Почему христиане не считают Мухаммеда пророком

Юрий Мак­си­мов

Часть 1 * Часть 2


Часть 1^

Почему хри­сти­ане не счи­тают Мухам­меда про­ро­ком? Этот вопрос, вол­ну­ю­щий многих мусуль­ман, чаще всего зада­ется хри­сти­а­нам, и нередко в такой форме: «Вот мы, мусуль­мане, почи­таем Иисуса Христа как про­рока, а вы Мухам­меда про­ро­ком не при­зна­ете! Почему такая неспра­вед­ли­вость?».

Но намного важнее при­зна­ния послан­ни­че­ства при­зна­ние самой при­роды. И тут дело обстоит прямо про­ти­во­по­лож­ным обра­зом: мы, хри­сти­ане, при­знаем Мухам­меда чело­ве­ком, как и мусуль­мане, а вот мусуль­мане Иисуса Христа Богом не при­знают, как при­знаем мы. Итак, если мы при­знаем их чело­века – чело­ве­ком, а они не при­знают нашего Бога – Богом, то кому же более при­стало ука­зы­вать на неспра­вед­ли­вость?

Не огра­ни­чи­ва­ясь этим ука­за­нием, дадим подроб­ный и исчер­пы­ва­ю­щий ответ на вопрос: почему хри­сти­а­нин не может счи­тать Мухам­меда истин­ным про­ро­ком Божиим.

Во-первых, хри­сти­ане не счи­тают Мухам­меда про­ро­ком потому, что в Боже­ствен­ном замысле спа­се­ния такая фигура, какой явля­ется Мухам­мед согласно исламу, лишняя.

Посмот­рите: Гос­подь заклю­чил с Авра­амом завет с обе­то­ва­нием, про­из­вел от него через Исаака народ, посвя­щен­ный Ему, обно­вил и рас­ши­рил этот завет через Моисея, далее непре­рывно посы­лал малых про­ро­ков, вплоть до Иоанна Кре­сти­теля, кото­рого послал как Пред­течу (то есть при­уго­тов­ля­ю­щего путь) перед Хри­стом. Нако­нец явился Хри­стос и сказал, что все про­роки и закон про­рекли до Иоанна (Мф. 11:13) и после Кре­сти­теля про­ро­ков-зако­но­да­те­лей больше не будет.

Новый Завет являет совер­шен­ное завер­ше­ние и испол­не­ние Боже­ствен­ной исто­рии, как она изло­жена в Откро­ве­нии.

Все­мо­гу­щий Гос­подь воз­же­лал явиться на земле и обра­щаться между людьми(см.: Вар. 3:38). Он посы­лал про­ро­ков, чтобы под­го­то­вить чело­ве­че­ство к Его при­ходу. И когда чело­ве­че­ство было под­го­тов­лено, когда смог появиться на свет чело­век такой чистоты, как Дева Мария, тогда Бог явился во плоти (1Тим 3:16) и совер­шил заду­ман­ное Им дело спа­се­ния людей, уста­но­вив посред­ством таинств прин­ци­пи­ально иные отно­ше­ния между чело­ве­ком и Богом, при кото­рых каж­дому откры­ва­ется воз­мож­ность лич­ност­ного еди­не­ния с Все­выш­ним. Ничего нового, более совер­шен­ного быть уже не может, как не может быть ничего совер­шен­нее Бога.

Но тогда какая нужда в новых про­ро­ках? Время про­ро­ков прошло. Про­роки были необ­хо­димы чело­ве­че­ству тогда, когда оно нахо­ди­лось в начале своего пути к Богу, так же, как вос­пи­та­тель необ­хо­дим мало­лет­нему ребенку. Но если к став­шему взрос­лым лет эдак через сорок опять явится некто выда­ю­щий себя за вос­пи­та­теля и станет пеле­нать его, кор­мить из ложечки, а за непо­ви­но­ве­ние ста­вить в угол, то это встре­тит, мягко говоря, недо­уме­ние, не так ли? Чело­веку зре­лого воз­раста не нужен вос­пи­та­тель. Точно так же и чело­ве­че­ству, полу­чив­шему воз­мож­ность лич­ного, непо­сред­ствен­ного обще­ния и жизни с Богом и в Боге. Тот, кто объ­яв­ляет себя веща­ю­щим волю Бога, вос­при­ни­ма­ется как явно неумест­ный, лишний. Именно поэтому в Новом Завете нет ука­за­ний на буду­щих новых про­ро­ков, послан­ных Богом с особой мис­сией, но зато есть пре­ду­пре­жде­ния о том, что многие лже­про­роки вос­ста­нут и пре­льстят многих (Мф. 24:11). И еще прежде Сам Гос­подь пре­ду­пре­ждал, что далеко не все, кто назы­вает себя про­ро­ком, явля­ются на самом деле тако­выми: Про­роки про­ро­че­ствуют ложное именем Моим; Я не посы­лал их и не давал им пове­ле­ния, и не гово­рил им; они воз­ве­щают вам виде­ния ложные и гада­ния, и пустое и мечты сердца своего (Иер. 14:14).

Во-вторых, хри­сти­ане не при­знают Мухам­меда про­ро­ком потому, что он учит прямо про­ти­во­по­ложно Христу.

При­ве­дем несколько при­ме­ров.

Хри­стос сказал: Всякий, раз­во­дя­щийся с женою своею и женя­щийся на другой, пре­лю­бо­дей­ствует, и всякий, женя­щийся на раз­ве­ден­ной с мужем, пре­лю­бо­дей­ствует (Лк 16: 18); если жена раз­ве­дется с мужем своим и выйдет за дру­гого, пре­лю­бо­дей­ствует (Мк. 10:12). Коран же учит сле­ду­ю­щему: если раз­ве­ден­ные муж и жена захо­тят снова друг с другом соче­таться браком, то для этого жене необ­хо­димо прежде выйти за дру­гого муж­чину (!), потом раз­ве­стись с ним и только после этого вер­нуться к преж­нему: «Если же он дал развод ей, то не раз­ре­ша­ется она ему после, пока не выйдет она за дру­гого мужа, а если тот дал ей развод, то нет греха над ними, что они вер­нутся» (Коран 2: 230).

В Новом Завете есть слова: В иску­ше­нии никто не говори: «Бог меня иску­шает»; потому что Бог не иску­ша­ется злом и Сам не иску­шает никого, но каждый иску­ша­ется, увле­ка­ясь и обо­льща­ясь соб­ствен­ной похо­тью (Иак. 1:13–14); в Коране же от лица Бога гово­рится: «Мы иску­шаем вас то тем, то другим спо­со­бом: стра­хом, голо­дом, поте­рею иму­ще­ства, жизни, плодов» (2: 150, 151).

Новый Завет: Не мстите за себя, воз­люб­лен­ные, но дайте место гневу Божию. Ибо напи­сано: Мне отмще­ние, Я воздам, гово­рит Гос­подь (Рим. 12:17,19). Коран: «Веру­ю­щие! Вам пред­пи­сана месть за убитых» (2: 178).

При­меры можно про­дол­жать еще долго, огра­ни­чимся же только этими.

Это оче­вид­ное про­ти­во­ре­чие явля­ется еще одной веской при­чи­ной недо­ве­рия хри­стиан к про­ро­че­ской миссии Мухам­меда. Бог не может про­ти­во­ре­чить себе и давать прямо про­ти­во­по­лож­ные запо­веди, сле­до­ва­тельно, Новый Завет и Коран – это откро­ве­ния из разных источ­ни­ков, а тот, кто принес Коран, не явля­ется про­ро­ком Бога, Кото­рый даро­вал хри­сти­а­нам Еван­ге­лие.

В‑третьих, при­тя­за­ю­щий быть про­ро­ком Мухам­мед не привел ника­ких объ­ек­тив­ных дока­за­тельств своей избран­но­сти на это поприще.

Как гово­рил мусуль­ма­нам свя­ти­тель Гри­го­рий Палама, «у вас и у нас есть обычай, утвер­жден­ный дли­тель­ным вре­ме­нем и зако­ном: без сви­де­тельств ничего не при­ни­мать и не почи­тать за истин­ное. Сви­де­тель­ства же бывают дво­я­кого рода: они идут от самих дел и явле­ний или от людей, достой­ных веры. Так, Моисей пока­рал Египет зна­ме­ни­ями и чуде­сами, жезлом заста­вил море рас­сту­питься и вновь сомкнуться, по его воле хлеб выпал с неба (см.: Исх. 16:4). Нужно ли еще что-нибудь гово­рить, поскольку и вы счи­та­ете Моисея достой­ным веры? Он был и Богом при­знан как Его верный раб (см.: Числ 12: 4), но не Сыном и не Словом. Затем по Боже­ствен­ному пове­ле­нию он взошел на гору и умер, и соеди­нился с теми, кто был до него (см.: Втор. 32:49–50). В отно­ше­нии же Христа, совер­шив­шего многие вели­кие и небы­ва­лые деяния, име­ются сви­де­тель­ства самого Моисея и других про­ро­ков. От начала века Он один при­зна­ется, даже вами, Словом Бога; Он один от начала века рожден от Девы; Он один от начала века взят на небо и оста­ется там бес­смерт­ным; Он один от начала века, как наде­ются, снова сни­зой­дет оттуда, чтобы судить живых и мерт­вых (см.: 2Тим. 4:1; 1Пет. 4:5), кото­рые вос­крес­нут. Говорю же я о Нем то, что и вами, мусуль­ма­нами, при­зна­ется. Вот почему мы веруем во Христа и верим Его Еван­ге­лию. Что же каса­ется Мухам­меда, то мы не нахо­дим ни сви­де­тельств о нем у про­ро­ков, ни чего-то необыч­ного и достой­ного упо­ми­на­ния в его дея­ниях, спо­соб­ного вызвать веру в него. Поэтому мы не веруем в него и не верим его книге».

Итак, вполне разум­ное заме­ча­ние: чтобы при­нять что-либо как истину, нужно иметь для этого весо­мые аргу­менты. Ведь и сами мусуль­мане далеко не всех при­знают про­ро­ками, кто себя тако­выми назы­вает. Напри­мер, в XIX веке на тер­ри­то­рии Паки­стана появился чело­век, кото­рый объ­явил себя новым про­ро­ком Аллаха, при­зван­ным вос­ста­но­вить откро­ве­ние, замут­нен­ное позд­ней­шим исла­мом. Он нашел себе при­вер­жен­цев, но подав­ля­ю­щее боль­шин­ство мусуль­ман не при­знали его при­тя­за­ний быть про­ро­ком и счи­тают ахма­дий­цев ере­ти­ками. А совсем недавно некая жен­щина в Азер­бай­джане объ­явила себя про­ро­чи­цей, но мусуль­мане не спешат ее при­зна­вать. Навер­ное, потому, что не видят тому доста­точ­ных дока­за­тельств.

Точно так же и хри­сти­ане не видят таких дока­за­тельств в отно­ше­нии Мухам­меда. Конечно, Мухам­мед пытался их пред­ста­вить. Но дока­за­тель­ства должны соот­вет­ство­вать уровню при­тя­за­ний. Допу­стим, высту­пает некий чело­век и объ­яв­ляет всем: «Слу­шайте, люди! Вы теперь должны мне под­чи­няться как своему пра­ви­телю, кроме того я – пример вам во всем, потому что я прямой послан­ник Божий!» Есте­ственно, воз­ни­кает вопрос: а почему это мы должны при­нять тебя за тако­вого? А в ответ: «Да вот стихи у меня хоро­шие есть. Таких никто не сможет напи­сать!» При­знай­тесь честно: разве, услы­шав подоб­ную аргу­мен­та­цию, вы посчи­та­ете ее доста­точ­ной?

А ведь един­ствен­ное «дока­за­тель­ство», кото­рое привел Мухам­мед, – его соб­ствен­ный Коран: «А если вы в сомне­нии отно­си­тельно того, что мы нис­по­слали нашему рабу, то при­не­сите суру, подоб­ную этой, и при­зо­вите ваших сви­де­те­лей, помимо Аллаха, если вы прав­дивы. Если же вы этого не сде­ла­ете, – а вы нико­гда этого не сде­ла­ете! – то побой­тесь огня, топ­ли­вом для кото­рого люди и камни, уго­то­ван­ного невер­ным»! (2: 21–22). В другом месте Мухам­мед тре­бует для того же пред­ста­вить уже не одну, а десять сур (11: 16).

Неуди­ви­тельно, что араб­ский мыс­ли­тель Ар-Раванди (ум. в 906 г.) вос­кли­цал: «Как можно дока­зы­вать истин­ность про­ро­че­ской миссии Мухам­меда на осно­ва­нии его же соб­ствен­ного Корана? Если бы Евклид стал утвер­ждать, что люди нико­гда не смогли бы создать ничего подоб­ного его книге, неужели же на осно­ва­нии этого было бы дока­зано, что он пророк?»[1].

Вот как мусуль­ман­ская аргу­мен­та­ция выгля­дит со сто­роны: Мухам­мед счи­та­ется про­ро­ком, потому что полу­чил «свя­щен­ное писа­ние» – Коран, а Коран счи­та­ется свя­щен­ным писа­нием, потому что его назвал таким «пророк» Мухам­мед. Это типич­ная логи­че­ская ошибка: дока­за­тель­ством не может быть то, что само еще должно быть дока­зано.

Воз­вра­тимся же к нашему при­меру: пове­рите ли вы чело­веку, пре­тен­ду­ю­щему на звание пра­ви­теля и про­рока только лишь на осно­ва­нии име­ю­щихся у него стихов? Даже если он пред­ста­вит дей­стви­тельно очень хоро­шие стихи?[2]Дума­ется, вряд ли. Стихи – это, конечно, хорошо, но они могут под­твер­ждать только пре­тен­зии на звание поэта. Если же речь идет о про­ро­че­ском досто­ин­стве, то здесь тре­бу­ются дока­за­тель­ства посе­рьез­нее и совер­шенно из другой обла­сти.

Чтобы понять, какие дока­за­тель­ства могут счи­таться доста­точ­ными, нам стоит вспом­нить, что такое про­ро­че­ство.

Про­ро­че­ство – это осо­бен­ный дар от Бога. Пророк воз­ве­щает буду­щее. И это – дока­за­тель­ство его истин­ной связи с Богом. Как мы знаем, время – при­над­леж­ность нашего сотво­рен­ного мира. Мы все суще­ствуем во вре­мени, вос­при­ни­мая насто­я­щее, про­шлое и буду­щее. То, что в дей­стви­тель­но­сти про­изой­дет, – нам неиз­вестно. Точно знает это лишь Тот, Кто нахо­дится вне вре­мени и для Кого ясно видно и наше про­шлое, и насто­я­щее, и буду­щее. А вне вре­мени и мира нахо­дится лишь Тот, Кто сотво­рил мир и время, – Бог. И тем, кто нахо­дится в непо­сред­ствен­ном обще­нии с Ним, то есть про­ро­кам, Он из Своего Боже­ствен­ного знания откры­вает гря­ду­щее.

Именно поэтому в Библии дается четкий кри­те­рий, как отли­чать лож­ного про­рока от истин­ного: И сказал… Гос­подь: …про­рока, кото­рый дерз­нет гово­рить Моим именем то, чего Я не пове­лел ему гово­рить, и кото­рый будет гово­рить именем богов иных, такого про­рока пре­дайте смерти. И если ска­жешь в сердце твоем: «Как мы узнаем слово, кото­рое не Гос­подь гово­рил?». Если пророк скажет именем Гос­пода, но слово то не сбу­дется и не испол­нится, то не Гос­подь гово­рил сие слово, но гово­рил сие пророк по дер­зо­сти своей, — не бойся его (Втор. 18:17,20–22). Если какой пророк пред­ска­зы­вал мир, то тогда только он при­зна­ваем был за про­рока, кото­рого истинно послал Гос­подь, когда сбы­ва­лось слово того про­рока (Иер. 28:9).

Любой из чита­те­лей может про­из­не­сти фор­маль­ное «про­ро­че­ство». Напри­мер, он скажет: завтра я напишу письмо, и дей­стви­тельно, на сле­ду­ю­щий день напи­шет. Но мы пре­красно пони­маем, что это не имеет ника­кого отно­ше­ния к насто­я­щему про­ро­че­ству. Ибо реаль­ного буду­щего он не знает, и завтра вполне может слу­читься нечто такое, что нам станет совсем не до письма.

Кстати, точно так же дей­ствуют лже­про­роки и гадалки, равно как и дьявол, веща­ю­щий через них: в чем-то их про­гноз – это план наших пред­по­ла­га­е­мых дей­ствий. Но и дьявол не знает буду­щего, он, как сотво­рен­ное суще­ство, нахо­дится «внутри» вре­мени. Именно потому дья­воль­ские пред­ска­за­ния, как и люд­ские про­гнозы, всегда даются на крат­ко­сроч­ную пер­спек­тиву. И это понятно. Легко ска­зать: завтра напишу письмо – и напи­сать. А вот запла­ни­ро­вать через год напи­сать письмо и выпол­нить это – уже слож­нее: веро­ят­ность испол­не­ния даже соб­ствен­ного плана намного меньше. А ска­зать: через трид­цать лет напишу письмо? Это выпол­нить еще слож­нее. Да и будем ли мы живы к тому вре­мени?! А ска­зать: через сто лет мой пото­мок напи­шет такое-то письмо? Ну, тут всякий махнет рукой…

А вот в Библии суще­ствуют кон­крет­ные про­ро­че­ства, детально сбыв­ши­еся спустя сто­ле­тия после того, как они были про­из­не­сены и запи­саны. Досто­вер­ность их несо­мненна: руко­писи с этими пред­ска­за­ни­ями дати­ру­ются на много веков ранее того, как они испол­ни­лись. Вот пример. Одна­жды некая жен­щина при­сту­пила к Христу с ала­васт­ро­вым сосу­дом и воз­лила бла­го­во­ние на главу Его, и когда апо­столы воз­не­го­до­вали о напрас­ной трате столь дра­го­цен­ного бла­го­во­ния, то услы­шали: Истинно говорю вам: где ни будет про­по­ве­дано Еван­ге­лие сие в целом мире, ска­зано будет в память ее и о том, что она сде­лала (Мф. 26:13). Эти слова содер­жатся в ману­скрипте p64, дати­ру­е­мом II веком по Р.Х., когда хри­сти­ан­ство было гонимо, а хри­сти­ане пред­став­ляли собой неболь­шую по чис­лен­но­сти группу. Что уж тут гово­рить о про­по­веди в целом мире, когда по всем люд­ским меркам не было ника­кой гаран­тии того, что и Писа­ние вообще-то сохра­нится: вспом­ним, что позд­нее, в начале IV века, импе­ра­тор Дио­кле­тиан поста­но­вил по всей Рим­ской импе­рии изы­мать и уни­что­жать хри­сти­ан­ские книги, наме­ре­ва­ясь покон­чить с хри­сти­ан­ством: «Да погиб­нет имя хри­стиан» – так было напи­сано в его указе. И однако же мы все сви­де­тели, что слово Гос­пода Иисуса Христа сбы­лось в точ­но­сти, во всех дета­лях, причем много сто­ле­тий спустя. И Библия теперь явля­ется самой рас­про­стра­нен­ной книгой в мире, ее читают на всех шести кон­ти­нен­тах, она пере­ве­дена на 2426 языков, издана общим тира­жом около 6 мил­ли­ар­дов экзем­пля­ров, и в целом мире известна исто­рия о жен­щине с ала­васт­ро­вым сосу­дом. Кон­крет­ный пример точ­ного про­ро­че­ства, кото­рое не запи­сано задним числом, но есть в руко­пи­сях, более древ­них, чем испол­не­ние его, и в этом точном испол­не­нии может убе­диться любой.

Еще пример. Пророк Исайя пред­ре­кает: И Вави­лон, краса цар­ства, гор­дость Хал­деев, будет нис­про­вер­жен Богом, как Содом и Гоморра. Не засе­лится нико­гда, и в роды родов не будет жите­лей в нем… (Ис. 13:19–22).

Также и пророк Иере­мия сооб­щает откро­ве­ние о Вави­лоне: И не возь­мут из тебя камня для углов, и камня для осно­ва­ния. Но вечно будешь запу­сте­нием, гово­рит Гос­подь (Иер 51: 26).

Когда про­из­но­си­лось это про­ро­че­ство в VIII веке до Р.Х., эти слова каза­лись неве­ро­ят­ными: к тому вре­мени Вави­лон стоял уже пол­торы тысячи лет и про­цве­тал.

Но в VI веке до Р.Х. город был захва­чен и частично раз­ру­шен вой­сками пер­сид­ского царя Кира. В IV веке до Р.Х. Вави­ло­ном овла­дел Алек­сандр Маке­дон­ский, кото­рый решил воз­ро­дить хире­ю­щее посе­ле­ние, вос­ста­но­вить глав­ный язы­че­ский храм и сде­лать Вави­лон сто­ли­цей своего цар­ства. Однако сразу после этого реше­ния вели­кий пол­ко­во­дец забо­лел и умер – раньше, чем даже были разо­браны раз­ва­лины.

Древ­ней­ший список книги про­рока Исайи – Qisa дати­ру­ется II в. до Р.Х., а древ­ней­ший папи­рус с тек­стом книги про­рока Иери­мии – III в. до Р.Х. В то время Вави­лон еще был насе­лен. А к I в. по Р.Х. пол­но­стью испол­ня­ется про­ро­че­ство: в 116 году про­ез­жав­ший мимо импе­ра­тор Траян застал здесь «лишь кур­ганы и легенды о них».

Але­кандр Маке­дон­ский был не един­ствен­ным пра­ви­те­лем, кото­рый попы­тался оспо­рить про­ро­че­ство. В конце 1980‑х годов лидер Ирака Саддам Хус­сейн при­ка­зал под­го­то­вить проект воз­рож­де­ния Вави­лона. Он хотел устро­ить здесь город с гости­ни­цами и уве­се­ли­тель­ными заве­де­ни­ями, пре­вра­тив его в круп­ней­ший тури­сти­че­ский центр Ближ­него Востока. Первые работы нача­лись в 1991‑м году… и в нем закон­чи­лись. Из-за опе­ра­ции «Буря в пустыне». Так мы видим бук­валь­ное испол­не­ние слова Божия на про­тя­же­нии тысяч лет, в том числе и в наше время.

В Библии немало других столь же ясных при­ме­ров истин­но­сти про­ро­честв.

А вот о «про­ро­че­ствах» Мухам­меда ска­зать этого никак нельзя. К тому же в Коране он сам прямо гово­рит, что не знает, «что будет сде­лано со мною и с вами» (46:8). В одном из хади­сов Мухам­мед утвер­ждает: «Никто не знает, что будет завтра, что скрыто в утро­бах, что он при­об­ре­тет завтра, в какой земле умрет и никто не знает, когда пойдет дождь» (Бухари, 1039). Итак, он сам рас­пи­сы­ва­ется в том, что не знает буду­щего, но это еще, как гово­рится, пол­беды. Согласно мусуль­ман­ским же источ­ни­кам, Мухам­мед все-таки делал пред­ска­за­ния, и они – не сбы­ва­лись!

Вот пример: «Одна­жды, в конце своей жизни, пророк совер­шил с нами вечер­нюю молитву, под­нялся и сказал: “Пони­ма­ете ли вы, что это за ночь? Поис­тине, через сто лет после этой ночи не оста­нется на земле ни одного из живу­щих на ней”» (Бухари, 116). Любой, чита­ю­щий эти строки, явля­ется опро­вер­же­нием лже­про­ро­че­ства, ибо не только через сто, но и через пол­торы тысячи лет земля пол­нится живу­щими.

Еще хадис: «Послан­ник Аллаха сказал: “скоро Евфрат откроет сокро­вищ­ницу, полную золота, но пусть тот, кто будет жить в это время, ничего не берет оттуда… Евфрат рас­кроет гору золота под ним”» (Бухари, 7119). За более чем пол­торы тысячи лет это «скоро» так и не насту­пило.

И еще: «Нико­гда не пре­успеет народ, кото­рый сде­лает жен­щину своим пра­ви­те­лем» (Бухари, 9.88.219). Англий­ский народ вполне пре­успе­вает при полу­ве­ко­вом прав­ле­нии коро­левы Ели­за­веты II, как и до того пре­успе­вал при прав­ле­нии коро­левы Вик­то­рии. Ана­ло­гич­ные при­меры из исто­рии можно про­дол­жать, но их, впро­чем, обра­зо­ван­ный чита­тель и так знает.

Как мы помним из Библии, по закону Мои­се­еву, даже одного несбыв­ше­гося про­ро­че­ства доста­точно, чтобы не только при­знать чело­века лже­про­ро­ком, но и посту­пить с ним весьма сурово: такого про­рока пре­дайте смерти (Втор. 18:20).

Однако это не един­ствен­ный кри­те­рий, и Боже­ствен­ное Откро­ве­ние пред­ла­гает нам второй, уни­вер­саль­ный способ опре­де­ле­ния – истинно или ложно откро­ве­ние, а также те, кто его при­но­сит.

Вот он, второй биб­лей­ский кри­те­рий: Если бы даже мы или ангел с неба стал бла­го­вест­во­вать вам не то, что мы бла­го­вест­во­вали вам, да будет ана­фема (Гал 1:8).

Вполне логично. Поскольку мусуль­мане знают, что у хри­стиан свя­щен­ное Писа­ние – Библия, то, есте­ственно, для того чтобы при­знать Мухам­меда про­ро­ком или хотя бы просто чело­ве­ком неза­блуд­шим, нужно, как мини­мум, чтобы его учение не про­ти­во­ре­чило тому, что нам уже известно как истин­ное Откро­ве­ние Божие.

Что инте­ресно: сам Мухам­мед был совер­шенно согла­сен с этим кри­те­рием. В Коране гово­рится, что он был послан «для под­твер­жде­ния истин­но­сти того, что было нис­по­слано до него, как прямой путь и радост­ная весть веру­ю­щим» (Коран 2:97), а также уточ­ня­ется, что кон­кретно име­ется в виду: «Нис­по­слал Он тебе в истине, под­твер­ждая истин­ность того, что нис­по­слано до него. И нис­по­слал Он Тору и Еван­ге­лие раньше в руко­вод­ство для людей» (Коран 3: 3–4). В другом месте гово­рится, что в при­не­сен­ном Иису­сом «Еван­ге­лии – руко­вод­ство и свет» и что оно дано «с под­твер­жде­нием истин­но­сти того, что нис­по­слано до него в Торе, и руко­вод­ством и уве­ща­нием для бого­бо­яз­нен­ных» (Коран 5:46).

Нако­нец, для хри­стиан прямо запо­ве­дано: «И пусть судят обла­да­тели Еван­ге­лия по тому, что низвел в нем Аллах» (Коран 5: 47).

Так мы и посту­паем, но не потому, что слу­ша­емся Корана, а потому, что это пред­пи­сано в Библии и это же под­ска­зы­вает здра­вый смысл.

Однако даже мусуль­ма­нам хорошо известно, что в том, что принес Мухам­мед как якобы под­твер­жде­ние Библии, нахо­дятся весьма суще­ствен­ные и даже кар­ди­наль­ные про­ти­во­ре­чия Библии. Мы уже пока­зали это выше.

Сле­до­ва­тельно, и этому кри­те­рию не удо­вле­тво­ряет Мухам­мед.


Часть 2^

Выше мы назвали несколько весьма веских причин, по кото­рым хри­сти­ане не могут счи­тать Мухам­меда истин­ным про­ро­ком Божиим: во-первых, в Боже­ствен­ном замысле спа­се­ния Мухам­мед как пророк – фигура лишняя; во-вторых, он учит про­ти­во­по­ложно тому, чему учит Спа­си­тель; в‑третьих, нет ника­ких объ­ек­тив­ных дока­за­тельств избран­но­сти Мухам­меда на про­ро­че­ство­ва­ние.

В‑четвертых, Мухам­мед, каким он изве­стен по мусуль­ман­ским ска­за­ниям, не соот­вет­ствует нрав­ствен­ному образу про­рока, каким его рисует Свя­щен­ное Писа­ние.

Мухам­мед коры­стен. И это прежде всего отли­чает его от истин­ного про­рока. Все истин­ные про­роки бес­ко­рыстны, это не просто личная черта харак­тера каж­дого из них, но сви­де­тель­ство того, что тот, кто дей­стви­тельно имеет связь с Все­дер­жи­те­лем, не может зави­сеть от смерт­ных людей.

Пророк Елисей силою Божией исце­лил Нее­мана от про­казы и воз­вра­тился к чело­веку Божию он и все сопро­вож­дав­шие его, и пришел, и стал пред ним, и сказал: вот, я узнал, что на всей земле нет Бога, как только у Изра­иля; итак прими дар от раба твоего. И сказал он: жив Гос­подь, пред лицем Кото­рого стою! не приму. И тот при­нуж­дал его взять, но он не согла­сился (4Цар 5:15–16). А когда пророк узнал, что Гиезий, слуга его, догнал Нее­мана и от его имени выпро­сил денег и одежды и скрыл это у себя дома, то сказал: Пусть же про­каза Нее­ма­нова при­ста­нет к тебе и к потом­ству твоему навек. И вышел он от него белый от про­казы, как снег (4Цар 5:27).

У про­рока Вала­ама лишь появился помы­сел пойти к Валаку ради личной выгоды, и уже это яви­лось тяг­чай­шим грехом пред Богом, в кото­ром пророк рас­ка­ялся (Числ 22–24), но все равно был убит (см.: Числ. 31:8) и стал сим­во­лом поги­бель­ного коры­сто­лю­бия (см.: Иуд. 1:11). Это момент прин­ци­пи­аль­ный.

А в Коране хри­сти­а­нин видит сплош­ную корысть «про­рока». Ни один пророк Божий не изре­кал таких «откро­ве­ний», как, напри­мер, такое: а мне при­чи­та­ется пятая доля всей добычи (см.: Коран 8:42), или: а мне вот поз­во­лено неогра­ни­чен­ное коли­че­ство жен (см.: Коран 4:3) или: а мне поз­во­лено жениться на жене при­ем­ного сына (см.: Коран 33:36–51), или: захва­че­ное у врага недви­жи­мое иму­ще­ство все пере­хо­дит в мое рас­по­ря­же­ние (см.: Коран 59: 7), или: мне Бог поз­во­лил не соблю­дать клятвы, данные женам (см.: Коран 66:1–2), а еще поз­во­лил самому уста­нав­ли­вать оче­ред­ность их посе­ще­ния (см.: Коран 33:51) и т.д.

Заду­май­тесь: в Библии пере­чис­ля­ются несколько десят­ков про­ро­ков, а именно: Моисей, Аарон, Самуил, Давид, Гад, Нафан, Самей, Ахия, Иуй, Адда, Илия, Одед, Елисей, Михей, Иона, Исаия, Иере­мия, Варух, Иезе­ки­иль, Аггей, Заха­рия, Даниил, Осия, Иоиль, Амос, Авдий, Наум, Авва­кум, Софо­ния, Мала­хия, Иоанн Кре­сти­тель. Многие из них оста­вили запи­сан­ные ими книги с откро­ве­ни­ями, о жизни и откро­ве­ниях других сооб­щают биб­лей­ские исто­ри­че­ские книги – и ни один из под­лин­ных про­ро­ков Божиих ни разу не изре­кал подоб­ного. Более того, как мы уже пока­зали, и малая корысть, даже в мыслях, счи­та­лась тяг­чай­шим грехом.

И корысть, увы, не един­ствен­ное, что отли­чает Мохам­меда от биб­лей­ских про­ро­ков.

Ни один из них не брал себе в жены девя­ти­лет­нюю девочку, как Мухам­мед – Айшу; ни один не под­вер­гал плен­ных пыткам, как Мухам­мед – Кинана; ни один не наси­ло­вал женщин, захва­чен­ных во время боя, как Мухам­мед – иудейку Рай­хану; ни один не застав­лял при­зна­вать себя про­ро­ком под угро­зой смерти; ни один не посы­лал наем­ных убийц, чтобы под покро­вом ночи рас­пра­виться с оппо­нен­тами, как Мухам­мед – с Каабом ибн Ашра­фом, Асмой бинт Марван, Абу Афаком, ал-Хари­сом ибн Сувай­дом, Умм Кирфой и Абу Рафии; ни один не зани­мался гра­бе­жом, как Мухам­мед, напа­дав­ший на кара­ваны; ни один не считал воз­мож­ным нару­шать данные им клятвы.

Как видим, отли­чие Мухам­меда по мусуль­ман­ским же рас­ска­зам от истин­ных про­ро­ков Божиих весьма суще­ствен­ное.

Нако­нец, глав­ное отли­чие Мухам­меда от истин­ных про­ро­ков Божиих: он был не спо­со­бен тво­рить чудеса. Ему мно­го­кратно арабы-языч­ники гово­рили: сотвори чудо – и мы пове­рим в тебя. Однако Мухам­мед все время отго­ва­ри­вался тем, что тво­рить чудеса может только Аллах, а сам он всего лишь «уве­ще­ва­тель». Вот пример из «Сирата» Ибн Хишама, когда курай­шиты про­сили хоть каким-либо зна­ме­нием под­твер­дить его про­ро­че­ские при­тя­за­ния: «Они ска­зали: Попроси своего Гос­пода, чтобы он послал вместе с тобой ангела, кото­рый под­твер­дит твои слова и защи­тит тебя… Тогда мы убе­ди­лись бы в твоем высо­ком поло­же­нии при Гос­поде твоем». И Мухам­мед отве­тил им: «Я этого не сделаю… Гос­подь не посы­лал меня к вам за этим. Аллах послал меня вест­ни­ком и уве­ще­ва­те­лем». Они ска­зали: «В таком случае, опус­кай на нас небо кус­ками! Как ты утвер­ждал, Гос­подь твой, если захо­чет, сде­лает это. Мы не пове­рим в тебя, пока не сде­ла­ешь». Мухам­мед отве­тил: «Это уже дело Аллаха. Если он захо­чет сде­лать это с вами, сде­лает». Они ска­зали: «О Мухам­мед! Разве не знал твой Гос­подь, что мы будем сидеть с тобой и спро­сим тебя о том, о чем спро­сили, и потре­буем то, что потре­бо­вали? Пусть бы пришел к тебе и научил, как отве­чать на наши расc­просы, как посту­пить с нами, если не примем то, что ты принес?».

И в Коране об этом ясно ска­зано: «Те, кото­рые не уве­ро­вали, гово­рят: “Почему ему не нис­по­слано зна­ме­ние от его Гос­пода? Но, воис­тину, ты – всего лишь уве­ще­ва­тель”» (Коран 13: 7); «И ска­зали они: “Не пове­рим мы тебе, пока ты не изве­дешь нам из земли источ­ника, или будет у тебя сад с паль­мами и вино­гра­дом… или спу­стишь на нас небо, как гово­ришь, кус­ками, или при­дешь с Алла­хом и анге­лами пред нами, или будет у тебя дом из золо­тых укра­ше­ний, или ты под­ни­ма­ешься на небо… Скажи: «Хвала Гос­поду моему! Разве я только не чело­век-послан­ник?» (Коран 17: 90–93). Будь Мухам­мед дей­стви­тельно чудо­твор­цем, будь все легенды о чуде­сах, опи­сан­ных в позд­ней­ших мусуль­ман­ских пре­да­ниях, дей­стви­тельно верны, ему не соста­вило бы труда отве­тить на эти вопросы. Но в каком бы месте Корана ни зада­вался Мухам­меду вопрос, может ли он повто­рить чудеса преды­ду­щих про­ро­ков, ответ был всегда неиз­ме­нен – нет.

Впро­чем, даже если и про­ис­хо­дили те чудеса, кото­рые при­пи­саны Мухам­меду в мусуль­ман­ском пре­да­нии (а они, как пра­вило, все про­ис­хо­дили только при «своих»), то сама невоз­мож­ность для него сотво­рить чудо именно тогда, когда этого про­сили как знака под­твер­жде­ния, что он дей­стви­тельно от истин­ного Бога, весьма симп­то­ма­тична. Про­роки Ваа­ловы, кото­рые вышли состя­заться с про­ро­ком Илией, в другое время тоже могли тво­рить чудеса маги­че­ской силой – этим объ­яс­ня­ется то, сколь уве­ренно они пошли на состя­за­ние. Но как только вопрос встал об истин­ном Боге, они ока­за­лись бес­сильны (см.: 3Цар 18).

Сле­ду­ю­щее прин­ци­пи­аль­ное отли­чие – форма при­зва­ния к про­ро­че­ство­ва­нию. Для биб­лей­ских про­ро­ков совер­шенно немыс­лимо то, что рас­ска­зы­ва­ется о Мухам­меде: ночью ему явился некто страш­ный и без пре­ди­сло­вий начал мучить его, застав­ляя читать, притом что Мухам­мед, как уве­ряют мусуль­мане, был негра­мот­ным.

Вот как это опи­сы­ва­ется: «Когда насту­пил этот месяц… послан­ник Аллаха отпра­вился к горе Хира… Когда насту­пила ночь… принес ему Джиб­рил веле­ние Аллаха. Послан­ник Аллаха рас­ска­зы­вал: “Явился мне Джиб­рил, когда я спал, с пар­чо­вым покры­ва­лом, в кото­рое была завер­нута какая-то книга и сказал: «Читай!» Я отве­тил: «Я не умею читать». Тогда он стал душить меня этим покры­ва­лом, так что я поду­мал, что пришла смерть. Потом он отпу­стил меня и сказал: «Читай!» Я отве­тил: «Я не умею читать». Он опять стал душить меня им, и я поду­мал, что умираю. Потом он отпу­стил меня и сказал:“Читай!» Я отве­тил: «Что читать?», желая только изба­виться от него, чтобы он не стал опять делать со мной то же, что раньше. Тогда он сказал: «Читай! Во имя Гос­пода твоего, кото­рый сотво­рил чело­века из сгустка. Читай! Ведь Гос­подь твой щед­рей­ший, кото­рый научил тро­стин­кой для письма чело­века тому, чего тот не знал”» (Коран 96: 1–5).

После этого души­тель исчез, а Мухам­меда охва­тило такое отча­я­ние, что он решил покон­чить жизнь само­убий­ством. Но когда уже соби­рался спрыг­нуть с горы, он снова увидел того же духа, испу­гался и в страхе при­бе­жал домой, где рас­ска­зал о виде­нии своей жене Хади­дже, сказав: «О Хади­джа! Во имя Аллаха, я нико­гда ничего так не нена­ви­дел, как идолов и пред­ска­за­те­лей, и я боюсь, что сам должен стать пред­ска­за­те­лем… О Хади­джа! Я слышал звук и видел свет, и я боюсь, что сошел с ума» (Ибн Саад. Таба­кат. Т. 1. С. 225).

Та отпра­ви­лась к своему дво­ю­род­ному брату-хри­сти­а­нину Вараке, и он истол­ко­вал виде­ние в том смысле, что это было явле­ние архан­гела Гав­ри­ила, кото­рый якобы являлся всем про­ро­кам, и что Мухам­мед также, сле­до­ва­тельно, явля­ется про­ро­ком еди­ного Бога.

Ни одного истин­ного про­рока ни Бог, ни ангел не мучили и не пытали, застав­ляя под­чи­ниться при­зва­нию. Ни у кого Бог не ломает воли. Напро­тив. Вот Моисей, подойдя к горя­щему кусту, слышит голос Божий, и Гос­подь, во-первых, пред­став­ля­ется: Я Бог отца твоего, Бог Авра­ама, Бог Исаака и Бог Иакова (Исх. 3:3), а после этого пред­ла­гает: Итак, пойди: Я пошлю тебя к фара­ону; и выведи из Египта народ Мой, сынов Изра­и­ле­вых (Исх 3: 6). Моисей пона­чалу не реша­ется: Кто я, чтобы мне идти к фара­ону и выве­сти из Египта сынов Изра­и­ле­вых? (Исх. 3:8). Но Бог не начи­нает его душить, как некто Мухам­меда, а убеж­дает сло­весно, под­дер­жи­вает: Я буду с тобою, и вот тебе зна­ме­ние (Исх 3: 11). И Моисей, убеж­ден­ный и укреп­лен­ный Богом, решает всту­пить на про­ро­че­ский путь.

Вот при­зва­ние Иере­мии. Первым делом Гос­подь ему объ­яв­ляет, кто Он:Прежде нежели Я обра­зо­вал тебя во чреве, Я познал тебя, и прежде нежели ты вышел из утробы, Я освя­тил тебя (Иер. 1:5) и после объ­яв­ляет о про­ро­че­ском слу­же­нии. И пророк Иере­мия также сна­чала сомне­ва­ется в своих силах: О, Гос­поди Боже! я не умею гово­рить, ибо я еще молод (Иер. 1:6). Но и здесь любя­щий Гос­подь не начи­нает его мучить и пытать, а убеж­дает и обод­ряет сло­весно: Не бойся их; ибо Я с тобою, чтобы избав­лять тебя, сказал Гос­подь. И про­стер Гос­подь руку Свою, и кос­нулся уст моих, и сказал мне Гос­подь: вот, Я вложил слова Мои в уста твои (Иер. 1:8–9).

А про­року Иезе­ки­илю было явлено само виде­ние Божией славы, так что он со сми­ре­нием пал на лице свое. И что же сказал ему Гос­подь? В те вре­мена, когда даже перед зем­ными царями про­сто­лю­ди­нам не доз­во­ля­лось гово­рить стоя, Бог объ­яв­ляет: Сын чело­ве­че­ский! стань на ноги твои, и Я буду гово­рить с тобою (Иез. 2:1), и снова убеж­дает и укреп­ляет сло­весно: Я посы­лаю тебя к сынам Изра­и­ле­вым, к людям непо­кор­ным… А ты, сын чело­ве­че­ский, не бойся их и не бойся речей их… слушай, что Я буду гово­рить тебе; не будь упрям, как этот мятеж­ный дом; открой уста твои и съешь, что Я дам тебе (Иез. 2:3,6). И затем про­року дается небес­ный свиток, и я съел, и было в устах моих сладко, как мед (Иез. 3:3).

Также и про­року Исаие было виде­ние: В год смерти царя Озии видел я Гос­пода, сидя­щего на пре­столе высо­ком и пре­воз­не­сен­ном… И сказал я: горе мне! ибо я чело­век с нечи­стыми устами, и живу среди народа также с нечи­стыми устами, – и глаза мои видели Царя, Гос­пода Сава­офа. Тогда при­ле­тел ко мне один из Сера­фи­мов, и в руке у него горя­щий уголь, кото­рый он взял кле­щами с жерт­вен­ника, и кос­нулся уст моих и сказал: вот, это кос­ну­лось уст твоих, и без­за­ко­ние твое уда­лено от тебя, и грех твой очищен (Ис. 6:1,5–7). Заметьте, пророк не сооб­щает ни о какой боли от при­кос­но­ве­ния очи­ща­ю­щего небес­ного огня, ибо огонь этот не при­чи­няет боли, как и чудес­ный бла­го­дат­ный огонь, схо­дя­щий каждый год на Гробе Гос­под­нем в Иеру­са­лиме, как и небес­ный свиток про­рока Иезе­ки­иля ока­зался сладок, как мед. Еще важнее то, что ни Бог, ни сера­фим не застав­ляют Исаию ста­но­виться про­ро­ком, не навя­зы­вают свою волю и не ломают наси­лием волю про­рока – все про­ис­хо­дит совсем наобо­рот: И услы­шал я голос Гос­пода, гово­ря­щего: кого Мне послать? и кто пойдет для Нас? И я сказал: вот я, пошли меня (Ис. 6:8).

Неко­то­рые мусуль­ман­ские поле­ми­сты, дабы оправ­дать Мухам­меда, ссы­ла­ются на эпизод борьбы с Богом пра­вед­ного Иакова, а также на то, что, якобы «Бог силой заста­вил упор­ство­вав­шего про­рока Иону при­нять откро­ве­ние свыше и сооб­щить его жите­лям Нине­вии: Он воз­двиг бурю на море и пове­лел киту про­гло­тить его». Но гово­рить это может лишь тот, кто не знает либо созна­тельно иска­жает текст Свя­щен­ного Писа­ния. Ибо Бог явля­ется Иакову не для того, чтобы при­звать его к про­ро­че­ство­ва­нию: И остался Иаков один. И боролся Некто с ним до появ­ле­ния зари (Быт. 32:24). Ясно видно, что Бог ничего не тре­бует от него и не застав­ляет при­нять Свою волю. Но еще важнее то, что состя­за­ние Иакова с Богом закон­чи­лось прямо про­ти­во­по­ложно тому, чем закон­чи­лось состя­за­ние духа с Мухам­ме­дом, – побе­дил Иаков: И, увидев, что не одо­ле­вает его, кос­нулся состава бедра его и повре­дил состав бедра у Иакова, когда он боролся с Ним. И сказал [ему]: отпу­сти Меня, ибо взошла заря. Иаков сказал: не отпущу Тебя, пока не бла­го­сло­вишь меня. И сказал: как имя твое? Он сказал: Иаков. И сказал [ему]: отныне имя тебе будет не Иаков, а Изра­иль, ибо ты боролся с Богом, и чело­ве­ков одо­ле­вать будешь (Быт. 32:25–28).

Здесь вполне уместно спро­сить: кто силь­нее – Бог или чело­век? Разу­ме­ется, Бог. Тогда почему побе­дил Иаков? Разу­ме­ется, только потому, что этого поже­лал Бог. Святые отцы Пра­во­слав­ной Церкви при­во­дили этот текст как пример отно­ше­ния Бога к чело­ве­че­ской сво­боде. Он, при­зна­вая Свой дар – сво­боду чело­века, не ломает ее, а усту­пает ей. Итак, пример Иакова, напро­тив, дока­зы­вает, что тот, кто явился Мухам­меду в пещере, был не от Бога Иакова.

Что же каса­ется про­рока Ионы, то мусуль­ман­ские апо­ло­геты путают чита­теля. Гос­подь послал кита про­гло­тить Иону не как нака­за­ние или муку, а как спа­се­ние ему, когда моряки бро­сили за борт про­рока во время шторма: И взяли Иону и бро­сили его в море… И пове­лел Гос­подь боль­шому киту погло­тить Иону ( Ион. 1:15,2: 1). Это во-первых. А во-вторых, утвер­жде­ния о том, что при этом у про­рока во чреве кита «усло­вия для сво­бод­ного выбора и раз­мыш­ле­ния были не слиш­ком ком­фортны» явля­ются соб­ствен­ными домыс­лами мусуль­ман. Нигде в книге про­рока Ионы о каких-либо «неком­форт­ных усло­виях» не ска­зано. Само нахож­де­ние Ионы во чреве кита было чудом, кото­рое, кстати, при­зна­ется и Кора­ном, а в усло­виях чуда, как мы пони­маем, для Бога не сложно было сде­лать пре­бы­ва­ние для про­рока во чреве кита не менее, а то и более ком­форт­ным по срав­не­нию с нашим. Вся вторая глава книги про­рока Ионы посвя­щена его молитве, про­из­но­си­мой из глу­бины мор­ской, но и в этой молитве он нигде не жалу­ется на «неком­форт­ные усло­вия кито­вого чрева», кото­рые якобы, как пыта­ются пред­ста­вить мусуль­мане, выну­дили про­рока дать согла­сие. Напро­тив, эта молитва как раз сви­де­тель­ствует о рас­ка­я­нии Ионы и доб­ро­воль­ном реше­нии сле­до­вать воле Божией. И, нако­нец, в‑третьих: даже если бы усло­вия и впрямь были «неком­форт­ными» (хотя ни Библия, ни сам пророк не гово­рят об этом), все же «неком­форт­ные усло­вия» и пытка – это совсем разные вещи. Ни Библия, ни даже Коран не гово­рят о том, что Ионе во чреве кита являлся ангел и душил его, застав­ляя при­нять волю Бога. Вот в таком бы случае ана­ло­гия между при­зва­нием Мухам­меда и Ионы была бы спра­вед­ли­вой. Однако же ни того, ни дру­гого, ни тре­тьего нет: И был Иона во чреве этого кита три дня и три ночи. И помо­лился Иона Гос­поду Богу своему из чрева кита… И сказал Гос­подь киту, и он изверг Иону на сушу» (Ион. 2:1–2, 11).

Итак, видны три прин­ци­пи­аль­ных отли­чия при­зва­ния Мухам­меда. Во-первых, дух, явив­шийся ему, не пред­ста­вился, кто он и от кого, почему сам потер­пев­ший и запо­до­зрил в нем дья­вола. Во-вторых, этот дух сразу же начал мучить, застав­ляя под­чи­ниться: «стал душить меня этим покры­ва­лом, так что я поду­мал, что пришла смерть». И, нако­нец, в‑третьих, резуль­та­том этой ини­ци­а­ции было то, что Мухам­мед впал в отча­я­ние и решил покон­чить само­убий­ством – ни один истин­ный пророк не испы­ты­вал жела­ния покон­чить собой после виде­ния Бога или Его под­лин­ных анге­лов!

Парал­ле­лей дан­ного спо­соба «откро­ве­ния» в Свя­щен­ном Писа­нии хри­стиан с Кора­ном не усмат­ри­ва­ется. Зато усмат­ри­ва­ются неко­то­рые парал­лели с при­зы­ва­нием шама­нов, когда на чело­века нахо­дит некая сила и застав­ляет его стать про­вод­ни­ком своей воли в мир и своим слу­жи­те­лем в миру. Как известно, шама­нами никто не ста­но­вится по своей воле. Шаманы изби­ра­ются поту­сто­рон­ними силами для службы им, после чего духи застав­ляют, в том числе и муче­ни­ями (так назы­ва­е­мая «шаман­ская болезнь»), кан­ди­дата при­нять опре­де­лен­ную им миссию[3]. Видна основ­ная парал­лель и в при­зва­нии Мухам­меда, и в при­зва­нии шама­нов – наси­лие над лич­но­стью, жела­ние силой и муче­ни­ями заста­вить чело­века при­нять чуждую ему волю. Эту парал­лель отме­чали и свет­ские иссле­до­ва­тели, напри­мер, Мирча Элиаде[4], М.Б. Пио­тров­ский[5], Е.А. Резван со ссыл­кой на И.Н. Вин­ни­кова[6].

Разу­ме­ется, парал­лели не озна­чают тож­де­ства. Тем не менее они дают пищу для раз­мыш­ле­ний.

Кроме того, ни один биб­лей­ский пророк, в отли­чие от Мухам­меда, не под­вер­гался воз­дей­ствию чаро­деев и кол­ду­нов. Жена Мухам­меда Айша рас­ска­зы­вала: «Кол­дов­ство подей­ство­вало на про­рока так, что он начал думать, будто делал вещи, кото­рых на самом деле не делал», потом ему при­снился сон, где яви­лись два чело­века и рас­ска­зали, что это след­ствие чар, наве­ден­ных Лубай­дом бен ал-Асамом (Бухари, 4.54.490). В другом хадисе объ­яс­ня­ется, что под воз­дей­ствием чар ему каза­лось, что он имел сек­су­аль­ное обще­ние со своими женами, тогда как на самом деле этого не было (Бухари, 7.71.660).

Было и такое: Мухам­мед, сооб­щая полу­чен­ное откро­ве­ние, вдруг объ­явил язы­че­ских богинь ал-Лат, ал-Уззу, и Манат истин­ными заступ­ни­цами, «на чье заступ­ни­че­ство должно упо­вать». Как гласит мусуль­ман­ское пре­да­ние, вече­ром Джиб­рил (Гав­риил) явился и сказал ему, что слова эти исхо­дили от сатаны. Мухам­мед испу­гался, но Джиб­рил успо­коил его уве­ре­нием, что сатана якобы всегда пыта­ется вме­шаться в боже­ствен­ные откро­ве­ния, и дал ему пра­виль­ный текст, в кото­ром, напро­тив, осуж­да­лись эти ложные богини (Коран 53: 21–23). Эта исто­рия запи­сана почти во всех ранних био­гра­фиях Мухам­меда (кроме одной). Ее можно найти в рабо­тах Ибн Исхака, ал-Вакиди, Ибн Саада, ал-Бала­зури, ат-Табари и аз-Замах­шари.

Кроме того, для оправ­да­ния Мухам­меда в Коране гово­рится: «И не посы­лали Мы до тебя ника­кого послан­ника или про­рока без того, чтобы, когда он пре­да­вался мечтам, сатана не бросил в его мечты чего-либо, но Аллах сти­рает то, что бро­сает сатана, потом Аллах утвер­ждает Свои зна­ме­ния» (Коран 22: 52).

Но всякий, зна­ю­щий Боже­ствен­ное откро­ве­ние, засви­де­тель­ствует, что как раз напро­тив – нико­гда ни у одного под­лин­ного про­рока Божия, когда он изре­кал откро­ве­ния или видел боже­ствен­ные виде­ния, не было таких про­ис­ше­ствий, ибо сатана боится под­сту­пить к нему и бес­си­лен повре­дить делу Божи­ему. Ни один пророк Божий нико­гда не под­вер­гался воз­дей­ствию бесов­скому так, чтобы гре­зить наяву и видеть то, чего не было.

Для хри­сти­а­нина и образы «откро­ве­ний» Мухам­меда, и его дей­ствия очень напо­ми­нают состо­я­ния духов­ной пре­ле­сти, воз­ни­ка­ю­щие в резуль­тате воз­дей­ствия на чело­ве­че­скую при­роду падших духов. Многие пра­во­слав­ные подвиж­ники пре­ду­пре­ждали об этой опас­но­сти. Вот, напри­мер, что пишет свя­ти­тель Игна­тий (Брян­ча­ни­нов): «Когда злой дух пре­ле­сти при­бли­жа­ется к чело­веку, то воз­му­щает ум его и делает диким, сердце оже­сто­чает и омра­чает, наво­дит боязнь, и страх, и гор­дость, очи извра­щает, мозг тре­во­жит, все тело в тре­пе­та­ние при­во­дит»[7].

А вот слова пре­по­доб­ного Гри­го­рия Сина­ита: «Пре­лесть, гово­рят, в двух видах нахо­дит – в виде меч­та­ний и воз­дей­ствий… Первая бывает нача­лом второй, а вторая нача­лом тре­тьей еще – в виде исступ­ле­ния… Нача­лом мни­мого созер­ца­ния фан­та­сти­че­ского служит мнение… Второй образ пре­ле­сти в виде воз­дей­ствий вот каков: начало имеет она в сла­до­стра­стии, рож­да­ю­щемся от есте­ствен­ного похо­те­ния… Рас­па­ляя все есте­ство и омра­чив ум соче­та­нием с меч­та­тель­ными идо­лами, она при­во­дит его в исступ­ле­ние опья­не­нием от пали­тель­ного дей­ствия своего… В сем состо­я­нии пре­льщен­ный берется про­ро­че­ство­вать, дает ложные пред­ска­за­ния, предъ­яв­ляет, будто видит неко­то­рых святых, и пере­дает слова, будто ими ему ска­зан­ные»[8].

Иногда мусуль­мане, пыта­ясь дока­зать, что Мухам­мед был про­ро­ком, ссы­ла­ются на то, что он был успеш­ным поли­ти­ком и пол­ко­вод­цем и многих обра­тил в свою веру. Это совер­шенно несе­рьез­ные аргу­менты: Алек­сандр Маке­дон­ский и Чингис-хан были куда более вели­кими пра­ви­те­лями и пол­ко­вод­цами, и оба, кстати, тоже, счи­тали себя осо­бенно свя­зан­ными с выс­шими силами. Так неужели же поэтому мы должны при­зна­вать их при­тя­за­ния? Неужто сами мусуль­мане при­знают Чингис-хана про­ро­ком, а «Ясу» – откро­ве­нием?

Итак, пока­зано доста­точно все­сто­ронне и подробно, почему хри­сти­ане не могут при­знать Мухам­меда истин­ным про­ро­ком Божиим. Серьез­ных причин для того, чтобы не при­зна­вать Мохам­меда про­ро­ком, много, и ни одной доста­точ­ной для того, чтобы при­знать тако­вым.


При­ме­ча­ния:

1. Мец А. Мусуль­ман­ский ренес­санс. М., 1996. С. 321–322.
2. Вообще поэзия – это во многом дело вкуса. И соб­ственно араб­ские поэты весьма скеп­ти­че­ски были настро­ены по отно­ше­нию к худо­же­ствен­ным каче­ствам Корана. Извест­ный поэт Баш­шара ибн Бурд (убит в 783 г.) на мно­го­люд­ном собра­нии в Басре, выслу­шав сти­хо­тво­ре­ния совре­мен­ных ему поэтов, сказал о неко­то­рых из них: «Эти стихи лучше любой суры Корана». А его млад­ший совре­мен­ник поэт Абу ал-Атахия (750–825) не только не при­зна­вал несо­тво­рен­но­сти Корана, но считал, что неко­то­рые из его соб­ствен­ных сти­хо­тво­ре­ний по своим каче­ствам намного выше кора­ни­че­ских сур. Ар-Раванди (ум. в 906 г.) утвер­ждал, что у про­по­вед­ника Актама ибн ас-Сайфи можно найти куда более изящ­ную прозу, чем в Коране. В это же время высо­ко­по­став­лен­ный чинов­ник Абу ал-Хусайн ибн Абу ал-Багл пишет книгу об име­ю­щихся в Коране ошиб­ках. Нако­нец, тогда же извест­ный поэт Абу ал-Ала Маарри поз­во­ляет себе сочи­нить риф­мо­ван­ную парал­лель к Корану, пол­но­стью в манере «святой книги», раз­де­лив ее на суры и аяты.
3. Подроб­нее см.: Зубов А.Б. Исто­рия рели­гий. Т. I. М., 1999.
4. Мирча Э. Исто­рия веры и рели­ги­оз­ных идей. Т. III. М., 2002. С. 65.
5. Пио­тров­ский М.Б. Кора­ни­че­ские ска­за­ния. М., 1991. С. 165.
6. Резван Е.А. Коран и его мир. СПБ., 2004. С. 120.
7. Цит. по: Зенько Ю.М. Пси­хо­ло­гия и рели­гия. СПб., 2002. С. 318.
8. Цит. по: Зенько Ю.М. Пси­хо­ло­гия и рели­гия. С. 318.

Пра­во­сла­вие. ru

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки