Теопасхитские выражения

Литература по теме

Теопасхи́тские выраже́ния (от греч. Θεός [Тхео́с, позднегреч. Фео́с], Бог и πάσχω [па́схо], страдаю) – вероисповедные формулы о страдании Богочеловека Иисуса Христа, в которых усматривается взаимное перемещение имён, когда человеческое обозначается как Божественное, а Божественное как человеческое (пример: «Бог страдал на Кресте»).

Например: «Слово Божие пострадало плотию и было распято плотию и смерть вкусило плотию» (3‑й Вселенский Собор) «Един из Троицы плотью пострадал» (положение скифских монахов), «Ты был распят, Христе Боже» (тропарь св. Юстиниана «Единородный Сыне…»).

Теопасхитские выражения отражают взаимное общение свойств Божественной и человеческой природы в единой ипостаси Иисуса Христа.

Кто именно страдал на Кресте? Человек или Бог?

Пытаясь разрешить этот вопрос многие впали в ересь. Одни считали, что страдал только человек, а Бог никак в этих страданиях не участвовал, и тогда получалось, что Иисус на самом деле не был Богом, а был лишь праведным человеком, отмеченным особой божественной благодатью. Такова ересь несторианства. Другие утверждали, что Господь – это только Бог, человеческое в Нем только видимость, и отсюда следовало, что Он на самом деле вовсе не страдал на кресте. А раз так – значит, и никакого искупления быть не может. Это ересь докетизма.

На IV Вселенском Соборе (451 год по Р. Х.) Церковь приняла такое определение: единая Личность Христа содержит в себя две природы — Божественную и человеческую, которые соединены в Нём «неслитно, неизменно, неразлучно, нераздельно». Страдала не божественная или человеческая природа, а Личность Христа по человеческой природе. Поскольку Личность Христа есть Личность второго Лица Святой Троицы – Сына Божьего, постольку мы можем говорить, что страдал на Кресте, как это ни парадоксально, Сам Бог.

История теопасхитских формул

История теопасхитских формул связана со скифскими монахами, которые прибыли в Константинополь в 519 г. с обвинениями в неправославии на своих епископов. Между этими монахами были выдающиеся богословы – Леонтий Иерусалимский и Иоанн Максенций. Они требовали присоединить формулу «Един из Троицы плотью пострадал» (unum de Trinitate crucifixum esse) к определениям Халкидонского собора.

Поначалу их формула встретила противодействие со стороны императора Юстиниана. Но постепенно она была поддержана епископами и папой, а сам император в 533 г. не только издал эдикт в ее поддержку, но и стал автором теопасхитского тропаря «Единородный Сыне…». Юстиниан точно выразил учение об общении свойств во Христе словами: «ни чудеса без плоти, ни страдания без Божества».

Цитаты о теопасхитских выражениях

«Классический теопасхизм: “ибо если бы познали, то не распяли бы Господа славы”, ибо в Нём обитает вся полнота Божества телесно…»
1Кор.2:8.

«3. Если кто-либо говорит, что Слово Божие, совершавшее чудеса, не Тот Самый Христос, Который пострадал, или что Бог Слово соединился с Христом, рожденным от Жены, или что в Нем есть как бы бытие, в другом, отличном бытии, и что это не Один и Тот же Господь наш Иисус Христос, Слово Божие, Воплощенный и ставший человеком, Которому принадлежат чудеса и страдания, добровольно претерпенные Им во плоти, да будет отлучен от сообщества верных…
10. Если кто-либо не исповедует, что Тот, Кто был распят во плоти, Господь наш Иисус Христос, есть истинный Бог, Господь славы и один из Святой Троицы, да будет отлучен от сообщества верных».
Пятый Вселенский Собор

«Если кто-либо не исповедует, что Тот, Кто был распят во плоти, Господь наш Иисус Христос, есть истинный Бог, Господь славы и один из Святой Троицы, да будет отлучен от сообщества верных».
II Константинопольский Собор (V Вселенский)

«Кто не исповедует Бога Слова пострадавшим плотью, распятым плотью, принявшим смерть плотью и, наконец, ставшим первородным из мертвых, так как Он есть жизнь и животворящ как Бог, — да будет анафема».
cвт. Кирилл Александрийский. Изъяснение 12-ти глав, Анафематство 12

«Хотя Слово Бога Отца бесстрастно и бессмертно, потому что божественное и неповрежденное естество выше страдания и само все животворит и выше тления и всего, что может страдать, однако же, будучи таковым по существу, Слово Бога Отца усвоило плоть способную к смерти, дабы посредством того, что может страдать, взяв на Себя страдания вместо нас и за нас, избавить всех нас и от смерти и от тления, оживотворив, как Бог свое собственное тело и начаток умершим быв (1Кор.15:20) и перворожден из мертвых (Кол.1:18). Ибо подъявший за нас честной крест и вкусивший смерть был не обыкновенный какой-нибудь человек, сам по себе и отдельно от Слова Бога Отца рассматриваемый, но Сам Господь славы страдал плотью, по Писаниям. А поскольку желающие примешивать к правой и непорочной вере пустые и нечестивые мнения говорят, что обыкновенный человек подъял за нас крест, то сделалось необходимо анафематство, открывающее великость их нечестия».
cвт. Кирилл Александрийский. Изъяснение 12-ти глав, изложенное в Ефесе, когда Святой Собор потребовал яснейшего изложения их

«Итак, на самом деле были: зачатие Бога от Девы, Его рождение, Его сходство с нами во всем, Его страдание, проповедь во тьме и сени (сидящим), Его Воскресение и, наконец, вознесение на небо. Невместимый, приняв плоть от Марии, определяет заключиться в девическом чреве. Беспредельный содержится плотью. Неизменяемый принимает человеческий образ. Бесстрастный страдает по нас и за нас своею плотью. Неразлучно пребывающий с Богом и Отцом на земли, по Писанию, явися и с человеки поживе (Вар.3:38). Неприкосновенный пробождается копьем от нечестивых. Бесстрастный добровольно переносит для нас крест. Бессмертный свет подвергается смерти крестной. Бывши в лоне Отчем, не отказывается вознестись со Своею плотью на небо».
cвт. Кирилл Александрийский.О воплощении Бога Слова

«Божественный Логос, будучи весь сущностью полной, ибо Он есть Бог, и весь – ипостасью, не имеющей недостатка, ибо есть Сын, но истощив Себя содеялся семенем Своей плоти, сложившись с ней неизреченным зачатием, и стал ипостасью для воспринятой плоти. И посредством этого нового таинства поистине непреложно весь став человеком, явился Сам ипостасью из двух природ, нетварной и тварной; бесстрастной же и страстной, и все без исключения естественные законы природ, из которых Его ипостась, явился применившим к Себе. Если же существенно принял Он все естественные (из которых естеств Его ипостась) законы, при том, что Сам Он стал сложным по ипостаси от принятия плоти, весьма мудро учитель, дабы не напрасными считались они, приложил страсти своей Ему плоти (ведь это Его собственная плоть) к сущему по ней поистине Богом, страждущим [в борьбе] против греха».  
преподобный Максим Исповедник. O различных недоумениях у святых Дионисия и Григория (Амбигвы к Фоме)

«Православный теопасхизм укоренен не просто в Халкидоне, а в учении о вездесущих и всепроникающих Энергиях Бога.
Ибо, так как Божеству свойственно проникать во все и сраспростираться с естеством существ во всякой части (ничто не может пребывать в бытии, не пребывая в сущем, собственно же и первоначально сущее есть Божие естество, о котором по необходимости принуждает верить, что Оно во всех существах, само пребывание существ), то от креста, по наружному своему виду разделенного четырехчастно, так что от середины, в которой сопрягается он сам с собою, счисляются четыре конца, научаемся тому, что во время смертного домостроительства на нём распростерт был Тот, Кто все связует и сообразует с Собою, различные естества существ приводя Собою в единое согласие и стройность. Ибо в существах представляется иное или вверху, или внизу, или мысль идет к тому, что на сторонних пределах».
cвт. Григорий Нисский. Большое огласительное слово, глава 32

«И тебе же самой душу пройдет оружие, говорил далее Симеон Матери Деве: «яко да открыются от многих сердец помышления» (Лук.2:35), то есть: душу твою, пораженную изумлением и страхом, как бы пронзит меч, когда ты увидишь Его добровольно пригвожденным ко кресту и висящим среди разбойников, дабы умертвить смерть, коею умерщвлены были мы, даровать нам жизнь и освободить человека от уз греха, коими его издревле связал диавол. Ибо, как Бог, Который по природе не может ни умирать, ни страдать был распят на кресте? Как Тот, Который окружен постоянным славословием ангелов, оказался среди поношений разбойников? Как Тот, Кто дает пищу всем алчущим и питие жаждущим, пиет желчь и оцет? Каким образом Сама Жизнь, дарующая жизнь всем любящим ее, принимает смерть, а потом и погребение? Ты, Дева, будешь поражена, видя это, и твою душу пройдет оружие. Но ты не останешься в таком состоянии, и меч весьма скоро будет исторгнут из души твоей. Откроются же от многих сердец помышления те, которые не могут воспринять божественные и дивные Твои, Дева, таинства и созерцать небесные добродетели».
cвт. Софроний Иерусалимский († ок. 638 г.). Слово на Сретение Господне

«Ибо если бы сами они искренно вникли умом в Божество Христово, то не стали бы столько насмехаться; а напротив того, познали бы сего Спасителя миру, познали бы, что в кресте – не вред, но врачевство твари. Если с явлением креста уничтожено всякое идолослужение, и крестным знамением прогоняется всякое бесовское мечтание; если единому Христу покланяются, и чрез Него познается Отец; если противоречущие постыждаются, и Христос с каждым днем невидимо преклоняет к Себе души прекословов; то вправе мы сказать язычникам: как же можно это дело признать человеческим, а не исповедать паче, что Возшедший на крест есть Божие Слово и Спаситель мира?».
свт. Афанасий Великий. Слово на язычников

«Посему, суетна вера ваша; ибо мудрование ваше подобно мудрованию нечестивых ариан; и худо разумеете сказанное: Слово плоть бысть. Слово соделалось плотию не для того, чтобы Слову не быть уже Словом; но, чтобы Слову быть во плоти, соделалось Оно плотию: то-есть, чтобы Слову и всегда быть Словом, и иметь плоть, в которой Бог-Слово приял в образе человеческом страдание и смерть, снисшедши до гроба и ада, в которой совершил Он и воскресение из мертвых, представив доказательство плоти, крови и души в собственной и неотдельной плоти, по написанному, от семени Давидова».
свт. Афанасий Великий.
Против Аполлинария. Книга 1‑я. О воплощении Господа нашего Иисуса Христа

«Неразумен тот, кто Царю – присносущему Божию Слову не воздает равно Божеской чести с пренебесным Отцем; неразумен и тот, кто Царю-Слову, на земле явившемуся в образе человеческом, не воздает равно Божеской чести с небесным Словом, но отделяет или Слово от великого Отца, или от Слова человеческий образ и нашу дебелость. Отчего слово было Бог, но стало нашим человеком, чтобы, соединившись с земными, соединить с нами Бога. Оно обоюду – единый Бог; потолику человек, поколику меня делает из человека богом. Будь милостив ко мне, язвленный за меня Всевышний!».
свт. Григорий Богослов. О вочеловечении

«Спрашиваю: кому пролита кровь Божия
свт. Григорий Богослов. Против Аполлинария

«По причине этого-то единства лица, которое должно разуметь по отношению к тому и другому естеству, и о Сыне человеческом читаем, что Он «сшел с неба», тогда как Сын Божий восприял плоть от Девы, от которой родился; и обратно – о Сыне Божием говорится, что Он «распят и погребен», тогда как Он потерпел сие не божеством, по которому Единородный совечен и единосущен Отцу, а немощным человеческим естеством».
свт. Лев, папа Римский. Окружное или соборное послание, писанное к Флавиану, архиепископу Константинопольскому (против ереси Евтихия)

Комментировать

Каналы АВ
TG: t.me/azbyka
Viber: vb.me/azbyka