Стефан Григорьевич Рункевич

Александр-Невская лавра (1797–1913 годы)

Глава первая. Новый период в жизни Александро-Невской обители

Переименование Александро-Невского Монастыря Лаврой. Характер нового периода жизни обители. Царствования Императоров Павла I-го, Александра Благословенного. Николая I-го, Александра II-го, Александра III-го и Николая II-го. Высочайший указ 18-го декабря 1797-го года и его значение для Церкви и Лавры. Соборные иеромонахи. Последние годы митрополита Гавриила. Наместники – архимандриты Иосиф (Чапужников) и Антоний (Знаменский)

Высочайшим указом Святейшему Синоду Императора Павла I-го, данным 18-го декабря 1797-го года, повелено Александро-Невский Монастырь «переименовать Лаврой со штатом наравне с Киево-Печерской и Троицкою Сергиевскою»3871.

Александро-Невская обитель по заслугам получала высокую честь. Ее жизнь до сего времени была полна внутренним, и внешним созиданием. Вместе с устроением собственной жизни обитель совершала устроительную работу для церковной жизни новосозданной столицы и всего тяготевшего к ней обширного района. В Александро-Невской обители – до учреждения Святейшего Синода – были сосредоточены все церковно-административные дела Петербурга с его уездами. Александро-Невские иеромонахи ежегодно в летние месяцы отправлялись, по 10-и, 20-и, 30-и и более, для совершения Богослужения на кораблях, в новосозданном гением Великого Царя-Преобразователя Российском флоте, в госпиталях, в церквах возникавших в Западной Европе заграничных наших миссий. Александро-Невский Монастырь выростил у себя духовную школу, возведенную теперь на степень Академии. Обитель не мало поработала на пользу духовного просвещения своею проповедью и в особенности при посредстве печати, снабдив все церкви огромного района изданными в Александро-Невской Типографии книгами начального наставления о вере и добродетели. Наконец, из небольшой деревянной церкви и тесных мазанок Монастырь вырос в целую обширную систему величественных и монументальных сооружений.

Все главнейшие стороны деятельности Александро-Невской обители, получив самостоятельную организацию, выросли, окрепли и, по естественному порядку жизни, обособились. Церковно-административная деятельность отошла к Консистории. Школьное обучение сложилось в самостоятельную цепь духовно-учебных заведений. Церковно-назидательное издательство перешло в руки высших органов церковного управления и духовной науки. Образовались самостоятельные установления флотского и заграничного духовенства.

И Александро-Невская обитель, как прародительница, оставалась среди выросших своих чад, ею вскормленных, предоставив каждому из иих соответственное поле деятельности и сама сосредоточившись на молитве и благотворении.

Такой характер остается неизменным для обители во весь продолжительный последний период ее истории.

Бытовые черты жизни обители остаются прежние. Были пострижения в Монастыре и поступали в Лавру из других Монастырей, – только уже не по назначению, а по вызову или по собственным просьбам. Бывал и переход из Лавры в другие Монастыри. Более заслуженные Александро-Невские монахи получали настоятельство в провинциальных Монастырях. Бывали назначения во флот, заграницу и в разные другие места. От Лавры продолжала отходить ее земля в Петербурге, которую она частью отдала даром для духовно-учебных заведений и благотворительных и административных учреждений, частью должна была уступить под общественные сооружения – Обводный канал, Николаевскую железную дорогу. На оставшейся земле Лавра стала строить дома, которые являются одним из главных источников на покрытие расходов по содержанию обители.

Все это время Лавра пользовалась благосклонными отношениями к ней ее Царствующих Государей Императоров.

Император Павел I-й, назабвенный для Церкви своими благодетельными для нее указами, скоро трагически сошел с арены жизни, замкнувшийся в угрюмости и суровости, разочарованный в людях, среди которых он мечтал водворить справедливость, добро и счастье. Император неожиданно скончался ночью 12-го марта 1801-го года. На престол вступил Император Александр I-й3872.

Воцарение Императора Александра I-го было встречено всеобщим ликованием. Новый Император еще с колыбели был окружен ореолом поклонения и самых счастливых надежд. С его именем с самого дня его рождения, в смутном предчувствия грядущих событий, связывали ожидания великих и благодетельных для народа событий. Преобразование государственного управления, мощное движение просвещения вперед, исключительные заботы о духовно-религиозном просвещении народа, наконец, вечно памятные события 1812-го года, – оправдали смутные народные чаяния. Согретый верой и покорный Провидению Монарх, отклонив горделивое увековечение своего имени, принял титул Благословенного, и сошел с поля жизни на страницы истории в поэтической легенде о том, что он не умер в Таганроге 19-го ноября 1825-го года, как объявлено было о его смерти, а удалился из своего далекого путешествия в уединение и неизвестность пустынной жизни и кончили, свои дни отшельником в Сибири3873.

Вступивший на престол 12-го декабря 1825-го года Император Николай I-й, строгий, – столько же и к себе, сколько к другим, – несколько суровый, неизменно прямой, не терпевший интриг, компромиссов, полумер, был истинным рыцарем долга и службы. Своим бесстрашием и стремлением все видеть и делать самому он во многом напоминал державного своего предка, Великого Преобразователя России. Характер Императора сказался и на всем государственном и церковном управление выдвинувшем много благородных деятелей опреленного склада, – исторических образов, как бы выкованных из металла. В своем завещании Государь, пламенно любивший Россию, заповедывал своему сыну и наследнику «утверждать Россию на твердом, основании страха Божия». Царствование Императора Николая I-го, продолжавшееся 30 лет, ознаменовано распространением и охраной Православия, упорядочением церковного быта и возвышением церковного благолепия. Скончался Государь 18-го февраля 1855-го года3874.

Императору Александру II-му, вступившему на престол 19-го февраля 1855-го года, неотемлемо принадлежигь в исторш имя Освободителя. Богатое преобразовашями его царствоваше принесло освобождение внутри Государства – крестьянам от крепостной зависимости – и вне Империи – Славянам от Турецкого ига. В жизни духовной это царствование ознаменовано расцветом деятельности православного духовенства на поприщах литературном, научном, просвещения народа, благотворительности. Приносший столько добра народу Государь запечатлел подвиг своего царского служения мученической кончиной, будучи сражен при проезде по Екатерининскому каналу разрывным снарядом 1-го марта 1881-го года3875.

Величественный образ Императора Александра Ш-го, царст-веннаго Хозяина Великой Русской Земли, Царя-Миротворца, как бы не стирается и временем из памяти, живо сохраняясь в воспоминаниях его современников. Государь вступил на престол в тяжкие дни, когда смута, из-года-в-год действовавшая всевозможными путями и приведшая к осуществлению адского замысла 1-го марта, делала невозможным появление Государя среди искони преданного ему народа, чтобы не вызвать покушения на его священную жизнь. Государь, поэтому, в первые годы проживал в Гатчине, как бы в отдалении от внешнего мира, в тесном кругу своей семьи. В этом семейном кругу, полном горячой внутренней любви, горела и горячая любовь к России. И вот постепенно, с годами, этот чистый светильник любви, из уединенной Гатчины захватывает все большее и большее пространство и зажигает сердца стомиллионного народа, слившиеся в одно пламя любви и преданности своему Монарху, которое смело державшее всех в ужасе движение смуты. Государь не только своевольно и безбоязненно стал показываться повсюду, но всякое его появление, всегда вместе с Государынею Императрицею Марией Феодоровною и августейшими детьми, было встречаемо неудержимыми порывами народной любви и преданности. Чистый нравственный образ почившего Государя пленял все сердца, а его внешний облик, колоссальный рост, могучая фигура, добрые, ласковые глаза, приковывали к нему всеобщие симпатии. В нем Россия нашла как бы наглядный образ, воплощение и своего величия, и своей мощи, и своей доброты, и своей нравственной чистоты. Когда умер этот, всеми любимый Государь 20-го октября 1894-го года, вся Россия, в полном обемв этого слова, проливала слезы, каждая семья чувствовала свою утрату. А могила Государя представила собою небывалое в истории зрелище. Не только Россия, оплакивавшая кончину своего Государя, но и весь свет, соболезновавший нашей утрате, понесли на эту могилу свои венки и создали из них совершенно беспримерный в истории памятник.

Царствование Императора Александра III-го было благоприятным для Церкви временем: учреждались новые приходы, монастыри, раскинулась сеть церковных школ, все стали интеросоваться церковными делами, повысилась религиозность, вновь оживилась деятельность духовенства3876.

Царствование Благочестивейшего, Самодержавнейшего, Великого Государя Императора Николая II-го, согретое неусыпными заботами о благе народа к Церкви, ознаменовано особливыми проявлениями милости Божией к нашей Земле в прославлении сонма угодников Божиих, в избавлении от внутренней смуты, в укреплении национального самосознания России и оздоровлении ее от погибельного увлечения растлевающими учениями безбожия и космополитизма. В неусыпной царственной работе Государя Императора, в учреждении Государыней Императрицей Александрою Феодоровною организаций Трудовой Помощи, в высоком покровительстве Их Императорских Величеств идеям мира и материнства, Россия слышит постоянный призыв к благодетельному мирному труду и благополучному возрастанию.

Высочайший указ 18-го декабря 1797-го года нес с собою много милостей духовному чину. Государь свои повеления предварял изъяснением, что «попечение о благоустройстве Церкви и призрение к служащим ей» он почитает «одною из главнейших обязанностей царствования». Повелено было учредить к двум существующим – Киевской и Московской – две новых Духовных Академии – «в Санктпетербурге при Александро-Невском Монастыре и в Казани, вместо находящихся там Семинарий»; для Академий и Семииарий утверждены были новые штаты, значительно превышавшие прежние ассигнования; возвышены штаты Архиерейских Домов, соборов, Монастырей, Консисторий, ассигнования на ризницы, ремонт; при 3-х Лаврах, включая и новую Александро-Невскую, и при Московском ставропигиальном Донском Монастыре учреждены штаты по 10-ти соборных иеромонахов с особом окладом; разрешено в третьеклассных Монастырях, для благолепия церковного служения, настоятелей производить в архимандриты, с оставлением на игуменском окладе; положен отвод казенной земли не имеющим земли Архиерейским Домам по 60-ти и Монастырям по 30-ти дссятин, мельниц, по одной, рыбных ловель; при придворной церкви в Петербурге, при Большом Успенском и Благовещенском соборах в Москве учреждены штаты по 6-ти соборных свяшенников; в Koнcиcтopияx положено быть присутствующими «по крайней мере половине из белого священства»; учреждены награды для белого духовенства наперсными крестами, фиолетовыми бархатными скуфьями и митрами; повелено точно выделить церковные земли и установленную пропорцию морковной земли обрабатывать «трудами прихожан».

С.-Петербургская Академия, «из Семинарии учрежденная», получила к своему содержанию в 4.500 рублей прибавку в 7.500 рублей. Более чем вдвое увеличено ассигнование на содержание Консистории. На 1/3 увеличено жалованье монашествующим, вдвое увеличено жалованье иподиаконам и певчим и более чем вдвое сторожам. Увеличены штаты Лавр и Монастырей в личном их составе. Для Александро-Невского Монастыря, «учреждаемого Лаврой», объявлен особо новый штат, сходный со штатом Троице-Сергиевой Лавры, с тем отличием, что, в Александро-Невской Лавре не полагалось должности казначея, но была должность благочинного, не положенная в других Лаврах. По этому штату в новой Лавре полагались: наместник, благочинный, эконом, духовннк, ризничий, уставщик, 30 иеромонахов, 18 иеродиаконов, 24 монаха, 20 больничных, 4 звонаря, 6 сторожей. Наместник к 100 рублям прежнего жалованья получал прибавку в 200, благочинный к 60-и – 240, эконом к 60-и–90, иеромонахам оставлен прежний оклад в 24 рубля, сторожам увеличить вдвое – до 24-х рублей3877.

По высочайше утвержденному 21-го января 1797-го года «штатному положению», в двух Лаврах-Киево-Печерской и Александро-Невской – «полагаемо было в числе положенных в них иеромонахов и иеродиаконов в каждой по 10-и соборных, с прибавкою к получаемому иеромонашескому или иеродиаконскому 24-х – рублевому окладу по 126-и рублей». Это положение закреплено было высочайше конфирмованною 18-го декабря 1797-го года росписью, с добавлением к двум Лаврам Московского Донского Монастыря3878. В высочайшем, указе 18-го декабря 1797-го года было сказано, что определять на места соборных следует «по дозволению Синода из монашествующих, учение свое в Семинариях и Академиях с успехом и пользою окончивших, которыми Синоду предписать точную их должность, имея за правило, чтобы они упражнялись в переводах, сочинениях, в проповеди слова Божия, в преподавании наук по Академиям или Семинариям; сверх того, чтобы в том месте, где состоять соборными, отправляли собором своим службу Божию в назначенные им дни, как-то – в первейшие Господские праздники, тако ж во дни рождения, тезоименитства и коронования государского, да и вообще чтобы они не в праздности обращалися, но прямо на пользу церковную и государственную служили, отличаясь добрым поведением, а тем и могли бы достигать помещения на степени архиерейские».

11-го февраля 1798-го года Святейшим Синодом сделан был запрось всем епархиальным архиереям об имеющихся в их епархиях достойных кандидатах в соборные3879.

Митрополит Гавриил представил в августе 1798-го года из состоявших в Александро-Невской Академии учителей иеромонахов Дамаскина и Амвросия и иеродиаконов Амвросия и Моисея3880.

В октябре 1798-го года Святейший Синод определил быть соборными в Александро-Невской Лавре 4-м кандидатам, представленным митрополитом, и, кроме того: Казанской Академии префекту, иеромонаху Антонию и учителю, монаху Гервасию, Тамбовской Семинарии префекту, иеромонаху Мисаилу и Морского Кадетского Корпуса иеродиакону Анатолию. Во всех 3-х обителях оказался некомплект соборных. Все они были оставлены при своих должностях и разница их положения по сравнению с прежними выражалась только в назначении им новых окладов3881. Монах Гервасий, по посвящении во иеромонаха, был определен 28-го апреля 1800-го года строителем Казанского Иоанновского Монастыря3882.

Митрополит Гавриил недолго оставался у кормила власти в новое царствование. Он как бы сжился с прошлым царствованием – Екатерины Великой – и теперь уступил место другим.

Когда Императрица 4-го ноября опасно заболела, митрополит почти не покидал дворца, пребывая в дворцовой церкви, в которой накануне кончины Государыни провел всю ночь. После кончины Екатерины Великой 6-го ноября 1796-го года он первый принос присягу наследнику Престола, ставшему Императором, Павлу Первому.

Новый Государь благоволил к старому митрополиту. Желая изъявить ему знак особенного внимания, Государь пожаловал ему в 1796-м году, 8-го ноября, орден святого апостола Андрея Первозванного, – первый орден, пожалованный духовному лицу. До того времени духовные лица орденов не получали. После коронации Государь пожаловал митрополиту алмазные знаки этого ордена и, согласно орденскому статуту, № 1-й поместий, положенных кавалерам ордена, – 14 сел в Лужском уезде. В 1797-м году митрополиту был пожалован и орден святого Александра Невского. Государь пожаловал митрополиту и Мальтийский орден святого Иоанна Иерусалимского, но митрополит не решился принять этот орден, как инославный.

Как бы обремененный тяжестью наград, митрополпт Гавриил просил в 1798-м году уволить его от управления Петербургской епархией и оставить его епархиальным владыкой только Новгородским. Государь ответил милостивым рескриптом 16-го февраля 1797-го года, в котором, разрешая отпуск в Новгород, выражал «искреннее желание» восстановить здоровье и «продолжить управление обеих епархий по-прежнему». На другой год к Троице митрополит Гавриил вернулся в Петербург, но осенью должен, был опять просить увольнения в Новгород и даже Киев, для поправления здоровья, и был теперь уволен от управления Петербургской епархией 16-го октября 1799-го года, с оставлением митрополитом Новгородским и Олонецким. Но митрополит, видимо, чувствовал себя нехорошо в новом своем подожении. «По прибытии в Новгород» – пишет биограф – «митрополит Гавриил снял с себя ордена и отдал их в ризницу Софийского собора на всегдашнее хранение». Видимо, он уже готовился к переходу в другую жизнь. В декабре 1800-го года он обратился с ходатайством об увольнении его на покой в Симонов Монастырь. Его потянуло к концу жизни на родные места. Ходатайство об увольнении на покой 19-го декабря 1800-го года было удовлетворено, но митрополит оставлен в Новгороде.

На покое, владыка-митрополит отдался духовным подвигам. Он поселился в кельях около храма святого Никиты, епископа Новгородского, где ежедневно отправлялось Богослужение, которое владыка и слушал из своей спальной комнаты, когда не был в состоянии, по слабости, посещать храм. Еженедельно он исповедывался и приобщался. Его обыкновенную пищу составляли кусок белого хлеба и горшечек Сорочинского пшена с черносливом. Ежедневно у него положено было чтение святого Иоанна Златоустого двумя канонархами. Когда был в силах, сам ежедневно читал, стоя у налоя, Четьи-Минеи, а когда не был в силах – читали другие. Часто проводил ночи, стоя на коленях, пред иконой, в молитве и слезах. По субботам от него раздавали милостыню и к его дому собирались массы народа. В часы досуга и здоровья он любил кормить голубей, которые доверчиво брали пищу из его рук, садились ему на плечи, на камилавку.

Владыка заранее распорядился своим имуществом. Свои деньги он распределил на благотворительные цели. Бриллиантовую панагию и орден завещал продать и вырученную сумму передать его брату, архиепископу Тобольскому Варлааму, в его распоряжение. Две панагии – изумрудная и алмазная – остались в ризнице Новгородского Софийского собора. Владыка не разрешил устраивать после его погребения поминальный обед.

«Быв день от дня слабее», владыка-митрополит 26-го января 1801-го года, в 3 часа дня «преставился в вечное блаженство, быв пред смертью 24-го числа исповедан и Святых Таин приобщен»3883. Скончался он, «сидя на софе, окруженный многими лицами». 31-го января тело его погребено в Софийском соборе в приделе святого Иоанна Предтечи. Отпевание и погребение совершено викарием, епископом Старорусским Антонием (Знаменским) со всем Новгородским духовенством и пребывавшим на покое в Юрьевом Монастыре епископом Владимирским Виктором (Онисимовым).

В потомстве сохранилась память о прозорливости владыки-митрополита Гавриила, о его прямоте, мужестве, благотворительности, строгом соблюдении церковных уставов. «Величественной простотой и вместе непринужденной важностью он внушал всем уважение к себе». Ои был столпом иночества, составил правила для общежительных Монастырей. Епархиальные архиереи «искали его советов и считали их священным для себя правилом»3884.

Наместник, игумен Иосиф (Чапужников) 28-го июля 1799-го года произведен во архимандрита в Вяжицкий Монастырь, а 16-го августа он подал прошение об увольнении его, по слабости здоровья, от должности наместника, и быль уволен. До конца года он оставался в Лавре, а 18-го декабря получил проездной паспорт и аттестат. 6-го февраля 1800-го года он был переведен в Александро-Свирский Монастырь, 21-го июля 1802-го года опять был переведен в Вяжицкий, но 31-го октября оставлен в Александро-Свирском, где и значится в списках до 1816-го года. При нем в Александро-Свирском Монастыре было учреждено Духовное Училище3885.

При увольнении архимандрита Иосифа от должности наместника, почти совпавшем с увольнением митрополита Гавриила от управления С.-Петербургской епархией, обнаружился значительный недочет, образовавшейся еще со времени наместника, игумена Мелхиседека, который держал у себя могильные деньги, при смерти его похищенные. Главную часть недочета пришлось покрыть митрополиту3886.

Резолюцией, увольнявшей наместника, архимандрита Иосифа, митрополит Гавриил определил наместником Лавры архимандрита Иверского Монастыря, ректора Академии Антония. Резолюция новому наместнику была объявлена в присутствии Консистории 19-го августа3887.

Новый наместник, в мире Николай Иванович Знаменский, был сын протоиерея Новгородского Знаменского собора, родился в 1761-м году, образование получил в Новгородской и Петербургской Семинариях, по окончании курса в 1788-м году остался в Семннарии учителем и, подвигаясь по преподавательской лестнице, по тогдашнему порядку, приняв в марте 1792-го года монашество, дошел в 1792-м году до класса Философии и должности префекта и в 1795-м году до учительства в классе Богословии и должности ректора. С 1788-го года по 1792-й был и библиотекарем. С 1792-го года, по принятии монашества, был законоучителем в кадетской роте Измайловского полка. В 1794-м году, 10-го июля, был произведен во архимандрита Новгородского Вяжицкого Монастыря, 10-го сентября 1797-го года переведен в Иверский. С 1795-го года был членом Консистории и цензором новоучрежденной тогда духовной цензуры. В декабре 1797-го года произошло возведение Невской Семинарии на степень Академии, и архимандрит Антоний стал ректором Александро-Невской Духовной Академии. Вместе с тем он был законоучителем Петро-Павловского Главного Немецкого Училища.

Наместииком Лавры ему привелось быть недолго. 9-го октября 1799-го же года он был хиротонисан, в Гатчине, во епископа Старорусского, викария Новгородской митрополии. Затем, в 1802-м году он был назначен на архиерейскую кафедру в Вологду, в 1803-м году назначен архиепископом Тобольским, в 1806-м году переведен в Ярославль. В 1820-м году он отпросился на покой в Деревяницкий Монастырь, Новгородской епархии, и, после продолжительной болезни, скончался 11-го августа 1824-го года в 10-м часу утра. Погребен в Хутынском Монастыре, в котором имел пребывание, будучи викарием Старорусским.

На всех поприщах своей деятельности владыка проявил заботу о духовном просвещении, был «отцом сирот», поборником трезвости. Его сочинения печатаны были на Латинском языке. На Русском издан перевод «Истина Христианского благочестия, доказанная воскресением Иисуса Христа», М. 1804. Сохранилось много его проповедей.

Он состоял почетным членом Московского Университета, Общества любителей Российской Словесности, Общества истории и древностей Российских, Вольного Экономического Общества. Выход на покой им самим мотивирован в прошении и объяснен в автобиографии болезненностью. Но, между прочим, указывают и другую причину – недовольство им обер-прокурора Святейшего Синода, князя Александра Николаевича Голицына, которому он, на его «поучение», что Церковь должна быть в сердце, будто бы ответил: «то-то и беда, ваше сиятельство, что часто в сердце, вместо Церкви, находишь только колокольню; благовестят-благовестят, а как подойдешь, то ни Божией службы, ни того, кому бы совершать оную, не найдешь; одни колокола, в которые звонят мальчишки»3888.

Глава вторая. Митрополит Амвросий (Подобедов). 1799–1818

Биографические сведения; назначение на Петербургскую кафедру; характеристика общеепархиальной деятельности; изменение титула; викарий; оставление Петербургской епархии и кончина; литературные труды. События из жизни Лавры. Наместники Лавры, архимандриты: Амвросий (Протасов). Израиль (Звегинцев), Вениамин (Весковский), Порфирий (Кириллов), Гедеон (Федотов). Усвоение наместникам звания архимандрита. Роспись собора и решетка. Перестройки в Лазаревской церкви: палатка и иконостас. Роспись Скорбященской церкви. Приспособлена Феодоровского Корпуса для Академии. Расположение помещений в Лавре. Постройка собственного здания для Академии и перемщение Академии из лаврского корпуса. Положение Лавры в отношении к городу. Богослужение в Лавре. Освящение медалей Двенадцатого года Погребения. Печатание проповедей. Освобождение лаврских служителей от повинностей. План земель. Земля за Невой. Лаврский приход

Высочайшим указом Святейшему Синоду 16-го октября 1799-го года было повелено «Казанскому и Симбирскому apxиепископу Амвросию быть архиепископом С.-Петербургским»3889.

Митрополит Амвросий, в мире Андрей Подобедов, родился 30-го ноября 1742-го года в селе Стогове, Переяславского уезда, Владимирской епархии. Отец его был священником. С 1757-го года поступить в Троицкую Семинарию, где и получил образование. По окончании курса остался в Семинарии учителем. 12-го февраля 1768-го года принял монашество. В августе был переведен в Славяно-Греко-Латинскую Академию. Здесь сделался известен широким кругам просвещенного общества своим словом – «о пагубных действиях суеверия» – при погребении убитого Московской чернью Московского архиепископа Амвросия. Это слово было напечатано и переведено на Немецкий и Французский языки.

В Академии иеромонах Амвросий был последовательно префектом и с 1774-го года ректором и преподавал одновременно Философию, потом Богословие. Деятельностью на последней кафедре он оставил по себе память составлением учебного «Руководства к чтению Священного Писания Ветхого и Нового Завета». Этот учебник в 1779-м году издан был Святейшим Синодом и долгое время был единственным руководством в Семинариях.

За проповедь 14-го июня 1775-го года, на день рождения великой княгини Наталии Алексеевны, супруги цесаревича Павла Петровича, сказанную в присутствии Императрицы, архимандрит Амвросий получил от Государыни бриллиантовый крест, причем Государыня поручила представить его на архиерейство. 5-го июля 1778-го года, в Сергиевой Пустыни, в присутствии Императрицы, он был посвящен во епископа Севского, викаpия Московской митрополии, и получил от Государыни бриллиантовую панагию, богатое облачение и 3.000 рублей.

В новой должности преосвященный Амвросий проявил особенно энергичную просветительную деятельность, открыв 2 Духовных Училища и Семинарию. В 1781-м году, 14-го февраля, он был назначен членом Московской Синодальной Конторы, а 25-го апреля переведен на Крутицкую кафедру. Это была большая епархия, составленная из территории нынешних епархий Московской, Калужской и Тульской. В новой епархии преосвященный Амвросий тоже послужил духовному просвещению, открыв 2 новых Духовных Училища и улучшив положениe Семинарии.

27-го марта 1785-го года преосвященный Амвросий был назначен архиепископом Казанским. В Казанской Семинарии архиепископ Амвросий расширил и улучшпл преподавание, много пополнил семинарскую Библиотеку, обновил состав преподавателей и посылал лучших воспитанников для завершения образования в Московские Университет и Академию, и в результате достиг того, что число воспитанников Семинарии возросло в 2½ раза, дошедши до 500.

В 1795-м году архиепископ Амвросий был вызван для присутствования в Святейшем Синоде и получил бриллиантовый крест на клобук. Новый Император Павел, тотчас по воцарении, 10-го ноября 1796-го года, собственноручно возложил на него орден святого Александра Невского. Новый Государь давно уже был расположен к архиепископу Амвросию и еще когда тот был назначен в Казань, Павел Петрович, тогда Наследник, приветствовал его письмом от себя и от имени своей супруги. При погребении Императрицы Екатерины Великой архиепископ Амвросий, обращаясь к новому Императору, говорил, что он предопределен Богом «в достойное наследие» своей великой матери, чтобы «не доконченное ею исправить», и что в него «прелияны с кровью все дарования и добродетели» великой Государыни и в нем процветут еще более. В 1797-м году архиепископ Амвросий принимал участие в короновании Государя в Москве. Рескриптом18-го декабря 1797-го года он был вызван в Петербург. Государь писал в рескрипте: «Преосвященный архиепископ Казанский! Находя прибытие ваше сюда нужным, я желаю, чтобы ваше преосвященство оным поспешили». По прибытии архиепископа Амвросия в Петербург, Государь возложил» на него орден святого Иоанна Иерусалимского большого креста, от которого отказался митрополит Гавриил, а в 1799-м году ордена святого Андрея Первозванного и святой Анны.

С увольнением 16-го октября 1799-го года митрополита Гавриила от управления Петербургской епархией, архиепископ Амвросий занял Петербургскую кафедру в звании архиепископа С.-Петербургского, Эстляндского и Выборгского. В следующем году, 19-го декабря, после увольнения митрополита Гавриила на покой, в его управление передана и Новгородская епархия. 10-го марта 1801-го года он возведен в сан митрополита. Ночью на 12-го марта Императора Павла, столь благоволившего к преосвященному Амвросию, не стало и на престол вступил Император Александр I-й. Тотчас пошли было слухи, что митрополит переходит в Новгород, но слухи не оправдались и владыка удержался на своем посту.

Новый Петербургский митрополит, по указаниям молодого Государя, проявлял деятельную заботу по улучшению церковного пения в церквах, по водворению благочиния в храмах. 16 лет он правил столичной епархией без викария. С раннего утра принимался за дела, в 8 часов выходил уже к просителям, «всегда ласковый»; «терпеливо выслушивал просьбы»; «нуждающиеся имели к нему доступ всегда»; «скорость решений его предупреждала всякие ходатайства». Особенно близки его сердцу были дела духовного образования, в то время переживавшего годы возрождения. По его указаниям, в 1805-м году епископом Старорусским Евгением (Болховитиновым), в последствии митрополитом Киевским, составлен был проект преобразования духовных училищ и представлен Государю. Он был членом Комитета о усовершении духовных училищ, учрежденного в 1807-м году и преобразованная, затем, в Комиссию Духовных Училищ, и от новоучрежденной Петербургской Духовной Академии получил honoris causa почетную ученую степень доктора Богословия. В Новгородской епархии устроил Тихвинское Духовное Училище и Александро-Свирское; возобновил Кирилловское и Новгородское, завел новые Училища при Старорусском и Каргопольском Монастырях, также Устюжское. Содействовал много заведению духовенством сельскнх Училшц.

Владыка – митрополит отличался и крупной благотворительностью: пожертвовал 5.500 рублей на ремонт корпусов духовенства Софийского собора в Новгороде от Лавры и Новгородского Архиерейского Дома в 1807-м году 20.000 рублей в оскудевшую казну на государственные надобности.

«И в преклонной старости он был необыкновенно деятелен. Сам писал почти все бумаги, выходившие за его подписью, наблюдая величайшую точность в выражениях».

С 4-го декабря 1803-го года измнен был титул Петербургского владыки, и ему усвоено именование митрополита Новгородского, С.-Петербургского, Эстляндского и Финляндского.

В 1817-м году, 5-го августа, хиротонисан новоучрежденный викарий Петербургской митрополии – епископ Ревельский Филарет (Дроздов), ректор Академии, впоследствии митрополит Московский. За обедом после хиротонии, когда Черниговский архиепископ Михаил, будущий преемник митрополита Амвросия, провозгласил владыке-митрополиту многая лета, владыка заставил певчих петь «Со святыми упокой» и сам пел с ними.

В начале 1818-го года ои отказался от управления Петербургской епархией, оставшись только при управлении Новгородской. Указ об увольнении из Петербурга был подписан Государем в Варшаве 26-го марта 1818-го года; 6-го мая владыка выехал в Новгород, где вскоре и скончался, 21-го мая 1818-го года, в 7-м часу вечера. Погребен преосвященным Амвросием (Орнатским) в Софийском соборе в приделе святого Иоанна Предтечи, рядом с могилой митрополита Гавриила (Петрова). Библиотеку Латинских и Греческих книг он передал Петербурской Семинарии, а Русские передал брату. Его проповеди изданы под названием: «Собрание поучительных слов, в разные времена проповеданных Святейшего Правительствующего Синода первенствующим членом Амвросием, митрополитом Новгородским и С.-Петербургским, Свято-Троицкие Александро-Невские Лавры священно-архимандритом и разных орденов кавалером», 3-е издание, в 4-х частях, Москва, 1825. Кроме того, митрополит Амвросий написал книги: «Сокращение Богословских догматов», «Опыт Словенского словаря», «Молитвы для чтения в больницах». Кроме звания доктора Богословия, митрополит Амвросий имел звание почетного члена Медико-Хирургической Академии и С.-Петербургской Беседы любителей Русского слова3890.

Apxиeпиcкoп Амвросий, будучи назначен на Петербургскую кафедру, не застал в Лавре наместника. 8-го января 1800-го года им назначен был наместником Лавры новый ректор Академии, архимандрит Сергиевой Пустыни Амвросий.

Архииандрит Амвросий, в мире Алексей Иванович Протасов родился в 1762-м году, в Московской губернии, образование завершил в Московской Славяно-Греко-Латинской Академии; по окончании академического курса в 1790-м году остался в Академии учителем. В 1794-м году принял монашество, после чего был назначен академическим проповедником и префектом. В ноябре 1798-го года3891 назначен архимандритом Троице-Сергиовой Пустыни с вызовом на чреду священнослужения и поручением преподавать в Академии Богословие. В октябре 1799-го года назначен архимандритом Новгородского Антониева Монастыря, но в ноябре возвращен в прежнюю Пустынь со степенью Антониева Монастыря и назначен ректором Академии и членом Консистории. В марте 1800-го года переведен в Иверский Монастырь, в 1802-м году – в Юрьев. 10-го января 1804-го года хиротонисан во епископа Тульского, в 1816-м году назначен архиепископом Казанским в 1826-м году перемещен в Тверь, вследствие высочайшего поведения о назначении в Казань другого епископа – «человека опытного и твердого в характере». Здесь во время холеры 1831-го года, при обнесении в крестном ходе вокруг города мощей святого Михаила, князя Тверского, заболел нервной горячкой и скончался 1-го июля 1831-го года. Погребен в загородном Жолтикове Монастыре. В управляемых им епархиях архиепископ Амвросий, по отзыву одного из его биографов, оставил по себе «память начальника внимательнейшего и бескорыстного, пастыря доброго и ученого, милостивого и щедродательного к бедным, для всех являвшего собою пример Христианского терпения и преданности Божественному Промыслу». Владыка известен был, как выдающийся талантливый проповедник. Его проповеди и в настоящее время служат лучшими страницами проповеднических христоматий. Его слово пред присягою избранных по Тульской губернии судей Император Александр I-й в 1815-м году дал, вместо инструкции, одному губернатору, просившему инструкции. В свое время проповеди владыки были печатаемы отдельными брошюрами. В 1856-м году издано в Петербурге их собрание, под названием «Слова и речи»: 37 слов, 4 речи и 2 письма. Перу владыки принадлежит и Латинская Грамматика, долго бывшая учебником3892.

После архимандрита Амвросия наместником был назначен 1-го февраля 1804-го года архимаидрит Израиль.

Архимандрит Израиль, в мире Иакинф Звегинцев, образование получил в Севской Семинарии и Учительской Гимназии, по окончании курса служил учителем в народных училищах, потом был смотрителем народных училищ С.-Петербургской губернии. В 1798-м году определен в чин 12-го класса и назначен в Орловскую Семинарию префектом и учителем Философии. В 1801-м году принял монашество, после чего был назначен ректором Семинарии. В 1802-м году перешел в Петербург, в Академию, учителем Философии, и был назначен 7-го февраля 1802-го года архимандритом Троицкого Зеленецкого Монастыря. Состоял законоучителем 1-го Кадетского Корпуса. В мае 1803-го года определен был префектом Академии. В марте 1806-го года назначен настоятелем Троицкой Сергиевой Пустыни, состоящей по Петергофской дороге, С.-Петербургской епархии, с оставлением префектом и наместником. В 1808-м году, синодальным указом 3-го сентября, он переведен в Свияжский Богородичный Монастырь, где и скончался в 1829-м году3893.

Будучи наместником, он в 1805-м году получить крест с бриллиантовыми украшениями.

После архимандрита Израиля наместником был архимандрит Вениамин.

Архимандрит Вениамин, в мире Василий Весновский, был сын пономаря села Тенок, Свияжского уезда, Казанской губернии, Михаила Лукина. Образование он получил в Казанской Семинарии. В Петербург прибыл в свите митрополита Амвросия. 28-го января 1800-го года определен учителем низшего класса Академии и постепенно дошел до класса Поэзии. В 1802-м году, в сане иеромонаха, определен к нашей церкви в Мадрит, отсюда в 1803-м году переведен в Париж, из Парижа в 1804-м году – в Константинополь. В Константинополе, в 1806-м году 11-го декабря, видимо, собираясь в Россию, занял деньги у купца Аргиропуло. 2-го ноября 1808-го года произведен во архимандрита Троицкого Зеленецкого Монастыря и, по-видимому, вместе с тем определен наместником Лавры. «Быв несколько дней болен», архимандрит Вениамин 9-го ноября 1809-го года скончался и 11-го ноября погребен в Лавре. После него за оставшееся его имущество было выручено до 2.500 рублей, из которых, за уплатой долгов, очистилось около 1.000 рублей. Эти деньги были пересланы престарелому его отцу3894.

После кончины 9-го ноября 1809-го года наместника, архимандрита Вениамина, митрополит Амвросий поручил отправление наместнической должности находившемуся в Петербурге настоятелю Кирилло-Белозерского Монастыря, Новгородской епархии, архимандриту Порфирию. Но «при слушании протокола, заготовленного по записанным в журнале Святейшего Синода ноября 15-го дня разным мнениям господ синодальных членов», последовавшим по рапорту митрополита Амвросия о таком его распоряжении, 17-го ноября, митрополит «словесно объявил, что, находя пребывание архимандрита Порфирия нужным во вверенном ему Монастыре, отправил его туда по надлежащему»3895. Архимандрит Порфирий (Кириллов) только 9-го августа был переведен в Кирилло-Белозерский Монастырь из Троице-Сергиевой Пустыни. В Кириллове Монастыре он и скончался 28-го сентября 1817-го года3896.

Архимандрит Порфирий, из Великороссиян, был протоиерейский сын, родился в 1775-м году, образование получил в Смоленской Семинарии, 7-го января 1797-го года записан при Московском Университете в разночинскую Гимназию, а в 1798-м году произведен в студенты и переведен в Университет в котором обучался Логике и Математике, Энциклопедии, Красноречию, Всеобщей Истории, Практической Фидософии, Римскому Праву, Российскому Практическому Законоискусству, Чистой Математике, Натуральной Истории и Опытной Физике; в 1800-м году определен был ректором в пансион при Университете, 3-го декабря 1802-года, по прошению, уволен от службы при Университете и 20-го января 1803-го года определен учителем в Александро-Невскую Академию, где, заняв сначала кафедру Информатории и постепенно повышаясь, в 1806-м году состоял учителем Философии и Физики и библиотекарем; в марте 1803-го года в Лавре пострижен в монашество3897, а в июне назначен соборным иеромонахом Лавры3898. В 1806-м году произведен во архимандрита в Зеленецкий Троицкий Монастырь3899, 5-го июня, а в 1808-м году, 31-го августа, был переведен в Сергиеву Пустынь3900.

В наместники Лавры был избран митрополитом иеромонах Гедеон.

Иеромонах Гедеон, в мире Гавриил Федотов, в июне 1803-го года, в звании соборного иepoмoнaxa Киево-Печерской Лавры и учителя Риторики и Французского языка Белоградской Семинарии, был «истребован» митрополитом Амвросием «от преосвященного Курского» и назначен учителем в Александро-Невскую Семинарию. В июне 1803-го года назначен соборным иеромонахом Лавры. В том же году он отправлен был Святейшим Синодом в морскую экспедицию, отправлявшуюся вокруг света, и для обозрения новокрещенных в Американских Российских «заведениях» Христиан и евангельского у них учения и Богослужения. По возвращении назначен наместником Лавры, в 1810-м году, 14-го октября, – архимандритом Зеленецкого Монастыря. 3-го июля 1816-го года переведен архимандритом Сковородского Монастыря3901.

Конец святителствования митрополита Амвросия ознаменован законодательным актом, закреплявшим высокое иерархическое положение наместников Лавры. Вот этот акт.

«Всепресвтлейшему Державнейшему Великому Государю Императору и Самодержцу Всероссийскому всеподданнейший доклад Синода.

По штату на духовные места, в 1764-м году изданному, положены в Лаврах и первоклассных Монастырях наместники из иеромонахов, но в первых с жалованьем против архимандритов 2-го класса. В 1797-м году именным высочайшим указом, данным Синоду, между прочим поведено: «учредить в Вифании второклассный Монастырь и считаться в соединении с Сергиевою Лаврою и до оной надлежащим, а потому и наместники той Лавры да будут навсегда архимандритами Монастыря Вифании. Хотя же и в прочих двух Лаврах, Киево-Печерской и Александро-Невской, наместники производятся в архимандриты в штатные Монастыри с оставлением и в звании наместников, но дабы сии наместники, по уважению к Лаврам, имели звание архимандрита и без определения иногда в штатные Монастыри, то Синод полагает мнение по представлениям оному производить и их в архимандриты с степенью второ-классных Монастырей, оставляя на жалованье и прочих доходах, наместнику положенных, с присвоением им, в рассуждении распоряжения собственностью своего, того же права, какое имеют на сие монастырские власти. Что же касается до наместника Сергиевой Лавры, то оному оставаться на основании выше-прописанного 1797-го года указа. Но как Синод к такому новому положению сам собою приступить не может, то, всеподданнейше представляя Вашему Величеству, испрашивает на оное высочайшего Вашего Величества указа.

Вашего Императорского Величества всеподданнейшие: Амвросий, митрополит Новгородский, Серафим, архиепископ Тверской, духовник Павел Криницкий, обер-священник Иоанн Державин. Обер-секретарь Гаврила Сурихин.

На подлинном подписано собственною Его Императорского Величества рукою тако: «Быть по сему. Александр». С.-Петербург, 23-го декабря 1816-го года»3902.

В строениях Лавры при митрополите Амвросие были произведены небольшие дополнительные или ремонтные работы.

В соборном храме в 1805-м году устроена вокруг амвона железная, местами золоченая решетка3903.

В июне 1806-го года Государь указать соизволил, в пособие для росписания и лепной работы во внутренности собора Александро-Невской Лавры, выдать в распоряжение митрополита 8.000 рублей. Сумму около 5.500 рублей на устройство лесов предположено было принять на монастырский счет. В распоряжение митрополита был командирован придворный архитектор Гваренгий (Guareughi). Потом доассигновано было из Кабинета еще 300 рублей. Живопись исполнил Антоний Жакома (Antonia della Giaconia)3904. Стены, столбы, потолок и купол росписаны были арабесками3905.

В Лазаревской церкви в 1806-м году на средства графа Николая Шереметева соединена была с церковью построенная им палатка и устроен новый иконостас3906.

В 1806-м году росписана стенною живописью церковь Всех Скорбящих Радости над вратами Лавры3907.

В 1808-м году Комиссия Духовных Училищ поручила своему сочлену, митрополиту, учинить надлежащий распорядок к помешению в новоучреждаемой С.-Петербургской Академии 100 человек студентов, с тем, чтобы суммы, какие для сего потребуются, поставлены были на счет сумм, предназначенных для духовных училищ, по новому плану учреждаемых. Для Академии в Лавре был отделан Феодоровский двухэтажный «флигель», с израсходованием из остатков экономических сумм, при готовом строительном материале, до 10.000 рублей. Митрополит и братья Лавры этот расход пожертвовали в пользу новоучреждаемой Духовной Академии. Комиссия Духовных Училищ довела об этом пожертвовании до сведения Святейшего Синода и Государя. Государь Император изъявил свое благоволение митрополиту и братия3908.

По описанию архимандрита Амвросия в его книге, изданной в 1810-м году, в первом Восточном корпусе помешались наместничьи и иepoмoнaшecкие братские кельи и две большие, на случай публичных собраний, залы в верхнем и иижнем этажах близ Благовещенской и Александро-Невской церквей3909.

В Феодоровском корпусе помещались в двух флигелях академические учители, больница, правление, Русская Школа и студенты, собранные из епархий для образования к учительским должностям по новому учреждению Академии, а в третьем – кавалерская зала на случай собрания кавалеров 30-го августа3910.

В Южном корпусе помещалась Духовная Академия: обширная с хорами зала и жилые комнаты для учеников3911.

В Северном корпусе помещалось «низшее братство»3912.

В Западной линии настоятельские двухэтажные покои заняты были настоятелем Лавры – митрополитом3913.

По обеим сторонам настоятельских покоев были 2 двух-этажных корпуса. В одном помещались епархиальные архиереи, присутствовавшие в Святейшем Синоде, в другом – приезжие архимандриты. С левой стороны – лаврская общая трапеза, с правой – академические классы3914.

В Юго-Западной башне помещалась академическая библиотека3915.

В Северо-Западной угловой башне помещалась ризница и лаврская библиотека3916.

В настоятельские прежние покои, против Лазаровского кладбища, в 1801-м году переведена с Лазаровского кладбища Консистория. В 1802-м году здесь сделана пристройка3917.

В виду тесноты помещения для расположенных в Лавре духовно-учебных заведений после их преобразования в 1808-м году, митрополит Амвросий еще в 1811-м году возбудить ходатайство о постройки для Духовной Академии на лаврской земле особого здания. 3-го марта 1817-го года был высочайше утвержден план академического здания, составленный архитектором Шарлемани, а 10-го июня 1817-го года митрополитом была освящена закладка дома. Перевод Академии в новое здание совершился уже при новом митрополите3918.

История Лавры, изданная в 1810-м году, говорит уже, что «Невская перспективная улица» «ныне совершенно уже состоит из сплошных домов, простирающихся до самого Монастыря, который притом очищен и от лесов на все стороны». «С 1804-го года из Невы реки проводится в Черную речку судоходный канал, который от Александро-Невской Лавры окружать будет всю Южную сторону Санктпетербурга и пройдет за Калинкин мост в Финской морской залив»3919.

У архимандрита Амвросия в описании Лавры сказано, что она «к Западу и Югу окружается градским валом» «и притом с Западной же стороны граничит с Александро-Невскою Академию и Императорским стеклянным заводом»3920.

По сообщению в книге архимандрита Амвросия, в Лавре ежедневно в 7 часов утра совершаема была литургия в Александро-Невском приделе Свято-Троицкого собора, в 8 часов в Лазаревской церкви – за усопших, в 9 часов в приходской Скорбященской3921.

Будучи в Лавре 30-го августа 1805-го года при слушании Божественной литургии, Государь, «с удовольствием усмотрев, что высочайшая его воля, объявленная Святейшему Синоду прошлого 1804-го года сентября 21-го для о прекращении бывших непорядков в церквах во время священнодействий в полной мере исполняется и что ныне благочиние, порядок и благопристойность совершенно сохранены, соизволил изъявить» митрополиту свое «особенное благоволение и благодарность с несомненным упованием, что сие заведенное устройство и на будущее время останется ненарушимым». Митрополит по этому поводу предписал Новгородской и Санктпетербургской Консисториям известить об этом подчиненные им места, «со внушением ненарушимо сохранять оное устройство на будущее время, доносить о всякой малейшей неблагопристойности, буде бы где в какие, паче чаяния, случилась, и для большего удобства в знатнейших церквах стараться поделать подобные сделанным уже и высочайше одобренным в Лавре и в других некоторых местах решетки пред иконостасом и около амвона».

Святейший Синод, заслушав предложение митрополита обо всем этом, определил дать знать всем епархиальным преосвященным печатными указами, которые и были разосланы 2-го октября 1805-го года3922.

По желанию Государя митрополит Амвросий 30-го августа 1813-го года освящал в Лавре медали в память Двенадцатого года3923.

В святительствование митрополита Амвросия в Благовещенской церкви Лавры были погребены августейшие дочери Императора Александра I-го: в 1800-м году, 31-го июля, когда он не был еще Императором, Мария, в 1808-м году, 5-го мая, Елисавета. В 1809-м году над их могилами устроены памятники. В 1807-м году в бывшей могиле Петра III-го погребена Грузинская Царица Дарья Георгиевна, супруга Царя Ираклия, скончавшаяся 15-го ноября, в 1814-м году царевич Вахтанг Ираклиевич – в Северо-Западном углу3924. Архимандрит Амвросий о погребениях в Лавре пишет в своей книге: «кроме императорских высочайших особ, в Лавре погребаются все отличнейшее чиновники и граждане столицы. Множество их не дозволяет поместить подробно все их имена»3925. В Благовещенской церкви, у левого клироса, с 1800-го года появилась могила героя-богатыря, имя которого весь конец XVIII-го столетия гремело по всему свету, живо сохранялось в потомстве и перешло в историю. На могильной плите надпись: «Здесь лежит Суворов»3926.

В малом объеме в Лавре была попытка возобновить духовное издательство. По представлению митрополита Амвросия, Святейшим Синодом разрешено было в 1814-м году напечатать в количества 300 экземпляров на счет Лавры слово во святый и великий пяток, говоренное в Лавре чередным архимандритом Филаретом (Дроздовым), вместе с говоренным им же словом в день Вознесения Господня3927. В тот же год Святейший Синод, по представлению митрополита Амвросия, разрешил напечатать, в 300-х экземплярах, уже на счет автора, слово в день святой Пасхи, говоронное на вечерне в Свято-Троицком лаврском соборе С.-Петербургской Семинарии ипспектором, уездного Александро-Невского Училища ректором, архимандритом Феофаном, рассмотренное и одобренное Цензурным Комитетом, при Духовной Академии учрежденным3928.

В 1809-м году митрополит ходатайствовать, чтобы как лаврские, так и лаврских служителей дома были освобождены от постойной повинности3929. Указом 6-го мая 1811-го года архиерейские и монастырские служители были освобождены от земских повинностей3930.

На земли Лавры в 1809-м году был составлен план губернским землемером Егором фон-Андрс3931.

Земля Лавры за Невой никакой пользы Лавре не приносила. Она вся была покрыта соснягою и кустарником. В 1810-м году Лавра решила утилизировать землю. Было расчищено для сенокоса по течению Невы от кирпичных заводов 13 десятин, было вырыто 1.619 сажень мелких канав и 1.446 сажень пограничной канавы, с предположением завести хлебопашество с сенным покосом и огород3932.

На основании высочайшего указа 18-го декабря 1797-го года, Александро-Невской Лавре и Петербургскому Архиерейскому Дому отведены были в 1799-м году рыбные ловли – в пределах Финляндии по реке Нижней Вуоксе, у мыса Норниеми, близ гавани города Кексгольма, у острова Холмасари, в Ляпикоскинском пороге, у островов Каласари, Нискасари, Инвенсари. Ловли эти были сдаваемы в аренду рыбопромышленникам3933.

В 1800-м году, указом Духовной Консистории 1-го июля, лаврский приход изъять из ведения Лавры, и хотя остался при лаврской церкви, но церковь тоже была изъята из ведения Лавры и ей предоставлено содержаться на приношения прихожан. Для заведывания хозяйственными делами церкви был выбран церковный староста3934.

Глава третья. Митрополит Михаил (Десницкий) 1818–1821

Биографическия сведения. Проповедническое и пастырское служении. Архиерейство. Назначение на Петербургскую кафедру. Кончина. Проповедь. Наместники – архимандриты Гедеон и Товия. Церковь архистратига Михаила. Церковь Святого Духа. Благовщенские ворота. Переход Академии в собственный дом. Земля за Невой; митрополичья дача

Митрополит Михаил, в мире Матвей Михайлович был сын пономаря церкви села Топоркова, Богородского уезда, Московской епархии. Родился 8-го ноября 1762-го года. Сохранилось сообщение, что в день его рождения над его отиом, бывшим в тяжкой болезни, совершено было таинство Елеосвящения, и когда новорожденного поднесли к отцу, то он «благословил его руками, помазанными елеем». Новорожденный мальчик рано остался сиротой: его отец скончался в день его крещения. Чтобы дать осиротелому семейству средства к жизни, Московский архиепископ Платон (Малиновский), по обычаю того времени, зачислить место отца за младенцем-сыном. Выростая в убогой обстановке, мальчик научился от дяди-священника читать церковные книги и петь и готовился занять отцовское место. Когда ему пошел 14-й год, мать привела его к новому уже Московскому владыке Платону (Левшину) и просила назначить сына на место покойного отца. Владыка, оставив за ним место, послал его в Троицкую Семинарию. В Семинарии он проучился, с фамилией Десницкого, в течение 6-и лет, с 1776-го года по 1782-й. Кроткий характер, усердие к учению, дар слова и особенное искусство вести обычные в то время в школах диспуты выдвинули его из ряда других. Из Семинарии владыка направил его в новооснованную Дружеским Ученым Обществом Филологическую Семинарию, для изучения языков, н он изучил здесь Французский и Немецкий языки. Одновременно слушал курс в Университете и изучал Богословские науки в Академии. По природному ли стремлению, или под влиянием общения с религиозными мистиками, образовавшими Дружеское Ученое Общество, содержавшее Филологическую Семинарию, Матвей Десницкий рано проявил религиозно-мистические наклонности и, по окончании Филологической Семинарии, собирался принять монашество. Но мать не дала на это благословения. Тогда он женился в 1785-м году и принял священство. Приход он получил цри церкви Иоанна Воина в Москве, близ Калужских ворот. Его пастырская и проповедническая деятельность скоро выдвинула его в среде Московского духовенства. Его церковь в Москве, на окраине города, привлекала массы Богомольцев. Он не оставлял «ни одной службы без проповеди». Проповеди были просты, общепонятны, чужды ораторского красноречия, но согреты горячим Христианским чувством и полны стремлений к распространению Христианского просвещения и евангельской любви, выражающейся в делах благотворения. Проповедник-пастырь пользовался известностью и как законоучитель. Он стал настолько популярен, что Император Павел 1-й, тотчас же по вступлении на престол, вызвал его в Петербург где он был определен во пресвитеры высочайшего Двора.

Путь жизни его скоро был изменен Тем, Кто есть наш Путь и наша Жизнь. У пресвитера Матвея Десницкого скончались все трое детей «еще в колыбели», скончалась и жена. Тогда Государь изъявил желание, чтобы он принял монашество. Пострижение было совершено в Гатчинской придворной церкви в 1799-м году, в присутствии Государя с августейшею Фамилией, и новопостриженный принял имя Михаила. В декабре состоялось возведение его, также в высочайшем присутствии, во архимандрита, причем ему было дано настоятельство в Новгородском Юрьевом Монастыре, и он был назначен членом Святейшего Синода и законоучителем 1-го Кадетского Корпуса. При новом Государе, 20-го июля 1802-го года3935, он был хиротонисан во епископа Старорусского, викария Новгородского Петербургского митрополита, и скоро, 18-го декабря 1803-го года, получил самостоятельную Черниговскую кафедру. 19-го ноября 1806-го года возведен в архиепископа. Всегда он был добрым, простым, милостивым, отзывчивым, всюду распространял мир и любовь. В бытность в Чернигове скончалась не расстававшаяся с ним его мать. Это обстоятельство и происшедший однажды с ним обморок направили его на мысль о близкой кончине. Он просил в завещании совершить его погребение просто, никого не созывая, одному его духовному отцу, и похоронить вблизи могилы матери.

В конце 1813-го года он был вызван к присутствованию в Святейшем Синоде. Москва, при его проезде, с трогательною памятью любви встречала своего бывшего приходского священника. В Петербурге его духовные связи с его почитателями и почитательницами, никогда но прерывавшиеся, обновились и окрепли. 30-го августа 1814-го года он получил звание члена Святейшего Синода и члена Комиссии Духовных Училищ, а затем получил также звание члена Человеколюбивого Общества и Российской Академии. В Петербурге он деятельно трудился в Библейском Обществе. В 1816-м году княгиня Софья Сергеевна Мещерская испросила высочайшее поведение напечатать проповеди архиепископа Михаила на счет сумм Кабинета. Было напечатано издание в 2.400 экземпляров. В 1817-м году он вернулся в Чернигов, а 26-го марта 1818-го года состоялся данный в Варшаве следующий высочайший указ Святейшему Синоду: «архиепископа Черниговского Михаила всемилостивейше пожаловали Мы митрополитом Санктпетербургским, Естляндским и Финляндским и Свято-Троицкие Александро-Невские Лавры архимандритом»3936.

В тот же день на имя митрополита Михаила был подписан следующий рескрипт:

«Преосвященный митрополит Санктпетербургский Михаил.

Заслуги, вами Церкви оказанные, примерное благочестие и украшающие душу вашу качества обращали всегда на вас Мое внимание. При введении ныне вас в важнейшее прежнего служение, приятно для Меня изъявить вам особенное уважение Мое пожалованием вам белого клобука с крестом из драгоценных камней. Я молю Господа, да ниспошлет Он вам умножение сил свыше ко прохождению нового поприща во славу и распространение царствия Христа Спасителя, да насаждаете паче и паче слово Его в сердцах духовной паствы, вам вверяемой, да, совершая во истине дело обширнейшего пастырского звания вашего, соделаетесь образом стаду и, явившуся Пастыреначальнику, приимете неувядаемый славы венец»3937.

После кончины митрополита Амвросия в Новгороде, 25-го июня, в Петербурге, последовал высочайший указ Святейшему Синоду: «всемилостивейше повелеваем преосвященному Михаилу, митрополиту Санктпетербургскому, Эстляндскому и Финляндскому, быть купно и митрополитом Новгородским»3938. Вместе с тем митрополит стал первенствующим членом Святейшего Синода3939. 26-го июня министр духовных дел, князь Александр Николаевич Голицын уведомил митрополита Михаила, что Государь соизволил, чтобы он употреблял «мантию фиолетового бархата с серебряными источниками, которую высочайше дозволено было носить и покойному митрополиту Амвросию»3940.

Кроме личной известности у Государя, возвышению архиепископа Михаила и призванию его на митрополию в Петербург, без сомнения, много способствовать и тогдашний министр духовных дел и народного просвещения, близкий к Государю князь Александр Николаевич Голицын, надеявшийся найти в мистическом настроении архиепископа Михаила опору собственному мистицизму. Но мистицизм apxиeпиcкoпa Михаила, послушный Церкви, не был мистицизмом князя Голицына, выходившим за ограду Православной Церкви во всецелом доверии исключительно внутреннему озарению.

И митрополит с чистым и пламенным порывом стража Дома Божия подвигся на борьбу в защиту Церкви.

Служение митрополита Михаила на Петербургской кафедре, бывшее как бы неусыпной архипастырской проповедью, было непродолжительно.

23-го декабря 1820-го года он вернулся с заседания Святейшего Синода «до того расстроенный, что его должны были вынести из кареты». После этого он почувствовал упадок сил, служил только в домовой церкви, но 10-го марта 1821-го года был еще в заседании Святейшего Синода. Однако, после этого принял таинство Елеосвящения. 24-го марта с утра стал прощаться с окружавшими и в 6-м часу по полудни, на 60-м году жизни, мирно почил при пении архиерейским хором песнопения «Ныне отпущаеши». Погребен в им устроенной и еще не законченной в то время церкви Святого Духа, на заранее избранном месте, где в настоящее время находится жертвенник. Над головой на белой мраморной дощечке написано: «Помяни. Господи, митрополита Михаила», а на наружной стене алтаря помещена доска с барельефным его изображением.

Современник и свидетель кончины митрополита Михаила, архиепископ, впоследствии митрополит Московский Филарет (Дроздов) писал одному из своих знакомых: «преосвященнейший митрополит Михаил взят от нас к высшему служению. Кончина его мирна, память его благословляема; пустота и сиротство, им оставленное, велико. За несколько дней до кончины его некто видел во сне, что высокий столп с венцами наверху разрушился с громом; сон по моему мнению, очень справедливый. Не могу описать вам всех мыслей о последствиях сего события, который, как туман, закрывали от меня свет в продолжение нескольских дней, или открывали мне печальнейшие виды. Впрочем, твердое основание Божие, конечно, не людьми поддерживается».

Как в начале священного служения в приходской церкви в Москве, так и при завершении его в Петербурге, в Лавре, неустанная проповедь митрополита Михаила собирала много слушателей. Это обстоятельство ставят даже в связь с мыслью об устройстве новой церкви в Лавре – Свято-Духовской, «так как соседняя церковь Благовещенья была в зимнее время тесна для слушателей, стекавшихся на проповеди» митрополита Михаила, а собор был холодный и зимою в нем Богослужение не совершалось. Проповеди митрополита изданы при его жизни в собрании его сочинений, вышедшем в 10-ти томах. Кроме проповедей, здесь напечатаны религиозно-мистические трактаты: Изображение ветхого, внешнего, плотского и нового, внутреннего, духовного человека, Труд, пища и покой духа человеческого, О внутреннем соотоянии человека. Из популярных его сочинений известно Наставление простолюдинам, как молиться Богу. Общий характер всех его творений, и в частности проповедей – глубокая назидательность и простота. Целый ряд бесед посвящен объяснению Христианского учения – беседы катихизические, беседы о литургии, беседы о покаянии. Назиданием духовным дышут его письма.

Первое издание вышло в 3.000 зкземпляров. Второе закончено уже после его кончины. Третье в 1854-м–1857-м годах вышло в Москве3941.

Наместник, архиманлрит Гедеон 10-го марта 1819-го года был переведен в Иверский Монастырь, где и числится в списках по 1821-й год3942.

Его место занял архиманлрит Товия.

Архимандрит Товия родом Малороссиянин, из дворян, родился в 1762-м году, «обучался Российской грамоте и начальным наукам», в 1791-м году пострижен в монашество в Курском Коренном Рождественском Монастыре, в 1793-м году посвящен в иеродиакона, в 1795-м году митрополитом Гавриилом вытребован в Лавру и определен уставщиком, в 1799-м году рукоположен во иеромонаха, в 1800-м году произведен игуменом в Новгородский Клопский Монастырь; здесь он отличился составлетем новой описи всему монастырскому имуществу и устройством на собранные пожертвования вокруг Монастыря каменной ограды с башнями, нескольких братских келий, гостиного дома и конюшенного двора и, сверх того, приобрел в Монастырь церковной ризницы и прочих монастырских вещей на значитачьную сумму. В 1802-м году, 25-го апреля, произведен в архимандрита в Екатерино-Лебяжскую Николаевскую Черноморскую Пустынь, Екатеринославской епархии, и здесь трудами своими и неутомимым попечением построил две великолепные и многостоящие каменные церкви, для братии удобные и приличные кельи, гостинницы и другие каменные обзаведения. В 1805-м году за отличное его поведение и истинное к Церкви святой усердие и ревность награжден крестом, украшенным драгоценными камнями, а в 1809-м году получил орден святой Анны 2-й степени. В 1816-м году переведен в Александро-Свирский Монастырь, где в 1817-м году определен по Олонецкому Уездному и Свирскому Приходскому Училищам в должность ректора. В Александро-Свирском Монастыре он произвел ремонт и привел cocтoяниe зданий в блестящий вид; отремонтировал и училищное здание. При нем установлено перенесение в Троицын день святых мощей Александра Свирского из Преображенского собора в Троицкий собор Монастыря3943. Согласно избранию митрополита Михаила назначен 10-го марта 1819-го года наместником Лавры3944.

Митрополиту Михаилу принадлежит устройство в Лавре двух церквей: одной – взамен прежней и другой новой. В виду тесноты крестовой церкви митрополит Михаил в 1819-м году произвел надстройку митрополичьего дома, в которую и перенес церковь. Освящена была церковь 3-го ноября 1819-го года во имя святого архистратига Михаила и прочих бесплотных сил небесных. Ее размеры были тоже не велики: длина 7 1/3 сажень, ширина 4, а вышину не достигла 4-х арщин3945.

Вскоре после вступления на Петербургскую кафедру митрополит Михаил задумал соорудить в Лавре новую обширную церковь. Побудительно причиной указывают то, что теплая Благовещенская церковь далеко не вмещала богомольцев, собиравшихся в Лавру на Богослужения, сопровождаемые проповедью митрополита. Лаврский собор в то время не имел отопления. Митрополит сначала распорядился «открыть» примыкавшую к Благовещенской церкви залу. А в следующем, 1819-м году решил оба примыкавших к Благовещенской и Алекеандро-Невской церквам зала, в первом и втором этажах, обратить в 1, в 2 света, зал, пристроить к нему с Восточной стороны алтарь, а с Западной устроить особый вход. Вследствие словесного распоряжения митрополита, уже в сентябре 1819-го года Лавра занялась приготовлениями к сооружению новой церкви. В начале ноября испрошено было высочайшее соизволение на постройку. У Лавры было свободных сумм до 30.000 рублей. Так как этих денег было недостаточно, то решено было обратиться к сбору пожертвований. Была заготовлена сборная книга. Митрополит пожертвовал 3.000 рублей, граф Дмитрий Николаевич Шереметев 5.000, наместник, архимандрит Товоя собрал свыше 20.000; более крупными пожертвованиями были: графини Анны Алексеевны Орловой-Чесменской 2.000, графини Софт Строгоновой 2.000, купца Силы Борисовича Глазунова 1.200, графини Веры Николаевны Завадовской, статского советника Яковлева, купца Понамарева3946, Алексея Ивановича Яковлева, Василия Ивановича Семевского по 1.000, от купцов по 100, 300, 500.

6-го июня 1820-го года в воскресенье, после литургии, которую совершал митрополит «с произнесением поучения», совершена была закладка храма, и митрополит сам начернил сообщение об этом в С.-Петербургские Ведомости. Владыка-митрополит живо предан был делу сооружения церкви и сам, например, начертал расположение иконостаса3947. В том же году церковь была вчерне закончена, но отделка ее была произведена уже при новом митрополите3948.

Размеры Духовской церкви: длина 141/6 сажени, ширина в большом поперечнике около 13-и сажень, в малом 5½ алтарь 2½х5½ сажень3949.

Духовская церковь со входа по наружному виду ничем не отличается от примыкающего к ней жилого корпуса. Только небольшой крест над входным крыльцом, блеск вызолоченных икон и свете неугасаемых лампад, видимый сквозь чистые стекла окон, показывают, что здесь храм3950.

9-го марта 1820-го года было собрано архимандритом Товией 250 рублей на построение «Благовещенских ворот»3951.

26 августа 1819-го года торжественно была освящена митрополитом Михаилом церковь 12-и апостолов в новосооруженном здании Духовной Академии, и ректор, архимандрит Григорий. Впоследствии митрополит петербургский, говорил речь о заслугах святых апостолов по созиданию Церкви Христовой3952.

В 1820-м расчищена была и остальная земля за Невой и некоторая часть вспахана и засеяна озимым хлебом. Митрополит Михаил предположил устроить здесь себе дачу: для временного выезда своего в летнее время деревянный дом со службами. Вместе с тем предполагалось устроить скотный двор, «от которого удобно будет обработать не удобренную землю под хлебопашество и огороды для лаврской братии» и от которого, при довольствовании своим кормом, ожидалась немалая польза для Лавры в содержании братии. Предположено было построить здесь часовню и по правую сторону от дома церковь с неболшим количеством келий для помещения престарелых и болезненных монашествующих из братии Лавры. В Лавре не было своей больницы и лица из братии, нуждавшиеся в санитарном лечении, обыкновенно отправляемы были в разные епаршеские Монастыри с «большою трудностью и прискорбием». Митрополит Михаил собирался выстроить каменную церковь и каменные кельи на доход со второго издания своих бесед и неоднократно говорил архимандриту Товия, наместнику, что, когда все будет готово, он отпросится у Государя на покой и проведет здесь остаток своих дней. В лето 1720-го года «деревянное домовое строение для временного приезда» митрополита с часовнею и службами и «с предположением устроить в том доме церковь во имя Всех Святых» было «произведено», «вчерне окончено и покрыто тесом с окрашением крыш краской»3953.

Кончина митрополита Михаила произошла в такое время, когда в рядах церковной иерархии никто еще не выдвигался достойным и соответственным ему преемником. В высших сферах происходила борьба двух направлений: против мистицизма, поддерживаемого министром духовных дел, князем Голицыным, все более и более укреплялось и расширялось течение церковно-консервативное.

Управление митрополией поручено было Петербургскому викарию, епископу Ревельскому Владимиру (Ужинскому)3954.

Преосвященный Владимир был викарием в Петербурге с 1819-го года. До хиротонии во епископа Ревельского 17-го мая 1819-го года он был, после принятия в 1807-м году монашества, ректором Новгородской Семинарии с 1812-го года и с 1816-го года настоятелем Иверского Монастыря. В 1822-м году, 12-го апреля, он назначен был епископом Курским, в 1831-м году переведен архиепископом в Чернигов, в 1836-м году в Казань, где при нем в 1842-м году открыта была Духовная Академия. В 1848-м году вышел на покой в Свияжский Богородицкий Монастырь и скончался 16-го декабря 1855-го года. Владыка был сын причетника Ужинского погоста, Валдайского уезда, в мире Василий Кононович Ужинский, родился в 1777-м году, образование получил в Новгородской Семинарии и, по окончании в ней курса, с 1803-го года служил, в ней учителем3955.

Неопределенное положение разрешено было высочайшим указом 19-го июня 1821-го года о бытии митрополитом Новгородским, Санктпетербургским, Эстляндским и Финляндским твердому хранителю церковных преданий. митрополиту Московскому Серафиму3956.

Глава четвертая. Митрополит Серафим (Глаголевский) 1821–1843

Биографические сведения. Перевод из Москвы в Петербург. Борьба с мистицизмом. Характер архипастырской деятельности владыки. Научная и литературная деятельность. Наместники – архимандриты: Товия, Палладий (Белевцев), Аарон (Петров). Окончание церкви Святого Духа. Церковь преподобного Сергия. Обновление Лазаревской церкви. Упразднение Алексанлро-Невского придела в соборной церкви. Переделка иконостасов в лаврских церквах. Новое Лазаревское кладбище. Постройки и перестройки в лаврских помещениях. Сооружение зданий и церкви Всех Святых в Киновии; колокольня и церковь архистратига Михаила в архиерейском доме. Дело о рыбной ловле в Финляндии, Посещение Императором Алекеандром иеросхимонаха Алексия

Митрополит Серафим был сын дьячка Калужской Космо-Дамианской церкви. Родился в 1763-м году. При крещении получил имя Стефан. Его отец именовался Василий Тимофеев. В 1776-м году он поступил в низший класс Перервинской Семинарии, с фамилией Глаголев, и в январе 1779-го года перешел в Троицкую Семинарию, – с фамилией Глаголевский. Тогда было в обычае давать учившимся в Семинарии фамилии, которых простые Великороссийские семьи не имели. Калуга в то время входила в состав Московской епархии. В 1783-м году Стефан Васильевич Глаголевский перешел в Московскую Славяно-Греко-Латинскую Академию и, будучи в Академии, посещал вместе с Матфеем Десницким, впоследствии его предшественником по Петербургской митрополии, лекции в Московском Университете, пользуясь, как и тот, пособием Дружеского Ученого Общества. В марте 1785-го года он был назначен учителем Троицкой Семинарии грамматического класса. Потом перешел в класс Риторики. Он еще не решил в то время, по какому пути направить свою жизнь, и в подписке, данной в мае 1787-го года, написал: «в какое состояние, духовное или светское, вступить намерен, теперь еще решиться не могу». Колебания, впрочем, длились недолго. В сентябре 1787-го года он был переведен в тот же класс в Москву, в Академию, и 2-го декабря уже принял здесь в Заиконоспасском Монастыре пострижение, с именем Серафим. В августе 1790-го года назначен префектом Академии, в 1799-м году – ректором. Как префект, он получил класс Философии, как ректор – класс Богословии, который, впрочем, он имел за собою еще с 1798-го года. С 1795-го года он был произведен во архимандрита Лужецкого Монастыря, а в 1798-м году переведен в Заиконоспасский. 25-го декабря 1799-го года он был хиротонисан во епископа Дмитровского, викария Московского митрополита Платона (Левшина). Как и на предыдущих местах служения, он пробыл на викариатстве недолго. В 1804-м году он получил Вятскую епархию, в 1805-го году переведен в Смоленск, в феврале 1809-го года – в Минск, с званием архиепископа. В Минске ему пришлось быть только 3 месяца: по случаю нашествия Французов он отбыл в Петербург и там присутствовал в Святейшем Синоде и Комиссии Духовных Училищ, а в 1814-м году он переведен в Тверь и пожалован званием члена Святейщего Синода, в 1819-м году назначен митрололитом Московским, 19-го июня 1821-го года переведен в Петербург.

В своей епархиальной деятельности владыка Серафим отличался заботами о подъеме проповедничества, об исправном совершении Богослужений, о поднятии нравственной среды духовенства, о духовно-учебных заведениях.

Он требовал от Духовных Правлений высылки лучших проповедей в Консистории для печати. Неисправных монашествующих обложил штрафом: за опущение литургии 25 копеек, за опущение утрени 15, вечерни – 10, за самовольный уход из Монастыря – рубль. Запрещенных священников, остававшихся на местах к общему соблазну и иногда совершавших требы, он рассылал по Монастырям. Лично испытывал в чтении и пении кандидатов священства, не делая исключения ни для кого. Издал указ о том, чтобы духовные и их жены соблюдали приличие в одежде, не допуская ярких цветных одеянШ (Петр. III, 1–3). Следил за преподаванием в духовно-учебных заведениях и за всеми сторонами их жизни. Будучи сам постоянен и систематичен, он был очень снисходителен к неровностям в поведении людей, никогда не теряя веры в их исправление. Был скромный, терпеливый. Почти всегда смягчал наказание, следующее за проступки. Был внимателен к быту людей и, например, позволил священникам, на время отлучек, приглашать заместителей, только бы не было ущерба священнослужению, кандидатам священства давал резолюцию вступить в брак с девицей духовного звания, причетникам-двоеженцам разрешил облачаться в стихарь.

На Петербургскую кафедру митрополит Серафим вступил в особенно смутное для Церкви время борьбы с так называемым мистицизмом. Возникшее в начал XIX-го века в среде интеллигентного нашего общества стремление к усовершенствованию внутреннего человека и углублению религиозного созерцания, в первые годы захватившее лучших представителей Церкви, с течением времени несколько извратилось. Оно стало давать большой простор собственному внутреннему настроению, часто не справлявшемуся с учением Церкви, и подпало влиянию инославных Западно-Европейских мистиков. Библейское Общество, имевшее святую цель распространения слова Божия в понятном для всех текст, основанное в связи с этим религиозным настроением общества, также стало вызывать укоры в излишней опрощенности Священного Писания и способствовании возникновению лжеумствований. Такое направление вызвало справедливый протест, допустивший, в свою очередь, с течением времени уклонение в крайность. Во главе первого направления стоял обер-прокурор Святейшего Синода и министр Народного Просвещения, князь Александр Николаевич Голицын, во главе второго стояли адмирал Шишков, архимандрит Фотий (Спасский) и стал митрополит Серафим. Самый перевод митрополита Серафима в Петербург объясняют влиянием представителей второго направления, желавших иметь в новом митрополите себе поддержку. В первом же заседании в столичном комитете Библейского Общества новый владыка выразил несочувствие деятельности Общества, выразившись, как передают, что «так могут рассуждать только люди, не понимающее Православия», и даже оставивши заседание Общества, не дождавшись конца. В 1821-м году не было торжественного акта Общества, а в 1822-м году актовая речь намекала уже на нарождавшееся недоброжелательство к Обществу: «враг человеков ищет тонкими спорами и хитросплетенными толкованиями затмить истину».

По поводу вышедшего в 1824-м году перевода книги римско-католическго патера Госснера о духе жизни и учении Ииуса Христа, принадлежавшего секретарю Библейского Общества и директору Департамента Народного Просвещения Попову, митрополит Серафим, по настоянию своих друзей, ездил к Государю представлять об опасности, угрожающей Церкви от распространения подобных книг, и настаивал на удалении князя Голицына, стояние коего у власти «колеблет православную Церковь». Результаты не могли не сказаться. В май 1824-го года князь Голицын, с высочайшего соизволения, сложил с себя звание председателя Библейского Общества и оставил должность Министра Народного Просвещения, уступив первое место митрополиту Серафиму, а второе адмиралу Шишкову. Князь Голицын оставил также должность главного попечителя Человеколюбивого Общества и на эту должность был назначен митрополит Серафим. В декабре 1824-го года митрополит, ревновавший о Церкви, представлял Государю о вреде всеобщего распространения Библии и о необходимости закрыть Библейское Общество в виду связи его с мистическими лжоучениями. В одном из писем Государю он настаивал на воспрещение собраний по домам бывших тогда популярными духовных обществ, «дабы священные обряды Богослужения не совершались святотатственно мирянами вне Церкви». Биограф митрополита Серафима замечает, что «архипастырская ревность, распорядительность и благоразумно митрополита Серафима дали охранительным мерам против книг мистического содержания направление, вполне соответствовавшее интересам Церкви». Митрополит образовал в 1825-м году особый Комитет для разбора этих книг под предстаательством своего викария, епископа Ревельского Григория (Постникова), из ученого Петербургского духовенства из 12 лиц. В наставлении Комитету он внушал, принимаясь за дело, призвать на помощь Подателя смысла, соблюдать скромность и точно указывать погрешности книги против православного учения, сличая перевод с поллинником. Задача была, в действительности, трудная. Через 8 лет были разобраны только 4 книга.

Борьба с Библейским Обшеством задержала перевод книг Священного Писания на Русский язык. Когда в Духовной Академии появился литографированный перевод Спященного Писания известного ученого, протоиерея Герасима Павского, митрополит Серафим, не посещавший по болезни заседаний Святейшего Синода, писал обер-прокурору, что он видит «в этом горестное последствие тех ложных, насчет употребления слова Божия, понятий, которые, быв некогда занесены к нам иноверцами и увлекши умы некоторых у нас, угрожали иерархии подрывом во власти, народу – воспитанием в нем обольстительного, но вместе и гибельного чувства независимости от Церкви, Православно–ниспровержением коренных начал его». По поводу мнения Московского митрополита Филарета (Дроздова) о необходимости издания Библии с объяснениями и словарем, митрополит Серафим высказывался, что «сохранение и распространение истин веры обеспечивается сословием пастырей, которым с сею именно целью и преподается дар учительства и которые нарочно к тому приготовляются в духовных заведениях».

Ревность о благе Церкви, старческий возраст, распорядительность, вызывали в отношении к митрополиту Серафиму уважение даже со стороны лиц, взгляды коих на церковно-правительственные предметы не совпадали с его взглядами. С глубоким почтением относился к нему митрополит Московский Филарет.

За ним стояла и гражданская заслуга, связанная с днем 14-го декабря 1825-го года. Во время бунта в этот день, вызванного отсутствием сведений об отказе от престола цесаревича Константина, бывшего наследником, и слухами о том, что цесаревич Константии в оковах близ Петербурга, митрополит Серафим в облачении и с крестом выходил из Зимнего дворца, где он был для молебствия, на площадь для вразумления войск и народа, но был оттеснен бунтовщиками, кричавшими, что их дело не духовное, и вынужден был вернуться во дворец.

Митрополит Серафим известен и как духовный писатель. Ему принадлежит исследование доказательств бытия Божия – на Латинском и Русском языках, М. 1789 г., и 4 Слова. Впрочем, проповеди говорил он редко. Сохранились свдения,что однажды, в 1798-м году, он приготовился сказать проповедь в присутствии Императора Павла I-го, но не мог от волнения сказать ни слова. Он также принимал участие в переводе Евангелия и Псалтири на Русский язык. В епархиальном управлении в Петербурге он оставил воспоминание о своей малой доступности. Епархией правил его викарий, преосвященный Венедикт, отличавшийся твердым знанием церковных законов и строгим соблюдением установившихся форм делопроизводства и администрации. Это объясняется тем, что последние годы жизни митрополит Серафим был совсем разбитый старец, утративший способность управления епархией.

Скончался владыка – митрополит 17-го января 1843-го года и погребен в церкви Святого Духа, пред местной иконой Сошествия Святого Духа3957.

Преосвященный Венедикт (Григорович), магистр первого курса Петербургской Духовной Академии, до Петербургского викариатства был последовательно ректором Могилевской и Вифанской Семинарии и Петербургской Академии. Епископом Ревельским он был с 1833-го года. 14-го ноября 1842-го года был назначен архиепископом Олонецким. Скончался 7-го декабря 1850-го года3958.

Наместником первые годы был архимандрит Товия. При перемещении его в 1819-м году из Александро-Свирского Мопастыря не сделано было оговорки о сохранении за ним настоятельской степени прежнего Монастыря, которая выше наместнической. В 1822-м году новый митрополит Серафим представлял его во архимандрита Иверского Монастыря, с оставлением наместником, но Святейиий Синод признал неудобным такое совмещение и назначил в Иверский Монастырь другое лицо, а архимандриту Товии, во уважение усердной и ревностной службы его, присвоил прежнюю степень3959. В 1824-м году он получил орден святого Владимира 2-й степени3960.

В 1825-м году митрополит Серафим донес Святейшему Синоду, что граф Алексей Андреевич Аракчеев 13-го марта сообщил ему, что Государь Император, снисходя ко всеподданнейшему прошению архимандрита Товии, высочайше соизволяет на определение его настоятелем в один из первокласных Монастырей Московской епархии, когда откроется вакансия, с увольнением в то время от должности наместника. Святейший Синод, выслушав донесение, записал в протоколе: о сем высочайшем повелении доложить Святейшему Синоду при открытии в котором-либо из первоклассных Московских Монастырей настоятельской вакансии. Однако, вакансии подходящей не открывалось3961.

В начале апреля 1827-го года он уехал на Кавказские минеральныя воды, в августе собрался в обратный путь, но доехал только до Ростова и, не будучи в состоянии следовать далее, по болезненному состоянию и по совету врачей, «оставил продолжение пути», намереваясь прожить зиму в Таганроге, где был Греческий Монастырь, а весной снова отправиться на Кавказ. Он прислал прошение об увольнении его вовсе от должности наместника, с дозволением только считаться ему при Лавре дотоле, пока, согласно повелению Императора Александра I-го, не откроется для него настоятельская вакансия в одном из Московских первоклассных Монастырей. По представлению митрополита Серафима, архимандрита Товия был уволен от должности наместника с 5-го декабря 1828-го года с дозволением считаться при Лавре и с назначением пенсии в 880 рублой3962. В 1829-м году архимандрит Товия вошел с новым прошением, в котором объяснял, что, по свидетельству врачей, минеральные Кавказские воды «нимало ему не пользуют, а еще больше здоровье его расслабляют»; врачи советуют ему избрать «для жительства своего Южный и к месту рождения его ближайший климат»; он остановился на Лубенском Преображенском Монастыре, Полтавской епархии. Просьба была Святейшим Синодом удовлетворена3963. Скончался он 26-го декабря 1833-го года.

На место архимандрита Товия был переведен 4-го марта 1829-го года архимандрит Курского Зиаменского Монастыря Палладий3964.

Архимандрит Палладий (Белевцев), из дворян, «Великороссиянин», родился в 1775-м году, образование получил в Петербургском Артиллерийском Инженерном Кадетском Корпусе. В 1802-м году поступил в Курский Коренной Рождество-Богородичный Монастырь; здесь, после трехлетнего испытания, в 1806-м году, 15-го апреля, пострижен в монашество и 26-го апреля рукоположен во иеродиакона, а 27-го мая во иеромонаха. 17-го сентября 1815-го года произведен во игумена; проходил в Монастыре должность казначея и поверенного по делам монастырским и, за отсутствием архимандрита Курского Знаменского Монастыря в Петербург на чреду священнослужения, управлять Знаменским Монастырем. В то же время был определен присутствующим Консистории и Курского Духовного Правления и строителем вновь строящейся в Монастыре каменной церкви. 31-го мая 1816-го гола, по синодальному указу, последовавшему по именному высочайшему повелению по учреждении в Коренном общежительном Монастыре архимандрии, 15-го июля 1816-го года произведен во архимандрита в Коренной Монастырь, 21-го января 1818-го года переведен настоятелем в Курский Знаменский Монастырь, с исправлением, кроме прочих должностей, должности благочинного Монастырей, 4-го марта 1829-го года назначен наместником Лавры и 10-го марта – присутствующим Петербургской Консистории3965.

В августе 1839-го года он просился, по расстроенному здоровью, на покой в какой-либо из Южных Монастырей и впредь до открытия вакансии – в больницу при Киево-Печерской Лавре.

Митрополит Серафим ходатайствовал об удовлетворении этой просьбы своего наместника и на его место представлял бывшего в Петербурге на чреде священнослужения ректора Новгородской Семинарии и архимандрита Антониева Монастыря Анатолия. В Святейшем Синоде постановили 21-го декабря 1839-го года доложить представление митрополита, поступившее в августе, «в общем заседании членов Святейшего Синода, когда будет назначено». Затем, прежде чем состоялось о нем определение Святейшего Синода, он скончался 16-го октября 1842-го года3966.

После него, кроме нескольких митр и облачений, осталось всего имущества – 3 рубля, до 20 рублей следовало ему к выдаче в жалованье3967.

Наместником Лавры назначен был архимандрит Аарон. Архимандрит Аарон, сын мещанина города Карачева, Орловской епархии, Дмитрия Петрова, в мире Андрей, в 1806-м или 1808-м году поступил в Белобережскую Пустынь, в 1810-м году пострижен в монашество, в 1814-м переведен в Валаамский Монастырь рухольным смотрителем и был отправляем за покупкой хлеба в нижние города, в 1820-м году перемещен в Лавру, назначен экономом Архиерейскаго Дома и произведен во иеродиакона, в 1821-м году – во иеромонаха, в 1826-м году назначен строителем Новгородского Перекомского Монастыря, в 1827-м году назначен игуменом Отенского Монастыря, в 1830-м году перепросился в Юрьев Монастырь, в 1831-м году возвращен в Лавру, летом 1833-го года служил во флоте, в 1837-м году назначен лаврским экономом, в 1839-м году назначен настоятелем-архимандритом Зеленецкого Монастыря, с оставлением в должности эконома3968.

После кончины в 1842-м году наместника, архимандрита Палладия митрополит Серафим представил « Святейшему Синоду на должность наместника двух «кандидатов: эконома, архимандрита Аарона и казначея, иеромонаха Никанора, но «преимущественно первого», в виду его заслуг в должности эконома. Святейший Синод указом 3-го ноября 1842-го года назначил Аарона, с присвоением ему лично степени настоятеля второклассного Монастыря3969.

Архимандрит Аарон в бытность экономом, за отлично-ревностное, усердное и тщательное должности своей прохождение, лично митрополитом Серафимом усмотренное, получил в 1839-м году, по резолюциям митрополита, в присутствии Канцелярии Лавры, за сделанные им и представленные при рапортах митрополиту «распоряжения – одно в рассуждении сбора арендной суммы с содержателей лаврских угодий, а другое в рассуждении наблюдения чистоты и опрятности в корридорах по Лавре», – объявление признательности от лица митрополита. Представляя его кандидатом на должность наместника в 1842-м году, митрополит свидетельствовал, что он, «при отлично честном поведении, оказал уже Лавре важные заслуги тем, что, производя в ней под непосредетвенным надзором своим многие постройки и починки, а паче всего сделав весьма значительное умножение, чрез отдачу оброчных статей, Лавры принадлежащих, в аренду, неокладных доходов, привел ее в лучшее против прежнего благоустройство по всем частям»3970.

В первое же время святительства митрополита Серафима закончено было сооружение церкви Святого Духа, и в мае 1822-го года все уже было готово к ее освящению. Церковь была освящена 18-го мая3971. Украшение церкви, впрочем, продолжалось и после освящения. Так, уже в сентябре 1822-го года генеральша Комбурлей пожертвовала 3.500 рублей на образ Преображения на горнем месте, в 1824-м году княгиня Клеопатра Ильинична Лобанова 2.000 и графы Александр и Григорий Григорьевич Кушелевы по 1.000 рублей на люстру3972. Иконостас в Духовскую церковь был написан рекомендованным Боровиковским академиком Дмитрием Антонелли за 5.500 рублей3973. Золотил иконостас позолотный мастер Христофор Иванов Вольф за 4.000 рублей, лепные работы исполнял мастер Николай Зорин3974. Раму на горнем месте сделал резного дела мастер Иван Иванов Нашон (Jean Baptista Nachon) за 1.000 рублей3975. Икону Преображения Господня в эту раму, размером 6½х3½ аршина, написал художник Александр Васильевич Шевелкин за 1.000 рублей3976. Евангелистов писал Марк Набоков3977. Столярная работа сдана была мастеру Ивану Энгельгарду3978. Резной фриз с херувимскими головками делал мастер Карл Шейбе3979. Клиросы золотил и резал позолотчик Василий Мекенин3980.

По написании иконостаста Лавра обратилась к Aкaдeмии Художеств с просьбой освидетельствовать работу Антонелли, как было предусмотрено в условии с художником. Академия назначила старшего профессора Андрея Иванова, тот пригласил еще профессора исторической живописи Алексея Егорова. «По тщательном разсмотреши всех работ академика Антонелли», они «нашли, что оные совершены с отличным старанием и искусством. Все образа вообще, находящиеся в иконостасе, суть или хорошие копии с лучших мастерских картин, или оригинальные произведения Антонелли. В числе последних большая картина Неверие Фомы, в Царских дверях поставленная, как важнейшая работа, делает особенную честь Антонелли». Профессора-эксперты сочли себя обязанными «присовокупить мнение» свое, что иконостас Духовской церкви, «судя по достоинству живописи, принадлежит к числу лучших в столиц». После такого отзыва академику Антонелли, сверх условленных денег, выдано было «рекомендательное свидетельство»3981.

В Северо-Восточном углу Духовской церкви вверху, над палаткой, устроена в 1822-м году церковь во имя преподобного Сергия Радонежского. Церковь освящена 18-го июня 1822-го года. Вход на нее чрез Северные хоры Духовской церкви. Церковь занимает пространство около 4x3 сажень с небольшим. Примыкая Сверной стороной к капитальной стене Александро-Невской церкви и имея алтарную стену общую с Духовскою церковью, она отделена от Духовской церкви лишь двумя деревянными стенами, выходящими в Духовскую церковь. Освещается двумя окнами из алтаря, и двумя в Южной стене, выходящими в Духовскую церковь. Престол в алтаре имеет над собою 8-ми угольный шатер3982. По описи Лавры 1860-го года, иконостас в эту церковь поставлен поступивший из упраздненной домовой церкви генеральши Прасковьи Николаевны Фредро, рожденной графини Головиной, и при постановке был поновлен. Местная икона преподобнаго Сергия Радонежского пожертвована в 1820-м году графом Потемкиным3983. По документам лаврского Архива, иконостас был написан новый живописцем Марком Набоковым, из 14-и образов, среди коих 2 большие местные – святого Сергия Радонежского и святого Царя Константина с матерью его Еленой, прочие – апостольские и пророческие поясные изображения3984.

Первоначально, по-видимому, предположено было освятить эту церковь в честь Царя Константина3985, потом – Рождества Христова. В Архиве Лавры сохранитесь свядения, что в мае 1822-го года граф Сергей Павлович Потемкин пожертвовал 1.500 рублей «на возобновление иконостаса позолотой и раскрашением в новой малой церкви во имя Рождества Христова, состоящей подле храма, новоустроенного во имя Сошествия Святого Духа»3986. Живописец Марк Набоков в конце марта 1822-го года также представлял счет за раскрашение иконостаса «на хорах, что в малой церкви Рождества Христова»3987. А в июле к 1.500 рублям, пожертвованным «на собновление иконостаса и всего храма во имя Сергия Радонежского Чудотворца», граф Потемкин добавил еще 350 рублей3988. В июле бронзовых дел мастер представлял счет за работы для церкви во имя преподобного Сергия3989.

Архимандрит Товия в 1822-м году получил от графа Дмитрия Николаевича Шереметева 670 рублей в погашение расходов на обновление Лазаревской церкви3990. В 1835-м году граф Дмитрий Николаевич Шереметев обновил и украсил храм, было новое освящение3991.

В 1838-м году упразднен придел Святого Александра Невского в лаврском соборе и обращен «в кладовую и в сторожку для служителей»3992.

В 1838-м году начались крупные переделки в лаврских церквах, закончившиеся только в 1842-м году и приведшие иконостасы монастырских церквей в более или менее единообразный вид установленного в то время типа священных изображений.

В 1838-мгоду были произведены крупные переделки в Благовещенской церкви. Прежний «каменный и алебастровый» иконостас разобран и, вместо него, устроен резной деревянный, причем некоторые иконы переписаны вновь. Храм был освящен после переделки бывшим экзархом Грузии, митрополитом Ионой (Васильевским), проживавшим в Лавре и присутствовавшим в Святейшем Синоде, 21-го декабря 1838-го года. С пристройкой в 1764-м году паперти церковь могла быть значительно расширена, а потому был расширен и алтарь. Иконостас вынесен за прежнюю солею. После этого могилы высочайших особ, погребенных на солее, оказываются ныне в алтаре: Анны Петровны, Ольги Павловны, Марии Александровны, Елизаветы Александровны и Натальи Алексеевны3993. На горнем месте помещена икона Преображения Господня, писанная академиком «Ошевелькиным» в 1821-м году для церкви Святого Духа3994.

В 1839-м году в Александро-Невской церкви, остававшейся со времени ее сооружения почти без изменений, был разобран прежний каменный и алебастровый иконостас, и вместо него, поставлен новый деревянный, резной, золоченый, причем иконы «большей частью» написаны вновь. Освящение храма после переустройства было совершено 29-го августа 1841-го года митрополитоы Ионой, бывшим экзархом Грузии. На Южной стене алтаря живописцем Александром Григорьевым написана картина из Апокалипсиса, 7-я глава, изображающая пред Престолом и Агнцем народ мног, облеченный в ризы белые, с финиковыми ветвями в руках; а внизу 4 ангела, держащие 4 ветра земли, и ин Ангел, сходящ от восхода солнца, имеяй печать Бога Живого и повелевающ 4-м ангелам не вредити ни землю, ни море, ни древа. В куполе изображен Господь Саваоф, архангелы и евангелисты. У правого клироса, у места, где стояла рака с мощами, изображен святой Александр Невский во гробе и сделана надпись. На Южной стене, после клироса, изображение сказания 5-й главы Апокалипсиса. На Западной стене 3 символических видения: пророков Иезекиля – глава 10-я, Исаии – глава 6-я и Даниила – глава 7-я. На потолке изображено коронование Божией Матери. На потолке в обширной паперти, имеющем небольшой купол, изображены в лицах 9 блаженств евангельских3995. За левым клиросом между окон икона Распятия, поступившая от наместника Лавры, архимандрита Палладия3996.

В 1840-м году переделывался иконостас и сделана роспись храма в Феодоровской церкви. Работы были закончены в 1842-м году и церковь вновь освящена 17-го сентября в честь святителя Николая Мирликийского. На горнем месте изображено сказание 4-й главы Апокалипсиса. На потолке храма изображено всевидящее око, окруженное 4-я рядами херувимов. По стенам храма роспись из евангельских событий и изображение святых. В паперти изображения в лицах из Пролога3997.

Над жертвевником икона моления о Чаше, писанная и пожертвованная Георгием Колтуновским. В этом храме размещены были иконы, писанные академиком Антонелли в 1820-м и 1821-м годах для иконостаса Духовской церкви: Сошествия Святого Духа, Рождества Христова, Рождества и Введения во храм Богородицы, Богоявления, Всех скорбящих Радости, святых Александра Невского и Феодора Новгородского, художника Веригина иконы архангелов Гавриила и Михаила, академика Бассани – Снятие со креста, из домовой церкви графа Григория Орлова. Тут-же помещена икона архангела Михаила, бывшая Южной дверью в Александро-Невской церкви3998.

С 1840-го года стали переделывать иконостас и в Златоустовской церкви. Церковь вновь освящена была в 1842-м году уже в честь святого князя Феодора Новгородского3999.

В алтаре икона Уверение Фомы, писанная Антонелли в 1821-м году для Духовской церкви, Да святится имя Твое и Да приидет царствие Твое, писанные художником Веригиным в 1842-м году4000.

В 1823-м году Канцелярия Лавры вошла с докладом митрополиту о том, что «по случаю тесноты и недостатка от давнего времени находящегося при церкви святого праведного Лазаря лаврского кладбища, Канцелярия предполагает учредить таковое же кладбище против оного на другой стороне, в том самом месте, где состоит Духовная Консистория и лаврский огород, – с устроением вновь каменной ограды». Лаврским архитектором Петровым исчислена была смета на сумму до 10.000 рублей. Представление митрополитом было утверждено4001.

В 1822-м году надстроен второй этаж в «прикосновенном к лаврскому кладбищу» каменном служительском корпус. Его местоположение определяется словами: «у Благовещенских ворот» и «подле часовни»4002.

В 1822-м году под лаврскую служительскую больницу была приспособлена кладовая на конюшенном дворе, сухое помещение, куда и переведена больница из прежнего сырого помещения4003.

Ломали каменную ограду при Благовещенской церкви и делали ее вновь с воротами, устраивали каменные стены при домах по Невскому проспекту, резали и переделывали крыльца, чинили покои в Консистории, Певческий Корпус4004.

Феодоровские два корпуса, освобожденные Академией, переселившейся в собственное помещение, заняты были теперь Семинарией и малолетними певчими митрополичьего хора. Семинарии здесь помещались только высшая часть: ректор, правление и классы Богословии и Философии. Остальные классы помещались в Южном Корпусе и принадлежаших к нему зданиях4005.

Малолетние певчие, в виду неудобства помещения их, были в 1822-м году выселены в Южный корпус поближе к своим классам4006. В 1837-м году решено было вовсе вывести Семинарию из Лавры. На лаврской земле построено было для Семинарии особое здание и с начала учебного года в 1841-м году Семинария в него перешла. В Лавре остались только низшие классы – Духовное Училище4007.

В 1821-м году производилась внутренняя отделка деревянных зданий в Киновии, ставили в церковь и часовню иконостасы, распахивали землю под яровой посев, закончено было устройство скотного двора. Предполагалось завести правильное хозяйство и иметь свои продукты для братии и корм для лошадей, взамен покупаемых за дорогие цены4008. Выстроены были 2 флигеля4009. В 1822-м году устраивали сад4010, штукатурили большой дом и 2 флигеля4011, сделали забор4012, производили плотничные работы4013.

Иконостас в церковь загородного архиерейского дома писал живописец Александр Антонов4014. Расписывал церковь Всех Святых живописец Марк Набоков. Он же загрунтовывал потолок во всех комнатах под церковью4015.

Образовался «загородный архиерейский дом», нынешня Киновия, и смотрителем его был назначен иеромонах Варсонофий4016.

В мае 1822-го года поставлен был креет с шаром на домовой церкви4017. 3-го июня подвесили колокола4018. Шла столярная отделка обоих флигелей – на правой и левой стороне, постройка служб, устройство кладбища4019, оранжереи. Плотники обшивали досками наружные стены большого дома, 4-х флигилей и рыбацкой избы.

В 1822-м году архимандрит Товия собирал пожертвования на колокола в Киновии, на Богослужебные сосуды4020.

В 1840-м году в Киновии выстроена каменная колокольня и в 1841-м Фридрихсгамский купец Федор Федорович Набилков пожертвовал для нее колокол в 192 пуда. В 1847-м году закончен был второй, левый, глядя от Невы, каменный корпус, и в нем при архиерейских комнатах устроена церковь которая и была освящена наместником, архимандритом Венамином, по желанию жертвователя на ее сооружение Набилкова, в честь 9-и чинов ангельских, 19-го октября 1847-го года4021.

В 1842-м году у Лавры возникло спорное дело о праве ловли корюшки на рыбной ловле у Норсниемийского мыса при впадении Вуоксы в Ладожское озеро, близ города Кексгольма. Дело, по Финляндскому обыкновению, обещало затянуться до бесконечности, но затем разрешилось высочайшим повелением в декабре 1842-го года на представлении Судебного Департамента Финляндского Сената: Норсниемийской рыбной ловле принадлежат С.-Петербургскому Архиерейскому Дому и Александро-Невскому Монастырю4022.

Из времени святительства митрополита Серафима лаврская летопись сохранила память о посещении Императором Александром 1-м лаврского схимника Алексия. Государь прибыл в Лавру пред отбытием в путешествие на Юг России, где и окончил свою жизнь, – был торжественно встречен митрополитом с братией при колокольном звоне, слушал молебствие у мощей святого Александра Невского, посетил митрополита и от него и вместе с ним прошел к схимнику Алексию. У схимника келья была обита до половины черным сукном, у одной стены стояло большое Распятие с предстоящими Богоматерью и Иоанном Богословом, у другой черная, длинная скамейка. Пред иконами тускло горели лампады. За перегородкой отоял черный гроб с черным покрывалом, и принадлежностями для погребения. Государь принял благословение от схимника, молился с ним, беседовал, и схимник говорил Государю: «до великой чумы в Москве нравы были чище, народ набожнее; но после чумы нравы испортились. В 1812-м году наступило время исправления и набожности, но по окончании войны нравы еще более испортились. Ты – Государь наш, и должен бдеть над нравами. Ты – сын православной Церкви, и должен любить и охранять ее. Так хочет Господь Бог наш». Государю очень понравились слова старца4023.

Иеросхимонах Алексий, в мире Алексей Константинович Шестаков, был из дворовых людей. Будучи отпущен на волю, он в 1814-м году, на 60-м году жизни, поступил в Саввино Сторожевский Монастырь, близ Москвы, служил на Саввинском подворье в Москве, в 1816-м году перешел в Троице-Сергиову Лавру, здесь постригся с именем Антония и был рукоположеи во иеромонаха. Служил в Москве на архиерейском подворье и был духовником митрополита Серафима. Вслед за митрополитом он перешел в Петербург, в Невскую Лавру, здесь тоже был духовником и в 1823-м году принял схиму с именем Алексея. Он скончался 25-го мая 1826-го года и погробен на Тихвинском кладбище4024.

Глава пятая. Митрополит Антоний I-й (Рафальский) 1843–1848

Биографичесеие сведения. Служение на Волыни и в Варщаве. Назначение на Петербургскую кафедру. Отношение к митрополиту паствы. Болезнь. Управление епархий викарием, епископом Ревельским Нафанаилом (Савченком). Наместники – архимандриты Аарон (Петров) и Вениамин (Морачевич). Устройство отопления в соборном храме. Новый иконостас в Лазаревской церкви. Лаврские амбары на берегу Невы

Биографы митрополита Антония 1-го указывают в его жизни видимые предуказания Божия Промысла на высокое церковное служение владыки, выпавшее ему к концу его дней. Митрополит Антоний 1-й был сын священника церкви села Гнуйны или Нуйны, Волынской епархии, Ковельскаго уезда, в мире Григорий Антонович Рафальский. Родился 19-го февраля 1789-го года. В простоте деревенской обстановки глубокого Полесья, при трудовой жизни священнической семьи, младенца часто приносили с отцом в церковь и он почивал «у самого подножия престола», когда отец совершал священнослужение. Когда он подрос, отец отдал его, за отсутствием на Волыни православных духовных училищ, в униатское, базилианское, при Верховском Монастыре. Но вскоре на Волыни была открыта Духовная Семинария и он перешел в нее. Окончив курс с блестящим успехом, он был назначен в Киевскую Академию, но, заболев, не мог отправиться в Киев и остался учителем в Семинарии. Стремление к знанио у него сохранилось на всю жизнь в самой высокой степени. Оп продолжал изучать Богословие, историю, литературу, классиков и, по воспоминаниям одного из близких к нему лиц, услышав о какой-нибудь хорошей книге, он не упускал случая достать ее и прочесть. Тотчас по окончании курса в 1809-м году, он женился, принял священство и был определен к соборной Преображенской церкви в город Острог. В 1815-м году оставил учительство, но остался экономом Семинарии. Был назначен благочинным. В первые годы священства получил протоиерейство. Будучи кафедральным протоиереем, он поддерживал постоянные живые связи со своими бывшими учениками, ставшими воспитанниками Киевской Академии, и по переписке с ними и их лекциям как бы проходил академический курс. Судьба дала ему случай проявить и свою распорядительнность, и хозяйственные способности при охранении в 1812-м году казенного имущества во время нашествии Наполеона и при возобновлена монументального Острожского Монастыря, остававшегося после иезуитов в развалинах. Кротким обхождением и особенно увлекательным словом он расположил к себе римско-католиков и униатов и некоторые из них перешли в Православие. Острожский протоиерей приобрел уже прочную известность на Волыни, но оставаться в Волынских краях ему оставалось недолго. В 1821-м году скончалась его жена.

Местный преосвященный, пребывавший тогда в городе Остроге, Стефан (Романовский) задумал направить его по пути монашества и взял его в 1823-м году к себе экономом Архиерейского Дома. Протоиерей Рафальский состоял и членом Консистории. Когда преосвященный Стефан был переведнн в Вологду и в Острог прибыл новый eпapxиaльный владыка, епископ Амвросий (Морев), протоиерей Рафальский, пользовавшийся большим значением при прежнем владыке, был в 1828-м го-ду выжит из Острога и получил место при соборе в городе Кременце.

В Кременце он был учителем в Лицее и присутствующим в Духовном Правлении. Здесь он также приобрел всеобщее уважение. Местные военные и гражданские Русские власти относились к нему с глубоким уважением, и военный губернатор Потемкин решился даже представить Государю о нем памятную записку. Он не успел этого сделать, но записка все же была представлена – его преемником, генерал-губернатором Левашевым, который однажды на обеде, в присутствии митрополита Киевского Евгения, сказал о протоиерее Рафальском: «я нашел в протоиерее Рафальском такого умного и образованного человека, какого не встречал ни между белым, ни между черным духовенством».

Когда, после усмирения Польского мятежа в 1831-м году, решено был передать православным Почаевскую Лавру, принадлежавшую униатам, для приема Лавры, по настоянию гражданских властей и чинов, прибывших из Петербурга, в приемную Комиссию назначен был протоиерей Рафальский. В этом деле он выказал выдающейся такт и ему удалось Почаевских монахов – базилиан обратить в Православие. После этого Святейший Синод поручил епископу Амвросию склонить протоиерея Рафальского к монашеству. Но он отказался, «но смотря на двукратное предписание». Тогда Московский: митрополит Филарет написал ему собственноручное письмо о том, что Государь Император желает видеть его наместником Почаевской Лавры. «Воля Государя моего есть воля Божия и я свято повинуюсь ей», – ответил он на этот призыв и затем в ноябре 1832-го года представил новому Волынскому преосвященному Иннокентию (Сельнокринову) прошение о дозволении поступить в монашество. В 1833-м году, 8-го апреля, протоиерей Рафальский принял монашество с именем Антония, возведен в архимандрита и назначен наместником Лавры. Впрочем, был в этой должности не долго. В это время решено было учредить в Варшаве викарную архиерейскую кафедру, в составе Волынской епархии, и викарием в Варшаву избран был архимандрит Антоний. Хиротония его состоялась в Петербурге, в Казанском соборе, 8-го июля 1834-го года. Митрополит Серафим подарил ему свою митру и жезл. Государь, при представлении преосвященного Антония, сказал ему: «я слышал про вас много похвал и с нетерпением желал видеть вас, но вы превзошли все похвалы и мои ожидания». В 1840-м году он был назначен архиепископом Варшавским.

Фанатичная Варшава требовала от православного епископа большого такта. «Епископ Антоний с блестящим успехом выполнил свое назначение. Необыкновенным благоразумием и истинно-Христианскою любовью он скоро расположил к себе не только Русских православных, но и Полских вельмож римско-католиков». Вместе с тем преосвященный Антоний выказал выдающиеся организаторские и устроительные дарования Он устроил кафедралный собор и архиерейский дом; привел в прекрасное положение Яблочинский Монастырь.

Владыка быстро возвышался в своем служебном положении. За 9 лет получил 3 звезды: Аннинскую, Владимирскую и Александра Невского, наконец, в 1840-м году, сан архиепископа. В 1843-м году, 17-го января, в день кончины митрополита Серафима, Государь призвал архиепископа Антония на Петербургскую митрополию4025. 14-го марта он был назначен главным попечителем Человеколюбивого Общества.

Его вступительное слово, сказанное в Петро-Павловском соборе, произвело сильное и весьма благоприятное впечатление. «Недолго пришлось ему быть первосвятителем Российским, но паства крепко любила его, так что и по кончине сохраняла о нем благодарную память.  Она чувствовала к нему любовь, спешила туда, где он совершал Богослужение, и смотрела на него, как на пастыря-отца. Просителей он принимал всегда с особенною ласковостью, подробно вникал в их нужды и старался удовлетворить их, так что «каждый уходил от него с самым отрадным чувством».

Чрез 5 лет по вступлении на митрополию митрополит Антоний, 16-го ноября 1848-года, в исход 1-го часа утра, скончался. Еще в 1845-м году его постиг первый удар и он управление делами епархией передал викариям. Потом он несколько оправился, совершал Богослужения, посещал заседания Святейшего Синода. За полтора гола до кончины он утратил способность движения.

По случаю «внезапно постигшей» владыку болезни был учрежден, в июле 1848-го года, по предложению синодального обер-прокурора, особый порядок по управлению учебными делами епархией Новгородской и Петербургской. Разрешение дел по духовно-учебным заведениям передано было по Петербургской епархии ректору Академии, а по Новгородской – Старорусскому викарию. Управление Петербургскою епархией и Лаврой перешло к викарию, епископу Ревельскому Нафанаилу.

Сын Белгородскго ректора – протоиерея, в мире Николай Иванович Савченко, преосвященный Нафанаил, до своего архиерейства, служил бакалавром Немецкого языка в Киевской Академии, курс коей окончил в 1825-м году. В 1827-м году перешел преподавателем в Киевскую Семинарию и получил степень магистра. Здесь он женился, но скоро овдовел. В 1832-м году назначен инспектором Тверской Семинарии. В 1833-м году принял монашество и был ректором в Подольской, потом Костромской Семинарии. 26-го августа 1845-го года он был хиротонисан во епископа Ревельского. Последующая его судьба была такая: в 1850-м году он переведен, викapиeм в Новгород, в звании епископа Старорусского, и в конце года назначен в Полтаву; в 1860-м году переведен в Архангельск, в 1871-м году в Чернигов; здесь получил в 1874-м году архиепископство и скончался 4-го марта 1875-го года. В Архангельске владыка оставил по себе память, как архипастырь милостивый, покровитель и отец сирот4026.

За 12 дней до кончины митрополита Антония, 4-го ноября, последовал высочайший указ о назначении на Новгородскую кафедру митрополитом Варшавского архиепископа Никанора, с оставлением митрополита Антония при одной Петербургской епархии.

При докладе о его кончине обер-прокурором, графом Пратасовым Император Николай I-й сказал: «да, у меня митрополит будет, но Антония уже не будет».

Погребение совершено в церкви Святого Духа. Надгробное слово сказано было, по поручению Святейшего Синода, знаменитым архиепископом Херсонским Иннокентием. В своем слове владыка-оратор изображал дивные пути Промысла Божия, с особенною ясностью отразившиеся на жизни почившего архипастыря. На отпевании присутствовал Государь с августейшими детьми.

На месте своего рождения, в селе Гнуйне, митрополит построил храм.

В Петербурге митрополит Антоний получил орден святого Андрея Первозванного и бриллантовый крест.

В феврале 1848-го года он получил драгоценную панагию, украшенную изумрудами4027.

В первое время наместником был архимандрит Аарон. Ему не пришлось долго оставаться в должности наместника.

22-го декабря 1843-го года архимандрит Аарон назначен настоятелем Рязанского Троицкого Монастыря, причем, в воздаяние за честную, усердную и полезную службу, засвидетельствованную неоднократно митрополитом Серафимом, ему присвоена лично степень 1-го класса4028. По болезни, он не мог отправиться к месту своего нового служения и 18-го апреля 1844-го года, в 11-м часу ночи, скончался. При нем, во время его болезни, были мать Пелагея Гаврилова, брат, Петербургский мещанин Иван Дмитриев Морякин и племянник, Петербургский же мещанин Андрей Иванов Ситников. Они получили от покойного все его вещи и деньги, так что в его келье не оказалось даже белья и платья, оставалась одна мебель. Митра и 2 креста были истребованы и препровождены в Рязанский Троицкий Монастырь, а деньгами – около 8.000 рублей ассигнациями – и вещами предоставлено было распорядиться родственникам согласно указаниям покойного4029.

Новый наместник Лавры,архимандрит Вениамин (Морачевич) был, сын священника, образование получил в Волынской Ceмниapии, в 1817-м году поступил в Петербургскую Академию. По переходе из низшего философского на высшее отделение вызвался поступить в число составлявшейся тогда Пекинской духовной Миссии, принял в 1819-м году, 14-го сентября, монашество в Лавре, 28-го сентября рукоположен во иеромонаха и, не доехав еще до Пекина, по дороги, по представлению начальника Миссии, получил награду – на бедренник, 6-го мая 1820-го года, в Иркутске. В Пекине признан членом Совета Миссии, помощником начальника и ризничим, 10-го декабря 1820-го года. В 1822-м году, с июня до сентября, кроме постоянного изучения Китайского языка, занимался устройством и поправкой запущенной приходской Албазинской Успенской церкви и иаходившихся при ней комнат и, по окончании поправок, Советом и начальником Миссии 20-го сентября переведен туда с одним псаломщиком на постоянное жительство, для обращения отпавших от Православия потомков Албазинских казаков, и сделан смотрителем Училища, составленного из мальчиков Албазинских. В 1823-м году получил кабинетный наперсный крест. «Сделав успех в Китайском языке», частыми духовными увещаниями и беседами на нем с отпавшими от веры потомками Албазинцев, в течение 1823-го и 1824-го годов, обратил их в Христианство 40 душ. С марта по сентябрь 1825-го года, по поручению Совета и начальника Миссии, занимался постройкой жилых комнат при Успенской Албазинской церкви и построением нового дома для Училища Албазинских детей, колокольни, служб и каменной ограды вокруг церковного двора и сада. В сентябре, по требованию Китайского Правительства и назначению начальника Миссии, поступил на должность учителя Русского языка в казенное Китайское Училище в Пекине и должен был заняться изучением Манджурского языка, необходимого для перевода бумаг в Училище. В 1826-м году, с мая по октябрь, заведывал постройкой в Сретенской церкви нового иконостаса, по присланной из России модели, и других предметов. В 1827-м году, с марта по ноябрь, занимался постройкой новой Успенской каменной церкви. В 1829-м году, 14-го декабря, с высочайшего соизволения, по ходатайству Министерства Иностранных, Дел, получил благословение Святейшего Синода на прохождение звания начальника Миссии с присвоением наименования старшего священника и на употребление наперсного креста, митры и палицы, архимандритскому сану присвоенных. В 1830-м году получил орден святой Анны 2-й степени и с марта по ноябрь занимался постройками в Сретенском Монастыре новых монашеских и настоятельских келий и колокольни. В 1831-м году, по ходатайству Китайского Правительства о вознаграждении трудов по Китайско-Росийскому Училищу в Пекине, награжден наперсным крестом, украшенным драгоценными камнями, и архимандритскою мантией с изображением на малиновых скрижалях Пекинских храмовых праздников – икон Сретения и Успения Божий Матери. В 1832-м году получил орденские знаки святой Анны 2-й степени, украшенные императорскою короной. 10-го марта 1836-го года, по двукратному собственному прошению об увольнении от должности начальника Миссии за расстройством здоровья, с разрешения Министерства Иностранных Дел, сдал управление делами Миссии помощнику своему и оставлен в звании начальника Миссии до окончания срока для сношения с Китайским Правительством. Не переставая проповлывать на Китайском языке слово Божие по 1841-й год, при возвращении в Отечество оставил в Пекине прежних и новообращенных Христиан до 80-и душ.

По возвращении из Миссии в Пекине в 1841-м году получил пенсию в 750 рублей и 21-го мая 1842-го года произведен во архимандрита, а 12-го июня назначен в Курский Коренной общежительный Богородицкий Монастырь. Здесь в сентябре определен благочинным Монастырей, а в июле 1843-го года – членом Курской Духовной Консистории. 6-го октября 1843-го года назначен в Посолский Преображенский второклассный Монастырь Иркутской губернии с присвоением ему лично степени архимандрита первоклассного Монастыря4030.

В Посолский Монастырь он не доехал и, по дороге, в Петербурге, по представлению митрополита Антония, назначен 30-го декабря 1843-го года наместником Лавры4031. С 1845-го по 1848-й год он здесь состоял председателем строительной Комиссии по построению нового каменного дома для Консистории4032.

При митрополите Антоние в лаврском соборе устроено отопление, в 1847-м году, Аммосовскими печами, помещенными в подвале храма, «при наместнике», архимандрите Вениамине». До этого времени собор был холодный и зимою в нем Богослужение не совершалось4033.

В 1845-м году граф Сергей Семенович Уваров, в память погребенных в Лазаревской церкви своей жены и дочери, устроил в ней новый иконостас4034.

В цели упорядочения городской торговли образован был в 1844-м году Комитет для устройства городских буянов, хлебных амбаров и пристаней. Проектировано было устройство городом на лаврском берегу хлебных амбаров и пристани. Но затем предоставлено было Лавре, как собственнице, осуществить предположение об устройстве хлебных амбаров на берегу, в 4 года, начиная с 1847-го, по планам Главного Управления Путей Сообщения и Публичных Зданий4035. В 1847-м году выстроены были 2 каменных хлебных амбара на берегу Невы, из лаврских материалов, подрядчиком, под наблюдением лаврского архитектора Гемелиана. У одного амбара стена оказалась неровной и потребовалась переделка. Работы обошлись свыше 2.000 рублей4036. Сооружение амбаров, однако, затянулось и в 1853-м году дана была Сенатом отсрочка Лавре на постройку «остальных 15-и амбаров» еще на 4 года4037.

Глава шестая. Митрополит Никанор (Клементьевский). 1848–1856

Биографические сведения. Назначение митрополитом в Петербурге и кончина Управление епархий. Наместники – архимандриты Вениамин (Морачевич) и Ириней (Боголюбов). Расширение крестовой церкви. Викарий, епископ Платон (Фивейский)

Сын священника Успенской церкви Сергиева Посада, что в Клементьеве, Московской епархии, Стефана Алексеева, митрополит Никанор родился 26-го ноября 1787-го года, при святом Крещении назван Николаем. На 10-м году поступил во второй низший класс Семинарии, причем ему дана фамилия Клементьевский, по месту рождения.

Еще будучи воспитанником, удостоился представления Государю. При посещении Императором Александром 1-м Троице-Сергиевой Лавры в 1801-м году он, как лучший воспитанник класса Поэзии, в числе других лучших воспитанников Семинарии, произносил, вместе с другими двумя семинаристами, на торжественном собрании в Семинарии в присутствии Государя, по тогдашему обычаю, составленный на этот случай «разговор» в стихах. Они были одеты в нарядную тогдашнюю форму – синий кафтан с красным воротником и обшлагами и малиновым поясом, имели венки на голове, которые, в соответствии тексту речи, сложили к ногам Императора. Они получили от Государя в награду по 25-и рублей. Во время курса Клементьевский прекрасно изучил Греческий и Еврейский языки, и по окончании курса в 1809-м году митрополит Платон (Левшин) назначил его в Семинарию учителем этих языков. В начале 1802-го года он, кроме того, получил класс Риторики и Красноречия. Он сам давно мечтал о монашестве и 9-го апреля 1812-го года принял пострижение в монашество. При рукоположении его во иеродиакона, 21-го апреля, митрополит Платон сказал ему: «храни обеты, иди путем смирения и терпения; будешь первенствовать в соборе владык». Эти слова владыка вспоминал впоследствии нередко. Рукоположение во иеромонаха он принял в день погребения митрополита Платона 16-го ноября 1812-го года, и в новом сане говорил надгробное слово.

В июле 1813-го года он был назначен академическим проповедником и соборным иеромонахом Донского Монастыря. Его надгробное слово при погребении историка Бантыш-Каменского обратило внимание Петербургского митрополита Амвросия и, как писал ему тогдашний ректор Петербургской Ссминарии, архимандрит Иннокентий, владыка-митрополит «одну мысль его повторял 2 раза, при двух бывших у него собраниях». В августе 1813-го года иеромонах Никанор был переведен в новоучрежденную Московскую Академию бакалавром исторических наук, а 31-го октября произведен во архимандрита и назначен наместником Троице-Сергиевой Лавры. В 1818-м году назначен ректором Вифанской Семинарии.

28-го января 1826-го года архимандрит Никанор в лаврской церкви Святого Духа был хиротонисан во епископа Ревельского, викария С.-Петербургской митрополии. В Петербурге ему поступали на предварительный просмотр дела Консистории, специальному его смотрению были поручены духовные Семинария и Училище, он был назначен членом Человколюбиоаго Общества. В 1827-м голу он ездил в Финляндию, входившую тогда в состав С.-Петербургской епархии, в Гельсингфорс, на освящение новосооруженного православного собора, и, по отзыву Финляндского генерал-губернатора, графа Закревского, совершил освящение храма «со всем великолепием, какое можно видеть в архиерейском служении, своим словом пленил сердца слушателей, своим обращением пленил не только православных, но и лютеран, так что «в глазах иноплеменников поддержал с полным достоинством и сан свой, и благочестие, и священнослужение нашей православной Веры».

В 1831-м году преосвященный Никанор получил в управление Калужскую епархию. Через 3 года, прощаясь с паствой, он имел утешение выслушивать шедшие от сердца признания своей паствы, что в короткое время он сделал то, на что потребны были многие годы, и привязал к себе сердца людей, так что они желали бы жить и умереть с ним, что в продолжение 3-х лет он, по слову Писания, «не обидел, ниже утеснил вверенных ему словесных овец».

Освящая в Калуге в 1834-м году памятник Тарусинской битвы, владыка сказал слово о любви к Отечеству, которую опредлял так: «любить Отечество – значить любить отечественную Веру. Что гражданин без Веры? – Необузданный раб страстей. Что воин? – Изменник. Что вождь? – Наемник. Горе, горе Отечеству, если сын его будет ослабевать в святой Вере. Она есть душа всякого благоустройства в политическом теле: есть основание частного и общего благоденствия, есть твердыня Престолов и Царств».

Император Николай I-й, проезжая чрез Калугу в 1834-м году, поздравил преосвященного Никанора архиепископом Минским. В Минск преосвященный Никанор направляем был ради подготовляемого тогда в Западной России дела воссоединение униатов с православной Церковью. И владыка оставался в Минск только до завершения этого дела. После совершившегося в Петербурге, в Святейшем Синоде, 25-го марта 1839-го года акта воссоединения униатских епископов с Православием бывший униатский архиепископ Литовский Иосиф (Семашко), руководивший делом воссоединения, предпринял объезд униатских епархий для фактического присоединения униатского народа к Православию. 11-го июня 1839-го года было совместное служение в Минске, в кафедральном соборе, архиепископов Никанора и Иосифа, причем оба вместе явились в церковь и были оба встречены со славою и облачаемы посреди храма, и царские двери были отверсты даже во время причащения священнослужителей в алтаре.

А в январе 1840-го года архиепископ Никанор был переведен на Волынь. Здесь он явился устроителем епархиального управления на новом месте, так как архиерейская кафедра при нем была переведена из Почаевской Лавры в город Житомир. В Почаевской Лавре архиепископ Никанор оставил память сооружением придела во имя святителя Николая, в память посещения Лавры Императором Николаем I-м в 1842-м голу, и украшением драгоценною ризой Почаевской чудотворной иконы Божией Матери. Он был деятелным архипастырем, обновил церковные здания, в заботах о распространении Христианского просвещения завел при церквах школы, при Богослужении катихизические беседы. В 1842-м году владыка вызван был к присутствоваванию в Святейшем Синоде. 17-го января 1843-года, в день кончины митрополита Серафима и назначения на Петербургскую кафедру Варшавского архиепископа Антония, он назначен был архиепископом в Варшаву, с оставлением в его управлении и Волынской епархии.

4-го ноября 1848-го года состоялся следующий высочайший указ Святейшему Синоду: «по поводу тяжкой и продолжительной болезни митрополита Новгородского и С.-Петербургского Антония, всемилостивейше повелеваем: синодальному члену, архиепископу Варшавскому Никанору быть митрополитом Новгородским, и во время болезни митрополита Антония управлять С.-Петорбургской епархией»4038. Того же 4-го ноября дан был следующий всемидостивейший рескрипт: «преосвященный митрополит Новгородский Никанор. С сердечным соболезнованием видя угасающие силы митрополита Антония, в тяжком долговременном недуге лишенного возможности править своими паствами, и побуждаемый их неотложными нуждами, Я решился уволить его от епархии Новгородской, которую вверяю вам, с возведением в сан митрополита, с тем вместе вам поручаю и управление С.-Петербургскою епархией во время его болезни. При известных ваших заслугах и отличных качествах Мне приятно быть уверену, что на сем высшем открывающемся пред вами поприще найду Я в вас твердого блюстителя того древнего учения святой Церкви, на коем зиждется вечное спасение душ и благоденствие нашей любезной православной Церкви. Препровождаю к вам белый клобук с крестом из драгоценпых камней и, поручая Себя молитвам вашим, пребываю всегда вам благосклонный. Николай»4039.

Не усел новый митрополит Новгородский выехать из Варшавы, как митрополит Антоний скончался. 20-го ноября 1848-го года дан был указ Святейшему Синоду: «митрополиту Новгородскому Никанору всемилостивейше повелеваем быть вместе и митрополитом Санктпетербургским, Эстляндским и Финляндским и Свято-Троицкие Александро-Невские Лавры священно-архимандритом»4040. Высочайшим указом 5-го декабря новый митрополит был назначен главным попечителем Человеколюбивого Общества4041. Прибыл владыка на новую кафедру 17-го декабря, вступив в лаврский собор. По замечанию биографа, митрополит Никанор за 8 лет управления Петербургскою митрополией «прославился необыкновенно ревностной точностью в исполнении возложенных на него обязанностей».

В 1855-м году, после погребения Императора Николая I-го, владыка стал чувствовать упадок сил, но, впрочем, продолжал заниматься делами. В декабре он составил завещание, в котором писал: «вижу, сколько можно видеть омраченному грехом внутреннему оку души, яко смерть не умедлить». Лето 1856-го года он провел в Новгороде, возвратясь в Петербург, готовился к предстоящей коронации нового Государя, а вернувшись из Москвы, видимо уже угасал. 12-го сентября слег.

Петербургский викарий, епископ Ревельский Платон (Фивейский) 17-го сентября 1856-го года доиосидл Святейшему Синоду, что, прибыв 16-го из Новгорода в Петербургу он нашел митрополита «в таком трудном болезненном состоянии, что он решительно не может заниматься делами, а между тем дел, требующих движения, накопилось немалое количество». Святейший Синод экстренным постановлением поручил на время болезни владыки-митрополита управление епархией и Лаврой преосвященному Платону, но, пока подписывали определение, владыка в 3 часа 5 минут дня скончался. Отпевание его совершено было 6-ю иерархами. Погребен в церкви Святого Духа в царских вратах.

Ректор Петербургской Духовной Академии, епископ Макарий (Булгаков), впоследствии митрополит Московский, наш известный церковный историк, говорил за отпеванием, обращаясь к лицу почившего владыки: «ты сделал все, чтобы память твоя осталась во благословениих (Сираха XVI, 17), – повсюду, где только протекала твоя жизнь и совершалось твое служение. Твоя неусыпная архипастырская ревность о преуспеянии в вере и благочестии преемственно вверявшихся тебе паств; твоя истинно-ангельская кротость и радушие, с какими ты обходился всегда с духовными твоими чадами; твоя отеческая неистощимая любовь, с какою ты принимал участие в их разнообразных нуждах; твоя терпеливость и мудрость, с какими ты переносил наши недостатки и умел исправлять виновных; твои милости и благодеяния, который ты рассыпал такою щедрою рукою и которыми поощрял деятельность одних и возвышал счастье других. О, все это не изгладится никогда из памяти признательных к тебе душ»!

Митрополит Никанор для многих учреждений и мест памятен своими пожертвованиями. Ои внес капиталы на вечное хранение в пользу церкви на родине, епархиальных Попечительств епархий, где он проходил служение, Монастырей, Богаделен, Петербургской и Новгородской Семинарий и Царско-сельского женского Училища на стипендии, Человеколюбивого Общества – на выдачу мелких пособий к Пасхе. Устроил церковь в доме Человеколюбивого Общества и много заботился о расширении и развитии деятельности Общества. Много ценностей пожертвовал в церковь на своей родине, в соборы на Волыни, в Варшаве и в Лавре. Делал книжные пожертвования в Семннарию и Академиею был удостоен в 1854-м году звания доктора Богословия. Оставил капитал Лавре на поминовение и в пользу Богадельни. Государь на всеподданнейшем докладе обер-прокурора Святейшего Синода о кончине митрополита Никанора написал: «душевно о нем сожалею».

Его служение в Петербурге совпало с оживлением историки-археологических изысканий. Владыка «завел» в Лавре библиотеку, пожертвовав свои книги. При нем начато описание достопримечательностей Лавры и приступлено к собранию материалов по истории ее, составлено житие святого Александра Новского в 1853-м году и акафист, биографии митрополитов Амвросия и Гавриила. Его «Слова и речи» изданы в 1857-м году4042.

В 1853-м году образована была Комиссия для ревизии церковному имуществу Лавры и составления оному новых описей4043.

В 1853-м году была образована Комиссия для приведения в порядок лаврской Библиотеки и составления нового каталога4044.

В 1853-м году «по случаю назначения главного начальника Крымских Скитов, архимандрита Поликарпа (Радкевича) на кафедру викарного епископа Одесского, наместник, архимандрит Вениамин обратился к преосвященному Херсонскому Иннокентию с просьбой о принятии его в один из тамошних Скитов. Архиепископ Иинокентий снесся с митрополитом Никанором и добавил, что он «имеет нужду в человеке, подобном архимандриту Вениамину, для препоручена ему главного надзора над всем новоустрояющимся пустынножительством в горах Таврических». Сам архимандрит Вениамин после этого подал прошение митрополиту об увольнении его в Херсонскую епархию, ссылаясь на то, что он желает этого по расстроенному здоровью своему. Митрополит представил об этом Святейшему Синоду и Святейший Синод удовлетворил просьбу. Для митрополита просьба архимандрита Вениамина была, по-видимому, неожиданною, так как он не успел подыскать ему преемника и впредь до подыскания способного архимандрита к замещению должности наместника Лавры вызвал для временного исполнения обязанностей наместника Лавры настоятеля Иверского Монастыря, архимандрита Иринея. Архимандриту Вениамину пришлось объяснять впостледствии, что он «изъявил согласие на сделанное ему преосвященным Иннокентием предложение и убеждение поступить на место бывшего главного начальника Крымских Скитов, архимандрита Поликарпа», после двадцатилетней службы в Китае и десятилетней в должности наместника Лавры, лишь «желая и последние дни своей жизни посвятить на служение святой Церкви» и надеясь восстановить действительно расстроенное здоровье. Архимандрнт Вениамин в Крыму прожил недолго, он здесь получил звание главного начальника Крымских Скитов, пребывание имел в Бахчисарайском Успенском Скиту, где и скончался 24-го августа 1854-го года. Погребение его совершено митрополитом Агафангелом4045.

Его преемник, архимандрит Ириней, в мире Иван Иванович Боголюбов, был сын священника, образование получил в Новгородской Семинарии, по окончании курса которой в 1825-м году оставлен был при Семинарии учителем. В 1827-м году был рукоположен во священника и был после этого назначен учителем Устюжского ДуховногоУчилища. В 1828-м голу переведен к Петрозаводскому кафедральному собору, в 1829-м году назначен инспектором Петрозаводских Духовных Училищ. 5-го апреля 1831-го года принял пострижение в монашество и определен экономом Олонецкого Архиерейского Дома. В 1833-м году назначен смотрителем Петрозаводского Духовного Училища. В 1841-м году произведен во архимандрита. В 1843-м году назначен членом Новочеркасской Консистории, в 1847-м году переведен в Воронежскую. В 1851-м году назначен настоятелем Иверского Монастыря. 30-го сентября 1853-го года назначен наместником Лавры4046.

В 1851-м году к крестовой церкви приооединен притвор, увеличивший ее размеры на 5x2 сажени. Вход был с Северной стороны Архиерейского Дома – 4-я лестницами4047.

В 1855-м году Александро-Невская церковь «загоралась от случившегося против ней на Восточной стороне пожара». После чего вновь была вызолочена ее глава4048.

Управлявший епархией и Лаврой после кончины митрополита Никанора преосвященный Платон, в мире Павел Фивейский, был сын священника Московской епархии. Окончив в 1834-м году Московскую Академию магистром, он остался в ней бакалавром, в том же году принял монашество и в 1841-м году был уже произведен во архимандрита. В 1842-м году был назначен ректором Казанской Семинарии, в следующем году переведен в Орловскую и в 1844-м году, по болезни, был уволен от духовно – учебной службы. Но в 1847-м году опять назначен ректором – в Тамбовскую Семинарию, в 1852-м году переведен во Владимирскую. 24-го мая 1856 – го года был хиротонисан во епископа Старорусского, а 31-го июля переведен на Ревельское викариатство.15-го февраля 1857-го года получил Костромскую кафедру, в 1868-м году – архиепископство. Скончался 12-го мая 1877-го года4049.

Глава седьмая. Митрополит Григорий (Постников). 1856–1860

Биографические сведения. Назначение на митрополию в Петербург. Борьба с лжеучеными в защиту Православия. Кончина владыки. Наместники – архимандриты Ириней (Боголюбов) и Никанор (Ильинский). Преобразование Канцелярии в Духовный Собор. Устройство новой крестовой церкви. Рыбные ловли в Финляндии. Выборгское викариатство

Митрополит Григорий, в мире Георгий, родился в 1784-м году в селе Михаиловском, Никитинского уезда Московской губернии, где служил его отец, диакон Петр Федоров. Образование получил в Перервинской и Троицкой Семинариях и в Петербургской Духовной Академии, которую он окончил со степенью магистра в 1814-м году. «От природы сосредоточенный в себе и склонный к уединению», он сряду по окончании академического курса принял монашество, 25-го августа 1814-го года, и вслед затем был рукоположен во иеромонаха. Службу свою Церкви и Родин он начал в Петербургской Духовной Академии, где был баккалавром, профессором и ректором. По своей кафедре Догматического Богословия он составил записки, получившие широкое распространение во всех Академиях и Семинариях, как пособие к изучению этого предмета. В 1817-м году он был удостоен степени доктора Богословия и получил звание архимандрита Волоколамского Монастыря. Будучи ректором Академии, архимандрит Григорий основал академический журнал «Христианское Чтение», начавший выходить с 1821-го года. В 1822-м году он уже был хиротонисан во епископа Ревельского, викария Петербургской епархии, с поручением ему управления Сергиевской Пустынью. В 1825-м году он получил самостоятельную Калужскую кафедру, в 1827-м году был вызываем для присутствования в Святейшем Синоде, в 1829-м году получил архиепископство, переведен в Рязань и сделан членом Святейшего Синода. В 1831-м году переведен в Тверь. В Твери он прослужил целых 17 лет, пока 25-го марта 1848-го года не был назначен в Казань. С 1837-го года он был уволен от присутствования в Святейшему Синоде вследствие глазной болезни.

Владыка Григорий с первыху дней своего священного служения известен был, как ревнитель о чистоте веры и нравственности. Первые годы его святительского служения в столице совпали с распространением церковных учений при посредстве мистических книг, и преосвященному Григорию привелось стать во главе особого Комитета, коему поручен был разбор этих книг. Владыка строго соблюдал при Богослужении устав и от других требовал того же. Почти за каждым Богослужением говорил поучение и, сознавая свой высокий авторитет, говорил, взвешивая слова, кратко, вразумительно, просто, общедоступно. При посещении епархии он иногда по-долгу оставался в одном месте, собирая сюда окрестное духовенство, совершал Богослужение, поучал народ. Заходил в скиты к раскольникам-старообрядцам и с ними вступал в прения о вере.

В личной жизни владыка был строгий аскет. Но его суровость с годами, когда он успел насмотреться людских печалей и горя, сменялась ласковостью и участливостью. От всех и всюду он вызывал к себе глубокое уважение.

В Казани главнейшей заботой владыки было просвещение Православием неправоверующих: раскольников и мусульман. Он проявил энергичную работу о переводе священных книг на Татарский язык и о подготовке миссионеров среди раскольников. С 1850-го года, присутствуя в Святейшем Синоде, он лично и деятельно руководил особым, учрежденным по его мысли Комитетом для пересмотра церковных переводов на Татарский язык. В 1854-м году лично руководил миссионерскими курсами, читал вызвавным в Петербург священникам из разных епархий, для подготовления к миccиoнepcкoй деятельности, историю раскола, изъяснял способ миссионерского действования среди раскольников, предлагал примеры опровержений. С целью успешнейшей миссионерской деятельности владыка основал в Казани при Академии периодический журнал «Православный Собеседник», выходящий с 1855-го года, и исходатайствовал передачу в Академию богатой Русскими церковными древностями Соловецкой Библиотеки.

На коронации Государя 26-го августа 1856-го года архиепископ Григорий возведен был в митрополита «за благоразумную ревность и неутомимую деятельность в слове и примере благочестия, в приготовлении благовестников веры Христовой и в просвещении заблудших чад Церкви». 1-го октября 1856-го года митрополии Казанский Григорий переведен был в Петербург, 24-го октября владыка был назначен главным попечителем Человеколюбивого Общества. Испытанный ревнитель веры вступил на Петербургскую кафеяру уже 74-х лет. Он первое свое слово новой пастве посвятил призыву к покаянию и этот призыв почти не сходил уже с его проповеднических уст. К старости он ослабел голосом и свои проповеди часто поручал произносить другим.

Для распространения Христианского просвещения и борьбы с заблуждениями владыка основал в Петербурге в 1857-м году третий пердодический духовный журнал; более популярный, чем «Христианское Чтение», и более наклонный к публицистическому наставлению – еженедельную «Духовную Беседу».

Когда затем его проповеди стали появляться в «Духовной Беседе», с 1858-го года, он сделал распоряжение, чтобы он, а особенно поучения о покаянии, были читаны священниками в приходских церквах. Чувствуя ослабление речи, он обратился к перу и с 1859-го года в «Духовной Беседе» стал печатать ряд назидательных статей под заглавием «Свечка во тьму и сумрак», направленных против распространяемых в обществе и печати легкомысленных суждений в отношении к Православию. Владыка-митрополит, ревнуя о миссионерской деятельности, проектировал учредить высшее миссионерское учебное заведение и уже сделаны были подготовительные распоряжения к осуществлению этой мысли.

Время теперь живо напоминало то время, когда владыка Григорий начинал в Петербурге свою святительскую деятельность. Теперь тоже вливалось волной в простодушную Русскую среду вольномыслие Западной Европы и особенным успехом пользовался в столице римско-католический проповедник Сойяр.

Владыка любил церковное пение, не щадил затрат на свой хор, и голосистых певчих собирал со всех концов России, Сам выбирал музыкальные песнопения. Всегда с душевным волнением он читал евангелие за Богослужением, в особенности о Добром Пастыре. С душевным волнением он нередко и проповедывал. Заботясь о пастве, он умножил в пристоличных приходских церквах число священнослужителей и требовал от них, чтобы они, как и он, проповедывали часто и просто, а для Финляндии двинул дело перевода Богослужебных книг на Финский язык.

Несколько раз владыка издавал свои проповеди. 4 издания имело сочинение его «Истинно-древняя и истинно-православная Христова Церковь, изложение в отношении к глаголемому старообрядчеству». Были в свое время довольно распространены его «Записки по Догматическому Богословию». До настоящего времени пользуется известностью его назидательное сочинение «День святой жизни, или ответ на вопрос, как мне жить свято». За Богословское сочинение на Латинском языке он получил в 1847-м году степень доктора Богословия.

В 1857-м году митрополит Григорий вошел в Святейший Синод с представлением об издании при Киевском академическом журнале перевода святоотеческих творений, писанных на Латинском языке.

Владыка писал: «ходу успешнейшего образования духовного юношества и благонадежнейшему действованию православного духовенства на простой народ весьма много способствует перевод святых отцев православной Церкви на общеупотребляемый Русский язык. Сим делом уже очень давно занимается Московская Духовная Академия и тем же делом 8 лет занимается здешняя Академия; Казанская Академия приняла на себя частью то же дело. Но во всех сих Академиях делается перевод святых отцев только Греческой Церкви с Греческого языка. Между тем творения святых отцев православной Западной Церкви, писавших на Латинском языке, доныне остаются почти неприкосновенными. Перевод сих святых отцев хорошо бы поручить Киевской Духовной Академии, которая до ныне печатает только отрывки из святых отцев, и нередко из тех, которые уже переведены и напечатаны в других Академиях. Таким образом, православная Церковь чрез несколько времени обогатилась бы всеми творениями святых отцев Церкви».

Киевская Академия в это время издавала с 1837-го года журнал «Воскресное Чтение». Теперь решила издавать прибавления к журналу, – особые книги, содержания, между прочим, и трактаты из свято-отеческих творений. Святеший Синод, по рассмотрении представления митрополита Григория и ходатайства Киевской Академии о расширении программы «Воскресного Чтения», и постановил издавать при Киевской Академии не прибавления к «Воскресному Чтению», а особый журнал «Творения святых отцев Западной Церкви», и разделить его на 2 отдела: в первом помещать переводы творений, а во втором оригииальные статьи.

Митрополит Киевский Исидор (Никольский) по поводу этого oпpeдлeния Святейшего Синода вошел с ходатайством о разрешении дать академическому журналу не столь специальное именование, а назвать его, например, «Соревнователь Христианского просвещения». Тогда Святейший Синод дал Киевскому академическому журналу, определением 5-го мая 1859-го года, название «Труды Киевской Духовной Академии»4050.

С 1858-го года, по мысли владыки начали издавать при Духовной Академии переводы Византийских историков.

Ревнуя о просвещении в Вере, владыка учредил при Академии премию за сочинение, которое выяснило бы истину Православия и заблуждения Католичества и Протестантства.

В 1859-м году митрополит Григорий получил, орден святого апостола Андрея Первозванного.

1-го июня 1860-го года на выносе скончавшегося в Лавре архиепископа Таврического Елпидифора митрополит Григорий простудился, 3-го слег в постель. Болезнь, по уверению врачей, была не опасна, но в 3 часа утра 17-го июня владыка скончался. Ректор Семинарии, архимандрит Платон в глубоко прочувствованной речи выражал скорбь паствы об утрате мудрого и деятельного архипастыря. «Осиротела паства твоя», – говорил проповедник, – «осиротели и надежды наши, которые возбуждала в нас твоя неутомимая пастырская деятельность и твоя пламенная ревность о Церкви. Служение Богу было усладою твоей жизни и ревность о славе Имени Его снедала твою душу. Твоя любовь скорбела и сокрушалась о немощных братиях, которых дух мрака отторгнул от Церкви, и ты словом и писанием рассеевал мрак их заблуждений, старался возвратить их в недра православной Церкви. Теперь мы все лишились отца и руководителя, который давал направление нашей умственной и нравственной деятельности, поправлял недостатки, возбуждал и поошрял успехи. Велика наша потеря».

Государь Император на всеподданнейшем докладе исправляющего должность синодального обер-прокуpopa, князя Урусова о кончине митрополита Григория начертал: «Душевно о нем сожалею».

Отпевание совершали 5 архипастырей с многочисленным духовенством столицы 22-го июня, в присутствия Государя Императора и великих князей. Погребено тело в Свято-Духовской церкви, в алтаре4051.

По прежним в подобных случаях примерам, Духовный Собор Лавры испросил разрешение на израсходование 3.000 рублей. Расходы производились на покупку гроба, драпировку церкви черным сукном, на свечи, креп, газ и прочее, также приготовление обеденных столов и закуски в архиерейском доме и братской трапезе4052.

Наместник, архимандрит Ириней 17-го января 1760-го года быль хиротонисан во епископа Екатеринбургского, викария Пермской епархии, и, едва успев прибыть к месту нового служения, скончался 8-го мая 1860-го года4053.

Новый наместник, архимандрит Никанор (Ильинский), сын священника Новгородской епархии, родился в 1790-м году, образование получил в Новгородской Семинарии, по окончании курса которой рукоположен был в 1813-м году во священника в село Голино, Новгородского уезда, в 1820-м году назначен был благочинным, в 1823-м году получил набедренник, в 1824-м году произведеи в протоиерея в Андреевский собор в Грузии и определен благочинным военного поселения 1-й гренадерской дивизии; в том же году получил камилавку и палицу. В 1827-м году переведен в Троицкий собор в Боровичи и назначен присутствующим Духовного Правления и благочинным городоских церквей. В 1830-м году определен законоучителем Боровичского уездного Училища, в следующем году цензором проповедей в Боровичах и уезде.

За участие в прекращении крестьянского мятежа в 1832-м году сопричислен к ордену святой Анны 3-й степени и получил, по тогдашним правилам, потомственное дворянство. В 1835-м году определен смотрителем Боровичских духовных Училищ. В 1837-м году получил наперсный крест. Много раз получал благодарность от имени митрополита. В 1838-м году переведен в Петербург к церкви апостола Матвея на Петербургской сторон и назначен законоучителем Введенского уздного училища. В 1840-м году переведен к церкви Воскресения Христова, на Волковском городскому кладбище, и определен благочинным города Шлиссельбурга и его уезда. В 1844-м году получил орден святой Анны 2-й степени, а в 1849-м году тот же орден с императорской короной. При нем в 1845-м году закончен новый каменный храм на кладбище. В 1853-м году назначен был членом и казначеем временного Комитета для перестройки Александро-Невских духовных Училищ, в 1854-м году членом Петербургского Попечительства о бедных духовного звания. В 1854-м году получил благословение и выражение признательности от Святейшего Синода за особенную заботливость и труды по устройству православной церкви из раскольнической молельни при Волковских градских богадельнях. В 1855-м году получил орден святого Владимира 3-й степени. В этом же году был назначен членом Комиссии по построению нового каменного дома для Волковского причта. В 1857-м году вышел, по прошению, заштат, в 1858-м году определен в число братства Лавры и 4-го января 1859-го года пострижен в монашество. После этого был определен смотрителем загородного архиерейского дома, именуемого Киновией. За труды по устройству в здании Александро-Невских духовных Училищ домовой церкви ему было объявлено в 1859-м году благословение Святейшего Синода. По представлению митрополита Григория, в январе 1860-го года, 70-и лет, назначен наместником Лавры, с возведением в архимандрита4054.

При митрополите Григорие неподходящее название органа внутреннего управления Лавры – «Канцелярии Александро-Невского Монастыря», на основании высочайше утвержденного 15-го февраля 1858-го года определения Святейшего Синода, заменено другим и Канцелярия переименована в Духовный Собор. Определение Святейшего Синода состоялось по представлению митрополита Григория, «для более удобной и единообразной организации круга действий Александро-Невской Лавры», по примеру Киево-Печерской и Сергиевской Лавр4055.

В апреле 1860-го года Духовный Собор представил митрополиту о необходимости, в виду тесноты крестовой церкви и митрополичьего помещения, лишенного комнат для служащих при митрополите, пристроить к митрополичьему дому с Западной стороны новый двухэтажный флигель, для которого был составлен и план архитектором Брандтом. Работы были начаты, и у митрополичьего дома копали рвы под фундамент4056.

В ночь на 29-е мая 1857-го года, в первом часу, произошел пожар в здании Лавры, занимаемом Александро-Невским Духовным Училищем, находившимся за Феодоровской церковью, близ внешней ограды Лавры, в котором помещались ледники, сарай, конюшня и кладовая. Пожар вскоре был прекращен пожарной командой. Сгорели только потолки и стропила над сараем и ледником, кладовая же и конюшня остались целыми, но над ними пожарной командою снята железная крыша. Причина пожара не была открыта4057.

До 1858-го года, когда для учеников Училища не было устроено особой церкви, они ходили ко всенощному Богослужению в актовый семинарский зал в Феодоровском корпусе; всенощное обыкновенно отправлял ректор Училища, бывший вместе и инспектором Семинарии. К литургии же ходили в одну из лаврских церквей, преимущественно в Лазаревскую4058.

Рыбные ловли, принадлежавшие Лавре в Финляндии, были сдаваемы Лаврой рыбопромышленникам в аренду за крупную сумму до 6.000 рублей. В 1857-м году Финляндские власти предприняли осушение земель, лежащих по рукавам Вуоксы, и спустили из Вуоксы воду в Ладожское озеро. Цены на аренду рыбных ловель сразу упали на половину, а в следующем году ловли дали аренды только 1.305 рублей. Возникло дело, и «Финляндское Правительство, для избавления Архиерейского Дома и Лавры от убытков, приняло ловли навсегда в свое ведение, постановив правилом каждогодно 6-го октября нового стиля отпускать Архиерейскому Дому и Лавре из Финляндского Казначейства по 5.814 рублей 283/4 копейки серебром». Митрополит Григорий изъявил на это свое согласие и деньги были выдаваемы4059.

5-го сентября 1858-го года учреждено Выборгское викариатство.

Заведывание Петербургской епархией и Лаврою после кончины митрополита Григория, впредь до назначения нового митрополита, возложено было Святейшим Синодом на Петербургского викария, епископа Ревельского Леонтия, который и оставался во главе управления епархии и Лавры до назначения нового митрополита, в течение двух недель4060.

Владыка Леонтий, в мире Иван Алексеевич Лебединский, родился в 1822-м году. Его отец – священник Воронежской епархии. При окончании в 1847-м году курса Петербургской Академии со степенью магистра он привяз монашество и служил на духовно-педагогическом поприще, в 1851-м году был назначен инспектором Киевской Семинарии, в 1853-м году – Академии и произведен во архимандрита. В 1856-м году назначен ректором Владимирской Семинарии, в 1857-м году переведен в Новгородскую, в 1859-м году – в Петербургскую. 13-го марта 1860-го года хиротонисан во епископа Ревельского. В 1863-м году он получил Подольскую кафедру, через 10 лет получил архиепископство, в 1874-м году переведен в Одессу, в 1875-м году в Варшаву, в 1883-м году получил звание члена Святейшего Синода, в 1891-м году назначен митрополитом Московским и скончался в Москве 1-го августа 1893-го года4061.

Глава восьмая. Митрополит Исидор (Никольский). 1860–1892

Биографические сведения. Архипастырское служение на Петербургской кафедре, кончина и погребение. Наместники – архимандриты: Никанор (Ильинский), Герман (Осецкий), Поликарп (Гонорский), Ювеналий (Половцев), Никодим (Белокуров), Симеон (Линьков), Антоний (Люцернов), Иннокентий (Данилов), Исаия (Булин). Устройство новой крестовой церкви Успения Божией Матери с приделом святителя Тихона Задонского. Переустройство отопления в собор; малахитовая сень. Никольское кладбище. Ссуда. Никольская церковь. Тихвинская церковь. Церковь Всех Святых и Свято-Троицкий храм в Киновии. Исидоровская церковь. Отчисление прихода от Скорбященской церкви; роспись церкви. Назначение Александро-Невского иеромонаха Нестора (Засса) епископом Алеутским. Дело иеромонаха Феодосия. Лаврские служители после 19-го февраля 1861-го года. Ладожское викариатство

Митрополит Исидор, в мире Яков Сергеевич Никольский, был сын диакона села Васильевского, Каширского уезда Тульской епархии. Родился 1-го октября 1799-го года, в день Покрова Пресвятой Богородицы, и под Ее небесным покровом сознавал и чувствовал себя всю жизнь. Образование получил в Тульской Семинарии и Петербургской Академии. По окончании в последней курса в 1825-м году, на обычный запрос академического начальства окончившим курс студентам, в каком кто желает быть звании, он заявил, что решительно избирает звание монашеское. 22-го августа 1825-го года он был пострижен, 29-го рукоположен во иеродиакона, и 5-го сентября – во иеромонаха. 28-го августа он был определен бакалавром в Петербургскую Академию, 10-го сентября назначен и библиотекарем, 17-го декабря утвержден в степени кандидата Богословия, 30-го октября 1826-го года – в степени магистра. Позднее утверждение в степени кандидата объясняется тем, что весь курс был подвергнут дисциплинарному взысканию, и никто не был выпущен со степенью кандидата. 26-го августа 1827-го года иеромонах Исидор был причислен к соборным иеромонахам Лавры. В 1829-м году назначен ректором Орловской Семинарии и произведен в архимандрита Мценскаго Петро-Павловского Монастыря, а вслед затем назначен и присутствующим в Консистории. В 1833-м голу перемещен в Москву, в Семинарии, с настоятельством в Заиконоспасском Монастыре. 11-го ноября 1834-го года в Москве, в Чудове Монастыре, хиротонисан во епископа Дмитровского, викария Московской митрополии, и свой архипастырский жезл получил от первенствовавшего при хиротонии его митрополита Московского Филарета (Дроздова). В 1837-м году назначен епископом Полоцким и Виленскиму, в 1840-м году перемещен в Могилев. В 1841-м году получил архиепископство и в 1844-м году, 12-го ноября, назначен экзархом Грузии. Все 3 кафедры, последовательно занимаемые владыкой, являлись по обстоятельствам того времени боевыми местами для церковного администратора, и преосвященный Исидор не только много и умело, но и успешно потрудился на пользу Православия в Полоцкой и Могилевекой епархиях в борьбе с Латинством при воссоединении униатов, а в Грузии в борьбе с Магометанством при восстановлении православного Христианства на Кавказе. Повсюду преосвященный Исидор приложить много заботь на восстановление и благоукрашение обедневших и бывших в запустении православных храмов и распространение Русского церковно-школьного образования. Его энергичная деятельность в Грузии вызывала особенное одобрение себе со стороны Правительства, и при коронации молодого Государя архиепископ Исидор получил 26-го августа 1856-го года лично титул митрополита. 1-го марта 1858-го года он был назначен на Киевскую митрополии, и 1-го июля 1860-го года переведен в Петербург. 21-го августа назначен главным попечителем Человеколюбивого Общества. Свой перевод в Петербург владыка встретил с тревогой. В своему дневнике он писал, что перевод являлся для него приговором: се Аз посылаю тя, яко овцу среди волков... Немощь человеческая вопиет: что я там буду делать? Где возьму характер, нужный среди обуреваний разного рода? Где взять опытность для дел, за которые впервые приходится взяться? Как пройти водоворот и хранить благо и целость Церкви, среди стремлений со всех сторону к ее разрушению, ограблению и омрачению? Откуда взять силу к отражении волков, когда первая сила составляет слабую опору для безсилия? Вера говорит: замолчи. Разве ты своею силою можешь что-либо сделать? А ежели Бог захочет, и немощное может сделаться крепче человека. Пусть будет то, что благословит Господь, а не то, что ты хочешь. Аминь, Аминь, Аминь!.. Если страдания падут на мою только личность, нечего тужить о том. Личность моя не дорога, и потеря будет незаметна. Но избави Бог, если моя неспособность сделается виной важных упущений, от которых произойдет вред для Церкви и ее иерархии! В этом все мое беспокойство, опасение, мучительная тревога души! И – однако – буди воля Господня! Я не вторгался во двор овчий, не лазил инуде, не искал, не просил, не знал, как совершился выбор и пал на меня этот тяжелый, несчастный жребий!»

Тридцатидвухлетнее служение митрополита Исидора на Петербургской кафедре памятно еще столице. В церковной жизни это было время шедших почти без перерыва реформ, притом в первую и вторую половину святительствовавши владыки Исидора далеко не одинаковых?». Владыка сумел, однако, проявить добрые отношения и к реформам обер-прокурора Святейшего Синода, графа Дмитрия Андреевича Толстого, когда сокращали приходы и обители ради материального обеспечения духовенства и перковное служение приближалось к типу гражданской службы, – и к реформам нового обер-прокурора, Константина Петровича Победоносцева, когда обители и приходы снова размножались, духовенство призываемо было к самоотвержению в служении религиозному просвещению народа и шло тяготение к выделению духовного от светского. Человеческие стремления и пути ко благу различны и каждая реформа имела свои хорошие стороны и добрые результаты. Маститый архипастырь, сохранивший свое положение среди различных течений века, незыблемым до конца дней, являлся для духовного мира непререкаемым авторитетом практической жизненной мудрости. Кроме того, он к концу жизни, будучи свыше 30-и лет первенствующим в иерархии, был для большинства архиореев их духовным отцом, от руки которого они приняли хиротонию. Владыка отличался благородною терпимостью к индивидуальным особенностям ума и характера, всегда содействовал просвещению. Будучи в Киеве он первый из архиереев предписал духовенству в 1859-м году завести церковно-народные школы. В Петербурге он покровительствовал Академии и прочим духовно – учебным заведениям, заботился о призрении бедных членов духовенства. Памятником его имени осталось в Петербурге Йсидоровское женское епархиальное духовное Училище и Александро-Невский Дом призрения для бедных духовного звания, открытый в 1869-м году. Отношение к владыке епархиального его духовенства выразилось в задушевных строках адреса, поднесенного в день 50-и летнего юбилея святительства владыки:

«Да будет позволено нашему смирению упомянуть о твоих, правдолюбивый архипастырь, изведанных нами беспристрастии и осторожности при решении иногда и самых маловажных дел: милостивое внимание к заслугам каждого из нас, истинно проникнутое Христианской любовью, правосудие и справедливость всегда сопровождаюсь твои решения. Твое архипастырское управление известно и дорого нам и по твоей отеческой доступности, по которой ты всегда как бы вблизи нас и среди нас: каждый из нас всегда может надеяться получить твой добрый совет, святительское наставление, видеть твою помощь. Твоей просвещенной архипастырской заботливости обязаны своим благосостоянием наши духовно-учебные заведения. Любовь твоя к благолепно храмов Божих ревностно изыскивает всевозможные способы для их украшения и для поддержания в народе благочестивого усердия к ним. Твое неутомимое усердие к Богослужению и высоко-религиозное благоговение во время общественной молитвы постоянно и наглядно учать нас достойному предстоянию у престола Господня».

Владыка не любил своенравия и гордости и строптивым священникам своих епархий говорил обыкновенно: «ты – гордый: я тебя смирю». И смирял. Осталось в памяти его наставление практической мудрости: «ничего не ищи и ни от чего не отказывайся».

В 1866-м году владыка получил орден святого апостола Андрея Первозванного, в 1872-м году алмазные знаки к этому ордену, а затем, за неимением высших наград, получал уже драгоценные подарки: драгоценный посох, митру с водруженным на ней крестом по Киевскому обычаю, панагию, царские портреты и, наконец, патриаршие отличия: вторую панагию и крест, предпосимый при Богослужении. Он быд почетным членом Духовных Академий, Русского Географического Общества, Академия Наук, Московского Комитета Грамотности, Русского Археологического Общества, Петербургского и Московского Университетов, Медико-Хирургической Академии. В 1876-м голу владыкою издано было «Собрание слов и речей», в одном томе.

Владыка сжился с Лаврою и в последние годы почти безвыходно пробывал в евоих покоях, только раз в неделю выезжая на заседание в Святейший Синод, да изредка к Богослужениям. Он так привык к комнатной жизни, что когда, бывало, в летнее время выходила» посидеть на даче в своем саду, то этот выход называли поездкой в Новгород.

Владыка скончался 7-го сентября 1892-го года в 9 часов 20 минут вечера. Погребение старца-владыки совершали митрополиты Киевский Иоанникий (Руднев) и Московский Леонтий (Лебединский), архиепископы Волынский Модест (Стрельбицкий) и Холмско-Варшавский Флавиан (Городецкий), епископы Псковский Гермоген (Добронравиин), Камчатский Гурий (Буртасовский), Воронежский Анастасий (Добрадин), присутствовавший в Святейшем Синоде Герман (Осецкий) и викарии Петербургские Антоний (Вадковский), Николай (Налимов) и Никандр (Молчанов). Владыка Исидор погребен в построенной при нем Исидоровской церкви на соло с правой стороны, под иконой Спасителя4062.

Наместник, которого митрополит Исидор застал при своем определении на Петербургскую кафедру, архимандрит Никанор скончался 3-го июля 1863-го года в 7½ часов по полудни4063.

После смерти архимандрита Никанора мнтрополит Исидор, собственноручно написанным рапортом Святейшему Синоду от 31-го июля 1863-го года, испрашивал начальственного разрешения на определение в должность наместника избранного им, состоявшего на чреде священнослужения, члена Петербугского Духовного Цензурного Комитета, архимандрита Германа, с оставлением членом Цензурного Комитета, впредь до усмотрения, и с увольнением от занятой по Консистории. Архимандрит Герман, в мире Александр Космич Осецкий, был сын священника церкви села Богородского, Любимского уезда, Ярославской епархии, родился в 1824-м году, образование получил в Ярославской Семинарии и Петербургской Духовной Академии, в продолжение академического курса был пострижен в монашество 10-го сентября 1849-го года и на сдедующий день рукоположен во иеродиакона, а 24-го июня 1851-го года, по окончания академического курса, во иеромонаха. Начал службу помошником ректора по профессорской должности в Петербургской Духовной Семинарии и в первые годы занимался приведением в порядок семинарского архива и, за перемещением семинарского священника, исполнял его обязанности по совершению Богослужения в семинарской церкви. В 1852-м году причислен к соборным иеромонахам Лавры и 8-го декабря получил магистерский крест. В 1853-м году определен в должность помощника инспектора и в том же году перемещен на должность инспектора и помощника ректора по профессорской должности в Новгородскую Софийскою. Здесь он состоял членом Комитета для поверки Новгородской Софийской Библиотеки и составления новой ее описи и во вновь открытом миссионерском отделении при Семинарии безмездно преподавал обличение раскольнических заблуждений и практические наставления для готовящихся «на дело с раскольниками». В 1855-м году получил набедренник. С 1856-го года состоял членом Комитета по церковно-историческому и статистическому описанию Новгородской епархии. 2-го ноября 1857-го года назначен ректором и професеором Богословских наук в Кавказскую Семинарию, с возведением в архимандрита. Здесь, по действовавшему тогда закону (статья 283 Устава Духовных Консисторий) был членом Кавказской Консистории.

В 1859-м году за понесенные им труды по построению архиерейского дома в Ставрополе объявлено ему благословение епархиального преосвященного Игнатия (Брянчанинова). 22 августа 1859-го года переведен в Самарскую Семинарию, где также был и членом Коиснстории. В 1862-м году получил орден святой Анны 2-й степени и, по увольнении, согласно прошению, от занимаемых им должностей, 16-го октября назначен членом С.-Петербургского Комитета для цензуры духовных книг, а 7-го января 1863-го года назначен на чреду священнослужения и проповеди Слова Божия, с оставлением на службе и в цензуре. 31-го июля 1863-го года Святейший Синод постановил определить архимандрита Германа, согласно представлению митрополита, на должность наместника Лавры, с оставлением в Цензурном Комитете и с увольнением из Консистории. В 1866-м году, 3-го марта, назначен настоятелем Новгородского Юрьева Монастыря и 8-го января 1867-го года хиротонисан во епископа Сумского, викария Харьковской епархии. В 1872-м году назначен на Кавказскую архиерейскую кафедру, в 1886-м году назначен управляющим Московским Донским Монастырем и присутствующим в Святейшем Синоде. С учреждением Училищного Совета при Святейшем Синоде, заведывающего церковно-приходскими школами, владыка был назначен председателем этого Совета. Скончался владыка 18-го декабря 1895-го года и погребен в Исидоровской церкви4064.

Новый наместник, архимандрит Поликарп (Гонорский) был кандидат Московской Духовной Академии. Сын причетника Тамбовской епархии, он родился в 1813-м году. Монашество он принял еще в Академии в 1837-м году, на 3-м курсе, после чего был посвящен в иеродиакона и затем во иеромонаха. По окончании академического курса был назначен в 1838-м году смотрителем Ростовского Борисо-Глебского Духовного Училища, в 1842-м году переведен учителем в Псковскую Семинарию, в 1848-м году произведен во игумена и затем назначен настоятелем Крынецкого Монастыря. В 1856-м году возведен во архимандрита. Через 2 года назначен смотрителем Петербургского Александро-Невского Духовного Училища. 17-го марта 1866-го года назначен наместником Лавры. Пробыл наместником недолго и 14-го января 1868-го года был хиротонисан во епископа Балахнинского, викария Нижегородской епархии. 18 лет прослужил викарием и в 1886-м году уволен на покой в Нижегородский Печерский Монастырь, где и скончался 7-го марта 1891-го года. Погребен в усыпальнице под соборным храмом в Монастыре4065.

Назначенный после него наместником архимандрит Ювеналий происходил; из дворянской семьи. Родился в Ораниенбауме в 1826-м году. В мире Иван Андреевич Половцев. Он получил, по традиции рода, военное образование, окончил Артиллерийское Училище и Артиллерийскую Академию. Затем состоял в военной службе. В декабре 1846-го года вышел из военной службы и в марте 1847-го года поступил послушником в Козельскую Введенскую Оптину Пустынь. Пострижен был в монашество только в 1855-м году, а во иеромонахи посвящен в 1857-м году. Затем назначен был в нашу миссию в Иерусалим. В 1861-м году вернулся в Россию игуменом Глинской Рождество-Богородицкой Пустыни, в следующем году переведен настоятелем в Коренную Рождество-Богородицкую Пустынь и произведен во архимандрита. 21-го декабря 1867-го года назначен наместником Александро-Невской Лавры. «При слабом телосложении и неблагоприятном климатическом влиянии», он, по отзыву митрополита, «весьма часто подвергался сильным болезненным припадкам, препятствовавшим ему исполнять свои обязанности». В 1871-м году он уехал в отпуск «в Южные губернии для излечения от сильного ревматизма» и оттуда прислал прошение об увольнении в братство Оптиной Пустыни, и был 26-го июня уволен. В 1884-м году назначен наместником Киево-Печерской Лавры. 28-го октября 1892-го года он был хиротонисан во епископа Балахнинского, викария Нижегородской епархии, в 1893-м году назначен в Курск. Скончался владыка в 1904-м году, на Литовской архиерейской кафедре в Вильне, куда был переведен в 1898-м году в сан архиепископа4066.

Увольнение архимандрита Ювеналия, по-видимому, явилось неожиданным для митрополита и он испрашивал у Святейшего Синода разрешения поручить исправление должности наместника казначею, архимандриту Филиппу, «впредь до приискания кандидата, способного занять сию должность»4067. Затем был назначен наместником архимандрит Никодим.

Архимандрит Никодим, в мире Николай Петрович Белокуров происходит из духовной семьи Московской губернии, образование получил в Вифанской Семинарии и Московской Духовной  Академии. В 1852-м году, по окончании академического курса, назначен учителем в Вологодскую Семинарию. В 1852-м году принял монашество и посвяшен во иеромонаха, а затем назначен инспектором Вифанской Семинарии. В1855-м году утвержден в степени магистра. В 1858-м году возведен в архимандрита и переведен в Московскую Семинарию. В 1861-м году назначен ректором Вифанской Семинарии, в 1866-м году переведен в Московскую, но скоро уволен, по болезни, от духовно-учебной службы и назначен настоятелем Московскаго Златоустовского Монастыря, отсюда в 1867-м году переведен в Богоявленский. 18-го мая 1873-го года назначен наместником Лавры. 6-го апреля 1875-го года был хиротонисан во епископа Старорусского, викария Новгородского, в 1876-м году переведен викарием в Москву – епископом Дмитровским, и вскоре скончался – 14-го октября 1877-го года4068.

Затем наместником был архимандрит Симеон.

Архимандрит Симеон, сын Московского причетника, в мире Сергей Александрович Линьков, родился в 1836-м году. По окончании Московской Семинарии поступил в Московскую Академию, которую окончил по первому разряду и был утвержден в 1862-м году в степени магистра Богословия. С 1862-го года состоял профессором в Вифанской Семинарии. В 1865-м году принял монашество и был рукоположен во иеромонаха. В 1867-м году переведен в Московскую Семинарию инспектором. В 1869-м году посвящен во архимандрита. В 1870м году назначен ректором Пензенской Семинарии. В Пензе был назначен кафедральным цензором и настоятелем Пензенского Преображенского Монастыря и состоял редактором Пензенских Епархиальных Ведомостей. 10-го марта 1875-го года архимандрит Симеон назначен был наместником Александро-Невской Лавры. 13-го февраля 1883-го года посвящен в большом соборе Лавры во епископа Орловского. В 1889-м году назначен в Минск. В Минске владыка скончался в 1899-м году.

Преосвященный Симеон отличался исключительной любовью к Богослужению. Он совершал службы без пропусков и сам любил читать шестопсалмие, кафизмы, канон4069.

Новый наместник, архимандрит Антоний (Люцернов) был уже студент Семинарии. Он родился в 1820-м году, образование получил в Новгороде, по окончании семинарского курса в 1845-м году был приходским учителем, был священником с 1848-го года, в 1852-м году, по вдовству, поступил в братство Лавры, с 1853-го года был учителем в Александро-Невском Духовном Училище, затем экономом; под его надзором производилась постройка нового здания Училища. В 1857-м году назначен был в миссию в Пекин. В 1866-м году вернулся в Россию и был назначен смотрителем Самарского Духовного Училища, в 1870-м году перешел в экономы Таврического Архиерейского Дома и здесь был в Комитете по постройке зданий Таврической Семинарии, в 1871-м году произведен, во архимандрита и в 1872-м году назначен смотрителем Симферопольского Духовного Училища, но в следующем году уволился от должности смотрителя и в 1874-м году назначен настоятелем Бахчисарайского Успенского Монастыря, в 1877-м году переведен в Балаклавский Георгиевский и, наконец, в 1883-м году, 19-го февраля, назначен наместником Лавры. 29-го февраля 1888-го года назначен настоятелем Козловского Троицкого Монастыря4070.

На место архимандрита Антония, по представлению митрополита, назначен 26-го февраля 1888-го года настоятель Тихвинского Большого монастыря, архимандрит Иннокентий.

Сын священника Курской епархии, в мире Иван Александрович Данилов, он учился в Курской Семинарии. По случаю смерти отца, для содержания семьи, вышел из низшего отделения Семинарии, имея 20 лет от роду, и поступил в 1868-м году в диаконы. Овдовев, через 10 лет поступил в Киево-Михайловский Монастырь, здесь в 1870-м году принял пострижение и был рукоположен во иеромонаха. В 1874-м году переведен в Лавру, служил во флоте на фрегате Адмирал Грейг, был благочинным в Лавре соборным экономом, в 1879-м году возведен в сан архимандрита. Настоятелем в Тихвинском Монастыре он состоял с 1885-го года.

Он выделялся крупною своею фигурой и имел 3 награды за распорядительность при пожарах: за самоотвержение и геройскую неустрашимость при выгрузке пороха во время пожара на фрегате Олаф в Копенгагене – драгоценный крест, поднесенный командиром и экипажем за распорядительность при пожаре лесопильного завода, угрожавшем кирпичному, лаврскому заводу – благословение от митрополита и, по представлению бывшего градоначальника Баранова, орден святой Анны 3-й степени. В 1899-м году архимандрит Иннокентий назначен был управляющим Алеутской епархией. По возврашении из Америки был настоятелем в Псково-Печерском Монастыре. Скончался в лаврской больнице и погребен в Лавре4071.

После архимандрита Иннокентия назначен наместником 1-го марта 1890-го года эконом, архимандрит Исаия, в мире Иван Бунин, или Булин. Он был сын мещанина Опеченского посада Новгородской губернии, домашнего образования; поступил послушником в лаврскую Киновию 20-ти лет, в 1848-м году, в 1853-м году перешел в Лубенский Монастырь, но через год вернулся в Лавру и пострижен в 1856-м году, во иеромонаха рукоположен в 1865-м году и с 1867-го года был экономом и с 1871-го года архимандритом. Он имел драгоценный крест от великого князя Константина Николаевича, в церкви которого совершал Богослужения, крест Гроба Господня от патриарха Иерусалимского, орден святого Владимира 3-й степени, Греческий орден Спасителя, Черногорский Даниила4072.

Митрополит Исидор прибыл на Петербургскую кафедру из Киева 11-го августа 1860-го года4073 и застал в своем доме работы по переустройству домовой церкви. Практичный глаз нового Петербургского владыки нашел все сооружение несоответственным и работы были приостановлены. Митрополит сам занялся этим делом и в следующем году предложил Духовному Собору составленный архитектором Горностаевым план надстройки второго этажа с обеих сторон митрополичьих покоев на одноэтажном монастырском здании. В марте 1861-го года испрошено было высочайшее соизволение на «перестройку флигелей митрополичьего дома с помещением в одном из них церкви», и затем, по указанию митрополита, приступлено было немедля к сооружению надстройки для церкви «с правой стороны дома, то есть Южной». 16-го июня, в день святого Тихона, епископа Амафунтского, с коим совпадало тезоименитство святого Тихона, епископа Задонского, об открытии мощей которого дело тогда приходило к концу, по обычаю произведена была закладка. В феврале 1862-го года художник Савва Постемский подписал собственноручно написанное митрополитом условие на устройство иконостаса за 2.850 рублей. Митрополит сам написал проект изображений в иконостаса. Весною 1863-го года был поставлен на церкви крест, пожертвованный «почетным гражданином и художником» Федором Андреевичем Верховцевым. Потолки и стены, по рисункам академика Солнцова росписан академиком Титовым. Над Царскими вратами копия иконы Успения Богоматери в Киево-Печерекой Лавре. Митрополит, по воспоминанию Киева, посвятил храм Успения Божией Матери, а придел святителю Тихону Задонскому, в день тезоименитства коего была совершена закладка храма. Главная церковь была освящена митрополитом 23-го июня, а придел 13-го августа, в день открытия мощей святителя Тихона. Вскоре по освяшении церкви митрополит ввел ежесубботние акафисты пред иконой Успения с пением по Киевскому напеву. Церковь имеет размер 9х7 сажень4074.

В 1861-м голу переустроено отопление соборного храма: вместо Амосовских печей, поставлены коробовые4075.

В 1862-м году, с высочайшего соизволения, передана из Таврического дворца в Лавру малахитовая сень с бронзовыми украшениями для Плащаницы, а в 1877-м году Лавра устроила в ней серебряную гробницу в 5½ пудов весом4076.

По высочайше утвержденному 11-го июня 1859-го года плану, с Восточной стороны Лавры полагался парк. По словесному поручению митрополита, художник Егор Одинцов в 1861-м году представил в Духовный Собор план на устройство сада. Вся местность занимала пространство в 5.500 квадратных сажень был уже устроен пруд со шлюзом. Но место все еще представляло собою пустырь. В 1860-м году построили ограду на 50 погонных сажень, и еще оставалось сделать ограды на 90 сажень. В ограде первоначально предположены были башни с устройством в них ворот, часовен и помещений для сторожей, но потом это предположение отложено митрополитом «по скудости способов». Никаких насаждений пока не было. Лавра израсходовала уже на приведение в порядок места до 20.000 рублей; оставалось израсходовать не менее. Тогда у Лавры явилась мысль устроить здесь кладбище, – тем более, что старые 2 были уже заполнены. Духовный Собор во главе с наместником, архимандритом Никанором вошел по этому предмету с докладом митрополиту и доклад получил 27-го марта 1861-го года утверждение. За церквами был монастырский дровяной двор, – он теперь подлежал упразднению. Особые садики наместника и духовника, бывшие тут же, временно были оставлены. План кладбища составлен был архитектором Карповым4077.

Для рассчетов за материалы и работы по капитальным сооружениям, возведенным и возводимым, у Лавры не достало денег и, не желая обращаться к стороннему кредиту или реализовать процентные бумаги, Лавра обратилась к Святейшему Синоду с просьбою ссуды в 30.000 рублей из 4% годовых на 3 года. Ссуда была выдана и Лавра погасила ее в 2 года4078.

В 1867-м году было произведено обновление церквей Феодоровской, Лазаревской и Сергиевской. В Лазаревской, как кладбищенской, ежедневно отправлялось Богослужение, в Сергиевской совершалось постоянное молебствие при мощах святого великомученика Пантелеймона; в Феодоровской были переделаны Царские врата и иконостас4079.

В 1868-м голу разрешено сооружение пристройки к Свято-Духовской церкви с Юго-Восточной стороны, над фамильным склепом, Петербургскому губернатору, впоследствии графу Николаю Васильевичу Левашеву4080.

В 1868-м году начата постройкой и в 1871-м году митрополитом освящена Николаевская церковь на новом за соборном кладбище, получившем по церкви именование Никольского. Церковь сооружена купцом Николаем Ивановичем Русановым, которому принадлежит 22 могильных под церковью места из 45-и4081.

1-го мая 1869-го года коммерции советник Дмитрий Михайлович Полежаев, схоронивший в 1867-м году на новом Лазаревском кладбище свою жену Марью Ивановну, вместе с своим братом Николаем подал митрополиту прошение о позволении им выстроить на новом Лазаревском кладбище на свои средства храм в честь Тихвинской иконы Божией Матери. Они обязывались снабдить храм всеми Богослужебными принадлежностями и внести 10.000 рублей на его содержание и просили предоставить в их распоряжение половину устраиваемых в храме 56-и могилных мест. Преддожение было принято 4-го июня 1869-го года начаты были работы, 26-го сентября митрополитом произведена закладка храма, размером в 15 х 5 сажень, и 2-го февраля 1873-го года он был митрополитом же освящен. Церковь была выстроена по плану архитектора Гребенки4082.

При митрополит Исидоре в лаврской Киновии в 1861-м году устроена была деревянная церковь Всех святых, вместо прежней двухэтажной, размером 4½х6½, сажень. В 1868-м году, 28-го июля, был митрополитом освящен сооруженный потомственным почетным гражданином Николаем Васильевичем Набилковым с родственниками величественный каменный, 5-и главый храм Святой Троицы. Ко дню освящения строитель снабдил храм и ризницей. В храме устроены 2 придела, оставшиеся не освященными для Богослужения, в виду достаточного числа церквей в Киновии4083.

В 1889-м году, 5-го октября, по представлению Духовного Собора, митрополитом разрешена была постройка усыпальницы – палатки при Феодоровской: церкви, для погребений, в 14х10 сажень, на 167 двух-ярусных могильных мест. В виду обширности сооружения явилась мысль палатку устроить церковью. Новосооруженная церковь посвящена была преподобному Исидора Палусиоту и митрополитом Исидором освящена 6-го октября 1891-го года4084.

В 1882-м году, с сооружением церкви святых Бориса и Глеба на Калашниковской набережной, приход Скорбященской церкви перечислен к Борисо-Глебской4085.

В 1889-м году Скорбященская церковь выкрашена внутри масляной краской4086.

В 1878-м году, 18-го октября, митрополит Исидор на основании бывших в Святйшем Синоде суждений, представил Александро-Невского иеромонаха Нестора к посвящению во епископа Алеутского.

Иеромонах Нестор, в мире Николай Павлович Засс, из дворян, родился в 1826-м году, образование получил в Александровском и Морском Кадетском Корпусах. В 1850-м году, в чине лейтенанта, вышел по болезни в отставку и в 1853-м году поступил послушником в Бахчисарайский Успенский Монастырь, где в 1854-м году и принял монашество. В 1855-м году произведен во иеромонаха. С 1857-го года был экономом Херсонского Архиерейского Дома. В 1860-м году перешел в Лавру. В 1864-м году плавал на фрегаге Ослябя по Средиземному морю и по возвращении отправлял Богостужение в церкви Военно-Исправительной Тюрьмы. «Из сей командировки, по прошению, ему дозволено возвратиться в Лавру» в ноябре 1866-го года, а в декабре «снова командирован для священнослужения к церкви в По, в Южной Франции. Отсюда в 1878-м году вернулся в Лавру.

Святейший Синод предварительно представления всеподданейшего доклада о назначении иеромонаха Нестора епископом, предписал митрополиту посвятить его во архимандрита, чтог и было исполнено 29-го октября. 17-го декабря архимандрит Нестор был хиротонисан во епископа. Скончался он 30-го июня 1882-го года4087.

Из жизни лаврского братства является характерными дело иеромонаха Феодосия.

Бывший эконом Нижегородского Архиерейского Дома, иеромонах Феодосии в октябре 1862-го гола просил митрополита принять его в Лавру. Митрополит согласился, и иеромонах Феодосий поселился уже в Лавре и жил 9 месяцев. Но Нижегородское епархиальное начальство, когда сделано было с ним сношение о бесприпятственности перехода иеромонаха Феодосия, встретило препятствие, состоящее в том, что по Нижегородской Консистории производилось дело о долгах Архиерейского Дома, составившихся в бытность иеромонаха Феодосия экономом, и признало нужным, чтобы он возвратился в Нижегородскую епархию, куда он 12-го июля 1863-го года и прибыл. Длительность разбора дела побудила его в феврале 1864-го года просить Святейший Синод о содействии к переводу его в Лавру. Прошение отправлено было на отзыв преосвященному Нижегородскому. В июле 1864-го года иеромонах Феодосий повторил свою просьбу, а в апреле 1865-го года обратился с прошением в третий раз, представив много оправдательных документов. Но Святейший Синод, по рассмотрении дела с отзывом Нижегородского епископа Нектария, вынес в август 1865-го года отрицательную резолюцию.

«В правилах святых соборов монашествующим предписывается пребывать в иноческом послушании безотлучно в тех Монастырях, в которые они определены, не отходя в иные, и перемещение их из одних Монастырей в другие дозволяется в тех единственно случаях, когда и начальство найдет необходимым монаха, известного по благочестию и честному житию, перевести в другую обитель для благоустройства ее, или назначить в иное какое место по особым нуждам, для пользы общей, а переходы монашествующим из Монастыря в Монастырь, по собственным рассчетам или личным видам их, признаются действием сколько несообразным с обетами монашества, столько и вредным для монашества, и вследствие того воспрещаются. Сообразно сему и в Духовном Регламенте перемещение монашествующих из Монастырей в Монастыри, без особенной законной надобности вовсе не дозволяется, как мера, которая, ослабляя видимым образом значение и силу обетов, данных ими при пострижении, неминуемо ведет к беспорядкам в Монастырях и упадку монашества. С другой стороны, по силе Свода Законов, тома XV устав, паспорт, ст. 81, в столицах даже временное пребывание на самые короткие сроки, по особенно уважительным причинам, дозволяется только тем из монашествующих, которые не состоять и никогда не состояли под следствиями и в поведении которых епархиальное начальство их вполне удостоверено. Вследствие сего домогательство иеромонаха Феодосия о перемещении его из Нижегородского Печерского Монастыря и увольнении его с этой целью в Санкт-Петербург не может быть удовлетворено, так как оно, имея в основании своем одни только личные его виды или желания, положительно несогласно с соборными постановлениями святых отцов и предписанными в Духовном Регламенте правилами о монахах, по коим монашествующие обязаны пребывать в иноческом послушании там, где указано начальством, не уклоняясь вследствие личных своих видов из одних Монастырей в другие, к очевидному вреду монашества и поношению монашествующего чина; а с другой стороны таковое домогательство иеромонаха Феодосия не может быть признано и правилным, потому что ему, как лицу, подпавшему под следствие по делу о долгах Нижегородского Архиерейского Дома, составившихся в бытность его экономом сего Дома, даже временное пребывание в Санктпетербурге, на самый короткий срок, по силе устав, паспорт, ст. 81, не может быть дозволено. Что же касается претензий иеромонаха Феодосия на замедление Нижегородского епархиального начальства в разрешении означенного дела, неоднократными пересмотрами оного, то, в предотвращение таковых со стороны его претензий на дальнейшее время, поручить Нижегородскому епархиальному начальству озаботиться о возможном ускорении в рассморении этого дела, и по окончании, постановив законное по оному определение, объявить таковое иеромонаху Феодосию в свое время»4088.

Законодательный акт 19-го февраля 1861-го года отразился в Лавре следующим образом. Лаврские служители оставались в обязательных отношениях к Лавре только по 19-го февраля 1863-го года, а затем должны были избрать известное общество и приписаться к нему, а прослужившие при Лавре 20 лет могли быть уволены от обязательных отношений и раньше. К последней категории принадлежал старший писарь Канцелярии Духовного Собора Лавры Михаил Николаев, имевший от роду 37 лет и происходивший от отца и деда, бывших лаврскими служителями. На службе в лаврской Канцелярии он был с 1838-го года и с 1842-го года числился в штате. По представлению митрополита Исидора, он был возведен в 1862-м году в личное почетное гражданство4089.

В 1865-м году 24-го июля учреждено второе викариатство Петербургской епархии – Ладожское.

Глава девятая. Митрополит Палладий (Раев). 1892–1898.

Назначение на Петербургскую кафедру. Биографические сведения. Архипастырское служение и кончина. Управление епархией и Лаврой. Наместники – архимандриты Исаия (Булин) и Арсений (Орлов). Церковь преподобномученицы Евдокии. Перестройка трапезы. Церковь Покрова Пресвятые Богородицы и преподобного Палладия. Мраморные престолы и жертвенники в Духовской и Благовещенской церквах.

Через 40 дней после кончины митрополита Исидора осиротившая Петербургская кафедра, выделив из своего состава епархии Новгородскую и новообразованную Финляндскую, получила нового митрополита. 18-го октября 1892-го года, в Гатчине, дан был следующий именной высочайший указ Святейшему Правительствующему Синоду: «Члену Святейшего Синода,экзарху Грузии, архиепископу Карталинскому и Кахетинскому Палладаю всемилостивейше повелеваем быть митрополитом С.-Петербургским и Ладожским, Свято-Троицкая Александро-Невская Лавры священно-архимандритом, первенствующим членом Святейшего Синода»4090.

Митрополит Палладий, в мире Павел Иванович Раев, по рождению принадлежал к священнической семье Нижегородской епархии. По окончании курса наук сначала в Нижегородской Семинарии, а потом в Казанской Духовной Академии в 1852-м году, со степенью магистра, он вернулся на родину, в Семинарию, преподавателем некоторое время спустя, сверх того, занял должность помощника инспектора, а затем библиотекаря. Оставаясь преподавателем; в Семинарии, принял 15-го августа 1856-го года священство и был определен к Покровской церкви Нижнего Новгорода, конечно, не помышляя о том высоком избрании, которое готовилось ему Провидением. Через 7 лет семинарской службы он назначен был на кафедру Богословских наук помощником ректора и преподавателем миссионерского отделения.

Но скоро, в семейственной скорби, открылось указание Божие, призывавшее приходского пастыря на иной путь. В конце 1860-го года скончалась его жена. 15-го января 1861-го года он принял монашество с именем Палладия. В марте иеромонах Палладий был назначен инспектором Семинарии, а через год, 18-го февраля 1862-го года, возведен в сан архимандрита.

В 1863-м году архимандрит Падладий был вызван в Петербург и начал свою службу инспектором Семинарии в столице, в которую 30 лет спустя вошел владыкою-предстоятелем. В 1864-м году архимандрит Палладий был назначен ректором Семинарии, в 1865-м году членом Консистории, помощником главного наблюдателя за преподаванием Закона Божия в свтских учебных заведениях, членом конференции Духовной Академии. В следующем году архимандрит Палладий призван был к святительскому служению: он был хиротонисан во епископа 18-го декабря 1866-го года, в Свято-Троицком соборе Лавры, митрополитом Исидором, в сослужении других епископов.

За 2 дня до хиротонии, при наречении во епископа, в речи членам Святейшего Синода новоизбранный владыка говорил: «Веруя, что от Господа стопы человеку исправляются (Псал. 36, 23), и следуя наставлению Богомудрых учителей истинной веры и жития христианского, что избрание по своей воле и того, что представляется нам лучшим или более сообразным с нашими наклонностями, не безопасно, я всегда молил Бога, да руководить меня Своим мановением по Своей премудрой и всеблагой воле, и не позволял я себе самопроизвольно уклоняться от сего и в трудных обстоятельствах, которые не были чужды мне на пути жизни, подкрепляясь тою святой надеждою, что Он, всеблагий, управляет все к благой цели. И ныне, при совершающемся в сии священные для меня минуты молитвенном действии при наречении мне нового высокого званая, исповедаю я волю Самого Господа, Главы Церкви и Царя царствующих, указующую мне новый путь жизни, новое поприще служения. Десница Господня сотвори сие: буди же воля Божия и будя благословенно имя Бога, спасающего нас ими же весть судьбами!».

2½ года после своей хиротонии владыка оставался в Петербурге викарием, епископом Ладожским. За это время имя преосвященного тесно было связано с работами Комитета по улучшению быта епархиального духовенства, а также Комиссии, рассматривавшей проект об учреждении епархиальных общин сестер милосердия: и в Комитете, и в Комиссии преосвященный Палладий был председателем. В 1867-м году преосвященный ревизовал Духовную Академию. В июне 1869-го года, по высочайшему повелению, он был послан в Олонецкую епархию для умиротворения взволновавшихся граждан города Вытегры, а в июле, высочайшим указом 15-го числа, назначен епископом Вологодским.

Недолгое управление преосвященного Палладия Вологодскою паствой совпало со временем переустройства России в царствование Царя-Освободителя. 3-го марта 1870-го года преосвященный приветствовал открытие земских учреждений, в следующем году благословил закладку Вологодско-Ярославской железной дороги.

Рядом с гражданским развитием края твердо шла вперед по пути развития церковная жизнь. Преосвященный зорко следил за благосостоянием епархии по всем частям, учреждал школы-приюты при Монастырях, заботился о благоустройстве Духовных Училищ, о призрении сирот и бедных духовного звания. В 1873-м году преосвященный Палладий был перемещен в Тамбов. С неподдельным сожалением провожала Вологодская паства своего архипастыря к новому месту его служения. Духовенство и дворянство учредили стипендии имени преосвященного в Духовной Семинарии, а купеческое cocлoвиe, при адресе, чрез особого депутата, городского голову, прислало преосвященному, уже в Тамбов, драгоценную икону на память, – точный снимок с особенно чтимой Вологжанами иконы Всемилостивого Спаса.

Середина 70-х годов была временем нашего всеобщего одушевления придти на помощь страдавшим под Турецким игом братьям-Славянам, завершившегося войной. Преосвященный Палладий шел впереди этого движения: собирал пожертвования на Славян, на Красный Крест, на Добровольный Флот, сам жертвовал крупные суммы, и своею выдающеюся деятельностью в этом отношении обратил на себя внимание Государя Императора и Государыни Императрицы, от которых 3 раза получал изъявления их благодарности. Дорого в этом случае то, что рядом со всем этим не забывались и внутренняя нужды епархии: заботами преосвященного строились новыя церкви, учрежден был в Козлове женский Монастырь, при архиерейской кафедре открыто Богородично-Казанское Братство, имеющее целью обращение к вере и духовно-нравственное просвещение проживающих в епархии многочисленных сектантов и раскольников. А когда один из городов епархии, Моршанск, постигнутый страшным несчастием, почти весь превратился в груду пепла и развалин, преосвященный немедленно явился со словом утешения к погорелцам и обрадовал их такой крупною жертвой, которая обратила на себя внимание Государя Императора и снискала преосвященному высочайшую благодарность. Призванный высочайшей волею на Рязанскую кафедру 9-го сентября 1876-го года, преосвященный простился с Тамбовом 10-го октября, и чрез 10 дней был уже на месте своего нового служения. Тамбовская паства свою любовь к преосвященному выразила учреждением двух стипендий его имени – в Семинарии и в женском Духовном Училище.

То, что преосвященный Палладай сделал для Рязанской паствы, ярче всего выказалось при прощании с ним, когда он переходил в Казань. В трогательных адресах духовенства и дворянства было указано, что преосвященный являлся все время истинным любящим отцом обширной семьи: всем доступный, благожелательный, милостивый, ласковый, миролюбивый и умиротворяюще, он избавил духовенство от угнетавшего его дотоле принижения. «Рязанская паства счастлива была под твоим управлением», – сказали преосвященному на прощание представители Рязанского духовенства. С весны 1879-го до осени 1882-го года преосвященный Палладий пробыло» в Петербурга, присутствуя в Святейшем Синоде, и, несмотря на сравнительно краткое непосредственное управление Рязанской паствой, он сделал для нее много: было учреждено миссионерское духовно-просветительное Братство святого Василия Рязанского с особым училищем для магометан, заведены приюты для сирот при Монастырях, устроено общежитие в Семинарии, преобразовано епархиальное Женское Училище, учрежден свечной завод, основано Попечительство о бедных воспитанниках Семинарии, установлены внебогослужебные собседования в церквах. Все делалось с любовью и вызывало любовь. Рязанское дворянство в день ангела преосвященного, 28-го января 1879-го года, чрез особую депутацию во главе с губернским предводителем дворянства, поднесло преосвященному золотую панагию, украшенную драгоценными камнями.

Преосвященный в 1881-м году, в мае, вернулся к своей Рязанской пастве на летние месяцы уже в сане архиепископа. В начале июня он положил первый камень в основание нового семинарского корпуса, обязанного своей постройкой заботам преосвященного. 21-го августа 1882-го года воспоследовало высочайшее утверждение доклада Святейшего Синода о назначении высокопреосвященного Палладия в Казань.

Владыка отправлялся в Казань уже с именем, довольно известным духовному миру. Для Казани он был особенно дорог, как воспитанник Казанской Академии, – первый из воспитанников Академии, возвращавшийся в Казань архипастырем. Встреча была самая задушевная.

С этих пор владыка часто приезжал в столицу для присутствования в Святейшем Синоде. Под его председательством был в июле 1885-го года в Казани собор поволжских архипастырей. В 1887-м году архиепископ Палладий был переведен в Грузию для умиротворения нестроений, возникших среди местного духовенства и народа. Служение высокопреосвященного в звании экзарха Грузии, архиепископа Карталинского и Кахстинского, было таким же благотворным, умиротворяющим, как и архипастырское его служение на прежних кафедрах. Через год с небольшим умиротворенная паства поднесла высокопреосвященному, в день его именин, драгоценный посох, при адресе, покрытом более нежели двумя тысячами подписей духовенства, князей, дворян и других сословий. «Вы полюбили наш народ и он полюбил вас», – было написано в адресе: «вы распространяете вокруг себя повсюду мир, любовь и благословение». Высочайший рескрипт, при котором высокопреосвященному препровожден был бриллиантовый крест на клобук, также отмечал, что, будучи призван на кафедру Грузии при обстоятельствах, требовавших особливой попечительности, высокопреосвященный своим архипастырским действованием, проникнутым духом мира и любви, приобрел себе искреннюю сыновнюю преданность паствы. В тяжелый год холерной эпидемии высокопреосвященный не уехал на лето, как делал обыкновенно, на дачу, все вромя провел в душном Тифлисе, успокаивая и утешая свою мятущуюся паству. Его популярности, после этого еще более выросла среди народа.

Митрополит Палладий прибыл в Петербург 19-го ноября 1892-го года. Свою ответную речь при встрече в Лавре владыка начал текстом, который много раз был повторяем им в его жизни; От Господа стопы человеку исправляются (Псал. 36, 23). «Истина эта», – говорил владыка – «разъясняющая нам пути человеческой жизни, ведома сердцу моему и испытана мною в жизни моей. Господь, Пастыреначальник небесный, ходяй по-среде светильников церквей (Апокал. 2, 1), аможе восхощет, тамо (Притч. 21, 1) и поставляет их на места, Ему угодные».

Святительствование владыки Палладия в Петербурге памятно его заботами о церковном благолепии. Владыка любил торжественность в церковном Богослужении, богатую ризницу, множество сослужащих, хорошие голоса, стройное пение. Он улучшил свой митрополичий хор и вызвал для него из Тамбова регента Ивана Яковлевича Тернова, поставившего церковное пение в Лавре на желанную высоту. И в домашнем обиходе владыка любил велелепие: при нем был обновлен несколько было потускневший при его предшественнике митрополичий выезд в парадной карете на четверке белых лошадей.

После 6-и летнего пребывания на Петербургской кафедре владыка Палладий скончался 5-го декабря 1898-го года. Погребен в Исидоровской церкви. Управление епархией и Лаврой поручено было епископу Нарвскому Иоанну4091.

Преосвященный Иоанн, в мире Иван Александрович Кратиров, сын Вологодского протоиерея, по окончании в 1864-м году курса Петербургской Академии был учителем Семинарии в Вологде и Ярославле, в 1867-м году получил степень магистра Богословия. В 1883-м году назначен ректором Харьковской Семинарии и был рукоположен и посвящен в протоиереи, в 1893-м году принял монашество, 25-го апреля хиротонисан во епископа Сумского, викария Харьковской епархии, потом перешел ректором в Петербургскую Академию. Владыка скончался на покое, после недолгого управления Саратовской епархией, в Москве4092.

Наместник, архимандрит Исаия скончался 11-го апреля 1896-го года и его место занял архимандрит Арсений.

Архимандрит Арсений (Орлов) был сын священника Владимирской епархии, родился в 1829-м году, по окончании курса учения во Владимирской Семинарии в 1850-м году поступил в Московский Новоспасский Монастырь, где в 1855-м году был пострижен и в 1856-м году рукоположен во иеромонаха. Был здесь ризничим. В 1873-м году перешел в Лавру и в 1874-м году назначен был к посольской церкви в Константинополе, в 1888-м году зернулся в Лавру и был здесь посвящен во архимандрита и назначен казначеем. 19-го апреля 1896-го года назначен наместником4093.

В 1894-м и 1895-м годах устроена на средства потомственного почетного гражданина Андрея Ивановича Галунова маленькая церковь во имя преподобно-мученицы Евдокии. Еще в1873-м году нижняя келья второго корпуса, смежная с Духовской церковью, занимающею весь первый корпус, была отведена под места погребения и существовала в виде прицерковной палатки с 12-ю гробницами. Здесь погребена была семья Галуновых и в ее числе Евдокия Галунова, мать строителя. Церковь была освящена митрополитом Палдадаем в воскресенье 12-го марта 1895-го года. Размеры церкви около 6½х1½ сажень4094.

В 1896-м году Духовный Собор решил приступить к осуществлению второй половины плана надстройки на Западной линии, утвержденного еще в 1861-м году. При этом решено было тесную трапезу перестроить в двухсветный большой зал и на хорах устроить церковь. Работы произведены на лаврские средства. Трапезная церковь во имя Покрова Пресвятой Богородицы и преподобного Палладия освящена митрополитом Палладием 23-го марта 1897-го года4095.

В 1897-м году на средства вдовы потомственного почетного гражданина Олимпиады Филипповны Мыльниковой устроены мраморные престолы и жертвенник в Духовскую и Благовещенскую церкви, в Духовской церкви по сторонам престола в серебряных золоченых ризах иконы4096.

Глава десятая. Митрополит Антоний II (Вадковский) 1898–1912

Биографические сведения. Назначение на Петербургскую митрополию. Предсоборное Присутствие. Черты синодальной и епархиальной деятельности и домашнего быта. Наместники – архимандриты Арсений (Орлов), Корнилий (Смуров), Феофан (Туляков). Серебряный престол в лаврском соборе. Постройка здания Ризницы. Научно-просветительная деятельность Лавры: упорядочение и описание Архива: Древлехранилище; история Лавры. Серафимо-Антониевский Скит. Кончина владыки. Преосвященные Никандр (Феноменов) и Вениамин (Казанский)

Биографы указывают, что в жизни митрополита Антония, как и в жизни многих выдающихся людей, его предизбрание Господом на высокое поприще открылось еще в ранние его годы. Воспитанный в строго благочестивой семье, он с детства любил молитву и церковь, ходил с отцом почти ко всем церковным службам и часто родители его видели встающим на молитву в полуночный час. В дни детства он мечтал об иноческом подвиге и крестном пути. Венцом его желаний была монашеская келья и жизнь в Боге и для Бога, и он молился, чтобы Господь управил его путь жизненный к монашеству, «ими же весть судьбами». Благочестивое детское настроение с поступлением в Академию выработалось в определенное настроение.

Высокопреосвященный Антоний, в мире Александр Васильевич Вадковский, по рождению принадлежит к священнической семье Тамбовской епархии. Его отец священствовал в селе Ширингуши, Спасского уезда. В 1866-м году, 20-и лет, по окончании курса учения в Тамбовской Семинарии, он поступил в Казанскую Духовную Академию, в которой сразу сделался заметен и как лучший студент, и как лучппй участник в чтении и пении за церковным Богослужением. Вспоминая впоследствии годы своего студенчества, высокопреосвященный Антоний говорил: «здесь, в Академии, положено начало моей духовной самостоятельности; здесь же я получил зачатки той нравственной устойчивости, которая поддерживала меня во всех моих несчастиях; здесь же сложился окончательно мой внутренние человек с известным складом миросозерцания. с известным воззрением на задачи и цель человеческой жизни. Академия, духовная мать моя, научила меня находить для себя во всех превратностях жизни точку опоры в той области, которая незнает ни смерти, ни разрушения, ни уничтожения: в области духа».

Прекрасно окончив академический курс в 1870-м году, Александр Васильевич Вадковский остался в Академии доцентом по кафедре Пастырского Богословия и Гомилетики. Через год был утвержден в степени магистра, а через 2 года женился и зажил счастливою профессорскою жизнью, в счастливой, нежно любимой и любящей семье. Научные труды шли твердою стопою: Александр Васильевич читал лекции студентам, занимался описанием рукописей и старопечатных книг переданной в Академию Соловецкой Библиотеки, печатал статьи в академическом журнале «Православном Собеседнике», и с 1879-го года сделался редактором этого журнала. То дружественное Южным Славянам, Славянофильское, движение, которое охватило всю Россию в середине семидесятых годов и вызвало потом войну за освобождение Славян, склонило молодого доцента посвятить свои научные занятия древне-Славянской письменности. В том же «Православном Собеседнике» стало появляться отдельными статьями исследование «Константин, епископ Болгарский, и его Учительное Евангелие». Жизнь шла ровной колеей, в ученых занятиях, в счастливой семейной обстановке. По промысл Божий готовил Александру Васильевичу иное поприще.

В 1879-м году чахотка унесла в могилу жену Александра Васильевича Елизавету Дмитриевну; а в ноябре 1882-го года он схоронил обоих своих детей, Бориса и Лидию, умерших от дифтерита. Счастье семейное было разрушено. Впереди в жизни все казалось грустно и темно. Невольно стучала в голову мысль об отречении от мира и о служении Господу в чине иноческом. В то время в Казани святительствовал архиепископ Палладий, впоследствии митрополит Петербургский. Он с любовно принял намерение Александра Васильевича, его самого взял под свое непосредственное покровительство и руководство, переселил его в свой архиерейский дом и 4-го марта 1883-го года, в пятницу первой недели Великого Поста, в своей архиерейской церкви, при многочисленном стечение народа, постриг в монашество с именем Антония.

Академия встретила пострижение своего любимого сотоварища с особенно искренним чувством, с высокими надеждами. «Веруем», – писал академический журнал, – «что идеал монашества найдет в новопостриженном художественное воплощение с своими лучшими и светлыми сторонами». Архиепископ Палладий обратился к новому иноку с воодушевленною речью, в которой между прочим говорил: «приветствую тебя, возлюбленный брат, приветствием святым мира и любви. В постигших тебя столь неожиданно тяжелых событиях жизни твоей верующее око ума твоего усмотрело десницу Божию, приведшую тебя к тихому и доброму пристанищу, где наболевшая душа твоя может обрести истинный покой под благим и легким!, игом Христовым. Радуюсь духом, что в лице твоем повергается к алтарю Господню человек науки, несущий с собою доспехи Христианского любомудрия и истинности; в нынешнее трудное для Церкви время необходимы добрые и искусные делатели на ниве Божией. Да управит тебя всесильная благодать Главы Церкви, Господа нашего Иисуса Христа в делателя непостыдна, в мужа совершенна, достойна ходящего в звании, в не же ныне ходити призван... С благодушием приемля благое иго Христово, бодро неси его до конца жизни и добре с Божией помощью подвизайся и спасайся. Буди тебе все по вере твоей и по желанию сердца твоего»!

На следующий день после пострижения монах Антоний был посвящен в иеродиакона, а на следующий за сим день, в Неделю Православия, во иеромонаха. Архиепископ Палладий вскоре дал ему в управление заштатный Казанский Иоанно-Предтеченский Монастырь, который в короткое время из запустения был приведен в такое благоустройство, что заслужил своему новому настоятелю искреннюю архипастырскую благодарность. 14-го ноября 1883-го года иеромонах Антоний был посвящен в архимандрита, в декабре следующего года назначен инспектором Академии, а в августе 1885-го года переведен на ту же должность и на кафедру Священного Писания Ветхого Завета в Петербургскую Духовную Академию.

Новый инспектор, высококорректный, благородный, самой своей внешностью внушавишй почтение, взывавший к нравственному чувству и студенческому достоинству, сразу и в Петербургской Академии стал пользоваться такою же любовию, какою он пользовался в Академии Казанской. И в Петербургском обществе, духовном и светском, он приобрл скоро широкую известность, уважение и любовь.

15-го апреля 1887-го года архимандрит Антоний назначен был ректором Академии, а 1-го мая состоялось в Святейшем Синоде наречение его во епископа Выборгского, второго викария Петербургской митрополии, а 3-го – хиротония в Троицком  соборе Лавры. Это был радостный для Академии день, хорошо памятный всем, бывшим очевидцами совершавшегося. Стояла прекрасная погода начала мая. Академия в полном составе присутствовала в лаврском соборе за Богослужением. А когда, в третьем часу дня, преосвященный Антоний, возвращавишйся из Лавры тотчас после Богослужения (до того времени новопосвященные архиереи в день посвящения обыкновенно всегда устраивали торжественный обед для почетных гостей), показался в калитке академического двора, все студенты встретили его у академической лестницы стройным церковным чином «со славою» и все отправились в академическую церковь, где совершено было благодарственное молебствие. Весь день продолжалось особенное, радостное настроение.

Все, учившееся в Академии с 1887-го года по 1892-й год, хорошо помнят, какое это счастливое для Академии было время, когда управлял ею преосвященный Антоний: как поднялось благородиое самосознание студенческого достоинства, как Академия сделалась известной и близкой в самых широких слоях Петербургского люда и даже высшему Петербургскому свету и как в ней самой, наконец, изменилось ее направление в смысле широкого привнесения к учебным и ученым занятиям, практического стремления к деятельности священнослужительской и проповеднической. Кроме достойных представителей Богословской науки, Академия стала воспитывать церковных деятелей, стремившихся вынести плоды духовной науки из стен Академии в народ. В ректорство преосвященного Антония доцент Академии, иеромонах Антоний (Храповицкий) образовал кружок студентов-проповедников, которые с юношеским жаром понесли народу Догматику, Апологетику, Церковную Историю, все Богословские науки, в общедоступных внебогослужебных беседах, по церквам, общественным и частым залам, тюрьмам и ночлежным домам. Как тогда горело у юных деятелей молодое сердце искренним, святым стремлением! При деятельном участии иеромонаха Антония установилось тесное единение Академии с Обществом распространения религиозно-нравственного просвещения в духе православной Церкви, председательствуемым протоиереем Философом Николаевичем Орнатским, и совместными силами были устраиваемы публичные чтения для интеллигентных слушателей с целью выяснения православного взгляда на Богословские вопросы, волновавшие общество под влиянием распространявшихся идей Владимира Соловьева и Льва Толстого.

Вне Академии преосвященный Антоний был желанным гостем и участником на всех церковно-общественных торжествах, на экзаменах и актах в Инстнтутах, Лицее, Училище Правоведения, военных и народных училищах, при открытии приютов, богаделен, друтих благотворительных учреждений. И всюду он умел сказать краткое, но многосодержательное приветствие, наставление, благодарность и похвалу.

По кончине митрополита Петербургского Исидора, при котором в состав Петербургской епархии входили епархия Новгородская и Финляндия, преосвященный Антоний высочайшим указом 24-го октября 1892-го года назначен был архиепископоы на тем же указом учрежденную Финляндскую епархию. Через 3 дня, высочайшим указом 27-го октября, он назначен присутствующим в Святейшем Синоде. В 1892-м году высокопреосвященный Антоний избран был почетным членом Казанской, Московской и Петербургской Духовных Академий, в 1893-м году – Женского Патриотического, Императорского Православного Палестинского Обществ; с 1887-го года он состоял, с соизволения Государыни Императрицы, почетным членом С.-Петербургского Совета Детских Приютов. В 1893-м году Казанская Академия удостоила высокопреосвященного Антония за его ученые труды высшей ученой степени – доктора Церковной Истории, в которой он и утвержден Святейшим Синодом в 1895-м году.

Служение высокопреосвященного Антония на Финляндской архиерейской кафедре также оставило заметный в истории след.

С особенною ясностью здесь сказались присущие владыке высокий административный такт, организаторский талант и мудрая осмотрительность. С годами служения владыки на Финляндской кафедре совпало стремление Петербуржцев в летнее время, заселять ближайшую к Петербургу приморскую полосу Финляндии. Здесь образовывались дачные поселки, появлялись православный церкви, Русские школы. В Линтуле при архиепископе Антоние был основан женский Монастырь. Владыка объезжал свою епархию, посещал церкви, школы, любил проводить летние месяцы на Валааме, всюду вносил начала благожелательности, терпимости, ласки, и приобрел искреннюю любовь и уважение даже со стороны угрюмых Финнов.

В это время на архиепископа Антония возложено было председательство ваше в образованной при Святейшем Синоде Комиссии по вопросу о соединении старокатоликов с православною Церковью, и Комиссия, при помощи лучших профессорских сил, всесторонне разработала необходимый для решения этого вопроса церковно-научный материал.

Едновременно с вопросом о воссоединении старокатоликов с православной Церковью возникло стремление к сближению с православной Церковью и англикан. В связи с этим вопросом высокопреосвященный Антоний получил поручение в 1897-м году присутствовать в составе особого Российского посольства на 60-и летнем юбилее царствования близкородственной нашему Царствующему Дому Английской Королевы Виктории. В Англии 2 старейших Университета – Оксфордский и Кембриджский – поднесли владыке Антонию дипломы доктора Богословия и прав.

Служение высокопреосвященного Антония на Финляндской кафедре не порвало его общения с Петербургом. По званию присутствующего в Святейшем Синоде владыка пребывал большую часть года в Петербурге, на Митрофановском синодальном подворье, на углу Кабинетской и Звенигородской улиц. Но, разумеется, как архиерей иной епархии, он не мог уже непосредственно принимать столь близкое, как пржде, участие в событиях церковной жизни столицы, как бы ни было желательно такое участие для общества.

Когда скончался владыка Палладий, в преемники ему общий голос согласно называл только одно имя архиепископа Финляндского Антония. И когда 25-го декабря 1898-го года появился высочайший рескрипт о призвании высокопреосвященного Антония на пост митрополита С.-Петербургского, рескрипт был встречен всеобщим удовлетворением. «Голос народа», – говорила периодическая печать, – «стал подлинно голосом Божиим в назначении высокопреосвященного Антония на кафедру Петербургского митрополита». «Странник», издаваемый в то время талантливым, духовным писателем, чутким к запросам времени, профессором Петербургской Академии Александром Павловичем Лопухнным, писал: «мы не знаем в нашей новейшей церковной истории такого случая, чтобы вступление на высшую святительскую кафедру кого-либо из наших иерархов было встречено и приветствуемо такими единодушными, полными душевной и духовной радости, сочувствием и приветом, как был встречен и приветствуем высокопреосвященнеший митрополит Антоний решительно всеми: и столичным духовенством, с Петербургской Академией во главе, и его паствою, и всем интеллигентным Русским обществом, как в столице, так и по всей России. Поистине он был встречен, как достойный избранник по сердцу Цареву, всеми знаемый, желанный и благословляемый иерарх – архипастырь, вступивший на высокое, многотрудное и ответственное пред Богом, Царем и людьми святительское служение». При встрече высокопреосвященного Антония Лавре, 27-го декабря, старейший викарий Петербургской епархии, ректор Академии, епископ Иоанн, в приветственной речи, говорил: «когда Господь призвал к себе нашего владыку-митрополита Палладия, взоры братии Лавры, вместе с чадами вдовствующей Церкви Петербургской, обращены были на тебя, как на прямого и желанного преемника его. Когда же воля Божия открылась в разуме и повелении Помазанника Божия, благочестивейшего Государя Императора, в радостный день Рождества Христова, все были обрадованы согласием мыслей и желаний человеческих с волей Божией».

Душевное настроение самого владыки в это время сказалось в его ответной речи при встрече в Лавре. Он шел на новый свой высокий пост с глубоким смирением и покорностью воле Божией. «Бывают в жизни минуты», – говорил владыка, – «в которые лучше молиться, чем говорить. Это минуты особенного посещения Богом, о которых избранники Божии говорили: бысть на мне рука Господня. Когда возлагается на рамена тяжелое бремя великого и ответственного служения, каково пастырское, и в особенности служение предстоятеля святой Церкви царствующего града, хочется молиться, а не говорить. И я молюсь и прошу и ваших молитв, да поможет мне Господь Бог нести возложенное на меня бремя и проходить великое сие служение во славу Божию, во славу святой Церкви».

Историку, привыкшему рассматривать события не в отдельности, а в связи со всем течением событий современной жизни, и притом в перспективе протекших веков, ясно, что столь исключительная встреча общественным мнением назначения высокопреосвященного Антония на пост Петербургского митрополита не может быть объясняема только добрым расположением к личности владыки. Ясно, что назначение владыки было приветствуемо, как верный шаг к осуществлению великого церковного дела и желанных ожиданий.

Восьмидесятые годы XIX-го века сказались у нас несомненным оживлением и подъемом церковной мысли и жизни. Воспоминание 900-летия крещения Руси, развитие идеи церковной школы архиерейские и миссионерские съезды, воссоединение Сиро-Халдеев с православной Церковью, расцвет православной Церкви в Японии, стремление к сближению с Православием со стороны старокатоликов и англикан, царствование благочестивого и глубоко-народного Царя и совершившееся в 1888-м году чудесное спасение Царской Семьи при крушении железнодорожного поезда, наконец, целая плеяда выдающихся дарованиями деятелей на церковном поприще, – все это не могло не вести к мысли о мировом величии православной Русской Церкви. Такого рода мысль побуждала желать о замене синодального управления патриаршим. В этом сходились многие надежды и упования, и в лице митрополита Антония они, по общему мнению, нашли человека, способного к их осуществлению.

Когда владыка потом назначен был первенствующим членом Святейшего Синода и возвращался чрез Харьков с Юга в Петербург известный духовный вития, архиепископ Харьковский Амвросий, первенствовавший по летам священнослужения, встретил и проводил первенствовавшого по положению иерарха теми же словами надежды и ожидания.

Но Господу, управляющему судьбы своей Церкви, не благоугодно было устроить сообразно ожиданиям и желаниям. Хотя с созывом Предсоборного Присутствия и казалось близко осуществление чаяний об изменении положения церковного управления и духовные журналы писали уже, что мы стоим у дверей Собора, но как некогда пророку Моисею дано было только увидеть землю обетованную, но не войти в нее, так и митрополиту Антонию суждено было только видеть близость Собора, но не быть участником его.

В годы смуты владыка, чуждый политических настроений, подвергся жестоким нападкам. Многие усердно брызгали в это время на владыку грязью. Но он кротко и со смирением переносил выпавший ему крест и это его кроткое терпение делало его как то просветленнее и выше и невольно преклоняло пред ним даже его врагов.

Богатство внутреннего духовного опыта при совершенно исключительных обстоятельствах жизни и высокой степени образования, поставило владыку на высшую ступень знания жизни и создало в лице его образ архипастыря, обладавшего всецелою покорностью воле Божией и терпимостью к людям.

Как в речи при наречении его во епископа, в 1887-м году, он ставил целью своего служения всецелую преданность в руки Божии, избрав темою своей речи призвание апостола Петра, или, как он назвал это событие, наречение апостола Петра во епископа, так и до конца дней он остался верен этому принципу. Наличность любви к Богу – единственная основа архипастырского служения. В предисловии к изданным незадолго до кончины своим речам владыка писал: «архиерей не имеет своей личной жизни, жизни для себя; но он живет жизнью Церкви, посвящая свою жизнь спасению других, в жизни которых и заключаются его радости и невзгоды»4097.

Господь судил ему дожить до утешения давать прошение своим врагам, поднимавшим на него совершенно необычный шум в печати и обществе. Они испрашивали у владыки прощение, и он их благодушно прощал.

Административная деятельность владыки может быть охарактеризована чертами благожелательности всякому доброму начинанию и снисходительности к личным ошибкам и заблуждениям других.

Со вступлением на Петербургскую кафедру тотчас же обнаружены были владыкой в его обиходе черты искренности и простоты, соответствовавшая его духовному облику. К нему, по традиции, явились с поздравлениями и приношениями. Но он поздравления сократил до последней степени, а различные приношения распорядился вернуть приносящим. Затем были прекращены праздничные визиты и, взамен их, владыка, по старинному обычаю древней Руси, обыкновенно посещал в праздники тюрьмы и разные Богоугодные заведения. Громоздкий и роскошный митрополичий выезд на четверке лошадей он заменил обычной архиерейской каретой. В домашнем обиходе введена была скромность и простота – в обиходе, одежде, столе, обращении. Он никогда не одевал цветной рясы, и все архиереи стали носить черные одеяния. Всем открыт был к владыке доступ и всем он находил время и возможность уделить достаточно своего внимания. Вышли из митрополичьего обихода земные метания, грубоватое «ты». Никто не видел его раздраженным или смеющимся, и самое появление его в каком бы то ни было обществе налагало печать сосредоточенной серьезности4098.

Наместник архимандрит Арсений, по болезни, оставил должность в апреле 1900-го года и затем скончался 15-го февраля 1901-го года; погребен в Исидоровской церкви. Его место занял архимандрит Корнилий.

Архимандрит Корнилий, в мире Константин Павлович Смуров, из Грязовецких мещан Вологодской губернии, родился в 1833-м году, в 1858-м году поступил в Сергиеву Пустынь, где и был пострижен в 1872-м году, а в 1876-м году рукоположен в иеромонаха и был здесь казначеем. В Лавру поступил в 1893-м году на должность эконома. В 1894-м году произведен в игумена, в 1896-м году – во архимандрита и назначен казначеем. С апреля 1900-го года он исполнял обязанности наместника Лавры и в ноябре назначен наместником. В 1909-м году, 1-го февраля, согласно прошению, по болезни, уволен от должности наместника с предоставлением ему помещения в Лавре, где он и пребывает до сих пор тяжко больной, лишенный возможности движения4099.

На место архимандрита Корнилия в день его увольнения наместником назначен архимандрит Феофан.

Архимандрит Феофан, в мире Василий Степанович Туляков, сын потомственного почетного гражданина, родился, в Петербурге в 1864-м году. Родители определили его в Императорское Коммерческое Училище, но, с детства имея влечение служить Богу в свяшенноиноческом сане, он стремился к духовному образованно. В Петербурге, как и во всей России

в то время возвышалось в среде церковной иерархии имя Московского митрополита Макария (Булгакова). К нему молодой воспитанник Коммерческого Училища и обратился в 1881-м году за советом. Владыка-митрополит благословил юношу готовиться к служению Церкви и посоветовал прежде поступления в Духовную Академию пройти Богословский курс Семинарии, так как академические лекции не могут быть усвоены, если не будут предварительно усвоены начала Богословских наук, преподаваемые в Семинарии. Туляков оставил в том же году Училище, где предстоял курс специальных коммерческих наук, и занялся изучением классических языков и некоторых других предметов для поступления в Семинарию. В 1883-м году он поступил в 5-й класс Петербургской Семинарии. В 1885-м году перешел в Петербургскую Духовную Академию, куда только что назначен был инспектором архимандрит Антоний (Вадковскйй), впоследствии владыка-митрополит. Здесь он стал близко к стоявшему впереди академического монашества архимандриту Михаилу (Грибановскому), впоследствии епископу Таврическому, и писал ему свое кандидатское сочинение, за которое получил похвальный отзыв. Затем он стал работать над магистерским сочинением, имея в виду с получением магистерской степени соединить принятие монашества. Но преосвященный Феофан-Затворвик, к которому молодой магистрант обратился за духовным наставлением, выразил твердую мысль, что монашество должно быть целью само по себе, как служение Богу в чистоте и всецелой преданности, и к такому настроению при принятии монашества не должна примешиваться никакая другая мысль.

В 1893-м году Туляков оставил Петербург и уехал в имение своей матери в Новгородской губернии, где и занимался сельским хозяйством в течение 14-и лет. Был вице-президентом Боровического сельско – хозяйственного Общества. В 1905-м году он явился к владыке-митрополиту Антонию и просил о пострижении, был зачислен послушником; через полгода пострижен и рукоположен во иеромонаха. Затем, как сведущий в хозяйственных вопросах, назначен был наблюдать за постройкой в Лавре Ризницы, а потом заведывал приобретенным Лаврою имением Зачеренье.

При митрополите Антоние, в 1904-м году, в соборном храме прежней дубовый престол заменен серебряным, устроенным усердием потомственной почетной гражданки Олимпиады Филипповны Мыльниковой. Жертвенник, на ее же средства, устроен мраморный.

Еще в 1899-м году владыка-митрополит обратил внимание Духовного Собора на желательность устройства для Ризницы Лавры особого, отапливаемого, помещения, так как Северо-Западная угловая башня, в которой помещалась Ризница дотоле, не имела отопления. По материальным условиям, оказалось возможным приступить к постройке только в 1904-м году. Здание для Ризницы было устроено по плану архитектора Льва Петровича Шишка. В прекрасном здании Ризницы помещена была и Библиотека. Окончательное оборудование здания завершилось в 1910-м году4100.

Кроме здания, Ризницы, в котором нашли себе помещение Архив и Библиотека, при митрополите Антоние построено, рядом с Ризницей, здание, где помещена кладбищенская Контора и устроены помещения для пребывающих в Лавре архиереев, годов 1903-го–1904-го, тогда же построены были и боковые ворота с оградой над Черной речкой (ААНЛ. 1903 г. № 103), по проекту архитектора Шишака.

Святительствование митрополита Антония вызвало Лавру, после долгого перерыва, на путь научно-просветительного служения Церкви. Близкий науке по своему профессорству в Академии, нашедший себе просвещенного помощника в лице наместника, архимандрита Феофана, владыка Антоний оставил после себя в Лавре образцово устроенные учреждения по охранению старины: богатое Древлехранилище и научно-оборудованный Архив.

Лаврский Архив, на рубеже ХХ-го века, как это бывало ранее во многих обителях, находился в забросе. От сырости в его помещении некоторые дела полуистлели. Владыка-митрополит, долго бывший профессором, писавший исследования по рукописным источникам и занимавшийся описанием Соловецких рукописей, переданных в Казанскую Академию, обратил внимание на Архив и распорядился о переводе его в сухое помещение и составлении описи. Когда автор настоящей книги в 1899-м году занимался в лаврском Архиве разысканием материала для своей «Истории Русской Церкви под управлением Святейшего Правительствующего Синода», Архив был уже частью помещен в жилых комнатах и за первые годы имел опись.

В 1902-м году автор настоящей книги представил владыке-митрополиту записку о желательности ознаменовать предстоявший в 1903-м году юбилей двухсотлетия С.-Петербурга изданием Лаврой описания своего Архива, по крайней мере, за время царствования Императора Петра Великого. Владыка принял эту мысль и для описания Архива составлена была Комиссии, под председательством тогдашнего викария Петербургского, епископа Иннокентия (Беляева), ныне архиепископа Карталинского и экзарха Грузии, в составе членов: наместника, архимандрита Корнилия, профессора Университета, ныне директора Женского Педагогического Института Сергея Федоровича Платонова, помощника управляющего Канцелярией Святейшего Синода, ныне покойного, Сергея Петровича Григоровского, управляющего Синодальной Типографией Александра Васильевича Гаврилова, начальника Синодального Архива, ныне покойного, Алексея Александровича Завьялова и автора настоящей книги, принявшего на себя делопроизводство по Комиссии. К юбилею был издан большой том описания, но он не вместил в себе всего Архива за годы царствования Петра, а обнимал только первые 4 года лаврского Архива. Дела лаврского Архива за эти годы, составленные из бумаг, почти исключительно черновых, притом большего частью не по предметам содержания, а по форме бумаг – предписания, отписки, доношения – были весьма труднодоступны, требовали внимательного прочтения каждой бумаги, вызывали подчас двойную и тройииую работу описания одного содержания бумаг, рассянных по разным делам и, естественно, вызывали в результате описание более подробное, чем можно было предполагать. Кроме того, выяснилась необходимость единоличной обшей редакции, которая фактически и лежала на делопроизводителе. После выхода первого тома Комиссия, лишившаяся своего председателя, назначенного на Тамбовскую архиерейскую кафедру, и в виду новых с.тужебных обязанностей части ее членов, была закрыта, и владыка-митрополит выразил всему составу Комиссии за его труды свою благодарность.

Затем, в виду незаконченности задачи, первоначально принятой, автор настоящей книги, для пользы науки, предложил с своей стороны продолжить редакцию дальнейшего описания лаврского Архива за время Петра Великого, с тем, чтобы напечатать оставшиеся работы членов Комиссии, а равно и дальнейшие работы по описанию Архива. Закончить описание Петровского лаврского Архива предположено было к юбилею Лавры. В марте 1909-го года Лавра, вследствие денежных затруднений, временно приостановила было печатания Архива, но уже в январе 1910-го года просила продолжить его. Работы редакции были бесплатные, а за описание дел назначен был полистный гонорар, сообразованный с условиями работ в Синодальной Архивной Комиссии, причем для описания Лаврского Архива, по предложению архимандрита Корнилия, бумага и печать была избраны лучшие. Второй том Архива вышел в свет в 1911-м году и, как и первый, был сочувственно встречен учеными, интересующимися предметами его содержания. 3-й – последний – том печатается4101.

Невольно просится на страницы «Истории» одно дорогое для архивных работников воспоминание. Первое заседание Комиссии по описанию лаврского Архива происходило у владыки-митрополита, в его внутренней гостиной, где у владыки часто бывали, особенно в последнее годы, полуоффищальные заседания по разным предметам. Владыка принимал живое участие в суждениях и, перелистывая опись, выразил, между прочим, сомнение, какое историческое значение может иметь дело № 1-й 1715-го года, о выдаче монастырским ключником сапожного товара монастырским сапожникам. Было высказано, что опись подобного дела будет исчерпана его заголовком. Между тем это дело оказалось заключающим в себе весьма существенный материал для истории Лавры, так как только главным образом по его записям можно с достоверностью установить, что начальный состав монашествующих в Александро-Невском Монастыре не исчерпывается лицами, внесенными в списки, начинающиеся с 1714-го года, слепое доверие к которым не может не ставить историка в крайне затрудинительное положение.Точно также и другое подобное дело – о выдаче дров для отопления братских келлий, 1763-го года № 159-й, – заключает в себе единственный, пока известный, источннк сведений о бывшей в Монастыре церкви святой великомученицы Варвары.

Пока шло печатание второго тома описания лаврского Архива, в Лавре в архивном деле произошла благодетельная реформа. С 1904-го или 1905-го года в Лавре, в свите владыки-митрополита, появился послушник Феодор Михайлович Морозов. Он учился в Реальном Училище, но вследствие смерти родных должен был выйти из 5-го класса и поступил в Контору Семянниковского завода. Одиночество и религиозность привели его в Лавру. Склонность к науке, книге и старине привела его в Археологический Институт, который он и посещал, оставаясь в Лавре. К 1911-му году выяснилось, что в новом здании Ризницы и Библиотеки остаются не занятыми две комнаты, в которые в феврале и был переведен Архив. У Морозова, бывшего в это время слушателем Археологического Института, явилась мысль составить при помощи слушателей Археологического Института систематическую опись и карточный каталог делам Архива. Он вошел с докладной об этом запиской к наместнику, архимандриту Феофану. Мысль была принята, Морозов был назначен 7-го апреля помощником архивариуса Лавры. Руководственные указания слушателям Института, состоявшим вместе с тем студентами Академии или Университета, даны были директором Института, профессором Академии Николаем Васильевичем Покровским и профессором Архивоведения в Институте Вороновым4102. Карточные описи составлены. Остается закончить дело подбором карточек по алфавиту за все годы, – теперь они размещены отдельно за каждый год, – и напечатать. Это приношение на пользу науки предлежит уже будущему периоду истории Лавры.

Под Ризницей, между двумя Архивами, поместилась лаврская Библиотека, – превосходное помещение, но, по-видимому, еще не проснувшееся к жизни.

Образование лаврского Древлехранилища, как и упорядочение Архива, также связано с именами послушника Морозова и наместника, архимандрита Феофана. Морозов с первых же лет своего пребывания в Лавре, присматриваясь к разным вышедшим из употребления предметам в Лавре, стал собирать их, как старину, в одно помещение. Таких предметов, нашлось в Лавре достаточно и по рапорту архимандрита Феофана 17-го апреля 1909-го года владыка-митрополит утвердил предположение об образовании в Лавре археологического Музея. Духовный Собор обратился в Устроительный Комитет Всероссийского Съезда Художников за содействием к образованно Музея, и получил это содействие в лице секретаря Комитета, художника Андрея Андреевича Карелина. В течение полугода, под постоянным руководством Карелина, Музей, наименованный Древлехранилищем, был устроеи и в январе 1910-го года был уже отпечатан и каталог Древлехранилища. 16-го марта Древлехранилище посетила великая княгиня Мария Павловна, президент Императорской Академии Художеств, и в рескрипте владыке писала, что «лаврский Музей» произвел на нее «глубоко отрадное впечатление»4103. Древлехранилище поместилось в Юго-Западной башне.

Упорядочение Архива и устройство Древлехранилища сами собою привели к сознанию желательности издания истории Лавры. Приближавшийся двухсотлетий юбилей желательность издания истории Лавры делал особенно настоятельной. Лица, интересующиеся церковной стариной, напоминали Лавре об этом и предлагали с своей стороны проекты как научно-исторического, так и художественного изданий. Лавра крепко стала на мысли, не увлекаясь модными в последнее время роскошными изданиями деталей сооружений и убранства зданий, издать историю обители. Духовный Собор обратился с предложением ко мне, пишущему эти строки. Я не имел в виду взяться за это нелегкое дело и, не принимая на себя составления книги, охотно предложил с своей стороны содействие ее изданию: указания, в случае надобности – руководство, и набросал для Собора план издания. Духовный Собор 24-го декабря 1911-го года сообщил мне, что он, с yтвepждeния владыки-митрополита, решил поручить составление книги мне, и заключал свое сообщение словами: «Духовный Собор, с благословения и утверждения его высокопреосвященства покорнейше просить вас принять на себя лично авторский труд по составлению истории Лавры, с тем чтобы имя ваше, как автора Истории, значилось на предположенной к напечатанию книге». При встрече в Святейшем Синоде владыка-митрополит, считая вопрос решенным, сказал мне, что он очень рад, что я буду писать историю Лавры. Я принялся за работу.

История мною была всегда понимаема, как научно-верная картина протекшей жизни: выделение главного среди подробностей, фактическая точность и соответствие действительности. Когда в обители шла постройка, в истории обители слышится стук топора; когда происходил сбор братства, на первый план выступает братия; когда жизнь сложилась и дисциплина держала всех в воле и власти владыки-архипастыря, стала история архипастырей. В первое время в лице Александро-Невского архимандрита сосредоточивалась деятельность епархиальная, – она вошла в исследование; в последнее время священно-архимандриты Лавры только частью принадлежать Лавре, имея более широкий круг деятельности: и их биографии очерчены только в общих штрихах, а подробно описаны только их отношения к Лавре.

Все, что отошло уже в область истории и археологии, подлежит жить историческому и археологическому исследованию. Жизнь, еще не угасшая, должна быть изображаема другими приемами.

С именем владыки-митрополита Антония соединено устройство Серафимо-Антониевского Скита.

С ростом города за 200 лет обширные земельные владения Лавры постепенно сокращались, будучи частью взяты для общественных надобностей, частью уступлены Лаврой под духовно-учебные и епархиальные учреждения. В последнюю четверть XIX-го века Лавра оказалась окруженною тесным кольцом капитальных сооружений. Застроился до конца Невский проспект. Паровой трамвай, огибающий Лавру, способствовал быстрому заселению еще недавно пустынных залаврских мест. В конце концов Лавра оказалась в положении городского квартала. Правда, обширный сад продолжал существовать, но он уже не делал иллюзии «дачи», хотя дачный домик оставался в саду. По условиям административных сношений, чрезвычайно выросших количеством по сравнению с прежним временем и значительно изменившихся по существу, митрополит, оставаясь в Петербурге, являлся пленником ежедневного полноводного потока предложений, запросов, просьб, домогательств, жалоб, не имея возможности укрыться, хотя бы на несколько дней, для уединения и умственного и физического отдыха. Старец-митрополит Исидор, конечно, не думал о какой-либо перемене повседневного режима. Но митрополит Палладий уже сознавал необходимость иметь митрополичью «дачу» и высказывал по этому предмету пожелания наместнику. Приобретение дачи для митрополита совершилось при высокопреосвященном Антоние.

В 1901-м году, летом, наместник, архимандрит Корнилий занялся осмотром Подпетербургских имений и нашел единственное, с не вырубленным лесом, в 12-и верстах от станции С.-Петербургско-Варшавской железной дороги Преображенской, в Лужском уезде, около 600 десятин, принадлежавшее с 1892-го года Вильгельму Штраусу и его сестре Генриете Люке. Имение состояло из двух имений: Зачеренья, главного имения, и Перечнц, небольшого участка, около 20-и десятин с мельницей. Любопытное совпадение: по имению, как и по Монастырю, проходила Черная речка. Вся земля с 3-х сторон ограничена была водой – рекой Оредежью, речкой Черной и ручьем Глубокими. Большая часть имения занята была лесом, свыше 300-т десятин, свыше 150-ти десятин лесной поросли на торфяном болоте, 60 десятин пашни и сенокоса; в имении было озеро. Имение было приобретено. К этому времени Лавра получала половину стоимости имения от города за отчужденную под Золотоношскую и Тележную улицы землю4104. Устроителем имения был иеромонах Феофан (Туляков).

В 1908-м году, после освящения 2-го ноября каменного скитского храма, во имя преподобного Серафима Саровского, митрополит Антоний возвел иеромонаха Феофана во архимандрита, 16-го ноября, и назначил его членом лаврского Собора и заведывающим образовавшимся в Зачеренье монастырским Скитом, а в предложении об этом Собору отмечал усердные его труды по заведению хозяйственных порядков в лаврском имении, прекрасное знание дела по наблюдению за устройством хозяйственных зданий и братских помещений, и особенно каменного благолепного храма. Этим же предложением 16-го ноября 1908-го года, митрополпт Антоний назначил именование новому лаврскому учреждению: «Серафимо-Антониевский Скит Александро-Невской Лавры» и переименовал имение в Серафимово4105.

Последние годы тяжкий недуг крушил надорванный силы владыки. Совершенно иеключительные испытания последних лет надорвали силы владыки и обострили его болезнь. Он надолго уезжал из Петербурга в Кисловодск, да и будучи в Петербурге не мог часто посещать заседания Святейшего Синода. Многие досадовали, почему он не уходит на покой и не дает возможности другому, более молодому и сильному, сменить его у кормила Церкви.

Сам владыка вел упорнейшую борьбу со своим недугом, не сдаваясь ни на шаг, вверив себя воле Божией, и на каждый пытливый вопрос обыкновенно отвечал: – «это как Богу будет угодно».

Летний отдых в живительном климате Кисловодска приносил только временное облегчение и владыка с каждым годом в течение трех последних лет все более и более таял. 2-го ноября 1912-го года, в 5-м часу утра, после продолжительных, мучительных страданий, владыка о Господе почил. Лаврский колокол унылыми ударами разнес печальную весть по всей столице, и ему скорбным эхом ответил перезвон колоколов всех Петербургских церквей.

Никогда еще не было на Руси, от дней святого Владимира Равноапостольного, – говорил в своей речи в Славянском Благотворительном Обществе высокопреосвященный архиепископ Волынский Антоний, – чтобы в погребении кого-либо принимало участие такое множество архиереев, как это было при погребении владыки-митрополита Антония. Господь судил ему скончаться в такое время, когда съехались члены зимней сессии Святейшего Синода и еще не успели уехать члены летней сессии, так что в Петербурге оказалось 2 состава Святейшего Синода. Прибыли члены Государственного Совета и Государственной Думы. Подъехали некоторые ученики почившего владыки. Всего участвовало в отпевании владыки 22 архиерея: митрополиты Московский Владимир (Богоявленский) и Киевский Флавиан (Городецкий), архиепископы Карталинский, экзарх Грузии Иннокентий (Беляев), Финляндский Сергий (Страгородский), Волынский Антоний (Храповицкий), Новгородски Арсений (Стадницкий), Гродненский Михаил (Ермаков), епископы – член Святейшего Синода и Государственного Совета Никон (Рождественский), Олонецкий Никанор (Надежин), Могилевский Константин (Булычев), Тамбовский Кирилл (Смирнов), Екатеринославский Агапит (Вишневский), Псковский Евсевий (Гроздов), Смоленский Феодосий (Феодосиев), Пермский Палладий (Добронравов), Орловский Григорий (Вахнин), викарные епископы Нарвский Никандр (Феноменов), Ямбургский Георгий (Ярошевский), Гдовский Вениамин (Казанский), пребывающе на покое епископы Антонин (Грановский) и Владимир (Благоразумов). В средине Богослужения прибыл с вокзала архиепископ Варшавский Николай (Зиоров), ставший в мантии среди богомольцев.

Архимандриты, протоиереи, священники и иеромонахи стояли длинной лентой у гроба двойными и тройными рядами.

Заупокойное Богослужение, начатое в 9-м часу утра, окончилось на исходе 4-го часа дня. По уставу открытый гроб владыки обносили вокруг храма. Стоял дивный осенний вечер. Пробежал легкий ветерок и сдунул покрывавшую лицо владыки пелену, и лик владыки в последний раз простился с преданной ему обителью и паствой при закате солнца.

Первая речь по выносе гроба в собор, сказанная архиепископом Волынским Антонием, применяла к почившему владыке евангельское утешение: «блажени милостивии, яко тии помиловани будут». И каждая следующая речь дышала все большею и большею симпатией к почившему владыке.

На время продолжительных периодов отъезда и болезни владыки управление епархией и Лаврой поручаемо было первому викарию, епископу Нарвскому Никандру. В 1912-м году случилось так, что и епископ Никандр заболел, тогда управление епархией и Лаврой было поручено второму викарию, епископу Гдовскому Вениамину.

Преосвященный Никандр, уроженец Орловской епархии, в мире Николай Феноменов, родился в 1872-м году, в 1896-м году, во время обучения в Киевской Академии, пострижен 3-го апреля в монашество и затем рукоположен во иеромонаха. По окончании академического курса назначен преподавателем Тульской Семинарии, в 1900-м году определен инспектором Кутаисской Семинарии, в 1901-м году переведен в Тифлисскую Семинарию, в 1902-м году назначен ректором и архимандритом. В 1905-м году, 10-го июля хиротонисан во епископа Кинешемского, викария Костромской епархии; в 1908-м году назначен епископом Нарвским, викарием Петербургской епархии4106.

Преосвященный Вениамин (Казанский), уроженец Олонецкой епархии, родился в 1873-м году, в 1896-м году, во время обучения в Петербургской Академии, пострижен в монашество, в 1896-м году рукоположен во иеромонаха, в 1897-м году, по окончании курса Академии, назначен преподавателем Рижской Семинарии, в 1898-м году определен инспектором Холмской Семинарии, в 1899-м году перемещен в Петербургскую, в 1902-м году назначен ректором Самарской и архимандритом, в 1905-м году перемещен в Петербургскую. В 1910-м году 24-го ноября, хиротонисан во епископа Гдовского, викария С.-Петербургской епархии.

Глава одиннадцатая. Митрополит Владимир (Богоявленский). С 1912-го года

Назначение на Петербургскую митрополию. Биографические сведения. Архипастырское служение в Самаре, Грузии и Москве. Учреждение в Лавре курсов для послушников. Состав Лавры. Помещения. Богослужение. Высочайший рескрипт в день 30-го августа 1913-го года

Высочайшим указом Святейшему Синоду, данным 23-го ноября 1912-го года, в день памяти святого благоверного великого князя Александра Невского, на Александро-Невскую архимандрию и Петербургскую митрополию призван митрополит Московский Владимир.

Высочайший рескрипт, данный при этом на имя нового Петербургского владыки-митрополита, обозревал предшествующее архипастырское служение высокопреосвященного Владимира. Рескрипт изложен был в следующих выражениях:

«Многолетнее служение ваше одухотворено святою ревностью о славе и велачии православной Церкви и исполнено непрестанных попечений о духовном преуспеянии паствы, вверенной вашему водительству. Многоразлично было делание ваше на ниве Господней, разносторонен архипастырский опыт ваш. Преемственно проходя святительское служение в епархиях Новгородской и Самарской, в Грузинском экзархате и на кафедре Московской, вы изучали господствующие течения религиозной жизни и духовный нужды православного населения в различных частях Империи. В звании председателя Общества восстановления православного Христианства на Кавказе и Православного миссионерского Общества, содействуя успеху православной миссии среди многочисленных населяющих окраины нашего Отечества инородцев, вы заботились и заботитесь о религиозно-нравственном просвещении в духе Веры православной и преданности России их подрастающих поколений. Справедливо оценивая воспитательное значение строго-православных преданий священной старины, вы тщательно соблюдаете и укрепляете сохранившиеся под сенью святынь Московских высокие образцы древне-уставной части иноческой жизни и Богослужебного чина. Примером собственной жизни вы и подведомое вам духовенство ведете по спасительному пути воздержания. Во внимание к вашей архипастырской опытности вы постоянно призывались и призываетесь к участию в трудах Святейшего Синода по разработке и разрешению возникших за последнее время церковных задач и запросов.

Озабочиваясь ныне за последовавшею кончиною преосвященного митрополита С.-Петербургского Антония замещением вдовствующей кафедры царствующего града, Я признал справедливым призвать вас на сию кафедру в звании первенствующего члена Святейшего Синода.

Храню твердое упование, что и в новом звании вы с неослабевающей ревностью не престанете трудиться на благо паствы вашей, на славу и возвеличение святой православной Церкви.

Всевышний же да ниспошлег вам Свою благодатную помощь к совершению предлежащего вам многотрудного святительского служения.

Поручая Себя молитвам вашим, пребываю к вам неизменно благосклонный»4107.

Обозрение архипастырского служения владыки священно-архимандрита Лавры с высоты Царского Престола пусть и останется на страницах истории Лавры во всей его полноте. Остается сообщить только биографические и справочные сведения.

Высокопреосвященный митрополит Владимир, в мире Василий Никифорович Богоявленский, – сын священника церкви села Малой Моршки, Моршанского уезда, Тамбовской епархии. Родился 2-го января 1848-го года. Образоваше получил в Тамбовской Семинарш и Шевской Академш. По окончати академи-ческаго курса в 1874-м году, вернулся на родину, в Тамбов, в духовную Семинарию, преподавателем, вместе с тем имел уроки в епархиальном женском Училище, а потом в женской Гимназии. В 1882-м году переменил преподавательскую службу на служение Церкви в священном сане, 31-го января был рукоположен во священника и определен к Покровской соборной церкви города Козлова. В 1883-м году назначен благочинным местных городских церквей, в 1882-м году получил первую духовную награду – набедренник, в 1883-м году – скуфью. Но затем Промысл Божий положил предел его скромному служению и указал ему иное поприще служения Церкви. Лишившись жены, он 8-го февраля 1886-го года принял монашество в Тамбовском Казанском Монастыре, с именем Владимира. На следующий день возведен в сан архимандрита, и после этого вернулся в Козлов настоятелем Козловского Троицкого Монастыря. В октябре 1886-го года архимандрит Владимир переведен настоятелем в Новгородский Антониев Монастырь. 13-го июля 1888-го года хиротонисан в Петербурге, в Александро-Невской Лавре, во епископа Старорусского, викария Новгородской епархии, и вернулся в Новгород. Этот, ныне заглохший, а в древности столь шумный город сделался колыбелью славы для молодого владыки. В безусловной скромности, в простоте и прямоте, владыка нес подвиг возложенного на него служения, всем доступный, искренний, с тяжестью на сердце встречавший всякое проявление непорядка или отсутствия мира и, оживлявшийся до неузнаваемости тогда, когда он выступал на амвоне со словом проповеди. Церковная и внебогослужебная проповедь, которой он усердно служил, еще будучи приходским священником, была его главнейшим делом. Проповеди владыки согреты были такой глубокой сердечной искренностью, что производили изумительное впечатление, неотразимо увлекая слушателей; церковь, где проповедывал владыка, всегда была полна, а владыку-проповедника знал и любил, и гордился им весь Новгород. И когда преосвященный Владимир в 1891-м году назначен был в Самару, Новгородцы провожали его и со славою, и с искренним сожалением.

В Самаре преосвященный Владимир продолжал свое архипастырское служение с тою же искренности и прямотой, только расширил крут своей деятельности, став самостоятельным епископом. Преосвященный учредил в Самаре духовнопросветительное братство во имя святителя Алексия, завел противо-раскольнические и противосектантские собеседования, установил внебогослужебные чтения в церквах в воскресные и праздничные дни, ввел вечерние религиозно-нравственные чтения в зале Городской Думы для образованного общества, прилагал заботы об упрочении церковно-народного образования. Владыка не упускал случаев служить даже в самых бедных и отдаленных церквах своего города, усердно посещал внебогослужебные чтения по церквам, сам неустанно проповедывал, и имел утешение видеть всюду, где бывал, церкви переполненными. Он знал свою паству, а паства знала и любила его, и его благотворное влияние сказывалось на всем населении. Когда был голод, владыка принимал деятельное участие в организации помощи гододающим, а когда вслед за голодом пришла холера и смерть стала безжалостно уносить горожаи целыми толпами в могилу, владыка безбоязненно шел туда, где была его паства, и на холерном кладбище торжественно и соборне служил панихиду о преставльшихся.

Во время эпидемии, уносившей тысячи жертв, владыка стал устраивать на видных местах и площадях города обшественные молебствия об избавлении от губительной болезни, сам с многочисленным духовенством совершал Богослужения и обращался к народу со словами утешения и ободрения, указывая вместе с тем на меры предосторожности против заболевания. К тому же владыка привлекала и все приходское духовенство. В эти тяжелые дни владыка, как было в глубокую старину, явился крепкой нравственной опорой для своей паствы, ободрял боязливых, утешал потерпевшпх, укреплял малодушных. Эти отношения между архипастырем и паствою вызвали при отъезде его из Самары, когда он высочайшим указом 18-го октября 1892-го года избран был экзархом Грузии, архиепископом Карталинским и Катехинским, такие сцены проявления горячей любви, преданности, благожелания, совсем беспримерные, – когда народ просто не хотел расстаться со своим владыкой и проводить с ним последние дни и ночи, заполняя церкви, улицы, площади. Пришлось владыке вовсе не спать последние ночи и на целые сутки отложить свой отъезд из Самары, чтобы успеть преподать благословение тем, которые настойчиво его просили и ждали. Наконец, владыка, усталый, без отдыха и сна, покинул Самару в 4 часа утра и видел вокзал окруженным густой толпой провожавшего его народа4108.

В Грузии владыка ввел внебогослужебные собеседования и церковное учительство во время Богослужений, привлекая к этому всеми мерами приходское духовенство и первый подавая к тому пример. При всем неудобстве путей сообщения на Кавказе, очень часто предпринимал поездки по обширному краю, всюду входя в духовные и материальные нужды духовенства и паствы. При нем в Грузии построено более 100 храмов и открыто более 300 церковно-приходских школ, оживилась деятельность Общества восстановления православного Христианства на Кавказе, изысканы средства на возобновление старинных церквей: Мцхетского собора, древних Монастырей, учреждено Миссионсрское епархиальное духовно-просветительное Братство. Во время холеры на Кавказе владыка настаивал, чтобы священники являлись к больным по первому требованию, служили молебны и объясняли народу сущность болезни и способы лечения ее. При Тифлисских церквах устроены были столовые и чайные для бедного народа.

Высочайшим указом 21-го февраля 1898-го года владыка был назначен митрополитом Московским. И в Москве высокопреосвященный Владимир обратил главное внимание на дело церковного учительства, признавая внебогослужебные беседы могучим средством для духовного просвещения паствы. Благодаря его стараниям и попечительности устроен в Москве Епархиальный Дом, приютивший под своим кровом просветительные и благотворительные учреждения, и при Доме – храм святого князя Владимира, в котором совершается ежедневно Богослужение. По воскресеньям в 4 часа – ведшая вечерни с общим народным пением и затем – беседы религиозно-нравственного содержания с бесплатной раздачей брошюр. Большой зал Дома назначается для Богословских чтений, чтений для фабрично-заводских рабочих, разных лекций, бесед, духовных концертов, в вестибюле – чтения и спевки хора рабочих. Малый зал – для собраний разных епархиальных обществ и учреждений. Обширное помещение в здании отведено для епархиальной Библиотеки и Читальни. В том же Епархиальном Доме помещаются редакции духовных журналов, Кирилло-Мефодиевское Братство с епархиальным Училищным Советом, книжный магазин и склад изданий Отдела распространения духовно-нравственных книг, Православное Миссионерское Общество, Попечительство о бедных духовного звания и другие епархиальные учреждения.

При церквах открыты внебогослужебные собеседования, собеседования с старообрядцами, религиозно-нравственные чтения с световыми картинами, религиозно-нравственные чтения для учащихся в средних учебных заведениях, публичные Богословские чтения, чтения для рабочих, собеседования с детьми. Организованы пастырские собрания, миссионерские собрания, миссионерские курсы мужские и женские, Богословские женские курсы, курсы для подготовки пастырей в Сибирские приходы, курсы для учителей и учительниц церковных школ, певческие курсы, учительские курсы при Московской Семинарии, съезды законоучителей светских учебных заведений, Московское епархиальное Общество для борьбы с пьянством, Общества и Братства трезвости, благотворительные общества, религиозно-философский Кружок учащихся, богадельни, приюты.

Подавая пример своему духовенству в частом совершении Богослужений и церковном учительстве, владыка неоднократно посещал внебогослужебнные собеседования, причем указывал на религиозно-просветительное значение этих собеседований.

Его заботам обязано устройство зданий для Перервинского Духовного Училшца, исправление и переустройство зданий училищ Заиконоспасского, Донского и Филаретовского женского. На изысканные и дарованные владыкой митрополитом средства воздвигнуть при Московской Духовной Семинарии дом для квартир.

Открыто в Москве 3-е епархиальное женское Училище в здании Московского Скорбященского Монастыря.

Свои глубоко-назидательные проповеди, беседы и статьи владыка печатал в «Церковных Ведомостях», издаваемых при Святейшем Синоде, в «Церковном Вестнике» Грузинского Экзархата, в Московских «Церковных Ведомостях» и Голосе Церкви»4109. Беседы на семь слов Спасителя со креста» изданы были дважды в 3-м выпуске «Народной Академии» и расходились весьма быстро. Книга владыки о мерах борьбы с нетрезвостью является исчерпывающим руководством для этого дела.

17-го августа 1913-го года владыкою-митрополитом утверждено представление наместника, архимандрита Феофана об учреждении в Лавре постоянных Богословских и общеобразовательных Курсов для неполучивших достаточного образования монашествующих, послушников, певчих и келейников.

Состав лаврской братии в настоящее время распределяется по следующим послушаниям.

Во главе стоит Духовный Собор, состояний из 6-и лиц: наместника, казначея, ризничего, заведывающего Архивом и Библиотекой и благочинного Монастырей и двух экономов – Митрополичьего Дома и Лавры. При Духовном Соборе состоит правитель дел – игумен, у него помощник – иеромонах и 5 послушников – письмоводителей. Далее следуют: благочинный Лавры –иеромонах и его помощник, также иеромонах; духовник братии и его помощник – иеромонахи; келарь – иеромонах и его помощник – послушник; келлиарх – иеромонах; свечник – иеродиакон и у него 4 помощника – послушника; просфорник –  иеродиакон и 5 помощников – послушников; заведывающий братской кружкой – иеромонах; помощник эконома Лавры – иеродиакон и кладовщик – послушник; заведывающий кладбищенской Конторой иеромонах и его помощник – иеродиакон; заведывающий певческим корпусом и школой иеромонах; 13 чередных иеромонахов; архидиакон; 17 иеродиаконов и 35 послушников в клиросском послушании; 4 пономаря в Лавре, чтец и пономарь в крестовой церкви; послушник – предносящий крест при Богослужении владыки-митрополита, послушник-посошник, послушник-свещник, послушник-книгодержец; при казначее и экономе Лавры по одному письмоводителю.

Обслуживают обитель 17 церковных сторожей и 25 кладбищенских, паспортист, монтер, 2 слесаря, волопроводчик, плотник, печник, 5 истопников, 2 банщика, 10 кучеров, 5 ночных и денных сторожей, 2 привратника, 19 служителей при кельях, 7 корридорных, нарядчик, 20 рабочих, 3 служителя при больнице, повар, помощник повара, 6 кухонных служителей, 3 хлебника, 2 квасника, 3 столовщика.

При домах Лавры 10 швейцаров, 16 дворников, 10 сторожей при домах, амбарах и кладовых.

На службе Лавры состоят: врач, фельдшер, присяжный поверенный, архитектор.

В лаврской Киновии состоит 3 иеромонаха, иepoдиaкoн и 7 послушников. На покое пребывают архимандрит и иеромонах.

В Серафимо-Антониевском скиту состоит архимандрит, 2 иеромонаха, иеродиакон, монах и 6 послушников.

В Лавре имеют постоянное пребывание 2 преосвященных викария – епископа, 3 архимандрита – члены Духовно-Цензурного Комитета и архимандрит, состоянии на чреде свяшеннослужения.

На покое пребывают 2 архимандрита, 3 иеромонаха, иеродиакон.

Пребывание в Лавре имеют 3 присутствующие в Святейшем Синоде преосвященные и 2 преосвященные  члены Государственного Совета. Находят помещение в обители и временно прибывающие в Петербург архипастыри и архимандриты.

Лавра в настоящее время расположена на четырехугольнике, омываемом со всх сторон водою: с Востока – Нева, с Юга–Обводный канал, с Севера и Запада – Черная речка, или, как ее теперь называют, Монастырка, соединяющаяся в Юго-Западном углу с Обводным каналом. К этому четырехугольнику с Северной стороны примыкает лаврская земля, в начале, на месте прежнего «деревянного строения», занятая лаврскими двумя кладбищами – Лазаревским и Тихвинским – с 3-я церквами: Лазаревской и Тихвинской на кладбищах и Скорбяшенской над святыми вратами; тут же певческий корпус. А далее, с обеих сторон по Невскому проспекту, земля занята частью лаврскими, частью частными домами и огородами. С Западной стороны, замонастырской, городская земля с городскими сооружениями и земля военного ведомства под казачьими казармами. С Юга к Лавре примыкают отделенные от него только стеною Духовные Академия, Семинария и Училище; последнее даже входит своими окнами в лаврский двор, до сего времени продолжая занимать большую часть Южного лаврского корпуса. С Востока, на низком берегу Невы, расположены лаврские амбары.

Вскоре по открытии Никольского лаврского кладбища Лавра отвела себе на нем в Северо-Западной части особый уголок для погребения братии. На этом братском кладбище похоронен, согласно выраженной им воле, владыка-митрополит Антоний.

Ежедневно лаврский колокол в 4 часа утра призывает братию к утреннему Богослужению. В 7 часов начитается литургия, которая всегда совершается в Лавре в двух церквах: в крестовой митрополичьей церкви, и в одной из лаврских церквей Северо-Восточного угла: в Благовещенской, Духовской, Александро-Невской или Сергиевской. В субботу в 9 часов, а во все прочие дни в 10 часов совершается поздняя литургия в соборе или в Духовской церкви. В 4 часа дня вечернее Богослужение в церкви Святого Духа, а в 6 часов вечернее же Богослужение и утреня в крестовой митрополичьей церкви. В праздники всенощное бдение в 6 часов вечера совершается в соборе. По четвергам бывает после литургии акафист святому благоверному великому князю Александру Невскому у раки его мощей в соборе. По субботам – акафист Успению Богоматери в крестовой церкви.

4 раза в неделю совершается литургия в Тихвинской церкви. Постоянно совершаются в лаврских церквах литургии по просьбам частных лиц.

И Лавра непрерывно и неусыпно совершает свое священное служение Господу на 17-и престолах своих церквей.

В день лаврского праздника 30-го августа 1913-го года, соединенного с воспоминанием двухсотлетнего юбилея, Лавра удостоена высокомилостивого внимания с высоты Престола в рескрипте на имя ее священно-архимандрита, благосклонно обозревающем ее протекшую деятельность за 200 лет.

Высочайший рескрипт

Преосвященный митрополит С.-Петербургский Владимир.

В 1713-м году, основанная Императором Петром Великим, Свято-Троицкая Александро-Невская обитель, с освящениием 25-го марта первой в ней церкви, начала свою духовную жизнь и с того времени два века неусыпно свершает подвиг молитвенного стояния пред Богом при ежедневном Богослужения в монастырских храмах. Двухвековое молитвенное служение обители, возведенной с 1797-го года на степень лавры, ознаменовано и особливыми заслугами ее на пользу Церкви. В первые годы своего существования Александро-Невский монастырь был призван к устроенно церковной жизни в новооснованном царствующем граде Санкт-Петербурге и в призванном к бытию Державным Преобразователем нашего Отечества Российском флоте. В Александро-Невском монастыре получила начало Петербургская духовная школа, возглавляемая ныне духовной академией. Проповедь в монастырских храмах и распространение духовно-назидательных изданий монастырской типoгpaфиeй способствовали христианскому просвещению народа. По преемству от первых лет обитель усердно служит делу христианского благотворения. Благолепные церковные службы в лавре приносят высокое духовное утешение множеству богомольцев. Под сенью лаврских храмов нашли место вечного упокоения многие доблестные сыны России. Созданные в лавре в последнее годы любовью к церковной старине учреждения будут способствовать сохранению в последующие века памяти о событиях и лицах, заслуживающих воспоминания.

На всем протяжении двухвекового своего существования Свято-Троицкая Алекеандро-Невская обитель пользовалась благосклонным вниманием Державных Моих Предков. В настоящий день монастырского праздника, соединенного с воспоминанием двухсотлетия обители, МНЕ приятно выразить Александро-Невской лавре, в лице вашем, МОЕ Монаршее благоволение. Всемогущий Господь, предстательством небесного покровителя лавры, святого благоверного великого князя Александра Невского, да укрепить святую обитель в ее служении православной вере, христианскому просвещению и благотворительности на многие века.

Поручая СЕБЯ молитвам вашим, пребываю к вам неизменно благосклонный.

На подлинном Собственной Его Императорского Величества рукой начертано:

«Николай»

* * *

3871

1-е ПСЗ. XXIV № 18.273.

3872

Рункевич С. Г.. «Русская Церковь в XIX в.», Спб. 1901, стр. 6–7.

3873

Рункевич С.Г., «Русск. Церковь в XIX в.», 7–86. – ПБЭ. I. 461–480.

3874

Рункевич С. Г., «Русск. Ц. в XIX в.», 87–133, – 2-е ПСЗ. XXX № 29.023.

3875

ПБЭ. I, 480–491. – Рункевич С. Г., «Русск. Церковь в XIX в.», 134–179.

3876

ПБЭ. I, 491–500. – Рункевич С. Г., Русск. Ц. в XIX в.», 180–227. – 3-е ПСЗ. I № 1; XIV № 11.014.

3877

1-е ПСЗ. ХLIII № 18.273.

3878

АСС. 1798 г. № 863, л. 3.

3879

АСС. 1798 г № 863, лл. 9. 14. 17. – 1-е ПСЗ XXIV № 18.273.

3880

АСС. 1798 г. № 863, л. 1.

3881

АСС. 1798 г. № 863, лл. 10. 14.

3882

АСС. 1798 г. № 863, лл. 102. 103.

3883

АСС. 1801 г. № 75, лл. 1–79. Полиция доносила: «в 5-м часу по полудни на 27-е число, по его слабости, помре».

3884

Макарий, архим., «Сказание о жизни и трудах преосв. Гавриила», 99–124. 125–146. 135–138: правила для общежительных Монастырей. – Здравомыслов К. Я., «Новг.иер.», 106–112. – «Списки арх.», 12. – ПБЭ. IV, 16–18. – Амвросий, архим., «Ист. Росс, иер.» II, 265.

3885

Строев П.. «Списки», 77. 67. 993. – «Св.-Тр. Александро-Свирский Монастырь», изд. 3-е, СПБ. 1901, стр. 171. – ААНЛ. 1799 г. № 19. лл. 1–2.

3886

Макарий, архим., «Сказание о жизни м. Гавриила», 142. 109.

3887

АННЛ. 1799 г. № 19, л. 1.

3888

Здравомыслов К. Я., «Иерархи Новг. еп.», 124–128. – Строев П., «Списки», 67. 53. 49. 335: кончина показана 10-го августа. – «Списки арх.», 18–19; тоже. – Чистович И. А.. «История Спб. Д. Ак.», 83. 129–130.

3889

Книга высоч. повелений 1799 г.

3890

«Ист.-ст. свед. о Спб. еп.» VIII, 15–25. – ПБЭ. I, 590–592. – Чистович И. А., «Преосвященный Амвросий (Подобедов), митрополит Новгородский и С.-Петербургский», – Странник» 1860 г., май, 156–221; июнь, 225–254. – Чистович И. А., «Руководящие дятели духовного просвщения в России в первой половине XIX-го столтия», СПБ. 1894, стр. 1–184. – Здравомыслов К. Я., «Новг. Иер.», 128–140, – Рункевич С. Г., «Русск. Церковь в XIX в.», 20–57. – «Списки арх.», 15. – Амвросий, архим., «Ист. Росс. иер.» II, 265. – ААНЛ. 1818 г. № 39, лл. 1–33.

3891

У Чистовича И. А., «Ист. Спб. Д. Ак.», 130, напечатано «13-го ноября 1788-го», очевидно, по ошибке, – Ср. Строев П., «Списки», 279: 29-го ноября 1796-го года.

3892

ПБЭ. I, 592–594. – Строев П., «Списки». 272. 54. 48. – «Списки арх.», 20. – Чистович И. А., «Ал.-Невск. Лавра», – «Ист.-ст. свед. о Спб. еп.» VIII, 497. – Чистович И. А., «Ист. Спб. Д. Ак.», 130.

3893

АСС. 1806 г. № 246, – Строев П., «Списки», 274. 272. 293, – Чистович И.А. «Св.-Тр. Ал.-Невск. Лавра», – «Ист.-ст. свд. о Спб. еп.» VIII, 497–498. – Чистович И. А,, Ист, Спб. Д, Ак., 131–132. Здесь неверно указано назначение его наместником Лавры в январе 1803-го года. – ААНЛ. 1806 г. № 40, л, I; 1808 г. № 78, лл. 1–8.

3894

АСС. 1809 г. № 931. – Строев П., «Списки», 275. – Чистович И. А., «История Спб. Д. Ак.», 134. – Мальцев А. П., прот., «Православные церкви и Русские учреждения заграницей», СПб. 1906. Стр. 212. 260. На стр. 212 неверно сказано, будто иеромонах Вениамин из Мадрита переведен в Константинополь.

3895

АСС. 1809 г. 931.

3896

Строев П., «Списки», 57. 274–275.

3897

АСС. 1806 г. № 246. – Строев П., «Списки», 274–275: с 10-го июня.

3898

АСС. 1803 г. № 357.

3899

АСС. 1806 г. № 54.

3900

Строев П., «Списки», 272.

3901

АСС. 1803 г. №№  357 и 639; 1816 г. № 597. – Строев П., «Списки», 275 69. – Чистович И. А., «Ист. Спб. Д. Ак.», 136. – ААНЛ. 1803 г. № 45, лл. 1–2.

3902

АСС. 1816 г. № 1280; тоже 1822 г. 260.

3903

Пушкарев И., «Опис. СПб.» I, 134–136.

3904

АСС. 1806 г. № 444.

3905

Пушкарев И., «Опис. СПБ.» I, 134–136. – Тихон, архим., «К стоп. Св.-Тр. соб.», 34. – Амвросий, архим., «Ист. Росс. иер.» II, 239–234. 244.

3906

ГОАНЛ. I, 195. – Амвросий, архим., «Ист. Росс. иер.» II, 219. – Пушкарев И„ «Опис. СПБ.» I, 143–144.

3907

Амвросий, архим., «История Росс. иер » II, 220. – Пушкарев И., «Опис, СПБ» I, 143. – НГОАНЛ. III, 33.

3908

АСС. 1809 г. № 168.

3909

Амвросий, архим., «Ист. Росс. иер.» II, 222.

3910

Амвросий, архим., «Ист. Росс. иер.» II, 223.

3911

Амвросий, архим., «Ист. Росс, иер.» II, 223.

3912

Амвросий, архим., «Ист. Росс, иер.» II, 222.

3913

Амвросий, архим., «Ист. Росс. иер.» II, 221.

3914

Амвросий, архим., «Ист. Росс. иер.» II, 221–222.

3915

Амвросий, архим., «Ист. Росс. иер.» II, 221.

3916

Амвросий, архим., «История Росс, иер.» II, 220–221.

3917

Амвросий, архим., «Ист. Росс, иер.» II, 224.

3918

Чистович И. А., «Ист. Спб. Д. Ак.», 429–430: закладка 10-го июля. «Ист.-ст. свед. о Спб. еп.». VIII, 21: 10 июня, в воскресенье. – КДУ. 1817 г. № 1887, л. 115.

3919

Амвросий, архим., «История Росс, иер.» II, 185.

3920

Амвросий, архим., «История Росс. иер.» II. 184.

3921

Амвросий архим., «История Росс. иер.» II, 218. 219, 220.

3922

АСС. 1805 г. № 624.

3923

«Ист.-ст. свед. О СПб. еп». VIII, 23.

3924

ГОАНЛ. I, 165. 167. 168. – Амвросий, архим.,«Ист. Росс. иер. II, 251. 252.

3925

Амвросий, архим., «Ист. Росс. иер.» II, 245.

3926

На странице 135-й, на снимкt Благовещенской церкви, плита виднеется в левом углу, пред иконой Богоматери.

3927

АСС. 1814 г. № 463.

3928

АСС. 1814 г. № 494.

3929

АСС. 1862 г. № 2165.

3930

АСС. 1862 г. № 2165.

3931

АСС. 1821 г. № 482 лл. 20. 12.

3932

АСС. 1821 г. № 482.

3933

АСС. 1861 г. № 1554 (4799), л. 1.

3934

Б. Н., «Церк. Невско-прих.». – «Ист.-ст. свед. о Спб. еп.» V, II, 385–385.

3935

У Чистовича И. А., «Руков. деят.», 115: 20-го июня – опечатка.

3936

Книга высоч. повелений 1818 г., 79, – АСС. 1818 г. № 277, л 1.

3937

Книга высоч. повел. 1818 г., 83. – АСС. 1818 г. № 277, л. 125.

3938

Книга высоч. повел. 1818 г., 122. – АСС. 1818 г. № 277, л. 137.

3939

Книга высоч. повел. 1818 г., 135.

3940

Книга высоч. повел. 1818 г., 138.

3941

«Ист.-ст. свед. о Спб еп.» VIII, 25–32; архимандритом с 1-го декабря. – Чистович И. А., «Руковод. деятели», 114–116. 189–211: архимандритом с 4-го декабря. – Строев П., «Списки», 48: архимандрит с 6-го декабря. – Рункевич С. Г., «Русск. Ц. в XIX в.», 57–59. – «Бесды, в разных местах и в разные времена говоренные членом Святейшего Синода и Комиссии Духовных Училищ Михаилом, митрополитом Новгородским и Петербургский, Эстляндским и Лифляндским и Свято-Тронцкие Александро-Невские Лавры архимандритом и кавалером», тт. I–XVI, Москва, 1845–1857. Некоторые томы имеют такое посвящение: В прославление сладчайшего имени Богочеловка Иисуса Христа благоговейно и во внутреннее назидание верующих в Него с священнослужительским усердием посвящаются». – Списки арх », 20. – Здравомыслов К Я., «Новг. иер.», 151–159. – ААНЛ. 1818 г. № 39, лл. 1–34; 1821 г. № 46, лл. 1–92.

3942

АСС. 1819 г. № 166. – Строев П., «Списки», 54.

3943

АСС. 1822 г. № 260. – Строев П., «Списки», 71. 492. 993. – «Св-Тр. Ал.-Свир. Мон.», 171. – Чистович И. А., «Св.-Тр. Ал.-Невск. Лавра», – «Ист.-ст. свед. о СПб. еп.» VIII, 498.

3944

АСС. 1819 г. № 166.

3945

ГОАНЛ. I, 285 – НГОАНЛ. III. 69. 70.

3946

Раз назван Прокопием, другой – Феодором.

3947

На месте Царских врат – «Фомино уврение», справа – «Взятие на небо Богородицы», далее, на Южной двери, «Архангел Гавриил», за нею «Благоверный князь Феодор». Слева от Царских врать Сошествие Святого Духа», на Северной двери «Архангел Михаил», за ним «Александр Невский. Во втором ярусе: над Царскими вратами – «Сияние», справа – «Рождество Богородицы», «Введение», «Благовещение»; слева – «Рождество Христово», «Сртение», «Богоявление». 3-й ярус остается пустым на рисунке. 4-й ярус: в середине «Вечеря», справа – «Спаситель в терновом венце, слева «Моление о Чаше», на правом краю – «Покрытая скрижаль», на левом – «Открытая Вера с Чашею и Крестом». Наверху – 5-й ярус – «Распятие с предстоящими». – ААНЛ. 1819 г. № 78, л. 36.

3948

ААНЛ. 1819 г. № 78, лл. 1–68; 1820 г. № 12. – АСС. 1821 г. № 482, л. 1

3949

НГОАНЛ. 129–130.

3950

НГОАНЛ. I. 129.

3951

ААНЛ. 1819 г. № 78, л. 25.

3952

Чистович И. А., «Ист. СПб. Д. Ак.», 430.

3953

АСС. 1821 г. № 462, лл. 21. 2. 3. 12–14. – ААНЛ 1821 г. № 46, лл. 33–34. 36–37. 51–52 bis. 63–64.

3954

ААНЛ. 1821 г. № 46, л. 1.

3955

«Списки арх.», 24. – ПБЭ. VII, 717.

3956

Книга высоч. повел. 1821 г., л. 93. – ААНЛ. 1821 г. № 61. л. 1.

3957

«Ист.-ст. свед. о СПб. еп.» VIII, 32–45. – Здравомыслов К. Я., «Новг. иер.», 161–171. – Рункевич С. Г., «Русск. Церковь в XIX в.», 63–67. 132–133. – «Списки арх.», 19, – Чистович И. А., «Руковод. Детели», 116. 212–242 – Рункевич С. Г., «Краткий истор. очерк столетия Минской епархии», Минск. 1893, стр. 53–56. – ГОАНЛ. I. 69. – СИРИО. CXIII, 19–27.

3958

«Списки арх », 31.

3959

АСС. 1822 г. № 260.

3960

АСС. 1828 г. № 1290.

3961

АСС. 1825 г. № 378.

3962

АСС. 1828 г. № 1290.

3963

АСС. 1828 г. № 1290.

3964

АСС. 1828 г. 1290. – Здесь перевод в наместники показан 14-го марта. – Но см. ниже и АСС. 1838 г. 1570. – У Чистовича И. А., «Ал.-Невск. Лавра», – «Ист.-ст. свед. о Спб. еп.» VIII, 498. неверно показана наместником с 1828-го года.

3965

АСС. 1838 г. № 1570. – Строев П., «Списки», 640. 638.

3966

АСС 1839 г. № 1664. – Архимандрит Анатолий (Мартыновский) 4-го августа 1840-го года хиротонисан во епископа Екатеринбургская. – Строев П., «Списки», 61–62.

3967

АСС. 1842 г. № 1796.

3968

АСС. 1839 г. № 40; 1842 г. 1424. – Строев П., «Списки», 275.

3969

АСС. 1842 г. № 1424.

3970

АСС. 1842 г. 1424.

3971

НГОАНЛ. I, 129. – Павлов А., «Опис. Ал.-Невск. Лавры», 42.

3972

ААНЛ. 1819 г. № 78, лл. 50. 64. 72. – Было пожертвованиe и по завещании – купца Николая Пахотина в 2.000 рублей. – ААНЛ  1823 г. № 63, лл. 1–21.

3973

ААНЛ. 1822 г. № 2, ч. I, л. 51.

3974

ААНЛ. 1822 г. № 63, л. 1; 1821 № 105. лл. 2. 5; 1822 г. № 2. ч. I, лл 91. 122. 162. 171–173.

3975

ААНЛ. 1822 г. № 2, ч. I, лл 5. 130–131.

3976

ААНЛ. 1822 г. № 2, ч. I, лл. 20. 86. 130–131. Дека, на которой был написан образ, раскололась.

3977

ААНЛ. 1822 г. № 2, ч. I, л. 39.

3978

ААНЛ. 1822 г. № 2, ч. I, л 87.

3979

ААНЛ. 1822 г. № 2, ч. I, лл. 113. 129.

3980

ААНЛ. 1822 г. № 3, ч. II, л. 11 (13).

3981

ААНЛ 1822 г. № 2, ч. I, лл. 74. 112. 140; 1822 г.№ 3, ч. II. лл. 17–18 25.

3982

ГОАНЛ. I. 141–149. – ААНЛ. 1822 г. № 2, ч. I, л. 115. – Павлов А., «Опис. Ал.-Невск. Лавры», 44.

3983

ГОАНЛ. I, 141.

3984

ААЛ. 1822 г. № 3. ч. II, л. 12 (14). Иконостас написан за 700 рублей и в июле 1822-го года был освидтельствован.

3985

ААНЛ. 1822 г. № 2, ч. I, лл. 28–29. 31. Условие с живописцем Марком Набоковым и рисунок иконостаса, 18-го марта 1822-го года.

3986

ААНЛ. 1819 г. № 78. лл. 52. 55.

3987

ААНЛ. 1819 г. № 105, л. 6 (не вошедший в нумерацию): 29-го марта.

3988

ААНЛ. 1822 г. № 2, ч. I, л. 170.

3989

ААНЛ. 1822 г. № 2, ч. I. л. 170.

3990

ААНЛ. 1819 г. № 78, лл. 69–70.

3991

ГОАНЛ. I, 195. – Павлов А., «Опис. Ал-Невск. Лавры», 46.

3992

ГОАНЛ I, 7.

3993

ГОАНЛ. 1,165.

3994

ГОАНЛ. 1,169.

3995

ГОАНЛ. I, 151–152.

3996

ГОАНЛ. I, 159.

3997

ГОАНЛ. I, 246–248.

3998

ГОАНЛ. I, 253–258.

3999

ГОАНЛ. I, 263.

4000

ГОАНЛ. I, 265.

4001

ААНЛ. 1823 г. № 29, лл. 1–7.

4002

ААНЛ. 1822 г. № 2, ч. I, лп. 100–104. 132. 149. 154–160; 1822 г. № 3, 11, лл. 19–22. 119–120. 144 166. 173.

4003

ААНЛ 1822 г. № 2, ч. I, лл. 23. 46. 97; 1822 г. № 3, ч. II, л. 110.

4004

ААНЛ. 1822 г. № 3, ч. II, лл. 29–53.

4005

Надеждин А. Н., «История Спб. Дух. Семинарии», Спб. 1885, стр. 214–219.

4006

ААНЛ. 1822 г. № 104, лл. 1–46 1822; г. № 145, лл. 1–5.

4007

Надеждин А. Н., «Ист. Спб. Д. Сем.». 219–220. 308–310.

4008

АСС. 1821 г. № 482, пл. 2. 3. 9. 10. – ААНЛ. 1821 г. № 63.

4009

ААНЛ. 1821 г. № 105, л. 3.

4010

ААНЛ. 1822 г. № 2. ч. I. л. 45.

4011

ААНЛ. 1822 г. № 2, ч. I, л. 65.

4012

ААНЛ. 1822 г. № 2, ч. I. л. 111.

4013

ААНЛ. 1822 г. № 2, ч. I. л. 161.

4014

ААНЛ. 1822 г. № 2, ч. I. л. 6.

4015

ААНЛ. 1822 г. № 2, лл. 10. 123.

4016

ААНЛ. 1822 г. № 3, ч. II, л. 54.

4017

ААНЛ. 1822 г. № 2, ч. I, лл. 143–148.

4018

ААНЛ. 1822 г. № 3, ч. II. л. 63.

4019

ААНЛ. 1822 г. № 3, ч. II, лл. 63–64. 54–62. 65–67. 111. 142. 148.

4020

ААНЛ. 1819 г. № 78, лл. 69. 71.

4021

Опись 1888 г., 21. 20. 7; 1864г. 11.103. 102. – ААНЛ. 1847 г. № 55, лл. 1–92.

4022

АСС. 1842 г. № 742 (2384), лл. 1–42.

4023

Чистович И. А., «Ал.-Невская Лавра.», – «Ист.-ст. свед. о Спб.еп». VIII, 511–513.

4024

«Жизнеописание отеч. подвижников благочестия XVIII-го и XIX-го веков». май, 225–229.

4025

Книга высоч. Повел. 1843 г., л. 53.

4026

«Списки арх.», 28. – ПБЭ. I, 1092–1093.

4027

«Ист.-стат. свед. о Спб. еп.» VIII, 45–52. – «Списки арх.», 31. – Амвросий, архим., «Преосвященный Антоний, митрополит Новгородский и С.-Петербургский, первый архиепископ Варшавский», – Странник» 1861г., октябрь, 145–154. – Громачевский А., «Преосвященный Антоний, митрополит Новгородский и С.-Петербургский», – «Странник» 1861 г., август, 25–58. – Здравомыслов К. Я., «Новг. иер.», 182–192. – АСС. 1848 г. № 1551; 1848 г. № 214; 1848 г. № 1010; 1848 г. № 1704. – СИРИО. CXIII, 89–106.

4028

АСС. 1843 г. № 1753.

4029

АСС. 1844 г. № 647.

4030

АСС. 1853 г. № 893. – Чистович И. А., «Св.-Тр. Ал.-Невск. Лавра», – «Ист. ст. свд. о Спб. еп.», III. 498.

4031

АСС. 1843 г. № 1753.

4032

АСС. 1853 г. № 893.

4033

ГОАНЛ. I, 9, – Громачевский А.. «Преосв. Антоний.». – «Странник» 1861 г., августа, 52–53, – «Ист.-ст. свед. о Спб. еп.» VIII, 50.

4034

ГОАНЛ. I, 195–196.

4035

АСС. 1846 г. № 1830 (2778), лл. 1–244.

4036

АСС. 1848 г. № 1855.

4037

АСС. 1846 г. № 1830 (2778), лл. 1–244.

4038

Книга высоч, повел. 1848 г., л. 259.

4039

АСС. 1848 г. № 1490, лл. 2 и 14.

4040

Книга высоч. повелений 1843 г., л. 280 – АСС. 1848 г. № 1490, л. 26.

4041

АСС. 1848 г. № 1706 (1965), лл. 1–2.

4042

Ист.-ст. свед. о Спб. еп.» VIII, 52–73. – «Списки арх.», 27. – Здравомыслов К. Я., «Новг. иер.», 191–199, – АСС. 1856 г. № 1648 (2753), лл. 1–14. 35–39. – Рункевич С. Г., «Краткий историч. очерк стол. Минской еп.», 66–83. – СИРИО. CXIII, 116–133. – ПБЭ. III, 774–775.

4043

АСС. 1855 г. № 1102.

4044

АСС. 1855 г. № 1102.

4045

АСС. 1853 г. № 893.

4046

«Списки арх.», 48–49. – Строев П., «Списки», 54. – Чистович И. А., «Ал.-Невск. Лавра», – «Ист.-ст. свд. о Спб. еп.» VIII, 498.

4047

ГОАНЛ. I, 285. 286. – НГОАНЛ. III, 70.

4048

ГОАНЛ. I, 150.

4049

«Списки арх.», 43–44.

4050

АСС. 1857 г. № 1982 (1668), лл 1–14.

4051

«Ист.-ст. свед. о Спб. еп.» VIII, 63–72. – Здравомыслов К. Я., «Новг. иер.», 205–212. – АСС. 1860 г. № 1291 (649), л. 6; 1860 г. № 1226 (647); 1860 г. 1292 (4838); 1856 г. № 1648 (2753), лл. 15–34. 40–43. – ПБЭ. VII, 718–719.

4052

АСС. 1860 г. № 1292.

4053

«Списки арх.», 49, – Чистович И. А., «Св.-Тр. Ал.-Невск, Лавра, – «Ист.-ст. свед. о Спб. еп.» VIII, 498.

4054

АСС. 1860 г. № 89. – Чистович И. А., «Ал.-Невск. Лавра». – «Ист.-ст. свд. о Спб. еп.» VIII, 498–499.

4055

2-е ПСЗ. ХХХIII № 32.794. – АСС. 1862 г. № 1090, лл. 3–4.

4056

ААНЛ. 1860 г. № 91, лл. 1–54.

4057

АСС. 1857 г. № 2425.

4058

Гуляев В., свящ., «Церковь св. Павла Исповедника», – «Ист.-ст. сведения о Спб. еп.» VI. II, 299.

4059

АСС 1861 г. № 1554 (4799), лл. 2–16.

4060

АСС. 1860 г. № 1291 (649), лл. 1–5.

4061

«Списки арх.». 49.

4062

АСС. 1892 г. № 45, лл. 20–40. – «Ист.-ст. свед. о Спб. еп.» VIII, 74–80. – Здравомыслов К. Я., «Новг. иер.», 214–224. – Рункевич С. Г., «Русск. Церковь в XIX в.», 149. 174. – Ц. Вед. 1892 г., ч. офф., 385–384; ч. неоф. 1267–1281. 1307–1310. 1323–1325. 1357. – АСС, форм, списки, 119.

4063

АСС 1863 г. № 923.

4064

АСС. 1863 г. № 1195; 1852 г. № 1864; 1855 г. № 82; 1866 г. № 376; 1866 г. № 516. – Строев П., «Списки», 49. – «Списки арх.», 55–56. – Чистович И. А., «Ал.-Невск, Лавра», – «Ист.-ст. свед. о Спб. еп.» VIII, 499. – Родосский А. С, «Биограф. словарь студентов Спб. Д. Акад.», Спб. 1907, стр. 102–103.

4065

«Списки арх.», 56–57. – Чистович И. А., «Ал.-Невск. Лавра», – «Ист.-ст. свед. о Спб. еп.» VIII, 499. – АСС. 1865 г. № 376.

4066

«Списки арх.», 81. – Чистович И.А. «Ал.-Невск. Лавра», – «Ист.-ст. свед. о СПб еп.». VIII, 499. – АСС. 1871 г. № 1296.

4067

АСС. 1871 г. № 1296.

4068

«Списки арх.», 64. – Чистович И. А., «Ал.-Невск. Лавра», – «Ист.-ст. свед. о Спб. еп.» VIII, 499–500, – Строева П., «Списки», 178. 197. – АСС. 1873 г. № 1644.

4069

Рункевич С.Г., «Кр. истор. очерк Минской епархии», 122–123. – «Списки арх.», 70. – АСС. 1875 г. № 1289.

4070

Чистович И. А., «Ал.-Невск. Лавра», – «Ист.-ст. свед. о Спб. еп.» VIII, 500. – АСС. 1883 г. № 238; 1888 г. № 47.

4071

АСС. 1888 г. № 47; 1890 г. № 1557; 1881 г. № 18; 1879 г. № 1141: «имея хорошую физическую силу, он помогал команде выгружать порох, отвез его в безопасное мсто и по возвращении на судно спас все имущество походной церкви, не заботясь о личном имуществе»; 1882 г. № 575. – «Формулярные списки» 1888 г., 1–6.

4072

АСС. 1890 г. № 18; 1871 г. № 1360; 1871 г. № 1297. – ААНЛ., форм, списки 1893 г., лл. 1–6.

4073

Опись крестовой церкви, 2.

4074

ААНЛ. 1860 г. № 91, лл. 1–414, – Чистович И. А., «Ал.-Невск. Лавра», – «Ист.-ст. свед. о Спб. еп.» VIII, 486. – Опись крестовой церкви, лл. 1–4.

4075

ААНЛ. 1860 г. № 91, л. 256.

4076

НГОАНЛ. I, 55–57. – Чистович И. А., «Ал-Невск. Лавра», – «Ист.-ст. свед. о Спб. еп.» VIII, 490. 491.

4077

ААНЛ. 1861 г. № 69, лл. 1–26; 1860 г. № 91, лл. 1–191.

4078

АСС. 1863 г, № 1418.

4079

АААЛ. 1867 г. № 100, лл. 1–80.

4080

ААНЛ. 1868 г. № 133, лл. 1–20.

4081

НГОАНЛ. III. 1. 2. – Чистович И. А., «Ал.-Невск. Лавра», – «Ист.-ст. свед. о Спб. еп.» VIII, 486–487 – ААНЛ. 1868 г. № 115, лл. 1–18: опись.

4082

ААНЛ. 1869 г. № 78, лл. 1–77. – НГОАНЛ. 11, 202–210. – Чистович И. А., «Ал.-Невск. Лавра», – «Ист.-ст. сведения о СПБ»  VIII, 486.

4083

Опись 1888 г., 3. 19. 13. 54: 1864 г., 3. 83: в 1864-мт, году церковь Троицкая уже строилась.

4084

НГОАНЛ. III, 95–96. – ААНЛ. 1889 г. № 219, лл. 1–227. – АСС. 1890 г. № 1122.

4085

НГОАНЛ. III, 33. – Б. Н., «Церковь Невско-прих.,» – «Ист.-ст. свед. о Спб. еп.» V.

4086

НГОАНЛ. III. 34.

4087

АСС. 1876 г. № 1105, – «Списки арх.», 452.

4088

АСС. 1664 г. № 470.

4089

АСС. 1862 г. № 1090.

4090

Ц. Вд. 1892 г. № 43.

4091

АСС. 1898 г. № 990.

4092

«Списки арх.», 82.

4093

ААНЛ., Форм. Списки 1898 г., лл. 1–5.

4094

ААНЛ. 1894 г. № 60. – НГОАНЛ. III, 153.

4095

ААНЛ. 1996 г. № 50. – НГОАНЛ. III, 187–168.

4096

НГОАНЛ. I, 133. 249.

4097

Антоний, митрополит, «Речи, слова и поучения», Спб. 1912.

4098

«Памяти высокопреосвященного Антония, митрополита. С.-Петербургского», Спб. 1912 (оттиск статей, напечатанных в Церк. Вед.). – Церк. Вед. 1912 г. №№ 18, 44, 45 и др. – «Народная Академия», изд. С. Г. Рункевича, 1897 г.. II, 3–11. – Галкин М., свящ., «Митрополит Антоний», издание журнала «Приходской Священник», Спб. 1913 г. – «Отдых Христианина», 1912 г., май. – «Странник» 1912 г., ноябрь; 1907 г., февраль: ответ Историка на письмо доктора Дубровина. – ПБЭ. 1, 893–904, – Рункевич С. Г., «Русск. Церк. в XIX в.», 229. – «Новое Время»1912 г., 3 и 6 ноября; статьи В. В. Розанова, М. О. Меньшикова. Н. И. Афанасьева. – «Церковный Голос» 1906 г. № 11, стр. 335–342.

4099

ААНЛ., Форм, списки 1898 г., лл. 11–14.

4100

ААНЛ. 1804 г. № 80, лл. 1-я и 2-я.

4101

ААНЛ. 1902 г. № 62 – Покровский И.М., рпофессор Казанский Духовной Акдемии, “Правосл. Собеседник» 1911 г., октябрь, 404: «оба огромных тома изданы образцово. Описание лаврского Архива ведется прекрасно. Это очень ценное по стоимости издание еще ценнее по своему внутреннему достоинствоу». – Верховский П.В., профессор Варшавского Университета, «Варш.Дневник» 1911 г. № 251, стр. 3: «выпуск в свет уже второго тома Описание Архива Александро-Невской Лавры заслуживает серьезного общественного внимания. Сотрудники редактора выполнили свой нелегкий труд превосходно и вполне научно. Духовный же Собор Лавры не остановился пред значительными затратами на это культурное дело, столь ценное для исторической науки. Это новое культурное дело Русского монашества заслуживает теплого внимания Русского общества и искренней признательности издателям». – Завьялов А.А., Ц. вед. 1903 г. № 20. – Здравомыслов К.Я., Ц. Вед. 1911 г. № 19–20.

4102

ААНЛ. 1911 г. № 98.

4103

ААНЛ. 1909 г. № 98.

4104

ААНЛ. 1901 г. № 112.

4105

ААНЛ. 1908 г. № 58.

4106

«Состав Свят. Правит. Синода», 6–7

4107

Ц. Вд. 1912 г. № 47.

4108

«Народная академия» III, 74–77.

4109

Ц.Вед. 1912 г. № 47.


Источник: Рункевич С.Г. Александро-Невская Лавра, 1713–1913: Ист. исслед. д-ра церков. истории С.Г. Рункевича. – СПб.: Синод, тип., 1913. – 1131 с.

Комментарии для сайта Cackle