Азбука веры Православная библиотека Жития святых Пример безграничного смирения (подвижники благочестия XX века)


свящ. Павел Лизгунов, З. Чесноков

Пример безграничного смирения (подвижники благочестия XX века)

Содержание

Предисловие Введение Подвижник Глинской Пустыни. Схиархимандрит Андроник (Лукаш). Опыт жизнеописания Глава 1. Начало пути Глава 2. Мытарства Служение при епископе Павлине (Крошечкине) Первое заключение. Сиблаг Скитания Второе заключение. Колыма Глава 3. Глинская Пустынь Прибытие Обязанности Жизнь старца в обители Духовный облик старца Чудеса Пастырство Отношения с церковной иерархией Роль отца Андроника в жизни монастыря Глава 4. В Закавказье Прибытие Образ жизни, служение, духовный облик Пастырство Чудеса Взаимоотношения с митрополитом Зиновием Последние дни жизни, кончина Посмертное почитание и чудеса Заключение Пример безграничного смирения. Преподобный Андроник (Лукаш) Свет мира Служение Богу и ближним Память о Глинской Пустыни Тетрадка О силе Креста О борьбе со страстями О пьянстве О покаянии О причащении О страхе Божием О несении креста Об отношении к смерти О священстве О посте и чревоугодии О получении просимого О лукавстве О лжи О лености Об искушениях Об осуждении О перенесении скорбей и болезней О любви христианской О молитве О послушании О гордости и смиренномудрии Об отчитке О посещении больных О посещении храма О благодарении О благословении Духовные чада «Всегда помнящий вас...» «Да будет воля Божия» Как следует встречать церковные праздники Ныне только спрашивают, но ничего не делают Забота об учащихся Духовное единство Советы монашествующим О памятовании монашеских обетов О том, как должен монах пребывать в келии О том, как следует жить монаху О свободе от страстей О безмолвии О хранении чистоты сердечной О всепрощении О посте О послушании старцу О необходимости трудиться О смиренномудрии О видении и оплакивании грехов своих О богатстве и сребролюбии О суетности мира О монашеском одеянии О своеволии Об осуждении О памятовании грехов своих О творении милостыни О тщеславии Об уединении О воздержании О блудной похоти О целомудрии О духовной брани О борьбе с нечистыми помыслами О нестяжании О бодрствовании О необходимости читать святоотеческие творения О том, как спастись О том, как подобает молиться Одно из писем батюшки Вместо эпилога  

 

Предисловие

Найти настоящего биографа – редкая удача.Сколько было канонизировано святых в лоне Церкви, но в памяти остались лишь те, чьи имена и жития дошли до нас. Поэтому я с особенным удовольствием представляю новую книгу священника Павла Лизгунова и Зиновия Чеснокова, где авторы собрали рассказы о святых старцах, живших совсем недавно.

Эта книга представляется мне чрезвычайно актуальной сегодня по следующим причинам. Отец Андроник был одним из старцев, населявших Глинскую пустынь в первой половине XX века – то есть в один из наиболее трагичных периодов русской истории. После Октябрьской революции 1917 года монастыри один за другим закрывались, монахов разгоняли. Многие погибали в лагерях. Глинскую пустынь, вновь открывшуюся во время Второй мировой войны, повторно закрыли в 1961 году, и братии пришлось искать убежища на Кавказе, на самой границе Советского Союза.

Таким образом, институт монашества был упразднен, монастыри, за редким исключением, – разрушены. Означало ли это гибель русского монашества как такового?

Отнюдь нет! Потому что людям удалось уничтожить только то, что создавалось человеческими руками. А монашество не было делом рук человеческих, оно – дар Духа Святого, ниспосланный Церкви в самом начале ее истории, то есть в те времена, когда равноапостольный Константин Великий признал за ней право на существование.

Раннехристианское монашество с самого начала обрело свое абсолютное, боговдохновенное воплощение, можно сказать свою икону, в лице преподобного Антония Великого. После него множество других старцев являли этот совершенный образ, каждый по-своему, в собственной неповторимой манере. В лоне православного монашества столетие за столетием воплощался этот образ монаха, его «икона», в многочисленных благодатных подвижниках, именовавшихся у греков герондами, а у русских – старцами.

Старчество, строго говоря, не является церковной институцией. Оно не учреждается церковными властями, но становится даром духовного наставничества, внушенного Духом Святым. Этот дар может быть только воспринят тем, кому он ниспослан, тогда как задача духовных властей состоит в том, чтобы распознать, подлинно ли дар сей внушен Духом Святым.

Таким образом, имея Божественное происхождение, эта «икона монаха» не может быть разрушена силами, враждебными Церкви. Только сами христиане, забыв о своем достоянии, способны «угашать Духа», как сказано у апостола (см.: 1Фес 5,19), то есть гасить в себе искру Божию, ниспосланную свыше.

Этим, на мой взгляд, объясняется тот факт, что институт монашества и собственно монастыри могли быть упразднены атеистической властью, вследствие чего, в данном контексте, мы можем говорить о некоем историческом разломе, разделяющем досоветский и постсоветский периоды. Однако, если смотреть в более возвышенном, духовном аспекте, никакого «разлома» не было, поскольку старцы в России встречались и в советское время.

Зачастую это были монахи, изгнанные из своих монастырей, вырванные из привычного устава монастырской жизни и вынужденные селиться в глухих местах, порой даже нелегально. Но невзирая на это, они сохраняли в себе саму сущность богоданного монашества. И, по моему глубокому убеждению, именно таким вот «живым иконам» мы обязаны нынешним возрождением монашеской жизни.

Но пример этих святых отцов – еще и напоминание всем нам: недостаточно восстановить монастыри и позолотить купола новопостроенных храмов! Это, безусловно, необходимо, но куда важнее дело еще более трудоемкое – возрождение жизни духовной. И неоценимую помощь в этом может оказать обстоятельное изучение житий и наставлений святых отцов советского периода. Ведь через них, через эти «живые воплощения» монашества, мы познаём суть нашего призвания. Когда под натиском атеистической власти распадаются сообщества и рушатся великолепные здания, суть эта, благодаря своей Божественной природе, остается неизменной.

Если бы мне нужно было сформулировать, в чем состоит суть монашеского призвания, я не нашел бы ничего лучше слов Спасителя, обращенных ко всем христианам, достойным такого звания: Возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим (Мф 11,29].

Своей кротостью сердечной монахи исполняют заповедь любви ко Господу и к ближнему; в своем смирении черпают они силу нести «иго Христово», свой крест, который умерщвляет ветхого человека и воскрешает человека нового. Житие и наставления старца Андроника, простые и искренние, являют собой яркое доказательство того, что это возможно в любые времена и при любых обстоятельствах, а значит, и в наши дни.

Молитвами преподобного отца нашего Андроника, Господи Иисусе Христе, дай нам силы уподобиться ему!

Схиархимандрит Гавриил (Бунге)

Введение

25 марта 2009 года на заседании Священного Синода Украинской Православной Церкви Московского Патриархата принято решение о канонизации подвижников благочестия Глинской пустыни схиархимандрита Андроника (Лукаша), схиархимандрита Серафима (Романцова) и схимитрополита Серафима (Мажуги) как местночтимых святых.

21 августа 2010 года за Божественной литургией в монастыре Рождества Пресвятой Богородицы (Глинская пустынь) совершен чин прославления этих подвижников, которые несли монашеское послушание в этой обители.

Эти святые – яркая страница в истории Русской Церкви XX столетия. Служа в старинной Глинской пустыни с начала века, они сумели усвоить дореволюционную монастырскую традицию, пронести ее через лагеря и явили ярчайшее свидетельство о Христе в послевоенной России. Глинская пустынь этого периода была уникальным примером подлинной православной монашеской обители в расцерковленном мире. Сюда ехали со всей России, чтобы просто подышать воздухом христианства, вспомнить, что это такое, духовно обновиться и начать новую, более осознанную и бодренную христианскую жизнь.

Эти святые духовно связывают собой три православные республики СССР: Украину, Россию, где они начинали подвиг, и Грузию, где подвизались в последние годы своей жизни. Они служили Богу и ближним, свидетельствовали о Христе, духовно помогали нуждающимся во всех трех тогдашних республиках, во всех трех они и почитались. Их прославление, церковное почитание, изучение и распространение их житий и наследия представляется особенно актуальным сейчас, когда взаимоотношения трех православных государств не просты. Это может внести свою лепту в укрепление межгосударственных отношений – как с позиций мировоззренческих, так и с духовной стороны.

Цель нашей работы – составление жизнеописания одного из трех святых, схиархимандрита Андроника (Лукаша). Для этого мы решили взять имеющиеся жизнеописания подвижника, сопоставить их, уточнить и расширить за счет привлечения дополнительного материала.

Подлинное житие не биография, но духовно-нравственный портрет святого, возгревающий в читателе ревность и подающий ему пример подлинно христианской жизни.

Наша работа, быть может, точнее должна быть определена как опыт жизнеописания. Если она в какой-то мере послужит фактической основой для составления полноценного жития этого святого человеком более опытным, мы будем считать свою задачу выполненной.

Подвижник Глинской Пустыни. Схиархимандрит Андроник (Лукаш) опыт жизнеописания

Глава 1. Начало пути

Алексей Андреевич Лукаш, будущий схиархимандрит Андроник, родился 12 февраля 1889 года в селе Лупа Лохвицкого уезда Полтавской губернии в семье крестьянина Андрея и его жены Акилины.

В это время, в конце XIX века, немалая часть простого верующего народа в России еще хранила унаследованное от предков православное благочестие и традиции. Однако реформы 1860-х годов – крестьянская, земская, военная и судебная – серьезно поколебали устойчивый быт крестьян, внесли разобщение в их среду. Это приводило многих к религиозной теплохладности и даже утрате веры, порождало различные социальные проблемы. Одной из них было пьянство, распространившееся среди городской бедноты, а затем и в деревне.

Не миновали эти перемены и родителей Алексея. Его отец был почтальоном в своем селе и возил почту из города Ромны. Он был пристрастен к алкоголю и обладал вспыльчивым, раздражительным и жестоким нравом. Это проявлялось в его отношении к жене, несмотря на расположение к ней. Нетрезвый он доходил до побоев. Его отношение к вере, по-видимому, было не слишком ревностным. Так, он запрещал жене ездить на поклонение к святым местам. Мать Алексея, Акилина, очень красивая, сохранила в себе традиционное православное благочестие. Она обладала большой верой, скромностью, смирением, кротостью и целомудрием. Гнев мужа она старалась умиротворять кротким молчанием, смирением и сдержанностью, не противореча ему ни делом, ни словом.

В семье Лукашей было пять детей: Филипп, Иоанн, Варвара, Алексей и Василий. Акилина старалась воспитывать детей в духе традиционного православного благочестия: наполняла их души христианскими истинами, возбуждала голос совести, учила молитве, крестному знамению. Старший сын, Филипп, был тих, кроток и спокоен. Он скончался в юности, как и его сестра Варвара.

Иоанн жил до преклонного возраста и, к сожалению, унаследовал некоторые из отрицательных качеств отца, от которых матери впоследствии также пришлось пострадать.

В отношении Алексея христианское воспитание принесло особенно добрые плоды. Часто ночью, тайком, с удивительным для своих лет усердием Алексей молился о родных, не увлекался детскими играми, но с интересом прислушивался к разговорам взрослых. С детства в нем проявились невозмутимая кротость и непоколебимое спокойствие, которые сопутствовали ему до конца жизни.

В 1896 году, по достижении семи лет, Алексей был отдан в сельскую церковно-приходскую школу. В это время действовали правила 1894 года, разработанные по инициативе обер-прокурора Святейшего Синода К.П.Победоносцева. Согласно этим правилам, в программы обучения церковноприходских школ включались Закон Божий, церковнославянский и русский языки, арифметика, церковное пение. Школы имели назначение общеобразовательное и направление вполне церковное. В школе успехи Алексея были не блестящие, но за три года обучения он ни разу не был оставлен на второй год. По его воспоминаниям, он очень боялся гнева отца в случае несдачи экзаменов, но такого ни разу не случилось.

По окончании Алексеем школы отец, почтальон, устроил сына волостным кучером. Он возил начальство в уездный город, иногда забирал почту для волости. Серьезностью и исполнительностью, ответственным отношением к работе он заслужил доверие начальства, и очень часто ему давали серьезные поручения. В пути, особенно когда ехал один, он погружался в молитву – в «мир, где непрестанно славится имя Божие».

Мать часто рассказывала ему о монастырях и жизни в них, эти рассказы Алексей воспринял очень глубоко и с ранних лет загорелся жаждой иноческой жизни. Акилина знала о его желании, но от отца они оба это скрывали. Постепенно в Алексее созрело решение оставить мир, но как его осуществить, он не знал.

Однажды в воскресный день, идя из храма после литургии, Алексей встретил странника. Они разговорились. Странник, бывавший в Иерусалиме, на Афоне и во многих святых местах России, сразу почувствовал в нем иноческие устремления. На следующий вечер они встретились на кладбище (так было удобнее Алексею), и странник рассказал ему о русских монастырях, их уставах и обычаях. Он рассказывал о Киево-Печерской и Троице-Сергиевой лаврах, о Валааме, Саровской, Оптиной и Глинской пустынях, подчеркнув, что в последней – Афонский устав и вообще строгая жизнь.

Положение монашества в России в то время по сравнению с XVIII веком можно назвать расцветом. Оно пользовалось благосклонностью государей, многочисленными пожертвованиями благотворителей разных сословий. В монастырях широко велось строительство, осуществлялась благотворительная деятельность. Светские и духовные власти заботились об упорядочении внутренней жизни монастырей. Однако главной причиной подъема было движение не сверху, а снизу – возрождение православной аскетической традиции и в особенности старчества. «Люди, которые стремились к этому, не измышляли каких-либо планов монастырской реформы сверху, но искали духовного обновления монашества на пути возрождения аскетически-мистического духа в самой среде иночества» (И.К.Смолич). Возрождение старчества тесно связано с именем преподобного Паисия (Величковского). Этот молдавский старец занимался переводами и публикацией забытых и утерянных святоотеческих творений, необходимых для монашеской жизни. Подобно преподобному Сергию он оставил после себя целый сонм учеников, которые дали новое дыхание не слишком яркой жизни русских обителей, возродили ослабевшие традиции иноческого делания, и в частности – старчества. Под влиянием учеников преподобного Паисия духовная жизнь возродилась на Валааме, в Саровской, Оптиной, Софрониевой пустынях и во многих других монастырях России. В этих обителях был введен и соблюдался строгий устав – как правило, основанный на Афонском; насельники занимались умным деланием, обращались к старцам с откровением помыслов. Это приводило к быстрому духовному преуспеянию, во многих обителях духовная жизнь поднялась на немалую высоту. К южному крылу этого течения относится и Глинская пустынь.

Алексей жадно слушал рассказ странника и с внутренней твердой уверенностью выбрал для себя Глинскую пустынь. В следующее воскресенье странник дал ему адрес обители и письмо к своему знакомому монаху, келейнику настоятеля, после чего они простились.

Работая кучером, Алексей часто возил секретаря волости по паспортным делам Михаила Геннадьевича и не раз просил выдать ему паспорт. Тот долго отказывал (Алексей был несовершеннолетним). Но так как Алексею по службе часто приходилось получать под расписку ответственные документы, для большей надежности и ответственности паспорт в конце концов ему выдали.

Стремление к монашеству окончательно созрело в Алексее, а получение паспорта устранило препятствия к его осуществлению. Однажды вечером, полный решимости оставить мир, он приехал домой, распряг лошадь и вошел в хату. Отца дома не было, младший брат спал, мать готовила ужин. Акилина заметила, что в сыне что-то изменилось, и ее охватило непонятное волнение. «Что случилось с тобой?» – спросила она. Алексей, поспешно собравшись, попросил у матери благословения на уход в монастырь. «А отец?» – спросила она. «Мама, пустите меня, ведь вы знаете, он запретит мне идти... Он ведь и вас никогда не пускает в обитель... Я буду вечным вашим молитвенником... Дайте мне свое благословение», – ответил Алексей. Акилина сняла свой крестик и благословила им сына. Спросила, вернется ли он. «Не знаю... Как Матерь Божия устроит», – ответил Алексей и поспешил на вокзал.

Он прибежал туда как раз к прибытию поезда, едва успел взять билет и впервые в жизни сел в вагон. В вагоне он уступил место старичку, который оказался паломником, решившим побывать в Глинской, Петропавловской и Софрониевой пустынях, поклониться святыням. Он согласился проводить Алексея до Глинской пустыни. В 1906 году Алексей впервые переступил порог обители.

Глинская Рождество-Богородицкая пустынь находилась в двенадцати верстах от города Глухова Черниговской губернии (ныне Сумская область Украины), на живописной равнине, на правом берегу реки Обесты, недалеко от впадения ее в Корсунь. Обитель возникла в первой половине XVI века, после явления в лесу на этом месте иконы Рождества Пресвятой Богородицы. Название обитель получила, по-видимому, от князей Глинских, которым предположительно принадлежала местность, занимаемая пустынью. Своего расцвета обитель достигла в XIX веке, в пору игуменства преподобного Филарета (Данилевского). Он был воспитанником Киево-Печерской лавры и Софрониевой пустыни. Его наставником был архимандрит Феодосий (Маслов), друг и сотаин- ник преподобного Паисия (Величковского). В это время в обители подвизался иеромонах Василий (Кишкин), друг и последователь преподобного Паисия, наставник преподобных Льва и Макария Оптинских. Благодаря этим двум подвижникам Глинская пустынь стала одним

из очагов распространения учения преподобного Паисия (Величковского), породившего возрождение многих монастырей России. При них в обители было восстановлено старчество, был введен строгий устав, основанный на Афонском и легший в основу уставов многих других российских монастырей.

Братия обители произвела на Алексея впечатление ангелов. Он опустил великую радость и воззвал в безмолвной молитве к Царице Небесной, прося принять его в число иноков, обещая служить Ей, все переносить и пребывать в обители до конца дней, после чего ощутил в сердце радость и надежду на милосердие Богородицы.

Братия проводили Алексея к монаху Иоанну, келейнику настоятеля, которому было адресовано письмо странника. Отец Иоанн ласково принял Алексея, напоил его чаем и проводил к настоятелю.

В это время настоятелем обители был архимандрит Исаия (Гомолко), впоследствии схиархимандрит Иоанникий, ныне прославленный в лике святых. Монах строгой духовной жизни, он начальствовал с 1888 до 1912 года и сделал чрезвычайно много для внешнего и внутреннего развития монастыря: строил и восстанавливал церкви, корпуса, расширял монастырское хозяйство. При нем существенно увеличились капитал и земельные наделы. Монастырь занимался широкой благотворительностью: держал больницу, странноприимницы, дом трудолюбия (в котором крестьянским детям-сиротам давали начальное школьное образование, обучали их различным ремеслам), помогал крестьянам хлебом и деньгами. Монастырь занимался и просветительской деятельностью: издавал листки и литературу духовно-нравственного характера, содержал миссионерский кружок имени святого апостола Иоанна Богослова в составе тридцати человек, которые освобождались от всех прочих послушаний и занимались проповедью, беседами с миссионерско-просветительскими целями и борьбой с сектантством. Однако основной заботой отца Исаии была духовная жизнь братии. Он личным словом и примером наставлял братию, собрал прекрасную святоотеческую библиотеку, устрожил порядок старчества: отныне каждому брату со дня поступления в обитель назначался старец (прежде поступавшие сами выбирали себе старцев), которому ежедневно следовало открывать свои помыслы и поступки, ничего не предпринимая без его благословения. При отце Исаии было много старцев высокой духовной жизни, в том числе схимонах Лука (Швец), схимонах Архипп (Шестаков), ныне прославленные в лике святых; под его началом сформировался целый сонм святых подвижников – в их числе схиархимандрит Серафим (Амелин). Для духовно преуспевающих отец Исаия устроил Спасо-Илиодоровский скит. При его создании игумен пользовался уставами Оптинского и Софрониевского скитов, наставлениями святителя Феофана Затворника. Словом, в пору поступления Алексея в Глинскую пустынь обитель находилась на одном из высших этапов своего духовного и материального развития.

Поклонившись до земли, Алексей попросил настоятеля принять его в число братии. Отец Исаия, испытывая его, ответил, что живут они бедно, послушания у них тяжелые. Алексей обещал безропотно переносить все трудности. Тогда отец Исаия передал его паспорт отцу Иоанну и велел зачислить его в списки братии.

Жизнь глинских иноков проходила в послушаниях, посте и молитве. В это время в обители действовал устав, принятый еще преподобным Филаретом. Повседневное утреннее богослужение начиналось в полночь. После утренних молитв и полунощницы совершалась утреня, которая в простые дни продолжалась три часа. После кафизм и по 6-й песни канона читались святоотеческие поучения и Пролог. По окончании утрени бывала лития по усопшим. В шесть часов совершался повседневный акафист Богородице, в восемь – Божественная литургия. Вечерня начиналась в шестнадцать часов, по окончании которой – лития по усопшим, после чего расходились по кельям. В восемнадцать часов читались повечерие с тремя канонами, вечерние молитвы и вседневный помянник. Затем все с пением стихиры «Иже крестом ограждаеми» прикладывались ко кресту, вынесенному из алтаря, и расходились по кельям. В воскресные и праздничные дни ночью совершалось бдение, продолжавшееся четыре- пять часов. Кроме того, братия исполняли и келейное правило, назначенное старцем. По уставу у братии не было никакой собственности, братия сама выполняла все черные работы. Женщинам вход был воспрещен всюду, кроме храмов. С родственниками можно было видеться только в гостинице по благословению настоятеля, в кельях не разрешалось принимать никого. Послушания были разнообразны: клирос, чтение Псалтири, пономарство, бондарня, портняжная, гостиница, трапезная.

Первоначально Алексию определили послушание в гостиничном корпусе, как было принято в Глинской пустыни для вновь поступивших.

К началу XX века обитель ежегодно принимала до шестидесяти тысяч человек, размещавшихся в гостинице. Здесь трудилось около двадцати насельников, из них двое-трое – послушники, находившиеся на предварительном испытании. Обязанности гостинника были определены в 23-й главе устава «О гостеприимстве»: он должен был устроить прибывших богомольцев, определить им порядок питания, пребывания в обители; брать деньги с приезжающих гостиннику запрещалось.

По общим правилам послушание в гостинице продолжалось шесть месяцев, затем новоначальному давали подрясник с поясом, скуфью и четки. Алексий нес это послушание три месяца, после чего ему назначили послушание в прачечной и поручили его под руководство иеромонаха Аристоклия (Ветра). С этого времени Алексий включается в собственно монастырскую жизнь, начинает приобщаться к традиции старчества.

Старцем, по разъяснению святителя Игнатия (Брянчанинова), называется в монастырях инок, руководствующий и наставляющий других иноков.

Духовное руководство берет свое начало в первохристианские времена. С появлением в III веке монашества, которое организует и углубляет духовную жизнь, старчество также принимает более или менее организованный вид, формируется как особое аскетическое делание в комплексе всего духовного подвига монаха и как особый институт в монашестве. На Русь старчество приходит, видимо, в XI веке вместе с монашеством. Оно переживает все подъемы и спады русского монашества, ярко проявляется в традиции преподобного Нила Сорского, затухает после секуляризации XVII века. В XIX столетии, при его внедрении учениками преподобного Паисия (Величковского), старчество многими воспринимается как опасное нововведение и даже ересь, отчего немало страдают его представители (например, преподобный Лев Оптинский), которым приходится заниматься письменной апологией старчества.

В Глинской пустыни старчество внедряется глубоко и основательно и даже включается в устав. Согласно ему,

в повиновение искусному старцу поручался всякий новый насельник монастыря. Он должен был ежедневно приходить к старцу и очищать совесть подробным исповеданием своих поступков, желаний и помыслов, советоваться обо всем, ничего не предпринимать без благословения старца и тем навыкать послушанию, получать разрешение всех своих недоумений, очищать сердце от страстей.

Отец Аристоклий, первый старец Алексия (1870 г.р.), поступил в монастырь в 1892 году, был келейником игумена отца Исаии и благодаря своему послушанию, терпению и подвигам быстро возрастал духовно. Уже в 1904 году он был иеромонахом, с 1907 года – ризничим. За благочестивую и строгую жизнь его, как опытного в духовной брани, часто назначали восприемником новопостриженных монахов. В 1906 или 1907 году, когда он был назначен старцем послушника Алексия, ему было всего тридцать шесть – тридцать семь лет, что не мешало ему духовно руководить молодыми послушниками. Он учил братию тому, что жизнь инока должна протекать в молитве, церковной и келейной, безусловном послушании и посте, нестяжании и девстве, и сам подавал пример подлинно аскетической жизни. Однако, соразмеряясь с духовным состоянием пасомых, он мог быть и весьма снисходителен. Под его руководством и начал Алексий духовное восхождение.

В прачечной Алексий трудился девять месяцев, проявив себя неустанным тружеником, молчаливым и смиренным послушником. После этого его перевели на братскую кухню. Через два года его перевели на настоятельскую кухню, где готовили для высокопоставленных лиц, посещавших обитель и бывавших на приеме у настоятеля.

В это время Алексия посещают родители, узнавшие о его пребывании в Глинской пустыни. Мать, увидев его в ангельском образе, заплакала от радости. Отец, хотя первоначально, после ухода Алексея, был крайне недоволен, так что Акилине пришлось многое претерпеть, в конце концов смирился и теперь также дал свое благословение на избранный сыном путь.

После трех лет послушания на настоятельской кухне Алексий был переведен в Спасо-Илиодоровский скит, находившийся в трех верстах от обители. Этот скит был устроен отцом Исаией в 1892–1893 годах на месте подвигов Глинского старца преподобного Илиодора (Голова- ницкого). При составлении устава отец Исаия внимательно изучил уставы нескольких скитов, в том числе скитов Оптиной и Софрониевой пустыней. Устав посылался на рассмотрение святителю Феофану Затворнику, который признал, что он лучше Софрониевского. Жизнь скита также устроялась по совету со святителем Феофаном, с которым отец Исаия вел переписку и который вникал во все стороны жизни скита: послушания, обстановка, критерии отбора скитян. Жизнь в скиту была строгой: пост, молитва, послушание. Выход за ограду – только по благословению, запрет входить в скит женщинам, ходить друг к другу в кельи. Основной целью скита, согласно уставу, было «преуспеяние во внутренней жизни». И действительно, учреждение скита подняло духовную жизнь обители. «Благодарение Господу: иночество живо еще на православной Руси», – писал о Глинской пустыни того времени святитель Феофан.

Святитель Феофан советовал настоятелю направлять в скит лишь тех, кто «был терт и перетерт в пустыни... Желание поступить – стороннее дело. Главное, чтоб имел позыв и тяготение к внутрь пребыванию... Бори- мый страстями не может иметь сказанного тяготения, и ему лучше излечиваться среди братства... Такое тяготение бывает по утишении страстей. Следовательно, сомнительно в юных». Между тем Алексий был направлен в скит в двадцать три года. Это свидетельствует о его быстром духовном преуспеянии.

В скиту Алексий нес послушание келаря. По соседству с ним жил монах, почти целые ночи проводивший в молитве. Слышно было, как он кладет земные поклоны за стеной, и это еще больше возбуждало дух ревности молодого подвижника. Так, в молитвах и трудах, протекала его жизнь в скиту.

Вскоре после перевода Алексия в скит (или незадолго до перевода] в обители происходит чудесное событие. На настоятеля обители схиархимандрита Иоанникия было воздвигнуто гонение со стороны отставного генерал- лейтенанта Павла Митропольского, который арендовал у Глинской пустыни дом. Он настроил против отца Иоанникия небольшую кучку братии, клеветал на него в печати, писал заявления в Синод и в конце концов добился его удаления. 12 марта 1912 года отец Иоанникий был уволен от должности настоятеля. Когда он уходил из обители, вокруг Глинской пустыни был сильный весенний разлив рек, вода поднялась высоко. Старец вышел из монастыря, перекрестил воду и на глазах у всех пошел по ней, как посуху, повторив чудо преподобного Иоанникия Великого. Это чудо известно нам по воспоминаниям отца Андроника. Неизвестно, был ли он очевидцем или основывался на рассказах других, но для него это был несомненный факт, не могший не повлиять на его веру и ревность к духовной жизни. Новым настоятелем был избран иеромонах Нектарий (Нуждин).

В 1913 году отца Аристоклия, старца Алексия, перевели в омский Покровский монастырь, а Алексия поручили строгому аскету и опытному подвижнику отцу Иулиану (Гагарину]. Иеромонах Иулиан (1853 г.р.) поступил в монастырь в 1882 году. Всегда сосредоточенный, молитвенно собранный, он был ревностным хранителем монашеских заветов, вел подвижнический образ жизни. Он был очень опытным наставником, учил своих чад послушанию, смирению, постоянному вниманию к своим действиям и словам. Учил, что труд спасения совершается в деятельной борьбе с грехом, когда человек невольно видит свои немощи и смиряется. Одним он преподавал начальные истины, другим – более глубокие и сокровенные. Ко времени вручения Алексия под его руководство ему было шестьдесят лет и он по болезненности уже не священнодействовал. Он и научал Алексия тонкостям духовной жизни. С детства послушный, кроткий и смиренный, Алексий полностью предал себя в волю старцев.

Такая настроенность помогала ему свободно возрастать в духовной жизни.

По мысли святых отцов, тем, кто усердно настроен служить Богу, посылаются сугубые скорби. Вскоре и у Алексия начинаются скорби, которые будут сопровождать его на протяжении всей жизни.

В июле 1914 года началась Первая мировая война. Первые месяцы войны сопровождались патриотическим подъемом – казалось, возродилось народное единение, спасавшее Отечество в пору грозных испытаний. Церковь принимала участие в этом подъеме. Святейший Синод благословил российское воинство на брань с врагом. Сотни священников находились в действующей армии. Тысячи монахинь и послушниц служили, рискуя жизнью, в лазаретах сестрами милосердия.

Глинская пустынь принимала деятельное участие в оказании помощи армии и народу. Ее помощь выражалась в усердной молитве, проповеди, отправлении в армию иеромонахов для удовлетворения религиозных потребностей воинов, устроении лазарета для больных и раненых воинов, денежных и натуральных пожертвованиях на нужды фронта, обустройстве беженцев. В 1915–1916 годах на защиту Отечества из Глинской пустыни было отправлено семьдесят пять экипированных и обмундированных послушников, еще не постриженных в монашество. В их число попал и Алексий Лукаш. Перед отъездом послушники получили благословение настоятеля и приложились к чудотворному образу Рождества Пресвятой Богородицы, прося Ее возвратить их невредимыми в родную обитель.

Сначала Алексий служил в Перми, но вскоре был переведен на фронт. При первом же наступлении его взвод оказался окруженным противником. Часть взвода была взята в плен, другая спаслась бегством. Пленные, среди которых оказался и Алексий, сразу же были отправлены в лагерь, а затем перевезены в Австрию.

В плену Алексий пробыл три с половиной года. Он жил в отдаленной казарме с деревянными двухъярусными нарами. Пленных почти не кормили, работу давали самую тяжелую. Ходили на нее организованно. В основном строили дороги, копали глубокие канавы и укладывали трубы для канализации. Многие пленные умерли. «Мы землю копали, все равно ведь нужно трудиться», – говорил старец впоследствии. Однажды конвоиры, видя, как старательно он работает, предложили ему табак, но он отказался, вызвав их удивление: «И не курит, и трудится». После этого ему иногда давали порцию хлеба для подкрепления сил. В казарме была группа баптистов, которая постепенно увеличивалась за счет других пленных. Они пытались склонить на свою сторону и Алексия, действуя даже силой, но он с гневом отказался. Все Алексий принимал как от руки Божией, отчего в его душе сохранялся мир. В этих испытаниях Алексий стяжал живую веру и получал благодатные утешения. «Чудеса Божии сопутствовали нам», – говорил он впоследствии об этом времени.

Осенью 1918 года, по окончании войны, Алексий вместе с другими пленными получил освобождение, в великой радости возблагодарив Бога. Он вернулся в монастырь и получил определение настоятеля архимандрита Нектария (Нуждина) на новое послушание на Глинском подворье в городе Путивле, в сорока километрах от обители. Там на реке Сейм находились монастырские мельницы, приобретенные при настоятеле игумене Иннокентии (Степанове) в 1869 году с личного разрешения императора Александра II. При подворье был храм, братский корпус и другие здания. На подворье несли послушание около двадцати человек. Мельницы приносили обители немалый денежный доход, обеспечивали ее хлебом. Здесь останавливалось множество богомольцев; бедных и нищих одаривали хлебом. Жители Путивля относились к братии подворья с глубоким уважением, охотно приходили на службы, некоторые благодетельствовали монастырю и проявляли заботу о братии. Алексий нес здесь послушание весовщика, щедро оделял нуждающихся, обращавшихся к нему за помощью.

В 1920 году умер Андрей, отец Алексия. Анилина осталась с сыном Иоанном. Однако он, как и отец, был подвержен пьянству и доставлял матери много скорбей, жить в его беспокойной семье было очень сложно, так что она обратилась к Алексию с просьбой позаботиться о ней и по возможности поселить недалеко от себя. Одна из путивльских семей очень уважала послушника Алексия и поселила Анилину в свободной комнате своего дома.

11 июня 1920 года Алексий был пострижен в рясофор. Великим постом 1921 года на заседании старческого совета обители определено было постричь инока Алексия в монашество. Алексий был приглашен в монастырь и настоятелем архимандритом Нектарием пострижен в монашество с именем Андроник в честь апостола от семидесяти, после чего продолжил свое послушание на мельницах. День пострига навсегда остался в его памяти. Впоследствии он внушал монахам твердо помнить свои обеты и для этого периодически перечитывать последование монашеского пострижения. «Помните великий день вашего пострига, помните обеты при постриге, данные нами... быть истинными монахами, вовеки не согрешите», – писал он своим чадам.

В том же 1921 году на Курскую кафедру был назначен епископ Павлин (Крошечкин). Он с особой любовью и благоговением относился к монастырям. Объезжая епархию, он первым из монастырей посетил Глинскую пустынь, где пробыл несколько дней, служил литургию, произнес наставление братии. Он всегда с большой любовью отзывался о Глинской пустыни.

Между тем времена менялись. 1917-й – год двух революций: Февральской и Октябрьской. Новый строй основывался на мировоззрении атеистическом. К религии новая власть изначально относилась враждебно. Вскоре последовали беспрецедентные по своим масштабам гонения на христианскую веру. Сбывалось то, о чем пророчески предвещали многие святые, в том числе и Глинские старцы.

В условиях Гражданской войны Церковь, несмотря на свою укорененность в дореволюционной традиции, не принимала участия в политической борьбе, не перешла открыто на сторону какой-либо из противоборствующих сторон, но призывала остановить кровопролитие, отпевала погибших и т.п. Однако власть сразу стала активно действовать против Церкви. В конце декабря 1917 – январе 1918 года по стране прокатилась череда антирелигиозных акций: были закрыты некоторые дворцовые и домовые храмы, разграблена Синодальная типография. 20 января 1918-го принят и 23 января опубликован декрет Совета Народных Комиссаров, вошедший в историю под названием «Об отделении Церкви от государства и школы от Церкви», заложивший основы будущего бесправного положения Церкви. После этого Церковь начали уничтожать. Она (в лице Поместного Собора 1917–1918 годов, затем в лице Святейшего Патриарха Тихона] пыталась сопротивляться: выпускала воззвания к народу, проводила крестные ходы и была поддержана немалым количеством людей – как простых мирян, так и интеллигенции. Постепенно осознавая, что большевики пришли надолго, церковное руководство переориентировалось на тактику признания новой власти при борьбе за интересы Церкви. Поддержка народа, действия церковного руководства затрудняли и замедляли антицерковные действия властей, заставляли их иногда отступать, искать обходные пути, однако общий курс на уничтожение Церкви оставался неизменным.

В 1917–1921 годах преследование Церкви было жестоким, но поначалу довольно бессистемным. В 1918 году были ликвидированы братства приходских советов, большинство церковных органов печати, начались репрессии против духовенства, в том числе монашества. В 1919 году вводились все новые ограничения религиозной деятельности, было запрещено преподавание всех вероисповеданий до восемнадцати лет, уничтожались святые мощи, началось наступление на монастыри.

По окончании Гражданской войны ввиду неудачи «кавалерийской атаки» на Церковь и введения нэпа антирелигиозная политика несколько смягчилась, хотя в 1922 году власти провели громкую и разрушительную кампанию по изъятию церковных ценностей, воспользовавшись голодом в Поволжье, а также инициировали обновленческий раскол, сильно ударивший по Церкви.

Душой Церкви были монастыри. С ними советская власть боролась особенно ожесточенно. Монастыри стали закрывать с конца 1918 года. Первоначально допускалось их существование при условии преобразования в трудовые артели и коммуны. До 1921 года было национализировано более половины всех имеющихся в России монастырей – семьсот двадцать два. Храмы закрытых монастырей часто передавались близлежащим приходам. Монахов изгоняли из обителей, многих арестовывали, казнили.

Не миновала эта участь и Глинскую пустынь. В 1918 году было значительно сокращено монастырское землевладение. В 1921 году у обители отобрали последнюю мельницу. В 1922-м проходило изъятие монастырских ценностей (в рамках соответствующей кампании по всей Церкви), так что на весь монастырь осталось лишь три причастные чаши. В октябре 1921 года была создана комиссия по ликвидации монастырей Курской епархии, в конце августа 1922 года – комиссия Путивльского уездного исполкома по ликвидации Глинской пустыни. Извещенный о готовящемся закрытии обители, епископ Павлин сразу поехал в Глинскую, где беседовал с настоятелем отцом Нектарием и со старцами, укрепляя их в покорности воле Божией. В течение сентября 1922 года обитель была ликвидирована. В ее строениях был размещен детский городок имени Ленина, имущество разграблено, монахи изгнаны.

Впоследствии схиархимандрита Серафима (Амелина) спрашивали, как монахи пережили закрытие обители, как переносили боль сердца при виде общей разрухи. «Воля Божья», – спокойно и кротко ответил преподобный.

Глава 2. Мытарства

Служение при епископе Павлине (Крошечкине)

Закрытие Глинской пустыни отец Андроник пережил, по его собственным словам, как событие страшное. Ему пришлось найти квартиру в Путивле, куда он забрал свою престарелую мать и где жил до 1925 года. В этот период он был чернорабочим на путивльской мельнице. Подворье вместе с монастырем было упразднено, но мельница продолжала работать. Впоследствии и ее ликвидировали.

В 1925 году епископ Курский Павлин (Крошечкин) по совету отца Нектария (Нуждина) взял монаха Андроника себе в келейники. Монах Андроник, давший обет послушания, был готов на всякое благословение. Ему пришлось проститься с матерью. С глубокой скорбью он отвез ее к своему брату Иоанну, прося относиться к ней с должным почтением. Затем он возвратился в Курск в распоряжение епископа Павлина.

В это время владыке было сорок шесть лет. Выходец из крестьянской семьи, с шестнадцати лет он подвизался в монастырях – в Саровском, Николо-Бабаевском (где занимался самообразованием под руководством жившего там епископа), ростовском Спасо-Яковлевском, московском Новоспасском (в последнем был пострижен в монашество). Заочно окончил Московскую духовную семинарию и академию. В 1921 году стал епископом Рыльским, викарием Курской епархии. Объезжая епархию, часто посещал приходы и монастыри, много проповедовал. Его простые проповеди воспламеняли сердца слушателей, возбуждали в них стремление к праведной жизни и покаянию. В декабре 1922 года епископ был арестован и около года провел в заключении, в одиночной камере одной из московских тюрем. Там он сделал крест из хлебного мякиша, молился перед ним, за что подвергался оскорблениям и побоям тюремщиков. К концу года был освобожден, вновь служил Церкви в епископском сане.

Монаху Андронику поначалу не хотелось быть возле епископа: он боялся роскоши, высоких людей. Однако, на его счастье, владыка Павлин был очень скромен, отличался аскетической жизнью. Он был прост и доступен в обращении, незлобив и кроток, любим детьми. Много читал, собрал большую библиотеку. Очень любил простой русский народ, раздавал бедным большую часть своего имущества – деньги, продукты, несмотря на то что сам нуждался. Любил всякую живность: в своем садике сделал мостик через дорожку, по которой проложили тропку муравьи. Послушание у него келейником наложило глубокий отпечаток на душу отца Андроника, способствовало его духовному возрастанию. В свою очередь владыка видел в лице отца Андроника искреннего и преданного сына, который служил ему по келейным обязанностям и прислуживал иподиаконом в храме.

По рассказам отца Андроника, епископ Павлин совершал богослужения почти во всех храмах епархии. Настоятели храмов любили его. Благочинные жаловались на недостаток священнослужителей, и он иногда посылал иеромонахов или иеродиаконов служить в приходских храмах. В это время владыка предложил отцу Андронику посвящение в сан иеродиакона. Отец Андроник отказался, считая себя недостойным, а также боясь, что владыка поставит его на приход, на котором ему потом, в случае перемещения владыки, придется остаться совсем. Видимо, выросший и воспитанный в монастыре, он не мыслил себя в приходской жизни. Однако епископ отвечал ему: «Не для служб тебя посвятить я хочу: ты мой келейник и прислужник как иподиакон. Мне нужно что- то с престола подать или положить на святой престол митру или панагию – вот для этого я и посвящаю тебя». И 23 января 1925 года монах Андроник был посвящен в сан иеродиакона.

Являясь послушником активного, деятельного епископа, отец Андроник был вовлечен в сложную церковную политику того времени. На Благовещенье 1925 года умер патриарх Тихон. По его завещанию местоблюстителем стал митрополит Крутицкий Петр (Полянский). Два других преемника – митрополиты Кирилл (Смирнов) и Агафангел (Преображенский) – находились в ссылке.

Митрополит Петр активно боролся со сторонниками соглашательских реформ – обновленцами и 10 декабря был арестован. По его распоряжению заместителем местоблюстителя стал митрополит Сергий (Страгородский). В результате возникла путаница в отношении того, кто будет возглавлять Церковь до законных выборов патриарха. Появились кандидаты и органы, альтернативные митрополиту Сергию, в частности – Временный высший церковный совет во главе с архиепископом Григорием (Яцковским), митрополит Агафангел, «своевременно» возвращенный властью из ссылки. Эти нестроения активно подпитывались советской властью, заинтересованной в расколе Церкви.

Осенью 1926 года среди епископата появилась идея провести тайные выборы патриарха. Их инициаторами были архиепископ Корнилий (Соболев) и епископ Павлин, назначенный 14 октября 1926 года на Полоцкую и Витебскую кафедру. Митрополит Сергий, хотя и с сомнением, согласился на проведение этой акции. Епископ Павлин взял на себя ее практическое осуществление. Для этого посланники епископа Павлина объезжали православных архипастырей и собирали сведения о том, за кого из кандидатов на патриарший престол они отдали бы свой голос. Среди этих посланников – иеромонах Таврион (Батозский), отец и сын Кувшинниковы (миряне из купцов). Предполагают, что был также четвертый помощник, имя которого осталось неизвестным. Судя по всему, это был именно отец Андроник. Подавляющее большинство опрошенных епископов высказалось в пользу митрополита Казанского Кирилла (Смирнова). Об этих выборах быстро стало известно ГПУ, их едино-

душие вызвало раздражение органов. В декабре были арестованы епископ Павлин, отец и сын Кувшинниковы, иеромонах Таврион. По стране прокатилась волна арестов архиереев, участвовавших в выборах; был арестован и заместитель местоблюстителя патриаршего престола митрополит Сергий. Вскоре он составил Декларацию 1927 года – послание «Об отношении Православной Российской Церкви к существующей гражданской власти».

Епископ Павлин находился в тюрьме до апреля 1927 года, после чего был освобожден (скорее всего, по ходатайству митрополита Сергия). Об участии в выборах отца Андроника властям, по-видимому, осталось неизвестно, и на этот раз его не тронули.

Почти сразу же по освобождении, 1 мая 1927 года, в неделю Антипасхи, епископ Павлин в московском храме Воскресения Христова в Сокольниках рукополагает иеродиакона Андроника в иеромонаха.

1 декабря 1927 года епископа Павлина назначают на Пермскую и Соликамскую кафедру. Отец Андроник едет с ним. Владыка часто наезжает в приходы, в том числе в Чердыни, самой отдаленной части своей епархии, редко посещаемой архиереями. Однажды владыка послал отца Андроника на какой-то праздник послужить в приходском храме. Батюшка отказывался, ссылаясь на то, что не сможет служить сам. Владыка дал ему в помощь протодиакона. Отец Андроник сказал протодиакону: «Ты во всем мне подсказывай, ибо я могу ошибаться». Это была первая и последняя самостоятельная служба отца Андроника на приходе за всю его жизнь.

Периодически епископ Павлин ездил по служебным делам в Москву, отец Андроник сопровождал его. В Москве они останавливались неподалеку от Новоспасского монастыря, в особенно близком владыке семействе Иосифа Калинкина, его духовного сына. На ночь владыке стелили на кровати, а отец Андроник, не привыкший спать на мягком, ложился на полу.

В Перми отец Андроник приобрел немало друзей среди священнослужителей. По-видимому, это повлияло на то, что после первого заключения в 1935 году он вернулся именно в Пермь (впоследствии пермские друзья будут посещать его в Глинской пустыни и в Тбилиси). В частности, он близко познакомился с председателем церковного совета церкви села Гамово Димитрием Пьяных, впоследствии иеромонахом, подвижником и исповедником. В 1940-х годах их вместе арестуют по одному делу.

С приездом епископа Павлина церковная жизнь в Перми активизировалась. Уставные богослужения с пением, вдохновенные проповеди владыки и его помощников привлекали прихожан, храмы наполнялись богомольцами. В Вознесенско-Феодосьевском соборе образовался настоящий монастырь: здесь объединились около со-

рока монахов и монахинь. В разговорах с прихожанами помощники владыки позволяли себе достаточно резкие высказывания. Отец Таврион говорил, что скоро придет конец долготерпению Божию, и призывал коммунистов одуматься.

Такая деятельность не могла не привлечь пристального внимания властей. Именно в это время происходит существенное изменение всей государственной политики по отношению к Церкви. В 1928–1929 годах руководящая группа ЦК ВКП (б) во главе со Сталиным принимает общий курс на свертывание нэпа, насильственную коллективизацию, ликвидацию кулачества. По отношению к Церкви как «охранительнице старого порядка» начинается последовательная и целенаправленная политика на уничтожение. Объявляется первая «безбожная» пятилетка. Уничтожаются оставшиеся монашеские коммуны, ускоряется и упрощается процедура закрытия церквей. Пермский Вознесенско-Феодосьевский собор опутала целая сеть осведомителей. В январе 1930 года были арестованы настоятель, диакон, староста, новый председатель церковного совета гамовской церкви, сама она перестроена под хлебозавод.

2 декабря владыку Павлина переводят на новую кафедру – его назначают епископом Боровским, управляющим Калужской епархией, впоследствии – епископом Калужским. 8 января владыка Павлин и отец Андроник приезжают в Калугу. Здешние священнослужители встретили владыку более прохладно из-за его крестьянского происхождения, простоты, непринужденного общения с народом, скромного монашеского вида. Тем не менее он продолжал деятельность, подобную прежней: ввел особо торжественные воскресные богослужения со всенародным пением, много читал, помогал прихожанам продуктами и деньгами, хотя сам очень нуждался. Его деятельность укрепляла дух верующих в условиях тяжких гонений. За время управления епархией епископу Павлину выпало немало: были взорваны четыре собора, расстреляны сто шестьдесят шесть священно и церковнослужителей.

Отец Андроник проживал на Барановой горе, в доме двенадцать, служил в Казанской церкви и, как и прежде, будучи верным послушником владыки, активно участвовал в его деятельности, явно не угодной властям. В 1930 году на квартире епископа был произведен обыск, у отца Андроника нашли немного мелочи, разменной монеты, о которой он, вероятно, не успел известить налоговые органы. Карательные органы повсюду искали хищения, сокрытия. Отца Андроника обвинили в сокрытии разменной монеты и осудили на шесть месяцев принудительных работ. Вероятно, эта мера должна была припугнуть священника, однако его деятельность продолжалась. 1 июня 1931 года его арестовали, обвинив в ведении антисоветской агитации. В течение месяца его держали в тюрьме, допрашивали.

В это время ОГПУ раскручивало дело о монархической организации города Калуги. После закрытия в 1922 году калужского женского монастыря монахини продолжали окормляться у бывшего монастырского духовника священника Иоанна Протопопова. Вместе с бывшим монастырским диаконом он служил теперь в Богоявленской церкви. Монахи также регулярно посещали квартиру своей бывшей игумении – по сути пытались сохранить монастырскую жизнь в создавшихся условиях. Священника, диакона и игумению арестовали и обвинили в создании монархической организации и ведении антисоветской агитации среди церковников и крестьян. «Доказательствами» были поминание ими на богослужениях и в записках осужденных священников и монахов с эпитетами «страждущих», «в тюрьмах и ссылках заключенных», а также «распространение провокационных слухов среди населения антисоветского характера». Их осудили по статьям 58–10 и 58–11 УК РСФСР (контрреволюционная деятельность).

К этому делу привязали и отца Андроника. Как отмечалось в деле, «кроме указанной организации, в городе Калуге имелось еще несколько лиц из монахов, которые самостоятельно вели обработку паствы в антисоветском направлении». Среди этих «нескольких» был и отец Андроник. Некий свидетель Шевелов показывал против него: «Он сейчас ведет усиленную работу по привлечению на свою сторону монашествующих группы Протопопова, а также из мирян, чего он отчасти и добился, имея вокруг себя из них группу, которые смотрят на него как на своего благодетеля, а Андроник использует это в антисоветских целях». Шевелов приводит слова отца Андроника, сказанные на паперти церкви трем верующим: «Вот видите, какие аресты производят большевики, вера для них большой враг, мы должны как можно теснее сплотиться вокруг имени Христова, чтобы быть непобедимыми». Также осведомитель сообщил: «Часто приходится слышать, когда у Андроника спрашивают: «Услышим ли мы когда колокольный звон?” – а он отвечает: «Подождите, скоро везде зазвонят"». Видимо, эту фразу отцу Андронику припомнили на допросе – именно ее он считал причиной своего первого заключения. Однако в его воспоминаниях она звучит так: «Бог даст, и зазвонят». В первой версии звучит какое-то триумфаторское торжество, во второй – христианская

надежда. Вероятно, осведомитель исказил слова отца Андроника, ориентируясь на настроения следователей.

На допросах отец Андроник показывал: «К советской власти я отношусь как к власти, посланной Богом. То, что было написано в Священном Писании, то сбылось. Было написано, что наступит время антихристово, когда Церковь будет поругана, то сбылось. Никакой антисоветской агитации я не вел и не веду. Группирования вокруг меня церковников нет. Больше добавить ничего не могу».

28 июня постановлением тройки при ПП ОГПУ Московской области отца Андроника осудили по статьям 58–10 и 58–11 УК РСФСР и отправили в исправительно-трудовой лагерь сроком на пять лет.

Первое заключение. Сиблаг

Важную роль в существовании Советского государства играли места заключения, в особенности так называемые исправительно-трудовые лагеря (ИТЛ). В начале существования Союза система мест лишения свободы рассматривалась правительством вполне традиционно: как структура для изоляции профессиональных уголовных преступников, как воспитательное учреждение для остальных нарушителей закона и как подсистема аппарата подавления политических противников. Новой была идеология воспитательного воздействия, основой которого провозглашался труд, а точнее – совмещение трудового обучения и производительного труда. Однако постепенно роль мест заключения в жизни страны изменилась. Этому способствовали многие факторы: и экономические проблемы государства, и массовые репрессии, порождавшие огромный поток заключенных, и гигантские производственные проекты, нуждавшиеся в больших массах дешевой и мобильной рабочей силы. В результате система мест лишения свободы приобрела по преимуществу экономическое значение: заключенных начинают рассматривать как стратегический источник рабочей силы, а ОГПУ (позднее НКВД), в ведении которого

постепенно сосредоточиваются практически все места лишения свободы, – как основной производственный наркомат, способный реализовать важнейшие государственные производственные проекты.

В 1929 году выходит постановление СНК «Об использовании труда уголовно-заключенных», которое, в частности, предписывает создавать крупные ИТЛ в отдаленных малонаселенных районах, а также расширять действующие лагеря. На лагеря возлагалась производственная задача комплексной «эксплуатации природных богатств путем применения труда лишенных свободы». Эти лагеря также должны были стать центрами колонизации своих районов: предполагалось стимулировать закрепление на этих территориях освобождающихся заключенных. В этой связи в 1930–1940-х годах основным

элементом в системе мест заключения становятся крупные лагеря, подобные Соловецкому ИТЛ, образованному еще в 1920-е. Численность заключенных в лагерях достигала ста – двухсот тысяч человек. Условия жизни в лагерях были чудовищные, смертность высокой – это мало заботило органы.

Во исполнение этого постановления в 1929 году был организован в числе прочих Сибирский ИТЛ с управлением в Новосибирске (район деятельности – юг Западно-Сибирского края], ставший одним из важнейших производственных объектов НКВД, преимущественно сельскохозяйственного назначения. В 1931 году в лагере содержались тридцать тысяч заключенных, которые занимались полеводством и животноводством, а также лесозаготовкой, угледобычей, дорожным строительством и другими работами.

Отец Андроник отбывал заключение в сибирском городе Мариинске, где находилось одно из отделений Сиблага. Отца Андроника назначили санитаром тюремной больницы. Он ухаживал за больными с искренним состраданием и любовью, сам мыл их. Все его любили, а сосланные узбеки даже звали мамой. Во время заключения переписывался с епископом Павлином, получал от него посылки.

Однажды в больницу привезли умершего епископа Иринарха (Синькова). Владыка был заключен в Сиблаг в 1932 году сроком на пять лет, содержался в разных его отделениях и умер 1 марта 1933 года – по жуткой формулировке органов: «от старческой изношенности». Отец Андроник рассказывал: «Привезли его на повозке, повозка короткая, голова висит... Он такой был худой, одни кости». Отец Андроник обмыл его и упросил врача, чтобы тот отдал для погребения епископа большой гроб, который несколько лет стоял в больнице. Отец Андроник застелил гроб белой простыней и похоронил владыку как архиерея: сделал из полотенца омофор, надел на него свою шапку и вложил в руки четки. Он написал об этом владыке Павлину, и впоследствии, в 1935 году, тот наградил его золотым наперсным крестом.

Скитания

В июне 1935 года отец Андроник был освобожден и вновь отправился к владыке Павлину по его письменному приглашению. Уже два года владыка был архиепископом Могилевским. В Могилев и поехал отец Андроник личным послушником архиерея. Однако на этот раз в послушании ему пришлось быть недолго.

Именно в 1935 году государственная антицерковная политика вновь резко ужесточается. Церковные организации все более обвиняются в антисоветской деятельности, запрещается «Журнал Московской Патриархии», прекращается существование Временного патриаршего Священного Синода, возобновляются массовые аресты епископата, приходского духовенства, активных мирян. В октябре 1935 года владыка Павлин был арестован, обвинен в создании «контрреволюционного подполья» и приговорен к десяти годам лагерей. Он был сослан в Мариинское отделение Сиблага, из которого только что освободили отца Андроника, а через два года расстрелян. С ним были арестованы многие верующие; некоторые из них, в том числе отец Андроник, были освобождены в конце ноября («из-за отсутствия вины»), после чего иеромонах Андроник потерял с владыкой всякую связь.

Отец Андроник скитался по разным городам России, нигде не находя приюта и не получая прописки, будучи отовсюду изгоняем. «Сразу выехал из Могилева, переехав на жительство в город Белополье Харьковской области. Остановился у знакомых монахов Серафима и Стахея... Устроился прислужником в Михайловской церкви и пробыл до июня 1937 года. Затем выехал в город Суджа Курской области... Прожив там три месяца, был обнаружен милицией, и мне предложили покинуть город Суджу. Осенью 1937 года выехал в Пермь. Органами милиции я зарегистрирован не был, и мне предложили оставить Пермь. В течение года проживал я в городе Краснокамске, работал чернорабочим при коммунальном отделе нефтепромыслов. В августе 1938 года снова переехал в Пермь», – говорил отец Андроник на допросе осенью 1939 года. Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать (Мф 5, и).

В августе 1938 года отец Андроник приехал в Пермь, где у него было немало знакомых еще с конца 1920-х годов, когда он служил здесь при епископе Павлине. В это время состояние Церкви в Перми было плачевное. Епархии и архиерея не существовало, храмов было мало, город заняли обновленцы. В апреле 1938 года председателем церковного совета старокладбищенской Успенской церкви стал И.В.Симонов, который развернул работу по воссозданию церковной общины. При помощи подкупов выше-

стоящих инстанций ему удавалось прописывать и регистрировать священнослужителей. Среди них – священник Николай Пшеничников, иеромонах Димитрий (Пьяных), священник Николай Логинов, диакон Владимир Лычников. Все это – ревностные священнослужители, уже подвергавшиеся репрессиям за свою активную церковную деятельность. Отец Андроник встретился с отцом Димитрием (Пьяных), которого хорошо знал с 1927 года. По ходатайству отца Димитрия иеросхимонах Андроник был прописан и принят на работу сторожем храма (схиму он принял с прежним именем в 1929 году, тяжело заболев). По предложению священника Николая Пшеничникова он также становится прислужником алтаря и селится в нижнем этаже церкви. Проводить богослужения ему было запрещено властями.

Таким образом в церкви собирается группа ревностных и опытных священнослужителей, которые начинают активную деятельность по восстановлению церковной жизни в Перми. Они украшают Успенскую церковь, снабжают ее свечами, Молитвословами, венчиками и церковной утварью; усердно служат, проповедуют, совершают церковные Таинства, чем привлекают верующих в церковь, борются с обновленцами. Некоторые обновленцы возвращаются в лоно канонической Церкви. Религиозная жизнь Перми активизируется. Священник Николай Пшеничников собирает более пятисот подписей с просьбой об открытии храмов и воссоздании епархии. В области ведется работа по открытию заброшенных и оскверненных церквей, в которые направляются новые священники. В праздники вокруг храмов совершаются торжественные крестные ходы. Среди верующих распространяют церковную литературу. В проповедях священники говорят об исповедании веры, о неосновательности притязаний обновленцев, о необходимости христианского воспитания детей, при этом они достаточно резко высказываются о советской власти. Их деятельность не остается без внимания священноначалия: в 1938 году священник Николай Логинов становится протоиереем, священник Николай Пшеничников и иеромонах Димитрий (Пьяных) награждаются наперсными крестами, И.В.Симонов получает грамоту от местоблюстителя. Священник Николай Пшеничников утверждается благочинным храмов Пермской области.

Благодаря деятельности иеромонаха Димитрия и иеросхимонаха Андроника в Перми наладилась и монашеская жизнь. В нижнем этаже Успенской церкви постоянно находятся монашествующие, которые исповедуются и советуются с отцом Димитрием и отцом Андроником. Они посещают монашествующих, исповедуют их, организуют тайные моления о здравии и о упокоении репрессированных священнослужителей; имеют тайные контакты с архимандритом Таврионом (Батозским), бывшим послушником епископа Павлина и сподвижником отца Андроника, который жил в Калуге и часто приезжал в Пермь; беседуют с прихожанами, помогая людям не терять веру.

«Не смущайся, раб Божий, все надо терпеть, все искушения и огорчения, только не надо духом падать», – говорил отец Андроник своему собрату.

Их деятельность никак не могла устраивать власти, которые были прекрасно осведомлены о делах служителей Успенской церкви: ее староста И.В.Симонов был завербован органами и работал в качестве осведомителя под кличкой «Ухтомский». В 1938 году в Пермском гор- отделе НКВД была заведена агентурная разработка под названием «Калужане» – из-за связи с архимандритом Таврионом. Также их называли павлиновцами как последователей и единомышленников архиепископа Павлина. В июле-августе 1939 года все активные церковные деятели были арестованы, обвинены в антисоветской деятельности и отправлены в лагеря. Все они были реабилитированы в 1989 году.

Второе заключение. Колыма

Отец Андроник был арестован 17 июля 1939 года. До мая 1940-го его держали в пермской тюрьме, постоянно допрашивали. Допросы были разные: дневные, ночные, двухчасовые, десятичасовые. Ему угрожали, его мучили. Поставят к стенке и начинают стрелять – мимо, запугивая. Следователь кричал на него: «Я тебя убью»; однажды сорвал крест и бросил его в печь. Отец Андроник сказал: «Что ты делаешь? Меня крестили, мне дала мать крестик, а ты срываешь». Но на допросах его не били и бранными словами в его присутствии не ругались. Лишь однажды вошел какой-то верзила и сказал следователю: «Сколько ты будешь возиться с этим стариком?» – и ударил отца Андроника так, что тот потерял сознание. Очнулся он в больнице и на вопросы отвечал, что ударился о камень. Как-то привели старца в большую комнату с раскаленной печкой и сказали: «Ну, Лукаш, садись на печку». Отец Андроник спросил: «Как, разуваться? Босым лезть?» Его удержали: «Пока подожди». Эту историю отец Андроник впоследствии рассказывал с юмором. В другой раз раздели до нижнего белья, вывели в коридор, где стояли ящики, огромные, в человеческий рост, и заперли его в таком ящике в страшный мороз. Старец думал, что замерзнет и умрет, но в последний момент ящик открыли и его вывели под руки – сам он идти уже не мог.

Его допрашивали, требуя сообщить о действиях «антисоветской группы» старокладбищенской церкви. Добивались прежде всего признания своей вины и показаний против других членов «группы». Поначалу он признавал, что в церкви читались проповеди, в которых верующих наставляли ходить в церковь, воспитывать детей в христианском духе, не работать в церковные праздники (все это интерпретировалось следствием как антисоветская агитация), но отказывался подтверждать свое участие в антисоветской деятельности. Называл имена сподвижников по старокладбищенской церкви (которые и так были всем известны, к тому же они уже были арестованы), сообщая о них общеизвестные сведения и не добавляя ничего нового: «Священник Николай Пшеничников... Знаю как священника... Со мной беседовал, но прежде всего он интересовался, кто я, откуда прибыл... беседы об усилении религии и вовлечении населения к церкви не было, я не помню». «Пьяных Дмитрий Васильевич. Иеромонах, священник... Я два-три месяца жил с ним на одной квартире... Разговоров с Пьяных у меня не было, он был очень занят на службе, возвращался домой поздно или совсем не приходил, а если был дома, то время проводил за книгой и со мной не разговаривал». Периодически ему зачитывали чьи-то показания, из которых (вероятно, также и от самих заключенных) он узнавал, что те или иные факты следствию известны, так что, видимо, был вынужден их признавать, однако ничего нового он к ним не добавлял. Например, на допросе 15 октября сообщил: «Летом 1939 года... приезжал из Калуги архимандрит Батозский Таврион. Но он очень торопился на поезд и поэтому ко мне на квартиру не заходил, только встретились в нижней церкви, несколько минут поговорили и разошлись... Он мне сказал, что едет

в какой-то город недалеко от Перми, но я забыл, не помню, а по каким делам, не могу знать» – и т.п.

По протоколам последующих допросов иной раз может создаться впечатление, что отец Андроник признавал антисоветскую деятельность своих товарищей и лишь открещивался от своего участия в ней, что может показаться соблазнительным. Так, в протоколе допроса от 20 октября 1939 года можно прочитать такие слова обвиняемого Лукаша с его подписью: «Священники старокладбищенской церкви города Перми действительно занимались пропагандой среди населения против советской власти и для этой цели использовали каждый удобный случай; так, например, они в церкви проводили общие исповеди, а фактически это не исповедь, просто контрреволюционный митинг в более конспиративной форме, они говорили и призывали население на то, чтобы детей воспитывать в религиозном духе, и учили, заставляли посещать Божий храм, чтобы в праздничные дни (религиозные праздники) не выходили на работу, что это большой грех перед Богом, и просто запугивали тем, что кто этого не сделает, будет отвечать на том свете перед Богом... Собирали тайное собрание каких-то двадцаток, но я на этом собрании не участвовал и поэтому не знаю, какие обсуждались там вопросы».

Однако, на наш взгляд, если вчитаться внимательнее, поведение отца Андроника на допросах вовсе не выглядит соблазнительным.

Во-первых, по сути он лишь признает те же факты, что и прежде. И уже следствие называет это «антисоветской деятельностью» и записывает показания на своем языке. Ничего нового к этим фактам отец Андроник не добавляет. Например, на нелепое обвинение, что священники крестили детей в одной воде с целью распространения инфекционных заболеваний, отец Андроник отвечает: «Подтверждаю, факты крещения детей в одной воде были. Я лично, с какой целью это проводилось, не знал».

Во-вторых, он отнюдь не открещивается от своих товарищей в смысле религиозном. На том же самом допросе

прежде приведенных выше слов он говорит: «Участником контрреволюционной организации церковников я не был, если я являюсь активным церковником, то этого не отрицаю... Активным церковником я себя считаю с того времени, как я поступил еще мальчиком в монастырь в 1895 году. И с того момента до сегодняшнего дня я был и остаюсь активным и преданным религии церковником... Я, как глубоко убежденный в религии и являясь активным церковником, с политикой советской власти по отношению к религии не был согласен и никогда не соглашусь, и отсюда вывод, что я действительно по отношению к советской власти был настроен враждебно и сейчас остаюсь также враждебным».

Наконец в какой-то момент (по-видимому, священник устает от этой игры) на допросе от 23 октября он сперва отказывается от обычного обвинения, на повторный вопрос отвечает: «Я больше не намерен скрываться от органов следствия. Действительно, с момента прибытия в город Пермь я являюсь членом контрреволюционной организации церковников». Затем он вновь сообщает те же самые сведения: о проповеди священников, о крещении в одной воде и пр. Изменилось лишь то, что теперь он соглашается с оценкой этого как «контрреволюционной деятельности». О служащих священниках говорит: «Я, как активный участник антисоветской группы церковников, вполне солидаризировался с указанной антисоветской агитацией... Я отдавал себе отчет в том, что эта агитация является антисоветской, сам лично этой агитации среди верующих я не проводил... Больше того, что мной выше сообщено и о чем я уже показал на предыдущих допросах, я следствию как о себе, так и о других участниках антисоветской группы церковников ничего не сообщу, и если еще будут продолжаться допросы меня, я ни при каких обстоятельствах других показаний давать не буду».

Это также может показаться соблазнительным: исповедник признал свою вину, сломался. Однако если учесть вышесказанное, многочасовые допросы с истязаниями, а также то, что все участники «контрреволюционной группы» свою вину признали, то, на наш взгляд, ничего особенного в этом признании нет. Допрашиваемые священники признавали общеизвестные факты, совершавшиеся в Церкви, в которых не было абсолютно ничего противозаконного или даже необычного. Следователи постоянно давили на то, что эти факты являются деятельностью антисоветской. В конце концов, поняв, что никакого толку от сопротивления не будет, священники соглашаются с этой оценкой. При этом отец Андроник не только не отрекается от веры, но постоянно акцентирует свою убежденность в ней; соратников своих не только не предает, но, не сообщая о них никаких новых, порочащих с точки зрения властей фактов, всячески с ними солидаризируется.

Может быть, его поведение на допросе не идеально. Отец Андроник не держался в молчании или обличении безбожников подобно древним мученикам, не издевался над религиозной безграмотностью следователей подобно святителю Афанасию (Сахарову). Такой крепости у него не было, его характер от природы был мягче, слабее. Однако никаких грехов против веры он не совершил, несмотря на нечеловеческое давление. Кроме того, нужно помнить, что известен отец Андроник как прозорливый старец периода Глинской пустыни и после нее, а не как мученик, и прославляется он в лике преподобных старцев Глинских, а не в лике новомучеников и исповедников Российских. Если и были какие-то погрешности в его поведении на допросах, то они с лихвой искуплены его подвижнической жизнью в лагере и служением в Глинской и в Тбилиси после лагеря. Может быть, таковые послужили одним из новых оснований глубокого смирения и покаяния старца в последующей жизни. Но, на наш взгляд, поведение отца Андроника на допросах непредосудительно.

Как бы то ни было, 14 мая 1940 года иеросхимонах Андроник был осужден за «участие в антисоветской группе» и направлен в Северо-Восточный ИТЛ (Севвост- лаг) Магаданской области (знаменитая Колыма) на пять лет, считая со дня ареста. Ехал этапом до Владивостока, затем по морю на пароходе «Джурма» – через Японское и Охотское моря до Магадана. На пароходе плыл около месяца. Заключенные сидели в трюмах, на палубу никого не выпускали. Всю дорогу отец Андроник помогал больным. Сохранилось стихотворение поэта Александра Солодовникова, отбывавшего заключение на Колыме с 1940 по 1946 год, «Старец Андроник», об этом периоде жизни старца:

Охотское море колышется мерно,

Преступников в лагерь везет пароход,

Великое горе, великую скверну

Людское крушение «Джурма» везет.

И тесен, и темен, и сыр, и угрюм,

И полон молчания трюм.

Но вдруг от одной поразительной вести

Народ встрепенулся и шепот возник –

В углу, на корме, раздает свои вещи –

Одежду и обувь – какой-то старик.

Какой-то старик! Неизвестный, безликий!

О, как уместился он в этих словах!

Простец добродушный и старец великий,

Среди суетливых воров – схимонах.

Он не дрожит перед бедой,

Он всех подбодрит шуточкой,

Старик с опрятной бородой,

В какой-то старой курточке.

Прибыв в порт Магадана, стали выходить на палубу. От чистого, свежего воздуха многие не могли стоять на ногах – падали, а отец Андроник держался крепко. Затем он прибыл на место назначения, в Севвостлаг.

Этот лагерь организован примерно в одно время с Сиблагом, в 1932 году, в рамках той же линии создания ряда крупных лагерей производственного назначения. Здесь заключенные занимались поиском и добычей золота, олова, вольфрама, строительством дорог, зданий и другими работами.

Жизнь в колымских лагерях была на грани человеческих возможностей. От непосильного ручного труда в условиях вечной мерзлоты многие умирали. Орудием труда были тачка, кайло, лом, лопата. Если добываемая порода залегала глубоко, то грунт взрывали. Жили в сырых, плохо отапливаемых бараках, одежда почти не просыхала, работали по двенадцать часов и более. На день давали семьсот пятьдесят – девятьсот граммов черного хлеба и суп-баланду три раза в день, двести граммов каши, чай с сахаром и сто граммов селедки. Рацион почти не менялся. Если норма выработки перевыполнялась, добавляли к пайке сто граммов хлеба или каши. Если не выполнялась – норму хлеба урезали. От недостатка питания, истощения

и болезней люди слабели и умирали. Особенно много умирало от «болтушки» – муки, размешанной в сырой воде, которую выдавали, не успевая выпекать хлеб. Чтобы хоть немного отдохнуть от невыносимой каторжной работы и отоспаться, многие заключенные сами себя калечили, некоторые ели мыло, чтобы умереть. После расследования подобного случая пострадавшему удваивали срок. Для надзирателей человеческая жизнь ничего не значила – часто убивали заключенных намеренно, инсценируя побег, чтобы получить награду за бдительность.

Второе заключение батюшки пришлось на годы Великой Отечественной войны. Говорят, что из семи лагерных эпох самая страшная – война. «Кто в войну не сидел, тот и лагеря не отведал»: до предела урезали и без того скудный паек, ухудшались продукты, увеличивались работы, устрожались порядки.

Однако, по воспоминаниям батюшки, в лагере было легче, чем в тюрьме: не допрашивали, только сильно беспокоила шпана, если к ней попадешь. Много работали. Отец Андроник был дневальным. Трудолюбивый, внутренне благородный священнослужитель вызывал уважение не только у осужденных, но и у охранников.

...В лагере чистит уборные,

Кто выполнит дело позорное?

Выполнит весело, тщательно, честно –

Только один этот старец, известно.

Да еще скажет: «Ведь я не один –

Или не ведаешь? А Дамаскин?»

Его очень уважал и дорожил им и сам начальник лагеря. В камере батюшка поселился возле отхожего места: там было освещение. Каждую ночь он читал акафист Страстям Христовым, который ему каким-то образом удалось раздобыть или пронести с собой в заключение.

Христиан, подвижников, страдающих за Христа, Господь утешает порой чудесным образом. Однажды в ночной тиши, когда отец Андроник, как обычно, читал акафист, загремели ключами в дверях. Он подумал: «Пусть меня посадят в карцер за нарушение режима, но будет большой утратой, если заберут акафист». Тут открывается дверь и в камеру входит его покойная мама. «Мамочка!» – вскричал отец Андроник. Она подошла к нему и проговорила: «Сынок, не скорби, тебя Божия Матерь не оставит». И видение исчезло. Когда отец Андроник рассказывал об этом, он добавил, что его мать «была полтавская деревенская хохлушка и не знала русского языка, а тут говорила на чистейшем русском». «Батюшка, так это была Сама Матерь Божия!» – воскликнул тогда его келейник, на что батюшка промолчал.

Среди заключенных лагеря было много священников и епископов, которым иногда удавалось тайно отслужить литургию и освятить Дары. Потом священники хранили Святые Дары под видом сухариков, многие причащались каждый день. Так поступал и отец Андроник. Однажды тюремщик, напившись допьяна, в каком-то сатанинском озлоблении хотел его убить. Когда отец Андроник понял это, первой мыслью его было – как поступить с Дарами, которые он тайно носил на груди. Он быстро развязал узелок и проглотил Дары. Тюремщик удивился, что арестант решил что-то съесть перед смертью. Он вынул револьвер, направил на старца, выругался и нажал на спусковой крючок. Осечка. «Тебе повезло», – сказал он и со злости бросил револьвер на пол.

Срок заключения отца Андроника истекал 17 июля 1944 года. Однако в это время шла война и освободившихся заключенных с Колымы не отпускали: либо оставляли в лагере, либо определяли на положение ссыльных при тех же лагерях. С отцом Андроником случилось последнее. После освобождения из лагеря его взял к себе в дом начальник лагеря. Там отец Андроник вел хозяйство: готовил обед, стирал, присматривал за детьми, ухаживал за огородом и домашними животными. В семье начальника лагеря его очень полюбили – он им был как родной. Жена начальника расспрашивала его о духовной жизни. Ему даже предоставляли отдельную комнату в доме, но он отказался, несмотря на уговоры, избрал себе местом жительства сарайчик. Там он отгородил от скота небольшое местечко, где и отдыхал, молился. По-видимому, он сильно болел в то время, так как просил начальника в случае его смерти сообщить о ней в Патриархию.

У него было большое усердие, но не человекоугодие. Однажды он повесил иконку Воскресения. Когда начальник стал его за это упрекать, он ответил: «Не нравится – уйду в лагерь», и начальник отступился. В другой раз хозяйка набрала ему стирать ворох белья. Он, монах, все перебрал, отложил в сторону ее нижнее белье: «Это вы постираете сами», остальное унес. Больше она никогда в общую кучу свое белье не складывала.

Тем временем положение Церкви серьезно изменилось. Еще в 1939 году в политике Сталина наметился новый курс: поворот от массированного наступления на Церковь в сторону прагматически-утилитарного подхода к ней. С 1943 года новый курс укрепился. Война повлекла за собой религиозное возрождение в стране. Патриотическая деятельность Церкви, обращение властей в ходе войны от интернационализма к русским национальным патриотическим традициям, стремление нейтрализовать действие фашистской пропаганды, отношения с союзниками, внешнеполитические планы – все это привело к серьезным послаблениям антицерковной политики государства. Правительство разрешило избрать патриарха, возобновить издательскую деятельность, духовное образование, открыть сотни храмов. Церковь сумела выстоять в условиях жесточайших гонений – это стало ясно.

В 1946 году монастырям были возвращены изъятые земли, а в некоторых случаях даже выделены новые из госфонда; им разрешили заниматься промыслами, организовывать мастерские и т.п. Кроме идеологических тому были чисто экономические причины: обителям установили высокие и жесткие обязательства по натуральным поставкам сельхозпродукции. По замыслу советского руководства монастыри должны были кормить разоренную страну.

Все эти монастыри были воссозданы в период войны. Так, в 1942 году была вновь открыта Глинская пустынь.

Ее возобновителем стал прежний настоятель архимандрит Нектарий (Нуждин). После закрытия обители, живя в Путивле, он тайно служил и исповедовал. Ему удалось сохранить незначительную часть имущества монастыря. При первой же возможности он поехал восстанавливать обитель. К тому времени от монастыря осталось лишь шесть полуразрушенных зданий. Имущества не было, кроме сохраненного отцом Нектарием: обитель жила на приношения вновь поступавшей братии и на пожертвования прихожан. Монахи жили в нищете, но истинно подвижнически, отец Нектарий ввел строгий устав, основанный на Афонском. Весть об открытии обители быстро распространилась, начала собираться братия. Особенно стремились в Глинскую пустынь ее бывшие насельники. Среди них были старцы высокодуховной жизни: иеросхимонах Серафим (Амелин), иеросхимонах Никодим (Калиуш), схиигумен Антоний (Ветер) и другие. В 1943 году настоятелем стал отец Серафим (Амелин), духоносный подвижник, ныне прославленный в лике святых. Именно ему обитель обязана своим новым духовным расцветом и внешним благоустройством.

Монастырь обязали платить большие налоги, доходы были невелики, однако он продолжал помогать бедным, жертвовал в Фонд обороны. Несмотря на все трудности, духовная мудрость и молитвы настоятеля быстро умножали братию, влекли в обитель духовно опытных иноков, многие из которых пострадали за Христа в ссылках и лагерях. К 1944 году в Глинскую пустынь вернулось не менее двадцати ее прежних насельников, а к 1953 году – не менее тридцати семи.

Отец Андроник узнал об открытии Глинской пустыни в 1948 году от местных монахинь. Ему даже показали фотографию ее нового настоятеля отца Серафима. Отец Андроник стал просить начальника отпустить его в монастырь. Тот, сильно привязавшись к батюшке, уговаривал его остаться, обещал досмотреть его до смерти и похоронить. Но после настойчивых просьб отца Андроника вынужден был согласиться. Он просил старца обязательно сообщить ему в случае нужды (обещал выслать помощь) или приехать к нему, как к сыну. Его жена дала отцу Андронику денег на дорогу, и он отправился в Глинскую пустынь.

Так закончился для подвижника период скитаний и заключений – период тяжелейших испытаний и страданий за Христа. Велико значение этого времени для истории Церкви. Ведь именно там, в лагерях, знакомились многие и многие из русской интеллигенции и простого народа с истинной, глубокой, живой верой тех, кого мы сейчас знаем как новомучеников и исповедников Российских, и перенимали у них эту веру. В этом – великое значение подвига исповедников. «Так лагерными тропами соединились судьбы Русской Церкви и русской интеллигенции – соединение беспримерное, если взглянуть на всю нашу историю, и гораздо более тесное, чем в Оптиной пустыни...» В лице подвижников (в их числе и отец Андроник) «Русская Церковь окормляла своих чад в лагерях – ученых и неученых, верующих и неверующих, партийных и беспартийных». Упоминавшийся нами православный поэт Александр Солодовников вспоминал, что старец Андроник очень повлиял на него своим истинно христианским смирением, явился одним из «светящихся людей», укрепивших его веру. И сколько таких людей, испытавших благодатное влияние старца! О том ведает один Господь.

...В бараке, в полутемных сенцах,

Он исповедует.

Епитрахилью – полотенце.

Но сердце ведает,

Как на тебя легко ложится

Его рука.

Как может дух омолодиться

От старика...

Глава 3. Глинская Пустынь

Прибытие

В 1948 году отец Андроник возвратился в Глинскую пустынь. По-видимому, предварительно он как-то списался с настоятелем отцом Серафимом, и тот посоветовал ему по приезде остановиться в Глухове, в семье его духовного сына Ивана Пискурева. Но отец Андроник, приехав в Глухов, по его собственным словам, бегом бежал в родную обитель. Когда он добрался до монастыря (тридцать километров пути), его вышел встречать как- то узнавший о его приближении настоятель с братией, с иконой Божией Матери в руках. Увидев их, батюшка упал в обморок – как он говорил, от усталости. Но по его недомолвкам похоже, что ему было какое-то видение – возможно, вновь явление Божией Матери.

Видя высокоподвижническую жизнь старца Андроника, в апреле 1949 года епископ Сумский и Ахтырский Иларион (Прохоров) назначил его благочинным и ризничим монастыря.

Обязанности

С чувствами духовного подъема и радости отец Андроник приступил к исполнению своих послушаний. Как благочинный, он должен был следить за всеми послушаниями в обители, собирать братию и паломников на общие послушания (сенокос, заготовку дров, работы на огороде), на которых сам всегда был первым. Он относился к братии с большой любовью, учил не столько словом, сколько примером: сам чистил картофель, даже помогал убирать отхожие места, когда это требовалось. «В Глинской пустыни не было разделения на важную и неважную работу, почетную и низкую, достойную сана и звания или унижающую... Где надо, там и были в первую очередь они, старцы», – вспоминают паломники тех лет.

По обязанности благочинного отец Андроник также следил за соблюдением устава. Если кто-то из послушников отсутствовал на богослужении, батюшка ходил по кельям, узнавая причину отсутствия брата. Также в ночное время он проверял сторожей. Батюшка сам с удовольствием совершал молебен о путешествующих для отъезжающих паломников, для чего назначал время особо.

Как ризничий, он приготавливал комплекты облачений служащим священникам, после службы сам убирал и складывал облачения. Перед большими праздниками отец Андроник облачал святой престол и жертвенник алтаря. Это было его любимое занятие. Он делал все очень аккуратно, чисто, красиво. Паломников поражало благолепие храма: идеальная чистота в алтаре, ухоженность, ничего лишнего; на престоле облачение натянуто как струна. Свои послушания отец Андроник выполнял с усердием и любовью.

Жизнь старца в обители

С открытия и до 1952 года монастырь жил в крайней нищете. Основной доход шел от продажи свечей и пожертвований прихожан. При этом монастырь платил обременительные налоги, выделял средства бедным, богомольцам, армии. До 1948 года у обители было лишь два здания, позже было позволено занять еще некоторые. Монахи в кельях жили по пять-шесть человек. Из богослужебной утвари у обители было: один потир, одна лжица, одно кадило. Позже пустыни был отведен земельный участок в десять гектаров, после чего братия занялись земледелием, стали держать скот, завели пчел.

Жизнь была подвижническая. В монашество постригали после длительного искуса. В этот период обитель подчинялась новому уставу, отличному от того, что был перед первым закрытием. Строгий устав, также основанный на Афонском, был введен архимандритом Нектарием почти сразу после восстановления обители. По этому уставу утреннее богослужение начиналось в четыре часа утра. Сначала читались утренние молитвы, затем была полунощница и утреня; по 3-й и 6-й песни канона и после кафизм с амвона читались святоотеческие поучения и Пролог; после утрени совершался первый час. Утреня обычно оканчивалась в семь – семь тридцать утра. На утрени молились все насельники; затем все, кроме манатийных монахов, шли на послушания. После утрени был акафист Спасителю перед старинным образом Нерукотворного Спаса (в субботу – акафист Божией Матери). С девяти часов совершалась одна Божественная литургия (в обители был только один престол), затем исполнялись требы. С двенадцати до тринадцати часов был обед, после которого до шестнадцати часов все трудились на послушаниях. С шестнадцати до семнадцати часов – вечерня. Затем был небольшой перерыв, ужин по уставу не полагался. В восемнадцать часов начиналось повечерие, прочитывались каноны Спасителю, Богородице, Ангелу Хранителю и молитвы на сон грядущим. По окончании богослужения братия целовали крест, прощались друг с другом и шли в свои кельи, где исполняли келейное правило, каждому назначаемое старцем, и отдыхали. В воскресные и праздничные дни порядок был несколько иной. Пост был очень строгий, пищу готовили и ели лишь раз в день.

Благодаря мудрому руководству, строгой жизни обитель привлекала истинных подвижников. Отец Нектарий и отец Серафим возродили в монастыре институт старчества. Старцы являлись вдохновителями и руководителями духовной и материальной жизни обители. Все важнейшие вопросы решал совет старцев. Ежедневное откровение помыслов, послушание старцу были нормой жизни для глинских иноков. При этом в обители были старцы подлинно опытные, многие из них прошли через тяжелые испытания лагерей, некоторые обладали явными духовными дарами. Среди замечательных старцев обители кроме настоятеля преподобного Серафима (Амелина) были иеросхимонах Никодим (Калиуш), схиигумен Антоний (Ветер), архимандриты Тихон (Беляев), Артемий (Миньковский), Антоний (Прохода) и другие.

Одним из главных подвигов Глинских старцев были духовное окормление и нравственная поддержка народа. Святость жизни старцев, их молитвы, чудеса и наставления оказывали огромное влияние на духовное воспитание прихожан. Люди стремились в обитель со своими скорбями, болезнями. Каждый в Глинской пустыни получал теплый прием, искреннюю любовь, помощь и утешение. Здесь чувствовалось, что все силы иноков направлены на стяжание Царствия Небесного, этим настроением заражались и богомольцы. «Мы чувствовали себя там как в среде святых и ходили со страхом, как по земле святой», – говорили паломники того времени.

Духовный расцвет обители обусловил и ее материальное благополучие. После тяжелых лет нищеты и лишений начиная с 1953 года в обитель стали поступать щедрые приношения благотворителей со всей страны. Это позволило настоятелю внешне благоустроить обитель: были построены новые здания, пополнена и обновлена ризница, украшен храм, приобретены новые иконы. Увеличилась и денежная помощь богомольцам. При этом жизнь иноков оставалась строго подвижнической и нестяжательной. Некоторые местные жители знали монастырь

еще до закрытия, поселились в его корпусах после разгона монахов, а теперь чем могли помогали обители.

После лагерей и неприкаянных скитаний по стране жизнь в обители для отца Андроника была, наверное, словно возвращением потерянного рая. Монастырская скудость и тяжесть подвижнического распорядка, мудро распределенного и ориентированного на молитву, после бездумной мясорубки лагерей едва ли были для него тяжелы. Напротив, он прилагал труды к трудам, радуясь, что Господь сподобил вернуться в родную обитель и служить Ему в ней.

Помня святоотеческие заветы, батюшка старался избегать отлучек из монастыря, говоря, что монах, вышедший из монастыря даже на короткое время, уже не вернется таким, каким вышел. Он участвовал во всех послушаниях. В праздники после служб и трапез он не отдыхал, а читал Евангелие, акафисты, после чего спешил на кухню и чистил картофель для общей трапезы. Одного из братий он назначал на чтение житий святых во избежание празднословия и для общего назидания. Постился строго. Бывало, не идет на общую трапезу, а наберет картофеля, свеклы из котла, где варилась еда для коров, и несет к себе. После вечернего богослужения устав уже не дозволял разговоров; в это время батюшка даже старался не давать благословения паломникам, избегая вопросов и разговоров. Он шел из храма поспешно и говорил: «Бог всех вас благословит», если кто-то пытался взять у него благословение. Однако братию он принимал в любое время.

Его келейное вечернее правило включало: пять глав Евангелия, одну четку с тридцатью поклонами, затем отдельные поклоны Спасителю, Божией Матери, Ангелу Хранителю, святому Архистратигу Божию Михаилу и шестидесяти восьми различным святым, почитаемым старцем. После этого батюшка клал поклоны за настоятеля, своих духовных чад, близких, умерших из числа братии, за родных. Затем он на короткое время ложился спать. Вставал ночью, в два часа или раньше, и уже не ложился, говорил: «Томлю томящего мя». Он совершал пятисотницу – не спеша, с благоговением и вниманием. Потом читал по четкам молитвы святым угодникам, затем переходил к чтению Евангелия, Псалтири с помянником и акафиста. Еще он очень любил читать «Службу по вся дни», которая была с ним и в лагерях. В церкви на вечернем правиле батюшка часто читал канон Ангелу Хранителю. Читал, по воспоминаниям, очень хорошо.

Это только внешние подвиги старца. О внутреннем же его делании мы можем только догадываться. Он наставлял своих пасомых о необходимости и огромном значении в деле христианской жизни смирения, советовал творить про себя Иисусову молитву когда только можно. Конечно, и сам он все это знал не понаслышке. О верности и богоугодности его подвига свидетельствуют чудеса, изливаемые Богом через него.

Духовный облик старца

Рассматривая воспоминания разных людей, знавших старца, – паломников, монахов, – рисуешь удивительный образ: легкий, быстрый, стремительный, благодушный, доброжелательный. «Он не ходил, а всегда бегал»; «Маленький, очень живой, быстрый. Так быстро передвигается шариком, что не успеваешь за ним следить»; «Всегда бегал и так балакал». Вот паломница трудится над восстановлением икон. «Забежал отец Андроник... Достал из бездонного кармана яблочко, поздравил с праздником и быстро исчез». Своей живостью он выделялся на фоне других старцев – спокойных, степенных. «Как может дух твой омолодиться от старика», – могли бы вслед за А.А.Солодовниковым повторить многие и многие, имевшие счастье знать отца Андроника.

Чудное действие производила его келья, вся проникнутая духом молитвы, мира, любви. Войдешь в нее неспокойным, расстроенным – и все это как рукой снимет под тихую умиротворяющую речь старца. Сама обстановка кельи – иконы, мерцание лампады, картины и портреты – уже изливала на душу целительное успокоение.

В келье была жесткая койка из досок с нетеплым суконным одеялом и подушкой, набитой песком. Шкафа не было. Из вещей – иконы, вешалка с подрясником и рясой, полка с книгами. У старца были послушники, однако они не успевали ухаживать за ним: он раньше всех вставал, убирал келью, приносил воду, дрова и т.п. Обычно очень ценилось благословение отца Андроника зайти к нему – неважно зачем: иди, ни о чем не думая. У него была огромная простота: никому и в голову не приходило стесняться, например, сесть к нему на кровать, если пригласил в келью.

Очень своеобразная была у батюшки манера говорить. Он редко говорил сидя, имел обыкновение разговаривать, отвечать на вопросы, давать советы на ходу, на бегу, между делом. На вопросы, иногда даже еще не заданные, отвечал кратко, но энергично. Обычно приводил слова из Священного Писания, церковных песнопений, примеры из житий святых. Временами не все в его речи было понятно, но главное, что он хотел сказать, врезалось крепко. Иногда он поглядывал снизу, чтобы понять, дошло ли. Чаще говорил короткие фразы, даже довольно резко, но не грубо, иногда ласково, но без слащавости, всегда с чувством меры. Мог постучать пальцем по лбу, «вбивая» нужную мысль. Речь батюшки была простой, ясной, задушевной и увлекательной. Он и других заряжал своей бодростью, легкостью, радостью. На вопрос о здоровье: «Как вы?» – отвечал: «Как воробей! – И разъяснял: – Воробей чирикает и как бы говорит: жив- жив».

Отец Андроник, получивший первую закалку и верное направление в молодости в святой обители, под руководством старцев, затем в послушании у святого архиерея, закаленный в горниле бесчеловечной системы советских лагерей, продолживший высокоподвижническую жизнь в святой обители, стяжал евангельские добродетели. Он от природы обладал необыкновенной кротостью и смирением, и эти качества развивались в течение всей его жизни, исполненной подвигов и испытаний. Ходил он всегда смиренно согнувшись. Однажды его шутя спросили: «Как же вы стояли в строю в армии?» Он в ответ широко расправил грудь и поднял голову, затем снова принял свой обычный смиренный вид. В его послужном списке сказано: «Отец Андроник отличается особым смирением, кротостью и трудолюбием, послушлив, любвеобилен».

Это проявлялось в его отношении ко всем: архиереям, настоятелю, братии монастыря, паломникам. Ему одинаково дороги были богатый и нищий, знатный и простой. Своим многолетним подвигом он приобрел светлый, благодушный, проницательный взгляд на жизнь. Ему были ведомы человеческие немощи, он был чрезвычайно снисходителен к другим, покрывая всех своей любовью.

Удивительным было незлобие старца. Оно распространялось не только на личных недоброжелателей, но и на, казалось бы, врагов Божиих. Однажды в обитель принесли на реставрацию икону Божией Матери «Всех скорбящих Радость», обезображенную в безбожные годы: грудь, руки, особенно лик Богородицы покрывала густая сеть царапин. Увидев икону, батюшка упал на колени с молитвой: «Прости, Владычице, тех, кто дерзнул так сделать». Ни возмущения, ни раздражения на «хулителей святыни», ни угроз судом Божиим. Только молитва за них. Исповедав женщину, приехавшую издалека, батюшка стал плакать, говоря: «Как же ты могла так оскорбить Господа?» Женщина отошла, потрясенная, и сказала: «Приеду домой, перезимую, Бог даст, а весной телку продам, чтобы сюда еще раз попасть».

Со времен скитаний на всю жизнь сохранил отец Андроник щедрость и горячее сострадание к бедным, обездоленным, голодным. Провожает богомольцев – дает на дорогу хлеб, сахар, огурцы, помидоры. Они говорят: «Батюшка, хватит, уже достаточно». Он: «Берите, может быть, в поезде встретится голодный человек, тогда покормите его». В другой раз пригласил нескольких человек к себе в келью. Тут ему принесли посылку с грушами. Он всем присутствующим дал по груше. Постучали и вошли еще некоторые. Последние груши из посылки достались им. Свою отец Андроник отложил, отвечая на задаваемые вопросы. Кто-то еще вошел. Батюшка отдает ему свою. Тот говорит: «Батюшка, вы и не попробовали». Тогда отец Андроник разрезал грушу, отложил себе на столик половину, а другую протянул гостю: «Вот попробуй, и я попробую». Еще постучали и вошли.

Еще раз разделил половинку. Следующий гость получил оставшееся, а отцу Андронику так и не пришлось попробовать присланных ему груш.

Старец очень бережно относился к людям. Как-то в своей келье он принимал группу богомолок для напутственного молебна. Одна из них прежде того подарила ему вышитое полотенце. Перед их приходом он достал полотенце, расстелил его у образов, говоря: «Пусть ей будет приятно».

Однако не все и не всегда вспоминают отца Андроника именно таким. В воспоминаниях некоторых паломников он предстает грозным старцем, со властью повелевающим демонам. За внешним обликом простого, добродушного, работящего, веселого старика скрывается великая сила Божия, через него действующая.

Интересен рассказ монахини Марии (Вышеславцевой) о приеме у старца. Ее вызывают к старцу, она спешно собирается. Он усаживает ее напротив себя и начинает разговор. Кратко и четко отвечает на ее мысли или едва начинающиеся вопросы, сам вспоминает ее давние грехи. Говорит строго, даже повелительно. Она говорит о поручении своего московского духовника отца Николая, духовного сына старца. Старец сперва останавливает: «Говори о себе». Потом, после решения ее вопросов, передает отцу Николаю какие-то строгие слова: «Передай: старчик велел сказать...» Эти слова она даже боится пересказывать своему духовному отцу. По поводу духовного руководителя говорит: «Книжки – твой руководитель». Затем «он повернулся к иконам и обхватил голову руками. Наступила тишина. Сколько она продолжалась, не знаю. Вдруг он снова повернулся ко мне, и я его не узнала. Отец Андроник казался погруженным в себя и теперь возвращался назад как бы из иного мира. Я невольно опустилась на колени. Он произнес одно слово: «Прощена!» – и благословил меня... Я поднялась с колен и увидела уже другого отца Андроника... снова он иной – радостный, оживленный».

Это удивительное сочетание внешнего смиренного облика и внутренней грозной силы отражалось даже в том, как отца Андроника называли. Например, в одной семье, близко знавшей старца, называли его «великий наш старчик».

Чудеса

Своим жизненным подвигом, своим смирением и любовью отец Андроник стяжал многие духовные дарования. По его молитвам совершалось немало чудес.

Однажды он пришел соборовать парализованного престарелого монаха Симеона. Во время Таинства у больного восстановилась речь, он исповедался, причастился. После Таинства речь вновь отнялась, и вскоре он скончался.

Послушник Сергий Халин, впоследствии известный афонский схиархимандрит Ипполит, заболел крупозным воспалением легких. Врачи не помогали, готовились к исходу. После соборования, причастия, преподанных отцом Андроником, ему стало легче, и на третий день он совершенно выздоровел.

Лето. Засуха. На небе ни облачка. Отец Андроник, пробегая по двору в белом подряснике и холщовом фартуке, собирает всех, кто может, на огород: «Всем молиться, чтобы Господь дождь послал». Все выходят в огород. Начинается молебен на случай бездождия перед иконой Божией Матери. «Даждь дождь земле жаждущей, Спасе!» – молится отец Андроник. Так молится, будто обращается к Богу, Который здесь, рядом. Помолившись, все пошли в храм. Едва переступили порог – хлынул дождь. Среди удивленных восклицаний потеряли отца Андроника. Будто исчез. В другой раз он так же общей молитвой избавил монастырский огород от нашествия гусениц, поедавших капусту. Неожиданно прилетела стая птиц и быстро их поклевала.

Крестьянка из Сибири привезла в монастырь одержимую дочку лет восьми-девяти. Девочка упиралась, мать подталкивала ее в церковь, держа за плечи. Вдруг девочка, словно что-то увидев, вырвалась, с искаженным злобой лицом подбежала к окну и вскочила на высокий подоконник. Ее едва успели снять. Она отбивалась, дико кричала, ругалась. Ее внесли в помещение, где совершались требы. «Через закрытую дверь еще слышны были крики, потом повелительный, очень спокойный голос. Вдруг – оглушительный грохот, будто обвалился потолок или рассыпалось все здание. Все замерло. Через мгновение слышен был только ровный, спокойный голос отца Андроника. Затем стих и он. Очень скоро появилась женщина. К ней сбоку застенчиво прильнула девочка. Она была неузнаваема... Это было явное чудо исцеления девочки».

В его прозорливости никто из приезжавших в Глинскую пустынь не сомневался. К нему обращались как к единому от древних благодатных старцев, могущих разрешить любое жизненное затруднение, ответить на любой вопрос; на исповеди он нередко сам называл грехи, забытые или утаенные исповедующимися. О его прозорливости говорят многочисленные свидетельства как паломников, так и монахов.

Монах (впоследствии игумен] Филарет (Кудинов) из Глинской пустыни хотел съездить к слепой монахине, которая благословила его в монастырь, но боялся сказать об этом отцу Андронику, не одобрявшему отлучки из монастыря. Как-то стоял он в храме с этой мыслью. Отец Андроник вышел из алтаря и проговорил: «Ну что? Поедем?» Отец Филарет: «Батюшка! А я-то боялся вам сказать!» Отец Андроник повторил, что ехать нужно, – это воля Божия.

Интересен рассказ протоиерея Владимира Дивакова, секретаря Патриарха Московского и всея Руси по городу Москве. На старших курсах семинарии, решив идти в монастырь, он отправился к старцу за благословением вместе со своим приятелем Евгением, рясофорным послушником, который, напротив, решил монастырь оставить и жениться. Поздним вечером, после службы, они ждали старца в его келье. Он забежал, поговорил с ними на ходу, что-то при этом поправляя, переставляя, снова куда-то убежал, снова появился. Евгений попросил благословения жениться. Отец Андроник ответил: «Как жениться, зачем жениться? Да они сейчас такие! Свяжешься – не распутаешь! Да на всю страну ославит! Да зачем это надо! Да затвориться лучше в келье и молиться!..» Отец Андроник продолжал: «Нет-нет-нет, вон молодежь, ей и жениться!» – указывая на Владимира. Тот стоял благостный, думал: «Какая молодежь, пол года разницы!» Затем сказал: «Батюшка, я как раз в монастырь хотел проситься!» – «А что в монастырь, зачем в монастырь? А в миру-то надо послужить. Миру надо послужить, надо послужить, надо послужить», – и убежал куда-то на кладбище служить литию. Потом с ним говорила мать послушника Евгения, пыталась объяснить подробнее. Он сказал: «Да я-то что понимаю? Я глупый человек, необразованный. Они же ученые, лучше понимают, как поступать, ко мне-то что обращаться». В итоге Владимир послушался и женился. И никогда об этом не жалел. Евгений не послушался и тоже женился. Из-за сильного конфликта жены со свекровью они развелись. В процессе раздела имущества бывшая жена написала о нем в газету, что было в самый пик хрущевской антирелигиозной пропаганды. Затем эта статья попала во все газеты. На всю страну ославила Евгения бывшая жена.

Это только отдельные примеры. Было множество других чудесных случаев, о которых вспоминают очевидцы – паломники, монахи, священники. Очень много «обычных» чудес: вовремя успели, прошли путь за половину обычного времени и т.п. Вся жизнь из чудес.

Пастырство

Вначале братия обращались к отцу Андронику лишь по делам послушания. Но постепенно, чувствуя его горячую, искреннюю, снисходительную ко всем человеческим немощам любовь и большую духовную опытность, с ним начали советоваться и по духовным вопросам, а затем, видя огромную пользу от этого, – поверять всю свою душу. Духовником обители по должности был иеросхимонах, впоследствии схиигумен, Серафим (Романцов), старец святой жизни, глубокой опытности, высоких дарований. Однако многие братия окормлялись у отца Андроника, и постепенно обязанности в монастыре распределились так: большинство братий исповедовались у отца Андроника (особенно к нему шли молодые монахи), а отец Серафим окормлял большинство паломников. «Отец Андроник... пользуется заслуженным уважением всех насельников обители», – писал о нем правящий архиерей, епископ Сумский и Ахтырский Евстратий (Подольский). Впрочем, многие паломники обращались и к отцу Андронику, а немалое число братьев – к отцу Серафиму.

Была и такая закономерность: из паломников у отца Андроника исповедовались больше мужчины, а у отца Серафима – женщины. Сам отец Андроник говорил, что одного мужчину исповедовать проще, чем девяносто девять женщин, и нередко избегал их. Тем не менее немало женщин окормлялись у него всю жизнь.

Таким образом отец Андроник стал старцем. Мы уже говорили: старцем в монастыре называют духовно опытного инока, с которым менее опытные советуются по вопросам духовной жизни, что не обязательно сопряжено со сверхъестественными дарованиями, хотя нередко сопровождается ими. Духовный опыт отца Андроника был очень велик. Кроме того, он обладал и особыми духовными дарами, в частности – прозорливостью, мог безошибочно видеть внутреннее состояние человека. «Вся сила духовного руководства старца заключалась в том, что ему свыше было открыто, как и каким путем вести каждую душу ко спасению. Ни одного решения он не принимал без усердной молитвы. Спасая других, он и сам восходил на вершину богообщения и слушающих его возводил с собой», – вспоминал схиархимандрит Иоанн (Маслов) об отце Андронике. Он принимал откровение помыслов, разрешал все духовные и жизненные недоумения. «Много работали днем, уставали, терпели неудобства, но вечером шли к нему и могли все сказать, спросить, погоревать, выплеснуть накопившееся. Он слушал каждого, кому сколько надо было времени, столько и уделял. Это умиротворяло, сближало, скрашивало многое», – вспоминала монахиня, жившая в обители трудницей.

Духовное руководство в Глинской пустыни не было набором указаний на тот или иной пустячный случай. Старцы направляли, вникали, но не выговаривали за всякую мелочь, не следили за каждым малейшим недочетом. Было руководство, а не давление, помощь, а не придирки. Старцы уважали добросовестность, не препятствовали проявлению инициативы и активности, в отношениях были простота и доверительность.

Воспитанный в традиции Глинского старчества, отец Андроник большое значение придавал послушанию. Это относилось и к монастырским послушаниям, и к послушанию старцу как виду аскетического подвига. Он мог, например, сказать работницам обители, засобиравшимся на монашеское правило: «Какое правило? Работать, работать идите!» Несомненно, он сообразовывался при этом с их духовным состоянием. Он также иногда мог настаивать на выполнении данных им благословений. Это относилось к духовным чадам, давно и постоянно окорм- лявшимся у старца. Он мог поругать их за непослушание и самочиние, твердо, даже властно настаивать на чем-то. Несомненно, это было обусловлено тем, что он знал волю Божию о данном человеке и пагубные последствия в случае ослушания. От тех, кто к нему приходил впервые, он обычно ничего не требовал, однако сама жизнь доказывала правоту его слов и необходимость послушания: дела, выполненные по его благословению, всегда шли хорошо, а вопреки благословению – разваливались.

Некоторые вспоминали, что обычно мягкий отец Андроник бывал и строг. Строго исповедовал. «Скажешь чего, у него рука была тяжелая – по голове постукает так», – вспоминала Надежда из Новой Слободки. Впрочем: «Так строгий, а поглядишь – вроде крепко веселый, всегда с улыбочкой», – говорила о нем одна из местных жительниц. Отец Андроник требовал соблюдения церковных

порядков, канонов, уставов. Женщине, своей духовной дочери, не благословил в Петров пост молоко, хотя она болела. Сказал: «Это у тебя не легкие, рыбку можно, молоко – не надо», но дал тысячу рублей на лечение. Послушника, занимавшегося иконописанием, заставил убрать из кельи репродукцию католической иконы.

Главным в пастырстве отца Андроника был личный пример. Первый на послушаниях, усерднейший в молитве, смиренный, всегда бодрый и радостный, он и других заряжал таким состоянием, подвигал к такому же настроению.

Наставлял старец и устным словом. Редко это были длинные беседы: как правило, он ограничивался кратким советом, наставлением, афоризмом, основанным на святоотеческих творениях, житиях святых, пословицах, изредка – своими собственными назиданиями. Некоторые фразы очень любил повторять в соответствующих случаях: «Знай себя, и будет с тебя»; «Возлюби труд, и скоро пошлется тебе спокойствие от Бога»; «Сон моея лености ходатайствует души моей муку»; «Что в юности посеешь, то в старости пожнешь»; «Боюсь трех вещей: когда умру, как умру и где обращусь»; «Все, что выше сил, от бесов».

Некоторые фразы он записывал на листочки и раздавал вопрошающим. Это тоже были как святоотеческие советы, так и народного или собственного сочинения. Как-то дал одному нетерпеливому паломнику листок со стихотворением:

Господи, помилуй, Господи, прости,

Помоги мне, Боже, крест свой донести.

Ты прошел с любовью Свой тернистый путь,

Ты нес крест безмолвно, надрывая грудь.

И за нас распятый, много Ты терпел,

За врагов молился, за врагов скорбел.

Я же слаб душою, телом также слаб,

И страстей греховных я презренный раб.

Помоги мне, Боже, дай мне крепость сил,

Чтоб свои я страсти в сердце угасил.

Помоги мне. Боже, твердою рукой

Ниспосли смиренье, радость и покой.

Грешник я великий на земном пути,

Господи, помилуй, Господи, прости.

В своих наставлениях батюшка особо выделял значимость смирения. Он говорил, что одно только смирение бывает выше всех диавольских сетей и избегает их. Через смирение можно быть помилованным Богом, в смирении заключается всякая радость человека. Смирение оживляет нас и наполняет удивительной тишиной и незлобием душу. Без смирения нельзя исполнить заповеди Божии, иноческие обеты, достигнуть какой-либо добродетели: ни одна добродетель не может быть совершенна без смирения. По мере того как человек смиряется, он получает помощь от Бога и преуспевает в добродетели. Святые прежде всего старались смирить себя, свой разум, преклоняясь пред всеми, чтобы соединить себя с Богом. В скорбях не гневались, не роптали, прибегали к самоукорению и через то получали спокойствие. Смирение избавляет человека от многих зол и способно ввести его в Царствие Божие. По мере того как человек смиряется, считая себя хуже всех и ниже всех, он получает помощь от Бога и преуспевает. Смирение не дает человеку впасть в грех, а впавших воздвигает. Нам, гордым, для научения смирению недостаточно самоуничижения. Не нужно и самому браться за исполнение низких дел, но надо исполнять повеления других, а также переносить внешние огорчения и досады от людей. Ни о чем так не скорбит сатана и ничем так не прогоняется и не обезоруживается, как тем, когда человек любит смирение и бесчестие. Первое свойство достигнутого смирения – это принятие бесчестия с удовольствием, как дорогого лекарства. Смирение с послушанием есть непридуманное оправдание пред Богом, небоязненность смерти и полнейшее удовлетворение души, которая еще при жизни вкушает райскую радость, которая уже воскресла для вечного блаженства.

Отец Андроник советовал обращавшимся к нему творить Иисусову молитву, благословлял пятисотницу. Работницам монастыря особого келейного правила не давал: «Вам хватит того, что вы работаете». Работа у них была трудная, режим тяжелый, молиться было особенно некогда. Советовал ограничиваться Иисусовой молитвой: в течение дня, за работой, совершить пятисотницу, затем – читать Иисусову молитву просто, без счета.

Ввиду недостатка книг и, возможно, по просьбе учеников, желавших иметь письменные наставления от старца, отец Андроник выписывал в тетрадь назидательные отрывки из Священного Писания, богослужебных текстов, святоотеческих творений и некоторые собственные изречения – как поучения для монахов. Эти записи сохранились. В них обращает на себя внимание некоторое отличие от внешнего светлого и легкого облика старца. Записи говорят о страхе Божием, о духовной брани, о кознях бесовских, очень много уделено внимания блудной брани. Записи отражают внутреннюю жизнь монаха и, возможно, в какой-то мере внутреннюю жизнь самого отца Андроника, скрытую от постороннего взгляда, – жизнь, коей суть не легкость и непрерывная радость, но постоянный крест, порой очень тяжелый.

Письма отец Андроник в этот период писал довольно редко: разве поздравление когда напишет. Однако духовные чада сообщались с ним письменно. Обычно они прятали письма в посылки обители. В отношении особо близких чад он даже практиковал заочную исповедь: ему писали о грехах, а он, прочитав, произносил разрешительную молитву. Просил исповедоваться у своих батюшек, а если что-то особенно серьезное – писать ему.

Важнейшей составляющей пастырского служения старца была молитва. Ни одного решения не принимал он без усердной молитвы. За своих духовных детей он молился непрестанно. «Сколько есть моих сил, всегда днем и ночью я вас поминаю в своих грешных молитвах», – писал он.

Еще в XIX веке в некоторых обителях, из которых наиболее прославилась Оптина пустынь, старчество стало играть роль, несколько отличную от древней: происходило массовое окормление старцами мирян, приходивших к ним в огромном количестве со всей страны, что не столь характерно для древних монастырей и старцев. По-видимому, причина здесь больше внешняя – произошел кризис синодальной системы, в рамках которой миряне не получали должного окормления от своих приходских священников, и они шли к старцам, которые не могли отказываться их принимать. В середине XX столетия Церковь находилась в несравнимо более плачевном состоянии – церковная жизнь была практически задушена. Появление в этот период монастыря масштаба Глинской пустыни, с таким количеством старцев такого уровня, – явление для верующих необыкновенное. Сюда ехали со всей страны, чтобы просто подышать истинным христианством, вспомнить, что это такое. Глинские старцы второй половины прошлого века играли в духовном окормлении народа роль не меньшую (а едва ли и не большую), чем Оптинские в XIX – начале XX века. «В Глинской пустыни не было ничего... Было только одно: была жизнь, и эта жизнь была светом для многих. Свет этой жизни будил в душах новое сознание, желание очиститься, что-то изменить в себе к лучшему... Поездка в Глинскую осветила мне жизненный путь и утвердила выбор его и направление», – писала одна из паломниц того времени. В этом спасительном служении Глинской пустыни огромная заслуга принадлежит старцу Андронику. К нему ехали со всей России.

Отношения с церковной иерархией

От природы кроткий и смиренный, навыкший послушанию в обители и бывший келейником епископа, отец Андроник с огромным почтением относился к церковной иерархии: «Архиереев почитал, как Самого Христа», – писал архимандрит Гурий (Мищенко). Когда правящие архиереи посещали обитель, он сам прислуживал им во всем: подносил обеды, топил печку, протирал полы. Иногда епископы, жалея его, просили об услуге более молодого послушника, но старец сам желал быть послушником. Вместе с отцом Серафимом они прислуживали архиереям в качестве иподиаконов, так как молодые послушники этого не умели. Делали все быстро, толково, молча. Из-за такого смирения и прочих добродетелей отец Андроник был очень уважаем архиереями, в частности – правящим епископом Сумским и Ахтырским Ев- стратием (Подольским), который очень полюбил старца и 5 мая 1955 года по благословению Святейшего Патриарха Алексия (Симанского) возвел его в сан игумена, на что батюшка возражал, что «схима превышает все награды, она есть предел всех наград».

Владыка писал старцу: «Вот уже шестой год я знаю Вас в этой ответственной и многотрудной должности, которую Вы исполняли с большой ревностью и такой же большой пользой для монастыря... Вы пользовались и теперь пользуетесь вполне заслуженной любовию как насельников обители, так и многочисленных богомольцев

ея... Да укрепит Вас Господь!» В прошениях обители к архиерею самым убедительным аргументом для него были слова: «Сам схиигумен Андроник лично просит Вас».

В 1957 году отец Андроник получает от епископа похвальную грамоту «за неусыпные труды по выполнению обязанностей благочинного Глинской пустыни и мудрое руководство насельниками ея». В 1960 году он награжден Святейшим Патриархом Алексием (Симанским) палицей.

Однажды отец Андроник по поручению настоятеля поехал в епархиальное управление. Владыка Евстратий принял его любезно и почтительно, из епархии пригласил к себе, угощал, долго беседовал. В заключение беседы епископ обратился к нему с просьбой: «Я, как архиерей, прошу вас преподать мне ваше отеческое благословение и перекрестить меня, как благословляете всех». Батюшка всячески отказывался, но архиерей настаивал, так что отцу Андронику пришлось уступить: он благословил архиерея, и тот поцеловал его руку. Присутствовавший при этом келейник отца Андроника иеродиакон Павлин был тронут до слез. На прощание владыка просил батюшку при отходе ко сну благословлять святым крестом его сторону.

Почтение старца к епископам было следствием его смирения и верности православному учению и традиции, а не раболепным человекоугодием или слепым подчинением. В особо принципиальных случаях он мог и не согласиться с архиереем. Однажды обитель посетил правящий епископ Сумский Иоасаф (Лелюхин), пришедший на смену епископу Евстратию в 1958 году. В беседе с монастырским начальством он дал распоряжение не кормить паломников из монастырской кухни, что, несомненно, было вызвано давлением властей, недовольных популярностью Глинской пустыни. Старцы обители, хотя и с неохотой, дали свое согласие. Обычно отец Андроник молчал на подобных собраниях, соглашаясь с решениями руководства. Он и на этот раз долго молчал, но в конце концов высказался против такой перемены. «Богомольцы кушают не наше, а свое, ибо они шлют и везут всё сюда», – сказал он. Все были на стороне отца Андроника, и общая трапеза для всех продолжилась. По человеческому рассуждению это может показаться безрассудством: зачем лишний раз раздражать власти, когда обитель и без того на волоске? Однако «в Глинской все внешнее – сколько просуществует обитель, как отнесется местная власть или правящий архиерей и т.п. – оставляли на волю Божию. Работали, молились, делали каждый свое дело сейчас, и делали как для Бога».

Роль отца Андроника в жизни монастыря

Живя в монастыре, старец пользовался все растущим почтением и благоговением братии. Большинство братии исповедовались и окормлялись у него. Он был почитаем старцами. Например, архимандрит Афанасий, бывший насельник Афона, подвижник высокой духовной жизни, в преклонном возрасте решил принять великую схиму. Он просил, чтобы постриг совершил именно отец Андроник и чтобы тот был его восприемником, духовным отцом. Отец Андроник долго отказывался, говоря, что в обители многие старше его по сану и возрасту, однако тот настаивал, так что старцу пришлось уступить. Это было Великим постом. На второй день Пасхи, после совершения Божественной литургии, отец Афанасий занемог и мирно отошел ко Господу.

Также батюшка постригал в схиму престарелого монаха Симеона по его просьбе.

Многие старцы монастыря, чувствуя приближение смерти, приглашали к себе отца Андроника, да он и сам всегда спешил навестить тяжелобольного. Он принимал последнюю исповедь, напутствовал умирающих Святыми Тайнами. Новопреставленных монахов он сам омывал, помазывал маслом и опрятывал их тела, клал в гроб, первым служил панихиды прямо в их кельях, после чего гроб с останками заносили в храм.

По воспоминаниям паломников, духовным ядром обители были настоятель архимандрит Серафим (Амелин), духовник схиигумен Серафим (Романцов) и благочинный схиигумен Андроник. «Трудами отца Андроника, отца Серафима-духовника и отца Серафима (настоятеля. – Примеч. авт.) крепла и процветала Глинская обитель», – писал епископ Евстратий. Все трое глубоко восприняли дореволюционную монастырскую традицию, все трое прошли тяжелые испытания: духовник и благочинный – в лагерях, настоятель – в миру в условиях тяжких гонений; все трое обладали большой опытностью и особыми духовными дарованиями. Именно они в первую очередь поддерживали в обители монастырскую традицию и в особенности старчество, сообщавшее насельникам духовные познания и быстро возводившее обитель на высоту духовной жизни.

Между отцом Серафимом-духовником и отцом Андроником была замечательная дружба. Почти одинаковых возраста и судьбы, прошедшие схожие испытания, они хорошо понимали друг друга. Никакой зависти, ревности по поводу того, к кому обращаются послушники за назиданием, между ними не было и следа. «Где надо, там и были в первую очередь они, старцы», – вспоминали о них. При их совместной встрече с бывшим насельником, ставшим митрополитом, Зиновием (Мажугой), они втроем радовались так, что радость эта передавалась окружающим, как будто они были товарищами с юных лет. Они дружили, хотя характеры были разные. Отец Андроник – всем раб: радостный, любвеобильный, чрезвычайно снисходительный. Отец Серафим – строгий, требовательный. Но простой народ любил их одинаково. Глинские монахи говорили о них: «Отец Серафим для нас отец, а отец Андроник – мать. Кто из них больше любит, знает только Бог».

Последние годы обители, закрытие

В феврале 1957 года отец Серафим (Амелин) по старости, болезненности и желанию посвятить остаток жизни безмолвию и богомыслию обратился к архиерею с просьбой освободить его от обязанностей настоятеля. В качестве желательного кандидата на свое место он указал на архимандрита Тавриона (Батозского), который некогда был насельником Глинской пустыни, пребывал в послушании у владыки Павлина (Крошечкина), прошел лагеря, а ныне служил в кафедральном соборе Перми. К сожалению, он в обители не задержался. Отец Таврион стал самовластно, не советуясь со старцами и прежним настоятелем, устраивать в жизни монастыря нововведения; кроме того, в его действиях отмечали католический уклон. Он руководствовался иноческой и миссионерской ревностью, однако действовал ни с кем не советуясь, и мира в обители не стало. Это вызвало противодействие старцев, которые вынуждены были обращаться к архиерею. В конфликте принимал участие даже патриарх, к которому ездил отец Серафим (Романцов), прося о смене настоятеля. В итоге 15 января 1958 года архимандрит Таврион был переведен в Почаевскую лавру, а настоятелем Глинской пустыни вновь стал архимандрит Серафим (Амелин).

Об участии в этом отца Андроника известно немного. Он знал отца Тавриона давно: подвизался вместе с ним в обители до ее первого закрытия, вместе с ним находился в послушании у владыки Павлина, собирал подписи при тайных выборах патриарха, сносился с ним, будучи в Перми перед вторым заключением, ездил к нему в Калугу. Он был уважаем отцом Таврионом. «Пусть обращается к брату Андронику, он не хуже меня сумеет ему ответить», – писал отец Таврион в 1930-х годах в Пермь к обращавшемуся к нему по духовным вопросам. «Сам отец Андроник лично просит Вас», – писал он правящему архиерею уже в Глинской, ссылаясь на авторитет старца. Видимо, непосредственно в борьбе с действиями отца Тавриона отец Андроник не участвовал: не ездил в Москву, не был на объединенном собрании Сумского епархиального совета и собора старцев Глинской пустыни, которое было проведено по указанию из Патриархии в связи с проблемами обители. Скорее всего, он уклонялся от участия в этом конфликте. Сам он говорил: «Отец Таврион с неба свалился, а жизнь сейчас другая». Однако нестроения в родной обители не могли не трогать старца.

Не исключено, что с этими событиями в той или иной мере связано решение отца Андроника оставить должность благочинного. 4 августа 1957 года он пишет епископу Евстратию прошение об освобождении его от этой должности: «Я стал совсем слаб, и притом я несу послушание ризничего... В связи моего благочиния я не могу вовремя посещать службу церковную, опаздываю или вовсе пропускаю за работой, которая у меня на совести. Знал бы я одну ризницу, церковь и келейку свою и в ней имел бы возможность совершать свое келейное правило схимническое, о чем слезно прошу Вашего архипастырского благословения». Владыка воспринял эту просьбу с прискорбием, о чем написал настоятелю отцу Тавриону и самому отцу Андронику. Он попросил отца Андроника продолжать выполнять свое послушание благочинного, поручая настоятелю временно, до

выздоровления отца Андроника, возложить обязанности благочинного на какого-либо другого опытного иеромонаха. Однако в июне 1958 года прошение повторилось и благочинным стал игумен Феоген (Таран), вскоре назначенный новым настоятелем Глинской пустыни.

Тем временем политика государства резко изменилась. В 1953 году умер И.В.Сталин, к власти пришел Н.С.Хрущев. С 1958 года начался новый период гонений, руководство СССР попыталось радикально, в кратчайшие сроки «решить религиозную проблему» в стране. К причинам этого относятся и уверенность советского руководства и значительной доли интеллигенции в скором построении коммунизма, который исключал всякую религию, и равнодушное отношение к вере немалой части населения, и экономические проблемы, вызывавшие стремление властей вновь поживиться за счет Церкви, и личное отношение к Церкви Хрущева и его сторонников. Одной из главных причин было русское религиозное возрождение, начавшееся в стране в середине 1950-х годов, и тревога руководства страны в этой связи.

Антирелигиозная кампания началась с гонений на монастыри, сохранявшие свое чрезвычайно высокое духовное значение. Монастыри стали лишать земли, закрывать. Кроме того, произошло увеличение налогов, чистка церковных библиотек; вновь стали закрывать храмы; ужесточился контроль над поступающими в духовные учебные заведения, которых становилось все меньше; усилилась атеистическая пропаганда, священников заставляли отрекаться от сана путем шантажа, подкупа, угроз.

Контроль за деятельностью Глинской пустыни усилился еще с 1953 года. Роль, которую монастырь играл в духовной жизни страны, постоянный приезд богомольцев, рост его благосостояния раздражали атеистические власти. С 1960 года началась подготовка к ликвидации монастыря. Настоятелю запретили самостоятельно решать самые простые вопросы; участились проверки паспортного режима и санитарного состояния; запрещалось принимать кого-либо на ночлег; требовали записывать всех паломников в особую книгу; из обители удалялись послушники, а затем и монахи. Относительно старцев, отца Серафима и отца Андроника, было указано: «Скомпрометировать и удалить».

В обители к слухам о грядущем закрытии относились спокойно. Отец Андроник ободрял всех: «Умирать собирайся, а хлеб сей». «Ну и что? Погонят – пойдем», – говорил он. А вот как наставлял он местную жительницу Надежду: «Я тебя последним словом заклинаю: смотри сюда, – указывает на Евангелие, – а больше нигде правды не будет».

План мероприятий по ликвидации монастыря состоял из двадцати шести пунктов. Готовились, как к серьезной военной операции. Для закрытия пустыни выделили двести пятьдесят милиционеров, дружинников, сотрудников КГБ, партийных активистов, двадцать три автомашины. Кроме того, специальные группы полностью изолировали территорию монастыря, установили дополнительные посты на всех прилегающих к обители дорогах. 13 июля 1961 года архиепископ Черниговский и Нежинский Андрей (Сухенко) подписал распоряжение о закрытии монастыря.

Монахи были оповещены о закрытии накануне. Вечером на службе отец Андроник объявил о грядущем закрытии, благословил всех, кто находился в церкви, причащаться на следующий день – независимо от того, говел ли, причащался ли на день Петра и Павла. После службы к старцу зашли духовные чада: паломники, местные жители; рыдая, попадали на колени: «Батюшка, как же нам жить теперь?!» – «Не плачьте, так Богу угодно», – отвечал он.

14 июля 1961 года монастырь был со всех сторон окружен, к нему подъехали грузовые машины, на которых монахов быстро отвозили на ближайшую железнодорожную станцию Локоть. Им запретили брать с собой деньги, одежду или продукты, несмотря на заверения в обратном архиепископа Андрея (Сухенко). Церковная утварь и библиотека были переданы в Свято-Анастасиевскую церковь города Глухова, остальное имущество – Сосновскому дому инвалидов.

Монахи разъехались по всей стране. Отец Андроник и отец Серафим сидели без денег на станции Локоть. Богомольцы, местные жители собрали денег, сколько смогли, дали им на дорогу, и батюшки отправились в путь.

Глава 4. В Закавказье

Прибытие

Отец Серафим решил остановиться в Сухуми и стал звать отца Андроника с собой. Митрополит Зиновий (Мажуга) приглашал его к себе в Тбилиси. Однако отец Андроник отправился дальше, к своему келейнику иеромонаху Павлину. Отец Павлин был выслан из Глинской еще в марте и ныне служил в Армении, в женской монашеской общине села Ахкерпи, в девяноста километрах от Тбилиси (недалеко от границы Грузии с Арменией). Прежде близ Ахкерпи был монастырь. После его закрытия все сестры устроились в домиках, купленных в селении, и продолжили монашескую жизнь. В этой общине подвизались около двадцати сестер во главе с игуменией Марией (Соловьевой). Они жили по нескольку человек в одном домике, придерживаясь монастырского распорядка.

Отец Павлин, игумения Мария и сестры общины очень обрадовались приезду старца.

В дороге батюшка потерял документы, и председатель сельсовета Бахшо Симеонович Бархударян выдал ему акт об утере документов, заверенный печатью и подписями свидетелей. Он полюбил батюшку и называл его своим отцом.

Старцу предоставили отдельную хижину на берегу речки. Рядом был удивительной красоты лес, куда старец уходил для молитвы. Очень понравилось батюшке монастырское кладбище: он часто посещал его, служил литии. Здесь его не беспокоили посетители, все подходило для тихой, уединенной жизни подвижника. Архиепископ Ставропольский Антоний стал иногда приглашать отца Павлина служить к себе в епархию, оставляя отца Андроника служить в храме общины. Игумения и сестры полюбили старца, всегда перед службой стремились взять у него благословение.

Постепенно к отцу Андронику стали съезжаться его духовные чада, бывшие насельники Глинской пустыни, – монах Иоанникий (Леута), монах Иаков (Полянский). Батюшка пробыл в Ахкерпи шесть месяцев. Казалось, все было спокойно. Неожиданно армяне Ахкерпи по какому-то случаю восстали на монаха Иакова, угрожали ему и требовали от председателя сельсовета его удаления. Председатель был вынужден настаивать на удалении монаха Иакова. Тот хотел остаться. Все это тревожило отца Андроника. Он, дважды судимый и подвергавшийся заключению, без документов, находился также в очень опасном положении. Он обратился к отцу Павлину с советом устроиться на приход в Ставрополе, куда его приглашал архиепископ Ставропольский Антоний, и забрать его туда. Отец Павлин послушался. Владыка Антоний определил его на приход – в церковь Знамения Божией Матери дагестанского города Хасавюрта, и они уехали туда в декабре 1961 года.

Недолгая жизнь на Кавказе, в Хасавюрте, протекала тихо и спокойно. Настоятелем здесь был священник Владимир Знаменский. Отец Андроник служил, исповедовал прихожан, к нему обращались за советом. Прихожане его очень полюбили, приносили ему продукты: молоко, рыбу, овощи, фрукты. Матушка Раиса, жена настоятеля, ухаживала за старцем: приносила воду из колодца, уголь, стирала и всячески о нем заботилась. Через некоторое время трудами отца Павлина отцу Андронику выдали временный (на шесть месяцев) паспорт. Вскоре, перед Пасхой 1962 года, отца Владимира перевели на другой приход, а настоятелем Знаменской церкви назначили отца Павлина.

Во время Петровского поста храм ограбили, в связи с чем было возбуждено уголовное дело и велось расследование. Отца Павлина часто вызывали в милицию для дачи показаний, и там на него обрушивались с упреками, нападками и оскорблениями. Переживая за него, отец Андроник благословил его ехать поступать в семинарию, а себя просил отвезти в Тбилиси, к епископу Зиновию. Так и было сделано.

Епископ Зиновий (1896 г.р.) до революции также был послушником Глинской пустыни, тоже участвовал в Первой мировой войне. После закрытия монастыря он подвизался в драндовском Успенском монастыре близ Сухуми, служил на приходе, жил в скиту в горах. В 1936 году он был арестован и почти пять лет провел на Урале в заключении. После этого он служил на разных приходах, в 1950 году стал настоятелем храма Александра Невского в Тбилиси и оставался им до самой своей кончины. В 1956 году отец Зиновий был хиротонисан во епископа. Вскоре он стал викарием грузинского патриарха-католикоса, епископом ТетриЦкаройским, оставаясь настоятелем храма Александра Невского. Это был человек святой жизни: подвижник, молитвенник, прошедший через многие испытания, сердечный, радушный, гостеприимный. Имел он и особые духовные дарования. Был очень уважаем глинскими монахами, русскими и грузинскими иерархами, получил много церковных наград. Уже будучи епископом, он неоднократно посещал Глинскую пустынь, в том числе для отпевания старца Серафима (Амелина). После второго закрытия пустыни владыка Зиновий приютил у себя многих глинских иноков.

Епископ Зиновий очень любил, почитал отца Андроника и принял его с радостью. Он поселил старца на окраине Тбилиси, в районе Дидуб. Там находился дом, в котором жила монахиня Евгения, а батюшка жил в маленькой хижине во дворе. Стали хлопотать о его прописке, но из-за отсутствия постоянных документов возникли проблемы. Тогда епископ попытался прописать его, представив родственником Василия, брата протоиерея Михаила Диденко, служившего в его храме. Для этого пришлось одеть отца Андроника в мирскую одежду и укоротить волосы. Некоторое время он жил у Василия, туда приходила милиция, которая допытывалась у него, кто он, откуда, почему у него временные документы. Отец Андроник тяжело все это переживал: ему живо вспоминались заключения, допросы, лагеря. Он рассказывал об этом с большой скорбью. К тому же он был нездоров. В декабре 1962 года батюшка писал одному из своих духовных чад: «Я очень часто болею, и болезнь моя опасная... Может, приступ и излияние крови – и конец сей земной жизни. Но страшит меня загробная участь: если едва праведник спасается, а как нам явиться праведному Судии?»; «Я еще несу свой крест – болезни телесные и душевные. Я еще не состою в здешней прописке. Простите и помолитесь». В 1964 году он ездил на лечение. Волокита с пропиской продолжалась три года, наконец его все же прописали.

Образ жизни, служение, духовный облик

Отец Андроник проживал в своей хижине и часто приезжал в храм Святого Александра Невского. Здесь батюшка помогал владыке, насколько позволяли силы: сослужил ему, исповедовал, вынимал частицы из просфор, принимал посетителей. Во время молебнов, панихид, которые совершались после литургии, отец Андроник молился в алтаре. Как и в Глинской пустыни, для приезжих он служил молебны о путешествующих.

После службы народ долго не расходился, ждал у церковных дверей отца Андроника, чтобы взять благословение, услышать хоть слово, прикоснуться к его облачению. Идя от храма, отец Андроник обычно прятал лицо в капюшон. Старушки окружат его за благословением, он руками машет: «У схимника рук нет, рук нет» – и пробегал.

По окончании богослужения и всех треб он, уединившись, читал Евангелие. Обедал отец Андроник всегда вместе с епископом. После обеда обычно находился в часовне во дворе храма: немного отдыхал, затем до вечернего богослужения принимал посетителей. Когда часовня была занята (там проходили крестины и спевки архиерейского хора), батюшка находился в храме на хорах. Он просил для себя одну из комнат храма, которая освободилась после смерти жившей там монахини Марфы, однако ему отказали. Как правило, приехав в храм, отец Андроник оставался там на двое-трое суток (он причащался каждые субботу и воскресенье, а также в праздники); тогда он ночевал на хорах.

Ночами он много молился. К молитве у него была любовь необыкновенная: сколько ни молился, все ему было мало. «Как иные бывают жадные до денег, так батюшка был жадный до молитвы», – вспоминала монахиня Андроника (Пискурева), его духовная дочь. Он келейно совершал все службы по уставу Глинской пустыни, а в перерывах читал Псалтирь. Для этого ему специально присылали некоторые книги; например, в одном из писем батюшка просит прислать книгу с каноном Матери Божией 8-го гласа из Глинского повечерия. В келье под стеклом в рамках у него висели два листа бумаги: на одном – слова Иисусовой молитвы, на другом – стих псалма: Да не возглаголютуста моя дел человеческих (Пс 16,4), которые напоминали ему и невольно указывали приходящим его внутренний подвиг: безмолвие и молитву.

В сопровождении отца Павлина батюшка посещал святые места Грузии. Он побывал в патриаршем соборе Свети Цховели, где находится хитон Господень, в древней столице Грузии Мцхете и монастыре Самтавро, где жила святая равноапостольная Нина, в монастыре Святой Нины близ города Сигнахи, где под спудом находятся ее мощи. Во время поездок по Грузии батюшка восхищался ее красотой. «Это Палестина! Это Святая Земля!» – восклицал он, исполненный радости.

Он поддерживал связь с отцом Серафимом, служившим в Сухуми: ездил к нему повидаться каждый год. Они хотели сохранить единство братии монастыря, ныне разбросанной по всей стране. Батюшка также переписывался со многими духовными чадами, наставлял их, нередко отправлял и принимал посылки. Поздравлял с церковными праздниками – кратко, но всякий раз по-новому. «Христос Воскресе! Воистину Воскресе! Видимый и невидимый мир светло празднует праздник Воскресения Христова. Вот и я вас, дорогое чадо... поздравляю с великим праздником Воскресения Христова».

Свой трудовой образ жизни батюшка, видимо, считал отдыхом. В одном из писем духовному чаду он писал: «Я очень благодарю за ваши заботы обо мне грешном паче всех человек. Вы все учитесь и работаете, а я ничего не работаю...» В письме к своим духовным чадам-священникам, находившимся в Троице-Сергиевой лавре, он благодарил за посылки и жаловался: «Одного – смирения и терпения – нет. Помолитесь, чтобы быть мне истинным монахом и служителем Божиим, днем и ночью иметь память смертную и истинное смирение, его же сатана трепещет, и послушания. Я проверяю свою совесть и нахожу, что я это все потерял и живу в рассеянности и небрежении о своем спасении; все стараюсь положить начало и не кладу, а смерть уже очень близко, так и паки я вас всех молю: сотворите обо мне грешном молитву у Преподобного». И в других письмах встречаем похожее; этот маститый, многое переживший, всеми уважаемый старец, обладавший явными благодатными дарами, прозорливец, чудотворец, жаловался на свои немощи, писал о страхе перед кончиной и судом Божиим.

Пастырство

В Грузии отец Андроник продолжал свое пастырское служение. Сюда, как и в Глинскую пустынь, ехали со всей страны за советом. Как и прежде, он наставлял в духовной жизни, помогал в разрешении жизненных вопросов. К нему ехали иноки Глинской пустыни, других монастырей, священнослужители, учащиеся духовных школ, миряне. Благодаря служению его и владыки Зиновия Александро-Невская церковь всегда была переполнена, тогда как другие храмы, даже знаменитый Сионский собор, стояли полупустые. «Отец Андроник был для меня единственный, которому я могла со всей искренностью и полнотой исповедаться», – вспоминает К.З. Нуцубидзе. Это побуждало других иерархов и священников Грузинской Церкви ревностнее относиться к своему служению.

В пастырстве отца Андроника тесно переплетались его духовная, житейская опытность и сверхъестественные благодатные дарования. Однажды к нему приехал юноша Михаил Мищенко из Чернигова. Он хотел поступать в Московскую духовную семинарию, но его не отпускали с черниговского завода, где он работал, а епархиальное начальство поэтому не давало рекомендацию. Батюшка сказал: «Езжай в Чернигов, напиши заявление об увольнении и оставь его на заводе – не жди, пока тебя уволят, езжай в Сергиеву лавру. Тебе дадут послушание, потрудись в монастыре, и монастырь даст тебе рекомендацию в семинарию и академию. Закончишь и меня благословлять будешь». Юноша так и сделал. Впоследствии он поступил в лавру, был пострижен с именем Кронид, а позднее стал епископом Днепропетровским и служил панихиду на могиле батюшки.

Старец не оставлял приходящих без устного назидания. Как и прежде, он учил страху Божию, смирению, молитве. Особенно предостерегал от гордости и осуждения. В беседе с духовным сыном рассказывал, что знал монаха, который был кроток и тих, а когда осудил, благодать отошла от него и попущением Божиим для вразумления он впал в грех. «Как страшно, Боже мой, как страшно! Осуждая других, грех берем на себя. Не надо осуждать, не надо», – говорил он. Часто приводил слова Господа: Не осуждайте, да не осуждены будете (Лк 5,27]. Также говорил: «Кто рано кушает, поздно кушает, много кушает или мало кушает – каждого создал Господь. Пусть кушает или не кушает – не надо судить их». В конце исповеди часто спрашивал: «Всем и всё прощаешь? Всем всё прощай!» Встречая в другом осуждение ближнего, мог резко оборвать собеседника: «Какое тебе дело до чужих грехов? Ты себя исправить не можешь». Или мог сказать: «Я тебе не верю». Если с ним начинали спорить или посещение затягивалось, он отходил к аналою с Псалтирью, иногда закрывал глаза и опускал голову на руки.

Старец не интересовался тем, что происходит в мире, и все свои силы направлял на внутреннее делание. Также и внимание приходящих к нему он старался направить на внутреннюю жизнь. Монахам он желал «спокойного, мирного иноческого жития». Учил постоянно бодрствовать и пребывать в молитве, не уклоняться от исполнения молитвенного правила, постоянно помнить о часе смертном: «Разумно проводите жизнь свою, живите целомудренно и чисто, кайтесь, чтоб не постигла вас внезапная смерть и страшный гнев Божий. Многие легли спать и не встали. Так и мы, ложимся и не знаем, встанем утром или нет». По поводу неприкаянного состояния монахов после разгона монастыря он говорил: «Пусть не страшит вас мысль о трудности и тяжести жизни в мирских условиях, в городах, других различных местах, ибо путем многих скорбей мы должны войти в Царство Небесное». «Не место освящает человека, а человек место. Где монах, там и монастырь. Живите по-монашески, и будет вам монастырь».

Священников он наставлял относительно их пастырской деятельности. Он не советовал благословлять излишне частое – каждодневное – причастие, рекомендовал причащаться раз в месяц: «Каждый день причащаться может схимник, монах больной, седмичный священник». При этом «нужно приготовиться к причастию, отсекать своеволие, чтоб причастие было во спасение, а не во осуждение». Священникам советовал почаще каяться, исповедоваться, хорошо – каждый день. Говорил, что в храмах не должно быть ковров с изображением крестов; что недопустимо совершать литургию на соках; что во время литургии обязательно должны гореть свечи на престоле и жертвеннике.

Он охотно благословлял желающих поступать в духовные школы. Очень почитал две профессии: врача и священника. Первый лечит тело, второй – душу. Учащихся духовных школ наставлял: «Изучайте Закон Божий, изучайте заповеди Его и живите по ним, ибо Господь сказал: кто любит Меня, заповеди Мои соблюдает, а кто не любит Меня, заповедей Моих не соблюдает. Имейте сердце и душу чистыми. Пастыри Церкви – проповедники христианской истины не словом только, но и делом. От пастырей требуется хорошее знание своих обязанностей. Если будете соблюдать заповеди Божии, Господь вас не оставит».

Сохранились некоторые письма отца Андроника его духовным детям. Часть из них изданы, но писем было намного больше. Письма отца Андроника зримо передают его духовный облик. Они краткие, написаны языком простым, безыскусным. Касаются вещей больше бытовых: благодарности за посылки, просьбы, поздравления. О духовном говорится совсем чуть-чуть, штрихами. Ясно чувствуется глубочайшее смирение старца, который как бы стеснялся кого-то чему-то учить. Однако при всей краткости писем чувствуется любовь старца к своим чадам, задушевность, теплота, нежность. Он не скупится на ласковые слова: «сыночек», «родненький», «многовозлюбленный»; себя называет «старчик», «папа», «дедушка». И те краткие духовные наставления, которые он дает, при всей своей традиционности по смыслу, обладают неповторимым своеобразием, присущим одному отцу Андронику: «Дети, любите друг друга, и Бог любви будет всегда с вами и у вас»; «Духовный и возлюбленный мой, родной сыночек... Не скорби... Господь – сердцеведец, призови Его крепкою сердечной верой, и Он, Всебла- гий, всегда тебе поможет. А больше всего старайся и дела, и жизнь свою предавать всецело святой воле Божией. Буду молиться за тебя, родной, но ты и сам приложи свой посильный труд к этому делу».

Много строк его писем посвящено скорбям, искушениям, которые он уговаривает принимать как от руки Божией: «Кого Бог любит, того и наказует»; «Мужайтесь, и да крепится сердце ваше среди докучливых и иногда устрашающих искушений. Добро всегда иметь Господа пред собою и в Его присутствии находиться в непрестанной молитве... Господи, посылаешь ми скорби, прошу: пошли и терпение»; «Матерь Божию нужно просить, Она никогда не оставит. Только нужно крепко веровать»; «Радуйся во искушениях, которые будут попущены тебе, при посредстве их приобретается духовный плод»; «Получил ваши письма, из которых узнал о ваших скорбях. Не скорбите, дорогие чада. Вы, отче И., продолжайте свое дело по- прежнему, и молитва вернется, а вы, о. М., почитайте акафист Божией Матери «Утоли моя печали», святителю Николаю сколько раз сможете, и все будет хорошо».

В своих письмах он наставляет христиан не забывать обеты, данные при крещении, постриге, рукоположении, и помнить «последняя твоя», возбуждая этим страх Божий и ревность ко благочестию: «Дай, Господи, нам всем оправдать этот святой сан и помнить те слова, при рукоположении данные, когда святитель вручал часть святого Агнца. Возьми этот залог и сохрани его цел и невредим, о нем же будеши истязан во Второе и страшное Пришествие Господа нашего Иисуса Христа... Когда служите обедню, помните всегда эти слова: Святая святым!» Призывает быть примером для других: «Будьте послушны Господу и исполнители церковных и святоотеческих установлений и своих обетов, чтобы, взирая на вашу жизнь, ближние смогли бы по примеру вашему приобрести души свои для вечности непорочными». Однако он призывает к благоразумной рассудительности, советует умерять чрезмерный телесный подвиг, вредящий здоровью. «Вы себя не морите голодом, вы очень слабые. Посылаю я вам 10 рублей на поддержку вашего здоровья, до общего котла маленько добавляйте завтрак и ужин. Как вас Господь вразумит, так и поступайте». Пишет монаху: «Сожалею вашему слабому здоровью, я вам благословляю кушать то, что прикажет врач, хотя бы и мяса, а если не будешь выполнять диету, значит, будешь злоупотреблять здоровьем»; «Прошу тебя как родного сына: береги свое здоровье и употребляй ту пищу, какую прописывают врачи. Пост не для больных, а для здоровых».

Учащимся в духовных школах советовал: «Да поможет вам Щедродавец Господь и Сама Царица Небесная преуспевать в премудрости Божией и науке познания самого себя, ибо это есть наука из наук и академия из академий. За многим не гонитесь, чтобы не возгордиться, а малого не опуская, да четочку всегда читайте. Помоги вам Царица Небесная... преуспевать во спасительных подвигах ваших»; «Дорогой мой... прошу: вы себе давайте хотя маленький отдых. Вы очень устаете в своей учебе и в послушании, но вам Господь поможет понести свой крест». В молитвенном делании призывает также умерять себя и сообразовываться с условиями: «Правило монашеское – на ваше усмотрение. Я лично не связываю им никого, а особенно вас, учащихся: довлеет вам учение, и когда бывает минута свободная, занимайтесь Иисусовой молитвой непрестанно. Это все заполнит правило». «О зачетах не скорби: Господь – Сердцеведец, призови Его крепкою сердечною верою, и Он, Всеблагий, всегда тебе поможет. А всего больше всегда старайся и дела, и жизнь свою предавать всецело святой воле Божией»; «Сейчас у вас самый серьезный период занятий – это экзамены. Помоги вам Господи и Матерь Божия со всеми святыми успешно закончить учебу и устроиться в дальнейшем, как будет Его святая воля».

Он трогательно заботился о своих духовных чадах: спрашивал об их здоровье, успехах, давал советы относительно этого: «Я смущаюсь, что вы меня не известили о вашем приезде на место. У меня всякие мысли, дорога очень опасная, и все беспокоюся, как они доехали»; «Прошу – почаще вы мне о себе извещайте, как ваше драгоценное здоровье и как ваша учеба»; «Я на вас маленько обиделся, что вы совсем меня забыли, ничего о себе не извещаете».

По-прежнему важнейшее значение в пастырстве старца занимает молитва. Он молится обо всех своих духовных чадах, просит их взаимных молитв, в этом полагает основу их общего спасения: «Имена ваши всегда записаны в сердце моем, и пред лицом Бога всегда молюся о вас».

Старец строго относится к исполнению иноческих обетов. На вопрос о покупке дома для монаха отвечает довольно резко: «Я лично против этого, а там как хотите. Простите, не тот монах, кто имеет дом, а тот монах, у которого нет ничего». Впрочем, после разъяснения обстоятельств немедленно смягчается: «Дело выяснилось, что дом хотят купить не для него, а для женщин. Так в этом деле я ничего против не имею. Смотрите сами, вам там видней».

В редких случаях письма старца к близким духовным чадам-священникам содержат нечто скрытое, таинственное, ведомое только старцу и его адресату. Только что рукоположенному иеромонаху пишет после общих наставлений: «Передаю 1 пасхальное яйцо, 3 конфеты, 3 апельсина – это есть тайна». В другой раз: «Вы, отче, просите великое дело: это не по моей скудости и убожеству, но по милосердию Всевышнего, и получите в свое время, по вашей вере буди вам»; «Прошу прощения, что я вам пообещал исполнить вашу просьбу, но я это не могу выполнить из-за своей болезни, я очень слабый, голова моя не соображает, что я делаю... прошу я вас, как сына, вы сами это сделайте, что мне было поручено. Это есть благословение свыше, чтобы вы сами это сделали, и будет это все тайно, я ее принимаю как свое духовное чадо».

Большое значение в своих письмах отец Андроник придает послушанию. Он пишет: «Послушание – рай, ослушание – ад»; «Боже вас сохрани, и не подумайте никогда оставлять послушание без законной причины; если вы больные, то ваши начальники видят, и они сами вам помогут в вашем послушании». Жалуется на своего духовного сына, ведущего себя своевольно, без благословения, беспокоится за его душу, молится за него, но все предает в руки Божии: «Это его привела своя воля... Но что же, бывает ошибка, это – на большее его вразумление: много было гордыни, и Господь смирил и дал познать свои недостатки. Но будем молиться, да Господь его вразумит и наставит быть истинным монахом».

Интересны советы старца о выборе жизненного пути. Избравшему, по-видимому, монашеский путь он пишет: «Я очень рад вашему пути, что вы избрали. Дай, Господи, чтобы вы его и оправдали. Молитесь, и Господь не оставит тех, кто вопиет Ему день и ночь о своем спасении. Как сказано при пострижении: «Отец и мать оставят, но Я никогда не оставлю любящих Мя и творящих волю Мою и заповеди Моя..."» Затрудняющемуся в выборе пути старец пишет: «Вы не скорбите, но предайтесь воле Божией, как Он управит вашей жизнью, так будет... Как сказано: Без Мене не можете творити ничесоже. Крест, который приготовлен вам, и должны его понести, только чтобы это было не от вас, но по воле Божией. Один путь тернистый, но и другой тоже, все может случиться, но мы должны избирать лучший и удобоносимый крест жизненный, как сказано: не все в монастыре спасутся и не все в мире погибнут, но получит каждый по делам своим».

Один из духовных детей просит у старца благословения на отчитку. Отец Андроник пишет: «Ты спрашиваешь благословение на вычитку. Отвечаю: на твое усмотрение, только помни пример нашего отца И., который и до сих пор очень и очень страдает. Ведь это дело очень тяжелое. Вот так смотри, на твое усмотрение». В других письмах он не благословляет отчитку или говорит: «пока рановато».

Батюшка часто поздравляет своих духовных детей с церковными праздниками. Его поздравления отличаются неповторимым своеобразием – они не формальные, но искренние, радостные, полные глубокого переживания празднуемого события: «С великой радостью поздравляю Вас с наступающими святыми праздниками Рождества Христова, святым Богоявлением и новолетием. Дай, Господи, встретить нам сии высокоторжественные праздники в духе смирения, терпения и воздержания. Будем просить Господа Бога, да возродит Он в наших сердцах эти добродетели»; «Молитвенно приступим к Божественному Младенцу Христу и поклонимся в яслех Лежащему. Мы ощутим радость в сердце, и эта радость как прикосновение благодати Господней озарит нашу жизнь небесным светом»; «Поздравляю я вас со Святой Четыредесятницей. Желаю я вам эти святые дни провести в особом чувстве покаяния, а также и в телесном здравии»; «Испрашиваю у вас... и у всех моих чад прощения и посылаю вам Божие благословение на Великий пост. Это время истинно дорогое для верующих, умеющих поститься как должно, в духе христианском, монашеском. Желаю вам, мои родные, чтобы это время послужило вам и нам к душевной пользе и спасению, а также желаю вам встретить радостно святое Христово Воскресение»; «Христос Воскресе!.. С сердечною радостию поздравляю вас с великим праздником Воскресения Христова... Дай Господь, чтоб в сердцах наших всегда была Пасха, чтоб Небо всегда было открытым для вас, чада мои, чтоб вы истинно были сынами Неба»; «Поздравляю тебя с днем Ангела и желаем тебе Соломонову мудрость и Давидову кротость». После праздничных пожеланий здоровья, успехов в делах обычно добавляет: «А главное, спасения души».

Отец Андроник имел великое благоговение перед Божией Матерью. Одно из его писем с поздравлением с праздником Благовещения против обыкновенной краткости содержит целую проповедь на этот праздник: «Завтра суббота – праздник Благовещения. Поэтому я спешу вас поздравить с этим величайшим событием, хотя мое поздравление опоздает, но все равно таинство воплощения Сына Божия совершилось для нашего спасения на все времена. «Радуйтесь, земнородные, радуйтесь особенно верные души христианские, но радуйтесь с трепетом перед величием таинства”. Если посмотреть на образ Приснодевы, то мы увидим, как Ее лик сияет дивными добродетелями и совершенствами. А ведь и Она человек. Что же возвысило Ее на такую несравненную высоту? Отвечает один богомудрый проповедник: три величайшие добродетели – смирение, чистота и пламенная любовь к Богу, чуждая всякой любви земной. Она Сама исповедует, что «Господь призрел на смирение Рабы Своея». Следует и нам возлюбить и глубоко насадить в сердце боголюбезное смирение, а также стяжать всеусильными трудами чистоту сердечную – постом, молитвами, богомыслием, послушанием и достойным причащением Святых Таин и возлюбить всем сердцем Бога и Творца и Спасителя нашего. А если возлюбим Господа, то и в нас возвеличится Господь и возвеличит и нас, как говорит от лица Его Церковь: «Прославляющих Мя прославлю”».

Чудеса

Ночами отец Андроник молился. В конце 1960-х годов был такой случай. В храме вместе с отцом Андроником ночевал староста. Он задремал и, проснувшись, видит, что свечи горят и храм наполнен молящимися. У него мелькнула мысль, что он проспал и двери открыли без него. Посмотрел на часы – два часа ночи. Проверил ключи – на месте. Еще раз, со страхом, посмотрел в храм, но уже никого не было – лишь батюшка Андроник со свечкой стоял на молитве.

Как и прежде, явно проявлялся у старца дар прозорливости. Так, он предсказал клирику храма Святого Александра Невского священнику Павлу Косачу, что тот не станет настоятелем храма, хотя, казалось бы, все к тому шло. После смерти Святейшего Алексия I (которую старец встретил со скорбью) многие ожидали, что патриархом станет митрополит Никодим (Ротов), однако старец провидел, что этого не будет. Когда спрашивали, ехать в Россию или оставаться в Тбилиси, обычно советовал возвращаться. Говорил: «Сейчас, слава Богу, дороги открыты, а будет время – границы поставят. Захочешь повидать детей – и не сможешь». Тогда это было непонятно, а после так и вышло. Одной женщине отсоветовал выходить замуж: «Сестра, лучше быть одной, а то женятся, поживут два-три месяца, да такое натворят!.. А ведь как ангел: не курит, не пьет. Можно замуж, но надо смотреть, чтобы твой избранник причащался, а так – для чего?» Она послушалась, замуж не вышла. Ее избранник женился на другой, а через два месяца сбросил свою жену с балкона, так что она разбилась насмерть.

Мог старец отреагировать на мысль, подойти, ответить. Было много и других чудес.

Взаимоотношения с митрополитом Зиновием

Владыка Зиновий очень уважал старца. Уже в 1963 году, тайно от батюшки, он решил возвести его в сан архимандрита. Он поручил иеромонаху Павлину привезти в дом, где жил батюшка, облачение и митру и организовать там совершение молебна и обедницы. В назначенный день ожидали приезда митрополита. Приехав, он благословил отцу Андронику облачиться в фелонь и епитрахиль и начинать обедницу. Во время службы владыка просит подать митру, берет ее, подходит к батюшке, надевает на него и говорит: «Аксиос! Вы возводитесь в сан архимандрита». Батюшка изумился, обомлел и сказал: «Владыка, что вы сделали, я недостоин этого». В этот момент его сфотографировали.

Эта награда, однако, принесла старцу не радость, а какое-то смятение, он даже заболел. Это был первый и последний раз, когда отец Андроник служил в митре – больше он никогда ее не надевал.

Старец также глубоко почитал митрополита. «Владыка Зиновий прошел через всю жизнь и, как алмаз, не имеет ни одного пятна», – говорил он. Для него было большой радостью молиться рядом с таким архиереем, он получал великое утешение от духовного общения с ним: «Молился на Успение за всенощным бдением и литургией у владыки. Это мне Пасха. Спаси его Господи, он меня не забывает... Сколько мне радости, что Господь меня сподобляет помолиться в церкви со святителем нашим».

Однако иногда старец мог и поспорить. Например, он настоял на том, чтобы владыка рукоположил во священники отца Вениамина Селиванова, хотя тот первоначально медлил с этим. У них бывали споры по поводу того, как в данный момент применять к людям строгость церковных канонов. Отец Андроник всегда тяготел к снисхождению к человеческой немощи. Когда к нему кто-то обращался по общецерковным вопросам, он обычно направлял вопрошавшего к владыке, на личные же духовные вопросы отвечал сам.

Мог попросту протянуть владыке богородичную просфору со словами: «Надо дать чтице», – и митрополит послушно благословляет чтицу. «Владыка и старец как два послушника. Слушали друг друга, любили друг друга. Любо-дорого было смотреть на наших отцов», – вспоминали их духовные чада.

Последние дни жизни, кончина

Жизнь отца Андроника в Тбилиси была небеструдная и небезоблачная. Отношения с монахиней Евгенией, жившей в доме, во дворе которого была хижина отца Андроника, были непростые: она иногда сама распоряжалась тем, кого из посетителей к нему пускать, кого не пускать, не считаясь с его мнением. В храме он был бесприютен: комнату ему не дали – отдыхал в часовне, из которой в любой момент могли попросить, на хорах, где было неуютно. Однажды ночью в храм забрались воры, обобрали свечной ящик и сильно напугали отца Андроника. После этого он боялся ночевать в храме один. Писал: «Господь меня избавил от их рук. Я слыхал, когда они ломали решетку в окне, на меня это очень повлияло, и совсем мало соображаю, что делаю». Участие в долгих, возможно несколько помпезных архиерейских трапезах, вероятно, бывало ему в тягость.

Давали себя знать старческие немощи, болезни. В письмах он часто жаловался на здоровье, особенно на голову и ноги: «Мое здоровье все слабеет, силы уходят, еле я двигаюсь»; «Я все слабею и болею, наверно, уж и вечер близко. Господи, да будет воля Твоя!»; «Наступила уже дряхлая старость, и хотелось бы приободриться, но не тут-то было».

Была такая история. Однажды батюшка ехал в поезде со священником Павлом Косачом, служившим в храме Святого Александра Невского. Отец Андроник вышел из своего купе в туалет. Возвращается, а купе все одинаковые... И он давай стучаться в каждое: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий...»

Болезни настигали и сподвижников старца. Он писал: «Мы уже состарились. Владыка часто болеет, отец Серафим (Романцов. – Л.П.) живет только на уколах, всего его искололи. Я тоже чувствую себя неважно, живу на диете, кушаю одну гречневую кашу, очень опухаю, но да будет воля Божия на всё». Вместе с отцом Вениамином и отцом Филаретом батюшка ездил в Сухуми соборовать отца Серафима по его просьбе. Временами старец хотел переехать к нему в Сухуми. Тот не раз спрашивал у приезжавших: «Ну как там Андроник? Еще ноги-то волочит?»

Однажды старец попросил у владыки отпустить его в Жировицкий монастырь, куда его приглашали. Тот не благословил, и старец послушался. «Не моя воля», – сказал он. Батюшка часто поговаривал: «Ин тя пояшет и поведет, аможе не хощеши». Однако старец ни на что не роптал, крест свой нес как подобает христианину и, как замечал его бывший келейник отец Павлин, всегда радовался. Его также приглашали на родину родственники, но он не согласился, сказав, что от родины его могилка будет далеко-далеко.

Много лет ведя суровую и скорбную жизнь, украшенный сединами и добродетелями, отец Андроник достиг маститой старости и приближался к исходу. Он часто говорил своим духовным детям: «Вручаю вас Матери Божией. Она вас не оставит. Она вас избрала, Она и спасет вас». В письмах писал: «Может, скоро помру, то поручаю вас всех Божией Матери»; «Да хранит Она вас всех Своею милости ю от врагов видимых и невидимых».

Последней для отца Андроника стала служба 8 ноября, в день Архистратига Михаила. За литургией он причастился Святых Таин и после отдыха в часовне направился к вечерне. Его встретил католикос-патриарх Давид, который приехал посетить митрополита Зиновия. Благословляя батюшку, он сказал: «Отец Андроник, я благословляю вам во время участия в богослужениях надевать митру». «Я же схимник», – отвечал батюшка. «Я благословляю», – повторил Святейший. Вечером батюшка поехал в свою хижину. Там он рассказал духовному сыну отцу Павлину об этом разговоре, заметив: «Я нигде не надевал ее и не могу...»

На следующий день, во время чтения утренних молитв, батюшка стал говорить невнятно и сбивчиво. Вскоре у него отнялась речь: он едва сказал, что ему плохо, и его уложили в постель. У него отнялась левая сторона тела. Тяжелое состояние продолжалось около трех дней. Митрополит Зиновий ежедневно навещал его. Эти дни при нем постоянно находились его духовные дети игумен Павлин и иеромонах Вениамин. Многие думали, что он при кончине. Но после трех дней ему стало легче. При нем дежурили, сменяя друг друга, иеромонах Вениамин и иеромонах Филарет. После этого у него восстановилась речь, хотя не совсем чисто, но паралич левой стороны тела продолжался до самой кончины. Он продолжал лежать. Когда его пытались поднять, он сказал: «Положите, положите», – видимо, было ему плохо. Некоторые говорили, что отец Андроник, который по милости не давал на исповеди епитимьи, теперь сам несет епитимью за чужие грехи.

Письма он писать не мог: писали отец Вениамин и отец Филарет под его диктовку или от себя, пересказывая состояние и слова дедушки. Писали с его слов: «Четвертый месяц лежу на спинке»; «У меня ножки стали отходить, появились сильные боли, особенно когда к ним бывает прикосновение. Левая рука немного чувствует проявление боли, но такая же, в таком состоянии, вялая как плеть. После 25 дней болезни появился аппетит, но все по-прежнему: так же лежу на спине. Очень надоело быть в таком положении. На все воля Божия!»

Отец Андроник переносил болезнь без ропота. Чувствуя, что не поправится, он отказался от врачебной помощи, но часто прибегал к Таинству елеосвящения и почти ежедневно причащался Святых Христовых Таин. Его продолжали посещать духовные дети, он принимал всех так же радостно, как и прежде.

С наступлением Великого поста батюшке стало немного легче. На первой седмице он пел ирмосы Великого покаянного канона: «Помощник и Покровитель», часто говорил: «Христос Воскресе!» Теперь никто не думал, что это его последняя песнь. Он часто просил отца Филарета и отца Вениамина читать ему что-нибудь из Священного Писания, святоотеческих книг и петь Божественные песни: «Царице моя преблагая» и другие. Однако старец чувствовал близость кончины. Он пригласил к себе владыку Зиновия и сказал ему: «Отхожу от вас к отцам нашим. Прошу вас, владыко, оберегайте иноков обители нашей, не оставляйте их, и вас Матерь Божия не оставит». Владыка заплакал, заплакал и батюшка. Затем он уснул.

Однажды, ухаживая за отцом Андроником, отец Филарет подумал: «Как же ты, батюшка... И сам мучаешься, и нам тяжело...» Отец Андроник ответил на его мысли: «Не беспокойся, отец Филарет, я долго не проживу». Незадолго до смерти он сказал: «Все, синодик мой кончается». У него было огромное количество записок с именами

людей, которых он регулярно поминал на проскомидии. После его смерти эти записки перешли к отцу Филарету.

На третьей седмице ему вновь стало хуже, он отказался от пищи. 17 марта, в воскресенье, он целый день был в забытьи. Его не беспокоили. К десяти часам он открыл глаза и сказал: «Милость Божия все покроет». После, улыбаясь, он кого-то благословлял и опять погружался в крепкий сон. 19 марта он тихо сказал окружающим: «Я буду умирать». Вечером он уснул, пульс стал слабеть, дыхание утихать, на лице выразилось ясное и полное спокойствие. В шестом часу утра 21 марта 1974 года отец Андроник предал дух свой Господу. Лицо батюшки было светлым, как у живого. Дежуривший около него отец Вениамин разбудил отца Филарета и сказал: «Отец Андроник умер». Иноки, опрятав его тело в схимнические одежды, надели на него епитрахиль и старенькие поручи, которые он много лет хранил для своего погребения; затем в келье отслужили панихиду о новопреставленном и стали читать Евангелие.

21 марта гроб с телом почившего был поставлен в соборе Святого Александра Невского, где митрополит Зиновий совершил панихиду. Тело старца находилось в соборе до 26 марта. У гроба совершались панихиды и читалось Евангелие местными и приезжими священниками. На погребение съехалось духовенство со всех концов России, духовные дети старца. 26 марта митрополит Зиновий с собором духовенства совершил отпевание старца по монашескому чину. В нем участвовали около тридцати священников, присутствовал грузинский иерарх епископ Цилканский Гайоз, ректор Мцхетской духовной семинарии. Бывший насельник Глинской пустыни игумен Иларион (Приходько) сказал сердечное прощальное слово, в котором подчеркнул, что отец Андроник был человеком широкой души, глубокой веры и большим тружеником. Его сердце было исполнено любовью к каждому человеку, он жил не для себя, но для народа, поэтому к нему вполне приложимо наименование печальника душ человеческих. Затем гроб с телом старца был обнесен священнослужителями вокруг престола и процессия направилась к месту погребения – городскому Грмагельскому кладбищу. После литии тело старца при пении «Вечная память» было предано земле.

Просьба отца Андроника ко всем молиться о упокоении его души не была забыта. Многочисленные почитатели, духовные дети приезжали на могилу служить панихиды или просто помолиться о нем. Молящиеся приносили цветы, сажали розы на могиле, исполняя его просьбу. Батюшка многих просил приносить цветы ему на могилу, говоря, что они напоминают нам райские красоты.

К сороковому дню митрополит Зиновий устроил на могиле батюшки оградку и памятник с надписью на мраморе, а в самый сороковой день совершил заупокойную литургию и панихиду в сослужении духовенства, съехавшегося почтить память почившего. В этот день могилу старца посетил Святейший и Блаженнейший Католикос-Патриарх всея Грузии Давид V, который отслужил панихиду, затем положил на могилу красное яйцо и сказал: «Отец Андроник! Христос Воскрес! Мы знаем, что ты теперь в Царстве Небесном. Что отличало тебя в этой жизни? Ты не имел врагов, всех любил, и все любили тебя. Ко всем было открыто твое любящее сердце. Молись за нас, чтобы и нам получить небесную радость». Патриарх поблагодарил митрополита Зиновия за заботы по уходу за могилой, сказал, что отец Андроник отблагодарит его, утешил его и других скорбящих своих почитателей; даровал сан архимандрита двум глинским инокам.

После этого могилу отца Андроника посещали митрополит Рижский и всея Латвии Леонид (Поляков), архиепископ Крымский и Симферопольский Леонтий (Гудимов), многие священнослужители, монахи, миряне: они служили панихиды или просто молились о упокоении души старца и просили его молитв; некоторые брали землю с его могилы, которая приносила им утешение и исцеление.

Посмертное почитание и чудеса

Все, кто хорошо знал старца, не сомневались в его посмертной блаженной участи и дерзновении пред Богом. Кто мог, часто приходил к нему на могилу, чтобы молитвенно встретиться с ним, рассказать о своих нуждах, скорбях. Кто не мог, просил других зайти на кладбище и помолиться старцу. Владыка Зиновий часто посещал его могилу и приготовил место своего погребения рядом с ним (хотя погребен был по решению Синода Грузинской Церкви в храме Святого Александра Невского). Незадолго до смерти он говорил: «Скоро пойду к отцу Андронику». Схиархимандрит Иоанн (Маслов), находясь в скорбных обстоятельствах, просил отца Филарета и отца Вениамина: «Возлюбленные мои отцы, если будете на могилочке старчика нашего отца Андроника, то попросите его святых молитв и благословения для меня, в чем я весьма нуждаюсь».

Господь прославил Своего угодника: как при жизни, так и после смерти через него совершались явные чудеса.

Духовная дочь батюшки Мария Добродеева страдала от сильной боли в ноге, не могла ходить без палочки. Никакое лечение в Москве не помогало. Получив телеграмму о смерти отца Андроника, она с большим трудом приехала на отпевание. В храме у гроба батюшки она упала на колени и заплакала. Когда поднялась, нога совершенно прошла и впоследствии вообще не болела.

Монахиня Мария (Воронина) из красногорского Свято- Покровского монастыря сильно скорбела из-за смерти батюшки. На третий день после погребения ей приснился удивительный сон: «Вижу во сне отца Андроника в окружении Ангелов. Подбежала я, смотрю: батюшка в золотой одежде служит у престола. Он подошел ко мне, ударил по голове крестообразно и сказал: «Чего же ты плачешь? Передай братии и всем, что я вижу и слышу, – пусть всё говорят мне, я буду всем помогать. И тебя я слышу, не скорби. Пусть всё мне говорят”». И по смерти батюшка помогает своей молитвой всем приходящим и обращающимся к нему.

21 августа 2010 года в Рождества Пресвятой Богородицы Глинской пустыни схиархимандрит Андроник Лукаш был прославлен в лике местночтимых Украинской Православной Церкви Московского Патриархата.

Заключение

Сила Моя совершается в немощи (2Кор 12,9), – сказал Господь Своему апостолу. Эти слова ярко являют свое действие на всех православных святых, но на некоторых – в особенности. Схиархимандрит Андроник (Лукаш) с детства не отличался блестящими дарованиями, ценимыми миром. Он не имел знатного происхождения, большого роста и силы, особых способностей к учебе. Однако имел смирение, кротость и молитвенность, мало заметные миру, но ясно ведомые Богу. В ранней юности был он призван Господом в святую обитель, где под руководством опытных старцев, в трудах и молитвах сумел заложить прочное основание для дома своей души, которое впоследствии не смогли поколебать и разрушить никакие бури.

Видя его преуспеяние и настрой, Господь с ранних лет повел его путем скорбей. Он изведал армейское служение и плен у неприятеля. После уничтожения родной обители был в послушании у святителя, который достраивал дом его души. Затем пришла пора особо тяжких испытаний. Старец понес на себе тот крест, который несли его страна и Церковь. Он пережил два тяжелых заключения в бесчеловечных условиях советских лагерей, в промежутках между которыми скитался по стране без хлеба и крова. В лагерях он продолжал служить Богу, свидетельствовать о Христе – и кто знает, сколько людей обратились к вере, видя его жизнь?

Затем Господу угодно было воздвигнуть его на свещник. Во время Великой Отечественной войны была возрождена Глинская пустынь, куда вскоре и вернулся отец Андроник. В годы тяжких испытаний он сумел сохранить и преумножить в себе качества, заложенные в него родительским воспитанием и жизнью в святой обители. В этот период отец Андроник предстает перед нами духоносным подвижником, прозорливым старцем, чудотворцем, к которому за помощью едут со всей России. Благодаря ему и его сподвижникам монастырь становится одним из немногих островков истинного христианства, куда стремятся все жаждущие слышания слова Божия.

После этого Господь вновь посылает отцу Андронику скорби: Глинскую обитель закрывают, и последние годы своей тяжелой жизни – годы старости, немощей, болезней – он проводит в далекой стороне и тоже в непростых условиях. Однако и здесь Господь устраивает его жизнь, дает ему продолжать служение – свидетельство миру о Боге – и не отнимает Своих благодатных даров.

Удивительно, как сочетаются в этом человеке Божия сила и человеческая немощь. В обители и у архиерея он – подвижник, который трудится до седьмого пота и слушается каждого слова старцев. Однако мы не обнаруживаем в нем полной покорности обстоятельствам, отсутствия своих желаний: он, например, очень боится стать приходским священником, вероятно, считая себя неспособным или не предназначенным к этому виду служения, и постоянно просит владыку не ставить его на приход.

В тюрьме на допросах он не проявляет дерзкой, обличительной стойкости против своих обвинителей, характерной для древних мучеников и для некоторых из новомучеников российских, однако в главном – в вере – остается непоколебим. В Тбилиси он – известный на всю страну старец, прозорливец, чудотворец, изгоняющий бесов, – ужасно пугается воров, забравшихся в храм, так что потом болеет и боится ночевать один; теряется в вагоне поезда, так что ходит и с молитвой стучится во все купе. Все это может быть удивительно для нас, но едва ли удивительно для него, ничуть не сознающего себя великим старцем, но чувствующего себя старчиком, дедушкой, жалующимся своим духовным детям на телесные и душевные немощи, боящимся суда Господня за свои грехи.

Древние отцы предсказывали, что последние святые не совершат их подвигов, но за перенесенные ими скорби получат большие венцы. Осмелимся предположить: не оттого ли это смирение, которое они сумеют приобрести в этих скорбях? Отец Андроник в течение своей жизни сумел приобрести глубочайшее смирение, которое словом и примером сообщал другим. Его письма проникнуты этим смирением. Они очень незначительны по объему и количеству затрагиваемых тем, однако из тех крупиц скромных наставлений старца, которые в них содержатся, можно почерпнуть немало пользы.

Господь при жизни сподобил старца особых благодатных даров, а после смерти прославил чудесами. Его почитают, в силу его молитв верят все, кто знал его лично.

Мы ставили целью своей работы углубить и расширить имеющиеся жизнеописания отца Андроника. Нам удалось уточнить подробности биографии подвижника, используя архивные материалы, – главным образом архивы МВД и ФСБ. Благодаря этому уточнены некоторые факты его жизни: события после закрытия Глинской пустыни, служение келейником у владыки Павлина, заключение в Сиблаге, скитания по стране после заключения, служение в Перми и заключение в Севвостлаге. Знакомясь с протоколами допросов, мы полнее узнали о причинах арестов, заключений, поведении старца на допросах. Сведением воедино разнообразных воспоминаний о старце – как опубликованных, так и собранных нами – мы постарались несколько дополнить жизнеописание. С помощью привлечения писем и записок старца, а также определенной систематизации его письменных и устных наставлений мы стремились создать более полное представление о его духовном облике и пастырской деятельности, представить его личный вклад в святоотеческое учение Церкви. Приводя исторические справки по разным разделам истории (церковная история XX века вообще, история монашества, история Глинской пустыни, история мест заключения в Советском государстве), мы постарались придать жизнеописанию некоторую объемность и большую смысловую наполненность.

Сделать удалось не все, что хотелось. Недостаточно проработан последний этап жизни старца – тбилисский. Это возможно исправить с помощью привлечения дополнительных воспоминаний очевидцев, живущих в Тбилиси. Кроме того, вероятно, оценка поведения подвижника на допросах нуждается в доработке людьми более компетентными в этом вопросе.

Надеемся, что своей работой мы внесем лепту в скорейшее общецерковное прославление этого подвижника благочестия XX века.

Пример безграничного смирения. Преподобный Андроник (Лукаш)

Свет мира

Светом небесным становятся души праведных – об этом Сам Господь сказал апостолам: Вы – свет мира (Мф 5,14). Спаситель, сделав их светом, повелел, чтобы через них просвещался мир, и сказал: И, зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме. Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного (Мф 5,15–16). Это означает, что они не должны скрывать дара, который приняли от Господа, но обязаны употреблять его на пользу всем притекающим. И еще: Светильник для тела есть око. Итак, если око твое будет чисто, то всё тело твое будет светло; если же око твое будет худо, то все тело твое будет темно. Итак, если свет, который в тебе, тьма, то какова же тьма? (Мф в, 22–23). Преподобный Макарий Великий пишет: «Как очи – это свет для тела и когда очи здоровы, всё тело освящено, а когда попадает что-то в очи и они омрачатся, тогда всё тело бывает во тьме, – так и апостолы были поставлены очами и светом для целого мира. Посему Господь, заповедуя им, сказал: «Если вы, будучи светом для мира, устоите и не совратитесь, то просвещено будет всё тело мира. А если вы – свет мира – омрачитесь, то тьма, то есть мир, насколько более?». Преподобный Андроник, став светом для верующих, просвещал их сердца тем небесным светом Духа, которым был просвещен сам.

Служение Богу и ближним

Главная забота батюшки была направлена на пастырское окормление вверенных ему прихожан. Его истинная, основанная на исполнении Христовых заповедей любовь к Богу проявлялась в деятельной любви, сочувствии людям, подобно ему претерпевавшим гонения в советское время. Проявлял он эту любовь по-евангельски, сокровенно, тем не менее до нас дошли отдельные драгоценные свидетельства, которые не смогли утаиться.

Так, отец Андроник приходил в храм задолго до начала службы и любил оставаться в храме и после литургии, молиться, исповедовать приходящих к нему людей, и довольно часто в храме он находился почти весь день.

С радостью и готовностью откликался он на просьбы своих прихожан отслужить ту или иную церковную требу. Сохранились свидетельства о его постоянной внутренней молитве. Его сочувствие людям было конечно же не только внутренним. Большую часть денег, которые батюшка получал, он с любовью – но всегда тайно – отдавал попавшим в беду людям, и один Господь знает, сколько их тогда было!

Приходящим к старцу не нужно было много рассказывать о себе, отец Андроник видел и понимал человека без лишних слов, поскольку обладал даром прозорливости. «Хороший пастух, –говорил святитель Иоанн Златоуст, – не только отгоняет волков, но и со всею заботливостью лечит заболевших овец: ибо какая польза, когда овцы хоть и избегают пасти зверей, зато истребляются болезнью?» Именно так и поступал преподобный Андроник. Обращаясь с кротостью и милосердием к нераскаянным грешникам, он умягчал их сердца и приводил к раскаянию и осознанию грехов. На примере старца мы видим, что лучше обращаться к погибающим грешникам не со словом сурового обличения, а в духе евангельской кротости.

Отец Андроник знал, что даже незначительный и презренный человек – его брат, за которого умер Христос. О малых Христос заботился много. А кто соблазнит, – говорит Он, – одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской (Мф 18, 6). И опять: так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне (Мф 25,45). И еще: нет воли Отца вашего Небесного, чтобы погиб один из малых сих (Мф 18,14). Как же отец Андроник мог вознерадеть о малых, когда Христос столь заботился о них? Батюшка с любовью относился к каждому приходившему человеку, и многие негласно за доброту называли его мамой.

Господь даровал преподобному Андронику дар духовного рассуждения, и его душа, «очищенная многими скорбями, была преисполнена благодатных даров Святого Духа». Святитель Феофан Затворник говорит: «Чтобы вести, надобно видеть все распутия, опытно знать их и знать, как они отклоняются; а для сего надобно стоять на некоторой высоте, с коей можно бы обозревать и все пути, и всех идущих, и того между ними, кто вверился». Вверивших ему свои души батюшка направлял на прямой путь, ведущий ко спасению без уклонений и распутий.

Батюшка был врачом душ человеческих и прекрасно знал, что малые раны делаются большими, точно так же как большие легко сделаются малыми, если о них позаботиться надлежащим образом.

Память о Глинской Пустыни

Отец Андроник всю жизнь хранил в своем сердце память о Глинской пустыни. Спустя годы после второго закрытия обители он писал своему духовному сыну, поздравляя его с праздником Рождества Пресвятой Богородицы и с преддверием Воздвижения Креста Христова: «Это наши престольные праздники». Старец называет эти праздники престольными, потому что Глинская пустынь называлась Рождества-Богородицкой и там был большой Кре- стовоздвиженский храм.

До конца своих дней старец сохранял духовное единство с собратьями по Глинской пустыни. Из писем старца мы знаем, что он регулярно навещал отца Серфима (Романцова), ныне прославленного в лике святых. Незадолго до кончины батюшки Серафима в письме своему духовному сыну отец Андроник пишет:

«Ездил навестить своего собрата о. Серафима. Здоровье ихнее неважное. Каждый день делают два укола, но потихоньку ходит.

С. ар. Андроник».

Всю жизнь батюшка хранил в памяти наставления дореволюционных Глинских старцев и часто писал в своих письмах: «Старцы нас учили...»

Приведем одно из писем старца, свидетельствующее о его трепетном отношении к родной обители:

«Мир вам и Божие благословение, дорогая матушка Ф. с сестрами!

Поздравляю я вас и всех ваших домочадцев с великим праздником особенно для нас, глинских насельников некогда бывших, Рождества Божией Матери. Желаю вам, чтобы и вам наша, а также и ваша Заступница даровала всякого благополучия в вашей жизни.

Я в настоящее время милостью Божиею и вашими св. молитвами нахожусь жив, здоровье, слава Богу, потихоньку, на днях ездил до о. Серафима. Он себя чувствует по сравнению с прошлым лучше...

Б. сх. ар. Андроник».

Тетрадка

По свидетельствам духовных чад, отец Андроник любил читать Священное Писание и творения святых отцов. Батюшка, положивший целью своей жизни исполнение воли Божией, старался подробно и с точностью узнавать эту всесвятую волю посредством тщательного изучения Священного Писания и святоотеческих творений. Часто в беседах с духовными чадами он приводил примеры и поучения из этих книг. Он вел тетрадку, в которой записывал самые нужные и полезные святоотеческие поучения на разные случаи жизни. Старец не просто записывал на бумагу евангельские заповеди, но слагал их в своем сердце, держал их в своем уме и жил, руководствуясь ими.

Преподобный Андроник размножал эти записи и раздавал своим духовным чадам. Нам удалось найти одну из таких тетрадей, которая называется «Наставления батюшки, собранные им из святоотеческих творений и Священного Писания». В нее вошли не только собственные высказывания старца, но и многочисленные наставления святых отцов, и новозаветные и богослужебные тексты. В наше время кто-то может сказать, что если у нас есть Библия, то зачем нужна тетрадка, содержащая некоторые евангельские тексты? Не стоит забывать, что старец работал над ней с 1950 по 1956 год. Достать Библию тогда было непросто, да и хранить у себя тоже опасно. За это можно было на долгие годы угодить в лагеря. Именно благодаря записям старца люди имели возможность узнавать живое слово Божие.

Сейчас каждый может приобрести Библию, поэтому мы выберем из письмен старца только его собственные высказывания и цитаты из святоотеческих творений. Тем самым избежим повторения того, что современному человеку знакомо из Священного Писания, и обратим его внимание на само учение старца Андроника. Из записей старца порой сложно определить, какие высказывания его собственные, а какие заимствованы у святых отцов,

но в этом нет ничего страшного: приводя святоотеческие изречения, старец показывает свою осведомленность в них.

Наставления старца и советы по разным вопросам духовной жизни нами собраны в первую очередь из писем преподобного Андроника духовным чадам, которые мы тщательно и внимательно переработали, а также из тетрадок батюшки с поучениями. Тематика поучений разнообразная, но все их объединяет то, что они касались совершенствования в человеке той или иной добродетели или искоренения пороков. Цитаты из Библии батюшка выбирал самые насущные. Многие из наставлений относятся в первую очередь к монашествующим (отец Андроник долгое время был благочинным в Глинской пустыни, ему часто приходилось исповедовать монахов. Впоследствии они и многие другие священнослужители приезжали к нему за наставлениями и в Грузию.

Поскольку книга ориентирована на широкий круг читателей, многие высказывания старца адаптированы для современного человека; славянизмы, могущие вызвать затруднения, переведены на русский язык.

О силе Креста

И кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня. Мф 10,38

Преподобный Андроник завещал своим духовным чадам никогда не снимать с себя нательного креста, даже если моешься в бане. Он рассказывал случай из своей молодости. Однажды юноши пошли на речку, и его сосед, лучший пловец среди них, перед тем как зайти в воду, снял с себя крест и положил на берегу. Алексей (мирское имя старца. – З.Ч.) почувствовал что-то неладное и спросил у него, зачем он это сделал. Тот ответил: «Дух мне сказал». Алексей предупредил его: «Ты знаешь, какой дух боится креста?» Но тот стал оправдывать свой поступок: «Как я нагим буду носить крест? Когда поплаваю, тогда надену снова». Он, как будто влекомый какой-то силой, бросился в реку, нырнул – и больше не выплыл. Домой принесли только его одежду и оставленный на камне крестик.

Старец говорил: «Христианин без креста подобен воину, оставившему свое оружие... Как охотник сторожит свою добычу, так диавол день и ночь следит за человеком. Когда увидит, что человек снял крест, то свободно действует в его душе, как входят в дом без ворот».

О борьбе со страстями

Не понимаю, что делаю: потому что не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю. Рим 7,15

Часто в творениях святых отцов мы встречаем слово «страсти» и постоянно слышим о необходимости с ними бороться. Что же необходимо понимать под страстями? Страсти – это извращение естественных сил, способностей и стремлений человеческой природы. Бог дал человеку многие силы и способности для того, чтобы он использовал их во благо. Но, к сожалению, любые, даже самые высокие Божии дары можно извратить, и тогда они вместо добра приносят зло, а вместо пользы – вред и разрушение. Старец Паисий Святогорец говорит: если человек не будет к себе внимателен и не употребит свои силы и способности во благо, то к нему придет диавол, который эти способности извратит и начнет использовать их для своих целей. Вот тогда-то наши природные свойства и станут страстями.

Страсти – это болезни души, отделяющие ее от Бога (см.: авва Исаия 34,110). Главных страстей восемь: чревоугодие, блуд, сребролюбие, гнев, печаль, уныние, тщеславие и гордость.

Приведем пример. Человек имеет от природы естественную способность и необходимость питаться для поддержания жизни. Когда же им начинает овладевать пристрастие к еде, когда он становится ее рабом, когда начинает жить для того, чтобы есть, тогда безгрешная потребность в еде становится страстью чревоугодия.

Другой пример. В человеке заложена способность к плотской любви и размножению. И в его организме имеются все силы, для этого необходимые. Если использовать их в законном браке, то никакого греха в этом нет. Но, увы, часто люди извращают Богом установленный порядок и начинают использовать их для блуда, прелюбодеяния; тогда природные силы оборачиваются страстями и пороками.

То же происходит и с другими естественными потребностями или способностями человека при их извращении.

В своих наставлениях преподобный Андроник немало места уделял необходимости борьбы со страстями:

«Все страсти, если попущена им будет свобода, действуют, возрастают, усиливаются в душе, наконец объемлют ее, овладеют ею и отлучат ее от Бога. Это те тяжкие бремена, которые возлегли на Адама, после того как он вкусил от древа. Эти страсти убил на кресте Господь наш VIСУС ХРИСТОС. Это те ветхие мехи, в которые не вливается вино новое! Это те пелены, которыми обвязан был ЛАЗАРЬ. Это те бесы, посланные ХРИСТОМ в стадо свиней. Это ветхий человек, которого повелевает апостол христианину совлечь с себя! Это волчцы и терния, которые начала извергать земля АДАМУ ПОСЛЕ ТОГО, КАК ОН был извергнут из РАЯ».

«Страсти рождаются от нерадения».

«От многих попечений и рассеянности рождаются страсти».

«Воздержание чрева укрощает страсти. Удобно возжигает их прихотливое употребление пищи».

«Основание всех добродетелей – смиренномудрие, основание всех страстей – чревообъедение».

«Венец добродетелей – любовь, венец страстей – оправдание грехов своих. По той мере, как похотствует тело, душа не знает Бога. Достаточно для здоровья души познания Бога».

«Если человек не возненавидит дух страстей, то он не может быть свободным от мира. Его спросили: «Каких?” Он отвечал: «Телесного успокоения и суетного славия» (авва Пимен)».

«Нас пленяют плотские похоти по той причине, что ум наш утратил видение Божественное (авва Феона)».

«Страсти, блуд, похотение греховное, сребролюбие, уныние, злоречие, гнев, ненависть, тщеславие и гордость. Это главные ветви зла».

«Преданный сластолюбию и сребролюбию не может жить богоугодно (авва Исидор)».

«Когда братия выходили на жатву, авва Исаак говорил им: «Уже не даю вам никакой заповеди, потому что вы не сохраняете заповеданного"».

О пьянстве

И не упивайтесь вином, от которого бывает распутство; но исполняйтесь Духом. Еф 5,18

В наставлениях батюшки Андроника находим следующее:

«Не пей вина, в нем же есть блуд, и всякий смертный грех рождается от него».

«Всякое телесное упокоение (наслаждение тела) – мерзость перед Богом (авва Пимен)».

«Не люби употреблять вино до опьянения, чтобы не лишиться веселья Божественного».

«Тому, кто предается пьянству, не избежать навета помыслов. Лот, убежденный дочерями, упился вином, и удобно повлек его диавол в любодеяние (из Патерика)».

О покаянии

Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное. Мф 3, 2

Человеколюбивый и долготерпеливый Бог ожидает покаяния от каждого из согрешающих, а обращение кающегося почитается за праздник. Сам Господь сказал: На небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии (Лк 15,7).

Преподобный Андроник преподавал людям нетленную пищу – слово Божие и обнаженных грехом одевал в ризы добродетелей, доставляя духовное врачевство болящим душам. Христос Спаситель говорит: Я есмъ воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет (Ин 11,25); а также: Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию (Мф 9,13). Покаяние необходимо для всех. Мученики за веру принесли Христу свою кровь, пустынножители – многотрудные подвиги, а что мы можем принести Господу? Спаситель мира призывает нас: Сотворите же достойные плоды покаяния (Лк 3,8). И добавляет: по плодам их узнаете их» (Мф 7,20).

В письме одной матушке игуменье отец Андроник пишет:

«"Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче!»

Так воспевает Св. Церковь, еще заранее, до Великого поста, приготовляя своих чад к Св. Четыредесятнице. А воскресенье перед постом называется Прощеным, потому что народ православный просит прощения друг у друга. Этот обычай вошел в силу от повеления Спасителя, заповедующего прощать согрешения друг у друга, чтобы и нам простил грехи Отец Небесный (см.: Мф 6,14).

В силу этого благочестивого обычая и я испрашиваю у вас, родная во Христе м. иг., и у всех моих чад прощения и посылаю вам Божие благословение на Великий пост. Это время истинно дорогое для верующих, умеющих поститься как должно, в духе христианском, монашеском. Желаю вам, мои родные, чтобы это время послужило вам и нам к душевной пользе и спасению, а также желаю вам встретить радостно Св. Христово Воскресение... Ваш близкий дедушка».

В тетрадке преподобного Андроника находим следующие выписки:

«Как можно чаще исповедуйте свои помыслы, зная, что, кто скрывает их от духовника, тот позволяет гнездиться в душе своей демонам. Если случится между кем неприязнь, примиритесь прежде захода солнца, как повелевает Господь».

«Во всяком возрасте стар и млад должен приносить покаяние, чтобы заслужить жизнь вечную (Луг духовный, гл. 159)».

«Во всякой погрешности твоей приноси покаяние, и не подвергнешься недоумению в час смерти».

«Брат спросил старца, говоря: «Хорошо ли делать многое покаяние?» Старец ответил ему: «Мы видим Иисуса Навина. Когда он пал ниц лицом, ему явился Бог"».

«Если мы побеждаемся плотскою страстью, то не поленимся покаяться и оплакать самих себя, прежде нежели постигнет нас плач судный (авва Моисей)».

«Старец, увидя одного смеющегося, сказал ему: «Пред небом и землей мы должны отдать Богу ответ во всей своей жизни, а ты смеешься”».

«Сколько будем плакать и раскаиваться в том, что ныне не плакали и не приносили покаяния».

«Согрешивший должен отлучить себя от всякой любви человеческой, доколе не известится, что Бог принял его покаяние».

«Любовь мира сего отлучает от любви Божией».

«Не увлекайся усладительным воспоминанием соделанных тобою согрешений, чтоб ощущение этих согрешений не обновилось в тебе».

«Приносящие истинное покаяние не занимаются уже осуждением ближних, они занимаются оплакиванием грехов своих».

«Если будем внимательны к своим грехам, то не будем смотреть на грехи ближнего. Безумно оставить своего мертвеца и идти плакать над мертвецом ближнего (авва Моисей)».

«Кто оправдывает себя, тот отчуждает себя от покаяния».

«Кто осуждает грешников, тот изгоняет из себя покаяние».

«Кто презирает нерадивых, тот разрушает в себе покаяние».

«Грехи совокупляю безумно грехом, и восклонения несть в смерти моей, увы мне, како явлюся Христови. Беду приемлю, яко корабль: погубих мое время, еже ми дал еси, [Цедре, и ныне обнищав – зову, не презри мене, Христе».

«Человек, чем более приближается к Богу, тем более видит себя грешным».

О причащении

Я есмь хлеб жизни. Отцы ваши ели манну в пустыне и умерли; хлеб же, сходящий с небес, таков, что ядущий его не умрет. Ин 6,48–50

В Таинстве причастия, установленном Иисусом Христом на Тайной Вечери, верующие под видом хлеба и вина вкушают самого Тела и Крови Христовых. Тем самым они таинственно соединяются со Христом и получают залог вечной жизни. Причащение необходимо каждому христианину для спасения. Об этом – слова Иисуса Христа: истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день (Ин 6,53–54). Сущность этого Таинства состоит в том, что во время совершения Божественной литургии хлеб и вино силою и действием Святого Духа пресуществляются в истинное Тело Христово и в истинную Кровь Христову; они служат для причащающихся духовной пищей и залогом вечного блаженства.

К причастию великой святыни Тела и Крови Христовых необходима особая подготовка. Желающий приступить к этому Таинству должен приготовиться к нему постом, молитвою и очистить совесть от грехов Таинством покаяния (исповеди). Апостол Павел о причащении говорит: Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьет из чаши сей. Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем (1Кор 11,28–29).

Сознавая великую важность и пользу Таинства святого причащения, преподобный Андроник делает следующую запись:

«Авва Исаия сказал: увы мне! Сколько раз я ни причащаюсь, вхожу в союз с врагами Бога. Какое же общение имею я с Ним? Я причащаюсь таким образом в суд себе и осуждение. Мы возглашаем: Святая Святым, то есть Святым подобает святое. Если я свят, то враги не сильны сделать что-либо со мной».

О страхе Божием

Начало мудрости – страх Господень. Пс 110,10

Страх Божий – это действие благодати Святого Духа в человеческом сердце, дарующее человеку ощущение

Божественного присутствия и боязнь оскорбить Бога греховным помыслом и поступком.

Страх Божий невозможно уподобить никакому ощущению плотского, даже душевного человека. Страх Божий – ощущение совершенно новое. Страх Божий – действие Святого Духа. Он приводит к началу святой и богоугодной жизни.

Святитель Филарет Московский проводит такую параллель. В присутствии царя мы не позволим себе никакой небрежности, а тем более неприличия, постараемся, чтобы всякое наше слово, всякое движение было ему угодно. Тем более представляющий себя в присутствии Божием не позволит себе никакого греха, поревнует о святом деле, угодном Богу.

Испытывать страх Божий – не значит бояться Бога, как мы боимся молнии или электрического разряда. Ощущать страх Божий – значит бояться потерять Его, потерять чувство полноты, чувство вечности, чувство Божественного. Это самое высокое чувство в человеке, даже когда он этого не сознает. Преподобный Андроник пишет:

«Имеющий страх Божий имеет сокровище, исполненное благ. Страх Божий хранит человека от греха».

«Начало всех добродетелей и начало премудрости – страх Господень.

Страх Господень – слава, благодать великая.

Страх Господень искореняет из души все грехи и всякий вид лукавства».

«Страх Господень делает человека свободным и спасет его от грехов, от уготованных грешникам вечных казней и от злейшего дракона».

«Страх Божий, смирение, скудость в житейских потребностях и плач да сожительствуют тебе».

«Не наслаждайся наслаждениями мира, иначе умрешь несчастною смертию».

«Ежедневно умирай, чтобы жить вечно, потому что боящийся Бога жив будет вовеки».

«Помни: Бога без Бога познать не можем и чем кто более Бога познает, тем более смиряется, боится и любит Его».

«Авва Исаия сказал: «Я страшусь трех вещей: именно того, когда душа будет исходить из тела, когда я должен буду предстоять Богу и когда будет произведено последнее о мне определение"».

О несении креста

Если кто хочет идти за Мною, отвергшей себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною. Мф 16,24

Душа, следующая слову Господа, должна с радостью взять Крест Господень. Это значит: ради Господа человек должен быть готов перенести все постигающие его испытания, тайные или явные, и навсегда привязаться к Господу надеждой, поскольку только Он может избавить нас от искушений и тесноты.

Многие отцы, патриархи, пророки, апостолы и мученики изначально прошли тесным путем бедствий и испытаний «и тем сумели угодить Богу, что достойно претерпели всю тесноту и искушения, под гнетом, среди напастей радуясь в терпеливой надежде на воздаяние». Спаситель говорит: Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня. Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах: так гнали и пророков, бывших прежде вас. (Мф 5,11–12).

Преподобный Андроник очень хорошо знал святоотеческие творения и евангельское учение о несении своего креста. Это видно из его писем:

«Прошу ваших св. молитв. Я часто болею, прошу от всех прощения и святых молитв. У меня сейчас гостит о. В. Я еще несу свой крест – болезни телесные и душевные. Я еще не состою в здешней прописке. Простите и помолитесь».

«Поздравляю я вас с вашим новым занятием, и дай, Господи, вам понести это во славу Божию. Свой крест назначен вам в этой жизни, Слава Господу Богу, чтобы нам нести его с молитвою и крестом – и смирением, и терпением в нашей жизни... 14/1–65 г.».

«Господи, посылаешь мне скорби, прошу, пошли мне и терпение. Господи, помилуй, Господи, помилуй, Господи, прости, помоги мне, Господи, Крест Твой понести!.. Кланяется вам С. а. Андроник».

«Брат Л., вы не скорбите, но предайтесь воле Божией, как Он управит вашей жизнью, так будет... Как сказано: без Мене не можете творити ничесоже. Крест, который приготовлен вам, и должны его понести, только чтобы это было не от вас, но по воле Божией. Один путь тернистый, но и другой тоже, все может случиться, но мы должны избирать лучший и удобоноси- мый крест жизненный; как сказано: не все в монастыре спасутся, и не все в миру погибнут, но получит каждый по делам своим. Благословение Господне да почиет с вами. Всегда помнящий вас – ваш духовный отец недостойный сх. а. Андроник».

Когда старец Андроник был в плену, то все его дни проходили в неустанных трудах, а ночи он «проводил в постоянных молитвах». В дневниковых записях старца можно встретить ряд святоотеческих мыслей о важности телесного труда для внутреннего совершенствования человека:

«Если человек не совершит подобающего телесного подвига вполне, то истинное ведение не открывается ему... Телесные труды охраняют человека от врагов его: грехов и демонов; истинное ведение совокупляет его с Богом... Охраняйся от лености: она истребляет весь плод трудов твоих».

Об отношении к смерти

Смерть! где твое жало? ад! где твоя победа?Жало же смерти – грех; а сила греха – закон. 1Кор 15,55–56

Отчего мы так боимся смерти? Отчего иногда даже мимолетное представление о ней внушает нам ужас? С одной стороны, потому, что не готовы к ней, с другой – потому, что мало думаем о ней, а с третьей – потому, что отягощены тяжким бременем греховным. В Послании к Филиппийцам апостол Павел пишет: Для меня жизнь – Христос, и смерть – приобретение (Флп 1,21). Как понимать эти слова? Апостол так говорит потому, что, живя в теле, мы отделены от Христа, а смерть является тесными вратами, ведущими в жизнь вечную. Смерть не конец, а начало.

В древности христиане достаточно часто напоминали друг другу о смерти словами: имей память смертную.

Нот почему в молитвах, которые передал нам святитель Иоанн Златоуст, есть строки, где мы просим Бога дать нам память смертную.

Зачем же нужно помнить о смерти? Когда современный человек слышит подобное, он обычно реагирует неприятием или даже отвращением. Дело в том, что смерть не страшна тому, кто готов к ней. А готовым может быть только человек, который всем своим существом стремится воплощать евангельские заповеди в жизнь. Святые отцы часто говорили: «Помни день смертный – вовек не согрешишь». Памятование о смерти напоминает нам о Праведном Судии, Который придет судить мир, а поскольку никто из нас не знает дня и часа своего перехода в мир иной, мы всегда должны быть готовыми ко встрече со смертью и встрече с Богом. Если для грешников смерть страшна и люта, то для праведников она является выходом из мрака на свет, из страны чуждой – в страну родную.

В письме отцу Иоанну (Маслову) в ответ на сообщение о смерти своего духовного сына читаем:

«Родной во Христе о. И.! Получили твое письмо вчера, на которое спешим дать ответ. Да, немалую скорбь принесла смерть о. М. не только тебе, но она оказалась и для нас громовым ударом. Мы верим тебе, что ты находишься в неутешной скорби, но на все воля Божия!

По-человечески мы можем вопить: зачем эта неумолимая смерть так рано напала на голубя и унесла его от нас? Ведь он был полезным человеком для людей и вообще для академии. Но, Боже, прости нас, что мы дерзаем состязаться с Тобой и требовать как бы отчета в премудрых, благостных и неиспытанных судьбах Твоих. Побуждающие сердца наши в скорбных обстоятельствах заставляют нас так вопить и вопрошать. О. Андроник сказал: «Пусть о. И. не скорбит, а передайте ему: положитесь на волю Божию”.

Видно, пришел час его. Смерть о. М. еще раз нас назидает, что мы должны ожидать ее каждый ежеминутно. Ты пишешь, что у тебя сложилось такое состояние духа, что уже не стал надеяться и на свои силы. Это полезно- только не отчаиваться. Сегодня память свят. Григория Богослова. Он сказал: «Самая лучшая польза для человека – умирать ежедневно». Нам, верующим людям, есть на что уповать. Бог есть Любовь! Он и отзывает Своих в страну правды, мира и любви, вечности. Всеблагий и Премудрый Творец там лучше нас знает, что и для чего Он делает. Он все делает вовремя, с доброй целью. Смерть о. Марка поистине есть дело Всеблагого Отца Небесного, Который гласом вьюги и хлада благоволил позвать в Его Небесное Отечество. Яко Господеви изволися, тако быстъ (Иов 1,21). Прости нас, отче. Не оставляй и нас в св. молитвах. Да, забыли. Состояние дедушки, можно сказать, не блестящее. По-прежнему лежит на спине. Только улучшение в том, что стал кушать. Пользуемся твоими рецептами и препаратами. Вот и всё. Еще раз простите. Братья».

Несмотря на то что год написания этого письма не указан, мы с уверенностью можем сказать: 1973-й, потому что упоминаемый в письме отец Марк – не кто иной, как игумен Марк (Лозинский), профессор Московской духовной академии, который почил о Господе 29 января 1973 года в возрасте тридцати трех лет. Он умер от приступа сахарного диабета в Туле, когда гостил у своего отца. Отец Марк был погребен на Спасском кладбище Тулы.

А узнав о кончине патриарха Алексия I, старец написал:

«Прискорбно слышать о кончине нашего дорогого пастыря Св. Патриарха Алексия. Совместно разделяю единую скорбь, но да будет на все воля Божия. С. ар. Андроник».

Старец учил:

«Пока жив, спасайся, время не теряй, плачь, молись, смиряйся; будь готов и знай, что когда оставишь свет, будешь позван на ответ».

«Помни последняя твоя, и вовеки не согрешишь».

«Боюсь трех вещей: когда умру, как умру и где обрящуся».

«Что в юности не посеешь, то в старости не пожнешь».

«Человек, имеющий смерть пред очима, постоянно побеждает уныние (из Патерика]».

«Вспоминай о геенне и возненавидь дела, влекущие в нее».

«Приготовляйся предстать Ему, и будешь творить волю Его».

Святые старцы в первую очередь отличались от всех остальных людей тем, что не боялись смерти, но относились к ней как к переходу в вечность, зная, что воскресший Христос всех Своих верных чад совоскресит с Собой.

В пасхальном письме батюшка пишет:

«Христос Воскресе!.. «Смерти празднуем умерщвление, адово разрушение, иного жития вечного начало (свт. Иоанн Златоуст. –З.Ч.у. Вот почему мы радуемся великой радостию в нынешний праздник. Дай Господь, чтоб в сердцах ваших всегда была Пасха, чтоб небо всегда было открытым для вас, чада мои, чтоб вы истинно были сынами неба... Пасха Христова. 1969 г.».

О священстве

Итак, идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Мф 28,19

Священники – это люди, избранные для служения Евхаристии и пастырства – попечения, духовного окорм- ления верующих. Господь избрал сначала двенадцать апостолов, а потом еще семьдесят, дав им власть отпускать грехи, совершать важнейшие священнодействия (они стали называться Таинствами).

В Таинстве священства рукополагаемому передается благодать Святого Духа, дарованная Господом после Его воскресения (см.: Ин 20,22–23) апостолам и переданная от них епископам, а от епископов – священникам. Приведем отрывок из письма батюшки Андроника:

«О. П., поздравляю с саном иеромонаха. Дай, Господи, нам всем оправдать этот свят. сан и помнить те слова, при рукоположении данные, когда святитель вручал часть св. агнца: возьми этот залог и сохрани его цел и невредим, о нем же будеши истязан во Второе и страшное Пришествие Господа нашего Иисуса Христа... Когда служите обедню, помните всегда эти слова. Святая святым!

Дорогие мои духовные деточки, прошу: молитеся за мя, немощного и болезненного, недостойного архиман. Андроника. Почаще извещайте о себе, как проходит ваша учеба. Бог поможет вам в ваших успехах. Почаще и непрестанно просите Матерь Божию, Она вас не оставит Своею великою милостию».

О посте и чревоугодии

Сей же род изгоняется только молитвою и постом. Мф 17, 21

Еще преподобный Исидор (ф 491) говорил: не так вредно для человека есть мясо, как гордиться и надмеваться. В других христианских странах воздержание от мяса у монахов не было столь безусловным, как в Египте: по словам святого Епифания, «одни из них (монахов) воздерживаются от всяких мяс, и четвероногих, и птиц, и рыб, и от яиц, и от сыра; другие – только от четвероногих и допускают употребление птиц и прочего; иные воздерживаются и от птиц и употребляют только сыр и рыбу; иные не вкушают и рыбы, а только сыр; другие не едят и сыра». В настоящее время в Греции немало монастырей, в которых уставом не запрещается вкушение мяса.

Однажды некие отцы зашли в дом христолюбивого человека, в числе их был и авва Пимен (V в.). За столом предложили им мясо. Все стали есть, кроме аввы Пимена. Старцы, зная его рассудительность, дивились, почему он не ест. Когда встали из-за стола, сказали ему: ты Пимен, а что сделал! Старец отвечал им: «Простите меня, отцы. Вы ели, и никто не соблазнился. Но если бы я стал есть, то многие приходящие ко мне братья соблазнились бы и стали бы говорить: Пимен ел мясо: почему же и нам не есть?» Старцы подивились его рассудительности.

В Послании апостола Павла Римлянам читаем: Итак, будем искать того, что служит к миру и ко взаимному назиданию. Ради пищи не разрушай дела Божия. Все чисто, но худо человеку, который ест на соблазн. Лучше не есть мяса, не пить вина и не делать ничего такого, отчего брат твой претыкается, или соблазняется, или изнемогает. Ты имеешь веру? имей ее сам в себе, пред Богом. Блажен, кто не осуждает себя в том, что избирает. А сомневающийся, если ест, осуждается, потому что не по вере; а все, что не по вере, грех (Рим 14,19–23).

Старец Андроник хорошо знал многие поучительные случаи из жизни святых отцов и подходил к каждому обращающемуся к нему с рассуждением. Он никогда не требовал строгого поста от людей, которые сильно болели. Когда старец узнал во время Великого поста о тяжелой болезни своего духовного сына, то в письме написал ему:

«Мне известно, что вы находитесь в тяжелом положении, так прошу тебя как родного сына: береги свое здоровье и употребляй ту пищу, какую прописывают врачи. Пост не для больных, а для здоровых, да и что говорить, вы сами все прекрасно понимаете... С. а. Андроник».

«О. И. Поздравляю я вас и всех моих близких отцов с Св. Четыредесятницей. Желаю всем эти св. дни провести в глубоком чувстве покаяния и всерадостно встретить Светлое Христово Воскресение. Сообщаю о том, что получил от о. М. письмо; пишет о том, что с вами был очень и очень серьезный приступ, что чуть вы не скончались, чему очень соболезнуем, а о. М. сердечно благодарю за сообщение. Дорогой о. И., сожалею вашему слабому здоровью, я вам благословляю кушать то, что прикажет вам врач, хотя бы и мяса, а если не будешь выполнять диету, значит, будешь злоупотреблять своим здоровьем... Пост. Прошу у всех близких отцов прощения и св. молитв. Бол. схиарх. Андроник».

В 1965 году отец Андроник пишет своим духовным чадам:

«Поздравляю я вас всех с покаянием и с преддверием Великого поста. Дай, Господи, нам его встретить и провести богоугодно в молитве и в чистосердечном покаянии. «Се Жених грядет в полунощи, и блажен раб, его же обрящет бдяща"».

А в следующем письме старец просит перед постом прощения у своих духовных детей, которых у него было очень много:

«Прошу у вас у всех прощения и благословения на Великий пост по-монастырски, и вас Господь благословит и простит всех моих чад духовных... Прошу прощения у вас: о. И., о. П., о. М., о. М., о. арх. Ф., о. диак. А., о. Л., о. Ф., о. игум. М., о. Т. и у всех знающих и помнящих меня, и вас всех Господь Бог простит, и благословит, и помилует. 19/11–65 г.».

«Дорогие, родные мои сыночки о. И. и о. П.! Поздравляю я вас с праздником Сретения Господня и с преддверием святого поста. Пожелаю встретить и провести сию Четыредесятницу в покаянии и душевной радости встретить Светлое Христово Воскресение».

«Божие вам благословение, мои родные матушка со чады! Поздравляю вас с наступающими подготовительными днями Святой Четыредесятницы и желаю вам духовно приближаться к святому Великому посту и вместе с Церковью петь: «Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче!..» А вас, родная матушка, и всех близких поручаю Матери Божией, а пока я жив, вас помню и не могу забыть. Прошу ваших св. молитв. Ваш дедушка с внучатами».

«Вашему Боголюбию, всечестные отцы и братия и чада: И., К., Ф, А., М., М., П., П. и все остальные богоизбранного стада Христова, о Господе радоватися! Поздравляем ваше усердие с праздником Сретения Господня и с грядущими днями Святой великой Четыредесятницы! По- мощию и поспешением Отца, и Сына, и Святаго Духа, молением, и заступлением, и покровительством Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии, молитвами святого славного и всехвального преподобного и богоносного отца нашего Сергия и всех святых молитвами поспеши вам провести пост во славу Божию и спасение душ и встретить Светлое Христово Воскресение Христа Бога нашего, Пасху Божию спасительную... С. а. Андроник».

Из святоотеческих писаний в свою тетрадку батюшка Андроник выписал:

«Если не будет отъято насыщение хлебом, то душа никаким иным средством не может быть приведена к смирению. Воздержание чрева укрощает страсти; возжигает их – прихотливое употребление пищи. Основание всех добродетелей – смиренномудрие, основание всех страстей – чревообъедение (авва Пимен)».

«Если подвизаетесь как должно, не гордитесь тем, что поститесь. Если же тщеславитесь сим, то какая польза в посте? Лучше человеку есть мясо, нежели надмеваться и величаться (авва Исидор)».

«Не будь сластолюбив и предан объедению, чтобы не возобновились твои прежние согрешения».

«Не нарушай посты иначе, как по величайшей болезни».

«Один ест много и не насыщается, а другой ест мало и насыщается. Большую награду получает тот, что ест много и остается голодным, нежели тот, который мало ест И бывает СЫТ (из Патерика)».

«Возненавидь возжеление яств, чтоб АМАЛИК, т.е. блудная страсть, не возбранила тебе входа в землю обетованную».

«Лучше есть мясо и пить вино, нежели злоречием снедать братию».

О получении просимого

Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам. Мф 7,7

Молитва христианина основана на вере в Бога. Мы верим, что все просимое нами Бог исполнит. В Евангелии от Матфея сказано: и всё, чего ни попросите в молитве с верою, получите (Мф 21,22]. Если же мы просим и сомневаемся в возможности осуществления Богом просимого нами, то мы сомневаемся в Божественной любви и всемогуществе, а это, несомненно, хула на Бога. Даже если предмет прошения нашего сверхъестествен, в нашей душе не должно быть сомнений в получении просимого. Об этом писал преподобный Иоанн Лествичник: «Верующий не тот, кто думает, что Богу все возможно, но кто верует, что получит от Бога все, что просит». В молитве недопустимы сомнения в отношении Бога, Ангелов, святых. Единственной возможной причиной неисполнения нашего прошения (если мы молились с верой, без сомнений) может быть несвоевременность или ненужность того, о чем мы просим. Поэтому наши личные прошения должны заканчиваться словами: «Но не моя воля, а Твоя, Господи, да будет». Преподобный Андроник об этом пишет своему духовному сыну:

«Христос посреди нас, Он утешит всех нас Своею неизреченною милостию. Он сказал Своими пречистыми устами: просите, и дастся вам, стучите, и отверзется вам, и ищите, и обрящете. Все Его слова истинны и справедливы.

Вы, отче, просите великое дело: это не по моей скудости и убожеству, но по милосердию Всевышнего, и получите в свое время, по вашей вере буди вам... Спаси вас Господи, и спаси на многая лета, и самое главное – сохрани от козней диавольских. Будьте Богом хранимы, на всяком месте имейте присутствие Божие и его страх, и Господь вас не оставит Своею неизреченною милостию. Сказано: отец и мать остависта, а Господь восприял всех нас. Кто прибегает к Его милости, посрамлен не отходит, но получает благодать! 26/ХП-64 г.».

Конечно, христианин должен искать прежде всего Царствия Божия, зная, что все остальное приложится (см.-. Лк 12,31). Но очень часто мы обращаемся к Богу и с другими просьбами. Они могут касаться не нашего спасения, но каких-то житейских нужд или потребностей. И Всемилостивый Создатель дает нам просимые нами «игрушки», чтобы мы еще более уверялись в Его бытии и всемогуществе.

О лукавстве

Да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого. Мф 5,37

Лукавство – это хитрость, коварство. Лукавый – одно из наименований диавола, которое указывает на нравственную искривленность, лживость, неискренность демона. Существующие наименования врага рода человеческого передают различные его свойства. Сатана означает противник, диавол переводится как клеветник.

«Лукавство есть изобретательность на злые умыслы, когда человек, прикрывшись чем-то добрым и предлагая это другому как приманку, тем самым приводит в исполнение СВОЙ умысел» (святитель Василий Великий).

Старец Андроник сделал следующие выписки в своей тетрадке:

«Простота и не мечтание о себе очищают от злых помыслов (авва Исаия)».

«Если кто обращается с братом с хитростью, не минует печали сердечной».

«Если кто по лукавству говорит не то, что имеет в сердце, тщетна услуга его, и так не прилепляйся таковому, дабы не осквернить ядом этого оскверненного человека».

О лжи

Посему, отвергнув ложь, говорите истину каждый ближнему своему. Еф 4,25

Ложью является намеренное искажение истины. По объяснению святых отцов, ложь может быть мыслью, словом или жизнью. Источником лжи является диавол: Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи (Ин 8,44).

Ложь запрещается девятой заповедью, а главное средство борьбы с ней – правдивость. На страницах Священного Писания довольно часто встречаются сложносоставные слова, одним из корней которых является слово «ложь»: лжесвидетели (см.: Мф 26, 59–60), лжепророки (см.: Мф 7,15), лжеучители (см.: 2Пет 2, 1–2), лжебратья (см.: 2Кор 11, 26), лжеапостолы (см.: 2Кор 1,13), лжехристы (см.: Мф 24, 24).

Глубоки и точны слова святителя Николая Сербского: «С Богом нас разделяет ложь, и только ложь. Сказать, что с Богом нас разделяет истина, то же самое, что сказать, что с Богом нас разделяет Бог. Ложные мысли, ложные слова, ложные чувства, ложные желания – вот совокупность лжи, ведущая нас к небытию, иллюзиям и богоотречению».

Приведем несколько записей преподобного Андроника о грехе лжи:

«Хранись от лжи: она изгоняет страх Божий из человека».

«Ложь – это ветхий человек, а истина – новый человек. Истина есть корень добрых дел, а ЛОЖЬ – смерть (из Патерика)».

«Если не будем осторожно вести себя по внешнему человеку, то не сможем сохранить и внутреннего человека. Ложь да не исходит из уст ваших».

«Не позволяйте себе ни слышать, ни говорить о чем- либо не полезном для душ ваших».

«Соблюдай себя от лжи: она изгонит из человека страх Божий; исповедуй твоему отцу все помышления твои и дела, соделанные тобою, – и помощь Божия осенит тебя. Понудь себя на рукоделие твое – и страх Божий вселится в тебя».

О лености

Пойди к муравью, ленивец, посмотри на действия его, и будь мудрым. Притч 6,6

Трудиться необходимо любому человеку. Собственно, в этом и состояла самая первая заповедь, данная человеку после изгнания его из райского сада, – в поте лица своего будешь зарабатывать хлеб свой. В Библии осуждаются ленивые люди. В книге Притчей Соломоновых мы читаем такие мудрые слова: Ленивая рука делает бедным, а рука прилежных обогащает (Притч ю, 4), а также: Ленивец зимою не пашет: поищет летом – и нет ничего (Притч 20,4).

Батюшка Андроник учил:

«Не люби лености, и страх Божий вселится в тебя».

«Охраняйся от лености: она истребляет весь плод трудов твоих».

«Три добродетели постоянно охраняют ум, постоянно необходимы ему: естественная ревность, мужество и отвержение лености».

Об искушениях

Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр, плоть же немощна. Мф 26,41

Молитва «Отче наш...» называется Господнею: ее дал Господь Иисус Христос Своим ученикам, когда они просили Его научить их молиться. В ней мы обращаемся к Богу со словами: «...Не введи нас во искушение». Искушением называется такое состояние, когда нас что- нибудь или кто-нибудь влечет на грех, соблазняет сделать что-либо беззаконное или противное Божественным заповедям. Мы просим: не допусти нас до соблазна, которого мы преодолеть не сумеем. Этими словами Спаситель явно показывает нашу слабость в борьбе с лукавым и низлагает гордость.

В молитве Господней есть слова: «...но избави нас от лукаваго». Лукавым Христос называет диавола, повелевая нам вести против него непримиримую брань. Святитель Иоанн Златоуст учит, что зло зависит не от природы, но от свободы. А диавол преимущественно называется лукавым по чрезвычайному множеству зла, в нем находящегося, и потому, что он, ничем нами не обиженный, ведет против нас непримиримую брань. В Послании апостола Иакова сказано: С великою радостью принимайте, братия мои, когда впадаете в различные искушения, зная, что испытание вашей веры производит терпение (Иак 1,2–3). Далее апостол Иаков учит переносить искушения: Блажен человек, который переносит искушение, потому что, быв испытан, он получит венец жизни, который обещал Господь любящим Его. В искушении никто не говори: Бог меня искушает; потому что Бог не искушается злом и Сам не искушает никого, но каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственною похотью; похоть же, зачав, рождает грех, а сделанный грех рождает смерть (Иак 1,12–15).

В письме духовному сыну старец Андроник пишет:

«Радуйся во искушениях, которые будут попущены тебе, при посредстве их приобретается духовный плод. Прими, брате, меч духовный, еже есть глагол Божий. Схиигумен Андроник. 23/Х1–62 год».

Батюшка учил:

«Кто терпеливо переносит презрение, бесчестие и убыток, тот может спастись».

«Во всяком искушении: не обвиняй людей, а единственно себя самого, говоря: «Это случилось со мною за грехи мои”».

Об осуждении

Не судите, и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены. Лк 6,37

В Евангелии от Матфея приводятся слова из Нагорной проповеди Христа Спасителя: Не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, [таким] будете судимы; и какою мерою мерите, [такою] и вам будут мерить (Мф 7,1–2). Осуждение ближних – большой грех. Кто строго судит чужие проступки, тот не получит снисхождения к своим собственным: Бог производит суд в соответствии не только со свойствами наших преступлений, но и с нашим судом о других. Часто бывает, что человек, строго осудивший другого, совершает впоследствии тот же самый грех. Такое испытание посылает нам Господь для смирения и непревозношения над другими. Если мы хотим уменьшить свои грехопадения, будем более всего заботиться о том, чтобы не осуждать наших ближних, а вымышляющих клевету на них не следует и допускать к себе. Нам нужно оплакивать собственные пороки, а мы осуждаем других.

Далее в Евангелии от Матфея говорится: И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь? (Мф 7,3). Отец Андроник оберегал всех от гордости и осуждения. В беседе с одним из духовных сыновей он рассказал, что знал монаха, который был тих, смирен и кроток, но когда осудил кого-то, благодать отошла от него*. Старец часто говорил:

«Какой мерою мерите, такою возмерится и вам. Знай себя, и хватит с тебя».

В тетрадке старца мы находим и такие поучительные записи:

«Нет ничего хуже осуждения (из Патерика)».

«Брат спросил старца: «По какой причине я осуждаю братию?” Старец ответил: «Потому что ты еще не познал себя самого. Внимай себя не видеть недостатков брата”».

«Не осуждай блудника, хотя ты и целомудрен, потому что и сам ты преступаешь закон. Ибо сказавший не прелюбы сотвориши (Мф 5,27) сказал тоже: не судите (Мф 7,1) (из Патерика)».

«Не обвини и не укори кого-либо необдуманно и поспешно. В этом – твое падение».

«Как мертвец не есть, так и смиренный не может осудить человека, хотя бы даже видел его поклоняющимся кумирам (авва Лонгин)».

О перенесении скорбей и болезней

В мире будете иметь скорбь; но мужайтесь: Я победил мир. Ин 16,33

Земная жизнь каждого человека бывает переполнена множеством скорбей, но их нужно переносить с терпением. В Евангелии от Луки сказано: терпением вашим спасайте души ваши (Лк21,19).

В письме к духовным чадам отец Андроник пишет:

«Получил ваши письма, из которых узнал о ваших скорбях. Не скорбите, дорогие чада. Вы, отче И., продолжайте свое дело по-прежнему, и молитва вернется, а вы, о. М., почитайте акафист Божией Матери «Утоли моя печали», святителю Николаю сколько раз сможете, и все будет хорошо. Схиарх. Андроник».

«...Дорогой мой сыночек о. И., если найдете возможность, то помогите мне сколько возможно, на ваше усмотрение, я нуждаюсь в поддержке... как можно чаще извещайте о себе, как ваше здоровье. Всегда любящий и помнящий ваш родной духовный отец Андроник».

«Мужайтеся, и да крепится сердце ваше среди докучливых и иногда устрашающих искушений. Добро еже всегда иметь Господа пред собою и в Его присутствии находиться и в непрестанной молитве... Поздравляю я вас с постом и преддверием праздника Рождества Христова и св. Богоявления. Дорогие мои сыночки, я очень давно получал от вас весточку. Прошу почаще вы мне о себе извещайте, как ваше драгоценное здоровье и как ваша учеба. Я все побаливаю: одна болезнь проходит, а другая приходит. С головой стало лучше, а ноги совсем от- казуются, пухнут, болят, другой раз даже до колодца иду с трудом, но на все воля Божия да будет. З/ХII-1964 г.».

Из другого письма преподобного Андроника:

«Мое состояние здоровья не блещет, хвалиться нечем, лежу, вот уже пошел четвертый месяц, на спине. Аппетит есть, но ножки еще ходить не хотят, да и рука левая по-прежнему как плеть, вялая. Не знаю, доколе это будет продолжаться. Только одно могу сказать: такова воля Божия!»

Батюшка учил:

«Злоба злобы не уничтожает, но если кто делает тебе зло, тому ты делай добро, чтобы добрым делом уничтожить злобу».

«Какая бы тебя не постигла скорбь, не обвиняй в ней никого, кроме себя, и говори: «Это случилось со мною за грехи мои"».

«Принимайте скорби как от руки Божией; кого Бог любит, того и наказует».

О любви христианской

По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою. Ин 13,35

От человека требуется исполнение всего двух заповедей: возлюбить Господа Бога всем сердцем и всею душою и всем разумением и возлюбить ближнего как самого себя (см.: мф 22,37–39). Именно на них зиждется весь Закон Божий.

В своих письмах отец Андроник учит духовных чад жить по любви Христовой. Потому что «где любовь – там и Бог». Христос Спаситель показал нам пример любви даже до смерти.

«Дети, любите друг друга, и Бог будет всегда с вами и у вас, – пишет старец. – С искренней любовию к вам. Родной мой сыночек о. И., если можно, то пришли мне антидор и для бол. нашего брата скуфейку на лето легонькую (по окружности в средине 65 см) закажи и пришли. С. ар. Андроник».

Из записей отца Андроника:

«Любовь свидетельствуется неосуждением ближних».

«Боголюбное сердце чуждо мстительности».

О молитве

И всё, чего ни попросите в молитве с верою, получите. Мф 21,22

Спаситель мира, одобривший молитву мытаря, впоследствии дозволил нам молиться всесвятым Его именем. Молитва именем Господа Иисуса, установленная Им, именуется молитвой Иисусовой.

Молитва «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного» равнозвучна ветхозаветной молитве «Боже, милостив буди мне грешному». Часто употребляется сокращенная форма этой молитвы: «Господи, помилуй». Она заменяет молитву Иисусову в тех случаях, когда произнесение всей молитвы затруднительно. Святитель Игнатий (Брянчанинов) объясняет, что во всех этих молитвах глагол помилуй или слова милостив буди являются осознанием человеком своей погибели и испрашиванием милости Божией, без которой невозможно спастись погибшему. Милость Божия – это «благодать Всесвятого Духа; мы грешные, – пишет святитель, – должны непрестанно, неотступно просить ее у Бога. Насади в сердце мое любовь к Тебе, чтоб мне более не отлучаться от Тебя, не увлекаться непреодолимым влечением к мерзостному греху. Даруй мне мир Твой, чтоб он хранил в нерушимом спокойствии душу мою, не попускал помышлениям моим скитаться по вселенной без нужды. Даруй мне Дух кротости, чтоб мне воздерживаться от гнева и злобы, быть постоянно преисполненным к братии моей. Даруй мне Дух смиренномудрия, чтоб я не вы- сокоумствовал, не мечтал о себе, не искал похвалы и славы человеческой, но помнил, что я – земля и пепел, существо падшее».

Апостол Павел заповедует нам: Непрестанно молитесь (1Фес 5,17).

Преподобный Андроник, являясь делателем непрестанной Иисусовой молитвы, учил:

«Люби молиться часто, чтобы просветилось сердце твое».

«День и ночь молиться надо, а то книги читаем, а сами не исполняем. Горе нам, если вдруг внезапная смерть постигнет.

«На ночлег, прежде нежели ляжешь спать, излей к Богу многие молитвы».

«Не оставляй молитвенного правила, чтобы не впасть в руки врагов твоих».

«Наблюдай установленные часы для молитвословий, и не пропускай ни одного из них, чтобы не подвергнуться за это суду Божию».

«В церкви отнюдь не говори».

«Молитва, совершаемая с небрежением и леностию, – празднословие».

«Бог будет судить нас за нерадение в молитвах и псалмопениях... Мы не можем спастись, потому что удаляемся умом своим от созерцания Бога, пленяемся... плотскими СТРАСТЯМИ (авва Феодор)».

«Предпочитаю правило легкое, но постоянно совершаемое правилу трудному вначале, но скоро потом оставляемому (авва Матой)».

«Если желаешь благоугодить Богу – почти Христа: Он освободит и защитит тебя».

«Прежде всего приносите молитву непрестанную, не прерывая ее, и за все случившееся с нами благодарите Бога».

«Человек, имеющий в сердце своем злобу отмщения, погубляет труды свои, и молитва его напрасна».

«Чистота сердца доказывается нерассеянною молитвою».

«Если совершаете псалмопение вместе и читающий ошибся в слове, не замечайте ему этого тотчас, не смущайте его, хотя бы он и пропустил что. Когда же он попросит, чтобы поправили, то сделайте это с любовью».

Вообще батюшка всем обращавшимся к нему за наставлением советовал находиться больше в храме, если кто имеет на это время; и еще говорил:

«Мужайтеся, и да крепится сердце ваше среди докучливых и иногда устрашающих искушений. Добро еже всегда иметь Господа пред собою и в Его присутствии находиться и в непрестанной молитве... З/ХП-1964 г.».

О послушании

Как непослушанием одного человека сделались многие грешными, так и послушанием одного сделаются праведными многие. Рим 5,19

Пример безграничного послушания показал нам Сам Иисус Христос, Который был послушен Своему Небесному Отцу даже до смерти. Все мы призваны быть послушными Всеблагому Богу и Его заповедям.

Отец Андроник учил духовных детей послушанию своим примером и ничего не делал без благословения владыки Зиновия. Это видно из нижеследующего письма:

«Мы с вами говорили, когда вы у нас были, но я без благословения Владыки не могу этого сделать. Он сказал: отец Иоанн имеет власть, он игумен, и пускай он сам совершит, о чем он просит. Прошу за все прощения и вас всех прощаю... С. ар. Андроник».

* * *

И такие вот письма, записки – о том же самом, о послушании:

«Прошу всех: помолитесь об о. Павлине – он скорбит, что не имеет возможности помолиться. Это его привела своя воля. Мы ему не разрешали поступать на вольную работу, а он нас не слушал и творил свою волю. Но что же, бывает ошибка, это – на большее его вразумление: много было гордыни, и Господь смирил и дал познать свои недостатки. Но будем молиться, да Господь его вразумит и наставит быть истинным монахом.

Мы пока живем хорошо, молимся, маленько поболели, но сейчас все благополучно. Благословение от Владыки Зиновия и от всех братий наших. Мы все за вас молимся: прот. М., о. Г., о. В., о. П., о. И., мат. Н., Е. и М. Все просим ваших молитв. Прошу: пишите почаще письма, я очень беспокоюсь за ваше здоровье. Андроник».

«Монах постящийся, будучи под началом духовного отца, но не имеющий послушания и смирения, не приобретет никакой добродетели, потому что не знает, что такое монах (из Патерика)».

«Послушание бывает за послушание. Если кто слушает Бога, и Бог того послушает».

Когда отцу Андронику сообщили о рукоположении в священники одного его знакомого иеродиакона, он написал следующее:

«Я очень радуюсь за всех вас, кто стоит в своем звании непоколебимо. Приветствую я его и прошу его молитв. Он мой тоже сын. С первого посещения его св. Глинской пустыни он у меня остался на памяти, и его Господь избрал на это поприще. Помоги ему Господь нести свое послушание без роптания; послушание – это рай, а ослушание – ад. Простите, что я много написал. Я себя чувствую по милости Божией хорошо. 26/XI-64 г.».

В другом письме, своему духовному сыну, отец Андроник пишет:

«Вы пишете, что я вам советую оставить послушание. Нет-нет – это была ошибка. Кто вам писал, а я этого не

говорил ему. Боже вас сохрани, и не подумайте никогда оставлять послушание без законной причины; если вы больные, то ваши начальники видят и они сами вам помогут в вашем послушании. Писано есть: послушание – рай, а ослушание – ад. Смотри, дорогой мой сыночек, вам видней, трудитеся, и Господь вам поможет на всяком месте, и сколько возможно хранитесь от огня... Да благословит вас Господь на все доброе и спасительное. Я очень часто болею, особенно ногами. Андроник. 7 ноября с. ст.».

«Поздравляю я вас, дорогие мои сыночки духовные М. и Л., с преддверием праздника Богоявления Господня. Дай Господи и вам всем, моим чадам, быть чадами Божиими и отложить всю суету мирскую и облечься в послушание Христово. Он был послушен Своему Отцу до смерти, и смерти Крестной. Молися почаще и говори: не яко аз хощу, а яко Ты, Отче... 28 декабря 1962 год. Тбилиси».

О гордости и смиренномудрии

Бог гордым противится, а смиренным дает благодать. 1Пет 5, 5

Для духовных чад преподобного Андроника трудно было найти лучший образец смирения, чем пример их духовного отца. Из воспоминаний тех, кому посчастливилось встретиться со старцем, мы узнаём, что он благодаря непрестанной молитве и исполнению заповеди Спасителя: научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим (Мф 11,29) воспитал в себе кротость и смирение и достиг душевного покоя.

Отец Андроник учил:

«От славы человеческой мало-помалу рождается гордость».

«Если кто укорит тебя в каком-нибудь виде греха, которому ты не причастен, смири себя пред укорившим, и наследуешь нетленный венец...»

«Сын мой! Люби бесчестие, нежели почести. Люби телесные труды более, нежели упокоение тела. Люби ущерб в стяжаниях мира сего более, нежели приобретение».

«Смирение не гневается и не прогневляет никого. Смех и дерзость подобны огню, поджигающему тростник».

«Все грехи мерзостны пред Богом, но мерзостнее всех гордость сердца».

«Нет хуже гордости, она хуже блуда и сребролюбия. Ибо через нее светлые ангелы смогли сделаться бесами. Также и люди в своей гордости уподобляются демонам. Спросили демона, чего он боится. Он ответил: «СМИРЕНИЯ». ПРИЯТНЕЕ БОГУ СМИРЕНИЕ ГРЕШНИКА, ЧЕМ ГОРДОСТЬ ПРАВЕДНИКА».

«Будь готов отвечать на всякое слово, которое услышишь, – прости меня: потому, что смирение разрушает все козни врага...»

«Не воздавай зла на зло, укоризны на укоризну...»

«"Если ты не смиришь сам себя, то смирю тебя», – сказал Господь».

«Любовь славы человеческой рождает ложь, отвержение ее в смирении производит в сердце большой страх Божий. Итак, не желай быть другом славных мира, чтобы слава Божия не оскудела от тебя (авва Исаия)».

«Когда ты совершаешь литургии, если будешь совершать как недостойный – в смиренномудрии, то они приятны пред Богом. Если же взойдет в сердце что-либо высокомерное и останется или вспомнишь о другом спящем и беспечном и осудишь его, то знай, что труд твой напрасен».

«Корысть, и честь, и спокойствие борют человека до самой смерти, но не должно поддаваться им».

«Древо жизни, возрастающее до небес, – смиренномудрие (авва Иперехий)».

«Гордость и высокоумие низвергли диавола с неба в преисподнюю. Смирение и кротость возносят человека с земли на небо».

«Не считай себя мудрым, иначе гордостью вознесется душа твоя и ты впадешь в руки врагов твоих».

«Если кто, смиряясь, скажет «прости меня”, тот опаляет демонов-искусителей (из патерика)».

«Велика высота смиренномудрия, глубока пропасть высокоумия. И потому советует он возлюбить первое, чтоб не попасть ВО второе (авва Исидор)».

«Авва Феодор имел утешение с братиею. Когда они ели, братия брали чаши молча и не говорили: «Прости»!»

«Врата к Богу есть смиренномудрие; и этими нашими многими скорбями радуясь, взошли в град Божий. Смиренномудрие и страх Божий выше всех добродетелей (Иоанн Колов)».

«Подражай мытарю, чтобы не подвергнуться осуждению с фарисеем. Возлюби кротость Моисееву, чтобы остроконечное сердце твое превратилось в источник ВОДЫ (из Патерика)».

«Тот, кого почитают и хвалят вне его достоинства, получает более вреда, а кто несовершенно почтен от людей, ТОТ прославляется свыше (из Патерика)».

«Старца спросили: «Что такое смирение?» Старец сказал: «Когда согрешит против тебя брат твой и ты простишь ему прежде, нежели он пред тобою раскается"».

«Брат спросил старца, говоря: «Что есть преспеяние человека по Боге?» Старец ответил: «Преспеяние (успех. – 3.4.) человека есть смирение, ибо насколько он смиряется, настолько преуспевает"».

«Если кто скажет прости меня со смиренномудрием, ТОТ сожигает демонов (из Патерика)».

«Возлюби смирение Христово и старайся соблюдать во внимании ум твой во время молитвы. Где бы ты ни был, не выказывай себя остроумным учительным, но будь смиренномудр, и Бог дарует тебе умиление».

«Не возносись гордостью, не провозглашай и не кричи, не говори громко и поспешно; кто умножает слова, тот не может пребывать чистым от греха».

В одном из писем к своим духовным чадам – насельникам из Троице-Сергиевой лавры, собиравшимся его навестить, старец писал:

«О. П., лекарств у меня много, не надо ничего привозить – капусты морской – 10 пачек, фон. для ног – 8 кубиков, вата есть, фрол-спирт – 2 флакона, спирт и бинты есть. Одного – смирения и терпения – нет. Помолитесь, чтобы мне быть истинным монахом и служителем Бо- жиим, днем и ночью иметь память смертную и истинное смирение, его же сатана трепещет, и послушания. Я проверяю свою совесть и нахожу, что я это все потерял и живу в рассеянности и небрежении о своем спасении; нее стараюсь положить начало и не кладу, а смерть уже очень близко так; и паки я вас всех молю: сотворите обо мне, грешном, молитву у Преподобного. Верю, что ваши молитвы у Преподобного очень глубоки, надеюсь на ваши св. молитвы, что Господь Своею милостию не оставит нас, грешных: просите, и дастся вам... 2 августа 1963 г.».

Из вышеприведенного письма мы видим, как старец, несмотря на то что проводил всю жизнь в посте и молитве, критикует себя и просит молитв. Подлинная святость выражается именно в осознании своего недосто- инства, своей греховности и в глубоком покаянии. Если человек сам не видит своих недостатков, грехов – это уже состояние души, ведущее в погибель.

* * *

«О. И. Вы все учитесь и работаете, а я ничего не работаю. Живу, как вы знаете, как в Глинской, только большая печаль – я в церковь хожу только на двунадесятые праздники, но что делать, на все воля Божия. Я вам писал, чтобы вы мне написали, где антидор и где просфоры, – было все в одном месте, было 4 свертка. Я их отдельно отложил, а о. Павлин говорит, что это все антидор. Вы напишите. Жду ответ. 15/П-1964 г.».

Из Троице-Сергиевой лавры духовные чада старца передавали ему просфоры и антидор, а он, в свою очередь, молился за них и писал: «Передавайте поклон всем отцам».

Об отчитке

Тогда дух нечистый, сотрясши его и вскричав громким голосом, вышел из него. Мк 1,26

Мир духовный существует вне зависимости от того, верит ли кто в него или нет. Существует Бог, наш Творец, любящий всех людей, живущих на земле, желающий всем нам спасения. Существуют ад и рай. Существуют Ангелы Божии – духи добрые, стремящиеся всем людям на земле делать добро, диавол и бесы его – духи злобные и нечистые, желающие весь род человеческий погубить. Когда человек перестает исполнять заповеди Божии и начинает пренебрегать церковными Таинствами, то становится наиболее уязвимым для диавола и бесов. Одно из самых тяжких наказаний на земле – когда бесы вселяются в человека. Невероятный ужас, когда человек уже полностью не владеет телом, а разделяет его с кем- то гнусным, кто мучает его непрерывно и рвется погубить совсем. А вселяются бесы в человека в большинстве случаев или в наказание за его великую гордыню, или же за совершенные им тяжкие грехи, особенно когда согрешает он против какой-либо святыни Церкви Христовой.

Отчитка, или, правильнее, чин изгнания злых духов, совершается над человеком, который одержим бесом, а не просто чем-то болен. Совершение этого чина необходимо лишь в особых случаях, когда злые духи поработили волю человека, действуют через его тело, говорят его устами. Этот чин должен совершаться опытным священником над человеком, который явно одержим злым духом. Зная всю серьезность этого молитвословия, старец, предостерегая своего духовного сына, собиравшегося совершать чин изгнания злых духов, писал:

«Ты спрашиваешь благословение на вычитку. Отвечаю: на твое усмотрение, только помни пример нашего о. И., который и до сих пор очень и очень страдает. Ведь это дело очень тяжелое. Вот так смотри, на твое усмотрение. Я все по-прежнему болею и каждый день все готовлюсь к нашим отцам отходить, но Господь по вашим молитвам продлевает мне жизнь. Да будет Его св. воля. С. а. Андроник».

О посещении больных

Был болен, и вы посетили Меня. Мф 25,36

Старцы, которые долгие годы провели вместе в Глинской пустыни, до конца своих дней поддерживали и навещали друг друга. В письмах духовным чадам отец Андроник много раз пишет о том, что навещал отца Серафима (Романцова) и соборовал его, когда тот болел. Об этом мы знаем из писем преподобного Андроника:

«Мое здоровье, слава Богу, вашими св. молитвами потихоньку, правда, постепенно все слабею, но еще двигаюсь на своих ножках. На прошлой неделе ездил проведать о. Серафима. Конечно, его здоровье хуже моего, очень задыхается и больше всего лежит и спит. Бол. схи- арх. Андроник».

«Мое здоровье тоже слабое, но, слава Богу, хотя и с трудом, всегда на своих ножках. Вот сегодня, 22 февраля, вечером хотел поехать до о. Серафима (Романцова. – З.Ч.) в Сухуми, он очень просит, чтоб я приехал его пособоровать. Со мной поедут о. И. и о. В... С. а. Андроник».

О посещении храма

И когда стоите на молитве, прощайте, если что имеете на кого. Мк 11,25

В церкви мы находим и полноту взаимного молитвенного общения и взаимной молитвенной опоры. Здесь все молятся за каждого и каждый должен молиться за всех. Это дает полноту молитвенного ограждения и необычайную силу молитвам. Как пишет преподобный Варсонуфий Великий: «Великая сила восходит из места, где Пример безграничного смирения произносятся Богу за всех вас молитвы истинных рабов Божиих».

Для христианина нужна его личная отдельная молитва, но еще более важно его участие в общей церковной молитве. Господь сказал: Если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего Небесного, ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них (Мф 18,19). Как мы знаем из Деяний апостольских, сила общей церковной молитвы первой Иерусалимской Церкви была такова, что, по молитве их, поколебалось место, где они были собраны, и исполнились все Духа Святого (Деян 4,31).

В одном из писем батюшка Андроник рассказывает:

«Милостью Божиего и вашими св. молитвами я нахожусь жив, здоровье слава Богу, потихоньку, церковь посещаю почти каждый день... Погода стоит у нас прохладная, но снегу нет. Сильно свирепствует грипп, лежат больные Владыка (владыка Зиновий. – З.Ч.) и о. В. Владыка вчера днем был еще на ногах, а ночью свалило в постелю, а отец В. лежит уже неделю. В остальном жизнь течет по-прежнему, изменений никаких нет. Очень и очень остаюсь вам благодарен за ваше сыновнее внимание».

О благодарении

За все благодарите. 1Фес 5,18

Помня слова апостола Павла: Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь. За все благодарите: ибо такова о вас воля Божия во Христе Иисусе (1Фес 5,16–18), старец не перестает благодарить в своих письмах духовных чад за дары и помощь, которую получал. Он непрестанно благодарил Бога и воздавал Ему хвалу за всё – и за скорбь, и за радость. Особенно хорошо это видно из его писем, многие из которых преподобный Андроник начинал словами: «Слава Богу за всё!» А если писал о своих болезнях, то обязательно заканчивал словами благодарения Богу. Когда старец получал какие-то гостинцы от своих духовных детей, то часто писал им: «Да воздаст вам Господь сторицею как в земной жизни, так и в будущей».

«Поздравляю с новым послушанием! –читаем в другом письме. – ...Сообщаю о том, что посылочку вашу с маслинами я получил, за что сердечно вас благодарю. Отдыхающие отцы В., Г. и П. находятся сейчас у нас в Тбилиси, город находится под карантином ввиду обнаружения болезни – холеры. Выезд из города разрешается только после строгого 5-суточного карантина. Так они в этом карантине никак не попадут. Вот такая у нас в Тбилиси новость, в остальном все по-старому. Да, узнал, что вам сделали операцию грыжи... Да поможет вам Господь и Матерь Божия начать новый учебный год. Бол. с. ар. Андроник».

Старец постоянно беспокоился о здоровье своих духовных чад. Он просил, чтобы они писали о своем здоровье, и всегда сердечно молился о них.

О благословении

Благословляйте проклинающих вас и молитесь за обижающих вас. Лк 6, 28

Под благословением Библия понимает обращение Божией милости и благодати на человека либо Самим Богом, либо людьми, действующими по воле Бога (ср.: Быт 12,3). Сила благословения нисходит на благословляемого через СЛОВа (см.: Быт 27, 28 и след.; 48, 15 и след.), а иногда через возложение рук. Данное человеку благословение может распространяться на его потомков (см.: Втор 28,4), имущество и окружение. Благословленный сам становится источником Божественного благословения (см.: Быт 12, 3). Иаков благословил СВОИХ внуков И сыновей (см.: Быт 48; 49), а Моисей – колена Израилевы (см.: Втор 33). Также и священнослужители, получившие благодать Святого Духа через Таинство священства, дают благословение на добрые дела, осеняя нас крестным знамением.

Призывать благословение Божие необходимо не только в важных делах и опасных предприятиях, но и во всех житейских занятиях: на свою пищу, на свой честный труд и вообще на благие начинания, чтобы они были благоуспешны; на путь, чтобы он был благополучен; на своих детей.

Преподобный Андроник ничего не делал без благословения своего духовника. Однажды в Тбилиси приехал схиархимандрит Серафим (Романцов) навестить своих собратьев по Глинской пустыни: митрополита Зиновия и схиархимандрита Андроника. Зная о скором приезде отца Серафима, владыка Зиновий попросил отца Андроника быть в келье и никому не открывать дверь. Приехал отец Серафим. Побыв у владыки, он отправился к келье преподобного Андроника и постучал в дверь. Отец Андроник слышал стук и шепотом говорил: «Нет благословения», но дверь своему собрату так и не открыл*.

Этот случай напоминает нам о смирении старца, послушании духовнику и понимании им силы и важности благословения. Духовные чада батюшки Андроника в своих письмах тоже часто испрашивали его благословения в тех или иных житейских обстоятельствах. Сам старец часто начинал свои письма со слов: «Мир Вам и Божие благоволение». Приведем одно из таких писем:

«Мир и благоволение Вам Божие! Дорогая и родная во Христе м. иг. Ф.! Поздравляю вас со всеми сестрами с великим и спасительным праздником Рождества Христова, Новолетием и грядущим Богоявлением. Желаю вам от Родившегося Богомладенца новых благодатных сил, крепости, бодрости духа, неизреченной духовной радости, здравия, долгоденствия! Многая лета! Многая лета! Многая лета!

Мое здоровье, по милости Божией, немного стало получше, хотя лежу так же на спине, но стал кушать, вследствие чего появляются более силы в речи, отходят ноги, т.е. чувствую в них сильные боли и замечаю: в левой руке есть проявления чувствования боли, хотя она не владеет по своему назначению. Не знаю, как Господь благоволит мне, что будет дальше?!

Слава Богу за все!

Прошу ваших неотъемлемых св. молитв.

Простите!.. Схиарх. Андроник».

Духовные чада

И дам вам пастырей по сердцу Моему. Иер 3,15

Тот, кто однажды побывал у преподобного Андроника, стремился приехать к нему снова. Многие впервые встречались со старцем еще в Глинской пустыни в 1942–1961 годах, а потом уже приезжали к нему в Тбилиси, где он жил в домике, выделенном владыкой Зиновием. Немало и тех, кого святой старец вдохновил на служение Церкви: нередко после общения с ним приезжавшие к нему решали стать священниками и монахами.

Отец Андроник относился к своим духовным чадам как настоящий отец. А они в свою очередь любили его и, зная, что он сильно болел, постоянно передавали ему посылки с фруктами. Своим духовным детям батюшка писал:

«Имена ваши всегда записаны в сердце моем, и пред лицом Бога всегда молюся о вас... Может, скоро помру,

то поручаю вас всех Божией Матери. С отцовской любовью к вам, всем сыночкам моим, – ваш папа. С. а. Андроник».

«Всегда помнящий вас...»

Преподобный Андроник очень ласково обращался к своим духовным чадам в письмах. Он писал: «Дорогой мой сыночек» или «Дорогой мой родной духовный сыночек». Очень часто его письма начинались со слов: «Мир и Божие благословение вам! Мир и Божие благословение вам! Родные мои чада!», «Милость Божия и Покров Божией Матери да будет с вами!» или: «Дорогие и никогда незабвенные мои, родненькие сыночки и духовные собратия...» В письмах он просил своих духовных детей навещать его и чаще ему писать: «Прошу: почаще извещайте о себе. Получаю известие о вас – мне пасхальный день, радуюсь, когда у вас мир». Подписывал свои письма отец Андроник по-разному, но всегда очень по-доброму. Например: «Всегда помнящий вас всех ваш родной по духу и восприемник по монашеству», «Оставайтесь живы, здоровы и Богом хранимы», «С отцовской любовию к тебе – твой папа», «Крепко целую отеческой любовью», «Ваш близкий дедушка», «Помнящий вас всегда молитвенно» или «Ваш родной старец».

«Да будет воля Божия»

Ибо воля Божия есть освящение ваше. 1Фес 4, 3

Духовные чада, видя пример старца Андроника, учились переносить болезни и скорби. Все, что ни происходило с ним в жизни, он принимал как от руки Всевышнего и очень часто повторял: «Да будет воля Божия». В своих письмах начиная с 1963 года батюшка все чаще писал о том, что болеет, и просил молитв своих духовных детей. Приведем несколько отрывков из его писем, свидетельствующих об этом.

«Сподоби же, Господи, вас, родные мои сыночки, купно со мною достичь и поклониться Рождшемуся Господу. Я все слабею и болею, наверно уж и вечер близко. Господи, да будет воля Твоя! Призываю на вас благословение Божие. С. ар. Андроник».

«Мое здоровье с каждым днем понемногу становится все слабее и слабее, а главное, моя болезнь никак не утихает, а становится еще сильней, о чем прошу ваших св. молитв, чтоб Господь дал мне терпения... У всех прошу прощения и св. молитв. Простите. Бол. С. а. Андроник. Молитесь. Кланяются вам о. В. и м. Е., просят прощения и ваших св. молитв».

«Да и в вашей болезни мужайтесь и с благодарением Господа переносите телесную болезнь и все случающиеся скорби... С. ар. Андроник».

Мы видим, что старец учит переносить болезни с благодарением Господу и ни в коем случае не роптать.

Как следует встречать церковные праздники

Бог есть любовь... 1Ин 4,16

Те пожелания, которые делал старец своим духовным чадам, немного отличаются от пожеланий людям нецерковным. Если в светских кругах в первую очередь принято желать здоровья и счастья, успехов и благополучия, то старец кроме этих пожеланий сначала желает своим духовным чадам спасения души и духовной радости, помня о словах Христа Спасителя: Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? (Мк8,36).

Старец также желает, чтобы его духовные чада учились преумножать любовь, потому что: Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем

(1Ин 4,16).

Преподобный Андроник учил своих духовных детей встречать церковные праздники в духе смирения, воздержания и терпения. Таких писем множество. Мы приведем отрывки из некоторых.

В одном из поздравительных писем с Рождеством он пишет:

«Христос раждается – славите... Пойте Господеви вся земля!

С великой радостью поздравляю вас с наступающими святыми праздниками Рождества Христова, святым Богоявлением и Новолетием.

Дай, Господи, встретить нам сии высокоторжественные праздники в духе смирения, терпения и воздержания. Будем просить Господа Бога, да возродит Он в наших сердцах эти добродетели. Будьте послушны Господу и исполнители церковных и святоотеческих установлений и своих обетов, чтобы, взирая на вашу жизнь, ближние смогли бы по примеру вашему приобрести души свои для вечности непорочными. Рождество Христово 1968 г.».

Нам стоит поучиться тому, как проводить церковные праздники, и у самого старца. Многое сказано всего в одном предложении его письма духовному сыну, в котором он пишет, как сам провел праздники:

«Праздники отпраздновал хорошо, все время был в церкви... Схиарх. Андроник».

«Дорогие мои сыночки о. М., о. М., о. Н., о. М. и о. М. Поздравляю я вас всех с праздником Входа Господня во Иерусалим и с преддверием вселенской радости – праздника Христова Воскресения Господня.

Христос Воскресе, Христос Воскресе, Христос Воскресе!

И поздравляем мы все вас с этим великим торжеством: Владыка, епископ Зиновий, о. М., о. Г., о. В., о. П., о. П., о. И-кий, о. В., о. А, диакон, м. Н. и Е. и желаем вам всем встретить и провести сии святые дни в чистоте сердечной, радости. Всегда помнящий вас всех. С. арх. Андроник».

«О. И.! Поздравляю я вас с великим праздником Рождества Христова, от всей души желаю от рождшегося Богомладенца телу здравия, а главное, души спасение. С. арх. Андроник».

«Поздравляю я вас всех с праздником св. Благовещения Пресвятой Богородицы, Приснодевы Марии и с преддверием Входа Господня во Иерусалим, и с высокоторжественным праздником Св. Пасхи Христовой. Дай, Господи, нам встретить и провести сии святые дни в Божественной радости и в духовном настроении и воспеть со Ангелом: Христос Воскресе, Христос Воскресе, Христос Воскресе... С. арх. Андроник».

«О. Ил.! Поздравляю тебя с днем Ангела и желаем тебе Соломонову мудрость и Давидову кротость. Если будет возможно, я желал бы, чтобы на праздниках Рождественских меня посетили с отцовскою жалостью. О. с. а. Андроник».

Ныне только спрашивают, но ничего не делают

Иное [семя]упало в терние, и выросло терние и заглушило его. Мф.13, 7

Преподобный Андроник, хорошо зная современных ему людей, сделал в своей тетрадке такую поучительную запись:

«Поистине мудр тот, кто не словом поучает, но назидает делом (авва Иперехии)».

«Братия пришли к авве Филиксу в сопровождении нескольких мирян и спросили его, чтобы сказал им слово. Старец молчал. Когда же они начали сильно упрашивать, сказал им: «Вы хотите слышать слово? Ныне нет слова. Когда братия спрашивали старцев и исполняли то, что старцы говорили им, тогда Сам Бог наставлял их, как сказать слово. А ныне только спрашивают, но не делают того, что слышат. Потому Бог отнял у старцев благодать слова и они не находят что говорить, потому что нет исполняющего их слова”. Братия, услышав это, вздохнули и сказали: «Помолися о нас, авва"».

К сожалению, именно так происходит и в наши дни. Десятки миллионов людей называют себя православными, но порой не только в воскресенье не бывают в храме, но даже и на праздники Рождества Христова и Воскресения Господня. Мы знаем, что Христос часто проповедовал людям Слово Божие в притчах. Рассказанная Господом притча о сеятеле, вышедшем на поле сеять, актуальна и в наши дни. В этой притче Христос говорит: Вышел сеятель сеять; и, когда сеял, случилось, что иное упало при дороге, и налетели птицы и поклевали то. Иное упало на каменистое место, где немного было земли, и скоро взошло, потому что земля была неглубока; когда же взошло солнце, увяло и, как не имело корня, засохло. Иное упало в терние, и терние выросло, и заглушило семя, и оно не дало плода. И иное упало на добрую землю и дало плод, который взошел и вырос, и принесло иное тридцать, иное шестьдесят, и иное сто. И сказал им: кто имеет уши слышать, да слышит! Когда же остался без народа, окружающие Его, вместе с двенадцатью, спросили Его о притче. И сказал им: вам дано знать тайны Царствия Божия, а тем внешним все бывает в притчах; так что они своими глазами смотрят, и не видят; своими ушами слышат, и не разумеют, да не обратятся, и прощены будут им грехи. И говорит им: не понимаете этой притчи? Как же вам уразуметь все притчи? Сеятель слово сеет. Посеянное при дороге означает тех, в которых сеется слово, но к которым, когда услышат, тотчас приходит сатана и похищает слово, посеянное в сердцах их. Подобным образом и посеянное на каменистом месте означает тех, которые, когда услышат слово, тотчас с радостью принимают его, но не имеют в себе корня и непостоянны; потом, когда настанет скорбь или гонение за слово, тотчас соблазняются. Посеянное в тернии означает слышащих слово, но в которых заботы века сего, обольщение богатством и другие пожелания, входя в них, заглушают слово, и оно бывает без плода. А посеянное на доброй земле означает тех, которые слушают слово и принимают, и приносят плод, один в тридцать, другой в шестьдесят, иной во сто крат. И сказал им: для того ли приносится свеча, чтобы поставить ее под сосуд или под кровать? не для того ли, чтобы поставить ее на подсвечнике? Нет ничего тайного, что не сделалось бы явным, и ничего не бывает потаенного, что не вышло бы наружу. Если кто имеет уши слышать, да слышит! И сказал им: замечайте, что слышите: какою мерою мерите, такою отмерено будет вам и прибавлено будет вам, слушающим. Ибо кто имеет, тому дано будет, а кто не имеет, у того отнимется и то, что имеет. И сказал: Царствие Божие подобно тому, как если человек бросит семя в землю, и спит, и встает ночью и днем; и как семя всходит и растет, не знает он, ибо земля сама собою производит сперва зелень, потом колос, потом полное зерно в колосе. Когда же созреет плод, немедленно посылает серп, потому что настала жатва. И сказал: чему уподобим Царствие Божие? или какою притчею изобразим его? Оно – как зерно горчичное, которое, когда сеется в землю, есть меньше всех семян на земле; а когда посеяно, всходит и становится больше всех злаков, и пускает большие ветви, так что под тенью его могут укрываться птицы небесные (Мк4,3–32).

К сожалению, очень многие современные люди подобны той каменистой почве, о которой Христос говорит в притче: с радостью слушают учение о Боге и вере, но не имеют в себе корня – духовного стрежня и твердости для того, чтобы исполнить услышанное. Конечно, каждый из нас, слыша эту притчу Спасителя, мечтает быть той плодородной почвой, которая принесла много плодов и впитывала Божественные слова как губка, но достаточно ли мы делаем для этого?

Христос Воскресе!

Его нет здесь – Он воскрес, как сказал.

Подойдите, посмотрите место, где лежал Господь. Мф 28,6

Отец Андроник, как и преподобный Серафим Саровский, часто встречал приходящих к нему или попадающихся ему на пути словами: «Христос Воскресе!» В одном из поздравлений с Пасхой батюшка писал:

«Христос Воскресе!.. «Смерти празднуем умерщвление, адово разрушение, иного жития вечного начало». Вот почему мы радуемся великой радостию в нынешний праздник. Дай, Господь, чтоб в сердцах ваших всегда была Пасха, чтоб небо всегда было открытым для вас, чада мои, чтоб вы истинно были сынами неба.

Не забывайте меня, убогого отца вашего, помнящего вас всегда. Мое здоровье все слабеет, силы уходят, еле я двигаюсь, очень хотел бы видеться с вами. Пасха Христова. 1969 г.».

Отец Андроник очень любил владыку Зиновия и в одном из своих писем духовным чадам написал, что каждая служба, которую он совершает вместе с владыкой, по величине сопоставима с праздником Пасхи.

«Поздравляю я вас всех с прошедшим праздником Успения Пресвятой Богородицы.... Не наша воля, но воля Божия на все.

Я поделился с Владыкой иконами, и он очень доволен остался этим подарком. К нему многие заходят и просят на память что-либо получить. Если можно еще их добыть, то вышлите сколько можно. Мы их разделим для благословения для многих. Я молился на Успение у Владыки за всенощным бдением и обедней. Это мне Пасха. Спаси его, Господи, он меня не забывает. В праздник Св. Троицы я был тоже у них на службе – всенощное бдение и обедню. Сколько мне радости, что Господь меня сподобляет помолиться в церкви со святителем нашим. Вспоминаю я и прошедшее: и радость, и горе. Но на все есть воля Божия... Недостойный С. арх. Андроник».

«Верующий, что для святых уготовано Царство, старается охраняться от малейших и ничтожнейших уклонений, чтобы соделаться сосудом избранным».

«Верующий, что тело его воскреснет в день общего воскресения, заботится очистить его от всякой скверны».

«Нет в мире ничего такого, что могло бы отлучить от любви Божией сердце, в которое она вселилась».

Христос рождается – славите!

Ныне родился вам в городе Давидовом Спаситель, Который есть Христос Господь. Лк 2,11

В день Рождества мы празднуем рождение на земле Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа. Когда Господь родился, никто не знал, Кто это, – лишь несколько человек знали: Пречистая Дева Мария, Иосиф и несколько пастухов, которые воспели песнь вместе с Ангелами. «Тайно родился еси в вертепе, – поется в песнопении, – но небо Тя всем проповеда якоже уста, звезду предлагая», то есть словами небо проповедало. Так Бог пришел на землю, Творец мира пришел, воплотился на земле от Пречистой Девы. В Евангелии от Иоанна читаем: И Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу Его, славу, как Единородного от Отца (Ин 1,14).

«Христос раждается – славите, Христос с небес – срящите!

С сердечною радостию поздравляю вас, дорогое мое духовное чадо о. И., с великими праздниками: Рождеством Христовым, Новолетием благости Божией и святым Богоявлением.

«Ликуют Ангелы вси на небеси, и радуются человецы днесь, играет же вся тварь рождшагося ради в Вифлееме Спаса Господа».

От всей души желаю вам радости духовной во Христе, Его милости к нам и мира, которые Он принес на землю. Призываю Его любовь на вас, дорогие мои, и верю, что милосердие Сладчайшего Господа, рожденного днесь, всегда будет с вами... Рождество Христово. 1971 г.».

«Христос раждается – славите! Христос с небес – срящите! И воспойте хвалебную песнь: «Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение”.

Поздравляю я вас, мои родненькие чада, с праздником Рождества Христова и с наступающим Новым годом, праздником свят. Василия Великого и с преддверием Богоявления Господня и желаю вам самых лучших успехов в вашей учебе и мира душевного и спасения душевного. Прошу ваших св. молитв за меня, немощного и недостойного арх., нижайшего инока Андроника.

Стал очень ногами слабеть. С. арх. Андроник».

Несмотря на то что старец постиг высоты духовной мудрости, он смиряется и называет себя недостойнейшим:

«Христос раждается – славите... Христос на земли – возноситеся!.. Молитвенно приступим к Божественному Младенцу Христу и поклонимся в яслех Лежащему, мы ощутим радость в сердце, и эта радость как прикосновение благодати Господней озарит нашу жизнь небесным светом. Усерднейше желаю вам неизреченных благ от Богомладенца Христа. С чувством глубокого уважения недостойнейший болящий. Рождество Христово. 1968 г.».

Забота об учащихся

Держись образца здравого учения. 2Тим 1,13

Отец Андроник всегда помогал учащимся и поддерживал их. С письмами, которые старец посылал семинаристам, он обычно передавал им деньги, а иногда и фрукты. Многие из писем были адресованы отцу Иоанну (Маслову) и другим учащимся Московской духовной семинарии:

«Христос Воскресе! Дорогие мои сыночки! Возлюбленные мои, родные чада о Христе о. И. и о. Н., поздравляю я вас с прошедшими праздниками Христовыми и с приблизившимися вашими экзаменами, и пошли вам Господи пройти эти экзамены в добром и радостном успехе... Храни вас Господь и Матерь Божия во всех ваших трудах и подвигах. 29 апреля 1967 г.».

В письме от 5 февраля 1965 года отец Андроник пишет:

«Дорогой мой о. И., прошу: вы себе давайте хотя маленький отдых. Вы очень устаете в своей учебе и в послушании, но вам Господь поможет понести свой крест. На все да будет воля Божия... Прошу святых молитв. Я часто слабею, но воля Божия да будет с нами. 5/11–65 г.».

«Ваше преподобие! Дорогие мои сыночки о. И., М. и М. Поздравляю я вас с праздником Успения Пресвятой Богородицы и Приснодевы Марии и желаю вам всем от Господа Бога всего наилучшего, успеха в вашей учебе и всех вручаю под покров Божией Матери, да хранит вас всех Своею милостию от всех врагов видимых и невидимых, и пожелаю вам многая лета. Всегда помнящий вас всех – болящий с. арх. Андроник».

«Поздравляю вас всех вкупе, по духу живущих и Господеви работающих, с новым учебным годом и желаю, чтоб Господь дал душевной бодрости, телесного здравия и наилучших успехов в учебе.

Я в настоящее время по милости Божией и вашими св. молитвами нахожусь жив, здоровье улучшается, а зуд никак не проходит... Насчет о. И. дело выяснилось, что дом хотят купить не для него, а для женщин. Так в этом деле я ничего против не имею. Смотрите сами, вам там видней.

Шлет вам Владыка свое архиерейское благословение, его здоровье тоже слабое. Кланяются вам о. В. и м. Е. – болящий Андроник».

Поздравляя своих духовных чад, обучающихся в Московской духовной семинарии (некоторые из них уже были в священном сане), с праздником Введения во храм Пресвятой Богородицы, отец Андроник пишет:

«Да поможет вам Щедродавец Господь и Сама Царица Небесная преуспевать в премудрости Божией и науке познания самого себя, ибо это есть наука из наук и академия из академий. За многим не гонитесь, чтобы не возгордиться, а малого не опуская, да четочку всегда читайте. Помоги вам Царица Небесная, молитвами всех отцов наших преуспевать и преуспевать во спасительных подвигах ваших. Да сохранит вас Господь на всех путях жизни вашей, да покроет Сама Царица Небесная вас Своим честным омофором от всех бед, зол, напастей и врагов видимых и невидимых.

Посылаю тебе немного гостинчика, поделися с братиями о. Н., М., М. и М., всем понемножку. Сколько Господь послал мне, это – остаток от именин нашего Владыки. Мое здоровье лучше, часто бываю в церкви и последнее время чаще там причащаюсь. От вас долго не получаю никакой весточки. Очень вас благодарю за переданные иконочки и просфорочки через Виктора. Я рад, что все мои чада меня посетили в этом году. Был о. А., о. К., о. Г. и другие, чему я очень рад и благодарю Царицу Небесную. Бол. с. арх. Андроник».

Еще в одном подобном письме старец пишет:

«Очень рад и благодарю тебя за письмецо, утешил меня. О зачетах не скорби: Господь – Сердцеведец, призови Его крепкой сердечною верою, и Он, Всеблагий, всегда тебе поможет. А всего больше всегда старайся и дела и жизнь свою предавать всецело святой воле Божией. Буду молиться за тебя, родной, но и ты сам приложи свой посильный труд к этому делу. С. а. Андроник».

Духовные чада старца, среди которых были монахи Троице-Сергиевой лавры, при всякой возможности старались посетить своего духовного отца и наставника.

Письма отца Андроника проникнуты глубокой любовью, искренностью, заботой, исполнены мудрости, высокой духовности.

У батюшки Андроника было много духовных чад среди семинаристов и преподавателей Московской духовной академии. В то тяжелое время, когда Церковь претерпевала гонения, учиться в Духовной семинарии было настоящим подвигом: многие считали семинаристов изгоями общества. Духовная поддержка и молитвы старца были очень важны для них.

«Сейчас у вас самый серьезный период занятий – это экзамены. Помоги вам Господи и Матерь Божия со всеми святыми успешно закончить учебу и устроиться в дальнейшем, как будет Его Святая воля... С. а. Андроник».

Зная, что в семинарии кормят обычно не очень хорошо, отец Андроник поддерживал семинаристов не только молитвенно и морально, но и материально.

«О. И., вы себя не морите голодом, вы очень слабые. Посылаю я вам 10 руб. на поддержку вашего здоровья, до общего котла маленько добавляйте завтрак и ужин, как вас Господь вразумит, так и поступайте. От других не отделяйтесь. Несите крест, который на вас возложен за послушание. Господь нас не оставлял и не оставит Своей милостью. Правило монашеское – на ваше усмотрение. Я лично не связываю им никого, а особенно вас, учащихся: довлеет вам учение, и когда бывает минута свободная, занимайтеся Иисусовой молитвой непрестанно. Это все заполнит правило».

Духовное единство

...Доколе все придем в единство веры и познания Сына... Еф 4,13

Духовные чада из Троице-Сергиевой лавры часто передавали старцу просфоры, антидор, иконочки, необходимые для богослужения одежды и предметы. Приведем несколько отрывков из писем, адресованных им:

«Дорогое чадо о. И.! Сообщаю вам о том, что письмо я ваше получил и фотографии Владыки Филарета, за что ему передайте земной поклон с сердечным благодарением. С. архим. Андроник».

«Передавайте поклон всем моим чадам о. М., о. Н. и всем знающим меня, особенно Владыке Филарету. Прошу святых молитв. С. архим. Андроник».

«Сообщаю вам, дорогое чадо, о том, что календари я ваши получил и письмо, за что сердечно вас благодарю. Вы спрашиваете о моей нужде, то мою нужду вы уже знаете: если можете, то, пожалуйста, помогите, сколь сможете, и еще если будет попутный человек, то пришлите св. водички от преподобного Сергия. С. ар. Андроник».

«Поздравляю я вас с праздником Благовещения Пресвятой Богородицы. Желаю вам от Господа Бога телесного здравия, а наипаче душевного спасения. Сообщаю вам, дорогое чадо, о том, что посылочку я вашу получил всю в целости, за что сердечно вас благодарю.

Прошу вас: если есть у вас маслины, то, пожалуйста, вышлите еще. Очень хорошие, у нас их нет совсем. О. Ф. привез 7 кг, но очень плохие.

Я в настоящее время по милости Божией и вашими св. молитвами нахожусь жив, здоровье, слава Богу, потихоньку, с желудком стало хорошо, кушаю все подряд.

Если у вас что известно об о. А., то, пожалуйста, сообщите, а то у нас здесь о нем идет очень плохой слух: якобы покончил свою жизнь от своих рук. У нас здесь погода стоит уже теплая. Живем все по-старому.

Передавайте поклон всем близким отцам.

Простите. Помнящий вас молитвенно – с. арх. Андроник. Кланяются вам о. В. и м. Е. О. И., вышлите нам маслин побольше – кг 10 – для всей братии».

«Отец И., в наволочке большой – это все просфоры, а 4 кус. – это антидор, а у просфор были большие куски, и их почтил за антидор. Вы все напишите, чтобы не было смущения. Это вы меня обеспечили на 2 года. Будем живы все – будем вас благодарить за ваши заботы. Кланяется вам М.Е. С. а. Андроник».

Духовные дети отца Андроника по возможности поддерживали своего духовного наставника материально. Отец Андроник пишет по просьбе святителя Зиновия:

«О. И., Владыка Зиновий просит вас: если возможно, то вышлите ему поздравит, картины Рождества Христова сколько возможно. З/ХII-1964 г.».

Еще из наставлений старца

...И буду наставлять вас на путь добрый и прямой... 1Цар 12,23

«Поколение сие ищет не нынешнего, а завтрашнего (из Патерика)».

«Если душа имеет только слово, а не имеет дел, то уподобляется древу, имеющему цветы, но не плоды

(из Патерика)».

«Как древо, имеющее плод полный и зрелый, имеет вместе и листвие, так душе, имеющей благое делание, свойственно слово (из Патерика)».

«Мужу истинно мудрствующему и благочестно живущему невозможно быть уловленному и впасть в постыдные преступления, разве только по обольщению демонов

(из Патерика)».

«Начало спасения – познание самого себя (из Патерика)».

«Помни: Бога без Бога познать не можем, и кто более Бога познает, тем более смиряется, боится и любит Его».

«Помни всегда об исходе твоем, не забывай вечного суда, и не погрешишь в душе своей».

«Хранящий в душе своей памятозлобие подобен тому, кто хранит огнь в соломе».

«Человек, имеющий обвинение, восходящее к сердцу его, далек от милости Божией».

«Кто хочет, чтобы его прозвали мудрым и разумным и другом Божиим, печется усердно душу свою представить Господу такою, какою от Него приял ее, чистою,

неуязвленною и всю непорочную. За это увенчан будет на небесах и ублажен Ангелами...»

«Не будем любить похвалы и не будем порицать сами себя».

«Огнь желания высших благ и святого богомыслия о словесах духа да горит непрестанно на жертвеннике души твоей...»

«Хранись, чтобы ум твой не осквернился воспоминанием прежних согрешений и чтоб не обновилось в тебе ощущение их».

«Не делай того, чем по соображению нашему оскорбится брат наш, узнав, что вы сделали это».

«Не любопытствуйте и не расспрашивайте о суетных делах мира».

«Живя с отцом или братом, не заведи тайно от них дружбы с кем-либо, не пиши писем кому-либо тайно от них, желая, чтобы они не знали, потому что этим можешь погубить и себя и их».

«Живя со старшим тебе, не позволь себе, не спросив его прежде, оказать благодеяние нищему, не сделай этого тайно...»

«Устремляй внимание не к угождению себе, но к суду Божию: во всяком деле твоем имей Бога пред очима».

«Кто хранит и исполняет слова Божии как должник, тот познал Бога».

«Не советуйся о помыслах твоих со всеми: советуйся о них только с отцами твоими, иначе навлечешь себе скорбь и смущение...»

«Простота очищает сердце от лукавства».

«Сего требует Бог от человека – ума, слова и дела

(из Патерика)».

«Не будем глупы: глупый ставит все ни во что. Почему и говорится, что глупый и безрассудный одинаково погибают».

«Отнюдь не употребляй божбы, ни в том, что сомнительно, ниже в том, что верно».

«Человек тот, кто познал себя».

«Истинно премудр тот, кто наставляет делом».

«Беззакония и страшное житие есть знак безбожия, кроющегося внутри сердца. Таковой говорит в сердце своем: несть Бог!..»

«Три главные делания необходимы: бояться Бога, молиться И ДелаТЬ ДОбрО ближнему (авва Пимен)».

Советы монашествующим

Приводимые здесь наставления преподобного Андроника в первую очередь касаются монашествующих, но и многие верующие-миряне, ознакомившись с ними, могут почерпнуть пользу для своих душ.

Батюшка напоминает монахам о данных ими при постриге обетах: послушании (духовнику и настоятелю), нестяжании и безбрачии. Он приводит немало святоотеческих цитат, подсказывающих новоначальным, как преуспеть в монашеской жизни и различных христианских добродетелях.

В свою тетрадку старец выписал и одну из молитв, которая поется во время чина монашеского пострига. В ней говорится о том, что человек, готовящийся к этому Таинству, подобно блудному сыну из притчи, осознавая свои прегрешения, приходит к Отцу Небесному:

«Объятия Отча отверсти ми потщися, блудно мое иж дих житие, на богатство неиждиваемое взираяй щедрот Твоих, Спасе, ныне обнищавшее мое да не презриши сердце. Тебе бо, Господи, умилением зову: согреших на небо и пред Тобою».

Преподобный Андроник советует монахам как можно чаще читать молитву на 10-й кафизме, поскольку она очень трогает душу, и делает следующую выписку из Печерского патерика:

«Брат, сидя в безмолвии, собери свои мысли и скажи себе: «Убогий инок, не оставил ли ты мира и родителей по плоти ради Господа, а придя сюда для спасения, ты творишь недуховные дела. Зачем облекся ты в чернеческое имя?” Черные ризы не избавят тебя от мук. Тебя прославляют здесь князья и бояре, не только друзья твои, и говорят: «Блажен он, что возненавидел мир, и славу, и прельщения его и не печется уже о земном, а желает небесного”; а ты живешь не по-монашески. Великий стыд постигнет нас, если ублажающие нас здесь предварят нас в Царствии Небесном...»

Некоторым своим ученикам-инокам батюшка Андроник говорил: «Не место освящает человека, а человек – место; где монах – там и монастырь. Живите по-монашески, и будет вам монастырь». Отец Андроник очень скорбел о том, что один хорошо ему знакомый монах остриг волосы, обрился и начал жить на своих правах. Этот человек уехал в город Телави, перестал писать письма владыке Зиновию и старцу Андронику. Батюшка в письме одному из своих духовных сыновей, хорошо знавшему этого монаха, сообщал:

«Ничего не пишет и мне и даже не является к нам. Это все отражается на нервах, но помолитесь вы все за него: он не знает, что он делает. Я молю Бога, чтобы он не снял с себя параман. Это будет могила. Адреса он нам не пишет, пишет: работаю в ремонтной столярке, зарабатываю очень мало, имею долги. Но он нас не спросил, когда ушел из Тбилиси, и куда ушел – никому не открыл, все тайком. Но идет все по своей воле – очень это плохо. Были у нас дорогие гости: о. арх. Ф., он ему не явился, и был о. архим. С., вы его знаете, он и ему не явился, целый месяц гостил, и он не соизволил ни разу явиться. Был о. арх. М., и тому не явился. Все мы поражены его гордостью и такой грубостью. Еще прошу: помолитеся за него, болящего душой и телом, вы знаете его хорошо, он с вами жил. Но Бог ему судья, что посеет, то и пожнет. Будем за него молиться все, да Господь не допустит его к плохому делу. За ваши молитвы и молитвы старцев Глинской пустыни, Господи, возврати его на истинный путь, не дай душе погибнуть, отыми от него гордость и дай ему смирение и познание истины монашеской жизни. Я очень за него скорблю, но предаю воле Божией его. Господи, спаси его Своими судьбами, не дай погибнуть, пошли ему Свою милость. 26/ХН-64 г.».

Для облегчения чтения все приведенные ниже наставления старца из его писем и выписок разделены на тематические группы и приведены практически без комментариев.

О памятовании монашеских обетов

«Помните обеты при постриге, данные нами при вручении старцу, и «помни последняя твоя, и вовеки не согрешишь”. Всех я вас вручаю Матери Божией... 22/ХI-1962 г.».

«Помните ваш день пострига – обеты и данные вам обеты хранить себя до гроба в девстве и целомудрии и быть истинными монахами. Да поможет вам Господь нести свой крест жизненный. Принимайте скорби как от руки Божией; кого Бог любит, того и наказует... Тбилиси, 24/12–1962 г.».

«Как чин монашеский честнее мирских, так монах странствующий должен служить зеркалом для монахов местных».

О том, как должен монах пребывать в келии

«Человек, познавший сладость келии, избегает ближнего, хотя любит И почитает его (авва Феодор)».

«Пребывать в келии и воспоминать непрестанно Бога – вот темница! О ней сказано: в темнице бых, и посетисте мене... Некоторый старец безмолвствовал наедине в келии своей. Он прожил в ней много лет, никогда не оставляя покаяния. Говорил он всегда, что этот век дан Богом для покаяния. Если истратишь его попусту, живя худо, то очень будем жалеть об этом, но не найдем его вторично...»

«Претерпевайте пребывание в келии, безмолвствуя, охраняя ум от греховных помыслов, молясь непрестанно, возлагая надежду нашу на Бога, и Он даст вам разум Свой (духовный) И просветит ваш ум (старец Стротилий)».

«Стыд монаху, если, оставив свое жилище и начав странствовать ради Бога, пойдет ПОТОМ В муку (из Патерика)».

«Монаху в келии следует плакать. Посади дерево и не поливай – оно засохнет; так и монах, сидя в келии, к молитвенному правилу должен добавить слезы. Под деревом разумею молитву, а под поливанием – слезы. В молитве надо просить: ГОСПОДИ, ДАЖДЬ МИ СЛЕЗЫ И ПАМЯТЬ СМЕРТНУЮ. Иначе АД нас ожидает».

«Если посетишь кого-либо из братий, то не оставайся долго в его келии».

«Чада мои! Рыба, вынутая из воды, умирает! Так уничтожается и страх Божий в сердце монаха, допускающего себе частые выходы из келии».

«Ежедневно умерщвляй себя».

О том, как следует жить монаху

«Монах должен ежедневно утром и вечером исследовать самого себя, что сделано им согласно и не согласно воле Божией. Поступая таким образом, монах должен

проводить всю жизнь свою в покаянии. Так жил авва Арсений».

«Монах не должен даже слушать злоречие, не должен говорить худое о ком бы ни было, не должен соблазняться ни на кого».

«Жительством монах да уподобляется Ангелам. Да со- жигает он и истребляет в себе грех».

«Многие говорят о совершенстве, но малые достигают его на самом деле (авва Пимен)».

«Благоприятны Богу добродетели, совершаемые втайне».

«Против следующих трех страстей монах должен до конца непримиримую вести брань: против чревоугодия, против тщеславия и против деньголюбия, которое есть идолослужение... Блажен, кто ненасытно яст и поет молитвы и псалмы, здесь день и нощь укрепляет себя славным чтением, ибо такое причащение доставит душе в будущем веке неистощимое радование».

«Как древо, пересаживаемое часто с места на место, не может принести плода, так и инок, переходящий часто с места на место».

«Бежим мира и всего принадлежащего миру, потому что время наше приближается».

«Авва Виссарион, умирая, сказал, что монах должен быть как ХЕРУВИМЫ И СЕРАФИМЫ».

«Мысль твоя да пребывает постоянно в Царстве Небесном, и вскоре наследуешь его».

«Монаху должно быть не слушателем только заповедей, Но и исполнителем их (из Патерика)».

«Как лев страшен для диких ослов, так истинный монах – для похотливых помыслов. Монах трудится день и ночь, бодрствуя и пребывая в молитвах, и, уязвляя сердце свое, проливает слезы и призывает милость с неба (авва Иперехий)».

«Если дерево не будет колеблемо ветром, то оно не будет расти и не даст корней. Так и монах: если не будет искушаем и не будет терпеть, то не будет мужественным (из Патерика)».

«Если уничтожишь себя, то найдешь покой, потому что укоряющий себя сохраняет терпение во всех случаях».

«Если будешь искать покоя, то он будет убегать от вас, если же будем убегать от покоя, то он погонится за нами».

«Брат! Сокровища твои скрой на небе. Там наслаждения и слава бесконечны».

«Во всем принуждать себя есть путь Божий (из Патерика)».

«Что пользы созидать чужой дом и разрушать свой собственный? (авва Пимен)».

«Не живи в том месте, где видишь, что тебе завидуют, иначе не будешь иметь успеха».

«Не монах тот, кто жалуется на свой жребий. Не монах тот, кто воздает злом за зло. Не монах тот, кто гневается».

«Во всем поведении твоем наблюдай скромность».

«Отнюдь не знакомься с мирянами и не подражай фарисею, который все делал напоказ человекам».

«Подвизающийся познаёт значение греха и всю горечь его. Небрегущий о подвижничестве приготовляет себе муку».

«Не оставь воли Божией для исполнения воли человеческой».

«Не ропщи и не позволь себе оскорбить кого-либо».

«Спи мало, в меру, и будут наблюдать за тобою Ангелы».

«Отнюдь не тщеславься и не смейся».

«Не возвышай голоса Твоего».

«Уста да глаголят всегда правду».

«Постом усмиряется тело, бдением очищается ум, безмолвием приносится плач. Плачем доставляется иноку совершенство и безгрешие».

«Четыре добродетели имеют свойство очищать душу: молчание, хранение заповедей, устранение излишеств и смиренномудрие».

«Четыре добродетели доставляют Божию помощь: непрестанное поучение, сердечное болезнование, бдение и невменяемость.

Четыре недостатка в поведении возбуждают блуд в теле: насыщение сном, насыщение пищею, смех и шутки, укрощение тела».

Чрезвычайно трогателен последний, предсмертный, завет преподобного братии:

«Живите по уставу Св. Горы, – говорил умирающий старец, – подвизайтесь по возможности и силам, и Господь не оставит вас. Питайте друг к другу любовь, лобы-

зайте... смирение, молчание, молитву; посты, переданные нам святыми отцами, храните; всего более берегитесь демонского самочиния...

Кто в Киновии будет иметь какую-нибудь собственность: деньги или одежды, –- такового изгоняйте как нечистую овцу, имущую заразить И прочих (изжития прп. Дионисия Олимпийского)».

О свободе от страстей

«Сила Божия не может обитать в человеке, преданном страстям».

«Не может быть дарована свобода человеку, доколе он желает чего-либо принадлежащего миру».

«Доколе побеждает тебя грех, хотя и в мелочах, не признавай себя бесстрастным».

«Кому дарована свобода, в памяти того уже не возобновляются страстно согрешения, соделанные им прежде».

«Не признавай себя свободным, доколе прогневляешь в чем-либо Владыку Твоего».

О безмолвии

«Люби более молчать, нежели говорить, ибо молчание собирает сокровище, а говорливость расточает (авва Исаия)».

«Если будешь соблюдать молчание, то найдешь покой везде, где бы ты ни жил (авва Пимен)».

«Сын мой! Великая слава приобучиться молчанию. Молчание – подражание Господу нашему, Который ничего не отвечал Пилату».

«Молчание приводит к плачу, а плач очищает ум и соделывает его безгрешным».

«Монах, не удерживающий языка, никогда не сможет обуздать сладострастия».

«Господь дотоле хранит душу Твою, доколе ты хранишь язык Твой».

«В какое бы затруднительное положение ты ни пришел, победа в нем – молчание».

«Трезвение, сердечное безмолвие и рассуждение – вот три делания души... (Прп. Пимен Великий)».

«Если приобретешь молчание, то не считай себя совершившим добродетель, но говори: «Я недостоин говорить. Я лучше хочу учиться, нежели учить” (из Патерика)».

«Старчество наше состоит в том, чтобы человек обуздал ЯЗЫК СВОЙ (авва Тимофей)».

«Некий монах принял оскорбление от другого; принявший оскорбление поклонился оскорбившему его».

«Находясь в обществе братии, сохраняй молчание; если понадобится тебе отнестись к ним о чем-либо, тогда скажи им об этом коротко со смирением».

«Сын мой! Не умножай слов. Многословие удалит от тебя Духа Божия».

«Не приклони слуха, чтобы услышать зло о ближнем, будь другом человеков – и стяжешь жизнь!»

«Есть люди, которые молчат не ради Бога, а желая приобрести себе славу. Но кто молчит ради Бога, то это поистине добродетель и такой человек получит благодать ОТ Бога И Святого Духа (из Патерика)».

«Сам авва Мина поучал братию в монастыре: «Чада мои, будем избегать светских разговоров, они, как известно, приносят вред, особенно молодым монахам"».

«Монаху не должно слушать всяких речей. Ни быть многоглаголивым, ни скоро соблазняться (из Патерика)».

«Возненавидь мирские беседы, чтобы сердце твое со- делалось способным узреть Бога».

«Авва Феодор говорил, что если он не отсечет от себя человекоугодливость, то она не даст быть монахом, то есть жить уединенно, безмолвствовать».

«Безмолвие состоит в том, чтобы не отвлекаться ни в чем от служения Богу».

О хранении чистоты сердечной

«Не допускайте пребыть в сердце вашем злобе на ближнего, ненависти и зависти к нему».

«Да не будет одно на устах ваших, а другое в сердце. Бог поругаем не бывает: одинаково видит Он и тайное и явное».

«Куда бы ты ни пришел, не позволь себе свободного обращения, соблюдай скромность во всех отношениях».

«Будь стражем сердца своего, страшно впасть в руки Бога живаго; Господи, от тайных моих очисти мя, уповаю на милосердие Сына Божия».

О всепрощении

«Остерегайся рассердиться на кого-либо, прощай всем».

«Милость сердца обнаруживается прощением обид и оскорблений».

«Поведал авва Пимен об авве Исидоре. Когда он поучал братию в церкви, то прежде всего говорил: “Оставите – и оставится вам...”»

«Если будем благословлять злословящих нас, то есть говорить о них доброе, этим возложим уже узду на уста наши (Луг духовный, гл. 19)».

«Употребляй все усилия, чтоб никому не делать зла и иметь чистое сердце ко всем людям (авва Пимен)».

«Спаси, Господи, и помилуй ненавидящия и обидящия мя и творящия ми пакости и не остави их погибнути мене ради...»

О посте

«Пост для монаха есть узда греха; кто сбрасывает сию узду, тот делается конем женонеистовым».

«Говей (постись. – З.Ч.) не меньше, как через шесть недель, а то по нужде можно и чаще».

«Брат спросил авву Псоя: «Если я выпью три чаши вина, не много ли это?» Авва отвечал: «Если нет диавола, то не много, а если же он тут, то много. Вино – враг монахов, живущих по Богу"».

«Сказали авве Пимену о некотором монахе, что он не пьет вина. На это авва сказал: «Монаху отнюдь не должно пить вина"».

«Если не отъято будет насыщение хлебом, то душа никаким иным средством не может быть приведена к смирению (авва Пимен)».

«Не вкушай мяса, где бы ни предложено было».

«Употребляй простейшую пищу».

«Один великий старец пятьдесят лет подвизался в своей пещере: не пил вина, не ел хлеба, а только отруби И три раза в неделю приобщался (Луг духовный, гл. 17)».

«Недостаток пищи сушит тело монаха (авва Феодот)».

«Бодрствование еще более иссушает тело (из Патерика)».

«Изнуренное постом тело монаха извлекает душу из глубины [страстей], и пост монаха иссушает потоки удовольствий».

«Не будь сластолюбив и предан объедению, чтобы не возобновились в тебе прежние твои согрешения».

«Хорошо, если кто питается как нищий и постится».

«Некоторые измождили тела свои постом и прочими подвигами, но прибыли далекими [устраненными] от Бога, потому что не имели духовного разума».

«Душевный пост состоит в отвержении попечений».

О послушании старцу

«Ученики должны и любить своих наставников как отцов, и бояться как начальников, но любовь не должна изгонять страх, а страх не должен погашать любви».

«Постоянно совещайся с отцами твоими – и всю жизнь твою проведешь спокойно».

«Каждый послушник должен нести старческое правило неотложно, по усмотрению старца».

«Бог ничего так не требует от новоначальных в монашеском жительстве, как подвига послушания (из Патерика)».

«Ежедневно открывай свои помыслы перед своим старцем».

«Полезна опытность, потому что она делает человека искусным».

«Ничего не делать по своей воле. Отсюда познается страх Божий».

«Архиепископ Феофил посетил однажды гору Нитрийскую, и пришел к нему авва горы. Архиепископ и сказал ему: «Какое делание по твоему опытному сознанию есть выше на иноческом пути?» Старец отвечал: «Повиновение и постоянное самоукорение [обвинение и осуждение себя]”. Архиепископ сказал: «Иного пути, кроме этого, нет”».

«Послушание исполняй со страхом Божиим и большим вниманием. Писано бо есть: послушание – рай, а ослушание – ад».

«Повинуйся своему наставнику как ХРИСТУ и вопреки не смей ни говорить, ни делать; также и своему старцу и духовнику во всем будь послушный, кроткий и молчаливый».

«Открывай помыслы твои отцам твоим, и благодать Божия покроет тебя...»

«Предай сердце твое в послушание отцам твоим, и благодать Божия будет обитать в тебе».

«Будь доволен монастырской трапезой и монастырским уставом: «Ибо сон моея лености ходатайствует души моей муку”».

О необходимости трудиться

«Ежедневно понуждай себя к рукоделию, и будет в тебе страх Божий».

«Возлюби труд, и скоро пошлется к тебе спокойствие от Бога».

«Не завидуй тому, кто преуспевает при посредстве неправд, но считай всех людей выше себя, и Сам Бог будет с тобой».

«В том истинный труд, когда мы имеем бесстрастие в теле и скорбь в сердце».

«Если человек не совершил подобающего телесного подвига вполне, то истинное видение не открывается ему».

«Люби телесные подвиги и лишения – и не укрепятся в тебе страсти».

«Тщательно занимайся рукоделием твоим, и страх Божий будет сожительствовать тебе».

«Если монах увидит место, представляющее [духовное] преуспеяние, но для нужды тела требующее труда, и потому не идет туда, то таковой не верует, что есть Бог (из Патерика)».

«Неумеренное упокоение себя, допущение себе излишеств и тщеславие губят весь труд монаха».

«Когда я был молод, то полагал, что делаю что-либо доброе. Теперь, состарившись, вижу, что не имею ни одного доброго дела».

«Монах не работающий будет осужден как любостяжатель (из Патерика)».

«Телесные труды охраняют человека от врагов его – грехов и демонов – истинное вйдение совокупляет его с Богом».

О смиренномудрии

«Люби смирение, оно покроет тебя от грехов».

«Венец монаха – смиренномудрие. Беззаконное и бесстрашное житие есть знак безбожия кающегося внутри сердца. Таковой говорит в сердце своем: несть Бог. Таковые Бога исповедуют ведети, делы же отмещутся его (авва Ор)».

«Не имей знакомства с игуменом и не ходи к нему часто, ибо от этого ты возымеешь дерзновение и возжелаешь властвовать над другими (из Патерика)».

«Злословие есть смерть души».

«Богатство души – воздержание со смиренномудрием. Убежим тщеславия (из Патерика)».

«Инок, вкушая пищу с братиею, должен всегда смотреть вниз на землю, а не на лица людей, в особенности юных. Да устремляет он ум свой непрестанно к Богу: мы причиняем великую скорбь диаволу, когда внимаем горе*, Богу и отцу нашему».

«Монахи потеряли свое благородство, чтобы говорить «прости” (авва Феодор)».

«Монах прежде всего должен сохранить смиренномудрие, иби оно – первая заповедь Спасителя, говорящего: блажен нищий духом, яко тех есть Царствие Небесное

(авва Иоанн Фивейский)».

«Смири себя до конца своей жизни по сказавшему Господу: На кого воззрю, токмо на кроткого и молчаливого и трепещущаго словес Моих (Ис 66,2)».

«Брат спросил некоего старца, говоря: «Скажи мне одно дело, чтобы я сохранил его и чрез него стяжал все добродетели”. Старец сказал: «Претерпевающий уничижение, поругание и вред может спастись”».

«Не страшись бесчестий, наносимых человеком».

«Сын мой! Не живи с гордыми, живи со смиренными».

«Если тебя поносят и ты заскорбишь от этого, то несть в тебе истинного плача».

«Если тебя кто прославляет и ты с услаждением принимаешь похвалу, то несть в тебе страха Божия».

О видении и оплакивании грехов своих

«Получающий похвалу должен размышлять о грехах своих и думать, что он не достоин того, что говорят о нем».

«Старца спросили: «Как некоторые говорят, что мы видим видения Ангелов?” Старец отвечал: «Блажен тот, кто всегда видит грехи свои"».

«Непрестанно печалься о грехах твоих, как бы ты имел постоянно мертвеца в доме твоем».

«Брат спросил авву Пимена: «Дай мне наставление”. Старец отвечал: «У отцов все дела сопровождались плачем”».

«Как тень от тела нашего следует за нами повсюду, так повсюду мы должны иметь с собою плач и сокрушение духа».

«Люди, желая сделать беззаконие, ищут сокровенных мест; блудники и воры ищут ночи и тьмы; лихоимцы и мздоимцы берут мзду тайно; лукавцы, хитрецы, льстецы, лицемеры и злобные внутри себя скрывают зло свое; и все дела темные соделывают делатели их во тьме как сыны тьмы».

«Страшного Второго Твоего, Господи, Пришествия, помышляя сретение, трепещу. Прещения Твоего боюся, гнева Твоего. От сего часа зову: спаси вовеки».

О богатстве и сребролюбии

«Если желаешь Царства Небесного, презирай богатство и ищи воздаяния Божия (авва Исидор)».

«Жить тебе по Боге невозможно, когда ты сластолюбив и сребролюбив».

О суетности мира

«Если хотите спастись, то избегайте людей. Бежим мира и всего принадлежащего миру, потому что время наше приближается».

О монашеском одеянии

«Куколь есть знак незлобия, а знак креста, пояс – знак мужества. И так будем вести жизнь по нашему иноческому образу (из Патерика)».

«Монах должен носить такую одежду, которую никто не взял бы, если выбросить ее из келии (авва Памво)».

«Не надевай одежды, которая приводит в тщеславие».

О своеволии

«Старец сказал, что если кто совершит дело следуя своей воле, и это будет не по Боге, однако же сделано в неведении, то после всего таковому должно прийти на путь Божий. А кто держит свою волю не по Боге и не хочет слушать других, но только самого себя считает знающим, тому трудно прийти на суд Божий».

Об осуждении

«Нет ни одного народа под небом, как народ христианский, и также нет ни одного такого чина, как чин монахов. Но то только вредит им, что диавол вселяет в них зло- помнение к братиям, когда они говорят. Вот он сказал мне, и я ответил ему тем же, и он имеет грехи пред собою и не видит их. А о грехах ближнего празднословят, от этого И терпят вред (из Патерика)».

«Малодушие и порицание кого-либо в мысли не позволяет человеку видеть свет Божественный».

О памятовании грехов своих

«Помышляй всегда и говори себе: «Не останусь в этом мире долее этого дня» – и не будешь согрешать пред Богом».

«И днем и ночью болезнуй о грехах твоих».

«Зажги светильник твой елеем очей твоих: слезами».

«Всеусильно старайся приносить непрестанные молитвы со слезами, чтобы Бог умилосердился над тобою и совлек с тебя ветхаго человека».

«Плачем изгоняются из души все страсти».

О творении милостыни

«Будь благосклонен и милостив к неимущим, чтоб не постыдиться пред святыми, когда они за милость будут вступать в вечное блаженство».

«Милостыня руководствует к любви».

«Благость к ближнему – матерь чистоты».

«Жестокосердие – отец гнева».

«Превосходнейшая из добродетелей – добродетель никого не презирать (авва Феодор)».

О тщеславии

«Любящему человеческую славу невозможно достичь бесстрастия: зависть и рвение живут в нем».

«Кто ищет славы Божией, тот старается уничтожить в себе всякую нечистоту».

«Всякое дарование Божие обращается нам во вред, когда от него не Божией, но нашей славы ищем».

«Не будем любить похвалы и не будем порицать сами себя (из Патерика)».

Об уединении

«Если человек не скажет в сердце своем, что в мире я один да Бог, не найдет спокойствия (авва Антоний)».

«Древние отцы наши говорили, что отшельничество есть бегство от тела».

О воздержании

«23-е слово «О Воздержании», написанное святым Максимом Исповедником, не позволяет касаться ничего, кроме необходимого для жизни. Не дает гоняться за приятным, а велит искать лишь полезного, и пищу, и питие соразмерять с нуждою, не допускать в теле собираться излишней мокротности и только жизнь тела поддерживать, соблюдая его свободным от похотливых страстей. Вот как воздержание иссушает похоть. Напротив, удовольствия, обилие пищи и пития разгорячают чрево и возжигают сильнейший позыв срамной похоти и влекут человека, как неразумное животное, к беззаконному смятению. Тогда глаза бывают бесстыжие, руки не обузданы, язык говорит то, что чешет слух, и ухо охотно слушает только суетное. Ум небрежет о Боге, и душа не только мысленно содевает блуд, но и тело увлекает к неподобному деянию».

«Авва Пимен спросил авву Иосифа: «Научи меня, как мне сделаться монахом?” Старец отвечал: «Если хочешь обрести покой в этом и будущем веке, то при всяком случае говори: Я КТО? – и не осуждай никого"».

«Лучшая польза для человека – умирать ежедневно

(Святитель Григорий Богослов)».

«Храни слух твой, чтобы не навлечь браней самому на себя».

«Нищета духовная – принадлежность сердца незлобивого».

«Мир души от повиновения сил ея уму».

«Кротость является в терпении».

О блудной похоти

«Был один подвижник в скиту. Враг приводил ему на память женщину, весьма красивую собой, и сильно смущал его. По смотрению же Божию пришел в скит другой брат, из Египта. Он между разговором сказал, что умерла жена такого-то. А это была та самая женщина, которою смущался брат. Услышав об этом, брат взял ночью свой хитон и пошел в Египет. Открыл гроб умершей, отер хитоном смердящий труп ее и возвратился в свою келию, положив этот смрад возле себя, и, сражаясь с помыслом, говорил: «Вот предмет, к которому ты имеешь похоть, он пред тобою, наслаждайся”» (из Патерика).

«Блудная похоть так сильно воюет в человеке, так как диавол знает, что блуд делает нас чуждыми Духа Святого. Как говорит Бог: Не вечно Духу Моему быть пренебрегаемым человеками, потому что они плоть (Быт 6,3)».

«Авва Кир дал совет брату, боримому блудными помыслами и мечтаниями: убегай общества женщин и прилежнее занимайся молитвою. Учащенная внимательная молитва при удалении от знакомства и свиданий с женщинами есть средство сильное и действенное против блудной брани».

«Как лев страшен для диких ослов, так страшен искусный монах для помыслов вожделения (авва Иперехий)».

«Не удерживающий язык во время гнева не сможет удержаться в страсти. Следовательно, нужно наблюдать за помыслами, потому что для тех, которые соглашаются с блудными помыслами и услаждаются ими, нет надежды спасения; а кто молится против них – получает венцы ОТ Бога (из Патерика)».

«Блуд есть грех, совершённый телом, нечистота есть осязание любострастное своего и чужого тела, также смехотворство и свободное обращение с другими. Инок должен сохранить девство (из Патерика)».

«Некоторого брата беспокоила страсть любодеяния. Днем и ночью он ощущал в сердце своем как бы жало огненное. Но брат боролся, не уступая помыслам, и не соглашался с ними. По прошествии многого времени отступила от него страсть, не преодолев его по причине трезвения его, и немедленно воссиял свет в его сердце».

«Из Первого послания апостола Павла к Коринфянам: Я писал вам в послании – не сообщаться с блудниками; впрочем не вообще с блудниками мира сего, или лихоимцами, или хищниками, или идолослужителями, ибо иначе надлежало бы вам выйти из мира [сего]. Но я писал вам не сообщаться с тем, кто, называясь братом, остается блудником, или лихоимцем, или идолослужителем, или злоречивым, или пьяницею, или хищником; с таким даже и не есть вместе (1Кор 5,9–11)».

«Нас пленяют плотские похоти по той причине, что ум наш утратил видение Божественное (авва Феона)».

«Наблюдай за помыслами, потому что для тех, которые соглашаются с блудными помыслами и услаждаются ими, нет надежды и спасения. Напротив того, те, которые не соглашаются с ними, не противятся со всевозможным усилием, молясь против них, получают венцы от Бога».

«Искушения и блуд происходят от многой пищи и сна».

О целомудрии

Напоминая монахам о целомудрии, преподобный Андроник приводит в своей тетрадке случай из Синайского патерика, повествующий о девице, которая своими мудрыми словами вразумила монаха, желавшего ее обесчестить.

«Монах из монастыря аввы Севериана был послан на служение в Елевферопольскую область и дорогой зашел к одному христолюбивому земледельцу. У него была дочь. Мать ее уже скончалась. Монах прожил там три дня. Всегдашний враг людей, диавол, внушил брату нечистые помыслы и страсть к девице, и он искал удобного случая причинить ей насилие. Диавол, внушивший нечистую похоть, позаботился и об этом. Отец девицы по неотложному делу отправился в Аскалон. Монах, видя, что в доме никого нет, кроме него и девушки, приступил к ней с явным намерением обесчестить ее. Увидев его в сильном волнении, в пылу нечистой похоти, девица сказала: «Успокойся и не спеши причинить мне бесчестье. Отец мой не вернется домой ни сегодня, ни завтра. Выслушай сперва, что я тебе скажу. Видит Бог, я готова удовлетворить твою страсть». И, стараясь перехитрить монаха, девушка продолжала говорить: «Скажи мне, мой брат, сколько времени ты прожил в монастыре?” – «Семнадцать лет». – «Имел ли ты сношение с женщинами?» – «Нет”. – «И теперь ты не прочь ради одного часа перечеркнуть весь свой подвиг? О, сколько раз Ты проливал слезы, чтобы представить Христу плоть свою незапятнанной! И неужели из-за минутного наслаждения ты готов теперь сгубить все свои труды? Предположим, я послушаю тебя. Но если ты падешь со мной, возьмешь ли ты меня к себе и будешь ли кормить?» «Нет”, – ответил монах. «Так я тебе скажу сущую правду, – воскликнула девушка, – если ты обесчестишь меня, будешь виновником многих зол». «Каким образом?» – спросил монах. «Во-первых, – отвечала девушка, – ты погубишь свою душу, а затем и моя погибшая душа взыщется с тебя. Знай, и я клянусь Тем, Кто сказал: Не лги, – знай, что если ты обесчестишь меня, я немедленно удавлюсь, и ты окажешься убийцей и будешь судим как убийца! Чтобы не случилось этого, иди-ка лучше в свой монастырь и там прилежно помолись обо мне». Монах пришел в себя, отрезвился и, оставив дом земледельца, возвратился в свой монастырь. Пав к ногам игумена, чистосердечно раскаялся и молил, чтобы ему никогда больше не отлучаться из монастыря. Прожив еще три месяца, он отошел ко Господу».

«Рассказ об авве Илии. Однажды я был в своей пещере. Когда я вышел, увидел женщину. «Что тебе надо?” – говорю я ей. «Сделай милость, дай мне немного воды», – отвечает. Вынес кружку и напоил ее. Она напилась, и я отпустил ее. После ее удаления диавол воздвиг во мне плотскую брань и внушил нечистые помыслы. Изнемогши в борьбе и будучи не в силах погасить плотского разжжения, я схватил посох, вышел из пещеры в такое время, когда от зноя самые камни раскаляются, и поспешил за женщиной, чтобы удовлетворить свою страсть. Я уже находился от нее на расстоянии не более одной стадии. Страсть пылала во мне. Вдруг я пришел в восторженное состояние и увидел, что земля разверзлась и поглотила меня. И вот я вижу мертвые тела, сгнивающие, разложившиеся и испускающие нестерпимое зловоние. Кто-то, сияя святостию, указал мне на тела и сказал: «Это тело женщины, а это тело мужчины, удовлетворяй как хочешь и сколько хочешь свою страсть... И ради такого-то удовольствия, смотри, сколько подвигов желаешь ты потерять! Вот из-за какого греха желаете вы лишить себя Царствия Небеснаго! О бедное человечество, за один час греховного удовольствия вы готовы погубить подвиг целой жизни!» Между тем от сильного зловония я упал на землю. Подойдя ко мне, явившийся мне святой муж поднял меня и укротил во мне брань. И я возвратился в свою пещеру, принося благодарение БОГУ».

«Авва Полихроний рассказывал нам, что в монастыре Пентуклы был один брат, весьма внимательный к себе самому и строгий подвижник. Но он был обуреваем стра- стию блуда. Не вынеся плотской брани, вышел из монастыря и отправился в Иерихон, чтобы удовлетворить свои страсти. Но лишь только вошел в жилище блудницы, как вдруг весь был поражен проказою. Увидав это, он немедленно возвратился в монастырь, благодаря Бога и говоря:

«Бог послал мне эту болезнь, да спасет мою душу”. И воздал великую хвалу Богу (Луг духовный, гл. 14)».

«Похотение злое превращает сердце и изменяет ум, удали его от себя, чтобы не огорчился живущий в тебе Дух Божий».

«Безмерная есть блудно живущим мука, скрежет зубов и плач неутешимый, геенна огненная, и тьма кромешная, и червь неусыпаемый; слезы недействительны и суд немилостивый; сего ради прежде конца возопием глаголюще: Владыко Христе, их же избрал еси, с избранными ТВОИМИ уПОКОЙ (в субботу утром на стиховне)».

«Целомудренный монах будет почтен на земле, увенчается на небе пред Всевышним».

«Соль от воды, но когда прикасается к воде, тает и пропадает. Так и инок. Он рожден от жены, но если прикоснется к жене, тает, погибает и умирает смертию душевною, если не покается».

«Уничтожающий девство наносит бесчестие Богу и Ангелам».

«Монах, не удерживающий языка своего во время гнева, никогда не удержит своих страстей».

«Прелюбодей же за скудость ума погибель души своей соделает. Болезни же и бесчестие понесет; поношение же его не загладится вовеки (из постов. Мин. 2-я сед.; пяток вечера из парем.)».

«С женским полом прекратить всякое близкое отношение, кроме родной матери».

«Не дозволь себе разделить трапезы с женщиною и никак не сведи близкого знакомства с отроком...»

«Не возьмись за руку ближнего твоего и не прикоснись коленом...»

«Не дозволь себе нарушить Божественной заповеди ради дружбы человеческой...»

«Одеваясь и раздеваясь, не давай свободы глазам твоим».

«Целомудрием сохраняются в целости добродетели».

«Авва Исаак говорил братиям: «Не приводите сюда детей, из-за них опустели в скиту три церкви”».

«Не имей дела с мирскими ни в даче, ни в получении, не имей знакомства с женщинами и не будь слишком свободен В обращении С отроками (из Патерика)».

«Многие искушаемые плотскими вожделениями, не совокупляясь телесно, блудодействовали мысленно и, сохраняя тело девственным, блудодействовали в душе. Посему, возлюбленные, хорошо исполнять слова Писания: всяцем хранением блюди каждый твое сердце (Притч 4,23) (Авва Геронтий Петрский)».

О духовной брани

«Когда демоны, отторгнув ум твой от целомудрия, окружают его блудными помыслами, тогда со слезами воззови ко ВЛАДЫКЕ: изгонящии мя ныне обедоша мя радосте моя, избави мя от обышедших мя».

«Когда мы не имеем брани, тогда должны более смиряться, ибо Бог, зная нашу немощь, охраняет нас. А если будем хвалиться этим, то отнимем у нас охранение свое и мы погибаем (из Патерика)».

«Если и действительно явится тебе Ангел, то не принимай, но смири самого себя, говоря: «Я, живущий во грехах, недостоин видеть Ангела” (из Патерика)».

«Лукавство людей, то есть бесов, сзади их скрыто. По этой причине нужно сердечное трезвение».

«Все, что выше сил, от бесов (авва Пимен)».

«Один из отцов пришел к авве Феодору и сказал ему, что такой-то брат возвратился в мир и оставил иночество. На это авва Феодор отвечал: “Этому ли удивляешься? Тогда удивись, когда кто возможет избежать челюстей врага”».

«Старца спросили: «Почему так восстают против нас демоны?” Старец ответил: «Потому что мы отвергли наши оружия: бесчестие, смирение, нестяжательность и терпение”».

О борьбе с нечистыми помыслами

«Ум тогда лишается дерзновения к Богу, когда бывает собеседником с помыслами злыми и нечистыми».

«Не растлевай плоти твоей срамными делами, не оскорбляй души помыслами злыми. И мир Божий снидет на тебя, принося с собою любовь».

«Сказал старец: «Двадцать лет провел я, борясь с помыслом, чтобы на всех людей смотреть как на одного"».

«Умертвите убо уды ваша, яже на земли, блуд, нечистоту, страсть, похоть злую и лихоимание и прочее».

«Если никогда во время молитвы не осаждает ума твоего никакое помышление мирское, то знай, что ты не вне области бесстрастия».

«Великое дело не пристращаться к вещам, но гораздо большее – быть бесстрастну к воображениям их, ибо чрез помыслы брань с ними злых духов жесточая брани чрез самые вещи».

«Когда душа начнет чувствовать себя здоровою, тогда начнет и сновидения иметь частые и безмятежные».

О нестяжании

«Сокровище монаха – произвольная нищета».

«Брат! Сокровища твои скрой на небе. Там наслаждения и слава бесконечны».

«Бог истяжет с инока-подвижника полное нестяжа- ние и до малой вещи: и малая вещь с пристрастием может повредить и отлучить ум от поучения в VIСУСЕ и от плача».

О бодрствовании

«Авва Виссарион говорил: «Я сорок ночей провел среди терния, стоя без сна"».

О необходимости читать святоотеческие творения

«Пророки написали книги, и пришли отцы наши, и упражнялись в них, и заучили их наизусть. Затем пришел род сей, и списал их, и положил их праздными на окна (из Патерика)».

«Великие и чудные отцы наши были пастырями многих, а я, страстный, не могу быть пастырем и одной овцы – самого себя, но всегда снедают меня звери».

О том, как спастись

«Будь глухой, немой и слепой в духовном виде – и спасешься; если монах – храни девство; если служитель церкви, – ни на кого не смотри, ибо и глазами можно осквернить душу».

«Если желаешь получить Царствие Небесное, возненавидь все земные имения, потому что если будешь сластолюбив и сребролюбив, то не сможешь жить по Богу».

«Если хочешь, чтобы вечное спасение было твоим главным делом, будь посреди этого мира как странник и пришелец».

«Рече Господь: Аще кто хощет по Мне идти, да отвер- жется себе, и возмет крест свой, и по Мне грядет (Лк 9,23). И сказанные слова Божией Материю преподобному Доси- фею: «Не ешь мяса, не пей вина, молись непрестанно, и спа- сешися” (ав.д.). Рече Господь: На кого возрю, токмо на кроткого и молчаливого и трепещущаго словес Моих (Ис 66,2)».

«Чадо мое о Господе! Знай себя, и будет с тебя».

«Убей в себе страсти гордости, пьянство, убийство, прелюбодейство, блуд и содомский грех, сребролюбие, честолюбие, зависть, ненависть к своему ближнему».

«Монах, не радевший о своем спасении, есть ругатель Божий. Лучше бы монаху сгнить во чреве матери своей, когда он не печется о своем звании».

«Некий брат спросил старца, говоря: «Скажи нам о спасении. Хотя ты говоришь [о сем], мы не удерживаем, потому что горька земля наша"».

«Старец сказал: «Я хочу уничижения со смиренномудрием, нежели победы с высокомерием"».

«Брат спросил авву Макария: «Как спастись?” Старец ответил ему: «Будь как мертвый, подобно мертвым не думай ни об обидах от людей, ни о славе – и спасешься... Должно избегать людей, пребывать в келии, непрестанно плакать о грехах, воздерживать язык и чрево. Это выше всех добродетелей”».

«Не презирай предстоящего тебе, ибо ты не знаешь, в тебе ли Дух Божий или в нем. Предстоящим же я называю того, кто служит тебе (из Патерика)».

«Если хотите спастись, то избегайте людей».

«Если желаешь спасения, делай все то, что приводит к нему».

«Хранись, чтобы не говорить много с женщинами, в особенности с юными, да и не много говори, лишь по крайней нужде. Не имей любви с юным братом. Храни очи свои, чтобы не воззреть на свое тело, когда снимаешь с себя одежды. Не живи в том месте, где ты согрешил пред Богом впадением в блуд: потому что в этом месте покаяние будет для тебя неудобно. Соблюдай эти заповеди – и спасешься».

«Пошел авва Даниил с учеником из скита в Фиваиду. Авва Аполлос и отцы обители вышли навстречу ему за седмь поприщ от монастыря своего. Их было более пяти тысяч, они пали ниц и лежали на песчаной равнине, ожидали, подобно лику Ангелов, старца, чтобы принять его как Христа. Одни подстилали под ноги его одежды свои, другие подстилали свои куколи, и видны были из очес их потоки слез. Авва Аполлос поклонился старцу седмь раз, они приветствовали друг друга с любовью. Братия просили старца сказать им слово спасения. Отец Даниил повелел

ученику своему: “Напиши следующее: если хотите спастись, соблюдайте нестяжание и молчание. На этих двух деланиях основывается все монашеское жительство’’».

О том, как подобает молиться

«Если монах только тогда молится, когда становится на молитву, таковой совсем не молится. Монах должен непрестанно молиться. Молитва есть зеркало для монаха

(из Патерика)».

«Когда наконец увидишь, что во время молитвы совесть не обличает тебя ни в одном виде греха, тогда это будет признаком, что ты точно получил свободу и по воле Всесвятаго Бога взошел в святый покой Его».

«Брат спросил старца, говоря: «Почему, совершая малое мое правило, я делаю это с небрежением?” Старец отвечал: “Любовь к Богу обнаруживается в том, когда кто исполняет дело Божие со всей ревностью и сокрушением и нерассеянным умом"».

«Авва Амон говорил о том, что он четырнадцать лет проводил в скиту и молился Богу днем и ночью, чтобы Он даровал ему возможность победить гнев».

«Прилежи псалмопению, оно сохранит тебя от осквернения мечтанием греховным».

«Необходимо заботиться о стяжании духовного делания [УМНОЙ МОЛИТВЫ]».

«Эту молитву должен читать каждый монах и мирянин вечером каждого дня:

«Спаси, Господи, и помилуй, ихже аз безумием моим со- блазних и от пути спасительного отвратих, к делом злым и неподобным приведох: божественным Твоим Промыслом к пути спасения паки возврати"».

Одно из писем батюшки

«Божие благословение вам, родная во Христе м. иг. Ф.!

...Завтра суббота – праздник Благовещения. Если посмотреть на образ Приснодевы, то мы увидим, как Ее лик сияет дивными добродетелями и совершенствами. А ведь и Она человек. Что же возвысило Ее на такую несравненную высоту? Отвечает один богомудрый проповедник: три величайшие добродетели – смирение, чистота и пламенная любовь к Богу, чуждая всякой любви земной. Она Сама исповедует, что Господь призрел на смирение Рабы Своея. Следует и нам возлюбить и глубоко насадить в сердце боголюбезное смирение, а также стяжать всеусильными трудами чистоту сердечную – постом, молитвами, богомыслием, послушанием и достойным причащением Св. Таин и возлюбить всем сердцем Бога и Творца и Спасителя нашего. А если возлюбим Господа, то и в нас возвеличится Господь и возвеличит и нас, как говорит от Лица Его Церковь: «Прославляющих Мя прославлю”.

На этом заканчиваю свое письмо, простите за недостатки. Прошу ваших св. молитв обо мне, болящем. Схиарх. Андроник».

Вместо эпилога

К сожалению, мы прощаемся со святым старцем на страницах данной книги, но с другой стороны, потеряв здесь, на земле, этого великого духовника и наставника, мы приобрели молитвенника на небесах. Мы знаем, что всю свою жизнь отец Андроник служил Богу и людям с любовью и горячим усердием. И хотя ко времени кончины телом старец был уже очень немощным, он принес к алтарю Господню принятый и умноженный им талант (спасения душ человеческих), очищенный огнем великих скорбей. Самое главное, что наше знакомство со старцем, начавшееся с прочтения этой книги, будет продолжаться, если мы в своих молитвах будем к нему обращаться. А о том, что он имеет великое дерзновение у Бога быть ходатаем душ человеческих, в этой книге свидетельств было приведено немало.

Приведем последний абзац из тетрадки батюшки:

Брат! Ежедневно рассматривай себя и раскрывай сердце твое пред Богом, чтоб уразуметь невидимых деятелей, живущих в сердце твоем, нет ли в нем негодования или ненависти на брата, зависти, презрения к нему, не уничижаешь ли и не осуждаешь ли его за недостатки, которые представляются тебе в нем, если найдешь такой яд в сердце твоем, то знай, что оно будет заражено им и не может благоугождать Богу.

Преподобие отче Андронике, моли Бога о нас!

Комментарии для сайта Cackle