Приглашаем Вас пройти Православный интернет-курс — проект дистанционного введения в веру и жизнь Церкви.Перейти

Пелагианство

Пелагиа́нство — ере­ти­че­ское учение, свя­зан­ное с именем и воз­зре­ни­ями ере­тика Пела­гия, рас­про­стра­нив­ше­еся в V в. на Западе, состо­яв­шее, в част­но­сти, в отри­ца­нии под­вер­жен­но­сти людей скверне пер­во­род­ного греха как резуль­тате гре­хо­па­де­ния пра­ро­ди­те­лей, мини­ми­зи­ро­ва­нии зна­чи­мо­сти роли Боже­ствен­ной бла­го­дати (в пра­во­слав­ном зна­че­нии этого слова) или даже в отри­ца­нии необ­хо­ди­мо­сти бла­го­дат­ной помощи чело­веку в деле его духовно-нрав­ствен­ного совер­шен­ства, в деле спа­се­ния.

Согласно одной точке зрения, Пела­гий был мона­хом, а согласно другой, миря­ни­ном, кото­рый вел аске­ти­че­ский образ жизни. По разным оцен­кам, он про­ис­хо­дил из Бри­та­нии или Шот­лан­дии. Прибыв (ок. V – нач. V в.) в Рим, Пела­гий столк­нулся с мас­со­выми нару­ше­ни­ями Боже­ствен­ных запо­ве­дей рим­скими хри­сти­а­нами, оправ­ды­вав­шими свою нрав­ствен­ную рас­пу­щен­ность духов­ной немо­щью, как след­ствием паде­ния чело­века, в силу чего они-де и неспо­собны про­ти­во­сто­ять греху. Такой подход к само­оправ­да­нию не соот­вет­ство­вал учению Церкви, кото­рая хотя и утвер­ждает, что чело­век не в состо­я­нии избав­ляться от гре­хов­но­сти и стя­жать пра­вед­ность исклю­чи­тельно соб­ствен­ными силами, однако наста­и­вает, что он может и должен делать это в сора­бот­ни­че­стве с Богом, при содей­ствии Боже­ствен­ной бла­го­дати. Воз­ра­жая же оппо­нен­там, Пела­гий, вместо того, чтобы встать на пози­цию Церкви, впал в край­ность и стал учить о том, что грех пре­одо­лим для чело­века при усло­вии, что сам чело­век желает не гре­шить. При этом он пре­воз­нес личные воз­мож­но­сти чело­века и обанк­ро­тил зна­чи­мость бла­го­дати (в хри­сти­ан­ском пони­ма­нии слова).    

Бого­сло­вие

В совре­мен­ном науч­ном пони­ма­нии под пела­ги­ан­ством под­ра­зу­ме­ва­ется система ере­ти­че­ских взгля­дов, близ­кая к системе взгля­дов Пела­гия, однако не во всех своих ком­по­нен­тах и эле­мен­тах соот­вет­ству­ю­щая ей с деталь­ною точ­но­стью. Что каса­ется личных воз­зре­ний Пела­гия, в зна­чи­тель­ной мере они отра­жены в его сочи­не­ниях к ним отно­сят: Тол­ко­ва­ния на посла­ния апо­стола Павла, Посла­ния к Демет­ри­аде, к Целан­тии, к Кте­си­фону, Книжка о вере к папе Инно­кен­тию, Книга о хри­сти­ан­ской жизни, Посла­ние о дев­стве; а также сохра­нив­ши­еся частично: («О вере в Троицу», «Избран­ные места из Боже­ствен­ных Писа­ний», «Защи­ти­тель­ная записка», «О при­роде», «О сво­бод­ном выборе», Посла­ние к Лива­нии). Кроме того отча­сти воз­зре­ния Пела­гия отме­чены в бого­слов­ских про­из­ве­де­ниях и доку­мен­тах, направ­лен­ных на раз­об­ла­че­ние его лже­уче­ния.

