Жития святых

С.В. Тро­иц­кий
пре­по­да­ва­тель С. Петер­бург­ского
Алек­сандра Нев­ского духов­ного учи­лища

Испол­няя заве­ща­ние апо­стола Павла: «поми­найте настав­ники ваша, иже гла­го­лаша вам слово Божие» (Евр. 13:7), хри­сти­ан­ская цер­ковь с самого начала своего суще­ство­ва­ния тща­тельно соби­рает све­де­ния о жизни ее подвиж­ни­ков. Пер­выми по вре­мени жити­ями святых были ска­за­ния о муче­ни­ках. Древ­ней­шим источ­ни­ком для состав­ле­ния их были архивы про­кон­су­лов или других рим­ских судей, содер­жа­щие офи­ци­аль­ные про­то­колы допроса и при­го­вора над под­су­ди­мым. В под­лин­ном виде эти язы­че­ско-рим­ские акты (Acta proconsularia, praesidialia, judiciaria) не дошли до нас, но они содер­жатся или цели­ком, или в извле­че­ниях во многих ска­за­ниях о муче­ни­ках. Так, в пре­ди­сло­вии к ска­за­нию о муче­ни­ках Тар­рахе, Пробе и Анд­ро­нике, осуж­ден­ных при Дио­кле­ти­ане в 304 г., соста­ви­тель упо­ми­нает, что он купил нужные акты у одного судей­ского чинов­ника Себаста за боль­шие деньги (ducentis dinariis) и списал их. Заим­ство­ва­нием из офи­ци­аль­ных бумаг объ­яс­ня­ется то обсто­я­тель­ство, что повест­во­ва­ния житий об обви­не­нии муче­ника, о его заклю­че­нии, о судеб­ном про­цессе над ним и его осуж­де­нии отли­ча­ются чрез­вы­чай­ным одно­об­ра­зием. Эти состав­лен­ные по судеб­ным актам ска­за­ния о муче­ни­ках имели вид или посла­ния от одной церкви к другой, или нази­да­тель­ного рас­сказа (gesta martyrum, passiones) для соб­ствен­ного упо­треб­ле­ния.

Как пример древ­ней­ших ска­за­ний о муче­ни­ках в форме посла­ния можно ука­зать:

  1. на «Стра­да­ние Поли­карпа» (Passio Polycarpi) в посла­нии смирн­ской церкви ко фри­гий­ской и в отрыв­ками у Евсе­вия (Ц. И. IV, 15);
  2. посла­ние лион­ской и виенн­ской церк­вей к хри­сти­а­нам Асии и Фригии о гоне­нии, бывшем при Марке Авре­лии в 177 г. (Евс. 5:1–3);
  3.  посла­ние Дио­ни­сия Алек­сан­дрий­ского к епи­скопу Антио­хии Фаби­ану о гоне­ниях в Египте при Деции (ibid. VI, 41–42) и др. Гораздо мно­го­чис­лен­нее ска­за­ния вто­рого рода, кото­рые в Риме (Liber Pontif. s. Clem), и, веро­ятно, в других церк­вах, состав­ля­лись осо­быми нота­ри­ями, постав­лен­ными еще св. Кли­мен­том для еже­днев­ной записи про­ис­хо­див­шего с хри­сти­а­нами на месте казней. Число этих ска­за­ний, собран­ных Руи­нар­том, дохо­дит до 106. Из них древ­ней­шие: акты свя­того Иустина Фило­софа и муче­ника (163–167), акты Карпа, Папила и Ага­фо­ники (при Марке Авре­лии) и «Passio sanctorum Scilitanorum (см. В. В. Боло­тов, «К вопросу об Acta martyrum Scilitanorum», «Христ. Чтение» 1903 г., июнь и июль).

Еще мно­го­чис­лен­нее ска­за­ния, состав­лен­ные по под­лож­ным или по сомни­тель­ным данным, в кото­рых по боль­шей части есть лишь зерно исто­ри­че­ской истины. Сюда нужно отне­сти, прежде всего, все апо­крифы об апо­сто­лах (см. Апо­крифы, I, 927–936). Из после-апо­столь­ского вре­мени сюда отно­сятся ска­за­ния о муче­ни­че­стве Игна­тия Бого­носца (см. Игна­тий, т. V), Acta Nerei et Achillei, стра­да­ние Фели­ци­таты и семи сыно­вей, Acta Cypriani et Justinae (см. Цан «Киприан Антио­хий­ский, 1882), стра­да­ния Кирика и Иулитты и других.

С древ­ней­ших времен стали соби­рать отдель­ные жития святых отча­сти в целях нази­да­ния, отча­сти для чество­ва­ния и памя­то­ва­ния их. Об этом сви­де­тель­ствуют Киприан (письмо 12, 39), Арно­бий (IV, 36, см. Энц. I, 1041) и Пру­ден­ций (Реristeph. I, 24). Собра­ния эти имели сна­чала форму пере­чис­ле­ния имен муче­ни­ков с упо­ми­на­нием о дне поми­но­ве­ния их (кален­дари или диптихи, — см. Энц. IV, 1059). При­чина такой крат­ко­сти заклю­ча­ется в том, что муче­ники хорошо были известны в той церкви, в кото­рой они жили и стра­дали; но с тече­нием вре­мени, когда память о муче­ни­ках стала исче­зать, и с другой сто­роны вслед­ствие обо­га­ще­ния кален­да­рей свя­тыми других церк­вей, осо­бенно одно­имен­ными, яви­лась потреб­ность отли­чить их родом жизни и кон­чины, саном, местом житель­ства и др. Таким путем яви­лись и обор­ники подроб­ных ска­за­ний о муче­ни­ках. Из сбор­ни­ков такого рода наи­бо­лее важны труды Евсе­вия Кеса­рий­ского: ‘Αρχαίων μαρτυρίων αηναγωγή и Εογγράμμα περί των ‘εν Παλαισίνβ μαρτυρήσαντων. Первое обшир­ное сочи­не­ние, каса­ю­ще­еся муче­ни­ков во всей церкви, было уте­ряно еще в конце VI века (Гри­го­рий  Вели­кий, письмо VIII, 29), второе, вышед­шее в двух редак­циях и каса­ю­ще­еся лишь вре­мени Дио­кле­ти­ана, сохра­ни­лось в виде при­ло­же­ния к VIII книге Цер­ков­ной Исто­рии (см. Viteau, De Eus. Caes. duplici opusc., Paris 1893, рус­ский пер. Ц. И. изд. спб. д. ак., т. П, 1850–1858).

Оба вида ска­за­ний о муче­ни­ках, подроб­ный и крат­кий, явив­шись в дони­кей­ский период, суще­ствуют и в после­ду­ю­щее время, но, тогда как во время гоне­ний содер­жа­нием их слу­жили исклю­чи­тельно жития муче­ни­ков, теперь с пре­кра­ще­нием гоне­ний сюда мало-по-малу про­ни­кает и другой эле­мент — жития пре­по­доб­ных и других святых. Это изме­не­ние в содер­жа­нии житий пер­во­на­чально про­изо­шло не на Востоке: здесь вслед­ствие гоне­ний в Персии и Абис­си­нии жития долго сохра­няли свой преж­ний харак­тер, а на Западе, в рим­ском хро­но­графе 354 года (изд. Aegid. Bucher, Ант­вер­пен 1633, и Момм­сен, 1850) наряду с 24 муче­ни­ками упо­ми­на­ются 12 рим­ских епи­ско­пов. Таков же Calendarium Africanum vetus, 500 г., изд. Маби­льон, Vet. Anall. III, 398, ср. Григ. В. письмо VIII, 29). Сюда же можно отне­сти и Гот­ский кален­дарь (см. о нем статью В. В. Боло­това, «Хр. Чтение» 1893 г., I, стр. 198 и сл.). Даль­ней­шее раз­ви­тие рим­ского мар­ти­ро­лога пред­став­ляет так назы­ва­е­мый Martyrologium Hieronymianum (лучшее ида­а­ние Росси и Дюшена в A. S. Nov. t. II, p. 1, 1894). Иеро­ниму здесь при­над­ле­жит лишь незна­чи­тель­ная часть, и этот кол­лек­тив­ный труд при­пи­сы­ва­ется ему, как сим­волу всякой уче­но­сти на Западе. В основе его лежит рим­ский мар­ти­ро­лог, упо­мя­ну­тый Calendarium Africanum и сир­ский мар­ти­ро­лог (362–412 г. изд. Wright, 1865–66). Пер­во­на­чаль­ную обра­ботку он полу­чил в верх­ней Италии, даль­ней­шую — в Галлии. Этот мар­ти­ро­лог послу­жил образ­цом для сред­не­ве­ко­вых трудов такого рода, напр, для Martyrologium Bedae, Mart. Romanum parvum и др.

