священномученик Николай (Добронравов)

Хорепископы в древней восточной Церкви

Предполагаемые реформы в административном строе нашей Русской Церкви не могут не коснуться и так называемых викарных епископов. О них много говорится в «отзывах епархиальных архиереев по вопросу о церковной реформе», не мало рассуждалось и в синодском «Предсоборном Присутствии». Обыкновенно викарные епископы нашего времени уподобляются древним хорепископам; но при этом всегда чувствуется, что не имеется ясных представлений об этих последних. Кто же такое были хорепископы в древнем христианстве, какими правами они пользовались и чем выражалась их зависимость от самостоятельных епископов? Посильному решению этих вопросов и посвящается предлагаемая статья.

Должно заметить, что вопрос о хорепископах мало обследован не только в русской богословской литературе, в которой о них почти ничего не написано, но и в литературе иностранной. В последней можно отметить лишь одно, не так давно появившееся исследование, специально посвященное вопросу о древних хорепископах. Это труд Гилльмана: «Das Institut der Chorbishöfe im Orient. Historischkanonistische Studie von Dr. theol. Franz Gillmann. München, 1903». Этим сочинением мы и будем пользоваться, так что наша статья не представляет какого-либо самостоятельного исследования, а имеет своею целью лишь познакомить читателей с теми выводами, к которым пришли церковные историки в вопросе о хорепископах1.

Слово хорепископ χωρεπίσκοπος сложено их χώρα и ἐπίσκοπος. Греческое χώρα означает прежде всего целую страну, со всеми находящимися в ней городами и селениями. (Сравн. Odiss. VIII, 573; Xenoph. Cyr. VII, 5, 68, и мн. др.; а также Мф. 2:12; Лк. 2:8; 3:1 и др.; у LXX-ти: Числ. 32:2; Иc. 7:18 и др.). Частнее этим словом, в противоположность πόλις, главный город страны или провинции, называется вся остальная область (наприм. Xen. Меm. 8, 6, 13; Мф. 8:28). В более узком значении – χώρα прилагается к окрестностям какого-либо города, т. е., означает прилегающие к нему поля, соседние деревни и т. п. (наприм. Plat Epin. 975 b., Hesiod. έργ. κ. ἡμέρ. υ. 344; Ин. 4:35)2. Так как χωρεπίσκοπος не редко противополагается названию ἐπίσκοπος ͗ πόλεως 3, а также – ἐπίσκοπος ἐν τῇ πόλει4, то очевидно, что χώρα в противоположность πόλις, употребляется здесь в значении латинского – regio, pagus, ager, rus, так что «хорепископ» означает деревенского епископа («episcopi rurales», «villani»), вследствие чего хорепископы и назывались ἐπίσσκοποι τῶν ἀγρῶν5, ἐπίσκοποι ν ταῖς κώμαις ἢ ταῖς χώραις6, a в отличие от деревенских пресвитеров – συλλειτουργοί7. Отсюда делается понятным, что нельзя назвать правильным толкованием имени «хорепископ» в смысле ἐν χώρᾳ πίσκόπου – «lосо» или «vice episcopi», т. е. заместитель епископа. Еще менее удачно объясняет это слово Рабан Мавр ( 856 г.), производя его от χόρος и ἐπίσκόπος: «dicti sunt chorepiscopi, quia de choro sunt sacerdotum»8. Правда в средние века, в XII и ХIII столетиях, в некоторых местах хорепископами назывались иногда регенты, или управители хора («superitendens» «regens chori», «cantores», «praecentores»)9; но они не имели никакого подобия с древними хорепископами. Совершенно произвольно также и объяснение Валезия, который в своих толкованиях на церковную историю блаж. Феодорита (1, 26) говорит, что слово хорепископ означает «cor episcopi», «сердце епископа», и было одним из названий архидиакона, который в древности был самым близким к епископу лицом, так что мог называться не только «oculus episcopi», но и «cor episcopi»10. Наконец, нет никаких оснований слово «хорепископ» производить от сирского cur==regio, страна, и ἐπίσκόπος11, потому что непонятно, для чего прибегать к сирскому диалекту, когда слишком ясно, что слово происхождения греческого. Конечно, производство с сирского имело бы некоторое основание в том случае, если бы хорепископы впервые появились в сирской церкви; но этого ничем нельзя доказать. Прибавим также, что у древних сирийских христиан хорепископы не назывались таким именем; но обычное их название было описательное, которое в переводе означает «заместитель епископа в стране»12.

Когда же появились хорепископы? Но прежде чем отвечать на этот вопрос, должно условиться, разуметь ли под хорепископами деревенских архипастырей, ничем не отличающихся в своих правах от городских епископов, и таким образом решать вопрос, с какого времени начали поставлять епископов не только по городам, но и селениям; или же имя хорепископа прилагать к деревенскому архипастырю, находящемуся в некоторой зависимости от городского. Будем разуметь последнее.

В первый раз слово χωρεπίσκοπος встречается в 14 правиле неокесарийского собора (314–325 г.). Отсюда некоторые предполагают, что в это именно время хорепископы и стали назначаться впервые13. Но соборное правило не говорит о них, как о новоучрежденном в церкви институте, а предполагает хорепископов существующими более или менее продолжительное время.

Другие напротив думают, что хорепископы появились уже во времена апостолов, и притом как отличающиеся по своим правам от городских епископов. Первый, кто высказал такое мнение был Рабан Мавр14, утверждавший, что после сошествия Святого Духа апостолы, отправившись из Иерусалима проповедывать о Христе по всем странам, везде поставляли не только епископов, но также и хорепископов. Подобное же читается и в Лжеисидоровых декреталиях15. Из ученых более позднего времени к такому мнению склоняется напр. Augusti16. В доказательство обыкновенно ссылаются на то, что уже в писаниях апостольских можно находить некоторые намеки на хорепископов. Указывают напр., что апостол Павел во время своего первого путешествия «рукополагал пресвитеров в каждой церкви» (Деян. 14:23), а также повелел Титу поставлять в Крите пресвитеров по всем городам (Тит. 1:5). Так как, – разсуждают, – в апостольское время точная терминология для обозначения епископов и пресвитеров еще не установилась, то под пресвитерами в приведенных двух местах можно разуметь епископов, и при том как городских, так и деревенских. Однако если нельзя отрицать, что при апостолах словом «пресвитер» действительно иногда назывался и епископ, и что епископы поставлялись в то время как в города, так и в деревни, то отсюда еще не следует с необходимостью, что уже тогда деревенские епископы чем-либо отличались от городских. Чтобы утверждать это, требуются твердые основания; но их нет. Ничего не могут говорить о хорепископах и следующие слова св. Климента Римского в его первом послании к Коринфянам; «κατά χώρας οὖν κάι πόλεις κηρύσσοντες (οἰ ἀπόστολοι) καϑέστανον τάς ἀπαρχάς αὐτῶν… εἰς ἐπισκόπους καί διακόνους τῶν μελλόντων πιστεύειν»17, «проповедуя по странам и городам, апостолы первенцев (из верующих)... поставляли в епископы и диаконы для будущих верующих». Правда, здесь слово χώρας противополагается слову πόλεις, и поэтому под епископами, поставленными κατά πόλεις (по городам), можно разуметь городских епископов, а под рукоположенными κατά χώρας (по странам или деревням) – деревенских; но опять ничем нельзя доказать, что права последних были не те же самые, что и первых.

Также неосновательно видят хорепископов в «странствующих пророках», о которых упоминается в «Учении 12 апостолов»18. «Пророки» этого древнего памятника христианской письменности, относящегося к половине второго века, с хорепископами ничего не имеют общего, так как в противоположность хорепископам они не отправляли никаких административных обязанностей19.

Наконец, ничего не говорит в пользу появления хорепископов во времена апостолов и 14-е правило неокесарийского собора, потому что хотя в нем и сказано, что хорепископы представляют из себя образ семидесяти учеников Христовых, а епископы – 12 апостолов, однако это еще не означает, что хорепископы во времена апостольские и появились.

Чтобы более правильно решить вопрос, когда стали появляться у древних христиан хорепископы, должно прежде всего выяснить: а) с какого времени христианство начало проникать в глухие деревни и небольшие городки, и б) в каком отношении деревенские христианские общины стояли на первых порах к городским епископам, – были в подчинении у них или представляли из себя общины самостоятельные, имея своих собственных независимых архипастырей. К разсмотрению всего этого мы и переходим.

Апостолы, как можно видеть напр. из благовестнической деятельности ап. Павла (Деян. 9:30; 13:1, 5, 6, 13, 14; 14:1, 25; 17:1 и сл.; 20:17), если не исключительно, то предпочтительно, – оглашали проповедью о Христе прежде всего города, и именно столицы римских провинций, обыкновенно обращаясь сначала к иудеям рассеяния, а потом уже и к язычникам. Естественно, что такой порядок насаждения христианства способствовал большему распространению веры Христовой. Однако уже в Деяниях апостолов мы читаем (8:25), что апостолы Петр и Иоанн «во многих селениях Самарийских проповедывали Евангелие»: «πολλάς τε κώμας τῶν Σαμαρειτῶν ἐυηγγελίσαντο». Также и св. Климент Римский, как мы видели, говорит о проповеди апостольской «по городам и странам». Евсевий в своей истории пишет, что во времена апостолов «по всем городам и селениям (ἀνά πάσας πόλεις τε καί κώμας) составлялись непрестанно многолюдные и обильные христианами церкви, как полные житницы»20. Плиний Младший в своем известном письме к императору Траяну, написанном около 111–113 г., сообщает, что в Вифинии и Понте христианство распространилось повсюду – «не только по городам, но также по деревням и селениям»21. Также и Лукиан (около 170 г.) говорит о Понте22, что вся эта страна полна атеистами и христианами23. Пострадавшие при Декии свв. мученики Трифон и Респиций24 происходили из одной деревни вблизи города Апамеи, в провинции Вифинии25. Что сказано о Понте и Вифинии, то же самое известно об Азии и Фригии. В этих провинциях насаждали христианство уже апостолы Иоанн и Филипп26. Из истории появившегося здесь монтанизма можем заключать, что к концу второго века христианство распространилось по многим даже маленьким фригийским и азийским деревням. Таковы были, напр. Ардава, в которой родился Мовтан, а также Кумана, и др.27 В средине третьего века св. Дионисий Александрийский говорит о «многолюднейших церквах» (πολυανδρωπόταται ἐκκλησίαι) во Фригии и соседних с нею провинциях28. У Евсевия приведено свидетельство св. Иринея Лиoнскогo, что св. Поликарп Смирнский иногда писал послания к соседственным церквам для укрепления их29. Очень может быть, что здесь разумеются церкви в деревнях и селениях по близости к Смирне. Из мученических же актов св. Пиония, написанных, как полагают очевидцами его страданий30, прямо видно, что в расположенной около Смирны деревне Карине при императоре Декии было не мало последователей веры Христовой31. Климент Александрийский в своих «Строматах» пишет, что христианское учение «разлилось по всему миpy, проникая в города и селения, как эллинские, так и варварские»32. У Оригена же находим указание, что в его время некоторые христиане даже выбирали своим занятием повсюду сеять семена христианского учения и для этой цели ходили не только по разным городам, но также по селам и деревням33. Что касается Египта, то по свидетельству Евсевия, когда Император Септимий Север воздвиг в 202 году гонение на христиан, то «особенно много было мучеников в Александрии, куда, как на самое великое Божие поприще, избраннейшие ратоборцы притекали, и где, мужественно вытерпев разные роды мучений, разные виды смертей, получали от Бога венцы»34. При императоре Декии в Александрийской церкви, как пишет св. Дионисий Александрийский, «весьма много христиан по городам и селениям было истреблено язычниками»35. Тот же Дионисий, в правление Галлиена, однажды собрал в арсинойском округе36 собор из «пресвитеров и учителей тамошних братий – поселян», чтобы раскрыть ложность христианского учения, которое распространял здесь один египетский епископ Непот37. Во время гонения Валериана св. Дионисий, сосланный в глухую ливийскую деревню Кефрон, основал в ней христианскую общину, так что по его словам «составилась великая церковь». То же самое было и позднее при другом изгнании св. Дионисия в деревню Колутион, находящуюся в Нижнем Египте, в Мареотском округе38. Около 270 года находились христиане в египетской деревне Кома, вблизи Гераклеополиса Малого, как это можно заключать из того, что здесь родился св. Антоний Великий, родители которого были христиане39. Даже в большом оазисе Ливийской пустыни, именно, в южной части этого оазиса, в деревне Кизисе, при Диоклитиане было не мало христиан40.

Относительно Палестины мы знаем, что уже при апостолах многие веси Самарийские были оглашены проповедью о Христе (Деян. 8:25). В одной из Палестинских деревень жили в правление Домициана потомки Иуды, брата Господня по плоти, занимаясь обрабатыванием земли собственными руками, как это узнаем из известного о них разсказа Гегезиппа41. «Во время гонения Валерианова в Кесарии Палестинской прославили себя исповеданием и, быв преданы на съедение зверям, украсились божественным мученичеством, три человека: один из них назывался Приском, другой Малхом, имя третьему было Александр»42. При Диоклитиане известны мученики «из селения Анеи, что в округе Елевферополисе»43, а также мученики из «страны Манганейской, вблизи Кесарии Палестинской44, и из местностей около Газы45. Селения Аним и Иефер, находившиеся в южной части Палестины, в колене Иудовом, называются «всецело принадлежащими христианам»46.

В Аравию, в деревню Кохаба, по свидетельству св. Епифания Кипрского, христиане очень рано переселились из Палестины47; а в четвертом веке аравийское селение Каpиaфa называется селением «всецело христианским»48.

В Финикии были в Диоклитианово гонение мученики из деревень близ Емессы49. Были христиане в это время также и в деревне Лебаба, при городе Дамаске50.

Уже св. Игнатий Богописец в своем послании к Филадельфийцам упоминает о ближайших церквах » к Aнтиoxии, в Сирии51, хотя конечно отсюда еще нельзя заключать, что св. мученик разумеет христианские общины не в городах, а деревнях сирийских. Ясно упоминается о деревенских христианах в Сирии в исторических памятниках третьего века. Так из приведенного у Евсевия в отрывках «послания епископов против Павла Самосатского» узнаем, что в это время вблизи Антиохии в некоторых деревнях существовали епископы52; следовательно в них христиан было не мало. Ложно приписываемое св. Клименту Римскому послание «ad virgines», по всей вероятности явившееся в начале третьего века в Палестине или Сирии53, ясно говорит о христианских общинах в деревнях, с более или менее численным христианским населением54. Также Иеронимов Мартирологий указывает две сирийские деревни, как места страданий христианских мучеников55. Наконец, пострадавшей за Христа в Никомидии, 7-го января 312 года, антиохийский пресвитер Лукиан Самосатский56 также может указывать на существование в его время христиан в сирийских деревнях.

В Едессе и ее окрестностях христианство существовало уже ранее 190 года57. В Месопотамии, если только можно доверять памятнику (не особенно надежному) «Acta disputationis Archelai cum Manete Heresiarcha», христианство проникало в деревни уже в конце третьего века58, а в конце четвертого столетия христиан в этой местности по городам иногда бывало меньше, чем по деревням. Так в недавно сделавшемся известном сочинении «Peregrinatio ad loca sancta», приписываемом христианской паломнице Сильвии и относящемся к последним десятилетиям четвертого века59, паломница говорит о древнем Харране, в котором жил Авраам со своим отцом Фарою, что «в самом городе, кроме немногих клириков и святых отшельников, живущих в городе, она не нашла ни одного христианина, но все язычников», тогда как вдали от города христиан было очень много60.

В Великой Армении к концу третьего века христианство сделалось государственною религией61. Из «Завещания же 40 мученников Севастийских» видно, что в начале четвертого века, в гонение Ликиниево, и в малой Армении, по деревням было очень много исповедников веры Христовой. Таковы селения; Iarin, Phydela, Chaduti, Charisphone, Ximara и другие, не названные в завещании по имени62.

О христианах в Каппадокии упоминает уже апостол Петр (1Пет. 1:1) и позднее Тертуллиан63. От Филосторгия же узнаем, что около 258 года в Каппадокийской деревне Σαδαγολϑινά жили христиане: отсюда происходили родители знаменитого епископа Ульфилы, бывшие христианами64.

О христианах в деревнях провинции Киликии до времени первого вселенского собора мы не имеем никаких исторических сведений. То же самое должно сказать относительно Памфилии, Ликаонии, Ликии и острова Кunpa65. В Галатии во времена Диоклетианова гонения главный город провинции – Анкира был населен преимущественно язычниками, тогда как в близко находящихся от этого города селениях Malus и Medicones жили христиане66. О Понте мы знаем, что св. Григорий Чудотворец, первый епископ Неокесарийский (с 240 г.), успешно насаждал христианство в этой местности по городам и селениям67.

Приведенные исторические свидетельства ясно говорят, что христианство распространялось в первые века не по городам только, но проникало и в глухие деревни. Это происходило преимущественно в то время, когда христиане пользовались сравнительным покоем, напр. при императоре Коммоде, Александре Севере и Филиппе Аравитяне, и от 260 года (смерть императора Валериана) до последнего гонения при Диоклетиане68.

Какое же положение занимала церковная иepapxия у христиан деревенских? Стояла ли она в зависимости от иepapxии городской или была самостоятельною? Были ли в деревнях у христиан свои собственные епископы, или только одни пресвитеры и диаконы, зависимые от городских епископов?

Древнейшие христианские писатели не дают нам ясного и определенного ответа на этот вопрос. Первый, кто изображает нам древнейшую церковную организацию, это Феодор Мопсуестский (ум. в 428 г.). В своем толковании на первое послание к Тимофею, объясняя, почему апостол Павел в третьей главе этого послания говорит об епископе и диаконе без всякого упоминания о пресвитере, Феодор замечает, что первоначально имена «епископ» и «пресвитер» прилагались к одним и тем же лицам, и именно к тем, за которыми позднее осталось исключительно название пресвитеров; те же, которые впоследствии стали называться епископами, первоначально назывались «апостолами». Такой «апостол» (т. е. епископ), по словам Феодора, поставлялся обыкновенно один на целую провинцию, а по городам назначались пресвитеры. Но после смерти первоапостолов, вследствие значительного распространения христианства, явилась необходимость увеличить число епископов («апостолов»), которых стали поставлять по два и даже по три в каждой провинции, и уже перестали называть их апостолами, но утвердили за ними имя епископов. Пресвитерами же стали называться исключительно священники. С течением же времени епископов стали поставлять не в городах только, но даже и в маленьких местечках, где только представлялась к тому необходимость69.

Такое мнение Феодора Мопсуестского принято было блаж. Феодоритом70, а позднее, в IX веке, буквально повторено Рабаном Мавром71. Но насколько оно верно, решить трудно. Во всяком случае едва ли можно допустить, что апостолы – разумеем «первоапостолов» – всегда поступали так, как изображает Феодор. Естественнее признавать, что первые великие проповедники учения Христова, когда находили возможным, действительно для целой области рукополагали одного епископа (Тимофей, Тит); но если представлялась необходимость, то они не затруднялись поставлять епископов также и в небольших городах и селениях72, когда, напр., такие местности отстояли слишком далеко от главного города провинции, или когда в главном городе христианство еще не утвердилось. Если так могло случаться при апостолах, то тем более вскоре после них, потому что, как мы видели, христианство очень рано стало насаждаться повсюду, проникая и в глухие селения. Таким образом мы приходим к заключению, что деревенские епископы у xpucmиaн появились очень рано, еще во времена апостолов. Можно утверждать с несомненностью, что во второй половине второго века таких епископов было много везде. В самом деле, из истории спора относительно празднования пасхи мы узнаем, что на соборе, созванном по этому поводу Поликратом Ефесским в последнем десятилетии второго века, присутствовало «великое множество епископов»73. Предполагают, что это были не одни только городские епископы, но также и деревенские74. Прямое же свидетельство находим в истории монтанизма (80-ые годы второго века), так как в числе епископов, обличавших это лжеучение, упоминается Зотик, епископ деревни Команы, находившейся в малоазийской области – Памфилии75. Позднее столетием, в семидесятых годах третьего века, при Павле Самосатском в ближайших к Aнтиохии городах и селениях были особые епископы, как об этом читаем в истории Евсевия76. Но особенное значение имеет следующее указание так называемых «canones ecclesiastici», появившихся в Египте и Сирии не ранее второго и не позднее четвертого века77: «если (в какой-либо общине христианской, пожелавшей иметь своего епископа) немного верующих, так что нет двенадцати человек, имеющих право выбирать епископа, то должно написать к соседней церкви, чтобы она прислала трех избранных мужей, которые бы тщательно изследовали, кто достоин епископства»78. Отсюда ясно, что епископы у христиан первых трех веков не назначались непременно в одни только города, потому что даже в тех местностях, в которых не насчитывалось 12 взрослых христиан, имевших право подавать свой голос при избрании епископа, все-таки была возможность иметь своего собственного архипастыря. Наконец, Созомен указывает, что в его время новациане и монтанисты в Фригии имели своих епископов по деревням79. Этот обычай получил свое начало у тех и других, несомненно, ранее их отделения от союза с католическою церковью.

Но если несомненно, что деревенские епископы появились уже в первые века, то не может быть сомнения и в том, что первоначально они ничем не отличались от епископов городских, потому что ни откуда не видно, чтобы уже в то время права первых были ниже прав последних. Те и другие были одинаково независимыми друг от друга епископами, что может доказываться уже тем, что к деревенским архипастырям не прилагалось никаких особых названий, отличающих их от городских собратий. Хорепископами они еще не назывались. Равным образом и те соборные определения, которыми, начиная с четвертого века, стали ограничивать права хорепископов, показывают, что до этого времени деревенские епископы были равны в своих правах с городскими.

Но подобно тому, как в гражданском отношении город всегда имеет больше значения, чем деревня, так и городская община христиан необходимо должна была возвышаться над деревенскою, в особенности если последняя получила свое начало от первой, что в большинстве случаев и бывало, так как в деревни проповедь о Христе большею частью проникала из городов. А если это так, то ясно, что этим прокладывалась дорога подчинению деревенской христианской общины – общине городской и деревенского епископа епископу городскому. Моральный авторитет, каким пользовался архипастырь города от епископов соседних деревень, легко мог дать городскому епископу и особую власть над деревенскими сопастырями, поставить их в известного рода зависимость от него, ограничив некоторые их епископские права. Можно думать, что это падает на вторую половину третьего столетия, т. е. на то время, когда после Валерианова гонения христиане сравнительно долго пользовались миром, и когда вследствиe этого христианство стало сильно распространяться, и особенно по деревням и селениям. Естественно, число епископов увеличивалось все более и более; а это вызвало опасность, как бы с умножением архипастырей не уменьшилось их значение, и вот, чтобы этого не случилось, у епископов является стремление возвыситься друг перед другом. Прежде все они считались равными по своим правам и власти; теперь же возникает среди них борьба из за первенства и власти. Изображая внутреннее состояниe христианства в начале четвертого века перед самым гонением при Диоклетиане, Евсевий говорит об епископах этого времени: «Наши пастыри, презрев закон богопочтения, воспламенялись взаимными распрями, умножали только одно – раздоры и угрозы, ревность, вражду друг против друга и ненависть, и сильно домогались первенства, будто какой-нибудь неограниченной власти»80. Такая борьба окончилась, как и следовало ожидать, победою городских епископов над деревенскими. Последние перестают быть равными и в отличие от них начинают называться хорепископами, т. е. особым именем. В первой четверти четвертого века они уже собором поставляются ниже епископов, подобно тому, как семьдесят учеников Христа были ниже двенадцати Его апостолов (14 прав. Неокесар. собора). При этом такое положение сельских архипастырей изображается собором не как только что вводимое, но как уже существующее и всем известное.

Итак, деревенские епископы утратили свое равенство с городскими, по всей вероятности, в промежуток времени от смерти императора Валериана (260 г.) до последних годов первой четверти четвертого века, т. е. никак не позднее Неокесарийского собора (314–325 гг.). В это время из епископов они и сделались хорепископами.

В чем произошло ограничение прав деревенских архипастырей, мы будем подробно говорить ниже; теперь же проследим дальнейшую историю хорепископата.

В начале четвертого века хорепископов (разумеем их как уже значительно отличавшихся от епископов городских ) было не мало. Это ясно видно из того, что соборы анкирский (314 г.) и неокесарийский (между 314 и 325 годами) находят нужным делать некоторые определения о хорепископах (13 прав. анкирского собора и 14 прав. неокес. собора). На анкирском соборе в Галатии присутствовали пастыри из Вифинии, Понта, Галатии, Фригии, Памфилии, Писидии, Ликаопии, Каппадокии, Киликии, Сирии и Палестины81; равно как и собор неокесарийский в Понте состоял из епископов большей части названных провинций. Таким образом к тому и другому собору можно приложить название полного собора (concilium plenarium) малоазийских и сирийских церквей82. Следовательно есть основание утверждать, что в первой четверти четвертого века не в Галатии только и Понте, но вообще в Сирии и Малой Азии хорепископов было много. В частности два хорепископа из Каппадокии известны по имени. Это – Стефан и Родон, подписавшиеся под актами неокесарийского собора83. На первом вселенском соборе в Никее присутствовали 14 хорепископов из следующих провинций84: два – Фалад и Селевк из Целесирии, один – Евдемон из Киликии, пять – Горгоний, вышеназванные Стефан и Родон, Евдромий и Феофан из Каппадокии, четыре – Исихий, Анатолий, Квинт и Акила из Исаврии, и наконец два – Феофан и Евлалий из Вифинии85. Из Каппадокии, как мы видим, хорепископов присутствовало всего более: ровно столько же, сколько и каппадокийских епископов86, что зависело, по всей вероятности, от того, что в этой местности многие деревни далеко отстояли от городов, которых здесь было вообще мало, по сравнению с другими провинциями. Подобное же нужно заметить и относительно Исаврии.

Само собою понятно, что если на никейском соборе из некоторых провинций совсем не было хорепископов, то это вовсе не доказательство, что их в это время совершенно не существовало в таких местностях. Конечно, собор составился прежде всего из епископов. Но и епископы далеко не все явились в Никею. Например, из Египта, Ливии и Фиваиды, где, как можно заключать из свидетельства св. Афанасия Великого87, около 325 года было до ста епископов, приехали на собор88 только 24 или 25. Что же удивляться, если в числе участников первого вселенского собора мы не видим хорепископов из некоторых провинций, когда и епископы не отовсюду прибыли во множестве?

Некоторые полагают, что ко времени первого собора хорепископов не было в Армении89. Но «завещание» пострадавших при Ликинии сорока мучеников Севастийских, имеющее в виду армянскую церковь, прямо говорит о епископах «по городам и странам»90. Кроме того, из Мартирология Сирийского и Иеронимова мы узнаем, что в Севастии чтился мученик хорепископ Анфогоний, бывший, по всей вероятности, пастырем одного из ближайших к Севастии селений91.

Относительно Египта св. Афанасий Великий сообщает, что в принадлежащем Александрии округе Мареот, не смотря на то, что здесь по деревням было очень много христиан и богатых церквей, «никогда не было ни епископа, ни хорепископа, напротив того церкви оного округа подчинены епископу Александрийскому»92. Это подтверждает и Сократ93. Правда, в творениях того же св. Афанасия встречается упоминание об Агафамоне и Драконтии, которые были епископами «ἐν τῇ Ἀλεξανδρέων χώρα»94; но тот и другой не были хорепископами, потому что, как в гражданском отношении Ἀλεξανδρέων χώρα представляла из себя независимый от Александрии номос, так и в церковном была особым самостоятельным епископством, с епископскою кафедрою в городе Малом Ермополе, почему Драконий прямо называется «Ἐρμονπόλεως μικρᾶς»95, подразум. ἐπίσκοπος.

В 341 году в Антиохии был собран собор, состоящий более чем из 90 епископов, прибывших из Целесирии, Финикии, Аравии, Месопотамии, Киликии и Исаврии. Собор сделал два определения, прямо касающиеся хорепископов (прав. 8 и 10). Таким образом мы находим здесь ясное указание на существование хорепископов в перечисленных провинциях. В частности о Месопотамии от Созомена узнаем, что во время гонения на христиан при Сапоре II ( 379 г.) хорепископ Мареавд вместе со своим епископом Даусою из Месопотамской местности Везавда был отведен с другими 250 клириками в плен в Персию, где и пострадал за веру Христову96. А что в самой Персии хорепископы были уже в четвертом веке, это ясно видно из 14 правила собора в Селевкии – Ктезифоне (410 г.), о чем подробнее скажем ниже.

Можно думать, что число хорепископов в разных местах было разное, в зависимости от условий местности. В Мареоте, как мы видели, хорепископов не было, потому что и один епископ мог управлять этим округом. Но где городов было мало, где селения и деревни находились от них не близко, и были разбросаны далеко одни от других, там число хорепископов должно быть значительным. Так было в четвертом веке напр. в Каппадокии. Из творений св. Василия Великого ясно видно, что у него было громадное множество подведомственных ему хорепископов97, – по свидетельству св. Григория Богослова более 5098. О многочисленности персидских хорепископов говорит упомянутое нами 14 правило собора в Селивкии – Ктезифоне.

Многочисленность хорепископов в четвертом веке вызывала даже опасение, как бы чрез это не унизилось значениe городских архипастырей. Поэтому на некоторых соборах были сделаны определения, требующие ограничения числа хорепископов. Так Сардикийский собор (343–344 г.), «чтобы не унизить имени и власти епископов», запретил (6 прав.) «поставлять епископа в какое-либо село или малый город, для которого и одного пресвитера достаточно». Лаодикийский собор постановил рукополагать для сел и деревень не епископов, но периодевтов, которые носили сан пресвитера (57 прав.). Наконец, уже упомянутым нами выше 14-м правилом собора в Селевкии – Ктезифоне было определено: «епископу не должно иметь многих хорепископов: достаточно для одного епископа один хорепископ, а где их много, должно их отрешить от должности»99.

Однако соборные постановления, направленные против хорепископов, не скоро стали осуществляться. Причина этого, по всей вероятности, заключалась в том, что опасность, предотвратить которую стремились соборы, в действительности не оказалось грозною, хорепископы не умалили значения городских епископов, так как последним удалось поставить их в подчиненное к себе отношение. Власть «начальствующих» епископов простиралась до того, что без их позволения деревенские епископы не имели права рукополагать пресвитеров и диаконов. Отсюда понятно, что во второй половине четвертого века еще не было особенно сильных побуждений уменьшить число хорепископов. И действительно, их много было в это время и в Персии, и в Каппадокии, и многих других местах. Из числа известных по имени упомянем, напр., о Тимофее, современнике св. Василия Великого100, о Прапидии, который в правление Валента, будучи хорепископом, в то же время заведывал знаменитою больницею «Василиадою» в Кесарии101; – об Евлалии, сделавшемся хорепископом около 382 года102. Феодор Мопсуестский в своем толковании на послание ап. Павла, составленном им вскоре после вступления на епископскую кафедру в 392 году, говорит о деревенских епископах, как назначаемых в его время повсюду, даже в маленькие местечки, хотя, как он замечает, нужды в этом не было никакой (ἐν ῷ μηδέ χρεία ἦν εἰς ταύτην τινά τήν λειτουργείαν προβάλλεσϑαι καταναγκάζουσα)103. Встречаются упоминания о хорепископах и в дальнейшее время. Так около 430 года, как видно из свидетельства Созомена, они были в Аравии и на Кипре, равно как у новациан и монтанистов во Фригии104. Нередко упоминает о них Синезий (ум. в 428 г.), напр. о хорепископах в двух деревнях, в южной части Пентаполя105. Из второго десятилетия пятого века нам известен по имени антиохийский хорепископ Мелетий, о котором говорит блаж. Феодорит в своем повествовании о св. Симеоне Столпнике106. На третьем вселенском соборе присутствовал хорепископ Кесарий107, а в актах этого собора упоминается еще и о другом хорепископе – Иакове из Лидии108. В первой же половине пятого века жил сирийский гимнограф в Алеппо, хорепископ Балей (Baläus)109. На Четвертом вселенском соборе присутствовало огромное множество хорепископов: Софроний110, Адельфий111, Адел112, Евелпист113, Патерн, как заместитель епископа Мопсуестского114, и мн. др. Блаж. Феодорит в своих письмах упоминает о двух деревенских епископах Ипатии и Авраамии в его кирской пастве115. Из этого же времени известен по имени хорепископ в антиохийской церкви – Гаиан, а равно некоторые хорепископы восточной Армении и Месопотамии116. В шестом столетии таких пастырей, несомненно, было не мало, так как Юстиниан Великий нашел нужным коснуться их в изданном им в 528 году законе117. С конца шестого века институт хорепископов начинает доживать последние свои дни. Причиною этого было, по всей вероятности, особенно сильно начавшееся с этого времени сказываться стремление городских епископов «не унизить своего имени и власти», как выражался еще в четвертом веке собор Лаодикийский. Зачем в деревню или малый город назначать своего архипастыря, хотя и не вполне независимого? Достаточно быть епископу только в большом городе. Тогда «имя и власть епископа» действительно не унизится. Чем меньше архипастырей, тем выше их значение. И вот хорепископы стали встречаться все реже. Однако в восьмом столетии они еще существовали, хотя права их сделались еще более ограниченными. Седьмой вселенский собор предоставляет (прав. 14) хорепископам только «по древнему обычаю, с позволения епископа производить (προχειρίζεσϑαι) чтецов», не упоминая о диаконской и пресвитерской хиротонии. Наконец, в последний раз хорепископы упоминаются во второй половине двенадцатого века Вальсамоном, который считает их уже совершенно не нужными как в Константинопольском пaтpиapxaтe, так и Антиохийском118.

Относительно еретических сект должно сказать, что хорепископов много было у несториан. Это видно напр. из того, что о них подробно говорят так называемые арабские правила первого вселенского собора, которые, как полагают, были известны уже в начале пятого столетия119. Упоминаются хорепископы и многими несторианскими соборами шестого, седьмого и восьмого веков. Но в конце тринадцатого века они исчезают и у несториан. В это же время они прекращают свое существование и у монофизитов, оставаясь до наших дней только у маронитов и иaковитов120.

Какую же степень священства носили хорепископы в древней христианской церкви, будучи зависимыми от городских епископов?

Относительно этого мнения далеко не согласны. Некоторые напр. Мозгейм, полагали, что степень хорепископа была особая, совершенно отличная от степени пресвитера и епископа. Но христианская древность знала только три степени священства и не дает никаких известий о других. Иные, и при том мнoгиe, утверждают, что хорепископы имели степень пресвитера, и от других пресвитеров отличались только тем, что получали особые полномочия; если же, – говорят, – среди них и встречались имеющие епископскую степень, то это бывало в редких, исключительных случаях, когда напр., епископ по тем или другим причинам должен был оставить свою кафедру и поступал в епархию другого архипастыря, согласившись занять хорепископское место121. К числу защитников такого мнения принадлежат, напр., Александр Наталис, папа Бенедикт XIV, Перроне и др.122. Нередко высказывалось также, что хорепископы носили епископский сан не в исключительных только случаях, но что в данном случае у древних христиан не было какого-либо церковного правила или твердо установившегося обычая, так что хорепископы столь же часто бывали епископами, как и пресвитерами, – где и когда как случалось. Такое мнение высказывалось уже в десятом веке кесарийским толкователем соборных правил123 и в XII в. Зонарою124; а в новое время Гергенретером125. Наконец очень многие высказываются за то, что все хорепископы первоначально были действительными епископами. Такое мнение можно считать самым распространенным. Из его защитников должно назвать: Рабана Мавра126, Барония127, Петавия128, Бингама129, Бинтерима130, Августи131, Гарнака132, Гильмана и мн. др.

Защитники того мнения, что хорепископы носили пресвитерскую степень, главнее всего ссылаются на 14 правило неокесарийского собора. В стоящем в непосредственной связи с этим правилом, правиле предшествующем (13-м) собор постановляет: «если епископ или пресвитеры города находятся в городе, то сельские священники не могут ни священнодействовать в городской церкви, ни преподавать хлеба и чаши во время молитвы. Если же местных на лицо не будет и для молений будет приглашен один из сельских, то преподает»133. 14-ое правило имеет в виду хорепископов: «Хорепископы же, хотя и представляют образ семидесяти, но как сослужители, чествуемые за попечение о нищих – священнодействуют»134 (разумеется по связи с 13-м правилом – в городе в присутствии епископа и городских пресвитеров). Здесь, – говорят, – в этих словах правила, хорепископы называются преемниками семидесяти, т. е. семидесяти учеников Христа, – но известно, что епископы обыкновенно признаются преемниками 12 апостолов, так что образ семидесяти должны представлять из себя пресвитеры.

Однако далеко не бесспорным должно признать, что под «семидесятью» Неокесарийский собор разумел семьдесят учеников Христовых. В священном писании, как известно, упоминается о семидесяти старейшинах, которые с Моисеем всходили на гору Синай (Исх. 24:9 и сл.); далее – о семидесяти мужах из старейшин Израилевых, которых Моисей, по Божию повелению, избрал себе помощниками и наставниками для народа (Числ. 11:16 и сл.), и, наконец о «семидесяти иных»135 учениках Иисуса Христа (Лк. 10:1). Кого же именно разумел собор?

Если мы обратимся к древним переводам и толкованиям рассматриваемого нами правила, то увидим, что в древности далеко не всегда разумелись здесь семьдесят учеников Христа. Так в канонах армянского патpиapxa Исаака Великого, жившего в V веке, разъясняется, что хорепископы назначаются городскими епископами по примеру Моисея, который, как посоветовал ему Иофор, поставил начальников и судей для города, чтобы они «судили народ во всякое время, и во всяком важном деле доносили Моисею, а все малые дела судили сами» (Исх. 18:22)136.

Равным образом Исидор Севильский137, Рабан Мавр138 и другие греческое ἑβδομήκοντα в неокесарийском правиле переводят чрез «septuaginta seniors», т. е. поставляют хорепископов в параллель с ветхозаветными 70 старейшинами.

Впрочем нельзя скрывать, что обычно под «семидесятью» понимают семьдесят учеников Иисуса Христа (напр. Зонара и Вальсамон139, а из новейших Гефеле140, и ничем нельзя доказать, что такое понимание – ложное. Но для нас в данном случае важно то, что и при таком понимании мы не найдем доказательства, будто хорепископы носили в древности пресвитерскую степень. В Евангелии о семидесяти говорится только, что их «избрал Господь и послал их по два пред лицом Своим во всякий город и место, куда Сам хотел итти» (Лк. 10:1). От древних писателей церковных мы узнаем имена некоторых из них, как; Варнава, Сосфен, Кифа, Матфей, Фаддей, семь диаконов, а также – Марк, Лука, Иуст, Апеллес, Руф, Нигер и др.141. Но что они были пресвитеры, – это совершенно произвольное мнение, неизвестное христианской древности. Обычно отцы церкви (Ириней Лионский142, Тертуллиан143, Ориген144, Иоанн Златоуст145, а из более поздних писателей напр. Зонара146) называют их так же, как и двенадцать, т. е. «апостолами», потому что и они совершали то же самое дело распространения христианства повсюду147. Первый, кто сравнил пресвитеров с семидесятью учениками, был Беда Достопочтенный148, которому последовали Теодульф Орлеанский149, Гинкмар Реймсий150, а также составитель Лжеисидоровых декреталий151. Правда некоторые, напр. Перроне, утверждают, что уже блаж. Иepoним ставит пресвитеров в параллель с семидесятью учениками Христовыми; но совершенно неосновательно. Указывают на письмо блаж. Иеронима к Фабиоле «о сорока двух станах израильтян в пустыне». В нем бл. Иepoним, объясняя слова Числ. 33:9: «отправившись из Мара, пришли в Елим, где было двенадцать источников вод и семьдесят пальм, и поставили там стан», – пишет: «без сомнения, речь идет здесь о двенадцати апостолах, от источников коих разлитые воды напояют жаждущую почву всего миpa. Подле этих вод выросли семьдесят пальм, в которых также уразумеваем учителей второго чина, как свидетельствует евангелист Лука, что было двенадцать апостолов и семьдесят учеников низшей степени, которых также Господь посылал пред собою по двое (Лк. гл. 6 и 10). О них говорит и Павел (1Кор. 15:5, 6, 7), что Господь сначала явился одиннадцати, а потом всем апостолам, – желая показать, что одни должны считаться первыми, другие второстепенными учениками Христа152. Как видит всякий, в этих словах говорится только, что двенадцать апостолов стояли выше семидесяти учеников; но что отношение последних к первым бл. Иероним приравнивает отношению пресвитеров к епископам, этого вывести из его слов никак нельзя. Не с семидесятью учениками бл. Иероним сопоставляет в своих творениях пресвитеров, а с сыновьями Аарона153, или с семидесятью ветхозаветными старейшинами154; а св. Игнатий Богоносец говорит, что «епископ председательствует на место Бога, а пресвитеры занимают место собора апостолов»155.

Сколь неосновательно доказывать 14-м правилом неокесарийского собора пресвитерство древних хорепископов, можно заключать из того, что в 9-м веке папа Николай I, пользуясь этим же правилом, доказывал совершенно обратное, – что хорепископы должны иметь епископскую степень, ибо семьдесят учеников, с которыми они сопоставляются, «несомненно были епископами»156. Действительно, по древнему христианскому преданию, семьдесят, если и не все, то большая часть их, были епископами, а не пресвитерами. Так представляется, напр. в памятнике Σύγγραμμα ἐκκλησιαστικόν, приписываемому то Епифанию, то Ипполиту, то Дорофею епископу Тирскому, и во всяком случае появившемуся не позднее начала шестого века157.

Итак, 14-ое правило неокесарийского собора не доказывает того, что хотят им доказать. Смысл его очевидно такой: как апостолы имели ближайшими своими помощниками подчиненных им семьдесят учеников, так и городские епископы имеют помощников в лице хорепископов. Но какую степень должны иметь эти последние, правило об этом ничего не говорит.

Ничего не доказывает и то, что неокесарийское правило называет хорепископов «сослужителями» епископа: συλλειτουργοί. Правда, в древности этим именем епископы иногда называли своих священников и диаконов158, но также называли и епископов, как своих собратий, что можно наблюдать, напр., в творениях св. Афанасия Великого159.

Наконец, некоторые обращают внимание на то, что в правиле читается: «хорепископы…………. чествуемые за попечение о нищих». Если бы, – говорят, – хорепископы были епископского звания, то, как особенное основание к их чествованию, отцами собора было бы указано такое их иерархическое достоинство, а не то, что они заботятся о бедных, что представляется гораздо менее важным. Те, которые признают, что хорепископы могли быть безразлично, как епископами, так и пресвитерами, решают это возражение тем, что хорепископов возвышала не епископская степень, которой некоторые из них не имели, а лежащая на них главная их обязанность заботиться о бедных. Но если признать даже и то, что хорепископы все обязательно должны были иметь высшую степень священства, то и в этом случае приведенное возражение не имеет силы. Известно, что попечению о бедных у древних христиан придавалось особенное значение. В числе необходимых качеств, которыми должен обладать епископ, всегда поставлялась на одном из первых мест любовь к бедным «εἰ φιλόπτωχος»160. Что же удивительного, если неокесарийский собор так возвышает эту добродетель, говоря, что хорепископы чествуются за попечение о нищих? Не забудем при этом, что хорепископы были деревенскими пастырями, а население деревень, как более бедное, особенно нуждалось в помощи; следовательно, оно с уважением относилось к хорепископам действительно «за их попечение о нищих».

Нисколько не доказывает, что древние хорепископы имели только пресвитерскую степень и восьмое правило первого вселенского собора, касающееся новациан, пожелавших быть возвращенными в лоно православной церкви. Правило это читается так:

«Касательно присоединяющихся к кафолической церкви из тех, которые иногда называют сами себя чистыми161, святой и великий собор присудил, чтобы получившие у них рукоположение оставались в клире, как были. Но прежде всего они должны письменно удостоверить, что присоединятся и будут последовать определениям кафолической и апостольской церкви, то есть будут иметь церковное общение и с двоеженцами и с падшими в гонении, для чего и время установлено и срок назначен. Вообще они во всем должны последовать постановлениям кафолической церкви. Итак, если в каких-либо селениях или городах все (клирики) окажутся поставленными из них одних (чистых), то все, оказавшиеся в клире, пусть останутся в тех же званиях. Если некоторые из них будут присоединяться (к церкви) там, где есть епископ кафолической церкви, то очевидно, епископское достоинство должно принадлежать епископу православной церкви, а тот, который именовался епископом у так называемых чистых, будет иметь честь пресвитера; разве только местному епископу угодно будет, чтобы и он имел участие в чести сего имени. Если же это будет неугодно епископу, то пусть откроется для него (новообращенного) место или хорепископа или пресвитера, за тем, чтобы видно было, что он состоит в клире, но чтоб в одном городе двух епископов не было»162 (...«ἐπινοήσει τόπον ἢ χωρεπισκόπου ἢ πρεσβυτέρου, ὑπέρ τοῦ ἐν τῶ κλήρῳ ὃλως δοκεῖν εἶναι, ἳνα μή ἐν τῇ πολει δύο ἐπίσκοποι ὦσιν»)163.

Отрицающие епископское звание хорепископов обычно разсуждают: восьмое правило никейского собора говорит, что во всякой области (епархии) должен быть только один епископ; следовательно хорепископы могли быть только пресвитерами. Но нет никаких препятствий понимать соборное правило и в том смысле, что им запрещается назначать в одну и ту же область двух равноправных епископов, чем, конечно, не исключается возможность быть нескольким епископам, находящимся в известной зависимости от главного, при одинаковости степени священства с ним.

Часто указывают на 6-ое правило Сардикийского собора и 57-ое Лаодикийского, которыми будто ясно показывается, что хорепископы не могли быть епископами. Но, как сейчас увидим, и эти правила не приводят к такому заключению. Вот первое из них: «Отнюдь не следует поставлять епископов в какое-либо село или малый город, для которого и одного пресвитера достаточно. Не следует туда поставлять епископов для того, чтобы не унизить имени и власти епископов; но как я выше сказал (– говорит св. епископ Осия), епископы области должны поставлять епископов в те города, в которых и прежде были епископы. Если же окажется, что -ибо город так увеличился числом жителей, что будет признан достоин епископии, то да получит епископа»164. На Лаодикийском же соборе 57-м правилом было постановлено: «В селах или деревнях должно поставлять не епископов, но периодевтов. Что же касается уже прежде поставленных (епископов); то они не должны ничего совершать без ведома городского епископа»165.

Из этих обоих правил обыкновенно делается такое заключение: соборы запретили поставлять епископов для деревень и малых городов, но хорепископы для таких мест и поставлялись; следовательно они не были епископами166. Но всякий видит, что из соборных определений следует совершенно обратное: если собор что-либо запрещает, то именно потому, что это существует. Понимая неосновательность такого рассуждения, некоторые дают иное объяснение. Полагают, что до сардикийского и лаодикийского собора хорепископы были пресвитерами, и оба названных собора запрещают им не епископскую степень, какой они не имели, а только название хорепископами, чтобы не смешивать их с епископами. Такое понимание прямо противоречит приведенным правилам, так как в них говорится о «прежде поставленных» для сел и деревень епископах и указывается, что они должны находиться в зависимости от городского епископа. Наконец, есть еще третье мнение – более распространенное. Дают такое объяснение: хорепископы всегда были пресвитерами, а если и носили епископскую степень, то только случайно, в редких случаях; поэтому лаодикийский и сардикийский соборы запрещают не епископство хорепископов, чего и не бывало, а назначение в деревни и села самостоятельных епископов, предписывая давать туда пресвитеров – периодевтов, которые были то же самое, что хорепископы. Но в этом разсуждении ложно самое последнее положение, т. е. отожествление хорепископов с периодевтами. Ганнадий Константинопольский в своем «окружном послании ко всем святейшим митрополитам и к римскому папе», написанном в 459 году, ясно отличает обе эти должности, поставляя периодевтов между хорепископами и пресвитерами167. То же самое видим и в Юстиниановом кодексе (13, 41, 19). «Периодевт» означает собственно «посетитель», visitator, как перевел это Дионисий Малый168. В противоположность хорепископам периодевты не имели определенных приходов. Нося сан пресвитера, они обязаны были напр. освящать вместо епископа баптистерии и церкви, а главное – следить за поведением клириков и иноков; но право рукоположения им никогда не принадлежало. Таким образом учреждение периодевтов, относящееся, по всей вероятности, ко времени Лаодикийского собора, имело целью упразднить должность хорепископов, что, конечно, вовсе не означает, что хорепископы и периодевты были одно и то же169.

Но не говорит ли, что хорепископы были пресвитерами, десятое правило Антиохийского собора? В нем после указания, что хорепископы имеют право поставлять только церковнослужителей низших степеней, определяется: «хорепископ же да поставляется епископом того города, которому подчинен (его округ)»: ...«χωρεπίσκοπον δε γίνεσϑαι ὑπό τοῦ τῆς πόλεως ᾗ ὑπόκειται ἐπισκόπου». Так как право поставлять епископа обыкновенно не усвоивается одному епископу, то антиохийский собор, позволяя apxиeрею поставлять хорепископов единолично, не показывает ли этим, что последние могли быть только пресвитерами?

Ответ должно дать отрицательный, но не потому, что из истории известны случаи епископской хиротонии одним только епископом170, так как сам же антиохийский собор не одобряет этого (см. 19-е правило), но потому, что приведенное правило и не говорит о рукоположении хорепископов. Оно может быть понимаемо в том смысле, что хорепископа нельзя избирать без городского епископа, почему в подлиннике и употреблено неопределенное выражение «γίνεσϑαι», а не χειροτονεῖσϑαι. Впрочем? если γίνεσϑαι понимать даже в смысле хиротонии, что подтверждается некоторыми древними переводами171, то и в таком случае правило еще не говорит о совершении рукоположения в хорепископа одним епископом. Оно не упоминает о соборе епископов, может быть, потому, что существенно важное значение в избрании хорепископа имел городской архипастырь. Он и первенствовал при хиротонии. Не удивительно поэтому, что об нем одном только и упоминает правило, умалчивая о других. То же самое мы видим, напр., во втором правиле четвертого вселенского собора: «Εἰ τις ἐπίσκοπος… χειροιονήσῃ ἐπίσκοπον», «аще который епископ... рукоположит епископа» и т. д.

Итак, и десятым правилом антиохийского собора никак нельзя доказать, что древние хорепископы были пресвитерами.

В христианской церкви всегда признавалось, что существенным отличием епископской степени от пресвитерской служит то, что только одни епископы имеют право рукополагать других. Это видно из церковных канонов и из ясных свидетельств отцов церкви. Второе правило апостольское гласит: «Пресвитеров и диаконов и прочих причетников да поставляет один епископ», что подтверждает и 9-ое правило Антиохийского собора. В «Постановлениях Апостольских» читаем: «Пресвитеру и диакону, также и прочим клирикам повелеваем рукополагаться одним епископом, так при том, чтобы ни пресвитер, ни диакон не рукополагали клириков из мирян, но чтобы пресвитер учил, возносил (т. е. совершал Евхаристию), крестил, благословлял народ, а диакон, чтобы прислуживал епископу и пресвитерам, т. е. исправлял должность диаконскую, но отнюдь чтобы не совершал и прочего»172. Св. Иоанн Златоуст говорит: «Епископы одним только правом совершать рукоположение (τῇ χειροτονείᾳ μόνῃ) выше пресвитеров, и в этом одном заключается их видимое преимущество пред пресвитерами»173. Подобным образом и бл. Иероним спрашивает: «Что совершает епископ, что бы не совершал пресвитер, за исключением рукоположения?»174. Епифаний Кипрский разсуждает: «Чин епископов преимущественно назначен для рождения отцов, ибо ему принадлежит право умножать в церкви отцов; другой чин (пресвитерский) не может рождать отцов, он рождает церкви банею пакибытия детей, но не отцов или учителей. Как же возможно, чтобы пресвитер поставлял пресвитера, когда для поставления его не имеет никакого права хиротонии. Или каким образом пресвитер может быть назван равным епископу»175.

Но если право рукоположения всегда присвоивалось только епископам, то, говорят, его не лишались бы и хорепископы, когда мы будем признавать их имеющими епископскую степень; между тем тринадцатыми правилом Анкирского собора и десятым Антиохийского им запрещается совершать рукоположение. Отсюда делают вывод, что хорепископы были не епископами, а только пресвитерами.

Рассмотрим эти правила.

Должно заметить, что 13-ое правило анкирского собора читается не одинаково, и установить, какое чтение должно признать подлинным, в высшей степени трудно. Если не обращать внимания на те разночтения, которые не имеют особенной важности и существенно не изменяют смысла, то правило читается в следующих трех вариантах:

1) Χωρεπισκόποις μή ἐξεῖναι πρεσβυτέρους ἢ διακόνους χειροτονεῖν, ἀλλά μήν μηδέ πρεσβυτέροις πόλεως χωρίς τοῦ ἐπιτραπῆναι ὑπό τοῦ ἐπισκόπου μετά γραμμάτων ἐν ἑκάστῃ παροικίᾳ. «Хорепископам не позволяется рукополагать пресвитеров и диаконов, равно как и пресвитерам города, без дозволения епископа с грамотой в каждой eпapxии».

2) Χωρεπισκόποις μή ἐξεῖναι πρεσβυτέρους ἢ διακόνους χειροτονεῖν, ἀλλά μήν μηδέ πρεσβυτέρους πόλεως χωρίς τοῦ ἐπιτραπῆναι ὑπό τοῦ ἐπισκόπου μετά γραμμάτων ἐν ἐτέρᾳ παροικίᾳ: «Хорепископам не дозволяется рукополагать пресвитеров или диаконов, равно как пресвитеров города, без позволения епископа с грамотою в другой епархии».

3) Χωρεπισκόπους μή ἐξεῖναι πρεσβυτέρους ἢ διακόνους χειροτονεῖν, ἀλλά μηδέ πρεσβυτέρους πόλεως χωρίς τοῦ ἐπιτραπῆναι ὑπό ἐπισκόπου μετά γραμμάτων ἐν ἐτέρᾳ παροικίᾳ 176. «Не позволяется, чтобы хорепископы рукополагали пресвитеров и диаконов, также и пресвитеров города, без позволения епископа с грамотою в другой епархии».

Нам не представляется существенно необходимым пускаться в подробные разъяснения всех трех приведенных вариантов рассматриваемого правила. Для нас важно отметить, что на каком бы вapиaнте мы ни остановились, во всех одинаково право рукоположения у хорепископов безусловно не отрицается: оно предоставляется им с разрешения епископа. Таким образом анкирское правило при всех своих разночтениях прямо говорит о епископском достоинстве хорепископов177. Если им позволяется с разрешения епископа, в зависимости от которого они находятся, рукополагать пресвитеров и диаконов, то можно ли признавать, что они были только пресвитерами?

Обращаясь к древним переводам анкирского правила и толкованиям его древними канонистами, мы здесь находим полное подтверждение, что у хорепископов власть рукоположения не отрицается совершенно, т. е. и переводчиками и толкователями хорепископы признаются епископами, хотя и зависимыми.

В так называемом в древне испанском переводе, относящимся, как полагают178, к пятому веку, 13-ое анкирское правило читается: «Vicarius (vicarios) episcoporum quod graeci corepiscopos (corepiscopum) dicunt non licere presbuteros vel diaconos ordenare: sec nec presbyterum (presbuteris) civitatis sine episcopi praeceptum (praecepto) amplius aliquid iuberet (iubere) vel si auctoritatem (auctoritate) litterarum ejus in unaquaque parrochia aliquid agree»179.

«Translatio prisca», появившееся в Италии во второй половине пятого века180, имеет: «Ut non sine episcopo liceat quemquam ordinare ab iis, qui dicuntur corepiscopi. Gorepiscopis non licere presbyteros aut diaconos ordinare, sed neque presbyetriss civitatis sine jussione episcopi, sed cum eisdem litteris eundi ad singulas parocias»181.

Древний перевод также конца пятого века, известный под именем «Codex canonum ecclesiae Romanae», изданный в XVII веке Пасхазием Квеснелем182, имеет: «Vicariis episcoporum, quos graeci chorepiscopos dicunt, non licet vel presbyteros yel diaconos ordinare; sed nec presbyteris civitatis sine episcopi praecepto aliquid amlius imperare vel sine auctoritate litterarum ejus in unaquaque provincia aliquid agere»183.

У Дионисия Малого в первом его переводе (V века) читаем: «Corepiscopo non licere presbiteros, aut diaconos ordinare: sed nec presbyteros civilatis sine episcopi praecepto vel litteris aliquid agere in unaquaque paraecia»; и во втором (начала П века): «Chorepiscopis non licere presbyteros aut diaconos ordinare: sed nec presbyteris civitatis sine praecepto episcopi vel litteris in unaquaque parrochia»184.

Рабан Мавр разсматриваемое нами правило передает таким образом: «Chorepiscopis non licere presbyteros aut diaconos ordinare, sed nec presbyteros civitatis sine praecepto episcopi vel litteris in unaquaque parrochia»185.

В сирийском переводе, по латинской его передаче, правило читается в двух версиях: a) «De chorepiscopis. Chorepiscopis sacerdotum diaconorumque ordinationem non licet peragere, nec civitatum presbyteris, absque licentia episcoporum per scriptum data, licet celebrare in quovis loco»; b) «Chorepiscopo non licet presbyteros aut diaconos facere, neque ruiri neque in urbe sine venia episcopi, quae fit omni loco per literas»186.

Армянский перевод по латинской передаче: «Chorepiscopis ne liceat presbyteros diaconosque unguere, neque autem creare seu unguere presbyteros in ulla urbe sine permissu episcopi, seu per litteras, seu ipsa yoce mandantis»187.

Арабский парафраз (также в латинской передаче): «Üt non faciant (chorepiscopi) presbyteros aut diaconos omnio, neque in villa negue in urbe absque mandato episcopi: nisi rogatus fuerit episcopus hoc de re et permiserit eis, ut faciant eos, nec non scripserit eis scriptum, quod authoritatem dabit eis eadem de re»188.

Наконец византийские канонисты Зонара, Аристин, Вальсамон и Матфей Властарь пишут в объяснение правила:

Зонара: Хорепископам «без дозволения епископов, которым они подведомы, не дозволяется рукополагать пресвитера или диакона, а также и поставлять пресвитеров в городах. Ибо если они не могут рукополагать указанных лиц в селениях, в которых епископствуют, то тем более возбраняется им делать это в городах. А дозволение должно быть, как желает правило, посредством грамат, т. е. письменное, дабы не могло быть об этом какого либо сомнения, когда хорепископ говорит, что ему дозволено, а епископ или по забвению или почему либо другому отрекается.

Аристин: «Хорепископ не рукополагает без позволения епископа. Это правило без ограничения воспрещает хорепископам рукополагать без епископского дозволения».

Вальсамон: «Отцы настоящего собора определяют, что бы хорепископ не рукополагал пресвитеров или диаконов без письменного послания местного епископа, а также не рукополагал и пресвитера города»189.

Матфей Властарь: «Хорепископу не дозволяется рукополагать пресвитеров или диаконов; если же через грамоту епископа ему это будет позволено, то тогда он может рукоположить пресвитера»190.

Таковы переводы и толкования 13-го анкирского правила. Во всех них, как видим, признается за хорепископами правило рукоположения, хотя и с дозволения епископа.

Не отрицается, а подтверждается епископское звание древних хорепископов и десятым правилом антиохийского собора. Правило читается: «Τούς ἐν χώμαις ἢ ταῖς χώραις ἢ τούς χαλουμένους χωρεπισκόπους, εἰ και χειροϑεσίαν εἶεν ἐπισκόπων εἰληφότες, ἔδοξε τῇ ἁγίᾳ; συνόδῳ εἰδέναι τά ἐαυτῶν μέτρα και διοκεῖν τάς ὑποκειμένας καί τῇ τούτων ἀρκεῖσϑαι φροντίδι και κηδεμονία, καϑιστᾶν δέ ἀναγνώστας και ὐποδιακόνους και ἐπορκιστάς και τούτων ἀρκεῖσϑαι προαγωγῇ, μήτε δέ πρεσβύτερον μήτε διάκονον χειροτονεῖν τολμᾶν δίχα τοῦ ἐν τῇ πολει ἐπισκόπου, ᾗ ὑπόκεινται αὐτός τε και ἡ χώρα, εἰ δέ τολμησειέ τις παραβήναι τά ὁρισϑέντα, καϑαιρεῖσϑαι αὑτόν και ἧς μετέχει τιμῆς χωρεπίσκοπον δε γίεσϑαι ὑπο τοῦ τῆς πολεως, ᾗ ὑπόκειται, ἐπισκόπου»191. «Священному собору угодно постановить, чтобы находящиеся в деревнях или местечках (предстоятели), или так называемые хорепископы, хотя бы получили епископское рукоположение, знали свою меру и управляли подчиненными им церквами и довольствовались попечением и заботою о них, чтобы поставляли чтецов, диаконов и заклинателей, и довольствовались производством их, а не дерзали бы рукополагать ни пресвитера, ни диакона без епископа города (δίχα ἐν τῇ πόλει ἐπισκόπου), которому подчинен и он сам и его округ. Если же кто дерзнет преступить это определение, то да будет лишен и той чести, какую имеет. Хорепископ же да определяется епископом того города, которому подчинен (округ хорепископа)».

В этом правиле прежде всего должно обратить вниманиe на выражение δίχα ἐν τῇ πόλει ἐπισκόπου. Если этими словами запрещается хорепископам рукополагать пресвитеров или диаконов без позволения епископа, то следовательно с позволения последнего они могут совершать это, т. е. отцами антиохийского собора хорепископы признаются носящими епископский, а не пресвитерский сан. Однако некоторые не согласны на такое понимание. Так Вальсамон в объяснение нашего правила пишет: слова «без епископа града» не значат «без повеление», но значат «без совершения им священнодействия рукоположения»192, ибо хотя бы хорепископу и дано было повеление рукоположить пресвитера, и он совершил это, рукоположение будет недействительно (ἄκυρος), потому что ему правилами не дано власти рукополагать пресвитеров193. Такое объяснение Вальсамона обыкновенно принимается всеми теми, кто хорепископов признает только за пресвитеров. Но мы уже видели, что отцы анкирского собора (314 г.) совершенно ясно указали, что хорепископы не имеют права рукополагать в священные степени без дозволения епископа (χωρίς τοῦ ἐπιτραπῆναι ὑπό τοῦ ἐπισκόπου), чем прямо указывается, что они могли в известных случаях совершить рукоположение. Поэтому отцы Антиохийского собора, бывшего позднее (в 341 г.) Анкирского, если бы нашли нужным совершенно запретить хорепископам рукопологать диаконов и пресвитеров, то выразились бы гораздо определеннее и яснее. Припомним, что и сам Вальсамон, объясняя 13-ое правило Анкирского собора, не отрицает права у хорепископов рукополагать, если они будут иметь письменное дозволение местного епископа (см. выше). Тоже самое говорят Аристин и Зонара. С другой стороны, если принять приведенное толкование Вальсамона, тогда выходило бы, что пресвитеры – хорепископы присвоивали себе только одним епископам принадлежащее право хиротонии, и что это бывало не редко, так что собор нашел нужным обратить свое внимание на непозволительное действиe пресвитеров. Но в подтверждение этого нельзя найти исторических свидетельств. Заметим также, что Aнтиoxийский собор не подвергает извержению рукоположенных хорепископами; однако можно ли допустить, чтобы собор признал действительно имеющими священную степень тех, кто рукоположен пресвитерами?

Наконец, против Вальсамона говорят многие древние переводы. Правда, Дионисий Малый и Prisca translatio переводят с греческого буквально, т. е. неопределенно: «sine civitatis episcopo»; – «praeter сivitatis episcopum»; но другие имеют: «praeter conscientiam episcopi»194 или «praeter jussionem episcopi»195.

Итак антиохийский собор определяет, что хорепископы с дозволения местного епископа могут совершать рукоположение, т. е. признает их епископами. Такой же вывод получается из разсмотрения слов εἰ και χειροϑεσίαν εἷεν ἐπισκόπων ἐιληφότες «не смотря на то что они (хорепископы) получали епископское рукоположение». Некоторые полагают, что здесь идет речь не о том рукоположении, которое совершается при поставлении в степень епископа, а об архиерейском рукоположении при назначении в какую либо должность, напр. на должность архидиакона, эконома и т. д. Таким образом выходит, что разсматриваемое нами выражение не отрицает, что хорепископы были пресвитерами. Но буквально с греческого должно перевести: «получили рукоположение епископов». Если мы слово επισκόπων будем понимать здесь, как genetivus subjectivus, тогда получается: «не смотря на то, что они получили рукоположение, совершаемое епископами». Множественная форма «епископами» может указывать на епископскую степень хорепископов, потому что в епископа поставляют несколько епископов. Понимать это множественное число равнозначущим единственному, в смысле «кто-либо из епископов», и находит подтверждение, что хорепископы были пресвитерами, невозможно, потому что, как уже заметили, трудно предположить, чтобы пресвитеры – хорепископы присвоили себе право хиротонии. Нечего и говорить, что вполне ясно будет указываться на епископскую степень хорепископов, если мы επισκόπων станем понимать в смысле genetivus objectivus, потому что получается смысл: «несмотря на то, что они получили рукоположение, какое получают епископы».

Но некоторыми высказываются мнения, что хотя отцы антиохийского собора и говорят о действительно епископском посвящении хорепископов, однако из их же слов следует, что хорепископы далеко не все имели высшую степень священства. Указывают на выражение правила: «хорепископы должны знать свою меру, хотя бы даже (εἰ και) они (т. е. хотя бы и те из них, которые) получили епископское рукоположение». Но при таком понимании неправильно переводится εἰ και. В отличие от και εἰ (= etiamsi, хотя бы даже) εἰ και означает тоже самое, что латинск. quamquam, quamvis, tametsi, т. е. «несмотря на то что». Так переводят и древние переводы, заменяя и εἰ και или латинск. союзом tametsi (Исидоров перевод и Квеснелианово собрание), или quamvis (Дионисий Малый, Кресконий, Рабан Мавр)196.

Наконец, нельзя ссылаться и на заключительные слова антиохийского правила о рукоположении хорепископов одним епископом, как это уже было разсмотрено нами.

При определении степени священства хорепископов, по видимому, имеет некоторое значение «каноническое посланиe св. Василия Великого к хорепископам»197, написанное им вскоре после вступления на епископскую кафедру. В нем Кесарийский святитель пишет: «По обыкновению, издревле утвердившемуся в церквах Божиих, принимали служителей церковных (τούς ὑπερετούντας τῇ ἐκκλησίᾳ) не иначе, как по строгом во всем испытании; разведывали все их поведение... И cиe разыскивали пресвитеры вместе с живущими при них диаконами, доносили же о том хорепископам, которые, собрав голоса от свидетельствующих по истине и доведя до сведения епископа, таким образом причисляли служителя к числу священнослужащих (ὑπομνήσαντες τόν ἐπίσκοπον, οὓτως ἐνηρίϑμουν τόν ὑπερέτην τῷ τάγματι τῶν ἱερατικῶν). А ныне, во-первых, взяли вы (хорепископы) на себя все полномочие, отстранив меня и не принимая на себя труда доносить мне; а потом, нерадя сами о деле, дозволили пресвитерам и диаконам вводить в церковь людей недостойных, жизни неизведанной, кого пожелают они, по пристрастию, или по родству, или по каким дружеским связям. Поэтому в каждом селении много считается служителей, но нет ни одного достойного служить алтарю, как сами о том свидетельствуете, терпя недостаток в людях при избраниях (Διό πολλοί μέν ὐπηρέται ἀριϑμοῦνται καϑ΄ ἐκάστην κώμην, ἄξιος δέ λειουργίας ϑυσιαστηρίου ὀνδείς, ὡς ὑμεῖς αῦτοί μαρτυρεῖτε ἀποροῦντες ἀνδρῶν ἐν ταῖς ψηφοφορίαις)». Чтобы прекратить такое зло Святой Василий Великий предписывает хорепископам: «Прошу выслать мне список церковнослужителей в каждом селении, с означением, кем кто определен, и какого рода жизни. Но и сами у себя заведите список, чтобы сличать ваши записи с хранящимися у меня, и чтобы никому невозможно было приписать себя, когда хочет. Таким образом, если иные определены пресвитерами после первого распределения, то да будут исключены в число мирян; ваше же исследование о них да прострется далее: и если которые окажутся достойными, то да будут приняты по вашему приговору. Очистите церковь, удалив из нее недостойных, а потом исследуйте, кто достоин, и таковых примите, но не вносите в список, не донеся мне, или знайте, что принятый в церковнослужители без моего ведома, останется мирянином».

Из этого письма видно, что хорепископы «доведя до сведения епископа причисляли служителя к чину священнослужащих» (ὑπομνήσαντες τόν ἐπίσκοπον, οὓτως ἐνηρίϑμουν τόν ὑπερέτην τῷ τάγματι τῶν ἱερατικῶν). Кто же здесь разумеется под «священнослужителями» – ἱερατικοί? По мнению некоторых, так названы низшие клирики. Таким образом выходит, что св. Василий запрещает хорепископам без его ведома принимать в клир даже в низших церковно-служительских степенях. Ясно, что если мы согласимся с таким пониманием, то письмо св. Василия ничего не говорит о епископском достоинстве хорепископов. Но другие утверждают, что словом ἱερατικοί названы пресвитеры и диаконы; и следовательно Великий Кесарийский святитель, признавая хорепископов действительно епископами, требовал от них, чтобы хиротония совершалась ими непременно с его позволения, т. е. св. Василий предъявляет такое же требование, как и 10-ое правило антиохийского собора.

Какому же из этих двух толкований отдать предпочтение? Если мы обратим внимание на употребление слова ἱερατικός древними христианскими писателями, то увидим, что слово это часто указывает на хиротонию, обозначая как священных лиц трех степеней иepapxии, так и «священные» их обязанности. Например, в первом правиле Анкирского собора говорится, что пресвитерам, участвовавшим в языческих жертвоприношениях во время гонений, а потом снова начавшим подвизаться за веру, «совершать приношение, проповедывать и вообще отправлять какое-либо священническое служение (τί τῶν ἱερατικῶν λειτουργιῶν) не дозволяется». Во втором правиле того же собора теми же самыми словами (ἱερατική λειτουργία) обозначается диаконское священнослужение. В Постановлениях Апостольских диаконство (τάγμα διακονία) называется священным достоинством (ἱερατικόν αξίωμα)198. В правилах Лаодикийского собора часто отличаются ἱερατικοί от κληρικοί (прав. 27, 30, 36, 41, 42, 54, 55). В 24-м правиле этого собора определяется, что «не следует священным (ἱερατικοί) лицам, от пресвитеров до диаконов, и лицам церковного чина (της εχχλεσιαστιχης τάξεως) до иподиаконов, чтецов, певцов, заклинателей, привратников, ни лицам монашеского чина, входить в гостинницу». Таким образом отсюда видно, что пресвитеры и диаконы причисляются к классу лиц, названных ἱερατικοί.

Но можно указать не мало и таких мест, в которых ἱερατικός означает вообще клириков, как хиротонизованных, так и низших – церковнослужителей. Например, Св. Афанасий Великий ἱερατεῖον противополагает λαός, как клириков народу199. В третьем правиле Антиохийского собора ἱερατεῖον означает не только пресвитеров и диаконов, но вообще весь «священный чин»: «Если какой-либо пресвитер или диакон, или вообще кто-либо из священного чина (τῶν τοῦ ἱερατίου τις) оставит свой округ» и т. д. Часто называются словом ἱερατικοί вообще все клирики и в правилах апостольских (κατάλογος ἱερατικός, см. прав. 8, 17, 18, 63). Св. Василий Великий словом ἱερατεῖον называет вообще вес свой причет200.

Таким образом слово ἱερατικός не может указывать, кого разумел св. Василий, когда говорил, что в древности хорепископы причисляли к чину священнослужащих»: диаконов ли с пресвитерами, или низших церковнослужителей. Но из текста речи видно, что Великий отец церкви разумел последних. Он говорит, что вследствие легкого отношения хорепископов к избранно «служителей» церкви «в каждом селении много считается служителей, но нет ни одного достойного служить алтарю, как сами (т. е. хорепископы) свидетельствуете, терпя недостаток в людях при избраниях». Трудно допустить, чтобы в каждом отдельном селении было очень много пресвитеров и диаконов, но очень возможно, что церковнослужителей было действительно не мало. Это подтверждается и словами св. Василия, так как он говорит, что, несмотря на многочисленность «служителей», все-таки некого выбрать для служения алтарю, т. е. рукоположить в пресвитеры или диакона. Из всего этого вытекает, что св. Василий Великий в своем письме говорит о причислении хорепископов к чину священнослужащих – низших клириков. Но всякий видит, что если отсюда не следует, что хорепископы были епископами, то также не вытекает, что они были непременно пресвитерами.

Нельзя не обратить внимания и на другое каноническое письмо св. Василия к хорепископам201. В нем он укоряет некоторых из последних в том, что они позволяют брать деньги за поставление в священные должности, оправдываясь, что они «будто бы не грешат, потому что берут не до рукоположения, но по рукоположении» (μετά τήν χειροτονίαν λαμβάνειν). Отсюда ясно видно, что хорепископы имели право рукополагать. Но кого именно: всех ли вообще – и священнослужителей и церковнослужителей, или одних только последних? Указывают на то, что употреблено слово χειροτονια, которое прилагается к рукоположению только первых; но это неверно. Так в Постановлениях Апостольских читаем: «Рукополагая (χειροτονῶν) иподиакона, ты, епископ, возложи на него руки»: («ἐπιϑήσεις ἐπ΄ αὐτοῦ τάς χεῖρας», и т. д.). Таким образом из приведенных слов св. Василия нельзя вывести, что хорепископы носили высшую степень священства. Заметим также, что в некоторых рукописях в надписании письма вместо χωρεπισκόποις читается ἐπισκόποις202, что дает право предполагать, что свое письмо Кесарийский архиепископ адресовал не хорепископам, но епископам своей митрополии, которые должны были признавать его «яко главу» (34 апост. правило).

В пользу епископской степени хорепископов некоторые указывают203 на то, что на соборах хорепископы выступали с такими правами, как и прочие епископы, и притом в тех случаях, когда они не являлись в качестве заместителей самостоятельных архипастырей. Это видно, напр. из подписей соборов неокесарийского и никейского. Но должно заметить, что из исторических указаний в высшей степени затруднительно вывести ясное заключение о том, различались на древних соборах их участники одни от других (епископы от клира и мирян) и если различались, то чем именно, и всегда ли, на всех соборах. Следовательно, ссылка на соборы не может говорить за епископство хорепископов.

Что же должно сказать в заключение всех рассуждений о степени хорепископов?

Мы видели, что все возражения против признания за ними епископской степени довольно слабы. Отрицать, что они имели право рукополагать пресвитеров и диаконов невозможно. Таким образом должно признать, что древние хорепископы имели епископскую степень.

В христианских общинах, рано отделившихся от союза с православною церковью, напр. у несториан или армян, хорепископы первоначально были епископами, но потом постепенно начали назначаться из пресвитеров. В появившихся в пятом столетии так называемых арабских правилах (не подлинных) никейского собора, в 25-м правиле, по сиро-несторианской рецензии, Хорепископу повелевается, «в те церкви и монастыри, в которых есть нужда в пресвитерах, рукополагать (буквально – творить) их из клириков». Отсюда ясно, что несторианский хорепископ мог иметь епископскую степень. Но он мог быть и пресвитером, как это видно из того же собрания никейских канонов, именно из 28 правила, в котором за хорепископами не признается права рукоположения. В шестом веке нестopиaнскиe хорепископы уже прямо называются пресвитерами204.

В армянской церкви хорепископы еще в седьмом веке были епископами, но потом и здесь стали постепенно назначаться в пресвитерском сане205.

Что касается церковных обрядов рукоположения в хорепископы, то относительно этого мы не имеем никаких исторических свидетельств. Поэтому можно только предполагать, что так как хорепископы были епископами, то хиротония их не отличалась от епископской. Но конечно нельзя не допускать, что в читавшихся при рукоположении хорепископа молитвах говорилось об обязанностях, налагаемых на него. Равным образом, может быть, совершалось какое-либо особое церковное чинопоследование в том случае, когда хорепископ назначался на самостоятельную епископскую кафедру. Но прямых свидетельств об этом мы также не имеем.

Какие права принадлежали хорепископам?

Хорепископы были епископами «в малых» городах или «селах» ἐν ταῖς κώμαις ἤ ταῖς χώραις (10-е прав. антиох. соб.), т. е. их ведению принадлежали небольшие округа, составляющие отдельные части целой области, в главном городе который обитал начальствующий над деревенскими архипастырями епископ. Святой Василий Великий прямо указывает, что хорепископы были предстоятелями округов»206. Жили они обычно в том городе или селении, который в округе был больше и значительнее других. Но когда число хорепископов стало уменьшаться все более и более (особенно с конца VI в.), дойдя до одного для целой области (14 правило Селевкийского собора), тогда резиденция главного епископа была вместе с тем и резиденцией его помощника-хорепископа, как это видно, напр. из псевдо-никейских канонов207. Но хорепископ никогда не назывался именем города, в котором жил.

Из одного письма св. Василия Великого видно, что хорепископ избирался клиром и народом того округа, в который он назначался208. Известно, что в древней церкви таков был общий порядок избрания всех священнослужителей. Самое же посвящение хорепископа совершалось непременно при участии городского епископа. Качества, какие требовались от поставляемого в хорепископы, несомненно были те же самые, какие предъявлялись и к другим пастырям. В более позднее время в некоторых несторианских обществах в хорепископы поставляли из иноков доброго поведения209.

Находясь в зависимости от городских епископов в отношении рукоположения пресвитеров и диаконов, хорепископы имели следующие права:

1) Они рукополагали низших клириков – чтецов, иподиаконов, заклинателей; но как видим из канонического послания св. Василия Великого к хорепископам, последние все-таки должны были доносить своему епископу, кого они причислили к клиру.

2) В отличие от сельских пресвитеров, хорепископы имели право священнодействовать в городском храме в присутствии городского епископа (13 и 14 прав. неокесар. собора).

3) Хорепископы, согласно с 8 правилом антиохийского собора, могли давать мирные грамоты (ἐπιστολαί ἐιρηνικαί, epistolae pacificae) подведомым им клирикам, т. е. «грамоты увольнительные, даваемые клирикам, желающим перейти в другой город и причислиться к тамошней церкви, называемые мирными потому, что служат к утверждению мира между епископами»210.

Вот и все, что мы можем сказать о правах древних хорепископов в восточной православной церкви. Но мы находим довольно подробное изображение круга деятельности их у несториан, хотя уже за то время, когда у них эти пастыри стали назначаться из пресвитеров. Такое изображение дают нам псевдо-никейские каноны211. Согласно с ними хорепископ занимал третье место в епархии, являясь ниже только епископа и архидиакона. Его ведению подлежат все внегородские церкви и монастыри епископии212. Вместе с выбранными ему помощниками он должен объезжать всю область, посещая все приходы в ней. Он обязан заботиться, чтобы повсюду были пресвитеры, чтобы церкви и монастыри представляли ему отчет в своих доходах и расходах, а богатые из них помогали бедным213. Хорепископ должен наблюдать за сельскими пресвитерами, заботиться о благоговейном совершении ими богослужения, в особенности святой жертвы (т. е. Литургии), и вообще о надлежащем исполнении ими пресвитерских обязанностей214. Он должен прилагать старание, чтобы клирики были образованными, и чтобы освободившиеся в клире места замещались людьми достойными215. Только с позволения хорепископа пресвитеры от своих церквей могут переходить к другим216. Такое же разрешение требуется для постановления нового алтаря (св. престола) в какой-либо церкви или монастыре, а равным образом и для перенесения старого на другое место217. Без хорепископа, т. е. без его участия и присутствия, никакая деревня не может выбрать себе пресвитера, никакой монастырь – настоятеля218. Дважды в год, в начале зимы и после пасхи, хорепископ должен явиться со всем союзом сел (т. е. по другим чтениям «со всем клиром» или «со всеми священниками») к своему епископу, чтобы принять участие с ним в торжественном совершении литургии и получить от него благословение. Монахи же должны являться для этого однажды в год в назначаемое хорепископом время219. Дважды в год хорепископ является, в каждую сельскую церковь и перед собравшимися клириками и мирянами прочитывает, какие найдет нужным, церковные каноны220. Без его позволения (равно как без позволения архидиакона и епископа) подчиненные ему настоятели монастырей ничего не могут купить и продать221. Им же разбираются жалобы иноков на своих начальников222. На его обязанности лежит заботиться о вдовах, бедных, увечных в деревнях. Когда нужно, он назначает им пособия из церковных сумм223. Он же определяет, какую сумму должны платить жители его округа на покрытие епископских расходов224. Наконец вместе с архидиаконом хорепископ следит, чтобы вообще не нарушались церковные законы225. На соборах хорепископ, по псевдо-никейским канонам, не имеет права присутствовать. Он может быть приглашен только в том случае, когда нужно его показание в каком-либо судебном деле, предварительное расследование которого производил он. Тогда хорепископ занимает место на соборе налево от епископов226.

Хорепископу предоставляется право освятить деревенскую церковь, но только в том случае, если не пожелает совершить этого сам епископ227. Хорепископ принимает в клир низших церковнослужителей228, но конечно не посвящает в пресвитера. Однако он все-таки принимает участие в хиротонии последнего. 28-е правило говорит об этом так: «когда бывает нужно сотворить пресвитеров в церквах или монастырях, то приводит их (кандидатов священства) хорепископ, если он там есть, перед архидиакона, так чтобы они были приведены перед обоими, и перед обоими были допрошены и испытаны, хорошо ли знают чтение писаний. Также и каноны священства должны ими быть твердо усвоены. Если оба (архидиакон и хорепископ) увидят, что они достойны быть поставленными (в пресвитеры), тогда оба вместе должны помолиться о них, да сподобит их Господь освящения и отпущения грехов. После этого они должны привести их перед епископа, чтобы получить им пресвитерское посвящение. После поставления передает (их) архидиакон хорепископу, чтобы он особенно предостерег их не приступать к священствованию, но пребывать только в молитве, пока не изучат все каноны священствования и не явятся к хорепископу на испытание в этом. Особенно нужно заботиться о сем, ибо никто не должен без хорепископа или визитатора приступать к отправлению обязанностей пресвитерских. А если нет хорепископа при архидиаконе, то те, которые поставляются в пресвитеры, должны получить от хорепископа письмо, а он должен послать с ними периодевта, который приведет их к архидиакону и он совершит все, как повелевает канон. Без архидиакона ни хорепископ, ни епископ не имеют права приводить их к пресвитерству, ибо он есть глава служения. Но если епископ придет в страну, то хорепископ имеет право, без архидиакона, кого пожелает привести к пресвитерству. Также ни епископ, никто другой не имеет права в самой χώρα в церквах и монастырях творить пресвитеров без хорепископа, ибо он также глава служения»229. Должен принимать участие хорепископ и при поставлении нового епископа230. Вообще архидиакон и хорепископ это – две руки епископа, и когда епископ совершает богослужение, хорепископ становится налево от него231. В воскресные и праздничные дни диакон возглашает имя хорепископа при богослужении232. Когда умирает епископ, хорепископ вместе с архидиаконом идет перед его гробом. Тоже самое делает епископ при погребении хорепископа, об упокоении которого, как своего духовного отца и учителя, должно молиться все общество верующих в церквах и монастырях233. Наконец, хорепископу принадлежит настоятельство в каком-либо из монастырей, – преимущественно находящихся близко от города234.

Так изображают деятельность хорепископов псевдо-никейские правила. Такова она была у несториан и в действительности, пока хорепископы у них существовали (до ХIII в.).

В настоящее время хорепископы остаются только у иaковитов и маронитов. Иаковитские хорепископы имеют пресвитерскую степень, в порядке всех чинов иepapxии седьмую; обязанности их напоминают обязанности периодевта или благочинного235. У маронитов каждая епископия делится на несколько отдельных частей и каждой части или округу епископ назначает хорепископа. Во главе всех хорепископов поставляется тот из них, который живет в одном городе с епископом. Он называется протопопом (protopapas), протопресвитером или архипресвитером и считается как бы заместителем епископа. Маронитские хорепископы с позволения пaтpиapxa имеют право совершать таинство помазания (т. е. миропомазания) и рукополагать в низшие церковнослужительские должности, но последнее только с письменного дозволения. Рукоположение в иподиакона дозволяется хорепископам лишь в случае крайней необходимости. Хорепископам предоставляется у маронитов также право освящать баптистерии, церкви, алтари и т. д.; им же принадлежит надзор в своем округе за клириками, монахами и мирянами. Поэтому в маронитской молитве, которая читается при поставлении хорепископа, говорится: «Да повинуются тебе левиты и да содрогаются перед величием твоим; да боится и народ пренебречь слово уст твоих; да получают от тебя вельможи законы и повеления, и среди всех племен земли да распространится слава о священстве твоем»236. При поставлении своем маронитский хорепископ получает пасторский жезл, митру, паллиум (pluviale) и два креста. Но в присутствии епископа он может пользоваться этими знаками отличия, т. е. напр. брать в руку крест или возлагать на голову митру, только с позволения своего архипастыря. Если маронитский хорепископ пожелает поступить в монастырь, то он должен возвратить епископу внешние знаки своего сана, и одевшись иноком, уже не может более называться хорепископом и пользоваться правом рукоположения в низшие церковные должности. Наконец, должно заметить, что у маронитов при их пaтpиapxе живут титулярные хорепископы, т. е. назначенные для разоренных селений, в которых маронитов в настоящее время уже нет. Такие хорепископы обыкновенно совершают богослужение в патpиaршей церкви237.

Заключим свою речь о хорепископах. Если спросить, имеют ли наши викарные apxиepeи сходство с этими древними архипастырями, – то ответ должно дать утвердительный. Хорепископы не были пресвитерами, но, как викарные нашего времени, носили святительский сан и так же, как они, находились в зависимости от главного епископа.

Прот. Н. Добронравов.

* * *

1

Кроме сочинения Гилльмана, мы также пользовались трудом Harnack-a, «Mission und Ausbreitung des Christentbums in den ersten drei Jahrhunderten» (2 Aufl. Lpz. 1906); и старинными церковно археологическими сочинениями: Bingham’a «Origines sive antiquitates eccolsiasticae», lib. II, cap. XIV (Vol. I. edit. Halae Magdeburg. 1751); Binterim-a, Die vorzügl. Denkwürdigkeiten der christ. – Katholisch. Kirсhе». 1 Bd. 2 ThI. (Mainz 1825); Augusti, «Handbuch der christlichen Archäologie», I Bd. (Lpz. 1836).

2

Подробнеe об этом слове см. Passow, Handwörtebuch der griech. Sprache II, 2. Lpz 1857, S. 2245 f; Pape, Griechisch – Deutsches Handwört. II. Braunschw. 1880. S. 1387. Schleusner, Novum lexicon graeco-latinum in. Novum Testamentum 11. Lpz. 1808, p. 1371 sq.

3

Concil. Neoces. can. 12; concil. Antioch. c. 10.

4

Concil. Nicaen. can. 8; concil. Laodic. can. 57.

5

Euseb. Hist. eccl. VII. 30. Migne, P. G. XX, 713.

6

Conc. Antioch. c. 10.

7

Conc. Neoces. can. 14.

8

Rabani Mauri, Dе instit. cleric. I, 5. cм: Migne, P. L. CVII, 301.

9

Augusti, I, 214.

10

См. Migne, P. G. LXXXII, 1543.

11

См. Augusti, I, 214.

12

Gillmann, 4.

13

Thomassin L. (Vet. et nov. disciplina eccl. circa beneficia Lugd. 1706. р. 1, l. 2, с. 1, n. 8): «Chorepiscopos tria priora saccula habuisse nullos eosque noviter institutos esse quia non fuisse his temporibus in agris eccle sias constitutes». Cм. Augusti 1, 215.

14

Rabani Mauri, «Si liceat chorepiscopis presbyteros et diaconos ordinare cum consensu episcopi sui». Migne, P. L. CX, 1197.

15

Gillmann, 13.

16

Augusti, I, 215 f. f.

17

Clement. Roman., 1Corint, h. XLII; см. Migne P. G. I, 292–293.

18

Διδαχή τῶν δώδεκα ἀποστόλων – X, 7; XI, 3, 7–11; XIII, 1, 3, 4, 6; XV, 1, 2.

19

О пророках в древнейшем христианстве см. Gebhart-Harnack, Texte und Untersuchungen zur Geschichte der altchristl. Literatur, II, 1, и 2. Leipz.1884), S. 119–131; Renesse, Die Lehre der zwölf Apostel. Giessen, 1897, S. 63 f. f.; в русской литературе у проф. Лебедева А., Духовенство в древней вселенской церкви. Москв. 1905, стр. 12–22.

20

Migne. Patr. graec. ХХ, 141; по русскому переводу истории Евсевия (СПб. 1858) стр. 60.

21

Ер. ad Traian, 96 (97): «Multi enim omnis aetatis, omnis ordinis, ????usque sexus etiam vocantur in periculum et vocabuntur. Neque civitates tantum, sed vicos etiam atque agros superstitionis contagio pervagata est».

22

О существовании христиан в Понте и Вифинии уже при апостолах узнаем из 1Пет. 1:1.

23

Luciani, Aletander seu Pseudomantis, 25, 38. (См. Opera Luciani ed. G. Diondorfii, Parisii, 1847, p. 334, 338).

24

Память их празднуется в восточной церкви 1-го февраля, а в западной 10 ноября.

25

См. Ruinart, Acta martyrum. Ratisd. 1859, p. 208 sq.

26

Eusebii, Hist. Eccl. – III, 23, 31 (Migne, P. G. XX, 256 sq.; 2 80 sq.; по русск. перев. стр. 134 и сл. 150 и сл.; V, 24 (Migne, ibid. 493 sq.; по русск. перев. стр. 281 и сл.) Clemens Alex. Quis dives salvetur. c. 42. Migne, P. G. IX, 648 sqq.

27

Euseb. Hist. eccl. V, 16; см. Migne, P. G. XX, 464; русск. перев. стр. 263 и сл.

28

Euseb. Hist. eccl. VII, 7; см. Migne, ibid. 648 sq.; пo русск. пер. 369 и сл.

29

Euseb. Hist. eccl. V, 20; см. Migne, P. G. XX, 484 sq.; пo русск. перев. стр. 275 и сл.

30

См. об этом Acta Sanct. Bolland. Febr. I, dies 1, p. 38.

31

Acta s. Pioni с. II. См. Act. Sanct. Bolland. ibid. p. 41.

32

Clement. Atexand. Stromata, VI, 18; Migne, P. G. IX. 40.

33

Origenis, Contra Celsum, Ш, 9; Migne, P. G. XI, 932.

34

Euseb. Hist. eccl. XX, VI, I; Migne P. G. XX, 521; по русск. пер. стр. 294.

35

Euseb. Hist. eccl. VI, 42; Migne XX, P. G. 613; по русск. пер. стр. 352.

36

Арсияоэ – город в Египте, в провинции Гептаномос.

37

Euseb. Hist. eccl. VII, 24; Migne P. G. XX, 692 sq.; по русск. перев. стр. 396 и сл.

38

Euseb. Hist. eccl. VII, II; Migne P. G. XX, 661 sqq.; по русск. пер. стр. 376 и сл.

39

Athanas., Vita s. Anton. (Migne, Patr. Graec. XXVI, 840 sq.; no русск. переводу творен. св. Афанасия III, 205 Москв. 1853); Sozomeni Hist. eecl. 1,13 (Migne, Patr. Graec. LXVII, 896).

40

Gillmann, 19.

41

Euseb. Hist. eccl. III, 19–20; Migne, P. G. XX, 252 sq., по русск. перев. стр. 131 и сл.

42

Euseb. Hist. eccl. P. G. VII, 12; Migne, XX, 673; по русск. пер. стр. 383.

43

Евсевия Памфила сочинения в русск. перев., П. «о палестинских мучениках» гл. X. Москв. 1850, стр. 33.

44

Там же, гл. XI, стр. 42.

45

Euseb. Hist. eccl. VIII, 13; Migne P. G. XX, 773; по русск. пер. стр. 451.

46

Евсевия Памфилова, о названиях местностей, встречающихся в Свящ. Писании, и бл. Иеронима, о положении и названиях еврейских местностей, перевод на русск. И. Помяловского. Спб. 1894, стр. 15 и 80.

47

Epiphanii Haer. 29, 7. 30, 2(Migne Patr. gr. XLI, 401, 408).

48

См. у Евсевия в указ. сочин., по русск. перев. и Памяловского стр. 86.

49

Euseb. Hist. eccl. VIII, 13. (См. Migne P. G. XX, 773. по русск. перев., стр. 451.

50

См. Gillmann, 20.

51

Ignatii ad Philad. X, Migne P. G. V, 837. по русск. перев. о П. Преображенского («Писания мужей апостольских») стр. 416 и сл. Мскв. 1862.

52

Euseb., Hist. eccl. VII, 30. Migne, XX, 709 sq., по русск. перев. 409 и сл.

53

Gillman 22.

54

Migne, P. G. I. 379 sqq.

55

См. Acta Sanct. Bolland. Novembr., tomi secundi pars prima, p. (105), (115).

56

Euseb., IX, 6. Migne, Patr. gr. XX, 808

57

Harnack, Die Mission und Ausbreitung des Christentums in den erstcn drei Jahrhunderten. Lpz. 1906, Bd. 2, S. 117.

58

Cap. 39. Cм. Migne, P. G. X, 1492.

59

У нас в России это «Паломничество» издано Палестинским обществом на подлинном латинском языке, с переводом на русский и учеными примечаниями, под заглавием: «Peregrinatio ad loca sancta saeculi IV exeutis, edita, rossice versa, notis illustrata ab loh. Pomialowsky» (Паломничество по святым местам конца IV века, изданное, переведенное и объясненное И. В. Помяловским» Спб.1889).

60

Сар. 20. См. указанное издание, стр. 33 и 134.

61

Harnack. cit. op. S. 168.

62

Acta martyrum selecta, herausgegcb. von 0. Gebhardt, Berlin, 1902 S. 1660.

63

Tertulliani, ad scapul. 3 (Migne, P. L. I, 702.

64

Philostorg. Hist. eccl. II, 5 (Migne, P. G. LXV, 468).

65

Gillman, 22.

66

Martyrium s. Theodori Ancyrani et septem cum eo virginum. Auctore Nilo, teste oculato с. I, p. 10. Acta Sanct. Bolland. Maji. t. IV, dies 18 p. 153.

67

Gregor. Nyss. Vita s. Gregor. Thaumat. Migne P. G. XLVI, 953.

68

Euseb., Hist. eccl. V, 21, VI, 21, 34–36, VIII, 4 (Migne P. G. XX, 485 sq., 573, 596 sq., 749, по русск. перев., стр. 278, 126, 339 и сл., 432.

69

Swete Н. В. Theodori Mopsuesteni in epp. b. Pauli commentarii, Cambridge 1880–1882, II, 121–125. Цитируем no Gillman-y, S. 26 f.

70

Theodoriti, interpret. epist. I Timoth. III, I (Migne, P. G. LXXX, 804).

71

Rabari Mauvi, in epist. ad Philipp, с. 1 (Migne, P. G. CXII. 479, in epist. ad Timoth. с. III. Migne, ibid. 603–605).

72

Это видно, напр., из 2 и 3 глав Апокалипсиса, из послания св. Игнатия Богописца к Филадельфийцам (с. 10, Migne, Patr. graec V, 706, по русск. переводу, стр. 416) и из сочинения Климента Александрийского: «Какой богач спасется, (с. 42. Migne P. G. IX, 648).

73

Euseb. Hist. eccl. V, 24 (Migne XX, 493, по русск. перев. стр. 283).

74

См. Gillmann, 29.

75

Euseb., Hist. eccl. V, 16 (Migne, P. G. XX, 464, sq.: по рус. пер. 263 и сл.).

76

Euseb., Hist. eccl. VII, 30 (Migne XX, 709, sq., по русск. перев. 412).

77

См. у Gilmann-а, 30.

78

ibid. 29.

79

Sozomeni, Hist. eccl. VII, 29. Migne P. G. LXVII, 1476.

80

Euseb., Hist. eccl. – VIII, I (Migne, R. G. XX, 740 sq. по русск. перев. стр. 418).

81

Hefele, Conciliengeshichte Bd. I Freiburg. 1855. S. 189, 210.

82

Hefele, I, 190.

83

Mansi П, 548 (см. Gillmann 34). Срвн. «Дения девяти поместных соборов, издаваемые при Казанской Духовной Академии в русском переводе». Казань 1877, стр. 21–22.

84

Gelzer-Hilgenfdd-Cuntz, Patrum Nicaenorum nomina latine, graece, coptice, syriace, arabice, armonice, Lips. 1898, p. LX–LXIV (Gillm. 34).

85

В арабском списке 318 отцов, присутствовавших па первом вселенском соборе, указано без обозначения провинции 20 хорепископов, но только имена восьми совпадают с приведенными выше: Менетий, Завулон, Андрей Евфросин (=Евдромий), Алтам, Родон, Pyфий, Baсиан (Василий), Акила, Апиан, Мина, Евлалий, Селевк, Ахад, Павел (вероятно Фанад), Исихий, Горгоний, Галлиан, Просциан, Нунехий (Gelzer, 149, 151, 153, 159, 165, 167, 171, 173, 177). Но должно заметить, что этот список не пользуется особенным доверием (Gelzer LXVIII). То же нужно сказать и о другом перечне (Cod. Vatic. reg. 44), в котором встречается еще одно новое имя «Λεόντιος χωρεπίσκοπος».

86

Кроме названных пяти каппадокийских хорепископов, нам известны по имени из более раннего периода еще два: Максим и Тимофей, пострадавшие за Христа. АА. SS. Novembr. II pars I, p. LXIII (144) Palladii, Lausaicus c. 106 (см. Migne P. G. XXXIV. 1227).

87

Athanas, Apolog. contra Arian, c. I, 71 (Migne P. G. XXV, 248, 373, по русск. перев. т. I, Мскв. 1851, стр. 189, 283).

88

Gelzer, 35.

89

Gillmann, 36.

90

«τοῖς κατά πᾶσαν πόλιν καί χώραν ἀγίοις ἐπισκόποις» См. Act. mart. selecta, v. Gebhardt. S. 166.

91

Act. Sanct. Bollahd Nov. II, pars I p. LXIII, (95).

92

Athanas. Apolog. contra Arian c. 85 (Migne P. G. XXV, 400; по русск. перев. I, 301–302).

93

Socratis, Hist. eccl., I, 27 (Migne P. G. LXVII, 153).

94

Athanas., Apolog. contra Arian c. 71; ep. ad Dracont. (см. Migne P. G. XXV, 377, 524, по русск. перев. I, 283, 393).

95

Athanas., epist. ad. Antioch. (Migne P. G. XXVI, 808; по русск. перев. III, 196. Мскв. 1853). Были ли другие местности, в которых, подобно Александрии, в эпоху первого вселенского собора не существовало хорепископов, не известно.

96

Sozomeni, Hist, eccl., II, 13 (Migne, P. G. LXVII, 967 sq.).

97

Basilii, epist. 53, 54, 142. (Migne., P. G. XXXII, 396 sq., 400, 592: пo русск. перев. VI, 133 и сл. 283. Сергиев Пос. 1892).

98

Gregor Naz., De seipso, v. 457 (Migne., P. G. XXXVII, 1060).

99

Gillmann, 30.

100

Basil., epist. – 24, 291 (Migne P. G. ХХХП, 297, 1032; по русск. перев. т. VI, Сергиев Посад 1892, стр. 65: т. VII, стр. 273). Срв. Palladii, Laus. с. 106 (Migne P. G. XXXIV, 1211, по русск. перев. изд. 3 Спб. 1873, стр. 319).

101

Sozomeni, Hist, eccl., VI, 84 (Migne P. G. LXVII, 139). Василиада получила такое название потому, что была основана Василием Великим.

102

Gregor Naz., epist. 152. (Migne P. G. ХХХVП, 257. по русск. перев. т. VI, Мскв. 1848, стр. 224).

103

Gillmann, s. 27.

104

Sozomeni, Hist, eccl., VII, 19 (Migne P. G. LXVI, 1476).

105

Sinesii, epist. 67, 76 (Migne P. G. LXVI, 1412 sq., 1441). Впрочем должно заметить, что по мнению некоторых (см, Gillmann, 44) Синезий разумеет не хорепископов, а самостоятельных архипастырей.

106

Theodor. Hist. rel. с. 26 (Migne P. G. LXXXII, 1472).

107

Mansi IV, 1125, 1217: «Καισάριος χωρεπίσκοπος πόλεως Ἀλκῇς ὑπέγραψα». См. Gillmann, 45. Срв. по русск. перев. Деян. вселен. собор. I, 598. Казань 1859.

108

Он называется то епископом, то хорепископом (Mansi, IV, 1357, 1361. см. ibid.).

109

См. Gillmann, 45. – В латинском переводе деяний того же ефесского собора, читанных также и на соборе халкидонском, упоминается о хорепископах в провинции Asia proconsularis. Именно в актах шестого деяния говорится о лидийских хорепископах Евтихии и Зеноне, что они отрекаются от ереси четыредесятников и входят в лоно церкви православной. Cons. Ephes act. VI: «…Eutichius vilae Aulacis…»… «Zenon chorepiscopus Quartodecimanorum» (Mansi IV, 1358, 1362. См. Gillmann, 37). Conc. Chalced …«Eutichius chorepiscopus, de vico Aulacis, primus tessarescacitetarum…» …« Zenon chorepiscopus Quartodecimanorum haereseos» (Mansi IV, 893. См. ibid). Впрочем, в греческом тексте соборных актов тот и другой называются не хорепископами, а просто деревенскими жителями. «Ευτύχιος Αὔλακος χωρίου». «Ζήνων χωρίου Ζαγόρου». См. Mansi IV, 1357, 1361. См. ibid.

110

Mansi VI, 569, 944: VII, 121, 145. Cм. ibid.

111

Mansi VI, 572, 945: VII, 122, 148. Cм. ibid.

112

Mansi VI, 577, 949: VII, 126, 160. Cм. ibid.

113

Mansi, loc. cit.

114

Mansi, loc. cit.

115

Theodor., epist, 113, 116 (Migne P. G. LXXXIII, 1317, 1225).

116

Gillmann, S. 45–46.

117

Lex 42. § 9 C. de episc. et cler. 1. 3.

118

Balsamon, in can. 13 conc. Ancyr.: «ἐπεί δέ ὁ τῶν χωρεπισκόπων βαϑμος παντελῶς πράκτησεν». Migne, P. G. CXXXVII, 1160.

119

Braun. De sancta Nicaena Synodo. Münster 1898.

120

Gillmann, 47 ff.

121

Срвн. 8 прав. первого вселенского собора и 18 прав. антиохийского собора.

122

Gillmann, 5152.

123

Gillmann, 53.

124

Migne. P. G. СХХХVП, 1304. См. также «Правила св. поместных соборов с толкованиями». Вып. I, стр. 166. Мскв. 1880.

125

Gillmann, ibid.

126

Rabani Mauri, Si liceat chorepiscopis et cet. (Migne P. L., CX, 1197).

127

Baronii, Annal. ad a. 357, n. 67.

128

Petavius, Animadv. ad Epiph. Haer. 69 (Migne, Patr. graec. XLII, 1045–1049.

129

Binghami, Originum sive antiquitatum liber – II, cap. 14, § 4. Halac Magd. 1751, p. 195 sq.

130

Binterim, Bd. I Th. II S. 392, 394.

131

Augusti, Handb. d. christ. Archäol. I Bd. Lpz. 1836. S. 215 f.

132

Harnack, Mission und Ausbreitung des Christentums in den erstcn drei Jahrhunderten 2 Autl. Bd. I, S. 389 fl. Leipz. 1906.

133

«Ἐπιχώριοι πρεσβύτεροι ἐν τῷ κυριακῷ τῆς πόλεως προσφέρειν οὐ δύναναι παρόντος ἐπισκόπου ἤ πρεσβυτέρων πόλεως, οὔτε μήν ἄρτον διδόναι εἰ ἐυχῇ οὐδέ ποτήριον ἐάν δέ ἀπῶσι και εἰς εὐχήν κληϑῆ μόνος δίδωσιν».

134

«Οἰ δέ χωρεπίσκοποι εἰσί μέν εἰς τύπον τῶν ἑβδομήκοντα ὡς δέ συλλειτουρχοί διά τήν σπουδήν τήν εἰς τούς πτωχούς προσφέρουσι τιμώμενοι».

135

В Вульгате читается «избрал семьдесят двух» – «septuaginta duos». Так читается и в некоторых древних греческих кодексах. См. об этом Keil, Commentar über die Evangelien des Marcus und Lucas. Leipzig. 1879, S. 320.

136

Gillmann, 57.

137

«Vicarii autem episcoporum, quos graeci chorepiscopos vocant, constitute sunt quidem ad exemplum septuaginta seniorum». Isidori, conc. Neoc. 13 (Migne, P. L. LXXXIV, 110–111).

138

«Et chorepiscopi, qui vicarii sunt episcoporum, ad exemplum. LXX seniorum constituti sunt». Rabani Mauri, De cleric. constit. I, 5. (Migne, P. L. СVII, 301).

139

См. Migne, P. G. CXXXVII, 1223, 1232.

140

Hefele, Conciliengeschichte, I, 218.

141

Климент Алекс. (Stromat. II, 20: см. Migne, P. G. VШ, 1060), Папий Иерапольский у Евсевия (Hist. eccl. III. 39: см. Migne P. G. XX, 296; пo русск. перев. стр. 163 и след.); Епифаний (Adv. haeres, 20: Migne P. G. XLI, 277).

142

Jren, Adv. haer. II, 23. п. 1 (Migne, Patr. graec. VII, 780).

143

Tertull., Adv. Marcion. IV, 24 (Migne, Patr. lat. II, 448).

144

Origen., In Numer. hom. 27, n. II (Migne, Patr. graec. ХII, 792).

145

Chrysostom., hom 38 n. 4 in I Corinth. (Migne Patr. graec. LХ, 362; пo русск. перев. т. 10, Спб. 1904, стр. 389).

146

Zonaras, in с. 14 Neocaes., in с. 10 Antioch. (Migne P. G. LXXXVII, 1232, 1303).

147

Hieronumi, epist. LXXXIII, ad. Fabiolam. (См. Migne, P. L. XXII, 704; по русск. перев. т. II, Киев 1864, стр. 304).

148

Объясняя слова Лк. 10:1: «после сего избрал Господь и других семьдесят», Беда Достопочтенный пишет: «Sicut duodecem apostolos formam episcoporum exhibere, simul et praemonstrare nemo est qui dubilet, sic et hos septuaginta duos figuram presbyterorum, id est secundi ordinis sacerdolum gessisse sciendum est». Baedae Venerab. in Luc. lib. III, с. X. (Migne P. L. ХСII, 461).

149

«Sicut enim episcopi Apostolorum in Ecclesia, ita nimirum presbyteri caeterorum discipulorum Domini vicem tenent». Theodulfi, capitula ad presbyt. I (Migne, P. L. CV, 192).

150

Hincmari, ad proceres, de instit. Carolomanni, с. IV. (Migne P. L. CXXV, 995); ad episc. regni, с. IV (ibid. 1091): opusc. с. XV (Migne, CXXIV, 331); epist. XXXII, 4 (ibid. 232).

151

Gillmann, 60.

152

Hieronyn., epist. LXXVIII, ad. Fabiol. (Migne, Patr. Lat. XXII, 705; по русск. перев. т. II, Киев 1864, стр. 304).

153

Мы имеем в виду слова бл. Иеронима в его письме к Непоциану об образе клириков и монахов. Так как это место в наше время может иметь значение и в других отношениях, то считаем не лишним привести его здесь: «Я говорю также, что епископы должны считать себя священнослужителями, а не господами (по другому варианту «отцами, а не господами»), должны чтить клириков, как клириков, чтобы и от них получать епископскую почесть. Известно изречение оратора Домиция: «зачем, – сказал он, – я буду считать тебя начальником, когда ты не считаешь меня сенатором?». Мы знаем, что чем были Аарон и сыновья его, – то же самое епископ и пресвитеры: Един Господь, един храм, едино также и служение. Будем вспоминать всегда, что апостол Петр заповедует священникам: «пасите еже в вас стадо Божие посещающе не нуждою, но волею и по Бозе: ниже неправедными прибытки, но усердно; ни яко обладающе причту, но образи бывайте стаду. И явльшуся пастыреначальнику, приимите неувядаемый славы венец» (1Пет. 5: 2–4). В некоторых церквах есть плохой обычай, что пресвитеры в присутствии епископов молчат и ничего не говорят, как будто бы сии последние или не любят, или не удостаивают выслушивать их. Аще ли иному, – говорит ап. Павел, – открыется седящу, первый да молчит. Можете бо все по единому пророчествовати, да вси учатся, и вси утешаются. И дух пророческий пророком повинуется. Несть бо нестроения Бог, но мира (1Кор. 13:30–32). Сын премудр – слава отцу (Притч. 10:11). Епископ может радоваться своему суду, если избрал Христу таких священников». Hieronymi epist. LII (Migne P. L. XXII, 534; по русск. перев. т. II, стр. 64).

154

Hieronymi. epist. ad. Tit. I, 5 (Migne P. L. XXVI, 598). Срвн. Montan., ep. Toled. epist. ad presb. Palent. п. 3 (Migne, Patr. lat. LXV, 52).

155

К Магнезийцам, гл. 6, к Траллийцам, гл. 2 и 3, Смирнянам, гл. 8 (по русск. перев. «Писания мужей Апостольских» о. Преображенского. Москв. 1862, стр. 389, 396, 397, 421).

156

Nicol., epist. ad Rudulf. archiep. Bituricen. (См. Migne P. L. CХIХ, 884): «Ad formam enim Septuaginta chorepiscopi facti sunt, quos quis dubitet episcoporum habuisse officia?».

157

Migne, Patr. gr. XLII, 1060–1065.

158

Euseb., Hist. eccl. VII, 30 (Migne, P. G. XX, 709, по русск. перев. стр. 409).

159

Gillmann, 64.

160

Уже в древнем памятнике, «canones ecclesiastici», который относят к концу второго века, говорится (с. 16): «епископу надлежит быть непорочным, нищелюбивым (εἰ φιλόπτωχος), честным, не пьяницей, не корыстолюбцем, не лицеприятным, не женатым, а если не так, то мужем одной жены». Из более позднего времени срвн. 25-е прав, антиох. соб. и 142 письмо св. Василия Великого (Migne P. G. ХХХII, 592. по русск. перев. т. VI, Сергиев Посад 1892, стр. 283).

161

Чистыми (καϑαροί) называли себя последователи Новата, пресвитера римской церкви, который учил, что падших во время гонений, также двоеженцев, как нечистых, недозволительно принимать в общение церкви, и что даже не должно принимать от таких людей покаяния.

162

Деяния вселенских соборов в русск. пер. т. I, стр. 166–167. Казань 1859.

163

Hefele, Conciien Geschichte I. 392 Freiburg. 1855.

164

«Μή ἐξεῖναι δε ἁπλῶς καϑιστᾶν ἐπίσκοπον ἐν κώμῃ τινί ἢ βραχέιᾳ πολει τινι και εἷς μόνος πρεσβίτερος ἐπαρχεῖ, οὐχ ἀναγκαῖον γάρ ἐπισκόπους ἐκεῖσε καϑίστασϑαι, ἵνα μή κατευτελίζηται τό τοῦ ἐπισκόπου ὄνομα και ἡ αὑϑεντία, ἁλλ΄ οἱ τῆς ἐπαρχίας, ὡς προεῖπον, ἐπισκοποι ἐν ταύταις ταῖς πόλεσι καϑιστᾶν ἐπισκόπους ὀφείλουσιν, ἔνϑα και πρότερον ἐτύγχανον γεγονότες ἐπίσκοποι εἰ δέ εὑρίσκοιτο οἳτο πληϑύνουσά τις ἐν πολλῷ ἀριϑμῷ λαοῦ πόλις, ὡς ἀξιαν ἀυτήν και ἐπισκοπῆς νομίσεσϑαι, λαμβανέτω». По латинскому переводу Дионисия Малого это правило читается: Licentia vero danda non est ordinandi episcopum aut in vico aliquo aut in modica civitate, cui sufficit unus presbyter, quia non est necesse ibi episcopum fieri, ne vilescat nomen episcopi et auctoritas. Non debent illi et alia provincial invitati facere episcopum, nici aut in his civitatibus, quae episcopos habnerunt, aut si qua talis aut tam populosa est civitas, quae mereatur habere episcopum.

165

«Ὃτι οὐ δεῖ ἐν ταῖς χώμαις και ἐν ταῖς χώραις χαϑίστασϑαι ἐπισκόπους, ἀλλά περιοδεύτας τούς μέντοι ἤδη προκατασταϑέντας μηδέν πράττειν ἄνευ γνώμης τοῦ ἐπισκόπου τοῦ ἐν τῇ πόλει». Дионисий Малый перевел это правило: Quod non oportet in vicis et redionibus episcopos constituti, sed curatores, eos autem qui ante hae constituti fuerunt, nihil agere sine consensu episcopi civitatis; similiter autem et presbyteros, nihil agere sine consensu episcopi (Migne; Pl., LXVII, 76). По другому же его переводу это правило читается: «Quod non oporteat in villulis aut in agris episcopos constitui, sed visitatores. Verumtamen jampridem constituti nihil faciant praeter conscientiam episcopi civitatis; similiter et presbyteri, praeter consilium episcopi nihil agant» (Migne; ibid. 170).

166

Natalis Alexander и др., см. Gillmann 67.

167

Migne, PG. LXXXV. 1617.

168

Migne PL. LXVII, 170. По Свицеру периодевт означает «врач».

169

О периодевтах см. Herzog-Hauck, Realencyklop. XV Art. Achelis, «Реriodeuten». S. 159 f. Сравн. Binterim, Denkwürd. I, I 559 f.; Augusti. I, 219 f.

170

В «Постановлениях Апостольских» мы читаем: «Епископ да рукополагается тремя или двумя епископами. Если же кто рукоположится одним епископом, то да будет извержен и он и рукоположивший его. А если рукоположиться ему одним епископом заставит необходимость, по невозможности присутствовать большему числу епископов, во время говения или по другой подобной причине, то да представит он coгласиe на то большего числа епископов». (Constit. apost. VII, 27 Migne, PG, I. 1121 sq; по русск. пер. стр. 287). Таким образом отсюда видно, что у древних христиан допускалась возможность и единоличного рукоположения во епископа. Многократное же и настойчивое запрещение на соборах четвертого века рукополагать во епископа одному епископу (4-ое правило первого вселенского собора; 19-ое правило антиохийского; 12-ое лаодикийского, и др.; срвн. I-ое апост. правило) показывает, что такие случаи были не редки, так что соборы обращают на это серьезное внимание, видя, какой отсюда проистекает для церкви вред.

171

10-ое правило антиохийского собора переводят и толкуют: Дионисий Малый: «Chorepiscopus autem fiat ab episcopo civitatis cui subjicitur» (Migne, PL.; LXVII, 64); и в другом месте: «Chorepiscopum vero civitatis episcopus ordinet, cui ille subjectus est» – (ibid. 161); Исидор Севильский; «Chorepiscopus autem ab episcopo civitatis vel loci, cui adjacet, ordinandus est» – (Migne, PL. LXXXIV; 125); Рабан Мавр (De cler. instit. I, 5): «hi autem a solo episcopo civitatis, cui adjacent, ordinantur, sicut presbyteri» (Migne, PL, СVII, 301); Вальсамон: «και ᾡρίσϑη παρ ἀυτου ἐπισκόπου τῇς πόλεως γίνεσϑαι τόν χωρεπίσκοπον, ἳνα ὑπόκειται αὐτῇ» (Migne, PG., CXXXVII; 1301); Зонара: «τούς χορεπισκόπους δέ οἱ τῶν πολεων ποιοῖσι ἐπίσκοποι, αἷς ὑπόκεινται» – (ibid. 1334); Аристи???: «ὁ τῆς πόλεως δέ ἐπισκόπος ποιεῖ χωρεπίσκοπον» (ibid. 1304).

172

Constit. apostol., III, 20 (Migne, PG. I, 804 sq.; по русск. пер. стр. 120).

173

Chrysost. Ноm. II, п. I in ep. ad Tim. (Migne, PG. LXII, 553; по русск. перев. т. XI. Спб. 1905, стр. 690).

174

Hieronym., epist. CXLVI, ad Evangel. (Migne, PL. XXII, 1194).

175

Epiphan., Haetres LXXV, п. 4, 6 (Migne, PG. XLII, 508, 512).

176

См. Gillmann, 74 sq.; там же указаны и все другие разночтения. В принятой у нас «Книге правил» читается: «χωρεπισκόποις μή ἐξεῖναι πρεσβυτέρους ἢ διακόνους χειροτονεῖν, ἀλλά μήν μηδέ ἐπισκόποις ἑτέρων πόλεων εἰς ἐτέρας, χωρίς τοῦ ἐπιτραπῆναι ὑπό τοῦ ἐπισκόπου μετά γραμμάτων, ἐν ἑκάστῃ παδροικίᾳ», чему в славянском переводе соответствует: «не подобает хорепископам поставлять пресвитеров или диаконов, но ниже епископам иных городов во иные, кроме позволения епископа, чрез грамоту по каждой епархии». Такое чтение в древних рукописях оснований для себя не имеет. См. Gillmann, ibid.

177

Несколько загадочным представляется выражение первого разночтения, что пресвитерам городским запрещается рукополагать кого-либо без епископского дозволения, т. е. как будто бы признается возможность при известных условиях и пресвитерам предоставлять право совершать хиротонию. Дионисий Петавий (XVI в.) (de hiearch. ececl. II п. 8; См. Gillmann 81), что отцы анкирского собора в данном месте «городскими священниками» называют епископов, которые, лишившись по тем или иным причинам своих кафедр, принуждены были занять пресвитерские места в городах (срвн. 8-ое правило первого вселенского собора) и таким образом находиться в подчинении у местного епископа. Анкирский собор, по мнению Дионисия Петавия, и запрещает таким бывшим самостоятельным епископам рукополагать кого-либо в священные должности, без дозволения епархиального apxиepeя. За правильность такого объяснения может отчасти говорить то, что в некоторых рукописях вместо πρεσβυτέροις πολεως читается επισлοπις πολεως (см. Gillmann, 76). Другие полагают, что в правиле после πρεβυτέροις πολεως, вероятно, пропущено ποιεῖν τι или πράττειν τι, так как в древних переводах, как мы покажем ниже, действительно имеется aliquid agere, и т. п. Таким образом правило будет запрещать хорепископам рукоположение и повелевает пресвитерам городским находиться в полном подчинении епископу: «ничего не делать без его дозволения». Относительно такого понимания должно заметить, что твердых оснований предполагать пропуск указанных слов нет никаких, так как не сохранилось рукописей (см. Gillmann, 80) с чтением ποιεῖν τι или πράττειν τι; древние же переводы могли прибавить aliquid agere самостоятельно, чтобы так или иначе пояснить несколько темное выражение правила. Во всяком случае, первое чтение никаким образом не может говорить против того, что хорепископы были епископского звания.

178

См. об этом в Realencyclopädie fur Protest. Theolog. u. Kirche, von HerzogHauck Bd. 10 Lpz. 1901. Art. «Kanonen-und Decretalensammlungen». S. 2.

179

Gillmann. S. 76.

180

Realencycl. v. HerzogHauck., ibid. S. 3.

181

Gillmann, ibid.

182

Realencycl. v. HerzogHauck., ibid. S. 2.

183

Gillmann, 7677.

184

Gillmann, 77.

185

Rabani Mauri, «Si liceat ehorepiscopis presbyteros et diaconos ordinare». Migne PL. CX, 1195.

186

Gillmann, ibid.

187

Ibid.

188

Gillmann, 79.

189

Правила св. поместных соборов с толкованиями. Выпуск первый. Москв. 1880, стр. 38 и сл. (Migne. P. G. CXXXVII. 1160 sq.).

190

Matthaeae Blastaris, Syntagma, V, 31. См. Migne, PG. CXLIV, 1320.

191

Особенно важных, существенно изменяющих смысл, разночтений приведенное правило не имеет.

192

«Το δέ «δίχα τοῦ ἐν τῇ πόλει ἐπισκόπου» οὐκ ἐκλαμβάνεται εἰς το «δίχα τελεσιουργίας» ἐκείνου» Migne. PG. CXXXVII. 1304.

193

См. Правила св. поместных соборов с толкованиями. I, 168. Migne. PG. cit. loc. 1301 sqq.

194

Квеснелианово собрание канонов, Исидир Испанский, Рабан Мавр и др. См. Gillmann, 93.

195

Cresconius, Concord, can. tit 96. Gillmann, ibid.

196

Gillmann, 97.

197

Basilii, – epist. 54 (Migne PG. XXXII, 400 sq; по русскому переводу т. VI Серг. посад 1892 стр. 135–136).

198

Constit. apost. VIII, 46 (Migne, PG. I, 1154; по русск. перев. 306).

199

Athanas., ist. et Rufinian. (Migne, PG. XXV, 1181).

200

Basil., epist. 198, 287 (Migne PG. XXXII, 313, 1024).

201

Basil., epist. 58 (Migne. P. G. XXXII, 397; по русск. перев. т. VI стр. 135).

202

Gillmann, 105.

203

Rabani Mauri, Si liceat сhorepiscopis presbyteros et diaconos ordinare. Migne PL. CX, 1195.

204

Braun, De sancta Nicaena Synopo. S. 77–80.

205

Gillmann, 113–115.

206

Basil, epist 142 «Καταξίωσεις δέ δηλονότι και πτωχοτροφίαν τῆς συμμορίας τῆς ὑπ΄ αἰτόν (χωρεπίσκοπον) ἐπισκέψασϑαι » «без сомнения, соблаговолит посетить и богадельню подведомственного ему (хорепископу) округа» (Migne P. G. XXXII, 59?; по русск. перев. т. VI. Сергиев Посад. 1892, стр. 283). Epist. 290: «Περί μέντοι τῶν προστησομένων τῆς συμμορίας ἐκλογῆς κτλ; «об избрании же предстоятелей округа» (Migne, ibid, 1029; по русск. перев. т, VII, Сергиев Посад, 1892, стр. 272).

207

Саn. 26, 28, 29. (См. Braun, De Nicaen. Synodo. S. 78). По некоторым историческим свидетельствам, то же самое было около половины пятого века и в армянской церкви. См. Gillmann, S. 120.

208

Epist. 290. См. выше.

209

Саn. 25. (См. Braun, S. 77).

210

Зонара в толкованиях на 11 прав. 4-го вселенск. собора. См. Правила Вселенск. соборов с толкованиями. Часть I Москв. 1877, стр. 190.

211

На немецкий язык эти каноны переведены Брауном в его «De sancta Nicaena Synodo. Syrische Texte des Marula von Maiphercat. Münster. 1898, 61–112». Этим переводом мы и будем пользоваться.

212

Саn. 25.

213

Саn. 61.

214

Саn. 60.

215

Саn. 26.

216

Саn. 39.

217

Саn. 57.

218

Саn. 40.

219

Саn. 27.

220

Саn. 58.

221

Саn. 48.

222

Саn. 54.

223

Саn. 62.

224

Саn. 25.

225

Саn. 55.

226

Саn. 67.

227

Саn. 56.

228

Саn. 26.

229

Саn. 28.

230

Саn. 37.

231

Саn. 29.

232

Саn. 30.

233

Саn. 31.

234

Саn. 65, 66.

235

Gillmann, 129.

236

Gillmann, 131.

237

Gillmann, S. 129.


Источник: Хорепископы в древней Восточной Церкви / Николай (Добронравов Николай Павлович), архиепископ Владимирский и Суздальский. Богословский вестник. 1907. Т. 2 №5, С. 1–30. Т. 3. №11, С. 411-486.

Вам может быть интересно:

1. По поводу буллы папы Льва XIII об англиканских рукоположениях профессор Василий Александрович Соколов

2. О каком «народе» и «племени» говорит пророк Аггей во 2 гл. 12–14 ст. своей книги? священномученик Николай Виноградов

3. Из эпохи арианских споров: Павлин и Зинон, епископы тирские священномученик Димитрий Лебедев

4. Страдания человечества профессор Дмитрий Иванович Введенский

5. Александр Тимофеевич Никольский: приходской священник Входоиерусалимской (Знаменской) церкви в Санкт-Петербурге протоиерей Михаил Горчаков

6. Антихристианство и антихрист по учению Христа и Апостолов профессор Николай Иванович Виноградов

7. Кто был первым епископом Киевским при Владимире Святом Николай Михайлович Зёрнов

8. Известия церковно-археологического общества при Киевской Духовной Академии за 1890 год Николай Иванович Петров

9. Профессор Василий Феодорович Певницкий, как гомилет протоиерей Николай Гроссу

10. IV. Поправки и дополнения к статье: из академической жизни: магистерский диспут Ректора Подольской Духовной семинарии протоирея Н. П. Малиновского профессор Александр Дмитриевич Беляев

Комментарии для сайта Cackle