В рамках пела­ги­ан­ства, грех, совер­шен­ный Адамом  (и Евой) в раю (то есть по выра­же­нию бла­жен­ного Авгу­стина, пер­во­род­ный грех), рас­смат­ри­ва­ется как его (их) личный грех, но не как грех, след­ствием кото­рого яви­лась повре­жден­ность чело­ве­че­ского есте­ства, в резуль­тате чего все потомки первой чело­ве­че­ской четы (исклю­че­ние – Гос­подь Иисус Хри­стос) стали рож­даться склон­ными ко злу, и в резуль­тате чего чело­век стал смерт­ным. Согласно пела­ги­ан­ству, вли­я­ние греха Адама на его потом­ков можно усмат­ри­вать в том отно­ше­нии, что он послу­жил для них нега­тив­ным при­ме­ром. Что каса­ется пела­ги­ан­ской пози­ции отно­си­тельно при­чины смерт­но­сти чело­века: чело­век изна­чально был создан смерт­ным. Это озна­чает, что все люди рож­да­ются духовно здо­ро­выми, в том состо­я­нии, в кото­ром пре­бы­вал Адам до гре­хо­па­де­ния. Людям трудно тво­рить добро потому, что они при­выкли совер­шать грехи. Телес­ная смерть не явля­ется послед­ствием греха и суще­ство­вала бы даже если бы Адам не согре­шил. Слова Писа­ния о смерти, как о нака­за­нии за грех, сле­дует пони­мать в смысле смерти духов­ной, кото­рой чело­век может избе­жать путем рас­ка­я­ния в своих личных грехах и упраж­не­ния в доб­ро­де­тели. Доб­ро­де­тель­ная жизнь нахо­дится исклю­чи­тельно (или почти исклю­чи­тельно) во власти чело­века.

Поня­тие «бла­го­дать» пред­став­лено в пела­ги­ан­стве иначе, чем в веро­уче­нии Церкви: не только как энер­гия Божья, но, в част­но­сти, и как особые дары Божьи, такие, напри­мер, как разум и сво­бод­ная воля (есте­ствен­ная бла­го­дать). Согласно пела­ги­ан­ству, в Таин­стве Кре­ще­ния ново­про­све­щен­ному хри­сти­а­нину отпус­ка­ются уже совер­шен­ные личные грехи. При этом не отри­ца­ется и целе­со­об­раз­ность кре­ще­ния мла­ден­цев, ещё не совер­шив­ших личных грехов, так как новое рож­де­ние дару­ется им для того, чтобы они смогли войти в Цар­ство Небес­ное.

Кроме того, пела­ги­ан­ская пози­ция порож­дала про­блемы в соте­рио­ло­гии: исходя из поло­же­ний пела­ги­ан­ства о непод­вер­жен­но­сти потом­ков Адама пер­во­род­ному греху, о воз­мож­но­сти чело­века дости­гать нрав­ствен­ного совер­шен­ства путем личных усилий (без осо­бого содей­ствия Божия), нельзя объ­яс­нить целе­со­об­раз­ность Вопло­ще­ния, Крест­ных Стра­да­ний и смерти Сына Божия так, как это объ­яс­ня­ется в рамках учения Церкви. В среде пела­гиан были попу­лярны тво­ре­ния свт. Иоанна Зла­то­уста, кото­рый дей­стви­тельно при­да­вал боль­шое зна­че­ние теме личной ответ­ствен­но­сти чело­века за грех, однако ссылки на его поуче­ния со сто­роны пела­гиан отнюдь не дока­зы­вали истин­но­сти их лже­уче­ния.

Исто­рия

Исто­рия пела­ги­ан­ства нача­лась в Риме, где Пела­гий, по неко­то­рым оцен­кам, дей­ство­вал с 70 гг. IV в., и где он при­об­рел мно­же­ство после­до­ва­те­лей, среди кото­рых одним из наи­бо­лее ярких был Целе­стий. На рубеже IV и V вв.  Риме при них собрался кружок еди­но­мыш­лен­ни­ков, в кото­рый также входил некий Руфин Сириец, воз­можно ока­зав­ший вли­я­ние на взгляды Пела­гия. В это время они начали вести бого­слов­ские дис­кус­сии, в том числе заоч­ные, с бла­жен­ным Авгу­сти­ном, самым извест­ным про­тив­ни­ком пела­ги­ан­ства, создав­шим в поле­мике с ним свое извест­ное, хотя и спор­ное учение о пред­опре­де­ле­нии. Сам Авгу­стин рас­ска­зы­вал о том, что особое непри­я­тие Пела­гия вызвала его цитата из книги «Испо­ведь»: «Дай то, что пове­ле­ва­ешь и пове­ле­вай, что хочешь». В ней Пела­гий усмот­рел отри­ца­ние учения о сво­бод­ной воле чело­века. В это время Пела­гий уже был вынуж­ден защи­щать свои бого­слов­ские идеи, кото­рые наи­бо­лее полно выра­зил в сочи­не­нии «О при­роде».

В 410‑х гг. Пела­гий и Целе­стий поки­нули Рим из-за опас­но­сти со сто­роны готов. В Латин­ской Африке Пела­гий встре­чался с Авгу­сти­ном, но вскоре отпра­вился в Иеру­са­лим, тогда как Целе­стий остался в Кар­фа­гене, желая стать пре­сви­те­ром. Здесь он про­дол­жил свою про­по­ведь, вызвав сопро­тив­ле­ние диа­кона Пав­лина, пред­ста­ви­теля Медио­лан­ской церкви, кото­рый подал епи­скопу Кар­фа­ген­скому Алипию жалобу, содер­жа­щую набор ере­ти­че­ских мнений Целе­стия. В 411 г. там же в Кар­фа­гене состо­ялся цер­ков­ный суд над Целе­стием, в резуль­тате кото­рого он был лишен цер­ков­ного обще­ния. Целе­стий объ­явил о своем жела­нии апел­ли­ро­вать к рим­скому папе, однако вместо этого уехал на восток, где принял пре­сви­тер­скую хиро­то­нию в Эфесе и про­дол­жил рас­про­стра­не­ние своих взгля­дов. Воз­можно, в это время он под­дер­жи­вал связь с нахо­див­шимся в Пале­стине Пела­гием. В разных концах Импе­рии стали появ­ляться группы их сто­рон­ни­ков. Бла­жен­ный Авгу­стин не при­сут­ство­вал на суде над Целе­стием, однако подробно про­ком­мен­ти­ро­вал рас­смот­рен­ные там поло­же­ния веры по просьбе кар­фа­ген­ского чинов­ника Мар­цел­лина в обра­щен­ном к нему сочи­не­нии в трех книгах.

28 июля 415 г. в Пале­стине по ини­ци­а­тиве бла­жен­ного Иеро­нима, кри­ти­ко­вав­шего учение о том, что чело­век может жить без греха, если захо­чет этого, под пред­се­да­тель­ством Иоанна Иеру­са­лим­ского состо­ялся собор против Пела­гия. В соборе также участ­во­вал пред­ста­ви­тель бла­жен­ного Аву­г­стина Орозий. Пела­гию уда­лось оправ­даться, при­знав тезис, что чело­век может быть без греха при помощи Бога, однако Орозий обви­нил при­сут­ство­вав­шего пере­вод­чика в невер­ной пере­даче слов Пела­гия. В декабре того же года против Пела­гия высту­пали галль­ские епи­скопы Герос Аре­лат­ский и Лазарь Акв Сек­сти­е­вых. На соборе в Диосполе (Лидде) Пела­гию было предъ­яв­лено 29 тези­сов, состав­лен­ных при помощи этих епи­ско­пов. Взгляды, сфор­му­ли­ро­ван­ные в этих тези­сах, при­над­ле­жали как самому Пела­гию, так и Целе­стию. Пела­гий был не скло­нен открыто изла­гать на соборе свои взгляды на при­роду бла­го­дати и смысл таин­ства кре­ще­ния, а те поло­же­ния, в автор­стве кото­рых его обви­няли, реин­тер­пре­ти­ро­вал таким обра­зом, чтобы они могли быть при­няты участ­ни­ками собора, как пра­во­слав­ные. Отве­чать за те поло­же­ния, кото­рые при­над­ле­жали не ему, а Целе­стию он отка­зался, но ана­фе­мат­ство­вал в этих тези­сах все то, что вызы­вало непри­я­тие участ­ни­ков собора. Таким обра­зом Пела­гий избе­жал осуж­де­ния, что вызвало непри­я­тие со сто­роны бла­жен­ного Авгу­стина и его сто­рон­ни­ков, кото­рые стали доби­ваться рас­смот­ре­ния взгля­дов Пела­гия в Риме. В каче­стве под­го­то­ви­тель­ных меро­при­я­тий в 416 г. были про­ве­дены соборы в Кар­фа­гене и Милеве, где Пела­гий и Целе­стий были осуж­дены как ере­тики на осно­ва­нии обви­ни­тель­ной записки галль­ских епи­ско­пов. Папа Инно­кен­тий I 27 января 417 г. при­знал это реше­ние, сооб­щив о про­чте­нии сочи­не­ния Пела­гия «О при­роде» и отме­тив, что пела­ги­ане не при­знают учение о испра­ши­ва­е­мой в молит­вах и еже­дневно пода­ва­е­мой бла­го­дати и отри­цают необ­хо­ди­мость кре­ще­ния для спа­се­ния мла­ден­цев. Пела­гий отпра­вил в Рим апел­ля­цию, кото­рая была достав­лена в туда уже после смерти папы Инно­кен­тия (папой после него стал Зосима). Также в Рим лично прибыл Целе­стий, изгнан­ный в резуль­тате пап­ского реше­ния епи­ско­пом Атти­ком из Кон­стан­ти­но­поля. Папа Зосима добился от Целе­стия при­зна­ния осуж­де­ния всех поло­же­ний, при­знан­ных Инно­кен­тием ере­ти­че­скими, после чего принял его в обще­ние с Цер­ко­вью, о чем и сооб­щил афри­кан­ским епи­ско­пам в письме от 21 сен­тября 417 г. Пела­гий был оправ­дан заочно на осно­ва­нии своей апел­ля­ции, в кото­рой он касался основ­ной тема­тики споров пре­дельно кратко, что давало воз­мож­ность как пра­во­слав­ного, так и пела­ги­ан­ского тол­ко­ва­ния его взгля­дов. Это спо­соб­ство­вало рас­про­стра­не­нию пела­ги­ан­ства, кото­рое в это время стал испо­ве­до­вать такой извест­ный сто­рон­ник данной ереси, как Юлиан Эклан­ский. Афри­кан­ские епи­скопы не согла­си­лись с этим реше­нием, под­твер­див осуж­де­ние в 417 г. на соборе в Кар­фа­гене, добив­шись изгна­ния пела­гиан из Рима указом импе­ра­тора Гоно­рия и, нако­нец, созвав 1 мая 418 г. в Кар­фа­гене пред­ста­ви­тель­ный собор более чем 200 епи­ско­пов, издав­ший 9 анти­пе­ла­ги­ан­ских кано­нов, из кото­рых каноны 1–3 были направ­лены против непри­зна­ния учения о пер­во­род­ном грехе, 4–6 — против отри­ца­ния необ­хо­ди­мо­сти бла­го­дати для совер­ше­ния добрых дел и све­де­ния ее зна­че­ния к науче­нию вере и пра­вед­но­сти, 7–9 — против точки зрения, согласно кото­рой суще­ствуют «без­греш­ные» святые. Эти каноны вошли в запад­ные и восточ­ные кано­ни­че­ские сбор­ники. Исклю­че­ние соста­вил опу­щен­ный соста­ви­те­лями сбор­ни­ков 3 канон, в кото­ром осуж­да­лось учение о некоем сред­нем состо­я­ние некре­ще­ных мла­ден­цев. Вскоре после собора папа Зосима изме­нил свою пози­цию. В 419 г. бла­жен­ный Авгу­стин в сочи­не­нии «О бла­го­дати Хри­сто­вой и пер­во­род­ном грехе» подвел итог этому этапу поле­мики с пела­ги­а­нами. Однако, его соб­ствен­ное учение о бла­го­дати, сло­жив­ше­еся в ходе пела­ги­ан­ских споров, также вызвало недо­уме­ние многих совре­мен­ни­ков, из-за чего дис­кус­сии про­дол­жи­лись.

Группа ита­лий­ских епи­ско­пов во главе с Юли­а­ном Эклан­ским не согла­си­лась с реше­нием папы Зосимы. Они про­дол­жали счи­тать нынеш­нюю при­роду чело­века благой и обла­да­ю­щей само­сто­я­тель­ной спо­соб­но­стью совер­шен­ство­ваться. Юлиан, не раз­де­лял во всей пол­ноте взгляды Целе­стия, при­зна­вал вза­и­мо­дей­ствие сво­бод­ной воли чело­века и бла­го­дати Бога в деле спа­се­ния и согла­шался с необ­хо­ди­мо­стью кре­ще­ния мла­ден­цев, однако кри­ти­ко­вал и учение Авгу­стина о пер­во­род­ном грехе и его точку зрения, согласно кото­рой кре­ще­ние мла­ден­цев совер­ша­ется также как и у взрос­лых во остав­ле­ние грехов. Также в ходе поле­мики Юлиан обви­нял Авгу­стина в том, что тот счи­тает закон­ный хри­сти­ан­ский брак делом диа­вола. Юлиан Эклан­ский высту­пал с обви­не­ни­ями и против Рим­ской кафедры, поэтому новый папа Бони­фа­ций обра­тился к Авгу­стину с прось­бой отве­тить Юлиану. В резуль­тате между ним и Юли­а­ном начался заоч­ный спор, про­дол­жав­шийся до смерти Авгу­стина. В этот период были напи­саны сочи­не­ния Авгу­стина «Против двух писем пела­гиан», «О браке и вожде­ле­нии», «Против Юлиана», «Неза­вер­шен­ный труд против вто­рого ответа Юлиана», содер­жа­щие подроб­ный разбор трудов Юлиана.

В Латин­ской Африке письмо Авгу­стина пре­сви­теру Сиксту (буду­щему папе) вызвало недо­уме­ние адру­мет­ских мона­хов. В нем они уви­дели про­ти­во­ре­чие с пред­став­ле­нием о необ­хо­ди­мо­сти подвиж­ни­че­ской жизни для спа­се­ния, однако в итоге удо­вле­тво­ри­лись дан­ными в даль­ней­шем пояс­не­ни­ями Авгу­стина. Оппо­зи­ция Авгу­стину и защи­щав­шему его пози­цию Про­сперу Акви­тан­скому сло­жи­лась в мона­ше­ской среде Галлии. Именно эти участ­ники спора из числа мона­хов полу­чили в даль­ней­шем назва­ние «полу­пе­ла­гиан», кото­рое по тра­ди­ции упо­треб­ля­ется до сих пор. В мона­стыре св. Вик­тора в Мар­селе про­из­ве­де­ние Авгу­стина «Об упреке и бла­го­дати» было вос­при­нято как изло­же­ние мани­хей­ского учения о доброй и злой при­ро­дах. Насто­я­тель этой общины, Иоанн Кас­сиан Рим­ля­нин, был про­тив­ни­ком пела­ги­ан­ства, ука­зы­вая на сов­па­де­ние его с несто­ри­ан­ством во взгляде на Иисуса Христа, как на про­стого чело­века, явив­шего пример совер­шен­ство­ва­ния. Он при­зна­вал суще­ство­ва­ние пер­во­род­ного греха и необ­хо­ди­мость для спа­се­ния внут­рен­него воз­дей­ствия бла­го­дати, но отвер­гал ради­каль­ные взгляды Авгу­стина о том, что все необ­хо­ди­мое для спа­се­ния чело­века явля­ется только резуль­та­том дей­ствия бла­го­дати.

В 428 г. Кон­стан­ти­но­поль­ским епи­ско­пом стал осуж­ден­ный впо­след­ствии как еретик Несто­рий. В связи с этим, пела­ги­ане, вклю­чая Юлиана и Целе­стия появи­лись в сто­лице, стре­мясь к вос­со­еди­не­нию с Цер­ко­вью. Несто­рий, хотя и был не вполне согла­сен с их бого­слов­скими взгля­дами, тем не менее всту­пил по этому поводу в пере­писку с папой Целе­сти­ном. В итоге пела­ги­ане так и не доби­лись при­ня­тие в обще­ние с Цер­ко­вью и были изгнаны из сто­лицы импе­ра­то­ром Фео­до­сием II. Папа же Целе­стин добился осуж­де­ния пела­ги­ан­ства на Тре­тьем Все­лен­ском Соборе на засе­да­ниях под пред­се­да­тель­ством свя­ти­теля Кирилла Алек­сан­дрий­ского. На Западе пела­ги­ане про­дол­жали суще­ство­вать в отдель­ных общи­нах до конца V в. Что же каса­ется взгля­дов на роль бла­го­дати в деле спа­се­ния бла­жен­ного Авгу­стина, то поле­мика отно­си­тельно этих взгля­дов в Галлии про­дол­жа­лась вплоть до 529 г., когда сто­рон­ники бла­жен­ного Авгу­стина одер­жали верх на соборе в Арав­си­оне.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки