему, предложил нам подвиги отцов наших, как некоторые украшения, дабы каждый из нас избирал для подражаниия тот, какой пожелает. Терпения учитель есть жизнь блаженного Иова, незлобия – Моисеева, кротости – Давидова, поста и молитвы – Даниилова, целомудрия – целомудренного Иосифа и блаженной Сусанны... Ибо их одинаково терпение: он не убоялся госпожи, а Сусанна – приговора неправедных судей. Однако, прежде всего изобразим жизнь блаженного Иосифа, поскольку этот отец был древний, – а потом и жизнь блаженной Сусанны.

Итак, когда блаженный Иосиф, родившийся от почтенных родителей, был еще юношей, то на губах его чуть пробивались волосы, как цветущая роза, а на ланитах красовался густой цвет золотистой бороды, представляя глазам соединение черного с белым, зубы у него были белые, как молоко, уста розовые, брови черные, ресницы белые. И зачем я стараюсь описать красоту юноши, которого и Писание весьма похвалило, сказавши: и бяше добр образом и красен взором зело (Быт.39:6)? Тогда продан он был, по зависти братьев, в неволю, – как они думали, – по определению же Божию на царство: и повели его в Египет, как маленького мальчика; ибо купившие его не знали богатства его добродетелей, ни того, что он, ради целомудренного воздержания, будет управлять всей землей Египетской и спасет ее всю, истощаемую голодом. Приведши его в Египет, они продали его в другой раз, но ни однажды не отдали его в неволю. Ибо кто свободен умом, тот хотя бы и тысячу раз продан был, никогда не будет рабом; как равно раб страстей, хотя бы и многократно был освобождаем, никогда не будет свободен. Ибо кого не освободит собственный нрав, того не могут освободить многочисленные хартии о свободе. Итак, отвели его в Египет и продали в дом одного Египтянина. И полюбил его господин и полюбила его госпожа. Но любовь господина была хорошая, а госпожи – нечистая; ибо тот любил его за благоразумие, а она по страсти невоздержания. Ибо, чем дальше шло время, и разцветала красота Иосифа, тем больше росла у госпожи страсть к нему, и сокровенный огонь похоти снедал внутри ее сердце... Лицо свое украшая различными способами, подкрашивая ланиты и чело, украшая руки и шею золотыми украшениями и мягкие одежды свои обкуривая различными благовониями, – она по истине была смертоносной сетью, всякими ухищрениями стараясь прельстить юношу. Ибо я думаю, что Бог попустил подвергнуть юношу искушению для того, чтобы обнаружить сокровенную его добродетель и представить жизнь его в назидание церкви. Ибо нет ни одной добродетели, соделанной отцами, которой бы Бог не поставил в церкви, как монумент в воспоминание их жизни. Итак, посмотрим на мужество крепкого страстотерпца, с какими искушениями он боролся: юность боролась с ним и похоть внутри, а жена снаружи; и подсылаемые женщины подстрекали, и ничто не могло преодолеть его. Ибо, не расслабляясь от ласкательства, не пренебрег целомудрия, но обуздывал все уды тела своего целомудренной мыслью. И поскольку та не могла прельстить его этими способами на беззаконие; то в одной комнате коварно и насильно понуждала его к преступной связи177.

Итак представилось зрелище великое, не земное, не небесное. Ибо Иосиф боролся на брани искушения: место для борьбы было открыто, совершались подвиги, трубили трубы; Учредитель состязания свыше смотрел на борьбу, сонм ангелов смотрел вниз, внизу демоны готовили победный венок для Египтянки, а вверху ангелы сплетали венец Иосифу. Великое попечение было у ангелов об Иосифе, дабы женские благовония как-нибудь не размягчили юношу, или мягкие одежды, или поступь, или взгляд, или приемы, или ласки не ослабили его характера и силы. Иосиф за венцы боролся, а Египтянка за бесстыдство; он за жизнь, а она за смерть. Вот какие были речи Египтянки, угрозами устрашающие юношу, ласканием очаровывающие его: «Я твоя госпожа, ты куплен для меня, ради этого и продан ты мне. Если ты будешь противоречить мне, то ожидают тебя оковы и темница; если же послушаешься меня, то в руках твоих будут и почести, и подарки, и власть над всем домом. Опасаешься ли быть уличенным? Но это возможно скрыть от мужа моего и от всех домашних, – только послушайся меня и решись на дело; тогда ты будешь господином над всем». Выслушав все это, Иосиф сказал: «Я никогда не был рабом, но я внук Авраама и Исаака. Те, которые беседовали с Богом, были моими дедами. Отец же мой есть Иаков, боровшийся с ангелом. Поэтому я смело и борюсь с тобой. Продан я был по зависти братьев моих; однако нисколько не вредит мне название раба, когда душа моя имеет свободу. Ибо часто туман, появившись, помрачает лучи солнечного света, но не навсегда застилает их: действием солнечного света он скоро рассеевается. Равным образом и название раба не истребит свободы моей души; ибо в скором времени рассеется от лучей моего поведения и просияет на всю землю Египетскую красота моей свободы. Продан я тебе, и я говорю это и не отрекаюсь от рабства: я исполнил подобающую тебе услугу, не был лжецом для тебя, не вредил тебе, не коварен, не ленив, не было от меня никакой клеветы, был заботлив о тебе. А ты теперь склоняешь меня на зло, как змея нашептывая, и думая обольстить меня и смертельными угрозами склонить меня на желаемое тобою дело! Не обманывайся, жена, не смотри на мою юность! ибо может и новый мех носить старое вино и новый кошелек носить древний жемчуг. Не смотри на новую землю, но смотри на ней древние цветы. Юно мое лицо по возрасту, но закон сделал мое сердце старым. Ты думаешь склонить меня и обещаниями. Но что ты можешь обещать мне такого, чтобы равнялось благопристойному целомудрию? Какое царство может сравняться с ним? Или ты не знаешь, что святое целомудрие есть небесное дело, ангельский жребий, Божий дар? Храни сама свои обещания и соблюдай свои клятвы. Нечисты твои почести, какие ты обещаешь мне; они начатки бесчестия. Твое золото рождает земля и служит добычей ржавчины... Ты думаешь утаить это преступление. Но неужели не знаешь, что Бог всегда ясно видит то, что совершается во тьме? Вспомни, жена, о муже своем, о братьях, о соседях, родственниках, и будущих детях, и постыдись их. Какими же глазами ты посмотришь на мужа своего, которого хочешь обмануть? Как протянешь руки к тому, которого ложе хочешь осквернить? Вспомни, жена, как ты обещалась ему свято хранить целомудрие! Подражай, жена, голубице; ибо она выбирает одного, и если ему случится быть схвачену орлом, который часто ловит живых птиц и съедает, или пойману от птицелова, то она не пристает к другому, но умирает от постоянной скорби и печали. Пусть научит тебя или Божий страх, или закон евреев, или чистая жизнь бессловесных птиц»!

Сказав это и видя, что она без стыда держится за его одежды и распаляется, – ибо еще более распаляются страсти, если не находят удовлетворения, – Иосиф, как крепкий подвижник, снявши одежды свои, оставил ее с одеждами, а сам убежал нагим от срама и похоти, неся победный знак целомудрия. Радовались ангелы и плакали демоны; Иосиф увенчевался, а Египтянка посрамлялась. И Египтянка носила листвия бесстыдства, а Иосиф носил плод правды. Радость была на небесах о победе Иосифа. Победа воспламенила Египтянку, и она оклеветала Иосифа перед мужем своим, обвиняя его в бесстыдстве. «Зачем, – сказала она, ты ввел к нам еврейского отрока, чтобы он смеялся над нами»? – Разгневался муж и заключил его в темницу. Ибо нужен был светильник для находящихся там во тьме, врач для больных и питатель алчущих. А в темницу ввергнули и двух евнухов Фараоновых. Увидели они сон, и не было никого, кто бы им объяснил его. И рассказали они сон Иосифу, и случилось с ними так, как сказал Иосиф. Видит царь сон, и не было никого, кто бы объяснил ему сон. И вывели Иосифа из темницы для объяснения сна. И смотри теперь удивительную тайну! Из-за сновидения продан был и ради сновидения освобожден был. Ибо он истолковал Фараону сон, и царь Фараон увидел его разум, и освободив его, дал ему власть над всей землей Египетской.

Во время же голода Иосиф всем оказывал благодеяния, и пришельцам. и домашним, друзьям и врагам. Пришел и отец его и поклонился ему. И сбылось сновидение, которое он видел. Ибо он видел, – сказано, – аки бы солнце и луна, и единонадесять звезд покланяхуся ему (Быт.37:9). Почему сказано: единонадесять (одиннадцать) звезд? Потому что Иуда, отпав, удавился.. Видите ли, как ради честного целомудрия Иосифа мы до конца удивляемся ему? как ради всечестного целомудрия удостоился царствия небесного? Это же вам сказано было, братия, для того, чтобы все вы подражали его жизни и получили такую же славу чрез Христа Иисуса, которому похвала и честь и всегда и в веки вечные. Аминь.

В понедельник великой недели Иоанна Дамаскина слово о иссохшей смоковнице и о притчи винограда178

Побуждает меня к беседе ипостасное Слово Бога и Отца, которое не оставило недр Отца и в утробе Девы неописанно зачалось, меня ради сделалось тем, что и я, бесстрастно по естеству и облеклось в подобострастную мне плоть, восседает на колесницах херувимских и на земли сидит на жребяти, – царь славы, которому серафимы поют свят вместе с Отцом, и который приемлет детский лепет из незлобивых уст, – кто будучи Богом, принимает вид раба, не- видим как Бог и принял видимое и осязаемое тело, и добровольно пришел на страдание, чтобы даровать мне бессмертие. Ибо, когда он, милостивый по естеству, увидел, что создание рук Его соблазнено прелестию змия, что созданный по Его образу и подобию человек сделался преступником Его заповеди и подвергнулся тлению и подлежит смерти: то не захотел лишиться возлюбленного своего, но многоразлично призывал его к обращению и покаянию, многократно и многоразлично наставлял его, как неразумного раба, как малолетнего сына, употребляя все способы к тому, чтобы стряхнуть рабство тирана и возвратить человека к Создателю его. Но человек не мог сам обратиться, однажды поработив себя греху и добровольно предавшись земной похоти. Поэтому Владыка, видя изнемогшее человеческое естество, принял оное на себя. Ибо видя, что человек не повинуется Слову и спасительным заповедям и повелениям, что Он говорит? «Нужно Мне делом наставить его неведущего. Нужно Мне принять его естество для совершения дoбpoдетeли, чтобы и он, научившись от Меня, творил ее. Нужно Mне быть видимым и таким образом врачевать болящего. Нужно Мне возвратить блуждающуюся овцу и направить ее к древнему райскому жилищу. Итак, как же Я возвращу, не будучи видим? Как буду руководить невидящаго следов Моих?» Для того Он и соделался человеком, чтобы чрез то, что Он сделал и пострадал, на деле научить незнающего способу исполнения добродетели; дабы мы, видя Его промыслительно сошедшим ради нас из недр Отца на землю, и сами добровольно вышли к Нему от нашей матери земли; дабы показать нам неизмеримое богатство любви своей к нам. Ибо больше сея любве никтоже иматъ, да кто душу свою положит за други своя (Ин.15:13). Под друзьями же я разумею не тех, которые любят Его, но тех, кого Он любит. Ибо мы возненавидели Его и отвратились от Него, поработившись другому. Но Он остался непоколебим, имея неизменную любовь к нам. Посему Он поспешил вслед за нами. Он пришел к ненавидящим, догонял бежащих и, догнав, не укорил жестоко, не бичем воротил назад, но принес исцеление, как опытный врач, будучи укоряем от врачуемого, оплеваем, заушаем. Как величайшее врачевство, Он сделал божество свое лекарством для человеческой природы, лекарством действенным, лекарством всесильным. Оно показало немощную плоть сильнейшей невидимых сил. Ибо как неприкосновенно бывает железо, соприкасающееся с огнем: так неприкосновенно для диавола и сено нашего естества, прикоснувшееся к божественному огню. И поскольку, по словам врачей, противоположное врачуется противоположным, то Он противоположное устраняет противоположным: похоть – трудами, превозношение – смирением. Ибо Он не только смирил Себя, будучи богат по божеству, и сделался человеком, но и между людьми смирил себя. Ибо кто из людей был столько же смирен? Ибо Он не имел, где главы приклонить (Мф.8:20). Не было у Него подъяремника, ни двойной верхней одежды, ни другой нижней: укаряемь противу не укаряше, стражда не прещаше (1Пет.2:23); яко овча на заколение ведеся (Ис.53:7), и не преречет, и не возопиет; будучи заушаем, с готовностию давал ланиту бьющему; не отвратил лица своего от студа заплевания; будучи обзываем Самаряннном и бесноватым (Ин.8:48), будучи гоним, Он терпит это, дабы и мы следовали по стопам Его. Все это Он сделал из угождения Отцу. Ибо, будучи единородным и единосущным Его Сыном, Он обнаружил отеческую Его любовь к нам. Ибо так возлюбил нас Бог и Отец, что и Сына своего единородного дал в искупление за нас. О непреодолимая любовь! Единородного Сына, царствующего вместе с Ним, Он предал на смерть за рабов, за рабов неразумных, за рабов преслушных, за врагов злословных и врагу служащих и признающих его Богом! О глубина богатства божественной благости (Рим.11:33)! Но не воспротивился единородный Сын, не преслушал отеческой воли; ибо Он Сам был воля и хотение Отца. Посему, как сообщник и участник естества, – ибо одно и тоже естество у Отца и Сына, – Он повинуется Его воле, как своей собственной, и становится человеком, и послушлив бывает Отцу даже до смерти.

Итак Он грядет, желая пострадать, и спешит испить смертную чашу, спасительную для всего миpa. Он идет, жажда человеческого спасения, и не находит на нем плода. Ибо не спасение ли смоковница означает в притче? Ибо кто по утру рано ест? Царь и учитель; рано алкая, не имеет потребности в пище. Он не сдерживает естественной потребности, но, как невоздержный какой и неумеренный, неразборчиво устремляется к пище в ненадлежащее время. Как же Он научит учеников поститься и не побеждаться cтрастью пожелания? Нет, не так это, но как словом учил в притчах, так и на деле показывает притчами. Итак, Он пришел к смоковнице, когда взалкал. Смоковница изображает естество человеческое. Сладок плод смоковницы, жестки листья и бесполезны и годны только на сожжение. Так и человеческое, естество имеет сладчайший плод добродетели, приносить которую повелено ему Богом; но за неплодие добродетели оно получило жесткие листья. Ибо что жестче житейских забот? Наг был некогда Адам с Евою, и не стыдились они: наг был простотою и безъискусственною жизнью. Не было у него ни искусств, ни житейских забот; они не думали о том, как прикрыть телесную наготу, не стыдились ни бедности, ни простоты жизни, но если наги были телом, за то покрывались Божией благодатью. Не было у них телесного одеяния, но была у них одежда нетленная; ибо насколько они близки были к Богу послушашем, настолько покрываемы были одеждою нетления. Когда же они ослушались, то удалились от покрывавшей их благодати. Они обнажились от возвышения к Богу и от созерцания Его, увидели свою телесную наготу, возлюбили житейские удовольствия, устыдились простой и незатейливой жизни, сшили себе смоковные листья и сделали себе препоясание, предприняли много помыслов и нашли жесткую и печальную и болезненную жизнь. Проклята земля в делех твоих, в печалех снеси тую вся дни живота твоего. Терния и волчцы возрастит тебе. И земля еси, и в землю отыдеши (Быт.3:17–19). Ты допустил земную мудрость, в землю будет и возвращение твое. Ты приложился скотом несмысленным; ибо в чести сый, не разумел (Пс.48:13). Ты был в Боге и не знал плодоносной добродетели, но предпочел земные наслаждения, возлюбил жизнь бессловесных. Земля еси, и в землю отыдеши. Ты получишь в удел смерть, подобно животным. Поэтому он и облекается в кожаные одежды. Ибо, будучи по телу в средине между жизнью и смертью, будучи первоначально в раю сладости и живя в царском чертоге, он наконец получил смертное и грубое тело, подверженное страданиям. Поистинне грубы листья смоковницы нашего естества. К этой смоковнице, то есть к человеческому естеству, пришел Спаситель, алкая и ища на нем сладкого плода, то есть сладкие для Бога добродетели, которыми достигается спасение. Но Он не нашел плода, но только листья, грубый и негодный грех и происходящее от него зло. Поэтому Он и произнес к ней: да николи же от Тебе плода будет во веки (Мф.21:19). Ибо спасение бывает не от людей, и добродетель не от человеческой силы. «Я соделаю спасение, Я утончу и листья, Моим страданием даровав воскресение, и даю освобождение от грубой жизни». Это Он и сделал.

Потом же, сотворив действием притчу, Он вошел в храм, чтобы осмотреть отеческий дом, и нашел злых делателей архиереев, которые сидели на Моисееве седалищи (Мф.23:2), но не исполняли дел Моисеевых, были волками, снаружи облеченными в овечью одежду, уподоблялись безплодной смоковнице, не имели сладкого плода, но только жесткие листья. Ибо, посмотри на жесткость их слов: коею властию сия твориши, и кто ти даде власть сию (Мф.21:23)? Видишь неплодие души и неверие? Лучше бы им следовало так говорить: Хорошо, благий Учитель, что Ты Лазаря, четверодневного мертвеца, воскресил; что хромых научил быстро ходить; что слепцам даровал силу зрения; что исцелил сокрушенных и отогнал всякую болезнь и всякий недуг; что обратил демонов в бегство; что научил нас пути спасения. Коею, – говорят они, – властью сия твориши? О безрассудные! И если бы кто вам сказал, то поверили ли бы вы? Если вы, не поверив Иоанну, не выходили к нему, как, к потоку речному, и, исповедуя грехи свои для вида, не крестились, и не веровали: то поверите ли вы, если бы Я вам сказал? О род лукавый и неверующий! Вы – злые делатели, поядающие виноград Господа Саваофа. Кого вы из пророков не убили? Послал к вам Отец рабов Моих пророков, требующих, плода виноградного. Он перенес чрез Моисея виноград из Египта, посадил его на земле, изгнав, народы, и размерил ее землемерным ужем на участки, обложил корни его законом и учением пророков, – и он наполнил землю, и лозы его достигли до моря, и отрасли его наполнили собою реки народов. Вы же разрушили ограду его, опору закона, и обрывают его, как оставленный без стражи, проходящие по житейскому пути демоны. Вепрь от дубравы, вор озоба и, и уединенный дивий пояде и (Пс.79:14). И когда рабы мои пророки требовали плода из сего винограда, хорошо насажденного, плодовитого и истинного: то одного из них вы били, другого камнями побили, иного присудили бросить в мрачный ров. Вот Я Сам Сын и наследник пришел: устыдитесь Моего Сыновства, уважьте достоинство Моего отцовского естества! ибо во Мне Отец и Аз в Нем (Ин.10:38). Хотя Я и пришел к вам, но пребываю в недрах Отца Моего. Отдайте Мне плод винограда Моего! Но по истине вы, как злые делатели, исполнили меру отцов ваших. Они были пророкоубийцами, а вы будете богоубийцами, превзойдете их злобой. Я есмь наследник, Я – краеугольный камень, и хотя вы отвергнете его, однако сами сокрушитесь; Я же соединю оба народа, удаленные один от другого, земное с небесным. Чрез меня одно будет собрание и для ангелов и для людей. Чрез Меня вы, будучи врагами Отцу Моему, примиритесь с Ним. Ибо Я умираю и жертвою мира делаю свою кровь, которая прольется за спасение миpa.

Уча сему прикровенно притчами, Он не убедил их. Ибо они смежиша очи свои, чтобы не видеть, и ушима тяжко слышаша (Мф.13:15), потому и не озарил их свет евангелия. О странное упорство не святых священников! Они сами себя осуждали, не ведая, что сами на себя произносят приговор. Ибо, быв спрошены, как поступит господин с делателями, они невольно сказали правду: злых зле погубит их (Мф.21:41), – ибо поистине справедливо пострадать тому, кто сделался злым по своей воле, – а виноград предастъ иным делателям, иже воздадят Ему плоды во времена своя (Мф.21:41). Они пророчествуют как иepeи и имеющие священный сан, хотя и не знающие истины. Ибо виноград, народ Господень, передан был другим делателям, то есть апостолам, которые отдали Владыке обильный и многочисленный плод. Во всю землю изыде вещание их и в концы вселенныя глаголы их (Пс.18:5). У них красны ноги, как благовествующих мир, благовествующих благая (Ис.52:7; Рим.10:15). Они, как овцы ходя среди волков, волков обратили в овец, древних гонителей язычников сделали овцами Христовыми и приобрели Господу народ избранный, ревнующий о добродетелях (1Тит. 2. 14 -?).

Итак, братия моя, получив имя веры, сподобившись именоваться народом Христовым, не презрим призвания нашего, не запятнаем веры непристойными делами. Не достаточно считаться только верным, но покажем веру нашу делом. Ибо два сына, – сказано, – были у одного отца; и он сказал одному из них: иди днесь делай в винограде моем. Этот обещался, но не исполнил обещания. Другой же отказался на словах, но на деле исполнил то, что ему повелено было. И первый порицается, последний же восхваляется (Мф.21:28 и сл.). Итак и мы вспомним отречение, сделанное при крещении; отречемся диавола, и аггел его, и всего служения его, и всего студа его; соблюдем отречение, дабы не возвратиться нам, как псу, на свои блевотины. Дела же диавола суть следующие: прелюбодеяние и любодеяние, нечистота, зависть, убийства, ссоры, прекословия, лицемерие, клеветы, лукавство, ярость, злопамятство, хулы, припевы, прибаутки; неверия признаки, немилосердие, пристрастие, отвращение, скупость, пирушки, пьянство; диавольская пышность, тщеславие, самомнение, надменность, спесь, хвастовство, украшение телесное. Отрекшись от общения со всем этим, мы обещали Богу противоположные им дела. Возлюбить чистоту, целомудрие, нищету, терпение, мир, любовь, сострадательность, милостыню, подаяние нищим, благоустроенный внешний образ, и одежду, и поступь, истинное слово, смирение, ко всему этому поношение Христа, дабы, сделавшись участниками Его страданий, мы могли участвовать и в Его славе, будучи приводимы Богу и Отцу в жертву чистую, в церкви первенцев, где веселящихся всех жилище (Пс.86:7).

К тебе обращаю слово, возлюбленная невеста Христова? возлюби достойно Возлюбившего тебя. Открой Ему всю клеть своего сердца, чтобы Он вселился в тебя со Отцом и Духом! Выбрось из нее все земное, чтобы Он мог войти в нее! Ибо дом не может принять в себя совместно и землю, и воздух: сколько принесешь земли, столько вытеснишь воздуха, и сколько воспримешь в свое сердце земного, столько удалишь Святого Духа. Откуда блудодеяния? откуда любодеяния? откуда соревнование, распри, зависть, убийства и все множество всех грехов? Не от желания ли земного? Изгони всякое тщеславие, матерь неверия. Ибо не можете, – сказал Христос, – веровати, славу друг от друга приемлюще (Ин.5:44). Изгони из своего сердца всякое самомнение, гордость, надменность. Нечистъ пред Богом всякий превозносящийся. Господь гордым противится, смиренным же дает благодать. (Притч.3:34). Отрекись от всякой гордости, самоуслаждения и человекоугодия, чтобы повиноваться одному закону Бога, и Он направит тебя к пристани воли Его. Не вводи другого жениха в опочивальню сердца твоего. Ибо ревнив твой жених сладкий Христос, один возлюбленный, весь сладость, весь вожделение. Ему одному раскрой сердце твое и воззови к Нему: я уязвлена сердцем; я пришла в исступление от сильной любви Твоей; любовь твоя изменила меня, Владыко. Я связана любовью твоей. Войди в клеть мою. Я недостойна сказать: лобжи мя от лобзаний уст своих (Песн.1:1). Вселись во мне и походи, по неложному Твоему обетованию, и соделай меня храмом Пресвятого Твоего Духа. Обладай сердцем моим, Владыко, и получи его в наследие, и пребывай у меня со Отцом и Духом. Расширь во мне скинию Пресвятого Духа. Ибо ты – Бог мой, и я прославлю Тебя с безначальным Твоим Отцом и с пресвятым и благим и животворящим Духом, ныне и всегда, и в веки вечные. Аминь.

Во вторник страстной недели слово Иоанна Златоустого о десяти девах179

Когда я подумаю о суетности сей жизни и круговращении года и многоскорбном образе жизни человеческой и житейских опасностях, о скоротечности настоящего века, и тени деяний, непрочности власти, скоротечности славы, призрачности благоденствия и сновидном богатстве; когда потом посмотрю на последний день, и на неизбежную внезапность конца, и время отчета, и неумолимого Судию, и исполненное трепета состояние, – как Судия в блистании сойдет с неба, как силы небесные в смятении предшествуют ему, как приготовляется грозный престол, как небо свивается наподобии свитка, как воспламенятся разрушаемые страхом cтихии, как потрясутся основания, ожидая пришествия Судии, как страшно затрубят трубы, как отверзаются гробы, как прах во мгновение ока снова принимает свой вид, как опять спешат души к телам, как Жених грядет в полунощи, как на встречу ему выходят праведные, как удостоиваются входа приготовившиеся, как для ленивых затворяется чертог: когда перебираю все это в уме, то ублажаю мудрых дев, представляемых нам ныне святым евангелием, за то, что они, размыслив о красоте житейской, ожидали времени пришествия и, со страхом ожидая пришествия нетленного жениха, и заметивши темноту ночи, позаботились о светильниках. Но ничто не препятствует нам рассмотреть сами слова писания.

Тогда уподобися, – сказано, – царствие небесное десятим девам, яже прияша светильники своя и изыдоша в сретение Жениху (Мф.25:1). Когда они изыдоша? Не тогда ли, когда приблизилась кончина их жизни? Когда последовало повеление о кончине, когда произнесен смертный приговор, когда посланы были понуждающие ангелы, – тогда изыдоша в сретение Жениху? Никак нет! Но когда же они изыдоша? Тогда, когда отказались от житейских удовольствий, когда пошли по тесному и прискорбному пути, когда добровольно избрали суровый образ жизни, когда не подчинились законам брака, когда пренебрегли удовольствиями жизни, когда благую часть нетления избрали, когда возлюбили образ истинной радости, когда отвергнули греховную скверну, когда сочетались с благоразумием, когда угодили чистому Жениху, когда возжелали благ царствия, когда отвергли всякие житейские попечения: тогда изыдоша в сретение Жениху.

Пять же бе, сказано, от них мудры, и пять юродивы (Мф.25:2). Какая же была у мудрых добродетель? Оне соединили, – сказано, – благоразумие с милосердием, украсили девство благотворительностью, уразумели, что вера без дел мертва есть (Иак.2:26), думали, что одного дела недостаточно для совершения дела спасения; ибо одним крылом не может орел взлетать на высоту. Припомнили они голос Жениха, говорящий:      милости хощу, а не жертвы (Ос.6:6). И еще: хвалится милость на суд (Иак.2:13). Хорошо посоветовавшись между собою, они наполнили сосуды свои елеем. Kaкие сосуды? Утробы нищих, души убогих. Они сделали посредниками духовнаго брака нищих, взяли с собой всякие щедроты: алчущие накормлены были, светильники их горели, милостыня светилась. Мудрые с Давидом взывали, говоря: уготовихомся и не смутихомся (Пс.118:60). Юродивые же, держа светильники без елея, издали встречали Жениха. Как они заботились об одной только добродетели? Как они приобрели чистоту, а не приобрели милосердия? Как они оградили свои тела таким бесстрастием, а не показали сострадания к нуждающимся? Как они возлюбили целомудрие, а отвратились от страннолюбия? Итак что же? Коснящу же, – сказано, – Жениху, воздремашася вся (Мф.25:5). Но эти, сотворившие милостыню, были уверены, что светильники их не погаснут; юродивые же выжидали, пока не потребует необходимость. Скажу кратко, – наступил час и пришло время, стали раздаваться звуки труб, воздух пришел в движение, преклонялось небо, трепетала твердь, пришли в смятение силы, предшествовали ангелы, воинства светились, молнии предшествовали, вся тварь была в великом смятении; ибо не днем, а в полночь придет Жених. Что же потом? Был клич, призывающий на сретение (встречу): Се Жених грядет, исходите в сретение Его (Мф.25:6). Итак что же произошло? Встали девы, проснулись, взяли светильники; но одни горели, а другие не светились. Ибо елей мудрых хорошо светился, а светильники юродивых угасали. О несчастие! безвыходная беда постигла этих жен; ибо они в этом несчастии не имели утешения. Итак тогда эти жены, пришедши к мудрым, просили того, чего не могли получить: дадите, сказали они, – нам от елея вашего, яко светильницы наши угасают (Мф.25:8). Итак, нужно было прежде подражать им, а не теперь умолять. Нужно было, когда они имели возможность, купить елей у продающих ценою милостыни, а не теперь умолять безразссудно.

Напрасно теперь умоляете мудрых; ибо скоро окончится торг жизни, проходит позорище жизни; уже нет времени для купли, но требуется показание дел. Должно было предвидеть опасность сего века; должно было раньше позаботиться о сретении; нужно было подумать о том, что светильники не могут без елея светить. Дадите нам от елея вашего! Но никто не украшается чужими делами; кто же станет жать, не посеявши? Дадите нам от елея вашего. Что же сказали им мудрые? Еда како не достанет нам и вам идите же паче к продающим и купите себе (Мф.25:9). Пока еще остается хоть немного времени, бегите – ибо еще не пришел Жених, – спешите, пока не затворены будут двери, отправляйтесь к продающим. Кто же, – сказано, – продающие, о мудрые, скажите! ибо они не знают этого, не привыкши к таковой купле. Кто же эти продающие? Нищие, сидящие у церковных дверей, – эти разумные ласточки, предвещающие весну душ (Иер.8:7), почтенные перед Владыкой ходатаи, непобедимые витии в день суда. Идущим же им купити, прииде Жених (Мф.25:10), – пришла ожидаемая радость, пришла праведников похвала, пришел в полночь свет. И встретили Его мудрые, и вошел Он с ними, и затворены были двери.

Я трепещу, когда помышляю о случившемся, содрогаюсь о том, что случилось с женами. Они желали видеть чертог, и для этого отвергнули мирские утехи, презрели славу, соблюли трудный путь, воздержали страсти, преодолели удовольствия, но поелику не имели елея, то нашли запертыми двери царствия. Пришедши, они стучали, глаголюще: Господи Господи, отверзи нам, (Мф.25:11), тогда как извнутри Судья отвечал и говорил: аминь глаголю вам, не вем вас (Мф.25:12). О последний приговор! не чрез ангела, но сам дал этот прискорбный ответ свой, дабы они, слыша его голос и не имея возможности видеть его лица, испытали еще большее мучение. – Аминь глаголю вам, не вем вас. Как же ты не знаешь нас, Владыко? Мы привязались к Тебе от чрева матери, последовали за Тобой от юности своей, сохранили чистоту плотскую не оскверненной и сберегли нерастленными тела, которые Ты создал, не предали страстям членов наших; когда мы ожидали получить венец и славу, тогда ты затворил двери, говоря: не вем вас. Почему Ты не знаешь нас, Владыко? Жених же отвечал: потому что взалкахся и не дасте ми ясти, возжадахся и не напоисте Мене, странен бых и не введосте Мене, наг и не одеясте Мене, болен и в темнице и не посетисте Мене (Мф.25:42–43). Понеже не сотвористе единому сих меньшх, ни Мне сотвористе (Мф.25:45). – Итак, напрасно мы, Владыко, томили и удручали свое тело, напрасно умерщвляли себя постом и бдением, напрасно, до конца ожидая небесного Жениха, соблюли неоскверненным девство. – Подлинно, – сказал Он, – вы, – девы, но не имеете приданного; вы – девы, но не имеете брачных украшений; подвизались в плотской чистоте, но осквернили чистоту человеколюбия; не осквернены ваши тела, но образ жизни немилостив; не природное милосердие прославляется, но происходящее от добродетели. Отойдите от Меня! Я не принимаю невесты не подчиняющейся моему закону, не введу раздоров в чертог мира. Отойдите от Меня, не ждите напрасно ненавидящие милосердия Моего! Те достойны Моего царствия, кто подражал Моему милосердию к нищим, обнищал духом, приклонял ухо к просящим, кто сострадал несчастию ближнего, плакал о чужих бедствиях, насыщал благами души алчущих и согревал плечи нагих, внимал голосу больных, подавал малодушным слово утешения, кто странных принимал под свою кровлю, кто отирал состраданием горькие слезы вдовиц, облегчил заступлением беспомощность сиротства. Зная сиеe, братия, не языком удивляйтесь, но делом подражайте; ибо оно есть печать слова. Окажем великую любовь к нищим и не будем тяготиться, умоляю вас, раздавать деньги бедным; послушаем гласа Владыки; испытав страх, уклонимся от искушения и для себя самих будем пещися (заботиться) о нищих. Ибо и девы, не оказав милосердия, были прогнаны от чертога. Какая же остается после этого надежда грешникам, презирающим милосердие? Говоря это ко всем, я укрепляю совесть наиболее нерадивых, не огорчая благоразумных, но возбуждая их, чтобы они еще более усердны были к благочестию.

Итак, возлюбленный, помышляя о их жизни, пока еще продолжается житейский торг, купи то, что нужно тебе для ответа и оправдания. Прежде, чем поставлены будут престолы, покажи плач, предвари пришествие Жениха, как можно скорее беги от греха, помышляй о будущем решении, умоляй Судью со слезами, дабы не явиться тебе на суде нагим. Теперь раздай деньги, и тогда загладишь грехи. Говори с Судьей наедине, дабы Он не осудил тебя перед всеми. Взяв в посредники себе нищего, через него дай Судье подарки, ему одному поручи эту тайну. Нищий принимает, а Судья освобождает от осуждения; ты подаешь убогому, а Судья подписывает разрешение, – принимает без письма и приносит рукописание. Милуяй нища, – сказано, – взаим дает Богови (Притч.19:17). Ибо, если ты положишь в руки убогого, то найдешь в руке Судьи. Если мы будем стараться избежать суда, то здесь еще будем умолять Судью через нищих. И когда ты при смерти завещеваешь свое имение родственникам и друзьям, то между ними запиши и свою душу, отходящую в путь, поминовенье давая нищим. Пощади, человек, и свою душу, дай ей хотя малое облегчение от бедствий, и да будет написано в завещании имя Судии. Соделай смерть свою радостною, предстань на страшном судище с ходатаями, напитай утробы их, которые будут говорить за тебя. Через них мы соделаем Творца должником, чтобы не потерпеть наказания. Приобретем имением. Что лучше сего приобретения? Ты имеешь, – говорит он, – нищих свидетелями своей любви ко Мне; знаешь, что я пребываю с нищими. Я повелеваю прозябать траве для скотов и подаю всем пищу, и однако, когда ты подаешь милостыню, и Я с нищим протягиваю руку и принимаю подаяние. Я одеваюсь светом яко ризою (Пс.103:2), но если ты оденешь нищего, то и я чувствую теплоту. Ты знаешь, что Я сижу на небесах со Отцом, но иди только посетить заключенных в темницы, и ты найдешь Меня там сидящим с узниками. Если пойдешь к больным, то Я не оставляю и ложа; ибо я нахожусь везде и предстою в бедствиях. Если дашь что-либо нищему, то это увидишь преумноженным от Меня. Если введешь в свой дом неимущего кровли, то чрез это меня примешь, неимеющего пристанища, и я подам тебе три сии блага: и обилие умножу, и дом сохраню, и обитель на небесах уготоваю, в которой нет ни болезни, ни печали, ни воздыхания в Боге Отце с Сыном и Пресвятым Духом, ныне и присно и в бесконечные веки.

Тогоже Иоанна Златоустого патриарха Царя-града слово от толкования евангелия еже от Матфея о десяти девах, и о талантах, глаголано есть в святой великий вторник180

Тогда уподобися царствиe небесное десятим девам, яже прияша светильники своя и изыдоша в сретение жениху. Пять же бе от них мудры, и пять юродивы. Юродивыя же, приемше светильники своя, не взяша с собою елея: мудрыя же прияша елей в сосудех со светилъники своими. Коснящу же жениху, воздремашася вся и спаху. Полунощи же вопль бысть: се жених грядет, исходите в сретение его. Тогда восташа вся девы тыя, и те, у которых не доставало елея. Юродивыя же мудрым реша: дадите нам от елея вашего... Но эти не послушались, говоря: еда како не достанет нам и вам: идите же паче к продающим и купите себе. Идущим же им купити, прииде жених, и готовыя внидоша с ним на браки... Последи же приидоша и прочия девы, глаголюще:.. отверзи нам. Он же... рече: аминь глаголю вам, не вем вас. Бдите убо, яко не весте дне.., в онь же сын человеческий приидет.

Потом Он сказал другую притчу. Человек некий отходя призва своя рабы и предаде им имение свое: и овому убо даде пять талант, овому же два, овому же един, комуждо противу силы его, и отыде aбиe. Шед же приемый пять талант, дела в них и сотвори другия пять талант.

Такожде и иже два приобрете и той другая два. Приемый же един один и принес, и, будучи спрашиваем, сказал: ведях тя, яко жесток еси человек, жнеши идеже не сеял ecи, и собираеши, идеже не расточил ecи: у убоявся, скрых талант твой в земли, и се имаши твое. Отвещав же Господь его рече ему лукавый рабе и ленивый, ведел ecи, яко жну, идеже не сеях, и собираю, идеже не расточих, подобаше убо тебе вдати сребро мое торжником, и пришед аз взял бых свое с лихвою. Возмите убо от него талант и дадите имущему десять талант. Имущему бо везде дано будет, и преизбудет: от неимущаго же, и еже мнится имея, взято будетъ от него. И неключимаго раба вверзите во тму кромешнюю: ту будет плачь и скрежет зубом (Мф.25:1–30).

Эти притчи сходны с притчей о рабе верном и рабе неверном, расточившем имение господина своего. Их четыре, и все они различно говорят об одном и том же, т. е. о подаянии милостыни и вспомоществовании ближнему во всем, в чем только можем, так как иначе нельзя спастись. Но здесь говорится вообще о всяком благодеянии, которое мы должны оказывать ближнему; а в притче о девах говорится, в частности о денежном подаянии, и гораздо сильнее, чем в первой притче. Ибо там господин наказывает раба, бьющего товарищей, пьющего с товарищами, скотоподобного и расточающего имение (Мф. 24:48–51); здесь же – и того, кто не старается о пользе ближнего и не подает обильно необходимого нуждающимся. Девы имели масло, но немного и за это наказаны. Но почему притча выводит лица дев; а не просто какое-либо лицо? Он превознес девство, когда сказал: суть скопцы, иже исказиша сами себе царствия ради небеснаго. Mогий вместити да вместит (Мф.19:12). Он знал, что и многие из людей имеют высокое мнение о девстве; ибо оно по природе своей – великое дело; это видно из того, что ни в ветхом завете оно не было соблюдаемо великими святыми мужами, ни в новом не поставлено в необходимый закон. Ибо Христос не заповедал, но предоставил его произволению слушателей. Посему и Павел говорит: о девах же повеления Господня не имам (1Кор.7:25). Я не принуждаю против воли, и не устанавливаю закона об этом деле. Итак, поелику девство есть дело великое, и многие имеют о нем высокое понятие; то, дабы кто-нибудь, сохранив оное, как будто бы все исполнив, не пренебрегал остальным, Он приводит эту притчу, которая может доказать, что девство хотя бы и все имело, но если оно не имеет добродетели милосердия, изгнано будет вместе с блудниками, и поставлено будет наравне с жестокими и немилосердными; ибо эти девы победили плотскую похоть, но не победили сребролюбия. Ибо плотская похоть не может сравняться с сребролюбием, но плотская гораздо назойливее и мучительнее; потому чем слабее противник, тем непростительнее для побежден- иых. Поэтому-то и названы они юродивыми, что перенесли большие страдания, а из-за меньшего потеряли все. Светильники же здесь означают дар девства, чистоту святости, елей же – помощь нуждающимся. Коснящу же жениху, воздремашася вся и спаху. Здесь Он показывает, что немалое опять время этого промежутка, отклоняя учеников от весьма укоренившейся тогда надежды на скорое пришествие царствия Его. Так как они ожидали этого; то поэтому Он часто отклоняет их от этой надежды. При этом Он учит и тому, что смерть есть сон: спаху бо, – сказано. Полунощи же вопль бысть: или требует этого притча, или же Он снова учит, что воскресение последует ночью. О вопле же упоминает и Павел, говоря: в повелениии, во гласе архангелове и в последней трубе снидет с небесе (1Сол.4:16). Что же означают трубы, и что значит вопль? Жених грядет. Когда же украсиша светильники своя, юродивыя же мудрым реша: дадите нам от елея вашего. Опять называет их юродивыми, показывая, что нет ничего неблагоразумнее того, кто, собирая здесь, отходить без ничего туда, где особенно нам нужно человеколюбие и преимущественно милостыня, – юродивыми не по этой причине только, но и потому, что они надеялись достать елея у мудрых и не вовремя просили его. Хотя и не было никого человеколюбивее этих дев, так как они этим особенно и заслужили благоволение, и хотя те не всего просят, – дадите нам, сказали они, от елея вашего, – и просят только самого необходимого, – яко светильницы наши, – говорят они, – угасают; не смотря на это все- таки получили отказ. Не помогли им выпросить ни человеколюбие тех, у кого они просили, ни незначительность просьбы, ни необходимость и нужда просимого. Чему же это нас научает? Не тому ли, что никто не может защитить нас там, если выдают нас собственные дела? А так как никто не может, то и девы ссылаются на невозможность. Это обяснил блаженный Авраам, сказавши: между нами и вами пропасть велика утвердися, яко да хотящии прийти отсюду к вам не возмогут (Лк.16:26). Идите же паче к продающим и купите. Кто эти продающие? нищие. Гди они? Здесь, и просить их следует теперь, а не после.

Видишь ли, какую пользу приносят нам бедные? Если это потеряешь, то потеряешь великую надежду на спасение. Поэтому здесь нам нужно запастись елеем, дабы воспользоваться им тогда, когда потребует время; ибо настоящая жизнь есть время заготовления. Поэтому не траться напрасно ради тщеславия; потому что там много потребуется тебе милосердия. – Услышав это, юродивые отправились, но не имели никакого успеха. Это Христос сказал или для хода и связи притчи, или показывая тем, что хотя бы мы и сделались человеколюбивыми по смерти, однако ничего отсюда не получим для избежания муки. Поэтому и для юродивых бесполезно было их усердие, так как они не здесь отправились к продающим, а там, и для богача, который сделался так человиколюбив, что заботился и о сродниках своих. Тот, который проходил мимо лежащего в воротах его, хочет исхитить из бедствия и ада тех, которых уже не видит, и просит послать к ним кого-либо известить их о том. Однако он не получал отсюда никакой пользы, равно как и девы. Идущим же им купити, прииде жених, и готовыя внидоша с ним на браки; а для юродивых двери были затворены. После великих трудов, после многих усилий, после жестокой брани, восстающей на природу, и после получения победы, они посрамились и возвращались с угасшими светильниками, потупив взоры; ибо нет ничего мрачнее девства, не имеющего елея, т. е. милости. Поэтому-то и немилосердых многие привыкли называть омраченными. Итак, что пользы от девства, когда они не видели жениха и, постучавшись в двери, не имели успеха, но услышали страшное это изречение: отойдите, не вем вас? Когда сам Христос скажет это, то не остается ожидать ничего другого, кроме геенны и нестерпимого мучения: эти слова страшнее самой геенны. И делающим беззаконие сказано: бдите убо, яко не весте дне и часа (Мф.25:13). Видишь ли, как часто Христос напоминает об этом, показывая необходимость милосердия? Есть некоторые, кои ведут жизнь беспечную и на увещания наши говорят, что я оставлю-де нищим во время смерти. Пусть же они услышат эти слова и исправятся. При смерти многие ничего не сделали, быв внезапно похищены смертию, и не успели сделать распоряжения о своем имуществе, как желали того сами. Итак эта притча говорит о денежной милостыне; а следующая за нею говорит и против тех, которые не хотят помогать ближним ни богатством, ни словом, ни заступлением, ни другим чем, но все скрывают. Но почему в этой притче выводится человек некий, а в той – Жених? Для того, чтобы ты убедился, как близок Христос к тем девам, которые раздают свое имение; ибо в этом и состоит девство. Посему и Павел так описывает эту добродетель: не посягшая бо печется о Господних, – говорит, – к благообразию и благоприступанию Господеви безмолвну (1Кор.7:34–35). Это мы одобряем, – сказал он. У Луки же в притче о талантах говорится другое (Лк.19:12), а это значит, что притчи эти различны между собою. Ибо в той притче от одного капитала получена различная прибыль; от одного мнаса (мина – фунт серебра) один приобрел пять, другой десять, и потому каждый получил и соответственную награду. А здесь – напротив, потому и награда одинакова. Ибо кто получил два таланта, тот и приобрел два, а кто получил пять, тот столько же и приобрел. А там, поелику от одной суммы один приобрел более, а другой менее, то по справедливости получают и не одинаковую награду. Но заметь, что везде не вскоре требуется отчет. Отдавши виноградник делателям, хозяин удалился; равно и здесь, раздав деньги, отошел, – дабы ты уведал Его долготерпение. А мне кажется, что это говорит Господь, намекая на воскресение. Но здесь Он имеет в виду не одних делателей винограда, а всех вообще делателей; ибо обращается не к начальникам только и иудеям, но ко всем вообще. И каждый из них, возвращая господину, чистосердечно показывает, что у него свое, и что господское. Один говорит – пять талантов ми ecи предал, а другой говорит два, показывая этим, что благодаря ему они приступили к делу и получили большую прибыль, и что они всем этим обязаны ему. Что же владыка? Добре, рабе благий, – сказал Он, – так как благому свойственно пещись о ближнем, – и верный рабе, о мале был ecи верен, над многими тя поставлю вниди в радость Господа Твоего, – показывая этими словами полное блаженство. Но один из них не так говорит, а вот как: ведях тя, яко жесток ecи человек, жнеши, идеже не сеял ecи, и собираеши, идеже не расточил ecи: и убоявся шед скрых талант твой в земли, и се имаши твое. Что же господин? Подобаше убо тебе вдати сребро мое торжником, т. е. следовало тебе поговорить, посоветоваться и уговориться с ними. Но они не слушают тебя? Это не твое дело. Что может быть легче этого? Ибо люди не так поступают: они самого заимодавца заставляют требовать отчета. Но царь иначе. Он говорит: подобаше тебе вдати, а требование отчета предоставить Мне, и аз взял бых свое с лихвою, разумея под лихвою обнаружение послушания. На самом деле. Тебе надлежало показать и сделать более легкое, а трудное предоставить мне. Но поелику раб не сделал этого, то господин сказал: возмите от него талант и дадите имущему десять талант. Имущему бо везде дано будет и преизбудет: от неимущаго же, и еже мнится имея, взято будет от него. Что же это показывает? То, что кто получил дар слова и не пользуется им, тот погубляет и самый дар. Ибо употребляющий его в дело получает больший дар, а тот теряет и тот дар, который получил. Но не эта только потеря для ленивого, но и жестокое мучение и после мучения приговор со многими порицаниями: неключимаго раба, – говорит Он, – вверзите во тму кромешнюю: ту будет плачь и скрежет зубом. Видишь ли, что не только хищник, и лихоимец и делающие зло подвергаются ужасному мученио, но и те, которые не делают добра.

Итак, будем внимать этим словам, пока есть время. Будем стараться о спасении своем, приготовим елей для светильников, будем трудиться над талантом. Если же будем ленивы и станем жить здесь нерадиво, то никто там не помилует нас, хотя бы мы и плакали о грехах. Не имел никакого успеха одетый в нечистое платье. Имевший один талант возвратил его, но все-таки был осужден. Умоляли и девы, пришли и стучались, но все напрасно и тщетно. Итак, зная это, принесем все на пользу ближнего. Ибо под талантами разумеется здесь сила каждого в заступничестве, или имении, или в учении, или в другом чем-либо. Никто также пусть не говорит, что я имею-де один талант и ничего не могу сделать. Можешь и с одним сделать добро. Ибо ты не беднее оной вдовицы, не ниже Петра и Иоанна, которые были из простого народа и необразованные, но однако, поелику показали усердие и все делали для общего блага, то и удостоились неба. Ибо ничто так не любезно Богу, как если кто живет для общего блага. Для того и дар слова нам Бог дал, и руки, и ноги, и телесную силу, и душу, и ум, чтобы мы все это употребляли для собственного своего спасения и для пользы ближних. Слово нужно нам не для славословия только и благодарения, но и для наставления с успехом и для утешения. Если мы употребим его для этого, то будем подражателями Господа; если же на противоположное, то подражателями диавола. Ибо и Петр, когда исповедал Христа, то назван был блаженным, как сказавший по внушению Отца; когда же он устрашился креста и отрекся, то получил жестокое порицание, как поступивший по наставлению дьявольскому. И если он за сказанное по неведению получил такое порицание; то какое мы будем иметь извинение, когда добровольно согрешаем? Поэтому будем говорить теперь так, чтобы отсюда видно было, что это – слова Христовы. Их я произношу не тогда только, когда говорю – востани и ходи (Мф.9:5), или когда скажу – Тавифо востани (Деян.9:40); но особенно тогда, когда будучи злословим – благословляю, будучи оскорблен – молюсь за оскорбившего. Прежде я сказал, что язык наш есть рука, касающаяся ног Христовых. Теперь же я еще более скажу, что язык наш подражает языку Христову, если покажет надлежащее старание о том, чтобы мы говорили то, чего Он хощет. Что же это такое, чего Он хощет от нас, чтобы мы говорили? Это – слова, исполненные смирения и кротости, какие и Он произносил к своим оскорбителям: Аз беса не имам (Ин.8:49). И еще: аще зле глаголах, свидительствуй о зле (Ин.18:23). Если и ты так говоришь, если говоришь для исправления ближнего; то будешь иметь язык, подобный Его языку. И вот что сказал Бог: аще изведеши честное от недостойнаго, яко уста Моя будеши (Иер.15:19). Итак, когда язык твой будет подобен языку Христову и уста твои будут подобны устам Отца, и когда ты соделаешься храмом св. Духа; то какая честь может сравниться с этою? Хотя бы уста твои сделаны были из золота и драгоценных камней, то они не так бы блистали, как блистают теперь от украшения кротости. Что может быть приятнее уст, неумеющих хулить но учащихся благословлять? Если ты не можешь благословлять проклинающего, то по крайней мере молчи, поступай так, и продолжая идти далее и преуспевая, как должно, достигнешь того и приобретешь такие уста, о которых мы сказали.

И не считай этих слов дерзкими; ибо Господь человеколюбив, и дар этот есть дар Его благости. Дерзко – иметь уста, подобные диавольским, и язык сделать языком лукавого беса, особенно тому, кто приемлет такие высокие тайны и приобщается самой плоти Господней. – Итак, размышляя об этом, уподобляйся Ему по силе своей. Когда ты сделаешься таковым, то диавол не может более даже взглянуть на тебя; ибо он узнает царственное знамя и знает оружие Христово, которым был поражен. Какое же это оружие? Кротость и cмирение. Ибо и Христос, когда победил и сокрушил приступавшего к Нему на горе диавола, – то не давал о Себе знать, что Он Христос, но пронзил его словами, одолел кротостью, победил смирением. Так и ты сделай, когда увидишь человека, сделавшегося диаволом и приступившего к тебе; так и ты побеждай. Христос дал тебе возможность уподобляться Ему, сколько позволяют твои силы. Не страшись, слыша это; ибо страшно не уподобляться Ему. Посему говори так, как и Он, и тогда сделаешься подобным Ему. Поэтому, кто говорит таким образом, тот более пророчествующего; ибо у последнего все зависит от дара, а там и твой труд и твой подвиг. Приучайся отверзать духовные свои уста, подобные устам Христовым. Ты можешь это сделать, если только не поленишься. Но ты спросишь: как сделать такими уста? какими красками? из какого вещества? Не из иного, как только из одной добродетели и кротости и смирения. Посмотрим теперь, как образуются уста диавольские, дабы никогда не иметь их. Как же они образуются? проклятием, ругательством, клятвопреступлением, клеветой. Когда человек говорит подобное, то имеет язык диавола. Итак, какое будем иметь извинение? Или лучше, какому не подвергнемся наказанию за то, что тем языком, которым мы удостоились вкусить плоть Господню, мы позволяем себе произносить диавольские слова? Не будем позволять себе этого, но приложим все старание к тому, чтобы научить язык подражать Господу своему. Если мы научим его этому, то он с великим упованием поставит нас на суде Христовом. Если же кто не умеет говорить таким образом, того судия не будет и слушать. Как судья, если он будет римлянин, не станет слушать ответчика, который не умеетъ говорить по-римски: так и Христос, если ты не будешь говорить как Он, не будетъ слушать тебя и не будет внимать тебе. Будем же учиться говорить так, как обыкновенно выслушивает наш царь, постараемся подражать Его языку! Если и в печаль впадешь, смотри, чтобы излишнее малодушее не исказило твоих уст, но чтобы ты говорил как Христос. Ибо и Он печалился о Лазаре и об Иуде. Если ты подвергнешься страху, попытайся и ты так говорить опять, как и Он; ибо и Он был в страхе за тебя. Настроив свой ум, скажи и ты: обаче не якоже аз хощу, но якоже ты (Мф.26:39). Если плачешь, прослезись тихо, как и Он. Если в напасть впадешь, то и тогда настрой себя так, как и Христос; ибо Он был и в напастях и, находясь в скорби, говорит: прискорбна душа Моя даже до смерти (Мф.26:38). И во всем Он показал тебе пример, чтобы ты соблюдал ту же умеренность и не нарушал данных тебе правил. Таким образом ты можешь иметь уста, подобные устам Его. Таким образом, находясь еще на земле, ты покажешь нам язык Седящего горе, соблюдая надлежащую умеренность в унынии, гневе, печали, в скорби. Сколько между вами есть желающих видеть образ Его! И вот, можно не только видеть, но и уподобляться Ему, если постараемся. И так не будем медлить. Ему не столько приятны уста пророков, сколько людей кротких и смиренных. Мнози рекут Мне, сказал Он: не в Твое ли имя пророчествовахом? и исповем им, яко николиже знах вас (Мф.7:22). А Моисей, так как был кроток и смирен, – человек Моисей, сказано, кроток зело паче всех человек сущих на земли (Чис.12:3), – так был приятен и любезен Господу, что Он говорил с Моисеем, так сказать, лицом к лицу и устами к устам, как друг со своим другом. Если ты теперь не имеешь власти над бесами, то тогда будешь иметь власть над геенной огненной. Если будешь иметь уста, подобные устам Христовым, то воспретишь геенне огненной и скажешь: молчи, престани (Мк.4:39), и с великим упованием взойдешь на небо и насладишься царствия, получить которое да сподобимся и все мы благодатью и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, с которым Отцу слава вместе со Святым Духом ныне и всегда и в вечные веки. Аминь.

В среду великой недели слово Иоанна Златоустого о любодеице и масти181

Всегда Бог, как человеколюбец, дает грешникам время на покаяние; но нерадивый губит свою душу своею беспечностью. Ибо любящий суетное, земное и временное, лишается наслаждения небесных и вечных благ, и, будучи поставлен от Создателя своего Бога царем и господином всего, человек сделался рабом греха из-за плотских похотей. Поэтому и Давид сказал о делающих это: не познаша, ниже уразумеша, во тме ходят (Пс.81:5). И Христос, указывая на грешников, сказал: всяк бо делаяй       злая, ненавидит      света, и не приходит к свету, да не обличатся дела его (Ин.3:20). И еще говорит: ходите, дóндеже свет имате, да тма вас не имет (Ин.12:35). И еще говорит: аз приидох, не для того, чтобы погибли, но да живот имут (Ин.10:10). И еще сказал: не приидох бо, да сужду мирови, но да спасу мир (Ин.12:47). И еще: душу мою полагаю за овцы (Ин.10:15). Слышав эти слова, как ароматы, всюду распространяющияся и всем достойным разливающие благоухание жизни, блудница, помыслив в уме о своих злодеяниях, осудила их, с плачем помышляя о том бедствии, какое постигнет ее из-за них, ибо там предстоит блудницам великая скорбь и беда. Убоявшись этого, блудница решилась не быть более блудницей, но внезапно стала честнее девицы. Ибо, севши, произвела над собой суд и, осуждая себя, говорила: «увы мне грешнице! доколе не отстану от зла? Почему я не подумаю о милосердии Божием, что меня ради заблудшей овцы проходит все пути? Меня ради преклонил небеса и сошел и с грешником фарисеем вкушает пищу Тот, Кто дает пищу всякой плоти; приближается к грешнику безгрешный, участвует в трапезе питающей всех и возлежит на земле носимый Херувимами и всем грешникам отдает рукописание прегрешений. Чего же ждешь еще? Дерзай, душа моя, приступи! ибо Он пришел не праведников спасти но грешныя призвать в покаяние (Лк.5:32)». И когда она сказала это, внезапно от трапезы Христовой благоухание отпущения снизошло на блудницу, прежде невоздержную, ныне же целомудренную, прежде зверя, ныне же овцу, прежде paбу греха, ныне же освободившуюся покаянием, прежде блудницу, ныне же чистую. И, ободрившись душою, она подошла к Нему и, видя Спасителя за столом, не просила, как Хананеянка, крупиц, но получила самый хлеб жизни. Ибо Хананеянка просила о бесноватой дочери и, будучи названа псом, умоляла о том, чтобы получить крупицы (Мф.15:21 и сл.). А эта жена не бесноватую дочь имела, но все тело, одержимое бесом распутства. Но Хананеянка пред всеми взывала: помилуй мя Господи Сыне Давидов (Мф.15:22)! а блудница не голосом взывала, но, молча устами, говорила сердцем знающему сердца и с плачем целовала ноги Его и таким образом преклонила Владыку на милосердие. Но я хотел, братия, исследовать мысли этой благоразумной жены и узнать, каким образом Христос принял ее и как воссиял свет в помраченной ее душе. Ибо справедливо сказал Давид: красен добротою паче сынов человеческих Господь (Пс.44:3); не только же красен, но и любитель красных. Об этой же Он знал, прежде чем она пришла к Нему, что она имеет свойственное доброй душе намерение.

Но, если угодно, послушаем и евангельских слов. Когда Христос возлежал в дому Фарисея, се жена во граде, – сказано, – яже бе грешница услышала и, взявши миро драгоценное, вошедши, начат умывати нозе Его слезами, и власы главы своея отираше (Лк.7:37–38). Велико усердие жены, велико стремление ее ко спасению, велика твердость души, желающей избежать опасности! Услышала и поспешила, обратила мысль на покаяние, говоря сама в себе: «О душа грешная, окаянная! Кого ждешь? О чем думаешь? Се ныне время благоприятно, се ныне день спасения (2Кор.6:2). Вот наступило время, которого я ожидала! Вот приблизился Тот, Кто разрешает и очищает и заглаждает грехи, приблизилось миpo. Доколе будешь оставаться в тине и смраде? Иди к Нему! ибо Он для тебя и пришел. Оставь прежнюю суету, возлюби нынешнюю красоту: та гнусна, а эта вожделенна и вечна. Возненавидь прежний образ жизни, помажь миром Сотворившего миpo, обласкай Того, Кто желает спасти тебя. Ты нашла Друга лучше всех прежних твоих друзей. Любя тех, ты много грехов собрала на себя; если же этого полюбишь, то Он простит все прежние грехи твои, которые ты собрала от других». Помыслив это, вошедши незаметно в дом, она говорила: «удаляюсь от прежнего зла и обращаюсь к красному паче всех сынов человеческих, обрекаю себя на добро и отрекаюся зла. Ибо я слышала пророка Давида, который говорит:       приступите к Нему и просветитеся (Пс.33:6), и самого Господа, говорящего: приближитеся Мне, и приближуся вам (Иак.4:8). Приближуся и я к Богу, но боюся приступать грешница к безгрешному, смрад к миру. Но залогом милосердия Его имею глас Его, говорящий: приидите ко Мне вси труждающиися и обремененнии, и Аз упокою вы (Мф.11:28). Итак иду я, – и Он не укорит меня, не скажет мне: «отойди от Меня, грешница! доселе ты жила в тьме, и теперь пришла видеть Меня Солнца правды?» Но что я размышляю? Беру миpo, отправляюсь к Нему, и сделаю дом Фарисея крещальнею, и из капель слез моих устрою купель, и из алавастра мира приму на челе печать верных, и покаянием очищуся от грехов моих и силою Его целебного слова избегу от греховных сетей диавола. Нет для меня ничего безнадежного. Я знаю в Ветхом Завете Раав блудницу, имевшую притон распутства при городских воротах. Но она, приняв соглядатаев Израилевых, в награду за странноприимство получила жизнь (Нав.2:1–24). Ибо спасший ее Иисус Навин образ имел истинного Иисуса: возмездие блуднице за соглядатаев тогда Иисус Навин даровал. Ибо, если тогда имя Иисуса подавало спасение и отпущение грехов, то ныне ли истинный Иисус, девственник и от Девы родившийся, отвергнет блудницу и не примет мажущую миром ноги Его и страннолюбивую и не подаст ей оставления грехов? Но там Раав отпустила соглядатаев, но я постоянно буду держать Того, Кого я желала, не так, как она – соглядатаев города, но как Спаса, то есть посетителя всех человеческих душ (1Пет.2:25). Вот, как я прежде говорила, настало время, которое я желала видеть. Воссияло для меня сегодня солнце правды и лето Господне приятнoe. Ибо воистину посетил есть нас восток свыше, просветити во тме и сени смертней седящия (Лк.1:78–79). В дому Симона находится Владыка (Лк.7:36); пойду к нему. Что же я буду делать? Буду ли плакать, как плакала Анна о неплодстве? Но не сочтет ли меня Симон как будто пьяною, как некогда Илий apxиерей Анну (1Цар.1:1–28)? Но буду ли молиться сердцем при ногах Христовых и плакать? Так я и сделаю».

Этому чистому намерению блудницы споспешествовала вера, – и она отправилась к продавцу мира и так начала говорить ему. «Поелику знатный гость пришел ко мне паче всех сынов человеческих, то, если имеешь достойное миpo, то дай мне его, чтобы я достойно принесла достойно возлюбленному мною, распалившему мое сердце и внутренности. О цене не беспокойся: если потребует нужда, то я и тело свое с костями готова отдать тебе, лишь бы хоть немного могла я принести Тому, Кто хочетъ так очистить меня». – Он же, видя такую теплоту ее веры и готовность, говорит ей: скажи мне, кто это такой, которого ты так желаешь, который так распалил твою любовь? Что ты надеешься получить от Него за это миpo? – Она же сказала ему: «что ты мне говоришь, человек? Ты не понимаешь, не знаешь, что говоришь. Он даст мне нечто достойное этого миpa, чего ничто не может быть драгоценнее. Ни само небо, ни земля, и никто другой в этом миpe не может сравняться с       тем, кто пришел ко мне. Ту, которую ты видишь теперь презренною, Он       освободил от грехов. Он есть Сын Давидов по плоти; поэтому Он и прекрасен, и о нем сказано: красен добротою паче сынов человеческих (Пс.44:3). Он есть Сын Божий и Бог. Я Его не видела, но, услышавши о Нем, распалилась любовью к Нему. Мелхола, Саулова дочь, полюбив Давида, оставила царство и последовала за ним бедняком (1Цар.18). Я же продаю свое богатство, хотя и неправедно его приобрела, и куплю миро и прибегу к потомку Давида, меня ради обнищавшему».

И взявши верующая эта блудница миpo, поспешила, как будто приглашенная, в дом Фарисея. И Фарисей, увидев, что блудница объемлет ноги Иисусовы и мажет их миром, и что весь дом наполнился благоухания миpa, говорил в себе: сей аще бы был пророк, ведел бы, кто и какова жена прикасается Ему: яко гргшница есть (Лк.7:39). И он порицал дерзновение блудницы, что она без стыда приблизилась к Нему, и порицал самаго Владыку, что Он неосмотрительно принимает всех приходящих к Нему. Он приписывал Ему неведение, говоря в себе: «странное дело! я пригласил Его на обед, как одного из пророков, а Он не знает и этой, которую все в городе знают! если бы Он был пророк, то знал бы, что это за женщина». Но Христос, испытаяй сердца и утробы, видел, помышления фарисеевы. И для волнующихся его помышлений Христос явился безветренной тишиной и сказал ему: Симоне, имам ти нечно рещи. Он же рече: учителю, рцы (Лк.7:40). Он говорит ему: «Я показался тебе предосудительным потому, что не отвергнул ее, но принял, я показался тебе предосудительным потому, что Я призвал ту, которая желает избежать своих грехов. Тебе следовало бы радоваться о том, кто пал и восстает, а ты печалишься о (чужом) благе. Неизвинителен твой упрек. Сравни это с тем, что я хочу сказать тебе. «Два должника беста заимодавцу некоему: един бе должен пятиюсот динарий, другий же пятиюдесят. Не имущема же има, заимодавец обоим возвратил, их росписки. Кто из этих двоих должен больше любить его»? Фарисей      же, слышав это, сказал: мню, яко емуже вящше отда. И сказал ему Иисус: право судил ecи. Потом, обращся к жене, Симонове рече: «видиши ли сию жену, которую ты порицал? Ты не удостоил омыть Мои ноги, сия же слезами облия ми нозе. Лобзания       ми любовнаго не      дал ecи: сия же, отнелиже внидох, не преста облобызающи Ми нозе. Маслом главы Моея не помазал ecи: сия же миром помаза Ми нозе (Лк.7:41–46). Но узнай, Фарисей, кто есть заимодавец и кто должники. Я – заимодавец обоим, и тебе, и ей – не только же вам, но и всем людям. Я всем даровал то, что они получили от Меня: душу, дыхание, тело, чувство, движение, знание. Итак, если не имеешь чем заплатить заимодавцу, который однако не желает взять у тебя то, что Он дал, то проси Его, чтобы Он простил тебе долг. Если не можешь ни заплатить, ни просить надлежащим образом; чтобы тебе прощено было, то по крайней мере не будь бесстыден, говоря много и противудействуя; молчи, как и эта блудница, которая, видя много долгов своих говорила: что я буду говорить? что я не имею долга? Он знает все, и сколько я должна, и с какого времени должна. Поэтому видя, что Он все знает, и что нет ни одного из содеянных зол, которое бы от Него укрылось, молча приступила со слезами, и в сердце исповедуя все долги свои, умолила Бога! Умолчи и ты, Фарисей, чтобы Господь простил тебе долг. Будучи сам виновен, не осуждай осужденной. Будучи сам презренным, не уничижай презренную. Успокойся! ибо я не нуждаюсь в том, что принадлежит тебе, или ей, но пришел обоим вам простить долг. Я обоим вам милосердный Заимодавец, и не только вам, но и всем несостоятельным должникам, если они признают долг и попросят меня простить им долг рукописания покаянием».

Итак, если кто имеет долг, тот пусть приступит к благодати крещения, и чрез нее освободится от всех долгов своих. Итак, удалитесь! вот вы освобождены от всех грехов, прощены от всех долгов силою благодати; не делайте опять другого долга, когда прощен первый. Но, Господи мой Иисyce Христе! поелику я не имею и не могу заплатить тебе того, что я должен, ибо многими беззакониями своими я растратил и главный капитал с процентами, то не требуй от меня того, что Ты мне дал, главный капитал души и проценты тела, но, как Человеколюбец, облегчи мне тяжесть долгов моих и скажи мне, как блуднице: отпущаются тебе греси твои мнози (Лк.7:47). Ибо Ты один только безгрешный, и благий Человеколюбец, и отпускающий грехи, и Тебе подобает слава, Отцу, и Сыну, и Святому Духу, ныне и всегда и в бесконечные веки. Аминь.

В четверток великий слово Иоанна Златоустого о предании Господни, и о Пасце, и о причащении182

Хотел было я продолжить для вас беседу о патриархе и от нее дать вам духовную пищу, но безумие предателя привлекает наш язык к беседе, и самое время настоящего дня побуждает нас говорить о сем безумии. Ибо сегодня Господь наш И. Христос предан был учеником своим в руки беззаконников. Но, слыша сие, не печалься, брат, о том, что предан был Господь, но скорее прослезись и воздохни не о Преданном, но о предателе. Ибо и Христос, – сказано, – увидев Иуду, возмутися (Ин.13:21). Почему Он возмутился? Приводя на мысль, что, после такого учения, он не чувствовал, в какую пропасть он ввергнул себя; ибо возмутился из сожаления к ученику. Посему везде евангелисты говорят истину. Итак, возмутился, видя безyмие ученика, а нас научая плакать более о творящих зло, а не о терпящих зло. Ибо терпящие зло скорее достойны ублажения, и об этом прямо сказал Христос: блажени изгнани правды ради, яко тех есть царствие небесное (Мф.5:10). Видишь ли, какую мзду имеют страждущие. Посмотри опять в другом месте, какие жестокие мучения для делающих зло. Итак послушай божественного Павла, который говорит: вы же подобницы бысте, братие, церквам Божиим, сущим во Иудеи о Христе Иисусе, зане таяжде и вы пострадасте от своих сплеменник, якоже и тии от Иудей, убивших Господа Иисуса и Его пророки, и нас изгнавших, и Богу не угодивших, и возбраняющих нам глаголати языком, да спасутся, во еже исполнити им грехи своя: постиже же на них гнев до конца (1Сол.2:14–16). Видишь ли, что нужно рыдать и плакать о творящих зло, а терпящих зло ублажать? Посему и человеколюбец Бог, видя дерзость ученика, возмутился, обнаруживая любовь, которую имел к нему, и, чтобы показать величие Своего человеколюбия, до самого предания делал для него все полезное. Итак, не будь печален, брат, слышавши, что Иисус предан был, но, если угодно, горько оплакивай не преданного Ииcyca, но предавшего Иуду. Ибо преданный Иисус спас всю вселенную, а предавший Иуда погубил свою душу. Преданный сидит одесную Отца на небесах, а предатель Иуда ныне находится в аду, ожидая нестерпимых мук. Сего ради воздохни, сего ради прослезися, так как и сам Господь возмутися и рече: един от вас предаст Мя. О сколь велико милосердие, сколь велика благодать! Преданный не о Себе скорбит, но о предателе. Увидев его, пребывающего в злобе, возмутися и рече: един от вас предаст Мя. Смотри, какое незлобие, какое терпение, как Он щадит еще несмысленного! Он не хочет, чтобы он оставался безстудным, ни обнаруживает его, но всем ученикам печаль творит, никому не указал на него лично, давая ему случай для покаяния, дабы он отстал от своего безумия. Но, когда душа ожесточится, то она не послушает никакого учения, ни наставления, но, будучи омрачена грехом, впадает в пропасть. Но Господь ничего не достигнул таковым терпением: един бо, сказал Он, от вас предаст Мя. Для чего Он возмутился и вместе скорбел? Для того, чтобы показать Свою любовь и вместе научить нас, что нужно оплакивать тех, кои делают зло ближним своим; ибо они призывают на себя будущий гнев и прогневляют на себя Господа. Это я говорю теперь не напрасно к вашей любви, а для того, чтобы вы научились не гневаться на врагов своих, но скорее жалеть их; ибо они терпят зло, враждуя против нас. Если мы так настроим душу свою, чтобы не только не гневаться, но и пострадать за них, как учит Господня заповедь, и молиться за них: то можем получить за cие от Бога великую милость. Но, если угодно, возвратимся к прежней речи о безумии ученика и бесконечном милосердии Господа, п послушаем евангелиста, как он повествует о его дерзости.

Тогда, – сказал Он, – шед един от обоюнадесяте, глаголемый Иуда Искариотский, ко apxиереом, рече:      что ми хощете дати, и аз вам предам Его (Мф.26:14–15)? Тщательно исследуем каждое из этих слов, дабы мы могли узнать великое богатство этих мыслей. Тогда, сказано, шед. Когда это тогда? Не напрасно сей блаженный обозначает нам время; ибо говорящий Духом не говорит напрасно, но с целью показать что-либо. Что же значит: тогда? Тогда он приготовился к предательству, когда блудница, пришедши, алавастр с миром возливши на ноги Иисусовы, отирала своими волосами и многим показывала исцеление, стирая исповеданием грехи свои. Итак, тогда, когда увидел он такое ycepдие к учителю, тогда поспешил на беззаконное деяние. Она возжелала из самой глубины зла взойти, по возможности, на вершину добродетели; а он, после стольких чудес, после толикого смотрения и толикого учения, упал в самую глубину зла. Таково-то бывает зло для слабых и неслушающих!

Посему и Павел говорит, наставляя нас: мняйся стояти да блюдется, да не падет (1Кор.1:12). И пророк опять вопиет, говоря: еда падаяй не возстает, или отвращаяйся не обратится (Иер.8:4)? Каждый из них имеет различное врачевание, и стоящий пусть не думает, что он не упадет, но пусть дерзает, а павший пусть не отчаевается, но имеет твердую надежду придти к возвращению. Посему блаженный евангелист, повествуя о том, что случилось с учеником, говорит: тогда шед, – сказал он. Это выражание имеет немаловажное значение: оно показывает, что он сам добровольно решился на это беззаконное деяние, не быв призван другим, не получив от других приказания, но сам по собственному побуждению решился на это, не имея никакой причины, но собственным коварством подстрекнул себя к предательству. Тогда шед, сказано, – един от обоюнадесяте (один из двенадцати). И в этих словах – един от обоюнадесяте, т. е. находящихся при самом (Господе), выражается не малая вина и величайшее осуждение против Иуды. Ибо много было и других, так как, – сказано, – было других 70 учеников. Итак не думай, – сказано, – что един из этих, но от обоюнадесяте, т. е. из числа великих и испытанных, творящих великие чудеса и знамения, живущих с Ним каждый день, имеющих великое дерзновение к Нему. Ибо эти были отличены, составляли лик около Царя. Из этого, – говорит, лика ниспал Иуда. И дабы ты знал, что не простой ученик предал Его, но один из великих, поэтому и сказано: един от обоюнадесяте. И не стыдился написать это евангелист. Для чего? для того, чтобы ты знал, что он везде и всегда говорит истину и ничего не скрывает из того, что кажется унизительным. Ибо самые эти слова, по-видимому служащие к унижению, показывают человеколюбие Господа, Который предателя и татя удостоил таких благ и до последнего вечера терпел и учил его. Видишь ли, как блудница спасена была, потому что обратилась и покаялась, а ученик, ослабевши, отпал и погиб? Итак не отчаевайся, взирая на блудницу, и не будь самонадеян, взирая на ученика! ибо то и другое гибельно, и самонадеянность, и отчаяние. Видишь ли, как ученик, казавшийся стоящим, пал, и как блудница павшая восстала? ибо удобопреклонна есть наша воля; посему нам нужно со всех сторон оберегать и ограждать себя.

Тогда шед един от обоюнадесяте, глаголемый Иуда Искариотский. Видишь ли, из какого лика ниспал он? видишь ли, каким учением пренебрег он? видишь ли, какое зло беспечность и нерадение? Глаголемый Иуда Искариотский, – сказано. Для чего это сказал нам (евангелист)? Никак не без намерения и cиe сказал нам; но поелику был другой Иуда, называемый Иаковлевым, то посему делает различие: глаголемый Искариотский. Для чего ты говоришь мне об его отечестве? Но смотри евангелистово намерение и благоухание премудрости! не по поступку, но по месту происхождения указывает нам, и говорит: Иуда Искариотский. О другом же сообщает, говоря: Иуда Иаковлев. Этого уже не по месту, но по имени отца называет. Следовало бы сказать Иуда предатель, но он не делает сего. Ибо, хотя бы и следовало бы так сказать, но, желая научить нас, чтобы мы избегали клеветы, он щадит и самого предателя. Мы этим научаемся никогда не помнить зла даже врагов своих. Ибо, если блаженный сей не оклеветал предателя, и не назвал его предателем, и, говоря о безумной его дерзости, не хотел сказать о его злодеянии и тем оклеветать его, сего не сделал, но прямо назвал нам человека сего по месту происхождения: то какого мы будем достойны наказания, говоря о ближнем своем зло, и часто с гневом вспоминая не только врагов своих, но и своих друзей? Посему умоляю, будем весьма воздержны и в словах. По этому и Павел учит нас, говоря: всяко слово гнило да не исходит из уст ваших (Еф.4:29). И опять: всяка горесть, и гнев, и ярость, и клич, и хула да возмется от вас со всякою злобою (Еф.4:31). Видишь ли испытание учителя, в какой кротости Он желает нам пребывать, и как очищает нашу душу от всякого гнева и ярости? Посему и блаженный Матфей, будучи чист от всякой злобы, говорил: тогда шед един от обоюнадесяте, глаголемый Иуда Искариотский, ко архиереом, рече: что ми хощете дати, и аз вам предам Его? О преступные слова! о дерзость бесстыдная! как они исторглись из уст? как подвигнулся язык? как не вышла душа из тела? как оно не помертвело? Как не помрачился ум его?

Что ми хощете дати, и аз вам предам Его? Этому ли, скажи мне, научил тебя Учитель в столь долгое время? так ли скоро забыл ты Его частое учение? Не по этому ли говорил Он: не стяжите злата, ни сребра (Мф.10:9), заранее стараясь истребить в тебе расположение к сребролюбию? Не учил ли Он, говоря: аще тя кто ударит в десную твою ланиту, обрати ему и другую (Мф.5:39)? Что ми хощете, – сказал он, – дати, и аз вам предам Его? О безумие! О великое безчувствие! И аз вам, – говорит, – предам Его. За что, скажи мне, и по какой причине, малой, или большой, предаешь Учителя? За то ли, что Он дал тебе власть над нечистыми духами, и столь великую силу дал тебе, чтобы ты исцелял больных и очищал прокаженных, и слепым даровал зрение и творил другие многие подобные чудеса? За эти ли благодеяния воздаешь Ему сию мзду? Что ми хощете дати, и аз вам предам Его? О великое безумие, или лучше, о сребpoлюбие! ибо сребролюбие породило все это зло. Ему предавшись, он предал учителя своего. Таков этот злой корень; он хуже беса приводит в неистовство душу нашу, производит в ней забвение о всем, и о себе, и о ближних, и о законах природы, и лишает нас самого смысла, и не помнит ни дружбы, ни обычая, ни родных, ни иного кого-либо; и заставляет нас ходить как бы во тьме, и ввергает в пропасть. И дабы убедиться в этом, посмотри, сколько предметов изгладило сребролюбие из души Иуды? Собеседование, общение в трапезе, и дивное учение и убеждение, – все это сребролюбие, вошедши тогда, привело в забвение. Справедливо божественный Павел говорил, что корень всем злым сребролюбие есть (1Тим.6:10). Что ми хощете, – сказал он, – дати, и аз вам предам Его? Велика дерзость, велико безумие! Можешь ли ты, скажи мне, предать Того, Кто держит все, владычествует над всем, повелевает морем, Владыку всякой твари, творящего все словом и повелением? Но дабы укротить его безумие и показать, что Он по воле своей предан был, послушай, что делает Господь. В самое время предательства, когда вышли на Него с оружием и дрекольми, со светилы и свещами, Господь говорит: кого ищете (Ин.18:4)? Они не знали того, кого намеревались взять. Так далек был Иуда от возможности предать Его, если бы Сам Он не восхотел. Он не мог даже видеть того, Кого хотел предать, несмотря на то, что были светильники и столько света. Ибо это выразил евангелист, сказав, что они имели светилы и свещи, и при всем том не находили его. Сказано: Иуда же стояше с ними, т. е. тот, который сказал: что ми хощете дати, и аз вам предам Его? Ибо Он ослепил их ум, желая показать свою силу и расположить их к тому, чтобы они отстали от злобы своей и чтобы узнали, что они предпринимают невозможное для них. И потом, дабы ты знал неисчетную Его силу, послушай, что говорит евангелист: услышавши голос, – сказано, – отступили назад и пали на землю. Видишь ли, как они, не в состоянии будучи слышать и голоса, падением показали свое бессилие и силу испустившего глас? Но наблюдай человеколюбие Господне! Так как ни Иуда не оставил сего бесстыдства, ни иудеи своего безумия, то Он Сам себя предает. «Когда Я, – как бы так сказал Он, – сделал все с своей стороны, явил силу Свою и показал, что они предпринимают невозможное дело, хотел обуздать злобу их, а они не хотят этого и остаются при своем безумии: то вот Я сам себя предаю». Это я говорю теперь для того, чтобы кто-нибудь не стал осуждать Христа, говоря: почему Он не отвратил Иуду от этой злобы? почему не сделал его лучшим? – Скажи мне, как следовало сделать его лучшим, по принуждению, или по воле? Если по принуждению, то таким образом он не мог сделаться лучшим; ибо никто не может быть добрым по принуждению. Если же по воле и свободному произволению, то Христос употребил все меры, которые могли сделать его лучшим. А если тот не хотел принять врачевства, то это вина не врача, а отвергшего врачевание. Посмотри, сколько сделал Христос для того, чтобы сделать его лучшим! научил его всему любомудрию и словами и делами, и дал ему силу над бесами, и дар совершать многие чудеса: ничего не опущено из того, что только следовало показать ученику. А чтобы тебе убедиться, что он, имея возможность быть лучшим, не хотел, но по своей воле все сделал; то предав Христа и докончив неистовство, он бросил 30 сребренников, говоря: согреших, предав кровь неповинную (Мф.27:4). Что с тобой стало, Иуда? Когда ты видел Его совершающим чудеса, то не говорил: согреших, предав кровь неповинную, но: что ми хощете дати, и аз вам предам Его? Но когда зло преуспело и предательство исполнилось, тогда ты сознал грех. Отсюда научимся, что когда мы предаемся беспечности, то ни учение не приносит нам пользы, ни увещание. А когда бываем внимательны, то и сами собою можем восстать. Прими во внимание! когда увещевал его оставить злое предприятие, то не слушал, ни принял учения; а когда никто не увещевал, тогда переменился и бросил 30 сребренников. Что ми хощете дати, и аз вам предам Его? – и поставиша ему тридесять сребреник (Мф.26:15), предложили цену за кровь, не имеющую цены. Для чего ты, Иуда, принимаешь тридцать сребренников? Христос пришел даром пролить кровь Свою за всю вселенную, а ты за него делаешь договоры, бесстыдную торговлю. Ибо что можетъ быть бесстыднее сей торговли? Кто видел, или кто слышал, чтобы когда кто-либо договаривался о крови?

Заметим разницу между предателем и учениками; чтобы с точностью уразуметь то, о чем повествует блаженный евангелист. Когда, – сказано, – это происходило, когда предание совершилось, когда Иуда погубил себя, когда предлагал беззаконные условия, – искаше, сказано, – удобна времене, да Его предаст: тогда приступиша ученицы ко Ииcycy, глаголюще: где хощеши, уготоваем ти ясти пасху (Мф.26:16–17)? Видишь ли ученика? видишь ли учеников? тот предает Господа, а эти заботятся о пасхе. Тот заключает условия и торгуется о цене за кровь Господню, а эти предлагают услугу. Чем насладились они, тем и он пользовался, и одинаковыми чудесами, и одинаковым учением, и одинаковыми наставлениями. Откуда же такое различие? От воли; она всегда бывает причиною всех благ и зол. Где, хощеши, – сказано, – уготоваем ти ясти пасху? Это было в нынешний вечер, в который ученики говорили это. Что это значит: где хощеши, уготоваем ти ясти пасху? Отсюда мы научаемся, что Христос не имел определенного убежища: сын бо, – сказано, – человеческий, не имат где главы подклонити (Мф.8:20), – града не имея, пищи не имея, дому не имея Владыка всея твари, Творец ангелов и архангелов и всех небесных сил. Посему и спрашивали Его: где хощеши, уготоваем ти ясти пасху? Какую пасху? иудейскую, получившую начало в Египте; ибо там она получила начало. И почему же Христос вкушал ее? Потому что, как исполнил все другое, требуемое законом, так и сию совершил с другими, и потому говорил Иоанну: тако бо подобает нам исполнити всяку правду (Мф.3:15). Итак не нашу пасху хотели ученики приготовить, но иудейскую; ибо эту они уготовали, а нашу сам Христос уготовал и, Сам стал пасхою через страдание. Где хощеши, уготоваем ти ясти пасху? Для чего же Он вкушал ее? Ибо Я пришел, – говорит Он, – искупить человеческий род от клятвы закона, о чем и Павел говорит:      посла Бог Сына Своего, рождаемаго от жены, бываема под законом, да подзаконныя искупит (Гал.4:4–5), дабы чрез это прекратить самый закон. Дабы кто-нибудь не сказал, что Он потому отменил закон, потому упразднил его, что не мог исполнить его, не мог совершить его, как тяжкий: то Он сначала исполнил его весь, а потом и отменил. Поэтому Он совершил и пасху иудейскую; ибо вкушенье пасхи предписано было законом. Итак, нужно вам сегодня узнать, для чего закон повелел вкушать пасху. Иудеи были неблагодарны к Богу: когда принимали от Него благодеяния, то, скоро забывали. Убедись в истине! Они вышли из Египта, перешли чрез чермное море, видели его разверзшимся, и немного спустя говорят: сотвори нам боги, иже пойдут пред нами (Исх.32:1). Что ты говоришь? Ты видел столько и таких чудес, и так ли скоро забыл Создателя? Так как они забыли благодеяния; то Бог с праздниками соединил воспоминания о дарах Его, дабы волей – неволей имели воспоминание и не забывали Благодетеля. Пожрите, – сказано, – пасху. Для чего? Для того, чтобы, егда возглаголют вам сынове ваши, что есть служение cие, ты говорил, что кровию сего агнца я помазал порог и двери и избежал смерти, которую истребитель навел на всех Египтян, и из-за этой крови он не мог войти и нанести удар (Исх.12:20–27). А этот праздник был для них постоянным напоминанием, и чтобы они никогда не забывали прошлого. Посему и Он исполнил это повеление. Где хощеши, уготоваем ти ясти пасху? Ибо та была образом этой духовной пасхи. И смотри, какое отношение между образом и прообразуемым. Там агнец, и здесь агнец: но тот бессмыслен, а этот разумен. Овца и овца: но та была рабская, а эта Господня. Когда тень исчезла, то явилось солнце правды; потому-то тень и прекратилась. Ибо тень прячется, когда солнце сияет. Посему и на сей трапезе совершается и прообразовательная пасха, и истинная. Где хощеши, уготоваем ти ясти пасху? Тогда была пасха иудейская; но когда взошло солнце, то светильник пусть уже не является; когда наступила истина, то тень пусть уже исчезнет.

Говорю это к иудеям, так как они думают, что совершают пасху, и с бесстыдным намерением едят опресноки, будучи необрезаны сердцем и ушами своими. Скажи мне, иудей, как ты совершаешь пасху? Храм ваш разрушен, жертвенник истреблен, святое святых попрано, всякого рода жертвы прекращены. Для чего же ты дерзаешь совершать такие беззаконные вещи? Ты отошел некогда в Вавилон, и когда пленившие вас говорили вам – воспойте нам от песней Сионских (Пс.136:3), то не хотел ты, противился. Это выразил блаженный Давид, сказав: На реках вавилонских, тамо седохом и плакахом, внегда помянути нам Сиона: на вербиих посреде его обесихом органы наша (Пс.136:1–2), т. е. псалтирь и гусли; ибо на них они пели псалмы в ветхом завете. И эти инструменты они взяли с собой, отправившись в плен, чтобы иметь напоминание о жизни в отечестве, а не для того, чтобы петь. Тамо, сказано, – вопросиша ны пленшии нас о словесех песней. А мы сказали: како воспоем песнь Господню на земли чуждей? Что говоришь ты, – скажи мне? Песнь Господню не поешь ты на земле чужой, а пасху Господню совершаешь не на своей земле? Видишь ли их безумие? видишь ли их нечестие? Когда враги принуждали их, то они не смели даже сказать псалма на земле чужой; а теперь сами от себя, когда никто не заставляет, восстают против Бога. И блаженный Стефан говорил им: вы присно Духу Святому противитеся (Деян.7:51). Видишь ли, как нечисты опресноки? как незаконен праздник иудейский? ибо нет уже пасхи иудейской. Была когда-то пасха иудейская, но отменена; ибо наступила духовная, которую преподал Христос. Ядущим же им, – сказано, – прием Иисус хлеб, и благословив преломи, и даяше учеником, и рече: приимите, ядите: cиe есть тело Мое (Мф.26:26). Посвященные в тайны разумеют сказанное. И опять, – сказано, – подал им чашу, говоря: Cия есть кровь Моя нового завета, яже за многи изливаема за оставление грехов (Мф.26:28). И Иуда присутствовал, когда Христос говорил это. «Cия есть кровь Моя, о Иуда, которую ты продал за тридцать сребренников! Cия есть кровь Моя, о которой ты недавно заключил бесстыдные условия с неблагодарными фарисеями!» О человеколюбие Христово! О безумие Иуды и неистовство! Этот продает ее за тридцать сребренников, а Христос и после того не отказался самую проданную кровь Свою отдать во оставление грехов продавшего, если бы этот захотел. Ибо тут был Иуда и участвовал в священной трапезе. Как ноги его вместе с прочими учениками умыл, так и допустил к участию в священной трапезе, чтобы не имел никакого предлога к оправданию, если останется при своем нечестии. Ибо Христос оказал все с Своей стороны, а он остался при своем нечестивом намерении.

Впрочем, время уже приступить к этой страшной трапезе. Приступим же все с надлежащею чистотою и целомудрием и со многим умилением. Никто пусть не будет Иудою, никто да не будет лукав и лицемерен, никто пусть не скрывает в сердце яда, нося одно на устах, а другое на уме. Ныне предстоит Христос, ныне предстоит Тот, Кто учредил эту трапезу, Он же и теперь устрояет и эту. Не человек претворяет предложенное в тело и кровь Христову, но распятый за нас Христос. Стоящий иерей носит Его образ, и те слова произносит иерей, а действует сила и благодать Божия. Cиe есть тело Мое, сказал Он, и эти слова претворяют предложенное. И как следующее изречение, – раститеся и множитеся и наполните землю (Быт.1:28) произнесено однажды, но постоянно во все годы дает человеческой природе плодородие: так и то изречение, произнесенное однажды, с того времени до ныне и до Его пришествия делает совершенную жертву в каждой трапезе во всех церквах. Итак, никто пусть не будет коварным, никто пусть не имеет яда в душе, чтобы не принять осуждения. Ибо тогда, когда принял тело Иуда, вошел в него диавол, презрев не тело Господне, но презрев Иуду за его бесстыдство, и дабы ты знал, что в тех, которые недостойно причащаются святых тайн, особенно часто вселяется диавол, как и тогда в Иуду. Ибо почести приносят пользу достойным, а недостойно пользующихся ими подвергают большему наказанию. Говорю это не для того, чтобы устрашить, но чтобы предостеречь. Ибо эта святая жертва есть духовная пища. И как телесная пища, входя в чрево, имеющее тяжкую болезнь, еще больше усиливает болезнь, не по своему свойству, но по расстройству чрева: так бывает и с святыми тайнами. Когда духовная пища войдет в душу, исполненную нечестия, то больше губит ее и вредит ей, не по своему свойству, но по расстройству принявшей души. По сему умоляю, никто пусть не имеет внутри себя порочных помыслов, но очистим свой ум, – ибо мы приступаем к чистой жертве, – сделаем свою душу святою. Ибо мы можем это сделать. Если ты имеешь что-нибудь против врага, то изгони гнев, исцели рану, прекрати вражду, чтобы тебе получить исцеление от трапезы. Ибо ты приступаешь к святой и страшной жертве. Постыдись Того, Кто приносится! Предлежит закланный Христос. Почему Он заклан и для чего? Для того, чтобы примирить небесное и земное, чтобы сделать тебя другом ангелов, и чтобы примирить тебя с Богом всех. Христос, будучи Господом ангелов и архангелов, желая из врага и противника сделать тебя другом, отдал за тебя душу Свою; а ты, враждуя против брата своего, как можешь приступить к трапезе мира? Он не отказался даже умереть за тебя, а ты не хочешь оставить гнева на брата своего? Для чего и почему, скажи мне! «Он обидел меня, много отнял у меня, много наговорил на меня, сделал мне крайнее зло»! Но что же из этого? неужели он распял тебя, как жиды Христа? Однако Христос самую кровь Свою, которую они пролили, отдал для спасения проливших ее. Что можешь ты сказать подобного этому? Если ты не прощаешь врагу своему, то не ему наносишь врод, а самому себе; ему ты часто можешь вредить в настоящей жизни, а себя самого делаешь безответным на день суда. И ничего иного Бог так не отвращается, как человека злопамятного; ибо до того надмевается его сердце и раздражается душа. Послушай же, что сказал Господь: аще принесеши дар твой ко олтарю, и ту помянеши, яко брат твой имать нечто на тя, остави ту дар твой пред олтарем, и шед прежде смирися с братом твоим (Мф.5:23:24). Что говоришь ты? жертву ли велишь оставить? – Да, говорит Он; для мира с братом принесена и жертва. Если же и эта жертва принесена ради мира, а ты не заключаешь мира, то напрасно участвуешь в этой жертве, и бесполезно для тебя это дело. Сделай же то, для чего принесена эта жертва, тогда и будешь с пользою причащаться ее. Для того и пришел Сын человеческий, чтобы примирить род наш с Богом. И для этого не только пришел Сам, но и других, совершающих это, делает причастниками Своего имени: блажени миротворцы, яко тии сынове Божии нарекутся (Мф.5:9). Что сделал Единородный Сын Божий, тоже сделай и ты по своим силам человеческим, дабы быть виновником мира и для себя и для других. Посему и миротворца Он называет сыном Божиим; посему и во время установления этой жертвы Он не упомянул ни о какой другой заповеди, кроме примирения с братом, показывая, что это важнее всего.

Я хотел еще более продолжить речь, но и сказанного довольно для внимательных, если они захотят. Прошу же, будем постоянно помнить эти слова, и святые лобзания, и страшные приветствия, которые делаем друг другу. Ибо это соединяет наши души и производит то, что мы все становимся одним телом, как и причащаемся все одного тела. Соединимся же в одно тело, не тела сочетавая друг с другом, но души совокупляя между собою союзом любви, – и таким образом мы можем с дерзновением причащаться предлагаемой трапезы. Ибо, хотя бы мы имели бесчисленное множество добрых дел, но если будем злопамятными, то все будет тщетно и напрасно, и нисколько от них мы не можем получить пользы для спасения. Итак, зная это, возлюбленные братия, отвергнем всякий гнев и, очистив свой ум, с кротостью и вниманием и с великим благоговением приступим к причащению святых тайн, дабы человеколюбец Бог, свыше увидев нелицемерное общение наше, сподобил нас сих обетованных благ, благодатью и человеколюбием Господа нашего И. Христа, со Отцем вместе и со Святым Духом, Которому слава, честь и держава ныне и всегда и в веки вечные. Аминь.

В тот же день Иоанна Златоустого архиепископа Константина града беседа, реченная в день пощения, в онь же Спас умы ноги учеником, возстав от вечери183

Милость Божию и человеколюбие проповедует вся тварь, проповедаутъ также и промышление о твари. Ибо нет ничего видимого, что не проповедывало бы о милосердие; но и небо, и земля, и море, и все видимое и невидимое, – все произошло, и существует, сохраняется по мплосердию Божию, как и блаженный Давид проповедует о милостивом человеколюбце Боге, говоря: милостив Господь и праведен (Псал.114:4). К человеколюбию он присовокупил правду, дабы ты, слыша о Его праведности, убоялся суда, а слыша о человеколюбии, обратился к покаянию. Он не проповедует одного только человеколюбия, ни одной только правды. А если бы он проповедал одну правду, то привел бы грешников в отчаяние; а если бы сказал об одном человеколюбии, то сделал бы их самонадеянными. Милостив Господь и преведен, и Бог наш милует: присовокупил к правде человеколюбие, и началом и печатию слова положил милость. Ибо все получило начало от человеколюбия. Небо сотворено ради человеколюбия, а не на нужду Богу; ибо не прошло еще и шести тысяч лет после того, как сотворено небо. А Бог существовал прежде небес и прежде многих оных веков, не имеющих начала. Итак, должно сказать, что небо сотворено не на нужду Богу, но ради человеколюбия. Посему и небеса поведают не нужду Божию, но славу Божию (Псал.18:1). Правда, у Давида говорится, что Бог – на небеси; равно и Христос наш на небеси горе. Но это сказано не потому, чтобы Бог нуждался в небесах, но потому, что Он почивает на небесных ангелах. Ибо небесами часто писание называет небесных ангелов, равно как и землею – земных людей. Ибо эта-то земля и похваляется (Быт.1:1–31); образ хвалится вместо того, что угодно было; ибо вся земля, – сказано, – была добра, а не место одно угодно было. Итак землею называются живущие на земле люди, а небесами называются ангелы, находящиеся на небесах, и это провозвещает Давид, говоря: возвеселятся небеса, и радуется земля (Псал.95:11). Ради чего же возвеселятся эти на небесах ангелы? Ради спасения миpa. Кто же говорит об этом? Сам Царь ангелов: тако, глаголю вам, радость бывает пред ангелы Божиими о едином грешнице кающемся на земле (Лк.15:10). Небо создано на славу Божию и на нашу потребность, чтобы солнце нам сияло, и луна, и все звезды. Мог ли нуждаться в солнце Бог, будучи создателем света? Он не нуждался в чувствен- ном cвете, Един имеющий бессмертие, во свете живый неприступнем (1Тим.6:16). И нет ничего удивительного, если Бог не нуждается в чувственном свете: и ангелы небесные не требуют света, кроме небесного; ибо небесный свет есть сам Бог. Так свидетельствует об этом книга Деяний. Ибо в полночь ангел явился в темнице, где был Петр. И что говорит образописец (Лука), или лучше – Дух Святой, вещавший чрез него? и се ангел Господень предста, и свет возсия в храмине (Деян.12:7). Ибо ангел не требует света, будучи сам светом. Творец же всего имеет ли нужду в свете? Итак, Он не нуждается в свете, но нас увеселяет светом, нас животворит, нас греет. Итак, все сотворено на славу Его, а на нашу нужду: солнце, чтобы светить людям, облака для ниспосылания дождей, земля на плодородие, море для путешествия купцов. Все же это служит человеку, точнее же – образу Владыки. Ибо, когда принесут в город изображение царского лица и встречают оное начальники и народ с почтением и уважением, то не доски почитают и не восковое изображение, но образ царя: так и тварь почитает не земное тело, но чтит небесный образ. Все ныне было не на потребность Богу, но на потребность нашу и для того, чтобы мы прославляли человеколюбие Божие, поелику, свидетельствуя о сей милости, и Премудрость говорит: милуеши же всех, яко вся можеши (Прем.11:24). Первоначально сотворил по любви, и теперь управляет по любви и творит не гнушаясь. Ибо, если бы Он ненавидел, то бы не создал; если бы гнушался, то не основал бы. Посему и Писание говорит: ничестоже гнушаешися, яже сотворил ecи: ниже бо ненавидя что устроил ecи (– ст. 25). Ибо ничто видимое и невидимое не создано на потребность Богу, но дабы прославлялся Он, как человеколюбец. Он ни от кого не получает ничего, и все соделал. Ибо, если мы приносим Богу песни и созидаем храмы, то сами себя почитаем, сами себя прославляем; Бог же ожидает от нас одного только благоразумия. Посему и Давид, будучи благоразумен и боголюбив, исповедует неистощимое человеколюбие Божие, говоря: Господь мой ecи Ты, яко благих моих не требуеши (Пс.15:2). Ибо Он ничего не требует от нас.

Благость Божию проповедует все видимое и невидимое; но ничто так не проповедует ее, как пришествие Его к людям, что Он, во образе Божии сый, был и в образе раба, не изменив достоинства и не уменьшая человеколюбия. К этому меня приводит последовательность слова, так как в сегодняшний день происходило таинственное и страшное. Итак сегодня Спаситель умывает ученикам ноги. Поистинне, говорить трепетно, но и умолчать страшно! Трепещем проповедуя, поелику чувствуем величие сана; боимся умолчать, чтобы не впасть из-за этого в беду нерадения. Об этом и должно говорить без страха, и молчать: говорить по причине величия, молчать же по причине недомыслия. Скажем нечто ныне о сташном, поелику Он сам сотворил страшное и не отрицается: явился на земле человеком творец людей, в числе рабов – Владыка, Зиждитель твари, в рабский образ облекся Образ Божий, о Котором Павел сказал: Иже во образе Божий сый, не восхищением непщева быти равен Богу; но себе умалил, зрак раба приим, в подобии человечестем быв, и образом обретеся якоже человек (Флп.2:6–7). Облекся в образ раба Владыка всего. Преимущественнее же всего Он облекся в образ раба, когда восстал от вечери питающий всю поднебесную, когда возлежал со апостолами, Владыка с рабами, Источник премудрости с необразованными, Слово с неведущими слова. Когда Он возлежал, – сказано, – с учениками, ел с ними питающий все и насыщался с учениками насыщающий вселенную, то Он не удовлетворился тою великою благодатию, чтобы возлежать Ему со своими рабами. Петр, и Матфей, и Андрей, и Филипп, земные люди, совозлежали с Ним, а предстояли Ему Михаил и Гавриил и все воинство ангельское. О чудо! Кому предстояли ангелы со страхом, с Тем возлежали ученики с великим дерзновением. Но Он не удовольствовался этим чудом, но восстав от вечери, – сказано, – положи ризы одеяйся светом яко ризою, и прием лентион, препоясася препоясуяй небо облаки, потом влия воду во умывальницу изливающий в озера и реки водное естество, и преклонил колена и умыл ноги ученикам Тот, Которому покланяется всяко колено небесных, и земных, и преисподних. Умывает Господь ноги ученикам, не унижая сана, но показывая неизмеримое человеколюбие, – умывает великим человеколюбием. Но Петр не неразумел чрезмерного величия милосердия; ибо он оказался всех горячее к вере и истинному разуму. Ибо другие принимали омывающего, не испуская гласа, но трепеща; ибо не смели противоречить Владыке. Петр же, ради веры, возбраняет Владыке и говорит: Господи, Ты ли мои умыеши нозе? Не умыеши ногу моею во веки (Ин.13:6, 8). Хорошо отрицание, когда неразумен устав. Но он отрицается по вере, не разумея смотрения; когда он хорошо уразумел, то послушался. Ибо такими должно быть благочестивым людям, не уразумевшим судеб Божиих, но вместе с тем им должно и повиноваться воле Божией: он отвечал как человек, а покаялся как боголюбец. Спаситель же, удивляясь его крепости душевной, преклоняя его всего, еще сильнее говорит ему: аще не умыю тебе, не имаши части со Мною (Ин.13:8). Обрати внимание еще и на другое страшное дело и на то, как Он опроверг ответ еще сильнейшим ответом, с угрозою ему отвечает, отчуждает его от общения с собой, чтобы не осилило человеческое сопротивление, но чтобы одолело хотение Божие. Что же сделал добрый, дивный Петр? Он тотчас и переменился, и, видя непреложный ответ, принес неотложное покаяние и сказал: Господи, не нозе мои токмо, но и руце и главу (Ин.13:9), и всего меня омой, всего меня очисти, чтобы и я сказал с Давидом: омыеши мя и паче снега убелюся (Пс.50:9). Иисус же сказал ему: измовенный не требует, токмо нозе умыти (Ин.13:10). Для чего одни ноги умывает? Он умывает ноги ради апостольского путешествия, не одну нечистоту только очищая, но и влагая силу в святые ноги. Это доброе oмовение ног предвидя Исаия свыше за много лет, взывал: красны ноги благовествующих благая (Ис.52:7); он удивлялся, что не человек только умывал, но к Бог присовокупился, потому и взывал, говоря: красны ноги благовествующих благая. Он прикасается к ногам их, чтобы укрепить земные ноги, имеющие обтечь всю поднебесную. И другую тайну, братия, открывает вам Бог. Прежде Бог, осудив Еву и Адама, сказал к змию: той твою блюсти будет главу, и ты блюсти будеши его пяту (Быт.3:15). Он прикасается к месту пяты, как сказано в ответе, чтобы, когда врач прострет руку, уже не имел более силы яд змия. Итак, убедись, что, умыв ноги, Он дал им силу над бесами. Ибо прежде сего пята дана была змию, но потом, получив от божественной руки, попрал обольстителя возжелавший умыть им ноги и сказал им: Се даю вам власть наступати на змию и на cкорпию, и на всю силу вражию (Лк.10:19). Ибо ныне сияет благодать креста и всем нам умывает умы Слово истинное, которому слава и держава в бесконечные веки. Аминь.

Слово Григория Цамвлака в святой великий четверток на предание Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, и о Иуде, и на иже опресноки приносящих таинством, и о сребролюбии184

Печаль объемлет мою душу и недоумение останавливает мой помысл, когда я вспоминаю об окаянном Иуде. С такой высоты и в какую пропасть он поверг себя! От такой славы апостольского чина к какому, страстный, пришел бесчестию! Отпал от такой сладости Учителя и обложил себя такою горечью сребролюбия. Оно-то и довело его до горькой смерти от удавления. И сбылось на нем пророческое слово: удаляющиеся от Тебе погибнут.

Владыка и словом и делом отвлекал его от падения: делом, – когда омыл ему ноги и сподобил вечери; словом, когда говорил – един от вас предаст Мя, выражаясь вообще, а не желая обличить его пред всеми, обличая только его совесть и возбуждая ее к покаянию. Кого не умилили бы эти слова: Сын человеческий идет по реченному; обаче горе человеку тому, имже предается (Лк.23:2)? Но Иуда не внял. Такова-то жестокая душа! ей трудно придти к исправлению; она постоянно взирает на погибель, к которой стремится. Посмотри, какой пример к исправлению видел Иуда в блудной жене. Но он не обратил внимания на ее покаяние, а погибал в то самое время, когда она спасалась. Повествуя об этом, евангелист говорит: тогда шед един от обоюнадесяте, глаголемый Иуда Искариотский, ко apxиepeoм, рече: что ми хощете дати, и аз вам предам Его (Мф.29:14)?

Тогда шед… когда же? Когда блудница возненавидела грехи и пришла к покаянию, когда совлеклась скверной одежды блужения, когда притекла к учителю, являя много любви в многоценности принесенного дара, когда слезами омочила пречистые ноги Его и власами своими отерла их, когда получила совершенное очищение многих грехов, раздрала рукопиcaние их и посрамила диавола… А Иуда тогда шел соглашаться в цене, помрачив духовное око свое сребролюбием. Он уже не чувствовал, с какой высоты падал. О, чудо! Какое внезапное изменение той и другого! Одна, бывши рабою врага спасения, получила свободу, припав к Избавителю; другой отошел от Учителя и стал рабом сребра. Та, блудная и посрамленная, приобщалась к чину мироносиц; этот имя ученика изменял на мерзость предательства. Та удостоивалась благохваления во всем мире, по слову Господа: аминь глаголю вам: идеже аще проповедано будет евангелие сиe во всем мире, речется и еже сотвори сия в память ея (Мф.26:13); а этот покрывал себя бесславием. О окаянство Иудино! Потому и говорит Павел: мняйся стояти да блюдется, да не падет (1Кор.10:12).

Тогда шед един от обоюнадесяте, рече. Этим показывает евангелист, что Иуда был не из числа других учеников, т. е. семидесяти, но из двенадцати, всегда пребывавших со Христом, слушавших Его сладостное небесное учение, и в церкви, и среди народа, и наедине, – из двенадцати, которым даровал Господь силу творить чудеса, власть изгонять бесов и повеление крестить, – из тех двенадцати, которым он обетовал, что они воссядут на двенадцати престолах и будут судить обеманадесяте коленам израилевым. Един от обоюнадесяте, сказал евангелист, чтобы показать, на какой высоте стоял Иуда и в какую пучину злобы низверг себя.

… не имени его и отечество, сказав – Иуда Искариотский, потому что был и другой Иуда, называемый Иаковлевым.

Они же поставиша ему тридесять сребренник. И зачем ты, Иуда, предаешь Учителя? Зачем ценишь бесценного? Зачем спешишь отнять от Сиона камень краеугольный? И что тебя подвигло на предательство? Или Он оставил тебя, нарицая других апостолами? Или, беседуя с ними, отгонял тебя? Или им вручил ковчежец, утаив от тебя? Или, вкушая с ними, презрел тебя? Или, омыв ноги им, тобою возгнушался? О слепота! Ты говоришь: что ми хощете дати? Да что больше хочешь получить в замен оставляемого тобою? Оставляешь свет и становишься тьмою; оставляешь то, чего око не виде и ухо не слыша и на сердце человеку не взыдоша, яже уготова Бог любящим Его (1Кор.2:9), и принимаешь вечное поношение; оставляешь новую чашу, которую Владыка обещал дать другам своим в царствии своем, и испиваешь горькую чашу удавления; оставляешь право быть судиею вселенной вместе с Петром и прочими учениками и становишься рабом диавола. О безумие Иудино! Ты говоришь: что ми хощете дати? Так-то ты исполняешь повеление Учителя! Он заповедал не стяжать сребра и злата, не облачаться в две ризы, не иметь при поясах меди и влагалища; а ты бесстыдно говоришь: что ми хощете дати. О, крайнее нечувствие! Ты не вспомнил блаженного пребывания с Учителем, Его частых и уединенных собеседований; ибо много раз Господь принимал их (двенадцать учеников) наедине, уча их в безмолвном месте приготовить сердца свои к принятию словес Его. Не вспомнил ты чудес Его, предсказаний будущего, таинства той самой вечери, когда Он изрек: желанием вожделех сию пасху ясти с вами. Ты не устыдился наконец Владыки, встающего с вечери, снимающего ризы, препоясывающегося лентием, по обычаю рабов, вливающего воду в умывальницу и умывающего ноги ученикам, и, как говорят церковные богословы, прежде других умывающего ноги предателя.

Что же ты, о Иуда? Если прочие ученики омывали ноги, будучи чистыми, как сказал Господь: – вы чисти есте, но не вси, исправляя тебя; то они, добрые делатели правды, готовились к проповеди и сеянию евангелия; им надлежало в скором времени идти в мир весь для благовестия, прияв крещение и совершение от Утешителя. А ты, к чему ты готовясь, простираешь бесстыдно ноги для омовения? К тому ли, чтобы скоро идти на предание Господа и увидеть сребренники в руках своих? О неразумие предателя! Когда другие ученики, будучи таинниками и князьями вселенной, – поставиши бо их, сказал Давид, князи по всей земли (Пс.44:17), – когда они принимали таинства, которыми имели обновить вселенную: тогда ты, будучи предателем, зачем дерзостно простираешь руку твою к хлебу? Затем ли, чтобы вскоре предать себя лукавому, чтобы исполнилось над тобою псаломское предречение: ядый хлебы моя возвеличил есть на мя пяту (Пс.40:10)? Этого не слушал и не помыслил неразумный ученик, но остался неисправимым. Душа, однажды потерявшая стыд, не уцеломудривается жестокими словами и не умиляется кроткими, но бывает подобна тому городу, о котором пророк рыдая сказал: лице жены блудницы бысть тебе, не хотела еси постыдитися ко всем (Иер.3:3). Так пострадал окаянный Иуда! Подобно ему страждут и те, которые приносят опресноки в жертву, прельщающие и прельщаемые и говорящие без стыда, будто Господь в вечер таинства дал опреснок, произнося: cие есть тело Мое. Они не слышат Павла, учителя языков, вопиющего и говорящего: аз приях от Господа, еже и предах вам, яко Господь Иисус в нощь, в ню же предан бываше, прием хлеб, и благодарив преломи и рече: примите, ядите: cиe есть тело Мое, еже за вы ломимое. Cиe творите в Мое воспоминание. Елижды бо аще ясте хлеб сей и чашу сию пиете, смерть Господню возвещате, дóндеже приидет (1Кор.23:24–26). Апостол сказал: аз приях от Господа; они же не стыдясь, предлагают безквасное. Им прилично сказать: вы ли, своезаконники, истиннее, или Павел, учитель вселенной. Павел, эта душа, досягавшая до небес, Павел, этот человек, восхищенный до третьего неба, толикий и таковый Павел, кого, хотя он был прежде гонителем, послал Бог во языки проповедывать таинство евангелия, сказавши, яко сосуд избран Ми ecи (Деян.9:15), он не сказал опесноки, хотя бы мог сказать, если бы захотел, но сказал хлеб. А хлебом никогда не называется безквасное, как несовершенное. И как назвать хлебом брашно с водою без кваса, когда оно носит на себе образ мертвенности? Хлебом же и называется и есть только квасное как имеющее в квасе образ жизни, по причине восходительного (свойства), принимаемого за образ души разумной и словесной. И потому всякий приносящий в жертву опресноки, недугует ересью аполлинариевой и евагриевой, дерзнувшей назвать плоть Господню бездушной и неразумной.

Но евангелист, говорят, сказал: в первый день опресночный приступиша ко Ииcycy ученицы, глаюлюще: где хощеши, да уготоваем ти ясти пасху? Если же это был первый день опресноков, то ясно, что сообразно с законом Господь и сам, вкушал опресноки, и преподал ученикам. Нет, нет! Евангелист ничего не сказал о снеди опресночной, но сказал: ядущим им, прием Иисус хлеб и благословив преломи, и даяше ученикам и рече: приимите, ядите: cиe есть тело Мое. Как же мог Господь назвать вещью бездушной тело Свое, когда Он приял плоть разумную и одушевленную? Как Он мог дать опресноки, когда они еще не начинались, а квасный хлеб еще не был оставлен? В четырнадцатый день месяца овча закалалось к вечеру, когда и Владыка наш пожрен был на кресте, установляя законную жертву. В тот день, в шестой час труба возвещала отложение и оставление квасного хлеба. И в ту ночь до утра ели пасху, как повелевал закон, обувшись, стоя и подпершись жезлами. Тогда не было ничего вареного в доме, но все печеное огнем без сокрушения кости, с сожжением остатков. На рассвете пятнадцатого дня в субботу начинали есть опресноки с горькими травами и ели в продолжении осьми дней. Это был праздник опресноков, называемый пасхой. Первым же днем опресночным евангелист назвал не самый день опресночный, пятнадцатый месяца, но третий пред тем тринадцатый того месяца, как прежде бывший.

Так, Матфей (Мф.26:17) и Марк (Мк.14:12) говорят: в первый день опресночный, егда пасху жряху, глаголаша Ему ученицы Его: где хощеши, шедше уготоваем, да яси пасху. А премудрый Лука (говорит): прииде день опресноков, бе оньже подобаше жрети пасху, и посла Петра и Иоанна, рек: шедше уготовайте нам пасху, да ямы (Лк.22:7–8). Сказал: прииде день опреноков, т. е. уже при дверях был, наступал, как и мы говорим при исходе зимы, что весна пришла, не потому, будто мы вошли в нее, но потому, что она близка: подобно тому, как о друзьях и знакомых слыша, что они идут к нам, мы с радостно говорим к находящимся с нами: «он пришел сюда», между тем как его разделяет от нас еще далекое расстояние. Так же и о жатве, предвидя ее приближение, когда еще зеленеют колосья, земледельцы говорят: «жатва пришла», – говорят, чтобы при вести о приходе ее изострились серпы, приготовились жнецы, гумно очистилось, житницы были прибраны. Так же и здесь сказано: прииде, потому что был близок.

Шедша же, пишет евангелист, обретоста, яко же рече има, и уготоваста пасху (Лк.22:13), и потом, ни о чем другом не упомянув, продолжает: и егда бысть час, возлеже, и обанадесяте апостолы с Ним. И рече к ним: желанием возжелех сию пасху ясти с вами, прежде даже не прииму мук. Вечерю эту Господь назвал пасхою; сказал – желанием возжелех, чтобы показать, как близко было время таинства Его предания и крестной смерти. И прием хлеб, хвалу воздав, преломи и даде им глаголя: cиe есть тело Мое, еже за вы даемо: cиe творите в Мое воспоминание. Такожде и чашу по вечери, глаголя: сия чаша – новый завет Моею кровию, яже за вы проливается (Лк.22:19–20). Итак, видишь ли, как ученики совершали законное приготовление к пасхе и чаяли (видеть) обычный законный день, а Владыка творил тайную вечерю назвав ее вожделенною пасхою, на которой предал таинство другам своим? Потому-то они и не стояли, как повелевает закон, подпершись жезлами и вкушая печеное, но возлежали и употребляли вареное. Там была соль, в которой Владыка омочив хлеб, дал лукавому ученику. Приим хлеб, хвалу воздав, преломи и даде им, научая их священнодействию и возбуждая их разумы к благодарению за то, что таким великим дарам они сподоблялись. Сие есть тело Мое, еже за вы даемо, за вас и последующих Мне и приобщающихся скорбям Моим и гонению, за всю вселенную, которую вы хотите крестить, ходя овцами посреди волков, превращая их зверство в овчую кротость. Сие творите в Мое воспоминание, потому что Я искренно приобщился плоти и крови и уже иду исполнить все смотрение таинства и уже не буду жить с вами; как прежде. Но печаль да не объемлет сердца ваши, что Я оставляю вас, единожды избранных Мною: вкушая хлеб сей плоть Мою и чашу сию кровь Мою, вы во Мне пребудете и Я в вас.

Но окаянный Иуда остался ему чуждым. Он принял от руки Господней хлеб сребролюбивою рукою, и по хлебе вошел в него сатана, как сказал возлюбленный Иоанн. До тех пор сатана искушал его, подстрекая на предательство; а теперь, так как Иуда был совсем оставлен по непреоборимому своему стремлению, совершенно овладел его душею: ибо такое безчувствие одержало его, что и в солило бесстыдно простер руку свою. Потому и Господь вследствие такой дерзости, омочив хлеб в солило, дал Иуде, являя тем ученику, тайно спросившему, что сей-то и есть предатель, а самому предателю сказал: еже твориши, твори скоро (Ин.13:27), скрывая от учеников его намерение. Ибо, если бы предательство было узнано, теплый верою Петр, отрезавший ухо архиерейскому рабу пред множеством воинов, чего не захотел бы сделать с Иудою, когда теперь Петру ничто не препятствовало! Он непременно убил бы Иуду.

Сего же никтоже разуме от возлежащих, – продолжает евангелист, – к чесому рече ему. Нецый же мняху, яко глаголет ему Иисус: купи, еже требуем на праздник, или нищим да нечто даст (Ин.13:28–29). Слышите ли вы, презирающие нищих и собирающие серебро, как Владыка, по безмерному милосердию, обнищавший даже до подобия раба, не имевший где главы приклонить, дает милостыню? А ты, имея дома четырех-кровные и трех-кровные, не пускаешь нищего даже на двор? Он, не имея доходов, предлагает дневную, убогую пищу не себе только, но и такому лику учеников, даже и нищим еще: а ты, владеющий селами, стяжаниями и доходами, не вспомнишь об убогих? Какой ты думаешь иметь ответ, презирая учение Владыки, которое внушал Он и делом, и словом, когда Сам подавал милостыню и когда заповедывал: будите милосерды, якоже и Отец ваш небесный милосерд есть (Лк.6:36), и еще чрез пророка сказал: расточи и даждь убогим: правда его пребывает в век века (Пс.111:9). А ты, делая противное Ему, собираешь сокровища, и чем больше собираешь, тем более стараешься преумнижить собранное. Таков лютый мучитель сребролюбия: чем более поедает, тем более становится ненасытным, доколе не приведет в последнее ocмеяние окаянного рачителя сребра, когда сбудется на нем пророческое слово: се человек, иже не положи Бога помощника себе, но упова на множество богатства своего и возможе суетою своею (Пс.51:9). Земля дает сребро, по Владычнему повелению, на потребу тем, которые в пользу его принимают. А ты, наоборот, скрываешь сребро в недрах земли, воспаляя им геенну, угрожающую немилостивым, и становясь по страсти ненасытимости бесчувственнее земли, негодуя подобно окаянному Иуде. Что, предал ли бы он Господа и Господь был ли бы предан, если бы Иуда не хотел опутать душу свою мрежами сребролюбия? Размышляя о великости предательства, уподобляю ему немилосердие к братии Христовой. Ибо Господь сказал: не к тому вас нареку рабы, но братию (Ин.15:15). И еще: понеже сотвористе единому от сих меньших братий Моих, Мне сотвористе (Мф.25:40). Видишь ли, кто суть братия Его, о которых Он всегда промышляет? Ибо и Сам понес немощи наши. Он был Пастырь добрый, ему же были овцы своя, и Он пекся о них, подъемля слабых, заботясь о покинутых и осуществляя на самом деле то, что сказал: Аз душу Мою полагаю за овцы (Ин.10:15). Этого мало. Не насытилась любовь Его к овцам даже тем, что Он положил за них душу Свою; посмотри: и ины овцы имам, – сказал Он, – яже не суть от двора сего, и тыя ми подобает привести, и будет едино стадо и един Пастырь (Ин.10:16). Ибо не во дворе закона и не в ограде писаний пророческих находились язычники, но заблуждались в горах и пустынях, делаясь каждый день пищею мысленного зверя. И их освободил Пастырь, предав Себя, и сотворил единое стадо, предложив тело Свое в снедь и чашу Своей крови. Потом, поручая их Петру, сказал: аще любиши Мя..., паси овцы Моя (Ин.21:16), и не однажды, а трижды спросил: любиши ли Мя? не для того, чтобы узнать об этом, – ибо Он есть единый, создавший сердца и разумеющий все дела их, – но чтобы мы видели, какое Он имеет попечение об овцах. А так как Он искупил нас не сребром или златом, но Своей кровью, то да блюдется же всякий, чтобы, называясь овцой Христова стада, не уклониться к волкам и противникам благочестия еретикам, являясь по имени – Христовым, а на деле сыном диавола. Так поступил и Иуда: жил с апостолами, а сходился с фарисеями; хлеб принимал от рук пречистых, а сребренники взял от рук беззаконных; вечерял с учителем, а сердцем восседал среди безумных старейшин.

Прошу любовь вашу, да никто из вас не будет, по сребролюбию, Христопродателем. Если бы этой страстью не объята была душа окаянного Иуды, он не дерзнул бы на предательство, как я сказал прежде. Ибо как ты причастишься телу и крови Владычней неосужденно, нося на себе недуг предателев? Нет, молю вас… Но оставим этот горький недуг, который св. Павел назвал идолослужением и корнем всех зол, приступим к тайной вечери во оставление грехов и с надеждой будущих благ, которые получить да удостоимся все мы благодатью и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, с Ним же безначальному Его Отцу и пресвятому и животворящему Его Духу слава, и держава, и поклонение ныне и в бесконечные веки. Аминь.

Во святой великий пяток слово преподобного отца нашего Ефрема Сирина о страсти Спасовой185

Боюсь говорить и коснуться языком сего страшного сказания о Спасителе. Ибо действительно страшно повествовать о сем. Господь наш предан сегодня в руки грешников. Для чего же предается Он, святой и безгрешный Владыка? Ибо, ни в чем не согрешив, предан сегодня.

Приидите, и узнаем, за что предан Христос Спаситель наш. За нас нечестивых предан Владыка. Кто ж не подивится? Кто не прославит? Рабы согрешали, а Владыка предан, чтобы собственной смерью освободить согрешивших сынов. Сыны погибели и чада тьмы пришли во мраке удержать солнце, которое в одно мгновение может попалить всех. Владыка же, видя их дерзость и гневное движение, с кротостью, добровольно предал себя в руки нечестивых. И беззаконные, связав Пречистого Владыку, ругались над Ним, связавшим крепкого неразрешимыми узами и разрешившим нас от уз греховных. Соплели венец из терний своих, какие принес в плод иудейский виноградник. Ругаясь над Ним, называли царем, плевали беззаконные в лицо Пречистому, от чьего взора приходят в трепет все небесные силы и чины ангельские. Вот снова сжимают у меня сердце и печаль и слезы, когда представляю себе, что Владыка терпит от рабов такие оскорбления и укоризны, бичевание, заплевание и заушение. Приидите и познайте чрезмерность щедрот, терпение и милосердие Сладчайшего Владыки. Был у него благопотребный раб в раю сладости, и он, согрешив, предан истязателям. Но благий, видя, что немощен он духом, умилосердился к paбу, сжалился над Ним и Себя самого отдал на бичеваниe за него. Желал бы я умолкнуть по чрезвычайному смущению ума, – и опять убоялся, чтобы молчанием своим не уничтожить Спасителеву благодать. Впрочем, со страхом говорю вам; ибо трепещут кости мои, когда представляю себе что общий всех Создатель, сам Господь наш, предстоит сегодня пред Каиафой, как осужденный, и один из слуг дает ему заушение. Трепещет сердце мое, когда помышляю о всем этом. Раб сидит, а Владыка предстоит; исполненный беззаконий произносит суд на Безгрешного. Содрогнулись небеса, в ужас пришли основания миpa, в изумлении все ангелы и архангелы, Гавриил и Михаил закрыли лица свои крылами; херувимы скрылись за колесами престола, серафимы ударились крылами друг с другом в этот час, когда слуга дал заушение Владыке. И как основания земли выдержали и колебание и трепет в этот час, когда поруган был Владыка? Представляю себе это, и трепещу, и снова прихожу в сокрушение, взирая на долготерпение благого Владыки. Ибо вот содрогаются внутренности мои, когда говорю, что Создатель, по милости сотворивший человека из персти, заушен перстью.

Приидем в страх, братия, и не просто будем выслушивать все то, что Спаситель претерпел за нас. Скажи, жалкий слуга, за что заушил ты Владыку? Всякий раб, когда освобождают его от рабства, для приобретения временной свободы принимает заушение; но ты, жалкий, сам неправедно заушил Освободителя всех! Что же ожидал ты получить от Каиафы в награду за cиe заушение? Или не слыхал, не узнал ни от кого, что Иисус – небесный Владыка? Заушение дал ты Владыке всех, и соделался на веки рабом рабов, предметом укоризны и омерзения, навсегда осужден мучиться в огне неугасимом. Великое чудо, братия, видеть кротость Христа царя! Заушенный рабом, мудро ответствовал Он, с кротостью и всяким благочестием. Раб негодует, Владыка терпит; раб гневается, Владыка исполнен благости. Кто в час гнева сдержит в себе раздражение и смятение? Но Господь наш совершил все это своей благостью. Кто же в состоянии будет изобразить долготерпение твое, Владыка!

Приидите, о вожделенные, возлюбленные Христом, приобретшие сокрушение и любовь Спасителеву, приидите узнать, что совершилось сегодня в Cионе, граде Давидовом, что сделало сегодня возлюбленное и избранное семя Авраамово. Пречистого Владыку предало оно смерти в день сей. Христос Спаситель наш руками беззаконных неправедно распят на древе крестном. Приидем все и с воздыханиями будем обливать тело свое слезами; потому что Господь наш, царь славы, предан смерти за нас нечестивых. Если кто внезапно слышит о смерти возлюбленного сродника, или также внезапно видит пред очами возлюбленного своего лежащего мертвым, – изменяется в лице, и омрачается светлость взора его. Так и ясное солнце, с небесной высоты увидев поругание Владыки на древе крестном, изменилось в лице, удержало лучи своей светлости, не потерпело взирать на поругание Владыки, облеклось печалью и тьмой. Также и Дух Святой, сущий во Отце, узрев возлюбленного Сына на древе крестном, сверху до низу раздрав завесу, – это украшение храма, – немедленно удалился в виде голубя. Все твари были в страхе и трепете, когда страдал Спаситель, небесный Царь. А мы грешные, за которых и предан единый Бессмертный, все еще остаемся небрежными. Смеемся ежедневно, слыша о страданиях и поругании Спасителя. Роскошествуем каждый день, прилагая, все свое попечение об украшении одежд. Солнце на небе, по причине Владычного поругания, во тьму преложило светлость свою, чтобы и вы, видя это, сделались подражателями. За тебя поруган Владыка на кресте, а ты, жалкий, украшаешь непрестанно наряд одежд своих. И не трепещет сердце твое, не ужасается мысль твоя, слыша это. За тебя нечестивого единый безгрешный предан смерти, поруганиям, поношению, a ты рассеянно выслушиваешь все это.

И всему словесному стаду надлежит взирать непрестанно на своего Пастыря, и всегда любить и чтить Его; потому что за стадо свое пострадал Он бесстрастный и пречистый; и не одеждами должно величаться тленными, а также не роскошной жизнью, не мирскими яствами, но подвигами и всякой честностью угождать Творцу. Не будем подражателями иудеев! Это народ жестокий и непокорный, всегда отвергавшии Божии дары и благодеяния. Всевышний Бог, ради Авраама и завета своего с ним, с самого начала терпел злонравие народа сего; дал им в пищу манну с неба, а они недостойные вожделевали зловонных снедей – чесноку. Также дал им воду из камня в пустыни; а они за cиe, распяв на кресте дали Ему оцет. Приложим cтарание, братья, чтобы не оказаться нам сообщниками иудеев, распявших Владыку, Создателя своего! приидем в страх, имея всегда пред глазами страдания Спасителевы! будем всегда размышлять о страданиях Его! Ибо за нас пострадал бесстрастный Владыка, за нас распят единый безгрешный. Чем воздадим мы за cиe, братия? Будем же внимательными к себе самим и не станем уничижать страдания Его. Приидите все чада церкви, купленные честной и святой кровью пречистого Владыки. Приидите, – будем размышлять о страданиях со слезами и воздыханиями, страхом преисполняясь мысленно, с трепетом приступая к размышлению, говоря самим себе: «за нас нечестивых предан смерти Христос Спаситель наш».

Вникни, брат, что значит слышимое тобою. Безгрешный Бог, Сын Всевышнего, предан за тебя. Отверзи сердце свое, изучи в точности Его страдания и скажи в себе: «Безгрешный Бог сегодня предан, сегодня осмеян, сегодня поруган, сегодня заушен, сегодня терпел бичевание, сегодня носил терновый венец, сегодня распят небесный Агнец. Да содрогнется сердце твое, да ужаснется душа твоя. Каждый день проливай слезы при сем размышлении о Владычных страданиях. Услаждаются слезы cии, просвещается душа, непрестанно размышляющая о страданиях Христовых». – Так всегда размышляя, плачь ежедневно и благодари Господа за страдания, которые претерпел за тебя, чтобы в день пришествия Его слезы твои обратились тебе в похвалу и прославление пред судилищем. Злопостражди и ты, размышляя о страданиях благого Владыки. Претерпи искушения, благодаря от души. Блажен человек, который пред очами имеет небесного Владыку и Его страдания, который распял себя самого для всех страстей и для всего земного и стал подражателем собственного своего Владыки. Вот благоразумие, вот расположение боголюбивых рабов, если всегда бывают они подражателями Владыке в добрых делах. Видишь, человек, пречистого Владыку, висящего на кресте, и осмеливаешься, бесстыдный, в наслаждении и смехе проводить все время, какое живешь ты на земле! Или не знаешь, жалкий, что распятый Господь потребует ответа за все сии небрежения твои, о которых ты, слыша, нерадишь, и роскошествуя смеешься, и проводишь время в различных забавах? Приидет страшный оный день, когда не престанешь плакать и взывать в огне от претерпеваемых мучений, и никто не даст тебе ответа, никто не сжалится над твоей душой.

Покланяюсь Тебе, Владыка, благословляю Тебя, благий, умоляю Тебя, святый, припадаю к Тебе, человеколюбец, и прославляю Тебя, Христе; потому что Ты, Единородный, Владыка всяческих, единый безгрешный, за меня недостойного, грешника, предан смерти и смерти крестной, чтобы освободить душу грешника от греховных уз. И чем воздам Тебе за cиe, Владыка? Слава Тебе, человеколюбец! Слава Тебе, милосердый! Слава Тебе, долготерпеливый! Слава Тебе, прощающий все грехопадения! Слава Тебе, снисшедший спасти души наши! Слава Тебе, воплотившийся во чреве Девы! Слава Тебе, понесший узы! Слава Тебе, принявший бичевания! Слава Тебе, преданный посмеянию! Слава Тебе, распятый! Слава Тебе, погребенный! Слава Тебе, воскресший! Слава Тебе, проповеданный! Слава Тебе, в которого мы уверовали! Слава Тебе, вознесшийся на небо! Слава Тебе, восседший с великою славою одесную Отца и паки грядущий со славою Отца и со святыми ангелами судить всякую душу, уничижавшую святые страдания Твои! В оный трепетный и страшный час, когда подвигнутся небесные силы, когда пред славою Твоею со страхом и трепетом приидут вместе ангелы, архангелы, херувимы и серафимы, когда еще потрясутся основания земли, и ужаснется всякое дыхание от несравнимо великой славы Твоей, – в оный час да покроет меня рука Твоя под крылами своими, и да избавится душа моя от страшного огня я скрежета зубов, и тьмы кромешной, и вечного плача, чтобы и я благословляя мог сказать: Слава Восхотевшему спасти грешника по великим щедротам своего благоутробия! ныне и всегда и в бесконечные веки.

Слово Григория Цамвлака во святой великий пяток на часах о еже узрите живот ваш висящ пред очима вашима, и на еретики, и на еже жено, се сын твой, и к ученику – се мати твоя в распятие Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, и о снятии со креста и в гроб положении186

Великий Моисей, разделивший море, казнивший Египет, потопивший Фараона, предрекая Духом будущее, сказал: будет живот твой висящ пред очима твоима (Втор.28:66). И это исполнилось сегодня, когда Господь славы висит на кресте. Ужаснись небо и потряситесь основания земли! ибо сотворивший вас в начале посреди вселенной на кресте страдает плотью, положивший морю предел песок пригвождается гвоздями, создавший Адама осуждается на смерть рабами, рабами неблагодарными, рабами неверными, рабами законопреступными. О дивные дела! О страшные таинства! от христоубийц иудеев терпит добровольно Благодетель, который праотцов их избавил от тяжкого рабства, который глубину моря превратил для них в сушу, который указывал им путь днем столпом облачным, а ночью столпом огненным, питал их в пустыне сорок лет пищей готовой и получаемой без труда, усладил для них Мерру и источил из камня воду, дал им закон, явившись на горе и отдал в наследство обетованную землю. Будет живот твой висящ пред очима твоима. Увидели богоубийцы иудеи, приведши в дело свое намерение, живот свой висящ пред своими очами. Итак, они и пасху законную ели; а нашу тайную пасху, пречистую плоть, приносил за нас Иисус, быв и священником, и жертвой, и приемлющим ее, как Бог, Иисус жизнь наша, отринутый иудеями, а нами приемлемый, который взял грехи наши и пострадал за беззакония наши, Агнец Божий и Сын Отца, незлобивое Овча. О нем предсказал велегласный Иcaия: яко овча на заколение ведеся, и яко агнец пред стригущим его безгласен, тако не отверзает уст своих. Во смирении его суд его взятся; род же его кто исповест (Ис.53:7–8)? Ибо кто исповест неисповедимый Его род божества? И агнец закалался для соседей, и домов, и родных, в одном народе Израильском; Господь же – за всю вселенную вообще, к вечеру, то есть под конец времени. Будет живот твой висящ пред очима твоима. Они увидели (этот живот), но не поняли сущности пророчества; ибо закрыли очи разума и заткнули уши, чтобы не обратиться к Господу и не исцелеть; ибо окаменело сердце людей сих, как говорит Исаия (Ис.53:6, 10), и было тверже железа. Чувственными же глазами они с большим удовольствием видели, как Господь нес крест и шел за город, чтобы сбылось писание – изведоша вон из винограда и убиша (Мф.21:39), как Он был распят и пригвожден, прободаем и напаяем желчью с оцтом, и все-таки не могли насытиться христоубийством. О скверноубийственное стремление! Они не удовольствовались предыдущими мучениями, но, когда Он испытывал крайние страдания, проходя мимо и покачивая головами, говорили: уа разоряяй церковь и треми денми созидаяй, спасися сам (Мк.15:29). Кто не удивится крайнему долготерпению Владыки? Кто не ужаснется, приняв во внимание, что делалось тогда неразумными людьми? Как мысленные силы стерпели таковое посмеяние от беззаконников? и как стихии молчаливо перенесли дерзость? Как не расступилась земля, чтобы поглотить так оскорбляющих Избавителя, как некогда сонм Кореев с кущами и сродниками за ропот на Моисея? Солнце померкло и луна превратилась в мрак, а жестокосердный Израиль не возчув- ствовал милосердия, и одушевленная тварь оказалась бесчувственнее неодушевленной. И камни распались во время страдания Спасителя, а пророкоубийственное сборище спешило назваться богоубийственным. Посему и всякая тварь, страхом изменяясь, готова была, каждая сообразно своей природе, наказать беззаконников: небо сверху побить оскорбителей, как бы пращами, громами, молниями и каменным градом; солнце, луна и звезды и другое огненное естество – истребить трескучим пламенем; воздух – задушить сгущением; земля, раскрывшись, поглотить; море, переступив пределы, занести песком и сделать второй потоп для всякой плоти. Но не допустила исполнить это вседейственная сила распятого, – поелику совершалось промышление. И все небесные ангельские силы, настроившись свыше к мщению, молили Господа славы дозволить им: «дозволь, Владыко, говорили они, – дозволь, чтобы совершили суд над злосмертным родом, столько облагодетельствованным и дошедшим до такой жестокости, что они Тебя, непостижимого Бога нашего, осудили на смерть. Это ли благодарность за то, что ради их Ты уготовал все видимое и невидимое? Это ли воздают Тебе за то, что Ты создал их из праха, и даровал рай, насадив его на востоке? Это ли за то, что Ты им доставил нужное для жизни и пищи, распростер воздух для дыхания и научил их переплывать море на малых досках, и наконец, по крайнему своему милосердию, облекся в их слабость? Вот они противоположным заменили благодеяния: поступили с тобой, как враг и неприятель, попрали чудеса, забыли благодеяния и не удовольствовались кровью пророков, но и решились убить Тебя, соприсносущного Отцу и Духу, – ибо зиждительные руки безрассудно пригвоздили гвоздями, и оплевали лицо, вдунувшее в Адама дыхание жизни, и венчали тернием главу венчавшего их первым нетлением, и проболи ребра Создавшему от ребра Еву. Больно нам видеть, Тебя, царя ангелов, несправедливо страдающим от смертных людей; недоумение нас объемлет, когда Ты создатель так терпишь; в ужас приводит нас смерть Твоя бесславная. О бессмертное и бесстрастное естество божественное! Но слава долготерпению Твоему и неизреченному промышлению Твоему; ибо Ты все хочешь обновить крестом и страданием твоим. Ибо о сем промышлениии говорил Давид в псалме: возшел ecи на высоту, пленил ecи плен, приял ecи даяния в человецех (Пс.67:19). О сем вознесении Исаия восклицал: се уразумеет отрок Мой, и вознесется, и прославится зело Якоже ужаснутся о тебе мнози, тако обезславится от человек вид твой и слава твоя от сынов человеческих (Пс.52:13–14). И еще: несть вида Ему, ниже славы. Но вид Его безчестен, умален паче всех сынов человеческих: человек в язве сый и ведый терпети болезнь (Пс.53:2–3). Да посрамятся те, которые приписывают божеству страдание и опять считающие Господа слабым человеком; ибо одним этим ударом пророк поразил стоящие по обе стороны ереси. Ибо, сказавши человек в язве сый, он утверждает, что человечество страдает; а выражение ведый терпети болезнь означает, что Он знал все, имеющее быть – ибо одному Богу свойственно знать то, чего еще не случилось, – что Его естество осталось бесстрастным, терпя болезни вследствие соединения с ним плоти по ипостаси. Но они, будучи обличаемы и этим пророком и не видя истины, желая сочинить свою ересь, прибегают к другому, хорошо сказанному Господом и от них принимаемому. И если бы Он не был слабый человек, – говорят они, – то как Он молился, будучи оставлен, говоря: Боже Мой, Боже Мой, вскую Мя ecи оставил (Мф.27:46)? А мы ответим им: не воскрес ли в третий день говоривший это? Так было бы, как утверждают еретики, если бы камни не распались, когда Он добровольно страдал плотью; если бы не померкли светила; если бы земля не потряслась; если бы гробы не отверзлись, выпуская живые тела святых, если бы тьма не была по всей земле от шестого часа до девятого, о которой предрек чудный Амос: зайдет солнце в полудне, и померкнет на земли в день свет (Ам.8:9). Этого не могло бы совершиться с простым человеком, одним из обыкновенных, если бы Господь не был совершенным в обоих, то есть в божестве и в человечестве, и Он совершил эти преславные чудеса, показывая, что Он не был слабым человеком. Говорит же Он такие смиренные слова, показывая, что Он – не Бог только, поелику Он всецело воспринял всего человека со страданиями его, кроме греха, – и ел, и пил, и спал, и утомившись сидел при источнике, между тем как божество Его от этого нисколько не страдало. Так Он и здесь говорит, произнося слова человеческой немощи, – и в этом – тайна промышления. Равно и во время предания Он говорил: прискорбна есть душа Моя до смерти (Мф.26:38); потом же добровольно пришел на страдание. Когда, восходя в Иерусалим, Он предсказывал ученикам о кресте и своих страданиях, то воспретил Петру и назвал его сатаной, когда тот сказал: милосерд Ты Господи: не иматъ быти Тебе сие (Мф.16:22–23). Но чтобы отсечь всякое мнение, покушающееся на тайну Его вочеловечения, показывая при своей кончине естественные проявления, то Он и молится, и в подвиге бывает, как говорит евангелист, и не однажды, но трижды говорит – Отче Мой, аще возможно есть, да мимо идет от Мене чаша сия (Мф.26:39); и капли пота Его были как кровь, человеческими свойствами удостоверяя вочеловечение и крестную тайну. Ибо Он, и умолчав об этом, мог совершить спасительное страдание, но как бы от преизбытка Он хотел показать истину, чтобы не только крест и гвозди и истекшая кровь, но и эти смиренные по человечеству слова заградили нечистые уста еретиков. И так, как же вы отрицаете у Него отеческую славу и власть за то, что Он сказал – Боже Мой Боже Мой, вскую Мя ecи оставил, слыша, как тот же Давид взывал от лица Христова: яко не оставиши душу Мою во ад, ниже даси преподобному Твоему видети истления (Пс.15:10)? Ибо действительно не удержана была в аду Господня душа, как удержаны были души прочих святых; ибо как мог быть задержан нисколько не имеющий прародительского проклятия, которое имели те? Не взял враг наш диавол и крови, которой мы искуплены, хотя и владел нами. И телесно божеством во гроб вселился Господь наш и Бог, тесно соединившись с ними по ипостаси и сверхъестественно, и со Отцом восседало божество, и божество нисколько не пострадало во гробе, равно как ни на кресте, ни с разбойником в раю. Ни тлению не подверглось Господне тело, то есть разлучению души от тела. Нетление же состоит ли в истлении, то есть в разрушении плоти и совершенном уничтожении членов? Никак нет. Итак, если, при стольких свидетельствах о Его страдании, многие иносказательно понимают эти страдания и упраздняют таинство креста и следовательно все смотрение; то чего они не сказали бы, если бы Он пришел не таким путем, снисходя немощи человеческой и премудро предохраняя их умы от поползновения? Ибо каким образом Тот, кто владычественно повелел Лазарю – гряди вон, и прокаженному – хощу, очистися, и расслабленному – возми одр твой и ходи, – мог испытывать крайнюю немощь? Не так это, не так, но по человеческому естеству это сказано Господом и нами понимается. Итак, и этого довольно для претыкающихся и соблазняющихся еретиков.

Мы же возвратимся к тому, к чему направили слово. Когда cиe страдал Владыка, и ученики разошлись, и верховный из них и ревностнейший отвергся, когда все знаемые и близкие одни соблазнялись, другие же сохраняли усердие, но не смели приблизиться, даже не имели возможности прямо смотреть, но скрывали очи, и умиленно смотрели, но не могли слезами сочувствовать этой печали из-за жестокости распинателей: чего не захотела бы пострадать Матерь, родившая Пречистого? ибо как иначе? поелику Она – Матерь, то каким жалом не уязвлялась Ее душа? как стрелы не прободали Ее сердца? как копья не растерзывали утробу? Поэтому она и не удержана была другими, соболезнующими и сострадающими Ее горю, чтобы стоять издали, но, не вынося сердечного трепета и желая слышать последние слова Возлюблен- ного, пришедши, стояла при кресте, матерински разделяя сыновьи страдания. С нею были и две некие благородные и усерднейшие жены, которые последовали Учителю, служа Ему имением своим, и в это время пришли с Ним из Галилеи: одна, как сестра Матери, Mapия Клеопова, другая же Mapия Магдалина, усерднейшая жена, чрез Него получившая избавление. Итак они стояли по одну сторону, а по другую – возлюбленный ученик, не хотевший при самой бесславной смерти отступить от предстояния Учителю. Предприняв это, говорила рыдающая Матерь Избавителя: «Что cиe страшное для Моих очей и нестерпимое зрелище, Владыко? что это за чудо, Сын Мой, помрачающее всякую мысль и самые лучи солнца? Что это за непостижимое умом таинство, сладкий Иисусе? Я не могу, вожделенный, видеть пригвождаемыми Твои пречистые уды; не могу видеть нагим Того, Кто одевает облаками небесные круги. И Ты, неприкосновенный Свет, одеваешься светом яко ризою; а воины бросают жребий об одежде Твоей, которую я соткала руками, и я терзаюся утробою. Это ли престол Давида отца Твоего, который, по обетованию небесного оного воина Гавриила, имел дароваться Тебе от Бога (Лк.1:32)? Ныне Я вижу Тебя не как царя, но как злодея среди двух разбойников; и из них Ты одного вводишь с Собой в рай, подающего пример язычникам, и долготерпишь этому хулителю, знаменующему иудейскую жестокость. Но жизнодавец, Ты воздвиг руки Свои (Пс.73:3) на высоком древе, среди вселенной, хочешь собрать народы и исцеляешь руки, древле неудержимо простершияся в раю к древу снеди; а Я удушаюсь печалью. О зависть! Ты, обходя всех праведников, бывших от века, коснулась и Моего сладчайшего Сына. Но Он беззакония не сотвори, ниже обретеся лесть во устех Его (Ис.53:10). И Сам Он прежде сказал, завещавая ученикам новый завет, что грядет сего мира князь, и во Мне не имать ничесоже (Ин.14:30). Блаженна из матерей Рахиль, поелику она не видела продажи Иосифа. А я блаженнее была всех матерей, бывших от века, родивши такого Сына, который дал премудрость Соломону; но Мое блаженство превратилось в плачь, когда я вижу Тебя, царя ангелов, не только проданным, но и прободаемым. И поелику я вспомянула об ангелах, то вы все премирные и безплотные силы, собравшись, составьте со Мной рыдание, хотя вы и созданы нетленными, дабы, как Я о богорождении Спасителя получила благовестие от Гавриила, так и теперь услышала бы от вас какую-либо надежду. Да и несправедливо, чтобы не подвизались воины, когда страждет Царь. Ибо, если бы Иисус Мой царствовал на земле, между иудеями, то подвизались бы Его слуги. поелику же царство Его не от миpa сего, но неограничено временем и превечно, то вы, безтелесные Его слуги, сойдите, не для того, чтобы отмстить, – ибо Он для того и пришел, желая научить терпению кротких и смиренных сердцем, послушлив быв даже до смерти, как сказал Павел, смерти же крестныя (Флп.2:8), – но чтобы увидели матерь, родившую без болезней, и ныне уязвляемую болезнями. О солнце, сострадай Моему Чаду, облекшись во мрак! ибо уже зайдет под землю свет моих очей. О луна, скрой лучи! ибо уже нисходит во гроб луч моей души. И ныне исполнилось на мне то, что некогда предрек мне Духом старец Симеон, когда я, по закону, принесла Тебя во святилище посвятить Господу: И тебе же самой душу пройдет оружие (Лк.2:35). Где делась доброта Твоя, краснейший паче сынов человеческих (Пс.44:3)? Где светлость очей Твоих, око, иссушающее бездны? Ныне сбылось сказанное в песни песней: дщери Cиoни, изыдите и видите в царе Соломоне, в венце, имже венча его мати его в день обручения его и в день веселия сердца его (Песн.3:11). И прежде, сладчайший Сын, видя зависть иудейскую, я страхом уязвляла сердце и трепетала всеми членами, постигая намерение apxиереев, но меня утешала божественная Твоя сила, и я имела добрую надежду, видя сына вдовицы ходящим и Лазаря благовествующим, которых Ты воззвал от ада и смерти. Ныне же какое буду иметь утешение, видя Тебя при последнем издыхании? Но провещай что-либо из того, что обыкновенно говорил Матери; дай какое-либо слово, Слово Отца; излей какой-либо глагол, источник милосердия, прохлади сгорающее сердце рабы Твоей. Ибо, – увы мне! – и от последнего слова немалое утешение обыкновенно получают родители, которые, если лишены будут сего, должны усугублять скорби. Или одна я из матерей остаюсь без милости? Пощади родившую Тебя, Благодетель! пощади помиловавший Сарру, возвратив ей живым Исаака, который имел вознестися в прообразование Тебя, для плодородия, по Твоему повелению, и от которого Ты по человечеству и в котором и о котором были обетования, как сказал Павел (Гал.3:16; Рим.9). Но я принимаю Тебя не живого, как Сарра, но как Авеля праведного и первого мертвеца под небом, печаль к печали причинившего матери и увеличившего ее слезы, по причине ее одиночества; ибо и он своею смертью предзнаменовал прародителям Твою смерть. Но, так как она осуждена была в болезнех родити чада (Быт.3:16), то ей естественно было испытывать скорбь; a мне, не испытавшей сего и пребывшей девою как до рождения, так и при самом рождении, не надлежало бы и видеть Твоей смерти. Ибо, по закону природы, родителей следовало посылать раньше детей, дабы они, получив чрез рождение их свойственную природе радость, имели и такую же блаженную кончину. Но я отступила от этого закона, посылая Тебя наперед к прежним мертвецам, чтобы Ты освободил их, по свойственной Тебе благотворительности, сама же остаюсь безутешною, не привыкнув скорбеть по усопшим. Поистине, Владыко, хотя я и была сверхъестественно Богородицею, но, по требованию материнской природы, при Твоем распятии не избежала скорбей, поелику и Ты, сделавшись, по милосердию, человеком, изволил по плоти принять живоносную смерть. Но скажи Матери последнее слово, дабы оно, вместо сладких Твоих уст, будучи смутно воспоминаемо, освящало мои уста, – кому Ты оставляешь ее? Ты так возлюбил меня, что удостоил меня быть материю Тебе. На кого же возлагаешь попечение обо мне Ты, промышляющий о жизни всех? Кому поручаешь хранить от злокозненных иудеев? Ибо я не желала бы и жить, когда умер Ты, жизнь моя, разве только для того, чтобы при гробе Твоем, увидеть ожидаемое воскресение Твое. Но прежде всего я хотела бы, любезнейший, разрешиться вместе с Тобою от телесных уз, – и это равнялось бы для меня чести рождения. Ибо как я оставленная, буду смотреть на чувственный свет, когда зашел Ты – свет умственных моих очей? Как я буду считаться между живыми, когда Господь, моя жизнь, предан гробу? Ныне исполняется то, что сказал обо мне Соломон в Песни Песней: гряди от Ливана, невесто, гряди от Ливана (Песн.4:8), и припоминаю ливан и смирну, принесенные волхвами, которые еще тогда приготовляли к погребению Тебя, бессмертного по божеству. И ныне гряди! поистине я лишилась благоухания сладкого для меня Иисуса. Рахиль рыдала о детях и не хотела утешиться; я же, Владыко, рыдаю о том, кто остановил плач Евы».

Сказав это, Богородица, как бы изнемогши наконец, стояла, поддерживая лице дланию, и оставалась в состоянии недоумения. Иисус же преклонил свою главу в сторону к правому плечу и, тихо открыв уста, сказал: жено, се сын твой (Ин.19:26). «Поелику, – сказал Он, Я исполнил все, касающееся смотрения, и все уже совершилось, и более Я не буду жить с вами, как прежде, а нужно вознестись с соединившеюся во Мне по ипостаси плотию и почтить ее седением со Отцем, от Которого Я никогда не удалялся: то вместо Меня будет тебе Деве сыном этот возлюбленный Мой ученик и девственник. Он будет усердно заботиться о всех делах твоих; поелику он, оставив любовь к отцу и матери, и дом, и всех сродников, последовал за Мной, предпочевшим нищету и учившим ей, и столько был возлюблен за чистоту душевную и простоту нрава, что и на тайной Моей вечери, когда Я заповедал друзьям своим творить хлеб и чашу плоти и крови Моей в Мое воспоминание, он возлег на перси, спрашивая о предателе, – кто он, – и оттуда извлек, по вере, глубину богословия. Ныне он, не скрывшись с другими апостолами из-за страха угрожающих, подобно тебе родительнице стоит при Моем кресте. Ибо в ученическом звании обнаруживая братское сострадание, ради которого он назовется сыном твоим, он, приняв имя сына, может достаточно утешить тебя». – Потом Он сказал ученику: се мати твоя. «Поелику Я, – сказал Он, – во всем должен матери, то ныне завещанием выполняю долг: ты вместо меня утешай ее бесчадие, будь добровольно сыном ее и воздавай ей подобающую матери почесть. Она есть родительница Господа и Богородица и несомненно превосходящая серафимов и святейшая херувимов; но она матерь тебе по благодати, как и Я брат был по благодати. Соблюди же ее до успения ее! Я прежде нее исполнил человеческий долг; она же осталась, дабы вы, взирая на нее, имели надежду, что Я не оставлю вас, которых однажды избрал. Ты же, совершив над нею, вместе с другими, надгробное, предпошли ее отсюда царствовать со Мною в славе, которую Я имею со Отцом и Духом прежде создания миpa».

И когда она увидела, что Он испустил дух, чего она не желала бы претерпеть и заслуживающим этого, – то ее сердце прободено было копьем жалости. И другой новый подвиг она тут предпринимает, как бы получить ей дозволение снять со креста превожделенное для нее тело, чтобы и по смерти оно не лишено было несправедливо погребения, к вящшему удовольствтию начальников израильскаго рода. Ибо тогда никто из знакомых не смел приблизиться, и утешить ее от рыдания, и дать какой-либо совет относительно испрошения тела, и позаботиться о необходимом тогда; но еще более жестокое и тяжкое приращение к прежним скорбям обнимало ее святую душу. Ибо, поелику распятые с Ним разбойники еще живы были, и оные скверноубийцы заботились о том, чтобы не остались тела на кресте в субботу, как сказал евангелист, бе бо велик день тоя субботы (Ин.19:31), и Пилат дозволил им перебить их голени и взять их: то они поступили так с обоими; но видев подателя жизни Иисуса уже умершим, не отважились на это, поелику Святой Дух исполнял проречение, что и кость не сокрушится от Него (Чис.9:12); но сотник, делая угодное иyдейскому песьему стремлению, о чем сказал Давид – обыдоша Мя пси мнози (Пс.21:17), копием пробол Ему ребро. Какая из чрезмерных скорбей оставалась, которая бы не объяла тогда пречистую и нескверную душу Марии? После предательства ученика, связания, истязания, после лжесвидетельств, оплевания и осуждения, после бегства учеников, отвержения верховного из них, после наругания и заушения, что все уязвляло ее сердце стрелами; потом, после отведения Его на Голгофу, пригвождения ко кресту, разделения риз, напоения желчью со оцтом, хуления мимоходящих и после самой смерти бесславной, когда она и мертвого жизнедавца видела прободаемым, что оставалось такого, чего бы она не претерпела? Удивляюсь, как от множества стольких и таковых бедствий не вышла из пречистого тела утесняемая нескверная ее душа, когда негодование их не могло насытиться и самою смертью, но и над бездыханными удами вожделенного Сына совершалось христоубийство! Как тогда по крайней мере не проявилась сила отмщения? Но, вместо нее, два источника источил нам в двух естествах познаваемый Сын Божий, Сын Девы, – кровь и воду: ту для причащения, – ибо ядый Мою плоть, сказал Он, и пияй Мою кровь во Мне пребывает и Аз в нем (Ин.6:56); а эту для крещения; ибо еже веру имет, сказал Он, и крестится, спасен будет (Мк.16:16). И поелику таким образом уснула на древе Жизнь всех, и недоумение было о снятии; то, поспешив, явился Иосиф от Аримафея, презрев ярость беззаконников, который был, вместе с Никодимом, тайным учеником Господним. Увидев сего, оплакивающего таковые страдания и смерть, Дева говорит к нему: «гряди, Иосиф, дабы, как пречистому рождению Господа моего свидетелем был Иосиф обручник, так и ты сделался ныне свидетелем Его погребения. Ныне покажи любовь к Учителю, исполни ныне долг всех знакомых и сродников и ученнков. Ты будь, наконец, не тайным учеником, но явным погребателем и, приняв смелость, пойди к Пилату, ибо я знаю, что он послушает тебя, если ты обратишься к нему с печальною и смиренною просьбой». «Дай мне, игемон, – говорил он, – Иисуса, умершего на кресте, странного, неимеющего дома, не имеющего ничего земного, имеющего Отца на небеси и матерь Деву на земле. Окажи мне эту милость; ибо я не живого прошу, но умершего человека, человека, говорившего истину и чудесами наполнившего иудею; дай мне мертвое тело Иисуса, в котором кроется сила божества, пострадавшего от зависти, распятого, но не распятого по божественному естеству»! И поелику Иосиф получил просимое, то снял вместе с Никодимом, благосердный плачь восприимъ, и, объемля пречистые ноги и прилагая лицо, говорил к Нему так: «иди, Владыко, иди, сойди с душею во ад, как Бог, даруя освобождение ожидавшим Тебя там; просвети землю тмы вечныя, как сказал Иов (Иов.10:22); изведи из тмы и сени смертныя и растерзай узы (Пс.106:14) проповедавших Тебя, Избавитель. Воздвигни падшего, да видит он Тебя нового Адама, во всем неизменно носящего его образ; да коснутся к его рукам прободенные Твои длани, как первоначально при создании; да услышит Ева радостный глас вместо первого осуждения, которым она осуждена была в болезнех раждати чада (Быт.3:16). Да видит Авраам день Твой и да возрадуется (Ин.8:56); ибо Ты – семя его по плоти, о котором благословятся вся колена земные (Быт.22:18). Да увидит Исаия Тебя незлобивого агнца закланного и принесшегося в жертву не за него только, но и за всю вселенную; да увидит Иаков Того, Кого он видел на верху лествицы, и Кто боролся с ним, показывая общение божества с человечеством. Иди, человеколюбивый и благолюбивый Владыка, да увидит Тебя Иосиф, который в прообразование Тебя оклеветан был братьями, и в ров ввержен, предзнаменуя Твой гроб, и силою Твоего прокормил имевших умереть голодом иноплеменных людей, как и ты питаешь церковь из язычников своею плотью и кровью. Да увидит Тебя язвленного Иов, и чрез бурю и облако говорившего к нему, о котором он и про- рочествовал, сказав – хотяй великое ложе удержати, то есть князя тьмы, мучившего естество от преступления даже до креста и смерти Твоей. Да увидит Тебя креститель Предтеча и взыграст узревший Тебя в девственном чреве, и он взыгрался, пророчествуя делом прежде, чем языком, что Ты имеешь составить в аду радостный лик. Зашел Ты под землю, невечернее солнце, чтобы чрез три дня показать нам зарю воскресения. Но поелику, Владыко, Ты изволил принять смерть ради меня: то что я достойно принесу за таковое Твое благодеяние? какое раболепное воздаяние, Бог и Творец мой? какие благохваления Тебе, восхваляемому ангелами? какие надгробные песни Тебе бессмертному? какими руками прикоснусь к нетленному Твоему телу? или какими устами облобыжу ноги, коих шум привел праматерь в ужас прежде в раю? или какими очами буду смотреть на Бога, покровенного плотью? Или какие песни воспою Твоему исходу, Щедре?» Изрекши это благообразный советник с подобающими рыданиями, обвив сладчайшего Иисуса плащаницею с ароматами, положил в новом своем гробе, иссеченном в камне, говоря: «слава смотрению твоему, Благий; слава долготерпению Твоему, слава и распятию и погребению Твоему». С ним и мы, искупленные от клятвы законной честной кровью, покланяемся бесстрастно ходатайственным Твоим страданиям и добровольной смерти, нас оживившей; целуем же и крест, и губу, и трость, и копие, и гвозди с багряницею, которою Ты поруган был, Сладость церковная; прилагаем к ним уста, и очи, и сердца, и просим видеть тридневное Твое воскресение, во оставление грехов, которыми мы согрешаем ежедневно, и сподобиться вечных Твоих благ; ибо Тебе подобает всякая слава, честь и поклонение и велелепие с безначальным Твоим Отцом и пресвятым и благим и животворящим Твоим Духом ныне и всегда и в бесконечные веки. Аминь.

В святую великую субботу иже во святых отца нашего Иоанна Златоустого, патриарха царяграда, беседа от сказания евангельского еже от Матфея187

Во утрий же день, иже есть по пятце, собрашася apxиepee и фарисее к Пилату, глаголюще: господи, помянухом яко льстец он рече еще сый жив, по триех днех востану. Повели убо утвердити гроб до третияго дне: да не како пришедше ученицы его нощию украдут его, и рекут людем, воста от мертвых: и будет последняя лесть горше первыя (Мф.27:62–64).

Везде ложь сама себя ослепляет и невольно помогает истине. Смотри! надлежало веровать тому, что Он умер, и что погребен был, и что воскрес, – и все это подтверждается врагами. Вникни в эти слова, которые вполне подтверждают все это: помянухом, яко льстец Он рече еще сый жив, – следовательно Он умер! По триех днех востану. Повели убо утвердити гроб, – следов. погребен Он! да не како пришедше ученицы Его … украдут Его. Итак, если гроб запечатан будет, то не будет никакого обмана, и из ваших слов вытекает непререкаемое доказательство Его воскресения. Ибо, если вы запечатали гроб, то не было никакого обмана, то очевидно и бесспорно, что Он воскрес. Видишь ли, как и против воли стараются об утверждении истины? Посмотри также на учеников, как они любят истину, как они ничего не скрывают из того, что сказано врагами, хотя бы они говорили и позорное; ибо они называют Его обманщиком, и ученики не умалчивают об этом. А это показывает и жестокость тех, и незлобивый и правдолюбивый характер этих, так как те и самою смертию не утолили своего гнева. Нужно исследовать и о том, где сказал Он: по триех днех востану? Более ясного выражения о сем никто не найдет нигде, кроме притчи об Ионе; следовательно, они понимали сказанное Им и с намерением делали зло. Что же Пилат? Он сказал: имате кустодию, идите, утвердите, якоже весте. И утвердиша, знаменавше камень с кустодиею. Он не позволил одним воинам печатать. Как бы узнав о Нем, он не хотел действовать с ними заодно, но поступает так, желая отвязаться от них, и говорит: «вы, как хотите, так и печатайте, но не привлекайте других к ответственности». Ибо, если бы одни воины запечатали, то иудеи могли бы говорить, хотя бы то было ложно и невероятно, однако они как в других случаях не стыдились, так и в сем случае сказали бы, что воины, допустив украсть тело, дали повод ученикам вымыслить весть о воскресении. А теперь, когда сами утвердили гроб, не могут сказать этого. Видишь ли, как они заботятся об истине против своей воли? сами пришли, сами просили, сами запечатали вместе со стражею, чтобы быть обвинителями и обличителями друг для друга. Когда они могли украсть? в субботу? и как? В субботу им нельзя было этого сделать. Если же они преступили и закон, то как отважились эти робкие люди сделать это? как могли убедить народ? Что они говорили, что делали? по каким побуждениям они решились стоять за мертвеца? Какой ожидали награды от Него? какого возмездия? Когда еще Он жив был, то, увидевши Его связанным, разбежались, – могли ли они по Его смерти смело стоять за Него, если бы Он не воскрес? Как же это понимать? Что они не хотели вымыслить воскресения, если бы его не было, – это видно из следующего. Много раз говорил Он им о воскресении, и часто говорил – о чем засвидетельствовали и сами враги, – что по триех днех востану. Посему, если бы Он не вокрес, то очевидно, они, как обманутые и преследуемые всем народом, не имея ни дома ни города, отреклись бы от него и не захотели бы приписывать Ему такую славу, как обманутые Им и подпавшие из-за Него крайним бедствиям. А что они не могли вымыслить воскресения, если бы его не было, об этом не нужно и говорить. Ибо на что они могли надеяться? На силу ли своего слова? Но они были необразованнее всех. На богатство ли? Но они не имели ни посоха, ни обуви. На знатность ли рода? но они были бедны и происходили от бедных. На знатность ли отечества? но они происходили из незнатных сел. На многочисленность ли свою? но их было не более 11-ти, и те были рассеяны. На обетования ли какие-либо Учителя? Если бы Он не воскрес, то и обещания его не были бы достоверны. Как же могли они устоять против неистовства народа? Если верховный из них не вынес слова жены привратницы, а все прочие, увидевши Его только связанным, разбежались; то как они решились бы идти на края вселенной и насаждать вымышленное слово о восресении? Если один из них не устоял пред угрозой женщины, а другой при мысли об оковах; то как могли они стать против царей, князей и народов, где мечи, сковороды, печи и каждый день бесчисленные виды смертей, если бы они не были укрепляемы силою Воскресшего? Таковы были знамения и таковы чудеса, и ни одного из них не устыдились иудеи, но распяли Создателя; могли ли они поверить простым словам о воскресении Его? Нет! но это соделала сила Воскресшего.

Смотри же, как смешны их злые замыслы! Помянухом, – говорят они, яко льстец он рече, еще сый жив: по триех днех востану. Если Он был льстец и обманывал ложью, то чего вы боитесь, рыщете и столько суетитесь? Боимся, – говорят, да не како ученицы Его украдут Его и обольстят толпу. Но доказано уже, что совсем невозможно этому быть; но однако злоба упорна и бесстыдна, покушается и на безумное дело. Приказали до трех дней оберегать гроб, как бы ратуя за законы и желая показать, что Он и прежде был льстецом, и даже в гробе про- должает зло. Посему Он скорее и воскрес, чтобы не сказали, что Он солгал и украден был. Ибо нет в том ущерба, что Он скоро воскрес; но если бы позже, то это было бы подозрительно. Если бы Он не тогда воскрес, когда они сидели и стерегли, но после ухода их через три дня; то могли бы что-нибудь возражать и говорить, хотя и безрассудно. Для того Он и предварил. Надлежало совершиться воскресению тогда, когда они сидели и стерегли, надлежало быть в течение этих трех дней; если же бы оно произошло по истечении этих дней и по уходе стражи, то дело было бы подозрительным. Посему Господь попустил запечатать гроб, как они хотели того, и приставлены были воины. И не опасались они делать и творить это в субботу, но одно только имели в виду свое лукавство, чтобы более преуспеть в нем, – вот высшая степень безумия и страха, их потрясавшего! Ибо те, которые схватили Его живым, боятся Его, когда Он умер. Если бы это был простой человк, то им следовало не терять присутствия духа. – Пусть же знают, что, будучи еще живым, Он добровольно пострадал: вот и печать, и камень, и стража не могли его удержать. Отсюда происходит только то, что и погребение становится известным, и воскресение достоверным; потому что и воины стерегли, и иудеи наблюдали.

В вечер же субботный, свитающи во едину от суббот, прииде Мария Магдалина, и другая Мария, видети гроб. И се трус бысть велий: ангел бо Господень сшед с небесе, приступль отвали камень от дверий гроба и седяше на нем. Бе же зрак его яко молния, и одеяние его бело яко снег (Мф.28:1–3). Для чего по воскресении приходит ангел и отваливает камень? Ради жен: они увидели его тогда на гробе. Дабы они уверовали, что Христос воскрес, для этого они видели тогда гроб пустой, без тела. Для того и камень взят, для того и землетрясение было, чтобы они проснулись и поспешили. Они пришли для того, чтобы возлиять миро, и это было ночью, и вероятно, некоторые из них заснули. И для чего ангел сказал им: не бойтеся вы? Прежде всего он освобождает их от страха, и тогда говорит о воскресении. И это слово вы выражает большое уважение и вместе показывает, что ужасные бедствия ожидают решившихся на это злодеяние, если они не покаются. Не вам, – говорит он, – следует бояться, а тем распинателям. Итак, освободив их от страха и словами и взором, – ибо в светлом явился виде принесший такую радостную весть, – он присовокупляет, говоря: вем, яко Иисуса распятого ищете (Мф.28:5). И не стыдится он называт Его распятым; ибо это есть начало всех благодеяний. Воста. Откуда это видно? якоже рече. Если и мне не верите, то вспомните Его слова; тогда и мне не будете не доверять. Потом и другое доказательство: приидите и видите место, идеже лежа. Для того отвален камень, чтобы и отсюда они получили новое уверение. И рцыте учеником, яко узрите Его в Галилеи (Мф.28:7). И другим благовествовать повелевает им, что особенно побуждает их веровать. И уместно сказал в Галилеи, избавляя их от забот и опасностей, чтобы страх не препятствовал вере. И изыдоша от гроба со страхом и радостию (Мф.28:8). Почему? видели они ужасное и преславное дело, – гроб пустой, в котором прежде видели Его положенным. Посему он и привел их осмотреть его, чтобы они могли быть свидетельницами того и другого, и гроба, и воскресения. Они полагали, что никто не мог взять Его, когда сидело столько воинов, если только Он сам не воскрес. Посему они и радуются, и удивляются, и за такое постоянство получают то возмездие, что первые видят и благовествуют то, о чем не только слышали, но и видели.

Когда они вышли со страхом и радостью, и се Иисус срете я, глаголя: радуйтеся. Оне же ястеся за нозе Его (Мф.28:9). Притекши к Нему с величайшею радостию, они чрез прикосновение получили знамение и доказательство воскресения и поклонились Ему. Что же Он? Не бойтеся. Опять и Он прогоняет страх, открывая путь вере. Но идите и возвестите братии Моей, да идут в Галилею, и ту Мя видят (Мф.28:10). Смотри, как и сам чрез них благовествует ученикам и, как часто я говорил, – слабый пол приводит в уважение, подает ему добрые надежды и врачует немощное.

Можетъ быть, кто-либо из вас захотел бы также обнять ноги Иисусовы? Можете и ныне, если хотите, обнять не ноги только и руки, но и священную сию главу, приобщаясь с чистою совестью страшным тайнам. И не здесь только, но и в оный день вы узрите Его, грядущего с неизреченной славою и с сонмом ангелов, если захотите быть человеколюбивыми, и услышите не только эти слова – радуйтеся, но и оные: приидите благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам царствие от сложения мира (Мф.25:34). Итак, будьте человеколюбивы, чтобы услышать это. И вы украшающиеся золотом жены, видевшие течение оных жен, оставьте покрайней мере теперь недуг вожделения золота: если ревнуете вы женам мироносицам, перемените украшения ваши, которыми вы обложены, облекшись милосердием. Что за польза, – скажи мне, – в этих драгоценных камнях и златотканных одеждах? Радуется ими, ты скажешь, душа и веселится. Я тебя спрашиваю о пользе, а ты говоришь о вреде. Ибо нет ничего хуже, как этим заниматься и радоваться и прилепляться. Тем и плачевнее это тяжкое рабство, что находящийся в нем еще и радуется. Ибо когда он приступит, как бы следовало, к какому-либо духовному делу? Будет ли он когда-либо осмеивать, как бы следовало, житейские занятия, когда считает утешением связывать себя золотом? Никогда. Но умоляю вас, оставив все это, приобретем милосердие, возводящее нас в царство небесное, которое да получим все мы благодатью и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, Которому слава в бесконечные веки. Аминь.

Святого отца нашего Григория, епископа Назианза, богослова слово в святую Пасху и о своем замедлении188

Воскресения день – благоприятное начало! просветимся торжеством и обымем друг друга. Рцем: братия! и ненавидящим нас (Ис.66:5), кольми паче тем, которые из любви что-нибудь сделали или потерпели. Простим все ради воскресения! примиримся друг с другом: как я (упомяну о сем теперь), подвергшийся доброму принуждению189, так и вы, употребившие такое принуждение, если вы сколько-нибудь еще недовольны мною за мое умедление, хотя оно для Бога, может быть, лучше и приятнее, нежели иных поспешность. Хорошо и уклоняться несколько от призвания Божия, как некогда Моисей (Исх.4:10), а потом Иеремия (Иер.1:6), а после с готовностью поспешат на глас Его, как Аарон (Исх.4:27) и Исаия (Ис.6:8), лишь бы то и другое было по благочестию, – одно по причине собственной немощи, а другое по надежде на силу призывающего. В день таинства помазан я; в день таинства удалился не надолго, чтобы испытать самого себя; в день таинства и возвращаюсь190, избрав сей день добрым попечителем моей боязливости и немощи, дабы Воскресший ныне из мертвых и меня обновил духом и, облекши в нового человека, для новой твари, для рождаемых по Богу, соделал добрым производителем и учителем, который бы охотно со Христом и умирал, и воскресал.

Вчера закалался Агнец, двери помазывались (кровью), Египет оплакивал первенцев, и истребитель, для которого одно знамение было страшно и ужасно, прошел мимо нас, огражденных драгоценною кровью. Ныне мы совершенно убежали из Египта, от жестокого властителя Фараона и немилосердых приставников, освободились от брения и плинфоделания, и никто не воспрепятствует нам праздновать Господу Богу нашему праздник исхода, и праздновать не в квасе ветсе злобы и лукавства, но в безквасиих чистоты и истины (1Кор.5:8), не принося с собою египетского кваса безбожного. Вчера я распинался со Христом, ныне прославляюся с Ним; вчера умирал с Ним, ныне оживаю; вчера спогребался, ныне совоскресаю.

Принесем же дары Пострадавшему за нас и Воскресшему! Может быть, вы думаете, что я говорю о золоте, или о серебре, или о тканях, или о блестящих и драгоценных камнях, этом веществе земном, преходящем и на земле остающемся, которым большею частью владеют нечестивые, рабы преисподних и миродержителя? Нет, принесем самих себя, стяжание самое драгоценное пред Богом и самое приличное Ему, воздадим Образу сотворенное по образу, познаем свое достоинство, почтим Первообраз, уразумеем силу таинства (настоящего праздника), и то, за кого Христос умер. Уподобимся Христу, ибо и Христос уподобился нам! соделаемся богами ради Его, ибо и Он стал человеком для нас! Он восприял худшее, чтобы дать лучшее; обнищал, чтобы нам обогатиться Его нищетою; принял зрак раба, чтобы нам получить свободу; снизшел, чтобы нам вознестись; был искушен, чтобы нам победить; был поруган, чтобы нас прославить; умер, чтобы спасти; вознесся, чтобы привлечь к Себе долу лежащих в гроховном падении. Пусть кто все отдаст, все принесет в дар Тому, Который предал Себя за нас в цену искупления; ничего не принесет он лучше того, как если принесет Ему самого себя и, уразумев таинство, соделается для Него всем, как и Он для нас.

Сей пастырь добрый191, полагающий душу за овцы, вам, как видите, приносит другого пастыря. Ибо сего он надеется, и желает, и просит у вас, пасомых им. Он дает вам себя сугубого вместо одного, и жезл старости делает жезлом духа; к неодушевленному храму прибавляет одушевленный, к храму прекрасному и небовидному – другой, который, как бы ни был скуден и мал, но для него, без сомнения, весьма дорог и совершен им с великими усилиями и трудами, и (о, если бы можно было сказать!) достоин трудов его. Все свое предлагает он вам, – какое великодушие, или правильнее сказать, чадолюбие! Предлагает седину и юность, храм и apxиерея, завещателя и наследника, предлагает слова, которых вы желали, и слова не пустые, теряющиеся в воздухе и не проникающие далее слуха, но такие, которые пишет Дух, не чернилом, но благодатию, напечатлевает на скрижалях каменных или плотяных, – слова, не снаружи слегка начертываемые и легко изглаждаемые, но глубоко врезываюшиеся. Вот что приносит вам сей досточтимый Авраам, патриарх, почтенная и достоуважаемая глава, вместилище всех доблестей, образец добродетели, совершенство священства, приносящий ныне добровольную жертву Господу, – своего единородного, рожденного по обетованию.

А вы принесите Богу и нам, как дар и плод, расположение быть доброю паствою, вселяясь на месте злачне и воспитываясь на воде упокоения (Пс.22:1–2). Хорошо зная Пастыря и будучи им знаемы, идите за тем, кого зовет пастырски и свободно, чрез дверь, а не следуйте чуждому, прелазящему чрез ограду, разбойнически и коварно. Не слушайте чуждого гласа, восхищающего от истины и рассевающего по горам, по пустыням, по дебрям, по местам, которых не посещает Господь, – гласа, отводящего от здравой веры в Отца, и Сына и Святого Духа, во едино Божество и силу, – веры, которой вещанию всегда внимали и да внимают всегда мои овцы; не слушайте гласа, который нечистыми и развращенными словами отторгает и отвлекает от истинного и первого Пастыря. Далече от всего того, как от чарующего и смертоносного зелья, да дарует Он всем нам, и пастырям и стаду, и питаться, и питать, и всем ныне и в вечном упокоении быть едино во Христе Иисусе. Ему слава и держава во веки. Аминь.

Беседа святого Иоанна Златоустого на тридневное воскресение Господа нашего Иисуса

Христа192

Радуйтеся всегда о Господе, братья возлюбленные, и паки реку: радуйтеся, Господь близ. Ни о чемже пецытеся (Флп.4:4). Господь воскрес из мертвых и с ним великий сонм святых. Итак, будем праздновать сей праздник приятно и непорочно. Ибо поистине сей есть день, егоже сотвори Господь, возрадуемся и возвеселимся в онь (Пс.117:24); прославим воскресение Спасителя, или лучше провозвестим наше спасение; прославим память дня спасения, прославим умерщвление диавола, пленение нечистых демонов, спасение христиан, воскресение мертвых. Ибо воскресением Христа погашен геенский огонь, умерщвлен червь неусыпающий, устрашен ад, стонет диавол, умерщвлен грех, прогнан дух злобы; родившиеся на земле возносятся на небо, бывшие в аду освобождаются от уз диавола и, прибегая к Богу, говорят диаволу: где ти, смерте, жало! где, ти, аде, победа (1Кор.15:55). Виновник же сего события и празднества есть Христос, который есть и податель нам всех благ. Ибо Он в начале сотворил нас и из ничего произвел на свет; Он и теперь нас погибших спас, умерших воззвал к жизни и низложил власть диавола; Он даровал нам, бывшим рабами греха, свободу, уничтожив pyкописание, бывшее на нас (Кол.2:14). Христос ны искупил есть от клятвы законныя, быв по нас клятва (Гал.3:13). Посему следует и нам сказать: что воздамы Господеви о всех, яже воздаде нам (Пс.115:3)? Будучи единородным сыном Божиим, Он соизволил соделаться человеком для нас, и послушлив бысть даже до смерти (Флп.2:8), чтобы избавить нас от вечной смерти; принял зрак раба Господь ангелов, воспринял плоть Бог Слово, и сделался человеком равный и единосущный со Отцом; и все это он претерпел для того, чтобы похитить нас от тяжкого рабства и освободить от бесчестия. Для того и изволил пострадать плотью Податель жизни, для того и погребен был источник бессмертия, чтобы даровать смертным вечную жизнь. И живя на земле, Он оказывал благодеяния и исцелял болезни людские, но получил от богопротивных иудеев недостойное возмездие. Ибо Господь наш Иисус Христос, по своей благости, очищал прокаженных, даровал слепым зрение, исцелял хромых, изгонял демонов, четверодневного Лазаря воскресил из мертвых и насытил пять тысяч человек пятью хлебами: ходил по морю, превратил воду в вино, исцелил кровоточивую женщину, воскресил дочь архисинагога и совершил много других великих знамений и чудес. Иудеи же, побуждаемые завистью и злобой, то бросали камнями на Господа, то старались оклеветать Его, и наконец возвели Его на крест. Однако Господь наш Иисус Христос не поступал соответственно нечестию злоречивых иудеев, но и плещи свои вдал на раны, как говорит пророк, – и ланиты свои на заушения и лица своего не отвратил от студа заплеваний (Ис.50:6), и наконец, яко овча на заколение ведеся, и яко агнец пред стригущим его безгласен, не сопротивляясь, не противореча (Ис.53:7); укаряем противу не укаряще, стражда не прещаше: пребаяше же судящему праведно (1Пет.2:23). Ибо в первое пришествие свое Он не для того пришел, чтобы наказывать и карать неверующих, но по своей благости и долготерпению восхотел наставить на путь истины и тех, которые совратились с него. И смотри, какая благость Господа, и как велико Его милосердие! Иудеи хулили Его и говорили ему: беса имаши (Ин.7:20), а Господь, будучи долготерпелив, изгонял из людей демонов. Иудеи плевали в лицо Спасителю, а Он исцелял слепцов их. Иудеи бросали в Христа камнями, а Христос хромцам их даровал возможность ходить, и вообще излил полноту благодеяний на тех, от кого Он терпел оскорбления, и за зло воздал добро этим неблагодарным и преступным людям. Терпеливо перенося оскорбления, бессильным почитался тот, которого дориносят ангелы. Но чтобы, много говоря, не сделать речь длинной, перейдем к существу дела.

Итак, наконец, приведен на крест и смерть Царь славы и на древе пригвождается Тот, Кого славят херувимы и серафимы, Кому покланяются все силы и ангелы. А это Он перенес кротко и претерпел, чтобы подать нам пример и научить нас снисходительности. Посему и мы должны великодушно переносить угрозы нечестивых людей. Ибо и вися на кресте, Он совершил многие дела и еще большие чудеса, чтобы по крайней мере этим способом обуздать безумие врагов Божиих, чтобы не оставалось никакого предлога к их неверию, и чтобы они не говорили, что они распяли простого человека. Итак прежде всего Христос претерпел распятие и вознесен был на воздух, чтобы прогнать демонов, живущих в воздухе; повешен на древе, чтобы очистить грех, чрез древо привзошедший некогда к людям; а потом копием прободено было Его ребро ради жены, взятой из ребра Адамова. Ибо, так как змей соблазнил Еву, Ева же склонила ко греху Адама, а приговор был произнесен над обоими, и царствова смерть от Адама даже и до Моисея и над несогрешившими (Рим.5:14); то поэтому и прободено ребро, чтобы мы знали, что страдание Христово даровало спасение не только мужам, но и женам. Адам бо прежде создан бысть, потом же Ева: и Адам не прельстися: жена же прельстившися в преступлении бысть. Спасется же чадородия ради (1Тим.2:13–15). Какое же это чадоpoдие, как не рождение Mapии? ибо она родила Христа, не зная мужа, как Исаия свидетельствует (Ис.7:14), но по наитию св. Духа, как благовествовал архангел Гавриил. Итак, для этого и прободается ребро Христово, чтобы исполнилось и предреченное, и предвозвещено было таинство крещения, и воссияла грядущая благодать. Ибо из ребра Спасителя истекли кровь и вода, чтобы уничтожилось греховное рукописание на нас, и чтобы мы очистились кровью Его и получили рай. О великое таинство! Покаялся разбойник, нужна была вода для его крещения; он висел на кресте, не было другого места для крещения, ни источника, ни озера, ни дождя, ни того, кто бы совершил над ним таинство; ибо все ученики разбежались из боязни иудеев; однако тут были ребра Иисуca, и, вися на самом кресте, Он соделался источником вод. Ибо, поелику не возможно было разбойнику без крещения войти в рай, и принесшего покаяние не следовало лишать крещения; то посему Спаситель испустил из прободенного ребра своего воду и кровь, чтобы и разбойника освободить от предстоящих ему бедствий, и чтобы показать, что Он кровь свою сделал искуплением за всех верующих в Него. Аще бо кровь козлия и тельчая и пепел юнчий, кропящий оскверненыя, освящает в плотстей чистоте (Евр.9:13): то кольми паче кровь Христа Спасителя нашего имеет силу очистить всех вообще христиан? Итак, если кто из неверных спросит тебя, – для чего был распят Христос, – то ты скажи ему: для того, чтобы диавола пригвоздить. Если спросит тебя, – для чего Он повешен на древе, – скажи ему: для того, чтобы загладить грех, происшедший в раю чрез древо. Если он спросит тебя, – для чего Он носил терние, – скажи ему: для того, чтобы вырвать Адамовы терние и волчцы; ибо он осужден был на воздыхания и печали и на возделывание терния и волчцов. Итак Иисус, будучи человеколюбив, заботясь о своем создании, принял на себя всю вину нашу, чтобы нас освободить от осуждения. Ибо как родился от жены, чтобы истребить вошедший к людям чрез жену грех: так и тернием увенчивается для того, чтобы землю, сделавшуюся малоплодною из-за преслушания, послушанием своим соделать более плодородною. Если спросит тебя, для чего Он пил желчь и оцет, скажи ему: для того, чтобы мы изрыгнули смертоносный яд дракона; ибо эта желчь сделалась моим услаждением и этот оцет моим лекарством. Если же еще спросит тебя неверный, – для чего Он одет был в хламиду червленую? для чего покланялись на колену пред ним (Мф.27:28–29)? ты скажи ему: для того, чтобы иудеи против воли покланялись Ему и невольно признавали Его царство на земле. Теперь они покланялись, насмехаясь и не зная, что делают; в будущем же воскресении всяко колено поклонится небесных и земных и преисподних, и всяк язык исповест, яко Господь Иисус Христос в славу Бога Отца, аминь (Флп.2:10–11). Имеет эта хламида и другое значение; ибо она означала не только царство, но и обличала жажду крови и готовность иудеев на убийство. Они дали и трость в руки Его, чтобы Он записал их грехи.      И все      это сделали сами враги Христа, не понимая, кого они распяли, или лучше – добровольно ослепив себя: сама тварь не незнала Господа своего и Творца. Ибо, когда еще Спаситель висел на кресте, солнце вещественное, увидев солнце правды Христа оскорбляемого от беззаконных иудеев, не перенесши такой дерзости, скрылось и разлило по земле мрак и сочло неуместным содействовать и освещать глаза тем, которые делают такое беззаконие. И не только солнце сокрылось, но и земля, не перенося совершавшегося беззакония, колебалась, показывая и научая, что пригвожденный ко кресту есть Бог; почему она не могла вынести, но тяготилась и не хотела держать на ceбе врагов Божиих – иyдеев. Ибо не столько Каин замарал землю братоубийством, не столько обременило ее построение исполинами башни, не столько осквернили ее своими беззакониями Содомляне и сами делавшие из нее идолов, не столько обременила ее пролитая кровь Захарии и Авеля, сколько иудеи, которые дерзнули совершить столь великое беззаконие. Для того и крепкие камни распались, чтобы научить, что Он есть духовный и живой камень. Вси, сказано: тожде пиво духовное пиша: пияxy бо от духовнаго последующаго камене: камень же бе Христос (1Кор.10:4). О безумие иудеев! камни распались, а они не тронулись; неодушевленные пришли в смятение, а они одушевленные не веруют; завеса церковная раздралась, чтобы наконец предсказать их опустошение. Ибо раздралась завеса, и открылась внутренность храма, по слову Христа, который сказал: се оставляется дом ваш пуст (Мф.23:38). Ибо, по смерти Христа, опустошены были все святыни иудеев, и находившиеся в городе и храме ангелы удалились оттуда и перешли в Церковь. Многие же тела усопших святых воскресли со Христом для того, чтобы мы убедились, что умерший Христос не сам только воскрес, но воскресит всех, верующих в Него.

Таков, в сущности, честный праздник пасхи и таковы тайны христианские! Будем праздновать ради воскресения и жизни вечной. Темже да празднуем не в квасе ветсе, ни в квасе злобы и лукавства, но в безквасиих чистоты и истины (1Кор.5:8), веруя во Отца, и Сына, и Святого Духа, в Троицу единосущную, несотворенную, веруя в воскресение, ожидая Господа, паки грядущего, но уже не смиренно, но со славою, с небесным великолепием, со светлыми ангелами, с трубою страха и радости: радости для святых и праведных, страха же для нечестивых и грешных. Бог же миpa да сподобит воскрешения со святыми всех нас, соблюдших добрые дела и правую веру, благодатью и человеколюбием единородного Сына Своего, с которым слава, честь и поклонение Святому и благому и Животворящему Духу, ныне и всегда и во веки вечные. Аминь.

Преподобного Кирилла Туровского слово учительное на Святую Пасху193

Ныне сугубая радость всем христианам и веселие миpy неизреченное ради наступившего праздника, вместо скорби прежде бывшего таинства. Ибо, когда муж отправится в дальнее путешествие, жена, находясь в печали, удерживает детей от веселья; когда же муж возвратится нечаянно, жена несказанно веселится, и дети радостно торжествуют, получив необычные подарки. Какая же была скорбь предшествовавшего таинства? Пред вчерашним днем Господь наш Иисус Христос, как человек, был распинаем, а как Бог помрачил солнце и преложил луну в кровь, и тьма была по всей земле; как человек, возопив, испустил дух, а как Бог потряс землю, и распались камни; как человек был прободен в ребра, а как Бог раздрал пополам завесу древ- него закона! Как агнец, излиял свою кровь вместо агнцев, закалаемых в пустыне для жертвы, и принес собою жертву Богу Отцу за спасение всего миpa; как человек был положен во гробе, а как Бог освятил олтарь церкви из язычников; как царь был охраняем стражами и запечатленный лежал во гробе, но как Бог чрез ангельские воинства вещал бесовским силам в твердыне ада: возмите врата, князи ваша, возмите врата вечная, да внидет царь славы (Пс.23:7). Словом Его сокрушены были врата адовы и до основания сломлены вереи его. Сошел сам Господь во ад и попрал бесовское царство крестом и умертвил смерть, и сидящие во тьме увидели свет, и связанные нищетою и железом освобождены; Он восхитил сокровища ада и ныне вышел из него в силе Божией и в славе св. ангелов. Порабощенные души человеческие освобождены и вводятся в рай, прославляя имя Христово. Пока Христос еще не воскрес из гроба, церковь кличет на пророков, потому что пророки – чада церковные. Внезапно Христос воскрес, оставив целыми печати гроба, и церковь приемлет неисповедимое веселие; пророки же радостно ликуют, восклицая: Наша убо пасха за ны пожрен бысть Христос. Где ти, смерте, победа? где ти, аде, жало (Ос.13:14)? Возста яко спя Господь и воскресе спасаяй нас. Христос воскрес из мертвых и сущим во гробех живот даровал, и души святых паче естества обогатились и от ада вселились на небеса. Поэтому двоякое и троякое имя имеет настоящий праздник. Он называется пасхою ради закланных Моисеем в Египте агнцев, кровью которых помазавши пороги и косяки домов, Израильтяне избегли смерти от ангелов, убивающих египтян. Такое же значение имеет и настоящая (новозаветная) пасха. Ныне заклан был священниками Агнец Божий Иисус за спасение всего миpa, и прародителя всех Адама извел из ада. Ибо Он не ради одних праведников сходил на землю, но ради всего миpa, падшего чрез преступление; Он взял на себя грехи всех людей и пригвоздил их на кресте. Поэтому мы с верою будем причастниками божественной пасхи, помажем Божиею кровью свои уста, т. е. двери нашего душевнаго дома, дабы не приступали к нам бесы, желающие умертвить нас грехом. Израильтяне заклали Христа, а язычники вкусили его. И вот пророк призывает всех верных к Божьей трапезе, говоря: вкусите и видите, яко благ Господь (Пс.33:9), то есть: тело Христово приимите, источника безсмертнаго вкусите. Ибо сим телом глава ада сокрушена была и жало его притупилось; сим телом держава и власть ада попрана была; сим телом пронзено было чрево адово, потому что обратно Христос не чрез уста (т. е. двери) ада вышел, но, расторгнув чрево адово, извел из него человеческие души. Ибо в то время, когда cиe тело положено было во гробе, сломились медные врата и сокрушились вереи железные, привратники адские затрепетали, темница оная распалась, и мертвые воскресли. Cиe тело смерть умертвило и всю истлевшую тварь обновило. Христиане, с верою вкушающие cиe тело, освящаются и получают вечную жизнь на небесах. Итак, братия, вкусим сего животворящего брашна и с любовью облобызаем друг друга, взаимно от всего сердца прощая прегрешения.

Во вторых, воскресение Христово называется великим днем. Поистине велик день сей не потому, чтобы он имел больше часов, но ради великих чудес, совершенных Спасителем нашим Иисусом Христом. Ныне ангелы с людьми ликуют, и люди освящаются Господом, приемля Духа Святого. Ибо евангелист Лука повествует, что в едину от суббот, зело рано, жены, неся ароматы, пришли ко гробу, дабы помазать тело Иисусово, но нашли камень отваленным от гроба, и гроб пустой, и недоумевали о сем. И явились им два ангела в белых одеждах и сказали им: «Что ищете живаго с мертвыми? Несть зде, но воста. Вспомните слова Его, которые Он говорил вам, что в третий день воскресну. Теперь же ступайте к ученикам его и скажите им: Христос воскресе (Лк.24:1–7). Ибо о вас еще прежде написал Исаия пророк: приидите от видения жены благовестницы и Сиону рцыте: приими от нас радость благовещения. Идите к апостолам и скажите: не скрывайтесь более! ибо сбылось слово, сказанное вам Иисусом: вмале, ктому не видите Мене: и паки вмале узрите Мя и возрадуетеся (Ин.16:16). Вспомните пророка, написавшего о Христе и о вас: поражу пастыря, и разыдутся овцы, но немного спустя, простерши руку, соберу и дам им пастыря (Зах.13:7). Идите и скажите ученикам, дабы уразумели время cиe, предвозвещенное пророком Ocиею: от беззаконников побиен был Спаситель, и в два дня исцелил мир, и в третий день воскреснет, и живы будем пред ним (Ос.6:3); а также пророком Софониею, изрекшим: потерпи Мене, глаголет Господь, в день воскресения Моего, во свидетельство Мое, ибо милость Моя уже снизошла над народами (Соф.3:8). Идите и скажите апостолам: сей есть день, о котором сказал Давид: ты, Господи, воскрес, помилуеши Сиона, яко прииде время (Пс.101:14). Я говорю не о том Сионе, который попираем воинами, но о Церкви из язычников, искупленной честною Его кровию. И не думайте, что вы можете обольститься подобно Еве: она приняла совет от змия, вы же слышите речь ангельскую. Итак, мы возвещаем вам радость, вы же проповедуйте миpy спасение».

Тогда жены возвратились от гроба и возвестили обо всем 11-ти апостолам; но они не поверили им, ибо не приняли еще Духа Святого, и потому были непостоянны, и боязливы, и недоверчивы. Но Петр и Иоанн, встав, побежали ко гробу. Иоанн же скорее Петра пришел, но не входил во гроб до прихода Петра, который первым вошел во гроб и увидел там только одни ризы лежащие. Иоанн, первым пришедший ко гробу, не вследствие страха не вошел в него, но повинуясь Божию изволению и божественному писанию. Ибо сии два апостола прообразовали собою ветхий и новый завет: Иоанн образовал собою ветхий закон, а Петр новый. Ибо предшествовал ветхий закон, ожидавший Христа на основании писания, но по пришествии Его не веровал в Него. Новый же закон, хотя и после пришел, но прежде уверовал во Христа. Смотрите, как тщетна надежда на ветхий закон, не могущий более спасать державшихся его! Ибо птенец уже отлетел, а безумные продолжают сидеть в пустом гнезде. Христос воскрес, а жрецы и фарисеи подкупают стражу, приказывая оболгать воскресение Христово. О горе тебе, грешный народ, как ты прельстился! Читая пророков, писавших о Христе, ты не разумел их и, ожидая свет, не перестаешь находиться в тьме. Горе душам их. Как вы сложили злые советы о живом Боге!

Потом двое из учеников Христовых шли в селение около Иерусалима и беседовали обо всем этом, и вот сам Иисус настиг их на пути. Ибо как пастух, легши отдохнуть немного и, вставши, видит расшедшееся стадо и быстро всюду ходит, чтобы собрать стадо: так и Христос по воскресении собирает ангелов и людей в одно стадо: «О чем, – сказал Он, – вы рассуждаете между собою, и отчего вы печальны?» Они отвечали, что говорят об Иисусе Назарянине, распятом еврейскими священниками, и сообщили Ему о двух женах, которые слышали от ангела об Его воскресении. Они не узнали Его; ибо их очи были еще плотские, и Христос еще не дунул на них, говоря: Приимите Дух Свят (Ин.20:22), и не отверз еще их разума, чтобы разуметь написанное о Нем. Поэтому, назвав их несмысленными и косными сердцем, Он начал от всех книг изяснять им сказанное об Его страдании и воскресении. Не о сем ли, – сказал Он, – писал Моисей: и будет живот твой висящь пред очима твоима (Втор.28:66)? Писал и Давид о Его распятии: ископаша руце Мои и нозе мои (Пс.21:18); и о желчи: и даша в снедь мою желчь и в жажду мою напоиша Мя оцта (Пс.68:22). И о гробе Его сказал: положиша Мя в рове преисподнем, и в темных и в сени смертней (Пс.87:7). Он же и о воскресении Его: да воскреснет Бог и расточатся враги Его (Пс.67:2); и еще: воскресни, Боже, суди земли (Пс.81:8)! A Исаия сказал об учениках Его: возстав, соберу братию Мою, и узрят славу Мою, и возвестят славу Мою, в странах имя Мое, и будут Мне люди из язычников многие (Ис.66:19–20). И беседуя, они приблизились к тому селению, в которое шли. И просили они Иисуса поесть с ними. И когда Он возлежал с ними, то, взяв хлеб, благословил и дал им. Тогда открылись у них очи, и они увидели язвы от гвоздей на руках Его и познали, что это – сам Христос. И внезапно он стал невидим для них. Они же возвратились в Иepycaлим и рассказали обо всем апостолам, (утверждая) что воистину воскрес Христос и явился им, и они узнали Его по язвам от гвоздей.

Мы же, бpaтия, видев воскресение Христово, поклонимся, глаголя: Ты Бог наш, и кроме Тебя иного не знаем! Человече видимый и Боже разумеваемый! Вся земля да поклонится и да поет Тебе. Помилуй нас, Господи, верующих в Тебя! Тебе молимся и умиляемся: очисти грехи наши, отпусти долги душам нашим, славящим Тебя, за нас претерпевшего распятие и смерть! Teбе ныне раболепно служим. Вчера с разбойником мы сраспинались Teбе, а ныне совоскресли с Тобою. Вчера с Логгином взывали, яко воистину Сын Божий еси Ты! а ныне с ангелами говорим: воистину Христос воскресе. Вчера с Никодимом сняли Тебя со креста, а ныне с Магдалиною видим Тебя воскресшего. Вчера с Иосифом полагали Тебя во гроб. Ныне же, подобно Maрии, слышим от Тебя радостные слова: иди, возвести братьям Моим и Петру, чтобы они шли в Галилею, и там они увидят Меня. И вот ныне, как в Галилею собравшись в сию святую Церковь, мы веселимся и говорим: Сей день, егоже сотвори Господь, возрадуемся и возвеселимся в онь (Пс.117:24). Яко Твое есть Царство, и Твоя есть держава, Христе Боже, со Отцом и Святым, благим и животворящим Духом Твоим ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

Святого Иоанна Златоустого слово в святой понедельник по Пасхе194

Всем нам сегодня благовременно воскликнуть сказанное блаженным Давидом: кто возглаголет силы Господни, слышаны сотворит вся хвалы Его (Пс.105:2)? Вот наступил у нас вожделенный и спасительный праздник, день воскресения Господа нашего И. Христа, основание мира, начало примирения, прекращение вражды, разрушение смерти, поражение диавола. Сегодня люди соединились с ангелами, и облеченные телом вместе с безплотными силами возносят песнопения. Сегодня ниспровергнута власть диавола. Сегодня разрушены узы смерти, уничтожена победа ада. Сегодня благовременно сказать также следующее пророческое изречение: где ти, смерте, жало? где, ти, аде победа (Oc.13:14; 1Кор.15:55)? Сегодня наш Владыка Христос сокруши врата медныя (Ис.45:2) и изменил само лицо смерти. Что я говорю: лицо? Само имя ее Он изменил; ибо смерть уже не называется смертью, но успением и сном. Ибо прежде пришествия Христова и сошествия Спасителя и само название смерти было страшно. Так, первый человек за великое наказание услышал следующий приговор: в онь же аще день снесте, смертию умрете (Быт.2:17). И блаженный Иов назвал ее тем же именем, говоря: смерть мужу покой (Иов.3:23). И пророк Давид сказал: смерть грешников люта (Пс.33:21). И не только смертью называлось разлучение души с телом, но и ад. Послушай, что говорит праотец Иаков: сведете старость мою с печалью во ад (Быт.42:38). Послушай опять другого пророка: разверзе ад уста своя (Ис.5:14). И еще другой пророк говорит: избавил eси мя от ада преисподнейшаго (Пс.85:13). И во многих местах ветхого завета найдешь, что переселение отсюда называется смертью и адом. Когда же Господь снисшел и совершилось воскресение, то человеколюбивый Владыка ввел в нашу жизнь новое и дивное устройство: переселение отсюда уже называется, вместо смерти, успением и сном. Откуда же это видно? Послушай самого Христа, который говорит: Лазарь друг наш успе, но иду, да возбужу его (Ин.11:11). Ибо как для нас легко пробудить и поднять спящего, так для общего всех нас Владыки легко умерших воскресить словом. И так как сказанное Им было необычайно и дивно, то и ученики Его не поняли сказанного, доколе Он, снисходя к их слабости, не выразил этого яснее. И учитель вселенной, блаженный Павел в послании к Солунянам говорит: не хощу вас не ведети о усопших, да не скорбите, якоже и прочии, не имущие упования (1Сол.4:13). И опять в другом месте: убо и умершии о Христе погибоша ли (1Кор.15:18)? И еще: мы живущии, оставшии в пришествие Господне, не имамы предварити умерших (1Сол.4:15). И еще в другом месте: аще бо веруем, яко Иисус умре и воскресе, тако и Бог умершия в Иисусе приведет с ним (1Сол.4:14).

Видишь ли, что смерть везде называется успением и сном, и что она, прежде имевшая лицо страшное, теперь после воскресения сделалась презираемою? видишь ли светлое знамя воскресения? Чрез него доставлены нам безчисленные блага: чрез него рассеяно бесовское обольщение, чрез него мы посмеваемся над смертью, чрез него мы презираем настоящую жизнь, чрез него мы одушевляемся надеждою благ будущих, чрез него мы, облеченные плотью, можем быть нисколько не ниже бесплотных, если захотим. Сегодня совершилась блистательная наша победа. Сегодня Владыка наш, воздвигнув трофей победы над смертью и ниспровергнув власть диавола, чрез воскресение открыл нам путь ко спасению. Итак все будем

радоваться, ликовать и веселиться. Хотя Владыка наш победил и воздвигнул знамя победы, но и для нас рабов общая радость и веселие; ибо все это Он совершил для нашего спасения, и чем победил нас диавол, тем же преодолел его Христос. Он принял то же самое оружие и им поразил диавола. А как, – послушай. Дева, древо и смерть были знаками нашего поражения. Девою была Ева; ибо она еще не познала мужа, когда подверглась искушению. Древом было древо познания добра и зла; смерть была наказанием Адаму. Видишь ли, как дева, древо и смерть были знаками нашего поражения? Посмотри же опять, как потом они же сделались орудиями победы. Вместо Евы – Мария, вместо древа познания добра и зла – древо креста, вместо смерти Адама – смерть Владыки. Видишь ли, что чем диавол победил, тем же он и побежден? Древом победил Адама диавол, крестом поразил диавола Христос. То древо низвергало в ад, а древо креста и низринутых туда опять извлекло из ада. То скрывало, как пленного и нагого; а это показало всем победителя обнаженно пригвожденным на высоте. И та смерть подвергла осуждению всех, умерших ею, а эта поистине воскресила и умерших прежде Него. Кто возглаголет силы Господни, услышаны сотворит вся хвалы Его (Пс.105:2)? чрез смерть мы сделались бессмертными.

Таковы действия креста: они – величайшее доказательство воскресения. Ныне ликуют ангелы и веселятся все небесные силы, сорадуясь спасению всего рода человеческого. Ибо если об одном кающемся грешнике бывает радость на небе (Лк.15:7) и на земле, то тем более о спасении вселенной. Ныне Христос возвел человеческую природу в прежнее достоинство, освободив ее от власти диавола. Ибо когда я вижу, что начаток мой так победил смерть, то уже не боюся смерти, уже не страшусь врага, и не взираю на свою немощь, а помышляю о неизреченной силе помогающего мне в борьбе. Ибо победивший владычество смерти и уничтоживший всю силу ее, чего не сделаетъ для сродного себе, образ которого Он благоволил принять на себя по Своему великому человеколюбию, и в этом образе – вступить в борьбу с диаволом? Сегодня во всей вселенной радость и духовное веселие, и сонмы ангелов и лики всех горних сил сорадуются о человеческом спасении.

Представь же, возлюбленный, величие этой радости, когда и все вышние силы торжествуют вместе с нами; ибо и они сорадуются нашим благам. Хотя благодать дарована Владыкою нам, но она доставляет радость и им; посему они и не стыдятся праздновать вместе с нами... Сам Владыка не стыдится праздновать вместе с нами. И что я говорю: не стыдится? Он желает праздновать вместе с нами. Откуда это известно? Послушай, как Он сам говорил: желанием возжелех сию пасху ясти с вами (Лк.22:15). Если же Он желал ясти пасху, то очевидно – и торжествовать с нами. Посему, когда ты видишь, что не только ангелы, но и архангелы и весь сонм небесных сил, и сам Владыка ангелов празднует вместе с нами, то чего еще не достает тебе для радости? Итак пусть никто сегодня не скорбит по причине своей бедности; ибо это – праздник духовный. Пусть никто из богатых не превозносится богатством; ибо от богатства нисколько не может увеличиться этот праздник. На праздниках мирских, житейских, – говорю, – где великая пышность и в роскоши одежды, и в изысканности пищи, там всегда бедному бывает грустно и прискорбно, а богатому приятно и весело. Почему? Потому, что последний облекается в блистательную одежду и предлагает богатую трапезу, а бедному бедность препятствует показать такую же роскошь. Но здесь нет ничего подобного; всякое неравенство уничтожено; одна трапеза и для богатого и для бедного, и для раба я для свободного. Богат ли ты, получишь нисколько не больше бедного: беден ли ты, получишь нисколько не меньше богатого, и от бедности нисколько не уменьшится твое духовное пиршество; ибо это – Божественная благодать, которая не различает лиц. Что я говорю: для богатого и для бедного предлагается одна и та же трапеза? Для самого носящего венец и облеченного в багряницу, владычествующего над вселенною, и для нищего, просящего милостыни, предлагается одна и та же трапеза. Таковы дары духовные: Бог допускает к участию в них не по сану, но по произволению и образу мыслей. С одинаковым дерзновением и честью и царь и нищий приступают к принятию и приобщению этих божественных таинств. И что я говорю: с одинаковою честью? Часто нищий даже с большим дерзновением. Почему? Потому, что царь, занятый заботами о делах и окруженный множеством обстоятельств, как бы находясь на море, со всех сторон обуревается волнами и делается причастным множества грехов; а бедный свободен от всего этого. Он заботится только о необходимой пище и, проводя беззаботную и безпечальную жизнь, как бы сидя в тихой пристани, приступает к этой трапезе с великим благоговением.

И не от этого только, но и от других многих причин происходят разные скорби у посещающих мирские пиршества. Бедному бывает там грустно, а богатому весело не только по причине трапезы и роскоши , но и по причине светлых одежд и пышного одеяния; ибо что бывает с ними по отношению к трапезе, то же бывает и по отношению к одеждам. Когда бедный видит богатого, одетого в драгоценную одежду, то сокрушается скорбию, считает себя несчастным и много ропщет. А здесь устранена и эта скорбь. Ибо здесь у всех одна одежда, спасительное одеяние. Об этом взывает Павел, говоря: елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся (Гал.3:27).

Итак, увещеваю вас, не будем срамить этого праздника, но станем соблюдать любомудрие, достойное дарованных нам духовных благ. Не будем предаваться пьянству и объедению, но, представляя себе щедрость Владыки, как Он одинако почтил и богатых и бедных, и рабов и свободных, и всем сообщил общий дар, воздадим Благодетелю за оказанную нам милость должное воздаяние, – благоугодную Ему жизнь и душу трезвенную и бодрую. Для такого праздника и торжества нужны не деньги и пища, но одно доброе расположение и чистая совесть. Нет ничего вещественного для приобретения, но все духовное: слушание божественных изречений, молитвы отцов, благословения священников, приобщение божественных и неизреченных таинств, мир и единомыслие, дары духовные и достойные щедрости Дарующего. Будем же праздновать этот праздник, в который воскрес Господь. Ибо Он воскрес и воскресил с Собой вселенную. Сам Он воскрес, расторгнув узы смерти, и нас воскресил расторгнув сети наших грехов. Согрешил Адам и умер; Христос не согрешил и также умер. Необычайно и дивно! Тот согрешил и умер, а этот не согрешил и также умер. Почему и для чего? Для того, чтобы согрешивший и умерший мог чрез несогрешившего освободиться от уз смерти. Так часто бывает и с денежными должниками. Должен кто-нибудь кому-нибудь серебро и не может заплатить, и за это задерживается; а другой не был должником, но имея возможность заплатить, уплатив, освобождает виновного. Так было и с Адамом и с Христом. Адам сделался должником, повинным смерти, и задержан диаволом; Христос не был должником и не был задержан, но уплатил смертию за задержанного, чтобы освободить его от уз смерти. Видишь ли действие воскресения? видишь ли человеколюбие Владыки? видишь ли величие Его благодеяния? Не будем же неблагодарны к такому Благодетелю, и потому, что прошел пост, не будем нерадивы, но теперь еще больше будем пещись о душе, дабы она в то время, когда утучняется плоть, не сделалась немощнее, чтобы нам, заботясь о рабе, не пренебрегать госпожою. Что пользы, скажи мне, расторгаться от пресыщения и переступать пределы потребности? это и телу вредит, и душу лишает благородства. Но будем довольствоваться потребным и умеренным, чтобы душе и телу доставить столько, сколько нужно, чтобы вдруг не растратить всего добра, приобретенного постом. Не запрещаю ли я пищи? Я не запрещаю этого, но увещеваю не преступать меры и избегать роскоши в пище, чтобы, переступая меру, не повредить здравию души. Ибо тот, кто переступает пределы потребности, уже не испытывает удовольствия. Это особенно хорошо знают те, кои сами испытали это и получили чрез это множество болезней и подверглись многим страданиям. Впрочем, я несомневаюсь, что вы послушаетесь наших увещеваний; ибо знаю ваше послушание. Посему, оканчивая здесь увещание, я хочу обратить речь к тем, которые в настоящую светоносную ночь удостоились божественного дара крещения, – к этим прекрасным растениям церкви, к цветам духовным, к новым воинам Христовым.

Третьего дня Владыка был на кресте, а ныне воскрес. Так и они третьего дня были объяты грехом, а ныне воскресли вместе со Христом. Он умер плотию и плотию воскрес, а они были мертвы грехом и воскресли от греха. Земля произращает нам в это весеннее время розы или другие цветы; а воды явили нам ныне луга более приятные. И не удивляйся, возлюбленный, что из вод явились цветущие луга. Ибо и в начале земля не сама собою произвела растения, но повинуясь повелению Владыки. И воды тогда извели движущихся животных, когда услышали: да изведут воды гады душ живых (Быт.1:20), – и повеление стало делом: неодушевленное вещество произвело одушевленных животных. Так и ныне, то же повеление совершило все. Тогда Бог сказал: да изведут воды гады душ живых. Ныне же происходят не гады, а духовные дары. Тогда воды произвели и бессловесных рыб; а ныне они породили нам рыб словесных и духовных, уловленных апостолами. Грядита по мне, – сказано, – и сотворю вы ловца человеком (Мф.4:19). Поистине это – новый способ ловли. Ибо рыболовы всегда извлекают рыбу из воды и умерщвляют; а мы ловим и ввергаем в воду, и уловленные получают жизнь. Была некогда и у иудеев водная купель; но послушай, какую она имела силу, чтобы ты точнее узнал бедность иудеев и мог уразуметь наше богатство. Ангел, – сказано, – схождаше в купель и возмущаше воду, и иже первее влазяше по возмущении воды, здрав бываше (Ин.5:4). Сошел Владыка ангелов в Иорданские струи и, освятив естество вод, этим уврачевал всю вселенную. Там сходивший после первого уже не получал исцеления, – ибо такая малая благодать дана была иудеям немощным, пресмыкавшимся по земле, – а здесь после первого сходит второй, после второго третий и четвертый, и хотя бы ты назвал бесчисленное множество, хотя бы всю вселенную погрузил в воды, дар не истощается. Видишь ли величие дара?

Послушайте все вы, которые сегодня и в эту ночь вписаны в граждане вышнего Иерусалима; оказывайте вы и бдительность, сообразную с величием даров, чтобы вам получить еще обильнейшую благодать! ибо благодарностью за отпущение грехов привлекается щедрость Владыки. Не позволительно уже тебе, возлюбленный, жить потом невоздержно; но ты назначь себе законы и правила, чтобы делать все в меру, и оказывай великую осмотрительность даже в отношении к тому, что считается безразличным. Ибо настоящая жизнь есть подвиг и борьба, и однажды вступившим на это поприще добродетели надлежит быть, воздержными во всем... Не видишь ли, как в гимнастической борьбе много заботятся о себе выступающие на борьбу с людьми, и с какою воздержностью упражняют свое тело? Так должно быть и здесь. Но так как у нас борьба не с людьми, а к духовом злобы (Еф.6:12), то и упражнение наше и воздержание должны быть духовные; ибо и оружия наши, в которые облек нас Владыка, суть духовные. Итак, пусть и глаз имеет свои правила и пределы, чтобы не увлекаться тотчас всем, что он видит; и язык пусть имеет ограду, чтобы не предупреждать мысли. Для того и зубы и губы созданы к охранению языка, чтобы язык никогда не устремлялся неудержимо, растворив эти двери, но наперед устраивал хорошо все, что относится к нему, и потом выступал со всею благопристойностию и произносил такие слова, которые доставляли бы приятность слушающим, и говорил то, что служит к назиданию слушателей. Должно воздерживаться и от непристойного смеха, и походку иметь тихую, и одежду скромную, и вообще во всем нужно благоустроить себя вступившему на поприще добродетели. Ибо благопристойность внешних членов есть некоторое выражение внутреннего состояния души.

Если мы усвоим себе такую привычку с самого начала, то идя по этому пути с легкостью, будем преуспевать во всякой добродетели, не с большим трудом, и приобретем себе великую помощь свыше. Таким образом мы будем в состоянии и с безопасностью переплывать волны настоящей жизни и, став выше сетей диавола, получим вечные блага, благодатью и человеколюбием Господа нашего И. Христа, с которым Отцу, вместе со Святым Духом, слава, честь и держава, ныне и присно и во веки веков.

Иже во святых отца нашего Иоанна Златоустого, патриарха царя града, слово в неделю новую о неверствии апостола Фомы195

Иду заплатить вам долг, который и мне плательщику принесет пользу, и вас обогатит. Я пришел опять сказать вам о Фоме, который сначала не веровал воскресению Господа, а впоследствии, когда увидел и осязал Его, уверовал и называл Его Христом и Богом. Итак, умоляю я вас, раскройте ваши умы и снисходительно примите слабые мои слова, чтобы вы могли получить от них хотя малую пользу.

Когда Спаситель внезапно расторгнул все чрево ада и сделался первенцем между умершими и вошел к ученикам своим чрез заключенные двери, в это время не было с ними Фомы, называемого близнецом (Ин.20:24). Ожидаемый пришел, а ожидавшего не было; добрый пастырь приступил к стаду, а овца блуждала вне ограды; царь пришел, а воин находился вдали от войска. Ибо то была тайна божественного Промысла, что тогда не было сего ученика. Ибо, если бы он был, то не стал бы препираться и не осязал бы; если бы не осязал, не так бы и веровал; если бы не так веровал, то и нас бы не научил так веровать. Таким образом, неверие ученика сделалось матерью нашей веры. Поэтому и мы, не видя Христа, покланяемся Ему потому, что он, увидев, поклонился Ему. Поэтому мы, хотя и не осязаем неосязаемого, но прославляем Его потому, что он, осязав Владыку своими руками, восхвалил Его. Итак, когда наконец пришел Фома, другие ученики говорили ему: «видехом Господа (Ин.20:25), видели Того, Кто сказал – по триех днех востану (Мф.27:63), и в истине слов убедились делом. Мы видели Того, Кто сказал – Аз есмь воскрешение и живот и истина (Ин.11:25), и воскресение и истину и жизнь получили от Жизни. Мы видели Того, Кто сказал: область имам положити душу Мою, и область имам паки прияти ю (Ин.10:18), и этой области сподобились на деле. Ибо внезапно Господь явился нам, не растворив дверей хижины, а мы, изумленные Его необыкновенным появлением, удивлялись этому столь новому способу вхождения. Мы видели Его руки, которыми Он сокрушил смерть, в которые Он приял острия гвоздей и изгладил человеческие грехи. Видели мы и святое Его ребро, прободенное нас ради и источившее кровь и воду, два источника нашего спасения». Фома, подумав, сказал им: «вы Бога видели, и ужели я один недостоин видеть Его? или я не был призван так же, как и вы? не так ли и я был почтен, как и вы? не так же ли я видел Его распятым, как и вы? И как вместе с вами я видел скорби, так хочу видеть и радость. И как я видел смерть Христову, так хочу видеть и воскресение Его. Аще не вижу на руку Его язвы гвоздинныя, и вложу перста моего в язвы гвоздинныя, и вложу руку мою в ребра Его, не иму веры (Ин.20:25)»! Упорствуй, Фома, в этом добром неверии, усердно упорствуй, пока не получишь якоря веры; настойчиво упорствуй в этом желании своем, пока не увидишь желанного. Люблю я сомнение мыслей твоих, отсекающее всякое сомнение; хвалю твой спорливый и христолюбивый нрав, как отсекающий всякий спор. Не веруй, не веруй и еще и более, дабы и я твердо уверовал! Ищи Бога и зови Его придти, дабы, когда ты ищешь и зовешь Его, и я обнял своего Избавителя. Аще не вижу на руку Его язвы гвоздинныя.., не иму веры. Пускай я увижу своими глазами то, о чем вы поведали мне, – ибо глаза достовернее слуха, – и тогда поверю и вашему слову; вложу перст свой в гвоздиные язвы, и тогда вполне уверую в чудо; осяжу этою рукою ребро, прободенное ради меня, и тогда поклонюсь возвратившемуся к нам от смерти. Ибо я люблю осязательность и не верю одним словам…

Когда Фома говорил это апостолам, прииде к ним Иисус, дверем затворенным (Ин.20:26). Вошла дверь жизни чрез затворенные двери, вошел Он, как знает Сам один. Ибо как родился, не повредив дверей девства, так и внутри дома оказался, не тронув замка. И как Он вышел из гроба, когда этот был закрыт, так же вошел плотью туда, где находился Божеством, и не растворил дверей. Ибо вошел Он, и никто не воспрепятствовал; восхотел, и все стеклось; восхотел, и тварь повиновалась Ему. Так и рождество Его превзошло всякое слово, и исшествие Его из гроба превысило всякую мысль, и вшествие Его к ученикам неизяснимо и несказанно. Ибо о том, что Он вошел к ученикам, я знаю; а как Он вошел, – не знаю; а чего не знаю, о том не смею и говорить. Я прославляю вошедшего, но не исследую способа вшествия; проповедую таинство, а не изъясняю неизъяснимого; удивляюся совершившемуся знамению, но не ищу того, как оно совершилось. Я верую написанному и получаю спасение; ибо я приемлю слухом Владычные чудеса, а не был очевидцем Божиих дел. И если бы кто-либо из иудеев сказал мне: «ты говоришь о невозможных и странных и совершенно невероятных делах, – ибо как может пройти тело чрез затворенные двери? – то я сказал бы ему: как мог ангел свести Аввакума в ров львиный и опять вывести и оставить целыми привешенные печати (Дан.14:33 и сл.)? Раб сделал, что захотел, и ужели Владыка не возмог того, что Ему угодно было? Как то было по намерению Бога, так и это совершилось по изволению вочеловечившегося Сына Божия. Итак Спаситель вошел к своим ученикам, как Ему благоугодно было, и стал посреди, чтобы все одинаково видели Его, и сказал им: мир вам (Ин.20:26). Ибо Я есмь мир и мир даю вам: что Я есмь, то и даю. Этот мир покорит всех врагов под ноги ваши. Этот мир удержит победу над всем миром». – Ученики же возрадовались, опять насладившись Владычнего лица и гласа, локтями подталкивали Фому и глазами подавали знаки и чуть не говорили ему бровями: «не говорили ли мы тебе прежде – видехом Господа, и ты не верил нашим словам? Вот стоит перед тобой Сам вожделенный! насладися, как желал ты; насыться, как жаждал. Подойди к Пришедшему к нам ради твоего спасения и получи разрешение того, чего ты искал»! Сам же Фома стоял, обращая очи на все члены Спасителя и осматривая каждый и размышляя, действительно ли это есть пострадавший и воскресший. Что же к нему единый благий, единый человеколюбец, иже всем человеком хощет спастися и в разум истины приити (1Тим.2:4)? «Принеси персть твой семо, и виждь руце Мои (Ин.20:27). Ибо тебя ради Я и пришел к тебе; для тебя Я опять пришел сюда, откуда не удалялся божеством; для тебя простер руки свои для гвоздей, чтобы тебе доставить безопасное спасение. Приближься телом и душою и верою и наглядно убедись в том, в чем желал ты убедиться. Испытывай, как хочешь, и убеждайся, как желаешь; прочти написанные на Моих руках язвы добровольного страдания Моего. Предлагаю тебе все Мои члены на испытание. Я не стыжуся телесных своих язв, не скрываю своих телесных струпов, которые Я принял ради ваших струпов; не скрываю знаков Своей славы и победы, но показываю всей твари. Ибо видело их солнце, и поэтому удалилось и превратило день в ночь. Видела их и земля, и поэтому искала места убежища. Видели это мертвые, и потому вышли из гробов. Видела это и церковная завеса, и потому раздралась и оплакивала погибель иудеев. Виждь руце Мои, как ты хотел, вложи перст свой в незакрывшиеся раны. Если хочешь исследовать ребро Мое, то я и его обнажу тебе. Возни эту многопытливую и любознательную руку и вложи в ребро Мое; прикоснись к телу Моему, образовавшемуся без человеческого семени; прикоснись к телу Моему, страдавшему по Моей воле; прикоснись к телу Моему, за вас умерщвленному, но не поглощенному тлением смерти. Прикоснись к телу Моему, страшному для херувимов и чтимому серафимами, и на опыте убедись в том, что у Меня осязаемо и что неосязаемо, что смертно и что бессмертно, что у Меня смертно и умерщвлено тебя ради и что не подвержено тлению, что подпадает твоим перстам и что не под- падает твоей руке: и не буди неверен, но верен (Ин.20:27). Домогаешься ли и хочешь ли видеть кости, и вот для того Я оставил так и ребро Мое, чтобы ты, исследовав, осязал и имел веру и спасся. Когда же Я приду судить живым и мертвым, то покажу язву врагам и осужду противящееся Богу сборище, чтобы видели иудеи, Кого они распяли, и поклонились со стенанием.

Тогда отвечал Фома и сказал: «Господь мой и Бог мой (Ин.20:28)! Я верю, уже не ищу Того, Кого нашел; верую воскресению Твоему, Господи; верую победе Твоей, Царь! Верую, Господи, и не буду уже, Владыко, любопытствовать; верую, и не буду уже осязать словом Твоего царствия. Я знаю, что я осязал, и не сожалею; я знаю, к Кому сподобился прикоснуться; знаю Того, Кого и сама смерть не могла долго удерживать: знаю, Кого я должен почитать, потому и говорю: Господь мой и Бог мой. Ты Бог и Господь мой, предвечен, вместе и нов, Ты небесный и земной, Ты невидимый и видимый, Ты неведом и познаваем ради меня; Ты неизобразим и находишься в сем образе; Ты Бог истинный и человек неложный; Ты на небе, Ты на кресте; Ты на царском престоле, Ты на гвоздях и на древе; Ты бесстрастен по духу, Ты страдаешь плоти; Ты бессмертен, как единосущный Отцу, и Ты смертен; Ты живешь, Ты умираешь; Ты выше смерти, Ты остаешься мертвым три дня; Ты вечно с Отцом, Ты восстановил плотскую церковь; Ты воскрес Своею силою, Ты с нами плотью; Ты всюду и все наполняешь; Ты держим был от меня держащий все. Тебя я вижу телесными очами, Тебя я созерцаю очами веры. Познав в Тебе божество Твоего Отца, Я Тебя единого исповедую Господом и Богом. Я познал Тебя единого таким или иным, но не разумею Тебя единого другим. Я не разделяю Тебя неразделимого, не разлучаю Тебя неразлучимого, не рассеку Тебя неделимого, и что вижу, и что держу, и что разумею, одним гласом исповедую: Господь мой и Бог мой. Ты своим сошествием извел мою душу из бездны неверия, Ты освободил людей, бывших пленниками, Ты, восхотев, попрал диавола, Ты осудил грех во плоти, Ты смерть умертвил плотию, Ты нетлением прогнал тление, Ты воскресением обновил нам воскресение, Ты оставил на земле тридневный гроб залогом воскресения мертвых, Ты соделал людей небесными, Ты землю сотворил светлее неба, Ты все изменил на лучшее, Ты Бог соделался человеком, чтобы человека соделать Богом: Господь мой и Бог мой».

Иисус сказал ему: «Яко видев Мя, веровал ecи (Ин.20:29), – смотри, чтобы тогда, когда Я вознесусь с плотию, ты опять не стал произносить слова неверия и не сказал: аще не вижу на руку Его язвы гвоздинныя, не иму веры. Однажды пожелал, однажды неверовал, однажды осязал, однажды уверовал, – и теперь проповедуй то, что получил. Блажени не видевшии, и веровавше (Ин.20:29)». – Ублажение это снизойдет на нас, невидевших Его и веровавших в Него. Ибо блаженны верою видящие невидимого. Блаженны и мы, которые видим Его каждый праздник, созерцаем глазами, лобызаем устами и вкушаем зубами. О таинство дивное и страшное! Седящий одесную Отца оказывается одесную грешников, и воспеваемый ангелами объемлется нечистыми руками и терпит; терпит, будучи носим недостойными Его рабами. Он не избегает наших грешных рук, не избегает осужденных перстов наших и не сокрушает Творец бренных нас, но Сам побуждает и говорит: приимите ядите, возмите пийте (Мф.26:26–27). Принесите руки ваши и вложите в ребро Мое и насладитесь Моих удов; ибо если возмете какой-либо уд, то в нем Я весь нахожусь.

Итак приступим все мы чисто к Чистому и, принимая Господа своего, не приступим к Нему тут же, при самом принятии, с небрежением, но, возвратившись к себе, наедине побеседуем с Искупителем нашим Господом, говоря: «Несмь достоин, да под кров мой внидеши (Мф.8:8), в наши души. Но поелику Ты желаешь, чтобы мы держали Тебя, и благоизволил, как человеколюбец, вселиться в нас; то мы приступаем, на Тебя надеясь. Если повелишь, Владыко, то мы отверзем врата уст наших, которые Ты один создал. Ты входишь человеколюбиво, как это Тебе свойственно, входишь и разрешаешь узы беззаконий, входишь и освещаешь помраченные наши помыслы. Веруем, что Ты сделаешь это. Ибо Ты не уклонился от блудницы, прибегнувшей к Тебе со слезами, и разбойника не оставил таким, каким он был, и мытаря не отвергнул покаявшегося, и не отгнал гонителя, познавшаго Твое царствие; – но все они Тобою приняты были чрез покаяние и вступили в сонм твоих друзей». – С таковою молитвою и с чистою душою причастимся небесных тайн и оградим себя целомудренною жизнию, и пусть не исходит постыдное слово оттуда, куда входит Христос.

Такую жизнь ведите и вы, новопросвещенные, чтите безболезненное рождение купели, не отвергайте святого плода, чтобы купель не сказала о вас: сыны родих и возвысих, тии же отвергошася мене (Ис.1:2). Ваши имена записаны на небесах; не валяйтесь же опять в тине чувственных наслаждений. Снимая же с себя одежды белые, не снимите белизны душевной. Ибо если вы сами не сбросите эту одежду, то никто другой не может снять ее с вас. Будьте всегда новопросвещенными, чтобы удостоиться услышать этот блаженный глас: приидите благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам царствие от сложения мира (Мф.25:34), которое да получим и все мы чрез Христа Иисуса Господа нашего, Которому слава, со Отцом и Святым Духом в безконечные веки. Аминь.

В неделю Св. Отцов пред Рождеством Христовым, из «Слова Иоанна Златоустого о пророках Ионе и о Данииле и о трех отроках и о покаянии»196

Светлый сегодня у нас праздник, и торжественнее обыкновенного собрание. Какая же тому причина? Это, я знаю, дело поста, поста еще не наступившего, но ожидаемого. Он нас собрал в отеческий дом, он сегодня привел в матерние объятия и тех, которые доселе были ленивы. Если же пост, только еще ожидаемый, внушил нам столько ревности, то сколько благочестия он произведет в нас, когда явится и наступит? Так и город, ожидая прибытия страшного начальника, отлагает совсем безпечность и выказывает великую рачительность. Но, услышав о посте, не испугайтесь (его, как) страшного Начальника: он страшен не вам, но демонам. И если кто из вас в новомесячие одержим злым духом, покажи ему лице поста, и он, оковываемый страхом и сдерживаемый как бы уздою, станет неподвижнее самых камней, особенно когда увидит в союзе с постом сестру поста, то есть молитву. Поэтому и Христос сказал: сей род не исходит, токмо молитвою и постом (Мф.17:21). Если же он так прогоняет неприятелей нашего спасения и так устрашает врагов нашей жизни, то надобно его любить и принимать с радостию, и не бояться. Если же должно бояться, то бояться пьянства и объядения, а не поста. Ибо пьянство и объядение, связав у нас сзади руки, продают нас рабами и пленниками владычеству страстей, как некоему господину, а пост, найдя нас в рабстве и узах, и разрешает, и избавляет от жестокого владычества и возвращает на первую свободу.

Итак, если пост и воюет против наших врагов, и освобождает нас от рабства, то какого еще большего надобно тебе доказательства дружбы его к нашему роду? Ибо величайшим, думаю, доказательством дружбы считается то, когда (другие) и любят, и ненавидят тех же самых, кого и мы. Хочешь ли узнать какое украшение для людей пост, какая он оборона и защита? Помысли о блаженном и чудном роде монашествующих. Они, убежав от мирского шума, и востекши на вершины гор, и построив кельи в тишине пустыни, как в некоей спокойной пристани, восхотели жить и оставаться на всю жизнь. За то он (пост) и сделал их из людей ангелами, да и не их одних, но кто и в городах соблюдает его, всех возводит он на самую высоту любомудрия. И Моисей и Илия, столпы ветхозаветных пророков, хотя знамениты и велики были по другим (добродетелям) и имели великое дерзновение, однакоже, когда хотели приступить к Богу и беседовать с ним, сколько это возможно человеку, – прибегали к посту и на его руках возносились к Богу. Поэтому и Бог, лишь только создал человека, тотчас отдал его на руки посту, ему поручив его спасение, как мудрому отцу и найлучшему наставнику. Ибо эта заповедь – от всякаго древа, еже в раи, снедию снеси, от древа же, еже разумети доброе и лукавое, не снесте (Быт.2:16–17), есть род поста. Если же в раю необходим пост, то тем более вне рая; если лекарство полезно прежде раны, то тем более после раны; если оружие нужно было нам еще до начала войны с похотями, то тем более необходимо содействие поста по открытии такой брани со стороны похотей и демонов. Если бы Адам послушал этого голоса, то не услышал бы другого, сказавшего: земля ecи, и в землю отыдеши (Быт.3:19). Но поелику он преслушал сию заповедь, то за это (постигли его) смерть и горести, и печали, и жизнь, тягостнейшая всякой смерти; за это терния и волчцы, за это труды и болезни и полная скорбей жизнь.

Видел ли ты, как Бог гневается, когда презирают пост? узнай же как Он и радуется, когда чтут пост. За пренебрежение поста он наказал преступника смертию: напротив, за уважение к посту избавлял от смерти. И чтобы показать тебе силу поста, (Бог) дал ему власть, брать ведомых на смерть с самой средины пути и возвращать к жизни. И это сделал пост не с двумя, или тремя, или двадцатью человеками, но с целым народом. Тогда, как великий и дивный город Ниневитян готовился уже к разорению и падению и к принятию направленного на него свыше удара, – пост, как некая свыше слетевшая сила, исторг их из самых рук лютой смерти и возвратил к жизни. Но, если угодно, послушаем и самого писания. И бысть, – сказано, – слово Господне ко Ионе, глаголя: возстани и иди в Ниневию град великий (Ион.1:12). И тотчас величием города хочет тронуть пророка, имеющего бежать. Но послушаем и проповеди: еще три дни, и Ниневия превратится (Ион.3:4). Для чего же наперед говорить о том зле, которое хочешь сделать? Для того, чтобы не сделать того, о чем говорил наперед. Для того Он угрожал и геенною: пусть, говорит, устрашают вас слова и не опечалевают дела. А для чего Он огра- ничивает срок столь коротким временем? Для того, чтобы ты и узнал добродетель оных иноплеменников, то есть Ниневитян, которые могли такое бремя грехов рассеять, и подивился человеколюбию Бога, который удовольствовался трехдневным покаянием за столь великие беззакония, и сам ты не впадал бы в отчаяние, хотя бы и без числа согрешил. Как слабый душою и беспечный, хоть и получит много времени для покаяния, по лености не сделает ничего важного и не примирится с Богом: так добрый и пылающий рвением, и с великою ревностию совершающий покаяние можетъ и в краткое мгновение загладить грехи многих годов.

Петр не трижды ли отрекся? не с клятвою ли в третий раз? не устрашился ли слов какой-нибудь ничтожной служанки? Но много ли годов нужно было ему для покаяния? Никак! но в одну и ту же ночь он пал, и восстал, получил и рану и лекарство, и заболел и выздоровел. Как и каким образом? не тем ли, что плакал и рыдал? И не просто он плакал, но с великою горячностью; потому и евангелист сказал, что он плакал не просто, но плакася горько (Мф.26:75). А какова сила слез поста, этого никто не может изобразить словами, только случившееся с Петром ясно показывает. Преступно было то падение, потому что ни один грех не может сравняться с отречением; однакоже и после столь Великого греха, (Христос) снова возвел его в прежнее достоинство и поручил ему управление вселенскою Церковью, пред- ставил его имеющим больше любви к Владыке, нежели все апостолы. Ибо сказал: Петр, любиши ли Мя паче сих (Ин.21:15)? Смотри, как спасению твоему служат Ниневитяне, люди иноплеменные и несмысленные, обратившиеся к покаянию. Ибо сказано: раб, не ведевый волю господина своего, и не сотворив, биен будет мало (Лк.12:48). Но чтобы ты не сказал этого, для этого Он и представил тебе Петра, – раба, вполне знавшего волю Господа своего. Хотя он и сделал самый тяжкий грех, однакоже смотри, на какую взошел высоту дерзновения. Так и ты не отчаевайся из-за грехов: ибо то преступнее греха и хуже, когда остаются во грехе. Об этом особенно и Павел плачет и рыдает: да не паки пришедша мя смирит Бог мой у вас, и восплачуся многих, не покаявшихся о нечистоте и блужении и студоложствии, яже содеяша (2Кор.12:21). А для покаяния какое время может быть удобнее времени поста?

Но возвратимся к истории. Услышав оные слова, пророк сниде во Иоппию, еже бежати в Фарсис от лица Господня (Ион.1:3). Куда бежишь, человек? Разве ты не слышал, что говорит пророк: Камо пойду от духа Твоего, и от лица твоего камо бежу (Пс.138:7); на землю? Но Господня земля и исполнение ея (Пс.23:1). В ад? Аще сниду – сказано, во ад, тамо еси (Пс.138:8). Или в море? Но и тамо, – сказано, – удержит мя десница Твоя (Пс.138:8), что и с ним (Ионою) случилось. Но таково свойство греха, что он доводит нашу душу до Великого неразумия. Как люди упившиеся бродят без разбора, и случится ли пред ними яма, или стремнина, или другая пропасть, они падают туда от неосмотрительности: так и стремящиеся ко греху, как бы опьянев от сильного желания совершить грех, не знают, что делают, не видят хорошо ничего, ни настоящего, ни будущего. От Господа бежишь, скажи мне, пророче? Так подожди немного, и на самом деле лучше узнаешь, то есть посредством моря.

Что же корабельщики сделали с ним? Изметаша сосуды, иже в корабли (Ион.1:5). Но корабль не облегчался, потому что вся тяжесть оставалась еще на нем, т. е. тело пророка, бремя тяжкое не по естеству тела, но по тяжести греха. Ибо нет ничего столько тяжкого, как грех и непокорность. Поэтому и Захария изобразил его под видом олова (Зах.5:7), а Давид, описывая существо его, сказал: беззакония превзыдоша главу мою, яко бремя тяжкое отяготеша на мне (Пс.37:5). И Христос к тем, которые жили во многих грехах, взывал: приидите ко мне вси труждающиися и обремененнии, и Аз в упокою вы (Мф.11:28). Корабль обременен был и готов был погрузиться в воду, а Иона спал крепким сном.

Корабельщики уже из опыта узнали, что то была не обыкновенная буря, но посланное Богом наказание, и пред таким волнением бессильно человеческое искусство, и что тут бесполезны руки кормчего, но нужна тут помощь лучшего Кормчия, управляющего всем миром. Поэтому и они, оставя весла, и паруса, и снасти, и все, и воздевши руки на молитву, взирали на небо и молили Бога. Когда же и это не помогло, тогда метнуша жребия (Ион.1:7), и жребий открыл наконец виновного... Бог так устроил это, вразумляя чрез это пророка, повелевая ему быть человеколюбивым и кротким, и как бы взывая к нему и говоря: «подражай корабельщикам, несмысленным людям! Они не пренебрегают и одною душою, не безжалостны и к одному твоему телу; а ты в своем намерении погубил целый город, в котором столько тысяч жителей».

И бросили его в море, и море, приняв его, ввергло, как в некую темницу, во чрево китово, чтобы сохранить Господу беглеца невредимым. Ни лютые волны, взявшие его, не затопили его, ни более лютый, чем волны, кит, поглотивший его, не погубил во чреве, но сохранил и привел в город. И море, и кит оказали сверхъестественное послушание, чтобы пророк всем вразумился. И вот он, пришедши в город, прочитал приговор, как царскую грамоту о наказании, и вопиял, говоря: еще три дни, и Ниневия превратится. Услышали это люди и не неверовали, но тотчас все поспешили к посту, мужи, жены, рабы, господа, начальники, подчиненные, старцы, дети; даже и бессловесные не были освобождены от этого поста. Всюду вретища, всюду пепел, всюду плачь и вопль. И сам царь, носящий венец, сойдя с царского престола, разостлал под собою вретище и посыпался пеплом. И таким образом избавился город от опасности. Открылось необычайное явление: порфира уступила вретищу. Ибо, для чего бессильна была порфира, то сделало вретище; чего не сделала диадема, то совершил пепел.

Видишь, не напрасно сказал я, что бояться надобно не поста, но пьянства и объядения. Пьянство и объядение поколебали и грозили ниспровергнуть город, когда он стоял; а пост поддержал его и тогда, как он колебался и готов был упасть. С этим постом и Даниил, войдя в ров, вышел оттуда, прожив со свирепыми львами как-будто с кроткими овцами. Ибо ничего не было свирепее, и лютее, и голоднее тех зверей, потому что семь дней ничего не ели. Ибо, хотя их и мучил голод и как бы палач некий понуждал их на растерзание пророка, но они не коснулись пророческого тела. С сим постом и три отрока, войдя в вавилонскую печь и долгое время пробыв в огне, вышли из печи с телами светлее самого огня. И если то действительно огонь был, как же он не сделал того, что свойственно огню? Если тела были точно тела, как же оне не потерпели того, что обыкновенно тела терпят от огня? Спроси у поста, и он ответит тебе, и сам разрешит тебе загадку. Природа тел боролась с природою огня, но тела одержали победу. Видел ты чудную борьбу и еще более чудную победу? Подивись посту и прими его с распростертыми руками. Если он и помогает в печи, и сохраняет во рве, и изгоняет демонов, и изменяет определение Божие, и укрощает неистовство страстей, и к свободе нас возвращает, и доставляет нам великую тишину: то не было ли бы крайним безумием убегать поста, когда столько благ у него в руках? Но, говорят, измождает наше тело до немощи. Но чем более, чада мои, внешний наш человек тлеет, тем более внутренний обновляется по вся дни (2Кор.4:16). Если захочешь тщательно исследовать дело, то найдешь, что пост есть отец и здоровья. И если не веришь моим словам, то спроси об этом у врачей, и они яснее покажут это, называя воздержание отцом здоровья. И всякая болезнь происходит от пищи и объядения. Ибо говорят, что как от нечистого источника происходят и нечистые ручьи, так и несвоевременная пища губит телесное здоровье и душевную мудрость.

Итак, не будем бояться поста, который избавляет нас от столь великих зол. Не без причины внушаю вам это, но потому, что вижу много таких людей, которые, будучи преданы пище, как-будто в руки какой-либо суровой жене, губят сами себя пьянством и объедением. Поэтому советую, не губите пользы, ожидаемой от поста. И люди с расстроенным желудком, когда им нужно принять горькое лекарство, по совету врачей, поужинавши ложатся спать, чтобы прежде всего лекарство боролось с болезнью. Так бывает и с постом. Если ты предашься великому пьянству, то подвиг поста предпринял ты безрассудно, и бесполезно и бесплодно, и все погубил пьянством. Если же ты приготовишь для лекарства легкое тело и примешь его с трезвою мыслью, то можешь очистить много прежних грехов. Итак, не будем начинать пост пьянством, ни опять оканчивать его пьянством, дабы не случилось того же что бывает, когда кто ударяет ногою больное тело, только что оправляющееся от болезни, и этим снова повергает его в болезнь. Это бывает и с нашею душою. Как готовящиеся сражаться с зверями сперва ограждают слабейшие члены тела многими оружиями, и затем уже борются со зверями: так и теперь вижу много людей, которые, готовясь сражаться с постом, как бы с зверем, ограждают себя объедением, и, до крайности обременив и омрачив себя, встречают тихое и кроткое лицо поста. И если спрошу тебя, для чего сегодня идешь в баню? ты скажешь: чтобы чистым телом сретить пост. А если спрошу тебя опять: для чего упиваешься? Ты опять скажешь: готовлюсь вступить в пост, потому и пью. Ох, не большое ли это безумие197, что думаешь встречать прекрасный ангельский пост с телом чистым, а с душою нечистою и опьяневшею?

Можно бы сказать и больше этого, но для здравомыслящих и этого довольно для исправления. Итак, надобно прекратить слово, потому что хочу я послушать и голоса отца198. Мы, как малые дети пастушеские, играем на легкой свирели, сидя под сенью этого святилища, как бы под дубом или тополем а он, как отличный какой музыкант, настроив золотую арфу, стройностию восхищает всех слушателей, – так и он доставляет нам великую пользу не стройностию звуков, но согласием слов и дел. Таких-то учителей и Христос восхваляет: иже сотворит, сказал Он, и научит сей велий наречется в царствии небеснем (Мф.5:12). Да сподобимся же и мы, по молитвам его и всех епископов, получить царство небесное, благодатью и человеколюбием Господа нашего И. Христа, с Которым Отцу слава, честь, держава со Святым и благим и животворящим Духом, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Неделя прежде рождества Христова. Слово Григория Цамвлака о божественных тайнах, и яко достоит причащающемуся иснытовати себе, и о еже непамятозлобствовати, и яко довольни суть сии пять дний истинным покаянием к очищению, и о блаженном Филогонии199

Обыкновенно идущие к царю земному, когда уже близко будут от входа во дворец и от представления особе царской, тогда наибольшим ограждаются страхом. Так и мы, когда перешли спасительный пост, как бы некоторое расстояние, и уже приблизились к празднику рождества Владыки и намереваемся приступить к бессмертной трапезе, должны иметь всякую внимательность, всякий страх, всякую осторожность, всякое испытание совести. И поелику я вижу вашу любовь, что она, воспринимая слово учения, приносит плод, как некая плодовитая и тучная земля; то побеседуем о сем, сколько подаст нам Дух Святой, предварительно похваливши ваше теплое усердие. Ибо таково ваше ycepдие к церкви, каково усердие детей к маттери, болящего к врачу, жаждущего к источнику, корабля к пристани. Столько же и нас увеселяет преуспеяние ваше, так как мы скоро будем вестниками пославшему Отцу, учителю вселенной, о добродетели вашей. Пять дней осталось, и наступает праздник, начало праздникам, и предложена будет трапеза, состоящая из Владычнего тела и крови, и смотрите, с какою совестью вы будете приступать. Послушай, что сказал Павел, уста Господни: да искушает человек себе, и тако от хлеба да яст и от чаши да пиет. ядый бо и пияй недостойне суд себе яст и пиет, не разсуждая тела Господня (1Кор.11:28–29). Не пренебрегай божественным, человек, не безрассудно приходи к святыне, не отваживайся, когда совесть обличает тебя, отступи со страхом и трепетом! Ибо, если кто, коснувшись нечистыми руками одежды земного царя, подвергается многочисленным бедствиям; то избежишь ли ты геенны, причащаясь божественному телу и пречистой крови оскверненною душою? Скажи мне, какое ты думаешь иметь снисхождение, какой ответ? Или не знаешь, что после того, как окаянный Иуда принял недостойно хлеб, – вниде в онь сатана (Ин.13:27)? Смотри, чтобы и ты не подвергнулся гневу Божию. Ибо писание повествует, что, когда кивот завета перевозим был, и споткнулся телец, Оза же некто коснулся кивота, чтобы поддержать его; то тотчас поражен был (2Цар.6:6–7). Таким образом, когда настояла таковая нужда, и кивоту угрожало падение, то и в этом случае нужно было поспешить, кому следовало, и с благочестивым разумом; но поелику Оза недостоин был такового приближения и не был избран на таковое служение, то по справедливости и наказан. Итак, если кивот, окованный золотом, добываемым из земли, в котором были только стамна с манною, и скрижали завета, и жезл Ааронов прозябший, попалил оного дерзкого; то как ты не трепещешь, намереваясь приступить к таким тайнам, которые окружают ангелы со страхом и трепетом? И ты видишь священника, а не видишь мысленных сил? Где священнодействуется честная плоть Христова и кровь, там и они предстоят с благоговением, удивляясь бесконечной любви Владычной к нам. Ибо Создатель столько возлюбил свое создание, что и Сына своего соприсносущного отдал на смерть, дабы чрез Него оживить нас. Итак, если ты сознаешь, что ты обременен грехами и до ныне остаешься в нерадении, не отступай от надежды в отчаяние, открывай свои преступления, помышляй о грехах, притеки, подражая Хананеянке (Мф.15:22 и сл.), припади, как блудница, со слезами (Лк.7:38), скажи, как Закхей – се пол имения моего, Господи, дам нищим, и аще кого чим обидех, возвращу четверицею (Лк.19:8), – и довольно тебе будет этих пяти дней для истинного покаяния, чтобы загладить грехи многих лет. Ты имеешь двумя днями больше, чем Ниневитяне, если покаешься от всей души; ибо им довольно было трех дней, чтобы снискать милость Божию, прежде чем исполниться пророческой проповеди. Бог бо приближаяйся есть, а не Бог издалеча, и пока еще ты говоришь, Он скажет: се приидох. Таким образом наперед очистив себя, приступи к духовной трапезе, которую нам приготовил рождаемый в Вифлееме от Марии Иисус. Ибо когда Бог хотел явиться на горе Синайской, то чрез Моисея повелел наперед очиститься, вымыть одежду и не прикасаться к женам (Исх.19:14–15); и возводя Аарона и сыновей его в священство, Он предочистил их в течение семи дней (Исх.19:29). Посему умоляю вашу любовь, со страхом и твердым испытанием приступать к вечери таинства. Слушай, что говорит диакон велегласно, когда священник намеревается раздроблять святой хлеб: вонмем! Что значит вонмем? Это значит, чтобы мы испытали свое сердце, исследовали совесть и спросили мысль, не блудник ли кто, или прелюбодей, или убийца, или немилосердный, или кичливый и гордый, или сребролюбец, или памятозлобивый, или пьяница, или ведет худую жизнь. Если окажешься таковым, то отступи, – говорит, – дабы, приступая недостойно, не был опален. Потом, после того, как диакон провозгласит вонмем, внутри иерей обеими руками воздвизает святой хлеб вверх, как бы показывая его хотящим причаститься, и велегласно говорит святая святым. А выражение святым означает, что святая подаются только святым, и если ты свят, то приступи. Святи будите, – сказано, – яко же Аз свят есмь. (1Пет.1:16). Если ты подобен Исаии, то приступи со страхом, приими устами божественный угль, и ты услышишь от священника, вернее же от серафима: се прикоснуся устнам твоим, и отымет беззакония твоя, и грехи твоя очистит (Ис.6:7). Предочистим себя таким очищением, каким ежедневно обновлял себя Богоотец Давид и, научая нас, говорил: сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит (Пс.50:19). И еще: оклеветающаго той искренняго своего, сего изгонях (Пс.100: 5). И еще: аще воздах воздающим ми злая (Пс.7:5). Помажем себя таким миром и приготовимся к принятию нас ради младенствовавшего и странствовавшего Владыки. Итак, если принесешь пост, или девство, или бдение, или лежание на земле, но не принесешь сокрушенного сердца и не простишь брату своему согрешения, то какая будет польза? И скажет Господь тебе то, что сказано Израилю чрез Пророка: не таковаго поста хощу Аз, – глаголет Господь (Ис.58:6). Послушай, что отвечал Господь верховному апостолу Петру, когда он вопросил: аще согрешит в мя брат мой, и отпущу ли ему до седмь крат? Христос же сказал: не до седмь крат, но до седмьдесят крат седмерицею (Мф.18:21–22). Это значит, что если в своей жизни согрешают против тебя братья, то нужно прощать им. И если ты не прощаешь долга брату своему, то как осмелишься сказать в молитве: Отче наш, иже ecи на небесех, остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим (Мф.6: 9 и 12)? Аще бо, – сказано, – отпущаете человеком согрешения их, отпустит и вам Отец ваш небесный (Мф.6:14). Но я слышал, что многие говорят: «не могу простить, он жестоко оскорбил меня, весьма обесчестил меня, причинил мне большой вред, поступил со мной как враг и неприятель». Не говори мне этих постыдных и достойных смеха слов, но истрезвись, как от пьянства, от безрассудной ярости, узнай, кто ты был прежде, и кто – теперь! Не враг ли прежде был Божий, а ныне сделался другом кровию завета Сына Его, как сказал Павел? Не тебя ли ради Он становится человеком и по естеству, и по действиям, чтобы тебя соделать богом по благодати? Итак, если бы Христос не облагодатствовал тебя, бывшего прежде врагом и неприятелем, то и ты мог бы не прощать обидевшему тебя. Если Он искал тебя и обрел и, взяв на рамо, принес к Отцу, делая тебя сонаследником славы Отца; то какой будешь иметь ответ, не прощая огорчившему тебя, какую милость, какой суд? И Владыка молился о распинающих – Отче, отпусти им (Лк.23:34)! а ты говоришь: не могу простить. Ты можешь сделать и другое величайшее, если только захочешь, если послушаешь писания, если пойдешь христианским путем. Да и чем можно увериться, что ты – христианин, как не тем, если будешь сладко терпеть наносимую обиду, гонения, уничижения и хулы? Послушай, что сказал блаженный Павел о святых, живших под законом? Ибо, показав происходившие от них силы и чудеса, он прибавил об увенчевающих их бедствиях, сказавши: проидоша в милотех и в козиях кожах, лишени, скорбяще, озлоблени: ихже не бе достоин мир, в пустынях скитающеся и в горах и в вертепах и в пропастех земных. И cии вcи послушествовани бывше верою, не прияша обетования: Богу лучшее что о нас предзревшу, да не без нас совершенство приимут (Евр.11:37–40). Видишь ли, как все святые проходили скорбную жизнь и получали насильственную смерть? Убедись, что и по смерти они не получили почестей по достоянию, но ожидают вместе с нами получить совершенство. Они все считали благодетелями своих врагов и гонителей. Что же первомученик Стефан? Не молился он за убийц своих (Деян.7:60)? Что же апостолы, самовидцы и слуги Слова? Что же лики мучеников? Не все ли они насильственно окончили жизнь: не выражали ли любовь к своим бесчеловечным мучителям? Посему, если и вы желаете быть соучастниками в их венцах, то с радостью участвуйте и в страданиях их.

Мы же, наконец, обратим слово на окаянных и непокорных иудеев. Ибо они, видя нас приготовляющимися к светлому празднику и духовно веселящимися, приходят к наиболее простым и покушаются привлечь их в свою пропасть, говоря, что «(Бог) поял жену и родил сына». Посему мы, болезнуя о таковой хуле, скажем к ним: Сына рождает Отец, соприсносущного, безлетного и превечного неизреченно и несказанно, чрез Которого творит мысленных слуг, служителей своей славы и немолчных воспевателей, как говорится в книге Иова: егда сотворены быша звезды, восхвалиша Мя вси ангели Мои. Заградих же море враты, егда изливашеся из чрева матере своея исходящее (Иов.38:7–8). И поелику рожденное есть как отрасль от корня, и сияние от солнца, и слово от ума; то Сын называется Словом. И Отец называется Отцом, поелику бездетно рождает Единосущное Слово. Слово же признавай не составное, как наше слово, разливающееся в воздухе, но несоставное, имеющее свой состав. поелику Сын во всем подобен Отцу, кроме нерождения, то Он равным образом могуществен и силен. Вся тем быша, и без Него ничтоже бысть, еже бысть, по слову Иоанна Богослова (Ин.1:3); Имже и веки сотвори, по премудрому апостолу Павлу. Послушай и пророка, свидетельствованного Богом и вами особенно уважаемого: Словом Господним небеса утвердишася и Духом уст Его вся сила их (Пс.32:6). Он не смел ясно сказать об Отце с Сыном и Духом, чтобы не разделили одно Божество на три подобные части и славы те, которые, часто оставляя единого Бога, покланялись языческим идолам; ни опять умолчать вовсе, но премудро неким образом и прикровенно проповедал в немногих этих словах единовластие и божество Святой Троицы. Ибо выражением: Словом Господним указывает на Отца с Сыном; выражением же – Духом уст Его вся сила их – на Духа Святого. И великий Моисей этим путем подошел к вам, дабы вы, слыша, что Отец имеет Сына, не поняли чувственно божественного, слиявши тельца, когда закон подавался на горе, и пророк вопиял – сии боги твои, Израилю, иже изведоша тя из земли Египетския (Исх.32:4); но премудро смешал в одно господство пресвятой Троицы и научил в кратких, но многознаменательных словах, сказавши: слыши, Израилю, Господь Бог твой Господь един есть (Втор.6:4). Ибо слово Господь, состоящее из четырех букв, которые написаны у архиереев на плечах и на челе, означает Отца; а слова Бог твой – Сына; и еще Господь – Духа Святого; и потом, после этого, – един есть, то есть едино Божество у этих трех пребожественных лиц. Видишь ли, иудей, что Отец имеет Сына соприсносущного и нетленного и безлетного? Познал ли, что и Богослов проповедал Сына единосущным Богу Отцу и Богом Израиля? убедился ли, наконец, от Бога Отца и Царя, воспеваемого в псалме, что Он есть сын, и что Им небеса утвердишася? Откуда это у тебя, будто бы «Бог поял жену и родил сына»? Узнай, что и плотское Его рождение во времена, бывшее от Девы, неизреченно и нетленно. Ибо поелику человек, согрешив, пал, то после его падения все пришло в смятение, смерть укрепилась от Адама и до Моисея, земля проклята была, ад открыт, рай затворен, небо заключено, диавол же ратовал против нас. Тогда Бог, как человеколюбец, не желая, чтобы погиб созданный по Его образу человек, говорил: кого пошлю, и кто пойдет? Ибо и прежде, когда намеревался сотворить человека, сотворил совет, сказавши: сотворим человека по образу нашему и по подобию (Быт.1:26). Так и здесь, при обновлении и воссоздании естества, Он сказал: кого пошлю, и кто пойдетъ? И когда все молчали, сказал Сын: вот Я, пошли Меня! И тогда Он сказал: иди! и дал Ему человека, чтобы самое Слово стало плотью и, приняв плоть, все исполнило. И Оно родилось от Девы чистой, непорочной, и во время богорождения не повредило Ее девства, ни удалилось от предвечного рождения ради восприятия плоти, но приняв то, чем Оно не было, Оно осталось тем, чем было, – в двух естествах одно лицо. Ибо Ему поручено было как врачу исцелить укушение змия, как жизни – воздвигнуть мертвеца, как Свету – просветить тьму, как Слову обновить одаренное словом. Итак, поелику Ему было поручено все, и Оно стало человеком, то тотчас все исправилось и улучшилось: земля вместо клятвы получила благословение; рай отверзся разбойнику, ад устрашился и гробы отверзлись, когда восстали мертвецы; врата небесные отворились, чтобы вошел в них бывший в едеме. Посему Спаситель, желая показать вам, как Ему поручено все, говорил, как передает об этом евангелист Матфей: вся Мне предана суть Отцем Моим (Мф.11:27); потом, после сего, присовокупил яснее: приидите ко Мне вси труждающиися и обременении, и Аз упокою вы (Мф.11:28) Вы прежде были как бы утомлены, и Я упокою вас, были мертвы – и оживлю, воздвигну лежащих, возвращу честь посрамленным. И еще у Иоанна: Отец любит Сына, и вся показует Ему, яже Сам творит (Ин.5:20). Ибо Он все дал Ему, дабы, как вся тем быша, так все и обновилось Им. Ибо все Ему предано было не как бедному, чтобы обогатить его, и поручена власть не как не имеющему власти, чтобы вручить Ему эту власть, – нисколько! но для того более, чтобы Спаситель все исполнил. Ибо начало творения должно было Им устроиться, для того, чтобы существовать; исправление же существующего имеет разницу. Ибо в начале вся тем быша, чтобы быть; впоследствии же, когда все пало, – Слово плоть бысть и облеклось в нее, чтобы чрез Него все исправить: страдая, Он нас упокоевал, алкая нас питал, сходя во ад нас возводил. Тогда, при создании всего, повеление было о том, чтобы быть, то есть да изведет, да будут; при исправлении же все надлежало предать Ему, дабы как Сам соделался человеком, так и все обновил через Себя; ибо в Нем оживотворялся человек. Для этого Слово соединилось с человеком, чтобы более не имело силы над человеком проклятие. Посему в семьдесят первом псалме молящиеся Богу о человеческом роде говорят – Боже, суд Твой цареви даждь (Пс.71:1), то есть, чтобы тяготеющий над нами суд смерти, которым мы осуждены были, Он предал Сыну. И Сей, сотворив здесь прочее безчисленное, умер за нас. Ибо, указывая на это, Он сам говорит в псалме: на Мне утвердися ярость Твоя (Пс.87:8); ибо Он взял на Себя бывшую на нас ярость, как и в другом псалме Он сказал: Господь воздаст за Мя (Пс.137:8). Итак, иудей, ты читаешь это в псалмах, и никак не хочешь видеть истины, но, смежив душевные очи и, подобно обаваемому аспиду, затыкая уши, не приемлешь дарованных всем чрез воплощение Сына Божия благодеяний, и, будучи преступником закона, думаешь хранить закон, и избив пророков, читаешь их книги, и убил предреченного всеми, выведши Его вне винограда. Поэтому постигли вас нестерпимые бедствия, и вы навлекли на себя крайний гнев Божий. И услышь негодование, произнесенное пророческими устами: не помяну же имен их устнама Моима. Выслушай и другие гневные слова, произнесенные чрез Исаию ради Единородного: услышите слово Господне, князи Содомстии: внемлите закону Божию, людие Гоморрстии. Что Ми множество жертв ваших, глаголет Господь? исполнен есмь всесожжений овних, и тука агнцов, и крове юнцов и козлов не хощу. Ниже приходите явитися Ми: кто бо изыска сия из рук ваших? ходити по двору Моему не приложите. И аще принесете Ми семидал, всуе: кадило мерзость Ми есть. Новомесячий ваших, и суббот, и дне великаго не потерплю: поста, и праздности, и новомесячий ваших, и праздников ваших ненавидит душа Мол: бысте Ми в сытость. Егда прострете руки ваша ко Мне, отвращу очи Мои от вас, и аще умножите моление, не услышу вас: руки бо ваша исполнены крове (Ис.1:10–15). Чьей крови? Исаии ли, который предрек это, или Иеремии, или других пророков, предрекших пришествие Христово, которых вы убили? Никак нет! Ибо, убивая их, и служа идолам, и своих сыновей и дочерей своими руками закалая бесам, вы получали и наказания, и плен, и бедствия, как и очевидец поет об этом в псалме – егда убиваше их, тогда взыскаху Его (Пс.77:34); но и опять были возвращаемы и наследовали отечество и святой град, и восстановлялись храм и жертвы и все установленные законом приношения, и были apxиереи и пророки и священники по возвращении, именно из Вавилона при Кире Мидийском, и после Антиоха Епифана, при Иуде, называемом Маккавей, и братьях его. Но и потом еще не пришло на вас последнее откровение Божие, поелику еще неисполнена была вами мера злодеяний. Когда же вы и ее исполнили, распявши Господа, тогда оскудело все, что было святого в законе: ни пророков оттоле у вас не было, ни града, ни храма, ни жертвенника, ни архиереев, ни иереев, ни других святынь, по которым Израиль признавался народом святым. Если же и теперь мечтаете иметь что-либо такое, то обольщаетесь, как бы с тенями играя, удалились от истины, рассеявшись по всей земле. И после этого не приходишь ты, христоубийца иудей, в чувство, но безумствуешь, говоря, что «Бог поял жену и родил сына». Справедливо пророк Михей говорил, обличая ваше бесстыдство: лице блудниче ти бысть, обезсрамствовася ко всем (Иер.3:3). Ибо что, – скажи мне, бесстыднее тебя, чтобы так упорно препираться о столь очевидных предметах, яснейших солнца? Смотри, что у вас, не принявших Сына, и что у нас с того времени, как мы прияли Его и Он воцарился над нами! Об этом пророчествовал древле и Давид, сладостно воспевая: воцарися Господь во языцех (Пс.95:10). Хочешь ли, я приведу тебе пророка, ясно пророчествовавшего об отвержении тебя и законных жертв и о нашем призвании и небывалых жертвах? Малахия так говорит от лица Божия: жертвы не прииму от рук ваших, глаголет Господь Вседержитель. Зане от восток солнца и до запад имя Мое прославится во языцех, и на всяком месте фимиам приносится имени Моему и жертва чиста: зане велие имя Мое во языцех, глаголет Господь Вседержитель. Вы же скверните е (Мал.1:10–12). Когда это исполнилось на деле, иyдей? Когда на всяком месте фимиам принесе Богу? когда жертва чиста? Ты не можешь указать на иное время, как только на время после Христова пришествия, так что, если не укажете на это время и на нашу жертву, но на иудейскую, то беззаконно будет пророчество. Ибо, если Моисей повелевает не в ином месте приносить жертвы, как только на месте, которое изберет Господь Бог, и пророк говорит о сосредоточении этих жертв в одном месте: то этому (проречению), что на всяком месте фимиам будет приноситься и жертва чиста (Мал.1:11), противоречит и сопротивляется Моисей. Но нет тут противоречия и разницы. Ибо один сказал одно, а другой впоследствии пророчествовал о другом. И откуда сие известно? Из сказанного и из многих других обстоятельств, и во-первых от места. Ибо он предсказал, что служение cиe будет совершаться не в одном городе, как у иудеев, но от восток солнца и до запад. Потом и от образа жертвы; ибо, если он предрек чистоту, то очевидно, о какой он говорил. И от лица, приносящего ее; ибо, – сказал он, – не во Израиле, но во языцех. А чтобы ты не подумал, что эти жертвы учредятся в одном и двух и трех городах, то он не сказал – на всяком месте, но от восток солнца и до запад, показывая, что проповедь обнимет всю землю, насколько ее освещает солнце. Чистою же он называет жертву потому, что первая была нечиста, не по своему естеству, но по расположеию приносящих. Посему и говорил: кадило мерзость ми есть (Иса.1:13). Послушай и другого пророка, который предвозвещает то и другое и говорит, что не на одном месте будут службы Божии, но что наконец познают Его все люди. Софония так говорит: явится Господь на них, и потребит вся боги языков земных: и поклонятся Ему кийждо от места своего (Соф.2:11). Так не сохранилось повеление Моисея служить на едином месте. Когда слышишь пророков, предрекающих и провозглашающих, что уже не в одном городе и не на одном месте обязаны будут собираться отвсюду люди, но каждый, оставаясь дома, может угодить божественному, то на какое ты можешь указать другое время, кроме сего настоящего, о котором воскликнул великий Павел: явися благодать Божия спасительная всем человеком (Тит.2:11)? Пророк говорил о язычниках, а апостол о всех людях. Тот сказал – потребит боги их; а этот сказал, наставляя, да оставльшеся нечестия и мирския похоти, целомудренно и праведно поживем (Тит.2:12). Наконец, что можешь ты, иудей, сказать на это истинного, когда как бы дланью заграждает он твои уста? Оскудело место, но не оскудела мерзость, мерзость запустения, предреченная Даниилом, и не ожидающая обновления, и не имеющая его: и даже до скончания времене, – сказано, – скончание дастся на опустение (Дан.9:27).

И поелику священная память блаженного Филогония зовет наш язык к воспоминанию, то, оставив теперь ваше бесстыдство, побеседуем вкратце о сем блаженном, поелику память праведных с похвалами, как сказал Соломон (Притч.10:7). Ибо, когда восхвалят праведника, то возвеселятся люди, возвеселятся и восприимут ревность к добродетели. Ибо то время было свирепее всякой непогоды и бури, в которое осквернялся воздух, наполняемый миазмами, и извращались законы природы и жизни: отец предавал детей на смерть и брат брата. И города оставлялись жителями, и вместо них населялись горы и холмы, и долины, и пропасти, и каменные расселины, поелику люди Божии лучше предпочитали жить со зверьми, нежели с бесовскими служителями. Презирались богатыми людьми села, стяжания, и предпочиталось бегство; расхищались имущества угодниками нечестия; переполнялись благочестивыми темницы и места заключения; вымышлялись судебные процессы и иски. Тогда Бог вывел его на среду, как некоторую звезду, прогоняющую тьму глубокой оной ночи, от юности хорошо научившегося божественному и все опять воздавшего, учителя благочестия, и, до поставления в святители, проповедавшего апостольское учение. И была удивительна и велика добродетель сего мужа. Он не только словом отклонял людей от прелести, но и сам, приходя на судилища, избавлял обидимых, заступаясь за них, препираяся, помогая, давая деньги, часто будучи прогоняем, подражая Иисусу, положившему за нас свою душу. Его ревности устыдились гонители, начальники и судьи; ибо начинают стыдиться противники добродетелей. Мученик был без крови и каждый день умирал с Павлом, с которым говорил: кто изнемогает, и аз не изнемогаю: кто соблазняется, и аз не разжигаюся (2Кор.11:29). Таков был блаженный Филогоний, имевший законную жену и бывший отцом одной дочери. Законное сочетание браком не было для него препятствием к добродетели, но и прежде сего и потом показался он верным строителем. Поэтому и над многими поставил его Святой Дух, сделав его, через избрание архиереев и других Божиих людей, епископом, чтобы он и низложил ереси, тогда возникшие, и посрамил их изобретателя. И он был другим Давидом, сильного злобою, как Голиафа, низлагая Манеса и Маркиона непрестанною пращею слова, – ибо тогда уже прекратились гонения, – дабы этот воин Авраамов, подвизаясь в двух войнах, принял достойную награду за подвиги, и оставил светлое проповедание следующим за ним поколениям. Поэтому, и приняв управление церковью, он не сошел, как Иона, на дно корабля спать или храпеть, и не прилег, и не дал сна очам своим, ни веждам дремания, но, препоясавшись надеждою, мужественно стоял, управляя кораблем благочестия, чтобы он не потонул в волнах еретического моря. Не столько оный Авраам прежде закона поразил воинство пяти царей, когда они вместе с Содомскими пленниками взяли в плен и Лота (Быт. гл. 14), сколько сей великий наш Авраам по благодати поразил евангельским мечем зломудрие еретиков. Не столько Иосиф пропитал пшеницею Египет во время голода, сколько этот новый наш житодавец пропитал все восточные и южные страны словом, услаждающим паче меда и сота. Какой добродетели он не научил своих детей? какой премудрости? какими же чудесами и дарованиями не прославил его раздающий дарования Дух? Ибо, когда, после многих подвигов за благочестие, он преставился и востек к желаемому Христу, то восточные страны восплакались, как лишаемые света. И ныне с апостолами живет новый апостол, с мучениками мученик, чистый сердцем, чистый и душою, с пастырями добрый пастырь, любезный стаду и страшный волкам.

Таков был блаженный Филогоний, так делами подтверждал слово и словом показывал дело. Ему и мы будем подражать: юные – его подвигам в юности и стремлении к добродетели; старые – его премудрости в старости и его чистоте в брачной жизни, и странноприимству. Ибо он и девству сожительствовал достойно, и честный брак почтил, и архиерейство прославил.

Научитесь и вы помогать обидимым и избавлять от напасти, ходатайствовать за сирот, оказывать заботливость о вдовах и душу свою полагать за братию свою. Он с мучителями препирался за обижаемых; ты же не мучителей, но христиан будешь просить за терпящих несправедливость. И он, умоляемый всячески, послушает тебя, устыдившись твоей добродетели, и похвалит и возлюбит тебя. Ибо и он есть человек и послушается обличения совести и впоследствии возблагодарит тебя за то, что ты столько помог ему, избавив его от такой пропасти. Ибо какая пропасть хуже той, чтобы брата томить несправедливо? Ибо, если пророк произнес горе напаяющему брата своею пития мутнаго, то есть соблазна; то как не будет ожидать геенская пропасть того, кто мучит так открыто и немилосердно? Посему умоляю вашу любовь, чтобы вы приучились любомудрствовать, дабы вы, как сыны света, прошли добрыми делами, сретили Владыку, грядущего соединить земное с небесным. Во второе же и страшное Его пришествие мы услышим оный божественный глас: приидите благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам царствие от сложения мира (Мф.25:34). Богу нашему слава ныне и всегда.

Во вторник сырной недели иже во святых отца нашего Василия Великого архиепископа Кесарии Каппадокийской беседа200

Слышали ли вы слова апостола, которые он говорит Солунянам, предписывая закон для целой жизни? ибо учение преподано тем, кои всегда были с апостолом, польза же учения касается жизни всех людей. Всегда радуйтеся, – говорит он, – непрестанно молитеся, о всем благодарите (1Сол.5:16, 5:18). Что значит радоваться? Какая от того польза? Как возможно совершать непрестанную молитву и воздавать благодарение Богу за все? – Об этом, по мере возможности, поговорим несколько после. Предварительно же нужно нам заняться тем, что возражают противники, клевеща, будто предписанное законом невозможно. Что за добродетель, – говорят они, – проводить день и ночь и в излиянии души, веселясь и радуясь? Да и как возможно исполнить это, когда окружают нас тысячи не от нас зависящих бедствий, производящих в душе нашей невольную печаль, среди коих радоваться и благодушествовать еще более невозможно, чем сожигаемому не чувствовать боли и пронзаемому не мучиться?

А может быть, иной и из предстоящих здесь, болезнуя сею немощью рассудка, в извинение своих грехов представляет такие же предлоги и, нерадя о соблюдентт заповедей, дерзает обвинять законодателя, будто он предписывает невозможное. Можно ли мне, – скажет он, – всегда радоваться, когда причины радости – не во мне? Ибо то, что производит радость, вне нас, а не в нас находится, как то: прибытие друга, свидание с родителями после долгой разлуки, приобретение богатства, почести от людей, исцление от тяжкой болезни, и прочее благоденствие жизни, изобилие в доме, богатый стол, любезные собеседники, доставляющие удовольствие известия и зрелища, здоровье близких родственников и благоуспешное течение их жизни во всем прочем. Ибо прискорбны нам не только нас самих постигающие огорчения, но и все то, что причиняет горесть друзьям и сродникам нашим. А потому радость и душевное самодо- вольствие, по необходимости, слагаются из всех этих случаев. И сверх сего, когда случается видеть падение врагов, поражение наветников, возвышение благодетелей, и одним словом, когда и в настоящем нет ничего затруднительного, и ожидаемое нимало не возмущает жизни нашей: тогда может быть радость в душе. Итак, для чего же дана заповедь, исполнение которой не в нашем произволении, но бывает следствием других вышеозначенных причин? Да как и молиться буду непрестанно, когда телесные нужды необходимо обращают на себя помышление души, и невозможно, чтобы мысль в одно время делилась между двумя заботами?

Но мне повелевает (апостол) и благодарить за все. Уже ли благодарить, когда меня привязывают, бьют, растягивают на колесе, выкалывают глаза? Уже ли благодарить, когда ненавистник наносит мне бесчестные удары, когда цепенею от стужи, мучаюсь голодом, когда привязан я к дереву, когда внезапно лишился детей, или лишился и самой жены, когда от кораблекрушения внезапно потерял достаток, попался на море разбойникам, или грабителям, когда я в ранах, оклеветан, стал нищим, живу в темнице? Все сиe и еще многое другое собирают вместе обвиняющие законодателя, думая оправдать себя в грехах тем, что предписанное нам невозможно.

Что же скажем на cиe? То, что апостол имеет в виду другое и пытается души наши возвести от земли на высоту и ввести в небесный образ жизни, а они, не постигая великой мысли законодателя, и вращаясь около земли и плотских похотей, как черви около грязи, требуют возможности исполнять апостольское предписание. Он же приглашает всегда радоваться, но не всякого, а такого, кто подобен ему самому, не живет во плоти, но имеет живущего в себе Христа. Ибо общение с высочайшим из благ никак не допускает сочувствия тому, что беспокоит плоть: но хотя и рассекается плоть, расторжение связи остается в страждущей части тела, pacпространение же боли не может доходить до умной силы души. Ибо, если, по апостольскому совету, умертвили мы уды, яже на земли (Кол.3:5), и носим мертвенность Иисусову в теле (2Кор.4:10); то необходимо, чтобы и удар, нанесенный умерщвленному телу, не доходил до души, которая отрешена от общения с ним. Бесчестие же, и потери и смерть ближних не будут восходить до ума и возвышенность души низводить до сочувствия здешнему. Ибо, если подвергшиеся бедствиям рассуждают одинаково с человеком, к себе внимательным, то не причинят они скорбей другому, да и сами беспечально переносят приключившееся с ними. Если же живут по плоти, то и в этом случае не подадут причины к печали, но будут признаны жалкими, не столько по тесноте своих обстоятельств, сколько потому, что не исполняют своего долга. Вообще же душа, однажды объятая любовью к Создателю и привыкшая увеселяться тамошними красотами, радости своей и благодушия не пременяет на разнообразное превращение плотских страстей, но скорбное для других в ней увеличивает только радость. Таков был апостол, который благоволил в немощех, в изгнаниях, в скорбях, нуждах (2Кор.12:10), хвалился своею нищетою, находясь во алчбе и жажди, в зиме и наготе (2Кор.11:27); при чем другие скорбят и отрекаются от жизни, о том самом он радуется. Поэтому не понимающие апостольской мысли и неразумеющие, что апостол призывает нас, к жизни ангельской, дерзают обвинить Павла, будто предписывает нам невозможное.

Но пусть узнают, сколько великодаровитый Бог подает нам справедливых побуждений разумно радоваться. Мы из небытия приведены в бытие, сотворены по образу создавшего, имеем разум и слово, составляющие совершенство нашей природы, коими мы познали Бога. Тщательно же изучая красоты творения, по оным, как по некоторым письменам, познаем великий Божий о всем промысл и премудрость. Мы можем различать доброе и худое; самою природою научены избирать полезное и отвращаться вредного. Будучи отчуждены от Бога грехом, снова воззваны к общению с Ним, освободившись кровью Единородного от бесчестного рабства. А надежда воскресения, наслаждение ангельскими благами, царство на небесах, обетованные блага, превосходящие силу разумения и слова, – все это не служит ли достаточной причиной неизреченной радости и всегдашнего веселия? Но думаете ли, что тот, кто пресыщает чрево и упивается, и нежится и покоится на мягком ложе, – тот один проводит жизнь, достойную радости? А я бы сказал, что имеющим ум прилично о нем плакать, ублажать же должно тех, которые настоящую жизнь проводят в надежде будущего века и настоящее выменивают на вечное. Любящие Бога, хотя бы находились и в пламени, как три отрока в Вавилоне, хотя и ко львам брошены будут, хотя и китом поглощены будут, должны и нами быть достойно ублажаемы, и сами проводить жизнь в радости, не скорбя о настоящем, но увеселяясь надеждою на уготованное нам впоследствии. Ибо думаю, что добрый подвижник, вступив на поприще благочестия, мужественно должен переносить удары противников, в надежде славы быть увенчанным. Ибо и в гимнастических упражнениях привыкшие к трудам ратоборства не теряют духа от боли удара, но продолжают борьбу с противником, из желания почести, презирая настоящие труды. Так и у ревнителя добродетели, хотя встретится что-либо скорбное, не омрачит это радости; потому что скорбь терпение соделовает, терпение же искуство, искуство же упование, упование же не посрамит (Рим.5:3–5). Посему и в другом месте апостол повелевает нам в скорби терпеть и радоваться упованием (Рим.12:12). Итак надежда делает то, что радость обитает в душе добродетельного.

Но сей же апостол заповедует нам и плакать с плачущими (Рим.12:15). И пиша к Галатам, он плакал о врагах креста Христова. И нужно ли говорить, что Иеремия плакал, что Иезекииль, по повелению Божию, писал плач князей (Иез.12:10), и что многие святые рыдали? Горе мне, мати! вскую мя родила ecи (Иер.15:10)? И: у люте мне, яко погибе благочестивый от земли, и исправляющаго в человецех несть. И: у люте мне, понеже бых, аки собираяй сламу на жатве (Мих.7:1–2). И вообще, рассмотри каждое слово праведных, и если найдешь, что кто-нибудь из них издает плачевный голос, будь уверен, что все они оплакивают мир сей и эту бедственную в нем жизнь. Увы мне, яко пришельствие мое продолжися (Пс.119:5); ибо он желание имел разрешитися и со Христом быти (Флп.1:23); потому огорчается продолжением сего пришельcтвия, как препятствием к радости. Давид же и в песнях оставил нам плач о друге Ионафане, в котором оплакивал вместе и врага своего. Болезную о тебе, брате мой Ионафане! И: дщери Израилевы, плачите по Сауле (2Цар.1:23, 1:26)! Сего оплакивал, как умершего в грехе, а Ионафана, как человека, который во всю жизнь был с ним в тесной дружбе. И нужно ли говорить о чем другом? Сам Господь плакал о Лазаре (Ин.11:35), плакал и о Иерусалиме (Лк.19:41), и ублажает плачущих (Мф.5:4).

И как, – говорят, – согласить cиe с словами: всегда радуйтеся? Ибо слезы и радость происходят не от тех же причин. Те обыкновенно рождаются от неожиданного впечатления, которое, подобно удару, поражает и приводит в уныние душу, стесняя дыхание в предсердии; а радость есть как бы ликование души, восхищающейся благополучным течением дел. Оттого и перемены в теле бывают различные. У печальных оно бледно, синевато и сухо лицо; а у веселых состояние тела цветущее, вид румяный, душа едва не скачет и не рвется от удовольствия.

На это скажем, что плач и слезы у святых бывали от любви к Богу. Взирая всегда на Возлюбленного и через то увеличивая свою радость, они заботились о судьбе подобных себе, оплакивая согрешающих, исправляя их слезами. Но как стоящие на берегу моря, сострадая об утопающих на море, попечением о бедствующих не утрачивают собственной безопасности: так оплакивавшие грехи ближних не уничтожают тем своего веселия, а напротив еще более оное увеличивают, за слезы о братиях удостаиваясь радости от Господа. Посему блажени плачущии, блажени рыдающии, яко тии утешатся, и яко тии возсмеются (Лк.6:21; Мф.5:4). Смехом же называем не шум, исходящий из челюстей от воскипения крови, но веселость, не растворенную и не смешанную ни с чем печальным. Плакать же апостол дозволяет с плачущими потому, что эти слезы бывают как бы семенем и залогом вечной радости. Востеки мыслью и созерцай ангельское состояние? Прилично ли им другое какое состояние, кроме радости и благодушия о том, что сподобились предстоять Богу и наслаждаться неизреченною красотою славы Создавшего нас? К сей-то жизни побуждая нас, апостол заповедал нам всегда радоваться.

О том же, что Господь плакал о Лазаре и о городe, можем сказать, что Он и вкушал и пил, не Сам имея в том нужду, но тебе указывая меру и предел в необходимых пожеланиях души. Так он и плакал, чтобы исправить излишнюю чувствительность и малодушие склонных к сетованию и слезам. Ибо как все иное, так и плач требует соразмерности с разумом, т. е. о ком, сколько и когда нужно плакать. А что слезы Господни были пролиты не по страстному движению, а для научения, это видно из слов Его: Лазарь, друг наш, успе: но иду, да возбужу его (Ин.11:11). Кто из нас оплакивает уснувшего друга, которого надеется вскоре увидеть пробудившимся? Лазаре, гряди вон (Ин.11:43)! и мертвый ожил, и связанный стал ходить. Чудо в самом чуде: ноги связаны пеленами и однако же беспрепятственно движутся! Ибо укрепляющее было сильнее препятствующего. Почему же, намереваясь совершить это, признал настоящий случай достойным слез? Не явно ли, что, во всем поддерживая нашу немощь, в некоторую меру и пределы заключил необходимые страстные движения, предотвращая несострадательность, как нечто зверское, и не дозволяя предаваться скорби и много плакать, п. ч. это малодушно? Посему, пролив слезы над другом, и Сам показал общение с человеческой природой, и нас освободил от излишеств в том и другом, повелевая и не расслабевать в страстных движениях, и не с бесчувственностью встречать скорби. Как Господь терпел голод, по разложении в Нем твердой пищи, и чувствовал жажду, по истреблении в теле влажности, и утруждался от чрезмерного напряжения мышц и жил во время путешествия, между тем как не Божество утомлялось трудом, но тело принимало в себя естественно следующие одна за другой перемены: так допустил и слезы, дозволив произойти естественной для плоти перемене. А эта перемена бывает, когда полости мозга, вследствие скорби наполненные испарениями, через глазные скважины, как бы через водопровод какой, извергают из себя влажное бремя. От сего, при неожиданном прискорбном известии, происходит какой-то шум, трясение и туман, вследствие потрясения, произведенного в голове испарениями, какие поднимает сосредоточение теплоты во внутренности. Потом, думаю, как облако в капли, так и густота испарений разрешается в слезы. От этого огорченные находят некоторое удовольствие в пролитии слез; п. ч. слезами неприметно истощается отягощавшее их. Истину сего подтверждает и опыт; ибо знаем, что многие в безотрадных бедствиях не могли проливать слез, а после сего одних постигали неизлечимые болезни, неистовство, или исступление ума, а другие даже и умирали; п. ч. сила их, как слабая подпора, сокрушалась под тяжестью скорби. Это можно видеть на пламени, когда оно гаснет от собственного дыма, если дым не выходит, но кружится около пламени. Тоже, говорят, бывает и с жизненною силою: она истаевает и угасает от огорчений, когда нет им выхода наружу.

Поэтому слезливые не должны представлять в оправдание своей слабости слезы Христовы. Как пища, которую вкушал Господь, должна служить для нас не поводом к сластолюбию, а правилом воздержания и умеренности: так и слезы предложены нам не в закон для плача, но в самую пристойную меру и в точное правило, по которому мы должны, оставаясь в пределах естества, переносить скорби честно и благопристойно. Посему ни женщннам, ни мужчинам не позволяется много сетовать и плакать, но можно опечалиться несколько во время скорби и пролить немного слез, притом безмолвно, без вопля и рыдания, не раздирая на себе одежды, не посыпая себя пеплом, без всяких других подобных неблагопристойностей, допускаемых людьми, несведущими в небесном. Ибо тому, кто очищен божественным учением, должно оградиться правым словом, как твердою стеною, и мужественно и терпеливо отражать от себя нападения таковых страстей, а не с малодушием и уступчивостью принимать в душу бесовский поток, как бы вливающийся в какое-нибудь низменное место. Ибо душе слабой и нимало не укрепляемой надеждою на Бога свойственно чрез меру надрываться и падать под тяжестью скорби. Как черви чаще заводятся в более мягких деревьях, так и печаль зарождается в людях более изнеженных. Но уже ли адамант был Иов по терпению? Уже ли из камня сделана была его утроба? В короткое мгновение времени умерли у него десять детей, сокрушенные одним ударом в дому веселия, во время наслаждения, когда диавол обрушил на них дом. Видит он трапезу, смешанную с кровью; видит детей, рожденных в разные времена, но постигнутых общим концом жизни. Он не плачет, не терзает волос, не издает какого-нибудь немужественного гласа, но произносит это славное и всеми воспеваемое благодарение: Господь даде, Господь отъят: яко Господеви изволися, тако бысть: буди имя Господне благословенно (Иов.1:21). Не безчувственный ли он человек? Но как он сам о себе говорит: аз о всяком немощнем восплакахся (Иов.30:25)? Но не солгал ли он, говоря cиe? Но о нем свидетельствует истина, что при других добродетелях был и истинен: человек, сказано, непорочен, праведен, благочестив, истинен (Иов.1:1). А ты плачешь, напевая какие-то песни, сложенные для грусти, и унылыми напевами стараешься томить свою душу. И как лицедеям свойственно переодеванье и наряд, в котором являются на зрелище: так думаешь, что и у плачущего должны быть приличный вид, черная одежда, всклокоченные волосы, в доме темнота, неопрятность, нечистота, лицо унылое, чтобы рану скорби постоянно сохранять в душе незаживленною. Предоставь поступать так не имеющим упования. А ты научен о почивших во Христе, что сеется в тление, возстает в нетлении; сеется в немощи, возстает в силе; сеется тело душевное, востает тело духовное (1Кор.15:42–44). Для чего же плачешь о том, кто пошел переменить одежду? Не плачь и о себе, если ты лишился какого-нибудь помощника в жизни; ибо сказано: благ есть надеятися на Господа, нежели надеятися на человека (Пс.117:8). И не сетуй о нем как о потерпевшем бедствие; ибо в скором времени его пробудит небесная труба, и ты увидишь его предстоящим судилищу Христову. И так оставь сии малодушные и невежественные возгласы: «увы, какое неожиданное несчастие!» или: «кто бы подумал, что это случится?» или: «когда ожидал я, что покрою землею любезнейшую для меня главу!» Такие слова, если слышим и от другого, должны приводить нас в стыд, потому что и памятованием прошедшего, и опытами в настоящем, научены мы необходимости сих страданий естества.

Поэтому ни безвременная смерть, ни другие злополучия, неожиданно встречающиеся, никогда не могут устрашить нас, наставленных в учении благочестия. Например: был у меня сын юноша, единственный преемник имения, утешение старости, украшение рода, цвет сверстников, подпора дома, достигший уже цветущего возраста, – и он-то внезапно умирает, и сделается землей и прахом тот, кого недавно так сладко было слушать, кто доставлял приятнейшее зрелище для очей родителей. Что же мне делать? Раздеру на себе одежду, стану валяться по земле, вопить и жаловаться, покажу себя перед пришедшими похожим на ребенка, который кричит и бьется под ударами? Или, обратив внимание на неизбежность сего случая, на то, что закон смерти неумолим, одинаково простирается на все возрасты и разрушает без исключения все сложное, не буду дивиться случившемуся, не стану сходить с ума, как пораженный неожиданным ударом, издавна будучи предуведомлен, что сам я смертен и смертного имел у себя сына, и что ничто человеческое непрочно и не остается до конца у обладающих? Напротив того, и великие города, знаменитые великолепием зданий и могуществом обитателей, известные по изобилию собственных произведений и обширности торговли, теперь не имеют никаких следов прежней красоты. И корабль, неоднократно спасавшийся на море, совершавший тысячу раз быстрое плавание и приносивший купцам тысячи грузов, исчез от одного порыва ветра. И воин, много раз одолевавший врагов в битвах, с переменой счастья, стал жалким зрелищем и притчею. Даже целые народы и острова, достигшие великого могущества, и на суше и на море воздвигнувшие себе множество победных памятников, собравшие великие богатства от военных добыч, или поглощены временем, или, быв пленены, свободу переменили на рабство. И вообще, какое ни назовешь величайшее и несноснейшее зло, в человеческой жизни бывали уже предшествовавшие ему примеры.

Поэтому, как тяжести различаем по наклонению весов, и различие золота пробуем о камень: так, приводя себе на память указанную нам Господом меру, никогда не выйдем из пределов деломудрия. Итак, если когда случится с тобою что-либо неприятное, прежде всего, настроив свои мысли, не подвергайся смущению, а потом упованием на будущее облегчай для себя настоящее. Как больные глазами, отвращая взоры от предметов, слишком блестящих, успокаивают их, останавливая на цветах и зелени: так и душе надобно не смотреть непрерывно на скорбное и не заниматься настоящими горестями, но возводить взор свой к созерцанию истинных благ. Так в состоянии будешь всегда радоваться, если жизнь твоя всегда обращена будет к Богу, и упование на воздаяние облегчит житейские скорби. Обесчещен ты? но взирай на славу, какая уготована за терпение – на небесах. Нанесен тебе убыток? но взирай на небесное богатство и сокровище, которое собираешь себе добрыми делами. Изгнан ты из отечества? Но имеешь отечество небесное Иерусалим. Лишился ли чада? Но имеешь ангелов, с которыми будешь ликовать пред престолом Божиим и возвеселишься вечным веселием. Так противопоставишь настоящим горестям ожидаемые блага, соблюдешь душу свою безпечальной и невозмущенной, к чему призывает нас закон апостольский. И счастливое течение дел человеческих да не производит в душе твоей неумеренной радости, и скорби да не унижают ее бодрости и возвышенности унынием и стеснением. Ибо кто предварительно не приучился смотреть так на дела житейские, тот никогда не будетъ жить без треволнений и смущений. А в этом удобно успеешь, ежели будешь иметь своею спутницею заповедь, которая советует тебе всегда радоваться, станешь отстранять от себя беспокойства плоти, собирать же душевные веселия, восходить выше ощущения настоящего, устремлять мысль к надежде вечных благ, о которых и одного представления достаточно, чтобы наполнить душу веселием и поселить в сердцах наших ангельское радование, о Христе Иисусе, Господе нашем, Которому слава и держава во веки веков. Аминь.

Отдел второй. Выписки и поучения о разных предметах и на разные случаи

Из слова Златоустого о покаянии, и Ахаве царе, и о пророке Ионе201

Сказал Бог Ионе: поди, возвести в городе Ниневии великом, где живет сто двадцать тысяч человек, исключая жен и детей, что еще три дни, и Ниневия превратится (Ион.3:4). Зная человеколюбие Божие, Иoнa не хотел пойти; но что делает? Предается бегству. Куда бежишь, Иона? В иную ли землю уходишь? Но Господня земля и исполнение ея (Пс.23:1). Или в море идешь? Но того есть море, и Той основа е (Пс.94:5). Или на небо? Но разве не слышал ты, что говорит Давид: узрю небеса, дела перст Твоих (Пс.8:4). Но, несмотря на это, он, объятый страхом, убежал по-видимому; потому что на самом деле некуда убежать от Бога. Но когда море выбросило его, он пришел в Ниневию и проповедывал, что еще три дни, и Ниневия превратится. А что действительно он предался печали, имея в мыслях то, что Бог по человеколюбию раскается о зле, еже глаголаше сотворити им (Ин.3:10), и что он явится лжепророком, это показывает сам он. Проповедав в Ниневии, – говорит он, – вышел он из города и наблюдал, что будет. Когда же увидел, что три дня прошли, и нигде не случилось ничего, чем угрожал он, тогда возвращается к прежней своей мысли и говорит: Не сия ли убо словеса моя, яже глаголах, яко милостив Господь и долготерпелив, и каяйся о злобах человеческих (Ион.4:2).

Слово Иоанна Златоустого о трусе земнем202

Видели ли Божию мощь? Видели ли вы Божие человеколюбие? Силу в том, что Бог потряс вселенную; человеколюбие в том, что падающую ее остановил; а лучше в том и другом и силу и человеколюбие: человеколюбие, потому что Он поколебал вселенную и утвердил ее; силу в том, что Он колебавшуюся и готовую упасть восстановил. Но хотя землетрясение миновало, – страх пусть остается. Колебание-то прошло; но благоговение пусть не проходит. Три дня мы молились, но да не кончится тем наше усердие. Ибо из-за нерадения нашего и землетрясение. Вознерадели мы, и вызвали землетрясение; поусердствовали, и отклонили гнев (Божий). Не вознерадим же опять, чтобы опять не вызвать гнева и наказания! ибо Бог не хочет смерти грешника, но еже обратитися и живу быти ему (Еез.33:11). Видели ли вы бренность человеческую? Когда было землетрясение, я размышлял сам с собою: где хищничество? где любостяжание? где могущество? где высокомерие? где господство? где угнетения? где разграбления бедных? где тщеславия богачей? где власть начальников? где угрозы? где страхи? В одну минуту времени все, как паутина, расторглось, все это расстроилось, был плач в городе, все бежали в церковь. Подумайте, что было бы с нами, если бы Богу угодно было все ниспровергнуть? Говорю это для того, чтобы непрестанно жив был в вас страх от случившегося и остепенял умы. Потряс Он, но не ниспроверг; потому что, если бы захотел ниспровергнуть, то не потряс бы. Но так как Он не захотел; то землетрясение предварило, как глашатай, предвозве- щающий всем гнев Божий, чтобы мы, от страха сделавшись лучшими, отклонили от себя наказание на деле. Так поступил Он и с иноплеменниками: еще три дни, и Ниневия превратится (Ион.3:4). Зачем же не превращаешь? Грозишь ниспровергнуть: зачем же не ниспровергаешь? Потому что не хочу ниспровергнуть. Для чего же говоришь? Чтобы не сделать того, что говорю, пусть словом предупреждено и отвращено будет дело. Еще три дни, и Ниневия превратится. Тогда говорил пророк, а ныне издают голос стены. Говорю я это и не перестану говорить и бедным и богатым: подумайте, как велик гнев Божий, и как все Ему легко и удобно, да отстанем наконец от грехов. Ибо если в короткое время землетрясение так сокрушило душу и ум каждаго, так поразило каждого из нас и потрясло основания земли: то помыслите, – в тот страшный день, когда не одна минута времени, но потоки огня и грозный гнев, и силы, влекущие на суд, и страшный престол, и нелицеприятное судилище, и дела каждого предстанут пред очи, и никто не будет заступником, ни сосед, ни ритор, ни сродник, ни брат, ни отец, ни странник, ни другой кто, – что тогда будем делать? Навожу на вас страх, чтобы устроить ваше спасение. Острее железа я делаю учение, дабы каждый из вас, имеющий язву, освободился от нее. Не всегда ли я говорил, и ныне говорю, и не перестану говорить: доколе будете привязаны к настоящему? Ко всем говорю, но особенно ко всем недужным и не внимающим тому, что говорится. Впрочем, слово полезно тому и другому: больному для выздоровления, здоровому для избежания болезни. Доколе богатство? доколе великолепие в постройке домов? Вот пришло землетряceниe: к чему же приходилось богатство или труд? ибо то и другое пропало: погибло имущество вместе с владетелем, дом вместе с строителем. Город сделался общим всех гробом, гробом, устроенным не руками мастеров, но несчастным случаем. Где богатство? где хищения? где неправедные прибытки? Видите ли, что все это ничтожнее паутины?... Ибо если иные страшились по причине землетрясения, то я страшился за причину его. Поняли ли вы, что я сказал? Другие боялись, чтобы не обрушился город, и чтобы мы не умерли; а я говорил: о горе! ибо Владыка наш гневается! потому что не умереть страшно, но страшно разгневать Владыку. Поэтому я не землетрясения ради боялся, но за причину землетрясения: ибо причина землетрясения есть гнев Божий, а гнева Божия – грехи наши. Никогда не бойся наказания, но бойся греха, пораждающего наказание. Трясется город? Что же? пусть только не поколеблется твоя душа. Так и в рассуждении болезней и ран, мы оплакиваем не тех, которые лечатся, но неизлечимых, страдающих телесным недугом. Ибо грех есть тоже, что болезнь и рана; и наказание – тоже, что сечение и врачевание. Поняли ли, – что говорю? Внимай! ибо я хочу преподать наставление, исполненное любомудрия. Зачем оплакиваем мы наказываемых, а не согрешающих? ибо такое великое зло есть грех.

Но скажешь мне: какая польза от слов твоих? Есть польза, если кто слушает меня, если и один послушает меня. Я делаю свое; ибо сеятель сеет. Вышел сеятель сеять семена свои: и одно пало подле дороги, другое на камень, иное упало на терние, а иное на добрую землю (Мф.13:3–8). Три части погибли, одна только сохранилась. И хотя три части погибли, однакоже он не отстал от земледелания; но, так как одна часть сохранилась, то и не переставал он трудиться над землею. И ныне невозможно, чтобы семя, повергаемое в таком множестве, не принесло приплода. Если и не все послушают, половина послушает; не половина, так третья часть; не третья, так десятая; не десятая, так хоть один послушает, лишь бы послушал. Да будет же всем нам, принявшим семя словесное, подобно доброй земле, принести плод: одному 30, другому 60, иному 100, дабы, украсившись плодами, возрадовали Господа нашего Иисуса Христа. Он Сам возвеселит вас в царстве Своем в безконечные веки. Аминь.

Слово Святого Иоанна Златоустого о молитве203

Невозможно человеку вступить в беседу с Богом без содействия Святого Духа, но при этом содействии возможно приступить к делу, преклонить колена и молиться. Ибо великое и важное дело – беседовать человеку с Богом. Для того Он и благодать Святого Духа излиял на нас, чтобы укрепить нас, поощрить и научить величию чести. А когда ты узнаешь, что беседуешь с Богом, и получил содействие Святого Духа; то, совершая молитву, не дашь диаволу никакого доступа к себе. Ибо как беседовавший с Царем и насладившийся кроткой его беседы, не захочет вступить в беседу с попрошайками и людьми негодными: так и беседующий с Богом и молящийся Ему не захочет слушать диавола. Ибо поистине преданный похотям служит диаволам и подражает их безумию, и наоборот, соблюдающий воздержание и правду живет с ангелами и подражает их совершенству. Я думаю, что молитвы суть жилы души. Ибо в самом деле, как тело скрепляется жилами, стоит и движется, и если кто перережет их, то разрушает все тело: так и душа сохраняется, стоит и с усердием шествует по пути благочестия. Если же она лишена будет молитвы, то становится как рыба, когда ее вытащат из воды. Ибо как для рыб вода есть источник жизни, так для тебя, человек, молитва, потому что она дает тебе возможность возлететь, подняться выше небес и приблизиться к Богу. Сказанного уже достаточно для того, чтобы показать силу молитвы; однако лучше обратиться к священному писанию и из слов Христа узнать богатство, какое доставляют молитвы тем, которые хотят проводить в молитвах всю жизнь. Глаголаше же и притчу к ним, яко подобает всегда молитися к не стужати си. Судия бе некий в некоем граде, Бога не бояся и человек не срамляяся. Вдова же некая бе во граде том: и прихождаше к нему, глаголющи: отмсти мене от соперника моего. И не хотяше на долзе времени. Последи же рече в себе: аще и Бога не боюся и человек не срамляюся: но зане творит ми труды вдовица сия, отмщу ея, да не до конца приходящи застоит мене. Рече же Господь: слышите, что судия неправды глаголет? Бог же не имать ли сотворита отмщение избранных своих, вопиющих к нему день и нощь, и долготерпя о них? Глаголю вам, яко сотворит отмщение их вскоре (Лк.18:1–8). О братие, поищем премудрости, сокрытой в словах Духа, попытаемся соответственно нашей силе, сколько возможно для нас. Ибо живущие на море, ныряя в самую глубину, выносят на землю драгоценные камни. А мы, раскрыв бездну божественного писания, спустимся, сколько можем, в глубину (духовной) премудрости, чтобы извлечь для себя доброе сокровище, украшающее наши души лучше, чем блестящий венец главы царей. Ибо красота их ограничивается пределами настоящей жизни и увядает; а кто венчает душу словами Духа, тот и ныне проводит безопасно жизнь, и по окончании жизни с дерзновением приступит к судищу Христову, будучи полон добродетелей и свободен от всякого зла. Итак, что же мы теперь принесем вам из глубины писания, не самой глубины достигая, но спускаясь настолько, насколько возможно? Итак Христос, располагая нас к молитве и желая показать нам пользу от нее для наших Душ, представляет судью неправедного, который отвергнул всякий стыд от глаз и изгнал Божий страх из души. И достаточно было бы представить лицо справедливого и милостивого человека, сравнить его милосердие с человеколюбием Божиим и показать силу молитвы. Ибо если человек добрый и кроткий милостиво принимает просящих, то кольми паче Бог, которого неизмеримое человеколюбие непостижимо не только для нашего ума, но и для самих ангелов. Итак, достаточно было бы, как я сказал, представить лицо праведника; но Он представляет судию человеком жестоким, нечестивым и бесчеловечным, который ко всем жесток, а к умоляющим его снисходителен и кроток, дабы ты знал, что молитва даже и злую волю преклоняет на милость. Для чего это сделал Христос? Для того, чтобы все познали силу молитвы. Для того Он сделал это, чтобы, когда вдовицу поставит пред оным жестоким и покажет его, против обычая, человеколюбивым, от этого неправедного обратиться к своему Отцу, благому и кроткому человеколюбцу, который препобеждает беззакония и прощает грехи, подвергается ежедневно хулению и терпит без злобы. Смотри же, какая честь воздается диаволам, а Ему Самому многие оскорбления, и Сыну Его хульные слова! но подвергаясь таким хулениям, Он с кротостью терпит. Если Он увидит, что кто-либо с подобающим страхом припадает к Нему и кается, то не помилует ли его скоро? Слышите, – сказал Он, – что судия неправды глаголет? аще и Бога не боюся, и человек не срамляюся, но зане творит ми труды, отмщу ея. Что говорит? чего не возможет страх, то возможет молитва? И очень. Ибо ни угрозы, ни страх наказания не устрашили человека, а вдовица, пришедши с просьбой, смягчила этого жестокого человека. Как же нужно думать о Человеколюбце, если вдовица, припавши, смягчила такого жестокого человека? Какое же снисхождение и челове- колюбие окажет нам Бог, который желает только миловать нас, а наказывать никогда, который угрожает нам наказаниями по великому человеколюбию и уготовал для нас великие почести? Есть и надежда, и страх, и почести: тем Он поощрает к добродетели, а страхом отклоняет от злых дел. Не могу я оторвать своей мысли от судии неправедного, усматривая в кротости его необычной святое Божие человеколюбие. Ибо тот, кто никогда не хотел делать добра, так внезапно переменился, что помиловал просящую его. Смотри, какую нам помощь приносят с неба молитвы! Итак, если кто познает могущество и силу честных молитв, тот легко увидит, какими благами наслаждаются всякий день и час те, которые никогда не забывают Бога. Ибо кто не знает, что свет солнца, луны и звезд, и благорастворение воздуха, и богатство, и жизнь, и бесчисленные блага дает Он одинаково всем людям, и праведным, и грешным, по своему великому милосердию, которое Он оказывает нам? Итак, если Он так милует нечестивых и не молящихся Ему и не просящих у Него; то каких благ насладятся те, которые всю жизнь свою усердно молятся Ему!

Иоанна Златоустого поучение, яко лепо есть нам всякого человека миловати204

Слыша это, умоляю вас, будем слушать святых. Ибо всякий верный свят потому, что он – верный: хотя бы и мирянин был, свят и он. Святится бо муж неверен о жене верне, и святится жена неверна о мужи верне (1Кор.7:14). Видишь ли, как вера дает тебе освящение? Посему, если и мирянина увидим в беде, то прострем к нему руку, а не об отшельниках только будем заботиться. Ибо и миряне святы жизнью и верою, святы и верою, и чистою жизнью. Не тогда только посетим темницу, когда увидим в ней чернеца; но свят и этот брат. Какое тебе дело, если он будет нечист или какой-либо нехороший человек? Послушай, что Христос говорит: не осуждайте, – сказал Он, – да не осуждени будете сами (Мф.7:1). Но ты сотвори Бога ради. Зачем тут, – говорю я, – разбирать? но хотя бы и язычник был в беде, то нам должно и ему сотворить добро, и вообще всякому человеку, находящемуся в беде, а тем более верному, и ему преимущественно. Ибо послушай, что Павел говорит: да делаим благое ко всем, паче же к присным в вере (Гал.6:10). Но я не знаю, откуда это явилось у нас и откуда взятъ этот обычай, чтобы только искать чернецов и спрашивать о них и им одним делать добро. Истинная же милостыня состоит в том, чтобы творить ее осужденным и нечистым и приносить утешительную пользу грешникам. Чтобы ты убедился в этом из писания, послушай притчи. Человек некий схождаше от Иерусалима во Иерихон, и в разбойники впаде, иже совлекше его и язвы возложше отидоша оставльше едва жива суща. По случаю же священник некий схождаше путем тем, и видев его мимоиде. И пришел некто Самарянин и, употребив много старания, обвязал его раны, помазал их елеем и, посадив на своего осла, привел его в гостинницу. Гостиннику же он сказал: врачуй его! Смотри же, как велика его теплая любовь: еже аще прииждивеши – сказал он, – аз воздам ти. Итак, кто ближний ему из них? Не тот ли, кто оказал ему милосердие? Иди, сказал Господь, – и ты твори такожде (Лк.10:30–37). Но смотри, какую Он сказал притчу. Ибо не сказал, что Иудеянин показал теплую любовь к Самарянину. Итак, слыша это, не будем о присных в вере только пещися, а о прочих не заботиться. Посему, если и ты также увидишь кого-либо жестоко страждущего, то не распрашивай о нем. Ибо если повелено тебе, как сказано, – когда увидишь осла, падшаго под бременем его (Исх.23:5), воздвигнуть его, а не спрашивать, чей он; то тем более не должно спрашивать человека, чей он. Он Божий, язычник ли то, или иудей; но он требует помощи. Ибо если и здоровых не следует спрашивать, ни разузнавать о чужой беде, то тем более не следует спрашивать жестоко страдающих. А так не следует, что когда хорошо кому живется, то мы хорошо о нем и говорим; а если в беде кто и требует помощи, то опять не следует говорить, что он нехорош. Ибо это жестоко и свидетельствует о немилосердии и гордости. Выкупай же обреченных на смерть, не разузнавая, кто они; ибо много убивают и злых людей. Ибо делающий добро другу не Бога ради добро творит, но ради дружбы; а кто – и незнакомому, тот поистине всякое добро творит ему ради Бога. Не жалей имения: если бы тебе привелось все отдать, отдай. А мы, видя удавляемых, и плачущих, и влачимых, и горше смерти жестоко страдающих, а часто несправедливо и без вины, жалеем имения, а не даем им. Ибо и Павел повелел в кротости наказывать противныя: еда како даст им Бог покаяние в разум истины: и возникнут от диявольския сети, живи уловлени от него, в свою его волю (2Тим.2:25–26). Как и слово об Иове поучает тебя долготерпению? И мы, подражая ему, ни в чем не будем отчаиваться; ибо и рыбари, много раз закидывая сети, ничего не поймали, наконец, закинувши, поймали все. Также и мы будем надеяться, что внезапно придет к нам зрелый плод. Ибо и земледелец ждет один день, и другой, и много времени ждет, и внезапно увидит возрастающую ниву. Тоже и с нами будет. Будем же надеяться на будущее, благодатью Господа нашего Иисуса Христа, с Которым Отцу слава, честь и держава со Святым Духом, ныне и всегда и в бесконечные веки.

Евангелие от Луки о богатом и о Лазаре205

Притча о богатом и о Лазаре весьма полезна к бедным и богатым. Богатые будьте милостивы, чтобы не пострадать всего того, что и оный богач. И бедные, благодаря Бога, терпите скорби, дабы сподобиться того, чего и Лазарь нищий. Был, сказано, – Лазарь в Иерусалиме, весьма бедный и одержимый тяжкою болезнью, которого Господь привел в притчу для других. Был же и некто богач, облачавшийся в порфиру, предлагавший роскошный стол, имевший сосуды кованные и каждый день делавший пиры. А где же имя богача? Нигде в писании нельзя найти: слово это касается всех скупых богачей. Какую имел славу и богатство, а у него нет и имени! Какое же это богатство? Это – дерево, красующееся листьями, но не имеющее плода. Был же некто нищий, по имени Лазарь: больной и покрытый ранами, лежал он в воротах богача, желая насытиться крохами, которые подбирали псы; не имел он врачей, но псы облизывали гной его. Находясь в таковых бедствиях, Лазарь не возроптал, не осудил немилосердия и скупости богача, и при смерти удостоился такой почести, что ангелами отнесен был в царствие. Умер же и богач и был похоронен. Ибо в самом деле, когда он был жив, душа его выкопана была, как и могила, принявшая тело. Умерши же, в ад низводится и будучи в муках, возведши очи свои, увидел издалека Авраама и с ним Лазаря и, воскликнув, сказал: отче Аврааме, помилуй мя и посли Лазаря, да устудит язык мой: яко стражду во пламени сем (Лк.16:23–24). Почему же он видел Лазаря не у другого праведника, но у Авраама? Ибо Авраам был гостеприимен – он, и мимоходящих увлекал в дом свой, а этот пренебрег и лежавшим в дому его. Авраам отвечал ему: Чадо! восприял ecи благая твоя в животе твоем. Посмотри на любомудрие праведника! Не сказал: бесчеловечный, жестокий и всезлобный! но сказал: вспомни, что за малое добро ты получил в жизни большое богатство и славу, а Лазарь за малые грехи претерпел бедствия; ныне же он утешается, а ты мучаешься в пламени. И над всеми сими между нами и вами пропасть велика утвердися. Это показывает, что грешные отделены от праведных; ибо различно было направление их воли, и это известно, что обидчик увидит обижаемого, в какой он будет славе.

Рече же: молю тя убо, Аврааме отче, да послеши его в дом отца моего: имам бо пять братий, яко да засвидетельствует им, да не и тии приидут на место сие мучения (Лк.16:27–28). Так как он не успел в просьбе за себя, то просит за других. Глагола ему Авраам: имут Моисея и пророки, многих учителей. Богач же сказал: ни, отче! потому что сам, слушая писание, не веровал и слова его считал за басни, и как сам не слушал писания, то по собственному опыту судил и о братьях, говоря: но аще кто от мертвых идет к ним покаются. Таковы ныне суть те, которые говорят: кто сказал о том, что во ад? кто оттуда пришел и сказал нам? Но послушаем слов Авраама: аще Моисея и пророков не послушают, и аще кто от мертвых воскреснет, не имут веры (Лк.16:31). Истину этого доказали иудеи: так как они не послушали писаний, то не уверовали и тогда, когда видели мертвых воскресшими, но искали убить и Лазаря, которого Христос воскресил из мертвых. И во время распятия, когда многие восстали из мертвых, они поступали еще лютее, потому что нападали на апостолов, проповедающих Христа. Ибо, если бы отсюда была польза для веры, то Господь творил бы часто; но теперь полезнее всего узнавать истину из писания. И если бы мертвые восставали, то диавол многих бы обольстил своими призраками. А нам Господь дал для уверения писание, как свет, просвещающий всякого. Диавол ничего такого не может вымыслить: писание обнаружит все сети врага, и слушая писания, мы получим спасение, не домогаясь воскрешения мертвых. Лоно же Авраама означает царствие небесное, в котором праведники водворяются в свете вечном, постоянной радости; жилища же грешных находятся в далеком расстоянии.

Иоанна Златоустого слово о страхе Божии и о покаянии и о посте и о среде и о пятце206

Братия, слушая сладкое учение Павла, раскройте сердца и уши и, восприняв на нивы души благоплодное духовное семя, насытимся духовной сладости, как он учит нас, говоря: Плод духовный есть любы, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера. И кто эту веpy соблюдет, на таковых несть закона; ибо они Христу распяли плоть свою (Гал.5:22–24). И еще сказал: тверды будьте в вере, постоянны, избыточествующе во всяко дело благо, творя святыню в страхе Божии: сеяй бо о благословении, о благословении и пожнет жизнь вечную (2Кор.6 и 8; Гал.6:8). Постараемся по крайней мере отныне умягчить наши сердечные нивы, чтобы и в нас прозяб доброплодный колос, и чтобы семя не пало как бы при пути, как передает об этом Христос Бог наш, говоря:      Изыде сеяй сеяти семене своего. И когда он сеял, то сеял не разбирая, куда упадет каждое зерно, то есть в богача ли, или в нищего, премудрого, или в простеца, в знатного, или незнатного, но всем одинаково предлагал учение. И егда сеяше, – сказано, – ово паде при пути, и попрано бысть, и птицы небесные позобаша е. Падшее же при пути семя означает, что оно упало в непостоянных и жестокосердых; ибо диавол, пришедши и нашедши их не имеющими веры, восхитит у них доброе слово, да не веровавше спасутся. И павшее на камени, – сказано, – прозяб усше, потому что не имело куда пустить корней. Это означает тех, иже во время веруют, и во время напасти отпадают. А что иное упало в терние и подавлено было, то здесь разумеются те, которые от печали и богатства и сластьми житейскими ходяще подавляются, и не совершают плода. – Другое же, – сказал Господь, – паде на земли блазе и тучной, то есть в добром сердце, которое постоянно орошается слезами и, прозябнув покаянием, приносит стократный плод (Лк.8:5–15).

Мы же поистине – каменистая земля, не приемля душою и не произращаем духовного семени, и только немногим чем отличаемся от истуканов. Ибо Бог сотворил нас способными уразуметь святое и чистое покаяние, и почтил нас свободою, желая, чтобы мы, ревнуя по чистоте ангелам, наследовали царство небесное. Мы же, сделавшись неразумными, сами себя добровольно погубили. Уста имеем, и не отверзаем их на молитву, никогда не говорим ими истины. Уши имеем, но никогда не открываем их для молитвы и для слушания наставлений. Очи имеем, но никогда не возводим их на небо к Богу, но постоянно, как скот, опускаем вниз. Руки также имеем, но тоже никогда не воздеваем их на молитву к Богу, ни ударяем ими в перси о грехах, ни простираем их на подаяние убогим; но они скоры на хищение и кражу. Ноги также запутаны леностью, ослабели к добру, то есть к церкви и поклонам, но быстры на дурные пути и на диавольские игры. Язык также употребляем не на молитву и не на братолюбие, но на клевету и на суетные беседы, вследствие чего приходит гнев Божий на творящих таковое. По этой причине небо затворяется, не пуская дождя, а из-за злой воли отверзается, пуская град и повреждая плоды стужею. По этой причине и различные наказания всегда ниспосылаются нам от Бога. Итак, мы видим, что другие всегда имеют дождь и умножение плодородия, а сами мы наказываемся Богом, и добровольно не желаем нисколько опомниться и отстать от беззаконий наших. Ибо, когда душа очерствеет в греховных злобах, то она ни наставления не слушает, ни боится наказаний Божиих, которые ежедневно посылаются на нас то болезнями и жестоким мором, то ненастьем и градом и стужею. Если же будем исполнять заповеди Господни, то Он не только переменит гнев на милость, но и простит нам грехи и отверзет хляби небесные, даст нам дождь ранний и поздний (Иер.5:24) и избавит нас от всяких болезней и напастей; ибо Он не хощет смерти грешника, но хочет более его жизни и покаяния. Поэтому нужно нам, братия, усердно испытать, каких ради грехов ниспосылаются на нас наказания. Но отстаньте от зла, особенно же от ночных плясок; ибо ничего нет хуже их пред Богом. Но не одни пляски, ненавидит Бог, но и злые и скверные глумления.

Потом же, вы хотите жить как скоты, не различая дней. Но Бог в законе установил, равно и святые апостолы и отцы, в среду и пяток мяса не есть, кроме тех случаев, когда в эти дни будет господский праздник Рождества Христова, или Крещения, или собор Богородицы. Пост же пред Воскресением Христовым ежедневно должно соблюдать со страхом и благоговением, по установлению Господню. Другой же пост мы должны держать, по преданию церковному, до дня апостолов. А кто не хочет соблюдать и поститься, и если мы найдем, что он не исполняет этого, то такого мы будем считать не как христианина, а как язычника. И такой же пост должен соблюдаться пред Успением Богородицы Спасов, и перед Господским днем Рождества Христова.

Праздники же должно соблюдать не работая в оные, но должно собираться в церковь и старым и молодым, и малым и большим. Особенно же должно соблюдать недельный день. Ибо это есть день воскресения Христова и обновления твари всего мира, – и для нашего спасения установлен недельный день. В этот день всем должно воссылать хвалу Богу, не только свободным, но рабам, и скотам, честно праздновать и малому и большому, собираться в церковь на молитву207.

Слыша это, возлюбленные дети, хотя с сего времени будем искать спасения душам своим, очищая себя день ото дня, стараясь превзойти друг друга добротою, как учит нас Господь чрез пророка, говоря: престаните от лукавств ваших, научитеся добро творити, взыщите суда, избавите обидимаго, судите сиру и оправдите вдовицу, и приидите, и истяжимся, глаголет Господь: и аще будут греси ваши яко багряное, яко снег убелю: аще же будут яко червленое, яко волну убелю (Ис.1:16–18). Имея столь милосердного Владыку, не ленитесь, очищая себя, приходить каждое воскресенье в церковь; и не только по воскресеньям, но и ежедневно притекая с миром и нелицемерною любовью, будем освящать себя, попирая гнев, погашая взаимную вражду, удаляясь от всякой скверны, особенно же остерегаясь кровоядения и удав- ленины, и не будем делать другим того, чего себе не желаем. Ибо так предали нам апостолы.

Из шестоднева Севериана Габальского о божестве Иисуса Христа, Сына Божия208

Спроси иудеянина: один ли Бог был, когда Он сотворил небо и землю и все, что находится на ней, и не было ли с Ним Сына, которого мы проповедуем? или, не было ли Духа Святого, Которому Мы покланяемся? Кому Он сказал: сотворим человека (Быт.1:26)? Говорят иудеи, поставленные в затруднение, не могущие изменить столь ясное изречение, что это сказал Он ангелам. Нo спрашиваю я: кто больше – ангелы, или люди? Несомненно, ангелы, и мы меньше ангелов, и ангелы больше. И если Он, творя человека меньшего, потребовал ангельского совета большего; то с кем Он советовался, когда Он творил, по Даниилу, тмы тем ангелов и тысящи тысящ архангелов (Дан.7:9)? Он сотворил тмы тем ангелов и тысящи тысящ архангелов и не потребовал советника или сотрудника, и намереваясь сотворить одного человека, бренного, худого, малого, несовершенного, требует совета? Что такое ангелы: не дух ли, не огонь ли (Пс.103:4; Евр.1:7)? Этим ответом я загражду иудеям уста; и они посрамятся, быв обличены надлежащим образом.

Но поелику мы из писания представили, что Сын есть первоначальный Советник Совета; то послушай и еще и имей веру к тому, что говорится; ибо я хочу опять обратиться к прежнему. Ни еретик, ни иудеянин не смеет сказать, что образ и подобие Бога и ангелов равны между собою. Ибо ужели ангелы были сотрудниками Богу? Нет, они были только слуги Его и пели и благодарили: егда сотворены быша звезды, восхвалиша Мя вси ангели Мои (Иов.38:7). Сотворим человека по образу нашему (Быт.1:26), а не по образам; ибо один есть образ Отца и не иной Сына. По образу нашему, сказано, чтобы показать единосущие. Посему Исаия говорит: и нарицается имя Его велика совета Ангел, Чуден, Советник, Бог крепкий (Ис.9:6). Ибо и Моисей был советник, советовал на горе Богу об Израильтянах, чтобы не побил их Бог; но не говорится, что Моисей – Бог крепкий, ни Чуден, Советник. Чуден ,– сказано, – Советник, Бог крепкий; ибо одному Богу свойственна крепость. И как сказано: аз рех, – бози есте (Пс.81:6): так и много советников. Ибо и Моисею Бог говорит: се дах тя бога Фараону (Исх.7:1). Очевидно, что Моисей не был по естеству Бог, а только укрепляем был Богом. Здесь Сын назван Советником, и справедливо. А в другом месте сказано, что разума Божия никто не знает, кроме Духа Святого: кто бо, – сказано, – весть от человек, яже в человеце, точию дух человтека, живущий в нем? Такожде и Божия никтоже весть, точию Дух Божий (1Кор.2:11). Итак, если дух, находящийся в тебе, чужд твоего существа, то и пребывающий в Боге Дух чужд существа Божия. Посему одна воля, одно хотение, один Совет, едино действие Отца и Сына и Святого Духа.

Святого Анастасия Синайского вопрос: которые согрешения прощаются по смерти службами и молитвами и милостынями, бывающими о усопших209

Ответ. О сем говорит великий Дионисий, что если не тяжки грехи усопшего, то он получает некоторую пользу от того, что совершают за него. Если тяжки и велики, то Бог исключает его. Однако самим нам должно заботиться о своих душах, а не надеяться на отпущение грехов по смерти, ради приношений.

В правилах святых апостолов о службах и молитвах и милостынях, совершаемых за усопших, сказано: это мы говорим о благочестивых; что же касается нечестивых, то, хотя бы ты отдал нищим и богатство целого миpa, то это нисколько не поможет им. Ибо если он при жизни врагом был Богу, то не менее и по смерти. Ибо нет у Бога несправедливости. Праведен Господь и правды возлюби (Пс.10:7). И: се человек и дело его. И: ты воздаси комуждо по делом его (Пс.61:13).

Св. Анастасия Синайского вопрос, – како есть разумети, еже: несть бо благо в человецех, разве иже яст и пиет и покажет души своей благо в труде своем. (Еккл.2:24)210

Толкование. Не телесно есть и пить повелевает Екклезиаст, но духовно, делая заповеди Господни, снедь, пребывающую в жизнь вечную. Мое брашно есть, сказал Господь, да сотворю волю пославшаго Мя (Ин.4:34). Егда же, говорит апостол, яко изнемогаяй, зелиe да яси.

Святого Анастасия Синайского вопрос: чий образ держит Соборная Церковь?211

Из послания Исидора (Пелусиота). Мир священник свыше от престола говорит собранию, подражая возносившемуся на небеса Господу, преподавшему и оставившему мир свой. А то, что народ отвечает И духови твоему, означает следующее: Ты, Господи, даровал нам мир, т. е. взаимное согласие. Даруй же нам мир, т. е. неразрывное соединение с Тобою, дабы мы, примирившись твоим Духом, который вдохнул Ты нам в начале творения, не могли отлучиться от твоей любви. – Чистая же плащаница, простираемая под святыми дарами, есть служение Иосифа Аримафейского. Ибо как он, обвив Господне тело плащаницею, положил во гробе: так и мы, на плащанице освящая хлеб предложения, без всякого сомнения обретаем тело Христово. Лентион же, с которым диаконы участвуют в богослужении, означает смирениe Христа, умывшего и отершего ноги ученикам. Епископский же омофор, сделанный из шерсти, а не изо льна, знаменует кожу овцы заблудившейся, которую Господь нашел и взял на рамо. Ибо епископ, который носит образ Христа, совершая его служение, самим облачением показывает всем, что он есть подражатель Великого Пастыря, и поставлен для того, чтобы носить недуги всех.

О составе тела человеческого и о крещении212

Человек состоит из четырех стихий: из земли, воды, огня и воздуха.

Пять крещений дал Бог человеку: первое – водою и духом; второе – покаяние, то есть исповедание грехов; третье – мучение, то есть очищение кровью своею; четвертое – отречение от мира; пятое – крещение слезами своими.

Из Соборника213

Кто пречистым тайнам, то есть пречистому телу и пречистой крови Господа нашего Ииcyca Христа, приобщает людей и попросит у причащающегося медной монеты или чего-либо другого, тот да будет извержен.

Выписки из разных книг о святых и честных иконах214

И сам Спаситель всех и Владыка Господь, живя еще на земле, напечатлевши на убрусе изображение святого лика Своего, послал оное через Фаддея апостола Авгарю, князю Едесского города; ибо, отерши божественный пот лица своего, Он оставил на убрусе характеристические черты его. Великолепный и славный город Едесский, и доныне сохраняя сей образ, как скипетр царский, хвалится им и величается, так как Христос истинный Бог наш, даровавший городу таковую благодать, совершает в народе чудеса…

Когда однажды Персидский царь Хозрой обложил кругом стену города кострами из масличных дерев и все превратил в пепел; то тогдашний святейший митрополит, видя, что от сильного огня народ может погибнуть, взявши честное изображение богописанного убруса, обошел стены, и сила Божия, исшедши в ветре и сильном дуновении, обратила огонь на врагов и, прошедши, попалила всех, находившихся вблизи, как Халдеев – Ассириян.

Однажды, когда некто с презрением бросил камнем в икону Спасителя, тотчас из его уст вылетела голубица и на место ее влетел ворон: очевидно, вместо Святого Духа вселился в него мрачный диавол, и вместо света он оделся в темный мрак. И в Александрии городе некто, саном епарх (правитель), проходя мимо пресвятой Богородицы, что на паперти великой церкви, часто передразнивал ее и издевался над нею. Однажды, когда он еще не спал, она явилась ему, имея с собой двух евнухов, и велела им растянуть руки и ноги его, – и, когда она святым своим перстом провела по его членам, то отпали составы его рук от чашек и ног от позвонков, как отпадают оторвавшиеся от смоковницы листья. – И другого некоего в том же городе, который отважился на подобное и, будучи преследуем воинами, прибегнул к честной иконе Богоматери, она отвратившись от него в глазах всех, предала, как коварного, на смерть215.

Говорит некто из древних церковников, бывший живописцем, о нерукотворенном образе Владыки, что, когда Господь наш Иисус Христос хотел идти на вольную страсть, когда, показуя человеческую немощь, был видим молящимся и подвизающимся, так что пот Его был яко капли крове, о чем говорит и евангельское слово (Лк.22:44): то один из учеников Его, взяв небольшой убрус, отер капли Его пота, и внезапно отобразился на нем образ боговидного вочеловечения, – и передал его Фоме. И по вознесении Господа нашего Иисуса Христа на небо, он вручен был Фаддею, отправлявшемуся на проповедь, как заповедал ему Христос. Эти писатели говорят о сем Фаддее, что, когда он послан был и шел на проповедь, то прилепил cиe изображение на своем челе, и что им совершались великие чудеса. И все прибегали к нему и веровали в проповедуемого им Христа Бога и крестились, всюду следуя за ним без всякого сомнения и216 без принуждения, в славу Христа Бога нашего.

О святом апостоле и евангелисте Луке, который святое свое евангелие написал для некоего Феофила, веровавшего во Христа, со слов святого апостола Павла, и потом изложил деяния святых апостолов для того же Феофила, говорится, что он прежде всего написал художественным образом лик Пречистой Владычицы нашей Богородицы, носящей на руках Господа нашего Ииcyca Христа, и другие две иконы, и принес их Матери Господней, – угодно ли ей будет это, – и она проглаголала и сказала: «благодать родившегося от Меня и Моя да будет с ним». Он написал также на иконах святые лики святых верховных апостолов, и оттоле началось по всей вселенной cиe доброе и всечестное дело217.

Поучение преп. Иова Почаевского об отречении от миpa и о духовном совершенстве218

Таковых особенно обличает божественный Златоуст говоря: не судите, сказал Господь, – да не судими будете (Мф.7:1). А это многие из неблагоразумных и негодный мирян привыкли делать по невниманию. Ибо, если они увидят, что инок имеет лишнюю одежду, то тотчас указывают ему на владычный закон относительно того, чтобы не иметь двух риз (Мф.10:10), сами каждый день без числа восхищая и лихоимствуя.

И если увидят, что подвижник принимает скудную пищу, то являются еще горшими клеветниками, сами каждый день предаваясь объядению и пьянству; и не разумеют окаянные, что, с этими согрешениями они собирают себе отсюда большой огонь на окаянные свои головы и лишают себя всякого оправдания и прощения.

Закон же Христа и учение Его апостолов даны не монахам только, но и мирянам. Ибо, когда Павел говорит бдяще во всяком терпении и молитве, и плоти угодия не творите в похотех (Рим.13:14); то очевидно, что не к монахам только, соблюдающим писания и проводящим безмолвную и пустынную жизнь, но ко всем, живущим по городам и селам с женами и детьми. Ибо разве должен мирянин иметь что-нибудь больше, чем инок, кроме одного только сожительства с женою? Ибо в этом только он имеет извинение; в остальном же – нисколько, но все наравне с иноком предписано ему делать, – и во всяком случае для него не безопасно преступление всех заповедей.

Поучение преподобного Иова о Каине и Авеле и зависти и злобе219

Каин, прежде чем убил брата, знал, что братоубийство есть зло. А что он знал, что это – зло, послушай, что он говорит: пойдем на поле (Быт.4:8). Для чего, – говорит, – оторвавши брата от отеческого недра, влечешь его в поле? для чего ведешь в пустое место? для чего делаешь беззащитным? для чего удаляешь от отеческого взора? для чего скрываешь дерзкое предприятие, если не боишься греxa? Для чего, и по совершении убийства, когда спрашивают тебя, негодуешь и лжешь? Ибо, когда Бог спросилъ: где есть Авель брат твой? ты сказал: еда страж брату моему есмь аз (Быт.4:9)? Отсюда видно, что (Каин) совершил убийство с ясным сознанием, что оно есть зло. Таким образом, как этот, еще до опыта, знал, что убийство – зло, а еще яснее узнал после, когда подвергся наказанию и услышал – стеня и трясыйся будеши на земли (Быт.4:12): так и отец его (Адам). Bсе мы знаем зло и до совершения его, но яснее узнаем по совершении, а еще яснее, когда терпим наказание. Так и Каин знал и прежде, что братоубийство – зло, но после яснее узнал из наказания220.

Каин убил брата своего Авеля из зависти, так что убийство было следствием зависти; и убил его, взяв его с собою в поле. И что же говорит ему всеведущий Бог? Где есть Авель брат твой? Тот, кто знает все, спрашивает, не по неведению, но чтобы привлечь убийцу к покаянию, сказав: где Авель брат твой? А он отвечал: не вем: еда страж брату моему есмь аз? Пусть так, ты не страж; для чего же убил? Но ты признаешься в том, (что не был стражем брату)? Ты должен бы и беречь его. Что же сказал Бог к нему? Глас крове брата твоего вопиет ко мне от земли. Тотчас обличил его и наложил на него наказание, не столько за убийство, сколько за бесстыдство; потому что Бог ненавидит не столько согрешающего, сколько бесстыдного. Посему и Каин, раскаявшись впоследствии не был Им принят. Ибо что говорит (Каин)? Вящшая вина моя, еже оставитися ми; как бы так сказал: тяжко я согрешил и недостоин более жить. Что же сказал ему Бог? Стеня и трясыйся будеши на земли (Быт.4:12), таким образом определил ему страшное и тяжкое наказание. Не лишаю, – говорит, – тебя жизни, дабы истина не была предана забвению, но делаю из тебя закон, который бы могли все читать, чтобы твое бедствие сделалось учителем любомудрия221. И Каин ходил всюду, как живой закон, как столп движущийся, безмолвный, и однако ж издававший голос звучнее всякой трубы. Никто не делай, – говорил он – того же, что я сделал. Он подвергся наказанию за бесстыдство; осужден за грех, потому что не сам исповедал его, но был обличен в нем. А если бы он исповедал свой грех, то загладил бы его. И знай опять: Каин одним словом загладил бы грех222.

Ибо всякая война жестока, а особенно междоусобная, когда брат восстает на брата, и ненавидит один другого, и еще более раздражает его, а не смягчает его молчанием. Убил некогда Каин брата своего Авеля и пролил кровь брата. Но духовное убийство преступнее этого убийства: чем более родство, тем тяжелее убийство. Ибо он умертвил тело брата, а ты остришь железо на душу брата. Заколол Каин Авеля, но не погасил любви убийством, а еще более возбудил ее; не уменьшил чести закланием, но увеличил ее еще более. Ибо он и по смерти соболезнует: так велика его любовь пред Богом! Когда он был жив, то был рабом твоим, но ты не захотел этого, потому он умер, и сделался для тебя грозным господином. Итак, помышляя об этом, возлюбленные, отбежим далеко от зависти диавольской, погасим злобу и будем оказывать друг другу любовь, чтобы иметь от нее добрый плод и в настоящем веке и в будущей жизни, благодатью и человеколюбием единородного Сына Твоего, с Которым Благословен Ты со пресвятым и благим и животворящим Твоим Духом, ныне и всегда и в бесконечные веки. Аминь.

Поучение преп. Иова против пьянства223

Послушаем с особенным вниманием о воздержании в жизни Иезонии и братьев его. Они были внуки Ионадава, сына Рихава праведного. Их, происходящих от него, Иеремия искушает, как бы от имени Божия повелевая им пить вино. Они сказали, в ответ: не пием вина, яко Ионадав сын Рихавль отец наш заповеда нам, глаголя: не пийте вина вы и сынове ваши до века: и храмин да не соградите, и семене не сейте, и виноград да не будет вам: но в кущах да живете вся дни живота вашего, да поживете дни многи на земли, на ней же обитаете вы. И послушахом словесе Ионадава отца нашего, чтобы соблюсти все это. Посему Бог сказал: Понеже послушаша сынове Ионадава сына Рихавля заповеди отца своего, творити, елика заповеда им отец их....: не оскудеет муж от сынов Ионадавлих сына Рихавля, стояй пред лицем Моим вся дни земли. (Иер.35).

Поучение преп. Иова о семени и сеятеле и слушании слова Божия224

Еже аще сеет человек, тожде и пожнет: яко сеяй в плоть свою от плоти пожнет истление: а сеяй в дух от духа пожнет живот вечный (Гал.6:7–8). Сеющии слезами радостию пожнут (Пс.125:5). Внимайте, братия моя, вспомните написанное: изыде сеяй сеяти семене своего (Лк.8:5). Кто вышел сеять? Добрый домохозяин Господь наш Иисус Христос. Что Он сеял? слово евангельское, святые свои заповеди. Где же Он сеял, в какой земле? В сердцах человеческих, во всех концах мира. Но не все слушают евангельского его гласа, и не все так поступают по нему, чтобы семя Господне, упав на добрую землю, принесло плод, но льстиво принимают слово в лядине и тернии и, пребывая в заботах о богатстве и в житейских похотях, подавляют семя Господне и не приносят плода. Вы же, возлюбленные, расположите свое сердце к принятию евангелия, и пусть не подавляет вашего ума чрезмерное попечение о житейском. Будем заботиться только о необходимом, а не о пище.

Поучение преп. Иова о богатом и о Лазаре225

Итак, богач этот облекался в багряницу и порфиру, веселяся на вся дни светло (Лк.16:19), и восхваляли его сыны века сего, а не ангелы Божии. Лазарь же в струпьях лежал в воротах богача; и желаше насытитися от крупиц, падающих от трапезы богатаго: но и пси приходяще облизаху гной его (Лк.16:21). Лазарь не желал вкусных яств от трапезы богача, но желал только крупиц, которые подбирали псы. И сколько богач был восхваляем и величаем сынами века сего; столько же нищий был уничижаем ими и презираем; но за то ангелы удивлялись его терпению. Итак, когда приблизилась кончина обоим, нищий отнесен был ангелами на лоно Авраамово, а богач ввергнут был в мучение. Смотри, какую пользу принесло богачу богатство, которое он имел, и веселие, которым он веселился на вся дни светло в нынешнем веке?

Мы же, возлюбленная братия, проснувшись, как бы от сна, от усыпляющего пьянства нынешних зол, откажемся наконец от всякой суеты, богатства, и приобретения и мирской нечистоты. Ибо нисколько не принесет нам пользы горделивое богатство, и громадность имения не поможет имеющим его: ни множество предстоящих слуг, красиво одетых и блестящих по виду, ни многочисленность войска, ни власть начальническая, ни похвала человеческая, постепенно обольщающая, ни телесное здоровье, ни изысканное ложе, ни красота лица, ни хитросплетенные языком речи. Ибо все минует, все исчезнет, все потребит моль и покроет земля, – и дела и похоти плотские, и чрез меру суетное наслаждение, и сладкие страсти, и плотский блуд с похотями. И душа, приучившаяся к пьянству, этим наслаждением приобретает себе непрестанное мучение в геенне, где нет освобождения и послабления от лютых мук, нет сожаления и утешения. И это покажет всем оный богач, пировавший в багрянице и шелковых одеждах и ввергнутый в бездну, который, находясь в житии сем временном постоянно на пирах, насладился тленного жития, отдавая предпочтение плоти, и нисколько не позаботился о своей душе. Он постоянно облачался в порфиру и багряницу; расстилались роскошные и драгоценные ковры; и он постоянно имел житейские удовольствия, пылал похотями и беспрестанно угождал плоти. Очарованный ими, он, как раб, всегда терпеливо переносил и исполнял все с усердием, как бездонное море. Даже крупиц от своей трапезы он не дал убогому, покрытому струпьями и брошенному на грязном месте, в воротах богача; он лежал на пищу собакам и мухам. Посему, находясь в аду в мучении и горя в пламени огня, богач изнемогал и взывал, говоря: отче Аврааме, помилуй мя и посли Лазаря, да омочит конец перста своего в воде, и устудит язык мой, жестоко распаленный. Рече же Авраам: чадо, помяни, яко восприял ecи благая твоя в животе твоем. Ты работал плоти, и здесь отдохни от этой работы твоей. Ты не оставил себе елея на земле, но даже и семена все скрыл в утробе своей, свое чрево сделал выше души своей. Посему ты собрал тленную жатву и дела плоти твоей сделал честнее души своей. Ты не был милостив, и не показывай же себя милосердым; ты был человеконенавистник, и нечеловечески мучаешься. Не думай здесь найти для своего утешения что-либо из того, чего ты не послал наперед себя чрез руки убогих. Лазарь же, в скорби и в струпах телесных не искавший кратковременного, ныне утешается и вечно насыщается благами, радуяся и веселяся со всеми святыми. Внимайте, братия, как пища сделалась для оного богача ходатаем бедствия. Ибо сколько он, неистовствуя, усугубил похоти, с увеличением блудного огня: столько там его душа сугубо плакала в бесконечном и вечном мучении, и, рыдая в неутешной печали, взывала: справедливо я страдаю по своим делам; я роскошествовала в кратком времени, и всегда горю в неугасимом огне, в зубовном скрежете.

И посмотри, что случилось. Оба отошли туда, и богач, и бедный. Лазаря приняли ангелы, после псов – ангелы, после ворот богача лоно Авраамово, после голода нескончаемое изобилие, после скорби отрада невозмутимая. А того богача после богатства постигла бедность, после роскошного стола наказание и мучение, после покоя невыносимые болезни. И богач, горя в огне, видит Лазаря на лоне Авраамовом, благополучным, наслаждающимся, и говорит Аврааму: отче Аврааме! Посли Лазаря, да концем перста своего устудит язык мой, яко стражду во пламени. Авраам же сказал: чадо! восприял ecи благая твоя и Лазарь злая своя: и ныне сей утешается, ты же страждеши. И над всеми сими между нами и вами пропасть утвердися, яко да хотящии прейти отсюду к вам не возмогут, ни иже оттуду к нам преходят (Лк.16:24–27). Внимайте, потому что слово об этом полезно; оно устрашает, но и очищает; огорчает, но и исправляет. Богач, будучи в муках, взглянул вверх и увидел Лазаря. Чудное дело! В твоих воротах был он каждый день; по три раза входил и выходил ты и не видел его; а здесь, находясь в пламени, видишь издали? Когда ты жил в богатстве, когда в твоей воле было видеть; ты не хотел увидеть его: отчего же теперь ты так зорок? Не в воротах ли твоих он был? как же ты не видал его, когда он был вблизи, а теперь издали видишь, не смотря на такую пропасть? И сказал ему: отче Аврааме! Что называешь отцом того, кому не подражал в человеколюбии? Этот называет отцом, а тот сыном: имена родственные, но помощи никакой.

Преподобного Иова Почаевского о терпении и благопохвалении и да не тако зело плачемся о умерших226

Для чего эта великая для нас тайна от Бога и эта жестокая смерть? она есть единственный для всех путь смерти, не имеющий распутия, от которого мы не можем уклониться ни направо, ни налево; общая горькая чаша смерти, от которой нельзя отказаться, и Божий суд, постигающий всех. Ибо она есть меч Божий нелицеприятный. Ибо смерть ни царя не страшится, ни старца не милует, ни от витязя не уклоняется, ни изящества не щадит, ни красоты не жалеет, ни слезами не трогается, ни юности не бережет, ни о младенце не сокрушается, но всех одинаково постигает смерть. Мы идем по одному пути, от которого нельзя откупиться богатством. Сегодня я жив, а завтра как будто и не было меня; сегодня в дружеском почете, а завтра в бесславном гробе; сегодня мы намазываемся благовониями, а завтра смердим; сегодня роскошествуем, а завтра с плачем провожают нас ко гробу.

Итак, все суета в человеческой жизни: как цвет засохнет и как обманчивый сон пройдет. Какая слава остается на земле неизменною? в одно мгновение смерть отнимает все это. Увы, – сказано, – какую скорбь испытывает душа, разлучаясь с телом? И к ангелу Божию она обращает руки и молится, чтобы освободил ее от мрачного супостата, и к подругам с мольбою простирает руки:      уже уразумела свою кончину. И не подаст там помощи ни отец сыну, ни мать дочери, ни брат брату. И ко всем любезно и ласково взирает, зная уже, что ему предстоит превратиться в землю. Ибо дым есть человеческая cия жизнь, какой-то пар, и пепел, и прах. На короткое время является человек и вскоре погибает. Где ныне минующая слава? где золото и серебро, которое не может помочь нам? где оружие и кони в убранстве? Поистине, нет в сей жизни ничего красивого и хорошего; ибо в день смерти все пренебрегается, презирается, все тленно, все исчезает; ибо нельзя отдать этого за душу свою. Итак, когда душа разлучается с телом, – то это – ужасная тайна и страшная для всех видящих. Итак, душа идет с плачем, а тело покрывается и предается земле. Умерший лежит в гробе мертвый и почерневший, сгнивши разваливается, пахнет и вообще смердит. Итак, убедимся, братия, что нет нам никакой пользы от доброты тела и красоты лица; ибо все это изменяется и делается гнусным. Слава всего земного скоро проходит, и надежда как дым исчезает; и красота лица погибнет, и померкнут глаза, и слух оглохнет, уста затворятся, руки и ноги увянут, – и мы предаемся гробу. Поистине все – суета! – Итак, видя это, братие, будем терпеть с благодарением, так как все бывает от Бога. Смерть бо мужу праведному покой (Иов.3:23). Не будем считать погибшими тех, которые отходят к Богу. Праведный Бог, увидев, что они творят правду, в правде и успокоивает их. Будем же считать погибающими тех, которые не просветились святым крещением, и тех, которые, в самообольщении неправедно творя беззаконие, собрав себе грехи, погибли еще бывши на земли.

Поучение преп. Иова Почаевского о божестве Иисуса Христа227

Помянем Иону, который был в морской глубине, во чреве китовом, три дня и три ночи, преобразуя спасительное воскресение, как сказал Господь в евангелии книжникам и фарисеям, когда они говорили Ему: учителю, хощем от Тебе знамение видети. Он же отвещав рече им: род лукав и прелюбодей знамения ищет, и знамениe не дастся ему, токмо знамение Ионы пророка. Якоже бо бе Иона во чреве китове три дни и три нощи: тако будет и Сын человеческий в сердцы земли три дни и три нощи. Мужие Ниневитстии востанут на суд с родом сим и осудят его, яко покаяшася проповедию Иониною: и се боле Ионы зде (Мф.12:38–42). А что повелено Аврааму идти три дня до горы, на которой он имел принести жертву, и это прообразовало тридневное воскресение Господне. Итак, после распятия Господня, апостолы издалека смотрели по направлению к гробу, где лежало тело Иисусово, но твердо ожидали воскресения, а в третий день нашли, что Христос воскрес. Как Авраам шел три дня до горы, видел ее и шел: так и ученики Господни, подходя ко гробу, ожидали воскресения. А что сказал пророк Исаия – вземлется от земли живот Его (Ис.53:8); то это предзнаменовало то, что не без тела Господь воскрес, и что Он с телом восшел ко Отцу Своему, где был и прежде. А что Иаков сказал Иуде, что от колена Иудина произошел Христос, то есть леторасль, то это собственно он предрек о Богородице, а выражением уснул ecи яко лев предрек о распятии на кресте и о том, что тело Его лежало во гробе. Он сказал: яко скимен; кто возбудит Его (Быт.49:9)? ибо великий патриарх Иаков знал, что Господь наш Иисус Христос воскреснет из гроба, и потому не умолчал о сем, но предрек, сказавши: яко скимен, – кто возбудит Его? И Он пострадал распятие, тридневно почивал во гробе, а потом и воскрес. Итак, поелику знал патриарх Иаков, что все это Он совершит добровольно, то потому и сказал: яко скимен, – кто возбудит Его? Итак, скимном он назвал Сына Божия, проповедал Его. А сказавши – кто возбудит его? он здесь проповедал и все добровольные деяния Его, а не так, как говорят еретики apианe и псы лютеране. Так же говорит и Валаам, Сын Веоров, когда его призвал царь Валак, Сын Сепфоров, чтобы проклясть Израиля, говоря: и возвысится паче Бога царство, и возрастет царство его. Бог изведе его из Египта, якоже слава единорога ему: пояст языки враг своих, и толщи их измождит, и стрелами своими устрелит врага. Возлег почи яко лев, и яко скимен: кто возбудит его? благословящий тя благословени и проклинающий тя прокляти (Чис.24:7–9). Слышал ли ты это слово, – ты, исполненный неверия жидовин, – как оный Валаам предрек о единородном Сыне Божием, назвав его единорогом? Ибо это страшно и весьма удивительно, ибо Он рожден, а не сотворен, и не имеет ни начала, ни конца. И обладает, – говорит (Валаам), языки многими, и возвысится, – сказано, – паче Бога царство Его. Посмотри и убедись, что Он есть Господь и Спаситель, исповедуемый нами, и царству Его нет конца. Возлег бо, – сказано, – почи яко лев, и яко скимен; кто возбудит Его? Убедись же, что и все Его деяния добровольны. Ибо все Он пострадал добровольно, и из гроба восстал Своею силою, – и, как сказано, – благословящии Его благословени, и проклинающии Его проклянутся. Итак, поэтому не обольщайтесь вы, окаянные иудеи!

Поучение преп. Иова Почаевского о божестве и человечестве Иисуса Христа, Сына Божия, Его воплощении и о Богоматери228

День дни отрыгает глагол, и нощь нощи возвещает разум. Не суть речи, ниже словеса, ихже не слышатся гласи их (Пс.18:3).

Об этом говорит евангелист Лука. В шестой месяц после того, как Елисавета зачала во чреве Предтечу, святая и пречистая Дева Mapия, приняв благовещение от архангела Гавриила, пришла к родственнице своей Елисавете и приветствовала ее. И тогда тотчас ожил и вострепетал младенец в утробе ее. Елисавета же Духом Святым начала пророчествовать, Давидски говоря: Откуду мне cиe, да приидет Мати Господа моего ко мне? Се бо... взыграся младенец радощами во чреве моем (Лк.1:43–44). Милость и истина сретостеся, правда и мир облобызастася. Истина от земли возсия, и правда с небесе приниче (Пс.84:11–12). Истина был Предтеча, поелику он был проповедником истины и еще находясь в утробе матери познал своего Владыку. Ибо он – от земли воссиял, будучи посеян отцом Заxapиeю, а рожден матерью Елисаветою. Правда же Христос Бог. Он родился от Пречистой Девы по благовещению, безначальный от безначального Отца, Свет от Света, Бог истинный от Бога истинного; Он рожден только по плоти, а не сотворен, присносущен Отцу и Святому Духу прежде всех веков.

Некоторые же жиды говорят, будто бы Господь к своей премудрости сказал: сотворим человека по образу Нашему и по подобию (Быт.1:26), Ясно уже, они обличают сами себя и неверие свое, так как и Соломон сказал: премудрость созда себе дом (Притч.9:1). Под премудростью он разумеет Сына Божия, а под храмом святым – пречистую и непорочную и бесскверную Деву Богородицу Марию. Итак, если бы Сын Божий не был Премудростью Божией, то он не воспринял бы плоти. Итак, не подобает отделять божество от человечества и человечество от божества. Если же жиды и еретики отделяют, то для них скоро последует конец их погибели. Мы же как веруем, так и проповедуем. Итак, поелику Пречистая Дева не познала похоти, но сообщила Ему телесный состав: то Он зачался от матернего и Владычного естества; будучи истинным Богом, Он оделся плотью и стал истинным человекои. Итак, поелику в Нем и человеческая немощь, и величие Божества, то Он словом совершал, что Ему свойственно, а телом исполнял то, что свойственно телу; словом творил чудеса, телом же принимал укоризну от иудеев. Для того Бог и соделался человеком. Ибо как Слово не лишилось чести равенства со Отцом: так и тело не удалилось от естества нашего рода. Ибо един Он есть истинный Сын Божий и истинный Сын Девы; принял плоть от Девы, нося божественную силу внутри. Итак, очевидно поэтому, что Он есть Бог, так как в начале бе слово (Ин.1:1). Ибо не ведали ангелы о Владычнем милосердии, которое Он хотел сотворить, принять плоть и родиться от Девы. Когда же Господь наш Иисус Христос, Сын Божий, родился от Пречистой Владычицы нашей Богородицы и приснодевы Марии, – ибо Он изволил родиться от колена Авраамова, от дочери Иоакима и Анны, из колена Иудина, – то посему во время плотского рождества Владыки Христа удивлялись ангелы, радостно восклицая один к другому: «О милосердие! Как Он родился без отца плотию, будучи прежде вечен без матери со Отцом присносущим? и безначально будучи рожден от Отца совершенным Богом, неоскудно же нося в Себе свойства отеческого естества, Он опять от Девы является совершенным человеком, по милосердию, восприняв всецело человеческое существо? К Деве же опять тогда сказали ангелы: «Как мы ублажим Тебя, Богородица, или как достойно возвеличим Тебя, что ты, будучи Девой, родила, как матерь, и по рождении не растлила девства и не осквернила чистоты, но пребываешь Девою, всепетая? Кто возможет, – сказали они, – изглаголать чудеса сего таинства? Но воздадим хвалу Обновляющему Адама». Итак, удивляясь в великой радости, воссылая хвалы, они говорили: Слава в вышних Богу, и на земли мир, во человецех благоволение (Лк.2:14).

Итак, от племени Авраамова произошла пречистая Дева, дочь Иоакимова, в которую вселилось Слово Божие, и Слово плоть бысть (Ин.1:14). Она есть леторасль от колена Иудина (Быт.49:9), дочь Иоакима и Анны, святая, чистая, прекрасная, нескверная и непорочная. Когда еще не появлялось у ней свойственного женщинам, она, зачавши от Святого Духа, родила Создателя тварей, и потом после рождения пребыла Девою. Хотя Господь наш Иисус Христос изволил родиться от колена Авраамова, от дочери Иоакимовой, но не Авраамом благословятся все колена земные, а Богом, сотворившим небо и землю. Ибо то не вера, если кто веровал в Авраама, но и самому Аврааму нужно было благословиться именем Иисусовым, так как от одного колена Иудина произошла пречистая Дева, от которой родился Господь. Им и благословились народы и крестились во имя Его. Итак, Господь наш Иисус Христос воплотился от Святого Духа и вошел в утробу Девы Mapии, чтобы спасти прельщенный род человеческий. И Слово плоть бысть, и вселися в ны (Ин.1:14). Разумей же об этом плоде так, что леторасль эта родила истинного Бога и истинного человека; ибо Он, имея два естества; Божество одел человечеством. Ибо поэтому для многих непонятен был путь Его, когда Иисус Христос Бог наш произошел из племени Иакова, родился от пречистой Девы в Вифлееме Иудейском, во дни Ирода Царя. Ибо Он, – сказано, – хочет совокупить горняя с дольными (Еф.2:17).

* * *

172

Рукоп. преп. Иова, л. 110 – 111. Критика не признает это слово принадлежащим Златоустому. Начало и конец слова опущены преп. Иовом

173

Рукоп. преп. Иова, л. 7–10. В подлиннике греческом это слово не принадлежит Златоустому. В конце слова сделано дополнение, вероятно преп. Иовом.

174

Этим оканчивается текст слова по славянским спискам и по греческому подлиннику. Остальное, по всей вероятности, прибавлено самим преп. Иовом.

175

Рукопись преподобного Иова, л. 4–7. Беседа составлена по подражанию ниже помещаемым словам – Златоустого о предании Господнем и о пасхе и о причащении, и Григория Цамвлака – во святой и великий четверток, а также беседы Златоустого на неделю ваий.

176

В рукописи преп. Иова л. 10 – 12. Слово это относится к числу сомнительных, т. е. едва ли принадлежащих И. Златоустому.

177

Здесь – пропуск в рукописи преп. Иова, по всей вероятности сделанный намеренно.

178

Рукоп. преп. Иова, л. 12 – 15.

179

Рукопись преп. Иова, л. 15 – 18. В подлиннике не принадлежит Златоустому.

180

Рукопись преп. Иова, л. 18 – 23. Это –78-я беседа Иоан. Златоустого на евангелиста Матфея.

181

Рукоп, преп. Иова, л. 23–26. Не принадлежит Златоустому.

182

Рукоп. преп. Иова, л. 26–32. В этом слове, в сравнении с подлинником, есть вставки и вариации, по всей вероятности принадлежащие преподобному Иову Почаевскому. В подлиннике слово не принадлежит Златоустому.

183

Рукопись преп. Иова, л. 32–34. Эта беседа есть и на греческомъ языке, но она не издана, как очевидно подложная, не принадлежащая Златоустому.

184

В рукоп. преп. Иова, л. 100, одно только заглавие. В русском переводе см. в Истории Русской Церкви, т. V, стр. 214 и след.

185

Рукоп. преп. Иова, л. 34 – 35, без начала. В русском переводе – в «Творениях св. отцов», изд. при Московской дух. Академии.

186

В рукоп. преп. Иова, л. 100 на об., одно только заглавие. Перевод сделан с списка помещенного в «Маргарите» Московской печати 1764 года. Извлечение см. в «Истории русской церкви», Макария, т. V, стр. 426–431.

187

Рук. преп. Иова, л. 35 – 37. Это есть 89-я беседа И. Златоустого на евангелие от Матфея. Конец ее опущен у преподобного Иова Почаевского.

188

В рукоп. преп. Иова, л. 100, одно только заглавие. В русском переводе см. «Творения св. Отец», изд. при Московской дух. Академии.

189

Св. Григорий, против воли поставленный в пресвитера, по смирению удалился было в Понт; но, немного спустя, в самый день Пасхи, он возвратился в Назианз и произнес настоящее слово.

190

Под днем таинства разумеется в первом случае праздник Рождества Христова, во втором праздник Богоявления, в последнем – Пасха.

191

Здесь разумеется отец св. Григория, желавший, чтобы сей последыш был его преемником.

192

В рукописи преп. Иова, л. 38, сохранился только конец. Слово не принадлежит Златоустому. Конец, соответствующий отрывку рукописи преп. Иова, встречается в беседе преп. Феодора Студита на пасху.

193

Рукопись преп. Иова, л. 41–43. В списке преп. слова есть некоторые варианты против известных доселе в печати

194

Рукоп. преп. Иова, л. 38–41, без заглавия. Едва ли принадлежит Златоустому.

195

Рукоп. преп. Иова, л. 44–46. В греческом подлиннике это слово не принадлежит Златоустому.

196

Рукоп. преп. Иова, л. 61–63, без заглавия. Слово заимствовано из Златоструя.

197

Отселе и до конца слова текст утрачен в рукописи преп. Иова и заимствован из древнего Златоструя.

198

Разумеется здесь aнтиохский патриарх Флавиан, в присутствии коего И. Златоуст говорил сию беседу.

199

В рукописи преп. Иова, л. 90–91, только конец. Перевод начала сделан со списка в рукописи Почаевской Лавры, по описанию В. Березина, № 9, л. 52 на об.

200

Рукоп. преп. Иова, л. 119–123. В русском переводе – между Творениями Св. отцов, изд. при Московской дух. Академии.

201

Рукоп. преп. Иова, л. 70. Из Златоструя, из Слова Иоанна Златоустого о покаянии, и Ахаве Царе, и о пророке Ионе.

202

Рукопись преп. Иова, л. 71–72; заимствовано из Златоструя.

203

Рукоп. преп. Иова, л. 76–77 и 68–69. У Монфокона это слово отнесено к сомнительным, т. е. едва ли принадлежащим Златоустому.

204

В рукописи преп. Иова л. 68 и 69. Слово заимствовано из древнего Златоструя; но греческий подлинник или источник этого слова не найден.

205

Рукоп. преп. Иова, л. 76. Составлена на основании 3, 6, 2 и 4-й бесед И. Златоустого о Лазаре, но не преп. Иовом. В таком составе эта беседа, встречается в других рукокисях и в печатном прологе под 11-м июня.

206

Рукоп. преп. Иова, л. 69 в 71. Слово взято из древнего Златоструя и, вероятно, составлено для новопросвещенных славян.

207

Небольшой пропуск о причастии.

208

Рукоп. преп. Иова, л. 99. Извлечено, с сокращениями и пропусками, из пятой беседы Севериана Габальского о творении миpa, известной прежде с именем Златоустого.

209

Рукопись преп. Иова. л. 107

210

Там же л. 98.

211

Там же, л. 87.

212

Выписки о составе тела человеческого и о крещениях, по всей вероятности, заимствованы из подложных ответов св. Афанасия Александрийского к Антиоху князю, – где однако говорится только о трех крещениях, данных человеку, а не о пяти.

213

Это есть 23 правило 8-го вселенского Собора, взятое из Кормчей книги.

214

Рукоп. преп. Иова, л. 87.

215

Доселе заимствовано из послания преп. Иоанна Дамаскина к императору Феофилу о святых и честных иконах. Другими это послание приписывается преп. Феодору Студиту.

216

Это сказание встречается во многих рукописях и между прочим в рукописи Почаевской лавры конца XVII в., по описанию В. Березина № 9-й, л. 319 на об.

217

Конец заимствован с некоторыми прибавлениями, из помянутого выше послания преп. Иоанна Дамаскина к царю Феофилу.

218

Рукоп. преп. Иова, л. 99 на обор. Поучение составлено на основании одного отрывка из 2-й беседы Златоустого на слова целуйте Прискиллу и Акилу (Рим.16:3), и проч. и двух отрывков из творений Св. Василия Великого, именно: 6-й главы «подвижнических уставов подвизающимся в общежитии и отшельничестве» и «слова подвижнического и увещательного об отречении от миpa и о духовном совершенстве». Эти последние два отрывка помещаются и в печатном прологе под 27 Ноября и 8 Марта.

219

В рукописи преп. Иова л. 74 на обор, и 70. Начало взято от Златоструя, из слова Златоустого о Адаме и древе разумнем добра и зла.

220

Отселе почти буквально из Златоструя, из слова И. Златоустого «о покаянии и о Каине и о Авеле, и о Даниле, и о Ахаве царе и о Павле».

221

Этим оканчивается выписка из слова Златоустого «о покаянии и о Каине и о Авеле, о Даниле и о Ахаве царе и о Павле»

222

Отселе и до конца буквально заимствовано из другого слова, помещающегося в Златоструе под заглавием: «Иоанна Златоустого поучение духовное».

223

Рукоп. преп. Иова, л. 99 на об.

224

Рукоп. преп. Иова, л. 72 на об.

225

Рукоп. преп. Иова, л. 73 и 74. Написано по подражаннию 6-й беседы И. Златоустого о Лазаре и о землетрясении, и проч., и оканчивается буквальной выпиской из этой беседы.

226

В рукописи преп. Иова л. 70 на об. и 75. Начало слова, до слов «Суета убо есть все, елико в житии человечестем» заимствовано почти буквально из Златоструя, из слова Златоустого «о терпении и благопохвалении и да не тако зело плачемся о умерших»; остального нет в Златоструе.

227

Рук. преп. Иова, л. 75. Начало сходно с подложной беседой Златоустого «о вере» и, по всей вероятности, заимствовано из нее, с небольшими изменениями.

228

Рукоп. преп. Иова, л. 92.



Источник: Пчела Почаевская. В двух частях. Почаев: Свято-Успенская Почаевская Лавра, 1884. 564 с.

Комментарии для сайта Cackle