Еще боль­ший пере­вес полу­чил общий агио­ло­ги­че­ский эле­мент в житиях святых над ска­за­ни­ями о муче­ни­ках, когда явился новый вид хри­сти­ан­ской лите­ра­туры: жития отцов (Vitae patrum). Труды Пал­ла­дия Еле­но­поль­ского (Лав­саик, изд. Рената Лав­рен­тия, Hist, christ. vet. patrum, 1582, а также в Opera Maursii, Фло­рен­ция 1746, т. VIII, рус­ский пере­вод — 1856), Фео­до­рита Кир­ского (Исто­рия бого­люб­цев, изд. Рената, рус­ский пере­вод в «Тво­ре­ния святых отцов» и отдельно), Иоанна Мосха (Лимо­нарь, изд. в «Vitae patrum» Росвейга, Анверп. 1628, т. X; русск. пер. «Лимо­нарь, сиречь цвет­ник», М. 1859), Иоанна Кли­мака и Иоанна Ефес­ского (см. это слово) — на Востоке и труды Руфина Акви­лей­ского (Vitae patrum s. historiae eremiticae), Иоанна Кас­си­ана (Collationes patrum in Scyphia), Гри­го­рия Тур­ского (см. Энц. IV, 678), Гри­го­рия Двое­слова (см. IV, 661, — Диа­логи, пер. в «Пра­восл. Соб.») — на Западе дали обшир­ный новый мате­риал для сбор­ни­ков житий. Эти труды более соот­вет­ство­вали потреб­но­стям вре­мени, чем преж­ние ска­за­ния о муче­ни­ках. Они опи­сы­вали мно­го­об­раз­ную жизнь святых, учили всем хри­сти­ан­ским доб­ро­де­те­лям, тогда как одно­об­раз­ное содер­жа­ние ска­за­ний о муче­ни­ках учило лишь хри­сти­ан­скому тер­пе­нию и смерти. Есте­ственно, что соста­ви­тели житий как на Востоке, так и на Западе, стали широко поль­зо­ваться этим новым источ­ни­ком. Пере­чис­лим важ­ней­шие труды такого харак­тера.

1) На Востоке. В гре­че­ской церкви Меся­це­словы, напр. Меся­це­слов импе­ра­тора Васи­лия (изд. кар­ди­на­лом Анни­ба­лом Аль­бани, Урбино 1727, и др.), сохра­нили преж­нюю близ­кую к кален­да­рям форму, тогда как Минеи (месяч­ники) вклю­чают в себя кроме подроб­ных житий святых, рас­по­ло­жен­ных по меся­цам, службы и пес­но­пе­ния в честь их.

О Минеях упо­ми­нает уже Феодор Студит, говоря, что жития святых напол­няют две­на­дцать томов (Ер. 2 ad Plat., ed. Sirmoud., I, 181). Гро­мад­ный житий­ный мате­риал, нако­пив­шийся с первых сто­ле­тий, был исполь­зо­ван Симео­ном Мета­фра­с­том, санов­ни­ком визан­тий­скаго двора (X в.), пере­ра­бо­тан в нра­во­учи­тель­ном духе и укра­шен вымыс­лами его бога­той фан­та­зии. Агио­ло­ги­че­ские труды его, издан­ные у Миня (Ser. Gr. t. СХIV—СХVI), послу­жили самым рас­про­стра­нен­ным пер­во­ис­точ­ни­ком для после­ду­ю­щих писа­те­лей этого рода не только на Востоке, но и на Западе. Из пере­ра­бо­ток его труда отме­тим «Новый рай» крит­ского монаха Агапия Лан­доса (изд. в Вене­ции в 1641 году). Сре­дину между Меся­це­сло­вами и Мине­ями зани­мают Синак­сари или Про­логи. Слово синак­сарь — собра­ние, сбор­ник, ука­зы­вает на то, что хри­сти­ане в вели­кие празд­ники и дни осо­бенно чтимых святых соби­ра­лись в храмы. Эти дни и озна­ча­лись в Ева­ге­лиях, Апо­сто­лах и других бого­слу­жеб­ных книгах, но потом сюда вошли и крат­кие жиз­не­опи­са­ния святых. Тогда как Синак­сари ближе под­хо­дят к Меся­це­сло­вам и иногда даже отож­деств­ля­ются с ними, Анфо­ло­гии вклю­чая в себя литур­ги­че­ский мате­риал, стоят ближе к Минеям. Таков напр. Анфо­ло­гий, издан­ный Анто­ном Арка­дием в Риме в 1598 г.

Из новей­шей гре­че­ской лите­ра­туры по агио­ло­гии сле­дует отме­тить труды Нико­дима Свя­то­горца (в 1819): «Новый сбор­ник», Вене­ция 1803, 1862, «Новый Мар­ти­ро­лог», Вене­ция 1799, «Синак­са­рист», Вене­ция 1819, Конст. 1842, Закино и Афины 1869; монаха Агапия: «Рай» — 1863, «Новый Рай» — из Мета­ф­ра­ста, «Сбор­ник», 1869, «Бла­го­вре­ме­ние», 1865; «Новый луг», изд. по опре­де­ле­нию синода гре­че­ской церкви; «Вели­кий синак­са­рист», состав­лен­ный К. Дука­ки­сом на осно­ва­нии выше­ука­зан­ных сочи­не­ний; «Жития святых» Три­фона Еван­ге­лида, 1895, и «Визан­тий­ский празд­ни­ко­слов» М. Гедеона, 1896.

Жития святых сир­ских и пер­сид­ских изданы Сте­фа­ном Ево­дием Ассе­мани (см. Энц. II, 84) и недавно П. Беджа­ном под загла­вием: Acta martyrum et sanctorum», Париж и Лейп­циг 1890—95. Послед­нее изда­ние, снаб­жен­ное нуж­ными ком­мен­та­ри­ями, содер­жит очень много нового. Много мате­ри­ала для житий пер­сид­ских и сир­ских святых есть в сочи­не­ниях П. Цин­герле: «Под­лин­ные акты муче­ни­ков Востока в пере­воде» (Иннсбрук 1835) и Г. Гофф­мана: «Сир­ские акты пер­сид­ских муче­ни­ков» (Лейпц. 1880). Жития святых в копт­ских и абис­син­ских памят­ни­ках имеют боль­шое сход­ство между собой и резко отли­ча­ются от житий других церк­вей. Копт­ский синак­сарь на араб­ском языке издан Вюстен­бель­дом в Готе в 1879 г. Отме­тим также труд Г. Гивер­ната: «Акты муче­ни­ков Египта, извле­чен­ные из копт­ских руко­пи­сей Вати­кан­ской биб­лио­теки и музея Бор­джиа», Рим 1886—87, копт­ский кален­дарь, издан­ный преосв. Пор­фи­рием в сочи­не­нии «Веро­уче­ние, бого­слу­же­ние и пр. коптов», 1856, и заметку пр. Сергия в «Меся­це­слове» 1901, стр. 293–299, где ука­заны и другие труды. Армян­ский мар­ти­ро­лог издан Меки­та­ри­стами в Вене­ции в 1874 году (см. также Сергий, ib.). О гру­зин­ской апо­ло­ги­че­ской лите­ра­торе см. Энц. IV, 764.

2) На Западе. После упо­мя­ну­тых мар­ти­ро­ло­гов Иеро­ни­мова и малаго рим­ского и Беды на Западе появи­лись мар­ти­ро­логи лион­скаго кано­ника Флора Дре­па­ния (830; Минь, Ser. L. XCIV, 790), вос­пол­нив­ший мар­ти­ро­лог Беды, крат­кий сти­хо­твор­ный мар­ти­ро­лог Ван­дель­берга (870), довольно подроб­ный Рабана Мавра (856), мар­ти­ро­лог Адона Вьенн­ского (870), слу­жа­щий допол­не­нием мар­ти­ро­ло­гов Беды и Флора, мар­ти­ро­лог бене­дик­тинца Узу­арда (875; у Миня t. СХХIII, 201), состав­лен­ный по пору­че­нию Карла Лысого, отли­ча­ю­щийся оби­лием имен и крат­ко­стью житий, и, нако­нец, мар­ти­ро­лог Пок­тера Баль­бу­люса (912; изд. Кани­зием, Lectioues antiqu. II, 3, p. 89). Начало новому фан­та­сти­че­скому направ­ленно в житий­ной лите­ра­туре на Западе было поло­жено мона­хом Вольф­гар­дом Гер­рид­ским (X век), а про­дол­жа­те­лями его были Иаков Бора­гин и Петр Ната­ли­бус (1382), соста­вив­ший Ката­лог святых (изд. в 1493 г. и в 1616 в Вене­ции). Труды этих авто­ров пере­пол­нены рас­ска­зами о самых фан­та­сти­че­ских чуде­сах, ссыл­ками на сочи­нен­ные доку­менты, упо­ми­на­ни­ями о выду­ман­ных лицах и т. п. После­ду­ю­щие труды при­ни­мают направ­ле­ние более кри­ти­че­ское: Бонина Момб­ри­ция «Sanctuarium» в алфа­вит­ном порядке, Геор­гия Вицелла «Hagiologium» (изд. в 1541 г.), Ало­изия Лип­по­мана, еп. верон­ского, «Vitae sauctorum» (1551–1560), Амвро­сия Пови­дия Флакка «Свя­щен­ных празд­ни­ков 12 книг», 1559 г., Рената Лав­рен­тия дела-Барра «Хри­сти­ан­ская исто­рия древ­них отцов», 1583 г., Лав­рен­тия Сурия «Жития святых Востока и Запада», 6 томов в лист, 1569–1575, пере­из­дано в Турине в 1875–80 г., Цезаря Баро­ния (1607 г.) «Лето­писи цер­ков­ные» (1598–1609) и «Рим­ский мар­ти­ро­лог», 1586, и многие другие. Но все эти труды далеко пре­взо­шли испо­лин­ское пред­при­я­тие ученых иезу­и­тов в Ант­вер­пене, док­тора Бол­ланди и его това­ри­щей, начав­ших изда­вать с 1643 года «Acta Sanctorum». Пер­во­на­чально план его был состав­лен иезу­и­том Гери­бер­том Росвей­цом, по смерти кото­рого в 1629 году дело это было пере­дано орде­ном Иоанну Бол­ланду (подроб­нее см. под словом Бол­лан­ди­сты, II, 929–930). Хоро­шее сокра­ще­ние изда­ния бол­лан­ди­стов пред­став­ляет труд Адаль­берта Мюл­лера «Общий мар­ти­ро­лог» (1860,) и может слу­жить спра­воч­ной книгой к нему. Полный ука­за­тель к этому изда­нию состав­лен Пота­стом «Biblotheca historica medii аеvi», Берлин 1862. И другие р.-католические ордена изда­вали жития святых. Так суще­ствуют «Acta Sanctorum ordinis s. Benedicti», Париж 1688, Maбил­лона; «Цистер­ци­ан­ский мар­ти­ро­лог» Ген­ри­кеца, 1633;«Paradisus Carmelitici decoris» Алегри, 1639; «Мар­ти­ро­лог ордена мино­ри­тов» Мон­стири, 1638, и ордена доми­ни­кан­цев — Сикка, 1639, и др. Известны, нако­нец, част­ные мар­ти­ро­логи, отно­ся­ще­еся к той или другой р.-католической стране: «Мар­ти­ро­лог афри­кан­ский», состав­лен­ный Сте­фа­ном Анто­ном Мор­челли, «Дни памяти и ука­за­тель святых Бель­гии», и д. Мола­ном, «Мар­ти­ро­лог немец­ких святых», изд. Валас­сер в 1562 г. и Кани­зий в 1573 году, «Мар­ти­ро­лог гал­ли­кан­ский», сост. Соссе в 1638 г., «Мар­ти­ро­лог лузи­тан­ский» (испан­ский и пор­ту­галь­ский), изд. в Коим­бре, «Мар­ти­ро­лог испан­ский», изд. Сала­ца­ром в 1651 году. «Мар­ти­ро­лог англий­ский», сост. в 1608 г. Виль­со­ном, «Шот­ланд­ский мар­ти­ро­лог» Адама Реги­уса, «Bavaria sacra et рiа» Paдери в 1704 г. и др. В форме сло­ва­рей состав­лены агио­ло­ги­че­ские труды — аббат Петина «Агио­гра­фи­че­ский Сло­варь», Париж 1850, 2 т. (на фр. яз.), Штад­лера и Гейма «Лек­си­кон святых», 1855, 5 т. (на нем. яз.) и Смита и Уэйса (Smith, Wace) «Сло­варь хри­сти­ан­ских био­гра­фий», Лондон, 1877–87 (на англий­ском языке), для первых VII-ми веков.

3) В России. При при­ня­тии хри­сти­ан­ства на Руси сюда были пере­не­сены вместе с бого­слу­жеб­ными кни­гами и жития. Био­граф св. Мефо­дия упо­ми­нает о пере­воде им и «оте­че­ских книг», под кото­рыми сле­дует разу­меть именно жития святых. Пер­выми сбор­ни­ками житий святых, явив­ши­мися на Руси, были Меся­це­словы, напр. Остро­ми­ров, Ассе­ма­нов, Саввин XI в., Архан­гель­ский XIXII в. (см. Сергий, Меся­це­слов Востока, 114); слу­жеб­ные Минеи, напр., празд­нич­ная Минея импе­ра­тор­ской пуб­лич­ной биб­лио­теки (ib. 203) XIXII века и Минеи-Четии, напр, супра­сель­ская XI в., Успен­ского собора XII в. и др. (ib. 260). За ними появи­лись гре­че­ские синак­сари, полу­чив­шие у нас назва­ние про­ло­гов. Назва­ние это про­изо­шло по всей веро­ят­но­сти от того, что гре­че­ский синак­сарь, кото­рый пере­ве­ден был на сла­вян­ский язык, имел пре­ди­сло­вие (пролог), кото­рое пред­ше­ство­вало синак­сарю; от этого оглав­ле­ния и полу­чила назва­ние у славян вся книга. Древ­ней­шие сла­вян­ские про­логи суть не что иное, как пери­фраз Меся­це­слова импе­ра­тора Васи­лия с допол­не­нием его новыми ска­за­ни­ями или памя­тями. Таковы напр., про­логи Лоб­ков­ский XIIXIII в., Софий­ский XIII в. и др. (см. Сергий, 303). Затем яви­лись жития и соб­ственно рус­ских святых. Сна­чала появи­лись жиз­не­опи­са­ния отдель­ных святых, состав­лен­ные по образцу житий Мета­ф­ра­ста и имев­шие своей зада­чей «похвалу» свя­тому, при чем глав­ное место уде­ля­лось общим рито­ри­че­ским местам, а на фак­ти­че­скую исто­рию вни­ма­ния обра­ща­лось мало. Исклю­че­нием отсюда явля­ются лишь самые первые по вре­мени жития — св. Бориса и Глеба и Фео­до­сия Печер­ского, состав­лен­ные преп. Несто­ром, Леон­тия Ростов­ского (до 1174), и жития состав­лен­ные в ростов­ской обла­сти в XII и XIII вв., из кото­рых отме­тим жития св. Исаии, еп. ростов­ского, Авра­амия Ростов­ского, Игна­тия, св. Петра, Никиты Столп­ника пере­слав­ского, Появи­лись жития и в других мест­но­стях северо-восточ­ной Руси: Смо­лен­ске — житие Авра­амия Смо­лен­ского, в Нов­го­роде — Вар­ла­ама Хутын­ского, в Твери — князя Миха­ила твер­ского и др. Все эти жития напи­саны для цер­ков­ного упо­треб­ле­ния и поэтому имеют харак­тер про­лож­ной «памяти» о святом, напи­саны языком безыс­кус­ствен­ным, сухим и сжатым; фак­ти­че­ская сто­рона жития зани­мает в них глав­ное место и не обра­ща­ется в мате­риал для цер­ков­ной про­по­веди или нрав­ственно-рито­ри­че­ского рас­суж­де­ния, и только в позд­ней­ших из них заметно уже зарож­де­ние услов­ных био­гра­фи­че­ских черт и при­е­мов. Рано сде­лана попытка к состав­ле­нию сбор­ника житий святых в посла­ниях Симона, еп. вла­ди­мир­скаго, к Поли­карпу, иноку киево-печер­скому (1225–1226), и в посла­нии самого Поли­карпа к киево-печер­скому архи­манд­риту Акин­дину. В первом поме­щено 6 житий киево-печер­ских святых, во втором 12. Этими тру­дами было поло­жено начало киево-печер­скому Пате­рику. С ХV века раз­ви­тие житий­ной лите­ра­туры на Руси при­ни­мает другой харак­тер. Фак­ти­че­ский мате­риал, отсту­пает на второй план и глав­ное вни­ма­ние обра­ща­ется на его обра­ботку. В житиях полу­чают гос­под­ство искус­ствен­ные лите­ра­тур­ные приемы, уста­нав­ли­ва­ется целая система правил. Направ­ле­ние это раз­ви­ва­лось в силь­ной зави­си­мо­сти от южно-сла­вян­ского вли­я­ния, про­ни­кав­шего в нашу житий­ную лите­ра­туру через писа­те­лей южно-сла­вян­ского про­ис­хож­де­ния и через ори­ги­наль­ные про­из­ве­де­ния южно-сла­вян­ской пись­мен­но­сти. Кроме этой общей харак­те­ри­стики этот период отли­ча­ется и дру­гими осо­бен­но­стями. Лич­ность писа­теля, прежде совер­шенно скры­вав­ша­яся, теперь высту­пает более или менее ясно. В боль­шин­стве слу­чаев мы знаем автора не только по имени, но и крат­кую его био­гра­фию. Далее местом состав­ле­ния житий явля­ются не город­ские только центры, но и отда­лен­ные от куль­тур­ной жизни мона­стыри. Вслед­ствие этого в житиях дан­ного вре­мени есть много дра­го­цен­ных для исто­рии быто­вых черт. Нако­нец преж­няя крат­кая память о святом пре­вра­ща­ется в обшир­ное похваль­ное цер­ковно-исто­ри­че­ское слово. Из писа­те­лей этого вре­мени выде­ля­ются Епи­фа­ний Пре­муд­рый, напи­сав­ший жития пре­по­доб­ного Сергия Радо­неж­ского и Сте­фана Перм­ского, отли­ча­ю­щи­еся, по выра­же­нию проф. Голу­бин­ского, «необуз­дан­ной рито­ри­кой», и сербы м. Киприан, пере­ра­бо­тав­ший житие м. Петра и несколько житий, вошед­ших в состав его «Сте­пен­ной книги», и Пахо­мий Лого­фет, оста­вив­ший 10 житий, 6 ска­за­ний, 18 кано­нов и 4 похваль­ных слова святым. Писа­тели житий, сле­до­вав­шие за Кипри­а­ном, Пахо­мием и Епи­фа­нием, под­ра­жали им как в изло­же­нии, так и в пони­ма­нии исто­ри­че­ских явле­ний. Хотя мит­ро­по­лит Мака­рий сам не оста­вил ни одного канона или похваль­ного слова свя­тому, но дви­же­ние, сооб­щен­ное им рус­ской агио­гра­фии, было столь сильно, что его именем можно назвать новую эпоху в житий­ной лите­ра­туре. Это дви­же­ние вызвано было кано­ни­за­цией рус­ских святых в 1547 и 1549 г. и глав­ным обра­зом смелой попыт­кой м. Мака­рия собрать и пере­пи­сать «все святыя книги, кото­рыя в Рус­ской земле обре­та­ются». Эта попытка при­вела к состав­ле­нию гро­мад­ного труда «Вели­ких Четьих-Миней», изда­ва­е­мых ныне архео­гра­фи­че­ской комис­сией (подроб­нее о них см. под словом Мака­рий). Труд этот Мака­рий начал в 1529–30 годах и окон­чил 20 лет спустя. Минеи Мака­рия известны в двух редак­циях Софий­ской, окон­чен­ной в 1541 г., и Успен­ской — более полной и подроб­ной, пере­писка кото­рой окон­чена в 1552 году. Ни прежде, ни после не явля­лось столько новых житий, как во вре­мена м. Мака­рия. Через сто­ле­тие после Миней Мака­рия состав­лены были два новых житий­ных сбор­ника: монаха Гер­мана Тулу­пова из Ста­рицы, напи­сан­ный в 1627–32 годах по пору­че­нию тро­ицко-сер­ги­ев­ского архи­манд­рита Дио­ни­сия, и свя­щен­ника посад­ской церкви Сер­ги­ева мона­стыря Иоанна Милю­тина, состав­лен­ный им сов­местно со своими тремя сыно­вьями в 1646–1654 годах. В обоих этих сбор­ни­ках житиям рус­ских святых уде­лено гораздо больше места, чем у Мака­рия, и поме­щены почти исклю­чи­тельно памят­ники исто­ри­че­ского содер­жа­ния. Тогда как Герман поме­щал жития цели­ком и нередко в разных редак­циях, Милю­тин, поль­зу­ясь его трудом и «с разум­ных спис­ков тщася обре­сти правая», сокра­щает и  пере­де­лы­вает памят­ники, выде­ляя из них  исто­ри­че­скую часть. В южной Руси соби­ра­те­лями житий святых были м. Петр Могила, Инно­кен­тий Гизель и Вар­лаам Ясин­ский. Петр Могила, желая издать жития святых на сла­вяно-рус­ском языке, начал новый пере­вод гре­че­ских жиз­не­опи­са­ний и выпи­сал с Афона книги Симеона Мета­ф­ра­ста. Смерть поме­шала ему довер­шить заду­ман­ное пред­при­я­тие. Инно­кен­тий Гизель хотел про­дол­жать дело Петра и испро­сил у пат­ри­арха Иоакима Миней Мака­рия, но поли­ти­че­ские смуты затор­мо­зили дело. Пре­ем­ник его Вар­лаам Ясин­ский скло­нил взяться за это дело св. Димит­рия, в то время игу­мена Вату­рин­скаго мона­стыря. Резуль­та­том его мно­го­лет­них трудов яви­лись Четь-Минеи (подроб­нее о них см. Энц. IV, 1041–1042). Кроме Четьих-Миней св. Димит­рию Ростов­скому при­над­ле­жит: «Мар­ти­ро­лог, или муче­ни­ко­сло­вие, жития святых по меся­цех и числах вкратце собран­ныя, в себе содер­жа­щее. В оби­тели все­ми­ло­сти­ваго Спаса Нов­го­родка Север­скаго ново-напи­сан­ное в лето 1700». Цель состав­ле­ния этого труда — дать более удоб­ную и деше­вую книгу для народ­ного чтения. Труд этот не издан. Суще­ствует ряд пере­ска­зов и пере­ра­бо­ток Четиих-Миней св. Димит­рия, — таковы: А. Н. Мура­вьева, «Избран­ные жития св., кратко изло­жен­ные по руко­вод­ству Четиих-Миней», 1860–1868; «Жития святых рос­сий­ской церкви, также ивер­ских и сла­вян­ских», 1847; Фила­рета, архиеп. чер­ни­гов­ского, «Рус­ские святые»; «Сло­варь исто­ри­че­ский о святых рос­сий­ской церкви»; 1836–60; Про­то­по­пова, с Жития святых», 1890, и др.


Лите­ра­тура

Кроме упо­мя­ну­тых трудов сле­дует отме­тить еще сле­ду­ю­щие иссле­до­ва­ния по агио­ло­гии как общей, так и рус­ской.

По агио­ло­гии общей: Фила­рет Чер­ни­гов­ский, «Исто­ри­че­ское учение об отцах церкви», 1856, 2 изд., 1885; его же, «Исто­ри­че­ский обзор пес­но­пев­цев», 1860; его же, «Святые южных славян», 1863; его же, «Св. подвиж­ницы восточ­ной церкви», 1871; прот. Димит­рий Вер­шин­ский, «Меся­це­слов пра­во­славно-кафо­ли­че­ской восточ­ной церкви 1856; «Афон­ский пате­рик или жиз­не­опи­са­ние святых, на св. Афон­ской горе про­си­яв­ших, 1860, изд. 3‑е, 1867 г., «Вышний покров над Афоном», 1860; «Подвиж­ники бла­го­че­стия на Синай­ской горе», 1860; П. Казан­ский, «Исто­рия пра­во­слав­ного мона­ше­ства на Востоке», 1854 и 1873; Деболь­ский, «Дни бого­слу­же­ния», изд. 5‑е, 1857 г.; П. Соло­вьев, «Хри­сти­ан­ские муче­ники, постра­дав­шие на Востоке со вре­мени заво­е­ва­ния Кон­стан­ти­но­поля тур­ками», 1862; И. Крылов, «Жития святых апо­сто­лов», 2 ч., М. 1863–64; «Досто­па­мят­ные ска­за­ния о подвиж­ни­че­стве святых и бла­жен­ных отцов», перев. с греч., Спб. 1856; «Ска­за­ния о муче­ни­ках хри­сти­ан­ских, чтимых пра­во­славно-кафо­ли­че­скою цер­ко­вью», Казань 1865; «Жития святых жен в пусты­нях Востока», Вятка 1871; Е. Голу­бин­ский, «Крат­кий очерк пра­во­слав­ных церк­вей: бол­гар­ской, серб­ской и др. (список бол­гар­ских и серб­ских святых на стр. 656 и след., В. Гурьев, «Муче­ники воины; Саха­ров: «Ска­за­ния рус­ского народа», т. II, 1841–1846 гг.; «Пале­стин­ский Пате­рик», 11 выпус­ков, 1885–1900, изд. Пале­стинск. Общ., а также «Древ­ние пале­стин­ские оби­тели», 1895, «Пра­во­слав­ный Пале­стин­ский сбор­ник; С. Снес­со­рева, «Земная жизнь Пре­свя­той Бого­ро­дицы и опи­са­ние святых чудо­твор­ных ее икон», 1891; «Ска­за­ния о земной жизни Пре­свя­той Бого­ро­дицы», изд. Пант. м., 1897; Хр. Лопа­рев, «Опи­са­ние неко­то­рых житий святых», «Виз. Врем.» 1897, стр. 337 и сл.; «Палом­ник Анто­ния архиеп. нов­го­род­ского», «Сб. Пр. Пал. Общ.» в. 51, 1899 г., изд. Сав­ва­и­това; М. Хит­рова, «Жизнь пустын­ных отцов», 1898 г.; А. Дмит­ри­ев­ский, «Опи­са­ние литур­ги­че­ских руко­пи­сей, хра­ня­щихся в биб­лио­те­ках пр. Востока», т. I , Уставы, 1897; Сергий, архиеп. вла­ди­мир­ский, «Полный меся­це­слов Востока», 2 т., 1875–1876, второе изд. 1901; его же, «Меся­це­слов всех святых, празд­ну­е­мых пра­во­слав­ною восточ­ною цер­ко­вью», изд. (Св. Синода, 1891; его же, «Лице­вые святцы», М. 1895 — 1898; его же, «Хри­сти­ан­ский меся­це­слов, изд. м. син. тип., 1903 г.; его же, «Рус­ская лите­ра­тура об иконах Пре­свя­той Бого­ро­дицы в XIX веке», «Странннк» 1900 г. май—июль и отдельно; А. Яхон­тов, «Жития святых, как обра­зо­ва­тельно-вос­пи­та­тель­ное сред­ство», Сим­бирск 1898; В. В. Боло­тов, «Житие бл. Афу, еп. пемдж­ского», «Хр. Чт.» 1886, 3–4; его же, «Михай­лов день», «Хр. Чт.» 1892, 11–12; его же, «Следы древ­них меся­це­сло­вов помест­ных церк­вей», «Хр. Чт.» 1893, 1–2. 2)

По агио­ло­гии рус­ской: В. Клю­чев­ский. «Древ­ние рус­ские жития святых, как исто­ри­че­ский источ­ник», 1871; «Исто­ри­че­ские ска­за­ния о воло­год­ских святых», Вологда, 1880; И. Яхон­тов, «Жития подвиж­ни­ков помор­ского края, 1882; гр. М. Тол­стой, «Книга гла­го­ле­мая о рос­сий­ских святых», 1888; Димит­рий, архиеп. твер­ской, «Меся­це­слов святых рус­ских», изд. 1‑е 1878–1880, изд. 2 с 1893 г.; Бар­су­ков, «Источ­ники рус­ской агио­гра­фии», 1882; архим. Леонид, «Святая Русь», 1891; арх. Нико­дим, «Архан­гель­ский Пате­рик»; см. также под. словом Кано­ни­за­ция.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки