Азбука веры Православная библиотека Богослужение Настольная книга священнослужителя. Том VIII



Настольная книга священнослужителя. 8 том

Том I * Том II * Том III * Том IV * Том V * Том VI * Том VII * Дополнения к тому VII

Издание Московской Патриахии. Москва 1988

Содержание

Предисловие

Введение. Понятие о предмете

Глава 1. История пастырского богословия в России Глава 2. Православное учение о Священстве Евхаристия и Священство Всеобщее священство и Священство иерархическое Богоустановленность таинства Священства Сакраментальная сущность Хиротонии К вопросу о прагматической концепции Священства Глава 3. Отцы Церкви о пастырском служении Глава 4. Народ Божий и пастыри Глава 5. Церковная иерархия и вилы ее служения Назначение иерархии в Церкви Пастырь – тайноводитель ко Христу Пастырское служение – подвиг молитвенный Глава 6. Пастырское призвание Призвания и посланничества в Ветхом Завете Призвание Израиля и призвание Иисуса Христа Апостольское и общехристианское призвание Священство и пастырство Глава 7. Приготовление к Священству Необходимость подготовки к Священству Духовная подготовка Интеллектуальная подготовка Внешняя подготовка Распределение времени Учеба пастыря Глава 8. К вопросу о рукоположении женщин Глава 9. Безбрачие ради Царства Божия и проблема пола Глава 10. Брак и Священство Глава 11. Семейная жизнь священнослужителя Глава 12. Жизнь пастыря в современном мире Глава 13. Пастырское настроение Пастырская аскеза Пастырский дар и ответственность Пастырское дерзновение Путь сострадающей деятельной любви Пастырь в повседневном служении Богу и людям Пастырский патриотизм Глава 14. Христианское понимание мира и человека – основа пастырства Глава 15. Боговоплощение и раскрытие человеческой личности Глава 16. Очерк православной антропологии Глава 17. Понятие о совести в рамках Пастырского богословия Античное представление о совести Совесть в Ветхом Завете Совесть в Евангелии Учение апостола Павла о совести Святоотеческое учение о совести Совесть и покаяние Воспитание совести Совесть и Церковь Глава 18. Грех – момент распада духовной жизни Первородный грех Грехопадение – начало и корень зла Искупление как Спасение от рабства греху Сознание греховности – путь к Покаянию Таинство Покаяния – средоточие пастырского душепопечения Ступени Покаяния Благодатная сторона таинства Покаяния и его совершители Воспитательная сторона таинства Покаяния и епитимии Домашнее покаяние и исповедь перед Богом Краткая история обрядовой стороны таинства Покаяния Глава 19. Грехопадение – болезнь и смерть Болезнь и здоровье в биологическом и религиозно-нравственном понимании Пастырское попечение о больных и умирающих согласно православному учению о практике Пастырь у постели больного Елеосвящение – таинство духовного исцеления Дух, душа, тело и их взаимодействие в человеческой личности Попытки объективного понимания религиозного опыта в человеческой психологии Отношение священника к патологическим проявлениям в психике Пастырская помощь душевнобольному Пастырская помощь больным эпилепсией Пастырская помощь больному параноидной шизофренией Пастырское попечение о больных истерической психопатией Христианское осознание смерти На грани жизни и смерти Пастырская помощь умирающему Глава 20. Пастырская помощь в подготовке к Покаянию и исповеди Подготовка к исповеди Перечень наиболее распространенных грехов О практике исповеди Духовная обстановка исповеди Настроение и поведение духовника Литургические аспекты исповеди Типология кающихся Психология Покаяния Гордость – начало всякого греха Двойственная природа смеха в свете пастырского душепопечения Смех и юмор как средства преодоления гордыни О рассеянности и душевной лени Глава 21. Пастырь – служитель попечительной любви Любовь высшая добродетель ко Спасению Христианская любовь – дар Святого Духа О любви человеческой Любовь-привязанность Дружба Влюбленность Милосердие Христианское осмысление страдания в деле пастырского душепопечения Искупительный смысл страданий Борьба со злом и страданием в мире – долг христианина Утешение скорбящих – одна из обязанностей пастырского душепопечения Некоторые проблемы пастыря-духовника Глава 22. Краткая история духовничества Исторический обзор покаянной дисциплины История епитимийных уставов Проблема общей исповеди Глава 23. Старчество как образ благодатного духовничества Глава 24. О вере и сомнении Глава 25. Надежда и спасение в Священном Писании Надежда на благословение Божие в Ветхом Завете Господь – надежда Израиля и других народов Надежда на личное спасение в Ветхом Завете Исполнение надежды в Иисусе Христос Богословское обоснование необходимости надежды на Бога Объект и смысл надежды – обретение Бога В Боге – единство веры и надежды Молитва Господня – источник соборной надежды Глава 26. Царство Божие Глава 27. Этика в Православии Глава 28. Пастырь – совершитель храмового богослужения Об истинном благолепии и мнимой торжественности богослужения Отношение священника к клирикам и певцам Храмовое богослужение как синтез церковных искусств Глава 29. Воспитание верующих в духе благоговенного отношения к храмовому богослужению – задача пастыря О возжжении свечей Общие правила возжжения свечей Глава 30. Евхаристия – средоточие пастырского служения Евхаристия – центральное таинство Церкви Христовой Божественная литургия – главнейшее богослужение Православной Церкви Краткий очерк истории евхаристического богослужения литургических обрядов Евхаристия – таинство любви Реальное присутствие Иисуса Христа в Святых Дарах Евхаристия – участие в Жертве Литургия и христианская жизнь Литургия – семейная трапеза народа Божия Литургия – праздничный пир в Царстве Божием Литургия – залог Вечной Жизни Глава 31. Учительство и апостоличность Глава 32. Пастырская апологетика Глава 33. Проповедь Евангелия – долг и призвание пастыря Глава 34. Чтение и толкование Священного Писания Глава 35. О познании Бога Глава 36. Религиозная вера и наука Глава 37. Православие и общественная Церковь, мир и право Социальный вопрос Воля Божия и общественные задачи Глава 38. Искушения и испытания пастыря Искушение страхом Искушение излишней ревностью и ригоризмом Искушения малодушием и духовной ленью Искушение богатством Бедность и богатство в христианском освещении Христианское отношение к собственности О пожертвованиях и подаяниях Искушение властью и авторитетом Искушение «чудотворством» Глава 39. Христианство и национальный вопрос Глава 40. Пастырские проблемы межвероисповедных отношений Глава 41. Богословские проблемы экуменизма Святоотеческое понятие единства Православная Церковь и экуменическое движение Диалог с Римско-Католической Церковью Православное и католическое понимание церковности Глава 42. Проблемы христианскою единства с православной точки зрения Глава 43. Двустороннее снятие анафем Глава 44. Пастырское служение и миротворчество Богословие мира Человек как образ Божий и его роль в мире Экологический аспект иринологии Антропологический аспект иринологии Человеческая личность и мир природы Экклезиологический аспект богословия мира Нравственный аспект богословского учения о мире Сакраментальный аспект иринологии Пастырский аспект богословия мира Библиография Приложение Раннехристианские отцы Церкви Введение Учение двенадцати апостолов (Дидахи) Учение Господа, (переданное) народам через двенадцать апостолов Главa I Главa II Глава III Главa IV Глава V Глава VI Глава VII Глава VIII Глава IX Глава X Глава XI Глава XII Глава XIII Глава XIV Глава XV Глава XVI Об апостоле Варнаве и его Послании Послание апостола Варнавы Глава I. Приветствие Варнавы к христианам Глава II. Новый Закон Христа – без ига необходимости, а жертвы иудейские отменены Глава III. Посты иудейские не истинны и не угодны Богу, как об этом возвещали уже пророки Глава IV. Антихрист близко: и мы должны избегать заблуждения иудействующих и удаляться от дел пути злого Глава V. Смертью Христа Сына Божия мы спасены, а иудеи осуждены Глава VI. Страдание Христа и Новый Завет предвозвещены уже пророками Глава VII. Пост и козел отпущения суть прообразы страданий Христа Глава VIII. Жертвоприношение красной юницы есть прообраз Христа и Его Царства Глава IX. Ветхозаветное обрезание должно понимать духовно Глава X. Заповеди Моисея о явствах должно понимать в духовном смысле Глава XI. И вода Крещения и Крест Христов были предуказаны в Ветхом Завете Глава XII. Другие ветхозаветные прообразования о Кресте Христовом Глава XIII. В Ветхом Завете предуказано, что не иудеи, а христиане суть наследники Божественных обетований Глава XIV. Завет, который Моисей получил и потом разрушил, Господь возобновил чрез Иисуса Христа Глава XV. Иудейская суббота не есть истинная и угодная Богу Глава XVI. Не иудейский храм, но духовный храм в сердцах христиан есть истинный и угодный Богу Глава XVII. Заключение первой части Глава XVIII. Вторая часть послания: о двух путях Глава XIX. Путь света Глава XX. Путь тьмы Глава XXI. Заключение увещания О Послании к Коринфянам Климента Римского Святого Климента, епископа Римского, к Коринфянам. Послание I Глава I. Приветствие коринфским христианам и похвала благочестию их до раскола между ними Глава II. Прежнее духовное состояние коринфян Глава III. Печальное состояние Коринфской Церкви вследствие возмущения, происшедшего из зависти Глава IV. Много зла произошло от зависти и в древние времена Глава V. Немало бедствий произошло от того же и в ближайшее время. Мученичество апостолов Петра и Павла Глава VI. Продолжение. Многие другие мученики Глава VII. Увещание к покаянию Глава VIII. Продолжение Глава IX. Примеры святых, которые получили благодать Божию чрез веру и послушание. Енох и Ной Глава X. Продолжение. Авраам Глава XI. Продолжение. Лот Глава XII. Награда за веру и гостеприимство Раав Глава XIII. Увещание к смирению Глава XIV. Должно более повиноваться Богу, нежели виновникам возмущения Глава XV. Продолжение Глава XVI. Христос – пример смирения Глава XVII. Святые, особенно Авраам, Иов и Моисей, – примеры смирения Глава XVIII. Давид – пример смирения Глава XIX. Подражая этим примерам, мы должны искать мира Глава XX. Гармония мира и стройность природы показывают, что Бог любит мир и согласие Глава XXI. Будем повиноваться Богу, а не виновникам возмущения Глава XXII. Эти увещания подтверждает вера христианская, проповедующая бедствия за грехи Глава XXIII. Будьте смиренны. Веруйте, что Христос опять придет Глава XXIV. Образы будущего Воскресения из мертвых в явлениях видимой природы Глава XXV. Сказание о фениксе как образе воскресения Глава XXVI. О нашем воскресении свидетельствует и Священное Писание Глава XXVII. В надежде воскресения мы прилепимся к Богу всемогущему и всеведущему Глава XXVIII. Бог видит все, и потому будем избегать грехов Глава XXIX. Приступим к Богу в святости сердца Глава XXX. Будем делать угодное Богу и избегать Ему неугодного, чтобы получить благословение Глава XXXI. Посмотрим, каким образом достигнуть благословения Божия Глава XXXII. Мы оправдываемся не сами собою и не через дела свои, но через веру Глава XXXIII. Не будем оставлять добрых дел и любви Глава XXXIV. Велика награда у Бога за добрые дела. Соединившись в единомыслии, будем просить ее у Господа Глава XXXV. Неизмеримы будущие дары Божии. Как их достигнуть? Глава XXXVI. Всякое блаженство дается нам чрез Христа Глава XXXVII. Увещание к церковному порядку примером воинского порядка и стройности человеческого тела Глава XXXVIII. Члены Церкви должны служить друг другу, и никто не должен гордиться Глава XXXIX. Человеку нечем гордиться Главa XL. Будем соблюдать порядок, в Церкви Богом установленный Главa XLI. Продолжение Главa XLII. Чин священнослужителей в Церкви установлен Христом: епископы и диаконы поставлены апостолами Глaвa XLIII. Моисей в древности прекратил спор о Священстве Глaвa XLIV. Апостольское распоряжение, чтобы не было распри о священстве. Вы несправедливо лишили должности людей, законно избранных и честно избранных Глава XLV. Нечестивым свойственно гнать праведных людей Глава XLVI. Присоединимся к праведным. Раздор гибелен Глава XLVII. Настоящий раздор ваш хуже первого, бывшего во времена Павла Глава XLVIII . Возвратитесь к братолюбивой жизни Глава XLIX. Похвала любви Главa L. Будем молиться о том, чтобы нам достигнуть любви Главa LI. Участники и особенно виновники раздора должны покаяться в своем грехе Глaвa LII. Такое признание угодно Богу Главa LIII. Любовь Моисея к своему народу Глава LIV. Исполненный любви подвергается всякой неприятности, лишь сохранился бы мир Церкви Главa LV. Примеры такой любви Главa LVI. Будем вразумлять друг друга и исправлять Главa LVII. Виновники возмущения должны покориться пресвитерам, чтобы не погубил их Бог Глава LVIII. Бог да воздаст всем призывающим Его духовные дары Свои Глaвa LIX Святого Климента, епископа Римского, к Коринфянам Послание II Глава I. Не должно думать низко о Христе и спасении нашем, Им совершенном Главa II. Церковь, прежде неплодная, сделалась через призвание язычников весьма плодоносною Главa III. Будем исповедовать Христа, исполняя заповеди Его и всем сердцем почитая Его Глава IV. Кто истинно исповедует Христа? Главa V. Будем презирать мир и стремится к блаженству другой жизни Главa VI. Настоящий век и будущий – два врага. Презревши первый, будем любить последний. Иначе нет надежды спасения Главa VII. Должно подвизаться нам, чтобы быть увенчанными Глава VIII. Пока мы в этом мире, должны каяться и хранить плоть в чистоте Глава IX. Мы будем судимы во плоти; итак приготовимся вовремя Главa X. Оставивши порок, будем стремиться к добродетели и обещанные блага предпочтем мирским утехам Главa XI. Веруя в Божественные обетования, будем служить Богу, и будет нам вечное блаженство Главa XII. Будем постоянно ожидать Царства Божия  

 
Предисловие

Восьмой том «Настольной книги священнослужителя» посвящен Пастырскому богословию, которое охватывает обширную и сложную сферу пастырской жизнедеятельности, призывает священнослужителей к богомыслию, нравственному подвижничеству и учит ежедневному труду душепопечения.

В «Введении» к настоящему тому дается общее определение предмета Пастырского богословия, раскрывается его содержание и предназначение.

Затем, после краткого исторического очерка развития Пастырского богословия в России, следует историко-экзегетическая часть, где излагается понимание Священства и роли церковной иерархии согласно православному толкованию текстов Священного Писания и учению святых отцов Церкви, говорится о Пастырстве Иисуса Христа как краеугольном камне всякого христианского пастырства; рассматривается вопрос о призвании к пастырству святых апостолов, рядовых членов Церкви и особом призвании на служение в священном сане. В связи с этим излагается проблема различения всеобщего священства христиан и Священства иерархического, богоустановленность таинства Хиротонии, его сакраментальная сущность и связь с таинством Евхаристии. Завершается этот раздел учением отцов Церкви о церковной иерархии и видах ее служения, в частности апостоличности и учительстве.

Следующий раздел посвящен пастырю как таиноводителю ко Христу с изложением основных духовных аспектов этого служения. Особый упор делается на молитвенный и нравственный подвиг священнослужителя, приобщающего к нему своим примером и авторитетом паству, на дух попечительной любви, лежащей в основе всей пастырской деятельности. Рассматривается история и суть старчества – особого вида благодатного духовничества, существующего в Православии.

Много внимания уделено в книге таким важным вопросам, как пастырское призвание, пастырское настроение, приготовление к Священству, внешний вид пастыря и его семейная жизнь, повседневная жизнь пастыря и т. д.

Серьезно рассматривается литургическая сторона пастырской деятельности, где богослужение – не только сакраментальное действие, но и синтез церковных искусств: иконописи, риторики, поэзии, пения. Специальный раздел посвящен характеристике тех качеств – даров, достоинств, знаний, какими должен обладать пастырь, чистоты его жизни и нравственности. В связи с этим излагается обобщенный перечень искушений, которые подстерегают пастыря на его многотрудном пути, и предлагаются советы опытных духовников по их преодолению.

К основополагающим относятся такие разделы, как: «Христианское понимание мира и человека – основа пастырства»; «Боговоплощение и откровение человеческой личности»; «Очерк православной антропологии»; «Понятие о совести в рамках Пастырского богословия». Эти разделы касаются самой сути христианского миросозерцания. Их содержание может служить теоретическим подспорьем для всей многообразной духовной работы, возложенной на пастыря.

Общий раздел посвящен совершению таинства Покаяния и связанной с ним исповеди. Помимо богословских основ, опирающихся на православное святоотеческое учение о грехопадении, сущности греха, Покаяния и Иступления, здесь дается также ряд методических советов по проведению исповеди, в частности больных и умирающих. Имеются в книге главы, трактующие церковное учение об основных христианских добродетелях – вере, надежде и любви.

Рассмотрены в книге и проблемы, встающие перед пастырем в динамической жизни современного мира: отношение к научному и техническому прогрессу, общественным и национальным проблемам; особо рассмотрена миротворческая деятельность, участвовать в которой и призывать к участию в ней свою паству, – прямой долг православного пастыря. Не оставлена без внимания и экуменическая проблема, к решению которой призван каждый христианский пастырь.

Завершается основная часть тома «Пастырского богословия» списком библиографии.

В качестве «Приложения» к восьмому тому «Настольной книги священнослужителя» даны писания раннехристианских отцов Церкви Учение двенадцати апостолов (Дидахи), послания святого апостола Варнавы, святых Климента Римского, Игнатия Богоносца, Поликарпа Смирнского, «Пастырь» Ерма. Открывается «Приложение» общим ко всем писаниям «Введением»; в самом тексте также даются краткие справки об авторах и их писаниях.

На цветной вкладке восьмого тома «Настольной книги священнослужителя» помещены 32 аналойные иконы, исполненные в древнерусском каноническом стиле современными иконописцами.

Введение. Понятие о предмете

«Идущему впереди паствы пастырю требуется посох, – писал архиепископ Херсонский Никанор (Бровкович, 1827–1890). – Требуется, чтобы опираться на него. Ведь нелегкое дело пастырское водительство. Иди постоянно, иди вперед. Стон также постоянно и подолгу; ноги устают, руки опускаются. Волки кругом стада; волки в самом стаде; нс голыми же руками отгонять их. Конечно, прежде всего таким посохом служит благодать Божия, а затем все, чем она привлекается: вера, молитва, самоотвержение. Но посох – это и руководство по Пастырскому богословию, как постоянный проводник и указатель пути».

«Проводник и указатель пути». Сам же путь, как для мирян, так и для духовенства, всегда один: это жизнь во Христе, какой она мыслится и должна быть в Православной Церкви. Собственно он-то и определяет уже предмет Пастырского богословия. Пастырское богословие занимается самыми основными, самыми важными сторонами христианской жизни и веры, но оно берет их в том аспекте, который непосредственно связан с ролью, призванием и служением православного пастыря.

Это соединение конкретного пастырского служения с той достаточно широкой, разносторонней областью, которую оно затрагивает, создает трудность для определения границ Пастырского богословия. Именно поэтому долгое время оно находилось как бы на положении пасынка среди других, уже сложившихся богословских дисциплин.

Что же изучает Пастырское богословие? В отличие от других дисциплин, необходимых и важных для образования людей, готовящих себя к Священству, Пастырское богословие занимается деятельностью самого священнослужителя. Но эта наука отнюдь не отвлеченная (хотя и касается многих теоретических предметов), она не подходит к пастырю со стороны и не взирает на него лишь с точки зрения вечности; се цель должна быть всегда конкретной: быть «проводником и указателем» пастырского путин.

Круг деятельности пастыря чаще всего называют пастырскими обязанностями или пастырским служением. Служение же это, как было сказано, заключается в том, что пастырь должен идти впереди паствы по тому пути, который был пройден и указан Господом Иисусом Христом. Но при этом вся богослужебная деятельность пастыря не относится к области Пасторологии, ибо она составляет предмет совершенно иной и весьма определенной дисциплины – Литургики. Проповедь, «служение Слова» изучается другой наукой – Гомилетикой. Обязанности и права пастыря как члена Церкви рассматриваются Каноническим правом.

Суживая таким образом рамки предмета, можно сказать, что Пасторология занимается прежде всего внебогослужебной деятельностью пастыря. Но что такое внебогослужебная деятельность и кем она определена? Можно ли назвать, скажем, исповедь деятельностью внебогослужебной? Между тем, если брать таинство Покаяния не в его литургическом, а в духовном, аскетическом, нравственном, психологическом аспекте, то оно относится к самым основным предметам Пасторологии, ибо пастырь – не только совершитель Таинств и даже не только проповедник, но и «детоводитель ко Христу».

Далее, содержанием Пасторологии служит изложение догматических и вероучительных основ пастырского служения, его объема, целей, задач, путей и средств. И в этом смысле у Пастырского богословия есть свой особый предмет и своя задача. Решая эту задачу, оно постоянно прибегает к данным Священного Писания, Церковной истории, Патрологии, Нравственного богословия и других богословских дисциплин, в том числе Литургики и Гомилетики. Однако оно пользуется при этом собственным методом исследования.

Можно сказать, что Пастырское богословие относится ко всем этим дисциплинам. Предмет его – сущность самого пастырского служения, взаимодействие пастыря и мирян, образ «пастыря доброго», пастырь в современном мире и т. д. В этом смысле у каждой из богословских наук Пастырское богословие заимствует что-то важное для себя и рассматривает в приложении к своему предмету. К Гомилетике оно обращается, когда говорит о проповеднической, учительной стороне деятельности пастыря; Литургика приходит ему на помощь, когда речь идет о тайноводственной деятельности пастыря, о чинопоследовании Таинств и обрядов, всего храмового Богослужения вообще; с Каноническим правом оно соприкасается, когда рассматривает нормы и законы церковной жизни, как они сложились историческое Священное Писание и Церковная история дают ему примеры истинных пастырей, начиная с Господа нашего Иисуса Христа, святых апостолов, великих мужей Древней Церкви. В Догматическом богословии Пастырское богословие черпает учение об основах и цели пастырской деятельности, о сущности Священства, о тайнах христианской жизни и всем, дополняя его методологией усвоения этого. Тесней всего оно связано с Нравственным богословием, учащим что должен делать каждый христианин, чтобы исполнять волю Божию по отношению к Творцу и ближнему; однако и в этом случае у Пастырского богословия есть своя особая область – область применения нравственных истин христианства в отношении пастыря к пасомым, область духовного руководства. Близко стоит оно и к Аскетике, но изучаются им не пост, молитва, подвижничество как таковые, но наука поста, но школа молитвы, как они должны преподноситься пастырем его духовным детям.

Иными словами, не проповедь сама по себе, но проповедническая деятельность, не таинство Покаяния, но проведение исповеди, не Догматика, но вероучительный аспект пастырской работы, не Нравственное богословие, но духовничество, не Аскетика, но школа молитвы непосредственно относятся к предмету Пастырского богословия. Такое же непосредственное отношение к этому предмету имеет и вполне человеческая сторона пастырского служения – личность пастыря, его призвание, его подготовка, его обязанности его искушения, его семейная жизнь и многое другое. Какими качествами должен обладать истинный пастырь, как должен вести он свое трудное, благодатное и великое служение, дабы оно предстало перед людьми не в убедительных словах человеческой мудрости, но в явлении духа и силы (1Кор.2:4) – на эти, как и на многие другие вопросы должно ответить Пастырское богословие.

В отличие от других богословских дисциплин, Пастырское богословие тесно соприкасается и с обычной, изменчивой, зачастую сложной и нелегкой реальной жизнью людей, чья духовная жизнь вплетена в повседневное существование, неотделима от их мировоззрения, трудов, забот, семейных ситуаций, наконец, от их образования и культуры. Пастырь не может и не должен, подобно жрецу, безучастно возвышаться надо всем этим. Чтобы лучше выполнить свою роль духовного наставника, чтобы быть «пастырем добрым», он должен иметь и «сердце милующее», по выражению святого Исаака Сирина (VIII в.), и твердую веру, и развитый ум, и живую совесть, и непритворную любовь к людям, и ревность об их спасении, и, наконец, интерес к здешней, земной их жизни. Пастырское богословие не может дать ответы на все жизненные вопросы, которые возникают перед священником, но оно дает ему ключ к их разрешению, послужит ему тем земным посохом, на который он может опереться в своей пастырской работе. Этот земной посох никак, разумеется, не заменяет для него посоха небесного – благодати Божией и усердной молитвы.

Источниками Пасторологии являются:

1. Священное Писание Ветхого и Нового Завета.

2. Священное Предание, выражающее взгляд Древней Церкви на пастырское служение и пастырскую практику. Выразителями Священного Предания служат прежде всего Правила святых апостолов, Правила Вселенских и Поместных Соборов, Правила отцов Церкви.

3. Творения отцов и учителей Церкви, в частности: послания святого Игнатия Богоносца († 107), святого Климента Римского († 101), святого Поликарпа Смирнского (ок. 80–169), святого Киприана Карфагенского († 258), святого Афанасия Великого (293–373), «Шесть слов о Священстве» святого Иоанна Златоуста (ок. 350–407), «Апология» святого Григория Богослова (329–389), «О пастырском попечении», «Книга пастырских правил» святого Григория Двоеслова († 604), «О жизни клириков и священников» блаженного Иеронима (ок. 340–420), «Об обязанностях священнослужителей» святого Амвросия Медиоланского (340–397).

4. Постановления Поместных Соборов Русской Православной Церкви, определения Святейших Патриархов Московских и всея Руси и Синода, а также пастырские послания и творения архипастырей и пастырей.

Предметом Пастырского богословия является пастырское служение. Это понятие нуждается в точном определении, ибо в него вкладывают разное содержание, разумея под ним то должность пастыря как одно из установлений Церкви, то его настроенность на внутренний подвиг, то душеводительство и духовное воспитание, то, наконец, соединение нескольких подобных сторон пастырской деятельности. Первое русское пособие по данной дисциплине под названием «Книга о должностях пресвитеров приходских» (СПб., 1771) определяет пастырство как «служение в Новом Завете от Христа апостолам и их преемникам преданное, состоящее в проповеди Слова Божия и строении Таинств, дабы сими средствами примирив грешников Богу, совершить их в вере и святом житии, к получению живота вечного во славу Божию» (Гл. 1).

Через 120 лет профессор Киевской Духовной Академии Β. Ф. Певницкий (1832–1911) дает подобное же определение: «Священническое или пастырское служение есть особое, существенно необходимое служение в Церкви Божией, ведущее свое начало от Основателя Церкви, Господа Иисуса Христа, поручаемое избранным и освященным лицам, состоящее в строении Таин Божиих, проповеди Слова Божия и попечительном руководстве людей в духовной жизни».

По существу определения тождественны. Разница между ними лишь в том, что второе упоминает о совершителях пастырского служения как об освященных лицах. Кроме того, второе определение более четко указывает объем и состав пастырского служения. Однако оба эти определения вряд ли можно считать удовлетворительными. Первое ограничивает цель пастырского служения примирением пасомых с Богом, руководством их в святом житии и приготовлении их к потусторонней жизни. Между тем жизнь христианина должна быть не только благочестивой, но и творчески разумной; он не только должен готовиться к вечной жизни на Небе, но и в согласии с волей Божией возвышать, украшать, строить по законам любви и Истины Христовой жизнь земную. Определение профессора Β. Ф. Певницкого, кроме строения Таин Божиих и проповеди Слова Его, включает также попечительное руководство людьми в духовной жизни. Однако здесь не уяснен объем понятия «духовная жизнь». Если под нею разуметь богомыслие, молитву, пост и милостыню, которыми некоторые ограничивают благочестие, то нужно отметить, что попечительное руководство пастыря в отношении пасомых не может ограничиваться только ими.

Кроме того, памятуя о том, что православный пастырь становится священнослужителем Христовым не только по своей воле и воле архиерея, но по благодатному дару, сообщаемому в таинстве Священства, через преемственное, идущее от Христа через апостолов рукоположение, и в течение служения своего действует, пользуясь и питаясь этой благодатью, можно дать следующее определение пастырству: Служение пастыря, который получил в таинстве Священства особый благодатный дар, есть богоустановленное, исполненное любви и самоотвержения служение, имеющее своей задачей всяческое попечение о нуждах пасомых, содействие устроению их, в согласии с волей Божией, как сынов и наследников Царствия Божия, освящению их жизни на земле и достижению ими вечного спасения на Небе. В конечном итоге пастырское служение – это облагодатствованный труд для Царства Божия.

В русской православной Пасторологии, как было показано, высказывались разные мнения о пастырстве и, соответственно, давались разные определения этой дисциплине, или, лучше сказать, по-разному очерчивались се границы.

Так, первый по времени русский пасторолог архимандрит Антоний (Амфитеатров, впоследствии архиепископ Казанский и Свияжский, 1815–1879) понимал под Пастырским богословием «систематическое изложение правил и наставлений, руководствующих к тому, как успешнейшим образом проходить пастырское служение в Церкви Христовой и через него святейшую религию христианскую употребить во спасение людей».

Почти так же понимал круг задач этой дисциплины другой видный русский богослов митрополит Московский и Коломенский Макарий (Булгаков, 1816–1882) в своим «Введении в Православное богословие». Для него Пасторология – это «наука, руководящая пастырем при прохождении им своего служения и исполнении обязанности пасти словесное стадо Христово».

Составители курсов Пастырского богословия очень часто стремились ограничить пределы дисциплины се нравственным аспектом. Для известного пасторолога, удостоенного за курс Пастырского богословия степени доктора богословия, архимандрита Кирилла (Наумова, впоследствии епископа Мелитопольского, 1823–1866), эта дисциплина является «систематическим изложением нравственных обязанностей пастыря Церкви».

Несколько изменяя слова, архимандрит Борис (Плотников, впоследствии епископ Ямбургский, 1855–1901) ограничивается «нравственными качествами» пастыря.

Архимандрит Антоний (Храповицкий, впоследствии митрополит Киевский и Галицкий, 1864–1936), один из самых заметных русских богословов в этой области, сводил Пасторологию к пастырской аскетике как «средству направлять внутреннюю жизнь пастыря к созиданию в нем пастырских чувств к людям». Он, в частности, писал: «Предметом Пастырского богословия служит изъяснение жизни и деятельности пастыря как служителя совершаемого благодатию Божией духовного возрождения людей и руководителя их к духовному совершенству... По учению Священного Писания и Священного Предания, так и по естественным соображениям, служение пастырское не есть нечто составное и разнородное, но единая цельная, внутренняя настроенность избранника Божия, некое всеобъемлющее стремление облагодатствованного духа человеческого. Когда Господь прощал раскаявшегося Петра, то в качестве дара любит повелел ему быть пастырем его духовного стада: любишь Меня, паси овец Моих. Дар любви, искупающий отступничество, должен быть единым внутренне целостным подвигом, а не суммой разнородных полномочий... Святые отцы представляли свое пастырское самосознание как единое цельное настроение, которое они обыкновенно изливали в лирической речи. Это настроение всецелого посвящения себя Богу и спасению ближних не рассматривается ни в одной богословской науке, а между тем по своим исключительным качествам и условиям развития подлежит тщательному изучению на основании Библии, Предания и опыта. Изучением этим и занимается наша наука, как предметом, исключительно ей принадлежащим... Предметом науки Пастырского богословия должно быть точнейшее определение этой настроенности и описание законов ее усвоения, развития и воздействия на жизнь прихода».

К пастырской аскетике сводил всю эту науку и последний ректор дореволюционной Московской Духовной Академии архиепископ Волоколамский Феодор (Поздеевский, 1876–1935).

Профессор Петербургской Духовной Академии протоиерей C. А. Соллертинский (1846–1920), много лет преподававший Пастырское богословие, считал, что предметом его должно быть «пастырство Христа Спасителя».

Автор обзора «Пастырское богословие в России» иеромонах Иннокентий (Пустынский, впоследствии епископ Туркестанский, 1867–1942) делает особый акцент на «любви пастыря к пасомым и самоотверженной преданности его их интересам». По мнению этого автора, Пастырское богословие – это «не наука в собственном смысле слова, а лишь сумма понятий, взятых из различных областей богословского знания с определенной практической целью».

Из Пасторологии никак нельзя исключить житейской проблематики, поскольку живое дело, творимое в вечно живом Теле Церкви, вовсе не сводится к одному только исполнению Устава, но к ежедневному творческому решению неотложных вопросов жизни, которые пастырь не может обойти в своем служении. Поэтому, безусловно, наряду с Пасторологией можно говорить об искусстве пастырствования, вдохновленном свыше благодатью Божией и в меру личного таланта усвояемом священнослужителем.

Итак, Пастырское богословие или Пасторология – это богословская дисциплина, систематически излагающая задачи и методы деятельности христианского пастыря по духовно-нравственному окормлению вверенной ему паствы.

Содержание Пастырского богословия слагается из элементов христианской этики, аскетики, педагогики, психологии и психотерапии. В состав его входят также христианское учение о личности человека, христианская антропология, учение о цели и смысле жизни, христианское учение о грехе во всех его проявлениях и о покаянии; сюда же относятся описание идеального духовно-нравственного образа священнослужителя, рассуждение о призвании и подготовке к пастырскому служению, искушениях и трудностях на пути повседневной деятельности священнослужителя, об образе его личной и семейной жизни.

Деятельность священнослужителя не исчерпывается одним богослужением и проповедничеством, она многогранна. И всеми се проблемами занимается Пастырское богословие.

Среди православных богословских дисциплин Пастырское богословие относится к числу менее разработанных и установившихся в своих границах. В православном русском богословии эта дисциплина еще не приведена в целостную систему. Русские пасторологи XIX–XX вв. лишь намечают путь Пастырского богословия, причем каждый из них привлекает внимание к определенному аспекту пастырского служения и по-своему освещает и определяет проблематику данной дисциплины. Этот путь по существу основан на Предании Православной Церкви и, в частности, русской школы духовничества и аскетики. Задача состоит в том, чтобы, идя в намеченном направлении, создать настоящую научно и идейно обоснованную, жизненно применимую систему Пастырского богословия.

Определение всякой богословской дисциплины представляет определенные трудности, так как сложно обозначить се границы. Каждый раздел богословия соприкасается с рядом других, органически с ним связывается и часто переходит те пределы, которые были очерчены в его названии. Чрезмерное расширение границ науки всегда делает ее расплывчатой; сужение их часто умаляет ее развитие и значение.

Наука Пастырского богословия прежде всего изучает пастыря, его деятельность, его обязанности, его характер. Таким образом, в центре Пасторологии лежит сама личность священнослужителя и его деятельность.

Пастырское богословие призвано определить сущность и основы пастырского служения, выяснить условия успешного духовного роста пастыря, найти секрет, способы и условия положительном о воздействия его на пасомых – пастырского душепопечения.

У пастыря есть своя особая жизнь, свои тайны, ему одному усвояемые, свои дарования, которыми наделен он один, и свои пастырские обязанности, выделяющие его из ряда членов церковного общества.

Глубокое и решительное влияние на нравственную жизнь ближних возможно, во-первых, лишь в Церкви, а во-вторых, оно доступно лишь лицам, получившим на то особые благодатные полномочия.

Пастырю дается благодатная, сострадательная любовь к пастве, обуславливающая способность переживать в себе скорбь борьбы и радость от нравственного совершенствования своих пасомых.

Комментарии для сайта Cackle