Главная » Алфавитный раздел » С » Самопознание

Самопознание

1 голос2 голоса3 голоса4 голоса5 голосов (4 голос: 4,00 из 5)

 

Виньетка

 

Самопозна́ние – правильное самовоззрение, достигаемое чтением Слова Божьего, писаний святых отцов, исполнением евангельских заповедей и просвещающим действием благодати Святого Духа.

Самопознание христианина опытно раскрывает ему:
– богообразность и богоподобие человеческой природы;
– вечность души и смертность тела;
– поврежденность человеческой природы грехом;
– действия на человека падших духов;
– необходимость Искупителя и Спасителя для исцеления человека;
– многоразличные действия Божественной благодати обновляющей человеческое естество;
– высшую цель и предназначение человека в обожении человеческого естества, в теснейшем соединении человека с Богом.

Человек лишен истинного самовоззрения и самопознания. Доколе я пребываю в падении моем, дотоле тайна человек пребывает для меня неразъяснимою: извращенный, пораженный слепотою и ложью разум мой недостаточен для раскрытия ее. Не понимаю души моей, не понимаю тела моего; понятия, которые думаю иметь о них, оказываются, при рассмотрении неповерхностном и нелегкомысленном, очень недостаточными, по большей части ошибочными. Блуждают во мраке самообольщения и заблуждения мудрецы мира, возмечтавшие и произнесшие о человеке учение произвольное и суетное, заменяя истину предположениями; в ту же пропасть самообольщения и заблуждения влекутся слепцы, руководимые слепцами. Тайна – человек – отверзается в степени, доступной и нужной для нас, вочеловечившимся Богом, Господом нашим Иисусом Христом. В Нем же суть вся сокровища премудрости и разума сокровенна. Епископ Игнатий (Брянчанинов).

* * *

 

САМОПОЗНАНИЕ

Ю. М. Зенько

 

Апостол Павел призывал: «Вникай в себя и в учение; занимайся сим постоянно: ибо, так поступая, и себя спасешь и слушающих тебя» (1Тим. 4:16). Это вникание в себя, самопознание вырабатывается постепенно, его нет в людях в готовом виде:

– «Человек не знает самого себя. Чтобы познать себя, нужна большая привычка отвлекаться от чувств, сосредоточивать душу и удерживать ее саму в себе» /христ.: Августин. О порядке. 1992, с.115/; «Как бы ни был обширен круг, в нем есть одна средняя точка, к которой склоняется все, называемая геометрами центром, и хотя части его окружности могут быть делимыми бесконечно, в круге нет другой такой точки, от которой бы все прочие находились на равном расстоянии и которая господствовала бы над всеми… Выйди отсюда в какую-либо часть круга, и потеряешь все, чем множество держится в единстве. Так и душа, вылившись из самой себя, рассеивается в некоторой беспредельности и истощается до полной нищеты, поскольку ее природа принуждает ее во всем искать одного, а множество находить его мешает» /там же, с.116/;

– «мы далеки от самих себя, да и мало желаем, чтобы приблизиться к себе, а все убегаем, чтобы не встретиться самим с собою и промениваем истину на безделушки да и думаем: рад бы заняться духовным делом или молитвою, да некогда, хлопоты и заботы о жизни не дают времени к сему занятию» /христ.: Откровенные рассказы. 1991, с.93/.

А между тем актуальность самопознания для каждого человека и всего человечества трудно переоценить: «Это не роскошь… это острая жизненная необходимость. Потому что если человек сегодня не познает самого себя, то, может быть, этот век или век грядущий будут последними в многотысячелетней истории людей» /Ч. 1: Мень. 1993, с.83/.

Такое большое значение самопознания и познания вообще предполагает наличие правильного к ним подхода: с одной стороны, необходимо уделять им должное внимание, с другой стороны, не должно быть зацикливания на них. Последнее, например, произошло в гностицизме, гипертрофировавшем роль познания («гнозиса»). Кроме того, возможно и неправильное познание. Например, познание без благодарения Бога или познание без любви.

Первое было свойственно язычникам, о которых ап. Павел писал: «Но как они, познав Бога, не прославили Его, как Бога, и не возблагодарили, но осуетились в умствованиях своих, и омрачилось несмысленное их сердце; называя себя мудрыми, обезумели, и славу нетленного Бога изменили в образ, подобный тленному человеку, и птицам, и четвероногим, и пресмыкающимся, – то и предал их Бог в похотях сердец их нечистоте, так что они сквернили сами свои тела. Они заменили истину Божию ложью, и поклонялись, и служили твари вместо Творца…» (Рим. 1:21-25).

Не менее негативно оценивается с христианской точки зрения и познание без любви: «Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, – то я ничто» (1Кор. 13:2).

О самопознании нередко говорят и в нехристианских религиозных традициях: древнегреческой религии, даосизме, буддизме, исламе. «Познай самого себя!» – гласила знаменитая древнегреческая надпись. «Кто познал душу свою, тот познал своего Господа», – считает суфийская традиция /доп.: Жуковский. 1895, с.20/. Но, безусловно, существуют достаточные различия между разными религиозными направлениями в подходе к самопознанию.

Особенно это относится к восточным религиям, которые базируются на концепции пустотности «я». Согласно этой точке зрения, не существует ни «я», ни человеческой души, ни личности. Понятно, что самопознание в таком виде, как познание иллюзорности своего «я», диаметрально противоположно христианскому самопознанию, как познанию своей субстанциональной и бессмертной души.

Кроме того, надо иметь в виду, что понятие самопознания часто используют в самых разных, не совпадающих контекстах. Так, например, происходит в аналитической или глубинной психологии, основанной Карлом Юнгом. Приведем цитату, в которой восхваляется его вклад в дело самопознания: «При рассмотрении вклада Юнга в развитие нашей культуры становится очевидным, как мне кажется, одно его достоинство. Юнг дал явный ответ на самую актуальную психологическую потребность нашей культуры в самопознании, которая существует начиная с Эдипа и далее до Сократа, Гамлета и Фауста. Юнг не только взял максиму «познай себя» в качестве лейтмотива своей жизни, но и дал метод, с помощью которого каждый из нас может дать ответ на основной вопрос самопознания. Именно у Юнга мы можем найти ответ на вопрос, являющийся главным стимулом любой психологии вообще, – как познавать себя…» /доп.: Хиллман. 1997, с.65/. А фактически, все обстоит совсем наоборот, и это является принципиальным моментом: самопознание есть не гносеологическая, а онтологическая проблема. Психологическое самокопание без очищения и без благодатной помощи Божией не является истинным самопознанием, да и самопознанием вообще. Психологических методов анализа недостаточно, чтобы осветить глубины человеческой души, в которых обитают негативные духовные сущности. В результате этого подобное «самопознание» превращается в самообман и потакание своим грехам и слабостям, и, в конечном итоге, в общение с бесами. Что наглядно и показал пример самого Юнга.

Отчасти это не является секретом для последователей Юнга. Сам Хиллман пишет несколькими страницами позже: «существует множество ответов на все основные архетипические вопросы в зависимости от бога и мифологической системы, которая определяет наш ответ, бесстрастный и аполлонический, абстрактный и сатурнианский, в форме дионисийской разрядки или божественной любви, героических подвигов или гефестовых артефактов. По-видимому, не существует единственного способа самопознания…» /доп.: Хиллман. 1997, с.70/. Неудивительно, что в своем длинном перечислении Хиллман забыл христианство, только намекнув на него словосочетанием о божественной любви – между «дионисийской разрядкой» и «героическими подвигами». В конечном итоге, религиозную интроспекцию он «ставит особняком» /там же, с.71/ и фактически вообще не рассматривает.

Остановимся теперь на православно-христианской традиции самопознания. Первой и самой главной обязанностью человека в христианстве является обязанность возлюбить Бога, правильно Его познать и достойно почитать /христ.: Солярский. 1892, с.88/. С обязанностями к Богу неразрывно соединяются обязанности к самому себе и к ближним. И как в обязанностях христианина к Богу первое место занимает Богопознание, так в обязанностях к самим себе первое место занимает самопознание, без которой никакие другие обязанности к себе не могут быть должным образом исполнены /там же. с.190/.

Поэтому самопознание, безусловно, очень важно, о чем писали и пишут многие христианские авторы:

– «Прекраснейшей и важнейшей из всех наук несомненно является самопознание. Потому что, кто сам себя знает, тот дойдет до познания и Бога» /христ.: Климент Александрийский. Педагог. 1996, с.213/;

– «Для чего меряешь горстию воду, небо пядию, и всю землю горстию (Пс. 40:12), – меряешь великие стихии, измеряемые для одного лишь Творца? Прежде всего познай самого себя, рассмотри, что в руках, кто ты» /христ.: Григорий Богослов. Т. 1. 1994, с.477/;

– “»Внемли себе», чтобы мог ты различать вредное от спасительного” /Василий Великий. На слова… 1911, с.92/; “»внемли себе», т. е., внемли не тому, что твое и около тебя, но одному себе; ибо иное – мы сами; иное – принадлежащее нам, а иное – что около нас” /там же, с.93/. Для чего «со всевозможным тщанием вникать в себя самого»? Чтобы каждой части человеческого существа дать нужное: «плоти – пропитание и покровы, а душе – догматы благочестия, благопристойное поведение, упражнение в добродетели, исправление страстей…» /там же, с.93/;

– «Строгим, точным и правильным психологическим анализом (разбором, ведением) отличались все святые: апостолы, святители, мученики, преподобные, бессеребренники, Христа ради юродивые, столпники…» /Иоанн Кронштадтский. 1997, с.51/;

– «Без самопознания невозможна истинно-нравственная деятельность по отношению к себе, другим людям и Богу…» /Никанор (Каменский). 1898, с.3/.

Самопознание христианина состоит в правильном познании нашей человеческой природы, ее различных расположений, сил и свойств и их различного развития и состояния вообще, в познании всего этого в самом себе в особенности. Такое самопознание составляет важную и необходимую обязанность каждого христианина. Как пишет известный христианский подвижник VI века авва Исаия: «Познай самого себя, и убегай того, что для тебя губительно» /христ.: Исаия авва. 1883, с.51/.

К этому же примыкают и многие другие христианские подвижники и современные богословы:

– «самопознание есть верное понятие о своем духовном возрасте…» /христ.: Иоанн Лествичник. 2001, с.175/; «познавший себя никогда не бывает поруган, чтобы предпринять дело выше своей силы» /там же, с.177/;

– “На то мы и умом одарены, дабы знать, что следует нам делать; и наставление «Познай самого себя» в данном случае означает не иное что как следующее: «Познайте, на какой конец все вы сотворены». Сотворены же мы и поставлены в сем мире для того, чтобы быть верными исполнителями заповедей, если хотим наследовать спасение” /христ.: Климент Александрийский. 1892, с.20/;

– «Будем непрестанно исследовать самих себя, в отношении ко всем страстям и добродетелям, чтобы узнать, где мы находимся: в начале ли, в средине, или в конце» /христ.: Иоанн Лествичник. 2001, с.193/;

– «Познавай убо, что в сердце твоем кроется. Посматривай туда часто, и увидишь, что в нем есть гордость, высокоумие, самолюбие, сребролюбие, гнев, зависть, славолюбие, нечистота, желание мщения, и всякая греховная мерзость» /христ.: Тихон Задонский. Т. 11. 1837, с.160/;

– «самопознание потребно; оно есть познание себя и особенно ограниченности своих способностей, своих недостатков и неискусства» /христ.: Назарий. 1885, с.72/;

– «Первый шаг – познать себя. Грех есть разделенность внутри нас самих и разделенность по отношению к другим… /христ.: Антоний митр. Сурожский. 1997, с.7/.

Трезвое самопознание приводит человека к весьма печальным выводам: «Внимательно обращая взор мой на самого себя и наблюдая ход внутреннего моего состояния, я опытно уверился, что я не люблю Бога, не имею любви к ближнему, не верю ничему религиозному и преисполнен гордостью и сластолюбием» /христ.: Откровенные рассказы… 1991 с.24/.

Самопознание связано с совестью: «исследуй себя самого, не в возношении лжеименного знания внешней премудрости и не под нагромождением суетных помышлений, со страхом и трепетом» /христ.: Симеон Новый Богослов. Т. 1. 1993, с.409/; «если хочешь узнать, какова твоя жизнь и каково состояние, спроси душу свою и скажи ей: душа, исполнила ли ты все заповеди Божии, или нет? И она, открыв уста совести своей, непременно скажет тебе настоящую истину» /там же, с.409/.

Истинное самопознание невозможно без смирения:

– «Уж конечно мы не думаем, что приемами различения, умозаключения и расчленения человек способен познать самого себя, если трудным покаянием и напряженным борением не изгонит прежде из собственного ума гордость и лукавство. Потому что кто не приведет своего ума таким путем и к такому устроению, тот не увидит даже своего незнания, а только с этого начинается успешное познание самого себя» /христ.: Григорий Палама. 1995, с.73/;

– «Всякий познавший себя, почил от всех дел… и вошел в святилище Божие, в мысленное богослужение Духа и в божественное пристанище бесстрастия и смирения» /Никита Стифат. 1900, с.122/. «Познай себя самого; и это есть воистину истинное смирение, научающее смиренномудрствовать и сокрушающее сердце…» /там же, с.121-122/. «Когда кто познает себя, а это требует многого со вне охранения, упразднения от дел мирских и строгого испытания совести, – тогда тотчас внезапно приходит в душу и божественное некое паче слова смирение, приносящее сердцу сокрушение и слезы теплого умиления: так что тогда испытывающий его в себе действие почитает себя землею и пеплом…» /там же, с.122/.

Из самопознания проистекает молитва: “Только тот кто увидел внутренними очами свою Душу и познал ее достоинство, только тот при помощи Божьей Силы видит и познает и свое страшное падение. И какое это таинственное видение – увидеть свою бестелесную душу, Божью Умную Красоту, и увидеть ее в хламиде страстей, увидеть в смрадном рубище вожделений и греха. Это видение бывает потрясающим, неописуемым, божественным. Это видение и рождает неутихающий вопль: «Помилуй мя, Боже, помилуй мя!»” /христ.: Журавский Иоанн. 1996, с.75-76/.

Истинное самопознание приводит к смирению, незлобию и милосердию, ибо кто познал всю глубину своих грехов, тот не будет превозносится над другими. Этим уничтожается повод к такому важному греху, как осуждение других. Поэтому, «каждый должен заботиться о своих болезнях душевных, и каждый должен оплакивать грехи свои, не зазирая ближнего» /христ.: Исаия авва. 1883, с.62/; «Посему, христиане сами должны употреблять все старание, но вовсе никого не осуждать, ни явную блудницу, ни грешников, или людей бесчинных, взирать же на всех с простодушным произволением, чистым оком, чтобы обратилось человеку как бы в нечто естественное и непременное – никого не уничижать, не осуждать, никем не гнушаться и не делать различия между людьми… Ибо в том состоит чистота сердца, чтобы, видя грешников, или немощных, иметь к ним сострадание и быть милосердым» /христ.: Макарий Египетский. 1998, с.113/.

В этом важное отличие христианского самопознания от самопознания языческого. Св. Григорий Палама пишет: “Приоткрою тебе чудовищную глубину лукавства внешних философов. Лукавый и те, кто научился от него лукаво мудрствовать, украли одну нашу полезнейшую заповедь и выставляют ее как некую лукавую приманку благодаря сходству выражений «Внемли себе» и «Знай самого себя»” /христ.: Григорий Палама. 1995, с.18/. Имеется в виду сравнение и противопоставление древнегреческого принципа «познания самого себя» и часто используемого в святоотеческой традиции выражения «внемли себе» (Втор. 15:9), как оно звучит в переводе 70-ти и в славянском переводе (синодальный русский перевод этого места звучит так: «берегись, чтобы не вошла в сердце твое беззаконная мысль»).

По Григорию Паламе языческие авторы использовали призыв к самопознанию в качестве приманки: «Но если разберешь, каков для них смысл этой заповеди, обнаружишь пучину злоучения: исповедуя переселение душ, они считают, что человек достигнет самопознания и исполнит эту заповедь в том случае если узнает, с каким телом был связан прежде, где жил, что делал и чему учился; разузнает же он это, покорно отдавшись коварным нашептываниям злого духа» /там же, с.18-19/.

Самопознание также необходимо и в деле богопознания и богопочитания. Кто не знает самого себя, тот не может правильно познать и Бога, не может, следовательно, исполнять и своих обязанностей к Нему:

– «Кто знает самого себя, тот знает и Бога. Кто же знает Бога, тот воздает Ему приличное поклонение» /христ.: Антоний Великий. 1826, с.165/;

– «Ты хочешь познать Бога? Прежде познай самого себя» /христ.: Нил препод. 1827, с.171/.

– «Точное соблюдение себя самого даст тебе достаточное руководство и к познанию Бога. Ибо, если «внемлешь себе», ты не будешь иметь нужды искать следов Зиждителя в устройстве вселенной, но в себе самом, как бы в малом каком-то мире, усмотришь великую премудрость своего Создателя» /Василий Великий. На слова… 1911, с.98/;

– «Но, о, братия мои и отцы! Умоляю, да восподвизается каждый из нас сначала познать себя самого, дабы потом иметь возможность иной раз от того, что в меру нашу, познать и то, что выше нас. Ибо кто не познал прежде себя самого так, чтоб мог с Давидом говорить: аз есмь червь, а не человек (Пс. 21:7), и с Авраамом: аз есмь земля и пепел (Быт. 18:27), тот никак не может познать что либо из духовного и божественного духовно и достойно, и как подобает вышеестественному и премудрому Духу» /христ.: Симеон Новый Богослов. Т. 2. 1993, с.342-343/;

– «чрез сие себя самого и натуры познание должен человек познавать Бога…» /Михаил (Десницкий). 1819, с.4/;

– «Прежде нежели кто восхощет узнать Бога, должен познать себя самого: ибо познать Высочайшее Существо не возможно, разве познаем собственное уничижение свое» /христ.: Кандорский. 1798, с.10/.

Именно изнутри, через свою душу человек и приходит к Богу: «Как телесные чувства, поелику тело смертно, видят смертное; так душе, созерцающей бессмертное и помышляющей о бессмертном, необходимо и самой быть бессмертною, и жить вечно. Ибо понятия и созерцания бессмертия никогда не оставят ее, пребывая в ней и служа как бы подгнетом к поддержанию бессмертия. Посему-то душа имеет понятие и о созерцании Бога, и сама для себя делается путем, не со-вне заимствуя, но в себе самой почерпая ведение и разумение о Боге Слове» /христ.: Афанасий Великий. Т. 1. 1994, с.170/.

Истинное самопознание есть не просто какое-то абстрактное самоуглубление, а познание в себе Христа: “Сын Божий сошел и принял душу не для того, чтобы душа познала себя во Христе, но чтобы познала Христа в себе. Ибо опасность грозит ей не от незнания себя самой, а от незнания Слова Божьего:В Нем, – говорит [апостол], – открылась вам жизнь (1Ин. 1:2), а не душа, и так далее. Я пришел, – говорит Он, – спасти душу (Лк. 9:56), – но Он не сказал «показать»” /христ.: Тертуллиан. 1994, с.175/.

Истинное самопознание настолько важнo, что оно необходимо и для правильного познания ближних и правильной любви и уважении к ним. Кто не знает самого себя, тот никогда не научится правильно знать и понимать их, должным образом обращаться с ними, любить и уважать их. Самолюбие, гордость и другие подобные пороки, удаляющие человека от Бога и ближних, всегда имеют в своем основании неправильное понятие о себе, или незнание самих себя (Лк. 18, 11; Откр. 3, 17). С другой стороны, познание самого себя может происходить не только через самоисследование и самосозерцание, но и через самораскрытие в делах и поступках, т. е. по отношению к другим людям /доп.: Куликов. Психология настроения. 1997, с.184/.

Основные формы самопознания реализуются через интровертность, обращенность в свой внутренний мир. Это не так просто сделать: «всю свою жизнь, от детства до старости, мы проводим большею частию вне себя, гоняясь то за материальными выгодами, то за внешним блеском, то за приобретениями в области наук и искусств, то даже за самыми пустыми и бесплодными удовольствиями; а идти домой и посмотреть, что у нас есть и чего нет, что делается и чего не делается, что требуется в жизни внутренней для внешней, и каким образом приобресть эти условия, – того мы не хотим» /Карпов. 1860, с.18-19/. Обычно человек знает не себя, а свое, которое он и принимать за себя /там же, с.20/

Св. Иоанн Кронштадтский призывал: «Заглядывай внимательнее, глубже в свой внутренний, душевный или духовный мир, полный величайшего умственного и нравственного интереса, и не увлекайся внешним, вещественным, преходящим и исчезающим миром… В том внутреннем мире предстоит тебе много, много дела и усилий по причине извращения нашего духовного порядка или законов творческих и душевного, и физического растления» /Иоанн Кронштадтский. 1991, с.57/.

От внешней аскезы – к внутреннему богомыслию, от молчания уст – к безмолвию разума, от уединения – к единению с Богом, от внешней активности на благо человечества – к внутренней просветленной любви к людям: таков путь христианского подвижника /христ.: Иларион (Алфеев). 1998, с.95/.

Самопознанию научают христиан примером своим христианские святые. Самопознание было преимущественно задачею святых отшельников и пустынножителей. Удалившись от мира, они следили за каждою своей мыслью, за каждым движением души своей, умели различать самые тонкие оттенки своих мыслей, в желаниях и движениях сердца; достигали через то и сами высокого духовного совершенства, и умели вести других к этому совершенству. Как пишет еп. Игнатий (Брянчанинов): «Святые иноки, достигнув при свете Божественной благодати самовоззрения, которому самообольщение уже не может давать той неправильности и темноты, которые оно сообщало философам, водимым духом века сего, духом лжи и прелести, соделались единственными истинными психологами» /христ.: Игнатий (Брянчанинов). Т. 3. 1993, с.295/.

Из глубины своего духовного опыта св. отцы советуют:

– «Внимай себе и познай действия, происшедшие в тебе от смирения и плача, и замечай, какую пользу приносят они тебе каждый час» /христ.: Симеон Новый Богослов. Творения. Т. 2, с.525/;

– «Будь всегда внимателен к себе самому… Входи непрестанно сам в себя, и смотри: какие страсти, по твоему замечанию, изнемогли перед тобою, какие из них пропали и совершенно отступили от тебя, и какие из них начали умолкать вследствие душевного твоего здравия, а не вследствие удаления того, что смущало тебя, и какие научился ты одолевать умом, а не лишением себя того, что служит для них поводом? Обрати также внимание на то, точно ли видишь, что среди загноения язвы твоей начала нарастать живая плоть, т. е. душевный мир. Какие страсти постепенно и какие стремительно понуждаются, и чрез какие промежутки времени?» /христ.: Исаак Сирин. 1993, с.189-190/.

Самопознание в наше время важно не только на индивидуальном, но и на национальном и, даже, глобально-общечеловеческом уровне. Божий промысл распространяется на отдельных людей, на все человечество, и на отдельные «царства и народы» /христ.: Макарий (Булгаков). Т. 1. 1999, с.582/. Поэтому все, что мы говорили о самопознании по отношению к отдельному человеку, относится и ко всему народу, который должен через самопознание внимательно изучать пути промысла Божия по отношению к нему /доп.: Красин. 1917, с.848/. Самопознания народа есть надежный способ предотвращения национализма и общенародного эгоизма, ибо познавший свои немощи народ не станет выпячивать свои заслуги и превозноситься над другими народами.

 

^ Трудности самопознания

Но сколь важно самопознание, столько же и трудно его достижение. Препятствий этому великое множество /христ.: Солярский. 1892, с.90/.

Во-первых, самолюбие, по которому человек обыкновенно считает себя гораздо лучше, умнее, добродетельнее, чем есть на самом деле, скрывая или уменьшая свои недостатки и своим заслугам и преимуществам придавая более высокую значимость. При этом у человека формируются так называемая психологическая защита, которая и служит поддерживанию подобной неадекватной самооценки.

Во-вторых, привязанность к некоторым своим слабостям и порокам, из-за которой, не желая отказаться от них, боимся заглянуть в самих себя и спросить: таковы ли мы на самом деле, какими должны быть? А если и замечаем иногда какие слабости, стараемся извинять их, оправдывать.

В-третьих, легкомыслие и рассеянность, по которым люди слишком много думают о временных своих занятиях, слишком заботятся о земных благах, слишком преданы жизненным удовольствиям, живут с желанием непрестанных развлечений, не помышляя о самих себе. Этому, к сожалению, способствует и современный образ жизни – особенно в крупных городах. На формирование подобного, потребительского, отношения к жизни направлено и воздействие средств массовой информации: телевидения, прессы, радио и т. д.

В-четвертых, негативную роль могут сыграть удачные внешние обстоятельства, по которым человек, благоденствуя, охотно думает о себе гораздо больше, считая себя умнее и лучше, чем есть на самом деле. Это довольно распространенная ситуация и по отношению к христианству: пока человеку неплохо, он мало задумывается о религиозных вопросах и далек от христианства, и, наоборот, когда у него появляются серьезные проблемы, тогда он вспоминает о существовании Бога.

В-пятых, притворство и лесть наших ближних, которые неправдой хотят сохранить наше к ним благорасположение. Это важнейшая проблема так называемых малых референтных групп, к которым можно отнести семью, класс (для школьников), курс (для студентов), рабочий коллектив (для взрослых). Если в этих группах не будет доверительного, честного отношения друг к другу, то у человека вообще не будет опыта подобного общения (и подобного отношения к нему самому). Человек получается как бы психологически ущербным, однобоким, что не может не сказаться и на его внутреннем мире.

В-шестых, сказываются предрассудки и заблуждения общества, по которым о добродетелях и пороках часто судят несправедливо: иную добродетель лишают всякой цены, а иной порок чуть ли не считают и пороком. Причем со временем эта «терпимость» общества к порокам становится все шире и глубже, так что, фактически, общество и государство уже не просто закрывают глаза на некоторые пороки, а активно их всем навязывают. Это есть проблемабольших социальных групп: классов, наций, народов (и связанных с ними политических и государственных структур).

 

^ Средства против трудностей в самопознании

Чтобы устранить препятствия и достигнуть познания самих себя, необходимо следующее. Во-первых, надо сознать саму важность самопознания и иметь истинное и твердое желание правильно познать себя.

Во-вторых, надо чаще отвлекать свой дух от всего внешнего, от развлечений внешней жизни, углубляться внутрь себя и поставлять себя в присутствии вездесущего и всеведущего Бога.

В-третьих, надо тщательно и беспристрастно наблюдать за собой во всех разнообразных обстоятельствах и отношениях с жизнью с разных сторон и при разном расположении духа. Надо наблюдать и за внутренними нашими движениями, за образом наших мыслей, чувствований и желаний, и за образом их проявления и действий. Наблюдать за собою и в душе, и во внешней жизни, и правильно различать, что в нас есть нашего – духовного, небесного, и что – внешнего, чувственного, земного. По меткому библейскому слову: «душа человека иногда больше скажет, нежели семь наблюдателей, сидящих на высоком месте наблюдения» (Сир. 37:18)

В-четвертых, надо наблюдать и за другими людьми, что ведет к правильному познанию и самих себя (своих лучших и худших сторон).

В-пятых, надо терпеливо внимать суждениям о нас других людей, особенно людей здравомыслящих и благонамеренных, желающих нам истинного добра. Эти суждения могут иногда открывать нам такие в нас стороны, которых мы сами и не приметили бы за собой.

В-шестых, надо внимательнее изучать науку о душе человеческой, то есть психологию, поверяя ее учение собственным опытом и наблюдениями /христ.: Солярский. 1892, с.193/, – имелась в виду дореволюционная, не атеистическая психология. После критического анализа, безусловно, можно было бы использовать и некоторый опыт современной академической психологии, поскольку нельзя без разбора отрицать всю ее целиком.

В-седьмых, надо быть внимательнее к внешней природе. Взгляд на нее, с одной стороны, смиряет нашу горделивость, давая нам увидеть, как слабы и ограничены наши силы, как незначительны все успехи нашего знания, как кратка и скоротечна наша жизнь. С другой стороны, природа знакомит нас с самими собою и тем, что пробуждает в нас чувство истинного достоинства, показывая нам, что мы пользуемся особенной любовью и благостью Бога, будучи наделены особыми дарами и преимуществами перед всем виденным.

В-восьмых, надо чаще и беспристрастнее испытывать свою совесть, что особенно одобряется св. отцами. Только оно должно происходить не по мирским правилам, а по учению и примеру жизни Спасителя.

В-девятых, в столь трудном деле, как самопознание, невозможно достичь успеха без высшей помощи, без постоянного обращения к Богу с молитвой о поддержке и помощи.

В-десятых, истинное самопознание невозможно без помощи и учительства: «если кто не позаботится наперед, долгим молением, с милостынею, постом и бдением, познать себя самого и свою немощность, то он не может познать и того, что без духовного отца, руководителя и учителя, нельзя человеку соблюсти, как должно, заповеди Божии, жить вполне добродетельно и не быть уловлену сетьми диавольскими» /христ.: Симеон Новый Богослов. Т. 1. 1993, с.107-108/. Учителем же каждого христианина в его самопознании в широком смысле является Церковь: «Церковь – источник самопознания самый ясный, чистый, совершенный… источник всякого истинного познания, мудрости совершенной, учительница совершенного общежития» /христ.: Иоанн Кронштадтский. 2001, с.93/.

В-одиннадцатых, истинное познание самого себя есть, в первую очередь, осознание своей немощи /христ.: Максим Исповедник. Четыре сотни глав о любви. 1900, с.272/. Это есть самый первый шаг на духовном пути, и возможен он только с помощью Божьей:

– «Первое духовное видение есть видение своих согрешений, доселе прикрытых забвением и неведением» /христ.: Игнатий (Брянчанинов). Т. 3. 1993, с.55/;

– «восчувствовать грехи свои – есть Божие дарование…» /христ.: Исаак Сирин. 1993, с.228/.

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru