Главная » Алфавитный раздел » Притчи » Христианские притчи
Распечатать Система Orphus

Христианские притчи

( Христианские притчи 7 голосов: 4.57 из 5 )

 

Aufheben

Во время Великой Отечественной войны в одной из русских деревень мать провожала сына на фронт. Сын был человеком далёким от церковной жизни и нагрудного креста не носил. Мать, благословляя его, надела ему на шею крестик и попросила не снимать его ни при каких обстоятельствах. Молодой человек, хотя и вырос в атмосфере атеистической пропаганды, мать послушался и воевал с крестом на груди. Случилось ему со своей воинской частью оказаться в окружении и попасть к немцам в плен.

Всех пленных выстроили длинными шеренгами. Вдоль них пошёл офицер с группой солдат. Внимательно всматриваясь в лица, офицер иногда останавливался, тыкал в грудь пленного и говорил:

— Der Jude! (Еврей)

Указанного военнопленного охранники вытаскивали из шеренги и отводили в сторону. Кучка отобранных для расстрела евреев всё росла и росла.

Молодой человек, которого мать благословила на фронт нагрудным крестиком, родился в русской деревне, но был чернявым, кудрявым и чертами лица походил на представителей еврейского племени. Он смотрел на приближающегося к его шеренге офицера и всё отчетливее слышал возгласы:

— Der Jude!.. Der Jude!..

Когда очередь дошла до него, офицер ткнул его пальцем и сказал:

— Der Jude! — и двинулся было дальше. Но на счастье пленного, взгляд офицера скользнул по расстёгнутому вороту его гимнастёрки. Немец заметил на его груди крест. На мгновение задумавшись, офицер скомандовал:

— Aufheben! (Отставить) — и пошёл дальше вдоль шеренги.

Солдат, уже положивший руку на плечо пленного, снял её и двинулся вслед за офицером.

Пленный вытер дрожащей рукой пот со лба и вспомнил о матери. 

 

Аборт

Пришла как-то к старцу некая семейная пара.

— Отче, — говорит супруга, — я ожидаю ребенка, а у нас уж и так четверо детей; коли пятый родится — не проживём. Благословите сделать аборт.

— Вижу, живётся вам не просто, — отвечает старец, — что ж, благословляю вас убить своего ребёнка. Только убивайте старшую дочь, ей ведь уже пятнадцать лет: чай, пожила уже на свете, кое-что повидала, а тот кроха и лучика солнечного ещё не видел, несправедливым будет лишать его этой возможности.

В ужасе женщина закрыла лицо руками и зарыдала. 

 

Абсолютная вера

Стояло засушливое лето, и фермеры, жители небольшого посёлка, были обеспокоены тем, что будет с их урожаем. В один воскресный день после мессы они обратились к своему пастору за советом.

— Отец, мы должны что-то делать, или мы потеряем урожай!

— Всё, что от вас требуется, — это молиться с абсолютной верой. Молитва без веры — это не молитва. Она должна исходить из сердца, — ответил священник.

Всю следующую неделю фермеры собирались дважды на день и молились, чтобы Бог послал им дождь. В воскресенье они пришли к священнику.

— Ничего не получается, отец! Мы каждый день собираемся вместе и молимся, а дождя всё нет и нет.

— Вы действительно молитесь с верой? — спросил их священник.

Они стали уверять его, что это так. Но священник возразил:

— Я знаю, вы молитесь без веры, потому что ни один из вас, идя сюда, не захватил с собой зонтик! 

 

Авва Агафон и больной странник

Поведали об авве Агафоне, что он, придя однажды в город для продажи своего рукоделия, увидел там больного странника, лежащего на улице. Никто не принял на себя попечений о нём. Старец остался при больном. На средства, полученные за своё рукоделие, нанял хижину, оставшиеся деньги употребил на нужды больного. Так провёл он четыре месяца до выздоровления странника и только после этого вернулся в свою келию. 

 

Авва Агафон и прокажённый

Шёл авва Агафон в город для продажи скромного рукоделия и на дороге увидел лежащего прокажённого. Тот спросил его:

— Куда идёшь?

— Иду в город, — отвечал авва Агафон, — продать своё рукоделие.

— Окажи любовь, снеси и меня туда.

Старец поднял его, на своих плечах отнёс в город. Прокажённый сказал ему:

— Положи меня там, где будешь продавать своё рукоделие.

Старец так и сделал. Когда он продал одну вещь, прокажённый спросил его:

— За сколько ты это продал?

— За столько-то, — отвечал старец.

Прокажённый попросил:

— Купи мне хлеба.

Когда старец продал другую вещь, прокажённый спросил:

— Это за сколько продал?

— За столько-то, — отвечал старец.

— Купи мне ещё хлеба.

Старец купил. Когда едва распродал своё рукоделие и хотел уйти, прокажённый спросил:

— Ты уходишь?

— Ухожу, — отвечал авва.

Прокажённый сказал:

— Окажи любовь, отнеси меня туда, откуда принёс.

Старец исполнил и это. Тогда прокажённый сказал:

— Благословен ты, Агафон, от Господа на небеси и на земли.

Авва оглянулся на прокажённого — и не увидел никого. Это был Ангел Господень, пришедший испытать старца. 

 

Авва и вор

Однажды авва Макарий застал в своей келье вора, который грузил его вещи на стоявшего у кельи осла. Не подав вида, что он хозяин этих вещей, преподобный стал молча помогать увязывать поклажу. Отпустив его с миром, блаженный сказал себе:

— Мы ничего не внесли в этот мир, ясно, что ничего не можем и унести отсюда. Да будет благословен Господь во всём! 

 

Авва Макарий и дьявол

Некогда авва Макарий проходил от озера в свою келью. Он нёс пальмовые ветви, и вот на пути встретился с ним дьявол с косой. Дьявол хотел ударить Макария, но не мог. И говорит ему:

— Много силы в тебе, Макарий. Я не силён против тебя. Всё, что ты делаешь, и я сделаю. Ты постишься, а я совсем не ем; ты бодрствуешь, а я совсем не сплю. Одним ты побеждаешь меня.

— Чем же? — спросил Макарий.

— Смирением, — ответил дьявол. — Вот почему я не силён против тебя. 

 

Александрийский кожевник

Однажды блаженный Антоний молился в кельи своей, и был к нему глас:

— Антоний! Ты ещё не пришёл в меру кожевника, живущего в Александрии.

Услышав это, старец встал рано утром и, взяв посох, поспешно пошёл в Александрию. Когда он пришёл к указанному ему мужу, муж этот крайне удивился, увидев у себя Антония. Старец сказал кожевнику:

— Поведай мне дела твои, потому что для тебя пришёл я сюда, оставив пустыню.

Кожевник отвечал:

— Не знаю за собою, что б я сделал когда-либо и что-либо доброе; по этой причине, вставая рано с постели моей прежде нежели выйду на работу, говорю сам себе: все жители этого города, от большого до малого, войдут в Царство Божие за добродетели свои, а я один пойду в вечную муку за грехи мои. Эти же слова повторяю в сердце моём прежде, нежели лягу спать.

Услышав это, блаженный Антоний отвечал:

— Поистине, сын мой, ты, как искусный ювелир (Мф. 13:45-46), сидя спокойно в доме твоём, стяжал Царство Божие; я, хотя всю жизнь мою провожу в пустыне, но не стяжал духовного разума, не достиг в меру сознания, которое ты выражаешь словами твоими. 

 

Батюшка и фасоль

В первый день Великого поста один сельский священник положил себе в карман сорок девять штук фасоли, чтобы, выбрасывая ежедневно по одной штуке, определить день окончания поста. Стирая одежду священника, его жена заметила, что карман у него набит фасолью. «Батюшка любит фасоль, добавлю-ка я ему немного, пусть ест на здоровье». Так и сделала. Батюшка каждый день выбрасывал из кармана по одной фасоли, но та не кончалась.

Прошёл Великий пост, но для села, он не кончился.

И вот однажды крестьяне спросили у батюшки:

— Батюшка, когда же кончится Великий пост?

— Глядя на фасоль, что в моём кармане, ещё много дней остаётся. 

 

Безграничная благость

Был в Антиохии патриарх по имени Александр, особенно милостивый и сострадательный ко всем. Однажды один из его письмоводителей украл у него несколько золотых монет и бежал в Египетскую Фиваиду. Там, в пустом месте, варвары схватили письмоводителя и завели вглубь своей страны. Блаженный Александр, узнав об этом, выкупил пленника, дав за него восемьдесят пять золотых.

Когда пленник возвратился, патриарх оказал ему столько благодеяний, что некоторые из граждан говорили: «Благость Александра не может быть побеждена никаким согрешением». 

 

Беседа о душевной пользе

Когда авва Аммой ходил в церковь, то не позволял ученику своему идти возле себя, а приказывал следовать издали. Если ученик приближался, чтобы спросить о чём-либо, Аммой, дав ответ, немедленно отсылал от себя, говоря:

— Не позволяю тебе оставаться близ меня по той причине, чтобы в беседу нашу о душевной пользе не вкралось праздное слово. 

 

Беседа о красотах Швейцарии

Между собравшимися за чаем близкими знакомыми зашла неторопливая беседа о красотах Швейцарии. Кто там бывал, рассказывал о своих впечатлениях, вспоминая места, которые посетил.

Вместе со всеми за столом молча сидел старичок, полностью, казалось бы, погружённый в свои размышления. Зная, что он за свою жизнь объездил немало интересных уголков мира, кто-то спросил:

— А вы какого мнения о Швейцарии?

— Да-да, — ответил старичок, — в Южной Франции очень неплохо…

«…Замечайте, что слышите: какою мерою мерите, такою отмерено будет вам и прибавлено будет вам, слушающим» (Мк. 4:24). 

 

Бесстрастие камня

Однажды авва Аммон пошёл к авве Антонию. Они занялись беседою о душевной пользе. После беседы авва Антоний предсказал Аммону, что тот преуспеет в страхе Божием.

Произнёсши это пророчество, Антоний вывел Аммона из кельи и, показав на камень, сказал:

— Нанеси оскорбление этому камню и ударь его.

Аммон сделал это.

Тогда авва Антоний спросил его:

— Дал ли тебе какой ответ, оказал ли тебе какое противодействие этот камень?

Аммон отвечал:

— Нет.

— Так и ты, — сказал ему авва Антоний, — достигнешь в подобную меру бесстрастия.

Пророчество аввы Антония впоследствии исполнилось. 

 

Благодарность, достойная Бога

Один человек чувствовал себя очень обязанным Господу Богу, поскольку счастливо спасся от угрожавшей его жизни опасности. Он спросил своего друга, что ему сделать, чтобы отблагодарить Бога по достоинству. В ответ тот рассказал ему такую историю.

Мужчина всем сердцем любил женщину и просил её выйти за него замуж. Но у неё на этот счёт были совсем другие планы. И вот однажды они вместе шли по улице, и на перекрёстке женщину чуть не сбил автомобиль. Она осталась в живых только благодаря тому, что её спутник, не потеряв присутствия духа, резко рванул её назад. После чего женщина повернулась к нему и произнесла: «Теперь я выйду за тебя».

— Как ты думаешь, как чувствовал себя в этот момент мужчина? — спросил друг.

Но вместо ответа тот лишь недовольно скривил рот.

— Видишь, — сказал ему друг, — может быть, ты сейчас вызываешь у Бога те же чувства. 

 

Благодатное безумие

Однажды по обычаю того времени некоторые из христиан пришли судиться пред епископом своим. Сокрушаясь о несогласии между христианами по причине, не заслуживающей внимания христиан, епископ представился юродивым пред пришедшим к нему собранием.

Одна из бывших тут женщин сказала подруге своей:

— Старец помешался в уме.

Святой Аммон, услышав это, подозвал её к себе и сказал:

— Столько лет я подвизался в пустынях, чтоб стяжать это помешательство, и для тебя ли потерять мне его. 

 

Благоразумный гонец

К царю бежал гонец с сообщением о поражении его войска. Он знал, что тому, кто приносит такое известие, должны отрубить голову, и по дороге придумал, что надо сделать, чтобы остаться в живых.

Когда его ввели к царю, он упал повелителю в ноги, умоляя простить его, потому что он совершенно забыл все слова сообщения. Царь и министры задумались: за такую провинность гонец подлежит казни, но если сохранить ему жизнь, есть надежда, что он вспомнит это важное сообщение. Ему была сохранена жизнь, но угроза казни всё ещё оставалась. В скором времени другим путём пришло трагическое известие, и гонец избежал смерти.

«Я сказал: буду я наблюдать за путями моими, чтобы не согрешать мне языком моим; буду обуздывать уста мои…» (Пс. 38:2

 

Ближайший путь к Богу

Ученик как-то сказал своему учителю:

— Милый мой учитель, я не могу больше выносить, чтобы что-нибудь отвлекало меня. Как найти мне ближайший путь к Богу?

Учитель ответил:

— Где путь труднее, там ты и иди; бери то, что бросает мир; и что делает мир, ты не делай. Иди противно миру во всех вещах, и тогда ты придёшь к Нему ближайшим путём! 

 

Бог везде

Однажды авва Виссарион шёл со своим учеником по морскому берегу. Ученик почувствовал большую жажду и сказал авве Виссариону:

— Отец, меня очень томит жажда.

Старец, помолившись, сказал ему:

— Напейся из моря.

Морская вода сделалась пресною, и тот ею утолил свою жажду. Но, напившись, он налил воды в сосуд из предосторожности, чтобы иметь при себе воду, если снова начнёт чувствовать жажду. Старец, увидев это, спросил:

— Для чего ты сделал это?

Тот ответил:

— Прости меня! Я сделал это из опасения, что мне опять захочется пить.

Тогда старец заметил:

— Как здесь — Бог, так и везде — Бог. 

 

Бог знает, что — добро

Брат спросил старца:

— Какое бы мне делать доброе дело и жить с ним?

Старец отвечал:

— Бог знает, что — добро. Я слышал, что некто из старцев спрашивал авву Нестероя: «Какое бы доброе дело сделать мне?» Авва отвечал ему: «Не все ли дела равны?» Писание говорит: «Авраам был страннолюбив, — и Бог был с ним; Илия любил безмолвие, — и Бог был с ним; Давид был кроток, и Бог был с ним». Итак, смотри, чего желает по Богу душа твоя, то делай и блюди сердце Твоё. 

 

Бог непостижим

Задолго до Рождества Христова в Сицилии был государь, по имени Гиерон. Он имел при своём дворе мудрецов, среди которых особенно выделялся Симонид.

Однажды Гиерон сказал ему:

— Симонид! Напряги свою мудрость, объясни мне, что такое Бог?

— Трудный вопрос ты предлагаешь мне, государь, — ответил мудрец. — Позволь мне день-другой подумать.

— Хорошо, — согласился Гиерон.

Прошло два дня. Пришёл к царю Симонид и, вместо ответа, просит подумать ещё четыре дня.

Прошло четыре дня, а Симонид запросил новой отсрочки.

— Позволь, государь, ещё восемь дней срока.

Гиерон нахмурился.

— Ты шутишь, Симонид. Пожалуй, скоро ты станешь просить шестнадцать дней на раздумье, а потом и тридцать два. Когда же ты, наконец, дашь мне окончательный ответ?

— Ты угадал, государь, — спокойно сказал Симонид. — Прошло бы восемь дней, я стал бы просить шестнадцать, затем тридцать два, а там шестьдесят четыре и так дальше, всё удваивая сроки без конца. Что же касается ответа, то, мне кажется, я уже дал тебе его.

— Как дал! — удивился Гиерон. — Ты ничего ещё мне не сказал о Боге, а всё просил новых и новых прибавок.

— Вот это и есть мой ответ, — сказал мудрец. — Твой вопрос, государь, не по силам никому. Чем о нём больше думаешь, тем меньше понимаешь, приходится просить новых и новых дней. Этот вопрос — всё равно что гора. Издали смотришь — и та кажется громадой, а чем ближе подходишь, тем она всё более высится и растёт, и ты перед ней чувствуешь себя таким маленьким, жалким, ничтожным. И если гору не обхватить и не покрыть рукой, как же ты хочешь, государь, умом охватить того, кто создал и гору, и человека.

Понял Гиерон слова Симонида, благоговейно поднял глаза к небу и прошептал:

— Да. Бог непостижим! 

 

Бог, который забывает грехи

К одной старой женщине в селе явился Бог.

Она рассказала об этом батюшке, который, заботясь о духовном устроении своей прихожанки, сказал ей:

— Если Бог явится вам в следующий раз, попросите Его рассказать вам о моих грехах, которые лишь Ему одному известны. Это будет достаточным доказательством того, что именно Бог, а не кто-то другой является вам.

Женщина пришла через месяц, и священник спросил, являлся ли ей Бог снова. Она утвердительно кивнула.

— Вы задали Ему вопрос?

— Да, задала.

— И что Он сказал?

— Он сказал: «Скажите своему священнику, что Я забыл его грехи».

— Действительно, это был Бог, — сказал батюшка. 

 

Брать и давать

Братья спросили святого Антония:

— Если кто скажет: «Я ничего не буду брать у братьев, и сам ничего не буду им давать, — для меня достаточно моего», — хорошо это или плохо?

Святой Антоний отвечал:

— Дети мои! Кто таков, тот жесток сердцем, и душа у него — душа льва. Его должно считать отчуждённым от сообщества всех добрых людей. 

 

Быть как ангел

Брат Иоанн думал: «Я хочу быть похожим на ангелов. Они ничего не делают, кроме созерцания великолепия Бога». И в ту же ночь он оставил монастырь в Сцете и отправился в пустыню.

Неделю спустя он вернулся в монастырь. Брат в воротах услышал его стук, и спросил, кто это.

— Это Брат Иоанн. Я голоден.

— Этого не может быть, — сказал привратник. — Брат Иоанн в пустыне, он превращает себя в ангела. Он больше не чувствует голод, и ему больше не нужно работать, чтобы прокормить себя.

— Прости мою гордость, — сказал брат Иоанн. — Ангелы помогают людям. Это их работа, и вот почему они созерцают великолепие Бога. Я могу созерцать то же великолепие в моей ежедневной работе.

После этих слов смиренности брат открыл ворота. 

 

В лавке у Бога

Однажды женщине приснился сон, что за прилавком магазина стоял Господь Бог.

— Господи! Это Ты? — воскликнула она с радостью.

— Да, это Я, — ответил Бог.

— А что у Тебя можно купить? — спросила женщина.

— У меня можно купить всё, — прозвучал ответ.

— В таком случае дай мне, пожалуйста, здоровья, счастья, любви, успеха и много денег.

Бог доброжелательно улыбнулся и ушёл в подсобное помещение за заказанным товаром. Через некоторое время он вернулся с маленькой бумажной коробочкой.

— И это всё?! — воскликнула удивлённая и разочарованная женщина.

— Да, это всё, — ответил Бог. — Разве ты не знала, что в моём магазине продаются только семена? 

 

В мастерской часовщика

Отец с сыном зашли к часовщику. У него по стенам мастерской висело множество часов с фигурками людей и животных. Там были медведи, зайчики, петушки и кукушки. Всё это пощёлкивало, щебетало, куковало, поводило глазами, размахивало руками и ногами. Мальчик удивлённо спросил:

— Папа, а это всё живое?

— Нет, сынок, — улыбнулся отец. — Здесь только один часовщик живой.

«…Кто не примет Царствия Божия, как дитя, тот не войдет в него.» (Мк. 10:15

 

В парикмахерской

Один человек пришёл в парикмахерскую. Во время стрижки и бритья заговорили с парикмахером о Боге.

Парикмахер сказал:

— Что бы вы мне ни говорили, а я не верю, что Бог есть.

— Почему? — спросил клиент.

— Достаточно выйти на улицу, чтобы убедиться, что Бога нет. Вот скажите, если Бог существует, откуда столько больных людей? Откуда беспризорные дети? Если бы он действительно существовал, не было бы ни страданий, ни боли. Трудно представить себе любящего Бога, который допускает всё это.

Клиент задумался. Когда парикмахер закончил работу, клиент щедро расплатился. Выйдя из парикмахерской, он увидел на улице заросшего и небритого человека. Тогда клиент вернулся в парикмахерскую, пригласил парикмахера к окну и, показывая пальцем на бродягу, сказал:

— Парикмахеров не существует! — вежливо приподнял шляпу и вышел. 

 

Великое смирение

Прибыв в скит, святой Арсений поведал пресвитерам о своём намерении принять монашество. Они отвели его к старцу, исполненному Святого Духа, Иоанну Колову. Старец захотел подвергнуть Арсения испытанию. Когда они сели за трапезу, чтобы вкусить хлеба, старец не пригласил Арсения, оставив его стоять. Тот стоял, устремив глаза в землю и помышляя, что стоит в присутствии Бога пред его ангелами.

Когда начали употреблять пищу, старец взял сухарь и кинул Арсению. Арсений, увидев это, расценил поступок старца так: «Старец, подобный ангелу Божию, познал, что я подобен псу, даже хуже пса, и потому подал мне хлеб так, как подают псу. Съем же я хлеб так, как едят его псы». После этого размышления, Арсений встал на руки и на ноги, в этом положении подошёл к сухарю, взял его устами, отнёс в угол и там употребил.

Старец, увидев великое смирение его, сказал пресвитерам:

— Из него будет искусный инок.

По прошествии непродолжительного времени Иоанн дал ему келью близ себя и научил его подвизаться о спасении своём. 

 

Вера в чудеса

Мальчик очень любил читать добрые и умные сказки и верил всему, что там было написано. Поэтому он искал чудеса и в жизни, но не мог найти в ней ничего такого, что было бы похоже на его любимые сказки. Чувствуя некоторое разочарование от своих поисков, он спросил маму, правильно ли то, что он верит в чудеса? Или чудес в жизни не бывает?

— Дорогой мой, — с любовью ответила ему мама, — если ты будешь стараться вырасти добрым и хорошим мальчиком, то все сказки в твоей жизни сбудутся. Запомни, что чудес не ищут — к добрым людям они приходят сами.

«Кто делает добро, тот от Бога; а делающий зло не видел Бога.» (3Ин. 11). 

 

Вера самоубийцы

Все обсуждали новость: один очень религиозный человек покончил жизнь самоубийством.

В монастыре поступок самоубийцы не нашёл одобрения, однако некоторые стали восхищаться его верой.

— Верой? — переспросил Мастер.

— Но ведь он был мужественным в своём решении, не правда ли?

— Это фанатизм, а не вера. Вера требует ещё большего присутствия духа: пересмотреть свои убеждения и отказаться от них, если они не соответствуют фактам. 

 

Весь словно лицо

Некто, увидев в разгар зимы нищего, который, не имея на себе ничего, кроме рубахи, чувствовал себя всё же не хуже, чем тот, кто был закутан по самые уши в куний мех, спросил его:

— Как ты можешь терпеть такой холод?

— Ну, а вы, сударь? — ответил тот. — Ведь и у вас тоже лицо ничем не прикрыто. Вот так и я — весь словно лицо. 

 

Визит Бога

Жил в одном селении сапожник. Жил он праведно, имел веру сильную. И вот перед одним из великих церковных праздников сапожник занемог. Опечалился он, что не сможет попасть в храм, Как вдруг, накануне самого праздника, приснилось ему, как будто чей-то голос, совсем тихий и кроткий говорит: «Раз ты не сможешь прийти ко мне, я приду к тебе в этот день».

Проснулся сапожник и обрадовался: «Неужто сам Господь ко мне пожалует?» — думал он.

Всё утро он наводил порядок и чистоту у себя дома, готовил праздничные угощения — как мог, так и готовился к приходу желанного Гостя. И вот, во время подготовки он увидел за окном рыдающего мальчика. Подозвав его к себе, сапожник спросил:

— Почему ты плачешь?

— У меня сегодня порвались последние ботинки и мне не в чем ходить. А живём мы в семье бедно, а потому новые купить не сможем…

Тогда сапожник успокоил мальчик и сказал:

— Давай мне свои ботинки, я починю тебе их.

Через короткое время мальчик, весь сияющий от счастья, стоял в отремонтированных ботинках. Проводив его, сапожник продолжил своё дело.

Наступил вечер. И вот, приходит к нему бедная женщина и говорит:

— Прости меня, пожалуйста! Я отдала тебе в ремонт свои сапоги, а заплатить тебе мне нечем… Но ходить без сапог теперь нельзя — холода наступили…

Сапожник только улыбнулся и сказал:

— Готовы твои сапоги. Носи и не снашивай! — И отдал их женщине, так ничего не потребовав.

Наступала ночь. Давно закончив все свои дела, сапожник сидел у окна и ждал обещавшего прийти к нему Гостя. Дело уже близилось ко сну, когда сапожник, приуныв от бесплодного ожидания, стал стелить себе постель. И тут в дверь постучали.

Открыв, сапожник увидел перед собой путника. Тот сказал:

— Пусти меня к себе переночевать. Я весь день в пути, но податься мне не к кому: никто к себе на ночь не пускает…

Сжалился сапожник над ним и пустил к себе в дом. Дав отдохнуть путнику с дороги, сапожник уложил его спать на свою постель, а сам постелил себе на полу. И вот, отходя ко сну, он думал про себя:

— Наверное, я оказался недостоин Гостя, потому что он так и не явился ко мне сегодня… Видимо, он не удостоил меня чести справить с ним этот великий праздничный день, — с такими невесёлыми мыслями и уснул сапожник.

И вот снова снится ему, как всё тот же тихий голос говорит ему:

— Я сегодня приходил к тебе трижды, и каждый раз ты меня радушно принимал. 

 

Визит к богатому коллекционеру

Жил один богатый коллекционер древних статуй, которых у него было великое множество. Они стояли по аллеям его красивого парка. Знакомые направили к богачу одного молодого студента с рекомендацией от местного Исторического общества, чтобы тот мог ознакомиться с удивительной коллекцией.

Управляющий доложил хозяину о прибытии гостя, встретил его и повел по дорожкам парка к дому. Охваченный любопытством, студент останавливался возле каждой статуи и восторженно вздыхал. В конце концов управляющий не выдержал:

— Господин, вас, собственно, кому представить: статуям или их владельцу?

«Ибо всё, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира сего» (1Ин. 2:16). 

 

Виноват во всём

Настоятель храма в небольшом городке славился своей благочестивой и упорядоченной жизнью. Он досконально исполнял свои обязанности, жил размеренно, спокойно и тихо. Регулярно совершал богослужения и дважды в неделю по два часа просиживал на своём постоянном месте в клубе местного благотворительного общества.

Однажды он там не появился. Не было его и дома. Встревоженные прихожане объявили поиск, но результатов не было.

Прошёл месяц. Вечером, в клубе, как всегда, на своём месте сидел настоятель и спокойно пил кофе.

— Где вы были всё это время, отче? — спросили изумлённые прихожане.

— В тюрьме, — спокойно ответил он.

— Как это могло случиться? — недоумевали все.

— Очень просто, — ответил духовный отец. — Месяц тому назад я поехал в областной центр к епископу, а когда возвращался, то в ожидании поезда принялся рассматривать витрины привокзальных лавок и очень этим увлёкся. Времени всё равно оставалось много. Я умирал от скуки. И тут мне в голову пришла мысль: ведь всё это время могло быть посвящено молитве за гибнущих и несчастных. Из-за того, что молитвенное время мною было упущено, множество людей могло погибнуть… Именно в это время на перроне в сопровождении двух полицейских появилась какая-то странного вида молодая женщина и, показав на меня пальцем, воскликнула: «Это он во всём виноват!» Моё сердце было полно раскаяния. Я с ней вполне согласился и признал её правоту. 

 

Внешнее и внутреннее

Один царь, разъезжая по своему царству со своими придворными, встретил двух нищих старцев в изорванных одеждах. Он тотчас же остановился, вышел из колесницы, поклонился им до земли и поцеловал их.

Придворные оскорбились таким поступком царя, унижающим, по их пониманию, царское достоинство. Прямо же выказать своё неудовольствие не решились. Объяснить царю неприличие его поступка взялся его родной брат. Царь выслушал и пообещал дать ему ответ.

Город этот имел такой обычай. К гражданину, приговорённому к смертной казни, накануне посылался герольд с трубой и начинал перед окнами его дома трубить.

Царь вечером того же дня, когда имел объяснение с братом, послал трубача к окнам его дома. Тот, конечно, опечалился и всю ночь провёл без сна.

Наутро пошёл он вместе со своей женой в царский дворец. Царь принял его в своих внутренних покоях и сказал:

— Неразумный! Ты испугался проповедника моей воли, хотя не сделал против меня ничего, достойного смертной казни. Как же тебе можно было учить меня, когда я отдал предпочтение нищим — проповедникам Божьим, которые громогласнее всякой трубы проповедуют мне о смерти и о страшном пришествии моего Владыки, пред которым я без числа согрешаю? Так, нынче обличая своё безумие, — заключил царь, — устрашился ты.

Но так как брат выказал своё неудовольствие царю по совету придворных вельмож, то царь и их не оставил без обличения. Он приказал устроить четыре ящика, два из них позолотить снаружи, а внутрь положить смердящих костей; другие же обмазать смолой и сажей, внутрь положить драгоценные камни.

Приготовив это, царь позвал вельмож и, указывая ящики, спросил их:

— Какие ящики лучше: вызолоченные или обмазанные смолой?

Вельможи указали на первые. Царь приказал раскрыть те и другие. Дело объяснилось. Тогда царь сказал вельможам:

— Знайте же, что нужно обращать внимание на внутреннее и сокровенное, а не на внешнее. Вы обиделись, когда я поклонился плохо одетым нищим. А я видел очами разума, что они честны и благородны душою. 

 

Внимай себе

Пришёл однажды авва Аммон в некоторое местопребывание иноков, чтобы разделить с братьями трапезу. Один из братьев того места вёл себя неподобающе — его посещала женщина. Это сделалось известным прочим инокам. Они смутились и, собравшись на совещание, положили изгнать этого брата из его хижины. Узнав, что епископ Аммон находится тут, они пришли к нему и просили его, чтоб тот пошёл с ними для осмотра кельи брата. Узнал об этом и брат. Он скрыл женщину под большим деревянным сосудом, обратив его дном к верху. Авва Аммон понял это, и ради Бога покрыл согрешение брата. Придя со множеством иноков в келью, он сел на деревянный сосуд и приказал обыскать помещение. Келья была обыскана, но женщина так и не была найдена. Братья были в замешательстве.

Авва Аммон сказал им:

— Бог да простит вам согрешение ваше.

После этого он помолился и велел всем выйти. За братьями пошёл и сам. Выходя, он взял милостиво за руку обвинённого брата и сказал ему с любовью:

— Брат, внимай себе. 

 

Волк, лиса или заяц?

Однажды летом трое деревенских жителей вышли на высокий обрыв, под которым зеленели кусты терновника, а вдоль песчаного берега плавно текла река.

Один из сельчан воскликнул:

— Смотрите, в кустах волк сидит!

— Нет, для волка слишком жёлтый, — возразил второй. — Кажется, это лиса.

Третий крестьянин пригляделся и сказал:

— Да оно шевелится, и белая шёрстка есть. Наверное, это заяц, только ещё не весь вылинял. Давайте-ка поглядим поближе!

Тихонько, стараясь не шуметь, спустились они по тропинке к реке.

Глянули — а это жёлтое с белым узором полотенце, забытое кем-то из отдыхающих на ветке кустарника.

«…Чтобы Бог Господа нашего Иисуса Христа, Отец славы, дал вам Духа премудрости и откровения к познанию Его» (Еф. 1:17). 

 

Воробей

Две маленькие сестрички, прослушав библейскую историю об изгнании Адама и Евы из рая, сказали папе:

— Папа, если бы мы с Леной были в раю, то ни за что бы не съели плод познания добра и зла. Ведь Бог не разрешил его трогать, правда, папа?

— Правда, — улыбнулся отец и уложил детей спать.

На утро папа встал раньше всех, поймал во дворе воробья и посадил его в непрозрачную кастрюльку. Разбудив девочек, он показал им кастрюльку, которую поставил на подоконник отрытого окна в кухне и сказал:

— Пожалуйста, не снимайте крышку с этой кастрюльки, пока я не приду с работы. Когда я вернусь, то сам покажу вам сюрприз, который там находится. Если будете послушны, куплю вам новую игру.

Папа ушёл с мамой на работу, а ребятишки остались дома одни. Всеми силами пытались они себя отвлечь от кастрюльки, стоящей на кухне. Они давно переиграли во все игры, какие знали, но любопытство не давало им покоя — очень хотелось заглянуть в кастрюльку. В конце концов, старшенькая Маша уговорила сестричку Лену, которая ещё боялась, что папа будет ругаться, заглянуть в кастрюльку.

— Мы только одним глазком глянем и закроем, — сказала она. Папа даже не узнает.

Но как только Леночка приподняла крышку, воробьишка вылетел в окно. Испугавшись, девочки захлопнули пустую уже кастрюльку. Вечером вернулся папа, и, увидев, что кастрюлька пуста, сказал:

— Ну что, маленькие Евы, — не выдержали, выпустили птичку. Вот так и Ева не удержалась, чтобы не попробовать плод познания добра и зла.

— Папа, что это было за дерево такое, и почему с него нельзя было кушать, — спросила Маша.

— Дерево было обычным, и плоды съедобными, но, нарушив запрет Бога, первые люди сами как бы выбрали зло вместо добра, потому, что всякое зло начинается с непослушания, а с послушания всё доброе, чему бы научил Бог первых людей, когда б они были послушны. Этот воробушек был для вас сегодня деревом добра и зла, и вы тоже не послушались меня. Испытание Адама и Евы оказалось вам не по силам. 

 

Всадник, фермер и бедняк

Один старец ушёл в отшельники и на протяжении десяти лет молил Бога об одном: узнать, почему на Земле одни рождаются и становятся богатыми, а другие — бедными. Особенно когда чаще всего творчески одарённые люди — бедняки, а богатые — самые незаурядные личности, которые просто родились в удачной семье. Почему творится такая несправедливость?

И вот, Бог смилостивился и послал к нему Ангела. Ангел сказал:

— Я не буду ничего объяснять. Для начала просто закрой глаза.

Старец закрыл глаза, и когда открыл их, очутился на дереве, в дупле. Ангел продолжил:

— Здесь ты пробудешь три дня. Наблюдай за происходящим.

И стал монах наблюдать.

На первый день проскакал всадник на вороном коне, в блестящих латах. Около дерева от седла случайно отвязался мешок и шлёпнулся на землю. На второй день подошёл к дереву фермер, развернул скатерть, уставил её едой и начал было есть, но вдруг заметил мешок. Он увидел, что в мешке золото, ужасно обрадовался и побежал с мешком дальше, оставив обед под деревом. На третий день проходил бедный странник, увидел еду и набросился на неё с жадностью. Не успел он докончить трапезу, как вернулся всадник на вороном коне и стал требовать вернуть свои деньги. Стал его мучить, а потом убил, поняв, что это бесполезно. И тут монах не выдержал и начал кричать от гнева:

— Ты же обещал мне дать ответы на мои вопросы, но я увидел ещё одну сцену несправедливости!

— Подожди — ответил ему Ангел. — Я сейчас тебе растолкую смысл увиденного. Тот всадник — это богач. Он объезжал свои владенья и собирал подати. У него ещё полно таких же мешков, какой он потерял. Просто жадность не давала остановиться. Других ценностей, кроме злата, у него нет. Тот фермер обанкротился и заложил своё имущество. Вчера был последний день возврата денег, и если бы он не нашёл этот мешок он бы остался без всего и попал бы в тюрьму. Но он откупился найденным золотом и спас себя и семью. Тот бедный странник в молодости, по пьянке, убил человека. После этого он мучался всю свою жизнь, раздал имущество бедным и молил Бога о мученической смерти, дабы искупить свой грех. Вчера его желание исполнилось, и теперь он не просто искупил свой грех, но стал ещё и Святым Мучеником. Всадника же, убившего его, теперь будут преследовать кошмары. Он раскается и начнёт помогать бедным. 

 

Всегда радуйтесь

Под руководством аввы Аполлоса находилось общежитие иноков в верхнем Египте, состоявшее из пяти тысяч братьев. Из них пятьсот мужей достигли христианского совершенства и могли совершать знамения. Чудное представлялось зрелище в этом братстве. Находясь в дикой пустыне, они пребывали в таком веселье, какого невозможно увидеть между прочими жителями земли. Его нельзя сравнить ни с каким земным весельем. Никто между ними не был печален. Авва Аполлос, когда замечал кого-либо смущённым, немедленно спрашивал его о причине смущения и каждому обличал его сердечные тайны.

Он говорил:

— Не должно быть печальным (смущённым) тому, кто предназначен к получению небесного царства. Да будут смущёнными эллины! Да плачут иудеи! Да рыдают грешники! А праведники да веселятся! Размышляющие о преуспеянии в земных делах, увеселяются этими размышлениями. Как же не веселиться непрестанно тем, кто удостоился надежды на получение небесных благ? Апостол повелевает нам: «Всегда радуйтесь, непрестанно молитесь, обо всём благодарите» (1Фес. 5:16-18). 

 

Всемогущий Канут

Некогда в Дании царствовал король Канут, которого называли «великим владыкой морей».

Однажды Канут стоял на морском берегу, окружённый своими приближёнными. Они превозносили могущество короля, говорили, что он справедливо зовётся повелителем морей и что для него нет ничего невозможного на земле, ибо он всемогущ. Слушая такие речи, король сказал:

— Принесите мне моё кресло и поставьте здесь, на краю скалы.

Кресло принесли, царь сел и опять стал глядеть на море. Между тем, поднялся ветер, и волны с шумом стали набегать на берег.

— Не смей подходить ко мне, море! — грозно крикнул Канут. — Ведь оно должно исполнить мою волю, не так ли? — спросил царь придворных.

Те молча поклонились царю в знак согласия.

— Так подойдите ко мне, друзья, ближе.

Придворные подошли.

А буря на море разыгрывалась всё сильнее и сильнее. Волны, как бешеные, кидались на берег. Трусливых придворных разбирал страх, но отойти они боялись, а король сидел и будто ничего не замечал. Но вот одна волна так сильно ударилась о берег, что окатила всех водой. Придворные закричали от страха и отскочили назад.

— Как вы можете, стоя подле меня, бояться моря? — спросил царь. — Разве не сами же вы сказали, что я — повелитель морей и ветров?

Придворные молчали. Тогда Канут встал и, указывая на себя, сказал:

— Смотрите — это ваш король.

Затем, подняв руки к небу, добавил:

— А там ваш Бог! Если бы Канут был на самом деле всемогущим повелителем моря, тогда оно повиновалось бы ему. Есть только единый истинный Бог, который всемогущ и которому повинуются и ветры, и моря, и люди, и всё им созданное. 

 

Всему свой срок

Недавно родившийся жеребёнок всего боялся. Он сильно дрожал и был так слаб, что ноги его подгибались и он часто падал. Увидев больших лошадей, легко и привольно несущихся по зелёному лугу, он от страха забился под брюхо матери и оттуда раздался его тоненький голосок:

— Неужели и я когда-нибудь стану таким, как они?

— Не бойся, дитя моё, — ответила ему кобылица. — Ты рождён для быстрого бега, всему свой срок. Придёт время и ты увидишь, как легко и быстро ты будешь скакать.

«Ибо мы — Его творение, созданы во Христе Иисусе на добрые дела, которые Бог предназначил нам исполнять.» (Еф. 2:10). 

 

Всё остальное приложится

Стая птиц возвращалась на зиму в Африку. Молодые птицы, которые летели в Африку впервые, беспокоились, волновались, шумели и задавали множество вопросов:

— Интересно, а в Африке тепло? А есть ли в Африке реки? А есть ли там леса? Идут ли в Африке дожди?

Вожак стаи сначала отвечал на все вопросы, а потом, утомившись, сказал:

— Знаете что, дети? Главное — долететь до Африки, а там беспокоиться не о чем.

«Итак, не ищите, что вам есть или что пить, и не беспокойтесь, потому что всего этого ищут люди мира сего; ваш же Отец знает, что вы имеете нужду в том; потому что всего этого ищут люди мира сего; ваш же Отец знает, что вы имеете нужду в том; наипаче ищите Царствия Божия, и это всё приложится вам.» (Лк. 12:29-31). 

 

Вы забыли мешочек

Однажды воры сказали некоему авве:

— Мы пришли забрать всё, что находится в твоей келье.

Тот ответил:

— Дети мои, берите всё, что пожелаете.

Тогда они взяли в келье всё, что можно, кроме спрятанного мешочка, и ушли. Но старец побежал за ними, крича:

— Дети мои, вы забыли мешочек, возьмите его! 

 

Выбор креста

Был один простодушный поселянин, который жил трудами рук своих, но зарабатывал очень мало: едва доставало ему, чем прокормить себя и семью свою. Раз пошёл он к берегу моря, присел на камень и стал смотреть, как к пристани подходили большие корабли с богатыми товарами, и как потом эти товары выгружали и везли в город для продажи. И запала ему в голову грешная мысль: «Зачем Господь одним людям послал богатство и всякое довольство, а других оставил жить в бедности?» И начал он роптать на свою горемычную долю.

Между тем полуденное солнце сильно пекло; бедняка стала одолевать дремота, и он незаметно заснул. И снится ему, что стоит он у подошвы высокой горы; подходит к нему почтенный старец с длинною бородою и говорит ему:

— Иди за мной!

Он послушался и пошёл за ним. Долго они шли и, наконец, пришли на такое место, где лежало великое множество крестов всякого вида и различной величины. Были кресты большие и малые, золотые и серебряные, медные и железные, каменные и деревянные. И говорит ему старец:

— Видишь, сколько здесь крестов? Выбирай себе любой и неси его на вершину той самой горы, которую ты видел пред собой.

Взглянул наш простец на золотой крест: такой он красивый, точно красное солнышко блестит. Понравился ему этот крест, и он хотел взять его на плечи, но сколько ни трудился, не мог этот крест не только поднять, но и с места сдвинуть.

— Нет, — говорит ему старец, — видно, не внести тебе этого креста на гору. Бери другой — серебряный. Может быть, он будет по силам.

Взял простец серебряный крест. Этот был, правда, легче золотого, но всё-таки и с ним он ничего не мог поделать. То же было и с медным, и с железным, и с каменным крестами.

— Нечего делать, — говорит ему старец, — бери один из деревянных крестов.

Тогда взял себе простец самый малый из деревянных крестов и легко и скоро отнёс его на ту гору. Обрадовался он, что нашёл, наконец, один крест по своим силам, и спросил своего спутника:

— А какая награда мне будет за это?

— Чтобы ты сам рассудил, чем наградить тебя, — отвечал ему тот, — я открою тебе, что это за кресты, которые ты видел. Золотой крест, который так тебе сначала приглянулся, — это царский крест. Ты себе думаешь: как хорошо и легко быть царём. А того не соображаешь, что царская власть — самый тяжёлый крест. А серебряный крест — это крест всех тех, кто властью облечён, — это крест пастырей Церкви Божией, крест ближайших слуг царёвых. У всех них тоже много забот и скорбей. Медный крест — это крест всех тех, кому Бог богатство послал. Ты вот им завидуешь и думаешь, какие они счастливые. А богатым тяжелее жить, чем тебе. Тебе, после своих трудов, можно спокойно уснуть: никто не тронет твоей убогой хаты и твоего малого добра. А богатый человек всегда — и днём и ночью — боится, как бы кто-нибудь не обманул его, не обокрал, не поджёг его дом. Кроме того, богатый за богатство своё ответ Богу даст: как он своё богатство употребляет. А случится беда — обнищает богач: сколько скорбей тогда на него обрушится! А вот железный крест — это крест людей военных. Порасспроси тех, которые бывали на войне, и они скажут тебе, как им часто приходилось проводить ночи на голой, сырой земле, терпеть голод и холод. Каменный крест — это крест людей торговых. Тебе нравится их жизнь, потому что им не приходится работать, как тебе? Но разве не бывает, что едет купец за море, тратит весь свой капитал на товар, а товар весь гибнет от кораблекрушения, и возвращается несчастный купец домой совершенным бедняком? А вот деревянный крест, который ты так легко внёс на гору, это и есть твой крест. Ты жаловался, что жизнь у тебя трудная, а теперь вот видишь, что она гораздо легче, чем жизнь других людей. Знал сердцеведец Господь, что во всяком другом звании и положении ты погубил бы свою душу, вот Он и дал тебе крест самый смиренный, самый лёгкий — крест деревянный. Итак, ступай и не ропщи на Господа Бога за свою бедную долю. Господь даёт каждому крест по его силам — сколько кто может снести.

При последних словах старца поселянин проснулся, поблагодарил Бога за вразумительный сон и с того времени никогда больше не роптал на Бога. 

 

Выступление на учёном симпозиуме

Как-то раз на один симпозиум приехал учёный с научным докладом. Там собралось много любителей острых дискуссий. Как только коллега вышел на трибуну и открыл рот, из зала раздались возгласы учёных мужей:

— Неверно! Неправильно!

Докладчик поспешил закрыть рот, и снова раздались крики:

— Это тоже неправильно!

Тогда докладчик не удержался и воскликнул:

— Так я же ещё ничего не сказал!

— Вот это правильно! — услышал он из зала.

«Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас» (Мф. 7:6). 

 

Выступление старого профессора

Одного старенького профессора любили и студенты, и коллеги. Но особенное признание он получил после одного выступления перед многочисленной аудиторией, где также присутствовали учёные, придерживавшиеся иных научных воззрений. Один за другим, они находили слабые места в докладе профессора и язвительными репликами довели старика до того, что слёзы побежали по его щекам.

Тем не менее, он нашёл в себе силы и прерывающимся голосом поблагодарил коллег за их ценные замечания, пообещав внести их поправки в свою работу. Позже, когда удручённый профессор шёл по коридору, к нему подходили разные люди и пожимали руку. В их глазах он был настоящим победителем.

«…Торжествуйте, все правые сердцем» (Пс. 31:11). 

 

Вяз и виноград

Однажды, когда Ерм, прогуливаясь по полю, увидел вяз и виноградное дерево, и размышлял о плодах их, явился пастырь ему и сказал:

— Что ты думаешь об этом виноградном дереве и вязе?

— Думаю, как они пригодны друг для друга.

И сказал он Ерму:

— Эти два дерева представляют рабам Божьим глубокий смысл. Виноградное дерево имеет плод, а вяз — дерево бесплодное; но это виноградное дерево не может приносить обильного плода, если не будет опираться на вяз. Ибо лёжа на земле, оно даёт гнилой плод; но если виноградная лоза будет висеть на вязе, то даёт плод и за себя и за вяз. Итак, видишь, что вяз даёт плод не меньший, даже гораздо больший, чем виноградная лоза, потому что виноградная лоза, будучи подвешена на вязе, даёт плод и обильный и хороший; но лёжа на земле, даёт плод плохой и малый. Это служит уроком для рабов Божьих, для бедного и богатого.

— Каким образом? — спросил Ерм. — Объясни мне.

— Богатый имеет много сокровищ, но беден для Господа; развлекаемый своими богатствами, он очень мало молится Господу, и если имеет какую молитву, то слабую и не имеющую силы. Но когда богатый подаёт бедному то, в чём тот нуждается, то бедный молит Господа за богатого, и Бог подаёт богатому все блага; потому что бедный богат в молитве и молитва его имеет великую силу перед Господом. Богатый подаёт бедному, веруя, что ему внимает Господь, и охотно и без сомнения подаёт ему всё, заботясь, чтобы у него не было в чём-нибудь недостатка. Бедный благодарит Бога за богатого, дающего ему. Тот и другой делают дело.

Так люди думают, что вяз не даёт плода. Не знают они и не понимают того, что во время засухи вяз, имея в себе влагу, питает виноградную лозу, а виноградная лоза, имея постоянную влагу, даёт двойной плод, и за себя и за вяз. Так и бедные, моля Господа за богатых, бывают услышаны, и умножают богатства их, а богатые, помогая бедным, ободряют их души. Те и другие участвуют в добром деле. Итак, кто поступает таким образом, не будет оставлен Господом, но будет вписан в книге жизни. Блаженны те, которые, имея богатство, чувствуют, что они обогащаются от Господа, ибо кто почувствует это, тот может делать нечто доброе. 

 

Гипноз

Отец с сыном прочитали книгу о гипнозе и внушении и захотели провести эксперимент. Они зашли в детскую, и отец сказал мальчику:

— Сынок, ты должен представить в уме кого-нибудь из членов нашей семьи и внушить ему, чтобы он пришёл сюда.

— Хорошо, папа, — согласился сын.

Наступило долгое молчание.

— Кого ты вызываешь? — прошептал отец.

Сын ответил тоже шёпотом:

— Я всё время повторяю про себя: «Папа, явись! Папа, явись!».

— Как же я могу ещё раз явиться, если я уже здесь? — развёл руками отец.

— Вот здорово! — обрадовался сын. — Значит, наш опыт удался!

«…И возрадуется сердце ваше, и радости вашей никто не отнимет у вас…» (Ин. 16:22). 

 

Глиняные горшки

Монах пришёл как-то к своему наставнику и говорит:

— Отче, сколько раз хожу я к тебе, каюсь в грехах, сколько раз ты наставлял меня советами, но я не могу исправиться. Какая мне польза приходить к тебе, если после наших бесед я снова впадаю во грехи свои?

Авва ответил:

— Сын мой, возьми два глиняных горшка — один с мёдом, а другой пустой.

Ученик так и сделал.

— А теперь, — сказал учитель, — перелей несколько раз мёд из одного горшка в другой.

Ученик снова послушался.

— Теперь, сынок, посмотри на пустой горшок и понюхай его.

Ученик посмотрел, понюхал и говорит:

— Отче, пустой горшок пахнет мёдом, и там, на донышке осталось немного густого мёда.

— Вот так, — сказал учитель, — и мои наставления оседают в твоей душе. Если ты ради Христа усвоишь в жизни хоть часть добродетели, то Господь, по милости своей восполнит их недостаток и спасёт твою душу для жизни в раю. Ибо и земная хозяйка не сыплет перец в горшок, который пахнет мёдом. Так и Бог не отринет тебя, если сохранишь в душе хоть начала праведности. 

 

Говорящий попугай

Над лавкой продавца птиц, на втором этаже, жила семья. Как-то маленький мальчик, стоя на балконе, услышал громкие голоса. Он прислушался.

— Деньги давай! Деньги давай! Буду стрелять! Буду стрелять! — доносилось снизу. — Полиция! Полиция!

Мальчик испугался и побежал к отцу в комнату.

— Папа, папа! — закричал он. — Внизу какие-то люди требуют денег и кричат, что будут стрелять! Там кто-то зовет полицию!

— Нет, сынок, – рассмеялся отец. — Это в магазин привезли говорящего попугая.

«И, призвав народ, сказал им: слушайте и разумейте!» (Мф. 15:10

 

Голодный человек и учёный

Голодный человек шёл по дороге и увидел другого человека со свёртком, завёрнутым в ткань. «Наверное, это хлеб», — подумал голодный и спросил:

— Скажите, что у вас в свёртке? Хлеб?

— Нет, это книги, которые я хочу продать. Я завернул их в ткань, чтобы они не намокли от дождя.

— Жаль! — сказал голодный и пошёл дальше.

В это время из дома вышел учёный. Навстречу ему шёл человек со свёртком в руках, который кого-то высматривал не дороге.

«Должно быть, это книги», – подумал учёный и спросил:

— Скажите, это — книги?

— Нет, — услышал он в ответ. — Мне повстречался голодный человек, и я продал свои книги и купил ему хлеб, но нигде его не вижу!

«Подай нам помощь в тесноте, ибо защита человеческая суетна.» (Пс. 59:13

 

Город, в котором нет правил дорожного движения

Водитель приехал в странный город, где на каждом перекрёстке висело по нескольку десятков светофоров. И что самое странное — все они работали вразнобой. Однако жители каким-то образом ездили на машинах и не сталкивались друг с другом. Растерявшись, водитель съехал на обочину, не зная, куда податься дальше.

Заметив прохожего, он спросил у него из окна автомашины:

— Скажите, для чего у вас столько светофоров на перекрёстках?

— Мы слышали, что это очень нужная вещь, поэтому и повесили их повсюду да побольше, — ответил тот.

— А как же по их сигналам ездить?

— Да у нас по светофорам никто не ездит, — все водители объясняются знаками.

— А каким же знаком больше всего пользуются водители? — спросил озадаченный приезжий.

— Крутят пальцем у виска! — усмехнулся прохожий.

«Слово Христово да вселяется в вас обильно, со всякою премудростью…» (Кол. 3:16). 

 

Город кандалов

Некогда купец отправился в другую страну и пришёл в странный город, в котором все жители были в кандалах. Купец подумал: «А если и мне наденут кандалы, что тогда делать?».

Неожиданно, в ту же минуту появилась стража и, увидев нового свободного человека, сразу же заковала его в кандалы. Потеряв возможность вернуться домой, купец приуныл. Он обратился с расспросами к несчастным горожанам, почему они все в кандалах? И те отвечали, что в их городе издавна такие порядки. Купец спросил:

— Неужели все жители города обречены всю свою жизнь носить кандалы?

Люди ответили ему:

— По слухам, иногда в город приходит некий старик, который свободен и не носит кандалов. Только он знает, как от них освободиться. Он так редко появляется, что многие сомневаются, правда ли это?

«Делать нечего, — подумал купец, — может быть, ещё увижу этого старика и узнаю, как мне освободиться».

С тех пор прошло немало лет, купец уже состарился и поседел. И вот однажды он неожиданно увидел старика, свободно идущего по улице и не закованного в кандалы.

— Дедушка, — воскликнул узник, — помоги мне освободиться от уз.

— Сынок, — ответил старик, — мысленно скажи про себя: «Пусть стража немедленно освободит меня от кандалов», — и ты будешь свободен.

Узник подумал, что это неудачная, горькая шутка, но решил попробовать и произнёс про себя эти заветные слова. Тут же появилась стража и освободила его от кандалов.

Купец поспешил уйти из этого странного города, удивляясь происшедшему. Выбежав за ворота, он снова увидел того самого старика, который помог ему освободиться.

— Дедушка, скажи мне, — обратился к нему купец, — в чём секрет этого странного города?

— Этот город не простой, — ответил старик, — потому что в нём становятся узниками и освобождаются от уз, только лишь подумав об этом. Ты потому и спасся, что поверил моим словам. А те, кто не верит мне, остаются узниками этого города, и я уже ничем не могу им помочь.

«…Если пребудете в слове Моём, то вы истинно Мои ученики, познаете истину, и истина сделает вас свободными.» (Ин. 8:31-32). 

 

Городской житель и старая обезьяна

Один городской житель заблудился в лесу, где жила старая обезьяна, владевшая магическим даром. Обезьяна околдовала незваного гостя, сделала его своим рабом и помыкала пленником, как хотела. Она часто ездила на нём, сидя у него на шее, а в знак поощрения иногда угощала человека бананом. Горожанин смирился со своей участью, привык к обезьяне и послушно выполнял все её приказы.

Как-то раз в этом лесу появились охотники и увидели странное зрелище: обезьяна ездит верхом на человеке. Охотники поймали старую обезьяну, и как только они выволокли её из леса, она утратила свои магические способности.

Вместе с обезьяной и несчастным пленником охотники приехали в город. Обезьяну сдали в зоопарк, а человек, избавившись от колдовства, пришёл в себя и вернулся домой. Иногда он ходил в зоопарк посмотреть на старую обезьяну, удивляясь, как она могла так его одурачить. Обезьяна грозила человеку кулаком и бросала в него банановую кожуру. Больше она ничего сделать не могла.

«Но ныне, когда вы освободились от греха и стали рабами Богу, плод ваш есть святость, а конец — жизнь вечная». (Рим. 6:22). 

 

Готовность к причащению

Пресвитер авва Евлогий во время Евхаристии получал от Бога дар прозорливости. Он видел в душе каждого человека, желающего принять Христовы Тайны, его достоинства и недостатки. Когда собравшиеся в храме начинали готовиться к причащению, он говорил некоторым из них:

— Как это вы дерзаете приступать к Святым Тайнам, ведь ваши души и расположения направлены ко злу?

Затем, обращаясь к каждому порознь, обличал:

— Ты в эту ночь был одержим блудными помыслами… А ты сказал в своём сердце: «Не всё ли равно — грешным или чистым приступать ко Святому Причащению?»… Ты имел сомнения относительно самих Даров и думал: «Освятят ли они меня, когда приступлю к ним?»

Удерживая согрешивших от принятия Святых Даров, авва Евлогий давал совет:

— Удалитесь на некоторое время от Святых Тайн и покайтесь от души, очистив пороки слезами сокрушения. Получив отпущение грехов, вы станете достойными общения с Христом. Если же не очистите сначала мысли, то не можете приступить к благодати Христовой. 

 

Град над грешниками

Однажды один народ на палестинской территории провинился смертными грехами, на что Господь велел одному из пророков передать своё решение о том, что он истребит народ этого города тяжким градом. Пророк рассказал об этом с кровли дома народу города, чем привёл их в сильный страх и смятение. Жители, раскаявшись, пришли к пророку с просьбой помолиться о них Богу.

— Что решено Богом, то незыблемо, — ответил пророк и ушёл.

На следующий день в указанное время прошёл град от страшной тучи за пределами города. Не пострадал ни один его гражданин. Пророк вопросил Бога, почему тот не исполнил своего суда?

— Как же я могу наказывать народ, который раскаялся, — был ответ пророку. 

 

Грести против течения

Один человек внезапно проснулся и увидел, что он сидит в лодке, которая мчится по быстрой реке вниз по течению. Справа и слева от него проносились скользкие скалы, не за что ухватиться, а впереди и внизу ревел водопад. Человек понял, что ему осталось только одно: немедленно что есть сил начать грести против течения. Тогда оставалась ещё надежда выплыть из узкого ущелья и пристать к берегу. Было ясно — если он будет раздумывать о том, как он оказался в этой ситуации, то разобьётся прежде, чем что-либо поймёт.

Человек решительно налёг на весла, и лодка стала медленно отдаляться от страшного водопада. Он уже начал было выбиваться из сил, но тут, к великой своей радости, он увидел тут за поворотом скалы человека на берегу. Тот бросил ему верёвку и помог выбраться на берег.

«Итак, не будем спать, как и прочие, но будем бодрствовать и трезвиться» (1Фес. 5:6). 

 

Грех лицемерия

Авва Аполлос Великий очень не одобрял тех, кто носил вериги и принимал на себя вид особенного, напускного благоговения.

Он говорил о них:

— Таковые делают это на показ человекам и тем впадают в лицемерие. Лучше постом утомлять тело, а добродетели должно творить втайне. Если же у нас нет подвигов, то, по крайней мере, воздержимся от лицемерия. 

 

Грехи аввы Диоскора

Однажды авва Диоскор безмолвствовал в келье, оплакивая себя. Ученик его жил в другой келье. Когда ученик приходил к старцу и заставал его плачущим, то спрашивал:

— Отец! О чём ты плачешь?

Старец отвечал ему:

— Плачу о грехах моих.

Ученик возражал:

— Ты не имеешь грехов!

Старец отвечал:

— Будь уверен, сын мой, если бы я видел все грехи мои, то мой собственный плач оказался бы недостаточным. Я нуждался бы во многих помощниках, чтобы оплакать их как должно. 

 

Дар слёз

Схимонах Никодим, афонский подвижник XIX века, получил от Бога великий дар слёз: он мог плакать по своему желанию столько, сколько хотел. Его духовник, заметив у него такую добродетель, спросил:

— Давно ли ты имеешь этот дар?

— Два года с половиной, — ответил схимонах Никодим, — с того времени, как я после беседы с тобой об этом даровании Божием сделал тебе поклон и испросил у тебя благословения искать этот дар Божий. А до того времени я три года с трудом понуждал себя к ежедневным слезам.

На это признание духовник сказал ему:

— Ты получил этот дар за послушание, а не за твои заслуги. Зная, что всякий дар Божий сохраняется смирением. Берегись от возношения, не осуждай никого и постоянно укоряй себя. Другие тоже имеют этот дар, но считают себя хуже всех. 

 

Два друга на кладбище

Два друга возвращались ночью из посёлка в город. По дороге на них напали грабители. Друзья кинулись бежать, перепрыгнули через какой-то забор и попали на кладбище. Они быстро спрятались среди памятников и могил. Грабители посветили со стены фонарями, но не решились перелезть и стояли за стеной, переговариваясь между собой.

Один из друзей шепнул другому:

— Слушай, здесь тоже страшно. Может, выберемся отсюда?

— Ничего, мёртвых не бойся, — ответил ему второй. — С теми, живыми, гораздо страшней.

«Бог же не есть [Бог] мёртвых, но живых, ибо у Него все живы» (Лк. 20:38). 

 

Два жука

Два жука полетели далеко-далеко, через луга и горы, и когда наступил вечер, они начали искать ночлег.

— Вот у ручья растёт папоротник, я спрошу у него, могу ли я там переночевать, — сказал один.

Папоротник согласился пустить жука на ночлег.

— Когда стемнеет, ты мне расскажешь о твоём путешествии, я с удовольствием слушаю истории о чужих странах, — прошептал папоротник.

— Это скучная компания, — подумал другой жук. — У такого невзрачного сорняка он хочет переночевать! Я найду другое место, пойду в гостиницу «Роза». Там всё благородно, и хорошо пахнет.

Жук полетел на поиски. Когда зашло солнце, он увидел прекрасную розу.

— Можно мне получить номер на одну ночь? Я прилетел издалека и просто нет сил лететь дальше.

— Я — царица цветов и не принимаю жуков, — ответила роза высокомерно, — но если такое дело, то я не могу тебя прогнать. Если ты будешь вести себя спокойно и предупредительно, то можешь остаться.

Жук поблагодарил кивком головы и полетел на верхний листок розы. Он гордился этим приютом и хотел на другое утро всё рассказать своему товарищу, чтобы тот ему позавидовал.

Утром, как только начало восходить солнце, а роса ещё лежала на листьях, жука бесцеремонно разбудили. Перед кустом стоял какой-то человек.

— Эту розу я смогу хорошо продать!

Он достал огромный нож и срезал цветок. Жук еле-еле успел расправить свои крылья и улететь. «Я не думал, что на таком гордом цветке так опасно жить», — удивился он.

Жук быстро полетел к папоротнику у ручья.

— Эй, брат, — закричал он, увидев товарища, — можно к тебе?

— Залетай, места достаточно. Здесь хорошо и уютно!

Жук с благодарностью принял приглашение, ведь он нагляделся «благородного света». 

 

Два крестьянина и река

Два крестьянина работали в поле до обеденной жары. Один предложил другому спуститься к реке и искупаться. По дороге они разговаривали о том, как хорошо, что река у них под боком. Тут они подошли к берегу и, раздевшись, дружно прыгнули в воду. Когда они вынырнули, один крестьянин сказал другому:

— А ведь мы с тобой не закончили разговор о нашей реке.

— Да какое теперь это имеет значение? Чем говорить о реке, лучше давай поплаваем в ней, — отозвался его друг.

«…Но тщетно чтут Меня, уча учениям, заповедям человеческим.» (Мф. 15:9

 

Два ребёнка: Ложь и Неправда

Некий юноша решил жить воздержанной жизнью. Однажды, стесняясь открыто говорить о своих принципах, он попал в смешную ситуацию. На вопрос, женат ли он, молодой человек, предполагая, что на этом расспросы закончатся, поддался соблазну немножко солгать:

— Да, женат.

— А как зовут вашу жену? — спросили снова.

Юноше опять пришлось выкручиваться.

— А дети у вас есть? — последовал ещё один вопрос.

И так как юноша уже начал лгать, то никак не мог остановиться.

— Есть.

— А сколько?

Молодой человек почувствовал, что окончательно запутался. «Чем дальше в лес, тем больше дров», — вспомнилась ему поговорка.

— Ну двое, — нерешительно ответил он.

— А как их зовут?

Вопросам собеседников, казалось, не будет конца.

Юноша не выдержал и ответил:

— Одного ребёнка зовут Ложь, а другого — Неправда. Не женат я, не женат!

«Кто говорит: «я познал Его», но заповедей Его не соблюдает, тот лжец, и нет в нём истины…» (1Ин. 2:4). 

 

Два слепых

Один слепой зашёл для оформления документов в полицейский участок. Его принял старший полицейский: огромный плотный человек с высоким тонким голосом.

Другой слепой был на приёме у врача, который обладал грубым громким голосом, но сам был небольшого роста и хрупкого телосложения.

Потом эти двое слепых встретились и разговорились.

— Как в полицию берут таких коротышек? — удивлялся первый слепой. — Я слышал, что в полиции служат высокие и сильные люди.

— А меня сегодня принял один доктор, — ответил второй слепец. — Такой огромный детина с грубым голосом. Как он может быть врачом?

«…Может ли слепой водить слепого? не оба ли упадут в яму?» (Лк. 6:39

 

Два царских сына

У царя было два сына: старший и младший. У них были разные характеры, но царь любил их обоих.

Со временем старший сын увлёкся охотой, а младший пристрастился к азартным играм. Их увлечения скоро переросли в страсть. Старший сын перестал заботиться о возложенных на него царём обязанностях по управлению государством, а младший проигрывал деньги отца.

Царь разгневался и приказал министрам не позволять старшему сыну выезжать на охоту, а младшему — не давать денег на игру. Старший сын сильно обиделся на отца и перестал с ним разговаривать. Младший же раскаялся и, стыдясь за своё поведение, как только видел отца, падал перед ним на колени и повторял: «Отец, прости меня!».

Тронутый его раскаянием, царь снова приблизил младшего сына к себе, взяв с него обещание впредь не предаваться дурным увлечениям. А старшего сына, продолжавшего гордо молчать и затаившего на царя сильную обиду, отослал послом в другую страну, сказав: «Не таящего обиды — и я не обижу. А хранящий обиду — хранит и своё наказание».

«Пишу вам, отроки, потому что вы познали Отца. Я написал вам, отцы, потому что вы познали Безначального» (1Ин. 2:13-14). 

 

Две очереди

Умер один человек и отправился на Небо. Он прожил долгую жизнь и теперь стоял у врат Небес.

Подойдя к вратам, он заметил, что на Небо ведут две очереди. В одной из них стояло трое человек, а вторая растянулась на много километров. Человек не знал, в какую очередь ему становиться и обратился к апостолу Петру с вопросом:

— Я вижу тут две очереди, одну короткую и одну очень длинную, и не знаю, куда мне встать. Отчего одни люди стоят в короткой, а другие в длинной?

И Святой Пётр ответил:

— Вот эта очередь из трёх человек хотела бы ощутить Небо, и они ожидают своей очереди.

— А длинная очередь за чем?

— О! Тут стоят те, кто хотел бы узнать всё про Небо. Они хотят сначала всё выведать о нём. 

 

Две сохи

В кузнице отремонтировали две сохи. Они выглядели одинаково. Одна из них осталась стоять в углу сарая. Её жизнь была легче, чем жизнь другой сохи, которую крестьянин на следующее утро погрузил на телегу и привёз на поле. Там она стала красивой и блестящей. Когда обе сохи вновь встретились в сарае, они с удивлением посмотрели друг на друга. Соха, которую не употребляли в дело, была покрыта ржавчиной. С завистью она смотрела на блестящую подругу:

— Скажи, как ты стала такой красивой? Ведь мне так хорошо было в тишине сарая стоять в своём углу.

— Это безделье тебя изувечило, а я стала красивой от труда. 

 

Двое друзей и пастух

Два друга заблудились летом в горах. Вода у них закончилась, и они сильно страдали от жажды. Неожиданно путники вышли к хижине пастуха, который вынес им ведро чистой и прохладной воды. Они зачерпнули по кружке и стали пить. Один из друзей пил быстро и большими глотками, а другой — маленькими, понемногу, не спеша.

Напившись, тот, что пил маленькими глотками, спросил своего друга:

— Ты почему так быстро пьёшь воду?

— Чтобы побыстрее напиться. А ты почему пьёшь понемногу?

— Чтобы продлить удовольствие.

И они заспорили между собой, как лучше пить воду?

Пастух, услышав их спор, примирил друзей:

— Оба способа хороши, — сказал он, — ведь главное — это утолить жажду, а как — это личное дело каждого.

«…Вода, которую Я дам ему, сделается в нём источником воды, текущей в жизнь вечную» (Ин. 4:14). 

 

Двое друзей на экуменической конференции

В одном городе проходила конференция представителей различных вероисповеданий.

Двое православных, узнав из афиши, что будет выступать с докладом и православный священник, прошли в конференц-зал. Но в программе указывалось, что православный докладчик выступит минут через сорок.

Один из друзей предложил посидеть в зале и подождать. Но его товарищ возразил:

— Лучше погуляем пока в фойе. Ведь кроме одного докладчика нам некого слушать.

«Всякий, отвергающий Сына, не имеет и Отца; а исповедующий Сына имеет и Отца.» (1Ин. 2:23). 

 

Двор без ворот

Однажды братия из скита пошли к авве Антонию.

Взойдя на корабль, чтобы отплыть к нему, нашли они одного старца, отправлявшегося в ту же сторону. Братия не знали его. На корабле они говорили об изречениях святых отцов и словах из Писания, рассказывали также о своих рукоделиях. Старец всё молчал.

Выйдя на пристань, они узнали, что и старец отправлялся также к авве Антонию. Когда они пришли к Антонию, он сказал им:

— Доброго спутника нашли вы в этом старце!

Сказал и старцу:

— Добрых братии и ты нашёл, авва.

— Они хороши, — отвечал старец, — но у них двор не имеет ворот: кто хочет, подходит к стойлу и отвязывает осла. 

 

Девочка, испуганная войной

Во время войны одной женщине и её маленькой дочке вместе с другими беженцами пришлось покинуть родные края. Трагедия и ужас происходящего вокруг подрывали их душевные силы.

Как-то мать заметила, что девочка днём иногда надолго закрывает глаза.

— Ты что, всё время спишь, моя хорошая? — спросила она с тревогой.

— Нет, мамочка! Просто когда мне страшно, я закрываю глаза. Я ничего не вижу — и мне становится легче.

«…Итак не бойтесь: вы дороже многих малых птиц» (Лк. 12:7). 

 

Дети и красивая птица

Старый сторож охранял вишнёвый сад. По утрам туда прилетала необыкновенно красивая птица и склевывала вишни. Старик тихонько любовался удивительной красотой и не прогонял её.

Как-то он рассказал внукам об этой птице, и они уговорили дедушку разрешить им на неё посмотреть. Рано утром сторож разбудил детей и сказал им:

— Выходите тихонько в сад, она там!

Дети выскочили и, толкаясь, с шумом кинулись во двор.

— Я первый буду на неё смотреть!

— Нет, я — первый!

— Нет — я! — кричали малыши.

Ничего не увидев в саду, они спросили:

— Дедушка, а где же эта красивая птица?

— Эх, озорники! — ответил тот. — Эта птица не любит шума и крика, поэтому она и улетела!

«Да будет украшением вашим не внешнее плетение волос, не золотые уборы или нарядность в одежде, но сокровенный сердца человек в нетленной [красоте] кроткого и молчаливого духа, что драгоценно пред Богом.» (1Петр. 3:3-4

 

Должники

Ездили по Сибири в древности купцы. И был среди них один, который, когда человеку нечем было заплатить, он давал в долг. Он говорил: «Вот, смотри, я твоё имя в книгу пишу. В следующий раз я приеду и возьму с тебя долг».

Если же в следующий его приезд у должника тоже нечем было платить, купец говорил так: «Ну хорошо, сейчас я с тебя ничего не возьму, но смотри, я напротив твоего имени в книге крестик ставлю, так что я ничего не забыл и в следующий раз обязательно взыщу с тебя долг». Так же и в следующий раз, если у должника не было денег, купец ставил ещё один крестик.

А уж в третий раз он говорил так: «Всё, я прощаю тебе долг. Видишь, я зачёркиваю твоё имя, зачёркиваю крестики. Пусть с тебя Бог взыщет». 

 

Дом за один доллар

Покупателю приглянулся дом, выставленный на продажу. Он спросил о цене.

— Один доллар, — ответил управляющий.

— А почему так дёшево? — поразился покупатель.

— Видите ли, в чём дело, — сказал продавец. — Покойная хозяйка приказала продать дом по минимальной цене, при условии, если покупатель, во-первых, пожертвует на содержание её кошки один миллион долларов, а, во-вторых, сохранит в тайне условия сделки. Таково завещание.

Человек купил дом за один доллар, пожертвовав кошке покойной хозяйки один миллион. Когда знакомые спрашивали его, за какую сумму приобретён такой красивый дом, он отвечал:

— За один доллар.

— К чему говорить такую ложь? Этого не может быть — упрекали нового хозяина все знакомые.

— Нет, это правда! — настаивал тот, но ему никто не верил, и все утвердились во мнении, что он чудовищный лжец.

«И дивился неверию их…» (Мк. 6:6

 

Дом и змея

Один человек с женой и сыном поселился в городе, выстроил себе дом. Но в доме этом появилась змея и начала вредить ему. Сначала повредила ногу его коню, затем довела до могилы его сына, далее — жену, и, наконец, сам хозяин сделался её жертвой.

Всякий раз, когда змея вредила хозяину, он собирался её убить, но как только пойдёт приводить в исполнение своё намерение, то на дороге найдёт золотую монету и, обрадовавшись находке, возвращается обратно. 

 

Дорожный столб на пути в столицу

Один человек отправился пешком в столицу. На дороге он увидел старинный указатель, а возле него — толпу. Люди увлечённо спорили о том, в каком веке и при каком царе был поставлен этот каменный столб. Путник подумал, что все они тоже идут в столицу, но вскоре из их разговоров и споров понял, что никто никуда и не думает идти. Их интересует лишь сам указатель.

— А сколько километров отсюда до столицы? — спросил путник.

— Об этом у нас тоже идут споры, так как цифры на столбе стёрлись от времени.

— А в какую сторону идти?

— Мы это тоже выясняем, потому что стрелка направления, уже плохо различима, — ответили ему. — Там, за кладбищем, где похоронены выдающиеся исследователи этого дорожного столба, кстати Вы можете заодно посетить их могилы, есть какая-то дорога. Может быть, она и ведёт в столицу, а может быть, и нет. Но если вас интересует история самого столба, то вы можете к нам присоединиться, и мы продолжим дело наших великих предшественников.

— Нет уж, оставайтесь здесь сами вместе с вашими предшественниками, а я постараюсь добраться до столицы, — ответил путник.

На некотором расстоянии от указателя он встретил попутчика, и вместе они благополучно дошли до города.

«Все предано Мне Отцем Моим, и никто не знает Сына, кроме Отца; и Отца не знает никто, кроме Сына, и кому Сын хочет открыть» (Мф. 11:27). 

 

Духовный выбор

Спросил однажды авва Марк авву Арсения:

— По какой причине ты избегаешь общества и беседы с нами?

Арсений отвечал:

— Знает Бог, что я люблю вас, но не могу быть вместе и с Богом, и с человеками. На небе тысячи и тысячи тысяч имеют одну волю, а у человеков воля многообразна: и потому не могу, оставив Бога, быть с человеками. 

 

Духовный опыт

Однажды авва Евагрий сказал авве Арсению:

— Отчего мы, при всей нашей учёности и нашем развитии, не имеем ничего, а эти грубые египтяне имеют такое возвышенное духовное делание?

Авва Арсений отвечал:

— Мы ничего не почерпаем для духовного жительства из учений мира, а они подвигами стяжали своё духовное жительство. 

 

Ерши и река

У речных ершей подросла молодёжь. Когда молодые рыбки освоились с обстановкой и поняли, что живут в таком месте, которое называется рекой, они спросили родителей:

— Откуда и куда течёт наша река?

— Дети, мы не знаем — ни откуда, ни куда она течёт. Знаем только, что она большая и течёт издревле.

Молодёжь забеспокоилась:

— А когда вся река вытечет, где мы будем жить?

— Не волнуйтесь, дети, — ответили родители. — Она с нами всегда и не прекратит течь, пока мы живём.

«Обетование же, которое Он обещал нам, есть жизнь вечная.» (1Ин. 2:25

 

Ещё больший подвиг

Один отшельник достиг такой святости, что спокойно жил среди зверей, и они его не трогали, кормил их детёнышей, и звери не причиняли ему вреда. Когда его увидел один из отцов монастыря, он сказал:

— Если ты хочешь достичь ещё большего совершенства — иди в монастырь и попробуй ужиться со святыми братьями. 

 

Желанное безумие

Про святого епископа Аммона рассказывают, что к нему привели на суд женщину, которая обвинялась в грехе прелюбодеяния (тогда епископ выполнял и роль судьи). Посмотрев на несчастную, святой епископ сказал:

— Ты зачала ребенка, роды твои будут трудными.

Затем обратился к своим служителям:

— Дайте ей десять аршин полотна: если она умрёт во время родов, то оно будет ей саваном, а если родится ребенок, то оно пригодится для него.

И отпустил женщину, не наказав её и не дав никакой епитимии. Тогда одна дева, присутствовавшая на суде и жаждавшая, чтоб порок был наказан, закричала:

— Этот епископ, наверно, безумный!

На это святой ответил ей:

— Долгие годы я молился в безмолвии в пустыне, чтобы стяжать это безумие, и теперь не желаю расстаться с ним, не променяю его ни на какую мирскую мудрость. 

 

Жестокие птицы

Один человек очень любил певчих птиц. У него в доме было много клеток, где он держал своих питомцев, к которым был сильно привязан. Он кормил их, поил, чистил клетки и наслаждался их пением. Но со временем этот человек стал тяготиться множеством хлопот, которые ему доставлял уход за его певчими птицами. Он поделился своей печалью с другом.

— Ты отпусти их на волю, — посоветовал ему друг, — и так избавишься от всех хлопот.

— Отпустить-то я их могу, — ответил любитель птиц, — да они меня не отпускают.

«Грех не должен над вами господствовать, ибо вы не под законом, но под благодатью.» (Рим. 6:14). 

 

Заботливый Друг

У одного человека в юности был хороший друг. Когда он вспоминал о своём друге, тот всегда оказывался рядом, а когда забывал — исчезал. Но человек постоянно чувствовал его заботу и помощь.

Спустя некоторое время этот человек обзавёлся семьёй, появились дети. Всё реже и реже он вспоминал о своём друге. Вскоре заботы о достатке семьи поглотили все его силы, он стал часто болеть и, в конце концов, попал в больницу. Ни жена, ни дети не могли ничем ему помочь. А у других родственников были свои невзгоды, из-за которых им было не до больного.

Когда ему стало совсем плохо, он вспомнил о своём забытом друге, и тот сразу же приехал к нему в больницу. Друг оплатил лечение больного и уход за ним. Здоровье больного пошло на поправку. Только теперь этот человек серьёзно задумался о своей жизни: никто не смог помочь ему в беде так, как его давний друг. Чем отблагодарить его за доброту и участие? Человек решил, что отныне тепло и с любовью будет относиться к другу и никогда не забудет о нём. Вскоре его друг вновь пришёл к нему и сказал:

— «Дорогой мой, только болезнь изменила твоё отношение ко мне. Если бы ты с юности неизменно придерживался меня и моих советов, то ощутил бы ещё большую любовь к себе, и твоя жизнь сложилась бы совсем по-другому».

«Приблизьтесь к Богу, и приблизится к вам; очистите руки, грешники, исправьте сердца, двоедушные.» (Иак. 4:8). 

 

Завещание аввы Исаака

Когда настало время кончины аввы Исаака, собрались к нему старцы и спросили его:

— Авва! Как проводить нам жительство после твоего ухода?

Он отвечал им:

— Вы видели, как я жил. Если хотите, то подражайте мне — храните заповеди Божии, и Бог пошлёт вам благодать свою, а место это сохранит. Если же не будете соблюдать заповедей Божиих, то не пребудете и на месте этом. И мы скорбели, когда умирали отцы наши. Но, соблюдая заповеди Божии и завещания отцов наших, прожили так, как бы в жительстве вместе с ними. И вы поступайте так, и спасётесь. 

 

Заговорил

Отец Макарий Великий дошёл до такой степени смирения, что все братья разговаривали с ним как со святым, а он не удостаивал их ответом. Тогда один из братьев сказал ему в запальчивости:

— Если бы ты превратился в погонщика верблюдов, ворующего соль, — и тогда святые братья не осмелились бы тебя тронуть!

Услышав это, отец Макарий улыбнулся и заговорил. 

 

Заколдованная жена

Однажды ученики преподобного Макария Египетского увидели идущего по пустыне мужчину, который вёл за собой лошадь. Свой путь он держал к кельи их старца. Оберегая покой святого, монахи встали около дверей и попытались уговорить путника не отвлекать преподобного от молитвы. Однако вскоре, вняв просьбам мужчины, они разрешили ему войти в келью. Путник обрадовался и пошёл внутрь, но не один, а вместе со своей лошадью. Ученики преподобного Макария возмутились и спросили, зачем он ведёт за собой лошадь. Странник ответил им, что она нуждается в молитвах праведника. Монахи подивились его любви к лошади: ведь ради неё он проделал дальний путь по знойной, безжизненной пустыне! Почему же так дорого для него это животное и что с ним стряслось?

— Лошадь, которую вы видите, — сказал мужчина, — это моя несчастная жена, и я не знаю, как она обратилась в животное. Вот уже три дня, как она ничего не ела.

Эти слова путника монахи не сочли за выдумку. Несмотря на то, что учение Христа уже триста лет распространялось по земле, в Египте ещё большое влияние имело язычество, и эта древняя колыбель магии была полна различных чародеев, вредивших христианам. Поэтому, услышав рассказ мужчины, монахи поспешили к авве Макарию сообщить о случившемся. Однако когда они увидели преподобного, им не пришлось ничего ему объяснять: Бог открыл святому причину происшедшего. И эта причина заключалась в следующем:

Жена пришедшего мужчины понравилась некоему распутному египтянину, который захотел её обольстить. Однако все его старания оказались напрасными. Тогда, чтобы возбудить в сердце женщины ответную страсть, он прибег к услугам мага. Чародей, получив большие деньги, применил все свои заклинания для соблазнения христианки, но цели не достиг. Придя в ярость от неудачи, он, тем не менее, смог добиться того, что женщина стала казаться окружающим лошадью. Её несчастный муж бросился за помощью ко всем, кого знал, но никто не смог ему помочь, даже местные пресвитеры. Женщина для всех была подобна животному, и никто не знал, как вернуть ей прежний вид. Поэтому отчаявшийся муж и привёл её к великому подвижнику, прослышав о творимых им чудесах.

Взглянув на женщину, святой Макарий сказал своим ученикам:

— Я не вижу в ней ничего скотского, о чём говорите вы, это не в её теле, а в глазах, смотрящих на неё. Это обольщение демонов, а не истина вещей.

Затем святой благословил воду, облил ею женщину и помолился. Чары исчезли, и все увидели перед собой вместо лошади человека. Преподобный велел накормить её и, отпуская домой, дал совет:

— Никогда не оставляй посещения церкви и никогда не уклоняйся от приобщения Христовых Тайн. Несчастье случилось с тобой оттого, что ты уже пять недель не приступала к Пречистым Тайнам нашего Спасителя. 

 

Злобная собачка

Когда у мужа был выходной, и супруги оставались дома, они часто ссорились и в раздражении говорили друг другу много обидного. Не в силах сдержать гнев, муж уходил из квартиры, чтобы прийти в себя. Возле подъезда, на лавочке, когда погода была хорошая, часто сидела старушка в то время, как её маленькая собачка бегала неподалёку.

И вот муж заметил, что иногда эта собачка злобно лает на него, а иногда, когда он возвращается с работы, не обращает никакого внимания. Он решил спросить старушку о странном поведении её собаки.

— Ах, мой дорогой, — рассмеялась старушка. — Моя воспитанница хорошо чувствует людей, которые разгневаны или раздражены, и всегда лает на них. А когда люди спокойны, она их даже не замечает.

«Но если в вашем сердце вы имеете горькую зависть и сварливость, то не хвалитесь и не лгите на истину.» (Иак. 3:14

 

Злой дух

Однажды к святому Антонию Великому пришёл дьявол и начал рыдать.

— Кто ты и что с тобой случилось? — спросил преподобный.

— Святой отец, — ответил дьявол, — я не человек, я — злой демон.

— Что же тебе нужно?

— Ничего более, — отвечал злой дух, — кроме того, чтобы ты спросил Господа, примет ли он покаяние дьявола?

— Иди домой пока, а завтра я тебе дам ответ, — сказал святой.

В тот же вечер преподобный Антоний молился Господу.

— Господи! Открой мне, недостойному рабу твоему, простишь ли ты человека, превзошедшего грехами демонов?

Антоний думал, что у него был грешник, назвавший себя демоном по смирению! Вдруг перед святым предстал Ангел божий и сказал:

— Зачем ты молил Господа за дьявола? Ведь он приходил искушать тебя!

— Я этого не знал, — ответил Антоний. — Почему же Господь не открыл мне этого?

— Не смущайся, — ответил Ангел. — Когда к тебе искуситель придёт снова, то скажи ему: «Ты — древнее зло, ты — сама гордость. Как же ты можешь принести достойное покаяние? Древнее зло не делается новым добром!»

Сказав это, Ангел скрылся.

На другой день дьявол снова явился в образе плачущего человека. Когда святой Антоний передал ему слышанное от Ангела, злой дух засмеялся и сказал:

— Если бы я считал себя древним злом, то я позаботился бы о спасении гораздо раньше, но не теперь. Теперь мне самому служат люди и даже трепещут предо мной. Возможно ли мне, господствующему над грешниками, сделаться ныне смиренно кающимся? Нет! Нет!

Сказав это, дьявол исчез.

«Да, — подумал святой Антоний, — поистине древнее зло не может сделаться добром!» 

 

Знакомство с малышом

На день рождения шестилетнего мальчика впервые собрались вместе все родственники. Малыша познакомили с многочисленными двоюродными братьями и сёстрами, племянниками и племянницами, сначала — со старшими, потом — с младшими. После обеда всем детям разрешили поиграть в саду. Мальчик был очень мил.

Когда торжество закончилось, и гости прощались, они сказали малышу:

— Ну, вот, ты познакомился со всеми, и всех нас теперь знаешь. Мы тебя очень полюбили и поэтому готовы забрать к себе.

Но мальчик прижался к матери и сказал:

— Нет, я вас совсем не знаю. Я знаю только свою маму.

«…Итак, кто умалится, как это дитя, тот и больше в Царстве Небесном» (Мф. 18:4). 

 

Зрелость

Ученику, который постоянно молился, Мастер сказал:

— Когда же ты прекратишь опираться на Господа и сам станешь на ноги?

Ученик удивился:

— Но ведь ты сам учил нас видеть в Боге Отца!

— Когда же ты усвоишь, что отец не тот, на кого можно опереться, а тот, кто избавляет тебя от этой привычки? 

 

Игра детей во время обеда

Мать позвала детей обедать, но они увлеклись игрой в железную дорогу.

— Дети, идите обедать! Дети, вы слышите? Идите обедать! Вы когда-нибудь придёте или нет?!

Мать не выдержала и пошла в детскую комнату. Кто-то из детей поднял голову от игры и сказал:

— Мама, трудно остановиться, когда поезд уже отправился.

— Сынок, а для этого есть красный свет, — ответила ему мать и остановила игру.

«…Не будьте дети умом: на злое будьте младенцы, а по уму будьте совершеннолетни» (1Кор. 14:20). 

 

Игра за обедом

Мальчик прибежал на обед, сильно возбуждённый после игры со сверстниками. За столом уже сидела его младшая сестрёнка. Ещё полный впечатлений от игры, мальчик сделал страшные глаза, зарычал на тарелку с супом и шёпотом сказал сестрёнке:

— Я — страшный великан.

Сестра с удивлением посмотрела на него и вдруг расплакалась.

Тут в комнату вошла мама.

— Что случилось, дети? — спросила она.

Девочка показала пальцем на брата и сквозь слёзы произнесла:

— Он — страшный ве…ве…ликан.

— Сынок, — строго сказала мама, — в играх ты можешь быть кем угодно, а за обедом будь самим собой и не пугай сестру. Договорились?

«…А потому уже не я делаю то, но живущий во мне грех» (Рим. 7:17). 

 

Изобретательность

В одном монастыре на берегу Красного моря жизнь уже давно текла монотонно, бесцветно, вяло. Наконец однажды настоятель, наблюдая за жизнью муравьёв, увидел, с какой изобретательностью те добывают себе припасы. И вот томившее его уныние исчезло. Он созвал монахов и сказал им:

— Братья, нам нужно придумать что-нибудь новое для нашей жизни. Ибо если христиане утратят изобретательность, мир умрёт. 

 

Иисус и Никодим

Иерусалим был городом университетов; люди путешествовали из дальних земель в Иудею, чтобы получить образование. В Иерусалиме было много ученых мужей и богословов. Им нравилось философствовать, рассуждать о смысле жизни, о Боге.

Однако никто из этих знающих людей не приходил слушать Иисуса. По какой же причине? Наверное, они полагали, что им всё это известно. Они прочли все мудрые книги и были знакомы со всеми мудрыми изречениями прошлого. У них была прекрасная память. Наверное, когда до них доходила информация о проповедях Иисуса, они смеялись и говорили, что так не бывает, а если их спрашивали: «Почему вы так думаете?», — они отвечали: «Потому что так никогда не было». Их знание жизни опиралось на знания, взятые из прошлого. Они не смотрели вперед.

Только один человек… и из-за того, что он был единственным, его имя запомнили и донесли до наших времён. Он был профессором университета; звали его Никодим. Но даже он не мог набраться смелости и прийти к Иисусу в свете дня. Он думал: «Что скажут люди?» Ведь он был профессором богословия и задавал бы вопросы необразованному молодому человеку, который никогда не учился в университете.

Поэтому он пришёл среди ночи, когда все спали. Спали даже ученики Иисуса. Он разбудил Иисуса и представился:

— Я профессор богословия; мое имя Никодим. Пожалуйста, прости меня за то, что потревожил твой сон. Я хочу спросить тебя о Пути.

Иисус сказал ему:

— Не беспокойся о том, что ты нарушил мой сон, ибо я потревожу твой более глубокий сон. Ты спрашиваешь о Пути, но Путь требует мужества. А ты трус! Ты побоялся прийти днём. Ты подумал: «Что скажут люди?»

Никодим сказал ему:

— Ты прав, я принимаю твои слова, они справедливы. Но скажи, как сделать первый шаг на Пути?

Иисус сказал ему:

— Первый шаг отважного человека — это признать, что он ничего не знает и всё его познание заимствовано. 

 

Именитый господин и нищий в одном лице

Однажды монахи разговаривали о смирении. Один из знатных граждан города Газы, слыша слова, что чем более кто приближается к Богу, тем более видит себя грешным, удивлялся и говорил:

— Как это может быть?

И, не понимая, хотел узнать, что значат эти слова. Один монах сказал ему:

— Именитый господин, скажи мне, кем ты считаешь себя в своём городе?

Он отвечал:

— Считаю себя великим и первым в городе.

— Если же ты пойдёшь в Кесарию, то кем будешь считать себя там?

— Последним из тамошних вельмож.

— Если же ты отправишься в Антиохию, кем ты будешь там себя считать?

— Там буду считать себя одним из простолюдинов.

— Если же пойдёшь в Константинополь и приблизишься к царю, то там кем ты станешь считать себя?

— Почти нищим.

— Вот так и святые, — сказал монах, — чем больше приближаются к Богу, тем более видят себя грешными. Ибо Авраам, когда увидел Господа, назвал себя землёю и пеплом. 

 

Имя в огороде

Отец начертил на грядке своего огорода три начальные буквы имени своего сына и засыпал эти бороздки семенами салата. Дней через десять мальчик прибежал к отцу и с удивлением сообщил ему, что он нашёл своё имя выросшим на грядке. Отец улыбнулся и сделал вид, что не верит такому чуду. Тогда ребёнок стал настаивать, чтобы отец пошёл в огород и убедился в этом сам. Родитель согласился и, подойдя к грядке, сказал:

— Это простая случайность.

Мальчик задумался.

— Как же это ни с того ни с сего выросло моё имя? — сказал он. — Кто-нибудь это непременно устроил, только я не знаю, кто и как.

Пользуясь таким случаем, отец сказал сыну:

— Ты прав, это не могло произойти само собой. Вот так-то и весь мир, который ты видишь, не мог образоваться сам по себе, если бы его не создал Бог, которого мы и называем поэтому Творцом не только земли, но и неба. 

 

Иногда давать послабление

Ловец диких зверей пустыни пришёл для ловли в гору аввы Антония. Увидев, что авва утешает братию, он соблазнился этим.

Старец, желая успокоить его и показать, что нужно иногда предоставлять братьям некоторое послабление, сказал ему:

— Вложи стрелу в лук твой и натяни его.

Охотник сделал это.

Старец сказал:

— Ещё натяни.

Охотник натянул лук туже.

Старец опять говорит ему:

— Натяни ещё более.

Охотник отвечал:

— Если сверх меры натянуть лук, то он переломится.

На это авва Антоний сказал:

— Так бывает и в деле Божием. Если будешь сверх меры напрягать силы братьев, то они скоро отпадут от дела Божия; необходимо временами давать им послабление.

Ловец, услышав это, выразил своё согласие и пошёл от старца с большой пользой, а братья, утвердившись в правильном воззрении на свой подвиг, разошлись по кельям. 

 

Интервью альпинистов

Журналисты часто спрашивают альпинистов, что их так привлекает в горах? Одни отвечают — сами горы, другие — высота или неповторимые виды, третьи говорят о победе над собой.

А когда близкие интересуются, точно ли они думают так, как отвечают журналистам, и как написано в газетах, то слышат в ответ: «Надо же им как-то объяснить, для чего мы идём в горы».

«И сказал им: вам дано знать тайны Царствия Божия, а тем внешним всё бывает в притчах…» (Мк. 4:11). 

 

Используй прямо сейчас

— Святой отец, — обратился новичок к отцу-настоятелю, — моё сердце заполнено любовью к миру, и оно очищено от искушений дьявола. Каким будет следующий шаг?

Падре попросил ученика сходить вместе с ним к больному человеку, который нуждался в исповеди. После того, как священник утешил семью, он обратил внимание на сундук в углу комнаты.

— Что находится в этом сундуке? — спросил он.

— Одежда, которую мой дядя никогда не носил, — сказала его племянница. — Он всегда думал, что нужен какой-нибудь особый повод, чтобы надеть эти вещи, в результате они гниют в сундуке.

— Помни о сундуке, — сказал настоятель ученику, когда они ушли. — Если в твоём сердце есть сокровища, используй их прямо сейчас. Иначе они сгниют. 

 

Испытание веры

Один ортодоксальный христианин принимал на веру всё, что написано в Библии, буквально. Однажды к нему с вопросом обратился учёный:

— Согласно Библии, Бог сотворил Землю пять тысяч лет назад. Но учёные обнаружили кости, свидетельствующие о том, что жизнь на Земле зародилась на миллион лет раньше.

В ответ христианин сказал:

— Когда Бог создавал Землю пять тысяч лет назад, он намеренно оставил эти кости, чтобы испытать нашу веру и узнать, чему мы скорее поверим: Его Слову или научному свидетельству. 

 

Испытание женихов

Для того, чтобы проверить женихов и выбрать достойного супруга для своей любимой дочери, царь придумал испытание. Перед дворцом, где жила царевна, устроили палату со всевозможными диковинными и дорогими вещами из золота, серебра и жемчуга. Женихов по очереди приглашали туда и объявляли, что они могут выбрать себе всё, что им угодно, но после этого они уже не увидят царской дочери.

И, увы! Девушка сидела одна-одинёшенька в своих прекрасных покоях. Никто не прошёл мимо дорогих подарков, не соблазнившись желанием взять себе что-нибудь.

Однажды приехал статный царевич, которого также провели в комнату с подарками и предложили на выбор всё, что он захочет.

— Мне ничего не нужно, — сказал царевич. — Я только хочу видеть царскую дочь.

Придворные показали ему, как пройти к царевне. Но тут царевич заметил редкий и очень острый меч. Он не удержался и взял меч в руки.

— Итак, Ваше Высочество, теперь вы можете ехать домой без невесты, — объявили царевичу придворные.

— Вовсе нет! — воскликнул юноша. — С этим мечом меня теперь никто не остановит!

Он пошёл вперёд и вошёл в зал к царской дочери. Удивлённый такой смелостью, царь не посмел отказать юноше. И дочь царя стала женой храброго царевича.

«Кто говорит, что пребывает в Нём, тот должен поступать так, как Он поступал» (1Ин. 2:6). 

 

Испытание министра

Некогда одного министра по ложному доносу обвинили в тяжком преступлении: в заговоре против царя. Он не был виновен и отрицал на всех допросах своё причастие к этому делу.

Царь принял решение испытать оклеветанного министра, и ему объявили следующее царское распоряжение: «Если обвиняемый будет упорно отрицать свою вину, тогда его следует казнить за упорство и нераскаяние. Если же обвиняемый сознается в своём участии в заговоре против царя, казнь милостиво заменить пожизненным заключением». А палачу и страже было дано указание казнить министра, если он признает свою вину в преступлении. Если же он будет настаивать, что не причастен к заговору, то его следует оставить в живых и отправить в ссылку.

Палач зачитал министру царский указ и грозно сказал:

— Говори своё последнее слово: если виновен, скажи «да», — и будешь помилован. Если же ты скажешь «нет», то будешь казнен, как упорствующий и не раскаивающийся в своём злодеянии.

Министр выслушал указ и без колебаний сказал:

— Нет!

Казнь не состоялась.

«Итак, всякого, кто слушает слова Мои сии и исполняет их, уподоблю мужу благоразумному, который построил дом свой на камне.» (Мф. 7:24

 

Истинный счастливец

Один учитель, знаменитый своими знаниями, долго и усердно молил Бога показать ему такого человека, от которого бы он мог узнать прямейший путь, удобно ведущий к Небу. Однажды, когда он, проникнутый этим желанием, усерднее обыкновенного воссылал молитвы, ему показалось, что он слышит глас свыше, повелевающий ему выйти из кельи к притвору церковному: «Там, — говорил голос, — найдёшь ты человека, которого ищешь».

Вышел учитель и нашёл у дверей церковных нищего старца, всего покрытого язвами и ранами, в самом жалком виде. Проходя мимо, учитель сказал ему обычное приветствие:

— Добрый день тебе, старец!

А старец отвечал:

— Не помню, чтобы для меня был какой-нибудь день недобрым.

Учитель остановился и, как бы исправляя своё первое приветствие, промолвил:

— Я желаю, чтобы Бог дал тебе счастье.

А старец отвечал:

— Я несчастливым никогда не бывал.

Удивился учитель и, подумав, что не вслушался или не понял его ответа, присовокупил:

— Что ты говоришь? Я желаю, чтобы ты был благополучен.

— А я отвечаю тебе, что злополучным не бывал, — сказал старец.

Тогда учитель сказал:

— Желаю тебе того, чего ты сам себе желаешь.

— Я ни в чём не нуждаюсь и имею всё, что желаю, хотя и не ищу временного благополучия.

— Да спасёт же тебя Бог, — сказал учитель, — если ты презираешь мирские блага. Однако скажи мне, неужели ты один счастливец между людьми? Стало быть, несправедливы слова Иова: человек бо рождён от жены малолетен (Иов. 14:1) и жизнь его наполнена бедами; не понимаю, как один ты умел избежать несчастий?

— Точно так, как я сказал тебе, — возразил старец. — Когда ты пожелал мне доброго и счастливого дня, что я никогда несчастливым и злополучным не бывал, потому что то, что имею, мне Бог дал, за то благодарю. А счастье моё в том и состоит, что я не желаю счастья. Боязнь счастья и несчастья опасна только тому, кто их боится. Но я не забочусь о счастии и никогда не молю о нём к Небесному Отцу, всем управляющему, и, таким образом, я никогда не был несчастливым, подобно тому, желания которого всегда исполняются. Голоден ли я? Благодарю за то Бога, как Отца, ведущего вся, их же требуем (Мф. 6:8). Холодно ли мне, страдаю ли от непогоды, — также хвалю Бога. Смеются ли все надо мною, — равно хвалю Его, потому что знаю, что всё это делает Бог, и невозможно, чтобы то, что делает Он, было худо. Таким образом, всё, — приятное и противное, сладкое и горькое, — принимая радостно, как от руки доброго Отца. Желаю только того, чего желает Бог, и потому всё случается по моему желанию. Злополучен тот, кто ищет счастья в мире, потому что нет здесь другого счастья, как только полагаться во всём на волю Божию. Воля Господня и совершенно добра, и совершенно правосудна; она ни лучшею сделаться, ни худою быть не может. Она судит всех, её — никто. Я стараюсь совершенно её держаться и забочусь только о том, чтобы хотеть того, чего хочет Бог, и не желать того, чего он не желает. А потому и не считаю себя нисколько несчастливым, когда мою волю совершенно соединяю и согласую с волей Божией, так что у меня одно хотение или нехотение: чего хочет или не хочет Бог.

— По убеждению ли своему ты это говоришь? — возразил учитель. — Скажи же мне: так же ли ты думал бы, если бы Богу угодно было послать тебя в ад?

— Богу послать меня в ад? — воскликнул старец. — Но знай, что у меня два плеча дивной силы, которыми бы я ухватился за Него объятием неразлучным: одно плечо — моё глубочайшее смирение, а другое — нелицемерная любовь к Богу. Этими раменами я так бы крепко обнял Бога, что куда бы ни был Им послан, туда — бы и Его повлёк с собою, и, конечно, для меня приятнее было бы быть вне небес с Богом, нежели в небе без Него.

Удивился учитель ответам старца и понял, что кратчайший путь к Богу — быть во всём согласным с Его волей. Желая, однако, ещё более испытать премудрость старца, столь сокровенную в худой храмине его тела, он спросил его:

— Откуда ты пришёл сюда?

— От Бога, — отвечал старец.

— Где же ты нашёл Бога?

— Там, где оставил всё мирское.

— А где оставил ты Бога?

— В чистоте мыслей и доброй совести.

— Кто ты сам? — спросил учитель.

— Кто бы я ни был, — отвечал старец, — но я так доволен моим положением, которое ты видишь, что поистине не поменялся бы им на богатство всех царей земных. Каждый человек, умеющий владеть собою и повелевающий своими мыслями, есть царь.

— Следовательно, и ты царь: где же твоё царство?

— Там, — отвечал старец, указывая на Небо. — Тот Царь, кому это Царство возвещено несомненными чертами.

— Кто тебя научил этому? И кто дал тебе эту премудрость? — спросил, наконец, учитель.

— Скажу тебе, — отвечал старец, — что я целые дни провожу в молчании и, молюсь ли, упражняюсь ли в благочестивых мыслях, всегда забочусь об одном, чтобы крепко быть соединённым с Богом. А соединение с Богом и согласие с Его волею всему научают.

Так учитель, научившись беседою с нищим и преподавши ему мир, возвратился к себе, хваля и славя Бога, утаившего сию от «премудрых и разумных» и открывшего убогому старцу, младенчествующему злобою (Мф. 11:25). 

 

Как выучить таблицу умножения

Мальчику никак не удавалось выучить таблицу умножения. Он пожаловался отцу на свою плохую память.

— Ты вот что сделай, — посоветовал ему отец. — Как только проснёшься, сразу вспоминай эту таблицу, повторяй её по нескольку раз днём, а когда ляжешь спать — освежи в памяти перед тем, как уснуть. Ты должен знать таблицу умножения так хорошо, что разбуди я тебя ночью, ты смог бы безошибочно мне её рассказать.

— Тогда я лягу пораньше, папа, — сказал сын. — А то боюсь, не высплюсь, если ты будешь меня ночью спрашивать.

«…Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим» (Мф. 22:36). 

 

Как отыскать счастье

В одном селе жил юноша. Целыми днями он сиднем сидел дома и ничего не делал.

Как-то раз он спросил у матери:

—— Как мне отыскать своё счастье?

— Выйди, сынок, в чистое поле, что поймаешь, то и будет твоим счастьем, — ответила она.

Вышел юноша в поле, видит — бежит жеребёнок. Кинулся догонять, не догнал. Из-под куста выскочил заяц. Он бросился его ловить — не поймал. Видит — летит голубка, побежал за ней, да куда там. Улетела.

Смотрит юноша — ворона идёт по полю, червячков выискивает. От нечего делать потянулся к ней рукой — поймал.

— Неужели, — спрашивает он у вороны, — ты и есть моё счастье?

— Нет, — отвечает ворона. — Какое я счастье? А подсказать, как счастье поймать, я могу.

— Как? — спрашивает юноша.

— Возьми душистого сена, положи у двора, жеребёнок подойдёт есть сено и сам с тобой останется. Возьми сладкой моркови, положи под плетень. Прибежит заяц, увидит морковь — ручным станет. Разбросай по двору пшеничные зёрнышки — голубка прилетит, под крышей поселится.

— А разве это счастье? — удивился юноша.

— А счастье будет потом. Когда мимо двора пройдёт добрая да красивая девушка, увидит, как ты кормишь жеребёнка, зайца и голубку — полюбит тебя и выйдет за тебя замуж.

«…Не придёт Царствие Божие приметным образом, и не скажут: вот, оно здесь, или вот, там…» (Лк. 17:20). 

 

Как постичь Бога?

На одной лекции Мастер сказал:

— Гениальность композитора проявляется в написанной им музыке, но, разбирая ноты, гениальность не увидишь. Талант поэта заключается в его стихах, но, изучая стихи, талант не постигнешь. Бог проявляет себя в Мироздании, но самым тщательным исследованием Вселенной Бога не обнаружишь, подобно тому, как старательным обследованием тела не выявишь душу.

После лекции кто-то спросил:

— Как же тогда постичь Бога?

— Смотреть на мир, ничего при этом не анализируя.

— А как нужно смотреть?

— Крестьянин, стремящийся найти красоту в закате солнца, будет видеть лишь солнце, тучи, небо и линию горизонта до тех пор, пока не осознает, что красота не существует сама по себе. Красота — это способность видеть. Попытки познать Бога будут тщетными до тех пор, пока вы не поймёте, что Бога нельзя увидеть как некую сущность, для этого требуется особое умение видеть, свойственное лишь маленьким детям, — не искажённое надуманными доктринами и убеждениями. 

 

Какого цвета море?

На палубе корабля туристы заспорили о том, какого цвета море.

— Синее, — сказал один.

— Нет, оно какое-то зелёное, — возразил другой.

— Мне кажется, что оно чёрное, — заявил третий.

Капитан услышал их разговор и, не понимая, о чём они спорят, сказал:

— Господа, это Красное море.

«…Споров и распрей о законе удаляйся, ибо они бесполезны и суетны» (Тит. 3:9). 

 

Каменная плита с непонятным узором

Компания друзей нашла в горах старинную каменную плиту с непонятным узором. На плите была высечена надпись: «Кто разгадает тайну этого узора, станет невидим, а узор изменится». Они рассмеялись, увидев в надписи чью-то шутку. Но один из юношей уселся возле плиты, заявив, что не уйдёт отсюда, пока не разгадает тайну узора. Друзья пытались уговорить его бросить эту неразумную затею, но их товарищ не поддавался на уговоры.

Они ушли, а юноша остался и поселился возле плиты. Иногда друзья приносили ему еду и уходили, так как их друг был погружён в глубокую задумчивость и не разговаривал с ними. Он исхудал и зарос волосами, его одежда износилась.

Однажды, спустя много лет, друзья не нашли своего товарища у плиты. Когда они взглянули на каменной узор, то заметили, что он изменился.

«Просите, и дано будет вам; ищите, и найдёте; стучите, и отворят вам…» (Мф. 7:7). 

 

Камень, исполняющий желания

Один юноша узнал, что где-то на свете есть камень, исполняющий желания. Он захотел отыскать этот камень и начал расспрашивать у людей, знает ли кто-нибудь, где можно его найти. Но в его стране никто ничего об этом не знал. Юноша отправился в странствие. Он переходил из страны в страну, пока ему не сказали, что есть мудрец, который знает, где находится этот камень. После тяжёлых скитаний утомлённый юноша предстал перед мудрецом.

— А ты не из такой-то страны? — спросил мудрец.

— Да, — ответил юноша, — я прибыл к тебе из этой страны.

— А не живёшь ли ты в таком-то городе, в доме на берегу озера?

— Да, я там живу, — отвечал удивлённый юноша.

— Так вот, — объявил ему мудрец, — мне известно, что чудесный камень вделан в стену твоей комнаты в том самом доме, в котором ты живёшь.

— Неужели мне после такого изнурительного странствия придётся возвращаться домой?

— Если бы ты не добрался сюда с такими великими трудами, — ответил мудрец, — то, как бы ты узнал, где находится волшебный камень?

«… Царствие Божие внутрь вас есть» (Лк. 17:21). 

 

Келейное безмолвие

Некоторый монах сказал авве Арсению:

— Помыслы беспокоят меня, говоря: «Ты не можешь выносить ни поста, ни подвигов; посещай, по крайней мере, больных, потому что это — дело любви».

Старец, поняв, что помыслы навеяны бесами, сказал ему:

— Иди, ешь, пей, ничего не делай, только не оставляй келейного безмолвия.

Старец сказал так, зная, что келейное безмолвие приведёт монаха к должному жительству, если монах пребудет терпеливо в безмолвии. 

 

Книга Антония Великого

Один из тогдашних мудрецов явился к праведному Антонию и спросил его:

— Отче, как ты можешь быть счастлив, будучи лишён утешения, подаваемого книгами?

Антоний ответил:

— Моя книга — это природа сущего, и когда хочу читать Слово Божие, эта книга всегда передо мной. 

 

Когда начинать воспитание

Однажды к одному старцу, живущему отшельником в египетской пустыне, принесли маленькое дитя, чтобы получить благословение на воспитание в отеческой вере.

И задали вопрос старцу:

— Авва! Скажи нам слово — как правильно воспитать дитя в православной вере?

— Каков же возраст дитяти? — спросил старец.

— Восемь месяцев, — получил он ответ.

— Вы опоздали на восемь месяцев, — просто ответил авва пришедшим. 

 

Когда ты замолчал, заговорила Истина

Жил некогда один одарённый проповедник, который умел хорошо говорить, но сам отличался весьма невоздержанным и вспыльчивым характером. Со временем он обратил внимание на то, что после общения с ним мало кто из его знакомых действительно обратился к нравственной жизни. «Займусь-ка я лучше собой, своими недостатками и постараюсь следовать тому, о чем проповедую», — подумал проповедник.

С этого момента он перестал много говорить, и слава о его ораторском искусстве постепенно угасла. Однако к большой радости самого проповедника всё больше и больше его знакомых стало следовать его примеру, бороться и побеждать свои дурные привычки.

Как-то, оставшись наедине с близким человеком, проповедник спросил у него:

— Почему когда я произносил такие прекрасные поучения о нравственной жизни, мало кто им следовал? А теперь, когда я уже не читаю проповедей, столько людей начали исправлять свою жизнь?

И тот ответил:

— Видишь ли, когда ты замолчал, то вместо тебя заговорила Истина. А когда ты проповедовал, Истина молчала.

«…Ибо Царство Божие не в слове, а в силе» (1Кор. 4:20). 

 

Копейка

Шёл по дороге паренёк. Смотрит — копейка лежит. «Что ж, — подумал он, — и копейка — деньги!» Взял её и положил в кошель.

И стал дальше думать: «А что бы я сделал, если бы нашёл тысячу рублей? Купил бы подарки отцу с матерью!» Только подумал так, чувствует — кошель потяжелел. Поглядел в него — а там тысяча рублей.

«Странное дело! — подивился паренёк. — Была копейка, а теперь в кошеле тысяча рублей! А что бы я сделал, если бы нашёл десять тысяч рублей? Купил бы корову и поил бы молоком отца с матерью!» И быстро посмотрел в кошель, а там — десять тысяч рублей!

«Чудеса! — порадовался паренёк. — А что бы я сделал, если бы сто тысяч рублей нашёл? Купил бы дом, взял бы себе жену и поселил бы в новом доме отца с матерью!» И снова посмотрел в кошель — точно: лежат сто тысяч рублей!

Закрыл паренёк свой кошель, и тут раздумье его взяло: «Может, не забирать в новый дом отца с матерью? Вдруг они моей жене не понравятся? Пускай в старом доме живут. И корову держать хлопотно, лучше козу куплю. И подарков много не стану покупать, мне самому кое-какую одежонку нужно справить!» И чувствует паренёк, что кошель-то лёгкий-прелёгкий! Быстренько раскрыл его, глядь: а там всего одна копейка лежит, одна-одинёшенька. 

 

Кораблекрушение

Единственный человек, спасшийся после кораблекрушения, был выброшен на необитаемый остров. Он изо всех сил молился Богу о спасении, и каждый день всматривался в горизонт, но никто не плыл на помощь.

Измученный, он, наконец, построил хижину из обломков корабля, чтобы защититься от стихии и сохранить свои немногие вещи. Но однажды, побродив в поисках пищи, он вернулся и увидел, что его хижина объята пламенем, и к небу восходит дым. Случилось самое страшное: он потерял всё.

Объятый горем и отчаянием, он воскликнул: «Боже, за что?».

Рано утром на следующий день его разбудили звуки приближающегося к острову корабля, спешащего на помощь.

— Как вы узнали, что я здесь? — спросил человек своих спасителей.

— Мы видели ваш сигнальный костёр, — ответили они.

Как легко впасть в отчаяние, когда приходит беда. Но не нужно опускать руки, ведь Бог заботится о нас, даже когда нас постигают боль и страдания. Об этом надо помнить всякий раз, когда ваша хижина сгорает дотла: может быть, это сигнальный костёр, призывающий Бога на помощь. 

 

Крестьянин и золотой самородок

Случилось так, что сибирский крестьянин нашёл золотой самородок. Эта весть быстро разнеслась по селу. К владельцу самородка беспрестанно приходили любопытные, прося разрешения поглядеть на его находку. Одни докучали ему советами, как лучше продать золото и потратить вырученные деньги, другие осторожно намекали, что когда он поедет в город продавать золото, пусть будет очень осторожен, потому что можно и жизнь потерять.

Крестьянин крепко задумался и придумал. Он взял самородок, вышел на сельскую площадь, положил там золото и ушёл.

— Ты, наверное, ум потерял, — возмутились родственники. — Зачем ты это сделал?

— Наоборот, я поумнел, — ответил им крестьянин. — Я понял — с этим золотом одни хлопоты. А теперь, когда его нет, у меня и забот нет.

«А я хочу, чтобы вы были без забот» (1Кор. 7:32). 

 

Крестьянин и разбойники

Один крестьянин с хутора, стоящего на отшибе, приютил у себя из жалости разбойника. Спустя какое-то время тот привёл с собой товарищей по ремеслу. Обладая слабым характером, крестьянин позволил им у себя жить, и его дом вскоре стал притоном. Сюда разбойники приносили всё ими награбленное.

Когда шайку поймали, то крестьянина судили вместе со всеми, как соучастника их преступлений. Судья строго спросил его:

— Как же ты стал разбойником?

Крестьянин вздохнул, развёл руками и ответил:

— По слабости характера, господин судья.

«А что вам говорю, говорю всем: бодрствуйте.» (Мк. 13:37

 

Крик храбрости

Однажды проповедник пришёл в город, чтобы обратить в свою веру его жителей. Вначале люди слушали его проповеди, но потом стали понемногу расходиться, пока не ушли все. И хотя никто его больше не слушал, тот продолжал читать свои проповеди.

Проходивший мимо путешественник поинтересовался:

— Почему же ты упрямо продолжаешь читать проповеди?

— Вначале я надеялся изменить этих людей, — ответил тот. — И если я продолжаю кричать, то делаю это лишь для того, чтобы они не смогли изменить меня. 

 

Кристалл веры

Жили-были два соседа. Один очень набожный, а второй тоже верующий, но всегда завидовавший вере первого.

Так и велось, что один из них делал всё для того, чтобы воплотить истины веры в жизнь, второй же, видя это, только дивился энергии первого и его несгибаемой вере. Много разного случалось в жизни, но один из них всегда был непреклонен в своих решениях и поступках, всегда проявлял острый ум при решении проблем и всегда направлял свет своего ума на доказательство вопросов веры. Второй же, видя недосягаемость для самого себя стать хоть когда-нибудь таким, решал свои дела житейским способом и только успокаивал себя, приговаривая, что, быть может, и он когда-нибудь будет столь умным и сильным, как и его более верующий сосед. Или от бессилия своего в решении глобальных проблем, или оттого, что каждая проблема занимала у него намного больше времени, чем у первого, он научился радоваться даже тогда, когда встречал проблему. Ему просто больше ничего не осталось, как радоваться.

Потом судьба разлучила соседей, и второй оказался вынужден уехать в далёкие места. Он уехал и, в конце концов, забыл первого. Решал свои проблемы всё также своими спокойными методами. Только с каждым годом он всё легче и легче относился к жизни, и тихая радость поселилась в нём.

И вот однажды он умер. Он оказался на небесах, и ангелы сказали, что ему уготован рай. Он сначала удивился, но потом с радостью принял эту новость. Через какое-то время он спросил у ангелов, могут ли они выполнить одно его желание. Ангелы ответили, что сделают это с радостью. Он спросил о своём соседе, ему хотелось узнать, что же случилось с ним, потому как более религиозного человека он не видел. Тогда ангелы подхватили его и отнесли на высокую гору, где стояла статуя.

— Он всю жизнь кристаллизовал веру в себе, — сказали ангелы. — Вот теперь он неподвижен. Он стремился к совершенству и стал им, и теперь ему совсем не ведомы обычные радости.

— Но разве это камень? — спросил бывший сосед.

— Нет, это не камень, это огромный кристалл, душа, — отвечали ангелы, — и мы все можем любоваться им. 

 

Кто возьмёт «Сына»?

Богатый человек и его сын любили собирать редкие произведения искусства. Они часто собирались вместе, чтобы любоваться каким-нибудь великолепным шедевром.

Когда началась война во Вьетнаме, сын был призван в армию. Он проявил себя отважным и смелым солдатом и, спасая жизнь другого бойца, потерял свою собственную. Отец был извещён о потере сына и глубоко горевал об этом.

Примерно через месяц, как раз перед рождеством, раздался стук в дверь. У дверей стоял молодой человек с большим свёртком в руках. Он сказал:

— Сэр, вы не знаете меня, но я тот солдат, за которого ваш сын отдал свою жизнь. В тот день он спас многих. В то время, когда он нёс меня на своих плечах, пуля пробила его сердце, и он мгновенно умер. Он часто рассказывал о вас и о вашей любви к искусству.

Молодой человек протянул сверток:

— Я знаю, что это немного. На самом деле я не великий художник, но я подумал, что ваш сын хотел бы, чтобы вы имели это.

Отец открыл свёрток. Это был портрет его сына, нарисованный молодым солдатом. Он был глубоко взволнован той точностью, с которой солдат изобразил черты лица его сына. Глаза молодого человека, изображённого на портрете, так сильно притягивали его, что он не смог сдержать слёз. Он поблагодарил солдата и предложил ему плату за портрет.

— О, нет, сэр, я никогда не смогу оплатить то, что сделал ваш сын. Это подарок.

Отец повесил картину над своим пальто. Каждый раз, когда посетители приходили в его дом, он показывал им портрет своего сына, а уже потом остальную коллекцию картин.

Спустя несколько месяцев этот человек умер. После его смерти должен был состояться большой аукцион его картин. Собралось большое количество людей, среди которых было много знатных и влиятельных лиц. Для них это был хороший шанс приобрести картины. На платформе была выставлена картина с изображением сына. Ведущий аукционом ударил своим молотком.

— Аукцион мы начнем с продажи картины «Сын». Кто даст свою цену за нее?

В зале была тишина. Затем с конца зала послышался голос:

— Мы хотим видеть знаменитые картины, пропускайте эту.

Но ведущий настаивал на своём:

— Кто даст цену за эту картину? Кто начнёт, предлагайте, двести, триста долларов?

Послышался другой раздражённый голос:

— Мы пришли сюда не на эту картину играть, мы хотим видеть картины Ван Гога, Рембрандта. Нам нужно настоящее искусство!

Однако ведущий аукционом продолжал настаивать на своём предложении:

— «Сын»! «Сын»! Кто возьмет «Сына»?

Наконец, из самых последних рядов аукционного зала прозвучал голос. Это был садовник, который долгие годы служил этому человеку и его сыну.

— Я дам десять долларов за картину.

Будучи бедным человеком, это было всё, что он мог предложить.

— У нас есть первое предложение на десять долларов, кто даст двадцать? — объявил ведущий.

— Дайте ему за десять. Мы хотим видеть шедевры!

— Было предложено десять, кто-нибудь предложит двадцать?

Публика начала волноваться и высказывать недовольство. Они не хотели картину «Сына», они рассчитывали на более выгодное инвестирование своего капитала. Ведущий ударил молотком:

— Десять долларов — раз, десять долларов — два, десять долларов — три. Продано за десять долларов!

Человек, сидящий на втором ряду закричал:

— Теперь давайте нам настоящую коллекцию!

Ведущий положил свой молоток и сказал:

— Мне очень жаль, но аукцион закончен.

— Но как же остальные картины?

— Прошу прощения, но когда я был приглашён для проведения этого аукциона, мне было сказано о секретном распоряжении владельца коллекции, и до этого момента я не мог сообщить об этой последней воле хозяина картин. Только картина «Сын» будет разыгрываться. Тот, кто купит её, получит в наследство всё имение и всю коллекцию картин.

Человек, который приобрел «Сына», получил всё! 

 

Кто меньше желает, тому больше даётся

Было три брата; ничего больше не имели они на белом свете, кроме одного грушевого дерева, и стерегли то дерево по очереди: один оставался подле груши, а двое других уходили на подёнщину.

Однажды Бог послал ангела посмотреть, как живут братья, и если плохо — то наделить их лучшим пропитанием. Ангел Божий сошёл на землю, обратился в нищего и, подойдя к тому, который оберегал дерево, попросил у него одну грушу. Этот сорвал из своей доли, подал ему и говорит:

— Вот тебе из моей доли; из братниных не могу тебе дать.

Ангел поблагодарил его и удалился.

На следующий день остался другой брат стеречь дерево; опять пришёл ангел и попросил одну грушу. И этот сорвал ему из своей доли, подал и говорит:

— Вот тебе из моей доли; из братниных не могу тебе дать.

Ангел поблагодарил и ушёл. Когда настал черёд третьему брату оберегать дерево, опять подошёл ангел и попросил уделить ему одну грушу. И третий брат сорвал из своей доли, подал ему и говорит:

— Вот тебе из моей доли; из братниных не могу тебе дать.

Когда настал четвёртый день, ангел сделался монахом, пришёл рано поутру и застал всех троих братьев подле избы.

— Идите за мною, — сказал им ангел, — я наделю вас лучшим пропитанием.

Они пошли за ним, не говоря ни слова. Приходят к большому бурливому потоку.

— Чего бы ты желал? — спросил ангел старшего брата.

А он в ответ:

— Чтобы из этой воды сделалось вино и досталось бы мне.

Ангел перекрестил посохом ручей — и вместо воды потекло вино: тут приготовляют бочки, тут вино наливают…

— Вот тебе по твоему желанию! — сказал ангел старшему брату и оставил его на том месте, а с двумя другими пошёл дальше.

Вышли они на поляну — всю поляну голуби прикрыли. Тогда спросил ангел среднего брата:

— Чего ты желаешь?

— Чтобы всё это были овцы и принадлежали бы мне.

Ангел Божий перекрестил поле своим посохом — и наместо голубей явились овцы: откуда взялись овчарни, одни бабы доят, другие молоко разливают, третьи снимают сливки, иные сыр делают, иные масло топят…

— Вот тебе по твоему желанию! — сказал ангел.

Взял с собой младшего брата, пошёл с ним по полю и спросил:

— А тебе чего б хотелось?

— Мне ничего другого не надо, только бы дал мне Господь жену от праведной христианской крови.

Тогда сказал ангел:

— О, это не легко достать; во всём свете только и есть три такие: две замужем, а одна девица, и за ту двое сватаются.

Идучи долго, пришли они в один город, в котором был царь, а у него дочь от праведной христианской крови. Как пришли в город — сейчас к царю просить у него невесту, а там уже сватаются за неё два царя. Стали и они свататься. Когда увидел их царь, сказал своим приближённым:

— Как же быть теперь: эти — цари, а эти — словно нищие перед ними?

— А знаете ли что? — сказал ангел.— Сделаем-ка так: пускай невеста возьмёт три лозы и посадит их в саду, назначив каждому из женихов какую хочет; на чьей лозе будет поутру гроздья, за того пускай и выйдет замуж.

Все на то согласились; царевна посадила в саду три лозы и каждому назначила свою. Глянули поутру, а на лозе бедняка гроздья. Тогда царь, нечего делать, отдал дочь свою младшему брату, и обвенчали их в церкви. После венца отвёл их ангел в лес и оставил там; здесь жили они целый год. А когда исполнился год, сказал Господь ангелу опять:

— Пойди, посмотри, как живут те сироты; если в нужде, надели их больше.

Ангел спустился на землю, обратился опять в нищего; пришёл к тому брату, у которого поток лился вином и попросил у него чашу вина. Но тот отказал ему, говоря:

— Если всякому давать по чаше, так и вина не достанет!

Когда услышал это ангел, тотчас перекрестил посохом — и полился поток, как прежде, водою.

— Нет же тебе ничего,— сказал он старшему брату,— ступай под свою грушу, стереги её!

Затем удалился оттуда ангел; пришёл к другому брату, у которого всё поле овцы прикрыли, и попросил у него кусок сыра. Но тот отказал ему, говоря:

— Если всякому давать по куску, так и сыра не достанет!

Когда услышал это ангел, тотчас перекрестил посохом поле — и наместо овец вспорхнули голуби.

— Нет же тебе ничего, — сказал он среднему брату, — ступай под свою грушу, стереги её!

После того пошёл ангел к младшему брату посмотреть, как он живёт. Приходит, а он со своей женою живут в лесу бедно, в хижине. Ангел попросился к ним переночевать — они охотно, от всего сердца, его приняли, и стали упрашивать не поставить им того в вину, что не могут угостить его так, как бы желали.

— Мы люди бедные! — говорили они.

— Ничего, — отвечал ангел, — я доволен и тем, что есть.

Что будешь делать? Муки у них не было, чтобы замесить настоящий хлеб; так они толкли древесную кору и из той приготовляли хлеб. Такой-то хлеб замесила теперь хозяйка для своего гостя и посадила в печь. Стали они разговаривать; после, глядь, — готово ли? А перед ними настоящий хлеб, и такой славный, так поднялся высоко… Увидя то, муж с женой возблагодарили Бога:

— Слава тебе, Господи, что можем угостить странника!

Подали хлеб гостю, принесли кувшин с водою, и только стали пить — а в кувшине вино. В то время ангел перекрестил своим посохом хижину, и на том самом месте стал царский дворец, а в нём всего много. Ангел благословил их и оставил там, и прожили они счастливо весь свой век. 

 

Кто ты?

Некий человек заблудился в лесу и вышел к избушке отшельника.

Поприветствовав старца, путник спросил:

— Скажи мне, кто ты?

— Я — это ты, — услышал он в ответ.

— Нет, так не пойдёт. Я — это я, а ты — это ты.

— Хорошо, — согласился отшельник. — Я — это я, а ты — это я.

— Нет, нет, — снова возразил гость. — Не нужно смешивать моё «я» и твоё «я».

— Если ты говоришь о себе — «я» и я говорю о себе — «я», то какая между этими двумя «я» разница? — спросил старец.

— Что значит «какая разница»? Я — гость, а ты — отшельник.

— А если мы оба — гости? — задал вопрос отшельник.

— Как это? — не понял человек.

— Ты мой гость, а я — гость этого мира. Тогда что получается?

— Что мы — одно… — прошептал, удивляясь сам себе, пришедший.

«Ещё немного, и мир уже не увидит Меня; а вы увидите Меня, ибо Я живу, и вы будете жить» (Ин. 14:19). 

 

Лакомство клубникой

Двое подростков, захотев полакомиться клубникой и угостить своего товарища, не спросив родителей, забрались в огород. Их товарищ, радуясь бесплатному угощению, беспрестанно восклицал:

— Ах, какая клубника! Превосходная клубника! Где бы мы ещё поели такой чудесной клубники?!

Подростки попросили его замолчать, прошептав:

— Ты лучше ешь клубнику, а не болтай о ней попусту. А то ещё родители услышат.

«…Пробудившись, буду насыщаться образом Твоим.» (Пс. 16:15

 

Лесоруб и медведица

Лесоруб знал, что лесные звери опасны для человека. Они мгновенно приходят в ярость и бросаются на всё, что движется.

— Увидишь медведя — не беги, стой спокойно, — посоветовали ему опытные люди.

Эти слова ему хорошо запомнились.

Как-то весной лесоруб шёл по лесу. Неожиданно в нескольких метрах перед ним на тропу вышла медведица с двумя медвежатами. Она повернула свою огромную голову и внимательно поглядела на человека. Лесоруб от страха застыл на месте. Медведица принюхивалась и настороженно изучала неподвижно стоящего человека. Медвежата кинулись в лес, а медведица, не найдя для себя ничего угрожающего, неспешно пересекла тропу и, вслед за медвежатами, скрылась в лесу. «Да, правильно люди говорили, — облегчённо вздохнул лесоруб, оправившись от испуга. — Вот мне и пригодился их совет».

«…услышав слово, хранят его в добром и чистом сердце и приносят плод в терпении» (Лк. 8:15). 

 

Лестница

Молодой мужчина всем сердцем воспринял православную веру и вслед за собой привёл в Церковь свою жену и дочь. С большим усердием он занимался духовной жизнью и познавал истины православия. Однако после нескольких лет благочестивой жизни его вера начала заметно ослабевать. У него появились сомнения относительно многих церковных традиций и даже основных догматов христианства. Вместе с тем в его душе проснулся интерес к восточным культам, которыми он увлекался ещё до своего обращения ко Христу.

Несмотря на отход от церковной жизни главы семьи, жена и дочь, оставались верными чадами Церкви. Они очень переживали за своего ближайшего родственника, хотя иногда им приходилось страдать от шуток по поводу их веры.

Однажды, когда семейство обосновалось во вновь построенном доме, для его освящения пригласили знакомого священника. Батюшка прочёл положенные молитвы и пошёл по просторному двухэтажному дому кропить помещения святой водой. Когда он шёл к лестнице, ведущей на второй этаж, глава семейства, воспринимавший освящение дома с почти не скрываемой иронией, насмешливо сказал:

— Батюшка, покропите лестницу получше, а то вдруг кто-нибудь с неё упадёт!

Жену и дочь эти слова покоробили: они знали, что за ними стоит издёвка. Священник же, не чувствуя подтекст просьбы мужчины, покропил лестницу и поднялся по ней на второй этаж. Туда же устремилось и всё семейство. Когда второй этаж был освящён, все направились вниз. Последним шёл глава семейства. Жена, дочь и священник благополучно спустились на первый этаж. Мужчина же оступился на одной из верхних ступенек высокой лестницы и, выделывая невероятные акробатические фигуры, полетел вниз. У дочери от страха замерло сердце, и она, как потом вспоминала, подумала, что сейчас папа сломает себе позвоночник. Однако ему каким-то невероятным образом удалось зацепиться рукой за перила и избежать неминуемого болезненного падения.

Супруга и дочь стояли, замерев от страха. Тем не менее, когда они увидели лицо отца семейства, который после падения окаменел на нижней ступеньке лестницы, дружно и громко засмеялись. Хотя смеяться было вроде бы и нечему: на побелевшем лице мужчины выделялись неестественно широко раскрытые глаза, наполненные страхом.

— Ну, вот папа, — сказала дочь, — понимаешь, что сейчас произошло бы с тобой, если бы батюшка не окропил лестницу святой водой?

Мужчина высказал жене и дочери обиду по поводу их смеха и объяснил своё падение тем, что он поскользнулся именно на святой воде. Однако, его объяснение не удовлетворило дочь, и она сказала:

— Мы втроём спустились по лестнице и не поскользнулись. Подумай всё же, папа, почему упал именно ты! 

 

Литургия в грехе

Однажды Палладий, будущий епископ Еленопольский, решил навестить преподобного Макария Александрийского. Подойдя к его кельи, он увидел лежащего у её дверей больного. Это был пресвитер из соседнего селения, у которого рак кожи оголил всю теменную кость. Поговорив со страдальцем, Палладий удивился, почему авва Макарий, отличавшийся милосердием и имевший дар творить чудеса, не только не исцелил больного, но даже не захотел его видеть?

Войдя в келью, Палладий попросил преподобного:

— Молю тебя, умилосердись над страдальцем, дай ему по крайней мере какой-нибудь ответ.

— Он не достоин исцеления, — сказал святой. — Господь послал ему такую болезнь для его вразумления. Если хочешь, чтобы он исцелился, так посоветуй ему с сего времени отказаться от совершения таинств.

— Почему? — поинтересовался Палладий.

— Этот пресвитер, — ответил преподобный Макарий, — совершал литургию в грехе блудодеяния и за это теперь наказывается. Если он по страху прекратит священнодействовать, что дерзал делать по небрежности, Бог исцелит его.

Палладий передал болящему слова святого, и тот поклялся более не священнодействовать. После этого преподобный допустил его к себе, и пресвитер исповедал свой грех, пообещав больше не грешить и оставить служение при алтаре. Приняв покаяние, преподобный Макарий возложил на больного свои руки. Через несколько дней голова пресвитера полностью покрылась волосами, и он, прославляя Бога и благодаря святого, совершенно здоровым возвратился домой. 

 

Ловля кролика

У одного фермера убежал из вольера кролик. Он метался по двору и не давался в руки. На шум пришёл сосед. Вместе с фермером они начали ловить кролика с двух сторон, прижимая к кустам. Кролик забился в заросли, а сосед полез за ним. Послышался шум борьбы, отчаянное барахтанье и стоны. Затем всё стихло. Хозяин кролика, не видя, что произошло в зарослях, и предполагая, что кролик пойман, спрашивает:

— Ну, что? Легко было поймать?

— Да, поймать-то было легко, а вот удержать — трудно, — выбираясь из зарослей, ответил сосед, исцарапанный сбежавшим кроликом.

«…Ибо кто имеет, тому дано будет и приумножится, а кто не имеет, у того отнимется и то, что имеет» (Мф. 13:12). 

 

Ложь

Закончив службу, священник объявил:

— В следующее воскресенье я буду беседовать с вами на тему лжи. Чтобы вам было легче понять, о чём пойдёт речь, прочитайте перед этим дома семнадцатую главу Евангелия от Марка.

В следующее воскресенье священник перед началом своей проповеди объявил:

— Прошу тех, кто прочитал семнадцатую главу, поднять руки.

Почти все присутствующие подняли руки.

— Вот именно с вами я и хотел поговорить о лжи, — сказал священник. — У Марка нет семнадцатой главы. 

 

Лучше умереть у родника

Как-то геолог возвращался из путешествия по пустыне в свой лагерь, но попал в песчаную бурю, сбился с пути и начал блуждать в песках. Вода, хотя он её и берёг, закончилась, и силы его иссякали.

Он забрался на бархан и увидел крохотный оазис: родничок, скудную травку и невысокий кустарник. Геолог прожил там несколько дней, питаясь последней оставшейся у него лепёшкой. Уходить от воды он уже боялся, так как не был уверен, хватит ли у него сил добраться до лагеря или же, в случае неудачи, вернуться назад к роднику. Тогда он подумал, и сделал окончательный выбор: «Лучше умереть у родника, чем блуждать по пескам».

Этого решения геолог собрался держаться до конца. И, когда этот человек уже терял надежду на спасение, погонщики проходящего мимо каравана заметили его и спасли.

«Претерпевший же до конца спасётся» (Мф. 10:22). 

 

Лучший и худший

Одного пустынника выбрали архиереем. Он долго отказывался, но братья настояли. Тогда он и подумал: «Я не знал, что я достоин, верно, есть у меня что-то хорошее». В это время явился ему ангел и говорит:

— Рядовой монах, что ты возносишься! Там люди нагрешили, и им нужно наказание, вот оттого и выбрали, что хуже тебя не нашлось. 

 

Любимые грехи

Религиозная женщина сказала Мастеру, что утром была на исповеди.

— Не могу поверить, что ты можешь совершить тяжкий грех, — ответил ей на это Мастер. — В чём же ты исповедовалась?

— Как-то я поленилась пойти на проповедь в воскресенье, еще я когда-то поругалась с садовником. А однажды я выпроводила свою свекровь из дому на целую неделю.

— Но это произошло пять лет назад, не так ли? С тех пор ты наверняка уже исповедовалась.

— Да, исповедовалась. Но я делаю это опять и опять. Мне просто нравится вспоминать это. 

 

Мальчик и пень

В глубине сада стоял старый сучковатый замшелый пень от большого каштана. В этом же саду любил играть один мальчик. Больше всего на свете он боялся подходить к этому страшному пню, который казался ему ужасным разбойником из страшной сказки.

— Разбойник, разбойник! — кричал мальчик и убегал в дом к родителям.

Как-то раз вечером отец взял мальчика за руку, подвёл к грозному пню и сказал:

— Смотри внимательно и без страха. Нет разбойника?

— Теперь нет, — ответил мальчик. — Но когда я боюсь его — разбойник появляется, а когда не боюсь — снова исчезает.

«И кто сделает вам зло, если вы будете ревнителями доброго? Но если и страдаете за правду, то вы блаженны; а страха их не бойтесь и не смущайтесь» (1Петр. 3:13-14). 

 

Мальчик на рыбалке

Собравшись на рыбалку со своими давними друзьями, отец взял с собой сына-подростка. Взрослые, видя, что мальчик ничего не умеет, учили его, как правильно разжечь костер, как укрепить котелок над огнём, как чистить рыбу, как мыть посуду… Мальчик часто спорил, сердился и огорчался, понимая своё неумение. Он подошёл к отцу и сказал:

— Папа, я узнал много нового, но у меня не всё получается. Я обижаюсь и от этого устаю.

— Сынок, — ответил отец, — ты все время смиряйся, и будет легче.

Прошло несколько дней, и сын снова подошел к отцу:

— Папа, я все время смиряюсь и от этого устал ещё больше. Можно, я хоть один денёк отдохну от смирения?

«Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною.» (Мк. 8:34). 

 

Медведь-гора

В далёкую-далёкую старину, ещё до того как Андрей Первозванный проходил этими местами, но уже после потопа. Люди, которые остались в живых забрались на горы, но с годами спустились к морю на равнины занялись земледелием и рыбной ловлей. Благо климат южного берега располагал к этому. Произрастало практически всё, плодовые деревья, виноград, инжир. Люди жили в полном достатке, гуляли по праздникам, пили вино, веселились, размножались.

Сам Господь Бог любил бывать в этих местах. Пролетая над поселениями, любовался, как люди возделывали сады и виноградники.

Люди начали забывать о страшном потопе, обживались хозяйством, богатели, пьянствовали, гуляли. Поколения менялись и люди за суетой, благополучием совсем забыли Бога. Храмы пришли в запустение, заросли травой и кустарником. Однако урожая с каждым годом становилось всё больше. Посаженые деревья начинали плодоносить, овцы плодились, частые праздники переросли в сплошное гуляние, пьянство, разврат, одним словом в сплошной грех.

Увидел это Бог, позвал к себе одного из Ангелов и повелел ему закидать то селение камнями ибо наказание за грех — смерть. Ангел сказал:

— Я исполню твою волю Господи, но я знаю и смолчать не могу. Живёт там одна семья у самого берега моря, знают тебя Господи, почитают, все праздники и каноны чтят, с именем твоим встают и ложатся спать, живут по завету твоему. Вон их дом, нет в доме том ни пьянства ни блуда. Они ведь тоже погибнут под грудой камней, что я обрушу на них?

— А на тот дом кинь самый большой камень: они знают меня, но не кому про меня не рассказывают, закроют дома ставни и двери и молятся мне, желая спасти свои души. В первых вины меньше вижу, поскольку они меня и не знали никогда, и им про меня никто не рассказывал.

Так и поступил Ангел, забросал селение камнями, отломил верхнюю часть одной из близлежащих гор и бросил в тот дом. И этот камень стоит и поныне, как напоминание, что спасти душу в одиночку невозможно. 

 

Мельник

Жил когда-то на свете один жадный мельник. Его маленькая водяная мельница стояла на берегу небольшой речушки. На опушке леса мельник перегородил речку большой плотиной. За плотиной собиралось много-много воды, так что получалось целое озеро. По специальной трубе вода стекала с большой высоты на мельничное колесо и тем приводила его в движение. Ежедневно он перемалывал на своей мельнице много мешков зерна.

Однажды мельник заметил небольшую трещину в стене плотины. Ему посоветовали сразу же отремонтировать её, чтобы не случилось какого несчастья. Но жадный мельник сказал, что о такой мелочи даже говорить не стоит и что несколько капель, которые просачиваются сквозь трещину, не смогут повредить плотине. На самом же деле, ему просто не хотелось тратить время и деньги на ремонт. Вечером трещина стала шире. Рабочие на мельнице обратили на это внимание мельника и попросили его заделать трещину. Но жадность мельника затмила его здравый рассудок.

— Сегодня уже поздно, — сказал он, — подождём до завтра.

В полночь мельник проснулся от сильного шума. Он вскочил с кровати, сбежал по лестнице вниз и увидел, что плотину прорвало и вода из запруды растекается. Мельник увидел, что почти все его поля залиты водой. Маленькая причина, а какие большие последствия! 

 

Мера кожевника

Однажды блаженный Антоний молился в своей кельи. И был к нему глас:

— Антоний! Ты ещё не пришёл в меру кожевника, живущего в Александрии.

Услышав это, старец встал рано утром и, взяв посох, поспешно пошёл в Александрию. Когда он пришёл к указанному ему мужу, муж этот крайне удивился, увидев у себя Антония.

Старец сказал кожевнику:

— Поведай мне дела твои, потому что для тебя пришёл я сюда, оставив пустыню.

Кожевник отвечал:

— Не знаю за собою, чтоб я сделал когда-либо и что-либо доброе. По этой причине, вставая рано с постели моей, прежде, нежели выйду на работу, говорю сам себе: «Все жители этого города, от большого до малого, войдут в царство Божие за добродетели свои, а я один пойду в вечную муку за грехи мои». Эти же слова повторяю в сердце моём, прежде, нежели лягу спать.

Услышав это, блаженный Антоний отвечал:

— По истине, сын мой, ты как искусный ювелир, сидя спокойно в доме твоём, стяжал царство Божие. Я, хотя всю жизнь мою провожу в пустыне, но не стяжал духовного разума, не достиг в меру сознания, которое ты выражаешь словами твоими. 

 

Милосердный Бог

Некий солдат спросил однажды одного из старцев, дарует ли Бог прощение грешникам. И старец ответил:

— Скажи мне, возлюбленный, если плащ твой порвался, ты выбрасываешь его?

Солдат ответил:

— Нет. Я его чиню и продолжаю носить.

Старец заключил:

— Если ты заботишься о своём плаще, неужели же Бог не будет милосердным к своему собственному образу? 

 

Милостыня — лучший друг

Один мирянин весьма благочестивой жизни пришёл к авве Пимену. У старца случились и другие братия желавшие, послушать беседы его.

Старец сказал благочестивому мирянину:

— Скажи что-нибудь в наставление.

Мирянин отнекивался, но принуждаемый старцем сказал:

— Не умею говорить от Писания, но скажу вам притчу.

Один человек сказал своему другу:

— Я желаю видеть царя, пойдём со мной.

Друг отвечал ему:

— Пройду с тобой половину дороги.

Сказал другому:

— Пойди, проводи меня к царю.

Тот отвечал:

— Доведу тебя до царского дворца.

Он сказал и третьему другу:

— Пойдём со мной к царю.

— Пойдём, — отвечал третий друг, — я доведу тебя до дворца, введу в него, скажу о тебе царю и представлю тебя ему.

Братия спросили, что значит сия притча. Мирянин отвечал:

— Первый друг есть подвижничество, которое доводит до истинного пути; второй — чистота, которая достигает до небес; третий друг — милостыня, которая с дерзновением приводит к Самому Царю — Богу.

Таким образом, братия получили назидание и разошлись. 

 

Мнимый больной

Заболевшего друга пришёл навестить его хороший знакомый. Он поздоровался с больным.

— А? Что? — отозвался тот.

— Как здоровье, спрашиваю? — повторил погромче пришедший.

— Болею, не знаю, что со мной… Кажется, заболел чем-то страшным, потому что ничего не хочу ни видеть, ни слышать, — ответил больной.

Но гость обратил внимание на то, что друг выглядит хорошо и совсем не производит впечатление хворого человека.

— Может, это тебе кажется? Возможно, у тебя просто плохое настроение и ничего больше, — сказал он.

— Нет-нет! Это какая-то серьёзная болезнь! Мы хотим вызвать опытного врача-специалиста!

— Понятно, — задумчиво произнёс знакомый и решил проверить, насколько серьёзно заболел несчастный.

— Слушай, — шёпотом спросил он своего оглохшего друга, — а почему у тебя здесь в углу на полу валяется столько денег?..

— Где, где? Ну-ка покажи! — живо откликнулся больной, вскакивая с постели.

— Прости, мне это только показалось, — засмеялся гость. — Но вот в том, что ты совершенно здоров, я уже нисколько не сомневаюсь!

«Ибо печаль ради Бога производит неизменное покаяние ко спасению, а печаль мирская производит смерть» (2Кор. 7:10). 

 

Могу ли я помочь?

Однажды священник увидел женщину, которая, опустив голову на руки, сидела в пустой церкви. Прошёл час. Затем два. Женщина всё не уходила.

Решив, что её душа пребывает в горе и желая чем-нибудь ей помочь, священнослужитель подошёл к ней и сказал:

— Могу ли я чем-нибудь тебе помочь, дочь моя?

— Нет, спасибо, отец, — ответила она. — Я как раз получала всю необходимую мне помощь до тех пор, пока вы мне не помешали! 

 

Можно ли вычерпать море?

По преданию, когда Августин прогуливался по берегу моря, размышляя о тайне Святой Троицы, он увидел мальчика, который вырыл ямку в песке и переливал туда воду, которую зачерпывал ракушкой из моря. Блаженный Августин спросил, зачем он это делает. Мальчик ему ответил:

— Я хочу вычерпать всё море в эту ямку!

Августин усмехнулся и сказал, что это невозможно. На что мальчик ему сказал:

— А как же ты своим умом пытаешься исчерпать неисчерпаемую тайну Господню?

И тут же мальчик исчез. 

 

Мой Лик

Жил-был человек, и однажды он уверовал в Бога. Он заметил, что та доска, на которую он привык ставить горячую сковородку, на самом деле — икона. Он бережно взял её в руки, разглядел на ней любимый Лик… А что он сделает дальше?

Он может просто не заметить грязи. Ведь это всё-таки икона! Он тряпочкой сотрёт самые жирные пятна, повесит её на почётное место, созовёт людей: порадуйтесь со мной вместе, у меня икона нашлась! Видите, какой Он, мой Бог! Вот Его образ. Люди смотрят, уважают религиозное чувство своего товарища. Только не впечатляет их икона. Старая, замызганная, Лика-то не разглядишь. И вообще там невесть что невесть кем пририсовано. И они бочком-бочком — и на кухню, к привычным сковородкам. Не нужен им такой лик. Человек за ними бежит, иконой своей размахивает: нет, вы посмотрите, какое чудо, какие краски! Кривятся люди: нет, не надо нам такого бога. Лучше подставку для сковородки.

А может он начать борьбу за чистоту. Его возмутит глубоко въевшаяся грязь, мерзкие надписи. Они глубоко проникли в красочный слой, так просто уже не ототрёшь! Человек берёт топор, рубанок: хрясь-хрясь, шварк-шварк, только щепки летят! Вот и богохульные надписи стёсаны, вот и жирные пятна превратились в стружку. Лежит перед ним свежеотёсанная доска, на которой ещё проглядывает былой Лик. В рекордно короткие сроки произвёл зачистку! И давай, с топором и рубанком по соседям: иконы от грязи очищаю! Давайте, несите всё сюда, у меня топор самый острый! Как, не хотите? Значит, будете терпеть эту грязь? Нравится она вам, да? Вот я вас самих топором!

А может человек начать икону реставрировать. Всё-таки икона, произведение тонкое. Поищет лучших красок, кистей. Может так всю жизнь пробегать в поисках достаточно качественных материалов. А может обойтись и подручными, какие найдёт. Возьмёт он в руки скальпель, папиросную бумагу, кисточку колонковую… Но не всякий человек умеет рисовать, а реставрировать — не всякий рисовальщик сможет. Будет он трудиться над своей иконой долгие годы, заново переписывать, стирать, поновлять, ретушировать. И будет у него икона походить то на врубелевского демона, то на Чебурашку. Зато индивидуальное творчество.

А может человек отдать икону специалистам — пусть поправят, что смогут. Они на то и поставлены. И вот берёт один эксперт икону в руки: «Чудный семнадцатый век! Так, здесь подправим, тут подкрасим, немного подкоптим, чтобы смотрелась, как старинная». Берётся он за работу, красит прямо поверх старого изображения, и рисует уже что-то своё, не очень-то похожее на Лик: он же лучший в мире эксперт по семнадцатому веку! Ну, не в мире, так в епархии уж точно. Человек пугается, выхватывает у него икону, бежит к другому специалисту: «Какой семнадцатый, четырнадцатый! Он же всё испортил! Ну ничего, мы сейчас подправим». И ложится ещё один слой краски, и опять не так. И ещё один эксперт, и ещё один слой, и ещё, и ещё. Не находит покоя человек. А эксперты спорят над иконой, каждый свои датировки отстаивает, свои методы. А чего от них ещё ожидать? Они же сами о себе говорят: «Мы — только подмастерья, Мастер — это другой».

А может человек подойти к делу рассудительно, спокойно. Реставрировать не получается, портить не хочу, так оставлять тоже нельзя. А куплю-ка я в церковной лавке бумажную иконку! Тираж сто тысяч экземпляров, лица стерты, краски тусклы, изображение, говорят, неканоническое, но в надёжном месте куплено, и по цене недорого. Вот её и наклеим поверх. А что, я один так, что ли? Вон, не хуже, чем у соседей, получилось. Ничего, что заёмные мысли, чужие чувства, зато цензурой дозволено, никаких тебе неприятных неожиданностей. А что там внутри — да кто увидит?

А может человек взять свою икону и отдать её в музей. Там разберутся, что с ней делать. И повесят, куда положено. Небось, и денег дадут. А то зачем она мне, такая? Главное, хлопот никаких, за меня все сделают.

А может…

Но что будет лучше всего? Пойти с иконой к Мастеру. Нечем будет заплатить, но можно ведь наняться к Нему в ученики. Да что там плата, Он займётся этой иконой уже потому, что она для него — великая ценность. Он разглядит в ней изначальный свет. Ведь, говорят, это Его собственное творение. Только не надо уходить из Его мастерской, иначе Он решит, что тебе самому эта икона не нужна. Встань с Ним рядом. Попробуй разглядеть изначальную красоту. Он подскажет тебе, где неслучайные черты, а что нужно будет стереть. А потом войди в Его труд. Растирай для Него краски, мой кисти. Нет, не потому, что Он без тебя не справится, но если Он даст тебе вложить крохотную частичку и твоего собственного труда, тебе эта икона будет дорога, как ничто другое на свете. А Он позволит, Он любит работать в компании. Познакомься и с подмастерьями, они тебе многое подскажут, напомнят, они тебя ободрят. У них ведь тоже есть своё место в этой мастерской, Мастер Сам поставил их опекать новичков. И однажды настанет день, когда Он доверит тебе провести маленький штришок, и это будет счастье. А если поначалу выйдет криво, это ничего, Он поправит.

Когда ты встретишь потом других людей с иконами, ты скажешь: «Пойдём со мной, я знаю Мастера. Он вернёт твоему Лику былую красоту. Я знаю по опыту, ведь над моим Он уже начал работать». 

 

Молитва Епиктета

В одной из восточных римских провинций жил пресвитер Епиктет. За чистоту своей жизни он получил от Бога дар творить чудеса: возвращал зрение слепым, излечивал прокажённых и изгонял бесов из одержимых.

Однажды к нему привезли тяжелобольную пятнадцатилетнюю отроковицу. Её отец, видный государственный сановник, припал к ногам святого:

— Человек божий, сжалься надо мной и не отталкивай меня. Моя единственная дочь больна уже три года и не может пошевелить ни одним членом тела. Помолись за нас, сжалься над нами, ведь мы чада Церкви Христовой и просвещены святым Крещением.

Преподобный Епиктет проникся состраданием к несчастному отцу и усердно помолился Богу о его дочери. Затем он помазал святым елеем больную, которая тот час получила исцеление и самостоятельно встала на ноги. Её же отцу, ликовавшему от радости и благодарившему Бога за чудо, святой Епиктет сказал:

— Если хочешь, чтобы в твоём доме никто не болел, со всеми домашними каждое воскресенье причащайся Божественных Тайн Тела и Крови Господа, предварительно очистив сердце своё надлежащим образом. 

 

Молитва по привычке

В доме одних богатых людей перестали молиться перед едой. Однажды к ним в гости пришёл проповедник. Стол накрыли очень изысканно: достали самые лучшие фруктовые соки и подали очень вкусное блюдо. Семья села за стол. Все смотрели на проповедника и думали, что теперь он помолится перед едой. Но проповедник сказал:

— Отец семейства должен молиться за столом, ведь он первый молитвенник в семье.

Наступило неприятное молчание, потому что в этой семье никто не молился. Отец откашлялся и сказал:

— Знаете, дорогой проповедник, мы не молимся, потому что в молитве перед едой всегда повторяется одно и то же. Молитвы по привычке — это пустая болтовня. Эти вечные повторения каждый день, каждый год нисколько не помогают, поэтому мы больше не молимся.

Проповедник удивлённо посмотрел на всех, но тут семилетняя девочка сказала:

— Папа, неужели мне не нужно больше каждое утро приходить к тебе и говорить «доброе утро»? 

 

Молитва убогих

Жил в Петербурге один добрый и благочестивый вельможа. Имел он дом, множество друзей. К сожалению, он имел несчастье подвергнуться немилости государя: на него возвели какую-то клевету, отдали под суд, и дело грозило тюрьмой. Несчастный вельможа слёг от горя. Все прежние друзья от него отвернулись.

В это время приехал в Петербург строгий подвижник Валаамского монастыря отец Назарий. Он был знаком с нечастным вельможей и зашёл утешить его в скорби. Несчастная супруга хозяина бросилась в ноги отцу Назарию и взмолилась:

— Помолись, отец, чтобы дело моего мужа получило добрый исход.

— Хорошо, — ответил старец, — конечно надо молиться Господу, но необходимо попросить ходатайства и приближённых государя. Дайте мне немного денег, я сам попрошу их за вас.

Старцу подали золота.

— Нет, — сказал он, — это мне не годится. Нет ли медных или мелкого серебра?

Подали тех и других. Отец Назарий взял деньги и ушёл.

Поздно вечером он опять пришёл к вельможе и спокойно сказал:

— Все царские приближённые обещали похлопотать за вас; успокойтесь и ждите радостных вестей.

И действительно, старец ещё сидел у постели больного, как последний получил известие о благополучном окончании его дела. Радостная весть благотворно подействовала на больного. Вельможа начал благодарить старца и просил его сказать, кто из приближённых государя принял наибольшее участие в его беде, за кого ему надлежало молиться и кого благодарить. Только тут открылось, что отец Назарий ни у кого из ближних к государю людей не был. Вместо этого он целый день ходил по улицам города и раздавал бедным деньги, взятые им у вельможи.

— Итак, благодарите Господа, — сказал в заключение старец. — Он, милосердный, внял молитвам убогих и положил на сердце доброму государю ещё раз пересмотреть ваше дело. Да не забывайте и вельмож Господа — ваших благодетелей, нищих и убогих. Их молитва многое может пред Престолом Божиим! 

 

Моя задача

Один король отправил к королеве друг за другом двух посланников. Первый, вернувшись, просто передал ответ королю. Вернулся другой и, передав вкратце ответ, начал длинную речь о красоте повелительницы:

— По правде говоря, господин, я видел красивейшую женщину. Счастлив, кто может наслаждаться ею!

— Подлый раб, — прервал его король, — ты поднял свои бессовестные глаза на мою супругу? Ясно, что ты хотел бы сделать своим объект, столь пристально тобою исследованный!

Король велел вновь позвать первого посланника и спросил его:

— Что ты думаешь о королеве?

— Весьма хорошее, конечно, — ответил посланник, — ибо она выслушала меня в молчании и дала мудрый ответ.

— А она не показалась тебе красивой?

— Смотреть на неё подобает тебе. Моя же задача была — передать слова. 

 

Муха и пчела

Если спросить муху, есть ли здесь в окрестностях цветы, то она ответит: «Не знаю. А вот навоза, нечистот вон в той канаве полным-полно». И муха начнёт по порядку перечислять все помойки, на которых она побывала.

А если спросить пчелу: «Не видела ли ты здесь в окрестностях какие-нибудь нечистоты?», — то она ответит: «Нечистоты? Нет, не видела нигде. Здесь так много благоуханных цветов!».

Муха на самом цветущем лугу найдёт нечистое место и сядет на него, а пчела в самом вонючем болоте отыщет цветок лотоса и соберёт с него нектар. 

 

Мы поклоняемся не человеку

Авва Аполлос часто говорил своим братьям, что необходимо кланяться в ноги странствующим инокам, приходящим в их монастырь их:

— Поклоняясь братьям, мы поклоняемся не человеку, но Богу. Видел ли ты брата своего? Ты видел Господа Бога твоего. 

 

На необитаемом острове

Жили на одном острове три пустынника, имевшие у себя икону трёх святителей. И так как были они люди простые, необразованные, то и молились пред сею иконою не иначе как простою своеобразною молитвою: «Трое вас, и трое нас, помилуйте нас». Так они постоянно твердили одну и ту же молитву.

Вот пристали к этому острову путешественники, а старцы и просят, чтобы они научили их молиться. Путешественники начали учить их молитве «Отче наш», а выучив, поплыли далее морем на своём корабле. Но, отплыв несколько от берега, они вдруг увидели, что учившиеся у них молитве три старца бегут за ними по водам и кричат:

— Остановитесь, мы вашу молитву забыли.

Увидев их, ходящих по водам, путешественники изумились и, не останавливаясь, только сказали им:

— Молитесь, как умеете.

Старцы вернулись и остались при своей молитве. 

 

Наводнение на острове

Два друга путешествовали на лодке по быстрой, но плавно текущей горной реке. По пути они увидели небольшой островок с ивняком, песчаным берегом и ровной лужайкой. «Отличное место отдохнуть и порыбачить», — решили друзья. Они привязали к кустам лодку, поставили на лужайке палатку, наловили форели, посидели у костра и легли спать.

Среди ночи послышались раскаты грома, подул порывистый ветер, начался сильный ливень. К утру дождь прекратился, и путешественники проснулись от рёва реки. Они выглянули из палатки, — от ливневых дождей в горах начался паводок, лодку уже оторвало и унесло, вода была совсем рядом.

— Нужно поскорее выбираться отсюда, — тревожно сказал один из друзей.

— Как? — растерянно спросил другой.

— Только вплавь! Бежим! — торопил он растерявшегося спутника.

— Нет, нет! — запротестовал тот. — А спальник, продукты, вещи, палатка, документы, наконец?!

— Возьми только документы в карман рубашки — и всё, — посоветовал ему друг, и, выбежав из палатки, уже приготовился войти в бурлящую воду, когда его товарищ всё ещё возился в палатке.

Вскоре он вышел с рюкзаком и в тяжёлых ботинках.

— Да ты что?! — изумился тот, что был у воды. — Брось всё это, иначе не спасёшься!

С большой неохотой спутник последовал совету друга, и они вместе налегке кинулись в бурлящую воду. С огромным трудом, сносимые течением, друзья еле-еле выбрались на берег. Оглянувшись, они увидели плывущие по реке палатку и вещи. Их острова уже не было видно.

«Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут…» (Мф. 6:20

 

Наказание или милосердие?

Авва Аммон был рукоположен в епископа. В этом сане он действовал из благодатного настроения и духовного разума, приобретённых монашеским жительством.

Однажды привели к нему на суд беременную девицу и потребовали от него церковного наказания для неё. Епископ оградил её крестным знамением и повелел дать ей шесть пар полотен, говоря:

— Ей предстоит труд родов. Как бы не умерла она, или не умерло дитя её. А на цену этих полотен, по крайней мере, могут быть совершены похороны.

Обвинители девицы сказали ему:

— Что ты делаешь? Дай ей епитимью!

Он отвечал им:

— Братья! Разве вы не видите, что она близка к смерти? Как же мне возложить на неё ещё что-либо? 

 

Наклонности

Однажды ученики пришли к старцу и спросили его: «Почему дурные наклонности легко овладевают человеком, а добрые — трудно и остаются непрочны в нём?».

— Что будет, если здоровое семя оставить на солнце, а больное зарыть в землю? — спросил старец.

— Доброе семя, что оставлено без почвы, погибнет, а плохое семя прорастёт, даст больной росток и худой плод, — ответили ученики.

— Так поступают люди: вместо того, чтобы втайне творить добрые дела и глубоко в душе растить добрые начатки, они выставляют их напоказ и тем губят. А свои недостатки и грехи, чтобы их не увидели другие, люди прячут глубоко в душе. Там они растут и губят человека в самом его сердце. Вы же будьте мудры.

Ученики возблагодарили авву за поучение и удалились в размышлении. 

 

Наставление аввы Аммона

Один брат попросил авву Аммона:

— Скажи мне что-нибудь в наставление.

Старец ответил:

— Стяжай такие помышления, какие имеют преступники, заключённые в темнице. Они постоянно осведомляются: где судья? когда придёт? и от отчаяния — плачут. Так и монах непрестанно должен внимать себе и обличать свою душу, говоря: «Горе мне! Как предстану я на суд пред Христа? Что буду отвечать ему?» Если будешь непрестанно занимать себя помышлениями, то спасёшься. 

 

Наставление аввы Аммоя

Однажды пришел некоторый брат к авве Аммою, чтобы получить от него наставление. Брат пробыл при старце семь дней, но старец так не дал ему никакого наставления. Тогда брат собрался в обратный путь.

Провожая его, старец сказал с воздыханием:

— Брат, внимай себе! Что же касается меня, то мои грехи сделались мрачною стеною между мною и Богом. 

 

Наставление аввы Виссариона

Один из братьев, живший с другими братьями в монастыре, попросил наставления у аввы Виссариона.

Старец сказал:

— Соблюдай молчание и не сравнивай себя с другими.

Комментарий Игнатия Брянчанинова

Наставление очень полезное. В общежитиях возникают смущения преимущественно от сравнения себя с другими. «Брату моему дана такая-то вещь. Отчего и почему не дана такая же вещь и мне?» — говорит неопытный инок и изгоняет святой мир из своего сердца. Чтобы избежать самообольщения и душевного расстройства, производимых сравнением себя с другими, должно постоянно содержать себя в образе мыслей (по-монашески — в мудровании), доставляемом смирением, а для этого необходимо постоянно работать над собой. Также необходимо пребывать сосредоточенным в себе, а для этого необходимо соблюдать молчание. 

 

Насущные интересы

Как-то встретились два любителя книг и остановились поговорить.

— Что нового? — спрашивает один.

— Прочёл недавно хорошую книгу, мне очень понравилась, — отвечает другой.

— А о чем?

— О жизни.

— Тогда принеси и мне почитать.

Через несколько дней, выбрав свободное время, владелец книги пришёл к своему другу. Смотрит, а тот занят своей собакой — обучает её палку приносить.

— А, здравствуй! Я вот собаку купил. Каждый день с ней занимаюсь, — приветствовал его товарищ.

— А я тебе книгу принёс почитать, как обещал, — сказал гость.

Но счастливый владелец собаки был до того увлечён дрессировкой, что уже не слышал своего друга.

— Да оставь ты свою собаку в покое! — не выдержал тот. — Книгу новую посмотри!

— А-а, книга… — обернулся хозяин собаки. — А про собак у тебя ничего нет?

«Ибо будет время, когда здравого учения принимать не будут, но по своим прихотям будут избирать себе учителей, которые льстили бы слуху…» (2Тим. 4:3). 

 

Нахожусь в столице!

Житель далёкой провинции очень интересовался столицей. Ему хотелось знать, как она выглядит, какие в ней есть достопримечательности, старинные здания, памятники, площади, парки. Но расспросить было не у кого. Живя далеко от центра, он до сих пор не встречал никого, кто бы побывал в столице. Поэтому он собирал о любимом городе фотографии, газетные и журнальные вырезки.

По счастливому стечению обстоятельств, однажды у него появилась возможность самому побывать в столице. Когда он достаточно ознакомился с городом и почувствовал себя в нём более уверенно, ему передали письмо от земляков. В письме они сообщали, что отыскали одного пожилого человека, который в молодости проездом был в столице и мог бы немного рассказать о ней. «Зачем мне теперь слушать чьи-то рассказы о столице, — написал сельчанин в ответ своим землякам, — если я уже сам нахожусь в ней?»

«Притом знаем, что любящим Бога, призванным по [Его] изволению, всё содействует ко благу». (Рим. 8:28

 

Наши отцы поступали иначе

Авва Афанасий говорил:

— Отцы наши хранили воздержание и нестяжание, а мы расширили чрево наше и наши кладовые, отцы наши прилежали внимательной молитве в безмолвии, а мы заботимся более о приготовлении пищи и о рукоделии. 

 

Не в аскетизме суть

Отец Аммон-девственник пришёл однажды к отцу Антонию и сказал ему:

— Я знаю, что мой аскетизм превышает твой. Почему же твоё имя славится на свете больше моего?

Отец Антоний ответил ему:

— Потому, что я люблю Бога сильнее, чем ты. 

 

Не думать о делах

На улице встретились двое друзей.

— Как поживаешь?

— Хорошо, а ты?

— Ох, лучше и не спрашивай! Целый день в делах: то одно, то другое, то пятое, то десятое. Не знаешь за что хвататься. Просто голова кругом идёт.

— Может, тебе стоит поменьше думать о своих делах? — пожалел озабоченного друга его товарищ.

— Что ты! Не думать о делах? Да это невозможно!

На том они и расстались.

Через несколько дней друзья снова встретились. На этот раз поглощённый заботами товарищ выглядел даже более озабоченным, чем обычно, и всё время держался рукой за щеку.

— В чём дело? — поинтересовался его друг.

— Зуб разболелся, иду к стоматологу, — ответил тот.

— А как же твои дела?

— Какие теперь дела?.. При зубной-то боли?..

— А, вот как! Значит, ты можешь не думать о своих делах, когда зуб болит?

— Выходит, что так, — согласился озабоченный и побежал к врачу.

«В мире будете иметь скорбь; но мужайтесь: Я победил мир» (Ин. 16:33). 

 

Неведомая речь

Один учёный побывал в стране, где речь людей напоминала журчание родника. Вернувшись домой, он рассказал своей семье о путешествии и о языке той страны.

Как-то он и его маленький сын прогуливались в лесу. На полянке, по краю которой, журча, бежал родничок, они присели отдохнуть. Мальчик прислушался и сказал отцу:

— Папа, слышишь? И здесь кто-то умеет говорить на том языке!

«Кто имеет уши слышать, да слышит!» (Мф. 13:9

 

Невероятный зануда

Один пожилой набожный человек молился пять раз в день, тогда как его делового партнёра ни разу не видели в церкви. В день своего восьмидесятилетия старик обратился к Богу с молитвой:

— О Господи! С самого детства я ни единого дня не пропустил без утреннего визита в церковь; я молился пять раз в день. Ни одного поступка, ни одного решения, важного или пустякового, я не совершил без упоминания имени Твоего. Сейчас, когда я постарел, я стал совершать в два раза больше благочестивых дел и молиться Тебе беспрестанно, денно и нощно. Но при этом остался таким же бедным, как церковная мышь. Посмотри же на моего делового партнёра. Он пьёт, играет в азартные игры и, несмотря на почтенный возраст, проводит время в компании девиц сомнительного поведения, и при этом ещё купается в роскоши! Не думаю, что хотя бы одна молитва слетела с его губ. Господи, я не прошу Тебя наказать его, это было бы не по-христиански. Но, пожалуйста, ответь мне: за что, за что, за что ты уготовил мне такую печальную участь, а его наградил богатством?

— За то, — ответил Бог, — что ты такой невероятный зануда! 

 

Недоступная Принцесса

Некогда один принц услышал о юной прекрасной принцессе из далёкой страны. Он решил завоевать её сердце и с небольшой свитой отправился в путь. Вскоре его встретило огромное войско принцессы. Военачальник объявил принцу, что если он хочет увидеть принцессу, то должен сразиться с ним. В трудной схватке принц поверг противника наземь, и тот взмолился о пощаде, пообещав, что подчинится ему со всем войском, только пусть он возвращается домой. Но принц отклонил предложение, заявив, что ему нужно увидеться с самой принцессой. Он отпустил военачальника, и войско пропустило его вместе со свитой.

Вскоре показался замок принцессы. Навстречу принцу вышли министры и придворные с богатыми дарами. Они предложили ему различные сокровища, если он согласится повернуть назад. Но принц настаивал на том, чтобы его пропустили к принцессе.

Когда принц и принцесса, наконец, встретились, они полюбили друг друга. Принцесса согласилась последовать за принцем в его страну. Вслед за ними отправилось всё войско во главе с военачальником, все министры и придворные с богатствами принцессы.

«Ищите же прежде Царства Божия и правды Его и это всё приложится вам.» (Мф. 6:33). 

 

Неизвестное животное

Учёные-энтузиасты очень хотели найти какое-нибудь новое неизвестное животное. Они уезжали в горы, искали там их следы и собирали о них всевозможные сведения у местных жителей.

И вот от обитателей одного небольшого селения, расположенного в самой глуши, они услыхали, что в окрестностях бродит диковинное существо. И правда, на тропах стали появляться странные следы, на склонах гор по ночам слышалось, будто там кто-то бродит. Слухи о происходящем дошли до города. Множество любопытных стало приезжать на лето в горы. Открылись гостиницы, к селению проложили дорогу. О поисках неизвестного животного в научных журналах регулярно публиковались отчёты, хотя никому его так и не удавалось найти.

Постепенно маленькое горное селение превратилось в курортный городок. И только старожилы посмеивались: «Да такого животного здесь нет и никогда не было. Благодаря тому, что мы искусно подделывали его следы и распространяли слухи о нём, наше селение стало процветающим курортом».

«…нет ничего сокровенного, что не открылось бы, и тайного, что не было бы узнано…» (Мф. 10:26). 

 

Неизменность внутреннего мира

Как-то два инока пришли к авве Иосифу с просьбой объяснить им, лучше ли им с радостью принимать посещающих их братьев или не выражать этой радости. Они не успели ещё открыть рта, чтобы изложить ему своё затруднение, как он предупредил их вопрос и вошёл в свою келью. Там покрылся старым рубищем и прошёлся между ними в таком одеянии, не говоря ни слова.

Затем он снял с себя рубище, надел хорошую одежду, которую употреблял в праздничные дни, и снова прошёлся между ними. Наконец, он оделся, как одевался постоянно и сел с ними.

Монахи смотрели на него с удивлением, не понимая ничего из того, что он представил.

Тогда он им сказал:

— Хорошо ли заметили вы, что я сделал?

— Да, — ответили они.

— Но, — прибавил Иосиф, — заметили ли вы, чтобы перемена в платье изменила что-нибудь и во мне? Стал ли я хуже, надев рубище? Стал ли я лучше, надев лучшую одежду?

— Конечно, нет!

— Помните же по сравнению с этим, что всё созданное, даже и люди, не должно ничего изменять своим появлением в нашем внутреннем мире. Принимайте с радостью и невинностью, и с христианской любовью братьев, которые посетят вас. А если никто не придёт к вам, храните себя в сосредоточении духа. 

 

Немая церковь

Давным-давно жил один святой старец, который много молился и часто скорбел о грехах человеческих. И странным ему казалось, почему это так бывает, что люди в церковь ходят, Богу молятся, а живут всё так же плохо, греха не убывает. «Господи, — думал он, — неужели не внемлешь Ты нашим молитвам? Вот люди постоянно молятся, чтобы жить им в мире и покаянии, и никак не могут. Неужели суетна их молитва?»

Однажды с этими мыслями он погрузился в сон. И чудилось ему, будто светозарный ангел, обняв крылом, поднял его высоко-высоко над землёй. По мере того как поднимались они выше и выше, всё слабее и слабее становились звуки, доносившиеся с поверхности земли. Не слышно было более человеческих голосов, затихли песни, крики, весь шум суетливой мирской жизни. Лишь порой долетали откуда-то гармоничные нежные звуки, как звуки далёкой лютни.

— Что это? — спросил старец.

— Это святые молитвы, — ответил ангел, — только они слышатся здесь.

— Но отчего так слабо звучат они? Отчего так мало этих звуков? Ведь сейчас весь народ молится в храме?..

Ангел взглянул на него, и скорбно было лицо его.

— Ты хочешь знать? Смотри.

Далеко внизу виднелся большой храм. Чудесной силой раскрылись его своды, и старец мог видеть всё, что делалось внутри. Храм весь был полон народом. На клиросе виден был большой хор. Священник в полном облачении стоял в алтаре. Шла служба. Какая служба — сказать было невозможно, ибо ни одного звука не было слышно. Видно было, как стоявший на левом клиросе дьячок что-то читал быстро-быстро, шлёпая и перебирая губами, но слова туда, вверх, не долетали. На амвон медленно вышел громадного роста диакон, плавным жестом поправил свои пышные волосы, потом поднял орарь, широко раскрыл рот, и… ни звука! На клиросе регент раздавал ноты: хор готовился петь. «Уж хор-то, наверно, услышу», — подумал старец. Регент стукнул камертоном по колену, поднёс его к уху, вытянул руки и дал знак начинать, но по-прежнему царила полная тишина. Смотреть было удивительно странно: регент махал руками, притопывал ногой, басы краснели от натуги, тенора вытягивались на носках, высоко поднимая голову, рты у всех были открыты, но пения не было.

«Что же это такое?» — подумал старец. Он перевёл глаза на молящихся. Их было очень много, разных возрастов и положений: мужчины и женщины, старики и дети, купцы и простые крестьяне. Все они крестились, кланялись, многие что-то шептали, но ничего не было слышно. Вся церковь была немая.

— Отчего это? — спросил старец.

— Спустимся, и ты увидишь и поймёшь. — сказал ангел.

Они медленно, никем не видимые спустились в самый храм. Нарядно одетая женщина стояла впереди всей толпы и, по-видимому, усердно молилась. Ангел приблизился к ней и тихо коснулся рукой. И вдруг старец увидал её сердце и понял её мысли.

«Ах, эта противная почтмейстёрша! — думала она. — Опять в новой шляпе! Муж — пьяница, дети — оборванцы, а она форсит!.. Ишь выпялилась!..»

Рядом стоял купец в хорошей суконной поддёвке и задумчиво смотрел на иконостас. Ангел коснулся его груди, и перед старцем сейчас же открылись его затаённые мысли: «…Экая досада! Продешевил… Товару такого теперь нипочём не купишь! Не иначе как тысячу потерял, а может, и полторы…»

Далее виднелся молодой крестьянский парень. Он почти не молился, а всё время смотрел налево, где стояли женщины, краснел и переминался с ноги на ногу. Ангел прикоснулся к нему, и старец прочитал в его сердце: «Эх, и хороша Дуняша!.. Всем взяла: и лицом, и повадкой, и работой… Вот бы жену такую! Пойдёт или нет?»

И многих касался Ангел, и у всех были подобные же мысли, пустые, праздные, житейские. Перед Богом стояли, но о Боге не думали. Только делали вид, что молились.

— Теперь ты понимаешь? — спросил Ангел. — Такие молитвы к нам не доходят. Оттого и кажется, что все они точно немые.

В эту минуту вдруг робкий детский голосок отчётливо проговорил:

— Господи! Ты благ и милостив… Спаси, помилуй, исцели бедную маму!..

В уголке на коленях, прижавшись к стене, стоял маленький мальчик. В его глазах блестели слёзы. Он молился за свою больную маму. Ангел прикоснулся к его груди, и старец увидел детское сердце. Там были скорбь и любовь.

— Вот молитвы, которые слышны у нас! — сказал ангел. 

 

Ненужная суета

Жил однажды человек, одинокий и несчастный. И взмолился он:

— Господи, пошли мне прекрасную женщину: я очень одинок, мне нужен друг.

Бог рассмеялся:

— А почему не крест?

Человек рассердился:

— Крест?! Мне что, жизнь надоела? Я хочу только красивую женщину.

Что ж, он получил красивую женщину, но вскоре стал ещё несчастнее, чем раньше: эта женщина стала болью в сердце и камнем на шее. Он снова взмолился:

— Господи, пошли мне меч.

Он собирался убить женщину и освободиться от неё, мечтал вернуть доброе старое время.

И снова Бог засмеялся:

— А почему не крест? Не послать ли тебе уже крест?

Человек разгневался:

— А ты не думаешь, что эта женщина хуже любого креста? Пошли мне меч!

Появился меч. Человек попытался убить женщину, но был схвачен и приговорён к распятию. И на кресте, молясь Богу, он громко смеялся:

— Прости меня, Господи! Я не слушал Тебя, а ведь Ты спрашивал, не послать ли мне крест, с самого начала. Если бы я послушался, я избавился бы от всей этой ненужной суеты. 

 

Ненужные знания

Во время экспедиции в Арктике учёный и рабочий попали в снежный буран, заблудились и начали терять силы. Рабочий увидел подветренный склон и предложил руками выкопать в снегу пещеру, чтобы там переждать непогоду. Они принялись разгребать мёрзлый снег.

— Сколько всего я знаю, — простонал учёный, — а теперь эти знания мне совсем не пригодились.

— Да забудьте вы поскорее всё, что знаете, и копайте быстрее, если хотите остаться в живых! — ответил ему рабочий.

«Обещают им свободу, будучи сами рабы тления; ибо, кто кем побежден, тот тому и раб» (2Петр. 2:19). 

 

Неприязнь скандальной женщины

Одна скандальная женщина испытывала сильную неприязнь к своим соседям. Она использовала любой повод, чтобы с ними поругаться. Как-то раз, из-за какого-то пустяка, она подняла шум и так кричала, что её слышала вся улица.

Иногда она отпускала и весьма оскорбительные словечки в адрес соседа. Но тот молча ходил по своему двору, занимаясь своими делами. Вся улица поражалась его терпению.

— Как ты можешь всё это так спокойно переносить? — спрашивали его.

— Ничего, — отвечал невозмутимый сосед, — выговорится человек и успокоится.

«…Не воспрекословит, не возопиет, и никто не услышит на улицах голоса Его» (Мф. 12:19). 

 

Несуществующий клад

Один человек страстно мечтал найти клад и разбогатеть. Со временем он стал думать, почему бы этому кладу не быть у него в подвале? И так уверился в этой мысли, что приступил к поискам, пока не перекопал весь подвал. Потом он сильно сокрушался. Когда ему говорили, что нужно забыть об этом несуществующем кладе, он отвечал:

— Но откуда же я взял, что у меня есть клад? Если бы его не было, я бы не стал его искать. Я просто чувствую, что он где-то здесь.

До конца жизни этого человека никто не смог разуверить в тщетности его поисков.

«Подлинно, совершенная суета — всякий человек живущий.» (Пс. 38:6). 

 

Новая жизнь

Святой Антоний жил в пустыне, когда к нему приблизился молодой человек.

— Отец, я продал всё, что мне принадлежало, и отдал выручку беднякам. Я сохранил только несколько вещей, который могли бы помочь мне выжить здесь. Я хотел попросить вас показать мне путь к спасению.

Святой Антоний попросил парня продать несколько вещей, который он сохранил, и на вырученные деньги купить немного мяса в городе. Когда он вернётся, он должен привязать мясо к своему телу. Молодой человек сделал, как ему было сказано. По возвращении его атаковали собаки и соколы, которые хотели мяса.

— Я вернулся, — сообщил молодой человек, показав отцу своё раненое тело и разорванную одежду.

— Тех, кто вступает на новоё направление и хочет сохранить немного старой жизни, их собственное прошлое разрывает на части, — сказал святой. 

 

Новая келья аввы Агафона

Поведали об авве Агафоне, что он в течение долгого времени занимался с учениками своими построением себе кельи. Не прошло ещё и недели после завершения строительства, как авва увидел на месте что-то вредное для души и сказал ученикам своим то, что Господь сказал апостолам:

— «Встаньте, пойдём отсюда» (Иоанна 14:31).

Ученики очень огорчились и сказали старцу:

— Если у тебя было намерение переселиться отсюда, то зачем мы подверглись такому труду, строя келью долгое время? И люди начнут соблазняться на нас, начнут говорить: «Вот они опять переселяются! Не могут ужиться на одном месте!»

Старец отвечал:

— Если переселение наше послужит соблазном для одних, то для других оно послужит назиданием. Найдутся и такие, которые скажут: «Блаженны эти иноки, переселившиеся ради Бога и презревшие свою собственность ради него». Я решительно говорю вам, что немедленно иду. Кто хочет, пусть идёт, а кто не хочет, пусть остаётся.

Ученики пали к ногам его, прося, чтоб он согласился взять их с собою. 

 

Новые постояльцы ада

Когда Сын Божий был распят на кресте и умер, он попал прямо в ад и освободил всех грешников, которых подвергали пыткам.

дьявол заплакал, испугавшись, что в ад больше никто не попадёт. Тогда Бог сказал ему:

— Не переживай. Я пришлю тебе тех, кто в праведном гневе обрушивается с проклятьями на грешников. И снова в аду будет тесно, пока я не вернусь. 

 

Ночь в лесу

Однажды летом юноша шёл через лес. До своего дома добраться он не успел и заночевал в лесу.

Начал накрапывать дождь. Юноша устроился под сосной и развёл костёр. Поначалу, пока горел огонь, молодой человек был спокоен. Но когда он стал засыпать, а костёр к тому времени уже догорел, ему стало не по себе: то где-то хрустнет ветка, то в вершинах сосен зашумит ветер, то из глубины леса послышатся какие-то непонятные звуки. Юноше стало казаться, что лес полон всевозможных зверей и ужасных чудовищ. Ему припомнились различные страшные истории о лесных происшествиях, и мурашки побежали по телу.

Но тут юноша подумал: «Я совершенно один в этом лесу, и, кроме меня, вокруг никого нет». Страх сразу же прошёл. А он продолжал рассуждать так: «Все эти лесные звуки естественны. Если бы это были звери, то дым от костра отпугнул бы их. Значит, это просто мои личные страхи. Если же что-то произойдёт, то тогда и будем думать, что предпринять».

Так он успокоился и заснул. Просыпаясь в темноте, он вспоминал, что ему некого и нечего бояться, потому что все страхи только в нём самом, и снова засыпал. С тех пор этот юноша никогда не боялся ночевать в лесу один.

«Но кто вникнет в закон совершенный, [закон] свободы, и пребудет в нём, тот, будучи не слушателем забывчивым, но исполнителем дела, блажен будет в своем действии.» (Иак. 1:25). 

 

Нужда в советах

Пришли как-то к преподобному Антонию несколько иноков, прося его дать им совет для спасения души. Он им сказал:

— Вы ведь знаете, чему учит нас Христос в Евангелии. Этого для вас достаточно.

Но так как они продолжали настаивать на том, чтобы он преподал им какое-нибудь наставление, он им сказал:

— Исполняйте, что заповедал Спаситель: «Если ударят тебя по правой щеке, подставь левую».

Они ответили, что не имеют достаточно сил для того.

— Если и этого вы не можете сделать, — продолжал он, — то, по крайней мере, не воздавайте злом за зло.

Они объявили, что и это сверх их сил. Тогда преподобный, обернувшись к своему ученику, сказал ему:

— Пойди, приготовь им чего-нибудь поесть: я вижу, что они весьма слабы.

А им сказал:

— Если вы не можете исполнить ничего из сказанного мной, то что же сказать мне вам ещё? Вы скорее нуждаетесь в молитвах, которые бы помогли вашей слабости, чем в каких-нибудь советах. 

 

Оба слушают

Один старик часами неподвижно сидел в углу церкви. Однажды церковник спросил его, что говорит ему Бог.

— Бог ничего не говорит. Он только слушает, — последовал ответ.

— Хорошо, тогда о чем ты говоришь Ему?

— Я тоже ничего не говорю. Я только слушаю. 

 

Огонь от светильника

Был один трудолюбивый старец в Скиту, который утруждал себя телесно, но был рассеянным в своих помыслах. Он пришёл к авве Иоанну Колову и спросил его о забывчивости. И услышал слово от него, и вернулся в свою келью, но забыл, что авва Иоанн сказал ему. Он пошёл снова спросить его и услышал от него слово. Он вернулся в свою келью и снова забыл слово. И таким образом многократно уходя, терял слышанное по своей забывчивости. После этого, ещё встретившись со старцем, сказал:

— Знаешь, авва, я опять забыл, что ты мне говорил. Но чтобы не беспокоить тебя, я не приходил.

Авва Иоанн сказал ему:

— Пойди, зажги светильник.

И он зажёг. И сказал ему ещё авва:

— Принеси другие светильники и зажги от него.

Он сделал так. И говорит авва Иоанн старцу:

—Неужели терпит что-нибудь светильник, когда от него зажигают другие светильники?

Тот ответил:

—Нет.

Авва на это сказал:

—Так и Иоанн. Хотя бы весь Скит ходил ко мне, не воспрепятствовал бы мне в благодати Божией. Потому, когда хочешь, приходи, нисколько не рассуждая. 

 

Один в доме

Пятилетний мальчик боялся оставаться один в доме. Когда родители уходили по своим делам, тогда в комнатах всё как будто оживало. Мальчика пугал внезапный бой часов, шорох веток об оконное стекло, шум ветра на чердаке. Ему всё казалось, что по комнатам кто-то ходит, хотя это было лишь тихое тиканье настольных часов.

Когда родители возвращались домой, мальчик рассказывал, как ему было страшно без них.

— Не пугайся, сынок, — говорил ему отец. — Тебе в доме совершенно нечего бояться.

— Знаю, папа, — отвечал малыш. — А всё равно страшно.

«Мужайтесь, и да укрепляется сердце ваше, все надеющиеся на Господа!» (Пс. 30:25

 

Один миг в вечности

Жил один царь, который часто размышлял о вечности, но никак не мог понять её. Однажды ему донесли, что некий мальчик-пастух может давать удивительно разумные ответы на все мудрёные вопросы.

Царь позвал мальчика и спросил:

— Скажи мне, дитя моё, как долго продолжается один миг в вечности?

Мальчик подумал и ответил:

— В одной стране, государь, есть гора из чистого адаманта, имеющая семь вёрст в ширину, семь вёрст в длину и семь вёрст в вышину. К этой горе один раз через каждые сто лет прилетает маленькая птичка и точит о неё свой крохотный клюв. Когда птичка источит своим клювом всю эту гору, тогда и пройдёт один миг в вечности. 

 

Озеро с живой водой

Как-то охотник из горного села заблудился в горах. Выбираясь из глубокого ущелья, он оступился и стремглав полетел вниз, но не разбился, потому что упал в озеро. Вода неизвестного озера была живая. Однако охотник не знал этого, а плавать не умел. Вынырнув и наглотавшись воды, он стал звать на помощь:

— Помогите! Тону! Погибаю!

Но охотник не утонул, так как вода поддерживала его, и не погиб, потому что вода была живая. Кое-как он выбрался на берег и увидел на скале надпись: «Вода этого озера живая. Тот, кто отведает воды из озера, будет жить долго, но навсегда забудет дорогу сюда». Охотник выбрался из ущелья, добрался домой и, хотя обрёл долгую жизнь, никому не мог рассказать, где находится озеро с живой водой.

«А я, как глухой, не слышу, и как немой, который не открывает уст своих» (Пс. 37:14). 

 

Орудия дьявола

Много лет назад дьявол решил продать все инструменты своего ремесла. Он аккуратно выставил их в стеклянной витрине на всеобщее обозрение. Что это была за коллекция! Здесь был блестящий кинжал Зависти, а рядом с ним красовался молот Гнева. На другой полке лежал лук Страсти, а рядом с ним живописно разместились отравленные стрелы Чревоугодия Вожделения и Ревности. На отдельном стенде был выставлен огромный набор сетей Лжи. Ещё там были орудия Уныния, Сребролюбия и Ненависти. Все они были прекрасно представлены и снабжены ярлыками с названием и ценой.

А на самой красивой полке, отдельно ото всех остальных инструментов, лежал маленький, неказистый и довольно потрёпанный на вид деревянный клинышек, на котором висел ярлык «Гордость». На удивление, цена этого инструмента была выше, чем всех остальных вместе взятых.

Один прохожий спросил дьявола, почему он так дорого ценит этот странный клинышек, и он ответил:

— Я действительно ценю его выше всех, потому что это единственный инструмент в моём арсенале, на который я могу положиться, если все остальные окажутся бессильными.

И он с нежностью погладил деревянный клинышек.

— Если мне удаётся вбить этот клинышек в голову человека, — продолжал дьявол, — он открывает двери и для всех остальных инструментов. 

 

Ослепление

 Мастер лежал в предсмертном забытьи. Время от времени он приходил в себя и видел рядом своего любимого ученика.

— Ты почему не отходишь от меня? — спросил он.

— Я не могу, учитель.

— Почему?

— Потому что ты — свет моей жизни.

Мастер вздохнул.

— Неужели я так ослепил тебя, сын мой, что ты отказываешься видеть свой собственный свет?

 

Остался цел

Собаки, охраняющие в горах отары овец, очень свирепы и имеют устрашающий вид. Поэтому прохожие предпочитают держаться подальше от них.

Случилось так, что один человек не заметил, что в лощине пасётся отара. А когда увидел овец, то было уже поздно. К нему, рассыпаясь полукругом, неслась стая разъярённых собак. Убегать было уже поздно и путник от растерянности просто сел на землю, решив — будь что будет. Но собаки, добежав до своей цели, совершенно неожиданно для этого человека, не бросились на него, а уселись вокруг него на небольшом расстоянии и не нападали, хотя и были разъярены. Как только путник шевелился, собаки готовы были кинуться на него, поэтому он предпочёл не двигаться. Тут подоспели чабаны, отогнали собак и удивились тому, что этот человек невредим.

— Ты правильно сделал, что сидел и не шевелился. Только поэтому и остался цел, — сказали ему чабаны.

«Блажен человек, который переносит искушение, потому что, быв испытан, он получит венец жизни, который обещал Господь любящим Его.» (Иак. 1:12). 

 

Ответ Иисуса

Несколько евреев поносили однажды Иисуса, когда он проходил по их кварталу. Но он отвечал вознесением молитв во благо их.

Некто спросил его:

— Ты молился за этих людей, разве ты не испытывал к ним гнева?

Он отвечал:

— Я могу тратить только то, что есть у меня в кошельке. 

 

Ответы оптинского монаха

Как-то к оптинскому иеросхимонаху Анатолию (Зерцалову) пришла женщина и попросила у него благословения жить одной, чтобы без помех поститься, молиться и спать на голых досках. Старец сказал ей:

— Ты знаешь, лукавые не есть, не пьёт и не спит, а всё в бездне живёт, потому что у него нет смирения. Покоряйся во всём воле Божией — вот тебе и подвиг; смиряйся перед всеми, укоряй себя во всём, неси с благодарением болезни и скорби — это выше всяких подвигов!

Другой своей духовной дочери, попросившей у него благословение на приобретение Евангелия и Псалтири, преподобный Анатолий посоветовал:

— Купить купи, но, главное, неленостно исполняй послушание, смиряйся и всё терпи. Это будет выше поста и молитвы. 

 

Отец знает всё!

Был день рождения священника, главы прихода. С поздравлениями и подарками к нему пришли дети. Святой отец взял красиво обёрнутый свёрток у маленькой Мэри и воскликнул:

— Ах! Вижу ты принесла мне книгу. — (У папы Мэри был книжный магазин.)

— Откуда вы знаете?

— Отец знает всё!

— А ты, Томми, принёс мне свитер, — сказал священник, взяв свёрток у Томми. (Папа Томми торговал шерстяными изделиями.)

— Точно! Откуда вы это знаете?

— Ах! Отец знает всё!

Так продолжалось и дальше, до тех пор, пока он не взял подарок Бобби. Обёрточная бумага была мокрой. (Папа Бобби торговал винами и ликёрами.) Поэтому священник сказал:

— Вижу, ты принёс мне бутылочку шотландского виски и разлил немного!

— Неправильно, — ответил мальчик, — это не виски.

— Ну, тогда, наверное, бутылка рома.

— Опять неправильно.

Пальцы священника были влажными. Он сунул один в рот, но это ему не помогло.

— Это джин?

— А вот и нет! — ответил Бобби. — Я принёс вам щенка! 

 

Отец, Сын и Дух Святой

жды магометанские или сарацинские учёные спросили святого Кирилла, брата святого Мефодия, кои братья были просветителями славян и изобретателями славянской азбуки — кириллицы:

— Как вы, христиане, единого Бога разделяете на три Бога? У вас есть Отец, Сын и Дух Святой?

— Не злословьте против пресвятой Троицы, — отвечал святой Кирилл. — Отец, и Сын, и Дух Святой суть три Лица — Существо же едино. Посмотрите на солнце, от Бога в образе святой Троицы на небе поставленное; в нём три вещи: круг, сияние и теплота; также и в пресвятой Троице — Отец, Сын и Дух Святой. Солнечный круг есть подобие Бога Отца, ибо как круг не имеет ни начала, ни конца, так и Бог есть безначален; и как от круга солнечного происходит сияние и теплота, так и от Бога Отца рождается Сын и исходит Дух Святой. Сияние — подобие Бога Сына, от Отца рождённого и весь мир Евангелием просветившего; а теплота солнечная, происходящая от того же круга вместе с сиянием, есть подобие Бога Духа Святого, который от того же Отца исходит предвечно. 

 

Отказ больного

Два человека спорили о том, как бы отреагировал Иисус, если бы он сказал больному: «Встань, возьми постель твою и иди в дом твой!», а тот бы ответил: «Но я не хочу!».

В конце концов, один из них сказал, что сначала Иисус бы, наверное, помолчал. А потом повернулся бы к своим апостолам и сказал:

— Он чтит Бога больше, чем я. 

 

Откуда в мире зло?

— Как Мастер объясняет существование зла в мире? — спросил посетитель.

Один из учеников ответил:

— Никак не объясняет. Он слишком занят, чтобы заниматься ещё и этим.

Другой ученик добавил:

— Люди либо постоянно борются с миром, либо изнывают в нём от скуки. Мастер находит мир изумительным, удивительным, непостижимым — он просто восхищён им. 

 

Отражение кувшина

Один сельский шутник на ветку высокой ольхи, стоящей на берегу реки, повесил кувшин. Односельчане, которые часто приходили туда рыбачить, увидели в воде отражение кувшина и начали рассказывать в селе, что на дне реки лежит кувшин с золотом. Многие ныряли в воду, пытались достать кувшин, но, увы, не могли отыскать его на дне, хотя отчётливо видели этот кувшин с берега.

Как-то мимо проходил путник и, увидев их тщетные старания, спросил:

— Что вы там ищете?

Сельчане объяснили ему, что они ищут кувшин с золотом. Путник, улыбнувшись, сказал:

— Этот кувшин висит у вас над головой, а вы ищете его на дне реки.

«Ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше…» (Мф. 6:21). 

 

Отречение ради Истины

Прочитал человек одну мудрую книгу и ради Истины решил оставить и свой ветхий домишко, и бедный городок, и скудную зарплату. Хотя очень жалко ему было всё бросать… И очутился он в огромном красивом доме, вокруг которого, насколько хватало взгляда, простирались прекрасные сады. Здесь жили такие же, как он, люди, оставившие всё в этом мире. Сравнил он свою прежнюю жизнь с новой, и очень уж ему понравилось жить хорошо.

Прошло время, он подумал-подумал и решил оставить и эту жизнь. Вся земля стала его домом, все её просторы — его садом, и все нетленные блага перешли в его владение. Но тут человек не удержался — возомнил о себе, возгордился. И в тот же миг вновь очутился в своём ветхом домишке с бедным огородом. Скорбь охватила его сердце, но потом он успокоился, поразмыслил и сказал сам себе: «А всё-таки самое главное я понял: вся беда — в гордости. Надо было первой её оставить».

«Ты укротил гордых…» (Пс. 118:21). 

 

Отцовские наставлени

Подросток познакомился с компанией сверстников, показавшейся ему куда более интересной, чем общение с отцом, который то и дело давал ему различные наставления. Среди таких же, как он, подростков ему было очень весело. Но понемногу юноша стал замечать, что все интересы этой компании достаточно примитивны, а веселье всегда довольно-таки однообразно.

Он вспомнил наставления отца и увидел в них опредёленный смысл. Ему захотелось поделиться своим открытием с новыми друзьями, но те подняли его на смех:

— Живи весело, — сказали они. — Родители уже отжили своё, их поучения нам надоели.

— Может быть, их слова иногда и скучны, — возразил юноша, — но то, что они полезны и в горе, и в радости, я теперь твёрдо знаю.

Он вернулся к отцу и стал относиться к нему с ещё большим уважением и любовью, чем раньше.

«Тогда Иисус сказал ученикам Своим: если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною…» (Мф. 16:24). 

 

Отшельник, достигший предела

Отшельник, живя в лесу, однажды возмечтал о том, чтобы приобрести какие-либо чудесные способности. Он преумножил свои подвиги и получил способность исцелять все болезни и воскрешать мёртвых. Но ему захотелось большего. Отшельник ещё упорнее начал подвизаться и получил прозорливость — он знал всё о любом человеке и любом событии в мире. Интерес отшельника к чудесным способностям возрос ещё больше, и он снова и снова увеличивал свои подвиги. Он получил способность летать по воздуху и становиться невидимым.

«Интересно, а что же дальше?» — подумал отшельник. Его усердие к подвижничеству, казалось, не знало предела. Но однажды он неожиданно почувствовал, что все его чудесные способности исчезли, и он снова стал таким же, как раньше. «Снова то же самое?» — изумился отшельник. И услышал голос: «Да, то же самое. Ведь ты не умеешь пользоваться даже этим».

«Итак мы, приемля царство непоколебимое, будем хранить благодать, которою будем служить благоугодно Богу, с благоговением и страхом…» (Евр. 12:28). 

 

Ошибка

 Молодой монах принял постриг, и в монастыре первым его заданием было помогать остальным монахам переписывать от руки церковные уложения, псалмы и законы.

Поработав так неделю, монах обратил внимание, что все переписывают эти материалы с предыдущей копии, а не с оригинала. Удивившись этому, он обратился к отцу-настоятелю:

— Падре, ведь, если кто-то допустил ошибку в первой копии, она же будет повторяться вечно, и её никак не исправить, ибо не с чем сравнить!

— Сын мой, — ответил отец-настоятель, — вообще-то мы так делали столетиями. Но, в принципе, в твоих рассуждениях что-то есть!

И с этими словами он спустился в подземелья, где в огромных сундуках хранились первоисточники, столетиями же не открывавшиеся. И пропал.

Когда прошли почти сутки со времени его исчезновения, обеспокоенный монах спустился в те же подвалы на поиски святого отца. Он нашёл его сразу. Тот сидел перед громадным раскрытым томом из телячьей кожи, бился головой об острые камни подземелья и что-то нечленораздельно мычал. По покрытому грязью и ссадинами лицу его текла кровь, волосы спутались, и взгляд был безумным.

— Что с вами, святой отец? — вскричал потрясённый юноша. — Что случилось?

— Celebrate*, — простонал отец-настоятель, — слово было: «celebrate» а не «celibate»**!

 

Первый шаг

Человек решил посетить отшельника, который жил недалеко от монастыря в Сцете. Он долго бродил по пустыне, пока, наконец, не обнаружил его.

— Мне нужно знать, какой первый шаг должен быть сделан по пути духовного развития, — сказал он.

Отшельник подвёл человека к небольшому колодцу и сказал ему, чтобы он посмотрел на своё отражение в воде. Человек попытался это сделать, но отшельник начал бросать в воду камни, и по воде пошла рябь.

— Я не увижу в воде своё лицо, если ты будешь продолжать бросать камни.

— Подобно тому, как невозможно человеку видеть своё лицо в беспокойных водах, так же невозможно искать Бога, если ум озабочен поиском и страхом неудачи, — сообщил монах. — Это и есть первый шаг. 

 

Переселения четы воробьёв

Семейство воробьёв жило под кровлей дома. К весне в их гнёздышке стало жарко, и непоседливый воробей предложил своей супруге занять пустой скворечник. Та возразила, сказав, что скворечник чужой, и что скоро вернутся его хозяева. Но воробей её не послушал, и они поселились в скворечнике. Но жить им там пришлось недолго. Вскоре прилетели скворцы и выгнали их.

Воробей вспомнил о дупле в старом клёне, но заглянув внутрь, они увидели там спящую сову и поспешили унести оттуда ноги. Однако воробей не сдавался. Он решил занять старое гнездо ласточек, не обращая внимания на причитания супруги, что скоро и сюда прилетят прежние хозяева, и будет новый скандал. Так и случилось: ласточки выгнали их из своего гнезда с большим шумом.

— Знаешь что, — сказала тогда воробьиха, — лучше жить в своём гнезде, хоть в нём и жарко. Но во всём мире только оно одно — наше.

«…Направляет кротких к правде, и научает кротких путям Своим» (Пс. 24:9). 

 

Пещера со сталактитами

Юноша нашёл в горах пещеру с очень красивыми, но хрупкими сталактитами. От радости он воскликнул:

— Да это же просто чудо!

Вдруг камни пещеры от звука его голоса зашатались, а некоторые даже поползли вниз, но каким-то чудом обвала не произошло. Юноша понял, что еще одно слово — и свод пещеры рухнет. Он тотчас ушёл, но поделился своим открытием с другом, и тот тоже захотел полюбоваться пещерой.

— Только ни слова! — предупредил его юноша.

Когда его спутник увидел сталактиты, он не удержался и прошептал:

— Вот это да!

Но тут посыпались камни, раздался грохот, поднялась пыль, и друзья едва успели выскочить из пещеры, красота которой навсегда исчезала у них на глазах.

«Итак, наблюдайте, как вы слушаете: ибо, кто имеет, тому дано будет, а кто не имеет, у того отнимется и то, что он думает иметь.» (Лк. 8:18

 

Платан

Перед домом, на улице, рос большой, широко раскинувший свои ветви платан. Часто прохожие хвалили его:

— Какой красавец. Какой пышный платан. Какую большую и густую тень он даёт. Как хорошо отдыхать под ним в жару.

Раздавались и другие голоса:

— Сколько листьев осенью от этого дерева, а зимой, к тому же, с него падают ветки, и всё это нужно убирать.

А платан не становился от этого ни больше, ни меньше. Он всегда оставался одним и тем же.

«Всякое даяние доброе и всякий дар совершенный нисходит свыше, от Отца светов, у Которого нет изменения и ни тени перемены.» (Иак. 1:17). 

 

По труду и награда

Однажды авва Исаия пришёл на гумно и сказал хозяину земли:

— Дай мне пшеницы!

— А жал ли ты, авва? — спросил его владелец.

— Нет, отвечал старец.

Владелец удивился:

— Как же ты хочешь получить пшеницы, когда ты не жал?

На это старец сказал:

— Разве не получает пшеницы тот, кто не жал?

— Нет, не получает, — стоял на своём хозяин.

Выслушав этот ответ, старец ушёл с гумна. Братья, которые были свидетелями этого поступка, поклонились авве и попросили объяснить им его поступок.

Старец сказал им:

— Я сделал это с целью показать, что не получит от Бога награды тот, кто не будет прилагать для этого усилия. 

 

Поверь!

Однажды атеист прогуливался вдоль обрыва, поскользнулся и упал вниз. Падая, ему удалось схватиться за ветку маленького дерева, росшего из расщелины в скале. Вися на ветке, раскачиваясь на холодном ветру, он понял всю безнадёжность своего положения: внизу были замшелые валуны, а способа подняться наверх не было. Его руки, держащиеся за ветку, ослабели.

«Ну, — подумал он, — только один Бог может спасти меня сейчас. Я никогда не верил в Бога, но я, должно быть, ошибался. Что я теряю?» Поэтому он позвал:

— Боже! Если ты существуешь, спаси меня, и я буду верить в тебя!

Ответа не было. Он позвал снова:

— Пожалуйста, Боже! Я никогда не верил в тебя, но если ты спасёшь меня сейчас, я с сего момента буду верить в тебя.

Вдруг Великий Глас раздался с облаков:

— О нет, ты не будешь! Я знаю таких, как ты!

Человек так удивился, что чуть было не выпустил ветку.

— Пожалуйста, Боже! Ты ошибаешься! Я на самом деле думаю так! Я буду верить!

— О нет, ты не будешь верить! Все вы так говорите.

Человек умолял и убеждал. Наконец Бог сказал:

— Ну хорошо. Я спасу тебя. Отпусти ветку.

— Отпустить ветку?! — воскликнул человек. — Не думаешь ли ты, что я сумасшедший? 

 

Подарок аввы Агафона

Однажды братья в присутствии аввы Иосифа начали разговор о любви. Старец сказал:

— Мы не знаем, что такое любовь. Вот образец любви: у аввы Агафона был ножик, необходимый ему для рукоделия. Пришёл к нему брат и, увидев ножик, похвалил эту вещь. Авва Агафон немедленно начал упрашивать брата, чтоб он принял ножик в подарок, и не дал брату выйти из келии, пока ни уговорил его принять понравившуюся ему вещь.

Комментарий Игнатия Брянчанинова

Надо принять в соображение, какого труда стоило вновь приобрести в глубокой пустыне орудие, необходимое для рукоделия, составлявшего и часть келейного подвига, и единственное средство к содержанию себя. При таком только соображении можно оценить должным образом поступок старца, строго внимательного к себе, дорожившего своим безмолвием. 

 

Подвиг молитвы

Братья спросили авву Агафона:

— Какой подвиг в монашеском жительстве труднее прочих?

Он отвечал:

— Простите меня! Полагаю, что подвиг молитвы труднее всех прочих подвигов. Когда человек захочет излить пред Богом молитву свою, тогда враги, демоны, спешат воспрепятствовать молитве, зная, что никакой подвиг не опасен для них настолько, насколько опасна молитва, принесённая Богу от всей души. Во всяком другом подвиге, который возложит на себя посвятившийся монашескому жительству, хотя бы он нёс этот подвиг настойчиво и постоянно, стяжает и имеет некоторое упокоение; но молитва до последнего издыхания сопряжена с трудом тяжкой борьбы. 

 

Поездка на Красную площадь

Отец взял с собой маленького сына посмотреть Кремль и Красную площадь. Они всё осмотрели и вечером, усталые, вернулись домой.

Мать спросила малыша:

— Ну как, сынок, понравился тебе Кремль?

— Понравился.

— А Красная площадь?

— И Красная площадь.

— А ты можешь мне рассказать, что ты чувствовал?

— Конечно! — ответил мальчик. — Я всё время чувствовал папину руку, потому что боялся потеряться.

«Иисус, видя, что он разумно отвечал, сказал ему: недалеко ты от Царствия Божия» (Мк. 12:34). 

 

Поиск того, чего нет на земле

Отважный юноша стремился найти для себя что-то такое, чего нет на земле, но чтобы его находка была полезна ему и людям. Он повстречал в далёких горах седого отшельника и спросил его, осуществима ли эта мечта.

— Это возможно, — ответил отшельник, — если ты последуешь моему совету. Сейчас ты войдёшь в пещеру. Тебе предстоит пройти серьёзное испытание. На все вопросы, которые тебе будут задавать, ты должен отвечать: «нет». А когда услышишь главный вопрос, тогда ответь: «да». Если ошибёшься — погибнешь.

Они подошли к пещере. Там никого не было. Но как только юноша вошёл внутрь, тут же раздался громоподобный властный голос:

— Хочешь вечную молодость?

— Нет! — слегка смутившись, ответил юноша.

— Хочешь в жёны самую прекрасную девушку на свете?

— Нет! — смутившись ещё больше, неуверенно ответил юноша.

— Хочешь стать знаменитым полководцем?

— Нет! — уже твёрже ответил юноша.

— Хочешь чтобы все богатства земли были твоими?

— Нет! — непреклонно ответил юноша.

— Хочешь умереть ради того, чего нет на земле?

— Да! — спокойно ответил молодой человек.

Земля задрожала и послышалось медленно удаляющееся глухое стенание:

— Ты победил меня, о человек, и отныне я ухожу от людей…

Юноша оглянулся вокруг: не стало ни пещеры, ни старого отшельника. Его окружали счастливые молодые люди.

— А что это было и ушло? — спросил юноша.

— Смерть! — ответили ему.

«…Ибо жизнь явилась, и мы видели и свидетельствуем, и возвещаем вам сию вечную жизнь, которая была у Отца и явилась нам…» (1Ин. 1:2). 

 

Поиски молотка

Отец с сыном работают во дворе.

Отец говорит:

— Сынок, пойди в мастерскую, принеси молоток побольше.

Сын уходит и долго не возвращается.

Отец кричит ему:

— Где же молоток?

— Я его не вижу, папа! — отвечает сын.

— Так переверни там всё и найди! — советует отец.

Опять долгое молчание.

Наконец отец снова окликает сына:

— Когда же ты молоток принесёшь?

Сын выходит, весь перепачканный, из мастерской и говорит:

— Папа, я всё перевернул, а молотка не нашёл.

Оба идут в мастерскую: там действительно всё вверх дном.

Отец удручённо говорит:

— Да вот же он, молоток, на стене висит! А ты здесь и вправду всё перевернул…

— Но ведь ты так велел, — ответил сын.

«Ибо знаю, что не живёт во мне, то есть в плоти моей, доброе; потому что желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу» (Рим. 7:18). 

 

Покажи Бога

Язычник спрашивает святого Феофила:

— Покажи мне своего Бога.

— Покажи мне твоего человека, и я покажу моего Бога. Покажи, что очи души твоей видят и уши сердца твоего слышат, — отвечает тот. 

 

Поклон священника

Встретил один человек своего знакомого, который раньше был заядлым пьяницей и дебоширом. Смотрит на него, а он изменился: выглядит прилично, опрятно одет, в глазах свет. Поинтересовался он у знакомого о его жизни, а тот и рассказал, что его сын стал священником. Человек удивился: «Сын такого отца посвятил свою жизнь служению Богу!» А знакомый, продолжая говорить, сказал, что через сына сам пришёл к вере и в корне изменил свою непутёвую жизнь.

— Как такое могло случиться? — изумился человек.

— Однажды, — рассказал бывший пьяница, — изругал я своего сына последними словами. А он мне в ответ поклонился и попросил прощения. От этого поступка сына во мне душа перевернулась. Не мог я себе представить, что он, священник, у меня, подонка, когда-нибудь прощения будет просить! Я ему всё детство искалечил, а он у меня прощения просит! С тех пор со мной что-то произошло. Бросил я пить и гулять. В Бога поверил. Другим человеком стал. 

 

Полнота понимания мира

Однажды старец и его ученик вошли в ворота большого города, чтобы рассказать о христианской вере.

Один христианин, житель этого города, подошёл к нему и сказал:

— Отче, вряд ли нужны жителям этого города твои проповеди. Жители эти тяжелы сердцем и сопротивляются слову истины. Они совсем не хотят учиться. Не трать своё время на них.

Старец посмотрел на него и сказал:

— Ты прав.

Несколько минут спустя подошёл к старцу другой христианин и сказал:

— Отче, не сомневайся: ты будешь радушно принят в этом прекрасном городе. Люди ждут тебя и надеются услышать драгоценные слова Евангельского учения, исходящие из твоих уст. Они истосковались по знанию и готовы к служению. Их сердца и умы открыты для тебя.

Старец посмотрел на него и сказал:

— Ты прав.

Ученик не выдержал и спросил старца:

— Отче, объясни мне, как ты и одному, и другому сказал одни и те же слова, хотя говорили они тебе совершенно противоположные вещи.

Старец сказал ученику:

— Ты прав. Но ты наверняка заметил, что оба человека изрекали истину, соответствующую их пониманию мира. Первый во всём видит только плохое, второй ищет хорошее. Оба воспринимают мир таким, каким они ожидают его увидеть. Каждый из них исходит из своего опыта понимания этого мира. Ни один из них не солгал. Они оба сказали правду. Только не всю. 

 

Польза христианства

Один богатый путешественник из Европы прибыл на далёкий остров в Океании. Там он встретился с местным начальником и спросил его:

— Я вижу вон там, за пальмами, колокольню с крестом. Значит, вы здесь все христиане, да?

— Да, — ответил его собеседник, — ещё с начала прошлого века, когда здесь появились миссионеры, которые и крестили островитян.

— Нашли кому верить — миссионерам! — засмеялся гость из Европы. — Эта публика морочит людям головы с целью разбогатеть за их счёт. Библия — занятная книга, но она давно устарела, а Иисус Христос — просто сказка! Современный человек не верит всему этому!

Тогда островитянин заметил:

— Ты видишь вон тот большой камень? Наши предки разбивали на нём головы тем, кто приплывал к нам на больших кораблях из далёких стран. Видишь рядом остатки печи? Там жарилось человеческое мясо… Как ты думаешь, если бы мы не стали христианами, удалось бы тебе остаться в живых, да ещё и смеяться над тем, что мы верим в Иисуса Христа? 

 

Полярная звезда

Мальчик попросил отца показать ему Полярную звезду. Вечером отец объяснил сыну, как её искать, показал её на небе и спросил, запомнил ли сын его объяснения.

— Да, папа, — ответил мальчик.

Через некоторое время он снова пришёл к отцу и сказал, что не может отыскать Полярную звезду среди других звёзд.

— Запомни, сынок, — начал объяснять мальчику отец, — эта звезда всегда находится на одном и том же месте, а все остальные звёзды движутся вокруг неё. По этому признаку ты всегда сможешь легко отличить её от других.

Закончив свои дела, отец вышел во двор к сыну, который внимательно вглядывался в ночное небо.

— Папа, вот она? — указал рукой на звезду мальчик.

— Да, сынок. А почему ты спрашиваешь?

— Потому что ещё не совсем уверен, что это именно она.

— Когда ты привыкнешь быстро находить Полярную звезду, малыш, — улыбнулся отец, — тогда ты уже никогда не будешь сомневаться в том, она это или нет.

«Царство Моё не от мира сего…» (Ин. 18:36). 

 

Помощь в покаянии

Один из братьев впал в тяжкий грех. Он пришёл к авве Аммону и сказал тому:

— Я впал в такое-то согрешение и не имею сил для покаяния. Я оставляю монашество и иду в мир.

Тогда старец уговорил брата остаться в монашестве, обещая принять на себя труд покаяния во грехе его пред Богом. Взяв на себя грех брата, старец начал приносить покаяние в этом грехе.

Только один день он пребыл в покаянии, как последовало откровение от Бога, что грех прощён брату ради любви старца. 

 

Поношения как благословения

В далёкие времена христианка попала на необитаемый остров, где сорок лет провела в подвигах поста и молитвы, терпя различные лишения. Наконец к острову пристал корабль, и она вернулась на материк.

Придя к одному из великих подвижников, женщина поведала ему про свои отшельнические подвиги. Внимательно выслушав её, старец спросил:

— А можешь ли ты принимать поношения от людей, как благословения?

— Нет, отче, — смущённо ответила христианка.

— Тогда ты ничего не приобрела за все сорок лет своих подвигов, — сделал неутешительный вывод старец. 

 

Последние слова Святого Франциска

Франциск Ассизский собрался покинуть этот мир. Вокруг него столпились ученики, чтобы проститься и получить напутствие.

Последние слова человека всегда более значительные, чем всё, сказанное им прежде. Поэтому ученики ждали этих слов от Мастера. Но то, что они услышали, было так неожиданно!

Святой Франциск велел привести своего ослика и обратился к нему:

— Брат мой, ослик. Я в неоплатном долгу перед тобой. Ты перевозил меня с места на место, никогда не сердясь на меня и не жалуясь на свою тяжёлую долю. Прежде, чем покинуть этот мир, я хотел бы получить от тебя прощение: прости меня, я сделал тебе так мало добра. 

 

Правду с Ложью не найдёшь

Услышал человек, что есть на свете Правда. Пошёл её искать. Видит — идёт ему навстречу Ложь.

— Куда, человек, путь держишь? — спрашивает.

— Иду Правду искать.

— Вот хорошо, — говорит Ложь. — Я тоже хочу хоть раз её увидеть, а то никогда не встречала. Пойдём вместе!

Пришли они в один город, спрашивают:

— Правда здесь есть?

— Была, да ушла только что. Куда — не знаем.

Пошли человек и Ложь дальше. Пришли в другой город, снова спрашивают:

— Была здесь Правда?

— Была, была, — отвечают. — Где-то здесь неподалёку ходит. А кто это с тобой? — спрашивают.

— Это — Ложь, — отвечает человек.

— Да кто же может Правду вместе с Ложью найти? — удивляются люди, — Ты Ложь-то прогони.

— И то верно, — говорит человек.

Прогнал он от себя Ложь, смотрит, а к нему уже Правда сама навстречу идёт.

— Здравствуй, — говорит, — добрый человек.

Вот чудеса-то!

«…Веруйте в свет, да будете сынами света» (Ин. 13:36). 

 

Правила и любовь

В монастыре существовал определённый свод правил. Однако настоятель всегда выступал против тирании закона.

— Послушание поддерживает традиции, — говорил он. — Любовь знает, когда их можно нарушить. 

 

Привычка к высоте

Геолог отправился в экспедицию высоко в горы. Поначалу ему было трудно дышать и работать, к тому же его сильно утомляла бессонница. Сослуживцы успокаивали его:

— Привыкнешь к высоте — потом будет легче.

Прошло некоторое время, и приехавший освоился с высокогорьем. Он успешно работал и даже совершал небольшие путешествия. Когда ему предложили краткую поездку по делам в город, он с неохотой согласился покинуть на время высокогорье, к которому уже успел привыкнуть, и которое даже полюбил. В городе у него спросили:

— Ну как, молодой человек, нашли что-нибудь?

— Да, — ответил он, — терпение. 

 

Приезд царя

Царь со своей свитой проезжал через одно селение. Его вид и расположение понравились царю, и он повелел познакомить его с представителями местной общины. Для встречи выбрали группу крестьян.

Сынишка одного крестьянина слёзно упрашивал своего отца, взять его с собой на встречу. Отец уступил просьбе мальчика. Когда вышел царь, крестьяне опустились на колени, и он начал с ними беседовать. Мальчик дотронулся сзади до плеча отца и прошептал:

— Папа, из чего у царя сделано платье, и что это у него за шапка?

Отец осторожно оглянулся и прошептал:

— Сынок, ты только смотри и слушай. Не говори ни слова, иначе не только шапки, но и самого царя больше не увидишь.

«Дети мои! станем любить не словом или языком, но делом и истиною.» (1Ин. 3:18

 

Приём у психиатра

 Некий человек пришёл на приём к врачу-психиатру.

— Ну, как вы себя чувствуете?

— Думаю, что хорошо.

— Есть ли у вас проблемы в личной жизни?

— Думаю, что нет.

— Беспокоят ли вас отношения в семье?

— Думаю, что не беспокоят.

— Какие у вас отношения с сослуживцами?

— Думаю, что нормальные.

— Я думаю, что вам нужно серьезно задуматься о своём отношении к жизни.

— А я думаю, что в этом нет необходимости.

— Как бы вы ни думали, а я думаю, что вы ещё подумаете над моими словами, — завершил беседу психиатр.

«…Ибо огрубело сердце людей сих и ушами с трудом слышат, и глаза свои сомкнули, да не увидят глазами и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, и да не обратятся, чтобы Я исцелил их.» (Мф. 13:15)

 

Призвание монахов

В Египетской пустыне близ города Диолка в древности проживало множество монахов. Среди них своей святостью выделялся пресвитер авва Аммон.

Однажды во время литургии он увидел около жертвенника ангела, который что-то писал в раскрытой книге. Присмотревшись, пресвитер Аммон заметил, что ангел записывает имена причащающихся монахов. Имена же отсутствовавших за евхаристией вычёркивает. Подвижник подумал: «Что бы это могло означать?». Его недоумение разрешилось через три дня: все, кто отсутствовал за евхаристией, скончались.

Наверное, Господь решил, что больше незачем жить на земле христианам, забывшим своё призвание. 

 

Притязание на ничтожество

Священник и пономарь пришли в церковь помолиться. Отдавшись чувствам, священник стал бить себя в грудь, выкрикивая:

— Я — самый грешный из людей, Господи! Я не заслуживаю твоей милости! Я — пустое место, ничтожество, сжалься надо мной!

Пономарь, стоявший недалеко от священника, тоже в молитвенном экстазе стал бить себя в грудь и кричать:

— Сжалься, Господи! Я — грешник, я — ничтожество!

Священник повернулся и с надменным видом сказал:

— Вы только посмотрите на него! Он тоже притязает на ничтожество! 

 

Причащение у Иакова Эвбейского

Как-то раз один высокообразованный господин захотел причаститься в монастыре, где подвизался знаменитый греческий старец Иаков Эвбейский. Отец Иаков, своим духовным оком воззрев на душу этого человека, понял, что ему не следует причащаться, так как он был обременён многими грехами. Вечером накануне причащения старец в долгой беседе старался вразумить мужчину и расположить его сердце к покаянию. Однако этот труд оказался напрасным.

Всю ночь старец Иаков провёл без сна. Он обдумывал, как поступить с господином, желающим утром причаститься. С одной стороны, приобщить его нельзя из-за нераскаянных грехов. С другой — этот неразумный христианин отлучение от чаши воспримет как личное оскорбление и может отпасть от Церкви.

После раздумий и молитв старец решил положиться на волю Божию.

Утром за литургией господин подошёл к чаше и якобы причастился. В этот момент одному благочестивому христианину, присутствовавшему за богослужением, было откровение. Он вдруг увидел, как от лжицы со Святыми Дарами изошло необыкновенное сияние, которое затем золотым лучом через плечо священника протянулось к дискосу, стоящему на престоле. Это была частица Тайн Христовых. По воле Божией она отошла от уст недостойного причастника, чтобы причащение не вменилось ему в осуждение. 

 

Пропасть

Однажды по дороге шла толпа людей. Каждый нёс на плече свой крест. Одному человеку казалось, что его крест очень тяжёлый. Он был очень хитрым. Приотстав от всех, он зашёл в лес и отпилил часть креста. Довольный, что обхитрил всех, он их догнал и пошёл дальше. Вдруг на пути появилась пропасть. Все положили свои кресты и перешли. Хитрый же человек остался на этой стороне, так как его крест оказался коротким. 

 

Пророчество аввы Антония

Однажды некоторые ученики божественного аввы Антония, видя в пустынях бесчисленное множество монахов, прилежащих с великою ревностью по Боге и с соревнованием друг другу всем добродетелям и святым подвигам, спросили его:

— Отец! Долго ли будут продолжаться эти ревность и усердие к уединению, к нищете, к смирению, к любви, к воздержанию и ко всем прочим добродетелям, которым так тщательно прилежит всё это множество монахов, почти без исключения?

Муж Божий так отвечал им, воздыхая и проливая обильные слёзы:

— Наступит некогда время, сыны возлюбленные, в которое монахи оставят пустыни и вместо их устремятся к богатейшим городам. Там, вместо вертепов и хижин, которыми усеяна пустыня, они воздвигнут, стараясь превзойти одни других, великолепные здания, препирающиеся пышностью с царскими палатами. Вместо нищеты вкрадётся стремление к собранию богатства; смирение сердца превратится в гордость. Многие будут напыщены знанием, но чужды добрых дел, предписываемых знанием; любовь иссякнет; вместо воздержания явится угождение чреву, и многие из монахов озаботятся о доставлении себе изысканных яств не менее мирян, от которых они будут отличаться только одеждою и клобуком. Находясь посреди мира, они не устыдятся неправильно присваивать себе имя монахов и пустынников. Не престанут они величаться, говоря: «я Павлов», «а я Аполлосов» (1Кор. 1:12), — как будто вся сущность благочестия заключается в значении предшественников, как будто позволительно и справедливо хвалиться отцами, как хвалились иудеи предком своим Авраамом! Однако между монахами тех времён некоторые будут далеко лучше и совершеннее нас: потому что блаженнее тот, кто мог преступить, и не преступил, и зло сотворить, и не сотворил (Сир. 31:11), нежели тот, который увлекается к добру примером многих добрых. Так Ной, Авраам и Лот, проводившие святую жизнь посреди нечестивых, справедливо прославляются Писанием… 

 

Просвещение градоначальника

Один градоначальник написал письмо преподобному Нилу Синайскому с просьбой просветить его в христианском учении. На что преподобный Нил ответил:

— Дом души твоей от пола до самой крыши наполнен гноем, битыми черепками, нечистыми рубищами, мёртвыми костями и землёю. Поэтому как же ты упрашиваешь, чтобы я внёс и положил в духе твоём царские сосуды досточестных учений, когда внутри его вовсе не отыщется никакого праздного места. Но трезвись хотя с нынешнего дня и позаботься сколько-нибудь о себе самом. Ибо если хотя бы мало потрудишься очистить сердце своё и убрать его благолепно; то и я с готовностью окажусь послушным тебе, предложу душеполезные слова, и мысленный твой дом наполню божественными драгоценностями. 

 

Просто носи воду!

Однажды Бог доверил одному своему служителю работу. Он дал ему семена и сказал посеять их в поле. После этого служителю было поручено ежедневно носить туда воду и поливать. Каждую неделю всё поле. И человек с удовольствием взялся за дело: день за днём изо всех сил он таскал воду, чтобы к концу недели успеть полить всё поле. Он ревностно делал это много недель. Его плечи стали натруженными от коромысла. Каждый день человек возвращался домой уставшим. Поначалу он делал это с большой радостью, осознавая, что тем самым служит Богу. И предвкушал, как вот-вот из тех семян вырастут прекрасные цветы. Но прошёл май, июнь, июль, август — а поле лишь поросло сорняками. И теперь человек возвращался домой не просто изнеможённым, но с чувством, как будто день прошёл впустую.

Сатана заметил, что у человека поменялся настрой, стала проявляться подавленность, и решил поспособствовать этому. Он стал нашёптывать ему:

— Ты уже так давно носишь эту воду, а всё без толку! Зачем ты так себя убиваешь? Это ведь просто бессмысленно! Займись чем-то другим, более плодотворным.

Таким образом, он внушил человеку, что его старания бесплодны, и что он неудачник. Эти мысли отбили у человека желание продолжать порученную ему Богом работу. «Зачем так утруждаться, — думал человек, — я так долго работал на износ, а результата не видно. Лучше не буду перетруждаться, буду носить поменьше воды».

Подумав так, он всё же решил обратиться к Богу в молитве и рассказать ему о своих переживаниях:

— О Господь, я так долго и усердно служил тебе, я вкладывал все свои силы, чтобы выполнять задание, которое ты мне дал. Но до сих пор, хотя прошло столько времени, я не сумел вырастить на своём поле ни единого цветочка. Что я делаю не так? Почему у меня не получается?

Тогда Бог ответил ему с пониманием и сочувствием:

— Друг мой! Когда я предложил тебе это служение, ты с готовностью согласился. Я сказал, чтобы ты носил воду столько, сколько у тебя хватит сил — и ты делал это. Я никогда не говорил, чтобы ты во что бы то ни стало вырастил целое поле цветов. Почему же сейчас ты приходишь ко мне удручённым, думая, что ты подвёл меня? Разве это действительно так? Посмотри на себя. Ты стал таким сильным и ловким. Твои руки стали крепче, а твои ноги стали выносливыми. И благодаря постоянным усилиям ты стал сильнее, и твои возможности сегодня намного превосходят те, которые у тебя были до того, как ты начал работу. Теперь ты знаешь, как поливать, чтобы не размывать почву, и чтобы воды хватило везде, Да, ты действительно не вырастил цветов, но я ожидал от тебя в первую очередь не этого, а послушания, веры и упования на меня. И ты это делал. Я доволен тобой. И поэтому завтра на твоём поле расцветут первые цветы. Ты просто не заметил, как среди сорняков взошли их ростки с бутонами. 

 

Протри глаза

У одного человека умерла жена. Убитый горем, он забросил все дела и предался унынию. Комнаты наполнились сором и пылью. И сам хозяин принял вид совершенно опустившегося человека. Соседу стало жалко несчастного вдовца и он предложил ему хотя бы умыться.

— Для чего умываться, — возразил вдовец, — если у меня в одной комнате сплошной мусор, а в другой — пыль? Мне уже не отмыться.

— Если у тебя, в твоём доме, в одной комнате мусор, а в другой — пыль, — воскликнул сосед, — то или наведи в них порядок, или не входи туда. Ты только протри глаза и сразу увидишь, что нужно сделать.

«Если око твоё будет чисто, то всё тело твоё будет светло» (Мф. 6:22). 

 

Прощённый монах

Жил в некоем монастыре нерадивый монах: он часто опаздывал к службе, огорчал этим братьев и вынуждал гневаться игумена. Иноки роптали и даже просили настоятеля изгнать его.

И вот этот монах заболел, болезнь усиливалась, и он уже приближался к смерти. Огорчены были братья, что погибнет душа несчастного. Собрались они у одра его, чтобы облегчить предсмертные страдания своей молитвой, но что же видят они? Этот монах умирал смертью праведника. Лицо его выражало спокойствие и радость.

Когда он немного очнулся, братия спросили:

— Какое утешение получил ты от Бога? С кем ты беседовал, как с близкими родными своими?

И умирающий, собрав последние силы, отвечал:

— Братья, вы знаете, что я жил недостойно, и вот я увидел, как демоны окружили мой одр, в руках их была хартия — лист, сверху донизу исписанный моими грехами. Они приблизились ко мне, Ангел же хранитель мой стоял вдалеке и плакал. И вдруг я услышал голос с неба: «Не судите, да не судимы будете! Этот монах не осудил никого, и Я прощаю его!» — и тотчас хартия в руках демонов загорелась, и они с воплями исчезли. Подошёл ко мне Ангел и приветствовал меня, и я говорил с ним. Братья, — продолжал он, — после принятия монашества я не осудил ни одного человека! Братья, — сказал он ещё, — вы осуждали меня и осуждали справедливо, а я, грешный, не судил никого. 

 

Птица мудрости

Среди жителей одной страны существовало предание, будто где-то в горах живёт удивительная птица и, если даже самый никчёмный человек увидит её, то он обретёт мудрость и станет царём. В этой стране, в горной деревушке, жила мать со своим уже взрослым, но незадачливым сыном, у которого всё в жизни как-то не ладилось. Печалясь о его будущем, мать однажды, со вздохом, сказала ему:

— Эх, сынок, с твоим везением тебе только царём быть.

Слова матери запали глубоко в душу сына. Видя, что его преследуют неудачи, он решил отправиться на поиски волшебной птицы. Однажды в непроходимой чаще ему посчастливилось мельком её увидеть. Выбираясь на дорогу, он заметил бешено мчащуюся шестёрку коней, запряжённых в красивую карету, из которой раздавались крики о помощи. Неожиданно сухое дерево, возле которого стоял юноша, с громким треском надломилось и упало, зацепившись корявыми ветвями за упряжь лошадей и одежду молодого человека. Кони потащили его вместе с поваленным деревом по дороге, но очень скоро выбились из сил и остановились. Из кареты, бледный от страха, вышел царь со своей юной дочерью. К нему уже спешили отставшие всадники и стража. Обрадованный неожиданным спасением, царь подумал, что их спаситель — этот отважный юноша, и взял его с собой.

Во дворце, быстро освоив весь этикет, молодой человек скоро стал выделяться среди всех придворных своим блестящим умом и добротой. Его полюбила царская дочь. Вскоре состоялось их бракосочетание, на которое юноша пригласил и свою мать. Она оставила свою деревню и переехала жить во дворец.

«…Ученики Его весьма изумились и сказали: так кто же может спастись? А Иисус, воззрев, сказал им: человекам это невозможно, Богу же всё возможно» (Мф. 19:25). 

 

Пуговица

Жил один человек и жил не очень хорошо, путано. Решил взяться за ум, делать добрые дела, спасти душу. Делал их, делал, а особенного изменения к лучшему в себе не замечал.

Как-то шёл по улице, видит — у одной старушки пуговица с пальто оборвалась, упала на землю. Увидел, думает: «Да чего там! Пуговиц у неё ещё хватит. Не поднимать же! Ерунда какая!» Но, всё-таки кряхтя, поднял пуговицу, догнал старушку, отдал ей пуговицу и забыл об этом.

Потом он умер и видит весы: слева — его зло лежит, тянет вниз, а справа — ничего нет, пусто! И зло перетягивает! «Эх, — говорит себе человек, — и здесь не повезло!» Смотрит, — ангелы пуговицу кладут… И чаша с добрыми делами перевесила. «Неужели одна эта пуговица все мои злые дела перетянула? — удивился человек. — Сколько добрых дел я сделал, а их и не видно!» И услышал, как ангел говорит ему:

— Из-за того, что ты гордился своими добрыми делами, они и пропали! А вот именно этой пуговицы, о которой ты забыл, хватило, чтобы ты от гибели спасся! 

 

Путешествие в Египет

Любитель путешествий мечтал побывать в Египте. По книгам и журналам он представлял его страной сплошных очарований и высоких переживаний. Наконец он съездил в Египет. По его возвращении знакомые спросили:

— Ну, как Египет?

— Да ничего, — ответил путешественник. — Пирамиды стоят. Только вокруг сплошная свалка.

«Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут» (Мф. 6:19). 

 

Пути человеческие

Некий монах усердно молился говоря: «Господи, ты милостив и терпелив, так почему же спасти душу так тяжело и почему ад полон грешниками?». Он долго молился, задавая Богу этот вопрос. И вот, наконец, явился к нему ангел божий и говорит:

— Пойдём, я покажу тебе пути, которыми ходят люди.

Они вышли из кельи, и ангел повёл старца в лес.

— Видишь того дровосека, который несёт на себе тяжкую вязанку дров и не хочет сбросить хоть немного для облегчения? — спросил херувим. — Точно так же некие люди несут на себе свои грехи и не хотят каяться.

После ангел показал старцу колодец с водой и говорит:

— Видишь безумца, который черпает из колодца воду решетом? Так и люди каются. Черпают благодать прощения, а затем снова грешат и благодать утекает, как вода сквозь решето.

Снова показал ангел монаху человека и молвит:

— Видишь ли сего, который положил поперёк лошади бревно и силится верхом въехать в храм божий, а бревно в дверях застревает? Так люди свои добрые дела творят — без смирения и в гордыне — не зная им цену. А теперь, сам, старче, посуди, легко ли Богу спасать таких людей, сообразуя милость с правосудием своим? 

 

Путник и великан

Давным-давно некий человек заблудился в лесу и встретил великана.

Тот схватил путника и свирепым голосом сказал ему:

— Отныне ты будешь моим рабом!

Но человек нашёл в себе мужество ответить:

— Нет, лучше убей меня, но я не буду твоим рабом!

Великан зарычал от ярости и ударил пленника. Человек упал, а когда очнулся, то решил про себя: «Буду терпеть побои, но не поддамся злодею!»

Он взглянул на великана и очень удивился — тот стал меньше ростом.

— Или ты станешь моим рабом, или я убью тебя! — свирепо закричал уменьшившийся ростом великан. И на человека со всех сторон градом посыпались удары. Но с каждым ударом великан становится всё меньше и меньше. Вот он уже и вовсе превратился в безобразного карлика…

Тогда человек с трудом поднялся на ноги и, не обращая внимания на боль от полученных побоев, засмеялся:

— А, вот в чём дело! Ты не переносишь терпения человека, поэтому и потерял свою силу и рост. Теперь я тебя не боюсь!

Карлик, услышав эти слова, затрепетал от страха, съёжился и как мышь юркнул в расщелину среди скал. С тех пор он уже не являлся человеку, победившему великана своим мужеством и терпением.

«Смерть! где твоё жало? ад! где твоя победа?» (1Кор. 15:55). 

 

Путь к спасению

Рассказывают о святом авве Антонии, что он, жительствуя в пустыне, однажды подвергся душевному смущению, унынию и особенному нашествию мрачных помыслов. Находясь в этом состоянии, он начал изливать печаль свою пред Богом.

— Господи, — говорил он, — хочу спастись, но помышления мои никак не допускают меня совершить это. Что мне делать? Как мне спастись?

Встав с того места, на котором сидел, и немного отошедши, он сел на другом месте, и вот, видит неизвестного ему человека, тщательно занятого трудом рук своих. Этот человек то вставал, оставляя рукоделие, и молился, то опять возвращался к рукоделию: он сшивал листья пальмы. Потом он опять вставал и молился; после молитвы опять принимался за рукоделие. Поступавший таким образом был Ангел, посланный Богом ободрить Антония и возбудить его к мужеству. И услышал Антоний глас, исшедший от Ангела: «Антоний! поступай так и спасёшься». Услышав это, Антоний очень обрадовался и ободрился. Он начал поступать так и спасся. 

 

Путь незнания

Однажды пришли старцы к авве Антонию; между ними был и монах Иосиф. Старец, желая искусить их, завёл речь от Писания и стал спрашивать объяснение у каждого, начиная с младших. Каждый давал объяснение по своему разумению, а старец находил объяснение каждого неудовлетворительным. Потом, обратясь к монаху Иосифу, сказал ему:

— Ты как объяснишь это слово Писания?

Иосиф отвечал:

— Я не знаю.

Тогда авва Антоний сказал:

— Однако монах Иосиф нашёл тот путь, на котором говорят: «Не знаю». 

 

Пьянство

В Египте жил один пустынник-монах. И вот бес, после многолетней борьбы с ним пообещал ему, что не будет его больше угнетать никакими искушениями, только бы он совершил один какой-либо грех из трёх. Он предложил следующие три греха: убийство, блуд и пьянство.

— Соверши, — говорил он, — какой-либо один из них: или человека убей, или соблуди, или один раз упейся — и дальше ты пребудешь в мире, и после этого я уже не буду тебя искушать никакими искушениями.

Пустынник же тот подумал про себя так: «Человека убить — страшно, ибо это есть и само по себе большое зло, и заслуживает смертной казни как по божьему суду, так и по гражданскому. Совершить блуд, стыд, погубить хранимую до того чистоту тела — жаль, и гнусно оскверниться не познавшему ещё этой скверны. Упиться же один раз, кажется, небольшой грех, ибо человек скоро протрезвляется сном. Итак, пойду я, упьюсь, чтобы бес больше не угнетал меня, и мирно я буду жить в пустыне». И вот, взяв своё рукоделие, он пошёл в город и, продав его, вошёл в корчму и упился.

По сатанинскому действию случилось ему беседовать с некоей бесстыдной и прелюбодейной женщиной. Будучи прельщён, он пал с нею. Когда он совершал с ней грех, пришёл муж той женщины и, застав грешащего с женой, начал его бить, а он, оправившись, начал драться с тем мужем и, одолев его, убил.

Таким образом, тот пустынник совершил все три греха: блуд и убийство, начав с пьянства. Каких грехов он трезвый боялся и гнушался, те он смело совершил пьяный и через это погубил свои многолетние труды. 

 

Работа двух ангелов

В раю было два ангела. Один всегда отдыхал на облаке, а другой летал от земли к Богу. Отдыхающий ангел решил спросить другого:

— Что же ты летаешь туда-сюда?

— Я ношу Богу послания, которые начинаются со слов «Помоги Господи…». А почему ты всегда отдыхаешь?

— Я должен носить Господу послания которые начинаются: «Спасибо, Господи…». 

 

Радость совершенная

Однажды зимой Святой Франциск Ассизский шёл с братом Львом из Перузы в Порционкюль. Было так холодно, что они дрожали от стужи. Франциск позвал Льва, который шёл впереди, и сказал ему:

— О брат Лев, дай Бог, чтобы наши братья подавали по всей земле пример святой жизни. Запиши, однако, что не в этом радость совершенная.

Пройдя немного далее, Франциск опять позвал Льва и сказал:

— И запиши ещё, брат Лев, что если наши братья будут исцелять больных, изгонять бесов, будут делать слепых зрячими или будут воскрешать четырёхдневно умерших, — запиши, что и в этом не будет радости совершенной.

И пройдя ещё далее, Франциск сказал Льву:

— Запиши ещё, брат Лев, что если бы наши братья знали все языки, все науки и все писания, если бы они пророчествовали не только про будущее, но знали бы все тайны совести души, — запиши, что и в этом нет радости совершенной.

Пройдя еще далее, Франциск опять позвал Льва и сказал:

— И ещё запиши, брат Лев, овечка божья, что если бы мы научились говорить на языках ангельских, если бы узнали течение звёзд и если бы нам открылись все клады земли и мы познали бы все тайны жизни птиц, рыб, всех животных, людей, деревьев, камней, вод, — запиши, что и это не было радостью совершенной.

И пройдя ещё немного, Франциск опять позвал брата Льва и сказал ему:

— Запиши ещё, что если бы мы были такими проповедниками, что обратили бы всех язычников в веру Христа, — запиши, что и в этом не было бы радости совершенной.

Тогда Брат Лев обратился к Франциску.

— В чем же, брат Франциск, радость совершенная?

И Франциск отвечал:

— А вот в чём. В том, что если когда мы прибудем в Порционкюль грязные, мокрые, окоченелые от холода и голодные, попросимся пустить нас, а привратник скажет нам: «Что вы бродяги, шатаетесь по свету, соблазняете народ, крадёте милостыню у бедных людей, убирайтесь отсюда!» — и не отворит нам. И если мы тогда не обидимся и со смирением и любовью подумаем, что привратник прав. И мокрые, холодные и голодные пробудем в снегу и в воде до утра без ропота на привратника, — тогда, брат Лев, только тогда будет радость совершенная. 

 

Разбившийся воздушный змей

Мальчик любил вместе с отцом запускать в небо воздушного змея. На нём он написал своё имя и представлял, будто это он сам парит в воздухе. В конце концов, мальчик сильно сроднился с той мыслью, что это он сам летает над землёй. Но однажды сильный порыв ветра порвал шнур, удерживающий в воздухе змея, тот упал и разбился. Мальчик безутешно плакал и уверял, что это он сам разбился вместе с воздушным змеем. Но отец успокоил его, сказав:

— Сын мой, ты всё время был здесь со мной. Это воздушный змей упал и разбился, а ты — жив и можешь сделать другого змея. Помни, ты только управляешь, а не летаешь вместе со змеем в небе, поэтому и разбиться с ним не можешь.

«…если живёте по плоти, то умрёте, а если духом умерщвляете дела плотские, то живы будете.» (Рим. 8:13). 

 

Разбитая ваза

Полюбил бедный студент богатую девушку. Однажды она пригласила его на свой день рождения.

На юбилей единственной дочери родители позвали множество гостей, людей достойных, из известных семейств. Приходят они всегда с дорогими подарками, состязаются друг с другом — кто из них больше поразит именинницу. А что может подарить бедный студент, кроме своего любящего сердца? Да и не в цене оно сегодня. Ныне в почёте драгоценности, роскошные наряды и конверты с деньгами. А сердце в конверт не упакуешь…

Что делать? Думал студент, думал и придумал. Он пришёл в богатый магазин и спросил:

— Нет ли у вас дорогой, но разбитой вазы?

— Есть.

— А сколько она стоит?

Стоила она сущие пустяки. Обрадованный студент попросил упаковать то, что осталось от вазы, в красивую бумагу, и поспешил в кассу.

Вечером, когда гости стали вручать свои дары, студент подошёл к виновнице торжества и со словами поздравления протянул ей свою покупку. Затем, неловко повернувшись, он как бы случайно выронил свёрток, который со звоном упал.

Присутствующие ахнули, а расстроенная именинница, подняв подарок, стала разворачивать его. И — о, ужас! — услужливые продавцы завернули каждый осколок разбитой вазы отдельно! Гости были возмущены обманом, а молодой человек с позором бежал.

И только чистой душе девушки эти кусочки показались дороже всех даров. За ними она увидела любящее сердце. 

 

Разговор двух мам

Встретились на прогулке две молодые матери с детскими колясками и разговорились:

— Мой малыш, — сказала первая мама, — уже знает меня и мужа, и даже бабушку и дедушку.

— А мой, когда мы с ним приезжаем в детский магазин, — ответила вторая мама, — всегда мне сам говорит, какую соску ему купить.

«Не отнимай совсем от уст моих слова истины, ибо я уповаю на суды Твои…» (Пс. 118:43

 

Разговор с Богом

Человек шептал:

— Господи, поговори со мной.

И луговые травы пели. Но человек не слышал. И вскричал тогда человек:

— Господи, поговори со мной!

И гром с молнией прокатились по небу. Но человек не слышал. Человек оглянулся кругом и сказал:

— Господи, позволь мне увидеть тебя.

И звёзды ярко засияли. Но человек этого не видел. Он вскричал снова:

— Бог, покажи мне видение!

И новая жизнь была рождена весной. Но человек и этого не заметил. Он плакал в отчаянии:

— Дотронься до меня, Господи, и дай мне знать, что ты здесь.

И после этого Господь спустился и дотронулся до человека. Но, человек смахнул с плеча бабочку и ушел прочь. 

 

Рай богача

Умер один богач, и, оказавшись перед небесными вратами, он постучался и попросил, чтобы его впустили. Апостол Пётр ему открыл и спросил, чего он хочет. Богач ответил:

— Мне бы номер люкс с хорошим видом на землю, каждый день мои любимые блюда и свежую газету.

Пётр стал было возражать, но, когда богач стал проявлять нетерпение, он отвёл его в номер люкс, принёс его любимые блюда и свежую газету, ещё раз обернулся и сказал:

— Через тысячу лет я вернусь! — и закрыл за собой дверь.

Через тысячу лет он вернулся и заглянул в дверное окошко.

— Ну наконец-то ты здесь! — воскликнул богач. — Этот рай просто ужасен!

Пётр покачал головой.

— Ошибаешься, — сказал он. — Здесь ад. 

 

Рассказ о путешествии в Рим

Путешественник побывал в Риме и посетил знаменитый музей Ватикана. Когда он вернулся из поездки, знакомые собрались у него и попросили поделиться своими впечатлениями. Не отличаясь красноречием, хозяин говорил медленно и растягивал слова. У него спросили:

— Скажите, вы видели фрески Микеланджело?

— Ну, э… э…

Дочь путешественника не выдержала:

— Папа говорит, что они прекрасны.

— А скажите, какое у Вас впечатление от картин Леонардо да Винчи и Рафаэля?

— Знаете, э… э.

Дочь опять вмешалась в беседу:

— Папа говорит, что они великолепны.

— Нет, э… э, простите, я хотел… э… сказать, что э… в то время эти залы были… э… закрыты.

«Ибо вы, оставив заповедь Божию, держитесь предания человеческого…» (Мк. 7:8). 

 

Ручей и родник

Некий человек поселился на горе возле родника с прекрасной чистой водой. Однажды, спустившись в селение за покупками, он услышал разговор местных жителей, хваливших ручей с очень хорошей водой, протекавший неподалёку. Заинтересовавшись, человек тот стал расспрашивать, как найти чудесный ручей. Ему объяснили, что нужно спуститься из села в ущелье, по дну которого и течёт с гор их знаменитый ручей.

— А сам-то ты где живёшь? — спросили у гостя сельские жители.

— На горе, — ответил он.

— А возле твоего дома есть родник?

— Есть.

— Зачем же тебе, чудак, нужен наш ручей, раз он течёт сверху, из твоего родника?

«…Держись вечной жизни, к которой ты и призван…» (1Тим. 6:12). 

 

С Божьей помощью

К великой радости учеников Мастер сообщил, что ко дню своего рождения хотел бы новую рубашку. Купили самую лучшую ткань. Пришёл деревенский портной, снял мерку и пообещал с Божьей помощью справиться за семь дней.

Прошла неделя. К портному послали ученика: Мастер спрашивает, где же его новая рубашка?

— Не успел дошить, — ответил портной, — но с Божьей помощью дошью завтра.

На другой день всё повторилось:

— Сожалею, ещё не готово. Приходите завтра — если будет угодно Господу, закончу непременно.

На следующий день Мастер сказал:

— Спросите у него, сколько времени ему потребуется, если он будет работать один, без помощи Господа. 

 

Самая великая ложь на свете

Однажды некий могущественный король издал указ устроить состязание среди придворных в самой великой лжи, пообещав щедро наградить победителя. Придворные изощрялись в придумывании всяческих лживых историй, но ни одна из них не поразила воображения короля. Каждый раз он говорил:

— Нет, это не ложь. Такое вполне может случиться.

Неожиданно нашёлся один солдат, который заявил, что он знает то, чего не может быть. Солдата привели во дворец и объявили, что если он не угодит королю, то за дерзость ему отрубят голову.

— Хорошо, — ответил солдат. — Я готов.

— Тогда говори, — приказал король.

— Король умер! — громко воскликнул солдат. — Король мертв!

— Замолчи, замолчи! Этого не может быть! — закричал, опешив, король. — Я согласен, это самая великая ложь на свете.

«Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими» (Мф. 7:13

 

Самоуверенный светлячок

Однажды маленький светлячок спросил у отца:

— Папа, я свечусь ярко?

Отец ласково посмотрел на сына:

— Здесь слишком светло. Мне трудно увидеть, насколько ярко ты светишься. Если ты хочешь, чтобы я увидел твой свет, лети туда, где темно.

Маленький светлячок улетел во тьму и долго светился там, танцуя в воздухе и любуясь собой. Но спустя некоторое время он вдруг заметил, что вокруг сгустился мрак. Он испугался — собственный отсвет слепил ему глаза и не давал видеть обратную дорогу.

— Отец, отец, почему ты меня оставил? — вскричал светлячок.

— Я не покидал тебя, сынок. — ответил отец. — Ты сам улетел от меня, чтобы показать мне, как ты сверкаешь. 

 

Свидание с аввой Арсением

Однажды некоторые отцы пришли из Александрии к авве Арсению для свидания с ним. Авва Арсений был тогда болен и отказался от свидания, опасаясь, чтоб и другие не начали приходить и беспокоить его; в то время он находился в каменистой горе Тройской. Отцы возвратились, огорчённые.

За этим последовал набег варваров. Старец оставил гору и перешёл для жительства в Нижний Египет. Услышав это, отцы опять пришли для свидания с ним. Старец принял их радушно. С отцами был брат.

Этот брат сказал авве Арсению:

— Известно ли тебе, авва, что мы приходили к тебе для посещения в Тройскую гору?

Старец отвечал ему:

— Вы после того, как я не принял вас, ели хлеб и пили воду, а я — поверь мне, сын мой — не вкусил ни хлеба, ни воды, даже не присел, но пребыл в молитвенном подвиге о вас, доколе мне не было открыто, что вы возвратились к себе благополучно. Так поступил я по той причине, что вы потрудились ради меня. Впрочем, простите меня.

Посетители пошли от него утешенные.

Комментарий Игнатия Брянчанинова

Чтоб исцелить плотское суждение о поступке духовного мужа, о поступке, который по наружности своей мог показаться резким нарушением заповеди Божией о любви к ближнему, святой Арсений поведал тайну своего поведения относительно непринятых им посетителей и бывшее ему о них Божественное откровение, из которого явствовала сила его молитвы и то исполнение заповеди, к которому способны одни духоносцы. 

 

Связка гороха

Однажды авва Агафон шёл по дороге со своими учениками. Один из них нашёл на дороге небольшую связку мелкого зелёного гороха и сказал старцу:

— Отец! Если ты благословишь, то я возьму это.

Старец внимательно посмотрел на него и, как бы удивляясь, спросил:

— Разве ты положил тут эту связку?

Брат отвечал:

— Нет.

Старец сказал:

— Как же ты хочешь взять то, чего не положил? 

 

Святые помышления

Говорили, что некий старец провёл пятьдесят лет в великом воздержании, не употребляя вовсе хлеба и употребляя воду в самом умеренном количестве. Этот старец говорил: «Я умертвил в себе страсть блуда, сребролюбия и тщеславия». Услышав такое, авва Авраам пришёл к нему и спросил его:

— Говорил ли ты то и то?

Старец отвечал:

— Говорил.

Авва Авраам сказал на это:

— Вот ты входишь в хижину твою и находишь на постели твоей женщину. Можешь ли ты не подумать, что это женщина?

— Нет! Но я борюсь с помыслом, чтобы не прикоснуться к ней.

Авраам ему:

— Значит, ты не умертвил страсти блудной — она жива в тебе, но связана. Опять: положим, ты идёшь по пути, видишь камни и обломки глиняных сосудов, а посреди их золото. Может ли ум твой обойтись без всякой мысли о золоте?

Старец отвечает:

— Нет! Но я борюсь с помыслом, чтобы мне не взять золота.

Авраам на это:

— Значит, страсть жива, но связана. Опять: если придут к тебе два брата, из которых один любит тебя и превозносит похвалами, а другой ненавидит и злословит, — примешь ли их с одинаковым сердечным чувством?

Старец:

— Нет! Но я буду бороться с помыслом моим и стараться делать добро ненавидящему меня наравне с любящим меня.

Авраам:

— Следовательно, страсти живы, но связаны святыми помышлениями. 

 

Священник и кухарка

Священник одного известного прихода просил своих помощников приветствовать прихожан после воскресной службы. Жена убедила его делать это самому. «Будет просто непростительно, если после стольких лет службы окажется, что ты не узнаешь собственных прихожан!»

В следующее воскресенье священник лично стал у церковных дверей после окончания службы. Первой на выходе появилась женщина в простой одежде; казалось, она пришла сюда впервые.

— Как поживаете? Я рад приветствовать вас здесь среди нас, — сказал он, протягивая ей руку.

— Спасибо, — ответила женщина, немного смущённая услышанным.

— Надеюсь вновь увидеть вас на воскресной службе. Знаете, мы всегда рады видеть новые лица.

— Да, отец мой.

— Вы живёте в нашей округе?

Женщина не знала, что ей ответить.

— Если дадите свой адрес, то мы к вам зайдём с женой как-нибудь.

— Вам не придётся далеко идти. Я ваша кухарка. 

 

Северное сияние

Сын спрашивает у отца:

— Папа, на что похоже северное сияние? На солнце?

— Нет, сынок.

— На луну?

— Тоже нет.

— На прожектор?

— Совсем нет, малыш.

— Может быть, на лампочку?

— Нет, не на лампочку.

— Папа, тогда я не могу себе его даже представить.

— Да, сынок. Только когда ты сам увидишь северное сияние, ты поймёшь, какое оно.

«…Если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия» (Ин. 3:3). 

 

Семена

Всевышний дал людям семена и велел ухаживать за ними, чтобы выросли плоды и цветы.

Люди выполняли всё, что было велено, и радовались выросшим плодам и цветам, но, к их удивлению, из некоторых семян вырастали сорняки. И тогда люди возроптали:

— Господи, разве ж мы не поливали ростки, разве ж мы не удобряли почву, разве ж мы не согревали ростки зимой и не оберегали их от палящего солнца? Почему же из некоторых выросли сорняки, никчёмные и засоряющие сады?

И разгневался Всевышний на род людской за такие слова:

— Тебе не дано знать о моих планах! Помни, это не твои семена, это мои семена! Твоё дело только их поливать и удобрять. Если ты не будешь их поливать, я пролью дождь на них, если ты откажешься за ними ухаживать, я научу их обходиться без удобрений. А сейчас иди и делай, что велено, и не жди благодарности за свой труд. 

 

Сердце в чистоте

Исаака Сирина спросили:

— Каким образом узнает человек, что сердце его достигло чистоты?

Старец ответил:

— Когда считает всех людей добрыми, и никто не кажется ему нечистым и осквернённым. Тогда он поистине чист сердцем. 

 

Сила Креста

Три девушки шли по железнодорожным путям и оказались между двумя встречными поездами, но все трое остались живы. Рядом стояли бесы и горячо спорили:

— Ты что не скинул первую под поезд? — кричали они одному, — её душа была бы нашей!

— Я не мог: на ней надет крестик!

— А ты почему промедлил? Вторая-то без креста! — кричали они другому.

— Она хоть и без креста, но осенила себя крестным знамением.

— Ну, а ты чего зевал? Третья-то совсем неверующая!

— Так-то оно так, да её мать перекрестила на дорогу и сказала: «Иди с Богом!» 

 

Сила молитвы за усопших

Один пленник из Кипра находился в Персии в тяжком заключении. Родителям его, жившим на Кипре, было сообщено, будто он уже умер, так что они оплакивали его, как умершего. Трижды в год они стали справлять память о нём, делая приношения в церковь за его душу, для совершения Божественной службы.

По прошествии четырёх лет, сын их убежал из плена и возвратился домой. Родители, увидав его, удивились, подумав, что он воскрес из мёртвых. Возрадовавшись его освобождению, они рассказали ему, что три раза в год совершали о нём поминовение, в день Богоявления, Пасхи и Пятидесятницы. Он же, услыхав это, припомнил и сказал:

— В те дни приходил ко мне в темницу со светильником некий величественный муж, оковы спадали с моих ног, и я был свободен, и целый день ходил по городу, никем не замечаемый. В остальные же дни я, как узник, снова прибывал в оковах. 

 

Сильный ветер

Путешественник обратился к отцу-настоятелю монастыря в Сцете.

— Я хочу сделать мою жизнь лучше, — сказал он. — Но я не могу уберечь себя от грешных мыслей.

Настоятель монастыря обратил внимание на сильный ветер, дующий снаружи, и сказал страннику:

— Здесь немного жарко. Я буду благодарен, если ты захватишь кусочек этого ветра снаружи и принесёшь его сюда, чтобы остудить комнату.

— Это невозможно, — сказал странник.

— Также невозможно уберечь себя от мыслей, которые противны Богу, — ответил монах. — Но если ты знаешь, как сказать нет искушению, они не причинят тебе никакого вреда. 

 

Скалы и люди

Два человека путешествовали в горах. Они пришли в такое место, где причудливые скалы напоминали фигуры людей, различных зверей, каких-то странных, фантастических существ.

— Смотри! — воскликнул один из путников. — Вот голова женщины.

Другой посмотрел и ответил:

— Нет, это — голова старика!

Они начали спорить, каждый доказывал свою правоту. Тут им пришла в голову идея поменяться местами.

— Действительно! — воскликнули они оба. — С одного места видится голова женщины, а с другого — голова старика!

Хотя в обоих случаях эти образы были всего лишь скалами.

«…твёрдая же пища свойственна совершенным, у которых чувства навыком приучены к различению добра и зла.» (Евр. 5:14

 

Сладкое или кислое?

Дети попробовали варенье, только что приготовленное мамой. Оно им очень понравилось. Тут в комнату вошёл их младший брат.

— Можно и мне попробовать варенье? — спросил он.

— Не ешь, оно очень кислое! — пошутили старшие дети.

Наевшись лакомства, они выбежали на улицу.

В комнату заглянула мама:

— А ты почему не пробуешь варенье, мой милый?

— Потому что оно кислое! — со слезами на глазах ответил малыш.

— Не может быть, — улыбнулась мама. — Кто это тебе сказал?

— Старшие.

— Они пошутили. Ешь и не сомневайся, — успокоила мама расстроенного малыша.

Старшие братья снова вбежали в комнату.

— Ты почему ешь варенье? Ведь оно кислое! — засмеялись они.

— Нет, сладкое! — ответил малыш.

— А с чего ты взял, что сладкое?

— Потому что так мама сказала! — уверенно ответил мальчик.

«Кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь» (1Ин. 4:8). 

 

Следы на песке

Как-то раз одному человеку приснился сон. Ему снилось, будто он идёт песчаным берегом, а рядом с ним — Господь. На небе мелькали картины из его жизни, и после каждой из них он замечал на песке две цепочки следов: одну — от его ног, другую — от ног Господа.

Когда перед ним промелькнула последняя картина из его жизни, он оглянулся на следы на песке. И увидел, что часто вдоль его жизненного пути тянулась лишь одна цепочка следов. Заметил он также, что это были самые тяжёлые и несчастные времена в его жизни.

Он сильно опечалился и стал спрашивать Господа:

— Не ты ли говорил мне: если последую путём твоим, ты не оставишь меня. Но я заметил, что в самые трудные времена моей жизни лишь одна цепочка следов тянулась по песку. Почему же ты покидал меня, когда я больше всего нуждался в тебе?

Господь отвечал:

— Моё милое, милое дитя. Я люблю тебя и никогда тебя не покину. Когда были в твоей жизни горе и испытания, лишь одна цепочка следов тянулась по дороге. Потому что в те времена я нёс тебя на руках. 

 

Слепой и сторож

Слепой сбился с пути возле завода. Блуждая среди производственных строений, он попал на широкий двор, со всех сторон окружённый забором. Людей нет, спросить не у кого. Искал он выход, искал, да не смог найти. Куда бы ни пошёл, везде упирался в ограду. Что делать, решил лезть через забор, — будь что будет. Нащупал ногой опору и полез.

Хорошо, сторож увидел и закричал:

— Ты что, слепой? Куда лезешь? Там же собаки!

А тот ему в ответ:

— Вот именно — слепой. Помог бы кто, вывел меня отсюда…

Сторож пожалел слепого, узнал, куда ему нужно идти, проводил до дороги и напоследок сказал:

— Вокруг нашего завода только один забор и есть. И ты как раз к нему вышел…

— Как один? — возмутился слепой. — Да здесь кругом одни сплошные заборы!

«Я есмь дверь: кто войдёт Мною, тот спасётся, и войдёт, и выйдет, и пажить найдёт» (Ин. 10:9). 

 

Сложно преодолеть привычку

Жили два приятеля. Один из них заикался, а другой был глуховат. Узнав, что появился новый метод лечения, позволяющий избавиться от заикания и глухоты, они им воспользовались. После успешного лечения, спустя какое-то время приятели встретились и очень обрадовались друг другу.

— К-ак п-поживаешь? — спросил первый.

— А? Повтори, что ты сказал? — переспросил второй.

— Т-ты п-плохо с-слышишь?

— Нет, я слышу хорошо, только привык переспрашивать. А ты почему заикаешься?

— Т-тоже п-привык.

«Мы умерли для греха: как же нам жить в нем?» (Рим. 6:2). 

 

Служение и похвала

Однажды старцы сидели за трапезой, а авва Алоний стоял перед ними и прислуживал. Старцы похвалили его за это. Он ничего им не отвечал.

Один из них спросил:

— Почему ты не отвечал ничего старцам, когда они похвалили тебя?

Авва Алоний сказал ему:

— Если бы я им отвечал, то это значило бы, что я принял похвалу. 

 

Слухи

 Один человек ходил по округе, проклиная священника и распространяя о нём по всему приходу лживые, злобные слухи. В один прекрасный день он почувствовал раскаяние и, придя к священнику, попросил у него прощения. Он сказал, что готов на всё, чтобы загладить свой грех. Священник сказал ему, чтобы он взял у себя дома подушку, распорол ёё и выпустил перья на ветер. Просьба была довольно странной, но выполнить её не составило труда.

Сделав, как ему было сказано, он вернулся и доложил об этом священнику.

— А теперь, — сказал священник, — иди и собери все перья. Хотя раскаяние твоё, как и желание исправить причинённое зло, искренне, но возместить ущерб, причинённый твоими словами, так же невозможно, как собрать пущенные по ветру перья.

 

Смельчак и оборотень

Рассказывают, что давным-давно в одной деревне появился оборотень, который, меняя свою внешность, привлекал к себе людей, а потом убивал их. За помощью и советом, как одолеть чудовище, жители обратились к древнему старику, живущему на краю деревни. Он сказал, что оборотня можно уничтожить только одним способом.

Тот, кто отважится схватить его, должен знать, что оборотень может принимать различные образы. Но если крепко его держать и ни в коем случае не давать ему вырваться, даже если он не раз изменит свою внешность, чудовище исчезнет навсегда.

Только один смельчак поверил старцу. Он схватил оборотня и не отпускал до тех пор, пока тот не исчез. Так он и сам не пострадал, и спас от чудовища всю деревню.

«Ибо всякий, рожденный от Бога, побеждает мир; и сия есть победа, победившая мир, вера наша» (1Ин. 5:4). 

 

Смирение

Авва Афанасий переписал на прекрасном пергаменте, который стоил восемнадцать золотых монет, весь Ветхий и Новый Завет. Однажды некий брат пришёл к нему и, увидев книгу, унёс её. В тот же день авва Афанасий захотел почитать из книги. Обнаружив её исчезновение, он понял, что её взял тот брат, но не послал спросить его из опасения, как бы тот не прибавил к воровству ложь.

Между тем брат отправился в соседний город, чтобы продать книгу, и запросил за неё шестнадцать золотых монет. Покупатель сказал ему:

— Доверь мне книгу, чтобы я мог узнать, стоит ли она таких денег, — и принёс книгу святому Афанасию со словами: «Отче, взгляни на эту книгу и скажи мне, должен ли я, по твоему мнению, купить её за шестнадцать золотых монет? Стоит ли она этих денег?»

Авва Афанасий ответил:

— Да, это хорошая книга. Она стоит этих денег.

Покупатель отправился к брату и сказал ему:

— Вот твои деньги. Я показал книгу авве Афанасию. Тот нашёл её прекрасной и счёл, что она стоит не менее шестнадцати монет.

Брат спросил:

— Это всё, что он сказал тебе? Не прибавил ли он чего-нибудь ещё?

— Нет, — ответил покупатель, — больше ни слова.

— Хорошо, — сказал брат, — я передумал. Я больше не хочу продавать эту книгу.

И он поспешил к авве Афанасию и с плачем умолял взять свою книгу обратно. Авва отказался со словами:

— Иди с миром, брат, я дарю её тебе.

Но брат ответил:

— Если ты не возьмёшь её, я никогда не буду иметь покоя. 

 

Совершенное и высшее послушание

Как-то раз Франциск Ассизский сидел среди своих товарищей и, вздохнув, сказал:

— Едва ли во всём мире найдёшь монаха, который бы совершенно повиновался начальствующим над ним.

Удивившись, товарищи спросили его:

— Объясни нам, отче, каково совершенное и высшее послушание?

И он представил истинно повинующегося в виде мёртвого тела:

— Возьми бездыханное тело и положи его, куда захочешь. Ты увидишь, оно не будет возражать, если его начнут передвигать, не станет роптать, куда бы его ни положили, не возопит, если его унесут. Если ты положишь его на кафедру, оно будет смотреть не вверх, а вниз. Если поместить его в пурпур, оно будет казаться вдвойне бледным. Это — истинный повинующийся; тот, кто не рассуждает, почему его передвигают, не заботится о том, куда его помещают, не настаивает на перемещении. Возвышенный до какой-либо должности, он сохраняет привычное смирение. Чем более его почитают, тем более недостойным он считает себя. 

 

Совершенство монаха

По кончине Великого Антония, некоторый духовный старец, упрошенный монахами, сделал объяснение на изречения Великого.

Так, его спросили:

— Как понять изречение: «Поди, живи в пустыни, и изучи брани демонов»?

Упомянутый старец дал следующее истолкование:

— Совершенство монаха проистекает от духовного делания, а духовное делание приобретается чистотою сердца, чистота же сердца — умною молитвою. Преуспеянием в умной молитве доставляется непрестанная молитва. Но демоны производят борьбу посредством помышлений и мечтаний, также при посредстве привидений, и эта борьба возбуждается сильнее в пустыне и безмолвии. 

 

Созерцание утренней зари

Однажды два безумца вознамерились посмотреть на восход солнца. Они принялись спорить о месте восхода и способах его созерцания, а затем превратили спор в ссору. Они начали потасовку и в пылу драки выцарапали друг другу глаза.

И вопрос о созерцании утренней зари уже не поднимался.

Если мы хотим созерцать Бога, очистим сердце своё верой, исцелим его миром, ибо порыв, влекущий нас к взаимной любви, есть уже дар того, к кому обращены наши взоры. 

 

Солнцезащитные очки

Как-то деревенским жителям подарили несколько пар солнцезащитных очков. В каждой паре стёкла были разного цвета. Люди любовались на окружающий мир через эти очки и спорили:

— Всё вокруг красивое, когда зелёное!

— Нет, — красное!

— Нет, — когда жёлтое!

— Нет, — когда всё вокруг синее!

Прохожий услыхал их спор и сказал:

— Послушайте, ведь то, о чём вы спорите, просто цветные стёкла. Мир к этому не имеет никакого отношения.

— А почему же вы сами — зелёный — красный — жёлтый — синий? — возразили ему.

«…Как написано: Бог дал им дух усыпления, глаза, которыми не видят, и уши, которыми не слышат, даже до сего дня» (Рим. 11:8). 

 

Сон про зеркало

Человеку приснилось, что он смотрит в зеркало и не видит в нём себя. Проснувшись и вспомнив сон, он ужаснулся и поспешил к зеркалу. Увидев, как обычно, своё отражение, он удовлетворенно улыбнулся и сказал:

— Пока нас двое, я живу.

Слуга услыхал это и заметил:

— Хозяин, а разве без зеркала вы не уверены, что живёте?

«Ибо всякая плоть – как трава, и всякая слава человеческая – как цвет на траве: засохла трава, и цвет её опал…» (1Петр. 1:24

 

Сообразительные гости

На одну уединённую, расположенную в лесу усадьбу, приехали гости. Весь день они провели с хозяевами, любовались окрестностями и маленьким красивым прудом возле дома. К вечеру они решили наведаться в село неподалёку, обещая вернуться до темноты. Хозяева предупредили гостей:

— Возвращаясь домой, ищите пруд. Как увидите его, — вы дома.

Но гости засиделись в селе дотемна со своими знакомыми. Начался дождь и они заторопились домой, отказавшись от провожатых, сказав, что помнят дорогу назад и доберутся благополучно. К несчастью, впотьмах они свернули на другую дорогу, ведущую к пруду, и в непроглядной темноте упали в воду.

— Отлично! — воскликнул один из гостей, выбираясь на берег. — Да ведь это тот самый пруд, которого нам советовали держаться! Теперь мы знаем, где находимся!

И точно, неподалёку они увидели огонёк в окне дома, где их встретили обрадованные хозяева.

«Кто приносит в жертву хвалу, тот чтит Меня, и кто наблюдает за путём своим, тому явлю Я спасение Божие.» (Пс. 49:23

 

Спасение от змея-убийцы

Давным-давно, в одной стране, в лесном озере жил огромный змей. Как только люди, проходящие мимо озера начинали думать, что там живет страшный змей, он внезапно появлялся и пожирал их. Змей погубил таким образом немало несчастных. Люди искали спасения, но не находили.

Как-то раз через деревню проходил странник. Он удивился, что даже днём в селении совсем пусто. Странник спросил жителей о причине их малочисленности и услышал рассказ о том, как змей, живущий в озере, пожирает всех, кто только подумает о нём.

— Я дам вам совет, — сказал странник. — Помню, мне рассказывали, что существует чудесная птица, убивающая змеев, которую они очень боятся. Когда пойдёте мимо озера, думайте об этой спасительной птице, и змей вас не тронет.

Жители последовали совету странника, и страшный змей навсегда убрался из тех мест.

«…Если сколько-нибудь можешь веровать, всё возможно верующему» (Мк. 9:23). 

 

Спор в психиатрической больнице

Один человек, расстроенный тем, что от него ушла жена, впал в сильное отчаяние, заболел и был увезён в психиатрическую лечебницу. Придя в себя, он попросил отпустить его домой, но услышал, что курс его лечения ещё не окончен. Он возмутился и начал спорить с докторами. Ему насильно сделали укол, и он заснул. Очнувшись, больной ощутил недомогание во всём теле и сильную головную боль. Он испугался за свою жизнь и решил не позволять больше делать ему уколы, о чём и предупредил врачей. Тогда ему снова насильно ввели новую, ещё более мощную дозу лекарства.

Придя в сознание, этот человек понял, что путь сопротивления ни к чему не приведёт. Он решил не спорить с врачами, быть предельно терпеливым, спокойным, и ничем не возмущаться. Очень скоро он заметил, что отношение к нему со стороны персонала изменилось — уколы уже не назначали, а вскоре отменили и таблетки. Наконец настал день, когда его выписали из лечебницы.

«Ибо если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный» (Мф. 6:14). 

 

Стань огнём

Аббат Лот пришёл к Аббату Иосифу и сказал:

— Отец, я стараюсь жить по совести, соблюдаю посты, молюсь, провожу время в медитациях и молчаливых размышлениях. Я очищаю своё сердце от греховных мыслей настолько, насколько могу. Скажи мне, что ещё я должен делать?

Старик привстал в ответ. Он вытянул свою руку в небо, и его пальцы стали похожи на десять факелов. Он произнёс:

— Вот что нужно: нужно полностью стать огнём. 

 

Столяр и капризные заказчики

Столяр-умелец делал прекрасную мебель, и у него было много заказчиков. Однажды он услышал, как люди говорили, что его образцы устарели и не так современны, как хотелось бы. Столяр перешёл на новые образцы мебели, но и в них многие усматривали старомодность. Мастер стал пользоваться самыми современными материалами, но люди всё меньше и меньше покупали его мебель, говоря, что она всё равно не соответствует современным требованиям. Столяр стал придумывать собственные образцы, но неожиданно услышал от клиентов, что он отстал от жизни, потому что сейчас в ходу изделия под старину и из настоящего дерева.

— Как ни стараюсь, а людям не угодишь! ? пожаловался разочарованный мастер одному из своих старых клиентов.

— Не надо было подстраиваться под заказчиков, — ответил тот. — А так ты и под старину работать разучился, и новую мебель делать уже не можешь.

«…И не сообразуйтесь с веком сим, но преобразуйтесь обновлением ума вашего, чтобы вам познавать, что есть воля Божия, благая, угодная и совершенная» (Рим. 12:2). 

 

Столяр, спящий в гробу

В мастерской работал столяр-умелец. Жители посёлка часто делали ему заказы. Однажды в мастерскую, во время обеденного перерыва, зашел заказчик, но не прошло и минуты, как он выскочил оттуда, сильно напуганный. Рабочие, сидевшие под навесом, спросили его, — что случилось?

— Как что случилось? Ваш столяр умер!

— Не может быть! — засомневались столяры. — До обеда он был совсем здоров!

— Не знаю, что с ним было до обеда, — возмутился заказчик, — но сейчас он лежит уже мёртвый в новом гробу.

— А, вот оно что! — засмеялись рабочие. — Да, это у него привычка такая: он всегда в обед спит в новом гробу!

«Так и вы почитайте себя мёртвыми для греха, живыми же для Бога во Христе Иисусе, Господе нашем.» (Рим. 6:11

 

Страх аввы Арсения

Когда настало для аввы Арсения время кончины, братья, бывшие при нём, увидели, что он плачет.

Тогда они спросили его:

— Отец! Неужели и ты страшишься?

Он отвечал:

— Страшусь! Страх, ощущаемый мною в настоящий час, пребывал со мною с того времени, как я сделался монахом. 

 

Суд

Один из монахов монастыря в Сцете совершил серьёзную ошибку, и для суда над ним братья позвали самого мудрого отшельника.

Мудрый отшельник не хотел приходить, но братья были такими настойчивым, что он согласился. Но всё же прежде, чем отправиться, он взял ведро и сделал в его днище несколько дырок. Затем он наполнил ведро песком и пошёл в монастырь.

Отец настоятель, обратив внимание на ведро, спросил, для чего это было сделано.

— Я пришёл судить другого, — сказал отшельник. — Мои грехи бегут за мной, как и этот песок в ведре. Но поскольку я не смотрю назад и не могу видеть свои собственные грехи, то я способен судить других.

Немедленно монахи решили отменить суд. 

 

Суд Божий

Когда настало время кончины аввы Агафона, он пребывал три дня без движения, смотря открытыми глазами в одном направлении. Братья толкнули его, сказав:

— Авва! Где ты?

Он отвечал:

— Стою перед судом Божьим.

Братья сказали ему:

— Отец! Неужели и ты боишься?

Он отвечал:

— Хотя я старался всеми силами исполнять заповеди Божии, но я человек, и не знаю, угодны ли дела мои Богу.

Братья сказали:

— Неужели ты не уверен, что дела твои благоугодны Богу?

Старец ответил:

— Невозможно удостовериться мне в этом прежде, нежели предстану пред Богом: потому, что иной суд Божий и иной — человеческий.

Когда братья хотели ещё что-то спросить, он сказал им:

— Окажите любовь, не говорите со мной, потому что я занят.

Сказав это, он немедленно испустил дух с радостью. Братья видели, что он скончался, как бы приветствуя своих возлюбленных друзей. 

 

Суды — Божьи

 Святой Антоний, волнуемый сомнениями, однажды вопрошал Бога:

— Господи, для чего одни бедны, а другие богаты? Для чего нечестивые богаты, а благочестивые бедны?

Святому подвижнику был дан ответ Господа:

— Антоний! Себе внимай! Суды — Божьи, а тебе нет пользы узнавать о них.

 

Существует ли Бог?

Атеист спросил Мастера:

— Существует ли Бог на самом деле?

— Если ты хочешь откровенного ответа, то я не смогу тебе его дать.

Позже ученики спросили у Мастера, почему он не ответил.

— На этот вопрос нельзя дать ответ, — сказал Мастер.

— Но вы же не атеист?!

— Конечно, нет. Атеист совершает ошибку, отрицая то, что нельзя выразить словами. Теист — напротив, делает ошибку, утверждая то, что нельзя выразить словами. 

 

Сущность смирения

Для выяснения вопроса, в чём же состоит сущность смирения, как-то раз собралось несколько духоносных мужей. Один из них сказал:

— Смирение состоит в постоянном забвении своих добрых дел.

— Смирение состоит в том, чтобы считать себя самым последним и грешным из всех людей, — высказал своё мнение другой.

— Смирение есть осознание своей немощи и бессилия, — произнёс третий.

Другие подвижники дали ещё несколько определений сущности смирения, но ни одно из них не было исчерпывающим.

Выслушав всех, преподобный Иоанн Лествичник суммировал мнения этих благочестивых мужей.

— Смиренномудрие, — сказал он, — есть безымянная благодать души, имя которой тем только известно, которые познали её собственным опытом; оно есть несказанное богатство, божие именование.

Преподобный Иоанн в своём выводе по сути признал, что человеческим языком невозможно выразить сущность смирения. Почему? Потому что смирение божественно по своему существу и его природу может познать только тот, кто обрёл в себе Самого Бога. А таковых всегда было очень мало.

С преподобным Иоанном Лествичником в своём понимании смирения согласен преподобный Исаак Сирин. Он пишет, что смирение есть некая таинственная сила, которая во всей своей полноте подаётся Богом только святым. Смирение является совокупностью всех добродетелей и поэтому венчает человека, достигшего духовного совершенства. «Смиренномудрие есть одеяние Божества. В него облеклось вочеловечившееся Слово и чрез него приобщилось нам в теле нашем. И всякий, облечённый в оное, истинно уподобился Нисшедшему с высоты своей, сокрывшему добродетель величия своего и славу свою прикрывшему смиренномудрием, чтобы тварь не была попалена видением сего». Кто облекается в одежду смирения, тот облекается в самого Христа. Но даже такой человек не может объяснить другим людям в доступных им понятиях сущность смирения, он только имеет возможность ощущать её сам.

Хотя нашему рациональному мышлению недоступно понимание природы смирения, мы можем видеть признаки смиренномудрия в человеке. Таких признаков существует множество, но главными являются бесстрастие и полное предание человеком себя в волю божию. Эти два признака смирения можно было наблюдать, например, у преподобного Саламана Молчальника.

Святой Саламан поселился в селении на западном берегу Евфрата в маленькой хижине, в которой наглухо затворил дверь и окно. Раз в год он выходил наружу через подземный ход и запасался пищей. Местный епископ, узнав о праведнике, пожелал посвятить его в сан священника. Разобрав часть стены хижины, посланцы епископа взяли Саламана и доставили его к владыке, который и рукоположил преподобного. Через некоторое время епископ, так и не услышав от подвижника ни одного слова, приказал доставить его в хижину, а стену вновь заложить. Между тем жители селения Каперсаны, где родился преподобный, загорелись желанием видеть святого в своём селе. Однажды ночью они взяли Саламана, привели его в Каперсану и поселили в заранее построенной хижине. При своём переселении Саламан не спорил, не сопротивлялся и даже не проронил ни слова. Вскоре жители селения, в котором преподобный жил ранее, так же ночью пришли к его новому жилищу, разобрали хижину и отвели Саламана на прежнее место жительства. Смиренный молчальник и на этот раз не сопротивлялся и не требовал, чтобы его оставили в покое.

Таким было смирение великих святых. В какой-то мере эту добродетель может, а лучше сказать обязан, приобрести каждый из нас.

(Протоиерей Вячеслав Тулупов) 

 

Счастливый человек

Было у одного богача всё, что желают люди. Миллионы денег, и разубранный дворец, и красавица жена, и сотни слуг, и роскошные обеды, и всякие закуски, и вина, и полная конюшня дорогих коней. И всё это так прискучило ему, что он целый день сидел в своих богатых палатах, вздыхал и жаловался на скуку.

Только ему и было дело и радость — еда. Просыпался он — ждал завтрака, от завтрака ждал обеда, от обеда — ужина. Но и этой утехи он скоро лишился. Ел он так много и так сладко, что испортился у него желудок и позыва на еду не стало. Призвал он докторов. Доктора дали лекарства и велели ходить каждый день по два часа на природе.

И вот ходит он однажды свои положенные два часа и всё думает о своём горе, что нет охоты к еде. И подошёл к нему нищий.

— Подай, — говорит, — Христа ради, бедному человеку.

Богач всё о своём горе думает, что ему есть не хочется, и не слушает нищего.

— Пожалей, барин, целый день не ел.

Услыхал богач про еду, остановился.

— Что же, есть хочется?

— Как не хотеть, барин, страсть как хочется!

«То-то счастливый человек», — подумал богач и позавидовал бедняку. 

 

Тайная дверь в горном ущелье

Один человек услышал, что в горном ущелье в скале есть тайная дверь, которая открывается не каждому. Он захотел узнать, что же за ней находится. Взяв с собой молот, зубило, молоток, лом и топор он отправился в путь. С большим трудом ему, наконец, удалось отыскать эту дверь. Она была похожа на монолитную скалу. Человек задумался, с чего же начать?

Решил ударить молотом, но дверь тут же стала железной. Человек схватил зубило и молоток — дверь стала каменной. Он взял в руки лом, но дверь сразу стала деревянной. Человек замахнулся топором, и вновь увидел перед собой скалу. Отчаявшись в своих попытках, он собрал свои инструменты и пошёл домой.

По дороге ему встретился странник, который удивился, увидев, сколько он несёт с собой инструментов. Выслушав рассказ о неудачных попытках открыть дверь, путник сказал:

— Нет, так ты её не откроешь. Я слышал, что если попоститься у этой двери в течение трёх дней, то она сама откроется. Сделай так и посмотри, что будет.

Человек последовал совету странника. На исходе третьего дня прямо у него на глазах скала превратилась в лёгкую плетёную циновку, которая слегка покачивалась на ветру. Он отодвинул её и вошёл. Потом он выглянул, поставил свои башмаки за порогом и снова скрылся за циновкой. В тот же миг дверь снова стала монолитной скалой.

«Который воздаст каждому по делам его: тем, которые постоянством в добром деле ищут славы, чести и бессмертия, — жизнь вечную…» (Рим. 2:6-7). 

 

Так было угодно Богу

Святому старцу во время болезни брат влил в пищу вместо мёда льняное масло, которое очень вредно. Однако же старец ничего не сказал, но ел молча и в первый, и во второй раз, и нисколько не укорил служившего ему брата, не сказал, что он небрежен, и не только не сказал этого, но даже ни одним словом не опечалил его. Когда же брат узнал, что он сделал, и начал скорбеть, говоря: «Я убил тебя, авва, и ты возложил этот грех на меня тем, что промолчал». Тот с кротостью отвечал:

— Не скорби, чадо: если бы Богу угодно было, чтобы я ел мёд, то ты влил бы мне мёда. 

 

Такое у меня правило

В церкви во время богослужения один человек вдруг начал снимать свой башмак. Люди расступились и удивлённо стали смотреть на него. В этот момент священник, размахивая кадилом, подошёл к ним. Увидев человека с босой ногой, он удивился и, обратившись к нему, спросил:

— Скажите, уважаемый, у вас какие-то проблемы?

— Нет, — ответил человек, — я просто заметил, что у меня один носок был надет наизнанку.

— В таком случае, не могли бы вы немного подождать и сделать это потом?

— Нет, батюшка, — ответил тот. — Как только я вижу, что у меня что-то не в порядке, я сразу же исправляю это. Такое у меня правило. 

 

Твой крест

Одному человеку казалось, что он живёт очень тяжело. И пошёл он однажды к Богу, рассказал о своих несчастьях и попросил у него:

— Можно, я выберу себе иной крест?

Посмотрел Бог на человека с улыбкой, завёл его в хранилище, где были кресты, и говорит:

— Выбирай.

Зашёл человек в хранилище, посмотрел и удивился: «Каких только здесь нет крестов — и маленькие, и большие, и средние, и тяжёлые, и лёгкие». Долго ходил человек по хранилищу, выискивая самый малый и лёгкий крест, и, наконец, нашёл маленький-маленький, лёгонький-лёгонький крестик, подошёл к Богу и говорит:

— Боже, можно мне взять этот?

— Можно, — ответил Бог. — Это твой собственный и есть. 

 

Терпи всё — и будешь жить

Умирая, мать рассказала сыну об обете, данном ею при его рождении. Она обещала отдать своего первенца на службу Великому Царю. И вот пришло время исполнить обет. Теперь сын должен добраться до дворца Великого Царя и поступить к нему на службу. Но путь туда неблизок, он проходит через заколдованный лес, где путнику не избежать встречи с различными соблазнами и наваждениями. Там-то пусть он вспомнит её слова, которые придадут ему сил: «Терпи всё, сын мой — и будешь жить».

Верный завещанию матери, юноша отправился в путь.

И вот вошёл он в заколдованный лес, и стали ему являться то прекрасные девушки, звавшие его с собой, то золото и драгоценные камни, разбросанные по земле, возницы призывали его в богатые колесницы с быстрыми лошадьми, дворецкие упрашивали занять роскошные покои… Но юноша помнил слова матери и шёл дальше.

Тут перед ним стеной стало чужеземное войско, полетели стрелы и копья, на путника с дикими криками помчалась конница. «Терпи всё, сын мой — и будешь жить», — вспоминались ему последние слова матери. Юноша бесстрашно пошёл вперед, и войско рассеялось, как дым.

Скоро сияние над горами возвестило, что дворец Великого Царя уже близок.

И вдруг на юношу набросились дикие звери и страшные чудища. Они стали терзать его тело когтями, дыша ему в лицо зловонным жаром. Кровь лилась из ран ручьями. Изнемогая, юноша вспомнил слова матери: «Терпи всё, сын мой — и будешь жить».

На мгновение он заколебался. Смерть смотрит ему в лицо, какая же тут может быть жизнь? Уже раздался торжествующий победный рёв чудовищ, но юноша собрался с последними силами, поднялся, шатаясь, шагнул вперед и… упал в объятия Великого Царя, который вышел ему навстречу вместе со своими приближёнными.

В тот же миг все его раны затянулись, как будто их и не было.

— Я есть жизнь, которой будешь жить и ты, храбрый юноша, — радостно сказал ему Великий Царь.

Он объявил юношу своим сыном и ввёл его в царские покои.

Верой и правдой служил юноша Великому Царю, а на своём золотом щите в память о любимой матери он написал: «Терпи всё, сын мой — и будешь жить».

«…Претерпевший же до конца спасется». (Мф. 24:13). 

 

Тишина или мысль

Проповедник слыл знаменитым оратором. Но друзьям он как-то признался, что его красноречие не может сравниться по эффективности с немногословными высказываниями Мастера.

Проведя у Мастера неделю, он разгадал, в чём секрет.

— Когда говорит Мастер, его слова порождают тишину. Моя же речь, увы, порождает мысль. 

 

Три каменщика

В начале XIV века в Центральной Европе проводились работы по строительству великолепного собора. Руководитель работ был монахом. Ему поручили следить за работой всех чернорабочих и ремесленников. И вот монах решил посмотреть, как работают каменщики. Он выбрал трёх каменщиков, как представителей разных позиций, представленных в их профессии.

Подойдя к первому каменщику, он сказал:

— Брат мой, расскажи мне о твоей работе.

Каменщик оторвался от работы и ответил срывающимся голосом, полным злобы и негодования:

— Как видишь, я сижу перед каменной плитой метр в высоту, полметра в длину и ширину. И с каждым ударом резца по этому камню я чувствую, как уходит частичка моей жизни. Посмотри, мои руки натружены и покрыты мозолями. Моё лицо осунулось, а волосы поседели. Эта работа никогда не кончится, она продолжается бесконечно, изо дня в день. Это изнуряет меня. Где удовлетворение? Я умру задолго до того, как собор будет построен.

Монах подошёл ко второму каменщику.

— Брат мой, — сказал он, — расскажи мне о своей работе.

— Брат, — ответил каменщик тихим, спокойным голосом, — как ты видишь, я сижу перед каменной плитой метр в высоту и полметра в длину и ширину. И с каждым ударом резца по камню я чувствую, что я создаю жизнь и будущее. Смотри, я смог сделать так, чтобы моя семья жила в комфортабельном доме, гораздо лучшем, чем тот, где я вырос. Мои дети ходят в школу. Без сомнения, они достигнут в жизни большего, чем я. И всё это стало возможным благодаря моей работе. Я отдаю собору своё умение, и он тоже одаривает меня.

Монах подошел к третьему каменщику.

— Брат, — сказал он, — расскажи мне о своей работе.

— Брат, — ответил каменщик голосом, полным радости, и широко улыбнувшись. — Видишь, я сижу перед каменной плитой метр в высоту и полметра в ширину и длину. И с каждым прикосновением резца к камню я чувствую, что я высекаю свою судьбу. Посмотри, ты видишь, какие прекрасные черты проступают из камня. Сидя здесь, я не только воплощаю своё умение и своё ремесло, я делаю свой вклад в то, что ценю и во что верю. Вселенная, отражённая в соборе, воздаст каждому из нас. Здесь, около этого камня, я нахожусь в мире с собой, и я знаю, что, хотя я не увижу этого собора завершённым, он будет стоять ещё тысячу лет, олицетворяя то, что истинно в нас, и служа цели, ради которой Всемогущий послал на эту землю и меня.

Монах удалился и некоторое время размышлял над тем, что услышал. Он уснул спокойным сном, каким не спал уже давно, а на следующий день он снял с себя полномочия руководителя работ и предложил эту должность третьему каменщику. 

 

Три ливанских кедра

Некогда в прекрасных рощах Ливана родились три кедра. Кедры растут очень медленно, и эти три дерева провели целые века в раздумьях о жизни и смерти, о природе и человечестве.

Они видели, как на землю Ливана прибыли посланники царя Соломона и как затем, в битвах с ассирийцами, земля эта омылась кровью. Они видели лицом к лицу заклятых врагов: Иезавель и пророка Илию. При них был изобретён алфавит; они дивились, глядя, как мимо проходят караваны, гружённые красочными тканями.

И в один прекрасный день кедры решили поговорить о будущем.

— После всего, что мне довелось повидать, — сказал первый, — я хотел бы превратиться в трон, на котором будет восседать самый могущественный царь на земле.

— А я хотел бы стать частью чего-то такого, что на веки вечные преобразит Зло в Добро, — сказал второй.

— А что до меня, — сказал третий, — то я желал бы, чтобы люди, глядя на меня, всякий раз вспоминали о Боге.

Прошли годы и годы, и вот, наконец, в лесу появились дровосеки. Они срубили кедры и распилили.

У каждого кедра было своё заветное желание, но реальность никогда не спрашивает, о чём мы мечтаем. Первый кедр стал хлевом, а из остатков его древесины соорудили ясли. Из второго дерева сделали грубый деревенский стол, который позже продали торговцу мебелью.

Брёвна от третьего дерева продать не удалось. Их распилили на доски и оставили храниться на складе в большом городе.

Горько сетовали три кедра: «Наша древесина была так хороша! Но никто не нашёл ей достойного применения».

Время шло, и вот однажды, звёздной ночью, некая супружеская пара, не нашедшая себе крова, решила переночевать в хлеву, построенном из древесины первого кедра. Жена была на сносях. Той ночью она родила сына и положила его в ясли, на мягкое сено.

И в тот же миг первый кедр понял, что мечта его сбылась: он послужил опорой величайшему Царю Земли.

Несколько лет спустя в одном скромном деревенском доме люди сели за стол, сделанный из древесины второго кедра. Прежде чем они принялись за еду, один из них произнёс несколько слов над хлебом и вином, стоявшими на столе.

И тут второй кедр понял, что в этот самый миг он послужил опорой не только чаше с вином и блюду с хлебом, но и союзу между Человеком и Божеством.

На следующий день из двух досок третьего дерева сколотили крест. Через несколько часов привели израненного человека и прибили его к кресту гвоздями. Третий кедр ужаснулся своей участи и принялся проклинать жестокую судьбу.

Но не прошло и трёх дней, как он понял уготованную ему долю: человек, висевший на кресте, стал Светочем Мира. Крест, сколоченный из древесины этого кедра, превратился из орудия пытки в символ торжества.

Так исполнилась судьба трёх ливанских кедров: как это всегда бывает с мечтами, мечты их сбылись, но совсем иначе, чем они себе представляли. 

 

Три монаха

Было три трудолюбивых монаха. Один из них избрал для себя дело — примирять ссорящихся между собой людей. Другой — посещать больных. Третий удалился безмолвствовать в пустыню. Первый, трудясь по причине ссор между людьми, не мог излечить всех, и со скорбью придя к посещавшему больных, нашёл его также ослабевшим и не старающимся об исполнении своего обета. Согласившись, оба они пошли к пустыннику, поведали ему печаль свою и просили сказать им, что доброго сделал он в пустыне. Немного помолчав, пустынник влил воду в чашу и говорит:

— Смотрите на воду.

А вода была мутная, так что ничего не было видно в ней. Спустя немного времени он опять говорит:

— Смотрите, теперь вода устоялась.

Как только они посмотрели в воду, то увидели свои лица, как в зеркале. Тогда он сказал им:

— Так бывает и с человеком, живущим среди людей. От смущения он не видит грехов своих. А когда он безмолвствует, и особенно в пустыне, тогда видны его недостатки. 

 

Три чудесных способа избавиться от смерти

По городской улице шёл молодой человек. Увидев на земле небольшую, карманного размера, книжку, он заинтересовался ею, поднял и на ходу стал листать. В это время на улице раздались крики, народ стал метаться по тротуару. Со страшным шумом обрушился старый двухэтажный дом, предназначенный под снос. Юноша как раз проходил рядом, и падающая стена чуть его не задела, но он был погружен в чтение и не заметил, какой страшной опасности избежал.

На перекрёстке, к которому он подошёл, раздался визг тормозов. Красивый спортивный автомобиль, не вписавшись в поворот, вылетел на тротуар и, переворачиваясь, покатился в сторону молодого человека. Ещё мгновение — и машина раздавила бы его. Но тут она ударилась в бетонный столб, и, перевернувшись в последний раз, осталась лежать вверх колёсами. Юноша был спасён, но, увлёкшись книгой, он этого даже не заметил.

Свернув за угол, молодой человек подошёл к высотному зданию. Высоко вверху раздался грохот. Сорвались строительные леса и полетели вниз, угрожая гибелью всем, кто находился у здания. Люди бросились врассыпную. Вокруг юноши с грохотом падали железные трубы и деревянные настилы. Но он весь погрузился в чтение книги и ничего не видел и не слышал. К счастью, никто не пострадал.

Молодой человек, подойдя к зданию института, в котором он учился, как раз закончил читать книгу и пожал плечами, не найдя в ней ничего интересного. Книга называлась: «Три чудесных способа избавиться от смерти».

«Ещё ли не понимаете и не разумеете? Ещё ли окаменено у вас сердце?» (Мк. 8:17). 

 

Трое друзей

Один человек имел трёх друзей. Первые двое из них пользовались особенною его любовью и уважением, третий же временами был и забываем.

Случилось так, что этот человек попал в беду. К кому обратиться за помощью? К друзьям. И вот приходит он к первому другу, самому любимому, и излагает причину своего посещения.

— Какой ты мне друг? — отвечает тот. — Я тебя даже не знаю. Вот, если тебе угодно, возьми немного одежды и больше от меня ничего не жди.

Опечаленный таким отказом, человек обращается ко второму другу и просит проводить его и сопутствовать ему в пути, который надлежит ему сделать для исправления своего стеснённого положения. Но и этот друг отказал в помощи из-за неимения свободного времени, хотя согласился проводить его недалеко. Оставленный своими близкими и друзьями, он вспомнил о третьем друге и обратился к нему.

Этот, сверх всякого ожидания, принял горячее участие в несчастье, и при его помощи беда миновала. 

 

Ты ничего не имеешь

Однажды к одному старцу пришла дева и сказала:

— Авва, я провожу шесть недель в посте и ежедневно изучаю Ветхий и Новый Завет.

Старец ответил:

— Сделалась ли тебе скудость всё равно, что изобилие?

— Нет.

— Бесчестие — как похвала?

— Нет.

— Враги — как друзья?

— Нет.

— Тогда, — говорит мудрый старец, — иди и трудись, ты ничего не имеешь. 

 

У постели умирающей матери

Один священник присутствовал при последних минутах жизни матери малолетних детей.

С глубокой тоской умирающая смотрела на оставляемых ею малюток. Но добрый священник утешил её, сказав:

— Не скорбите, вспомните, что сказано в слове Божием о сиротах: «Отец мой и мать моя оставили меня, но Господь воспринял меня…» Не сделает ли то же Бог и с вашими детьми?

Выслушав это, умирающая обратила свой молитвенный взор к Небу и проговорила:

— Боже, святый и бессмертный, не оставь и моих детей!

Затем, уже спокойная, она продолжала:

— Я оставляю своих сирот Богу, Который не может умереть. 

 

У счастья простой облик

Некогда жила одна вдова со своим единственным сыном. Они были очень бедны и несчастны. Женщина постарела, начала прихварывать, а потом и совсем разболелась . Юноша ухаживал за ней, как мог, и все заработанные деньги тратил на лекарства. Но здоровье женщины продолжало ухудшаться и как-то раз она сказала ему:

— Дитя моё, я слыхала, что по главной дороге иногда проходит добрый царь, у которого есть лекарства от всех болезней. Хорошо, если бы ты повстречал его и попросил для меня лекарство, а для себя — счастья. Только этот царь является в разных обликах и его нелегко распознать.

— Как же я его узнаю, матушка? — спросил сын.

— Встретив его, ты ощутишь радость в своём сердце, сынок, — ответила мать.

Юноша пришёл на главную дорогу, по которой проходил добрый царь. Пытаясь узнать его, он вступал в беседу с каждым, кто там проходил. Но ни один из разговоров не вызвал радость в его сердце. Однажды юноша повстречал дряхлого старика и, разговорившись с ним, спросил, как ему найти доброго царя. Старик ответил:

— Нужно, чтобы у тебя открылись сердечные глаза. Без этого тебе не удастся узнать его.

И добавил:

— Если ты не встретишь его здесь, то не встретишь больше нигде, как бы ни искал.

Юноша вежливо попрощался со стариком.

Когда тот ушёл, молодой человек вдруг ощутил, что в его сердце родилось счастье. Он побежал по дороге в ту сторону, куда направился старик, но того уже нигде не было видно. Тут он заметил на обочине землекопа, который добывал гончарную глину.

— Ты не видел здесь старика? — спросил у него юноша.

— Я занят работой и редко смотрю по сторонам, — ответил землекоп. — А в чём дело?

— Я должен отыскать доброго царя, — ответил юноша, — и попросить у него для матери лекарство, а для себя – счастья. Только мне никак не удаётся его встретить. Погоди, погоди! — вдруг взволнованно воскликнул молодой человек. — Я почему-то чувствую в своём сердце счастье от беседы с тобой, хотя ты простой землекоп.

— Долго же мне пришлось ждать, пока у тебя откроются глаза, — сказал землекоп и протянул юноше лекарство. — Помни, что у счастья — очень простой облик.

На миг юноша увидел прекрасное лицо доброго царя. В следующее мгновение всё исчезло. Молодой человек радостный вернулся домой и отдал матери лекарство. Приняв его, она тотчас же стала совершенно здоровой и со слезами благодарности на глазах обняла сына:

— Вот и в наш дом пришло счастье.

«И Царь скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне.» (Мф. 25:40). 

 

Убитая собака

 Закончив проповедь, священник заметил мальчика, который дольше всех прихожан уже не первый раз задерживался в церкви. Видно было, что его что-то беспокоит. Подойдя к мальчику, он поинтересовался, сможет ли он чем-нибудь ему помочь.

— Скажите, ад правда существует? — поднял полные испуга глаза мальчик.

— У тебя что-то случилось? Покайся, расскажи мне, — предложил священник.

— Несколько дней назад собака укусила моего младшего брата. И я со злости забил эту собаку палкой до смерти.

— Не печалься так, — попытался успокоить его священник. — Ты уже покаялся, и Бог простит тебя.

— Да мне вовсе не нужно прощение Бога! Я боюсь, что когда умру и попаду в ад, там я встречусь с этой собакой.

 

Узкая тропинка

Горожанин приехал в деревню и вместе с деревенским жителем отправился в лес собирать ягоды. Незаметно увлёкшись сбором ягод, они попали на болотистый участок. Деревенский житель обнаружил опасность и предупредил горожанина:

— Теперь будь внимателен. Нужно держаться только той тропинки, по которой мы пришли сюда, потому что справа — болото, а слева — трясина.

— А какая разница между ними? — спросил горожанин.

— В общем — никакой, только в трясине быстрее пропадёшь.

«…Потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их» (Мф. 7:14). 

 

Уличённый монах

 Пришли к святому епископу Аммону братья одного монастыря и стали жаловаться на монаха, который пал так низко, что к нему ночью приходила женщина, и стали требовать от преподобного Аммона, чтобы он изгнал этого монаха, сняв с него иноческие одежды.

Епископ отказался:

— Я не поверю, пока не смогу убедиться в этом сам.

И вот монахи проследили, как блудница зашла в келью этого несчастного инока, и сообщили об этом епископу. И он сказал:

— Пойдёмте вместе.

Постучались в дверь к монаху; тот, трепещущий от страха, вышел им навстречу. Епископ с братией вошли в келью. Аммон догадался, что монах спрятал свою ночную гостью под стоявшей в келье бочкой. Он сел на эту бочку и сказал монахам:

— Обыщите все углы комнаты.

Те начали искать, залезли в погреб, но никого, конечно, найти не смогли. Никто из них не посмел попросить: «Встань, Владыка, мы посмотрим под бочкой». Постояв, они сказали:

— Мы никого не нашли.

Аммон ответил им:

— Видите, как вы согрешили? Идите и кайтесь.

А сам остался с тем монахом, подошёл к нему, не сказав и слова в укор, а только, взяв его за руку с любовью, шепнул ему тихо:

— Брат, брат, следи за душой своей, помни, как коротка эта жизнь, — и вышел.

 

Умеренность в аскетизме

Некоторый старец-подвижник, имевший одежду из рогожи, пришёл однажды к авве Аммону. Авва, увидев его в этой одежде, сказал ему:

— Это не принесёт тебе никакой пользы.

Старец поведал ему:

— Три помысла приходят мне. Первый предлагает скитаться по пустынным местам; второй — уйти в страну, в которой никто не знает меня; третий — затвориться в хижине, никого не видеть и употреблять пищу через день.

Авва Аммон отвечал ему:

— Исполнение каждого из этих предположений будет неполезным (т.е. душевредным) для тебя. Напротив того — безмолвствуй в хижине твоей, ежедневно употребляй пищу с умеренностью, имей в сердце твоём слово мытаря («Боже! Будь милостив ко мне, грешнику!») и сможешь спастись.

Комментарий Игнатия Брянчанинова

Очевидно: ношение странной одежды, бросавшейся всем в глаза, намерение проводить особенный род жизни, который должен был привлечь к себе внимание многих, внушены были подвижнику высокоумием, которое не было понято им. Преподобный Аммон преподал ему подвиг смирения, единый благоугодный Богу, единый способный привлечь милость и благодать Божью к подвижнику. 

 

Урожай

Один зажиточный крестьянин имел много полей с хорошей землёй. Он работал усердно, но зерно всё же не росло так хорошо, как на поле бедного крестьянина, находившегося рядом с его полем. Богатый крестьянин дивился этому и спросил у своего бедного соседа, что тот делает, чтобы на его песчаной земле всё так хорошо росло, каким способом он обрабатывает землю? Бедный крестьянин ответил:

— Любезный сосед, разница только в том, что вы иначе сеете, чем я.

— А как вы делаете?

— С молитвой, — ответил набожный крестьянин, — в моём амбаре я склоняюсь на колени и молю, чтобы Бог, Творец всей Вселенной, многократно умножил мой посев. Поэтому земля, удобренная молитвой, самая лучшая. 

 

Учитель и ученик

Пришёл как-то к своему учителю ученик и спросил его:

— Как я могу достигнуть сверхчувственной жизни так, чтобы видеть Бога, и слышать, и говорить с Ним?

Учитель ответил:

— Когда ты будешь в состоянии хотя бы на минуту заставить себя войти туда, где не живёт ни одно живое существо, ты услышишь Бога.

— Близко это или далеко? — спросил ученик.

— Это — в тебе, и если ты можешь на время остановить мысли и желания, ты услышишь невыразимые слова Бога, — сказал учитель.

— Как я могу услышать речь Бога, когда я не буду ни думать, ни говорить?

— Когда ты не будешь ни думать от себя самого, ни желать от себя самого; когда твой ум и воля станут спокойными и пассивно отдадутся восприятию выражений Вечного Слова и Духа; когда твоя душа расправит крылья и поднимется над тем, что временно; когда ты отвлечённым мышлением запрёшь на замок воображение и внешние чувства, — тогда Вечный Слух, Зрение, Речь откроются в тебе, и Бог услышит и увидит через тебя, потому что ты будешь органом Его Духа, и Бог будет говорить в тебе и будет шептать твоему Духу, и твой Дух услышит Его голос. Поэтому блажен ты, если можешь удержаться от самодумания и саможелания и можешь остановить колесо твоего воображения и чувств, так как на самом деле нет ничего, кроме твоего собственного слуха и желания, которые препятствуют тебе и не дают видеть и слышать Бога. 

 

Фермер и сосед

К фермеру пришёл сосед. Домашние сказали ему, что хозяин пошёл осматривать постройки во дворе. Сосед обошёл весь двор, но фермера не нашёл. У проходящих мимо работников он спросил, где еще можно поискать их хозяина. Ему посоветовали посмотреть в саду. Сосед обошёл весь сад, но нигде не увидел своего друга и решил крикнуть. Хозяин откликнулся из виноградника и тут же вышел к гостю.

— Друг, я никак не мог тебя найти, пока ты не отозвался, — сказал фермеру сосед.

— А ты никогда здесь не сможешь меня найти, если я сам к тебе не выйду, — ответил хозяин. — Если бы ты сразу позвал меня, то я бы сразу откликнулся, и никакие поиски не понадобились бы.

«…Вразумляя всякого человека и научая всякой премудрости, чтобы представить всякого человека совершенным во Христе Иисусе…» (Кол. 1:28). 

 

Ханетстра

Некогда заболела одна добрая девушка, и никто из врачей не смог подобрать для неё нужное лекарство. Два её брата пообещали родителям, что они спасут сестру.

В их царстве, в горах, жил один мудрец. Братья поспешили к нему и попросили совета.

— Есть в далёких горах сад с чудесными яблоками, исцеляющими всякую болезнь, — сказал им старец. — Но вокруг него рыщут страшные чудовища, которые могут угадывать мысли человека. Если кто-то испугается их, то чудовища немедленно разорвут его. Только тот, кому будет неведом страх, сможет войти в сад и нарвать волшебных плодов.

— Да, это опасно, — согласились братья. — Но ради сестры мы отдадим свои жизни.

— Тогда в путь! — воскликнул мудрец. — Я дам вам ещё один совет. Если будете ему следовать, то не погибнете. Когда увидите чудовищ, то не пугайтесь, но беспрерывно повторяйте про себя волшебное слово: «Ханетстра».

Братья устремились в дорогу и после долгого пути увидели чудесный сад. Но тут же из чащи выбежали страшные чудовища и бросились на них.

— Ханетстра! Ханетстра! Ханетстра! — твердили братья и бесстрашно шли вперед.

Чудовища недоуменно замерли на месте. Юноши вошли в сад, сорвали чудесные яблоки и прошли обратно мимо неподвижных чудовищ, повторяя заветное слово.

Вскоре они вернулись к больной сестре. Она отведала волшебных плодов и не только выздоровела, но и стала еще прекраснее, чем прежде.

«…Потому что плотские помышления суть вражда против Бога; ибо закону Божию не покоряются, да и не могут.» (Рим. 8:7

 

Хвала и брань покойникам

К знаменитому подвижнику пришёл начинающий монах, прося указать ему путь совершенства.

— Этою ночью, — сказал старец, — ступай на кладбище и до утра восхваляй погребённых там покойников, а потом приди и скажи мне, как они примут твои хвалы.

На другой день монах возвращается с кладбища:

— Исполнил я твоё приказание, отче! Всю ночь громким голосом восхвалял я этих покойников, величал их святыми, преблаженными отцами, великими праведниками и угодниками Божиими, светильниками вселенной, кладезями премудрости, солью земли; приписал им все добродетели, о каких только читал в священном писании и в эллинских книгах.

— Ну, что же? Как выразили они тебе своё удовольствие?

— Никак, отче: всё время хранили молчание, ни единого слова я от них не услыхал.

— Это весьма удивительно, — сказал старец, — но вот что ты сделай: этою ночью ступай туда опять и ругай их до утра, как только можешь сильнее: тут уж они наверно заговорят.

На следующий день монах опять возвратился с отчётом:

— Всячески поносил я их и позорил, называл псами нечистыми, сосудами дьявольскими, богоотступниками; приравнивал их ко всем злодеям из Ветхого и Нового завета от Каина-братоубийцы до Иуды-предателя, от Гивеонитов неистовых и до Анании и Сапфиры богообманщиков, укорял их во всех ересях от Симоновой и Валентиновой до новоявленной монофелитской.

— Ну что же? Как же ты спасся от их гнева?

— Никак, отче! Они всё время безмолвствовали. Я даже ухо прикладывал к могилам, но никто и не пошевельнулся.

— Вот видишь, — сказал старец, — ты поднялся на первую ступень ангельского жития, которая есть послушание; вершины же этого жития на земле достигнешь лишь тогда, когда будешь так же равнодушен и к похвалам, и к обидам, как эти мертвецы. 

 

Хлеб для инока

Говорили об авве Агафоне, что все действия его истекли из духовного рассуждения. Так поступал он в отношении к рукоделию своему и в отношении к одежде своей. Не носил он одеяния, которое можно было бы назвать ни излишне хорошим, ни излишне худым. Для продажи рукоделия он ходил сам в город и с сохранением внутреннего безмолвия продавал рукоделие желавшим купить его. Цена решету была сто медниц, цена корзине — двести пятьдесят медниц. Покупателям он сказывал цену; деньги, которые они подавали ему, принимал молча, никогда не пересчитывая их.

Он говорил:

— Что полезного для меня в том, если буду препираться с ними и дам им повод к употреблению божбы, даже если бы при этом я получил излишние деньги и роздал их братии? Бог не хочет от меня такой милостыни; ему не благоугодно, чтоб примешивался грех в дело любви.

На это братия сказала:

— А откуда будет покупаться хлеб для келии?

Он отвечал:

— Какой хлеб для инока, безмолвствующего в келии. 

 

Хранилище с золотом

В некоем городе царь построил странное здание и объявил подданным: «Кто войдет внутрь, может взять столько золота, сколько унесёт». Горожане бросились к постройке, но прочитали надпись: «Вход только для немых».

Нашли немого человека и отправили его внутрь с наказом принести побольше золота. Немой вошёл, но вскоре вышел, попросил бумагу, перо и написал: «На второй двери надпись: «Вход только для глухих».

Горожане отыскали глухонемого человека, объяснили ему свою просьбу и отправили в здание. Он скоро вышел и написал следующее: «На последней двери надпись: «Вход только для слепых».

С большим трудом нашли немого, глухого и слепого человека, но объяснить ему, что нужно сделать, никто не мог. Потом догадались — вырезали свою просьбу на деревянной доске. Слепоглухонемой понял, о чём его просят, и принёс горожанам золото.

«Никто не ищи своего, но каждый [пользы] другого.» (1Кор. 10:24

 

Христос-странник

Однажды Христос и апостол Пётр пришли поздно вечером в деревню. Господь хотел искать ночлега в бедной избушке, но св. Пётр настаивал, что они могут пойти в один из богатых домов, где во всём достаток. Господь не удерживал его; позволил ему идти, а сам присел подле бедной избушки. Пётр отправился в самый что ни есть богатый дом. «Здесь во всём изобилие, здесь дадут нам добрый ужин и хороший ночлег!» — думал он; но ошибся. Грубо отказала ему хозяйка:

— Нет у меня для бродяг ни ужина, ни ночлега!

Рассердился Пётр, однако не потерял надежды и пошёл в другой дом. И здесь, и в третьем доме получил он точно такой же отказ. С досадою вернулся он наконец к Спасителю.

— Пойдём, поищем в этой избушке, — сказал Господь, и оба вошли в хижину.

Они застали хозяйку с детьми за столом. Повсюду заметна была нищета. «Ну, хорошо мы будем приняты, — подумал Пётр, — у бабы у самой нет ничего!» Но он ошибся. Когда Господь попросил ужина и ночлега, хозяйка-вдова отвечала:

— Если вы не побрезгаете тем, что есть у меня, я очень рада вас угостить.

Господь был всем доволен. Вдова тотчас встала и вышла; немного погодя воротилась и принесла чашку супа. Она извинялась, что суп не довольно жирен; она охотно бы приготовила его жирнее, да масла нет.

— Пётр, — сказал Спаситель, — считай глазки, что в супе плавают!

Апостол сосчитал глазки; их было более шестидесяти, и то, считая не пристально. Когда они поели и стали сбираться на чердак, где приготовила вдова им постели, Спаситель отсчитал столько же золотых монет, сколько плавало в супе глазков, и подарил их вдове. Бедная женщина не знала, что делать от радости.

Рано утром пошла она в соседний богатый дом за молоком, чтобы приготовить странникам хороший завтрак, и рассказала тамошней хозяйке, как щедро наградили её странники за плохой суп: они дали столько же золотых монет, сколько плавало в супе глазков. Богатая крестьянка была жадна на деньги. Она сказала вдове, чтобы та ничего не варила для странников, что она сама желает их пригласить, что у неё всего много, и суп может быть приготовлен лучше. Когда передала о том вдова св. Петру и Спасителю, Господь сказал:

— Пойдём, Пётр!

Они пошли в дом той крестьянки, сопровождаемые благословениями вдовы. Богатая крестьянка приготовила им жирный-жирный суп. «Если они так щедро заплатили за худой суп, — думала она, — то как же заплатят за хороший!»

— Пётр, — сказал Господь, — считай глазки, что в супе плавают.

— О Господи! — воскликнул Пётр, которому суп показался очень вкусным, — суп так хорош, что весь жир на нём слился в один глаз. Хозяйка заслуживает, чтоб ты вознаградил её вдвое больше.

Уходя, Господь подарил крестьянке только один золотой. Она была недовольна этим, однако Господь не дал ей ничего более: «Сколько глазков, столько и золотых!»

Дорогою осуждал Пётр Господа, но Господь сказал:

— Пётр, не в величине достоинство дара, а в той внутренней цели, с какою он даётся. Истинно говорю тебе, что худой суп бедной вдовы в шестьдесят раз более стоит, чем вкусный суп богатой крестьянки. 

 

Хулиган в храме

Однажды в храм во время службы зашёл молодой мужчина крупного телосложения, по лицу которого были видны недобрые намерения. Он прошёл вперёд всех, сел на скамейку и, развалившись, стал лузгать семечки и громко ругаться. Шла проповедь, за кафедрой стоял священник. Парень перебивал его, глумился над словами, кидал в него шелуху от семечек. Потом громко смеялся над хором, когда запели псалмы. Никто ему ничего не говорил. Служба шла своим чередом. А когда служба закончилась, к нему подошла старушка с веником и сказала:

— Позволь, сыночек, я подмету вокруг тебя.

Парень после этих слов внезапно заплакал и выбежал. На следующий день он вернулся в церковь и покаялся. 

 

Царство цепей

Когда-то жил в одном царстве кузнец. Он научился делать до того красивые цепи, что в конце концов начал носить их на себе. Это новшество понравилось другим кузнецам. Потом цепи стали надевать на себя и другие люди, и даже царь и знать. Царь издал особый указ о всеобщем ношении цепей. Детей в школах учили, как правильно носить цепи. Ювелиры стали делать золотые цепи, серебряные цепи и цепи с бриллиантами. Цепи стали высшей государственной наградой. Появились умельцы, разрабатывающие новые улучшенные цепи из различных сверхлегких сплавов. Стали проводиться научные конференции и симпозиумы о цепях. Учёные написали новую историю их царства, в которой доказывалось, что цепи в нем носили с древнейших времён.

И всё же находились люди, которые не хотели их носить. Они подвергались гонению, заключению под стражу, и в наказание на них надевали особые цепи, причиняющие мучения. Однако погибая, они оставили людям одну простую заповедь: «Освободитесь от цепей!» Постепенно тех, кто в неё уверовал, становилось всё больше и больше. Некоторые люди полностью сняли с себя все цепи, другие лишь часть их. Освободившиеся объяснили всем, что им стало значительно легче жить. Но люди только недоверчиво качали головами, говорили, что быть непохожими на других — это путь не для всех, и расходились, позвякивая своими цепями.

Со временем большинство населения утвердилось в понимании того, что и без цепей жизнь всё же возможна. Тогда царь издал новый указ, оправдывающий пострадавших за отказ носить цепи. В честь этих страдальцев даже установили праздник. Но снять с себя цепи по-прежнему никто не решался — привыкли.

«Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа» (Ин. 17:3). 

 

Цена монаха

Один контрабандист, опасаясь полицейских рейдов, обратился к очень известному монаху с просьбой спрятать контрабандный товар в монастыре. Он рассчитывал на то, что полиция не заподозрит священника — у него была безупречная репутация.

Монах отреагировал на такую просьбу с негодованием и потребовал, чтобы человек немедленно покинул монастырь.

— За твоё милосердие я дам тебе сто тысяч долларов, — пообещал контрабандист.

Монах слегка помедлил, прежде чем отказать вновь.

— Двести тысяч.

Монах по-прежнему отказывался.

— Пятьсот тысяч.

Монах схватился за палку и завопил:

— Убирайся сию же минуту! Ты слишком близко подобрался к моей цене! 

 

Цена послушания

В кабинете не молодого офицера КГБ был подвержен жестокому допросу христианин. После многих безрезультатных попыток склонить его к сотрудничеству, офицер предложил откровенный разговор.

— Давай на чистоту, — сказал он. — Что дал тебе твой Бог, которому ты так фанатично служишь? У тебя большая семья, дети часто голодают, не одеты, жена сейчас одна в декрете, а ты можешь отсюда и не выйти за своё упрямство. Подпиши документ о сотрудничестве и всё изменится. Приличная работа, достойная зарплата, уважение, у детей появится перспектива на высшее образование.

— Хорошо я согласен, — ответил христианин, — но у меня есть условие.

— Какое?

— У вас есть дети?

— Да. Сын, ему скоро 22, а при чём здесь это?

— Так вот, если вы позволите мне зверски замучить вашего сына до смерти, и вы не будете мстить мне за это, а наоборот простите мне. Потом выскажете, как сильно вы меня любите, пообещаете круглосуточную защиту мне и моей семье, помощь во всех моих нуждах. Прекрасную, которую невозможно описать, вечную жизнь, и чтоб я поверил в это, воскресите своего сына из мёртвых на 3-й день. Я клянусь вам, что сделаю всё, что вы потребуете от меня. Более того, я при всех буду называть вас своим господином и, если потребуется, пожертвую своей жизнью за вас.

Выслушав христианина, офицер долго молчал. Потом встал и сказал:

— Простите мне за моё глупое предложение, вы свободны. 

 

Человек и птицы

Человек сидел у себя в саду на скамье и читал книгу. Прилетела красивая птица и села на ветку. Человек залюбовался ею. Прилетела ещё одна, такая же прекрасная. Прилетела третья птица, точно такая же, как и две предыдущих, и опустилась на ветку рядом с ними. Человек восторженно любовался этим зрелищем. Но тут целая стая таких птиц, кружившая неподалёку, заметив трёх, сидевших на дереве, подлетела к ним и, громко крича и ссорясь, стала рассаживаться на дереве.

Человек поморщился, вздохнул, захлопнул книгу и ушёл в дом.

«…Мы все жили некогда по нашим плотским похотям, исполняя желания плоти и помыслов…» (Еф. 2:3). 

 

Человек — не ангел

Блаженный отец Иоанн Колов (прозвище это дано было преподобному по малому росту его, и значит «малый» — послушания воспитанник) оставил мир в юном возрасте. С родным братом своим Даниилом он удалился в скит, где оба приняли монашество. Они поместились на жительство в одной кельи и проводили время в посте и молитве. По прошествии же некоторого времени Иоанн сказал брату своему Даниилу:

— Я решился нисколько не заботиться о своём теле. Не хочу употреблять ни пищи, ни питья, приготовленных на огне, но хочу пребывать в этой пустыне без попечения, подобно бесплотному ангелу, — сказав это, он тотчас снял бывшую на нём одежду и нагой вышел из кельи в пустыню.

В эту ночь случился сильный мороз. Не стерпев мороза, Иоанн возвратился в келью к брату своему и начал стучаться в дверь. Брат, желая вразумить его, долгое время не подавал голоса. Потом сотворил молитву и спросил:

— Кто там стучится так настойчиво в мою дверь?

Иоанн отвечал:

— Это я — брат твой Иоанн. Не могу вынести мороза и возвратился послужить тебе.

Даниил отвечал:

— Не прельщай меня, демон! Уйди, я не отворю тебе. Как смеешь ты говорить, что ты — мой брат? Разве не знаешь, что брат мой — ангел, что он небрежёт о теле, что не нуждается в пище? Уйди от меня!

Иоанн сотворил молитву и сказал:

— Я — брат твой Иоанн! Ныне узнал, не стерпев мороза, что на мне плоть.

Когда он покаялся, то брат отворил дверь и принял его в келью, при этом сказав ему:

— Брат, на тебе плоть — для неё ты должен трудиться о пище и одежде. 

 

Человеческая мудрость

Жил-был крестьянин, который думал, что если бы он делал погоду, то было бы намного лучше. «Зерно будет быстрее поспевать, — думал он, — и в колосьях будет больше зёрен».

Бог увидел его мысли и сказал ему:

— Раз ты считаешь, что знаешь лучше, когда какая погода нужна, управляй ею сам этим летом.

Крестьянин очень обрадовался. Тут же он пожелал солнечной погоды. Когда земля подсохла, он пожелал, чтобы ночью пошёл дождь. Зерно росло, как никогда. Все не могли нарадоваться, а крестьянин думал: «Отлично, в этом году всё хорошо — и погода, и урожай. Таких колосьев я ещё ни разу в жизни не видел».

Осенью, когда поле пожелтело, крестьянин поехал собирать урожай. Но каково было его разочарование: колосья-то все были пустыми! Он собрал только солому.

И опять этот крестьянин стал Богу жаловаться, что урожай никуда не годный.

— Но ведь ты же заказывал погоду по своему желанию, — ответил Творец.

— Я посылал по очереди то дождь, то солнце, — стал объяснять крестьянин. — Я сделал всё, как надо. Не могу понять, почему же колос пустой?

— А про ветер-то ты забыл! Поэтому ничего и не получилось. Ветер нужен для того, чтобы переносить пыльцу с одного колоска на другой. Тогда зерно оплодотворяется, и получается хороший полный колос, а без этого урожая не будет.

Крестьянину стало стыдно, и он подумал: «Лучше пусть Господь сам управляет погодой. Мы только всё перепутаем в природе нашей “мудростью”». 

 

Чем меньше, тем лучше

Жена собирается в город за покупками. Муж-архитектор, увлёкшись работой, взятой на дом, протягивает ей свой кошелёк.

Жена в дверях спрашивает мужа:

— Из этих денег тебе что-нибудь оставить, дорогой?

— Чем меньше, тем лучше, — не отрываясь от чертежей, отвечает тот.

Через некоторое время жена возвращается домой с большими свёртками и отдаёт кошелёк мужу.

Муж с удивлением открывает его и говорит:

— Да в нём же ничего нет!

Жена поднимает брови:

— Конечно, ничего нет! Я думала, ты решил сделать мне подарок. Ты ведь сказал: «Чем меньше оставишь денег, тем лучше…».

— Дорогая, я имел в виду совсем другое: «Чем меньше потратишь, тем лучше».

«…Чтобы вы исполнялись познанием воли Его, во всякой премудрости и разумении духовном…» (Еф. 1:9). 

 

Чёрные очки

Мальчик, проходя по улице к своему дому, никогда не приветствовал соседей. Соседи рассказали родителям, что их сын ведёт себя невежливо. Отец взялся журить сына. Тот слушал отца, опустив голову от стыда. Затем мальчик обратился к отцу:

— Папа, купи мне, пожалуйста, чёрные очки!

— Зачем, сынок? — спросил удивленно отец.

— Потому, что теперь мне очень стыдно будет ходить по нашей улице…

— Эх, сынок! Ты лучше постарайся исправиться и тогда тебе не понадобятся чёрные очки! — улыбнулся отец. 

 

Что значит исповедовать веру

В царствование римского императора Декия множество христиан томилось в тюрьмах. Особенно их было много в Никомидии. Для суда над узниками сюда однажды прибыл императорский чиновник Перенний. Он велел собрать всех граждан, чтобы те открыто объявили свою веру.

— Пусть каждый скажет своё имя, отечество и звание! — потребовал судья-язычник.

Один богатый римлянин, по имени Кодрат, втайне исповедовавший Христову веру, стоял позади всех собравшихся и казался посторонним зрителем. Никто не предполагал, что этот знатный римлянин — христианин. Заметив робость, охватившую некоторых из христиан, Кодрат решил подать им пример исповедничества, то есть показать, что значит исповедовать веру в Бога. Он вышел вперёд и громко заявил:

— Наше имя — христиане, наше звание — рабы Христовы, а отечество у нас — Небо.

Услыхав это, Перенний приказал оруженосцам взять незнакомца. Но блаженный Кодрат сам подошёл к судье и, перекрестившись, воскликнул:

— Я от имени всех говорю тебе, что все здесь собравшиеся — воины Христовы, не боящиеся открыто заявить об этом.

И действительно, никомидийские христиане решили лучше умереть за Христа, чем отречься от веры в него. 

 

Что труднее?

Как-то между учениками разгорелся спор. Они никак не могли решить, что труднее всего: записать Божье Откровение, понять его или, после того, как поймёшь сам, объяснить другим.

Спросили Мастера. Он ответил:

— У меня есть задача потруднее, чем любая из этих трёх.

— Какая?

— Научить вас видеть реальность такой, какова она есть. 

 

Чувство вины

Мастер учил, что вина в любом проявлении — пагубное чувство, которого нужно избегать, как самого дьявола.

— Но разве мы не должны ненавидеть свои грехи? — спросил ученик.

— Если ты чувствуешь свою вину, то ненавидишь не свой грех, а самого себя. 

 

Чудесный колодец

Издавна поговаривали в народе, что есть в одном лесу чудесный заброшенный колодец. Если кинуть в него монетку, то через некоторое время он покажет человеку самое сокровенное, чем живёт его душа. Одни люди верили в этот колодец, а другие смеялись, утверждая, что это всё человеческие выдумки.

Пришли как-то к колодцу люди, уж очень хотелось им знать, чем живёт душа каждого из них. А с ними пришло много любопытного народа, поглядеть, чем их дело закончится.

Кинул монетку в колодец один человек, смотрит: появляется в воде отражение женщины страшной и уродливой. Даже отскочил в испуге от колодца. Бросил монетку другой человек и ждет: всплыла в колодце большая медная монета и всё… Подивился он, отошёл. Бросил в колодец монетку третий любопытный: показывается в колодце чемодан, кровью покрытый и грязный-прегрязный. Больше этот человек смотреть не захотел, убежал. Подошёл к колодцу ещё один человек, бросил монетку и ждёт. Успокоилась вода в колодце, и только увидел он в воде своё лицо, и больше ничего.

Собрались все вместе: думали-думали — ничего не придумали. Подходит в это время к ним старичок, седой-преседой и спрашивает:

— О чём задумались, добрые люди?

Рассказали они ему, так, мол, и так: не понятно, почему каждый из них увидел такое отражение?

— А это очень просто понять, — сказал старичок. — Тот, кто страшную женщину увидел — значит, душа блудная. Кто медную монету увидел — душа у него жадная к деньгам. Кому чемодан в крови показался — тот людей грабит и кровь из них пьёт. А кто своё лицо увидел — у того душа честная.

Остальные люди послушали, что старичок поведал и сказали:

— Мы тогда не будем в колодец монетки бросать, чего ещё он нам покажет? Опозориться можно.

Так и остался колодец заброшенным и по сей день. 

 

Шамординская монахиня

Одна из сестёр Шамординской обители за невольный проступок получила от настоятельницы строгий выговор. Сестра попыталась было объяснить причину своей повинности, но разгневанная начальница не хотела ничего слушать и тут же при всех пригрозила поставить её на поклоны. Больно и обидно стало шамординской насельнице. Однако она подавила в себе самолюбие, замолчала и смиренно попросила прощения у настоятельницы.

Придя к себе в келью, сестра вдруг вместо стыда и смущения ощутила в своём сердце неизъяснимую радость. Вечером того же дня она сообщила о всём случившемся преподобному Амвросию Оптинскому, который, выслушав её рассказ, сказал:

— Этот случай промыслителен. Помни его. Господь захотел показать тебе, как сладок плод смирения, чтобы ты, ощутив его, всегда понуждала себя к смирению: сначала к внешнему, а затем и к внутреннему. Когда человек понуждает себя смиряться, Господь утешает его внутренне, и это-то и есть та благодать, которую Бог даёт смиренным. Самооправдание только кажется облегчающим средством, а на самом деле приносит в душу мрак и смущение. 

 

Экуменическая встреча

На встрече верующих различных конфессий люди знакомились друг с другом.

— Познакомьтесь, это католик. Был православным.

— А как он стал католиком?

— Его как-то обидели в Православии, и он перешёл в католичество.

— Понятно.

— Познакомьтесь, это мусульманин, был православным.

— А он почему стал мусульманином?

— Знаете ли, его обидели в Православии, и он перешёл в Ислам.

— Так. Ясно.

— А вот, познакомьтесь — буддист из Тибета.

— Неужели и его тоже обидели?

— Нет-нет, он — буддист с рождения.

Долготерпите и вы, укрепите сердца ваши…» (Иак. 5:8

 

Это — моя Родина!

В одном купе едут три женщины из России и один туркмен. За окном, насколько хватает взгляда, простираются песчаные барханы. Пораженные пустынностью и дикостью этих мест, женщины то и дело восклицают:

— Какие страшные места!

— Как здесь могут жить люди?

— Неужели им здесь нравится?

И вот поезд подъезжает к крохотной станции, за которой виднеется лишь несколько чахлых деревьев, верблюд, а вдали — глиняная мазаная кибитка. Туркмен начинает собирать вещи.

— Вы здесь выходите? — удивились женщины.

— Да, выхожу, — ответил туркмен и с чувством добавил: — Это — моя Родина!

«…Живем ли — для Господа живем; умираем ли — для Господа умираем…» (Рим. 14:7-8). 

 

Юноша и мудрец

Юноша жил с престарелым отцом в пустынном месте высоко в горах. Скучая от такого однообразного существования, он захотел узнать, в чём смысл его жизни.

Однажды до него дошли слухи, что далеко в горах живёт мудрец с учеником. Юноша захотел его увидеть. Бродя по дорогам и тропам в поисках мудреца, он встретил на окраине селения мальчика, играющего у ручья. Молодой человек прошёл мимо, но вдруг услышал за своей спиной:

— А идти нужно совсем не по этой тропе, а по той, которая за ручьем.

Юноша обернулся, но мальчика уже не было. Поколебавшись, он пошёл по указанной тропе.

Через несколько дней, у деревенского моста, молодой человек увидел девушку, стирающую бельё. Её приветливый взгляд и улыбка остановили его. Мысль остаться с девушкой в этой деревне и прекратить поиски завладела сердцем юноши. Но, помня о своём решении отыскать мудреца, он продолжил свой путь.

— Идти нужно по тропе, которая находится на другом краю деревни, — раздался за спиной нежный голос незнакомки.

Он обернулся — девушка исчезла.

По дороге ему встретился юноша такого же возраста, как и он. Они разговорились и подружились. Вновь всплыли сомнения: продолжать поиски мудреца или нет? И вновь он услышал за своей спиной голос:

— Ты идёшь не по той дороге. Поверни на перекрёстке направо.

Когда молодой человек обернулся, то его новый знакомый уже исчез.

Указанный путь привёл его к ветхой лачуге. На скамеечке у дома сидел старик, у которого путник и остановился на ночлег. Утром хозяин сказал юноше, что он живёт один и они могли бы жить вместе.

— Нет, нет, — отказывался путник, — мне нужно найти мудреца, чтобы узнать, в чём смысл моей жизни.

И он вышел из лачуги.

— Где же ты меня найдёшь, — раздался голос старика, — если каждый раз уходишь от меня?

Юноша обернулся, но, ни лачуги, ни старика уже не было.

«Так вот кто всё время являлся мне, — догадался юноша. — Во всех людях, которых я встречал на своём пути, мне являлся сам мудрец. Теперь первого же человека, которого я встречу, и буду считать своим учителем». И тут он увидел своего престарелого отца, идущего ему навстречу, и их старый домик в горах, где они жили вместе. Лишь тогда юноша понял, с кем он жил, и ему открылся смысл его жизни.

«Придите ко Мне все труждающиеся и обременённые, и Я успокою вас» (Мф. 11:28). 

 

Юноша и подлива

Молодой человек был приглашён в гости. Все сели за стол. Юноша любил подливку, которая стояла в стороне от него. Он часто на неё поглядывал, не решаясь, впрочем, попросить поставить её ближе. Напротив юноши сидела дочь хозяйки, рядом с ней, собственно, и стояла подливка. Предполагая, что молодой человек поглядывает на её дочь, хозяйка тихонько спросила его:

— А она что, вам нравится?

— Да, я её просто обожаю, — ответил гость, имея в виду подливку.

— Ах, вот как! — оживилась хозяйка. — А что же вам в ней нравится, если не секрет?

— Да когда она поближе ко мне, — прозвучал ответ.

«Нет ничего тайного, что не сделалось бы явным, и ничего не бывает потаенного, что не вышло бы наружу.» (Мк. 4:22). 

 

Юноша и три великана

Однажды некий юноша услышал о загадочной чудесной траве, которая воскрешает мёртвых и пришёл с вопросом к старцу, который жил в лесном уединении и знал, где она растёт.

Выслушав юношу, старец сказал ему:

— Да, мне известно, где растёт эта трава, но её охраняют три злобных великана: первый — ростом с высокое дерево и очень проворный, второй — огромный, как гора, но неповоротливый, а третий головой достаёт до облаков, но он самый медлительный из всех. Знай, что они — твои убийцы. Ты должен сразиться с ними и победить их, иначе они убьют тебя, как и множество смельчаков, вступивших когда-то с ними в бой. Если ты сначала уничтожишь самого быстрого и изворотливого, тебе будет легче справиться с остальными.

— Как же мне победить их? — спросил юноша.

— Только презрением к смерти, — твёрдо ответил старец.

— Я не боюсь смерти, — сказал храбрец.

— Тогда слушай меня внимательно, — смотря юноше прямо в глаза, произнёс мудрец. — Есть лишь одно средство против страшных великанов, но оно доступно только смелому сердцу. Итак, запомни: первого великана ты можешь убить презрением к его замыслам, второго — презрением к его намерениям, а третьего — презрением к его обманчивым устрашающим миражам.

— Я понял смысл твоих наставлений и благодарю тебя! — воскликнул юноша, и полный отваги, отправился добывать чудесную траву. Успех сопутствовал ему, и он оживил всех людей, погубленных тремя злобными великанами.

«Последний же враг истребится — смерть…» (1Кор. 15:26). 

 

Юноша, ищущий то, чего нет на земле

Отважный юноша стремился найти для себя что-то такое, чего нет на земле, но чтобы его находка была полезна ему и людям. Он повстречал в далёких горах седого отшельника и спросил его, осуществима ли эта мечта.

— Это возможно, — ответил отшельник, — если ты последуешь моему совету. Сейчас ты войдёшь в пещеру. Тебе предстоит пройти серьезное испытание. На все вопросы, которые тебе будут задавать, ты должен отвечать: «нет». А когда услышишь главный вопрос, тогда ответь: «да». Если ошибёшься, — погибнешь.

Они подошли к пещере. Там никого не было. Но как только юноша вошёл внутрь, тут же раздался громоподобный властный голос:

— Хочешь вечную молодость?

— Нет! — слегка смутившись, ответил юноша.

— Хочешь в жёны самую прекрасную девушку на свете?

— Нет! — смутившись ещё больше, неуверенно ответил юноша.

— Хочешь стать знаменитым полководцем?

— Нет! — уже твёрже ответил юноша.

— Хочешь чтобы все богатства земли были твоими?

— Нет! — непреклонно ответил юноша.

— Хочешь умереть ради того, чего нет на земле?

— Да! — спокойно ответил молодой человек.

Земля задрожала и послышалось медленно удаляющееся глухое стенание:

— Ты победил меня, о человек! и отныне я ухожу от людей…

Юноша оглянулся вокруг: не стало ни пещеры, ни старого отшельника. Его окружали счастливые молодые люди.

— А что это было и ушло? — спросил юноша.

— Смерть! — ответили ему.

«…Ибо жизнь явилась, и мы видели и свидетельствуем, и возвещаем вам сию вечную жизнь, которая была у Отца и явилась нам…» (1Ин. 1:2). 

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru